WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Любовь ПАШИГОРОВА магистр факультета прикладной политологии Государственного университета – Высшей школы экономики OLD MEDIA VS NEW MEDIA В ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ Данная статья рассматривает

особенности функционирования новых коммуникационных технологий («новых» масс-медиа) в сфере политической коммуникации. Автор исследует различия между новыми медиа и традиционными СМИ в постсоветской России.

Ключевые слова: масс-медиа, политическая коммуникация По мнению многих, нам придется скоро изобретать новое имя для «новых» медиа, потому что за последние несколько лет для огромного числа жителей планеты Земля они стали просто «медиа», без намека на новизну, а блоги, сети, википедия почти вытеснили привычные и милые сердцу телевизор и газету. Данная работа есть размышления том, что есть «новые» медиа, чем они отличаются от «старых», и что представляют собой те и другие в пространстве политической коммуникации постсоветской России, с точки зрения активного пользователя этих самых «новых» медиа.

Old Media vs New Media: что нового?

Однако прежде чем говорить о «новых», необходимо определиться с тем, что есть в принципе медиа и какова их роль в политической коммуникации. Не вдаваясь в дискуссии по поводу понятийного аппарата (что, в свою очередь также может служить темой отдельного исследования), применительно к исследуемой проблеме можно говорить о том, что политическая коммуникация представляет собой «совокупность процессов информационного обмена, передачи политической информации, структурирующих политическую деятельность и придающих ей новое значение» [Грачев, 1999, с. 24-39]. Очевидно, что публичная сфера политики выполняет ряд определенных функций, таких как: артикуляция общественных интересов;

публичный контроль деятельности власти;

влияние на формирование государственной политики;

а также функция политического просвещения граждан [1], и при этом важным каналом политической коммуникации (но не единственным) являются медиа, как основа современного пространства функционирования политики, так как граждане получают политическую информацию, формируют свои политические взгляды и убеждения, а также имеют возможность влиять на процесс функционирования власти во многом благодаря медиа. Так, американский политолог Л. Пай отмечал, что "политическая коммуникация подразумевает не одностороннюю направленность сигналов от элит к массе, а весь диапазон неформальных коммуникационных процессов в обществе, которые оказывают самое разное влияние на политику» [Pye, 1997].

Определяя масс-медиа как общественный институт, задающий ограничительные рамки для процессов создания и распространения массовой информации [2], было принято считать «традиционно» действующими в этих рамках такие СМИ, как печатные издания – газеты, журналы и т.д.;

телерадиовещание – радио, телевидение, кино- и видеопрограамы;

цифровые издания (так называемый web 1.0) – электронные версии газет, информационные и новостные ленты.

Однако наблюдаемые за последние 5-10 лет изменения в этой сфере, такие как снижение аудитории вечерних новостей (таблица 1), падение тиражей основных газет (таблица 2), потеря доверия к «традиционным» медиа-источникам (таблица 3), рост числа пользователей Интернета, получающих информацию в он-лайн режиме и живущих уже в режиме web 2.0 (таблица 4), дали повод говорить о кризисе «традиционных» СМИ и приходе им на смену «новых» медиа. Как такового «официально-научного» определения «новых» медиа не существует, однако все тот же Интернет (причем формата web 2.0.) предлагает следующее: «новые медиа» - это термин, характеризующий возникновение цифровой, компьютеризированной или сетевой информации и коммуникационных технологий во второй половине ХХ века» [8]. К «новым» сами же «новые медиа» относят такие виды компьютерной коммуникации, как: блоггинг (blogging);

подкастинг (podcasting);

систему он-лайн энциклопедий типа Википедии (wikis);

и, наконец, социальные сети (social networking) [9].

