WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА 4. ГЕНДЕРНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО УЧАСТИЯ 1. Сущность понятий «политическое участие» и «политическая деятельность». Роль феминизма и суфражизма в развитии политического участия женщин 2.

Основные направления научных исследований женского политического участия 3. Гендерные аспекты участия в выборах 4. Гендер и политическое участие в Азербайджане 1. Сущность понятий «политическое участие» и «политическая деятельность». Роль феминизма и суфражизма в развитии политического участия женщин Прежде чем анализировать исследуемую проблему необходимо рассмотреть основные термины, используемые в рамках данной лекции – политическое участие и политическая деятельность. Политическое участие представляет собой действие или совокупность действий, являющихся ответной реакцией на политические события, процессы и т.д. с целью оказания влияния на позицию и деятельность субъектов политики. Политическое участие может быть индивидуальным или коллективным, организованным или стихийным, постоянным или спорадическим, мирным или насильственным, законным или незаконным.

Примеры проявления политического участия – участие в выборах в роли избирателя (электоральное поведение), участие в митингах, собраниях, выполнение политических функций в рамках институтов, входящих в политическую систему или действующих против нее и т.п. Другой формой реализации политических интересов является политическая деятельность как особая, специфическая сфера общественной деятельности. Политическая деятельность представляет собой совокупность действий общественных групп по реализации своих политических интересов по поводу завоевания, использования и удержания власти. Отсутствие у женщин на протяжении столетий реального доступа к механизмам реализации политических интересов являлось основной причиной их политической, гражданской и правовой дискриминации.

Вовлечение женщин в политику началось относительно недавно – лишь с конца XIX в. благодаря развитию теории и практики феминизма. Как уже отмечалось, это движение возникает в конце XVIII в., в период, знаменовавший наступление совершенно новой эры, с иным подходом к разделению труда.

Вместо сакрального подчинения подданных – монарху, женщины – мужчине предлагалось разделение функций между различными, но равными субъектами, распределение ролей между ними на основе взаимозависимости и взаимодополняемости. Сам термин «феминизм» возник почти на сто лет позже, чем само движение – его ввел в оборот Александр Дюмасын в конце XIX в., когда это движение стало общественно значимым фактором. Существует множество форм и традиций феминизма, в целом его можно назвать философией или идеологией даже не столько движения собственно за женское равноправие, сколько за освобождение личности от репрессивной власти рода, отделение, автономизации индивида от родового начала.

Первые организованные женские выступления, фактически, первое проявление активного женского политического участия во Франции в конце XVIII в.

были быстро подавлены, однако, начиная с 30-х годов ХIХ в. женское движение начинает набирать силу вновь. На этот раз импульс к его развитию дала промышленная революция, которая кардинально изменила традиционный уклад жизни в Западной Европе. Модернизация этого уклада сопровождалась развитием крупной промышленности, ростом городов, разорением мелких сельских хозяйств.

А вместе с этим разрушением прежнего уклада семейной жизни, кризисом отношений между мужчиной и женщиной. Два обстоятельства оказали сокрушительное воздействие на традиционные семейные отношения массовое вовлечение женщин в общественное производство и постепенное установление контроля над рождаемостью. Новое крупное промышленное производство все шире стало использовать дешевую женскую рабочую силу. Под воздействием промышленной революции массовый женский труд в общественном производстве превратился в далеко неоднозначный факт социальной жизни. С одной стороны, он создавал возможность изменить традиционную иерархию мужской и женской ролей, выстроить разделение труда между мужчинами и женщинами не на принципе взаимодополняемости, а на принципе взаимозаменяемости. А с другой – оборачивался сверхперегрузками, сверхэксплуатацией женщин, которым попрежнему приходилось также заниматься и обычными домашними обязанностями. При этом по действовавшим законам поначалу женщина не могла даже распоряжаться своим заработком он принадлежал ее мужу. Женщин не принимали в профсоюзы и иные общественные организации, защищавшие права наемных работников и т.д. Так возникали новые основания для совместных коллективных выступлений женщин, для создания женских организаций, призванных отстаивать интересы и права женщин.

Со временем в рамках женского движения сложились первые требования к государству снять с женщин часть их традиционных обязанностей и взять на себя заботу о детях, о больных и престарелых. Отсюда сформировалось представление о необходимости расширения функций государства, превращении его в социальное государство, призванное заботиться об общем благе, о слабых и неимущих, об инвалидах и пенсионерах. Коллективными усилиями женщины добивались равной оплаты за равный с мужчинами труд, требовали доступа к тем профессиям, к которым их стремились не подпустить и т.д. Работавшие женщины начинали осознавать, что у них есть свои особые социальные, гражданские, политические интересы и что их необходимо отстаивать. Освоение сфер гражданской и партийнополитической жизни, защита прав женщин на труд, его достойную оплату, на образование, на социальные гарантии по защите материнства и детства, больных, инвалидов, лиц пожилого возраста все это осознавалось как задачи женского движения.

Его становление и укрепление шло с середины ХIХ в. Милисент Фаусетт, одна из выдающихся представительниц английского феминизма, отмечала:

«Одно из самых замечательных движений, когдалибо имеющих место, постепенно развивается перед глазами настоящего поколения. Оно не замкнуто в одной стране, но проявляется во всех нациях, подчиняющихся влиянию западной цивилизации. Это – революция, но революция без насилия”. Такая оценка, хоть и немного преувеличенная, отражала факт превращения феминизма к началу ХХ в.

