WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«6 СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ РЕСУРСОВ (Сборник научных трудов) Раздел I. Концепция развития человеческих ресурсов Ю. М. ЗАБРОДИН Кадровый потенциал российской экономики и проблемы ...»

-- [ Страница 3 ] --

Банки и кредитные организации в настоящий момент не заинтересованы в предоставлении кредитов сельскому хозяйству, так как, во-первых, это крайне рискованная область вложения средств (раньше экономика сельского хозяйства в нашей стране напрямую зависела от субсидий правительства, колхозы и совхозы зачастую не выплачивали долги по субсидиям, и, как результат, сегодня банки опасаются, что фермеры воспримут коммерческие займы как дотации). Отсутствие закона о частной собственности на землю и неразвитость рынка купли/продажи сельскохозяйственных угодий не дает возможности использовать залог земли в качестве гарантии. Во-вторых, в период перехода в новые экономические условия, коренной реструктуризации всей экономики и в период высокой инфляции вложение денег в сельское хозяйство стало наименее прибыльной, а, следовательно, наименее привлекательной сферой для потенциальных инвесторов.

Очевидно, что без решения накопившихся проблем невозможно добиться стабилизации положения в сельском хозяйстве, обеспечить его устойчивый рост, а значит, нельзя отказаться от импорта продовольствия из-за рубежа. Парадокс состоит в том, что, имея огромную территорию, большие природные богатства страна не может себя прокормить, продолжая завозить зерно, продукты, концентраты и другую сельхозпродукцию из США, Канады, Германии, Дании, Швеции, Польши, Чехословакии, Турции, Китая, Прибалтики и ряда других стран. Осознавая всю остроту сложившейся ситуации, российское Правительство неспособно обеспечить финансовую, техническую, социальную и консультативную поддержку селу, вновь возникающим и реорганизующимся сельскохозяйственным производителям.

В то же время, в решении возникших проблем и преодолении препятствий на пути перехода России к рыночной экономике заинтересованы многие западные страны и, пожалуй, в первую очередь, наши бывшие политические и идеологические противники (Германия и США), поскольку они хотят видеть Россию полноправным членом современного мирового сообщества с устойчивой политической системой и развитой экономикой. С этой целью за последние годы в нашей стране было организовано и проведено немало благотворительных акций, а также специализированных проектов, нацеленных на определенные сектора экономики. Но если раньше, в годы перестройки и постперестроечный период, преобладала безвозмездная помощь в виде субсидий на стабилизацию экономики и гуманитарной помощи, то в последнее время акцент делается на предоставление кредитов на возвратной основе с учетом приоритетных направлений развития экономики, адресного направления денежных средств, консалтинговую и технологическую поддержку, партнерские отношения.

Сельское хозяйство Саратовской области, играющее важную роль в экономике страны, оказалось сегодня в крайне тяжелом положении. Чтобы помочь аграрному сектору выйти из тяжелого кризиса, Правительством США были организованы и проведены ряд технических и учебных программ, осуществленных проектами “Фермы 1 и 2”, волонтерами VОCА и ACDI, Корпуса мира, фонда Евразия. Немецким домом, при содействии Правительства Германии, была оказана сельскохозяйственная и переселенческая поддержка.

В конце 1994 г. Агентство международного развития США подписало с Российской Федерацией соглашение о предоставлении постприватизационной помощи сельскому хозяйству Саратовской и Вологодской областей. Эта программа была названа “Помощь ориентированным на рынок сельскохозяйственным предприятиям” (MOFSA). В марте 1996 г. в результате тщательного отбора Американская международная консалтинговая фирма “Луис Бергер Интернешнел, Инкорпорейтед” получила право осуществлять этот проект в Саратове.

МОFSА строит свою деятельность на основе предыдущей деятельности по реорганизации по программам “Ферма 1” и “Ферма 2” и сейчас концентрируется на следующем логическом шаге, который представляет собой деятельность по переорганизации, осуществляемой с целью улучшения управления, функционирования и увеличения прибыльности конкретных ферм и сельскохозяйственных предприятий.

Проект MOFSА рассчитан на 20 месяцев и включает в себя конкретные цели по трем основным направлениям:

1. Реорганизованные, апробированные системы передачи социальной сферы на селе. Развитие финансово жизнеспособных и испытанных моделей передачи социальной сферы от совхозов, колхозов другим организациям (например, местным администрациям, неправительственным организациям и частным компаниям) с одновременной поддержкой коммунального хозяйства и сферы услуг на имеющемся уровне и повышением его.

2. Жизнеспособные, ориентированные на рынок сельские предприятия. Укрепление приватизированных хозяйств и сельхозпредприятий и улучшение доступа сельхозпредприятий к технической помощи, технологиям, источникам капиталовложений и рыночным кредитам.

3. Действующая система кредитной поддержки сельского предприятия. Создание кредитных моделей, которые могут быть использованы как основа для того, чтобы побудить финансовые и кредитные организации осуществлять кредитование сельхозпредприятий.

Центральными звеньями перечисленных выше компонентов являются:

обучение российского персонала (стажировки в России и США) и оказание технической поддержки, которая даст возможность тиражировать разработанные МOFSА модели в других районах Саратовской области.

МОFSА будет раскрывать возможности российских частных предпринимателей, руководителей сельскохозяйственных предприятий, государственных служащих по наиболее эффективному использованию существующих ресурсов для получения большего количества дополнительных технических и финансовых ресурсов.

А. Программа по агробизнесу В программе по агробизнесу предполагается начать разработку проектов в районах, где выполняются следующие условия:

• осуществление программ по оказанию технической помощи реорганизованным сельскохозяйственным предприятиям, которые могли бы в результате оказанной МОFSА помощи стать более эффективными и жизнеспособными;

• конкурентоспособные проекты, нацеленные на удовлетворение покупательского спроса;

• экономически жизнеспособные проекты, которые могли бы быть реализованы в других районах;

• реальная возможность уже через 18 месяцев оказать воздействие на экономику.

По завершении 20-месячного периода рабочая группа MOFSA планирует разработать и реализовать следующее:

Получение, по крайней мере, 6 сельхозпредприятиями и/или фермами финансовой поддержки.

Разработку моделей, включающих один или несколько видов деятельности (переработка, мучное производство и т.д.), на примере которых можно наглядно продемонстрировать, как предприятия коллективного владения могут стать экономически жизнеспособными.

Подготовку около 150 русских специалистов, обученных маркетингу, менеджменту, бухучету, планированию, специалистов по организационным структурам, имеющим отношение к переработке сельхозпродуктов, транспорту, оптовым/розничным услугам, производству.

Подготовку 10-15 русских преподавателей, которые смогут оказывать помощь в других районах.

Б. Сельскохозяйственный кредит Начальной целью программы по сельскохозяйственному кредитованию является улучшение финансирования клиентов, участвующих в программе по агробизнесу. Цель будет достигнута при поддержке в разработке кредитных моделей и при работе с клиентами в ходе подготовки бизнес-планов и заявок на получение кредита. Эксперты по сельскохозяйственному кредитованию работают с потенциальными кредиторами, которые отвечают следующим требованиям:

• Состоятельность - надежный, грамотный в финансовом отношении руководитель и растущий капитал организации-кредитора.

• Желание - заинтересованность во включении сельхозпредприятий в “портфель” кредитов и желание обучить работающий персонал процедурам выдачи кредитов и работы с кредитами.

• Воспроизводимость - возможность разрабатывать аналогичные модели в других областях.

Программа реализуется в тесной взаимосвязи с программой по агробизнесу, помогая участникам программы получить кредиты. Наиболее подходящими клиентами являются те, кто отвечает следующим требованиям:

• Жизнеспособность - стандартный отчет о доходах, который демонстрирует платежеспособность и прибыльность.

• Способность к управлению - опыт управления и ответственный характер у клиента.

• Наличие бизнес-плана - хорошо подготовленного и с соответствующим анализом рыночных и производственных возможностей, анализом спроса, отраслевых тенденций, потребностей в оборудовании и т.д.

Через 20 месяцев рабочая группа МОFSА планирует разработать и реализовать:

Действующую кредитную модель.

Стандартизированный набор процедур по разработке программ по предоставлению ссуд сельским хозяйствам в финансовых/кредитных организациях.

По крайней мере, 75 российских специалистов в течение этого срока будут обучены оценке сельхоззаймов, политике долго- и краткосрочных кредитов в сельском хозяйстве, процедурам ссужения денег, разрешению юридических ограничений, компьютеризации и т.д.

10-15 российских преподавателей смогут оказывать помощь в других районах.

В. Программа по социальной сфере Программа по предоставлению социальных услуг действует по двум направлениям: местное самоуправление и организационные возможности, конкретные модели по передаче социальных услуг. В каждой этой сфере МОFSА работает с районами, реорганизованными сельскохозяйственными предприятиями, которые отвечают следующим критериям:

• Власть - занимается вопросами, одобренными областью и районом.

• Практичность - достижимые в течение 18 месяцев результаты, касающиеся конкретных организационных изменений.

• Типичность - возможность повторения в других районах.

• Состоятельность - шансы на привлечение требуемых денежных средств.

К концу двадцатимесячного периода рабочая группа МОFSА разработает и реализует следующее:

Жизнеспособные модели, по крайней мере, в двух районах, где услуги социальной сферы были переданы местной администрации, организациям, не принимающим участия в управлении и частному сектору.

Стандартизированный набор процедур финансирования и управления системами социального обслуживания на селе.

Около 200 российских специалистов, получивших подготовку по планированию, финансированию, управлению, бюджетному обеспечению и реализацию программ по социальному обслуживанию.

15-20 российских преподавателей, которые смогут предоставить помощь в других районах.

Г. Стратегия обучения (передача знаний) MOFSA обучит по всем направлениям программы как учеников, так и учителей. Важным элементом данной стратегии является создание основной группы из учителей и учеников, которые смогут выжить и конкурировать в условиях рыночной экономики. При разработке основных направлений оказания поддержки, группа MOFSA придерживается нескольких основных направлений:

• Разработать ориентированную на потребителя разнообразную базу организаций, вовлеченных в сотрудничество (учебные заведения, частные предприятия и организации).

• Сосредоточиться на поддержке приватизированных, жизнеспособных модулей.

• Оплатить услуги, полученные от сотрудничающих организаций.

• Предоставить накладные расходы в процентном соотношении к оплаченным услугам.

К окончанию программы MOFSA около 425 российских специалистов будут подготовлены по менеджменту, местному самоуправлению и сельхозкредитованию.

Обучающиеся будут лучше реагировать на меняющиеся со временем возможности рынка. Приблизительно 125 специалистов пройдут объединенный курс обучения, который состоит из 2-4-дневных курсов, повторяющихся через 3 месяца. Оставшиеся специалистов пройдут 1-3-дневный курс обучения по специальным темам.

Группа MOFSA организует базовую группу из 40-50 преподавателей, которые смогут продолжать обучение после завершения проекта.

Планируется привлечение экспертов из академических институтов, частного сектора и общественных организаций. Каждый потенциальный преподаватель примет участие в 1-2-дневном семинаре по обучению преподавателей, посвященном методике и подходам к обучению. После этого каждый преподаватель примет участие в одном или более (по мере надобности) интенсивном/объединенном курсе, пока он не сможет сам приступить к обучению.

В целом программа MOFSA намерена всячески способствовать развитию конкретных реальных возможностей в жизни села и оказывать помощь инициативным людям использовать эти возможности. Безусловно, невозможно разрешить все проблемы, препятствующие развитию сельского хозяйства в регионе, но реально планируется заложить основу для дальнейшего продвижения и развития социально-экономических реформ.

Т. А. САМАРСКАЯ Социально-психологическая помощь семье:

применение биографического метода при анализе внутрисемейных отношений Семья как социальный институт выполняет на уровне всего общества глобальные функции по рождению и социализации нового поколения. Неудивительно, что проблемы функционирования семьи оказывают влияние на состояние общества в целом. Последние годы в России характеризуются резкой сменой общественных реалий, что не может не сказываться на внутреннем климате любой семьи. В этих условиях социально-психологическая помощь семье приобретает особое значение и должна обеспечивать глубокое и эффективное воздействие. Анализ интервью клиентов в рамках биографического метода предоставляет социальному работнику гибкий инструмент для достаточно быстрого выявления и оценки проблем, существующих в семье, на основе спонтанных и разнообразных данных, сообщаемых респондентом в процессе рассказа своей биографии.

Указанный метод позволяет:

проследить генезис семейных проблем;

зафиксировать и проанализировать субъективные интерпретации разными членами семьи семейных ситуаций;

изучить их восприятие другими;

получить временную разверстку образа семьи;

выявить значимые факты и события, а также их субъективную оценку.

Ниже приведен пример анализа текста интервью, проведенный с целью поиска основных проблемных зон и “болевых” точек на основе выделения смысловых блоков, логических связей внутри блоков и между ними, определения рефренов (повторяющихся смысловых единиц), а также фиксирования невербального поведения, сопровождающего повествование.

Надежда, возраст 32 года, замужем 13 лет, постоянно проживает в большом, индустриальном центре. Образование неполное среднее;

служащая канцелярии в большой организации. Родилась и выросла в деревне, имеет двух сестер и брата, живущих там же;

поддерживает связь с деревенскими родственниками. Имеет дочь лет, школьницу. Ее супруг, Алексей, городской житель, работает в крупном промышленном АО. Горожанин во втором поколении. От проведения интервью отказался. Семья проживает в коммунальной квартире, занимая три комнаты.

Материальный достаток удовлетворительный - имеется автомобиль, видеомагнитофон, домашняя техника.

Особенности: контактность, открытость семьи (частые и многочисленные гости, беседы без спиртного), внешнее благополучие в отношениях между мужем и женой (ровный тон общения, невербальные знаки расположения, доверительность в отношениях), доброжелательность к окружающим (соседям, гостям, сослуживцам), короткий рабочий день у жены (фактически она является домохозяйкой, работая около 4 часов в день и меньше).