На наш взгляд, подобная формулировка – не определение, а характеристика нового явления всемирных медиа, и не просто появления социальных сетей, блогов, сайтов и д.р. – в общем, того, что называется web 2.0, а изменения характера создания и передачи информации. Если в традиционных СМИ, несмотря на разные парадигмы журналисткой деятельности [2], точнее, даже несмотря на существование третьего типа журналистики – «личностной, коммунитарной» и наличие системы feedback - в любом случае существует модель «журналист (СМИ) – аудитория», при которой инициатором коммуникации и источником информации служит СМИ, то новые же медиа, по словам Э. Шапиро, - это совершенно новый сдвиг в системе «кто владеет, контролирует и распространяет информацию» [8]. Теперь аудитория сама создает и распространяет информацию в онлайн режиме – вы, ваш сосед, друг, подруга и далекий житель Калифорнии или Токио и многие другие. Другими словами, «галактика Маклюэна» - то есть традиционные СМИ – была миром однонаправленной коммуникации, и не смогла выразить культуру информационной эпохи, в которой мы, несомненно, живем.

Интернет же за последние несколько лет поменял восприятие того, как мы «коммуницируем» с окружающим миром: компьютерная коммуникация претендует на создание совершенно нового поля информационного общества благодаря возможностям самой аудитории создавать и пользоваться огромным числом сообщений, углубляя связь и отношения между отправителем и получателем, формировать будущую культуру. Совершенно необязательно быть профессионалом или иметь огромное количество денег, чтобы завести свой блог (социальную сеть, статью в Википедии и т.д.), и получать тысячи комментариев, заводить новых друзей, стать известной «Интернет–персоной» в конце концов. Таким образом, «сырьем готового продукта» становятся сами люди, или как бы сказал незабвенный МакЛюэн (McLuhan), «люди – это информация».

Далее, если «новые» медиа являются подобной саморазвивающейся, самораспространяющейся и прочей «само» системой, логичным было бы задать вопросы: а кто, собственно, платит? Есть ли цензура? И, наконец, действительно ли это «масс» медиа?

Принято считать, что по отношению к рассматриваемым двум медийным «реальностям» применимы две абсолютно разные концепции [6]: в случае традиционных медиа это есть либеральная концепция, предполагающая определенную степень социальной ответственности, в случае же новых уместнее скорее либертарианская логика. Ключевое различие в том, что «старые» медиа в любом случае имеют тенденцию к «саморегуляции» или, называя вещи своими именами, самоцензуре, в то время как сам дух новых медиа: «всё для всех». В чем же суть?

Очевидно, что в течение последних десятилетий наблюдалась тенденция к коммерциализации все того же телевидения, не говоря уже о печатной прессе. С целью выкроить долю бурно развивающегося рынка формировались медиагруппы и стратегические союзы, инвестиции в сферу коммуникации текли потоками, да и государство не сидело сложа рука. Можно хотя бы вспомнить слияние Disney и ABS в середине 90х, приватизацию TF1 во Франции, активную деятельностью Берлускони в сфере частных телесетей в Италии, борьбу японской правительственной HNK с частными сетями и так далее. Непосредственным результатом подобного процесса конкуренции стали концентрация печатного и теле-радио бизнеса в несколько олигополистических групп, и соответственно, каждая газета, каждый канал, будучи частью медиагруппы или имея своего собственного спонсора, в той или иной степени, но в любом случае, вынуждены считаться с мнениями и интересами тех, кто материально обеспечивает их существование. Тем более, что уже говорить про государственные СМИ. Таким образом, логично предположить, что «новые» медиа ожидаемо более свободны, нежели «старые». Подобное, безусловно, позитивный фактор и свободы слова и независимости прессы. Однако, с другой стороны, такая «неподконтрольность» «новых» медиа может сослужить им же и плохую службу, став поводом для повышенного внимания со стороны государственной власти, как, например, в Китае, где функционирует самая продвинутая в мире многоступенчатая система Интернет-цензуры, или в тех же арабских странах, где повсеместно встречаются запреты на ту или иную социальную сеть. С недавних пор к ним присоединилась и наша братская республика Белоруссия.

На наш взгляд, в принципе вопрос доступности и «массовости» «новых» медиа требует отдельного внимания. Несмотря на стремительные темпы развития современного общества, широко распространенная компьютерная коммуникация есть явление относительно недавнее, и круг охваченных ею людей действительно огромен, но реальность такова, что развивающиеся страны намного отстают от развитой Европы или Америки в вопросах компьютерной коммуникации. Даже разные регионы в одной стране, имея различный экономический уровень, существенно разнятся и по количеству имеющих персональный компьютер, не говоря уже о доступе в Интернет и навыкам работы в нем. Также, как уже было отмечено выше, не все граждане стран в силу религиозной или политической специфики режима, имеют даже возможность элементарного доступа в Интернет. Кроме того, многими учеными, в том числе и М.

