WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

В. М. ВЕЛИЧЕНКО, профессор ЗАМЕЩЕНИЕ ДЕФЕКТОВ ТОЛСТОЙ И ПРЯМОЙ КИШОК ИЛЕОТРАНС ПЛАНТАТОМ 9>t44V УДК 616.345-089:616.352-089.814 616ВЗ + 617.04 В 27 На основании изучения отечественной и

зарубежной литературы в монографии излагается история развития илеоколопластики и илео ректопластики.

Физиологические и морфологические исследования, произведен­ ные автором в эксперименте на животных, обосновывают возмож­ ность применения указанных восстановительных операций в клинике.

Обе операции с успехом выполнены у больных.

Большой экспериментальный материал и клинический опыт по­ зволили автору сделать ряд важных теоретических обобщений и дать полезные практические советы.

Книга рассчитана на хирургов. Она должна заинтересовать так­ же патофизиологов и морфологов.

Чем полнее будет проделан опыт на животном, тем менее часто при­ дется больным быть в положении опытных объектов со всеми печаль­ ными последствиями.

И. П. Павлов ВВЕДЕНИЕ Пересадка тканей и органов занимает значительное место в современной хирургии. И без преувеличения можно сказать, что хирургия будущего—это прежде всего восстановительные и пластические операции.

Конструктивные операции при создании искусствен­ ных пищевода, желудка, влагалища, мочеточников и мочевого пузыря убедительно показывают замечатель­ ные пластические свойства тонкой кишки. Эти операции прочно вошли в практику восстановительной хирургии.

В связи с этим вызывает недоумение факт явного отста­ вания разработки и комплексного изучения такого важ­ ного раздела хирургии, каким является замещение толс­ той и прямой кишок илеотрансплантатом.

Поражение сигмовидной кишки злокачественными опухолями, гангрена ее, хронические воспаления, на­ конец, обширные ранения вынуждают хирургов произ­ водить расширенные оперативные вмешательства с оставлением значительного дефекта в толстой кишке и наложением противоестественного заднего прохода.

Ликвидация последнего у некоторых больных сопряжена с большими трудностями, так как восстановить непре 1* рывность кишечной трубки, даже при широкой мобили­ зации проксимального отдела толстой кишки, не всегда возможно. В таких случаях с успехом может быть при­ менена илеоколопластика.

При оперативном лечении некоторых заболеваний прямой кишки (рак, полипоз, язвенный проктоколит) нередко приходится удалять не только прямую, но и сигмовидную кишку и заканчивать операцию наложени­ ем противоестественного заднепроходного отверстия.

Безусловно, такие больные скорее будут соглашаться на операцию, если хирург сохранит им естественный акт дефекации. Поэтому в случаях, когда сигмовидная кишка непригодна для низведения, может быть приме­ нена илеоректопластика.

Идея энтероколопластики впервые была высказана Nicoladoni (1887). Первая операция на животном была выполнена Crespi (1888), а у человека — Vignolo (1910).

Илеоколопластику у больных с успехом произвели Fins terer (1917, 1954), Stone (1928),Quenu (1931), Б. А. Алек торов (1943), M. К- Чачава (1945) и другие хирурги.

Однако сложность вмешательства, неясность физиологи­ ческой и морфологической полноценности илеотрансплан тата резко ограничивали применение этой операции.

До сего времени отдельные клиницисты и экспери­ ментаторы занимались главным образом изучением ана­ томических особенностей и методики операции. Так, известны следующие варианты илеоколопластики: пять этапов (Vignolo, 1910), три этапа (А. В. Мельников, 1929), два этапа (Micheli et Santi, 1891;

Reichel, 191.0);

один этап (Finsterer, 1953;

А. К. Эристави, 1957;

И. Е, Ви­ ноградов, 1958;

Н. П. Шостя и Б. Е. Стрельников, 1959;

В. И. Юхтин, 1961). Однако эти методики, как мы уви­ дим дальше, страдают существенными недостатками и могут быть улучшены.

Некоторые авторы (Kok u. Harreveld, 1932) пытались изучить особенности морфологической перестройки сли­ зистой трансплантата, но безуспешно. Только Haberland (1934) и Г. С. Левин (1939) доказали наличие морфоло­ гической перестройки в еюнотрансплантате, использован­ ном для замещения дефекта в толстой кишке. Но в лите­ ратуре нет сообщений об изучении морфологической перестройки в илеотрансплантате.

Haberland доказал хорошую резорбционную способ­ ность трансплантата. Однако никто не изучал особен­ ностей моторной функции в сочетании с морфологичес­ кой перестройкой илеотрансплантата. Не производилось изучение его моторной функции путем кимографических записей, а имеющиеся рентгенологические исследования касаются лишь отдельных наблюдений. Совершенно нет никаких данных об интероцептивных связях между трансплантатом, подвздошной и сигмовидной кишками.

Не изучались интероцептивные связи между илеотранс плантатом и другими органами, влияние с рецептивного поля трансплантата на органы пищеварения и, в част­ ности, на функцию околоушной слюнной железы. В лите­ ратуре нет сообщений о морфологических изменениях, происходящих в интрамуральной нервной системе илео­ трансплантата. По-прежнему остается много неясных сторон илеоколопластики.

В течение 1954—1955 гг. мы провели эксперименталь­ ные исследования на 14 животных и применили илео колопластику у двух больных. Результаты были пред­ ставлены в кандидатской диссертации «Илеоколопласти ка в клинике и в эксперименте». Но в этой работе были освещены лишь отдельные вопросы методики илеоколо­ пластики и исследования кишечника, а также представ­ лены некоторые данные о моторной функции и морфоло­ гических исследованиях слизистой илеотрансплантата.

В течение 1956—1962 гг. нами продолжалось углублен­ ное и всестороннее изучение илеоколоиластики.

В литературе известны лишь единичные операции замещения прямой кишки илеотрансплантатом. Впервые илеоректопластику в клинике применили Dimiiriu (1927) с летальным исходом и Brandt (1937) с благоприятным результатом. В зарубежной литературе мы встретили описание 8 операций замещения удаленной прямой кишки трансплантатом из тонкой кишки. В Советском Союзе о таких операциях сообщений не было.

Учитывая необходимость применения илеоректо пластики в клинике, мы занялись всесторонним изуче­ нием этой операции. Так как экспериментальные иссле­ дования в этом направлении не проводились, нам пред­ стояло разработать методику операции на животных, изучить функциональные и морфологические особенности илеотрансплантата.

В течение 1957—1962 гг. нами производилось комп­ лексное исследование илеоректопластики. Выполняя настоящую работу, мы должны были ответить на основ­ ной вопрос: в каком направлении изменяются функция и структура илеотрансплантата, и в связи с этим выяс­ нить, насколько обоснованно применение илеоколопла стики и илеоректопластики в клинике.

ПРОБЛЕМА ИЛЕОКОЛОПЛАСТИКИ И ИЛЕОРЕКТОПЛАСТИКИ llllllllllllllllllllllllll IIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIMIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIII ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ИЛЕОКОЛОПЛАСТИКИ И ИЛЕОРЕКТОПЛАСТИКИ Экспериментальные данные по илеоколопластике Изучая историю развития пластических операций, мы встречаем имена врачей, заложивших фундамент вос­ становительной хирургии, внесших существенный вклад в ее развитие. Среди них заслуживает внимания имя Nicoladoni, который разработал ряд весьма важных ре­ конструктивных и восстановительных операций.

В 1887 г. Nicoladoni предложил методику энтеро пластики. И хотя А. П. Надеин (1949) считает, что Nico­ ladoni принадлежит лишь идея операции, а не ее выпол­ нение, все же внесенные им предложения явились значительным вкладом в пластическую хирургию орга­ нов пищеварения. Он по праву может считаться осново­ положником илеоколопластики.

Первый вариант операции Nicoladoni состоит в сле­ дующем. В двух местах пересекается петля тонкой кишки с учетом образования жизнеспособного транс­ плантата. Для большей его подвижности делают над­ резы брыжейки по направлению к корню. Восстанавли­ вается непрерывность тонкого кишечника. Полученным трансплантатом замещают дефект в толстой кишке пу­ тем наложения верхнего и нижнего анастомозов.

Второй вариант операции состоит в использовании ?

оставшейся правой половины толстой кишки. При этом предполагалось наложение верхнего анастомоза между подвздошной кишкой и дистальным концом толстой кишки, а также нижнего анастомоза между терминаль­ ным отрезком подвздошной кишки и прямой кишкой.

После такой операции кишечное содержимое, пройдя верхний анастомоз, должно было бы передвигаться в антиперистальтическом направлении и, преодолев сопро­ тивление баугиниевой заслонки, спуститься в прямую кишку.

Естественно, что практическое применение нашел первый вариант операции, а второй имеет лишь некото­ рый исторический интерес. Только Greco (1936) опериро­ вал 5 животных по второму варианту Nicoladoni. При этом 4 собаки вскоре погибли от перитонита, одна лишь жила 15 месяцев и погибла от кишечной непроходи­ мости. На аутопсии обнаружено расширение петель тон­ кой кишки и отводящего анастомоза, гипертрофия илео цекального отдела. Гистологически установлен тяже­ лый некротический энтерит.

Энтеропластику по первому варианту, предложен­ ному Nicoladoni, произвели: Crespi (1890);

Micheli u.

Santi (1891) •;

Ruo u. Bonomo (1896) *;

Brund (1903) *;

Stone (1929) *;

Radige (1932);

Kok u. Harreveld (1932).

Эти первые экспериментальные исследования, выпол­ ненные в течение 42 лет, не дали положительных ре­ зультатов. Достаточно сказать, что из 78 оперированных собак погибла 61.

Животные погибали от шока, от перитонита вследст­ вие недостаточности швов анастомоза или от хрониче­ ской кишечной непроходимости и истощения на почве * Г. С. Л е в и н. О процессе перестройки слизистой оболочки тон­ кой кишки при операции Николадони (пересадка'тонкой кишки в де­ фект толстой). Канд. дисс. Минск, 1939.

S стриктуры анастомозов. Предложение Micheli u. Santi о разделении операции на два этапа было вполне поло­ жительным. Однако заметного успеха не было получено ввиду применявшейся тогда порочной методики накла­ дывания анастомозов конец в конец, при разнородных по ширине просветов и толщине стенок кишечных концах.

В этих случаях часто наблюдались недостаточность швов или стенозы по месту анастомозов.

В целях улучшения результатов илеоколопластики Horstley (1913) выполнил операцию в два этапа и при­ менил при этом другие виды анастомозов. Нижний анастомоз он формировал путем внедрения конца илео трансплантата в начальный отдел прямой кишки, а верхний накладывал бок ъ бок (между трансплантатом и толстой кишкой). Каловый свищ временно сохранял­ ся. Автор получил несколько лучшие непосредственные результаты. К сожалению, наблюдение за этими живот­ ными было кратковременным.

Haberland (1930) первый из исследователей сделал попытку проверить физиологическую полноценность еюнотрансплантата, использованного для замены сег­ мента толстой кишки. Была проверена скорость про­ хождения пищи по кишечнику собаки с применением угольной или карминовой отметки. Моторная функция кишечника изучалась во время лапаротомии путем осмотра. У части подопытных животных наблюдалось сужение кишечника в области анастомоза. Исследова­ ние мочи на индикан, уробилин и уробилиноген не под­ твердило всасываемости вредных веществ стенкой транс­ плантата. Гистологические исследования дали возмож­ ность высказаться о наличии морфологической пере­ стройки слизистой в зоне анастомозов.

Экспериментальные исследования с момента первой энтероколопластики и по 1932 г. производились только зарубежными хирургами. Однако они не привели к опре­ деленным результатам. Проблема не была решена.

В работу включились наши, отечественные хурурги.

Так, И. Л. Сендерович (1938) пришел к выводу, что илеоколопластику лучше производить в два этапа. Со­ гласно его исследованиям, стенка трансплантата изме­ нялась и частично напоминала строение толстой кишки.

Весьма ценная экспериментальная работа по изуче­ нию процесса перестройки слизистой оболочки тонкой кишки при операции Николадони была выполнена в 1939 г. Г. С. Левиным. Изучению подверглось 20 собак, которым была сделана еюнопластика. На основании исследований автор пришел к выводу, что в условиях трансплантации небольших отрезков тонкой кишки на толстой можно наблюдать развитие целого ряда струк­ турных изменений слизистой оболочки трансплантата.

Эта структурная перестройка слизистой становится за­ метной начиная со 2—4-го месяца и достигает наиболее выраженных изменений к концу 14—21-го месяца, когда ворсинки местами совсем исчезают, а некоторые стано­ вятся уплощенными. В участках, расположенных ближе к соустью, слизистая перестраивается интенсивнее, чем в центре трансплантата. Перестройка идет в направле­ нии структур, свойственных слизистой оболочке нор­ мальной толстой кишки.

Г. С. Левин доказал, что в еюнотрансплантате, ис­ пользованном для замещения сегмента толстой кишки, наступают морфологические изменения, приближающие его к структуре толстой кишки. Исследование представ­ ляло большой интерес. Оно, по существу, являлось един­ ственным в этом направлении, так как данные Haber land были противоречивы, a Kok u. Harreveld не только не обнаружили признаков структурной перестройки, но сочли возможным утверждать, что энтеротрансплантат Ю вообще не обеспечивает нормальной эвакуации кишеч­ ного содержимого. В 1963 г. данные Г. С. Левина под­ твердил В. И. Короткий.

Б. А. Алекторов (1943, 1947) изучал технику илеоко лопластики у животных. Он рекомендовал накладывать анастомозы не конец в конец, а бок в бок, при короткой же культе прямой кишки — конец в бок, производя опе­ рацию двухмоментно. Однако, несмотря на то, что реко­ мендации Б. А. Алекторова значительно улучшили мето­ дику илеоколопластики, некоторые авторы (К. Я- Чуп ракова, 1956;

»Thompson, Watman, 1956) продолжали пользоваться старыми методами и применяли порочные анастомозы конец в конец. Только Г. Л. Александрович и Г. Ф. Хвостиков (1959) применили методику Б. А. Алек­ торова и выполнили одномоментную илеоколопластику на 3 собаках с хорошим результатом.

Итак, две первые в СССР кандидатские диссертации (Г. С. Левина и Б. А. Алекторова), посвященные илео колопластике, явились значительным вкладом в изучае­ мую проблему. Результаты работы указанных исследо­ вателей создавали перспективу для дальнейшего разви­ тия восстановительной хирургии органов пищеварения.

Однако проблема илеоколопластики далеко еще не была решена. Операции у экспериментальных животных да­ вали много осложнений и летальных исходов (59,8%) Требовалось дальнейшее улучшение методики операции.

Что же касается физиологической полноценности энтеро трансплантата, то такого рода исследования, кроме по­ пыток Haberland, не предпринимались.

Необходимо было изучить илеотрансплантат всесто­ ронне: прежде всего его моторную функцию (применяя рентгенологический метод и кимографические записи), морфологическую перестройку (слизистой и мышечных слоев, а также интрамуральной нервной системы) и осо п бенности функциональной активности (интероцептивных связей).

Кроме того, в литературе мы не встретили сообщений об экспериментальных исследованиях, проводимых одновременно по изучению физиологии и морфологии илеотрансплантата при илеоколопластике. Решению всех этих вопросов и посвящена экспериментальная часть нашей работы.

Применение илеоколопластики в клинике В диссертациях Г. С. Левина и Б. А. Алекторова указывается, что первую пересадку тонкой кишки в де­ фект толстой произвел Vignolo в 1910 г. Однако при ознакомлении с подлинниками работ мы установили, что первым илеоколопластику у человека произвел Rei chel в 1909 г. Совершенно правильно об этом писал А. П. Надеин (1949).

В дальнейшем отдельные наблюдения описали: Vig­ nolo (1910);

Fenwick (1911);

Faltin (1912);

Micheida (1922);

Pauchet (1926);

Stone (1928);

А. В. Мельников (1929);

Quenu (1933, 1935);

Okinczyc (1935);

Nordman (1937);

E. А. Шефтер (1937);

Most (1938);

Sussmann (1938);

Picot (1939). С 1910 no 1940 г., т. е. за 30 лет, илеоколопластика была применена 17 хирургами у больных.