массовое, многосоставное женское движение, влиятельную политическую силу, став составной частью широкого спектра общественных движений, выступавших за демократизацию политической жизни. В его русле активно действуют социалистки, выступавшие за признание права женщин на труд, на его справедливую оплату, на участие наравне с мужчинами в профсоюзных организациях;

радикальные феминистки, пропагандирующие идеи сознательного материнства и контроля над рождаемостью, наряду с ними женские благотворительные общества всех видов и типов, включая христианские женские организации. Но наиболее активной силой, сыгравшей решающую роль в предоставлении женщинам наравне с мужчинами доступ к реализации своих интересов был суффражизм, добивавшийся распространения на женщин норм всеобщего избирательного права.

Наиболее яркий пример развития суффражизма, различных форм проявления этого движения и политического участия, а также вовлечения женщин в политическую деятельность – развитие этого движения в Великобритании.

Именно Англия считается страной, где были впервые введены в практику многие демократические институты (парламент, институт присяжных заседателей), где были приняты такие документы, как «Великая Хартия вольностей» и «Билль о правах», где развивались идеи либерализма (Томаса Гоббса, Джона Локка).

Однако, развитие демократических ценностей и институтов в этой стране не привело к установлению равенства полов. Женщины не обладали избирательными правами, не имели имущественных прав (до середины XIX в.

даже их одежда считалась собственностью мужа).

Первая суффражисткая организация в Англии была создана в 1851 г.

(Шеффилдская ассоциация женщинсуфражисток). В 60е годы такого рода организации были созданы и в других английских городах, что привело к созданию в 1868 г. общенациональной суффражистской организации – Национальной федерации суффражистских обществ (НФСО). Активизация женского движения была встречена далеко неоднозначно в различных кругах британского общества.

Английская королева Виктория отмечала в 1870 г.: “Мы глубоко озабочены увеличением числа тех, кто устно или письменно склоняется к безумию порочного движения за женские права со всеми сопутствующими ужасами, к которым склонен бедный слабый пол, забывая о самой сути женских чувств и природы… Господь создал женщин и мужчин разными – так пусть же каждый из них пребудет самим собой”. Однако, несмотря на многочисленные протесты как со стороны представителей политических кругов, так и рядовых граждан, феминистское суффражистское движение Англии продолжало расти и в начале ХХ в. НФСО объединяла 16 суффражистских организаций и 500000 сторонников. Такая тенденция была характерна для феминистского движения и других европейских стран, США, однако, именно в Великобритании суффражистское движение приобрело крайние формы проявления.

Формы проявления политического участия женщин и направлений деятельности суффражистов Англии были крайне разнообразны. НФСО пыталась усилить полусуффражистские настроения в либеральной партии, концентрируясь больше на местных выборах, чем на парламентских, спонсировала кандидатов, симпатизировавших суффражистам, организовывала массовые демонстрации, шествия, банкеты, туры по стране, приемы, встречи с религиозными и другими общественными организациями. Она имела свой штат, издавала газету “Общее дело”, предпринимала шаги по распространению своего влияния в Шотландии, Ирландии и Уэльсе, сотрудничая с рабочими организациями. Однако, несмотря на все усилия и попытки конституционными методами воздействовать на парламент и правительство для принятия закона об избирательном праве для состоятельных женщиндомовладелец, последние так и не получили право голоса, хотя к тому времени в двух странах Содружества – Новой Зеландии (1893) и Австралии (1902) было введено всеобщее избирательное право.

Представители Манчестерского отделения НФСО во главе с Эммелин Панкхерст в 1903 г. объявили о создании новой организации – Женского социальнополитического союза (ЖСПС), который породил новое направление в суффражистском движении – милитантство. Очередное снятие с обсуждения в парламенте в 1905 г. вопроса о предоставлении женщинам права голоса привело к началу тактики гражданского неповиновения со стороны ЖСПС. Они считали, что поскольку женщины не имеют право участвовать в принятии законов, то они не обязаны этим законам повиноваться. Сторонники союза значительно расширили формы проявления своего политического участия – они срывали публичные выступления кандидатов, устраивали голодовки в тюрьмах, разбрасывали листовки с гостевой галереи в парламенте, приковывали себя наручниками к перилам, устраивали многочисленные минтинги и шествия. Это движение сыграло большую роль в популяризации идей суффражизма. Против жестокого обращения с женщинамисторонницами избирательных прав, арестованными за нарушение общественного порядка, выступали многие видные деятели культуры и политики (Б.Шоу, Дж. Гарди, Ф.Сноуден). А в 1907 г. была создана Мужская лига за избирательные права женщин. Однако последующий раскол в союзе и переход части его представительниц к крайне радикальным формам политического участия привел к потере популярности не только самого союза, но и самой идеи необходимости развития активного женского политического участия. Начало первой мировой войны заставило ЖСПС провозгласить о приостановлении своей политической деятельности до ее окончания.

