WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

6 СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ РЕСУРСОВ (Сборник научных трудов) Раздел I. Концепция развития человеческих ресурсов Ю. М. ЗАБРОДИН Кадровый потенциал российской экономики и проблемы

развития человеческих ресурсов Кадровый потенциал российской экономики является важнейшим стратегическим фактором, определяющим успех проводимой экономической реформы. Состояние про фессионально-квалификационной струк-туры человеческих ресурсов и качественные ха рактеристики положения дел на рынке труда обусловлены:

• структурными преобразованиями народнохозяйственного комплекса;

• качеством и динамикой изменения человеческих ресурсов, профессионального потенциала экономики.

Структурные преобразования в народнохозяйственном комплексе и рынок труда В результате кардинальных изменений в политике занятости - от всеобщей и обяза тельной занятости (более 90% занятого населения в общей численности трудовых ресур сов) к свободному распоряжению своими способностями к труду - уже к 1994 г. прояви лась тенденция к снижению доли занятого населения (85%). Численность работающих в отраслях народного хозяйства в первом квартале 1994 г. уменьшилась на 2,8% по сравне нию с четвертым кварталом 1993 г. В структуре трудовых ресурсов появились рантье, лица, занятые домашним хозяйством, самозанятые и др. Указанная тенденция сохранялась и в последующие годы. Статистический анализ Минэкономики России пока зывает, что в 1996 г. численность занятых в экономике составила 65,4 млн человек при общем объеме трудовых ресурсов России - 84,1 млн человек, или только 77,8% от объем ного потенциала трудовых ресурсов.

По сравнению со странами с рыночной экономикой, где доля занятых составляет 65%, есть все основания предполагать, что указанный процесс в российской экономике в 1997-2000 гг. будет продолжаться.

Одной из характеристик степени “рыночности” экономической системы служит показатель доли занятых в негосударственном секторе экономики. Сравнение таких показателей для России и США наглядно показывает то, насколько различны у них структуры трудовых ресурсов (см. табл. 1). Если принять, что скорость перетока рабо чей силы из государственных предприятий в негосударственный сектор экономики России в последующие годы останется такой же, как в 1991-1993 гг., а в качестве ориентира использовать сложившееся соотношение занятости в основных секторах экономики США, то можно прогнозировать, что Россия будет иметь структуру трудо вых ресурсов (распределенную по формам собственности), близкую к американской, уже через 5-10 лет.

Таблица Распределение занятых в России и США по формам собственности (%) Сектор экономики Россия США 1990 г. 1995 г. 1990 г.

государственный 82,4 38,5 15, негосударственный 17,6 61,5 84, Параллельно с преобразованием структуры занятости по формам собственности и секторам экономики происходят сдвиги в профессиональном составе рабочей силы.

Анализ показывает, что сейчас можно вполне обоснованно говорить об определенной профессиональной стратификации общества, которая проявляется в формировании двух различных кадровых слоев: работников традиционных специальностей, существо вавших ранее, и работников так называемых рыночных профессий, появившихся в по следнее время (брокеры, маклеры, менеджеры, аудиторы, специалисты по операциям с недвижимостью и т.п.). Само разделение трудовых ресурсов на “традиционные” и “ры ночные” кадры является, конечно, условным, но тем не менее, важным в связи с тем, что для первых в России имеется устоявшаяся система подготовки и переподготовки специалистов, которую надо лишь совершенствовать и адаптировать к современным условиям, а для вторых она находится в процессе создания.

Данные табл. 2, охватывающие 47% в России и 48% в США занятого населения, дают представление о том, насколько различаются профессиональные структуры заня тости стран с развитой рыночной экономикой и стран с неразвитыми рыночными отно шениями. Продвижение России по пути рыночных преобразований будет сопровож даться принципиальной трансформацией профессионально-квалификационных струк тур кадров.

Примерное направление структурных сдвигов видно из табл. 2, где представлены данные о наиболее репрезентативных профессиональных группах занятых.

Таблица Удельный вес профессиональных групп занятых России и США в общей численности занятых (%) Специальность Россия США 1. Инженеры 5,20 1, 2. Техники 1,43 3, 3. Мастера 1,66 1, 4. Главные бухгалтеры и аудиторы 0,34 1, 5. Счетоводы, бухгалтеры и работники учета 1,90 1, 6. Секретари 0,74 3, 7. Машинистки 0,22 0, 8. Научные работники 0,46 1, 9. Преподаватели вузов, колледжей и школ 2,61 4, 10. Воспитатели 1,63 1, 11. Зубные врачи 0,07 0, 12. Фельдшера и акушерки 0,41 1, 13. Медицинские сестры 1,53 1, 14. Товароведы 0,31 1, 15. Продавцы, бармены, буфетчики 1,99 3, 16. Кассиры 0,56 2, 17. Повара, кулинары 1,31 1, 18. Официанты 0,12 3, 19. Фермеры 0,17 1, 20. Водители автотранспорта 6,78 3, 21. Механики и ремонтники транспортных средств 1,05 1, 22. Слесари, сборщики 6,78 0, 23. Каменщики, облицовщики 0,67 0, 24. Кровельщики 0,05 0, 25. Маляры 1,02 0, 26. Электрики 1,88 0, 27. Бетонщики 0,13 0, 28. Грузчики, подносчики 1,04 1, 29. Мусорщики, уборщики 2,22 1, 30. Разнорабочие 2,71 1, В 1992-1993 гг. наметилось, а в последующие годы совершенно отчетливо вы явилось, межсекторальное перераспределение рабочей силы в пользу третичного сек тора. По предварительным оценкам в 1996 г. (по сравнению с предыдущим годом) за нятость населения в производственной сфере сократилась примерно на 7,3%, в орга низациях науки и научного обслуживания - на 13,3%, одновременно возросла числен ность работающих в учреждениях здравоохранения и социальной защиты населения (1,5%), образования (6,6%), культуры и искусства (3,2%). Значительный рост чис ленности наблюдается в банковских и страховых учреждениях, налоговых органах, юридических службах.

Объективный прирост третичного сектора экономики уже сейчас создал воз можность аккумулировать значительный потенциал работников с неполной занятостью за счет самозанятости в сфере уличной торговли и различных промыслов. Можно уве ренно прогнозировать, что этот прирост третичного сектора экономики будет продол жаться и в последующие годы.

66,7% занятых в экономике России сосредоточены в сфере так называемого вто ричного сектора экономики (по сравнению с 28,3% в США в 1986 г.), т.е большинство занятых работает в обрабатывающих отраслях материального производства, большей частью в качестве рабочих массовых профессий (около 70% занятых). Сегодня только 23% всех работающих привлечены к труду по обслуживанию населения. При этом доля ВВП, приходящаяся на них, значительно возросла по сравнению с 1991 г. - более чем на 21 пункт.

Динамика увеличения или уменьшения численности занятых в промышленности существенно зависит от уровня оплаты труда;

здесь можно выделить три группы отрас лей. В первой группе - отрасли топливно-энергетического комплекса, строительной ин дустрии (с заработной платой значительно превышающей среднюю) - произошел рост занятости от 1 до 7%. Во второй группе отраслей - машиностроении, легкой, лесной, деревообрабатывающей промышленности, оплата труда в которых серьезно отстает, - произошло существенное сокращение численности занятых - на 8-10%. В третьей груп пе отраслей - цветная металлургия, пищевая и некоторые другие - численность рабо тающих осталась практически без изменений.

Изменения форм собственности в значительной мере проявляют себя в требовани ях к качеству персонала. Уже сегодня в России высококвалифицированные работники, с четко выраженными установками к продуктивному труду, являются наиболее конкурентоспособными и мобильными на рынке труда;

они трудоустраиваются быстро и самостоятельно, без обращения в службы занятости, и составляют значительную часть в контингенте профессиональной миграции (по предварительным данным - более 25% лиц, поменявших место работы в 1995 г., а их число колеблется в пределах 12-15 млн чело век).

Управление человеческими ресурсами: подготовка персонала для работы в условиях перехода к рынку Большинству российских промышленных предприятий присуще малономенкла турное производство с длительными сроками обновления изделий, ориентация на про блемы производства продукции, а не на запросы потребителей. Повторяющийся харак тер операций и краткая их продолжительность, невысокий уровень сложности, задан ный темп и ритм, однообразие труда предъявляют невысокие требования к качеству ра ботающего персонала. В 1994 г. около 57% занятых в народном хозяйстве составляли работники традиционного труда: средней сложности и неквалифицированного труда, с узкой специализацией по более чем 5,5 тыс. официально признанным профессиям. Все это делает профессионально-квалификационную структуру российского рынка рабочей силы жесткой и маловосприимчивой к изменениям, а основную массу работников (с учетом выработанных трудовых установок) - не заинтересованной в повышении про фессиональной квалификации, росте продуктивности своего труда.

По данным предварительных исследований около 30% работников промышлен ных предприятий не имеет никакого желания повышать свое профессиональное мас терство, а еще примерно 20% хотели бы получить “какие-либо знания” в области ры ночной экономики (см. табл. 3.). Хотя к 1995 г. здесь наметились позитивные сдвиги, ситуация в целом оставляет желать лучшего. Следовательно, мотивация развития ста новится одним из мощных факторов в управлении человеческим потенциалом эконо мики и организации предприятия. Выборочные обследования показывают, что квали фикация большинства руководителей и специалистов предприятий и организаций не отвечает требованиям рыночной экономики. Так, например, по оценкам Института эко номики РАН из 9 тыс. предприятий - кандидатов в банкроты - подавляющее большин ство потерпели неудачу вследствие ошибок в управлении, из-за неумения организовать дело в рыночных условиях.

Таблица Отношение работников к профессиональному обучению (по данным 200 предприятий) Утверждения Ответы в % 1993 г. 1995 г.

1. Не хотят учиться вообще 38,7 9, 2. Получить дополнительные знания в области рыночной экономики 14,2 23, 3. Повысить профессиональную квалификацию 10,5 46, 4. Обучиться новым профессиям (за счет предприятия) 20,4 30, 5. В том числе на предпринимателя 5,0 12, Сказанное выше требует массового развертывания программ, связанных с пере подготовкой персонала, подготовкой его к работе в условиях рынка, в частности, про грамм обучения и консалтинга в области современных методов организации труда, производства и управления. В настоящее время, в связи с несовершенством действую щего законодательства, практически утрачены возможности государственного регулиро вания качества управленческих кадров предприятий и организаций.

В ближайшие годы с целью стабилизации экономики и поворота промышленно сти на путь развития принципиально новых производств и технологий (включая соци альные технологии) необходимо максимально повысить качество управления предпри ятиями, имея в виду конкурсную основу назначения исполнительных руководителей предприятий и организаций, особенно в период реализации процедур санации и бан кротства;

введение более четкой регламентации при заключении контрактов с руково дителями предприятий, особенно в части, касающейся требований по повышению их квалификации с квалификационным экзаменом и организация контроля исполнения;

определение, при необходимости, консультантов-соуправляющих предприятиями, имеющих право контроля за действиями руководителей и отмены неэффективных ре шений.

Структурная перестройка общеобразовательной и профессиональной школы В структуре образовательных учреждений в период реформ российского общест ва и российской экономики происходят изменения за счет преобразования профтехучи лищ в технические лицеи, средних специальных учреждений в колледжи, а ряда выс ших образовательных учреждений в университеты и академии. Профессиональная школа в этот период заметно усилила процесс внутренней реорганизации: идет рабо та над образовательными стандартами, изменяется структура и спектр специально стей, появились альтернативные образовательные учреждения, идут эксперименты в сфере профессиональной подготовки.

Однако при этом, как и раньше, довольно много внимания уделяется овладению запасом академических знаний и значительно меньше - овладению практическими на выками работы в условиях изменяющейся экономики. Выпускники общеобразователь ной и профессиональной школ не имеют сколько-нибудь ясной жизненной перспекти вы (по данным наших исследований до 80% из них не имеют жизненных планов) и страдают от неопределенности профессиональной карьеры (более 30% находится в состоянии выраженного стресса). По предварительным оценкам, в 1996 г. более 2,5 млн из них нуждались в специальном профессиональном консультировании и психологиче ской помощи. В настоящее время складывается тревожная ситуация в общеобразова тельной школе: сокращается число молодежи, получающей полное среднее образова ние. Если в 1987 г. оно составляло более 80% от числа молодых людей в возрасте лет, то в 1995 г. этот показатель составил менее 70%, и можно ожидать, что только 62 65% молодежи получат полное среднее образование к 1998 г. При этом, молодые люди попадают на рынок труда практически без всякой возможности трудоустройства. Так, в 1993 г. численность выпускников девятых классов, оказавшихся на свободном рынке труда, составила более 200 тыс. человек, в 1994 г. - примерно 700 тыс. человек, и, ес ли не принять специальных мер, она будет ежегодно практически удваиваться.

Очевидна трудность трудоустройства выпускников всех звеньев профессио нальной школы: за последние годы около 50% выпускников вузов, более 60% выпуск ников средних специальных учебных заведений и 70% выпускников профтехучилищ оказались не востребованными предприятиями и организациями. Если учесть, что не трудоустроенный контингент нового выпуска накладывается на предыдущий, то про цесс этот в ближайшее время будет иметь кумулятивный характер, поскольку прием в учебные заведения остался практически на прежнем уровне: за период с 1991 по 1995 г.

количество выпускников из профтехучилищ и средних специальных образовательных учреждений снизилось незначительно (в пределах 10%), а выпуск специалистов из выс ших учебных заведений увеличился на 4%.

Рынок профессий и рынок образовательных услуг в России оказываются практи чески не связанными. По данным региональных органов по труду, составивших пример ный перечень дефицитных профессий, на начало 1995 г. в числе первых десяти приори тетных оказались, в основном, профессии ремесленников и работников сферы услуг (печники, ремонтники, плотники, бухгалтеры и т.п.). Согласованию указанных рынков и повышению качества начального звена профессиональной школы должен помочь но вый перечень профессий и специальностей начального профессионального образова ния, утвержденный Постановлением Правительства России.