В настоящий момент семья находится в спокойном, стабильном периоде развития (этот вывод из внешнего наблюдения подтверждается в интервью самой Надеждой, без наводящих вопросов интервьюера). Сама Надежда хотела бы, чтобы и муж, и дочь вместе или раздельно тоже участвовали в интервью. Тем не менее, согласия не было, и процедура проходила без их участия;

ни муж, ни дочь при проведении беседы не присутствовали. Интервью проводилось дома, вечером после ужина, в столовой комнате.

Особенности текста, его характеристики и структура Интервью средней продолжительности - около 30 минут. При этом нарративная часть по сравнению с уточняющей мала и имеет одну особенность - в ней практически не говорится о браке как таковом и семейной жизни, но описывается процесс ухаживания и обстоятельства знакомства. В этой части повествования много дат (“в 83 м году”, “в мае позвонила” и т.п.;

всего восемь точных временных ссылок), и складывается ощущение, что респондент нуждается в такой временной “фиксации” событий тринадцатилетней давности, как бы заново их переживает с ощущением, что “они есть, были” и “это было хорошо”. По всей видимости, респондент нуждается в “контроле” над этими событиями, так как рассказ о прошлых событиях представляет собой психологическую иллюзию контроля за временем (Рикер, М.Бургос). Цель рассказа - обретение чувства осмысленности существования. Только в завершении нарративной части, когда пройдена дата свадьбы, упоминается собственно семейная жизнь. Но... в отличие от позитивной, радостной окраски и оценки предыдущего сюжета, новый сюжет начинается с негативной оценки - “тяжело было”.

Результирующий вывод - “я не жалею”, “я считаю, что у нас нормальная семья” - обрамлён негативными оценками-повторами “тяжело было”. Ощущение состояния психологической “тяжести” объясняется характером мужа. Но эта тема быстро прерывается и внезапно переходит на тему “Дочь”, которая также не имеет развития и подается в “сопровож-дении” негативных невербальных сигналов (закрытая поза, тусклый тон речи).

Вообще эта часть интервью изобилует паузами, заминками, неразборчивыми словами, быстрыми сменами темпа речи и подъема-снижения интонаций. Заметна разница между довольно уверенными, живыми и радостными интонациями темы “Ухаживание” и сомневающимися, “тянущимися” интонациями в конце нарратива.

Действительно, процесс ухаживания открытым текстом признаётся самым приятным моментом в брачной жизни: “Ну, самое приятное, не знаю. Встретились, познакомились...”.

В повествовательной части нарратива могут быть выделены две основные, логически связанные темы, которые мы можем обозначить следующим образом.

1 часть До свадьбы 2 часть После свадьбы обстоятельства констатация наличие “детского” знакомства трудностей ребенка обстоятельства постулат юношеского знакомства нормальной семьи “Телефон” констатация обстоятельства сближения трудностей способ ссоры, объяснение общения перемирия “я - хитрю, он - восхищен” характер мужа постулат “всё ухаживания нормально” следствие: брак хронологический итог Обозначенные “другие”: муж, его мать, его дедушка и бабушка, дочь.

Акцентированные слова или фразы:

• (гуляли) не долго;

• (в принципе) я не жалею;

• (у нас) нормальная (семья);

• (муж такой) вспыльчивый.

Итог: “Я не хуже других”.

Вторая часть интервью - ответы на вопросы - более продолжительна по времени, более детализирована. Форма “вопрос-ответ” оказалась более легкой для данного респондента. В тексте этой части интервью можно выделить довольно четкую структуру, определяющуюся рядом “тем” и “подтем”. Как и первая часть, вторая изобилует неясными выражениями мыслей, “уходами”, словами-паразитами (вот, ну, конечно), что осложняет восприятие текста. Однако текст насыщен “эмоциональным сопровождением”, что дает возможность реконструировать некоторые слова и понятия, недоговоренные респондентом.

1. Рассуждения о легкости и трудности в браке.

легкое трудное отношения с мужем всё остальное 2. Тема “Материальный достаток” включает в себя объяснение достатка, наличие некоторых сложностей (уход), информацию о доходах мужа и родителей. Делается вывод - “мы всё имеем”. Тема не является остро проблемной.

3. Тему “Жильё и соседи” можно представить следующими образом:

ссоры с соседями оправдание следствие ссор Подтема:

молодожены и соседи Проблема верности Степень остроты проблемы:

до развода мечта об отдельной квартире Подтема: они и я;

мой характер, моя позиция 1. Соседи мешают моим отношениям с Выводы:

мужем явно Здесь очень тяжело, потому что 2. Я не такая женщина менее явно 3. Я здесь не хозяйка 4. Тема: “Ухаживание”.

Подтема: “Он все разрешал” Случай в деревне до свадьбы вывод, позиция Тезис: он относился хорошо Повтор подтемы “Он все разрешал” Итог: Я бы уехала из города, если бы не он Эта тема наиболее позитивно окрашена.

Странно, что он не такой жесткий, как случается Вывод: “Он не такой, как другие” Странно, что он мне, наверное, верен 5. Тема: “Муж такой хороший”.

Подтема: “Он все для нас, для меня” Подтема: “Интересы мужа” Подтема: “Столкновение наших интересов.

Мои уступки” Он образованней меня Он верный Вывод: “Он такой вот хороший” Он заботливый Он имеет право 6. В теме “Тяготы воспитания ребенка” отмечается:

разные с мужем взгляды на воспитание;

предпочтительность для Надежды деревенской системы воспитания, близкой ей с детства;

у ребенка свой характер;

дети сейчас особенные, особенно сложные;

зависть детей в школе, требования к одежде, а у них в семье нет возможности состязаться с некоторыми одноклассницами дочери (ма-териальные сложности).

Проблема выбора: деньги - хорошая учеба;

отношение учителей к детям агрессивное и пренебрежительное;

общее беспокойство по поводу обучения.

Выводы: Эта тема очень остро воспринимается респондентом. Мать хочет реализовать в дочери свои неисполнившиеся возможности в образовании, желая видеть дочь умной и образованной. Кроме того, она хотела бы примирить статус учителя и его профессиональные и личностные качества. Скрытая причина беспокойства заключается в том, что Надежда не в состоянии помогать дочери в приготовлении уроков, ей не позволяет делать это образовательный уровень.

7. Тема “Ссоры и примирения”.

Подтема: характер мужа Стратегии ссор и примирений мое его поведение поведение Он все-таки зависит от меня Он считается со мной Вывод:

“Я - миротворческая сила” Я редко бываю неправа Я умею на него воздействовать Аналогично рассматривается еще ряд тем, затронутых в интервью. Это тема “Мы и родители”, а также “Хозяйство”.

Обобщая, можно сделать следующие выводы из рассмотренного интервью:

1) Надежда - “маргинал”, вынужденная приспосабливаться к новому образу жизни.

2) Традиционно она центрирована на муже, по крайней мере, это декларируется.

3) Брак она воспринимает как тяжелую работу, если не бремя, но при этом довольна, что ей удалось выйти замуж за “городского” и “образованного”.

4) Наиболее острые проблемы:

• жилищная и коммуникации с соседями (невозможность быть хозяйкой);

• воспитание дочери, трудности в понимании и общении, а также расхождения с мужем во взглядах на воспитание;

• особенности характера мужа (поскольку в этой области особенно много было умолчаний, “уходов”, самоподдержки и самопрезентаций). Вероятнее всего сказывается разница в образовательном уровне и воспитании.

5) Надежда центрирована также на идеале образованности, учености, испытывая неудовлетворенность собой в этом плане, нацеливает дочь на реализацию этих своих установок.

6) Остаются вне анализа отношения Надежды с собственной матерью - в течение интервью эта тема обходилась, а также причины переезда в город и устройства на работу.

Таким образом, анализ биографического интервью, проведенный с помощью системы разбиения повествования по блочному принципу, позволяет достаточно быстро и эффективно определить самые острые проблемы, вызывающие стойкие негативные реакции у респондента, и на его основе разработать программу социально-психологической помощи, учитывая приоритетность их разрешения или изменения существующих у респондента психологических установок.

А. П. ГАВРИЛОВ Занятость сельского населения Состояние занятости населения в сельской местности вызывает вполне обоснованную тревогу. По состоянию на 1 ноября 1996 г. уровень официально зарегистрированной безработицы в ряде сельских районов области более чем в 3 раза превышал уровень безработицы в г. Саратове. Например, в Питерском районе - 6,9%, в Новоузенском районе - 6,6%, в Духовницком - 6,0% (при значении этого показателя для сельского населения - 4,4%).

Следует учесть тот факт, что принятый в России регистрационный метод учета незанятого населения дает заниженные оценки. Социологические исследования показывают, что фактическое число безработных в 2,5 раза выше количества зарегистрированных безработных. Использование методики МОТ дает близкие результаты по соотношению общей и зарегистрированной безработицы (1,0 к 0,37 0,41).

Таким образом, реальная безработица в сельских районах находится, в среднем, на уровне 10-11%, достигая в самых неблагополучных районах 15-18%. Это очень высокий уровень безработицы даже по западным стандартам, превышающий известную по кривым Филлипса приемлемую величину в 5% более чем в 3 раза.

Но следует учесть еще и специфику России: неразвитость систем социальной помощи, социальной поддержки, почти полное отсутствие благотворительности, мизерная роль церкви, психологическая неготовность самих людей жить в условиях рыночной экономики, постоянно проявлять активность в поисках возможности оказаться полезным другим людям и, тем самым, получить заработок. Другая сторона этой специфики заключается в продолжающемся уже 6 лет экономическом спаде, повлиявшем на развитие инвестиционных процессов, в отсутствии новых рабочих мест в сельской местности. Например, в Краснопартизанском районе получили работу всего 7,8% от числа обратившихся в центр занятости за помощью, в Краснокутском - 10,5%, в Самойловском - 11,2%.

В то же время, информации о состоянии рынка труда в сельской местности, о профессионально-квалификационных и социально-психологических характеристиках безработных, об их желании и готовности заняться собственным бизнесом, требующихся для этого условиях, об отношении к профессиональной переподготовке, освоению новых видов деятельности явно не хватает.

Настоящее исследование имело своей целью восполнить недостаток конкретных данных.

Анкетирование проведено в ноябре-декабре 1996 г. силами работников районных центров занятости населения Саратовской области. Подготовка данных осуществлена Л.П.Евдокимовой 64.

Анкетный опрос был проведен в 18 сельских районах Саратовской области.

Всего опрошено с помощью раздаточной анкеты для самозаполнения 1 021 человек из числа посетителей районных центров занятости. Распределение опрошенных по полу и возрасту показывает, что основные социально-демографические характеристики безработных остаются без больших изменений. По-прежнему, женщины составляют большинство безработных - 72%, при этом доля молодежи до 30 лет за последние года заметно увеличилась. Две трети посетителей службы занятости и безработных составляют лица с полным и неполным средним образованием и средне-специальным образованием - 20%, высшим образованием - 9%. Как оказалось, вновь обратившиеся в службу занятости составили 30% от числа опрошенных, а две трети опрошенных являются уже зарегистрированными безработными. Половина посетивших центр занятости предполагали получить направление на работу, 29% - встать на учет и получить пособие, и только 2% опрошенных - получить направление на учебу.

Иначе говоря, активная политика занятости, нацеленная на профессиональную переподготовку безработных с тем, чтобы они могли найти себе законный источник средств к существованию, фактически не проводится, посетители центров занятости это прекрасно знают и почти не обращаются за направлением на профессиональное обучение.

Около 80% опрошенных ответили, что им назначено пособие, но по состоянию на 10 марта 1997 г. пособия за ноябрь 1996 г. еще выплачены не были.

Очень симптоматичен тот факт, что 56% опрошенных потеряли работу более месяцев тому назад, в том числе почти 40% в положении безработных пребывают свыше года. То есть безработица приобретает застойный характер. В то же время, на учете в службе занятости свыше 6 месяцев состоит 40% опрошенных, свыше года - Исследование выполнено совместно коллективами Поволжского межрегионального учебного центра Министерства труда и социального развития Российской Федерации и Управления занятости населения Министерства труда и социального развития Саратовской области. Методику и инструментарий подготовили: канд. филос. наук, доцент А.П.Гаврилов (руководитель), канд. социол. наук В.Л.Чепляев, канд. социол. наук С.А.Константинов.

13%, что подтверждает сказанное выше о различиях в общей и зарегистрированной безработице.

Более четверти (27%) опрошенных не имеют профессиональной подготовки и необходимой квалификации, еще 38% владеют только одной специальностью и потому обладают очень небольшими возможностями для адаптации на рынке труда. Лица, владеющие тремя и более специальностями составляют 10-11% от общего числа зарегистрированных службой занятости безработных и, как показали предыдущие исследования, состоят на учете лишь тот период времени, когда им выплачивают пособие, сравнимое по размеру с их заработной платой на последнем месте работы, а потом, через 3-4 месяца, достаточно легко находят себе работу.

Большую пользу в принятии управленческих решений, в том числе, по поводу проведения профессиональной подготовки и переподготовки, мог бы принести анализ состояния рынка труда и безработных с точки зрения владения ими конкретными специальностями, но этот анализ провести не представляется возможным по причине отсутствия иерархического классификатора профессий. Распространенный в 1996 г.

очередной вариант классификатора профессий Министерства труда РФ построен по алфавитному принципу, а переведенный на русский язык классификатор ЮНЕСКО (МОТ) не адаптирован к национальной специфике России, не сопоставлен с имеющимися и действующими классификаторами, не утвержден соответствующими государственными учреждениями и не рекомендован к применению.

В результате, анализ состояния рынка труда в профессиональном разрезе возможен только на качественном уровне.

Основным видом производственной деятельности в сельской местности является крестьянский труд. Предполагалось, что альтернативой малоэффективным, низкопроизводительным колхозам и совхозам выступят частные фермерские хозяйства, семейные и кооперативные, которые одновременно будут создавать новые рабочие места. В этой связи важно выявить отношение сельских жителей к фермерам, готовность работать по найму в фермерских хозяйствах.