В этом периоде хирурги пытались улучшить технику операции. Было признано, что илеотрансплантат следует брать длиною примерно 30 см, отступив на 50—60 см от илеоцекального угла. Большинство авторов считало необходимым оперировать больных в два этапа. Что ка­ сается характера анастомозов между илеотранспланта том, прямой и толстой кишками, то в этом вопросе еди­ ной точки зрения не было. Fenwick, Pauchet, Quenu VI накладывали анастомозы конец в конец и наблюдали тяжелые осложнения, вплоть до частичного некроза трансплантата вблизи анастомоза. При создании наи­ более трудного и ответственного соустья между транс­ плантатом и прямой кишкой Reichel, Faltiri, Stone, A. В. Мельников, Okin'czyc, Nordman и другие приме­ няли инвагинацию конца трансплантата в просвет пря­ мой кишки. В этих случаях в анастомозе, как правило, наступала стриктура. Micheida, E. А. Шефтер, Sussmann начали применять боковые анастомозы. Все авторы после включения илеотрансплантата оставляли функ­ ционирующим противоестественный задний проход.

В связи с этим самого серьезного внимания заслу­ живают методики илеоколопластики, предложенные Б. А. Алекторовым (1943, 1947) и М. К- Чачава (1945).

Как первый, так и второй высказались в пользу двух этапной илеоколопластики. Весьма рациональным явля­ ется предложение М. К- Чачава о формировании наибо­ лее ответственного анастомоза между прямой кишкой и нижним концом илеотрансплантата в первый этап.

Нам кажется вполне обоснованным предложение Б. А. Алекторова о закрытии противоестественного зад­ него прохода при выполнении второго этапа операции.

Применение обоими авторами боковых анастомозов следует считать более положительным и новым элемен­ том операции по сравнению с производившимися до них анастомозами инвагинационными и конец в конец. К со­ жалению, некоторые хирурги не учли этих предложений и продолжали применять менее совершенные методики операции. К ним относятся: Rudler (1945);

Carillo-Maur tua (1949);

Mori (1951);

Maatz (1954);

П. А. Карташов (1957);

Perrotin, Koopff (1959);

Д. А. Елизаров и B. А. Мирошниченко (1963) и др.

Nusselt (1947) уже использует рекомендацию Б. А. Алекторова и при илеоколопластике применяет боковые анастомозы. Боковые соустья накладывали также Mori (1951) и Maatz (1954) при формировании верхнего анастомоза между толстой кишкой и илеотранс плантатом, а также Г. А. Сардак (1956), А. К- Эриста ви (1957), Н. П. Шостя и Б. Е. Стрельников (1959) при создании как верхнего, так и нижнего анастомозов.

Эти авторы применяли боковые анастомозы между толстой кишкой и верхним концом трансплантата с сохра­ нением противоестественного заднего прохода. Однако, как показали их наблюдения, и при боковых анастомозах нередко наблюдаются серьезные осложнения. Mori, Maatz сообщили, что у наблюдаемых ими больных имела место недостаточность швов бокового анастомоза, а у выздоровевших впоследствии развивались явления ки­ шечной непроходимости. Эти наблюдения имеют чрезвы­ чайный интерес. Мы видим, что казавшееся ранее столь совершенным боковое соустье при илеоколопластике также не выдержало испытания временем.

В первых наших сообщениях, сделанных в 1955 и 1956 гг., дано описание илеоколопластики с применением нового вида кишечных анастомозов — конец толстой и прямой кишок в бок илеотрансплантата. При этом в первый этап операции выделялся илеотрансплантат, вос­ станавливалась непрерывность подвздошной кишки и на­ кладывался анастомоз — конец прямой кишки в бок илеотрансплантата. Верхний конец илеотрансплантата подшивался к толстой кишке. Во второй этап частично иссекался конец кишки, образовывавшей противоестест­ венный задний проход, и накладывался анастомоз — конец толстой кишки в бок илеотрансплантата. Приме­ нив такую методику илеоколопластики у больного, мы получили хороший результат, так как: 1) использовали более совершенный вид анастомоза — конец толстой и прямой кишок в бок илеотрансплантата, 2) обосновали необходимость формирования нижнего анастомоза (с прямой кишкой) в первый этап операции и 3) доказали возможность ликвидации противоестественного заднего прохода во втором этапе илеоколопластики.

Считаем уместным заметить, что о возможности при­ менения анастомоза конец прямой кишки в бок илео­ трансплантата в свое время высказывался и Б. А. Алек торов, но этот вид кишечного соустья он не апробиро­ вал. При выполнении илеоколопластики у больной он применил боковые анастомозы.

Ю. Т. Комаровский (1959), В. И. Юхтин (1961), Smolarski (1959) высказались в пользу анастомоза конец толстой кишки в бок илеотрансплантата.

Известно также, что илеоколопластику применяли и другие хирурги: С. С. Юдин (1936), Richter (1947)*, Д. Г. Маматавришвили (1956), Villafane (1958), Barron (1958), Primo (1960), Н. И. Махов (1961), но нам не удалось найти подлинников этих работ.

О чем же свидетельствуют клинические наблюдения, описанные в течение 18 лет, т. е. с момента исследова­ ний и предложений, сделанных Б. А. Алекторовым и М. К. Чачава?

Прежде всего, очевиден факт широкого применения илеоколопластики и признания данной операции как единственно возможной в целях ликвидации противо­ естественного заднего прохода у некоторых больных при наличии обширных дефектов левой половины толс­ того кишечника, а иногда и поперечно-ободочной кишки.

Такое суждение подтверждается данными о выполнен­ ных операциях илеоколопластики по годам. Если за первые 30 лет было выполнено 18 операций, то за следу По Nusselt (1947).

ющие 23 года — более 50. В пользу илеоколопластики высказались Plenk (1954), А. Н. Рыжих (1960), Г. П. Зайцев (1961).

Некоторые хирурги (П. А. Карташов, Г. Л. Алек­ сандрович и Г. Ф. Хвостиков, В. И. Юхтин и др.) счи­ тают возможным производить илеоколопластику одно­ моментно и даже одновременно с основной операцией.

Но их наблюдения единичны. Как нам кажется, пред­ лагаемая тактика не может считаться достаточно обоснованной. Подобные наблюдения дают лишь осно­ вания считать илеоколопластику не тяжелой операцией, которая в отдельных случаях может быть выполнена одномоментно. Но это ни в какой мере не исключает двухэтапной операции.

В последние годы при илеоколопластике все чаще применяются анастомозы по типу конец толстой (пря­ мой) кишки в бок илеотрансплантата (наши данные, а также последующие наблюдения Г. А. Александровича и Г. Ф. Хвостикова, Ю. Т. Комаровского, В. И. Юхтина, 1961, 1963, и др.). Боковые соустья являются исключе­ нием. Что касается анастомозов конец в конец и инваги национных, то следует считать доказанной их неприем­ лемость вследствие большого количества осложнений (Quenu, Okinczyc, Picot, Mori, Maatz и др.). Порочность инвагинационных и боковых соустьев подтверждается наблюдениями и при обычных энтеро-энтероанастомозах (А. П. Гриднев, 1938;

М. Ю. Глезер и Л. В. Сакович, 1949;

К. С Симонян, 1956;

В. И. Юхтин, 1959;

Ю. Е. Бе резов, 1960;

Gorbandt, 1949;

Bellmann, 1958;

Arnold, 1960;

Fagarasanu, Bujor, 1961).

До настоящего времени все еще не решен вопрос о целесообразности ликвидации противоестественного зад­ него прохода в заключительный этап илеоколопластики, хотя при правильной методике и выполнении операции в два этапа такое решение кажется вполне обосно­ ванным.

Анализируя 65 клинических наблюдений илеоколо пластики, можно заметить, что основными показаниями к этой операции были: рак, заворот и гангрена сигмо­ видной кишки, воспалительные заболевания, травма, а также полипоз и дивертикулез толстого кишечника.

Заболевания Количество операции Рак сигмовидной кишки Рак поперечно-ободочной кишки •—'Гангрена сигмовидной кишки на почве заворота.... *f Ранения толстой кишки или ее брыжейки Обширный язвенный колит, стеноз Поражение толстой кишки в связи со смежными заболе­ ваниями /~чЛ Полипоз Дивертикулез Основное заболевание не указано Всего Состояние вопроса об илеоректопластике Говоря о заболеваниях прямой кишки, при которых требуются расширенные и восстановительные операции, прежде всего имеется в виду поражение ее раковой опухолью. Проблеме диагностики и лечения рака пря­ мой кишки посвящено большое количество работ отече ственных и зарубежных хирургов.

Как известно, первую ампутацию пораженной раком прямой кишки произвел Lisfranc в 1826 г. Hochenegg (1909) после резекции прямой кишки по поводу рака предложил низводить сигмовидную кишку с учетом со­ хранения замыкательного аппарата. Значительные изме­ нения в эту операцию в последующие годы были вне­ сены отечественными хирургами (Л. М. Нисневич, 1950;

И. Я. Слоним, 1950;

С. А. Холдин, 1950, 1955, и др.).

Однако операция низведения сигмовидной кишки давала значительную летальность.

Вот почему Л. М. Нисневич (1950) предупреждает, что эту операцию не следует производить при наличии ясно выраженных метастазов опухолевого процесса, све­ жего воспалительного процесса или лимфангоита, корот­ кой брыжейки сигмовидной кишки, сморщивании бры­ жейки при мезосигмоидите, а также при отсутствии хоро­ шо выраженной системы аркад, анастомозирующих друг с другом сосудов мезосигмы, питающих сигмовидную кишку.

Так как лимфоток направляется преимущественно кверху, надо стремиться к максимально высокому уда­ лению кишки над верхним краем опухоли: на 8—10 см (И. Я. Слоним, 1950;

Hoffmann u. Allary, 1954) ИЛИ на 15 см (Л. М. Нисневич).

Таким образом, замена удаленной прямой кишки сигмовидной с сохранением анального сфинктера — да­ леко не всегда выполнимое и небезопасное мероприятие.

Однако, как нам представляется, при современном состоянии восстановительной хирургии при радикальных операциях на прямой кишке можно значительно увели­ чить количество случаев сохранения анального сфинк­ тера. Тем более, что при этом отдаленные результаты не хуже, чем при создании противоестественного заднего прохода, и функция анального сфинктера вполне удов летворительна (В. Н. Демин, 1954, 1964). Об этом пишут: А. С. Лурье (1957);

П. Д. Колченогое (1957, 1958);

Неуп (1950);

Popescu (1956);

Popescu-Urlueni (1956);

Dimitriu (1957);

Janecek (I960). Некоторые авторы (К. И. Махов, 1958;

А. М. Аминев, 1955, 1961;

А. П. Легошин, 1961) предлагают даже методику созда­ ния нового жома из больших ягодичных мышц.

Пр.и невозможности низведения сигмовидной кишки с успехом может быть применена илеоректопластика.

Последняя позволит сохранить естественный способ де­ фекации у многих больных после радикальных операций по поводу рака ампулярного и супраампулярного отде­ лов прямой кишки и резко сократить количество отказов от этих операций.

Согласно литературным данным, первую илеоректо пластику сделал Dimitriu (1927) *. У больной, страда­ ющей воспалительным процессом, приведшим к стено зированию просвета кишечника, была удалена сигмо­ видная и часть прямой кишки и наложен противоестест­ венный задний проход. Для ликвидации последнего выделена петля тонкой кишки, наложен верхний ана­ стомоз — конец толстой кишки в бок илеотрансплантата, а нижний конец трансплантата выведен чрезанально и подшит к коже. На третий день больная погибла от пневмонии.

Brandt (1937) оперировал больного по поводу рака прямой кишки. Сигмовидная кишка была использована для образования противоестественного заднего прохода.

Из подвздошной кишки выделен трансплантат, верхний конец которого анастомозирован с отводящим коленом толстой кишки, а нижний проведен чрезанально. Наблю­ далось частичное омертвение нижнего конца илеотранс * По Г. С. Левину (1939).

2* 1Я плантата, но нарушения проходимости трансплантата и ануса не наступило. Больной поправился, но противо­ естественное заднепроходное отверстие сохранялось еще в течение 10 месяцев.

Denk (1950) сообщил о двух случаях, когда он, учи­ тывая просьбу больных, закрыл противоестественный задний проход в области слепой и нисходящей кишок.

Он успешно применил промежуточное включение транс­ плантата из тонкой кишки между слепой кишкой и анальной частью прямой.

Nissen (1955) описал следующее наблюдение. В 1953 г. после промежностной простатэктомии у 68-лет­ него больного образовался ректо-уретральный свищ.

Высокое сечение мочевого пузыря и создание противо­ естественного заднего прохода к излечению не привело, поддерживался цистит. 28/ХП 1954 г. произведена илео ректопластика. Между верхним концом трансплантата и дистальной частью сигмовидной кишки наложено бо­ ковое соустье. Нижняя часть трансплантата низведена до ануса через анальную часть прямой кишки (с сохра­ нением сфинктера). 28/1 1955 г. закрыт противоестест­ венный задний проход. Рентгенологическое исследование показало хорошую функцию илеотрансплантата.

Новую прямую кишку (неоректум) создали Gilber tas et Blanchard (1957). Девушке 24 лет, страдающей тяжелой формой дизентерии (язвенный колит, проктит), произведена колонэктомия, оставлена прямая кишка и с ней анастомозирована подвздошная. Наступила гангре­ на прямой кишки и недостаточность швов. Наложен противоестественный анус на терминальный отдел под­ вздошной кишки. Через год удалены остатки прямой кишки. Последняя заменена отрезком подвздошной кишки длиной 60 см. Трансплантат изогнут (сложен вдвое) и широко анастомозирован (создан резервуар).

Более длинный конец трансплантата выведен через анус, а между изгибом искусственно созданной прямой кишки и подвздошной наложено соустье (конец в бок). Не­ посредственный результат хороший. Для замещения прямой кишки они рекомендуют применять тощую.

Ф. Мандаке, В. Продеску, С. Константинеску (1960) сообщили о ректогемиколонэктомии с восстановлением проходимости кишечника путем пересадки отрезка под­ вздошной кишки у двух больных, оперированных по по­ воду полипоза кишечника.

Как мы видим, только Gilbertas et Blanchard внесли рациональные предложения по методике операции.- Со­ общений об экспериментальных исследованиях по илео­ ректопластике в литературе мы не встретили.

Следует заметить, что в какой-то мере к илеоректо­ пластике приближается илеоаностомия, которая нашла применение при лечении полипоза и язвенного колита.

Между этими операциями имеется некоторая аналогия в технике выполнения, т. е. в методике низведения под­ вздошной кишки и в формировании заднего прохода.

Но илеоректопластика является пластической вос­ становительной операцией, а илеоаностомия — рекон­ структивной. Между ними имеются большие физиологи­ ческие различия. Так, если при илеоректопластике толстая кишка сохранена и функции органов пищеваре­ ния, по-видимому, существенно не нарушаются, то при удалении толстой и прямой кишок, что имеет место при илеоаностомии, несомненно, происходят глубокие нару­ шения и перестройка всей системы пищеварения. Эти операции подлежат раздельному изучению.

Однако, учитывая некоторое сходство в технике операций, считаем нужным отметить, что в нашей стране илеоаностомия впервые была выполнена А. М. Дыхно (1956), а затем Н. Г. Карташевским (1959), И. М. Мис лавским (1960), А. А. Васильевым (1963), Ж- М. Юхви довой (1963) и др. Эта операция нашла широкое приме­ нение и за рубежом (Ravitch, 1956;

Roux, Marchal, Bau mel, 1956, и др.).

В данной работе мы не будем касаться илеоаносто мии, так как технические приемы ее и патофизиологи­ ческие последствия подлежат специальному изучению.

Подытоживая изложенное, можно сказать, что мно­ гие вопросы илеоколопластики и илеоректопластики остаются нерешенными. Эти операции нуждаются в дальнейшем совершенствовании. Требуется более глубо­ кое изучение физиологических особенностей илеотранс плантата, характера его морфологической перестройки и нервнорефлекторных связей.

Только после многократной апробации операций и комплексных исследований на животных возможно ре­ шить вопрос о более широком применении их у больных.