При сохранении указанных тенденций, в ближайшей перспективе каждое новое поколение будет менее обученным (менее охваченным всеми видами обучения), чем предыдущее. А это, при наблюдаемой тенденции снижения количества и качества всех видов получаемого образования, ухудшит качественную структуру рабочей силы.

Учитывая сложную ситуацию, складывающуюся на рынке труда, в ближайшие го ды необходимо: продолжить работу по структурной реорганизации всей системы про фессионального образования, которая включала бы разработку системы нормативных актов, предполагающую изменения в законах об образовании и занятости. Следует не сокращать, а максимально увеличить срок обучения в общеобразовательных школах, в том числе, за счет увеличения удельного веса профессионально-ориентированных дис циплин, а также установить более тесную связь этих школ не столько с вузами, сколько с учреждениями первоначального профессионального образования, включая учебные центры предприятий. Необходимо создавать предпосылки для развития профессио нальной подготовки на рабочих местах (с гарантированным трудоустройством).

Решение проблем видится в основательной структурной реформе всей профессио нальной школы, начиная с ее начальных звеньев, в существенном развитии государственной системы профессиональной ориентации и психологической поддерж ки населения, в создании независимой системы сертификации качества персонала пред приятий, а также в разработке программ развития персонала предприятий и региональ ных программ управления человеческими ресурсами.

Такая работа началась в порядке эксперимента и в ближайшие годы будет продолже на в ряде регионов - субъектов Федерации (Красноярский и Алтайский края, Самарская, Ярославская, Московская области и др.).

Подготовка персонала на производстве (внутрифирменное обучение) Анализ деятельности предприятий, направленной на подготовку, переподготовку и повышение квалификации кадров, показывает резкое снижение объемов указанных мероприятий по сравнению с 1991 г. Анализ тенденций показывает, что к 1994 г. (по сравнению с 1991 г.) объемы проведенных на предприятиях образовательных услуг снизились по рабочим специальностям в целом на 60,5%, а по руководителям и специа листам - на 63,6%. В 1996 г. тенденция к снижению объемов образовательных меро приятий на предприятиях сохранялась. При наличии довольно широкой сети учрежде ний дополнительного послевузовского профессионального образования практически разрушилась система экономической учебы, изучения и передачи передового опыта.

Несмотря на оптимистический прогноз потребности, реальная периодичность повыше ния квалификации руководителей и специалистов составляет 7-8 лет, по сравнению с 3 5 годами в Западной Европе и Японии. Периодичность повышения квалификации рабочих в отраслях промышленности возросла до 13-15 лет, в то время как на предпри ятиях стран с развитой рыночной экономикой она составляет 3-6 лет, не считая посто янного и интенсивного тренинга.

Необходимость в профессионально-квалификационной и качественной пере стройке трудового потенциала предприятий требует создания системы внутрипроиз водственной (внутрифирменной) подготовки кадров. Именно кадровая политика пред приятий и организаций становится одним из приоритетных факторов в определении перспектив развития и эффективности деятельности всех форм национальной систе мы профессионального образования.

Следует специально подчеркнуть, что, несмотря на значительные потери, профес сиональное обучение кадров на производстве остается наиболее массовым видом под готовки квалифицированной рабочей силы. Так, например, в 1993 г. численность обу ченных на производстве рабочих более чем в пять раз превысила их выпуск из профес сионально-технических училищ всех типов.

В 1994 г. по инициативе предприятий различных отраслей народного хозяйства и форм собственности учреждена Ассоциация развития персонала и создан Всероссий ский центр развития персонала при Минтруде России;

их деятельность направлена на развитие систем организации труда, производства, управления и переобучения кадров в условиях рыночной экономики.

В настоящее время в четырнадцати регионах России начинают действовать регио нальные отделения, объединяющие более 200 предприятий и организаций (Алтайский и Приморский края, Московская, Тульская, Воронежская, Новосибирская области и др.).

В рамках реализации социальных программ Министерством труда и социального раз вития при участии Ассоциации начат мониторинг производственной сферы, отрабаты вается механизм определения потребностей предприятий в кадрах в условиях рыноч ной экономики, определяются возможности оценки и формирования рынка профессий, развивается опыт управленческого консультирования, начата опытная разработка про грамм развития персонала предприятий и др.

В 1993-1996 гг. разработана программа преобразований в области политики заня тости и управления человеческими ресурсами, в рамках которой предполагается:

• принятие нового Трудового кодекса, в котором должен быть представлен раздел профессионального обучения работников, где должен быть определен порядок организа ции различных форм профессионального обучения и профессионального консультирова ния персонала, закреплены гарантии и нормы социальной поддержки для работников, со вмещающих работу с обучением, а также гарантии для предприятий, обеспечивающих профессиональное образование в соответствии с социальными планами предприятий и др.;

• разработка нормативной базы и создание системы координации всех форм профес сионального образования, с эффективной обратной связью на федеральном и региональ ных уровнях, позволяющей сохранить качественный трудовой потенциал предприятий и организаций России, создание новой и уточнение действующей нормативно-правовой ба зы первоначального и дальнейшего профессионального образования и подготовки персо нала на производстве.

С точки зрения закрепления принципов активной социальной политики, одним из важнейших шагов могут стать разработка и реализация в 1997-2000 гг.:

Федеральной программы развития кадрового потенциала России, а также раз работка и принятие Закона о подготовке персонала на производстве, конкретизирую щего и развивающего нормы Трудового кодекса;

основных направлений развития национальной системы профессиональной ориентации и психологической поддержки населения с учетом ситуации, складываю щейся на рынках профессий и образовательных услуг;

концепции национальной системы оценки профессиональной компетентности и сертификации персонала на уровне международных норм.

Таким образом, общий анализ тех тенденций, которые сложились на российском рынке труда позволяет отметить, что наиболее значимыми направлениями активной со циальной политики на данном этапе развития российских реформ становятся следую щие:

(1) Оценка состояния, реальность и перспективы экономических трансформаций в российском обществе в сравнении с мировым экономическим процессом. Изучение то го, как эти новые социальные факторы изменяют персональные условия и обстоятель ства жизни человека на разных этапах его гражданской и профессиональной карьеры;

как экономические преобразования и их последствия воспринимаются населением в це лом, а также - работниками и работодателями.

(2) Исследование структуры и динамики российского рынка труда в современных экономических координатах (объемы, структура и динамика экономически активного населения - ЭАН;

распределение и миграция ЭАН по различным секторам экономики;

профессиональная миграция между отраслями внутри секторов и территориальная ми грация;

перспективы наполнения рынка рабочей силы;

уровень профессионального об разования и профессиональная квалификация работников и т.п.).

(3) Исследование личностных, индивидуальных эффектов политических, соци альных и хозяйственных реформ. Это означает изучение особенностей восприятия про исходящих в обществе изменений;

эмоциональные, оценочные и поведенческие реак ции людей на те или иные события, решения и действия политических и хозяйственных руководителей;

формирование, восприятие и принятие изменений в нормативной базе социальных отношений.

(4) Оценка и основательный научный анализ психологической ситуации, склады вающейся в обществе, изучение изменений в индивидуальной и общественной психо логии в условиях перехода к рыночной экономике и значительных преобразований структуры человеческих отношений. Определение новых задач, места и роли научной и практической психологии в жизни российского общества с учетом существенно возрос шей и изменившейся потребности населения в психологических знаниях и услугах.

Все это позволяет говорить о необходимости разработки научных основ активной социальной политики и создания специализированных социальных институтов, обеспе чивающих реализацию избранной политики в российских условиях. Основным объек том исследований и воздействий теперь становится человеческий потенциал россий ской экономики: объем и качество экономически активного населения, профессиональ но-квалификационная структура рабочей силы, мотивация и значимость труда, разви тие и сопровождение профессиональной карьеры, оценка профессиональной компе тентности и перспектив развития каждого потенциального работника и т.д. Соответст венно необходимыми становятся специальные исследования тех проблем и тех меха низмов, которые могут лежать в основе рационального и эффективного использования человеческих ресурсов России, разработки и применения эффективных социальных технологий нового класса - технологий управления человеческими ресурсами.

В. Н. ЯРСКАЯ Концепция развития человеческих ресурсов:

социальное образование и социальный сервис Здоровое общество должно быть гуманным, милосердным, должно стремиться предупредить трагедию, уметь справляться с патологическими процессами, помогать восстанавливать экосистемное равновесие и осуществлять выполнение заказа на социальные услуги любых социальных групп, индивидов. Активизация социальной политики опирается на философию конструирования социальной реальности через развитие человека и человеческих ресурсов, поиск творческих возможностей, возрождение субъектности, перевод социальной коммуникации в соотношение субъект-субъект. Homo sapiens как привычный оптимистический объект классической философии заменяется объектом философии и социологии повседневности - человеком страдающим, испытывающим риск и беспокойство, склонным к девиациям, имеющим ограниченные возможности. Классическая картина мира в своем рафинированном варианте описывала как бы одну половину, одну сторону человеческой жизни, а другая, менее благополучная и менее привлекательная, из этой картины удалялась, элиминировалась. Для того, чтобы любой человек в своей нелинейной повседневности двигался в направлении максимального социального здоровья, благополучия, ему нужны ресурсы - внутренние и внешние. Внутренние ресурсы заключаются в личностных и физических способностях и возможностях. Внешние - в инвайронментальной среде, окружении человека (семья, сообщество, государство, цивилизация).

Социальное обслуживание населения фактически осуществляет развитие человеческих ресурсов и стабилизацию социального здоровья, благополучия, комфорта, безопасности, устойчивости социального статуса населения. Это напрямую связано с тем немаловажным обстоятельством, что именно в процессах социального обслуживания и социальной работы восстанавливается и стабилизируется социальный статус, устраняются маргинальность, социопатология, жизненный инвайронмент и социально-экологическая среда становятся более комфортными. Кроме того, сервисные услуги населению, а также адресная социальная помощь, высвобождение внутренних и привлечение внешних ресурсов в определенной степени смягчают стратификационное неравенство, способствуют преодолению дискриминации нетипичного. В целом, социальное здоровье населения детерминировано системой социально-экономических, психологических, семейных, профессиональных параметров, интегрирует статусные характеристики социального субъекта.

Если мировая система может быть описана параметрами антропогенной нагрузки на биосферу странами социальной устойчивостью развития, обеспечением восстановления ресурсов биосферы, то и развитие человека также включает экономические, социальные и биосферные ресурсные параметры. Связь региональных аспектов развития человеческих ресурсов с глобальными прослеживается в антропогенном воздействии на биосферу и социальной стратегии общества. С позиций инвайронментальной социологии уровень социального здоровья в урбанизированном постиндустриальном социуме локально зависим от социально-экологических, демографических, этнокультурных факторов. Устойчивость и поиск ресурсов благополучия социальной жизни зависит именно от качества функционирования социальной сферы общества, от того, как общество служит человеку.

Общее положение о служении человеку конкретизируется не только относительно возрастных и социальных групп, но и инвайронмента, жизненного пространства, места проживания. Например, проблема соотношения различий и противоречий развития города и села является традиционной для отечественной социальной науки: вначале это была декларация о стирании различий, затем - проблема изучения социокультурных особенностей образа жизни, досуга. И лишь сегодня обращается внимание на городскую и сельскую специфику социальной стратификации и профессиональной занятости, семьи, гендерных отношений, образования, реализации рыночных отношений. Благотворное воздействие здесь оказывают этнографические методы в социологической науке, когда исследователи уходят от сугубо количественных соотношений, анализируя качественные параметры повседневной жизни человека.

Социальное жизненное пространство (среда, инвайронмент), т.е. социальная сфера человека выступает, в том числе, как система организаций и социальных институтов, социальной политики, социокультурного воспроизводства социального субъекта, семьи, индивида, воссоздания внешней ресурсной среды. Социальная сфера общественной жизни составляет так называемый третичный сектор экономики, неразвитость и слабость которого свидетельствуют о недостаточной цивилизованности и функциональности социальных институтов, неоформленности социальных программ и социальной стратегии. Пока мы не можем утверждать, что до конца понимаем роль См.: Смирнова Е.Р. Семья нетипичного ребенка. Саратов: Сарат. гос. техн. ун-т, 1996.

Стенограмма парламентских слушаний "О разработке национальной стратегии устойчивого развития России", 16 мая 1995.

Ярская-Смирнова Е.Р. Социокультурный анализ нетипичности. Саратов, 1997.

социальной сферы как центральной в процессах раскрытия человеческих ресурсов, находящейся в фокусе пересечения других сфер (культурной, производственной, политической). Вместе с тем, именно эта сфера выступает в качестве условия самореализации внутренних ресурсов и жизненного успеха человека.

Хотя сегодня немало сделано в системе труда и социального развития, социальная политика все же еще слабо опирается на науку, стратегию поиска ресурсов человеческого развития, продуманную кадровую политику, научно-методическое обеспечение развития социальной сферы, научно-практические разработки актуальных социальных проблем. Зачастую игнорируется непреложность таких факторов социального здоровья населения, как устойчивое экосистемное развитие и, в том числе, качество социального образования, уровень организационной культуры учреждений, профессионально-квалифика-ционная структура служб, уровень специалистов, работающих с населением. Идеология социального обслуживания в целом постепенно уходит от собесовской интерпретации, но окончательный отход от патерналистской позиции еще не произошел.