Исследование показало, что позитивное отношение к фермерам характерно только для 22% опрошенных, что, с нашей точки зрения, крайне мало. Оценивают отношение своих односельчан к фермерам как “враждебное, с завистью” всего 11-12% опрошенных, выступающих в данном случае в качестве экспертов, тем не менее общий психологический настрой сельских жителей вряд ли можно считать благоприятным для развития фермерства, поскольку почти половина опрошенных (47-52%) говорит о безразличном отношении к фермерам односельчан. Готовность работать наемным работником на ферме проявили только 13% опрошенных, более половины (55%) категорично ответили “нет”.

Желание организовать свое собственное фермерское хозяйство высказали менее 6% опрошенных, и эта цифра не изменяется уже на протяжении 10 лет наших исследований на селе. Об организации своего предприятия в сфере переработки сельскохозяйственной продукции, торговли, общественного питания, бытового обслуживания населения задумывались 23% опрошенных, еще 1% начинал подготовку к такому виду деятельности, а 2% даже работали в этой сфере, но неудачно.

Оценивая основные причины, препятствующие открытию своего бизнеса, 46-50% опрошенных указали на недостаток начального капитала, 33% - на отсутствие склонности к предпринимательской деятельности, 19% в качестве главной причины указали на недостаточную подготовку к такой деятельности, 9% - на незнание бухгалтерского учета, 6% - на плохое знание системы налогообложения, боязнь налоговых служб. Таким образом, до трети сельских безработных нуждаются в профессиональной подготовке по ведению малого бизнеса, в изучении бухгалтерского учета, менеджмента, маркетинга, основ налогового законодательства и т.п. В то же время, только 34% опрошенных дали свое согласие на прохождение профессионального обучения или переподготовки.

Отвечая на вопрос о том, что мешает освоить желаемую профессию и получить нужную квалификацию, 13% указали на отсутствие необходимых учебных заведений, еще столько же - на свой недостаточный уровень исходного образования.

Очень интересными оказались ответы на вопрос о том, кто именно должен обеспечивать работой человека. Почти 40% ответили - “Государство”, еще 25% - “Местная администрация”, 19% - “Гу-бернатор области” и “Районные власти”, и только 11% выбрали альтернативу “Сам человек”, т.е. иждивенческие настроения все еще господствуют в сознании людей.

Продолжают также сохраняться настроения возврата к прошлому. Так, 74% опрошенных считают, что главным направлением развития сельского хозяйства в нашей стране должно стать восстановление колхозов, 70% считают предпочтительной формой владения землей коллективную. Тоска по не очень сытому, но устойчивому образу жизни проявляется и в том, что 50% опрошенных предпочли размеру заработка гарантию его регулярного получения.

Также симптоматично, что большинство сельского населения не избавилось в течение последних 10 лет от страха перед властями, государством, подавляющее большинство опрошенных (5 человек из 6) не исключает возможности повторения в нашей стране массовых репрессий, повторения “раскулачивания”.

Таким образом, очевидно, что нельзя надеяться на быстрое развитие фермерства в таких условиях и при таком психологическом настрое населения. Принятый в настоящее время курс на повышение уровня занятости населения посредством развития семейных ферм и малых сельскохозяйственных предприятий - фермерских кооперативов, - не имеет под собой ни экономических, ни организационных, ни социально-психологических оснований. В то же время, потенциал профессионального обучения сельских жителей, их подготовка, переподготовка, переобучение и повышение квалификации достаточно высок. Особую роль здесь могут сыграть новые виды, формы и методы обучения, в том числе, модульный подход, дистанционное обучение и применение учебных видеокурсов.

С. А. КОНСТАНТИНОВ Перспективы обеспечения занятости в сельскохозяйственных районах Саратовской области Занятость на селе является одной из актуальных проблем, требующей пристального изучения.

Социологической группой Поволжского межрегионального учебного центра проведен опрос 1 020 сельских безработных по 19 службам занятости Саратовской области. Целью исследования являлось выявление перспектив обеспечения занятости в сельскохозяйственных районах Саратовской области и разработка предложений по расширению возможностей трудоустройства сельских жителей.

Около 80% опрошенных зарегистрированы в государственной службе занятости и получают пособие по безработице. По роду последних занятий до обращения в службу занятости клиенты распределяются следующим образом: работавшие - 70%, учащиеся - 12%, домохозяйки и “няньки” - 15%. Среди наиболее распространенных причин потери работы у респондентов выделяются: “попал под сокращение” - 39% и “уволился по собственному желанию” - 33%. У достаточно большого количества безработных наблюдается застойная безработица свыше одного года (39%). Примечательно, что при этом срок регистрации в качестве безработного намного меньше срока прекращения работы.

У 72% респондентов по их собственному мнению есть профессия. При этом более половины (54%) владеют одной, значительное число (25%) владеют двумя и тремя (11%) профессиями. К ним относятся профессии: бухгалтерско-экономическая сфера, канцелярия, промышленность, торговли, общественное питание, транспорт, сельское хозяйство и бытовое обслуживание населения. Интересна одна, свойственная большинству особенность профессиональной биографии. Боль-шая часть респондентов начинала и заканчивала ее по какой-то промышленной специальности (около 20%) или бухгалтерско-экономичес-кой и канцелярской деятельности (13%), значительная часть переориентировалась на сельскую профессию (около 14%).

По данным респондентов, в их населенных пунктах больше всего совхозов - 41%, меньше сельхозкооперативов - 34%, примерно равное между собой количество фермерских хозяйств и колхозов - 29% и 26%. Распределение трудностей в трудоустройстве безработных респондентов на этих сельхозпредприятиях выглядит так: на первом месте стоит объективная причина - “нет свободных мест” - 68% (предполагается, что респондент профессионально подготовлен к выполнению необходимых трудовых обязанностей), на втором - “нет подходящей для меня работы” - 18% (в этом случае имеется рассогласование между профессиями респондента и профессиями на производстве), третье место занимает широко распространенная в настоящее время ситуация, когда работа есть, но за нее не платят заработную плату - 14%.

Почти 52% респондентов считает, что большинство жителей их сел занимаются производством сельхозпродукции на своих приусадебных хозяйствах. Еще 30% затруднились ответить на этот же вопрос. Учитывая то, что сами опрошенные могут входить в эту группу сельских жителей, а откровенные положительные ответы могут вызвать определенные материальные санкции со стороны представителей службы занятости (так как согласно закону безработным и получающим пособие признается гражданин, не имеющий никаких доходов), можно считать подтвержденным, что в селах Саратовской области большинство жителей производят сельхозпродукцию частным образом в своих хозяйствах.

В связи с тем, что на однозначно враждебное отношение односельчан по отношению к фермерам указали только 12% респондентов, безразличное и уважительное, соответственно 52% и 24%, можно считать, что в современных условиях у сельского населения нет предвзятого и отрицательного отношения к фермерам.

Следовательно, можно рекомендовать государственным органам попытаться сформировать положительное отношение к этому способу ведения сельского хозяйства.

Однако следует учитывать ответы на вопросы анкеты, из которых видно, что мало кто из безработных (13%), а, по нашему мнению, можно считать - из сельчан, желают работать наемными работниками в фермерском хозяйстве. Иными словами, у сельчан наличествует глубоко укорененное настроение и желание быть хозяином себе и своему делу.

При этом эмпирические данные показывают, что наблюдается высокая пассивность безработных в желании организовать свое фермерское хозяйство. Вместе с тем, в сознании 23% безработных появлялись мысли об организации своего фермерского хозяйства в сфере переработки сельхозпродукции. Среди предпочитаемых сельчанами видов занятий на первом месте стоит “торговля, общественное питание” (51%), на втором - “сельское, лесное хозяйство” (20%), на третьем - “бытовое, жилищное хозяйство” (16%).

Сферы, к которым относятся профессиональные навыки безработных, распределились так: сельское хозяйство - 35%, сфера обслуживания - 19%, промышленность - 17%, интеллектуальная сфера - 13%, служащие - 12%, - т.е.

результаты по имеющимся профессиональным навыкам совпадают с точкой зрения, согласно которой сельские жители владеют преимущественно сельскими профессиями.

При этом, по первым двум позициям эти профессиональные навыки совпадают с теми профессиями, по которым, как считают сами респонденты, им легче трудоустроиться в своем населенном пункте.

Респондентов отличает слабое желание сменить место жительства с целью трудоустройства (58%). Практически все респонденты имеют дом или квартиру, 43% из них имеет крупный рогатый скот, домашнюю птицу имеет 36%, а мелкий скот - 25% безработных.

Большая часть безработных (39%) считает “по-старинке” (т.е. согласно социалистической идеологической доктрине), что обеспечивать их работой должно преимущественно государство, затем “местная администрация” и “районные власти”. И только на четвертом месте, у 12% респондентов, стоит - “обеспечивать себя работой должен сам человек”. Именно последнюю группу граждан можно отнести к людям со сформированным “рыночным менталитетом”, потому что они постараются при необходимости создавать себе рабочие места, а также позаботиться о себе в профессиональном плане.

Интересен и важен вопрос об отношении респондентов к профессиональной подготовке и овладении новой профессией, по которой можно трудоустроиться. В ответах на него большинство выбрало отрицательный ответ (40%), чуть меньшее число респондентов выбрало положительную альтернативу (34%), остальные затруднились с ответом (26%). На вопрос о наименовании профессии для переподготовки безработные, желающие переобучиться, указали, профессии из бухгалтерско-экономической, канцелярской деятельности (23%), затем из торговли, общественного питания (18%), бытового, жилищного обслуживания (16%), далее следуют профессии из области сельского хозяйства, образования, воспитания и другие.

О желаемых путях развития сельского хозяйства в России респонденты высказываются следующим образом. Большинство (74%) ориентируется на восстановление колхозов, совхозов, т.е. на формы хозяйствования прошлых времен.

Около 21% респондентов ориентируется на иные формы хозяйствования, из них 12% ратует за развитие фермерского движения. Эти данные подтверждают ответы, где большинство (70%) предпочитаемой формой владения землей видит коллективную собственность, и только 16% - частную. При этом, на контрольный проективный вопрос о возможном ожидании респондентами раскулачивания, последние ушли от ответа и выбрали преимущественно затруднительный ответ (63%), и 23% безработных ответили утвердительно.

По результатам социологического анализа можно сделать следующие выводы:

1. Среди причин получения сельскими гражданами статуса безработного можно выделить объективные (падение производства, уменьшение предложения рабочих мест, невыплата зарплат) и субъективные причины (рассогласование между имеющимися у респондентов профессиями и вакансиями на производстве).

2. Среднемесячный уровень материальной обеспеченности семей незанятых и безработных граждан ниже среднего уровня по области. Однако уровень материальной обеспеченности этих семей, рассмотренный по критерию наличия у них движимого и недвижимого имущества, в среднем достаточно высок, так как практически все респонденты имеют дом или квартиру, 43% из них имеет крупный рогатый скот, домашнюю птицу (36%), мелкий скот (25%).

3. Профессии, с которыми легче трудоустроиться сельским безработным, по их же мнению, преимущественно относятся к сфере сельского хозяйства, выделяются также промышленная сфера, торговля, общепит, бухгалтерско-экономическая деятельность. Профессиональные навыки сельских незанятых и безработных граждан в большей степени связаны с сельским хозяйством (35%), со сферой обслуживания (19%), промышленностью (17%), интеллектуальной сферой и делопроизводством (по 12%).

4. Отмечается низкий уровень предпочтения сельчанами занятий предпринимательской деятельностью в форме организации своего фермерского хозяйства. Однако у достаточно большого числа безработных (23%) появлялись мысли об организации фермерского хозяйства, преимущественно в сфере переработки сельхозпродукции.

5. У сельского населения нет отрицательного и предвзятого отношения к фермерам. Но большинство сельчан ориентируется на восстановление колхозов, совхозов и предпочитает коллективную собственность на землю, 21% респондентов ориентируется на иные формы хозяйствования, из них 12% ратуют за развитие фермерского движения, 16% приемлемой формой владения землей видит частную собственность.

6. К перспективным профессиям для переобучения безработных можно отнести профессии, необходимые для ведения фермерского хозяйства, а также профессии из сферы бухгалтерско-экономической, канцелярской деятельности, торговли, общественного питания и других. В целом же желание респондентов пройти профессиональную подготовку достаточно низкое (однозначное “да” ответили 34% респондентов).

В соответствии с основной целью исследования, состоящей в выявлении перспектив обеспечения занятости и расширения возможностей трудоустройства сельских жителей в сельскохозяйственных районах Саратовской области, можно сделать следующие выводы и высказать некоторые рекомендации:

(1) Научные данные показывают, что существуют очень низкие потенциальные возможности создания рабочих мест с условиями труда, при которых работа в фермерских хозяйствах или в крупных сельскохозяйственных предприятиях была бы предпочтительной формой самозанятости.

(2) Органам государственной власти, на наш взгляд, предпочтительнее создавать условия для превращения труда сельчан на приусадебных хозяйствах в полноценный производственный труд. Для этого, необходимо проведение углубленных психологических и социологических исследований по проблемам сельского рынка труда, а также конкретные финансовые и нормативные действия властей, состоящие в создании возможностей реализации сельчанами произведенной продукции и ее переработки, т.е. в создании соответствующей инфраструктуры на селе.

Б. Ч. ЛУГОВЦЕВА, Л. П. ЕВДОКИМОВА Социологические опросы на “Ярмарках вакансий” Отдел социологических исследований Поволжского межрегионального учебного центра проводил с участием авторов анкетирование посетителей четырех “Ярмарок вакансий”. Первая ярмарка проводилась совместно с Саратовским городским центром занятости населения в апреле 1995 г., вторая - в марте 1996 г. на своей территории при участии Управления занятости, учебных центров, работодателей, третья - в ноябре г., четвертая - в апреле 1997 г. при участии тех же организаций.

Основные задачи исследования состояли в следующем:

1. Получение социальной характеристики (портрета) участника ярмарки вакантных мест.

2. Изучение поведения трудоспособных граждан на рынке труда, ценностных аспектов при выборе профессии.

3. Выявление потребности граждан в профессиональном переобучении.

4. Определение наиболее привлекательных и перспективных профессий для опрашиваемых.

