WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

интернет-проект "Новый дом" - профессиональные консультации. Новейшие строительные технологии, отделочные материалы: описания, анализ, сравнения, производители, поставщики, тематические статьи по

строительству, полезная информация (строительные ресурсы, выставки, тенденции и инновации) - своеобразная картотека данных, необходимая для производителя и потребителя в сфере строительных услуг.

Из нашего журнала вы узнаете много нового о дизайне и архитектуре, о мировых производителях мебели и сантехники, мы предоставим эксклюзивную информацию о проектировании, строительстве и отделке. Если вы нуждаетесь в информации о передовых технологиях и новинках на российском рынке, то и здесь журнал придет на помощь. Мы не только поможем выбрать необходимый проект, материалы, оборудование, мебель и технику для дома, но и подскажем, как получить гарантию качества при минимальных затратах личного времени и материальных средств.

Мы рассмотрим предложения научных работников, государственных служащих, представителей российских и зарубежных компаний по размещению информационных материалов в нашем издании.

Обозреватель Строительства Номер интернет-проект "Новый Дом" http://noviy-dom.com - office@noviy-dom.com редактор Кулаков Алексей Станиславович - www.kulakoff.org - alex@kulakoff.org издатель Кулакова Анастасия Станиславовна - http://nastya.kulakoff.org - nastya@kulakoff.org Содержание:

Слово Редактора Новости:

ЧП в высотках - под контролем А про школу и садик забыли Перекрытия манежа снова будут деревянными Тема Номера "Стеклянный дом":

1. Стеклянные двойные фасады.Имеют ли смысл, с точки зрения строительной физики, новые разработки фасадов? Часть 1.

2. Стеклянные двойные фасады Имеют ли смысл, с точки зрения строительной физики, новые разработки фасадов? Часть 2.

3. Стеклянные двойные фасады Имеют ли смысл, с точки зрения строительной физики, новые разработки фасадов? Часть 3.

Каким будет торговое здание в обозримой перспективе?

Варварская архитектура Скромное обаяние номенклатуры За ипотекой будущее Круглый стол «Проблемы развития ипотечного кредитования» Ипотека – дело государственное Ипотека: вопросов больше, чем ответов Жилищный вопрос Ярмарка Рекламодателям Об авторах Что нам стоит дом построить - ЭПИГРАФ:

застеклим и будем жить!

Слово Редактора Этот номер «Обозревателя Строительства» мы закончили незадолго до новогодних праздников. Мы гнали от себя мысли о близких рождественских (очень долгих – долгих) каникулах, о катании на лыжах, о звоне бокалов шампанского, о подарках… Мы концентрировались на содержании журнала, настраивались на предельно серьезную работу и генерировали идеи.

Что ж, перейдем к содержанию и по традиции к теме номера. Вся тема номера представлена циклом статей одного автора и посвящена перспективности и обоснованности разработки новых технологий и материалов в строительстве.

И так, с удовольствием Вам представляем цикл K. Gertis’а о смысле разработки фасадов зданий в свете проблем строительной теплофизики.

Сейчас, как и в течении 80-ти лет советской власти, жилищная проблема волнует каждого, а некоторых приводит просто в уныние. Сейчас сложилась ситуация, позволяющая каждому гражданину РФ начать воплощать свою жилищную мечту в жизнь. К примеру, объединяясь в Клубы избирателей для развития ипотечного кредитования, и более активного привлечения строительных организаций и кредитных учреждений к этому процессу в конкретных регионах. Уже существуют в Москве, в Питере, в Туле, в Коломне, в Дубне, в Железнодорожном и т.д., а также в Чечне, которые успешно работают в этом направлении. С опытом работы таких клубов Вы сможете ознакомиться на примере работы Липецкого Клуба избирателей.

Хотя с другой стороны, пересказать все содержание журнала на таком малом пространстве – занятие практически бесполезное. Читайте, изучайте – он перед Вами.

Зато я напоследок еще успею рассказать немного о будущем, а точнее – о следующем номере. В ближайшем выпуске «Обозревателя строительства» Вас ждет материал о несъёмной опалубке и продолжение темы «Электросбережение».