К тому же, вопросы социального быта, их специфики в городе и в деревне, а также территориальные аспекты социального образования почти не разработаны. Для обеспечения стратегического успеха реформ в социальной сфере необходимо сотрудничество науки и кадровой политики, тем более, что сегодня происходит переход от системы материальной поддержки различных социальных групп к разработке комплексной системы адресных социальных услуг. Социальное обслуживание и специальная подготовка персонала по социальным проблемам еще недавно оценивались как что-то второстепенное. Ведь исследования социокультурных, этнических, экологических, миграционных процессов в городе и селе необходимы не только с точки зрения анализа статусных характеристик городского или сельского населения, его стратификации и миграционных процессов, но и в аспекте раскрытия человеческих ресурсов, возможностей его адаптации, личностного роста.

Одновременно появляется необходимость определения целого ряда понятий, переходящих из социальной практической сферы в научно-теоретическое знание, квалификацию по социальной работе. Некоторые из этих важных понятий входят, по нашему мнению, в методологическую часть профессиограммы социальных работников, социальных менеджеров, организаторов сервиса и других “социономов”. В связи с переходом к концепции развития и устойчивости человеческих ресурсов, расширения жизненного хронотопа человека все более актуальным становится развитие отечественных форм социального обслуживания, адресного предоставления услуг и сервиса населению. С точки зрения разработки теории социальной работы и социального обслуживания, актуально обсуждение базовых понятий сервиса, услуг и обслуживания, с привлечением классического веберовского понятия социального действия. Эти видовые понятия конкретизируют родовое понятие социального Ковалев В.Н. Социология социальной сферы. М., 1993.

Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 602-627.

действия и близки по своему содержанию, однако более пристальное рассмотрение показывает их смысловые различия и оттенки.

Услуги связывают с видом социального продукта, социально-технологического механизма или средства, кратковременного дискретного (разового, либо ряда повторений) и минимального социального действия, смысл которого удовлетворение какой-то необходимости потребителя, запроса клиента. Здесь имеется в виду как профессиональный, так и непрофессиональный уровень оказания услуг.

Классификация услуг может быть связана с различными видами жизнедеятельности, смысловым социальным действием, ответом на многообразные потребности человека.

Так как понятие быта связано с обыденной, повседневной, непроизводственной жизнью человека, в которой удовлетворяются различные потребности, то и услуги этой сферы выступают как необходимые не только в поиске ресурсов человека, но и в поддержании естественного образа жизни. В мировой практике имеется соответствующий традиционный набор бытового класса услуг: в сфере питания, жилья, одежды, страховые, консультационные услуги, услуги в социокультурной сфере досуга, сексуальные услуги, услуги для самовыражения, самосовершенствования, материально-экономический и финансовый класс услуг, услуги в социальной сфере, образовательные и информационные услуги, услуги по обеспечению безопасности.

Но практика услуг как система, социальная инфраструктура как развитая сеть этих услуг недостаточно разработаны в нашем обществе. Здесь необходимо учитывать сферу торговли, здравоохранение, природные биосферные условия. Учреждениям социального образования предстоит подготовить профессионалов, а исполнительной власти, министерствам и ведомствам подумать о сетевой региональной структуре необходимых служб. Пока для нас более привычно звучат такие понятия, как коммунальные услуги, услуги по ремонту, парикмахерские. Продуманная концепция развития социальной сферы в качестве развития человеческих ресурсов, а не только как третичного сектора экономики содержит, по-видимому, сочетание теоретической научной базы и моделирования практических алгоритмов, социальных технологий, организационной культуры.

В любом случае, услуги предполагают цель, средства, “меню” (перечень возможных классов и видов оказания услуг), роль и функции помощи, фасилитации, поддержки, развития, а также определенную результативность как выражение эффективности и целесообразности их предоставления. Рынок услуг разнообразнее и качественнее тогда, когда существует развитая рыночная экономика, созданы необходимые технологии, подготовлены соответствующие квалифицированные кадры.

Специализация на услугах в кризисной или экстренной ситуации в сфере психотерапии, быта, права, образования требует разработки серьезных образовательных программ.

Приоритет человека, его саморазвития, самоорганизации, личностной оценки не отменяет выбора тех или иных услуг, выполняющих развивающие, либо поддерживающие, стимулирующие функции. Вместе с тем, важной проблемой Проблемы социологии быта и социальной работы в условиях перехода к рынку: Материалы Международ. науч.-практ. конф. М., 1994.

оказывается аналитическое изучение традиций, обычаев, обрядов, моды, вещной среды как устойчивых элементов быта, в результате которого возможно разработать соответствующий перечень услуг населению.

В некоторых случаях услуги требуются, так сказать, в наборе, и тогда необходимо понятие социального действия в форме сервиса. Понятие “сервис” этимологически близко к “услуге”, обслуживанию, вообще к службе, служению. Однако исторически содержание этого понятия приобрело новые оттенки, расширение смысла. Прежде всего, это всегда целый спектр услуг, социокультурный смысл качества предоставляемых услуг, их комплексный характер, разнообразие, хорошая организация, темпорально-пространственное содержание (вовремя, в нужном месте).

Для скромного отечественного потребителя, особенно сельского, сервис может показаться чем-то излишним, избыточным (а, быть может, несбыточным?), тем более при отрицательном отношении ко всему западному.

Сервис вообще и многообразные конкретные его формы должны, по нашему мнению, составлять особый объект бизнеса и заботы со стороны социальных институтов, в том числе, образования. Это означает, что, например, современное социальное образование обращено на социальную практику, служит реальному человеку. В конечном счете, объект социальной поддержки может и должен стать субъектом развития своих ресурсов, собственной жизни. Необходимы не просто теоретическое исследование урбанизации, миграции город-село, но и обязательные разработки по социальному обслуживанию, социальной терапии, которые должны стать предметом внимания ученых факультетов и кафедр социальной работы. Село нуждается как в налаживании быта, так и в апробации передовых социальных технологий по преодолению массовой социальной дезадаптации сельского населения, по разработке ресурсных алгоритмов.

Мы часто связываем сервис со сферой быта, туризма, культуры, хотя социальный сервис необходим и в сфере образования, медицины, социальной работы. Сервис, таким образом, предполагает совместное социальное действие специализированных услуг, меру качества и количества, максимум комфорта, удобства, безопасности.

Насколько возможно получение сервисных услуг, необходимость спроса и предложения на определенные формы сервиса, каковы потребности и (главное, для наших условий) возможности городского и сельского населения смогут показать специальные пилотажные и маркетинговые исследования в условиях наличия социального заказа для исследовательских коллективов кафедры социальной работы Саратовского государственного технического университета (СГТУ), Научного парка Поволжского межрегионального учебного центра.

Сервис базируется на социальных технологиях и может быть вариативным, иметь разные формы, подбираться индивидуально - по объективным показателям и субъективным пожеланиям. Цель социокультурного сервиса - изменение условий и повышение качества жизни человека или группы, расширение жизненного пространства, реализация человеческих ресурсов, творческих возможностей и социальных ролей человека. Технологизация социального обслуживания выступает результатом привнесения теории социальной работы в практику социального обслуживания. Она предполагает не только выбор сервисных технологий, но и определение оптимальных путей и алгоритмов овладения искусством работы с клиентом. Важнейшей становится роль стандартизации услуг, социального образования, качества, ресурсного обеспечения, эффективности социальных программ, социокультурного обслуживания. Определим и это важное концептуальное понятие.

Обслуживание - смысловое социальное действие, деятельность в области развития внешних инвайронментальных ресурсов по оказанию услуг и предоставлению сервиса - от индивидуального до регионального и государственного уровня. Оно осуществляется различными социальными субъектами - от отдельного представителя службы, социального работника, социального менеджера до социальных институтов, социальных организаций. Это, по сути дела, системное социальное действие, целенаправленное и пролонгированное во времени оказание услуг по определенной социокультурной программе и социальным технологиям, носящее процессуальный характер. Обслуживание может быть официально закрепленным взаимодействием с клиентом, а может выражаться в форме добровольного оказания услуг, по типу комплексного обслуживания.

В нашей социально-экологической ситуации особого внимания требует социально-медицинская диагностика, психологическая поддержка, образовательные консультации, тренинги. Услуга, таким образом, оказывается лексической единицей для более широкого объема понятия обслуживания. Так, обслуживание на дому может включать целый ряд сервисных услуг: получение пенсий, приготовление еды, покупка лекарств, уборка квартир, уход за детьми. Жители села не избалованы сервисом даже по сравнению с российскими горожанами, обслуживание которых далеко от мировых стандартов. Тем не менее, уже сейчас возможно проведение исследования потребностей сельчан в определенных формах социального обслуживания. Вопрос в том, кто будет заказчиком. Ведь, например, маргинальный статус села, пограничный характер ситуации, расцвет социопатологии обостряют вопрос о срочной подготовке сельских “социономов”, социальных работников, социальных менеджеров, организаторов социальных служб и, конечно же, специалистов по социальным сервисам.

Многообразие “сервисных” понятий можно классифицировать по целому ряду оснований: потребности, сфера жизнедеятельности, качество, организация, эффективность. Отсюда понятно, что системное обслуживание направлено как на извлечение внутренних личностных ресурсов человека, так и на привлечение внешних социальных. Интенсивной формой социальной поддержки являются образовательные услуги: к примеру, обучение рыночным профессиям. Предоставление сервисного обслуживания и услуг оказываются способом интеракции, возможностью “поделиться талантом”, вызвать положительное изменение поведения, укрепить социальное здоровье и сделать более счастливой жизнь отдельного индивида, всего населения.

Конечно, трудно разграничить приоритеты: с чего начать - с города или села? В городе имеется больше предпосылок для приоритетного развертывания социально образовательных и практических сервисных программ. Но в этом случае отставание, разрыв урбанистской и сельской социальной сферы будет продолжаться, и деградация общей культуры, низкий уровень адаптации сельского населения, неэффективность социальной защиты и обслуживания сельчан неизбежны. Отсюда очевидна важность качественной подготовки организатора сервисного обслуживания с выраженными профессиональными циклами и модулями по сервисным, социально-медицинским, культурологическим и психологическим дисциплинам, не только для города, но и с ориентацией на село.

Социальное образование - новый вид отечественного образования 7, хотя он возник уже около ста лет назад на Западе как обязательный и традиционный институт цивилизованного общества. Начало социальному российскому образованию положило введение профессии социального работника. Начато обучение профессионалов по социальным сервисам, культурному обслуживанию, туризму, социальной антропологии. Существуют 58 специальностей социальной сферы в классификаторе профессий, который является важнейшим компонентом государственного образовательного стандарта.

На рубеже XIX-XX столетий вполне очевидны новые приоритеты образования:

они находятся в сфере гуманитарного и социального знания, подчинены интересам высвобождения человеческих ресурсов, устойчивого развития ноосферы.

Приоритетным для социальной сферы оказывается образование по социальной работе и социальному обслуживанию. Синтез знаний о человеке, антропологический поворот в науке и социальной политике, ценности толерантности, социального благополучия выступают основанием для разработки образовательных программ по развитию социальной сферы. Основные дисциплинарные блоки этих программ:

социокультурный, психологический, правовой, социально-технологический, медико биологический. В то же время социальное образование, в отличие от некоторых других видов и форм обучения, должно быть универсальным и не может ориентироваться исключительно на узкую специализацию. Его многогранность обусловлена социально биологической природой человека, его судьбой и жизненной ситуацией, этнокультурными особенностями индивида, ценностными приоритетами. Поэтому социальное образование черпает свое содержание из культурной антропологии, социально-медицинских и биологических наук, социологии и теории организаций, социальной экологии, экономики и права, поведенческих и психологических теорий.

Специализация на общей фундаментальной базе может гибко изменяться соответственно с потребностями социального заказа. И здесь многоуровневость социального образования дает большую возможность осуществления выбора Жуков В.И. Социальное образование как фактор развития цивилизации // Доклады международной конференции "Социальные реформы и образование: мировой опыт и отечественная практика". М.: МГСУ, 1996;

Ярская В.Н. Философия образования на пороге ХХI века // Философия на рубеже веков. СПб, 1996;

Ярская В.Н. Социальные инновации в образовании и научных исследованиях // Инновации в экономике региона. Докл. на обл. науч. практ. конф. (Саратов, декабрь 1996). Саратов: Сарат. обл. Дума, 1997. С. 116-121.

специализации, переквалификации, мобильного перехода к новому, вариаций дополнительного образования.

Вместе с тем, в современной ситуации необходимо учитывать культурные и образовательные параметры, которые становятся существенными факторами развития человеческих ресурсов, социального развития. Концепция непрерывного образования, принятая ЮНЕСКО, должна дополняться активизацией не только традиционных институтов социализации, но и современными моделями профессиональной ориентации и психологической поддержки населения. Социальное образование интегрирует естественно-научные, гуманитарные и социальные науки, включая акмеологию как науку о профессиональном жизненном успехе. Оно выступает в качестве профессионального образования, составляющей любой профессии, обязательного компонента подготовки управленческих кадров. Важно при этом не ограничиваться общими принципами социального образования, а конкретизировать программы, ориентировать их на регион, учитывая специфику города и села. Уже выделена специализация на общей фундаментальной базе социального образования с ориентацией на село (например, курс по социальной работе в Саратовской агроинженерной академии).

Особенно важно дополнительное включение в образовательные программы для социальной сферы села социологических, культурологических и этнопсихологических курсов с целью дальнейшей реализации направленных социальных программ по преодолению деформаций, маргинальных процессов, деградации культуры и массовой социальной дезадаптации. В Саратовском государственном техническом университете осуществляется фундаментальная базовая подготовка специалистов по социальной работе с молодежью, семьей, детьми и подростками, в сфере занятости и здравоохранения, а также по организации социокультурных сервисов и туризма.

Качество социально-образовательных программ, по мнению зарубежных экспертов, - на уровне мировых стандартов. Специально изучается традиционная культура, разрабатывается спецкурс по специфике социальной работы и социального обслуживания в территориях - городе и селе, читаются такие дисциплины, как фамилистика, феминология, геронтология, профессиональная этика, курсы по социальной политике и социальным институтам, социальному праву, проблемам занятости и миграции, культурной антропологии, социологии и психологии труда, методам и формам социальной работы, акмеологии. Активно работает филиал кафедры в многопрофильном Поволжском межрегиональном учебном центре, реализуются различные варианты программ переобучения и повышения квалификации работников социальной сферы.