В связи с тем, что проблема илеоколопластики, и тем более илеоректопластики, все еще остается нерешенной, наши исследования диктуются интересами больных, нуждающихся в этих операциях.

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ КОМПЕНСАЦИИ НАРУШЕННЫХ ФУНКЦИЙ ОРГАНИЗМА Согласно учению И. П. Павлова, организм представ­ ляет собой сложную систему, состоящую из почти бес­ конечного ряда частей, связанных как друг с другом, так и в виде единого комплекса с окружающей средой и находящихся с ней в равновесии. Равновесие этой си стемы, как и всякой другой, является условием ее су­ ществования.

На основании большого экспериментального мате­ риала И. П. Павлов (1877, 1894, 1897) создал стройную теорию работы пищеварительного аппарата как единой, целостной системы. И. П. Павлов и его ученики деталь­ но изучили деятельность главных пищеварительных же­ лез, определили действие отдельных составных частей пищи,на секреторную функцию их, осветили вопросы моторной функции желудочно-кишечного тракта, про­ вели детальный анализ рефлекторных механизмов дея­ тельности пищеварительных желез.

Необходимо подчеркнуть исключительное значение ранних работ И. П. Павлова и его школы по физиологии пищеварения, выявивших ведущую роль нервной системы в механизме регуляции секреторной и моторной активно­ сти органов 0 пищеварения и важное участие ее в гумо­ r M0 Ha j I b H0 H ральной t P ) Фазе секреторного процесса (Л. Б. Попельский, 1901;

В. В. Савич, 1903, 1921;

Г. П. Зе­ леный, 1912, и др.). Большое значение имеют работы мно­ гих физиологов, доказавших участие нервной системы в гормональном механизме регуляции пищеварительных функций (И. П. Разенков, 1925, 1948;

X. С. Коштоянц, 1950;

А. Н. Бакурадзе, 1955;

А. Д. Головский, 1957;

В. А. Пастухов, 1960;

Б. П. Бабкин, 1960;

Uvnas, 1942;

Woordward, 1960, и др.).

Доказано, что в осуществлении интероцептивных реф­ лексов, в том числе и желудочно-кишечного тракта, важ­ ная роль принадлежит гуморальному звену (А. И. Ка­ раев, 1957;

П. Г. Богач, 1961;

И. А. Булыгин, 1961, 1962;

И. Т. Курцин, 1962, и др.).

И. Т. Курцин пишет, что регуляция функций органов пищеварения гормональными веществами, образующими­ ся в самой пищеварительной системе, находится под контролем центральной нервной системы;

она участвует как в процессе образования гормонов, так и в процессе их действия на секреторные клетки пищеварительных желез. Гормональный механизм регуляции пищевари­ тельных функций является важным звеном сложного рефлекторного механизма регуляции деятельности орга­ нов пищеварения, -поэтому нервный и гормональный фак­ торы следует рассматривать не изолированно друг от друга, а в единстве и взаимодействии, «о при ведущей роли нервного фактора. В принципе эта взаимосвязь по­ добна той, которая имеет место в кортикальной регуля­ ции деятельности всех внутренних органов.

Несомненно, что огромное значение имеет познание закономерностей и особенностей нервно-гуморальных связей и влияний в здоровом организме. Но человек под­ вержен воздействию различного рода неблагоприятных факторов, которые нередко приводят к нарушению от­ дельных функций организма и возникновению патологи­ ческих рефлексов (И. П. Павлов, 1897;

А. Д. Сперанский, 1933, 1935). А. Ю. Броновицкий (1961) считает, что ком­ пенсация нарушенных и утраченных функций есть та частная форма приспособительных реакций организма, которая возникает в ответ на повреждение, «поломку», дефект его структур. Компенсаторные реакции направле­ ны на нормализацию нарушенных функций, на восстано­ вление того, что еще может быть восстановлено, и функ­ циональное замещение того, что нарушено или погибло безвозвратно.

Д. М. Голуб (1961) высказывается,, что окольные пу­ ти являются морфологическим субстратом компенсатор­ ной иннервации внутренних органов. По его мнению, к компенсаторным приспособлениям следует отнести межсегментарные и поперечные связи, широко представ­ ленные как в соматической, так и в вегетативных частях периферической нервной системы. В связи с выявленной закономерностью формирования компенсаторных приспо­ соблений он предполагает возможным образование но 1вых нервных путей тазовых органов в условиях, когда целость спинного мозга нарушена. Подобные эксперимен­ ты с успехом проведены Д. М. Голубом (1958, 1961) него сотрудниками.

Не подлежит сомнению, что при трансплантации тка­ ней и органов в нервной системе и в самих перемещае­ мых тканях наступают значительные изменения. Это по­ ложение было подтверждено на. Белорусской республи­ канской конференции (декабрь 1961 г.), посвященной проблеме компенсации нарушенных функций различных органов и систем (И. А. Булыгин, Д. М. Голуб,.А. Ю. Бро новицкий, С. М. Миленков, П. Н. Маслов и Г. Ф. Лось, Т. Е. Гнилорыбов, С. Л. Либов и Г. Л. Рубанович, М. Ф. Мережинский, И. А. Гапеев, А. П. Амвросьев и др.).

Изучая особенности нервнорефлекторных связей и морфологических изменений, происходящих в тканях пос­ ле пластических операций, следует учитывать указания К. М. Быкова (1954) о том, что «функция и структура взаимно определяют друг друга». В этом же направлении высказываются и клиницисты. Н. Н. Еланский, А. А. Виш­ невский и Б. В. Петровский (1955) подчеркивают, что постоянные клинические наблюдения и эксперименты дают основание прийти к заключению, что функциональ­ ные расстройства при наличии постоянно действующих раздражителей могут вызвать анатомические изменения.

Об этом же свидетельствуют и наблюдения А. В. Фролки са (1964). Наконец, А. И. Абрикосов и А. И. Струков (1953) констатируют, что в большинстве аккомодацион­ ных процессов можно видеть, как изменение функции ткани влечет за собой изменение ее формы.

На основании многочисленных работ П. К- Анохин (1955) пришел к заключению, что на любое повреждение организм реагирует как целостная система, и в компенса­ торный процесс включаются все нарушенные функции под общим регулирующим влиянием центральной нерв­ ной системы. Подчеркивая роль афферентного отдела нервной системы, автор отмечает значение в компенса­ торных процессах «низшей саморегуляции», однако ре­ шающее значение придает афферентному отделу, особен­ но центральному его представительству в коре головного мозга.

Э. А. Асратян (1953, 1958) экспериментально пока­ зал большое значение коры головного мозга в процессе компенсации. Автор подчеркивает роль в этом процессе:

1) регенерации поврежденных структур, 2) активиро­ вания дублирующих и запасных физиологических ме­ ханизмов, 3) тренировки и викарирования поврежден­ ных частей, 4) перестройки нервных центров.

Из литературы известны результаты первых иссле­ дований по изучению не только функциональной, но и морфологической перестройки трансплантированных тканей.

Е. С. Лондон и И. И. Крыжановский (1923) на осно­ вании многочисленных опытов пришли к заключению, что пересадка тканей или перемещение их в пределах одного и того же органа должны считаться наиболее надежными. Авторы считают, что лучшим способом пе­ ремещения тканей является аутопластика.

И. А. Голяницкий (1914—1922), В. Л. Покотилло (1928), А. А. Немилов (1940) в своих трудах указывали на важность условий, в которые помещен трансплантат, ибо функция в конечном итоге определяет морфологи­ ческую перестройку. Закон формирующего раздраже­ ния имеет большое значение не только в отношении ре генерации трансплантата, но и в смысле его перестрой­ ки (А. А. Немилов).

В подтверждение сказанного имеются многочислен­ ные примеры как экспериментальных исследований, так и клинических наблюдений.

Ю. М. Лазовский (1938) в своих работах широко освещает процессы перестройки слизистой желудка.

Причем эти процессы он ставит в прямую зависимость от функциональных нарушений. Ю. М. Лазовский сов­ местно с О. Ф. Шароватовой и М. М. Коган (1935), ре­ зецируя пилорический отдел желудка собаки (вместе с пилорическими и интермедиарными железами) и уби­ вая животных в разные сроки (через 20 дней, 2, 4, 6, 7, 8 месяцев), наблюдали постепенную перестройку сли­ зистой желудка. Авторы приходят к выводу, что между главными, побочными и пилорическими клетками же­ лудка существует определенная функциональная связь, позволяющая им компенсировать друг друга при раз­ личных патологических процессах. Об этом же сообщают Holmgren (1923), К. Г. Боль и Б. К. Боль (1948).

Б. Д. Стасов (1913) и П. П. Брюханов (1914) на осно­ вании экспериментальных исследований установили, что при-резекции тощей кишки значительная компенсатор­ ная перестройка наблюдается в толстой кишке.

А. В. Карлова (1.956), ссылаясь на мнение А. В. Мель­ никова, пишет, что при резекции почти всего тонкого ки­ шечника функцию тонких кишок принимает на себя же­ лудок. О хорошей компенсаторной приспособляемости тонкой кишки при обширной резекции кишечника или желудка сообщают М. И. Непорент, В. Я- Шлапоберский, Э. Ф. Саксен (1936), О. Л. Гордон и Г. Ф. Маркова (1957), Н. П. Бочков (1957), Е. И. Захаров и А. Е. Заха­ ров (1962), С. И. Филиппович с соавторами (1963), А. В. Фролкис (1964).

Описаны наблюдения Т. И. Ижмяковой (1953), К. Д. Иоакамис (1953), П. Д. Рогаль (1957), В. С. Семе­ нова (1959), Е. А. Беюл, О. Л. Гордон, К. М. Корчемки ной, Г. Ф. Марковой, П. Д. Тарнопольской (1961) о ком­ пенсаторных процессах в организме после обширной резекции тонкого кишечника, а также Ю. М. Панцырева и Ю. К- Квашнина (1959) — после гастрэктомии. По мне­ нию авторов, сроки наступления компенсации в организ­ ме (в том числе и со стороны органов пищеварения) ко­ леблются от 2—3 недель до 2 лет.

Весьма интересны высказывания С. С. Юдина (1954) о перестройке слизистой в кишечном трансплантате после создания искусственного пищевода. Он пишет, что неко­ торые изменения в положении и развитии поперечных складок слизистой в пересаженной кишке следует рас­ сматривать как несомненно функциональные изменения.

Р. А. Бродский (1958) на основании гистологических исследований слизистой оболочки тонкой кишки крыс в постнатальном периоде приходит к выводу о значитель­ ной морфологической перестройке слизистой под влия­ нием пищевого фактора.

Особенно отчетливо выявляются эти изменения к по­ луторамесячному возрасту, когда животные переходят н'а грубую пищу. А. В. Мельников (1957) отмечает, что гипертрофия слизистой кишечника наблюдается при длительных запорах. По-видимому, постоянно повышен­ ное давление на стенку кишечника (плотные каловые массы, газы) вызывает морфологическую перестройку слизистой и мышечных слоев.

Имеются наблюдения, подтверждающие возможность трансформации клеток не только в пределах близких морфологических структур, но и в клеточных формах менее родственных тканей. При круговом замещении де­ фектов в кишечной стенке собак кожей К- К. Введенский (1913) отмечал восстановление нормальной кишечной трубки со всеми свойственными ей элементами.

Ullman (1914) в эксперименте на свиньях трансплан­ тировал участки подвздошной кишки в желудок, участки желудка — в тощую и толстую кишки, участки слепой кишки — в желудок и толстую кишку, участок толстой кишки — в подвздошную. Во всех случаях он отмечал хо­ рошие исходы и при микроскопическом исследовании со стороны трансплантата никаких патологических измене­ ний не находил. Примерно такие же результаты в экспе­ рименте на животных получил В. Г. Вайнштейн (1952), а также Coffey a. Bargen (1939), Gardner (1948).

Многолетние исследования Е. И. Захарова и А. Е. За­ харова (1962) показали, что в тонкокишечном трансплан­ тате, использованном для замещения желудка, происхо­ дят заметные морфологические изменения. В стенке трансплантата определяется значительная гипертрофия мышечных волокон. Складки слизистой трансплантата сглаживаются, ворсинки укорачиваются и углубления между ними напоминают желудочные ямки, эпителиаль­ ный покров богат бокаловидными клетками.

Хотя вопросы физиологии и морфологии органов пи­ щеварения изучаются, однако характер компенсаторных реакций в организме и особенности морфологической пе­ рестройки трансплантированных тканей и органов оста­ ются далеко не выясненными.

Мало изучен вопрос о морфологической перестройке слизистой, мышечных слоев и интрамуральной нервной системы в тонкокишечном трансплантате. Это свидетель­ ствует о явном отставании экспериментальных исследо­ ваний от запросов клиники.

Нам кажется совершенно правильной точка зрения С. И. Филиппович с соавторами (1963) о том, что в связи с методическими трудностями в анализе механизмов ком пенсаторных процессов непосредственно на больных крайне важны экспериментальные исследования в этом направлении.

На основании экспериментальных и клинических дан­ ных, освещенных в литературе, изучению подлежат в пер­ вую очередь следующие вопросы: 1) роль в компенсатор­ ном процессе самого поврежденного органа и других ча­ стей системы;

2) степень и последовательность участия в этом процессе отдельных функций пищеварительного тракта;

3) причины возникновения и механизмы осущест­ вления компенсаторных реакций;

4) соотношение функ­ циональной и структурной компенсации.

Как мы видим, остается еще много неясных вопросов о механизме. развития компенсаторно-приспособитель­ ных процессов, особенно связанных с пересадкой орга­ нов. В соответствии с этим одним из важнейших направ­ лений научной разработки данной проблемы является дальнейшее углубленное изучение конкретных физиоло­ гических механизмов, а также связанных с ними морфо­ логического субстрата и обменных процессов, опреде­ ляющих целостность организма.

При изучении изменений, наступающих в трансплан­ тированных тканях, необходимо исходить из прочно уста­ новленного факта, что между физиологическим и морфо­ логическим состоянием существует постоянная и законо­ мерная связь. Одновременно с этим следует учитывать, что в компенсаторной перестройке трансплантированных тканей, несомненно, большая роль принадлежит не толь­ ко факторам среды, в которую помещен трансплантат, но, главным образом, регулирующему влиянию нервной системы и гормональным воздействиям. Этими положе­ ниями мы и руководствовались при выполнении настоя­ щей работы.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ИЛЕОКОЛОПЛАСТИКИ И ИЛЕОРЕКТОПЛАСТИКИ IIIMIIillllllllllllllllllllllllllllllllllllllllllNIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIMIIIIIIIII ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ИЛЕОКОЛО- И ИЛЕОРЕКТОПЛАСТИКИ И МЕТОДИКА ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Значение экспериментальных исследований огромно, его невозможно переоценить. Leriche еще в 1937 г. писал, что «...со временем хирургия все больше и больше будет превращаться в экспериментальную дисциплину». Ко­ нечно, с этим полностью согласиться нельзя. Но мнение о том, что экспериментальная хирургия должна быть ши­ роко поисковой дисциплиной, прокладывающей новые пути хирургического лечения больных, следует считать правильным.

Проводя свои исследования, мы всегда помнили сло­ ва И. П. Павлова: «Чем полнее будет проделан опыт на животном, тем менее часто придется больным быть в по­ ложении опытных объектов со всеми печальными послед­ ствиями».

При изучении проблемы илеоколопластики и илеорек топластики на животных (собаках) мы провели комп­ лекс исследований с целью: 1) изыскать наиболее простую и безопасную методику этих операций, 2) опреде­ лить характер моторной функции и особенности нервно рефлекторных связей илеотрансплантата с другими орга­ нами, 3) изучить морфологические изменения, наступаю­ щие В' слизистой, мышечных слоях и пнтрамуральнои нервной системе илеотраноплантата. Мы полагаем, что результаты такого изучения позволят дать объективную оценку и соответствующие рекомендации о возможности применения данных операций в клинике.

Исследования на 90 собаках проведены нами в пе­ риод с 1954 по 1962 год: илеоколопластика выполнена на 61 и илеоректопластика — на 21 животном;

8 собак использованы для изучения моторной функции кишеч­ ника.