В заключении хочу еще сказать вот что. Номер, который Вы держите сейчас в руках, - уже последний в этом журнальном году.

Друзья! Чтобы сделать «Обозреватель Строительства» еще лучше, нам действительно важно знать Ваше мнение по ряду важных, я бы даже сказал судьбоносных вопросов. Так что, если Вы хотите принять самое живое участие в развитии журнала – смело пишите. От Ваших писем (заявляю без тени пафоса) зависит будущее развитие всего интернет-проекта «Новый дом».

На этой патриотической ноте разрешите на сегодня и закончить. Удачи и до встречи в следующем году!

Пишите: office@noviy-dom.com С уважением, редактор журнала «Обозреватель строительства» Алексей Кулаков.

alex@kulakoff.org к содержанию Новости ЧП в высотках - под контролем Правительство Москвы установило новые требования к строительству высотных зданий. На каждом из них будет установлена многофункциональная система мониторинга кризисных ситуаций. Она автоматически зафиксирует факты взрывов, аэрозольных и тепловых выбросов, пожаров и передаст сигнал тревоги на пульт диспетчера. Система позволит, таким образом, оперативно реагировать на все чрезвычайные события.

В ближайшее время более 50 высотных зданий в столице будут оборудованы малогабаритными постами контроля (МПК), каждый из которых способен контролировать территорию около 20 км2. Вся информация о ситуации в районах Москвы поступает на центральный пункт управления.

к содержанию А про школу и садик забыли Неожиданная новость поступила из Челябинска: в новом 4-м микрорайоне города прекращено строительство. Причем уже построенные дома придется сносить. По мнению представителей городской администрации, было грубо нарушено проектное задание. До сих пор не начато строительство школы и детского сада, хотя возведена и сдана уже половина микрорайона.

Подобная ситуация уже была в соседнем 5-м микрорайоне Челябинска, но никаких правовых последствий она не имела.

По данным администрации города, население 4-го микрорайона после завершения строительства должно составить более 2 тыс. человек. Согласно нормативам, на одну тысячу жителей приходится 140 школьников и 40 дошкольников. Таким образом, в новом микрорайоне необходимо создать как минимум 300 мест в общеобразовательном учреждении и не менее 100 в детском саду. Кстати, на сегодняшний день в 5-м микрорайоне не устроены в детские учреждения более 120 детей.

к содержанию Перекрытия манежа снова будут деревянными В России издавна используют для строительства дерево. И в наши дни этот традиционный материал часто применяют при сооружении красивых и теплых домов. О современном деревянном строительстве и его технологиях рассказывает ведущий научный сотрудник лаборатории деревянных конструкций ЦНИИСК им. В.А. Кучеренко, кандидат технических наук Преображенская И. П.

- В чем, на взгляд специалиста, состоят достоинства дерева как строительного материала?

- С точки зрения микроструктуры, древесина - естественный полимер, состоящий из клеток-волокон, имеющих трубчатую форму и направленных вдоль древесного ствола. Благодаря этому древесина обладает целым рядом достоинств высокой прочностью, упругостью и малым весом, низкой теплопроводностью, природной декоративностью, простотой обработки и монтажа. С такими же недостатками древесины, как гигроскопичность, загниваемость и возгораемость, успешно борются современные средства защиты Один из самых известных антисептиков на российском рынке - PINOTEX. В арсенале средств PINOTEX бесцветная грунтовка PINOTEX Base, содержащая фунгициды - химические вещества, предотвращающие гниение;

водоотталкивающая пропитка для древесины PINOTEX Classic, деревозащитное масло PINOTEX Wood Oil;

антисептик PINOTEX Ultra, защищающий окрашенную поверхность от УФ-излучения и предотвращающий выгорание древесины, и многие другие.

- Какие технологии сейчас наиболее популярны в деревянном строительстве?