На ярмарках было опрошено соответственно по годам: 117, 147, 93 и человек. Сравнительный анализ результатов опросов позволяет определить тенденции изменений на рынке труда. Исследования на подобных мероприятиях из-за небольшой выборки могут считаться лишь пилотажем, однако, поскольку “Ярмарки вакансий” - место сбора заинтересованных лиц (как ищущих, так и предлагающих работу), такое исследование не требует больших затрат, и результаты для определения динамики на рынке труда можно получить довольно быстро.

Основными категориями посетителей ярмарки являются работающие, безработные и учащиеся, причем наиболее многочисленной из них является последняя.

Это естественно, так как известно, что в 1997 г. численность молодых граждан, предлагающих рабочую силу на рынке труда возрастет до 24 тыс. человек. (В 1995 г.

такие респонденты составили 88%, в марте 1996 г. - 67%, в 1997 г. - 69%.) Только в ноябре 1996 г. большинство среди участников опроса составили безработные в возрасте свыше 30 лет. В марте 1996 г. и в 1997 г. преобладали молодые люди с неполным средним образованием, а в ноябре 1996 г. - со средним специальным и неполным высшим образованием. Многие из них еще не имеют профессии (56% в марте 1996 г., 33% в ноябре 1996 г., 86% в 1997 г.) и, следовательно, не определили своего места на рынке труда.

Из ответов на вопрос: “Что наиболее важно для Вас при выборе профессии?”, выяснилось, что все категории респондентов на первое место ставят материальные блага. Наиболее явные предпочтения этому критерию отдают безработные. В 1995 г.

так ответили 91% опрошенных. Ситуация не изменилась до 1997 г. Из числа безработных, которые ранее работали, 74% считают наиболее важным признаком хорошей профессии высокие доходы, а среди тех, кто ранее учился, так считают 100%. В ответах работающих ярко выражена тенденция увеличения процента ставящих денежные доходы на первое место. Если в 1995 г. этот фактор отметили 40%, то в марте 1996 г. - 78%, в ноябре 1996 г. - 83%, а в 1997 г. - все 100%.

Важность получаемой денежной компенсации подтверждает и то, что многие респонденты (например, 50% работающих, опрошенных в 1997 г.) согласны перейти на неквалифицированную работу за хорошую оплату. В целом, доминирование этого фактора можно объяснить общей нестабильностью экономики, падением уровня жизни, инфляцией, неуверенностью в завтрашнем дне, с одной стороны, и открывшимися при наличии денег возможностями приобрести ранее недоступные товары и услуги - с другой.

На второе место при выборе профессии респонденты ставят альтернативу “соответствие моим способностям”. Однако роль этого критерия снижается. Если в 1995 г. ее отметило 70% работающих, то в 1997 г. - 50%, среди учащихся процент по всем годам, в пределах 50-60%, у безработных этот фактор ниже. Достаточно высокие проценты набрал так же ответ “хорошие условия работы” у всех категорий респондентов.

Для того, чтобы найти работу, соответствующую названным критериям, необходимо иметь определенный уровень образования. Значительная часть респондентов это осознает и хотела бы получить новые специальности. Даже среди работающих наблюдается четкая тенденция роста числа желающих переобучиться.

Если в марте 1996 г. их было 25%, то в 1997 г. - 80%. Достаточно высокий процент ответивших положительно на вопрос о переобучении и среди учащихся (хотя здесь скорее можно говорить о получении второй профессии). Вероятно, это объясняется дисбалансом в структуре занятости, т.е. падением спроса на ряд профессий. Спад производства в промышленности, структурные факторы, перераспределение рабочей силы из отсталых отраслей в прогрессивные - все это вынуждает получать перспективные профессии для того, чтобы удержаться на рынке труда или трудоустроиться.

Респондентам был задан вопрос, какие профессии они считают “перспективными” и “привлекательными”. В 1995 г. первые три места среди перспективных профессий молодежь отдала экономистам (35%), юристам (34%), менеджерам (26%). Среди “привлекательных” на первом месте - юрист (21%), на втором - экономист (15%), на третьем - бухгалтер (14%). В 1997 г. как “перспективные” профессии были выбраны - юрист (41%), экономист (41%), менеджер (32%), среди “привлекательных” лидирующая группа осталась прежней, но процент их значительно снизился. Естественно, что круг привлекательных профессий значительно шире, чем перспективных, но интересно то, что в 1997 г. оба перечня значительно сузились по сравнению с 1997 г. Явно упала симпатия к рыночным профессиям, так как большинство из опрошенных именно те люди, которые не смогли пока вписаться в систему новых экономических отношений. Совершенно упала оценка перспективности профессий ИТР (48% - 1995 г., 0% - 1997 г.).

Приведенные выше данные - лишь небольшая часть полученных результатов, которые могут быть полезны при изучении процессов, происходящих на рынке труда в регионе. Поэтому необходимость продолжения подобных исследований представляется весьма актуальной.

Н. Я. СЕМЕНЕЦ Проблемы социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей Военно-социальная проблематика приобрела за последние годы общегосударственное значение. В той или иной мере, вместе с семьями и персоналом оборонной промышленности, речь может идти о десятках миллионов социально активных граждан. От решения военно-социальных проблем во многом зависит их вклад в реформирование экономики, их стабилизирующая роль в обществе.

Исторически сложилось так, что в России, а затем и в Советском Союзе военнослужащий был слабо защищен в социально-правовом и особенно в материальном отношении. Массовые сокращения в армии после гражданской, Великой Отечественной войн и на рубеже 50-60-х гг. вынуждали сотни тысяч, а порой и миллионы выброшенных на улицу офицеров и членов их семей начинать, будучи в зрелом возрасте, свою жизнь заново.

Начатые в 1992 г. экономическая и военная реформы в очередной раз обострили социальные проблемы военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы.

Меры по смягчению социальных последствий реформ, к сожалению, разрабатывались одновременно, а, зачастую, и с отставанием от решений по сокращению, передислокации войск, их применению в вооруженных конфликтах, а также от инфляционных процессов и темпов спада производства.

В 1996 г. принято решение о сокращении Вооруженных Сил еще на 30%.

Нетрудно себе представить чем это обернется, если сокращение будет проводится непродуманно и бессистемно. По этому поводу в октябре 1996 г. на конференции Саратовской областной общественной организации Российского Союза офицеров запаса принято обращение, адресованное Президенту страны Б.Н.Ельцину, в котором офицеры обращают внимание Главнокомандующего на необходимость принятия превентивных мер по их материальному обеспечению и трудоустройству, по социальной защите уволенных в запас военнослужащих, членов их семей и ветеранов последних войн.

В процессе реформирования общества военнослужащие не получили, как другие граждане, права на предпринимательскую деятельность и самостоятельное получение доходов. Одновременно, они оказались в условиях резкого снижения покупательной способности денежного содержания и пенсий. Не оправдались надежды на получение своей доли государственной собственности в процессе ее приватизации.

Беспристрастный анализ показывает, что из относительно благополучного слоя населения военные переходят в разряд обездоленных, социально незащищенных граждан.

Многие военнослужащие, в связи с этим, утрачивают веру в перспективность военной службы. До 20% молодых лейтенантов сразу после окончания училищ пишут рапорт об увольнении. Из армии уходят и офицеры среднего звена - самые боеспособные, на которых держатся армейские традиции. К сожалению, сделала свое дело и антиармейская пропаганда в печати. Ныне все меньше желающих добровольно служить в Вооруженных Силах. Чувство долга, патриотизм и армейские традиции подверглись сомнению.

Следует отметить еще один фактор, который крайне отрицательно сказывается на армии. У определенной части нашего общества сложилось мнение, что проблемы национальной безопасности ушли сейчас на второй план, что большие и малые войны никогда не постучатся в наши двери. Высокая боеготовность и боеспособность Вооруженных Сил в этих условиях стали казаться разорительными и обременительными.

Служебная неопределенность и нынешний уровень обеспеченности лишили большую часть уволенных в запас военнослужащих возможности материально обеспечивать себя и свою семью.

Нормы военного пенсионного законодательства при их внешнем восприятии создают ошибочное представление о материальном благополучии всех военных пенсионеров. Фактически же, провозглашенное для них право на получение по выходу в запас или отставку 85% денежного содержания в силу различных ограничений, снижающих расчетную базу, даже при максимальной выслуге лет не превышает одной трети.

В этих условиях жизненно важное значение приобретает своевременная индексация пенсий. Есть необходимость и пересмотра п. 5 ст. 28 Закона “О статусе военнослужащих” в части зачета времени военной службы в непрерывный стаж работы, если перерыв между днем увольнения с военной службы и днем принятия на работу не превысил одного года.

В последние годы, при наличии достаточно объемного пакета нормативных документов, государство встречается с серьезнейшими трудностями в реализации тех прав уволенных с военной службы, которые раньше считались незыблемыми. Очередь бесквартирных граждан этой категории составляет более 140 тыс. человек. Темпы прироста построенного для бывших военнослужащих жилья более чем в 10 раз отстают от темпов увеличения числа бесквартирных.

Второй по остроте проблемой является трудоустройство. При продолжении спада производства и росте безработицы работу находят единицы. Так, в 1995 г.

обратились по вопросам трудоустройства 338 граждан, уволенных с военной службы, трудоустроено 107. Но эти данные не отражают полноту проблемы, так как многие военнослужащие, уволенные с военной службы, не обращаются в службу занятости.

Не обеспечивается в должной мере и право лиц, уволенных с военной службы, на охрану жизни, здоровья и медицинскую помощь. Из-за отсутствия финансирования поликлиники и госпитали Министерства обороны не обеспечены необходимым количеством и качеством медикаментов.

Особо трагичным является то, что без должной социальной защиты остались самые незащищенные, уязвимые члены нашего общества - ветераны и инвалиды Великой Отечественной войны, боевых действий не территориях других государств.

Предусмотренные Законом “О ветеранах” целый спектр льгот, призванных заслуженно облегчить их жизнь, фактически не действует. Все по той же причине отсутствия финансирования не действует право на получение разовых льготных кредитов банковских учреждений на приобретение (строительство) квартир, жилых домов, садовых домиков, благоустройство садовых участков, не производится капитальный ремонт принадлежащих им жилых помещений, бесплатная установка квартирного телефона, бесплатное обеспечение лекарствами и другие льготы.

Ввиду отсутствия механизма взаиморасчетов между Министерством обороны и Министерством связи не реализуется Федеральный Закон “О внесении изменений и дополнений в ст. 15 и 23 Закона Российской Федерации “О статусе военнослужащих” в части оплаты в размере 50% за установку квартирных телефонов и пользование ими, а также предоставление скидки в размере 50% от стоимости топлива, приобретаемого в пределах норм, установленных для продажи населению в домах, не имеющих центрального отопления.

Не реализуется также ст. 20 Закона Российской Федерации “О статусе военнослужащих” о предоставлении права на бесплатный проезд военнослужащих на всех видах общественного транспорта городского, пригородного и местного сообщения (кроме такси).

Из-за медленной адаптации к переходно-рыночным условиям ухудшилось продовольственное обеспечение воинских частей.

Отсутствует система социальной защиты бывших военнослужащих, пострадавших при авариях и испытаниях бактериологического и химического оружия.

В немалой степени именно по правовым и социальным причинам плохо идет комплектование войск по контракту, усилилось уклонение от призыва в армию, образовался большой некомплект на должностях младшего офицерского состава.

Все более широкий характер приобретают, наконец, особые социальные проблемы той части военнослужащих, которые в мирное время выполняют поставленные перед ними задачи с оружием в руках. Система защиты и страхования военных и членов их семей имеет пока мало общего с нормами, применяемыми в цивилизованных государствах.

Перечисленные проблемы дают основания сделать некоторые выводы:

1. Процесс реформирования российской армии протекает в сложной социально экономической обстановке, обусловленной переходным состоянием нашего общества.

Это обстоятельство делает решение проблемы социальной защищенности военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей, одним из ключевых моментов военной реформы. От того, насколько будет социально защищен военнослужащий и его семья, будут зависеть престиж военной службы, вопросы комплектования Вооруженных Сил Российской Федерации и, в конечном итоге, их боеспособность в современных условиях.

2. Социальная защищенность военнослужащих, ветеранов военной службы в настоящее время находится на недостаточном уровне. Малоэффективны и разобщены существующие органы социальной защиты военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, отсутствует перспективная и эффективная государственная политика в отношении военнослужащих.

Не разработан ряд законопроектов, которые должны пополнить “военный пакет” и восполнить “белые пятна” в законах, регулирующих область социальной защиты военнослужащих. Особую тревогу вызывает то, что нет достаточной нормативной базы, обеспечивающей реализацию Закона “О статусе военнослужащих”, недостаточна научная база и в целом научная инфраструктура изучения проблем социальной защиты военнослужащих. Не удалось по-настоящему сблизить законодательства стран СНГ по социальному обеспечению военнослужащих и ветеранов ВС. Не сложилась система подготовки квалифицированных кадров для военно-социальной работы с военнослужащими, военными пенсионерами и их семьями на местах.

3. Проблема социальной защиты не может быть решена без серьезного научного осмысления всего комплекса ее проблем. Неурегулированность законодательной базы, отсутствие эффективных институтов социальной защиты не позволяют рассчитывать на автоматическое решение всех проблем даже при увеличении объема финансирования социальных программ для военнослужащих.

Исходя из этого, основные усилия в совершенствовании государственной политики по социальной защите военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей на современном этапе целесообразно сосредоточить:

(1) На выработке единой концепции социальной защиты военнослужащих, способной вобрать в себя весь накопленный опыт построения социальной защиты в Российской Федерации и определить перспективы ее развития.

(2) На принятии федеральной целевой программы по социальной защите военнослужащих и создании системы органов государственной власти, способных эффективно осуществить государственную политику по социальной защите военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей.

(3) На формировании полноценной правовой базы защиты интересов военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей.

(4) На формировании эффективной системы государственного и общественного контроля за решением социальных вопросов военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей.

Уровень социальной защищенности военнослужащих можно охарактеризовать следующим образом:

• Отсутствие достаточной правовой базы для защиты военнослужащими своих законных интересов, правового механизма компенсации им части отчужденных у них конституционных прав как граждан страны;

• Низкий уровень жизни военнослужащих и членов их семей, что является следствием:

неадекватной современным социально-экономическим условиям оплатой воинского труда, многочисленных фактов несвоевременной выплаты всех видов довольствия, нерешенностью жилищной проблемы, которая приобретает хронический характер.