Таким образом, на примере истории суффражистского движения Великобритании можно проследить становление и эволюцию самых различных форм политического участия женщин. В большинстве других стран, где суффражизм также активно развивался со второй половины XIX в., доминировали в основном мирные методы борьбы (демонстрации, митинги, шествия, пропагандистские мероприятия, кампании в прессе и т.п.). В США, например, где суффражистское движение началось в 1848 г. благодаря деятельности таких видных деятелей феминистского движения, как Джулия Уорд Хоу, Сюзен Энтони, Элизабет Стентон, Лукреция Мотта, доминировали такие формы оказания воздействия на органы власти, как частые судебные процессы против нарушения прав женщин – женщины выдвигали иски против властей штатов, городов за ограничение их доступа к политической деятельности. В некоторых западных и среднезападных штатах женщины получили право голоса (Вайоминг, Юта и др.) еще в конце XVIII в.. Именно под массовым давлением женских суффражистских организаций в 1920 г. Конгресс принял 19ю поправку к Конституции, гласившую, что право голоса граждан США не должно ограничиваться принадлежностью к какомулибо полу ни на общенациональном, ни на федеральном уровне (поправка была принята в той форме, которую еще в 1878 г. предложила Сюзен Энтони).

Развитие суффражистского движения сопровождалось протестами антисуффражистов, категорически выступавших против предоставления женщинам права голоса и в целом вовлечения их в политическую сферу.

Аргументы антисуффражистов были крайне разнообразны, иногда обосновывались заботой о самих женщинах («резкое увеличение количества избирателей с введением всеобщего избирательного права приведет к давке на избирательных участках, от которых пострадают сами женщины», «женщины и так перегружены семейными обязательствами, не следует их нагружать еще таким ответственным делом, как участие в выборах), зачастую были абсурдны («женщины могут спрятать в широких рукавах своих нарядов избирательные бюллетени и проголосуют более одного раза») и оскорбительны («женский мозг меньше мужского и, потому, у женщин не хватит интеллектуальных способностей сделать правильный выбор»). В целом все эти аргументы сводились к одному общему мнению – мужчины – существа рациональные, женщины – эмоциональные, неуравновешенные, подверженные увлечению внешними эффектами и вовлечение их в политику приведет к нарушению нормального функционирования политических институтов, ослаблению политической системы государства, иностранной агрессии и войне. Однако, несмотря на сопротивление антисуффражистов, движение суффражизма на Западе в первых десятилетиях ХХ в. стало значимой силой. Постепенное введение женского избирательного права во многих странах: в 1906 г. – в Финляндии, 1913 г. – Норвегии, 1915 г. – Дании и Исландии,в 1917 г. – России, 1918г. – Канаде, 1919 г. – Австрии, Германии, Нидерландах, Польше, Швеции, Люксембурге, Чехословакии, 1922 г. – Ирландии, 1928 г. – Великобритании, 1934 г. – Турции и т.д. тому свидетельство.

Суффражизм по существу стал одной из первых форм реализации женщинами своих политических и гражданских интересов, и, добиваясь предоставления женщинам права голоса, оказал решающее влияние на их будущее вовлечение в политическую жизнь общества, активизацию их политического участия. В то же время предоставление женщинам избирательных прав (а после второй мировой войны эта практика стала применяться повсеместно) не привело к установлению паритета в уровне вовлеченности женщин в общественнополитические сферы, представительстве в органах власти и на других уровнях принятия решений.

2. Основные направления научных исследований женского политического участия Гендерное измерение политики и проблемы женского политического участия стали важной сферой исследовательского интереса в Западной Европе и Америке с 70х годов. Несмотря на то, что за последние 30 лет под влиянием социальных и культурных изменений и женского движения произошли существенные сдвиги в политическом участии женщин, однако, почти во всем мире политическое представительство женщин остается ниже, чем мужчин. В начале 90х годов женщины составляли 2% в сенате США, 7% в Британском парламенте, 10% среди немецких парламентариев. По словам Э.Гидденса, удивителен даже не столько низкий уровень представительства женщин в политике, сколько то, что такое положение меняется крайне медленно по сравнению с другими сферами, даже с бизнесом.

По мере того, как менялось положение женщины в политике, менялись интерпретации и акценты научных исследований женского политического участия.

Так в 5060е годы принадлежность по полу рассматривалась как одна из многих переменных, определяющих политическое поведение и женское участие не являлось особой сферой исследования. Начиная с пионерского исследования М.

Дюверже, указавшего на меньшую политическую активность женщин по сравнению с мужчинами, данному факту давались преимущественно психологические объяснения. В то время считалось, что женщины более привержены традиционным ценностям и консервативным взглядам. Однозначно признавалась биологическая связь принадлежности по полу и поведения, в частности, мужественности (агрессивности) и политической деятельности.

Согласно этой позиции женщины “по самой своей природе” не могут принимать маскулинный стиль политики и не могут иметь самостоятельных политических предпочтений, разделяя политические взгляды своих мужей. Таким образом, если муж и жена голосуют поразному, то выбор мужчины объясняется рационально, а выбор женщины иррациональными причинами.