- Клееный брус - самый современный материал. Процесс его производства выглядит так: бревно с естественным содержанием влаги распиливается на доски небольшого сечения, которые легко просушиваются до уровня 10-12% влажности. Затем склеиваются (под прессом) с помощью специального, экологически чистого клея, не влияющего на воздухопроницаемость древесины, которая используется только высшего и первого сортов и прошедшая радиологический контроль. Клей проникает под давлением глубоко в поры дерева, благодаря чему обеспечивается прочное соединение Толщина бруса зависит от количества склеиваемых частей. Для летних загородных домов достаточно ширины 100-150 мм, для дома, в котором планируется жить постоянно, необходимы стены толщиной более 200 мм Пазы и гребни по длине бруса жестко фиксируют его в стене. Стена выглядит монолитной, ей не требуются дополнительная отделка и утеплитель. Брус из клееного дерева не меняет своей формы во время эксплуатации, у него очень маленькая усадка (в 2-3 раза меньше, чем, например, у оцилиндрованного бревна), он не растрескивается и дает широкие возможности для проектирования и строительства.

- Можно проиллюстрировать преимущества клееных конструкций на примерах?

- Самый известный - проект восстановления здания Манежа.

Перекрытие Манежа начало проседать уже через несколько лет после постройки, и в 1930-е годы были установлены промежуточные поддерживающие опоры, которые также требовали замены. При строительстве Манежа использовались бревна длиной 12м, т.е. естественной длины дерева, и в силу этого они имели множество соединительных элементов. Каждый такой соединительный элемент давал ослабление общей конструкции.

Здание Манежа было возведено в 1817 году в течение шести месяцев по проекту инженера А.А. Бетанкура. Главной проблемой, стоявшей перед Бетанкуром, было перекрытие огромного (свыше 166 м в длину и около 45 м в ширину) пространства без устройства внутренних опор. Для решения этой задачи он разработал специальные стропильные конструкции из бревен - фермы, уникальные для своего времени.

Современная технология клееного бруса позволяет производить цельные элементы длиной 45 м, необходимые для перекрытия Манежа.

Сложности возникают лишь с их транспортировкой с завода-производителя, поэтому при восстановлении здания Манежа будет использоваться в основном клееный брус длиной около 24 м. Уменьшение числа соединительных элементов значительно повысит прочность и устойчивость конструкции - можно надеяться, что новое перекрытие Манежа прослужит как минимум 50 лет.

Другим примером уникального применения клееных деревянных конструкций служит мост на 106 км МКАД. Построенный в 1998 году, этот вантовый мост стал для своего времени прорывом -до этого деревянные конструкции на растяжение никто не делал. В конструкции моста использована технология соединения древесины на растяжение с равнопрочным стыком по методу Станислава Борисовича Турковского -сотрудника нашей лаборатории По этой технологии клееных конструкций сейчас строят из дерева по всему миру Менее крупные объекты, в строительстве которых использована технология клееного бруса, это, например, склад химреагентов на Суздальской улице в Москве. В его основе - две огромные арки из клееной древесины длиной 20 м каждая, наверху они соединены накладками и подлине имеют несколько жестких стыков.

По той же технологии созданы арки склада хлоркалия в Морском порту Санкт-Петербурга -крупнейшего в Европе сооружения из клееных деревянных конструкций: пролет - 63 м, высота в коньке - 45 м, длина - 300 м. Стыки этих арок прочнее, чем сама древесина, они делались с помощью вклеенных стержней и металлических пластин.

На стадии строительства находится атриум в МГИМО. Здание института построено таким образом, что образует внутренний замкнутый двор, который было решено перекрыть стеклянной крышей на деревянных балках. В проекте - балки различной длины и гнутые прогоны, расположенные в разных плоскостях. Это сооружение обещает быть очень красивым.

Сейчас строится крытый конькобежный центр в Крылатском Основная его несущая конструкция - металло-деревянные фермы пролетом около м: верхний пояс сделан из клееной древесины, нижний пояс и подкосы - металлические. Внешне эта конструкция очень оригинальна и необычна -главная несущая балка с помощью вант соединяется с опорами.

Как видим, 30-летняя технология клееных деревянных конструкций остается по-прежнему актуальной, позволяя создавать изящные и неповторимые формы, строить красивые и прочные здания, будь то крупный промышленный объект или небольшой частный дом Беседовала О. Соловьева к содержанию Тема номера:

Стеклянный Дом Стеклянные двойные фасады Имеют ли смысл, с точки зрения строительной физики, новые разработки фасадов?