• Низкий социальный статус подавляющего большинства военнослужащих, что связано:

со снижением престижа военной службы, с отсутствием достаточных возможностей повышения общеобразовательного и культурного уровня.

Основные причины недостаточной социальной защищенности военнослужащих заключаются в общем кризисе нашего общества, неэффективности существующей государственной политики как в области обороны страны в целом, так и в сфере социальной защиты военнослужащих, в частности.

Все это ведет к росту напряженности в обществе и среди военнослужащих. Общая неблагоприятная социально-экономическая ситуация в стране и Вооруженных Силах, а также систематическое привлечение армии с конца 80-х - начала 90-х годов к силовому решению внутриполитических проблем и выполнению непопулярных полицейских функций привело к снижению престижности воинской службы, неблагоприятно отразилось на социальном самочувствии военнослужащих, превратив их в нестабильную в социально-политическом плане категорию населения.

Дальнейшее отсутствие реально действующих социальных институтов, организаций и механизмов обеспечения социальной защищенности военнослужащих и членов их семей приводит к превращению армии в институт повышенного социального риска. Создание эффективной системы социальной защиты этой категории граждан, таким образом, становится необходимым условием стабилизации общества.

Под социальной защитой военнослужащих, на наш взгляд, следует понимать деятельность органов государственной власти, а также органов военного управления, общественных объединений по созданию условий для предоставления военнослужащим, лицам, уволенным с военной службы, и членам их семей различного рода компенсаций и гарантий, установленных нормативно-правовыми актами. Социальная защита включает в себя правовые, социально-экономи-ческие и духовные компоненты и не может быть сведена лишь к кому-либо одному из них.

Содержание социальной защиты военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей в настоящее время определяется реализацией следующих правовых норм:

- правовые основы защиты свободы, чести, достоинства военнослужащих;

- право на свободу передвижения и выбор места жительства;

- право на регламентированное служебное время и время для отдыха;

- право на денежное довольствие, продовольственное и вещевое снабжение, торгово-бытовое обслуживание;

- право на жилье;

- право на охрану жизни, здоровья и медицинскую помощь;

- право на собственность военнослужащих, льготы по налогам;

- основные правовые нормы, регламентирующие социальную защиту военнослужащих;

институты правовой защиты военнослужащих;

- страховые гарантии военнослужащим, права на возмещение ущерба;

- права на образование;

- льготы при проезде на транспорте и пользовании почтовыми услугами;

- право на обжалование неправомерных действий органов военного управления и воинских должностных лиц;

- права при увольнении с военной службы и право на трудоустройство;

- основы социальной защиты членов семей военнослужащих;

- социальная защита военнослужащих при выполнении задач в особых условиях;

- обеспечение условий для реабилитации военнослужащих после ведения боевых действий;

- помощь семьям погибших военнослужащих.

Средствами социальной защиты являются:

правовое закрепление порядка и правил предоставления военнослужащим и их семьям прав и льгот, а также обязанности должностных лиц в данной сфере;

определенный бюджетом и государственными целевыми программами объем материальных и денежных средств, направленных на социально-экономическое обеспечение военнослужащих;

юридическая ответственность должностных лиц и государственных органов за непредоставление военнослужащим и их семьям законных прав и льгот, а также ответственность за посягательство на жизнь, здоровье, достоинство, честь и имущество военнослужащих;

процедуры обжалования и контроля обеспечения должностными лицами и государственными органами социальной защищенности военнослужащих и членов их семей.

Решение задач социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы и членов их семей, ветеранов военной службы возможно лишь при наличии четко продуманной социально ориентированной программы, реализуемой как на федеральном, так и на региональном уровне. Это должна быть экономически рассчитанная и реальная программа, нацеленная на обеспечение социальных гарантий армии как социального института и каждого военнослужащего как гражданина России.

Д. Г. ЩИПАНОВА, В. В. ГОРДЕЕВ Некоторые вопросы функционирования “бизнес-инкубаторов” и других техноструктур В настоящее время накопленный в мире опыт функционирования “бизнес инкубаторов” и других техноструктур вызывает в России не только теоретический, но и практический интерес, о чем свидетельствуют факты функционирования “бизнес инкубаторов”, технопарков, технополисов. Достаточно часто опыт их функционирования в России оказывался по тем или иным причинам до определенной степени негативным, отражая, по сути, экономическую ситуацию в стране. Это обусловливает особую актуальность осмысления опыта, накопленного в деле функционирования различных техноструктур.

“Бизнес-инкубатор” уместен в различных техноструктурах, в так называемых технополисах. Фирмы, которые становятся клиентами “бизнес-инкубатора”, должны быть по возможности высокотехнологичными. Если же рассматривать высокотехнологичные фирмы, то вопрос в первую очередь стоял о малых и средних фирмах как наиболее успешно и быстро “прокручивающих” высокотехнологичные инновации.

Представляется необходимым обозначить разновидности технополисов:

1. Инновационные центры, предназначение которых заключается в оказании содействия преимущественно новым фирмам, связанным с наукоемкими технологиями.

2. Научные и исследовательские парки, которые обслуживают как новые, так и вполне зрелые фирмы, поддерживая тесные связи с университетами или НИИ.

3. Технологические парки, имеющие в своем распоряжении сеть наукоемких фирм и производств, но не сотрудничающие с университетами или НИИ в достаточной мере.

4. Технологические центры, представляющие собой обслуживающие предприятия, создаваемые для развития новых высокотехнологических фирм.

5. Конгломераты (пояса) технокомплексов и научных парков, связанные с превращением в высокотехнологические зоны целых регионов 65.

В структуру технополиса входят особые “инкубаторские” организации, предназначение которых заключается в оказании помощи начинающим фирмам при организации финансовой, материальной, научно-методической и иной консалтинговой деятельности. Развивающиеся и растущие фирмы особенно нуждаются в юридической, бухгалтерской, планово-экономической и маркетинговой помощи. Для этих фирм в “инкубаторах” проводятся обучающие семинары.

По характеру и объему деятельности фирмы, входящие в техноструктуры (а в рамках этих структур и в “бизнес-инкубаторы”), можно подразделить на основные высокотехнологичные производства, занимающиеся выпуском серийной продукции на базе новых технологий и, как правило, ведущие самостоятельные исследовательские работы;

“пилотажные”, или инновационные компании, использующие наукоемкие технологии, осуществляющие апробацию и внедрение результатов научных исследований;

небольшие “рисковые” (венчурные) фирмы, нередко создаваемые университетами и занимающиеся экспериментированием, разработкой новых образцов наукоемкой продукции, поиском своего места на рынке товаров и услуг, предоставляемых наукоемким сектором экономики 66.

Если соглашаться с утверждением о том, что именно технополис является идеальным местом для функционирования “бизнес-инкуба-тора”, то важно определить, Технополисы - компактные научно-промышленные городки, занимающиеся разработкой инновационных технологий и развитием наукоемких производств.

Татаркин А.И., Суховей А.Ф. Технополисы - зоны экономического роста. Екатеринбург, 1994. С. 11.

Татаркин А.И., Суховей А.Ф. Технополисы - зоны экономического роста. Екатеринбург, 1994. С. 21.

что является необходимым (по западным меркам) для создания самого технополиса.

Это, во-первых, наличие университетов(та), академических или иных научно исследовательских институтов, которым отводится решающая роль в осуществлении, а также координации в деле разработок и подготовке квалифицированных специалистов;

во-вторых, не открытие новых университетов и НИИ, а использование старых (экономия средств);

в-третьих, наличие наукоемких предприятий и фирм, “притягивающих” владельцев капитала, желающих вложить средства в новое дело;

в четвертых, близость к “материнскому” (более или менее большому) городу;

и, в-пятых, размещение технополисов, как компактной территории.

Известный западный исследователь деятельности технополисов Дж.Мэссер составил некое руководство для создания технополиса. В общих чертах его можно представить следующим образом:

I. Содержание основных направлений 1. Определение районов, которые могли быть использованы для развития наукоемких производств.

2. Формулировка целей и задач развития этих производств.

3. Отбор коммерческих проектов, которые способствуют развитию технополисов.

II. Требования к размещению технополиса 1. Определение районов, площадей для технополиса.

2. Формулировка целей и задач индустриального развития, основанного на новейших технологиях.

3. Планирование, сооружение и поддержка (изыскание средств для промышленной зоны, службы водного обеспечения, жилой зоны, дорог и т.д.).

4. Разработка юридических положений, способствующих созданию условий для финансирования коммерческих предприятий и других служб, необходимых для развития технополиса.

III. Условия для утверждения программы 1. Определить, подходит ли для размещения технополиса предлагаемый район.

2. Выяснить, соответствует ли предлагаемая программа основным направлениям развития региона.

3. Определить, могут ли обеспечить ли реализацию программы технополиса в экономическом отношении территории (города), на базе которых будут создаваться технополисы.

IV. Меры государственного содействия развитию технополисов 1. Списание налогов корпорациям на юридической основе.

2. Льготная налоговая система.

3. Финансовая помощь предприятиям.

4. Помощь в создании необходимой инфраструктуры 67.

Исходя из вышесказанного, подготовительные действия по созданию “инкубатора” могут состоять из следующего:

• выяснение наиболее важных потребностей конкретного региона или территории в высокотехнологичных отраслях производства и видах наукоемкой продукции (мы придерживаемся той точки зрения, что “бизнес-инкубатор” стоит создавать именно в этой области);

• определение приоритетных направлений социально-экономи-ческого развития данной территории (независимо от ее величины) с учетом возможностей, открывающихся перед ней в случае создания “бизнес-инкубатора”;

• тщательный анализ наличия объективных предпосылок для создания того или иного “бизнес-инкубатора”;

• уточнение целей, задач и перспектив развития предполагаемых “бизнес инкубаторов”.

Что касается инвестирования в “бизнес-инкубаторы”, то оно может быть как государственным (целевое финансирование), так и частным. При этом важно иметь в виду, что во многих случаях предпочтение следует отдавать использованию местных ресурсов, а не внешнему финансированию, поскольку внешнее финансирование (иностранные инвесторы) могут инвестировать свои капиталы не в перспективные направления, а в те, которые дают отдачу сегодня 68. Именно такой вариант, видимо, будет приоритетным, если привлечь к созданию российских “бизнес-инкубаторов” внешних инвесторов.

Необходимо заметить, что во многих западных странах понятие “бизнес инкубатор” тождественно понятию “инновационный центр”, хотя последний и не всегда совпадает по размаху своей деятельности с “бизнес-инкубатором”. Размещение начинающей фирмы в инновационном центре позволяет ей получить (как и в случае с “бизнес-инкуба-тором”) ряд существенных преимуществ:

• снижение накладных расходов за счет совместного использования офисного оборудования, помещений и других услуг;

• высокий престиж, связанный с тем, что фирма прошла специальный отбор и была допущена в инновационный центр;

• облегченный доступ к консультационным услугам и источникам финансирования;

• перспективы для расширения помещений;

Masser J. Technology and regional development policy: A review of Japan’s technopolis programs // Regional Studies. 1991. Vol. 21. № 1. P. 43.

Sunman H. Science and technology parks in Belgium and Netherlands. Cardiff, 1986. P. 63.

• возможности установления неформальных и деловых связей с другими арендаторами инновационного центра 69.

Одним из важнейших условий осуществления предпринимательской деятельности в рамках инновационного центра является наличие венчурного капитала.

В то же время, высокотехнологичные фирмы ищут пути минимизации возрастающих рисков и издержек в процессе развития новой технологии. И именно в связи с этим они все больше внимания обращают на университеты и их научные парки.

Практически во всех университетских парках в большинстве стран практикуется так называемая смешанная стратегия, когда на свою территорию университет привлекает хорошо известные авторитетные фирмы и, в тоже время, “выращивает” новичков в “инкубаторе”. И эта стратегия в целом понятна: в условиях технологического обновления поместить известные фирмы и начинающие вместе, дабы имелась возможность более тесного контакта.

Как представляется, нет большой необходимости говорить, что все техноструктуры естественно функционируют в рамках либо специально созданного, либо уже существующего законодательства о поддержке и поощрении развития малого и среднего бизнеса.

Многие исследователи проблем функционирования техноструктур отмечают, что “бизнес-инкубаторы”, будучи составной частью этих структур, являются своего рода их универсальным компонентом, присутствующим во всех структурах. Однако в любом случае деятельность “бизнес-инкубатора” и ее специфика определяются, прежде всего, спецификой того региона местности, где он расположен, а также составом его учредителей, что вполне логично и понятно.

Для успешного развития фирм необходим квалифицированный персонал, поэтому одной из проблем, стоящих перед руководством технопарка или “бизнес-инкубатора” является проблема комплектования этого персонала. Источники могут быть разными, однако, в основном это университеты, НИИ, исследовательские организации и уже зарекомендовавшие себя фирмы.

“Бизнес-инкубаторы” обеспечивают создание и стартовое развитие новых фирм.

Одной из основных целей в этом процессе является помощь в деле инициирования инноваций в малых и средних компаниях или поддержка их инновационных усилий. В зависимости от институциальных целей и видов учредителей выделяются четыре вида “инкубаторов”:

• бесприбыльные “инкубаторы”, организуемые торгово-промыш-ленными палатами и местными органами власти и ориентированные на поддержку экономического развития близлежащей территории или отдельных подотраслей;

Science parks and Innovation centres: their economic and social impact: Proc. of the Conference held in Berlin, 13-15 Feb. 1985 / Commission of the European Communities;

Ed. by Gibb J.M.

Amsterdam: Elsevier, 1985. P. 182.

• университетские “инкубаторы”, призванные материализовать результаты университетских исследований и разработок в новые продукты и технологии, привить студентам и аспирантам навыки практического управления и предпринимательства;

• частные “инкубаторы”, нацеленные на получение прибыли и создание адекватной предпринимательской среды;

• “инкубаторы”, спонсорами которых являются общественные или государственные организации, ориентированные на создание новых рабочих мест и предприятий в сочетании с усовершенствованием продукции, экономической диверсификацией и стимулированием предпринимательства 70.