70-e годы стали годами роста интереса к проблеме соотношения пола и политики. Под влиянием феминистского движения и расширения участия женщин в производстве гораздо большее количество женщин стало заинтересованным в политическом участии. Акцент исследований все более смещался на проблемы политической социализации, социальные и экономические проблемы. В эти годы не только произошел приток женщин в политику и переоценка женского политического поведения, но и изменилось отношение ко многим вопросам, которые раньше считались личными, частными. Разводы, аборты, насилие и разделение труда в семье стали предметом общественных дискуссий. Ранее табуированные темы появились в политической повестке дня. Лозунг женского движения “Личное это общественное” означал критику либерального разделения личной (частной) и общественной (публичной) сфер общества. Исключение женщины из общественной сферы (труда и политики) означало исключение из политики “женских” вопросов. Такая политика была названа феминистками патриархальной.

В 80-е годы установилось относительно конвенциональное описание причин низкого уровня представительства женщин в политике. Среди наиболее значимых факторов политического участия указывались политическая социализация, структурные и ситуационные (биографические) факторы. Разная политическая социализация ориентирует мужчин и женщин на разные роли, разное отношение к политике и активной деятельности вообще. Политическая сфера считается неподходящей сферой для приложения жизненных сил женщины. В процессе социализации поощряется независимое, уверенное поведение мальчиков, ориентируемое на достижение целей, и зависимое поведение девочек, ориентируемое на заботу об окружающих. “В детстве мальчику говорят, что когда он вырастет, то сможет однажды стать президентом, а девочка может надеяться на то, чтобы выйти замуж за мужчину, который однажды станет президентом”. Даже после изменения представлений о гендерных ролях в 70-е годы, политика оставалась той сферой, где разные роли женщины приходят в максимальное противоречие друг с другом. Политически активная женщина “должна прийти к осознанию себя как личности.., которая разрешает... противоречие между убеждением в собственной политической эффективности... и общественным представлением о том, что никакая женщина не может достичь достаточного (для политика) уровня компетентности”. В традиции Т.Парсонса влияние политической социализации интерпретировалось следующим образом: мужчина приходит в политику преимущественно в целях своей карьеры. В этой сфере так же, как в семье, он специализируется на “инструментальных” функциях, ориентируясь на внешние задачи системы.

Женщиныполитики гораздо в меньшей степени ориентируются на карьеру, они специализируются на “экспрессивных” функциях, внутренних задачах системы, обеспечивая интеграцию ее членов.

Второй блок причин представляют структурные факторы участия, т.е. те факторы, которые связаны с социальной структурой общества. Среди них выделяются неравномерность в распределении ресурсов, которые мужчины и женщины могут использовать в политике. Определенное гендерной системой неравенство в уровне образования, доходов, опыта работы приводит к тому, что женщины меньше представлены в тех слоях, из которых происходит рекрутирование в политику, поэтому их шансы на политическое участие значительно меньше. Женщины часто приходят в политику из сфер образования и здравоохранения, обладая меньшим политическим опытом, чем мужчины. В последние годы, однако, ситуация меняется, растет количество женщинюристов и бизнесменов, имеющих богатый политический опыт.

Третий блок составляют ситуационные (биографические) факторы. Они связаны с особенностями жизненного пути женщины в современном обществе. До сих пор в большинстве своем женщины несут ответственность за ведение домашнего хозяйства и воспитание детей, и именно поэтому не имеют достаточного времени или энергии для политической деятельности. Не случайно женщины, как правило, приходят в политику в более позднем возрасте по сравнению с мужчинами, а среди “женской политической элиты” чаще встречаются одинокие, разведенные, вдовы. Это не означает, что мужчины не испытывают конфликта между политической карьерой и семейной жизнью.

Однако мужчины занимаются политикой, несмотря на такой конфликт, а женщины изза такого конфликта склонны отказываться от политической карьеры. По данным некоторых исследований женщины гораздо реже, чем мужчины удовлетворяют свои политические намерения.

Кроме этих трех блоков факторов, авторы указывают также на такие причины низкого политического участия женщин, как дискриминация, препятствующая их политической активности. Она проявляется как в нежелании предоставить женщинам ключевые политические посты, так и в нежелании избирателей голосовать за женщин. Подчеркивается, что в настоящее время и электорат, и мужчиныполитики становятся более лояльными по отношению к женщинам.

Изменение теоретических подходов к исследованию проблем женского политического участия связаны с изменением парадигмального подхода к положению женщины в обществе, который схематично можно описать следующим образом. В 50-60-е годы гендерные различия интерпретировались как различия по признаку пола. Термин “гендер” еще не стал привычным в научной дискуссии.

Полоролевые различия интерпретировались как биологически обусловленные и иерархически организованные. Согласно такой интерпретации гендерные различия не подразумевают гендерного равенства. Примером тому может быть отношение к женщинам как “к слабому полу”, нуждающемуся в защите. В 70-е годы возникли два новых подхода: гендернонейтральный и гендерночувствительный. Гендернонейтральный подход основан на принципах гендерного равенства и отсутствия гендерных различий. Идеологически он связан с либеральным направлением женского движения. Гендерночувствительный подход подчеркивает сочетание гендерного равенства и гендерных различий. Он связан с радикальным направлением женского движения.

Акценты научных исследований сначала были связаны с первым подходом, исходя из необходимости ответа на вопросы: «Почему женщина не занимает равных с мужчиной позиций в политике? Что необходимо изменить для достижения женщиной равного с мужчиной положения?» Гендернонейтральный подход доминировал в Скандинавии. Практически все исследователи признавали, что влияние ситуационных и структурных факторов таково, что в распоряжении женщин находится меньшее количество ресурсов политической деятельности.