Кастельсом, ещё в середине 1990х годов ставился вопрос «массовости» новых медиа [4]. Действительно, стирая национальные и территориальные границы, новые медиа охватывают огромную по численности, но в то же время сегментированную, дифференцированную аудиторию, которая не является более массовой в смысле одновременности и единообразия принимаемых программ. Возможно, в данном случае можно говорить о начале эволюции от массового общества к «сегментированному», как результате характера и сути коммуникационных технологий, сосредоточенной на диверсифицированной информации.

“New media” в политической коммуникации. Web 2.0.

Бесспорно, за последнее время Интернет стал площадкой для высказывания собственных политических взглядов, споров и дискуссий, приютом для политических диссидентов, местом организации различных сообществ по тем или иным политическим предпочтениям, ресурсом получения политической информации, каналом взаимодействия общества и власти, в конце концов. Очевидно, что наиболее значимыми в свете рассматриваемого вопроса являются блоги и социальные сети, подразумевающие моментальный feedback и развитие дискуссии по поводу опубликованной информации. А система гиперссылок обеспечивает мгновенное распространение информации в онлайн режиме.

Так как же web 2.0. влияет и изменяет политическую коммуникацию? На наш взгляд, здесь можно рассматривать несколько направлений.

Во-первых, это скорость получения информации – в нашем случае, политической. Действительно, зачем смотреть новости по телевизору в определенное время (то есть, очевидно, с запозданием), а уж тем более, читать газету на следующий день, когда можно узнавать всю самую свежую информацию в онлайн-режиме или через блог очевидца?

Во-вторых, теперь обычный индивид является не только «приемником» политической информации, но сам получает возможность самостоятельно выразить собственное мнение по тому или иному вопросу, причем в кратчайшие сроки - написав сообщение в блог, на форум, ответив на комментарий, зарегистрироваться в той или иной социальной сети, проголосовать, или снять собственное видео и выложить его, например, на youtube.com. Известны случаи, когда подобные видео вызывали огромный резонанс (особенно в течение последней президентской кампании 2008 года в США) Чем больше подобных написавших, ответивших, проголосовавших – тем быстрее распространяется информация, тем шире охват аудитории. К примеру: пользователь MySpace или Facebook может иметь тысячи «друзей», а ещё можно к этому прибавить цепи знакомств – «друзья друзей» и другие подобные вещи. Раньше в Интернете web 1.0. такое было невозможно, пусть даже при помощи таких инноваций, как чаты, email, форумы и мгновенный обмен сообщениями.

И именно поэтому к феномену web 2.0. было обращено повышенное внимание в ходе последних президентских выборов в США. Ведь, в-третьих, умелое использование web 2.0 предоставляет колоссальные возможности рекламы и продвижения кандидата.

Кто стал новым американским президентом? Барак Обама, человек, чей имидж «сделал» Интернет. И если раньше максимум, которым ограничивались кандидаты при ведении предвыборной компании в Интернете – это создание информативных «сайтов»: информация о кандидате, политическая программа, обратная связь в виде форума для сторонников или e-mail, то пиар – специалистами Обамы были созданы не только сайт, но и аудио-видео блог, а самое главное - страницы в наиболее популярных социальных сетях, через которые собирались взносы, привлекались новые сторонники, выкладывались последние новости, аудио-видео материалы, обеспечивалась круглосуточная связь между сторонниками из разных штатов и стран и д.р. Другими словами, возможности социальных сетей были использованы по полной программе - на странице Обамы на Youtube зарегистрировано 171 000 подписчиков и выложено почти 2000 видео;