Кроме различия по видам “инкубаторы” различаются и по национальной принадлежности. Например, главным отличием американских “инкубаторов” от европейских является, по нашему мнению, более четкая ориентация первых на новые высокотехнологичные фирмы, более серьезная финансовая поддержка (из разных источников) и, наконец, способность американской экономики и промышленности практически полностью брать на вооружение новые разработки, что дает самый сильный стимул для деятельности как “инкубатора”, так и фирм, в нем находящихся.

Что касается России, то здесь ситуация с развитием и функционированием “бизнес-инкубаторов” и других техноструктур несколько иная. Во-первых, мы начали их создавать значительно позже, чем западные страны, а, во-вторых, всем понятно, что экономическая ситуация в стране, вряд ли позволяет осуществить полнокровную деятельность технопарка или “инкубатора”.

Наряду с зарубежными исследователями наши также работают над проблемой градации техноструктур. Предлагается, к примеру, следующая градация технопарковых структур исследователем СГТУ В.Ю.Тюриной:

Исследовательские (научные) парки - агломерации наукоемких фирм или исследовательских подразделений промышленных компаний, группирующиеся вокруг научных центров, главным образом, университетов.

Промышленные парки - объединения фирм, основанные на совместном использовании земельных участков, служебных помещений и совместной деятельности по выполнению деловых услуг - печатных, копировально-множительных работ, общественного питания, уборки и других работ по содержанию помещений коллективного пользования и т.д.

Грюндерские центры - разновидность промышленных парков, предназначенных для “стартовой” помощи предприятиям обрабатывающей промышленности.

Технологические центры, которые объединяют фирмы, специализирующиеся в области высоких технологий. Здесь есть службы коллективного пользования, функционируют специализированные компании рискового капитала - венчурные фирмы.

Udell G.G. Are business incubators really creating new jobs by creating new business and products // Journal of product innovation management. № 4. 1990. #7, 109.

Опытно-инструментальные парки, создающиеся с целью проведения прикладных НИР и конструкторской разработки новых продуктов, серийное производство которых налаживается вне парка.

Инновационные центры - организации основными направлениями деятельности которых является создание наукоемких технологий, товаров и услуг и передача их в промышленность.

Научно-промышленные парки - региональный вид совместного предпринимательства, главной задачей которого является содействие конструкторской и технологической разработке и производству новых изделий в результате объединений усилий, финансовых средств и материальных ресурсов университетов, научно-исследовательских центров и промышленных фирм 71.

Наряду с этим есть и комплексные технопарковые структуры: научно технологические парки, научно-технические парки, объединяющие две названных разновидности технопарковых структур. В России и других странах СНГ часто применяется один термин “технопарк”, который получил языковое предпочтение и не характеризует какой-либо особый вид технопарковых структур.

По мнению наших исследователей, технопарковые структуры, несмотря на различия их форм, должны иметь в России общие цели, к которым можно отнести:

- создание новых отраслей наукоемкой промышленности, - ликвидация региональных диспропорций, - достижение конверсии оборонной промышленности, - повышение роли науки и образования в обществе, - увеличение занятости населения, - приостановление “утечки мозгов”, - привлечение специалистов и инвестиций из других регионов и из-за рубежа, - обеспечение выживаемости вновь созданных инновационных наукоемких фирм 72.

Для успешного функционирования техноструктур в условиях современной России, по мнению В.Ю.Тюриной, необходим ряд предпосылок, а именно:

1) достижение определенного уровня осознания местными властями (органами) зависимости экономического развития региона от инновационной деятельности в регионе, появление у них стремления к оживлению экономики путем основания новых технологий и других инноваций;

2) высокий уровень изобретений, нововведений, патентов, определяющих конкурентоспособность экономики;

Тюрина В.Ю. Организационные модели управления инновационным процессом в технополисах высшей школы: Автореф. дис.... канд. экон. наук. СПб, 1995. С. 9-10.

Тюрина В.Ю. Организационные модели управления инновационным процессом в технополисах высшей школы. С. 11.

3) присутствие в регионе достаточно представительной группы крупных промышленных компаний, способных обеспечить инновационный процесс высококвалифицированными кадрами и осуществить финансовый вклад в становление технопарков и “бизнес-инкубаторов” и передать им оборудование, а также производственные площади (безвозмездно или по лизингу);

4) наличие в регионе крупных научных центров - вузов и НИИ;

5) наличие в регионе развитой рыночной инфраструктуры, обслуживающей производственные процессы и процесс реализации продукции, что позволяет предпринимателям концентрировать свои усилия на решении проблем инновационной деятельности;

6) регион, в котором формируется технопарк, должен обладать благоприятными условиями для жизни людей, чтобы в него охотно приезжали работать отечественные и иностранные кадры;

7) в регионе должны быть стабильные социально-политические условия, без которых привлечь инвестиции в инновации обычно не удается;

8) федеральные власти должны оказывать поддержку малому и среднему бизнесу путем принятия законодательных актов по инновационной деятельности и финансового содействия ей;

9) местная власть должна оказывать поддержку малому инновационному бизнесу при приобретении и взятии в аренду на льготных условиях земельного участка и производственных помещений, путем освобождения от местных налогов и прямых субсидий 73.

К сожалению, в России на сегодняшний день невысокая эффективность многих технопарковых структур объясняется тем, что:

- неразвита рыночная среда;

- отсутствует законодательство, обеспечивающее льготный режим функционирования технопарков, их финансовую поддержку, льготный порядок наделения их землей и зданиями, введение для технопарков льгот по налогам;

- налицо низкий уровень научного потенциала ряда вузов;

- наличествует кризис науки в целом;

- уделяется недостаточно внимания к этой проблеме со стороны местных и федеральных властей.

Последнее наиболее тревожно, поскольку мы даем возможность другим странам уходить в этом вопросе далеко вперед. Необходимость государственной помощи малым и средним предприятиям во всем мире считается аксиомой.

Существенный момент поддержки - оптимизация размеров предприятий в соответствии с требованиями НТП в каждой конкурентной сфере экономической Тюрина В.Ю. Организационные модели управления инновационным процессом в технополисах высшей школы. С. 13.

деятельности. Сюда тесно примыкает кооперирование некрупного бизнеса, которое позволяет повышать конкурентоспособность, противодействовать монопольному диктату крупных фирм. В набор главных средств поддержки предпринимательства входят:

• гарантирование займов, • увеличение (против средней) норм амортизации, • консультирование, оказание научно-технического и информационного содействия 74.

В России по разным оценкам число предприятий малого бизнеса составляет порядка 900 тыс. Сейчас в секторе малой частной экономики работает 8,5 млн человек, а с учетом вторичной занятости - 15,2 млн человек. Вообще же, по оценкам экспертов, почти треть населения России уже так или иначе связана с малым бизнесом 75. Вместе с тем, в формировании этого сектора экономики остается много нерешенных и запутанных проблем. Для успешного развития малого бизнеса в России необходимо решение, в частности, такого вопроса, как “широкое распространение сети “бизнес инкубаторов” и других инновационных структур”. Поэтому с учетом факторов отсутствия современного рынка труда, капиталов, товаров, незрелости цивилизованных форм российского предпринимательства и падения стимулов к техническому прогрессу следует уделить особое внимание разработке законодательных актов, регламентирующих деятельность технопарков, а также принятию национальной программы в области инновационной политики и конверсии.

И, тем не менее, даже в таких неблагоприятных условиях, в России действуют технопарки и “бизнес-инкубаторы”. Среди лучших технопарков России - Томский, Уфимский, Саратовский, Зеленоградский, Самарский, Санкт-Петербургский, технопарк МГУ. Кстати, практически все эти парки летом 1993 г. выдержали международную экспертизу, проведенную по заданию Европейского банка реконструкции и развития, и получили высокие оценки.

Экономическая жизнь страны, однако, вносит свои коррективы, и в некоторых технопарках основная деятельность - широкомасштабное внедрение новых технологий, - остается без должного внимания, поскольку она невыгодна из-за налоговой политики и неплатежей партнеров.

Отсутствие национальной программы развития технопарков и коммерциализация деятельности “бизнес-инкубаторов” (т.е. отход от их основной задачи) и “выращиваемых” в них фирм, которые чаще всего не занимаются высокотехнологичным производством, тормозят дальнейшее развитие технопарковых структур.

Ровенский Ю. Основы государственной поддержки малого предпринимательства // Бизнес. Международный журнал менеджеров. 1996. № 6. С. 19.

Владимиров Л. Поддержать малое предпринимательство - значит проголосовать за будущее // Бизнес. Международный журнал менеджеров. 1996. № 4. С. 16.

Блинов А. Парадигмы развития малого предпринимательства // Бизнес. Международный журнал менеджеров. 1996. № 3. С. 19.

В сложившихся условиях, в целях повышения гибкости организационной структуры и системы финансирования можно рекомендовать учреждение фонда(ов) развития “бизнес-инкубаторов”, как наиболее доступных форм деятельности в современных условиях.

В зоне технической и коммерческой поддержки “бизнес-инкуба-торов” могут быть сосредоточены отделения банков, инвестиционные фонды, страховые и лизинговые компании, центры маркетинга и компьютерные центры.

Формы и направления коммерческой реализации высоких технологий (если таковые имеются) для фирм, “живущих под крышей” “бизнес-инкубатора” могут быть:

продажа лицензий на изобретения, промышленных образцов, товарных знаков, “ноу хау”, продажа небольших партий продукции на внутреннем и внешнем рынках.

Что касается льгот на деятельность “бизнес-инкубаторов”, то они могли бы быть следующими:

снижение налога на прибыль в федеральный бюджет в первые годы работы “инкубатора”;

освобождение от налога на прибыль в федеральный бюджет части прибыли фирм, действующих под крышей “инкубатора”, которая реинвестируется на территории “инкубатора” в развитие, скажем, производства, НИОКР, переподготовку научно-производствен-ных кадров;

освобождение от уплаты налога на прибыль в федеральный бюджет части прибыли (валютной выручки) фирм-патентообладателей, получаемой от использования изобретений в собственном производстве;

освобождение от налога на добавленную стоимость патентно-лицензионных операций (в том числе и посреднических), работ, связанных с интеллектуальной собственностью, а также за выполнение НИОКР, финансируемых из фонда развития “бизнес-инкубатора”;

предоставление льготного инвестиционного налогового кредита в форме отсрочки платежей по налогам на прибыль на определенный срок;

освобождение от платы за землю и налога на имущество фирм-участников “бизнес-инкубатора”.

Методы анализа и прогноза функционирования “бизнес-инкуба-тора” близки к методу анализа и прогноза функционирования любой другой фирмы с условием того, что “бизнес-инкубатор” не ставит задачу обеспечения занятости.

При анализе и прогнозе деятельности “бизнес-инкубатора”, по нашему мнению, необходимо применять системно-программный подход, общие принципы которого заключаются в следующем:

• ориентация программы деятельности “бизнес-инкубатора” на конечный результат (формулируемый в виде цели или совокупности целей), достижение которого и представляет собой основное назначение программы;

• построение программы деятельности (функционирование) “биз-нес инкубатора” в виде группы (комплекса) упорядоченных, взаимосвязанных и взаимозависимых видов деятельности (часто) различного уровня, составляющих программную структуру;

• определение программы деятельности “бизнес-инкубатора” как элемента, входящего в состав программы более высокого порядка (например, программы экономического или инновационного развития региона, области или района), что обусловливает ее место (и место “бизнес-инкубатора” или системы “бизнес инкубаторов”) в общей совокупности мероприятий правительства или местных властей в области экономики и развития предпринимательства, а также связь с другими программами того же уровня;

• понимание программы деятельности и существования “бизнес-инкубатора” как целостного объекта управления;

• системное рассмотрение процесса управления программой деятельности “бизнес-инкубатора” на всех этапах - от анализа проблемы и подготовки целей до контроля исполнения;

• создание соответствующей организационной системы управления программой деятельности “бизнес-инкубатора”;

• наделение программы как единого объекта управления необходимыми кадровыми, материальными, финансовыми и другими ресурсами;

• использование методов анализа и оценки для обоснования решений, принимаемых на всех этапах разработки и осуществления программы деятельности “бизнес-инкубатора”.

В конкретном примере деятельности того или иного “бизнес-инкубатора”, соблюдение или игнорирование этих принципов определяется особенностями системы разработки бюджета правительством (местными властями), управленческими традициями и бюрократическими барьерами, существующими в различных ведомствах, спецификой самих программ деятельности “бизнес-инкубаторов”, уровнем культуры управления и другими сопутствующими обстоятельствами.

Раздел IV. Ресурсный контекст профориентации И. А. ВОЛОШИНА Психологическая поддержка безработных как форма социальной работы Психологическая поддержка определяется как одно из основных направлений деятельности подразделений профориентации государственной службы занятости.

Она рассматривается как важнейшая форма социальной работы в условиях переходного периода.

По данным ведомственной статистической отчетности, в 1995 г. услуги по психологической поддержке были оказаны 115 тыс. человек. В первом полугодии г. с этой целью в службу занятости обратилось уже более 70 тыс. человек, в том числе 60 тыс. безработных. В этих данных наглядно проявляются психологические реалии нашего общества. Перед многими клиентами, помимо проблем выбора или перемены профессии, встают другие социально-психологические проблемы, связанные с социальной дезориентацией. Потеря работы и неопределенность социально экономического положения часто воспринимаются ими как потеря жизненной перспективы.

В отечественной и зарубежной литературе отмечались негативные последствия безработицы, проявляющиеся в росте уровня заболеваемости (в том числе психическими заболеваниями) и смертности, числа самоубийств, алкоголизма и разводов. В целом, у многих безработных снижаются способности адаптации к новым и сложным для них жизненным условиям.