Часть 1.

В настоящее время широкое распространение получила концепция «стеклянного двойного фасада», особенно часто применяемая в строительстве многоэтажных зданий в Германии, Англии, Финляндии, Франции, Дании, США. В этом номере публикуется материал о новом здании мэрии Лондона, где также реализовано это решение.

Однако в настоящее время у специалистов нет однозначного отношения к подобным решениям – наряду с достоинствами отмечаются и недостатки таких фасадов. Отсутствие единого мнения связано с тем, что данная технология стала широко использоваться относительно недавно, и пока нет достаточного количества данных, дающих возможность однозначно оценить влияние таких фасадов на теплопотери зданий.

Предлагаем вашему вниманию статью Карла Гертиса (K. Gertis), директора Института строительной физики им. Фраунгофера (Германия), отражающую критическую точку зрения на эту проблему. В этом номере мы публикуем первую часть материала – основные положения концепции «стеклянного двойного фасада», общие характеристики подобных фасадов и отражение этого вопроса в современной технической литературе.

Стеклянные двойные фасады в настоящее время обсуждаются довольно часто. При этом можно отметить, что отношение к ним неоднозначно. Одни рассматривают их как элемент современного оформления зданий и как перспективную экологическую технологию, имеющую большое будущее. Другие высказываются более скептически, указывая, что в нашем климате такое решение нельзя признать удачным.

В настоящей работе прежде всего проводится систематизация различного рода стеклянных двойных фасадов. Дается критическая оценка большого числа литературных материалов по этим конструкциям. Представляются некоторые результаты исследований в области строительной физики, дающие общее представление об акустических, аэрогидродинамических, тепловых и энергетических аспектах, связанных со стеклянными двойными фасадами, а также о выборе и применении осветительного и противопожарного оборудования, средств защиты от сырости.

В результате можно констатировать: существующие модели стеклянных двойных фасадов доверия не заслуживают, результаты практических измерений отсутствуют. И в этой области необходимо как можно быстрее наверстывать упущенное. Однако постепенно формируется мнение, что с точки зрения строительной физики применение двойных фасадов в нашем климате – если не рассматривать особые случаи – не имеет смысла. Кроме того, они очень дороги. Но когда из-за веяний архитектурной моды такие фасады все-таки создаются, в этих случаях совершенно необходим учет наработок строительной физики.

Основные положения В последние годы стеклянные двойные фасады находят широкое применение в современных многоэтажных зданиях. С ними не могут конкурировать никакие другие решения, в отзывах о них фигурируют исключительно хвалебные выражения, такие как «синергетические фасады;

интеллектуальные фасады;

High-Tech-фасады;

Solskin (солнечные покрытия);

Twin face (двойной фасад);

кристальная кожа, отражающая небосвод». Красноречивым примером может служить публикация, в которой, без приведения каких-либо конкретных данных, стеклянные двойные фасады восхваляются в таких выражениях, как «планка Вентури», «концепция усиления потока в шахте», «циркулятивная система вентиляции», «колорированный поглотитель» и «матричные воздушные коллекторы». Другие авторы, говоря о зданиях со стеклянными двойными фасадами и не приводя каких-либо базовых сведений, употребляют будящие воображение частных застройщиков и эксплуатационников зданий выражения: «вентиляция по принципу рыбьего рта», «минимаксный принцип», «воздушная система для человека».

Специалист по строительной физике должен задаться здравым вопросом – имеют ли вообще право на существование такие высказывания в приложении к рассматриваемой области?

На самом деле результаты первых научно документированных измерений показали, что, например, ежегодное общее потребление энергии Дома содействия научным исследованиям в Дуйсбурге (Германия), оснащенного стеклянным двойным фасадом, составляет около 433 кВт•ч/(м2•год). Поэтому ему по праву может быть дана такая характеристика, как «растратчик энергии», т. к. его энергопотребление превышает даже потребление в изношенных старых постройках.