Facebook обеспечил Президенту почти 6,5 млн. сторонников, Twitter Обамы ежедневно читали полтора миллиона человек. Отдельно стоит сказать о ресурсе my.BarackObama.com, созданным Крисом Хьюзом – отцом-основателем Facebook. Сайт насчитывал около 2 млн. активных пользователей, которые могли найти группы сторонников по месту жительства и использовали neighbor-to-neighbor систему для агитации соседей, а также читали блог Президента. Важнейшим является то, что к предвыборной кампании удалось привлечь, наконец, внимание молодого населения страны, поскольку, как мы знаем, большая часть пользователей Интернет - молодые люди до 25-30 лет, что в том числе и обеспечило самую большую явку молодежи на выборах за последние 30 лет. Ведь в современной политике почти нет правил и нет судей, особенно в ходе избирательной кампании. Главным рефери является электорат, а web 2.0. в развитых (здесь стоит особенно это подчеркнуть) странах предоставляет широкий круг возможностей привлечения электората, который, мы полагаем, с каждыми президентскими выборами будет только увеличиваться. Главное – грамотно его использовать.

«Старые» и «новые» медиа в России.

Кратко рассмотрев особенности «новых» медиа и их роль в политической коммуникации, обратимся к истории и современности медиа в постсоветской России.

Естественно, тема эта обширна, требует детального изучения, однако краткий взгляд на историю и основные «тренды» развития, а так же распространение «новых» медиа в нашей стране все же дает некоторую картину понимания. Очевидно, что за последние 20 лет роль СМИ в социальных процессах неоднократно менялась.

Итак, сначала были СМИ. Традиционные. Всё началось с перестройки и гласности. Как пишут С.В. Коновченко и А.Г.Киселев [3], с середины 80-х гг. печать начинает поднимать на страницах своих изданий новые на фоне советской проблематики СМИ темы, недоступные раннее для обсуждения, осуществляя процесс раскрепощения мысли в России, переворачивая мироощущение советского человека, за 70 лет привыкшего воспринимать мир не таким, как он был, а таким, каким его представляли СМИ. Таким образом, реформы конца 80х – начала 90-х годов, направленные на формирование новой экономической и политической систем, отличались и небывалой для советских времен гласностью, открытостью, плюрализмом мнений, СМИ в этот период становятся важнейшей социально политической силой, а почти все известные журналисты становятся депутатами (Листьев, Любимов, Политковский и д.р.), что свидетельствует о высокой степени доверия и к СМИ и к журналистам. В 1992-1993 годах наступает период политической борьбы руководства страны, поделенного на два центра власти, каждый из которых пытался оказывать давление на СМИ. И это привело к тому, что уже во время выборов 1993 года пресса занимает позиции, руководствуясь не столько своими политическими предпочтениями, сколько делая ставку на возможного победителя. Следующие три года относительной политической стабильности характеризуются временным оттоком политизированного капитала из средств массовой информации. Однако уже в 1995 году в ходе кампании в Государственную Думу и президентских выборов в 1996г. он вернулся, причем в огромных размерах. Все мы знаем, какое количество средств было вложено в том числе и в пропаганду в СМИ, чтобы оставить Б. Ельцина у власти с его катастрофически низким рейтингом. Билл Клинтон, считавший свою кампанию, проходившую примерно в то же время, одной из самых дорогих за всю историю в США, был просто обескуражен российскими цифрами – столько американцы никогда не тратили. Таким образом, в течение 1995-1996гг. газеты, радио и телевидение становились рычагом борьбы за политическую власть, причем движущей силой явились не идеологические мотивы, а финансовая заинтересованность как отдельных журналистов, так и крупных собственников СМИ. Самое главное, что произошло – начало происходить сращение политики и масс-медиа. А в 1997 – 1998 гг. проявилась и стала нарастать тенденция «концентрации и корпоративизации» российских СМИ – российский финансовый и промышленный капитал занялся переделом медиа-рынка.

СМИ отвели весомое место в российской политике, но мощью обладали не сами средства массовой информации как специфический социальный институт, а силы, которые за ними стояли. Однако уже после выборов 1999 – 2000 гг. руководство России четко придерживается правила «кто контролирует информацию – имеет власть», что особенно касается телевидения. Начался процесс усиления государственного контроля над СМИ, что в 2000 году к тому же получило и законодательное подкрепление.