Между тем, ситуация с кадрами социальной сферы остается тревожной: по данным статистики, большая часть работников социальных служб не имеет базового социального образования, отсутствует необходимая профессиональная подготовка, нет Волков Ю.Г., Поликарпов В.С. Интегральная природа человека: естественно-научный и гуманитарный аспекты. Ростов-н/Д, 1994.

Акмеология организационная, управленческая, личностная. Саратов, 1996.

нужной квалификации. Эти служащие вряд ли смогут пройти профессиональную аттестацию на соответствие занимаемой должности. Вместе с тем, такая сертификация необходима для выполнения качественной работы по оказанию социальных услуг населению, тем более, для разработки программ развития человеческих ресурсов, формирования социальной компетентности, социального развития от индивидуального до регионального уровня.

Серьезные тормозящие процессы в российском обществе приводят к тому, что низкая квалификация специалистов социальных служб ассоциируется с беспомощностью государства. Обилие локальных доморощенных методик, отсутствие единой методологической базы научно-методического обеспечения функционирования системы социальных служб, непонимание ее социально-защитной экологической роли создают дополнительные трудности не только для персонала, клиента, но и всего института социальной политики. Здесь обязательны акценты на личностной ориентации, механизмах повышения адаптивности и конкурентоспособности, формирования соответствия социальным реалиям, снятия ограничения ресурсов индивида. В фокусе социальной новации - жизненный цикл, анализ дезинтеграционных ситуаций и помощь клиенту в социальной реинтеграции, поддержка его жизненного успеха. Именно в этих процессах осуществляются экосистемные цели развития человека: высвобождение личностных ресурсов, расширение свободы и жизненного выбора, понимание жизненного пути с позиций уникальности человеческой судьбы.

Такая система служит устойчивости, стабильности ноосферного развития человека.

Квалифицированный персонал ориентируется на определение социальной работы, которое оказывается близким к более широкому понятию социальных услуг, предполагая организационное разнообразие адресного социального обслуживания населения. Непрерывная подготовка по социальной работе подразумевает разработку образовательных программ и по вертикали, и по горизонтали: не только от бакалавра к магистру, но и разветвление специализаций, одновременное обучение на ФПК, курсах преподавателей и практиков. Только в таком случае осуществима непрерывность социального образования, обеспечение квалификационной структуры кадров социальной сферы.

Возможна также совместная работа по конкурсным грантам, проектным работам.

Каждый выпускник кафедры социальной работы - это социальная служба в миниатюре, новое проектное решение задачи развития человеческих ресурсов, возможность социального обучения клиента. Без подключения вузовского научного потенциала эффективная ротация кадров была бы просто неосуществима, она превратилась бы в саморотацию. Исследовательские группы при учебных центрах могли бы взять на себя функции организаторов единой системы квалифицированного социального обслуживания в сочетании с гибкими формами дополнительной подготовки и переподготовки персонала. Магистранты СГТУ сегодня успешно анализируют учебные планы, дают предложения по их совершенствованию, составляют “карту услуг”.

Научно-методическое обеспечение социального обслуживания населения приближается сейчас к требованиям современности, хотя многие публикации остаются элитарными, они не доходят до глубинки, до каждой службы, отдельного социального работника (подавляющее большинство социальных работников, к тому же, не имеют специального образования).

Пагубно для социальной политики отсутствие междисциплинарных исследований. Все еще доминируют декларации, некомпетентность и устаревшая идеология разработчиков социальных программ. Исправлять эти недостатки приходится буквально со студенческой скамьи, закладывая исследовательский фундамент в вузовской подготовке социального работника. Пока же беспокоит низкий социальный престиж профессии, низкая заработная плата специалистов по социальной работе: это не может способствовать успешному трудоустройству по специальности.

Выпускники неохотно идут на низкооплачиваемые должности. Несмотря на высокий конкурс, абитуриенты слабо ориентированы на работу по специальности, а практические работники не заинтересованы в серьезном повышении квалификации.

По-прежнему есть трудности с проведением практических занятий в службах и с приглашением практиков на преподавательскую работу, хотя для дела это необходимо.

Организация служб и управлений такова, что преподавательская деятельность (или выполнение роли инструктора по практике в рамках учреждения, как на Западе) здесь не предусмотрена. Хотелось бы, чтобы в будущем это стало престижным делом.

Социальный работник ориентируется на понятие социальной работы близкое к многоаспектному термину социальных услуг, организационное разнообразие социального обслуживания и на ту позицию, что объект воздействия социального работника далеко не всегда соответствует классическому идеалу высших целей цивилизации, нормам социального здоровья. Напротив, он девиантен, имеет маргинальный статус, ограниченные возможности. Однако клиент получает социальную защиту от общества, государства, конкретного работника независимо от того, виноват он в своем состоянии или нет.

Несмотря на сниженные показатели здоровья, каждая когорта риска осуществляет определенный вклад в устойчивое развитие цивилизации, общий культурный и социально психологический климат и развитие нации. Полезно изучать социокультурное ценностное содержание любой группы, ее особую субкультуру, ментальность, возможности обмена драгоценным житейским и культурным опытом.

В процесс развития практики, теории и образования по социальному обслуживанию населения, по логике вещей, должны включаться разные министерства и ведомства: труда и социального развития, народного образования, здравоохранения, внутренних дел, туризма и спорта. В итоге, должна развернуться широкая система развития человеческих ресурсов, социального обслуживания и социальной защиты не только для тех, кто сам не может поддержать свой статус, но и для тех, кто более самостоятелен.

Вместе с тем, реализация активной социальной политики должна основываться на существующих социальных реалиях, а не на идеальных утопиях, исходить из реальных экономических условий. Ее внедрение должно быть организационно-адаптивным, не См.: Благотворительность и милосердие: Сб. науч. трудов. Саратов, 1997.

носить характер катастроф и разрушительных революций. Вводимые социальные сервисные технологии должны, видимо, дополнять уже существующие модели и эволюционно преобразовывать жизненное пространство, инвайронмент в соответствии с концепцией устойчивого развития человека и социума.

Исследования объективных проблем занятости и миграции как социальных феноменов, динамика этих процессов с их отрицательными и положительными сторонами, типологией, этнокультурными процессами, экологической ситуацией, остаются актуальными и должны осуществляться с привлечением анализа причин, следствий и социальных аттитюдов, то есть отношения общества к мигрантам и безработным. Смена концепции от жалостливой установки на милостивую поддержку и подаяние к стратегии развития человека, его саморазвития, жизненного успеха и социальной компетентности изменяет направление научно-исследовательской работы, возможно, по анализу статусных характеристик и аттитюдов населения, глобальных и региональных аспектов таких социокультурных процессов, как этнификация государственного устройства, национальная структура власти и политизация этнокультурных отношений, ноосферное развитие человеческих ресурсов, стабилизация социального здоровья.

Новый подход - это приоритет личностной оценки самого участника событий, а задача фасилитативной службы - поддержать, возродить конкурентоспособность человека, так как не может быть социального развития, если человек будет надеяться только на чью-то внешнюю поддержку, если не будет самоорганизации, личностной ответственности. В конечном счете, при условии формирования социальной компетентности личности, объект социальной поддержки может стать субъектом устойчивого развития собственных ресурсов, стабильности жизни. Этот подход может быть подкреплен научно-методическим обеспечением социальных технологий работы с маргинальными и слабозащищенными группами, безработными и мигрантами, в том числе, технологиями социально-психологической поддержки, переобучения, социально-экологических программ. Экология выживания и развития человека, спасения культуры, среды (инвайронмента) обитания и нравственности приобретает статус категорического императива. Региональная картина мира с радикальными переменами в социальных отношениях, с одной стороны, и жизненный путь, жизненное пространство, экзистенциальная судьба человека, группы, общества, с другой стороны, коррелируют с разработкой организационных культур и организационного поведения.

Концепция устойчивого развития ноосферы, ее человеческих ресурсов исходит из глобального принципа гармоничного взаимодействия биосферы и ноосферы, улучшения качества жизни, развития человека и его творческого начала. Ресурсная и биосферная модель дополняется ноосферной социально-политической моделью социального здоровья населения. Сбалансированность социальной и экологической политики, планирования семьи, поддержки слабозащищенных групп и одновременной заботы о росте экономически активного населения, развития образования, Занятость и проблемы ее регулирования. Саратов, 1996.

См.: Теория и практика социальной работы. Саратов: Сарат. гос. техн. ун-т, 1995. С. 18.

организационной культуры смогут сформировать региональную модель sustainable development - допустимого, устойчивого развития нации. В фокусе этой модели находятся социальное обслуживание и социальное образование, которое даст возможность подготовки компетентных, профессиональных работников социальной сферы для городского и сельского населения.

Е. Р. ЯРСКАЯ-СМИРНОВА Социокультурный анализ стратификационного неравенства (К проблеме социального исключения) Растущая в российском обществе озабоченность возможными неблагоприятными последствиями институциального исключения ряда социальных групп, в том числе инвалидов и их семей, служит стимулом для разработки программ социальной поддержки, дополнительного образования, переобучения и реабилитации, одновременно требуя фундаментального анализа процессов социальной стратификации. Анализ стратификационного неравенства связан с проведением комплексных теоретических исследований социальных условий, механизмов и последствий стереотипизации, дискриминации в производстве и воспроизводстве особенностей социальной структуры. При этом социокультурная рефлексия нетипичности в качестве принципиального источника конструирования идентичности в социальной реальности во многом позволяет объяснить положение инвалидов в современном обществе и выходит на разработку способов социального включения нетипичных людей на принципах равноправия и индивидуального подхода к особым потребностям, преодоления стереотипов и формирования социальной толерантности. В ходе нашего исследования предполагалось осуществить стратификационный анализ инвалидности, обосновать способы преодоления социальных стереотипов и дискриминации. В эмпирической части исследования мы даем анализ отношений семьи ребенка-инвалида и социального окружения 14. Надеемся, что данная статья послужит приращению научного знания по проблеме социального исключения, социокультурному анализу стратификационного неравенства и разработке концепции нетипичности в аспекте социального положения детей-инвалидов и их семей.

Интерес к исследованию социальной структуры в России стремительно растет.

Однако до настоящего времени еще не существовало отечественных исследований, Статья подготовлена в рамках исследовательского проекта, получившего финансовую поддержку РФФИ, грант № 97-06-80234.

См.: Смирнова Е.Р. Семья нетипичного ребенка. Социокультурные аспекты. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1996.

позволяющих обсудить тему социального неравенства в контексте ограниченных возможностей человека, с применением социокультурного подхода. В то же время, данная проблема не одно десятилетие находится в центре внимания ученых и широкой общественности за рубежом. Как представляется, в российском социологическом сообществе сегодня существуют реальные условия для обсуждения теоретических и прикладных исследований ряда актуальных проблем современных социальных отношений сквозь призму нетипичности, инаковости, восприятия чужого в культуре. В основе такого подхода лежат фундаментальные разработки по изучению социальной стратификации, процессов социального исключения, социальных условий, механизмов и последствий стереотипизации и дискриминации, а также разработка способов формирования социальной толерантности, гражданского участия, соблюдения социальной справедливости и прав человека в современном обществе.

Инструментальный, функциональный подход к нетипичному человеческому телу можно проследить от образа милостивой Руси, подобной путнику, чей посох - это нищий, больной, калека (В.В.Розанов, В.О.Ключевский). В послереволюционной России социальные проблемы получают утилитарно-идеологическую интерпретацию в терминах базовой оппозиции наш-не наш. Так, ребенок с тяжелым нарушением развития не мог иметь статус потенциального строителя коммунизма. Хотя сегодня социальные аттитюды к инвалидам, нетипичным людям постепенно эволюционируют, люди с ограниченными возможностями, а также их семьи, по-прежнему наталкиваются на непонимание и проблемы в общении с другими людьми 16.

Иное, нетипичное, другое - так мы очерчиваем границу между собой и не-собой, убегая от чужаков, изгоняя их из “нашего” мира, но одновременно нуждаясь в них для собственной идентификации, определения себя посредством отличения от того, чем не являемся. Инаковость подобна загрязнению - угроза идентичности, приходящая извне 17, угроза сложившемуся порядку вещей. В то же время изоляция, очищение, избегание, наказание преступлений - вещи одного порядка, - представляющие собой попытку наложить системы на изначально “нечистый” опыт, придать ему порядок, осмысленность в соответствии с тем, что требует от человека культура, общество, стереотипы мышления и действия. Основная же трудность заключается в том, что если не уметь распознавать эти требования как сконструированные социально, то очень легко принять их за “естественные”, стало быть, универсальные, неизменные, заданные раз и навсегда.

Социальные аттитюды часто обвиняют женщин в болезнях их детей;

недостаток услуг для детей и семьи накладывает непомерные нагрузки на женщин, заставляя их Розанов В.В. Черта характера древней Руси // Розанов В.В. Собр. соч.: В 2 т. М., 1990. Т. 1.

С. 82-85.

Добровольская Т.А., Шабалина Н.Б. Социально-психологические особенности взаимоотношений инвалидов и здоровых // Социс. № 1. 1993. С. 62-66;

Завражин С.А.

Подростковая делинквентность: транскультуральная перспектива // Социс. № 2. 1995. С. 125 131.

Kristeva J. Powers of Horror. An Essay on Abjection. New York. Columbia University Press. 1982.

Douglas M. How Institutions Think. Routledge and Kegan Paul. London. 1987.