Мы ставили перед собой задачу выяснить возможности экспериментального выполнения илеоколопластики в том виде, как она описана в литературе, а в случае необходи­ мости внести соответствующие изменения в целях совер­ шенствования методики операции. Что касается илеорек топластики, то здесь нам пришлось полностью разрабо­ тать методику операции.

Илеоколопластика выполнена нами в два этапа на 50 животных и одномоментно—на 11. Илеоректопласти­ ка произведена в два этапа на 2 и одномоментно — на 19 животных. У 6 собак изучалась моторная функция подвздошной и ободочной кишок путем применения ка­ нюль или кишечных свищей и у 2 животных — моторная функция прямой кишки.

Следовательно, на 82 животных разрабатывалась и совершенствовалась методика илеоколопластики и илео ректопластики и 8 собак использованы для изучения нор­ мальной моторной функции подвздошной, ободочной и прямой кишок. Вопросы методики операций и исследо­ вания кишечника изложены в этой главе.

Так как в нашу задачу входила не только разработка методик операций, но и всестороннее, комплексное изуче­ ние физиологической и морфологической полноценности илеотрансплантата, то все оперированные животные под­ вергались специальным исследованиям.

Моторная функция илеотрансплантата исследовалась путем кимографических записей. Для этой цели исполь­ зованы 32 собаки: 22 после илеоколопластики и 10 после илеоректопластики. Кроме того, как уже было указано, 8 животных были использованы для изучения моторно-й функции подвздошной, ободочной и прямой кишок. Ре­ зультаты исследований представлены в разделе «Мотор­ ная функция илеотрансплантата. Кимографические ис­ следования».

Моторная функция илеотрансплантата изучалась так­ же при помощи рентгенологических исследований у животных, из них: после илеоколопластики — у 20 и пос­ ле илеоректопластики — у 6. Этим исследованиям посвя­ щена глава «Моторная функция илеотрансплантата.

Рентгенологические исследования».

Изучались рефлекторные связи илеотрансплантата с различными отделами кишечника, желудком и около­ ушной слюнной железой у 19 животных, из них: после илеоколопластики — у 10 и после илеоректопластики— у 9 собак.

У 24 животных применена наша методика создания кишечных свищей для исследования различных отделов кишечника. При этом изучалась моторная функция илео­ трансплантата, подвздошной и ободочной кишок, а так­ же интероцептивные связи между этими отделами ки­ шечника и желудком.

У 2 собак после илеоколопластики и у 9 после илео­ ректопластики на кожу выводился проток околоушной слюнной железы и создавалась слюнная фистула. У этих животных рецептивные поля с илеотрансплантата, под­ вздошной, ободочной и прямой кишок использовались для изучения нервнорефлекторных связей с другими ор­ ганами, в частности со слюнной железой. Основные дан­ ные этих исследований изложены в разделе «Нервнореф пекторные связи илеотрансплантата».

3 В. Величенко Изучению морфологического строения слизистой, мы­ шечных слоев и интрамуральной «ервной системы посвя­ щена глава «Морфологические исследования илеотранс плантата». Гистологические исследования выполнены у 35 животных, в том числе после илеоколопластики — у 25 и после илеоректопластики—у 10 собак.

Методика илеоколопластики Абсолютное большинство экспериментальных иссле­ дований, произведенных до нас, было посвящено разра­ ботке методики энтероколопластики. Исследователи пы­ тались ответить на три основных вопроса:

1. Какой участок тонкой кишки (тощей или подвздош­ ной) и каких размеров энтеротрансплантат можно ис­ пользовать для замещения дефекта ободочной кишки?

2. Какой вид анастомоза следует накладывать между илеотрансплантатом, ободочной и прямой кишкой?

3. Во сколько этапов и в какой последовательности лучше выполнять илеоколопластику?

На первый вопрос ответ удалось получить сравнитель­ но быстро. Stone u. Haberland уже в 1929—1930 гг. при­ шли к выводу о целесообразности применения энтеро трансплантата длиной от 12 до 25 см, сохраняя при этом в брыжеечной ножке не менее 2. артериальных стволов.

Однако авторы не придавали значения выбору кишеч­ ного сегмента для трансплантата, для пластики они при­ меняли отрезок тощей кишки. Мы считаем более пра­ вильным для целей пластики использовать подвздошную кишку и достаточным оставлять в брыжеечной ножке трансплантата одну пару сосудов (артерию и вену).

Первоначальные разработки энтероколопластики ос­ новывались на восстановлении непрерывности кишечника путем наложения анастомозов конец в конец между трансплантатом, ободочной и прямой кишками. Такая методика оперирования (Crespi, Micheli et Santi, Brund) во многих случаях приводила к недостаточности швов анастомозов, а при выживании животных — к стриктуре анастомоза и хронической кишечной непроходимости.

При одномоментной энтероколопластике гибель живот­ ных была еще большей (Brund).

Horstley применил другие виды анастомоза. Нижний конец энтеротрансплантата он внедрял в начальный от­ дел прямой кишки, а верхний анастомоз между ободоч­ ной кишкой и илеотрансплантатом накладывал бок в бок.

Это привело к некоторому улучшению непосредственных результатов операции.

Против концевых соустий между кишками разного диаметра (толстой кишкой и энтеротрансплантатом) ре­ шительно выступил Б. А. Алекторов (1943). Он убеди­ тельно доказал несостоятельность такой методики и ре­ комендовал пользоваться боковыми анастомоз'ами. В экс­ перименте им было также установлено, что при одно­ моментной энтероколопластике гибель животных на­ ступает вследствие недостаточности швов анастомоза между трансплантатом и прямой кишкой. По мнению автора, в основе этого осложнения лежит нарушение кровообращения в культе прямой кишки в результате пересечения краевых брыжеечных сосудов толстой киш­ ки. Весьма полезным оказалось сделанное им предложе­ ние о разделении операции на два этапа. После Б. А. Алекторова экспериментальные исследования ниче­ го нового в методику операции не внесли.

Хирурги-клиницисты использовали достижения экспе­ риментальной хирургии. Но так как исследования были еще не завершены, то при лечении больных наблюда­ лось много неудач. Применение концевых анастомозов, в том числе инвагинационных, приводило к яедостаточ 3* ности швов или стенозу (Fenwick, Pauchet, Quenu, Reichel, Faltin, Nordman, Okinczyc, Picot и др.)- При наложении же боковых анастомозов наблюдалась недостаточность швов или расширение приводящего конца анастомози рующей кишки, что вело к кишечной непроходимости (Е. А. Шефтер, Mori, Maatz и др.).

Исходя из данных, которые накопились к началу на­ ших исследований, мы должны были констатировать, что предложенные методики энтероколопластики имели су­ щественные недостатки и не выдерживали клинической проверки. Вполне понятно поэтому, что исследования не­ обходимо было начинать с усовершенствования методи­ ки операции. Так мы и поступили.

Предоперационная подготовка животных заключа­ лась в следующем. За несколько дней до операции со­ бака помещалась в клетку, где она постепенно осваива­ лась с обстановкой и привыкала к обслуживающему пер­ соналу. В это время измерялась температура, подсчиты вался пульс, бралась кровь для клинических (у всех) и биохимических (у части животных) анализов. Питание состояло из кухонных отходов, мучной похлебки, хлеба.

Если собака вела себя спокойно и здоровье ее не вызы­ вало сомнений, назначался день операции. В тече­ ние одних суток животное получало жидкую пищу, а на вторые сутки — только воду. Вечером накануне операции и за 1,5—2 часа до нее ставилась очистительная клизма.

За 30 минут до операции подкожно вводилось от 4 до 7 мл 2%-ного раствора солянокислого морфия.

Все операции выполнялись под масочным эфирным наркозом. Брюшная полость вскрывалась срединным раз­ резом. Отыскивалось место впадения подвздошной киш­ ки в слепую. На расстоянии 20—30 см от слепой кишки из подвздошной выделялся трансплантат длиной 20— 30—35 см и производилась илеоколопластика по одной из апробируемых методик. В брюшную полость вводились антибиотики: 300—500 тыс. ЕД пенициллина и 250 тыс.

ЕД стрептомицина. Брюшная полость закрывалась на­ глухо. Операция заканчивалась подкожным введением 2 мл солянокислого морфия, а иногда и 3 мл 20%-ного камфорного масла. Некоторым животным подкожно вво­ дилось 200—300 мл 0,85%-ного раствора хлористого нат­ рия или такое же количество 5%-ного раствора глюкозы.

Послеоперационный период проводился одинаково у всех оперированных животных. Первые два дня собаки выдерживались на голодном режиме, со второго-третьего дня после операции давалось 150—200 мл воды. На тре тий-четвертый день собака получала 100—150 мл молока, разведенного на 200 мл воды. Начиная с пятого дня жи­ вотные получали цельное молоко или отвары, с шесто­ го — жидкую часть супа, с седьмого-восьмого — суп и с девятого-десятого дня переводились на обычный корм.

Первая операция была произведена одномоментно под эфирным наркозом. Срединным разрезом вскрыта брюшная полость. На расстоянии 20 см от слепой кишки выделили илеотрансплантат длиной 25 см. В целях боль­ шей смещаемости трансплантата в бессосудистых участ­ ках брыжейка надсечена на 4—6 см по направлению к корню ее. Образовавшиеся после пересечения под­ вздошной кишки четыре конца наглухо ушиты. Непре­ рывность подвздошной кишки восстановлена путем нало­ жения бокового соустья между проксимальным и ди стальным отрезками кишки. Резецирован участок ободочной кишки, образовавшиеся оба конца толстой кишки наглухо ушиты. Наложены боковые анастомозы между прямой кишкой и нижним концом илеотрансплан­ тата, а также между проксимальным отрезком ободочной кишки и верхним концом илеотрансплантата. В брюшную полость введено 300 тыс. ЕД пенициллина и 250 тыс. ЕД стрептомицина. Затем полость закрыта наглухо. Опера­ ция закончена подкожным введением 2 мл солянокисло­ го морфия и 3 мл 20%-ного кам|форного масла.

Животное погибло через 36 часов после операции от шока. Поэтому в последующем мы перешли к выполне­ нию илеоколопластики в два этапа. При этом были использованы рекомендации Б. А. Алекторова и М. К. Ча чава.

Б. А. Алекторов в первый этап операции, пересекая подвздошную кишку, выделял лишь верхний отрезок трансплантата, накладывал боковой анастомоз между концом трансплантата и ободочной кишкой. Боковым анастомозом он восстанавливал непрерывность под­ вздошной кишки. Во втором этапе операции выделялся нижний конец трансплантата и накладывался анастомоз между прямой кишкой и трансплантатом. Вскрытый ко­ нец подвздошной кишки, образовавшийся после отсече­ ния нижнего конца трансплантата, ушивался наглухо.

М. К- Чачава в первом этапе операции полностью вы­ делял трансплантат из подвздошной кишки, наглухо уши­ вал оба его конца и накладывал боковое соустье между нижним отрезком трансплантата и прямой кишкой.

Верхний конец трансплантата серо-серозными швами фиксировался к нисходящей ободочной кишке. Непре­ рывность подвздошной кишки восстанавливалась путем наложения бокового соустья. Во втором этапе наклады­ вался боковой анастомоз между верхним концом транс­ плантата и ободочной кишкой. Имевшийся противо­ естественный задний проход закрывался спустя некото­ рое время после операции при помощи электрокоагу­ ляции.

Как мы видим, в методике Б. А. Алекторова и М. К. Чачава применяются боковые анастомозы. При такой методике оперирования животные нередко погиба ли от перитонита вследствие недостаточности швов верх­ него бокового соустья между толстой кишкой и илеотранс плантатом. Столь печальный исход операции оказался не случайным. Дело в том, что при создании анастомоза между ободочной кишкой и верхним концом илеотранс плантата (рис. 1) во внутреннем углу культи ободочной кишки создается сильное давление плотных каловых масс и швы оказываются недостаточными.

Следовательно, мы оказались перед фактом, что и ме­ тодика боковых анастомозов, предложенная Б. А. Алек торовым, себя не оправдала. Необходимо было искать новое решение вопроса. Оно должно было, по нашему мнению, заключаться в видоизменении соустья между ободочной кишкой и илеотрансплантатом. Мы решили верхнее соустье формировать по типу конец ободочной кишки в бок илеотрансплантата (рис. 1).

В дальнейшем, при оперировании экспериментальных животных, -в первом этапе операции выделялся транс­ плантат из подвздошной кишки, восстанавливалась ее проходимость наложением бокового соустья и наклады­ вался нижний анастомоз между илеотрансплантатом и прямой кишкой. Верхний конец илеотрансплантата фиксировался к нисходящей толстой кишке двумя-тремя серо-серозными швами. Во втором этапе операции накла­ дывался анастомоз между ободочной кишкой и илеотранс­ плантатом по типу конец в бок. Между первым и вто­ рым этапами проходило 20—25—30 дней.

В произведенных операциях создание верхнего со­ устья между ободочной кишкой и илеотрансплантатом дало положительные результаты: из 60 оперированных животных недостаточность верхнего анастомоза наблю­ далась только в одном случае. Таким образом, была со­ здана значительно улучшенная методика илеоколопла стики (рис. 2).

Сообщения некоторых авторов о хороших исходах операции у животных при одномоментной илеоколопла стике заставили нас продолжить исследования в этом направлении. Операция выполнялась следующим обра­ зом. Выделялся илеотрансплантат длиною 30 см, боко­ вым соустьем восстанавливалась непрерывность под­ вздошной кишки. Резецировалось 12—15 см левой поло­ вины ободочной кишки. Соустье накладывалось по типу конец ободочной и прямой кишок в бок илеотрансплан тата.

Здесь мы учли сделанное в свое время Б. А. Алекто ровым предложение о наложении анастомоза конец пря­ мой кишки в бок илеотрансплантата, которое не было им апробировано.

При одномоментной илеоколопластике из 11 опериро­ ванных собак погибло 5: одна от шока и 4 вследствие кровотечения и недостаточности швов анастомоза между прямой кишкой и илеотрансплантатом, осложнившейся перитонитом. Результаты этих наблюдений подтвердили правильность выводов Б. А. Алекторова о плохом веноз­ ном оттоке из нижнего отдела ободочной и прямой кишок.

Уже во время операции было ясно видно, что после пе­ ревязки краевого сосуда и пересечения толстой кишки дистальная часть ободочной (прямой) кишки переполня­ лась темной кровью и при ма­ лейшем дотрагивании сильно кровоточила у анастомоза с Рис. 1. Схема наложения верхнего ана­ стомоза между толстой кишкой и илео­ трансплантатом (слева — модификация Б. Л. Алекторова, справа — наша).

Рис. 2. Методика илеоколопластики, примененная нами у экспериментальных животных:

;

— ободочная кишка;

2 — подвздошная кишка;

3 — илеотранс илеотрансплантатом. Наряду с этим было установлено, что часть собак все же переносит одномоментную илео колопластику. Анастомозы оказываются достаточно прочными в том случае, если левая половина ободочной кишки резецируется широко и нижний анастомоз накла­ дывается с небольшим отрезком прямой кишки. Оба ана­ стомоза (нижний и верхний) накладываются по типу ко­ нец ободочной и прямой кишок в бок илеотрансплантата.

Интересно отметить также и еще одно важное обстоя­ тельство, а именно: отсутствие застоя венозной крови в культе прямой кишки при пересечении ободочной киш­ ки выше бокового соустья с трансплантатом (во втором этапе операции). Венозного застоя и кровотечения при этом не наблюдалось, по-видимому, потому, что кровь л оттекла через дополнительную кровеносную сеть, образо­ вавшуюся в зоне анастомоза прямой кишки с илеотранс плантатом.

Таким образом, мы установили, что собаки значитель­ но лучше переносят двухмоментную илеоколопластику.

Одномоментная операция часто приводит к весьма серь­ езным осложнениям. Применение анастомозов конец обо­ дочной и прямой кишок в бок илеотрансплантата оказа­ лось более надежным и безопасным.

Методика илеоректопластики Так как илеоректопластика в эксперименте на живот­ ных до сих пор не применялась, нам пришлось самим разработать методику этой операции.