Что мы имеем на сегодняшний день. Согласно опросам населения, наиболее значимым источником информации для россиян является телевидение, за ним идет газеты, радио, друзья, журналы [1]. Дело с функциями СМИ в контексте политической коммуникации обстоит следующим образом. Сами сотрудники указывают на то, что современные российские СМИ прежде всего являются инструментов рекламы и PR.

Именно политтехнологи и рекламисты чаще всего определяют основные темы СМИ. А поскольку расходы на производство и распространение СМИ в стране многократно превышают их совокупный доход, то редакциям приходится забыть о какой-либо самостоятельности в выборах тем [1]. Также насущной проблемой является высокая степень зависимости от власти. Да, политическая информация населению предоставляется – но вопрос в том, какого она «качества» и разнообразна ли? За исключением нескольких газет, картина независимых СМИ в России удручающа: в настоящее время учредителя большинства региональных и до 80% муниципальных газет являются органы государственной и муниципальной власти, что отражается и на редакционной политике и на экономической независимости изданий. Из трех общенациональных каналов властям принадлежит «Россия» и контрольный пакет «Первого канала», в руках властей контрольный пакет акций «Газпрома», который имеет контрольный пакет НТВ, «Маяк», «Радио России», агентства ИТАР-ТАСС и РИА «Новости» тоже обладают сомнительной свободой в выборе трансляций политической информации. Таким образом, можно говорить о монополии на информацию, поскольку два главных телеканала – Первый и Россия - по охвату и степени влияния перевешивают все остальные СМИ. А в рейтинге свободы слова, составленном организацией «Репортеры без границ» [11], на 2008 год Россия занимает 141 место, гордо шествуя впереди Йемена, Афганистана, Пакистана, Ирана и КНР.

Вряд ли приходится в данных условиях говорить о нормальном «демократическом» функционировании системы политической коммуникации в нашей стране.

И вот здесь, в таких условиях, самое время выхода на сцену «новых медиа». Но не все так просто. У Интернета в России своя история. Количество пользователей, заходящих хотя бы один раз в неделю во всемирную паутину, насчитывается более млн. чел. Однако стоит отметить высокий уровень информационного неравенства как между отдельными группами населения (по возрасту и материальному достатку) так и между регионами России: наиболее развитым регионом России по уровню проникновения Интернета является Урал. Если сравнивать интернет-аудиторию городов, то к 2009 году в трёх городах России интернетизация превысила 50%-й барьер — это Москва (ежесуточная аудитория 5 816 000), Санкт-Петербург (2 244 000) и Екатеринбург (657 000), далее идёт Казань, где ежесуточная аудитория составила 000 человек [12]. Всего можно выделить 3 этапа в развитии Интернета в России: 1997 2000 гг. – когда он играл скорее маргинальную роль, 2000-2008 год – время отрицания Интернета как СМИ и его инструментальное использование (новостные ленты, крупные сайты партий или кандидатов, на которых представлены новости, политические программы – web 1.0 одним словом), и с 2008 – по настоящее время – актуализация Интернета в медиа-пространстве, интеграция власти в информационную среду.

Очевидно, что в контексте рассмотрения «новых» медиа следует говорить о третьем этапе - интеграции политики и власти в информационную среду. Часто об Интернет-коммуникациях говорит президент Медведев, который завел собственный блог http://blog.kremlin.ru/. Главным же, тем, чем по самой сути «новых медиа», должен был стать российский Интернет – так это площадкой для политических дискуссий и местом прямого общения с избирателем. Web 2.0. сейчас в России представлен блогами политиков и сообществами партий (http://oleg shein.livejournal.com;

http://community.livejournal.com/yabloko_party/), но не всех и не самых крупных;

каналами на youtube (канал КПРФ, чьи ролики во время кампании в Мосгордуму занимали вторые-третьи места по просматриваемости) – но их опять же немного и можно пересчитать по пальцам;

использованием уже существующих социальных сетей (страница Яблоко Вконтакте http://vkontakte.ru/club63575 ) и черным пиаром в блогах других пользователей. Удручает то, что пользователей у подобных сайтов – мало, в отличие от тех же США, например (численность группы Яблока Вконтакте – 2 тысячи человек, что в разы меньше любой Фан-группы какой-нибудь поп-звезды, а среднее количество комментариев к записям в сообществе на livejournal – около 5- 10). КПРФ же, по утверждениям членов партии, вынуждена была завести канал на youtube.com в результате информационной блокады в СМИ в период кампании в Мосгордуму. Таким образом, практика непосредственного общения с избирателем крайне редкое явление, и судя по всему, не столь значительное.