отказываться от работы, профессии, социальных контактов и подчас лишая возможности физического восстановления сил;

нетерпимость окружающих к нетипичному внешнему виду или поведению ребенка, проявляющаяся в процессе повседневной интеракции, устраняет всякую возможность эмоционального со-участия с другими. Во многом отношения между родителями детей-инвалидов и специалистами строятся по принципу властной иерархии. Отношения сильного и безвластного как символическая борьба по поводу восприятия социального мира могут принимать разные формы. На индивидуальном уровне это могут быть оскорбления, сплетни, молва как магическая попытка категоризации (греч. kathegoresthai означает “обвинить публично”) 20. На уровне коллективном - это стратегии, нацеленные на формирование нового знания, призванного классифицировать социальный мир. Линзы различия, сквозь которые взирает на мир классификатор, сконструированы социально, каждая из таких перцептивных оптик, как в капле воды, отражает социальную структуру с присущим ей социальным неравенством 21.

Как известно, категоризация незнакомого объекта происходит путем установления его связи (позитивной или негативной) с известным прототипом, выбранным из социальной памяти. Иными словами, категоризация есть фундаментальный процесс, генерирующий уникальную форму перцептивного искажения, ставящего пределы способу нашего восприятия. Людям свойственно стремление чувствовать себя защищенными от опасности несоответствия, несовпадения. Для этого они возводят границы своего восприятия из строительных блоков ранее принятого и знакомого, маркируя, стигматизируя все чуждое для удобства его отличения.

Идея стигмы принадлежит И.Гоффману. Условием стигмы в его концепции выступает наличие взаимосвязи между атрибутом и стереотипом. Стигматизация действует так, что атрибуты, приписываемые телу и поэтому приобретаемые в действительности, делают его другим и менее желательным (плохим, опасным, слабым). На этом основании происходит дискриминация людей, сокращаются их жизненное пространство и жизненные шансы, рационализируется враждебность, основанная на иных (например, социальных) различиях, стигматизирующие термины применяются в повседневном дискурсе без осознания их исходного смысла.

Постановка вопроса о дискриминации и социальном насилии логически выводит на иной уровень объяснения. Так, характер отношений инвалидов и здоровых, очевидно, целесообразно рассмотреть с точки зрения воспроизводства как символического, так и реального социального неравенства, применив стратификационный анализ к явлению инвалидности. В общем теоретическом поле Read J. There Was Never Really Any Choice. The Experience of Mothers of Disabled Children in the United Kingdom. In: Women's Studies Int. Forum. Vol. 14. No. 6. 1991. Р. 561-571.

Бурдье П. Начала. М.: Socio-Logos, 1994. С. 197.

Ионин Л.Г. Культура и социальная структура // Социологические чтения. Вып. 1. М., 1996.

Moscovici S. On social representations // Social cognition. London. 1981.

Hogg M.A., Abrams D. Social Identifications: a social psychology of intergroup relations and group processes. Routledge. NY. 1988.

Goffman E. Stigma. Notes on the management of spoiled identity. Touchstone.1986 [1963].

социальной стратификации разрабатывается социокультурное объяснение неравенства, важное в контексте изучения положения дискриминируемых меньшинств, в частности, инвалидов. Следуя М.Веберу, различные сферы неравенства - экономическая (класс), социальная (статус/престиж), политическая (власть) - представляют собой необходимые измерения стратификационного анализа. Стратификация современного российского общества - проблема, привлекающая в последнее время отечественных социологов. Некоторые из них раскрывают эту проблему с позиций социокультурного анализа, однако само понятие нетипичности, как и аспект ограниченных возможностей пока что выпадают из контекста приложения стратификационных теорий.

Исследования, устанавливающие тип связи между классом и инвалидностью, в нашей стране ранее не проводились в силу господствовавшей репрезентации советского общества как эгалитарного, бесклассового в смысле отсутствия антагонистических противоречий. В то же время, связь между социальным классом и психическими болезнями привлекала внимание западных социологов уже с 1950-х гг.

Несмотря на популярность биопсихологического объяснения, акцентирующего случайное и естественное распределение интеллекта и способностей, в ряде исследований умственно отсталые люди показаны как жертвы классовой системы.

Анализ классово-этно-расовых оснований умственной отсталости привел исследователей к выводу о существующей, например, в калифорнийских школах, тенденции направлять на обучение в специальные классы (катализируя тем самым процесс формирования умственной отсталости) детей из латиноамериканских и афроамериканских семей чаще, чем детей с тем же IQ из белых семей 27. Не природные данные, а именно социальная структура дискриминирует нетипичных индивидов и их семьи, лишает их социальной власти, воспроизводит социальное неравенство.

Социальное бессилие инвалидов и их семей способствует их социальной изоляции и маргинализации, воспроизводя символические и реальные барьеры структурированного социального неравенства.

Вряд ли классический универсум, который представляет собой замкнутый круг тождественности с центром в единой и абсолютной норме, сегодня может быть мерилом всего сущего. Формирование социальной толерантности сопряжено с работой по соблюдению прав человека и уважению человеческого достоинства как на уровне индивидуального опыта, так и на уровне институциальном. Таким образом, теоретические положения социокультурной теории стигматизации, обоснование способов преодоления дискриминирующих стереотипов, научная концепция социального включения, понятие участия как социокультурной ценности, Ильин В.И. Государство и социальная стратификация советского и постсоветского обществ.

1917-1996 гг.: Опыт конструктивистско-структуралистского анализа. Сыктывкар, 1996;

Радаев В,В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. М.: Аспект Пресс, 1996.

Rossides D.W. Social Stratification: The American Class System in Comparative Perspective.

Prentice Hall, Englewood Cliffs, New Jersey, 1990. P. 21-2, 165-71, 228.

Mercer, J.R. Sociological Perspectives on Mild Mental Retardation. In: H.C.Haywood (Ed.). Socio Cultural Aspects of Mental Retardation. New York. Appleton-Century-Crofts, 1970. P. 378-391.

стратифицирующие факторы социального неравенства - это узловые моменты исследуемой тематики и одновременно “белые пятна”, существующие в отечественной социальной науке, которые мы и пытаемся восполнить.

Решение фундаментальной проблемы социокультурной рефлексии стратификационного неравенства привлекает в свой контекст понятия нетождественности, нетипичности, исключительности в качестве принципиального источника конструирования идентичности в социальной реальности. Проведение стратификационного анализа инвалидности, теоретическое исследование социальных условий, механизмов и последствий стереотипизации, дискриминации и воспроизводства социального неравенства во многом определяют положение инвалидов и их семей в современном обществе.

Задача проведения социокультурного анализа нетипичности, с которым связано осмысление социального отношения к людям с ограниченными возможностями и их семьям, составляет важное направление исследований социальной сферы. Здесь предусматривается построение системы категорий социокультурного анализа нетипичности, представляющих как самостоятельный научный интерес, так и с точки зрения их ключевой роли для понимания социального статуса и эволюции социального отношения к детям-инвалидам и их семьям. Успех стратегии социальной интеграции зависит от того, какое внимание будет уделено вопросам стратификационного социального неравенства, социальной идентификации нетипичности в отношении социокультурных механизмов дискриминации. В программах занятости, социальной поддержки и реабилитации важно обосновать способы преодоления социальных стереотипов, разработать пути социального включения нетипичных людей на принципах равноправия и индивидуального подхода к развитию личностных ресурсов.

Теоретическое исследование социальных условий, механизмов и последствий стереотипизации, дискриминации и воспроизводства социального неравенства связано с применением методов социокультурного анализа к исследованию нетипичности не только как проблемы научного анализа, но и в качестве комплексной социальной проблемы. Такой подход является инновационным для отечественной социологии, в том числе, социологии занятости: в предлагаемом контексте возможно более глубокое понимание многообразных социальных трансформаций, характерных для современной России. Общие аналитические подходы к проблеме социального исключения, в том числе в аспекте занятости и дополнительного образования, располагаются на пересечении социологии культуры, социологии семьи, теорий социальной стратификации и социальной работы. Теории социальной идентификации и стигматизации дадут исследователю необходимый метауровень анализа. Подход социального обучения и экосистемная модель социальной и профориентационной работы являются ориентирами для практических приложений предлагаемой теории.

Сравнительное изучение зарубежного и отечественного опыта по проблеме преодоления дискриминирующих стереотипов в отношении инвалидов поможет обосновать собственное видение концепции социального включения.

И. Н. ИВАНОВА Развитие личностных ресурсов в контексте культуры Жизнь человека протекает в двух измерениях. Будучи индивидом, человек реализует свою индивидуальную, только ему присущую, данную и во многом им самим созданную программу жизни. Будучи членом общества, он неизбежно корректирует свою индивидуальную жизнь с жизнью общества;

наряду с индивидуальными интенциями, ему присущи и коллективные представления о жизни. Другими словами, личность, как один из сегментов социального организма, является структурным элементом социальной системы - общества - и репрезентируется совокупностью индивидуальных и общественных характеристик. И если процесс развития общества невозможен без раскрытия роли индивида в нем, то для отдельного индивида, для выявления его личностных ресурсов фактор социального приобретает доминирующее значение: чтобы жить в одиночестве, заметил Аристотель, нужно быть или животным, или богом. “Многие социальные аномалии в обществе, - подтверждает данную импликацию Карл Манхейм, - надо осмыслить с позиции человеческой проблематики.

Именно человек формирует направленность общественных событий своей деятельностью и мышлением”. Поэтому жизненное пространство человека и развитие его личностных ресурсов, на наш взгляд, неизбежно связано с культурно историческим опытом социальной системы, предполагает наличие характерологических особенностей культуры и раскрывается в контексте культуры.

Личность Анализ диахронного развития личностных ресурсов целесообразнее начать с выявления вариантов жизненной ориентации человека как позиции.

Существуют два способа бытия индивида в обществе: 1) позиция человека пассивного (массового), 2) ориентация человека активного (личности). Способ бытия “человека пассивного” формируется в структуре связи: размножение - государство - производство - цивилизация. Бытие личности формируется в цепочке: личность - общество - творчество - культура.

В противоположность “человеку массовому” личность предполагает в качестве главного критерия креативность, творческую активность. Личность не просто существует в пространстве общества, его границах. она творчески со-относится с социальными структурами бытия. Основным свойством ориентации такого рода является способность и стремление к непосредственному привнесению нового Манхейм К. Человек и общество в век преобразований. М.: ИНИОН, 1991. С. 184.

содержания в существующие объективированные формы духовной материальности и предметности.

Акт становления личности есть преодоление функционирования в творческом действии, то есть ответственном поступании. На основе диалектической конструкции А.Ф.Лосева становление личности представляется в виде иерархических этапов бытийственных отношений Я-Оно, Я-Ты, Я-Мы.

Я-Оно есть отношение субъектно-объектное, которое формируется на основе познавательной установки индивида (активизация когнитивных способностей) и характеризуется процессом физической идентификации (осознание собственного Я).

Я-Ты - отношение экстериоинтериорное, идущее к самоидентификации.

Двойственность этих процессов характеризует переход от содействия к соучастию, порождению новых жизненных смыслов, желаний и замыслов, а от них - к самостоятельным и ответственным действиям - поступкам.

Я-Мы коренится в идее сущностной социальности человека и определяется процессом коллективной идентификации. Отношение Я-Мы складывается на границе существования Мы-групповым и Мы-сущ-ностным: с одной стороны, “социализированный индивид” в принципе не способен не подчиняться нормам и предписаниям своего социального окружения, с другой - “человек-становящийся” не в силах сбросить с себя законы “всеобщности”, связанные с его жизнью в социуме.

Только существующая последовательность этих отношений формирует стремление к совершенству и становлению личности. В процессе становления этих отношений конституируется и внутренняя структура личности, как Я-переживающее (составляющее субъективное время личности), Я-категориальное и Я-экзистенциальное (образующие внутреннее пространство личности) 29. Внутренняя структура личности и ее внутренний потенциал, личностные особенности и ресурсы формируются, в первую очередь, в процессе социализации.

Социализация Процесс личностного становления осуществляется на основе двух видов накопленного исторического опыта - передаваемого генетически (врожденный опыт) и приобретаемого в ходе человеческой жизни (приобретенный опыт). Так формируется врожденное и приобретенное поведение человека. Важной особенностью человеческой жизнедеятельности, в отличие от поведения животных, является преобладание в ней тех элементов поведения, которые приобретаются в ходе человеческой жизни.

Социокультурная направленность человеческой деятельности расширила границы генетически запрограммированных действий и выявила универсализацию адаптирующей деятельности человека. Деятельность человека социальна от начала до конца. Она выступает как социокультурная связь, выражение саморазвития личности и Зазаева Н.Б. Методологические проблемы становления личности: Автореферат дис.... канд.

филос. наук. Саратов, 1996.

ее внутреннего потенциала, в которой деятельность индивида обнаруживается как конкретно-исторические модификации свойств деятельности.

Преобразующая деятельность человека определяется социальными и культурными факторами общественной жизни потому, что становление общества находится в неразрывной связи со становлением человека, его социальной сущности и общественного сознания. Именно культура человечества повлияла на качество адаптирующей деятельности человека, формирование и развитие его внутренних ресурсов, и процесс этого влияния выражается в социализации личности.

Процесс социализации не накладывает механически и суммарно на индивида всю совокупность готового социокультурного опыта. Будучи объектом социализации, индивид является и субъектом общественной активности, создателем множества новых форм социокультурного опыта. Личность, как результат социализации, есть структурно-системная характеристика общества, поэтому культура общества опосредована констатацией и лабильностью совокупности множеств культур отдельных личностей, культурологических особенностей жизненного пространства каждого индивида.

Жизненное пространство Конечным результатом самоутверждения человека выступает его жизненное пространство, т.е. такая освоенная им реальность, в которой наличествуют компоненты и связи его социального окружения. Развитие личностных ресурсов возможно при условии овладения человеком пространства собственного бытия и формирования его, сообразно человеческой сущности и личностной установке.