Оказание эффективной помощи таким клиентам службы занятости осложняется отсутствием целостного и, в то же время, достаточно проработанного методологического подхода к определению содержания, форм и методов психологической поддержки. Даже по такому ключевому вопросу, как “Является ли психологическая поддержка специфической задачей службы занятости, в каком объеме и с помощью каких методов должны проводиться ее мероприятия?”, среди специалистов нет единого мнения. Одни специалисты, учитывая, что профконсультанты службы занятости зачастую не имеют базового психологического образования, не считают психологическую поддержку задачей этой службы. Другие специалисты, полагая, что трудоустройство человека часто зависит от накопившегося у него груза психологических проблем, при консультировании используют не только психологические, но и психотерапевтические методы.

Как свидетельствует опыт практической деятельности, без решения личностных проблем безработных трудно решить и проблему их трудоустройства. В связи с этим, по нашему мнению, нельзя абстрагироваться от личностных проблем клиентов, но Положение о профессиональной ориентации и психологической поддержке населения в Российской Федерации. Постановление Министерства труда и социального развития РФ от сентября 1996 г. № 1.

Пельцман Л. Стрессовые состояния у людей, потерявших работу // Психологический журнал.

1992. № 1. С. 126-130.

необходимо четко определить границы компетенции профконсультанта в соответствии с уровнем его психологической подготовки и задачами, решаемыми службой занятости.

В литературе, посвященной вопросам профориентации и психологического консультирования, несмотря на широкое распространение термина “психологическая поддержка”, не было найдено достаточно четкого и содержательного его определения.

Под психологической поддержкой мы будем понимать целенаправленное воздействие на клиента в целях коррекции его психического состояния, связанного с ситуацией безработицы, а также облегчения процесса трудоустройства и закрепления на новом рабочем месте.

В соответствии с таким подходом, основными задачами психологической поддержки безработных граждан являются:

• коррекция психического состояния безработных в ситуации консультирования, снятие эмоционального напряжения для обеспечения эффективности профконсультации;

• адаптация безработных к особенностям своего трудового пути, что достигается созданием условий, способствующих формированию позитивной жизненной перспективы, коррекции самооценки и формированию чувства ответственности за свои действия, и, как результат, за свою судьбу.

Практическая необходимость решения указанных задач обусловлена психическим состоянием и особой жизненной позицией, характерной для российских безработных.

Как отмечают специалисты службы занятости, после увольнения трудовая активность людей, в целом, снижается. Для безработных характерны пассивность и иждивенческая позиция. По данным социологических исследований, проведенных в Тамбове и Москве, более половины безработных не участвуют ни в одной из форм занятости. Молодые безработные относятся к своему положению как временному явлению, выход из которого произойдет без дополнительных усилий с их стороны, при помощи родителей, знакомых, государственных служб. Подобная позиция характерна и для безработных женщин. В решении своих жизненных проблем они проявляют недостаточную активность и редко берут на себя ответственность за изменение собственной ситуации 80.

Многие из безработных испытывают дистресс, сопровождающийся депрессией, повышенной тревожностью, психосоматическими заболеваниями. Подобное состояние, по данным исследования В.С.Ма-гуна и К.А.Ибрагимова, является одним из факторов обращения граждан в службу занятости 82.

Феофанов К.А. Ценностно-нормативный аспект безработицы в России // Социс. 1995. № 9.

С. 69-74.

Кузнецова И.В., Соколова Н.В. Некоторые психологические особенности безработных женщин // Женщины России: проблемы адаптации и развития в новых экономических условиях. Иваново, 1995. С. 49-52.

Дановский С.Л. Социальная типология безработных // Человек и труд. 1993. № 5-6. С. 22 24.

Магун В.С., Ибрагимов К.А. Мотивы граждан, обращающихся в органы по трудоустройству населения // Мотивация и поведение человека в сфере труда. М., 1990. С. 73-84.

Поэтому в отношении безработных должны осуществляться мероприятия, направленные, в первую очередь, на коррекцию их состояния, повышение активности и ответственности.

Основными формами психологической поддержки безработных, используемыми в государственной службе занятости, являются тренинговые занятия, которые реализуются в рамках программ социальной адаптации безработных граждан, проводимых в клубной форме (“Клубы ищущих работу”, “Новый старт”) и индивидуальная работа в процессе профконсультационной беседы.

Главными задачами клубов являются обеспечение безработных информацией о рынке труда, обучение навыкам поиска работы и оказание помощи в практическом применении полученных навыков в целях минимизации сроков поиска подходящей работы 83.

Клубная форма позволяет осуществлять комплексную психологическую поддержку безработных, основанную на:

• коррекции нервно-психического состояния клиентов;

• профессиональной психодиагностике для выявления возможностей клиентов и определения наиболее перспективных для них профессий;

• развитии коммуникативных качеств, обучении навыкам делового общения, приемам эффективного поведения на рынке труда и др.

В практической профориентации, наиболее доступной для профконсультанта и оптимальной для решения текущих консультационных задач, является психологическая поддержка в форме индивидуальной беседы. С клиентами, находящимися в состоянии психологического дискомфорта, переживающими жизненный кризис, тяжело, а иногда невозможно проводить профконсультационную работу. У таких безработных отсутствует желание конструктивно принимать и оценивать свою ситуацию, находить способы ее разрешения, могут проявляться агрессивные реакции, наблюдается стремление переложить всю ответственность за принятие решения на профконсультанта. Поэтому для эффективности профконсультирования и необходима первоначальная коррекция психического состояния клиентов.

При оказании психологической поддержки взаимоотношения профконсультанта с клиентом, стратегия их совместной деятельности должны строиться в соответствии с определенными принципами, необходимость соблюдения которых подтверждена практической работой. Анализ нормативных документов, методических разработок позволил выделить основные из них.

Общие методологические принципы, определяющие содержание консультационной работы:

• ориентация на принципы “всевозрастного подхода” 85;

Клуб ищущих работу. Организация и деятельность. М., 1993.

Бубнова С.С. Психологические аспекты профессиональной консультации // Психологический журнал. 1990. № 1. С. 67-72.

Балтес П.Б. Всевозрастной подход в психологии развития: исследования динамики подъемов и спадов на протяжении жизни // Психологический журнал. 1994. № 1. С. 60-80.

• комплексный подход к клиенту - профконсультант должен исследовать различные психические свойства и их взаимосвязи;

• индивидуальный подход - к каждому клиенту следует подходить индивидуально, исходить из его интересов и склонностей;

не навязывая своих суждений и оценок, содействовать осознанию собственных интересов и склонностей.

Принципы, формирующие общую стратегию консультации, вытекают из целей психологической поддержки и могут быть представлены следующим образом:

• развитие активности клиента и его ответственности за самостоятельно принимаемые решения в последующем трудовом пути;

• ориентация на формирование трудовой мобильности клиента, адекватного отношения к смене рабочего места и перемене профессии.

Эти принципы вытекают как из специфики социальной ситуации клиента, так и из целей работы с ним. Они в большей степени являются стратегическими, определяя требования к организации всей проводимой работы. В частных же случаях они трансформируются в принципы, определяющие тактику деятельности консультанта как социального работника.

Принципы, регламентирующие организацию консультационной работы:

• разумная достаточность проводимых мероприятий: комплекс оказываемых услуг должен быть необходим и достаточен для разрешения проблем клиента;

• адаптивность, гибкость консультационной процедуры: если в процессе работы выявилась необходимость проведения с клиентом других мероприятий, профконсультант должен гибко отреагировать, изменив процедуру работы с ним.

Принципы, регламентирующие совместную деятельность профконсультанта и клиента:

• добровольность участия клиента в консультации;

• доброжелательное, эмпатийное отношение к клиенту;

• безоценочное отношение к клиенту, ориентация на те нормы и правила, носителем которых является клиент, максимально возможная объективность;

• конфиденциальность.

Принципы, определяющие профессиональное поведение профконсультанта:

• персональная ответственность профконсультанта за результаты консультации;

• позиция специалиста-профессионала, решающего свои профессиональные задачи, выполняющего свои должностные обязанности и получающего за это заработную плату, а не исполнение функций “доброго друга”, готового взять на себя все или только некоторые (по занятости) проблемы клиента;

• четкое знание и понимание своих профессиональных полномочий и возможностей, понимание того, что выход за их рамки, увлечение психологической или психотерапевтической работой без достаточных знаний и умений способно нанести вред клиенту.

Анализ публикаций по рассматриваемой теме, изучение практики деятельности службы занятости позволили выделить узловые проблемы, требующие первоочередной проработки:

1. Проблема отсутствия полных и достаточно дифференцированных данных о психологических особенностях безработных, их динамике, региональной, половой, возрастной и другой специфике. Приводившиеся в литературе данные о психологических последствиях безработицы основываются, как правило, на результатах зарубежных исследований. Глубокие исследовательские проработки этого вопроса в нашей стране не проводились. В ряде регионов страны (Москве, Ярославле) исследовались психологические характеристики безработных (мотивация, локус контроля, факторная структура личности) и были намечены факторы, определяющие поведение человека в этой ситуации. Полученные данные требуют обобщения и в ряде случаев - уточнения.

Следует отметить, что, несмотря на достаточно солидный опыт безработицы в западных странах и масштабность исследовательских программ, в критическом обзоре литературы по данной проблеме Дж.Хартли и Д.Фреер писали: “...современный уровень психологических знаний, касающихся безработицы, ненамного отличается от обыденных, непрофессиональных представлений”. Экспериментальные данные бывают противоречивы и не совсем адекватны теоретическим схемам. Возможным объяснением такого положения дел является недостаточность теоретического анализа и теоретической базы проводимых исследований.

2. Широкое распространение программ социальной адаптации безработных граждан в рамках клубной работы требует проведения специальных исследований по оценке психологических последствий участия безработных в этих программах и их результативности.

В настоящее время в стране действует свыше 760 клубов более чем в 70 регионах.

В целом по России в 1996 г. данными программами было охвачено более 50 тыс.

безработных. По сравнению с 1995 г., число участников возросло в полтора раза.

В основу созданных клубов была положена канадская модель, получившая в настоящее время широкое распространение во многих европейских странах.

Региональные службы занятости проводят адаптацию программ в соответствии с местными условиями.

Как уже отмечалось, психологическая поддержка безработных, участвующих в деятельности клубов, проводится, главным образом, в тренинговой форме с помощью психокоррекционных, социально-психологических, обучающих методов и приемов, направленных на снятие тревоги и напряженности, формирование адекватного отношения к ситуации безработицы, осознание своих потенциальных возможностей и Оше В.К. Психологические проблемы безработицы // Опыт, содержание и методы профориентационной и психологической работы Департамента труда и занятости Правительства Москвы. М., 1995. С. 15-30.

Леана К., Фельдман Д. Как справиться с потерей работы. М., 1995.

путей их реализации, овладение навыками делового общения и приемами эффективного поведения на рынке труда.

Ориентация групповых занятий на решение этих задач определена зарубежным и отечественным (преимущественно, эмпирическим) опытом работы с людьми, находящимися в состоянии безработицы. Литературные данные свидетельствуют о корректирующем влиянии тренинговых занятий на психическое состояние человека, его самовосприятие, восприятие жизненной ситуации в целом. Однако последовательная работа по изучению психологических последствий тренинговых занятий не проводилась, и оценка их результативности для безработных редко подтверждалась конкретными данными.

Опыт исследовательской и практической работы позволяет предположить, что в результате подобных занятий оптимизируется психическое состояние клиента (понижается тревожность, повышается активность), повышается его самооценка и самопринятие, происходит смещение локуса контроля в сторону интернальности.

Этот комплекс личностных изменений, влияющий, в итоге, на решение проблемы занятости, предположительно можно считать подтверждением результативности групповых занятий как формы психологической поддержки человека в ситуации безработицы. Однако, учитывая широкое распространение клубной работы, необходимо изучение динамики психологических качеств человека под воздействием тренинговых занятий и более точная, исследовательская, оценка их результативности.

3. Проблема психодиагностического обеспечения деятельности профконсультанта. Для оказания психологической поддержки профконсультант должен обладать надежными средствами, позволяющими проводить оценку состояния клиента и прогнозировать его динамику.

Анализ обеспеченности подразделений профориентации службы занятости диагностическими методиками позволил установить, что в настоящее время в той или иной мере для работы с безработными гражданами используется более 100 различных тестов. Из них наиболее часто применяются опросники Айзенка, Кэттелла, MMPI, УСК, Томаса, Холланда, шкалы Спилбергера-Ханина и САН, а также тесты Амтхауэра и Люшера.

В то же время, следует отметить, что, несмотря на достаточно солидное в количественном отношении диагностическое оснащение, проблема психодиагностики в профориентации стоит достаточно остро.

Во многом это предопределено особенностями современного этапа развития психодиагностики в нашей стране, для которого характерно неконтролируемое распространение и использование методик. Целый ряд тестов не отвечает психометрическим требованиям, по многим из них отсутствуют надежные нормы, а автоматизация методик часто не сопровождается должной психометрической проверкой.

Натаров В.И. Влияние курса социально-психологического тренинга на самооценку “образа Я” // Психологический журнал. 1990. № 5. С. 74-78.

Кроме того, с переходом страны к новым социально-экономи-ческим отношениям необходимо поставить вопрос об изменениях в национальной психологии россиян, что, в свою очередь, ставит проблему оценки валидности многих ранее разработанных тестов.

В социологических исследованиях выявлены изменения в ценностных ориентациях россиян и утрата ранее существовавшей системы положительных ценностей. Даже эти, во многом эпизодические и необобщенные данные, свидетельствуют о происходящих в национальном характере преобразованиях. В связи с этим, мнение В.М.Русалова в отношении переноса тестов из одной культуры в другую можно считать справедливым и в отношении использования методик, разработанных или адаптированных в советский период отечественной истории, и используемых при психодиагностики современных россиян.

Вышеуказанные проблемы, по нашему мнению, являются наиболее приоритетными. Их научная и методическая проработка будет способствовать развитию и совершенствованию психологической поддержки безработных граждан.

М. С. САВИНА Профориентационные услуги клиентам службы занятости Профессиональная ориентация незанятого населения, являющаяся одним из ведущих средств реализации активной политики занятости, является составной частью системы развития человеческих ресурсов, социальной поддержки населения и обеспечивает оказание информационных и консультационных услуг различным категориям клиентов службы занятости. В число этих услуг входит психологическая поддержка безработных в случаях, когда клиент испытывает в самостоятельном поиске работы и трудоустройстве затруднения, связанные с неблагоприятным эмоциональным состоянием, личностными особенностями, неспособностью адаптироваться к меняющимся социально-экономическим условиям.