У первой собаки операция производилась в следую­ щем порядке. Под эфирным наркозом срединным разре­ зом вскрыта брюшная полость. Найдено место впадения подвздошной кишки в слепую. На расстоянии 25—30 см от илеоцекального угла из подвздошной кишки выделен трансплантат длиной 30—35 см, несколько мобилизована его брыжейка. Образовавшиеся после пересечения под­ вздошной кишки четыре конца закрыты наглухо. Непре­ рывность подвздошной кишки восстановлена наложе­ нием1 бокового соустья. Затем мобилизована прямая и нисходящая часть ободочной кишки. Ободочная кишка пересечена и наложен анастомоз по типу конец ободоч­ ной кишки в бок верхнего конца илеотрансплантата.

Нижний конец илеотрансплантата фиксирован к удаляе­ мой части ободочной и прямой кишок. На этом абдоми­ нальная часть операции закончилась, введены антибио­ тики и брюшная полость закрыта послойно и наглухо.

Вторая часть операции произведена чрезанально. Ко­ ло вокруг заднепроходного отверстия и слизистая пря мой кишки обработаны йодной настойкой. Слизистая прямой кишки надсечена по периметру заднепроходного отверстия и мобилизована кверху. В просвет прямой кишки введен корнцанг, которым захвачена культя, и прямая кишка вывернута слизистой наружу. Прямая кишка отсечена с учетом оставления короткой (1,5—2 см) мышечной муфты у анального сфинктера. В образо­ ванную мышечную муфту низведен дистальный. конец илеотрансплантата, который шелковыми швами подшит к коже. После операции животному подкожно введено 2 мл 2%-ного солянокислого морфия и 3 мл камфорного масла. Собака погибла через 8 часов после операции. На аутопсии никаких дефектов оперативной техники не об­ наружено. Смерть наступила от шока. В связи с этим у 2 собак предпринята попытка произвести илеоректопла стику в два этапа.

В первый этап производилась илеоректопластика, но трансплантат оставался выключенным из кишечного тракта, верхний конец его был закрыт и двумя-тремя се­ ро-серозными швами подшит к ободочной кишке, выве­ денной наружу по типу одноствольного противоестествен­ ного заднего прохода. Во втором этапе ликвидировался противоестественный задний проход путем наложения анастомоза — конец ободочной кишки в бок илеотранс­ плантата. Однако такая методика желаемых результа­ тов не дала. Обе собаки погибли вскоре после операции.

Решено было продолжать совершенствование методи­ ки одномоментной илеоректопластики. У 10 собак опера­ ция была произведена по такому же принципу, как и у первой собаки. В результате из 10 животных 7 погибло от перитонита. Как при одномоментных, так и при двух моментных операциях гибель животных наступала в сро- •* ки от 5 до 22 дней.

Стало очевидным, что причина летальных исходов Рис. 3. Методика илеоректопластики, примененная нами у животных:

) — ободочная кишка;

2 — илеотрансплактат;

3 — «мышечная муфта» прямой кишки;

4 — анальный сфинктер* кроется не в тяжести самой операции (от шока погибла лишь одна собака), а в инфи­ цировании брюшной полости с последующим развитием пери­ тонита. Мы полагали, что при­ чиной инфицирования являет­ ся отсутствие достаточного герметизма между стенкой илеотрансплантата и аналь­ ным кольцом. Исходя из анатомических особенностей положения прямой кишки у собак, это предположение нам казалось обоснованным. Дело в том, что у собак нет мощного тазового дна, технически невозможно отделить брюшину вокруг прямой кишки вблизи ануса с учетом последующей перитонизации. Кроме того, после удаления прямой кишки создается несоответствие между диамет­ ром анального кольца и диаметром трансплантата.

В таких условиях фиксация трансплантата в анальном кольце швами (даже в два этажа) не обеспечивает над­ лежащего герметизма.

Учитывая это, мы внесли небольшое изменение в ме­ тодику внутрибрюшинной части операции. Наложив ана­ стомоз между ободочной кишкой и трансплантатом, за держалку подтягивали прямую кишку и примерно на уровне 8—10 см от ануса циркулярно рассекали сероз­ ный и мышечные слои прямой кишки, отделяли их субсе розно и, как чулок, стягивали книзу. После этого брюш­ ная полость окончательно закрывалась.

и Чрезанальная часть операции выполнялась, как и прежде. Слизистую прямой кишки надсекали на грани­ це с кожей, выделяли ее кверху. Так как мышечные слои были уже пересечены и частично мобилизованы со сторо­ ны брюшной полости, удаляемую часть ободочной и пря­ мой кишок легко извлекали наружу, трансплантат низ­ водили и укладывали в «мышечную муфту», оставшую­ ся от прямой кишки. Илеотрансплантат подшивали к коже несколькими швами.

Такое, казалось бы, незначительное изменение опера­ ции дало поистине разительный исход. 6 собак, опериро­ ванных таким способом (и одномоментно), послеопера­ ционный период перенесли легко, без вс*ких осложнений.

Таким образом, методика илеоректопластики была раз­ работана и полностью освоена. Схема операции пред­ ставлена на рис. 3.

Послеоперационное состояние подопытных животных В послеоперационном периоде за животными велось систематическое наблюдение. Обычно на вторые сутки после операции собаки начинали вставать, но больше ле­ жали. Через 3—4 дня они уже выходили из клетки, В первые 2—3 дня температура повышалась до 38,8— 39,6° и быстро приходила к норме (38—38,2°). Пульс до­ стигал 120—150 ударов в минуту и ко второму-третьему дню также нормализовался. На следующий день после операции наступало самостоятельное мочеиспускание, а на третий-четвертый день был кашицеобразный стул.

Оформленный стул собаки имели спустя 2—3 месяца пос­ ле операции. Животные, перенесшие илеоколопластику, быстро выздоравливали и через 3—4 недели по виду ни­ чем не отличались от неоперированных. Вес их быстро восстанавливался. Самки беременели и в срок щенились:

Жучка через 10 месяцев после операции принесла 7 ще­ нят, а Каштанка через 15 месяцев—5 щенят. У собак, имевших кишечные свищи, вначале не было аппетита.

Это объяснялось тем, что они слизывали выделявшееся содержимое кишечника. К концу недели, когда количест­ во отделяемого становилось меньше, самочувствие собак улучшалось и они начинали принимать пищу. Однако ели меньше, чем собаки после обычной илеоколопласти ки (без свищей), выглядели хуже и восстанавливали вес примерно к третьему-четвертому месяцу.

После илеоректопластики, в течение первых 5—7 дней, состояние животных было таким же, как и после илеоко лопластики. Но пищу они принимали плохо. Это было связано с тем, что после илеоректопластики в течение 2— 4 недель со стороны илеотрансплантата наблюдались до­ вольно активные перистальтические движения и вслед­ ствие этого часто небольшими порциями выделялось жид­ кое кишечное содержимое. Собаки вынуждены были сли­ зывать и поедать часть кала. Вполне понятно, что в те­ чение нескольких недель они плохо ели и теряли в весе.

Хороший аппетит появлялся только на втором месяце и дооперационныи вес восстанавливался лишь к концу третьего-четвертого месяца.

Параллельно с наблюдением за общим состоянием у части животных производились клинические и биохими­ ческие исследования крови. Кровь бралась утром, до кормления животных, при помощи пункции из вены на наружной поверхности голени.

Исследования показали, что количество эритроцитов у собак до операции достигало 5,6—6,4—7 млн, после операции уменьшалось до 4,1—5—5,5 млн. Содержание гемоглобина в послеоперационном периоде 69—78%.

Сравнение этих показателей с дооперационными свиде тельствует о небольшой анемизации животных, перенес­ ших операцию. Спустя несколько месяцев после операции число эритроцитов увеличивалось и во многих случаях превышало исходные данные. Количество лейкоцитов до операции равнялось 6200—7800—8200, в послеоперацион­ ном периоде в течение 7—10 дней наблюдался лейкоци­ тоз до 13 000—15 000, а в отдельных случаях до 27 000.

РОЭ мало изменялась в сравнении с нормальными цифрами.

Биохимические исследования крови произведены у экспериментальных животных. Кровь бралась до и после операции. Определялось количество сахара, хлоридов, остаточного азота, белка и белковых фракций (альбуми­ нов, глобулинов и фибриногена).

Исследование сахара крови производилось по методу Хагедорна — Иенсена. У наблюдаемых нами животных количество сахара до операции колебалось от 52 до 115 мг%, после операции — от 37 до 80 мг%, иногда — от 64 до 90 мг%. Количество сахара в крови после опе­ рации снижалось, но за 7—12 дней восстанавливалось до нормы.

Содержание хлоридов в крови определялось по Ле винсону. До операции количество хлоридов было в пре­ делах 450—650 мг%, после операции снижалось до 350— 420 мг% и в течение нескольких дней вновь достигало нормы.

Остаточный азот крови определялся по методу Аселя:

до операции был в пределах 27—45 мг%, после операции в течение 2—3 дней достигал 33—50 мг%.

Количество белка в плазме крови определялось не фелометрическим способом и равнялось в среднем 6—8%. Небольшое уменьшение белка наблюдалось в первые дни, а с момента приема пищи содержание его быстро достигало исходных показателей. В плазме крови животных определялись также альбумины, гло­ булины и фибриноген, но мы не заметили сколько-нибудь значительных сдвигов в соотношении белковых фракций.

В динамике клинических и биохимических показате­ лей крови разницы между животными, перенесшими илеоколопластику и илеоректопластику, мы не видели.

Анализ послеоперационной летальности после илео колопластики показывает, что в преобладающем боль­ шинстве случаев (в 11 из 16) наблюдалась недостаточ­ ность швов бокового соустья. О большом количестве осложнений при анастомозах, наложенных бок в бок, пишут А. П. Гриднев, М. Ю. Глезер и Л. В. Сакович, Н. Н. Соловьев, Arnold и другие авторы.

При выполнении илеоректопластики (без кишечных свищей) из 21 собаки погибло 8, в том числе от шока — 1, от эвентрации кишечника—1 и от перитонита — 6.

Как мы уже указывали выше, главной причиной леталь­ ности в этих случаях явилась недостаточная герметич­ ность швов между илеотрансплантатом и кожей при пер­ вых операциях, что приводило к инфицированию брюш­ ной полости и перитониту. После устранения этого де­ фекта летальных исходов не наблюдалось.

Все животные, успешно перенесшие илеоколопласти­ ку и илеоректопластику, в последующие месяцы и годы чувствовали себя хорошо, у них мы не замечали каких либо ненормальностей, отличающих их от неоперирован ных собак.

После илеоколопластики животные забивались в сле­ дующие сроки: через 5—10 месяцев — 9 собак, через 11 —15 месяцев — 2, через 16—20 месяцев — 3, через 21—25 месяцев — 4 и через 26 месяцев— 1 собака. При­ мерно в такие же сроки забивались собаки и после илеоректопластики: через 4—10 месяцев — 3 и через 20—28 месяцев — 5.

Длительность наблюдения за животными, хорошее состояние их, а также результаты морфологических и биохимических исследований крови дают нам некоторые основания положительно высказываться в отношении илеоколопластики и илеоректопластики.

Методика исследования моторной функции и рефлекторных связей илеотрансплантата После того как техника илеоколопластики и илеорек­ топластики была разработана и животные операцию ста­ ли переносить хорошо, возникла необходимость в мето­ дике исследования моторной функции илеотранспланта­ та, тонкого и толстого кишечника, а также интероцептив ных связей между указанными отделами кишечника, желудком и слюнной железой.

У 2 собак исследование кишечника производилось с помощью канюль. Мы не получили хороших результа­ тов. К шестому — десятому дню отдельные канюли ста­ новились подвижными и выпадали. Однако в образовав­ шиеся кишечные свищи легко вводились баллончики для записи движений кишечника. В связи с этим мы решили испробовать методику, основанную на образовании ки­ шечных свищей (у 2 собак). Но накладывание присте­ ночных свищей на три участка кишки (илеотрансплан тат, ободочную и подвздошную кишки) оказалось невоз­ можным ввиду большой потери кишечного содержи­ мого и развития воспаления слизистой кишки и кожи во­ круг свища. Исследование кишечника у таких животных производилось в крайне неблагоприятных условиях: со­ баки были возбуждены и реагировали на каждое при­ косновение к брюшной стенке. Вскоре кишечные свищи закрывались.

4 В. Величенко Нам казалось, что неудобства, имеющие место при образовании пристеночных кишечных свищей, можно устранять и что идея использования губовидных кишеч­ ных свищей для исследования моторной финкции кишеч­ ника является вполне обоснованной. Необходимо было лишь усовершенствовать технику операции. Нам пред­ ставлялось возможным создать губовидные кишечные свищи одновременно с выполнением илеоколопластики.

Разрабатывая метод исследования кишечника, мы ставили цель: 1) изучать кишку в нормально функцио­ нирующем состоянии;

2) не применять при этом инород­ ных тел (канюль);

3) иметь свободный доступ в просвет кишки.

Все эти условия соблюдались при сравнительно прос­ том оперативном вмешательстве. Производилось пересе­ чение кишечной петли в нужном для исследования месте, дистальный конец петли вшивался в брюшную стенку (по типу губовидного свища), проксимальный конец кишки зашивался наглухо. Непрерывность кишечной трубки восстанавливалась путем бокового анастомоза между дистальным и проксимальным отделами кишеч­ ника.

Так как нас интересовало изучение функции не толь­ ко подвздошной и ободочной кишок, но и илеотрансплан тата, то при применении своей методики мы должны были учесть и особенности выполнения илеоколопласти­ ки (рис. 4).

Илеоколопластика выполнялась по-прежнему, в два этапа. В первом этапе операции из подвздошной кишки выделялся трансплантат. Культя трансплантата и куль­ тя проксимального отрезка подвздошной кишки ушива­ лись наглухо. Дистальный конец подвздошной кишки перевязывался шелковой лигатурой и на расстоянии 8— 10 см от места перевязки создавался боковой анастомоз Рис. 4. Методика исследования кишечника при илеоколо пластике:

1 — подвздошная кишка;

2 — илеотрансплантат;

3 — нисходящая часть ободочной кишки;

а — первый этап операции;

б — второй этап.

с проксимальным отрезком подвздошной кишки. На­ кладывался также боковой анастомоз между нижним отрезком илеотрансплантата и прямой кишкой.

После этого конец дистального отрезка подвздошной кишки выводился наружу через параректальный разрез брюшной стенки. Кишка фиксировалась отдельными шелковыми швами к париетальной брюшине и к коже.

Таким же способом в брюшную стенку вшивался и верх­ ний конец илеотрансплантата. Брюшная полость закры­ валась наглухо. Периферический конец кишки частично омертвевал и отторгался в месте наложенной лигатуры.

Образовывался губовидный свищ размером, соответст­ вующим просвету кишки. Через 10—12 дней после опера­ ции уже можно было изучать моторную функцию под вздошной кишки и илеотрансплантата.

Рис. 5. Момент одновременного введения трех баллончиков у со­ баки Мальчик (в илеотпансплан тат, подвздошную и ободочную кишки):

/ — подвздошная кишка;

2 — илео трансплантат;

3 — нисходящая часть ободочной кишки.

Рис. 6. Макропрепарат от сабаки Джек. Стрелками указаны участ­ ки кишок, которые были выведе­ ны на переднюю брюшную стен­ ку:

1 — подвздошная кишка;

2 — илео трансплантат;

3 — нисходящая часть ободочной кишки.

Второй этап операции выполнялся через 20—30 дней после первого. Во время второй операции пересекалась толстая кишка по месту перехода в сигмовидную. На расстоянии 5—6 см от верхнего конца илеотранспланта­ та накладывался анастомоз (конец ободочной кишки в бок илеотрансплантата). Свободный конец ободочной кишки перевязывался шелковой нитью и выводился на­ ружу через параректальный разрез в брюшной стенке.

Кишка подшивалась к париетальной брюшине и к коже.

Брюшная полость закрывалась наглухо.

Если послеоперационный период протекал гладко,то через 10—15 дней на животных производились опыты.

Опасение, что через кишечные свищи будет выделяться большое количество кишечного содержимого, на прак­ тике не подтвердилось. Это и понятно, ибо свищи нало­ жены антиперистальтически, в результате чего забрасы­ вание кишечного содержимого бывает незначительным.