Жизненное пространство человека структурируется на основе выбора фактора, угла зрения, идентификации человеческого “Я”. Поэтому существуют понятия биологического, временного, экологического, аксиологического пространства человека.

Анализ внутреннего потенциала человека связан, в первую очередь, с характеристикой его социокультурного пространства. Это подтверждается признанием культуры как особой реальности, лежащей в основе существования человека. Одновременно с этим, культура является неким внешним для человека фактором. Она не только фиксирует исторически существующие в обществе регуляторы, но и дает возможность выхода за пределы существующих норм.

Культурологический аспект жизненного пространства определяет развитие общества по пути прогресса и участие в этом процессе личностных ресурсов человека.

Культура вбирает в себя творческие силы общества и индивида и является своеобразным индикатором “зрелости”, определением того, насколько человечество продвинулось по пути своего развития, овладело силами природы, стихийными силами общественного развития, преобразовало внутренний мир человека, его потенциал и сформировало его жизненное пространство.

Пространство самой культуры предстает включенным во временное течение истории общества. Важным здесь выступает процесс преемственности. В результате культурно-исторической преемственности каждое новое поколение людей для осуществления своей деятельности овладевает достижениями предшествующих поколений, теми условиями, в рамках которых ему предстоит жить и действовать, делает своим внутренним достоянием те культурные ценности, которые создали его предшественники. Но каждое новое поколение вносит и свой собственный вклад в процесс постоянного и непрерывного (несмотря на все возможные отклонения и остановки, “зигзаги” и ошибки) развития общества по пути прогресса. Этот вклад заключается в выработке новых достижений в различных областях социальной действительности. Культура и есть воплощение творческих сил общества и человека в определенных материальных и духовных ценностях и сложившихся формах деятельности. И если культура является показателем развития общества и индивида, то в систему компонентов развития личностных ресурсов входит и субъективное время личности.

Субъективное время Человеческая субъективность - результат общеисторического развития человека, и в этом смысле психологическое, субъективное, индивидуальное время личности есть “функция мозга общественного человека, сформированного в определенной культуре”. Субъективное время качественным образом зависит от условий бытия человека, от конкретно-исторического социального времени. Субъект постигает и творчески преобразовывает социальное время посредством сформированного уровня культуры, своей практической и духовной деятельности, и каждый такой способ переживания и осознания времени обусловлен культурно-историческим развитием общества.

Субъективное время человек способен творчески переосмыслить и оценить, раздвинуть или сузить для себя рамки социального времени. Культурное же время является “безличным” в том плане, что субъект может только повлиять на его структурное качество, но остановить его или замедлить он не в силах - культурное время непрерывно.

Время человеческой жизни - это не только объективная длительность природно органического, физического существования организма, но и мера содержательности, наполненности индивидуального бытия общественно значимым, социально нравственным содержанием. “Для человека его биофизическое время теряет способность течь само по себе, безотносительно к его духовной жизни, а становится важным фактором его социально-нравственного бытия” 31. Именно поэтому это время определяют как индивидуальное, субъективное, личностное. Реальный мир устроен таким образом, что любой момент “настоящего”, будь то состояние природы, или общества, или определенный этап развития социального времени, аккумулирует все прошлые состояния этого процесса развития и содержит в себе все будущие. “Новое” не возникает из ничего, а есть закономерный результат эволюции предшествующих Поликарпов В.С. Время и культура. Харьков, 1987. С. 90.

Бачинин В.А. О нравственном содержании категории времени // Философские науки, 1985. № 6. С. 125-129.

состояний материальных систем, аккумулированной в культуре. Условия для появления нового порождаются в непрерывном изменении взаимодействий и отношений, которые в конечном итоге сводятся к изменениям временных характеристик материальных систем. Прошлое объективно постольку, поскольку оно произошло именно так и никак иначе, то есть вполне определенным и однозначным образом. Неоднозначность и неопределенность восприятия человеком событий прошлого выражаются только степенью нашего знания об этих событиях.

События будущего объективно не определены. Точное предсказание их невозможно потому, что определенность и однозначность, событийность их протекания отсутствуют в объективной реальности. Ход индивидуальных будущих событий мы можем лишь предсказать. События прошлого не могут в полной мере определить будущее бытие: реальная действительность не однозначна в отношении бытия событий, их “расшифровки” и описания. Предыдущее социальное время в состоянии только наметить перспективы будущего развития, спрогнозировать развитие общественно-культурного аспекта социальных систем, а будущее - за проявлением творческого характера социального времени.

Образовательные интенции Процессу развития личностных ресурсов присущ широкий спектр возможных взглядов индивида на мир и способов его поведения. Социокультурный опыт предшествующих поколений не дает однозначного представления человеку о его жизни, не предписывает, какие поступки должен совершать он в той или иной ситуации. Но они способны воспитать у индивида свою систему ценностей, основанную на знаниях, нормах и ценностях культуры. Например, культурная традиция связана с аккумуляцией и передачей внегенетической информации, предполагая такие формы группового поведения, которые всецело основаны на научении. У этого есть объективные причины, в число которых входят стратификация общества по возрастным группам, быстрые перемены в образе жизни людей, “размывание жестких социальных перегородок, секуляризация общественной и домашней жизни, расширение мировых культурных контактов”. Компонентом развития личностных ресурсов в процессе научения индивида групповым стереотипам являются образовательные интенции культуры.

Образовательные интенции культуры призваны воспитать у человека такие формы восприятия норм и ценностей общества, которые, с одной стороны, формируя внутренний потенциал, помогают ему осознать общественные поливариантные формы поведения (основываясь, в первую очередь, на возрастной дифференциации общества), а с другой - формировать новые в соответствии с собственными потребностями и потребностями своей гомосферы. В процессе выполнения этой задачи, на наш взгляд, образовательные интенции культуры проходят три условно очерченных этапа:

психологический, стандартный и ценностный.

Даниленко О.И. Культурная традиция и душевное здоровье человека // Социально политический журнал. 1993. № 8. С. 38.

Психологический этап основан на механизме взаимодействия психологических и социальных факторов в процессе формирования личностных ресурсов 33 и проявляется на ранних стадиях жизни человека в форме семейного воспитания. Процесс адаптации на этом этапе скорее связан с обязательным принятием констант на уровне бессознательного (хорошо - плохо, можно - нельзя), чем с пониманием и осознанием внутреннего “Я” и общественного поведения как ценности. Связь между психикой индивида и социальной структурой общества выражает социальный характер, в формировании которого особая роль на психологическом этапе образовательных интенций культуры принадлежит страху быть наказанным.

Стандартный этап образовательных интенций опирается на идею самовоспроизводства социальной системы и преемственность социально исторического развития. Смысл образовательной интенции состоит в том, чтобы формировать характер личности и стремясь приблизить его к социальному так, “чтобы желания индивида совпадали с требованиями его социальной роли... методы образования могут быть рассмотрены как средства превращения социальных требований в личностные качества” 34.

Опираясь на стратификацию общества по возрастному принципу, личность в процессе социализации следует формам поведения каждой группы населения по мере своего взросления (дети, молодежь, взрослые, пожилые). Этот этап образованных интенций культуры связан с элементами осмысления воспринимаемого опыта и непринятием любых видов девиации (нельзя, потому что... / надо, потому что...).

Ценностный этап образовательных интенций культуры личности скорее функционирует в сочетании с предыдущим, чем является относительно автономным.

Исходя из идеи Карла Манхейма, что взгляды различных социальных групп продиктованы их интересами, сущность этого этапа, на наш взгляд, заключается в акцентировании роли индивидуальных потребностей и интересов и потребностей гомосферы индивида. В процессе функционирования образовательной связи личность не только осознает культурный опыт, но и использует его для последующей ретрансляции, приводящей к появлению социально-культур-ных инноваций (геронтофобная культура, молодежная субкультура).

Современному человеку приходится согласовывать многие программы своего поведения, поскольку он, как правило, является членом различных социальных групп (не только по возрастной дифференциации) со своими, в чем-то специфическими, культурными нормами. Неодинаковое прочтение культурного предписания в различных социальных стратах ставит человека в ситуацию “ролевого конфликта”.

Цель образовательных интенций культуры личности - научить человека понимать Фрейд З. Будущее одной иллюзии // Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.

Сумерки богов. М.: Политиздат, 1989. С. 94-222.

Фромм Э. Характер и социальный процесс // Психология личности. Тексты. М.: Наука, 1982.

С. 48-54.

Чупров В.И. Социология молодежи на рубеже своего тридцатилетия // Социс. 1994. № 6. С.

53.

Манхейм К. Человек и общество в век преобразований. М.: ИНИОН, 1991.

самого себя и свою гомосферу и творчески решать те вопросы, которые перед ним ставит жизнь. Процесс воплощения своих внутренних потенций получил название самореализации или самоактуализации личности.

В процессе социализации отношения личности и общества носят противоречивый характер. С одной стороны, требования общества регулируют поведение человека, с другой - творческая активность человека ретранслирует общественные регуляторы, расширяя рамки и трансформируя социальные нормы. Попытка добиться абсолютизации одной из сторон явно безуспешна. Это ведет либо к полной потере контроля общества над поведением индивидов и отрицанию культурно-исторической преемственности, либо к унификации мыслей и поступков и отрицанию существования индивидуально-активных потенций человеческой самореализации.

Безусловно, традиционность - основополагающая черта культуры, ее присутствие необходимо в культурной деятельности социального организма. Но именно традиционность как функциональная рациональность предоставляет человеку все меньше возможностей развивать субстанциальную рациональность как способность к формированию собственного суждения. На основе этого происходит процесс сужения самостоятельности отдельного индивида. По словам К.Манхейма, “действует воспитательный процесс и создаются импульсы к безответственности” 37.

Культура не только создается людьми, но и создается ради людей, и человек присутствует в ней и как ее творец, и как ее главный результат. Культура существует в силу способности человека не просто производить полезные для себя вещи, но и производить самого себя, то есть быть источником и причиной собственного измерения и развития. Поэтому процесс личностных ресурсов включает в себя особого рода отношение, свойственное только человеку - отношение к самому себе.

Отношение к самому себе Данное отношение существует лишь в процессе человеческой деятельности и во многом выражает коренную специфику этой деятельности. Главная задача культуры - формировать такое отношение человека к себе, которое соответствовало бы его отношению к другим, его общественным отношениям. Вся работа культуры направлена, стало быть, на то, чтобы сделать индивидуальное бытие человека соразмерным его общественному бытию, согласовать, гармонически сочетать между собой личное и общественное, индивидуальное и всеобщее 38.

Таким образом, развитие культуры всегда предстает как процесс превращения общественного в индивидуальное и, соответственно, как процесс общественного становления индивидуальности. Культура и есть фактор сближения, совпадения этих двух начал человеческого существования, фактор общественного развития человека и человеческого развития общества.

“Люди не в меньшей мере сделали самих себя, чем они создали расы домашних животных, - утверждает К.Леви-Стросс, - с той лишь разницей, что в первом случае Манхейм К. Человек и общество в век преобразований. М.: ИНИОН, 1991. С. 68-74.

Швырев В.С. Рациональность как ценность культуры // Вопросы философии. 1992. № 6. С. 93.

процесс был менее сознательным и произвольным, чем во втором” 39. Резонирующие и мотивационные регуляторы культуры общества, принимаемые субъектом как ценности, не реализуются им в таком виде, в каком существуют в общественном сознании и историческом времени. Их трансформация в ходе социализации личности детерминируется ее знаниями, умениями и, в особенности, установками и мотивами.

Принятые и модифицированные личностью установки, устойчиво проявляясь в ее деятельности, выступают как личностные ценности. На достаточно высоком уровне развития личности они могут самостоятельно формироваться ею самой.

Следовательно, в развитии личностных ресурсов существуют две ориентации.

Одна направлена на окружающую среду, а, точнее, на гомосферу и потому экстравертна (формирование личности, процесс социализации, формирование образовательных интенций культуры). Другая направлена на самоорганизацию, саморегуляцию и самореализацию прогностически-творческих потенций человека и потому интровертна (формирование жизненного пространства личности, его субъективного времени, самореализация личности и отношение самого к себе).

Выявление экстравертно-интровертной оси развития личностных ресурсов возможно лишь в контексте культуры, так как формирование внутреннего потенциала личности является, в первую очередь, областью философско-культурологического знания.

К. Г. КЯЗИМОВ Развитие человеческих ресурсов - важнейшая стратегическая задача органов труда и занятости Человеческие ресурсы являются важнейшим стратегическим фактором, определяющим как успех проводимых реформ, так и перспективное развитие экономики.

Качественные и количественные характеристики человеческих ресурсов должны соответствовать требованиям программ структурной перестройки экономики, расширения производства товаров и услуг, обеспечивать их высокую конкурентоспособность на внутреннем и международном рынках.

Социально-экономическое положение в Российской Федерации остается сложным и характеризуется набором нерешенных проблем, связанных с сокращением производства в отдельных отраслях, неплатежами, снижением инвестиционной активности, трудностями финансирования конверсионных программ.

Сложная обстановка в экономическом развитии регионов порождает ряд проблем в социальной сфере. Экономически активное население на начало 1997 г. составило 72,7 млн чел., занятые трудовой деятельностью - 69,9 млн чел., безработные (по методике МОТ) - 6,8 млн чел. (9,3%), в том числе официально зарегистрированные - 2,5 млн чел. (3,4%).

Леви-Стросс К. Структурная антропология. М., 1985. С. 312-313.

Возросла напряженность на рынке труда: на одну вакансию к началу 1997 г.

претендовало более десяти человек. Для большинства регионов характерны неблагоприятные тенденции роста скрытой безработицы.

Специфическими чертами безработицы остается неравномерность ее уровня по регионам. Остается тенденция уменьшения доли занятых в материальном производстве из-за увеличения числа занятых в непроизводственной сфере и новых сферах деятельности.