А политические дискуссии, разворачивающиеся в блогах и ставшие не только инструментом непосредственного общения с властью, но и рычагом общественного давления на Западе, в России чаще всего принимают вид междоусобиц и имеют персонифицированный характер и очень небольшую аудиторию (блог Марии Гайдар http://m-gaidar.livejournal.com/). Поэтому говорить об использовании Интернета как эффективного инструмента давления не приходится. Не вспоминая уже о франдрайзинге или волонтерских сетях, которые отсутствуют в принципе как класс. Да и вообще, мне очень сомнительно, что в нашей стране смогли бы выбрать президента, откровенно говоря, аутсайдера в начале президентской гонки, в создании имиджа которого 50 (если не больше) процентов играл бы Интернет.

У медиа в России, как впрочем, это часто случается, «своя история». У «новых» медиа тоже. Согласно докладу Носика на конгрессе «О Свободе Слова Новых Медиа» 15-16 февраля 2007 года, в Российском Интернете все спокойно – никто никого не сажает ни за что (ну было пару случаев, но не столь серьезных), свобода слова в общем.

Но, зная режим современной России, хочется спросить – а почему не сажают? Почему нет скандалов? Потому что никто не пишет ничего такого, что могло бы вызвать скандал, общественную реакцию? Или пишут, но это не находит отклика? Почему «новые» медиа и web 2.0 не стали такими, какие они есть на Западе в сфере политической и социальной активности? Вопросы эти, несомненно, актуальны и интересны, однако ответы на них – это уже совсем другая статья.

ПРИЛОЖЕНИЯ Таблица Аудитория Вечерних Новостей. США Источник: State of the News Media Таблица 2.

Ответы редакторов газет на вопрос «Насколько Вы оптимистичны о будущем своей газеты?» 2007 Newsroom Barometer, World Editors Forum and Reuters Таблица 3.

Доверие к медиа-источникам. США Источник: State of the News Media Таблица 4.

% населения США Онлайн Источник: State of the News Media Список литературы 1. Дзялошинский И.М. Гражданские коммуникации и публичная политика// http://www.dzyalosh.ru/comm-stati.shtml;

2. Дзялошинский И.М. СМИ и общественные институты: Перспективы взаимодействия//http://www.dzyalosh.ru/comm-stati.shtml ;

3. Коновченко С.В., Киселев А.Г. Информационная политика в России // http://www.dzyalosh.ru/comm-books.shtml;

4. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Пер. с англ. под науч. ред. О. И. Шкаратана// http://polbu.ru/kastels_informepoch/;

5. Соловьев А.И. Политическая коммуникация: к проблеме теоретической идентификации. – Полис, №3. 01.05.2002// http://www.eastview.com;

6. New Media: The Press Freedom Dimension.Challenges and Opportunities of New Media for Press Freedom” – материалы конференции в Париже 14-16 февраля 2007 года// http://unesdoc.unesco.org/images/0015/001520/152017e.pdf;

7. Pye L. Political Communication // The Blackwell Encyclopaedia Political Institutions. - Oxford - New York, 1987;

8. Материалы сайта http://en.wikipedia.org/;

9. Материалы сайта http://understandingmedia.com;

10. Материалы сайта http://dzyalosh.ru;

11. Репортеры без границ. [Электронный ресурс] – Режим доступа:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D1%80%D %82%D1%91%D1%80%D1%8B_%D0%B1%D0%B5%D0%B7_%D0%B3%D1% %D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%86#.D0.A2.D0.B0.D0.B1.D0.BB.D0.B8.D1.86.

D0.B0;

12. Рунет. [Электронный ресурс] – Режим доступа:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D1%83%D0%BD%D0%B5%D1%82.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.