Совершенно не отмечается мацерации кожи, что имеет место при пользовании канюлями. Использование всего диаметра кишки позволяет вводить в нее баллончики и резиновые трубки нужных размеров и на достаточную глубину. Для исследования используется петля нормаль­ но функционирующей кишки.

Указанный способ дал широкие возможности для исследования моторной функции и рефлекторных связей некоторых отделов кишечника, уменьшив до минимума влияние неблагоприятных факторов. Изучение моторной функции и интероцептивных связей илеотрансплантата, подвздошной и ободочной кишок произведено у экспе­ риментальных животных без особых затруднений в те­ чение 26 месяцев.

На рис. 5 мы видим концы трех трубок от баллончи­ ков, введенных одновременно в подвздошную и ободоч­ ную кишки и илеотрансплантат.

На рис. 6 показан макропрепарат от собаки, убитой после илеоколопластики, где видны отрезки кишки (под­ вздошная, сигмовидная и илеотрансплантат), концы ко­ торых были вшиты в переднюю брюшную стенку с целью изучения моторной функции и интероцептивных связей кишечника.

Таким способом исследования кишечника мы поль­ зуемся с 1955 г. В 1959 г. А. Н. Тамбовцев описал способ «бесканюльных фистул», несколько похожий на нашу методику.

Исследование моторной функции и интероцептивных связей трансплантата после илеоректопластики у всех собак производилось чрезанально. У двух животных с успехом применена наша методика кишечных свищей.

Так как в задачу исследований входило изучение нервнорефлекторных связей илеотрансплантата со слюн­ ными железами, появилась необходимость в создании фистул протоков околоушных слюнных желез. Выведе­ ние протоков околоушных слюнных желез с кусочком слизистой на кожу у экспериментальных животных осу­ ществлялось по способу, предложенному Д. Л. Глин­ ским (1891) и получившему одобрение И. П. Павлова.

Изучение нервнорефлекторных связей с рецептивных полей кишечника на слюнную железу произведено у 2 собак после илеоколопластики и у 9 после илеоректо­ пластики.

В результате исследований мы установили, что илео колопластика у животных, выполненная одномоментно, сравнительно часто осложняется шоком, кровотечением и недостаточностью швов в области анастомоза между прямой кишкой и илеотрансплантатом. Предложенная нами последовательность оперирования и модификация наложения анастомозов между илеотрансплантатом и ободочной (прямой) кишкой до минимума снижают опасность послеоперационных осложнений.

Методика одномоментной илеоректопластики, осно­ ванная на создании серозо-мышечной муфты прямой кишки, и применение анастомоза по типу конец ободоч­ ной кишки в бок илеотрансплантата полностью оправда­ ли себя в эксперименте. Животные, оперированные нами, илеоколопластику и илеоректопластику переносили хорошо.

Для изучения моторной функции илеотрансплантата, подвздошной и ободочной кишок, а также интероцептив ных связей наиболее приемлемой оказалась методика кишечных свищей.

МОТОРНАЯ ФУНКЦИЯ ИЛЕОТРАНСПЛАНТАТА.

КИМОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Организм состоит из отдельных органов и систем, тесно между собой связанных и находящихся в равнове­ сии с внешней средой. Это ведущее положение павлов­ ского учения должно лежать в основе экспериментально­ го исследования любого органа или системы.

Исследование функции различных органов пищева­ рения необходимо сочетать с физиологическими особен­ ностями всей системы пищеварения. Однако наряду с комплексными исследованиями немаловажное значе­ ние имеет всестороннее изучение одной из основных функций органа.

Такой важнейшей функцией желудочно-кишечного тракта является моторная. Ведь еще до первого приема пищи и выработки пищеварительных ферментов у за­ родыша млекопитающих можно видеть ритмические со крашения кишечной трубки (X. С. Коштоянц). Не слу­ чайно многие экспериментаторы в основу своих иссле­ дований положили именно изучение моторной функции кишечника (Н. С. Кишкин, 1885;

К- М. Быков и Г. М. Да­ выдов, 1935;

Е. П. Глинская и А. А. Рогов, 1935;

В. А.Ле­ бедева, 1949, 1959;

П. Г. Богач, 1961, и др.). Моторика тонкого и толстого кишечника довольно хорошо изучена как в норме, так и при различных заболеваниях. Вот почему в наших исследованиях изучение моторной функ­ ции является ведущим тестом, характеризующим полно­ ценность кишечного трансплантата.

Мы полагаем, что при изучении физиологии тонкоки­ шечного трансплантата прежде всего надо выяснить, в какой степени он обеспечивает своевременную эвакуацию плотных каловых масс при замещении ободочной и пря­ мой кишок.

В литературе совершенно не освещены результаты исследований моторики кишечных трансплантатов. Неиз­ вестно, например, изменяется ли моторная функция трансплантата после илеоколопластики и илеоректопла стики. Эти исследования приобретают особое значение в связи с тем, что и по сей день не имеется единого мнения по вопросу о физиологической полноценности илеотранс­ плантата. Так, Crespi, Micheli et Santi, Kok u. Harreveld считают, что через несколько месяцев после энтеропла стики трансплантат расширяется и животные погибают.

Наоборот, Haberland и другие авторы утверждают, что еюнотрансплантат, использованный для замещения тол­ стой кишки, активно участвует в продвижении кишечного содержимого.

Настоящую главу мы посвящаем исследованиям мо­ торной функции илеотрансплантата в различные сроки после илеоколопластики и илеоректопластики.

Моторика илеотрансплантата изучалась у 32 живот f,(i ных: у 22 собак после илеоколопластики и у 10 — после илеоректопластики. Кроме того, у 8 животных изучена моторная функция подвздошной, ободочной и прямой кишок.

Условия опытов были одинаковыми для всех живот­ ных. Исследования производились не ранее 14—16 дней после операции. В большинстве случаев движения всех трех изучаемых отделов кишечника записывались на ки мограммах в один день. Перед опытом собаки не полу­ чали пищи в течение 6—8 часов.

Для записи моторики кишечника использовалась сле­ дующая аппаратура: капсула Маррея диаметром 2,5 см с писчиком, длина рычага которого равнялась 24—26 ел;

кимограф с закопченными бумажными лентами;

ртутные манометры;

баллон для заполнения системы воздухом;

баллончики, сделанные из напальчников, вставляемые в просвет кишки.

Во время опыта собака помещалась в станок. В про­ свет кишки вводился баллончик, соединенный с системой., трубок, идущих к ртутному манометру и капсуле Маррея.

Баллончик и система трубок заполнялись воздухом до со­ здания давления 20—40 мм рт. ст. Затем движения ки­ шечника записывались на ленте кимографа и тщательно изучались.

У животных после илеоколопластики для исследования различных отделов кишечника использовались кишечные свищи, наложенные по нашей методике. После илеорек­ топластики запись движений трансплантата производи­ лась путем введения баллончика через анальное отвер­ стие, а у части животных — через кишечные свищи.

Как мы уже указывали, у 6 собак изучалась только моторная функция подвздошной и ободочной кишок.

У остальных животных моторная функция этих же отде­ лов кишечника и прямой кишки исследовалась в пред Рис. 7. Запись движений подвздошной и ободочной кишок у со­ баки Джек:

/ — движения подвздошной кишки;

2 — движения ободочной кишки;

3 — отметка времени (5 сек).

операционном периоде, вскоре после операции и на протя­ жении всего периода наблюдения. Сопоставление дан­ ных кимограмм показало, что кривые движений тонкой и ободочной (прямой) кишок имеют значительные раз­ личия.

Из кимограммы (рис. 7) видно, что движения под­ вздошной и ободочной кишок в норме резко отличаются друг от друга. Для кривой, отражающей моторную функ­ цию подвздошной кишки, типичны частые сокращения, с большой амплитудой колебаний. Иногда амплитуда уменьшается, но частота сокращений обычно мало ме­ няется (за 30—40 сек 12—15 сокращений). Для кривой, показывающей моторную функцию ободочной кишки, ти­ пичны большие волны, продолжительностью 30—40 сек, с медленным подъемом и таким же спуском. При этом, как правило, на первичную (большую) волну наслаива­ ются сравнительно мелкие, вторичные волны.

Движения прямой кишки характеризуются образова­ нием больших волн со сравнительно медленным подъе­ мом и таким же спуском, но без наложения на них мел­ ких, вторичных волн.

Указанные особенности моторной функции тонкого и толстого кишечника подтверждаются многочисленными литературными данными и не вызывают никаких сомне­ ний. Поэтому различие в характере кривых, отражающих движения подвздошной и ободочной (прямой) кишок, было положено в основу изучения изменений, наступаю­ щих в моторной функции илеотрансплантата.

Изменения моторной функции илеотрансплантата после илеоколопластики В целях иллюстрации динамики изменений, происхо­ дящих в моторной функции илеотрансплантата, мы по­ следовательно представляем кимограммы, полученные в ранние сроки после илеоколопластики, и сопоставляем их с кимограммами, отражающими моторику нормально функционирующего кишечника у неоперированных жи­ вотных.

На кимограмме, произведенной у собаки через 2 ме­ сяца после илеоколопластики, со стороны трансплантата имеется выраженная тенденция к образованию больших волн сокращения. Большие волны наблюдаются в тече­ ние непродолжительного времени. Затем они сменяются менее высокими волнами, но также с медленным подъе­ мом и спуском (рис. 8). Указанные изменения можно Рис. 8. Запись движений илеотрансплантата у собаки Джек:

/ — движения илеотрансплантата;

2 — отметка времени (5 сек).

Рис. 9. Запись движений подвздошной, ободочной кишок и илео­ трансплантата у собаки Кнопка: * / — движения подвздошной кишки;

2 — движения ободочной кишки;

3 — дви­ жения илеотрансплантата;

4 — отметка времени (5 сек).

видеть при сопоставлении рассматриваемых килограмм с исходными данными.

Перестройка моторной функции илеотрансплантата наблюдается у всех животных, но происходит не одина­ ково интенсивно. У одних собак она более выражена и наступает быстрее, у других не так четко выявляется и происходит несколько позднее. Однако через 6—8 меся­ цев моторика илеотрансплантата настолько изменяется, что можно говорить уже о том, что движения илеотранс­ плантата имеют черты, характерные для моторной функ­ ции толстого кишечника (рис. 9).

Следовательно, у собак через 8 месяцев после опера­ ции моторная функция илеотрансплантата мало чем от­ личается от движений сигмовидной кишки. Лишь при очень детальном сопоставлении движений илеотранс­ плантата и толстой кишки можно заметить, что при дви­ жении илеотрансплантата образуются менее однотипные волны, неодинаковой продолжительности. Сравнивая ки мограммы моторики илеотрансплантата и подвздошной кишки, мы не находим какого-либо сходства между ними.

В более поздние сроки (через 10—15 месяцев) движе­ ния илеотрансплантата претерпевают настолько глубокие и коренные изменения, что с достаточным основанием можно говорить об отсутствии значительной разницы в моторной функции илеотрансплантата и толстой (сигмо­ видной) кишки.

Изменения моторной функции трансплантата после илеоректопластики Кимографические записи моторной функции транс­ плантата после илеоректопластики производились перио­ дически, на протяжении всего периода исследований (от 1 до 25 месяцев).

' I l l I I I ! II I! II И III 'I l l l l l l I I II I Mi l l II П11 II | Puc. 10. Запись движений илеотрансплаитата у собаки Ковер:

/ — движения илеотрансплаитата;

2 — отметка времени (5 сек).

Puc. 11. Запись движений илеотрансплаитата у собаки Бе­ лянка:

1 — дыхание;

2 — движения илеотрансплаитата;

3 — отметка времени (5 сек).

Изменения в моторной функции илеотрансплантата после илеоректопластики начинают проявляться в более поздние сроки, чем после илеоколопластики. Только к концу четвертого месяца наряду с частыми сокращения­ ми и большой амплитудой появляются участки сокраще­ ний трансплантата с небольшими волнами, продолжи­ тельностью до 100 сек (рис. 10).

У большинства животных к шестому — восьмому месяцам после илеоректопластики наряду с частыми сокращениями большой амплитуды уже начинают обра­ зовываться большие волны с медленным подъемом и спу­ ском. Через 10—11 месяцев после операции движения илеотрансплантата становятся более четко выраженными и постоянными. Спустя 13 месяцев изменения моторной функции илеотрансплантата еще более выражены (рис. 11).

В данном случае вполне обоснованно можно говорить о значительном приближении моторной функции илео­ трансплантата к моторной функции толстой (прямой) кишки.

Таким образом, перестройка моторной функции трансплантата происходит быстрее после илеоколопла­ стики и медленнее после илеоректопластики. Моторная функция илеотрансплантата претерпевает коренные из­ менения, приближаясь к функции толстой кишки, кото­ рую он замещает. Эти изменения наступают под влия­ нием новых химических и механических раздражений, отличных от тонкого кишечника и характерных для тол­ стого. По-видимому, важная роль в этой перестройке принадлежит и нервнорефлекторным механизмам.

Моторная функция илеотрансплантата со временем приближается к моторике толстого кишечника — сигмо видной и прямой кишок. Илеотрансплантат приобретает новые свойства — давать более глубокие и длительные сокращения, что, по нашему мнению, связано с разви­ тием мышечных слоев и повышением тонуса его стенок.

Надо полагать, что изменение функции илеотрансплан тата идет параллельно с изменением его структуры.

Тщательный анализ кимографических записей по­ казывает, что изменение моторной функции илеотранс плантата идет неодинаково. Характер функциональной и, по-видимому, структурной перестройки после илеоко лопластики и илеоректопластики зависит не только от характера операции, но и от индивидуальных особенно­ стей животного. У одних собак перестройка моторной функции происходит более интенсивно и глубоко, у дру­ гих эти изменения менее выражены в течение всего периода исследований. Может быть, имеет значение тип нервной деятельности и другие причины, еще не вскры­ тые. В этом отношении мы вполне согласны с мнением С. И. Филиппович (1963) о необходимости проведения дальнейшего изучения механизмов компенсаторной пере­ стройки кишечника и всей пищеварительной системы.

Однако бесспорным остается тот факт, что в илео трансплантате моторная функция изменяется в сторону замещаемого органа (толстой и прямой кишок), через него своевременно эвакуируется кишечное содержимое и тем самым восстанавливается нормальная функция пищеварительного тракта. Все это подтверждает, что илеотрансплантат обладает большими компенсаторными возможностями.

МОТОРНАЯ ФУНКЦИЯ ИЛЕОТРАНСПЛАНТАТА.

РЕНТГЕНОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Как мы уже отмечали в предыдущей главе, некоторые авторы считают, что трансплантат после энтероколопла стики становится неполноценным. Он расширяется, за­ держивает эвакуацию кишечного содержимого, и жи­ вотные погибают. Однако такое заключение никак не согласуется с сообщениями Haberland, Г. С. Левина, Б. А. Алекторова и других исследователей, которые на­ блюдали хорошее состояние экспериментальных живот­ ных после илеоколопластики. Вот почему наряду с изу­ чением моторной функции илеотрансплантата путем кимографических записей мы решили произвести и рент­ генологические исследования с целью получения досто­ верных данных о характере моторной и эвакуаторной его функций после илеоколопластики и илеоректопластики.

Такое решение нам казалось достаточно обоснован­ ным, так как многие рентгенологи весьма положительно оценивают результаты, полученные при изучении мотор­ ной функции различных отделов кишечника путем рент­ генологических исследований.

Ряд авторов сообщает также об эффективности рент­ генологического метода при исследовании кишечных трансплантатов у больных после замещения пищевода и желудка (И. А. Риц и 10. И. Юдаев, 1960;

И. А. Риц, 1961;

И. М. Островская, 1961;

И. М. Стельмашонок и Г. Ф. Мазуро, 1961;

С. Г. Ярцев, 1961).

Рентгенологические исследования мы произвели у животных: у 20 — после илеоколопластики и у 6 — пос­ ле илеоректопластики в сроки от 1 до 24 месяцев после операции.