Так, например, на Западе уровень образования женщин ниже, чем у мужчин, меньше их заинтересованность в политике, их повседневная жизнь в семье отдалена от политической сферы. Если они участвуют в политике, то обычно отвечают за маргинальные области: образование, здравоохранение, социальную политику.

В последней трети XX в. количество политических ресурсов, имеющихся в распоряжении женщин, увеличилось;

в некоторых организациях уровень женского участия даже стал выше, чем мужского. В соответствии с этим методологические акценты сместились в сторону гендерночувствительного подхода. Исследователи ставили перед собой задачу выяснить, что специфического приносят женщины в политику? Каковы их особые интересы и роли в политической деятельности?

Каковы различия политического стиля мужчин и женщин? Что влияет на формирование различных политических ценностей мужчин и женщин? Почему сохраняются гендерные различия в политических пристрастиях? Возник даже вопрос о том, говорят ли мужчины и женщины на разных политических языках.

После победы в 1980 г. на президентских выборах в США консервативного кандидата Рональда Рейгана в американском феминистском дискурсе стало использоваться понятие “гендерный разрыв” (gender gap). Это понятие отображает наличие непреодолимых гендернообусловленных расхождений в политическом участии, оценках, партийных предпочтениях и голосовании мужчин и женщин. Оно было призвано не только зафиксировать, но и интерпретировать тот факт, что женщины стали менее активны в поддержке консервативной политики, чем мужчины, и имеют особые интересы в совмещении материнской и профессиональной ролей, более уязвимы на рынке труда, более чувствительны к социальной политике, и потому имеют особые политические предпочтения, чаще голосуя за социалистические и социалдемократические партии. Если раньше женщины были склонны более активно голосовать за правые партии, ориентирующиеся в числе прочего на традиционные ценности и роль семьи, то теперь они голосуют за левых. Возможности социальной защиты ассоциируются не с институтом семьи, а с государством. Гендерный разрыв во взглядах на проблемы окружающей среды, социальной защиты и внешней политики стали интерпретироваться как следствие исторически и культурно различных ролей мужчин и женщин.

Вместе с тем, в странах, где проводится государственная политика равных возможностей для мужчин и женщин, где повышение уровня образования и участия в производстве выравнивается в гендерном отношении, женщины и мужчины получают равный доступ к политическим ресурсам, проблема гендерного разрыва в политических предпочтениях либо утрачивает актуальность, либо получает иной смысл. Это относится прежде всего к скандинавскому дискурсу. В начале 90-х годов в среднем по Скандинавии доля женщин среди парламентариев составляла 30%, в Финляндии 39%. Улучшение положения женщин было столь существенным, что изменилось в целом “лицо” политики. Стали неприменимыми модели маргинализации женского политического участия, а сама маргинализация оценивается как миф, по крайней мере в Скандинавии. Изменилось не только положение женщины, но и отношение к ней общества, государства. В настоящее время можно говорить о разрушении системы патриархата (как это считалось в 70-80-е годы) и становлении общества с благоприятными для женщины условиями (womanfriendly society). Именно в Скандинавии в середине 90-х годов появились исследования, посвященные благоприятным для женщин политическим отношениям, и критика теорий маргинализации женщины. В государстве, политика которого благоприятна для женщины, стали нерелевантными положения о том, что женщины не заинтересованы в политическом участии, поскольку политика продолжает выражать мужские интересы. Соответственно поменялось действие структурных и ситуационных (биографических) факторов женского политического участия. Очевидно под сомнение был поставлен и “железный закон: чем больше власти тем меньше женщин” представительство женщин на верхних уровнях управления неуклонно растет. Существование общественного разделения труда, преобладание женщин в образовании, здравоохранении и социальной политике привело не к исключению их из политической сферы, а к их возросшей политической ответственности за эти области. В современном постиндустриальном обществе эти области уже не являются второстепенными по сравнению с теми, где до сих пор по традиции большинство составляют мужчины (финансы, транспорт, сельское хозяйство, внешняя политика). И в настоящее время в развитых странах разделение труда на основании гендера не является синонимом функциональной маргинализации женщин.

Исследуя вопрос о влиянии пола на характер и формы политического участия, представляется необходимым уделить внимание таким явлениям, как конвенциональное и неконвенциональное политическое участие. Под первым подразумеваеся относительно обычное политическое поведение, использующее институциональные каналы представительства, особенно участие в избирательных кампаниях и голосование на выборах. Примеры такого участия – участие в легальных мирных шествиях, демонстрациях, подписи под петициями, голосование, встреч с кандидатами и т.п. Такого рода участие не связано с потенциальной угрозой насилия, нанесения физического или материального урона лицам или имуществу. Неконвенциональное политическое участие, как правило так или иначе связано с нарушением законов, оно зачастую приводит к применению насильственных методов, хотя во многих случаях и не ставит это целью. Примеры такого участия – несанкционированные митинги, забастовки, блокирование движения автотранспорта, отказ от уплаты налогов, нанесение ущерба имуществу (забрасывание камнями витрин, дорожных знаков и т.п.), физические столкновения, например, с полицией. Анализируя формы политического участия женщин и мужчин, отмечается факт доминирования среди женщин конвенциональных форм политического участия. Наиболее распространенной формой реализации ими своих политических интересов и, следовательно, политического участия является участие в выборах в качестве избирателей. Статистические данные последних десятилетий показывают неуклонный рост числа женщинизбирательниц (сейчас в большинстве стран они составляют более половины электората).