Сложившаяся профессионально-квалификационная структура рабочей силы маловосприимчива к изменившимся требованиям экономики. Более половины занятых в народном хозяйстве являются работниками малоквалифицированного труда с узкой специализацией или традиционного труда средней сложности.

Государственная политика в области развития человеческих ресурсов должна быть направлена на обеспечение условий для повышения общеобразовательного и профессионально-квалификационного уровня личности, усиление ее трудовой мотивации и осуществляться посредством совершенствования таких систем, как:

• профессиональное образование (начальное, среднее, высшее и дополнительное);

• внутрипроизводственное обучение;

• профессиональное обучение безработных граждан и незанятого населения;

• профессиональная ориентация как система мер, обеспечивающих для человека возможность выбора сферы деятельности с учетом его интересов, потенциала общества, сопровождения профессиональной карьеры.

Важнейшим фактором развития человеческих ресурсов является профессиональное образование молодежи. В Российской Федерации сложилась многофункциональная система общего и профессионального образования, переподготовки и повышения квалификации кадров.

Основным звеном подготовки кадров являются учреждения начального, среднего, высшего и дополнительного профессионального образования, в которых обучаются более 7 млн человек.

Кризисное состояние экономики России обострили проблемы в системе образования. Существующая отраслевая система подготовки кадров не учитывает реальной структуры рынка труда, его потребности в квалифицированных рабочих и специалистах и не соответствует требованиям экономики регионов.

В целом по России до 50% выпускников учреждений профессионального образования остаются не востребованными предприятиями и организациями, пополняют рынок безработных или вынуждены работать не по специальности.

В целях повышения эффективности профессионального образования в соответствии с “Федеральной программой развития образования” разрабатываются и реализуются региональные программы. Ведущее место в этих программах отводится вопросам совершенствования системы профессионального образования, удовлетворяющей потребности отдельной личности в качественном образовании и работодателей в квалифицированных кадрах.

Органы по труду и занятости берут на себя координирующую роль в налаживании взаимодействия органов образования, учебных заведений и работодателей, содействуют подготовке кадров, отвечающих требованиям рыночной экономики, участвуют в формировании федеральных и региональных компонентов государственных образовательных стандартов. Разворачивается планомерная работа по переориентации учреждений с отраслевой на территориально-отраслевую систему подготовки кадров.

Основой для этой работы служит разработка и реализация региональных программ содействия занятости населения. В этих программах на основе анализа состояния и перспектив развития рынка труда, существующей структуры занятости населения, профессионально-квалификационного состава безработных граждан, делается прогноз социально-экономического развития региона, определяется ориентировочная потребность в квалификационных рабочих и специалистах.

Так, в Москве, Орловской, Нижегородской, Тульской, Ярославской областях, Алтайском крае, ряде других регионов планирование объемов подготовки рабочих и специалистов осуществляется на основе прогнозов выпуска молодежи из общеобразовательных школ, показателей экономического и социального развития регионов, состояния занятости населения, а также заявок предприятий, организаций.

Сотрудничество с органами по труду и занятости помогает профессиональным образовательным учреждениям в постепенной переориентации их деятельности на подготовку кадров по тем профессиям и специальностям, которые пользуются устойчивым спросом на рынке труда.

Крайне актуальна сегодня профориентация выпускников общеобразовательных школ, стоящих перед проблемой выбора профессии, специальности, типа образовательного учреждения.

Слабо налаженная профориентационная работа и отсутствие трудового обучения в общеобразовательных школах приводит к тому, что ежегодно на рынке труда оказывается до 500 тыс. выпускников общеобразовательных школ, из них 100 тыс.

становятся безработными.

В этой связи органы по труду и занятости берут на себя часть работы по профессиональной ориентации молодежи. В 1996 г. в службе занятости получили профориентационные услуги 725 тыс. выпускников образовательных учреждений, в том числе 320 тыс. подростков в возрасте 14-16 лет.

Наряду с традиционными формами профориентации в работе с молодежью широко используются ярмарки вакансий рабочих и учебных мест, другие мероприятия, оказывающие помощь в профессиональном самоопределении. В Московской, Орловской, Нижегородской, Ростовской, Челябинской и ряде других областей проводятся социально-психологические тренинги общения, способствующие социальной адаптации молодежи.

В соответствии с Распоряжением Правительства Российской Федерации от июля 1995 г. № 1070-р начала работать Межведомственная комиссия по профессиональной ориентации и психологической поддержке населения. Подобные комиссии созданы в Удмуртии, Алтайском крае, Брянской, Калужской областях и других регионах. Цель работы таких комиссий - выявление приоритетов развития системы профориентации и психологической поддержки населения, разработка и осуществление мероприятий по развитию этой системы.

Например, в Калужской области службой занятости совместно с Управлением по труду и социальным вопросам, органами образования разработаны мероприятия по реализации основных направлений развития государственной системы профессиональной ориентации и психологической поддержки на 1997-1998 гг.

Удмуртской службой занятости разработаны программы школьных профориентационных курсов, по которым проводится соответствующее обучение преподавателей.

В Ярославской области введена единая технология обеспечения профориентационного минимума, охватывающая практически всех выпускников 9- классов ряда районов и осуществляемая специалистами центра профориентации совместно со школьными психологами и профконсультантами службы занятости.

Отработаны и реализуются программы “Помощь молодым инвалидам”, “Человек, труд, профессия”, курс “Навыки поведения на рынке труда”. Аналогичные программы действуют в ряде других регионов.

Для смягчения негативных последствий безработицы среди молодежи и повышения уровня ее занятости с участием молодежных организаций и органов исполнительной власти, молодежных бирж труда, центров по социальной и психологической адаптации выпускников учебных заведений проводится широкое информирование выпускников общеобразовательных учреждений о возможностях обучения в учреждениях профессионального образования, освоения дополнительной профессии. Получила широкое распространение программа “Молодежная практика”, целью которой является трудоустройство выпускников учебных заведений, зарегистрированных в качестве безработных.

В комплексе мер по развитию человеческих ресурсов важное значение имеет внутрипроизводственное обучение персонала.

Кризис в экономике привел к резкому сокращению, а на большинстве предприятий к ликвидации системы подготовки, переподготовки и повышения квалификации персонала. Объемы всех форм внутрипроизводственного обучения рабочих, специалистов и руководителей на производстве снизились в 1996 г. (по сравнению с 1995 г.) на 12-15% и составили около 3,6 млн человек. Практически ликвидирована система экономической учебы и изучения передового опыта.

Финансирование на эти цели производится по остаточному принципу.

Так, в Удмуртской Республике лишь на 40% крупных предприятий сохранилась система подготовки и переподготовки кадров. С 1990 г. объемы профессионального обучения на предприятиях снизились на 74,5%, только на нескольких крупных предприятиях сохранились отделы подготовки кадров.

В ближайшие годы для реализации мер по повышению качества рабочей силы необходимо подготовить, переподготовить, повысить квалификацию и провести различные формы адаптационного обучения практически для 18-20 млн работников предприятий и государственных учреждений. При этом весьма актуальна организация сертификации персонала предприятий в соответствии с новыми профессиональными стандартами.

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от июля 1995 г. № 796 “О мерах по содействию предприятиям в подготовке персонала на производстве” для развития кадрового потенциала региональные органы по труду и занятости совместно с органами образования, администрацией, предприятиями, организациями и профсоюзами направляют свою работу на усиление государственного воздействия в этой области.

Практически во всех регионах формируется система социального партнерства, функционируют трехсторонние комиссии, вводится механизм коллективно договорного регулирования социально-трудовых отношений, налажено взаимодействие сторон в формировании социально-экономической политики, в том числе в вопросах развития персонала предприятий.

Производственная адаптация и подготовка квалифицированных рабочих и специалистов должна проводиться в соответствии с задачами развития экономики регионов, с использованием системы сопровождения профессиональной карьеры, непрерывной и упреждающей подготовки квалифицированных рабочих и специалистов.

В Ярославской области приступили к созданию системы непрерывной переподготовки кадров на производстве, действующей на основе управления качеством продукции на базе международных стандартов качества ИСО 9000. В рамках предпринятой программы “Центр качества” предприятиям региона представлена возможность обучать свой персонал современным методам управления и внедрения систем качества, включающих в себя переподготовку работников.

В Орловской области на базе политехнического института создан первый в России учебно-научно-производственный комплекс, позволяющий удовлетворять текущую и перспективную потребность предприятий комплекса в квалифицированных кадрах.

Одной из главных стратегических задач повышения кадрового потенциала является формирование высокопрофессионального аппарата, способного эффективно решать задачи государственного уп-равления.

Подготовка служащих по специальности “Государственное и муниципальное управление” в Ярославской области проводится центром, созданным администрацией области и Международным университетом бизнеса и новых технологий. С привлечением средств Морозовского проекта создан Центр оценки персонала, основной целью которого являются прикладные социально-психологические исследования и разработки в области государственного и муниципального управления.

Снижению напряженности на рынке труда способствует комплекс мер по предотвращению перехода высвобождаемых граждан в безработные.

В ряде регионов при участии органов по труду и занятости разрабатываются и реализуются мероприятия по смягчению массового высвобождения работников, направленные на приостановку или поэтапное высвобождение.

Для повышения потенциала трудоустройства высвобождаемых работников, сокращения периода вынужденной безработицы практикуется организация опережающего обучения на условиях долевого фонда занятости.

Хорошо зарекомендовала себя практика проведения профориентации работников предприятий, подлежащих высвобождению. Например, в результате совместной работы, проведенной специалистами службы занятости Воронежа и администрацией фирмы “Работница”, только 7% персонала, подлежащего высвобождению, обратились в службу занятости по вопросам трудоустройства, остальные либо, повысив квалификацию, остались внутри фирмы, либо самостоятельно трудоустроились.

Органы по труду и занятости способны смягчить последствия массового высвобождения только во взаимодействии с администрацией, работодателями и профсоюзами.

Сложная экономическая ситуация, рост безработицы актуализировали еще один аспект развития человеческих ресурсов - сохранение и развитие трудового потенциала экономически активного населения, не занятого трудовой деятельностью, прежде всего, безработных граждан.

Большую роль в решении этой задачи играет профессиональная ориентация, способствующая социально-трудовой адаптации безработных как за счет приобретения новых знаний и умений, так и за счет не используемых ранее резервов.

Практически в каждой районной и городской службе занятости работают профконсультанты, действуют 25 территориальных центров профориентации населения и 6 центров профориентации безработных граждан. Всего в органах по труду и занятости в настоящее время работает около 3 тыс. профконсультантов, большинство из которых прошло соответствующую переподготовку.

Объем профориентационных услуг с 1994 г. вырос в целом по России в 1,5 раза. В 1996 г. такие услуги только в службе занятости получили 2,9 млн человек. В Удмуртской Республике, Алтайском, Красноярском краях, Калужской, Воронежской, Орловской, Нижегородской, Ярославской областях объемы профориентационных услуг населению в 1996 г. (по сравнению с 1994 г.) увеличились в 304 раза.

В 1996 г. профориентационные услуги были оказаны 1,5 млн безработных граждан. Хорошо зарекомендовали себя новые формы профориентационной работы, в том числе ведущиеся, как правило, в рамках клубов ищущих работу и курсов “Новый старт”. В Воронежской, Калужской, Нижегородской, Московской, Ростовской, Челябинской областях после прохождения подобных курсов проблему занятости решают до 80% длительно не работающих граждан.

Остро стоит проблема использования кадрового потенциала безработных с высшим образованием. В Удмуртской Республике службой занятости создана компьютерная система хранения информации и выбора кандидатов с высшим образованием, насчитывающая более 900 специалистов, и позволяющая в короткий срок предложить заинтересованному работодателю ряд претендентов на вакантные должности, отвечающих его требованиям. Организована переподготовка специалистов с высшим техническим образованием для работы в образовательных учреждениях.

В комплексе мер по развитию человеческих ресурсов одним из наиболее важных направлений повышения качества и конкурентоспособности рабочей силы является профессиональное обучение безработных граждан.

В соответствии с Федеральной целевой программой содействия занятости населения Российской Федерации на 1996-1997 гг., утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 8 мая 1996 г. № 570, продолжается формирование системы профессионального обучения безработных граждан и незанятого населения. Для этих целей органами по труду и занятости привлекаются свыше 3,5 тыс. учреждений начального, среднего, высшего профессионального образования, структуры обучения на производстве, 70 учебных центров службы занятости, представляющие собой многофункциональные учреждения дополнительного профессионального образования нового типа, реализующие и координирующие различные образовательные программы. Учебные центры совместно с Российским учебным центром - головным учебным и научно-методическим учреждением службы занятости - осуществляют координацию образовательных программ на рынке образовательных услуг в тесном взаимодействии с образовательными учреждениями регионов. Успешно функционирует Поволжский межрегиональный учебный центр.

Департаментом профессионального обучения и развития человеческих ресурсов Министерства труда РФ разработан федеральный компьютерный банк данных из профессий, специальностей, видов деятельности, пользующихся спросом на рынке труда, по которым проводится обучение безработных граждан.

В 1996 г. в Российской Федерации по направлению службы занятости проходили обучение 307 тыс. безработных граждан. Кроме того, около 100 тыс. человек направлено органами по труду и занятости на обучение в учреждения начального и среднего профессионального образования за счет бюджетных ассигнований и 50 тыс.

человек обучено за счет субсидий предприятиям из Государственного фонда занятости населения.

При разработке учебных планов и программ учитываются как требования государственных образовательных стандартов, так и требования работодателей. Для прохождения практики используется база предприятий и организаций, в том числе тех, где планируется даль-нейшее трудоустройство безработных граждан.

Качество профессионального обучения обеспечивается конкурсным отбором образовательных учреждений, внедрением эффективных современных технологий (модульное, дистанционное, с применением мультимедийных программ и др.). Только в Российском учебном центре разработано более 120 компьютерных обучающих программ, в том числе 7 мультимедийных и 110 видеопрофессиограмм по профессиям рабочих.