Изучение моторной и эвакуаторной функций осу­ ществлялось двумя способами: путем введения барие 5 В. Величенко вой взвеси в желудок (через зонд) и заполнения кишеч­ ника бариевой взвесью через анальное отверстие. Рент­ геновские снимки при этом производились трижды: в мо­ мент заполнения кишечника контрастным веществом, через 30—40 минут (после частичного опорожнения кишечника от бариевой взвеси) и через час.

Исследование трансплантата после илеоколопластики На рентгенограммах, сделанных через 6—8 часов после введения бариевой взвеси в желудок или сразу же после заполнения толстого кишечника контрастным веществом путем клизмы, видно, что илеотрансплантат располагается в левой половине брюшной полости и занимает место сигмовидной кишки.

Исследование кишечника, произведенное через ме­ сяц после операции, показало, что илеотрансплантат имеет четкие и ровные контуры, диаметр в 3—4 раза меньше диаметра толстой и прямой кишок. Несмотря на это, илеотрансплантат довольно быстро эвакуирует бариевую взвесь из толстой кишки.

На снимке, полученном спустя 4 месяца после илео­ колопластики, ясно определяются положение и грани­ цы илеотрансплантата, а также места анастомозов с толстой и прямой кишками. Хорошо видны участки сег­ ментирующего сокращения трансплантата (рис. 12).

На рентгенограмме (рис. 13), произведенной через 30 минут после введения контрастной взвеси, опреде­ ляется хорошая сократимость стенок илеотранспланта­ та. В сравнении с первым исследованием (рис. 12) по­ ложение илеотрансплантата несколько изменилось, на­ блюдается скопление бариевой взвеси в верхней трети его и в месте анастомоза с толстой кишкой;

в среднем Рис. 12. Рентгенограмма кишеч- Рис. 13. Рентгенограмма ки­ ника после илеоколопластики у шечника после илеоколоплас собаки Стрелка (и — илеотранс- тики у собаки Стрелка (и — плантат). илеотрансплантат).

и нижнем отделах видны участки глубоких сегменти­ рующих сокращений.

На снимке (рис. 14), сделанном через час после введения контрастного вещества через прямую кишку, видно, что илеотрансплантат вновь изменил свое поло­ жение, которое примерно соответствует исходному (рис. 12). Следует отметить также наличие глубоких сегментирующих и поверхностных сокращений стенки 5* Рис. 14. Рентгенограмма кишечника после илеоколопластики у собаки Стрелка (и — илеотрансплантат).

трансплантата. В течение часа заметно уменьшилось количество бариевой взве­ си в толстой кишке, а это показывает, что илеотранс­ плантат сравнительно бы­ стро эвакуирует содержи­ мое кишечника.

Надо отметить, что у большинства собак после илеоколопластики наблюда­ ется заметное увеличение размеров оставшейся части прямой кишки. Это, нам кажется, не случайное яв­ ление. Увеличение размеров прямой кишки, по-види­ мому, наступает вследствие определенной компенсатор­ ной перестройки. Создается дополнительный резервуар взамен удаленной части толстой.кишки. Иначе и не мо­ жет быть. Если бы илеотрансплантат принял функцию резервуара сразу же после илеоколопластики (при сравнительно слабой мускулатуре), он неминуемо превратился бы в застойный мешок, а это привело бы к хронической кишечной непроходимости и гибели жи­ вотных. Оказывается, наоборот. В первые месяцы после илеоколопластики мы наблюдаем ускоренную моторику трансплантата, обеспечивающую быструю эвакуацию кишечного содержимого. Надо полагать, что в этом периоде в илеотраноплантате происходит интенсивное Рис. 15. Рентгенограмма кишечника после илеоколопластики у собаки Тар­ зан (и — илеотрансплантат).

развитие мышечных слоев. Та­ кую компенсаторную пере­ стройку следует считать впол­ не закономерной и оправдан­ ной.

На рентгенограмме, произ­ веденной спустя 10 месяцев после илеоколопластики, четко определяется фрагментация контрастной взвеси в илео трансплантате, являющаяся следствием глубоких сокраще­ ний кишечных стенок (рис.

15). Настоящее наблюдение, как и прежние, подтверждает наличие хорошей моторно-эвакуаторной функции транс­ плантата.

В поздние сроки после илеоколопластики (через 6—.8—10. месяцев) илеотрансплантат обладает уже хо­ рошей, прочно укрепившейся эвакуаторной способ­ ностью. Эвакуация кишечного содержимого происходит более равномерно и не так быстро, как в первые меся­ цы после операции. С нашей точки зрения, это объяс­ няется значительными изменениями, происшедшими в характере моторной функции илеотрансплантата. В дальнейшем трансплантат приобретает еще более выра­ женный мышечный тонус и способность к глубоким сег­ ментирующим сокращениям..

О хорошей моторной функции илеотрансплантата свидетельствуют результаты рентгенологических исследо­ ваний, произведенных как с помощью контрастной клиз­ мы, так и путем введения бариевой взвеси в желудок животных. При введении бариевой взвеси в прямую кишку эвакуация кишечного содержимого наступала в течение 1—2 часов, а при введении в желудок — через 6—8 часов.

У всех собак илеотрансплантат оказался достаточ­ но активным;

анастомозы хорошо проходимы, опорож­ нение кишечника, от контрастного вещества наступало без затруднений. Эти исследования проведены на боль­ шом количестве животных и являются абсолютно достоверными.

Наши наблюдения показывают, что уже к концу третьего-четвертого месяца диаметр илеотрансплантата умеренно увеличивается, и хотя в этом периоде прева­ лируют поверхностные сокращения, имеется уже выра­ женный сдвиг в сторону образования больших волн сокращения. В более поздние сроки (через 7—10 меся­ цев) илеотрансплантат достигает диаметра толстой кишки, сокращения его стенок носят глубокий, сегменти­ рующий характер. Наряду с этим наблюдается увели­ чение размеров оставшейся части прямой кишки.

Исследование трансплантата после илеоректопластики С помощью рентгенологических наблюдений, про­ изведенных у животных в различные сроки после илеоректопластики, мы хотим показать процесс динами­ ческой перестройки илеотрансплантата. Очень интерес­ ными и доказательными в этом отношении являются ре­ зультаты рентгенологических исследований у собаки Нептун (рис. 16, 17, 18).

Рис. 16. Рентгенограмма кишеч­ ника после илеоректопластики у собаки Нептун (и — илеотранс плантат).

Р1а рентгенограмме, про­ изведенной спустя 4 месяца после илеоректопластики и через 6 часов после введения бариевой взвеси в желудок, контрастное вещество имеет­ ся в тонкой, толстой кишках и трансплантате, который в виде довольно узкого ци­ линдрика располагается са­ гиттально. Диаметр транс­ плантата соответствует диа­ метру тонкой кишки и при­ мерно в три-четыре раза меньше толстой кишки. В дистальной части илеотранс плантата имеется небольшое расширение, заканчиваю­ щееся конусообразно, что свидетельствует о хорошей запирательной функции анального сфинктера. На одной из стенок трансплантата хорошо заметны поверхностные сокращения (рис. 16).

Дальнейшие рентгенологические исследования через 5 (рис. 17) и 17 месяцев (рис. 18) показали, что илео трансплантат с течением времени претерпевает значи­ тельные изменения и приобретает свойства замещаемой прямой кишки.

На снимке, сделанном сразу же после заполнения толстого кишечника бариевой взвесью, хорошо опре­ деляются размеры илеотрансплантата. Стенки его ров Рис. 17. Рентгенограмма кишеч- Рис. 18. Рентгенограмма кишеч­ ника после илеоректопластики ника после илеоректопластики у собаки Нептун (и — илеотранс- у собаки Нептун {и — илеотранс плантат). плантат).

ные, ширина одинаковая на всем протяжении (рис. 17).

На рентгенограмме, произведенной через 30 минут после контрастной клизмы, илеотрансплантат выявляет­ ся еще лучше. Диаметр его такой же, как и на рентгено­ грамме, сделанной сразу после клизмы, и равен диамет­ ру толстой кишки. В верхней половине трансплантата хорошо видны места глубоких, сегментирующих сокра­ щений. Через 17 месяцев после операции илеотрансплан­ тат заметно изменил свою форму и характер сокраще ний и почти не отличается от толстой и прямой кишок (рис. 18).

Представленные нами результаты рентгенологичес­ ких исследований свидетельствуют о выраженных изме­ нениях в илеотрансплантате, использованном для заме­ щения прямой кишки.

В течение первых 4—8 месяцев наблюдается посте­ пенное и равномерное увеличение диаметра илеотранс­ плантата. В этом периоде характерно наличие поверх­ ностных сокращений его стенок. В дальнейшем, через 12—15 месяцев, диаметр трансплантата приближается к диаметру толстой кишки, а стенки приобретают спо­ собность к глубоким сегментирующим сокращениям.

В более поздние сроки (через 17—23 месяца) диаметр илеотрансплантата и толстой кишки становится одина­ ковым, стенки его хорошо сокращаются, анастомозы проходимы. Все это обеспечивает своевременную эваку­ ацию кишечного содержимого.

Многочисленные рентгенологические исследования, произведенные на животных после илеоколопластики и илеоректопластики, показывают наличие значительной перестройки моторной функции илеотрансплантата в связи с новыми условиями функционирования. Измене­ ние моторно-эвакуаторной функции его направлено в сторону замещаемого органа (сигмовидной или прямой кишок). Эти изменения наступают быстрее после илео­ колопластики и несколько медленнее после илеоректо­ пластики. Однако и в том и в другом случаях наличие глубокой функциональной перестройки илеотранспланта­ та является несомненным фактом.

Мы считаем, что изменение характера сокращений илеотрансплантата связано с компенсаторным развити ем мускулатуры его стенок. Наряду с выраженной пере­ стройкой трансплантата некоторые изменения наблюда­ ются также и со стороны других отделов кишечника.

В частности, у животных, перенесших илеоколопластику, увеличивается оставшаяся часть прямой кишки, которая как бы восполняет резервуар для каловых масс взамен удаленной левой половины толстого кишечника. Все это свидетельствует о том, что компенсаторная перестройка илеотрансплантата идет в тесной взаимосвязи с другими органами пищеварения.

Рентгенологические наблюдения показали хорошую проходимость анастомозов, наложенных конец толстой (прямой) кишки в бок илеотрансплантата.

Исследования, проведенные на животных, позволяют илеоколопластику и илеоректопластику отнести к физио­ логически обоснованным операциям, которые можно применять в клинике.

НЕРВНОРЕФЛЕКТОРНЫЕ СВЯЗИ | ИЛЕОТРАНСПЛАНТАТА В предыдущих разделах мы показали, что после илеоколопластики и илеоректопластики в трансплантате изменяется моторная функция, которая приобретает новые свойства, характерные для замещаемых сигмо­ видной и прямой кишок.

Многие исследователи изучали нервнорефлекторные связи между тонким и толстым отделами кишечника, интероцептивные влияния с тонкого и толстого кишеч­ ника на моторную функцию желудка и секреторную функцию слюнных желез.

Исследования показали, что раздражение илеоце кальнбй области кишечника вызывает спазм привратни­ ка (К. М. Быков и Г. М. Давыдов, 1935;

А. В. Риккль, 1949) и торможение моторной и секреторной функций желудка (А. В. Риккль, 1949, 1957, 1961;

И. М. Джак сон, 1949, 1957). Некоторые авторы (С. С. Полтырев и сотрудники, 1940, 1955;

Г. М. Давыдов, 1951, 1954, 1958;

С. М. Горшкова, 1957) изучали характер изменений функции слюнных, желудочных и кишечных желез, эва куаторной и экскреторной функций желудка при раздра­ жении прямой кишки. Исследованиями П. Г. Богач (1951), Р. 3. Богданова (1953) и King (1924) установ­ лено, что раздражение прямой кишки тормозит мото­ рику желудка. Вопрос о роли интероцепторов илеоце кальной области, толстой и прямой кишки в регу­ ляции моторики тонкого кишечника в значительной мере разрешен благодаря исследованиям П. Г. Бо­ гач (1961).

Сейчас точно установлено, что раздражение рецеп­ торов (путем воздействия механических или химических факторов) любого интероцептивного поля в той или иной степени оказывает влияние на все системы орга­ низма. При этом интероцептивные рефлексы имеют мно­ жество уровней замыкания как вне-, так и внутрицен тральных. Сопоставление пусковых и корригирующих влияний показало, что они отличаются по порогу раз­ дражения интероцепторов, по интероцептивным полям, с которых вызываются, по качеству раздражителей, дей­ ствующих на одно и то же интероцептивное поле, по функциональному состоянию раздражаемых рецепторов и реагирующих рабочих аппаратов, по афферентным путям, по которым они передаются, а также по продол­ жительности эффектов (И. А. Булыгин, 1949). Исследо­ вания А. И. Караева (1957), П. Г. Богач (1960), И. А. Булыгина (1961) дают основание предполагать значительные гуморальные сдвиги при ннтероцептивных связях кишечника.

Большое значение имеет познание закономерностей нервно-гуморальных связей и влияний в здоровом орга­ низме. Но не менее важным является изучение ннтеро­ цептивных связей между трансплантатом, отдельными органами и системами организма после восстановитель­ ных пластических операций. Такого рода исследования должны способствовать выявлению компенсаторных реакций, направленных на нормализацию нарушенных функций.

В литературе мы не встретили описания характера нервнорефлекторных связей илеотрансплантата. Вот по­ чему и решено было произвести исследования в этом направлении.

В опытах использовано 19 животных: 10 после илео колопластики и 9 после илеоректопластики. Нервно рефлекторные связи между илеотрансплантатом, под­ вздошной и ободочной кишками исследовались у животных, а интероцептивные связи между илеотранс­ плантатом, подвздошной, прямой кишками и желуд­ ком — у 3 собак. Изучение ннтероцептивных рефлексов с рецептивных полей кишечника на слюнную железу проведено у 2 животных после илеоколопластики и у 9— после илеоректопластики.

При выполнении этой части работы использовались слюнные фистулы, наложенные по методу Д. Л. Глин­ ского, и кишечные фистулы илеотрансплантата, под­ вздошной и ободочной кишок, созданные по нашей ме­ тодике. Кроме того, в прямую кишку и илеотрансплан тат (после илеоректопластики) раздражители вводились через анальное отверстие. Для сравнения и контроля результатов, полученных при чрезанальном исследова­ нии, у 2 собак при выполнении илеоректопластики были наложены кишечные свищи для введения раздражителей непосредственно в илеотрансплантат, минуя анальную зону рецепторов.

Для раздражения рецепторов в кишку вводились катетер и вода комнатной температуры (20—30 мл) или резиновый баллончик, в котором создавалось давление воздуха 70—100 мм рт. ст. Для раздражения рецепторов полости рта использовался 10%-ный раствор хлористого натрия, который со скоростью 30 мл за 20 сек вводился при помощи мягкого резинового катетера за щеку собаки.

Из химических раздражителен, воздействующих на рецепторы слизистой кишечника, применялись 5%-ный и 40%-ный раствор глюкозы и 10%-ный раствор хлорис­ того натрия или калия, которые вводились в кишку в количестве 20—40 мл в течение 50—60 сек.

Характер влияния раздражающих факторов с рецеп­ тивного поля определялся по изменяющейся моторике изучаемого участка толстой и тонкой кишок или желуд­ ка. Движения кишечника или желудка записывались на закопченной ленте кимографа писчиком капсулы Мар рея (диаметром 3 см), которая системой резиновых трубок была соединена с резиновым баллончиком, на­ ходившимся в исследуемом органе. В баллончике при записывании движений кишечника создавалось давление воздуха 20—40 мм рт. ст., объем его при этом равнялся 60—70 см3. Для записи движений желудка использовал­ ся презерватив, закрепленный на конце тонкого желу­ дочного зонда (последний вводился в желудок через рот и пищевод собаки). Количество слюны, выделявшей­ ся через канюлю, определялось с помощью градуирован­ ной пробирки (в первых опытах), а в дальнейшем капли слюны отмечались на закопченной ленте кимографа па­ раллельно с отметкой времени.