Повышение интереса к институту выборов и активизация электорального участия женщин объясняется целым рядом причин – ростом женской грамотности и повышением уровня их политической культуры, примеры более активного вовлечения женщин в политику, избрания их в представительные институты различных уровней;

некторые исследователи даже объясняют этот факт большей организованностью и отвественностью женщин в реализации своих гражданских прав, другие полагают, что женщины, в большинстве случаев лишенные доступа к принятию решений, рассматривают участие в выборах как чуть ли не единственную возможность поучаствовать в процессе принятия решений и потому так “дорожат” своим правом голоса, тем более, что во многих странах они получили это право в результате длительной и упорной борьбы.

3. Гендерные аспекты участия в выборах Характерной чертой политической жизни последних лет во многих странах стал рост не только электорального женского участия, но и выдвижение их в качестве депутатов на выборах. Впервые право избирать и быть избранными получили женщины Финляндии в 1906г. В течение последующих десятилетий такие права получили женщины в большинстве стран, хотя до сих пор так и не достигнут существенный прорыв как в количестве женщинкандидатов на различные посты, так и их победы на выборах. Говоря об участии женщин и мужчин в избирательных кампаниях, можно отметить тот факт, что уровень знаний и умения использования избирательных технологий далеко неравен. Во многих странах (и в нашей в том числе) отсутствуют механизмы обучения женщин предвыборным технологиям, которые могли бы помочь им более эффективно и успешно конкурировать с соперникамимужчинами в предвыборной борьбе.

Многие женщиныкандидаты вступают в борьбу, не имея соответствующей информационной и консультативной поддержки, знаний в области ведения рекламной кампании. Значительную проблему для многих женщинкандидатов представляет более ограниченный доступ к различным каналам финансирования предвыборной кампании. Зачастую у женщинкандидатов нет четких представлений о структуре предвыборного штаба, о путях привлечения финансовых средств и, в конечном итоге, голоса избирателей, многие из них не имеют навыков и опыта ведения публичных дебатов, умения эффектно преподнести свою предвыборную программу. Все эти факторы имеют следствием повсеместное доминирование мужчин среди кандидатовпобедителей. Для преодоления такого неравенства возможностей во многих странах создаются механизмы развития женского электорального участия и участия их в выборах в качестве кандидатов.

Наиболее характерный пример – так называемая Группа300, созданная в Великобритании в 1980 г. британскими и американскими журналистами. Целью этой организации было добиться, чтобы в британском парламенте хотя бы мест из 635 принадлежало женщинам. Это – внепартийная группа, в которой активно участвуют как женщины, так и мужчины, она оказывает содействие женщинам в проведении их предвыборной кампании, выдвижении кандидатур в партийных списках, информирует о возможностях продвижения в местные органы, парламент Великобритании и Европейский парламент и т.п. Группа300 предлагает обучение, консультации и помощь в привлечении как можно большего количества достойных женщин на политическую арену, проводит кампании с целью воздействия на членов парламента для изменения взглядов политиковмужчин, а также представителей СМИ и сделать их более благосклонными к женщинам.

Группа старается убедить общество и политические партии в том, что женщины являются свежей силой в политике и что любая партия без большого количества женщинкандидатов и парламентариев выглядела бы старомодной и ослабленной.

Об эффективности деятельности Группы300 свидетельствуют статистические данные. В ходе четырех избирательных кампаний количество женщинпарламентариев в палате общин увеличилось более, чем в 6 раз, значительно большее количество женщин вовлекаются в местную, национальную и европейскую политику. В конце 90х годов пост спикера палаты лордов и спикера палаты общин занимали женщины. В некоторых странах на базе деятельности Группы300, но адаптированные к местным условиям, появились свои группы:

Группа 222 в Румынии, Союз украинских женщинизбирательниц 50/50, Группа CENSUDI в Гане и т.д. Обучение Организации израильских женщин и группы в Японии ведется по образцу Группы300. Непосредственно или косвенно в результате действий Группы300 появились и другие различные движения и механизмы содействия активному вовлечению женщин в политику. Так, в феврале 1993 г. одна из первых активисток Группы Барбара Фолетт разработала так назваемый Британский Список Эмили (Emyly’s List UK), целью которого было нахождение и сбор средств на поддержку женщинкандидаток лейбористской партии, т.к. большинство женщин в Британии не могли позволить себе организацию предвыборной кампании. Эта группа базируется на успешной американской инициативе, зародившейся в 1985 г., по сбору средств для женщинкандидаток от демократической партии.