Проблема профессиональной ориентации не является новой для социальной науки и практики. Однако в течение многих лет в отечественной педагогике и психологии эта проблема рассматривалась применительно к молодежи, впервые выбирающей профессию. Вопросы профессиональной ориентации взрослых, незанятого населения в нашей стране практически не разрабатывались, тем более не Лапин Н.И. Модернизация базовых ценностей россиян // Социс. 1996. № 5. С. 3-23.

Римошевская Н.М. Социально-экономические трансформации в России и население // Международный журнал социальных наук. 1995. № 8. С. 229-239.

Русалов В.М. Новый вариант адаптации личностного теста EPI // Психологический журнал.

1987. № 1.

возникали проблемы профориентации безработных, да и само понятие безработицы применительно к нашим условиям не рассматривалось.

Новым для практики профессиональной ориентации является и понятие психологической поддержки. Впервые задача психологической поддержки незанятого населения была поставлена в “Основных положениях политики в области профориентации на 1994-95 гг.”, где психологическая поддержка выделена как самостоятельное направление наряду с услугами по профинформации, консультированию и профотбору различных категорий незанятого населения.

Современное понимание проблемы профессиональной ориентации базируется на концепции профессионального развития и определяет профориентацию как систему средств по активизации профессионального самоопределения личности, рассматривает человека как субъекта выбора и построения жизненной и профессиональной карьеры.

Цель профориентации при таком понимании - дать средства (создать условия), активизирующие клиента в самостоятельном поиске пути и принятии решения о построении личного профессионального плана и профессиональной карьеры.

Задача психологической поддержки в рамках этого подхода - создать условия для коррекции эмоционального состояния и поведения клиента, способствовать адаптации к меняющимся социальным условиям, обучить навыкам преодоления стрессовых состояний, поиску личностных ресурсов, овладению элементами делового общения в процессе поиска работы и трудоустройства. Таким образом, результатом профконсультирования, психологической поддержки безработных должно быть повышение их конкурентоспособности на рынке труда, лучшая адаптированность к меняющимся условиям, развитие способности анализировать свои ресурсы и возможности и оптимально использовать их при построении профессиональной карьеры.

Ведущие подходы в современной теории и практике профориентации должны отвечать ряду требований:

• контекстуальность, т.е. требование учета социокультурных особенностей;

• динамизм, готовность к применениям (сегодня, как правило, избирается одна профессия на всю жизнь), актуализация задачи развития и изменения профессиональной компетентности, опережающее образование и др.;

• опора на позитивные возможности, ресурсы личности (гумани-стические принципы, понимание человека как субъекта деятельности и профессионального выбора). Смена работы, профессии, переобучение - новое направление профессионального развития личности.

Имея постоянную работу, любой человек имеет возможность удовлетворять пять основных своих потребностей: в самоутверждении, самоуважении, общении, безопасности (иметь средства для жизни) и физиологические потребности. Каждая из указанных потребностей мотивирует человека к труду. Услуги по профориентации и психологической поддержке предполагают выявление (определение) актуальной для клиента потребности и предоставление соответствующей работы.

Потеря работы влечет за собой трудности в удовлетворении основных потребностей и, соответственно, провоцирует различные реакции на безработицу.

Выделяют несколько этапов реакции человека на потерю работы:

Шок - первая реакция, растерянность, осознание случившегося.

Оптимизм - субъективное облегчение благодаря появившемуся свободному времени, возможности заниматься другими делами, период активного поиска.

Пессимизм - деструктивные изменения в социальном положении человека и его поведении по причине затягивания безработицы (более полугода).

Фатализм - ощущение безысходности, примирения со сложившимися обстоятельствами, прекращение поиска работы (более года безработицы).

В этих условиях актуализируется задача психологической поддержки, восстановления мотивации, коррекция эмоционального состояния и поведения клиента на рынке труда.

Что может сделать служба занятости и профконсультант, в частности, для своих клиентов? Целевая задача - создать условия для сохранения потенциала, трудовых ресурсов. Решение этой задачи может осуществляться по трем направлениям:

информационное обеспечение (в том числе и обучение пользованию информационными услугами, работе с информацией);

консультирование (восстановление мотивации к труду, поиску работы, выявление личностных ресурсов и возможностей);

создание специальных социально ориентированных программ (обучения, переобучения и повышения квалификации), создание условий для малого и среднего бизнеса, поддержка предпринимательской деятельности женщин, молодежи, квотирование рабочих мест для людей, имеющих ограниченную трудоспособность.

Консультирование с элементами психологической поддержки может быть рекомендовано в следующих случаях:

- стрессовое состояние клиента, болезненные переживания и беспокойство, вызванное потерей работы и препятствующее трудоустройству;

- подавленность, утрата интереса, снижение активности в поиске работы и трудоустройстве;

- неадекватные представления о себе и своих возможностях;

- неумение эффективно управлять своим поведением, конструктивно решать возникающие проблемы, преодолевать жизненные затруднения.

Технология индивидуального консультирования с целью психологической поддержки может быть следующей:

установление контакта с клиентом;

оценка эмоционального состояния клиента;

определение содержания проблемы клиента;

выявление личностных ограничений и возможностей;

определение направления и способов коррекции;

анализ целесообразности направления клиента в группу.

В процессе индивидуальной и групповой работы по профориентации и психологической поддержке профконсультант использует методы психотерапии, релаксационные методики, приемы и техники нейролингвистического программирования. К проведению работы по психологической поддержке привлекаются специально подготовленные люди, профконсультанты, имеющие специальное образование и опыт работы.

Подготовка и повышение квалификации профконсультантов для службы занятости осуществляется сегодня и на базе Российского учебного центра. Два года назад были разработаны программы базового обучения профконсультантов, с целью получения второго высшего образования, дифференцированные программы повышения квалификации для специалистов, не имеющих психологического образования, для психологов, для руководителей профориентационных подразделений службы занятости.

К сегодняшнему дню состоялись выпуски четырех групп повышения квалификации, выданы дипломы социального университета профконсультантам, обучающимся по программе второго высшего образования, специальность - организатор профориентационной работы. Эта работа будет продолжаться, однако часть функций по обеспечению базовой подготовки профконсультантов будет делегирована территориями. Опыт такой работы уже имеет место в ряде территорий России (во Владивостоке, Санкт-Петербурге, Хабаровске, Липецке, Красноярске, Саратове).

В Российском учебном центре готовят профконсультантов по проблемам психологической поддержки, психокоррекции, основам профессиоведения, проблемам психологического экспериментирования и руководителей “Клубов ищущих работу”.

Целенаправленное обучение и повышение квалификации специалистов служб занятости позволит расширить спектр и содержание профориентационных услуг различным категориям незанятого населения.

Н. Н. ФЕДОТОВА Формирование активных поведенческих стратегий в сфере труда Европейское общество стремилось к контролю за производством, но оставляло за индивидом право духовного и идейного выбора. Советское общество включало все мыслимые виды управления и контроля как над практической, так и над духовной жизнью человека, что лишало его необходимого жизненного пространства. В общественной жизни “простой советский человек” представал в различных ипостасях индивида, наделенного определенными биосоциальными качествами, соотнесенными с политическими и этико-эстетическими требованиями конкретной общности (пионер, комсомолец).

В экономической жизни прежняя социальная система создавала условия, в которых подавляющее большинство населения предпочитало придерживаться единой, универсальной стратегии поведения. Сформировался особый тип поведения: речь идет о минимизации усилий для достижения заранее зафиксированного (и не связанного с этими усилиями) объема и качества вознаграждения за участие в деятельности различных общественных и производственно-экономических институтов 92. Указанная стратегия и базирующиеся на ней частные стратегии поведения, потеряв внешние опоры в виде соответствующих коллективистских, уравнительных и патерналистских институтов, в настоящее время не гарантируют зачастую даже элементарного экономического выживания.

Необходимость формирования новых поведенческих стратегий в сфере трудовой деятельности детерминируется как изменением экономической ситуации, так и процессом формирования новых социокультурных взаимоотношений общества и человека. Переход от положения объекта управления к позиции самоопределяющегося субъекта, структурирование прежнего “винтика” в социализированную личность приводит к формированию новых индивидуалистических субкультур и форм поведения.

Намечается тенденция движения к большей внутренней свободе индивида в выборе целей и средств для их достижения, что проявляется в постепенном переходе к новой системе ценностей, новым моральным обоснованиям тех или иных жизненных целей и социальных действий по их достижению. Появляется возможность для формирования и реализации новых, неизвестных и неодобряемых в недавнем прошлом стилей жизни и стратегий поведения. Потенциальная трудность этого процесса вытекает из самого факта модернизации социальной жизни, которая выражается не только и не столько в отсутствии норм социального поведения, сколько в том, что они не образуют сегодня непротиворечивых ценностно-нормативных моделей. Процесс осложняется и тем, что в ситуации быстрых социальных изменений очень сложно прогнозировать, какие ценности и стандарты поведения могут обеспечить адекватность социального поведения.

В реальном поведении в настоящее время отчетливо проявились два основных типа стратегий: пассивный и активный. Сторонники традиционных ценностей, придерживаются стратегии конформно-достижительной пассивности, характеризующейся обывательской пси-хологией “жить как все” с предпочтением высокого заработка содержанию труда. Для разделяющих данную позицию работа все чаще выступает не как самоценный смысл жизни, а как источник существования, т.е.

наблюдается переход ее в разряд инструментальных ценностей. Как показывают Воронков В., Фомин Э. Типологические критерии бедности // Социологический журнал.

1995. № 2.

результаты социального мониторинга 93, примерно среди 2/3 российских работников распространен инструментальный тип мотивации. Преобладание подобной мотивации среди всех профессиональных групп разных секторов экономики связано с доминирующим влиянием “внешних” факторов, т.е. мотивы трудового поведения в большей степени определяются социально-экономической средой, вынуждающей большинство людей бороться за свое выживание. Для ориентированных на современные инструментальные ценности (независимость и инициативность) предпочтительна стратегия экстернально-достижительной активности, при которой оценка своего успеха констатируется как самооценка. Пассивная позиция привлекает, в основном, немолодых работников, активная позиция, наоборот, в 1,5 раза чаще встречается у молодежи. Отсутствие мотивационно-ценностных тенденций у большинства населения к освоению новых способов поведения в сфере труда связано с низкой социальной компетентностью и с недостаточностью индивидуальных ресурсов.

Потенциал системы образования в настоящее время исчерпывается передачей знаний, информации, тогда как в современных условиях требуется совершенно новый механизм передачи социокультурных норм, в рамках которых предполагается формирование у человека умения найти и освоить такую социально-экономическую, статусную, социально-психологическую нишу, которая позволила бы ему реализовать свой потенциал, обеспечила бы ощущение успеха, удовлетворенности. Идеология обновления концепции профессионального образования включает понятие о профессионализме как понятия о трех компентенциях субъекта профессиональной деятельности: специальная компетенция, социальная компетенция, индивидуальная компетенция. Реализация не только профессиональной, но и социальной функции образования будет способствовать формированию новых программ социального поведения, адекватного внешним условиям и внутренним ресурсам личности. В рамках индивидуализированного социального обучения предполагается формирование индивидуального стиля социального поведения, учитывающего особенности индивида, обеспечивающего эффективное взаимодействие с социальной средой.

Формирование новых стратегий поведения на рынке труда блокируется недостаточной социальной компетентностью, что снижает жизненный ресурс личности, затрудняя эффективное использование социальных ресурсов. На активизацию и развитие личностного ресурса, формирование субъектности и (как важнейшего ее элемента) социальной компетентности должны быть направлены усилия всех институтов социализации. Под социальной компетентностью индивида понимается способность рефлексировать сложные отношения и зависимости в социальной сфере и включать эти знания в схему регуляции собственного поведения. Помощь в Куприянова З.В. Работник будущего уже работает рядом с нами (современная молодежь и труд) // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1995. № 5.

Куприянова З.В. Молодежь. Ее работа. Ее жизнь // Экономические и социальные перемены:

мониторинг общественного мнения. 1997. № 1.

формировании социальной компетентности должна быть конкретизированной в отношении не только построения образа “Я” или развития навыков общения в новых социальных структурах (на это, в основном, направлены все реализуемые в настоящее время программы социального обучения), а, скорее, должна быть направленной на раскрытие потенциала человека в саморегуляции, который может быть использован для деятельностного нахождения себя как субъекта в новой действительности.

Проблемы формирования активных жизненных стратегий, новых моделей поведения в сфере труда затрагивают не только личностный аспект, но и жизненно важны для становления новых “рыночных” отношений в обществе. Существование в обществе нескольких поколений конформных людей, которыми удобно управлять, но с которыми трудно строить что-либо новое, приводит к снижению темпов, а иногда и свертыванию процесса реформирования. Разработка социальных программ, ориентированных на поддержку активных, опережающих стратегий поведения, становится, таким образом, важнейшей предпосылкой реформирования российского общества.

В. П. ХОМУТОВ, Е. А. ТИМОФЕЕВА Экспресс-диагностика синдрома социально-психологической дезадаптации В последние годы накоплено большое количество данных, свидетельствующих об участии психосоциальных факторов в возникновении и развитии психосоматических заболеваний, резко снижающих адаптивные возможности личности к негативным явлениям современной экономической и политической действительности. Одним из основных отрицательных психосоциальных факторов является безработица.

Следствием ее воздействия на потерявших работу людей, особенно женщин, является очевидное изменение индивидуально-психологических свойств и качеств характера в результате переживания тех или иных состояний. Замкнутость, нерешительность, тревожность, апатичность, повышенная астения нередко возникают как следствие воздействия разного рода “сверхнагрузок”. Обычным становится переживание состояний, характеризующихся повышенным уровнем актуализации психофизиологических и психологических ресурсов, нередко превышающим возможности последних, что проявляется в невозможности адаптироваться к новым политическим и социально-экономическим условиям.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.