Характеристика интероцептивных связей между илеотрансплантатом, подвздошной и сигмовидной кишками Интероцептивные связи различных отделов кишечни­ ка мы'изучали в двух вариантах: 1) влияние с рецепто­ ров подвздошной кишки на илеотрансплантат и обрат ное — с илеотрансплантата на подвздошную кишку;

2) влияние с рецепторов подвздошной кишки, а также илеотрансплантата на сигмовидную кишку и обратное — с рецепторов сигмовидной кишки на подвздошную и илео­ трансплантат. На ленте кимографа записывали движе­ ния определенного отдела кишечника в норме и при раздражении рецепторов других отделов кишечника. Ана­ лиз этих записей давал возможность судить о наличии интероцептивных связей между различными отделами кишечника.

Влияние с рецепторов подвздошной кишки на илеотрансплантат и обратно На рис. 19 показано влияние раздражения рецепторов подвздошной кишки на илеотрансплантат через 3 месяца после операции. Введение катетера и воды в подвздош­ ную кишку заметно отражается на характере движений илеотрансплантата. При этом наблюдается кратковре­ менное снижение его тонуса и прекращение движений.

Вслед за падением тонуса в течение 20—25 сек движения восстанавливаются, но вначале они неоднородны и с не­ большой амплитудой сокращения. В дальнейшем тонус илеотрансплантата усиливается, движения становятся более ритмичными, с одинаковой амплитудой сокра­ щений.

На кимограмме, записанной через 8 месяцев после Рис. 19. Влияние с рецепторов подвздошной кишки на илеотранс плантат у собаки Кнопка:

/ — движения илеотрансплантата (крестиком обозначен момент введения кате­ тера и воды в подвздошную кишку);

2 — отметка времени (5 сек).

илеоколопластики, раздражение рецепторов подвздош­ ной кишки вызывало прекращение движений илеотранс­ плантата на относительно большой промежуток времени (65—200 сек) без заметных изменений дыхания (рис. 20).

Во всех опытах (в различные сроки после илеоколо­ пластики) раздражение рецепторов подвздошной кишкм вызывает изменение моторики илеотрансплантата, тогда как дыхание не изменяется или изменяется незначитель­ но. Такое же изменение моторной функции подвздошной кишки наблюдается и при раздражении рецепторов илео­ трансплантата, что подтверждается результатами после­ дующих опытов.

На кимограмме, произведенной через 7 месяцев после операции, ясно видно, что раздражение рецепторов илео Рис. 20. Влияние с рецепторов подвздошной кишки на илеотранс плантат у собаки Медвежок:

/ —дыхание;

2 — движения илеотранс плантата;

3— отметка М oj введении раздражителей (стрелкой ^обозначен момент введения катетера и воды в подвздошную кишку);

4—-отметка времени (5 сек).

Рис. 21. Влияние с рецепторов илеотрансплантата на подвздош­ ную кишку у собаки Медвежок:

/ — дыхание;

2 — движения под­ вздошной кишки;

3 — отметка о вве­ дении катетера и воды (стрелкой обо­ значен момент введения);

4 — отметка времени (5 сек).

трансплантата приводит к временному прекращению дви­ жений подвздошной кишки, а также отражается на ды­ хании, которое, становится учащенным и более глубоким (рис. 21).

Приведенные кимограммы показывают, что илеотранс плантат и подвздошная кишка имеют двусторонние реф­ лекторные связи.

Влияние с рецепторов подвздошной кишки и илеотрансплантата на сигмовидную кишку и обратно Если передача раздражений с рецепторов подвздош­ ной кишки на трансплантат и обратно казалась вполне закономерной ввиду однородной иннервации, то интеро цептивная связь между трансплантатом и сигмовидной кишкой представлялась нам более сложным явлением.

Убедившись в наличии «живых» и постоянных рефлектор­ ных связей между подвздошной кишкой и илеотрансплан­ татом, мы занялись изучением и более отдаленных по функции отделов кишечника. Нам казалось весьма важ­ ным выяснить наличие интероцептивных связей между подвздошной и сигмовидной кишками и особенно между илеотрансплантатом и сигмовидной кишкой. Методика исследования применялась прежняя.

На рис. 22 мы видим четко определяемое влияние раз­ дражения рецепторов сигмовидной кишки на подвздош­ ную у собаки спустя 3 месяца после илеоколопластики.

После введения в просвет сигмовидной кишки катетера движения подвздошной кишки на некоторое время пре­ кращаются, но вскоре восстанавливаются. Введение в сигмовидную кишку воды вновь приводит к кратковре­ менному понижению ее тонуса и амплитуды сокращений.

На кимограмме (через 19 месяцев после операции) 6 В. Величенко Рис. 22. Влияние с рецепторов сигмовидной кишки на под­ вздошную у собаки Джек:

/ —движения подвздошной кишки (крестиком обозначен момент введе­ ния катетера и воды в сигмовидную кишку);

2 ~- отметка времени (5 сек).

Рис. 23. Влияние с рецепторов илеотрансплантата и под­ вздошной кишки на сигмовидную кишку у собаки Кнопка:

/ — дыхание;

2 — движения сигмовидной кишки;

3 — отметка о при­ менении раздражителей (стрелкой обозначен момент введения катетера и воды в просвет илеотрансплантата и подвздошной кишки;

т.р. — трансплантат, п. к. — подвздошная кишка);

4 — отметка времени (5 сек).

ясно выявляется наличие хорошо выраженных интеро­ цептивных связей. Раздражение рецепторов илеотранс плантата и подвздошной кишки изменяет не только ха­ рактер движений сигмовидной кишки, но и дыхание жи­ вотного (рис. 23).

Результаты исследований наглядно показывают су шествование постоянных интероцептивных связей между илеотрансплантатом, подвздошной и сигмовидной киш­ ками. Нервнорефлекторные связи хорошо определяются у всех оперированных животных в течение 19 месяцев.

Влияние с рецепторов илеотрансплантата, подвздошной и прямой кишок на желудок На кимограмме (через 7 месяцев после илеоколопла стики) записано движение желудка собаки. Мы видим, что раздражение рецепторов подвздошной кишки и илео­ трансплантата (катетером и химическими веществами — 40%-ным раствором глюкозы и 10%-ным раствором хло­ ристого натрия, по 20 мл) вызывает заметное изменение моторики желудка. При этом наблюдается быстрое сни­ жение его тонуса, кратковременное прекращение мото­ рики, а в дальнейшем движения сравнительно длительное Бремя имеют малую амплитуду сокращений (рис. 24).

Аналогичные данные получены и при раздражении рецепторов прямой кишки механическим (катетер) и хи­ мическим (20 мл 40%-ного раствора глюкозы) спосо­ бами. Такое воздействие вызывало кратковременное уменьшение амплитуды сокращений желудка.

Следовательно, раздражение рецепторов илеотранс­ плантата, подвздошной и прямой кишок во всех случаях заметно изменяет моторную функцию желудка. Одновре­ менно с этим мы можем отметить, что при раздражении S о* Рис. 24. Влияние с рецепторов илеотрансплантата и под­ вздошной кишки на моторику желудка у собаки Медвежок:

/ — дыхание;

2 — движения желудка;

3 — раздражение рецепторов илеотрансплантата и подвздошной кишки (п. к. — подвздошная кишка, тр. — трансплантат);

4 — отметка времени (5 сек).

рецепторов илеотрансплантата возникают более сущест­ венные изменения в движении желудка, чем при раздра­ жении рецепторов прямой кишки.

Интероцептивное влияние с илеотрансплантата и прямой кишки на слюноотделительную функцию околоушной слюнной железы Наиболее интересной частью наших исследований яв­ лялось изучение интероцептивных влияний с рецептив­ ного поля прямой кишки и илеотрансплантата на слюно выделительную функцию околоушной слюнной железы.

Еще И. П. Павлов (1877) показал, что раздражение внутренних органов может оказывать как возбуждающее, так и тормозящее влияние на секрецию слюнных желез.

По его мнению, эти влияния являются результатом пря­ мых нервнорефлекторных воздействий на железистые клетки слюнной железы. Возможность такого рода влия­ ний с внутренних органов на слюнные железы подтвер­ ждена также опытами Ф. Овсянникова, С. Чирьева (1871 —1872), в которых отмечалось появление или изме­ нение слюноотделения при раздражении центральных концов блуждающего и чревного нервов.

Рефлекторные влияния с желудка на слюнные железы установлены на жвачных животных (А. Т. Кратинов и Д. А. Епанешников, 1932) и на человеке (И. Ф. Иванов, И. Т. Курцин и др.). Такого рода влияния с кишечника наблюдал П. П. Гончаров (1945). Функциональные связи интерорецепторов со слюнными железами подтверждают также клинические наблюдения, устанавливающие изме­ нения функции слюнных желез при различных заболева­ ниях желудка и кишечника (Г. Я- Гехман, 1929;

К- И. Ши­ рокова, 1941, и др.). Эти наблюдения получили подтвер­ ждение в экспериментальных исследованиях В. М. Коро пова (1949), С. С. Полтырева (1955) и других авторов, которые описали появление или изменение секреции слюнных желез при различных патологических состоя­ ниях органов брюшной полости.

В литературе не сообщалось об изучении интероцеп тивного влияния с рецепторов илеотрансплантата на слюноотделительную функцию слюнных желез. Своими исследованиями мы хотели выяснить характер этих нерв­ норефлекторных связей.

Нами было установлено, что орошение полости рта 10%-ным раствором хлористого натрия приводит к выде­ лению 20—30 капель слюны в течение 1 мин. Без приме нения раздражителей слюна, какПравило, не Выделялась.

Первая капля слюны обычно появлялась через 5—10 сек от начала влияния раздражителей на слизистую рта, но обильное слюноотделение начиналось спустя 35—50 сек, а в отдельных случаях — через 1 —1,5 мин. Обычно в мо­ мент раздражения рецепторов слизистой полости рта имели место более активные движения головы, дыхание становилось частым и глубоким.

Интероцептивные влияния на фоне покоя околоушных слюнных желез Механическое раздражение интерорецепторов мы про­ изводили путем раздувания баллончика, введенного чрез анально в прямую кишку или в илеотрансплантат. У двух (контрольных) животных в илеотрансплантат баллончик сводился через кишечный свищ, наложенный по нашей методике во время илеоректопластики. В баллончиках создавалось давление воздуха 70—100 мм рт. ст.

Как видно из приведенной кимограммы (рис. 25), рас­ тяжение прямой кишки не вызывает слюноотделения из околоушной слюнной железы. Через 60 сек с момента ме­ ханического раздражения прямой кишки получена одна капля слюны. Однако при раздувании баллончика до 100 мм рт. ст. ясно выявляется рефлекторное влияние на поперечно-полосатую мускулатуру (шейные и дыхатель­ ные мышцы): собака реагирует активными движениями головы и более глубоким дыханием.

Рассмотрим результаты некоторых опытов по изуче­ нию нервнорефлекторного влияния с рецепторов прямой кишки и илеотрансплантата на слюнную железу при воз­ действии химическими раздражителями.

Введение в прямую кишку или илеотрансплантат ка­ тетера и 20—30 мл 5%-ного раствора глюкозы, как'пра Рис. 25. Влияние с рецепторов прямой кишки на слюно­ отделительную функцию околоушной слюнной железы и скелетную мускулатуру у собаки Экстра:

/ — дыхание;

2 — движения головы;

3 — растяжение прямой кишки;

4 слюноотделение;

5 — отметка времени (5 сек).

вило, не вызывало слюноотделения. В отдельных случаях выделялись лишь 1—2 капли слюны через 3—4 мин с мо­ мента введения в просвет кишечника глюкозы. В опытах не было отмечено и интероцептивного влияния на скелет­ ную мускулатуру: животные вели себя спокойно.

Введение в кишку катетера и 40%-кого раствора глю­ козы вызывало несколько более выраженный эффект:

в большинстве случаев собаки вели себя беспокойно, учащались движения головы и появлялась небольшая саливация (в одних опытах сравнительно быстро — через 50—80 сек, а в других позднее — через 3—4 мин).

Интероцептивное влияние на текущее слюноотделение Все опыты этой серии исследований начинались с по­ лучения у животных обильного и относительно равномер Рис. 26 Влияние с рецепторов илеотрансплантата на текущее слюноотделение и скелетную мускулатуру у собаки Бэби:

/ — дыхание;

2 — движения головы;

3 — отметка о введении раздражите­ лей (введение баллончика и создание в нем давления до 80 мм рт. ст.);

4 — слюноотделение;

о — отметка времени (5 сек).

ного слюноотделения из околоушных желез. При получе­ нии стойкой саливации на рецепторы прямой кишки или илеотрансплантата воздействовали механическими и хи­ мическими раздражителями, что приводило к уменьше­ нию слюноотделения. Результаты интероцептивного влия­ ния на текущее слюноотделение.отмечались на ленте ки­ мографа.

Спустя 14 месяцев после илеоректоиластики у собаки введение в илеотрансплантат баллончика и растяжение кишки приводило к выраженному корригирующему инте роцептивному влиянию на слюноотделение, а также ока­ зывало влияние на поперечно-полосатую мускулатуру (рис. 26).

Раздражение рецепторов илеотрансплантата катете­ ром и 5%-ным раствором глюкозы также приводит к дли­ тельному (до 130 сек) задержанию слюноотделения.

Применение для этой же цели катетера и 40%-ного рас­ твора глюкозы вызывало прекращение саливации на более продолжительное время. При этом рельефнее было выражено интероцептивное влияние с рецепторов илео­ трансплантата и на поперечно-полосатую мускулатуру, резко изменилось дыхание (стало более глубокое и уча­ щенное) и заметно усилилось беспокойство животного (движения головы, облизывание, перебирание ногами).

Аналогичные результаты нами получены и при исполь­ зовании других химических раздражителей (10%-ных растворов хлористого натрия и калия). При всех этих исследованиях мы наблюдали постоянное интероцептив­ ное влияние как на текущее слюноотделение, так и на скелетную мускулатуру.

При изучении интероцептивных связей между некото­ рыми отделами кишечника, желудком и околоушными слюнными железами в большинстве опытов у нас приме­ нялись одновременно механические и химические раздра­ жители. Мы не ставили перед собой задачи по выяснению разницы в их действии на рецепторы кишечника. Нас ин­ тересовал только сам факт существования рефлекторных связей между изучаемыми органами пищеварения.

Изучение рефлекторных связей илеотрансплантата по­ казало следующее. Во всех опытах установлено наличие интероцептивных связей между илеотрансплантатом, под­ вздошной и сигмовидной кишками, отчетливо выявляемых в различные сроки после илеоколопластики. В абсолют­ ном большинстве случаев имело место тормозящее реф­ лекторное влияние на моторику кишки. Раздражение ре­ цепторов илеотрансплантата оказывало также кратковре­ менное тормозящее влияние и на моторную функцию желудка.

Наши исследования не только подтвердили данные многих авторов об интероцептивных связях между под вздошной, сигмовидной кишками и желудком, но и позво­ лили установить, что рефлекторные связи ясно выяв­ ляются также между илеотрансплантатом, подвздошной, сигмовидной кишками и желудком после илеоколопла стики.

При исследовании установлено, что интероцептивные (с илеотрансплантата) рефлексы слюнных желез по сра­ внению с экстероцептивными (с ротовой полости) харак­ теризуются более высоким раздражением соответствую­ щих рецепторов, более продолжительным латентным пе­ риодом и менее выраженным слюноотделением. Во всех опытах было установлено изменение функции слюиных желез от интероцептивных воздействий. Исследования показали также, что при воздействии сильных раздражи­ телей на рецепторы илеотрансплантата у части экспери­ ментальных животных наблюдается усиленная двига­ тельная реакция и учащенное дыхание.

Изучение нервнорефлекторных связей у животных, перенесших илеоколопластику и илеоректопластику, убеждает нас в наличии постоянной и закономерной вза­ имосвязи между илеотрансплантатом и другими орга­ нами пищеварения.

МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИЛЕОТРАНСПЛАНТАТА Гистологическое строение кишечника изучено доволь­ но хорошо как у животных, так и у человека. А. А. Завар зин и С. И. Щелкунов (1954) считают, что кишечная стен­ ка на всем протяжении имеет приблизительно одинако­ вую структуру;

различные отделы ее отличаются лишь характером строения слизистой оболочки.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.