4. Гендер и политическое участие в Азербайджане В Азербайджане вовлечение азербайданских женщин в общественнополитическую жизнь страны началось гораздо позже, чем в западных странах, что было связано с особенностями исторического развития. В начале ХХ в. подавляющее большинство азербайджанских женщин не имели доступа к образованию, культурным ценностям, общественной и социальной жизни, жили в условиях фактической семейной эксплуатации. Формы проявления женского движения не носили революционный и массовый характер, ему были чужды радикальные выступления, шумные кампании (что так было присуще женскому движению западных странах), участвовали в нем в основном представительницы интеллигенции, как правило при активной поддержке своих мужей – видных представителей общественной жизни и культуры (Ханифа Меликова, супруга Зардаби, их дочь Гарибсолтан Меликова, Гамида Джаваншир, жена Джалила Мамедкулизаде, Джейран Байрамова, жена Али Байрамова). Конечно, несмотря на активную просветительскую деятельность первых представительниц женского движения в Азербайджане и на поддержку некоторых нефтепромышленниковмеценатов (прежде всего, Зейналабдина Тагиева), глобального прорыва в деле развития женского образования достичь не удалось, а политическая культура оставалась на еще более низком уровне.

Освобождение Азербайджана от власти российского царизма и провозглашение Азербайджанской Демократической Республики создавало надежды на улучшение социальноэкономического и правового статуса азербайджанских женщин. Женщины получили право на образование, предполагалось установление мер по обеспечению социальной защиты женщин, занятых на производстве (декретный отпуск, запрещение работы на вредном производстве, открытие яслей при заводах). 21 июля 1919 г. Учредительное собрание АДР приняло «Положение о выборах в Учредительное собрание Азербайджанской Республики», установившее демократическую процедуру выборов в собрание на основе равного, прямого и тайного голосования.

«Положение» впервые предоставляло женщинам равные с мужчинами избирательные права.

С 1920 г. гендерный вопрос в Азербайджане развивается в рамках новой советской идеологии и практики. Установка на достижение гендерного равенства была одной из главных в программе строительства социалистического общества.

В декабре 1917 г. большевики приняли Декрет, предоставлявший женщинам всю полноту гражданских прав и свобод, уравняв их с мужчинами перед лицом закона.

В ноябре 1921 г. такие права были предоставлены также азербайджанским женщинам. Однако повальная безграмотность (в 1923г. 90% населения Азербайджана было неграмотным), господство старых представлений и религиозных предрассудков не способствовали активизации политического участия. Практически единственными формами проявления организованной общественной активности советских женщин были женские клубы, советы и женотделы. Созданный в 1920 г. Центральный женский клуб им. Али Байрамова (в 1932 г. число женских клубов Азербайджана возросло до 40) ставил в основном задачи развития женского просвещения и образования, организации различных женских мастерских, курсов, борьбу за снятие чадры и, в целом, содействие проводимой советским руководством культурной революции нового общества.

Именно в процессе культурной революции женщина не только должна была приобрести новые политические знания, но и стать политически активным членом общества.

Активизация политического участия женщин мыслилась как закономерный переход от достижения элементарной общеобразовательной грамотности и современных (для того времени) представлений о быте к политической грамотности, а от грамотности к активности. Предполагалось, что, научившись читать слова, написанные в политических декларациях большевиков, женщина трудящегося класса будет действовать в соответствии с ними, так как подлинные интересы любой трудящейся женщины полностью совпадают с пропагандируемыми задачами. Однако, процесс приобщения советских женщин к новой политической культуре, вовлечение их в политическую жизнь был зачастую сложным, участие женщин в женотделах, клубах приводило иногда к конфликтным ситуациям в семье изза нехватки времени на выполнение семейных обязанностей.

В 1934 г. фактически все женотделы прекратили свое существование и вплоть до нового открытия женсоветов в годы горбачевской перестройки, никаких аналогичных им низовых организаций обучения женщин навыкам управления и осознания своих интересов создано не было. Принятая в 1936 г. знаменитая сталинская Конституция закрепила в законодательном порядке гарантии равных прав женщин наряду с мужчинами во всех областях государственной, хозяйственной и общественнополитической жизни. В действительности же эта Конституция и принятые позже несколько законов и указов способствовали повышению ответственности женщин за устойчивость семьи, возлагали на нее дополнительные обязанности, но не создавали реальных условий для повышения политической активности советских женщин. И хотя статистические данные (которыми так часто оперировали советские партийные деятели) показывают рост представительства женщин в органах власти как на общесоюзном, так и на местных республиканских, областных, районных уровнях (возрастание числа женщинчленов ВЛКСМ, КПСС и особенно, профсоюзов), в действительности все это неравнозначно реальному прорыву советских женщин в политику.

Наличие системы квот способствовало постоянному росту числа женщин, вовлекаемых в политику. Так, по данным 1936 г. в СССР женщины составляли 33% депутатов Верховного Совета;

более 50% членов ВЛКСМ;

более 59% членов профсоюзов. Но наличие однопартийной системы, господство номенклатурной элиты, отсутствие политической конкуренции нивелировало эти высокие статистические данные;

повышение уровня политической культуры советских женщин ограничивалось рамками коммунистической идеологии и советской пропаганды. Обладание правом голоса (не только на избирательных участках, но и в рамках различных государственных органов) в тоталитарном государстве, сводившем выборы к чисто фасадному способу организации власти, создавало ситуацию, когда ни избиравшие, ни избиравшиеся (как женщины, так и мужчины) не могли оказать решающего влияния на процесс принятия политических решений. Таким образом, по существу определенные сферы общественного труда оставались практически недоступными для женщины. В первую очередь это сфера управления государством. Полное отсутствие женщин там, где принимались реальные политические решения, камуфлировалось широкими декларациями о политическом равенстве женщин и их активном участии в строительстве социализма, а также набором женских лиц в президиумах съездов, официальных собраний, показателями их численности в местных и верховных органах законодательной власти.