Средний срок обучения безработных составляет 4,5 месяца. Средняя стоимости обучения в 1996 г. составила около 600 тыс. руб. в месяц, хотя диапазон стоимости широк и составляет от 100 тыс. руб. до 1,6 млн руб.

В странах с развитой экономикой 55% и выше трудоустроенных после профессионального обучения является хорошим показателем (по определению МОТ), и дает право на приоритетное финансирование соответствующих образовательных программ.

Опыт этих стран показывает, что для эффективной борьбы с безработицей 25% безработных должны проходить профессиональное обучение. В России этот показатель составил в 1996 г. менее 10%.

Можно отметить достаточно высокую эффективность профессионального обучения безработных граждан. В 1996 г. из числа закончивших такое обучение было трудоустроено 74,4% (1995 г. - 62,9%). В ряде территорий (Удмуртская Республика, г. Москва, Смоленская, Тульская, Кировская, Хабаровская, Камчатская области, Хабаровский, Красноярский края) эта цифра составляет 90% и более.

Одной из задач органов по труду и занятости является содействие развитию кадрового потенциала особо нуждающихся в социальной защите граждан. Этим категориям граждан отдается приоритетное право при направлении на профессиональное обучение, и работа с ними требует нетрадиционных подходов и методов.

Расширяется работа с учебными заведениями по организации приоритетного профессионального обучения многодетных и одиноких матерей, имеющих малолетних детей и детей-инвалидов по профессиям, ориентированным на надомный труд, самозанятость, создается сеть филиалов учебных центров для обучения без выезда в другую местность, где занятия проводятся небольшими группами или индивидуально.

В Москве, Красноярском крае, Тульской, Челябинской, Тверской, Московской, Воронежской областях, ряде других территорий разрабатываются и реализуются программы профессиональной и социальной реабилитации инвалидов.

В рамках соглашения между органами занятости и МВД в ряде регионов организованы опережающие профориентация и профобучение лиц, освобождающихся из мест лишения свободы по специальностям, пользующимся постоянным спросом на рынке труда.

Продолжающийся процесс сокращения Вооруженных Сил приводит на рынок труда все больше граждан, уволенных с военной службы.

По данным Министерства обороны РФ в 1996-1997 гг. предполагается уволить свыше 150 тыс. офицеров, из них более 85% в возрасте до 45 лет, абсолютное большинство которых имеет высшее образование.

Органами по труду и занятости в регионах совместно с военными комиссариатами, командованием гарнизонов, Союзом ветеранов в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 25 марта 1994 г. № 1300 “О создании системы профессиональной ориентации, переподготовки, трудоустройства и социальной адаптации военной ориентации, переподготовки, трудоустройства и социальной адаптации военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы”, разрабатываются программы и планы мероприятий, которые охватывают все сферы социальной и трудовой адаптации граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей.

С целью скорейшей адаптации военнослужащих к условиям гражданской жизни, органы труда и занятости активизируют работу по упреждающему профконсультированию и профобучению с уволенными с военной службы. С 1994 г.

органы труда и занятости совместно с заинтересованными министерствами и ведомствами активно участвуют в реализации российско-германской программы переподготовки бывших военнослужащих.

В целом по России в 1996 г. в органы службы занятости обратилось более 70 тыс.

граждан, уволенных с военной службы, что в 2,5 раза больше, чем в 1994 г. Из общего числа обратившихся до 35% трудоустроено без дополнительной переподготовки, более 15 тыс. направлено на профессиональное обучение по специальностям, пользующимся спросом на рынке труда.

Особое место в структуре занятости занимает малое предпринимательство и самозанятость. Сфера малого бизнеса оказывает все большее воздействие на развитие экономики, процессы ее стабилизации.

Приоритетным направлением деятельности органов по труду и занятости является подготовка предпринимателей, отвечающих требованиям рыночной экономики, активное участие в разработке различных целевых региональных программ, в том числе по созданию и сохранению рабочих мест, совместно со структурами по поддержке и развитию малого предпринимательства.

Только в Орловской области в соответствии с Федеральной программой мер по созданию и сохранению рабочих мест на 1996-2000 гг., утвержденной Указом Президента РФ от 23 мая 1996 г., планируется создание в 1997 г. около 12 тыс.

дополнительных рабочих мест, что даст рост занятого населения в сфере малого предпринимательства до 18,7%.

В рамках программ поддержки малого предпринимательства в г. Москве, Удмуртской Республике, Московской, Нижегородской, Самарской, Саратовской областях и других регионах наметились следующие направления подготовки кадров для малого предпринимательства:

консультирование и профессиональная ориентация безработных с целью определения возможностей их эффективной деятельности;

обучение безработных граждан предпринимательской деятельности;

финансовая поддержка на стадии становления собственного дела, создание учебных центров, социально-деловых центров, бизнес-инкубаторов.

В Воронежской области реализуется ряд инновационных программ, рассчитанных на безработных, желающих работать в сфере малого и среднего бизнеса. Только по программе “ТРИЗ+занятость” обучено свыше 800 человек, из которых 75% решили для себя проблему занятости, треть из них открыла собственное дело.

Органы по труду и занятости Карельской, Чувашской республик, Красноярского, Алтайского краев, Ростовской, Самарской, Нижегородской, Саратовской областей и в ряде других территорий при подготовке и поддержке предпринимателей активно сотрудничают с Учебно-деловыми центрами Морозовского проекта для оказания услуг предпринимателям по юридическим, информационным, образовательным, управленческим, материальным и финансовым вопросам.

В 1996 г. предпринимательской деятельности было обучено около 50 тыс.

человек.

На Всемирном форуме по социальному развитию в 1995 г. отмечалось, что ключевым инструментом достижения стабильности экономического положения каждого отдельного человека и страны в целом считается накопление и сохранение человеческого капитала, проведение в жизнь стратегий, побуждающих людей поддерживать, совершенствовать свои знания и умения в течение всей жизни посредством образования и профессиональной подготовки.

Практика показывает, что в решении проблем профессионального образования, подготовки кадров на производстве, переподготовки безработных граждан, профессиональной ориентации различных категорий населения, обеспечения занятости с учетом потребностей экономики регионов в квалифицированных кадрах возрастает роль региональных органов власти, их структурных подразделений. Координация работ по комплексному решению этих проблем возможна лишь в рамках региональных программ развития человеческих ресурсов.

Органы по труду и занятости Алтайского края и Воронежской области под руководством администрации и с участием органов образования, предприятий, профсоюзов одними из первых приступили к разработке подобных программ. Однако для создания стройной системы развития человеческих ресурсов в Российской Федерации необходимо осуществить следующие меры:

• усилить государственное воздействие на структуру и качество профессионального образования молодежи, обеспечить возможность получения молодежью профессионального образования до начала трудовой деятельности.

Совершенствовать систему непрерывного образования как наиболее прогрессивного средства повышения качества рабочей силы;

• обеспечить дальнейшее развитие системы сопровождения профессиональной карьеры, подготовки и переподготовки кадров на производстве, ввести государственные профессиональные стандарты, соответствующие международным требованиям, создать систему сертификации и аттестации персонала;

• продолжить работу по формированию гибкой, ориентированной на трудоустройство, системы профессионального обучения незанятого населения, адекватной потребностям рыночной экономики;

• совершенствовать систему профессиональной ориентации и психологической поддержки населения;

• разработать общероссийскую и региональные программы развития человеческих ресурсов;

обеспечить координацию работ министерств и ведомств, их территориальных органов по реализации этих программ.

В. Л. ЧЕПЛЯЕВ Регулятивный аспект ситуации незанятости Необходимость индивидуализации форм и средств содействия занятости, зафиксированная в нормативных документах и методических материалах, в настоящее время реализуется, как правило, на уровне оценки индивидуальных психологических особенностей безработного, его профессионального потенциала в процессе профориентационных мероприятий и анализа полученной информации относительно локального рынка труда. При этом, зачастую, не уделяется должного внимания ситуационным аспектам незанятости, определяющим особенности реального положения профессиональной направленности и поведения человека на рынке труда.

Выявление психологических свойств и состояний решает задачу статического описания индивида, не позволяя, в большинстве случаев, выделить механизмы социальной регуляции поведения. Кроме того, ценностно-мотивационные установки индивида в сфере труда, его психологическое состояние, профессиональная направленность, выступающие в качестве объекта диагностики и имеющие значение для эффективной профориентационной и реабилитационной работы с индивидом, являются результатом восприятия и оценки индивидом собственной ситуации незанятости и направлений ее развития. Именно последнее определяет необходимость реконструкции запроса безработного на содействие и делает ситуационный анализ наиболее перспективным для решения задачи индивидуализации содействия занятости.

Ситуация незанятости может быть определена как комплекс внешних и внутренних условий жизни индивида, определяющих актуальные ограничения возможности осуществления профессиональной деятельности. Индивидуальная ситуация незанятости специфична в силу уникальности индивидуальной жизни, индивидуального трудового пути, статусно-ролевой системы индивида. Ситуация незанятости определяет социально-психологический фон и требуемые ресурсы для решения проблемы восстановления социально-трудового статуса, выступая в то же время как фактор, определяющий мотивационную доминанту поведения, особенности отношения к средовым факторам содействия достижению состояния занятости.

Ситуация незанятости в качестве основного элемента содержит невозможность работника осуществлять профессиональную деятельность в соответствии с имеющейся у него профессией и квалификацией по причине не только ограниченного спроса рынка труда, но и ограничений ценностно-мотивационного характера. Состояние незанятости, ограничивая возможности социально-профессиональной реализации, искажает жизненное пространство человека, снижает уровень удовлетворения как витальных, так и социальных потребностей. Следствием этого, как правило, является:

• снижение качества жизни, • снижение социального статуса, • нарушение жизненных планов, • сужение жизненной перспективы, • снижение общего фона настроения и активности.

С рациональной точки зрения на этом фоне должно существовать стремление восстановить социально-профессиональный статус, обеспечивающий необходимый (желаемый) уровень социально-экономи-ческого и психологического комфорта.

Наиболее эффективным и доступным средством достижения ситуации занятости является профессиональное переобучение, направленное на усиление индивидуального потенциала занятости, обеспечивающее повышение конкурентоспособности работника на рынке труда через повышение квалификации, обучение новой профессии, специализацию. С позиции ситуационного подхода, включение индивида в профессиональное переобучение изменяет соотношение ограничивающих и содействующих факторов ситуации незанятости и является способом привлечения внешних и внутренних ресурсов. Другой вопрос, что сегодня рынок образовательных услуг и рынок труда являются несогласованными как по номенклатуре подготовки, так и по качеству обучения.

В общем случае идеальную модель можно представить в следующем виде:

СИСТЕМА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ОРИЕНТАЦИИ Ситуация незанятости Ситуация обучения Ситуация занятости Практическая реализация рациональной модели пока не дает ожидаемого эффекта в силу того, что ситуация первых, не предполагает однозначную ориентацию на переобучение а, во-вторых, что самое главное, переход в состояние занятости после переобучения носит вероятностный характер. Поэтому требуется определенный концептуальный анализ с целью выделения факторов, определяющих несрабатываемость рациональной модели.

В качестве объектов анализа могут быть выделены следующие элементы:

Человек, находящийся в ситуации незанятости, во всем многообразии своих свойств, качеств, связей, ожиданий.

Система профориентации как фактор активизации безработного, условие формирования положительного отношения к переобучению и психологической поддержке человека в ситуации незанятости.

Система профессионального обучения как фактор повышения конкурентоспособности человека на рынке труда.

Не акцентируя внимание на особенностях профессиональной ориентации и профессионального обучения, рассмотрим некоторые аспекты индивидуальной ситуации незанятости и возможные поведенческие тенденции человека в ситуации незанятости.

Важной детерминантой поведения человека в ситуации незанятости, независимо от того, возникла ли она в результате добровольного выхода из сферы профессиональной деятельности или вызвана объективными факторами, является практическое отсутствие у работников опыта безработицы. Это приводит к возникновению двух диаметрально противоположных реакций на потерю работы:

отрицание, игнорирование сложности ситуации, игнорирование информации о возможных негативных последствиях ситуации;

субъективное усиление негативных последствий ситуации, стремление к максимальной информированности о возможных последствиях.

Между этими крайними проявлениями существуют промежуточные реакции и, как оптимальный вариант, стремление к объективному анализу ситуации, оценке последствий на основе полной и достоверной информации. Ситуация незанятости является мотивационной ситуацией и представляет собой психологическое поле, которое активизирует одни способы восстановления социально-профессионального статуса и фрустрирует другие. Принципиально важно при прогнозировании поведения человека иметь возможность оценки регулятивности его образа-представления о возникшей ситуации незанятости. В практических целях может быть привлечена типология, предложенная Г.Феннелем. В соответствии с ней можно выделить пять мотивационных типов ситуации незанятости, инициирующих определенный тип поведения:

1. Ситуация незанятости оценивается как угрожающая, с элементами угрозы социально-экономической и психологической стабильности, или, как имеющая такие элементы. Основная поведенческая тенденция - бегство, уход.

2. Ситуация незанятости оценивается как ситуация, в которой существуют условия для появления угрожающих элементов. Основная тенденция - избегание, предотвращение.

3. Ситуация незанятости оценивается человеком как оптимальная, обеспечивающая нормальное социально-психологическое функционирование.

Основная поведенческая реакция - сохранение, поддержание.

4. Ситуация незанятости оценивается как ситуация, в которой существуют условия для появления позитивных элементов. Основная тенденция - обеспечение условий для их появления в ситуации.

5. Ситуация незанятости оценивается как ситуация, содержащая позитивные элементы, или имеющая такие элементы. Основная тенденция - поиск, обнаружение, усиление.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.