Распад Советского государства и провозглашение независимости Азербайджана в 1991г. обозначил новые вехи в вопросах гендера и политического участия. Фактически еще с конца 80-х годов начинается активный процесс вовлечения азербайджанских женщин в общественнополитическую жизнь страны.

Это было связано с процессами реформ и демократизации Советского общества, а также притязаниями армян Нагорного Карабаха на территориальную целостность Азербайджана. Азербайджанские женщины, принимали активное участие в митингах, в пропагадистской кампании в прессе в поддержку азербайджанской государственности и независимости, а также в борьбе за территориальную целостность. Завоевание армянами 20% азербайджанских земель, рост числа беженцев и вынужденных переселенцев значительно ухудшили положение как женщин, так и мужчин (безработица, тяжелые жилищные условия, особенно той части беженцев, которые проживают в палаточных городках, распространение инфекционных болезней, разрушение традиционных семейных связей и т.д.) В целом, с начала 90-х годов наблюдавшаяся массовая политическая активность азербайджанских женщин пошла на спад, в тоже время шел медленный процесс приобщения женщин к различным формам политической активности и деятельности. Характерной его особенностью является то, что наибольшую активность проявляют в основном жительницы Баку и некоторых крупных городов Азебайджана. Азербайджанские женщины являются членами различных политических партий (наибольшее количество в партии «Ени Азербайджан»), где они составляют около 40%. В рамках некоторых партий создаются «женские советы», «женские отделы», что является продолжением советской практики, и носят формальный характер. Это по существу лишает женщин возможности вовлечения в политику на профессиональном уровне, отдаляет от досупа к принятию политических решений, к органам государственной власти.

В Азербайджане в отличие от многих стран отсутсвует чисто женская политическая партия (как, например, «Женщины России»). В стране действует около 40 женских оранизаций, большинство из них занимается в основном проблемами репродуктивных прав, планирования семьи, борьбы против насилия в семье и т.п.(например, общество «Севиль», Центр «Женщины и развитие», Азербайджанское женское общество, Бакинская Ассоциация азербайджанских женщин). Некоторые организации объединяют женщин по профессиональному признаку (Общество женщин – нефтяников, Ассоциация «Деловая женщина», Ассоциация женщинжурналистов, Женское общество «Мир», объединяющее женщиндеятельниц культуры и искусства), по национальному признаку (Организация ахалцикских женщин «Сона», организация еврейских женщин). В рамках действующих политических партий только в двух – партии Ени Азербайджан и Народный Фронт Азербайджана действуют женские организации, принимающие активное участие в политической жизни страны. В основанной в 1989 г. Азербайджанской ассоциации защиты прав женщин им. Диляры Алиевой в настоящее время насчитывается 38 районных филиалов, около сторонников, из них – 1000 активных членов. В рамках ассоциации действуют Образовательный центр прав человека и демократии, гендерный центр, правовой центр, центр защиты прав женщинпредставительниц национальных меншинств, центр защиты прав женщинзаключенных, центр «Ислам и демократия», учебный центр, центр «Женщины и бизнес» и другие подразделения. За более чем десятилетнего своего существования ассоциация накопила большой опыт и играет большую роль в политическом просвещении женщин, приобщении их к политической культуре и активности;

по существу это единственная организация в стране, выполняющая такие функции. Так, в предверии выборов сотрудники ассоциации проводили серию лекций об институте выборов, правилах голосования, видах избирательных систем и т.п., особенно для жительниц сельской местности и даже отдаленных горных селений. Ассоциация регулярно проводит семинары и тренинги по повышению уровня политической грамотности, политической социализации женщин, по гражданскому просвещению.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Bnanyarl S. Azrbaycan qadnlar v siyasi faliyyt // Gender: qadn probleminin yeni mrhlsi. /Respublika elmiprkatik Konfransnn materiallar. 12 fevral 1998. – B., 2. Абдела Л. Демократия паритета и Группа300 // Права женщин в России.

Законодательство и практика. 2000, № 3. Материалы Первой Российской летней школы по женским и гендерным исследованиям «Валдай96». – М., 4. Общая и прикладная политология /Под ред. В.И.Жукова и Б.И.Краснова.

М., 5. Хрестоматия по курсу “Основы гендерных исследований”. М., 6. Dr Vadhushree Public Space for Women in Governance: The Experience of India// Newsletter of the Centre for research on Women & Politics. Vol. 1, No 2, 7. Kandieti D. From Empire to National State: Transformation of the Woman Question in Turkey //Retrieving Women History. Changing Perceptions of the Role of Women in Politics and Society. Edited by Jay Kleinberg. UNESCO, 8. K.Janda, J.Berry, J.Goldman The Challenge of Democracy. Government in America.

Boston, 9. Third World Women and the Politics of Feminism. Edited by C/Vonanty, A. Russo, L.Torres. Bloomington, 10. Women in the Civil Rights Movement. Edited by Vicky Crawford. Bloomington, 11. www.ipu.org 12. www.idea.int/women/prl/ch2b.htm 13. www.owl.ru/win/books/gender/index.htm 14. www.library.cornell.edu/colldev/mideast/womtur1.htm 15. http://demo.interpro.ru/content/win/books/gender/11.htm




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.