Здание «Commerzbank» во Франкфурте-на-Майне, для которого спроектирован стеклянный двойной фасад, по предварительным подсчетам также будет иметь значительную величину потребления энергии – 169 кВт•ч/(м2•год). Представляется, что указанное значение является заниженной оценкой, и это, вероятно, смогут подтвердить первые реальные измерения.

Учитывая такие отрицательные фактические данные, справедливо задаться вопросом, имеют ли реальный смысл, с точки зрения строительной физики, последние разработки стеклянных двойных фасадов.

Общие характеристики стеклянных двойных фасадов За последние годы появилось множество разработок стеклянных двойных фасадов различной конструкции. Заслугой Ланга (W. Lang) является попытка упорядочения этого достаточно запутанного многообразия (рис. 1).

Схематическая классификация стеклянных двойных фасадов по трем параметрам, на основании данных Как можно видеть из рис. 1, имеются три категории стеклянных двойных фасадов:

1. По размещению поверхностей двойного фасада: они могут быть установлены внутри конструкции внешней стены, частично выдвинуты вперед или могут полностью выступать за внешнюю стену.

2. По размещению вентиляционных отверстий. Они могут вообще отсутствовать (например, при полном искусственном кондиционировании воздуха в помещении) или находиться только на внутренней поверхности, или на обеих поверхностях двойного фасада. Кроме этого, система вентиляции может временно подавать воздух в обход двойного фасада. Этот случай, при котором стеклянные двойные фасады исключены из системы вентиляции, позже будет проиллюстрирован.

3. По сегментированию поверхностей стеклянных двойных фасадов. В такой конструкции промежуток между поверхностями фасада сегментируется или выполняется в виде ширмы. Последний вариант имеет большое значение для переноса воздуха в промежутке между поверхностями.

Вертикальные разрезы поясняют систему классификации стеклянных двойных фасадов и показывают, как при систематической трансформации и использовании переходной схемы с выступом фасада традиционный фасад преобразуется в стеклянный двойной фасад. В зависимости от расстояния, на которое выдвигается наружная стеклянная поверхность, воздушный зазор между поверхностями фасада может иметь следующие характеристики:

- в него нельзя попасть;

зазор служит только для размещения между поверхностями приспособлений для защиты от солнца;

- в нем можно разместиться при мытье стекол;

- он может использоваться наподобие зимнего сада как общий зал или в качестве помещения для переговоров.

Схематичные вертикальные разрезы в фасадах, характеризующие виды разработки и размещение конструкции стеклянных двойных фасадов, на основании данных Кроме того, воздушный зазор служит – в сочетании с отверстиями на наружной или внутренней поверхности (или на обеих поверхностях) – для вентиляции, причем, как показано на рис. 3, фасад является в этом случае практически продолжением форточки для вытяжки воздуха. В зависимости от того, предусматривается ли в здании применение системы принудительной вентиляции или осуществляется естественная вентиляция через соответствующие отверстия, двойные фасады могут выполняться самым разнообразным образом – от стеклянного изолирующего фасада (рис. 3 – внизу по центру) до конструкции с регулируемым открытием внешней и внутренней поверхностей (справа внизу). Может быть также реализован обход стеклянного двойного фасада (слева внизу), при котором приточный или вытяжной внутренний воздух направляется напрямую (конечно, при этом закономерен вопрос, зачем вообще нужен стеклянный двойной фасад, если он все равно обходится).

Текущее состояние вопроса Как уже отмечалось, за последние 10 лет появилось много публикаций, посвященных стеклянным двойным фасадам. В большинстве публикаций приводятся описания проектов или реализованных решений, полные эйфорического восторга и не содержащие каких-либо конкретных фактов и параметров, которыми оперирует строительная физика;

на переднем плане здесь стоят выразительные и эстетические требования. При этом применяются такие выражения, как «слияние здания и небосвода, в котором растворяются сверкающие кристаллы прозрачных стеклянных построек».

Кто пропустил ранние работы по «климатическому щиту», появившиеся в середине 1970-х годов, мог в 1991 году впервые узнать о стеклянных двойных фасадах. В одной из работ можно, в числе прочего, прочесть следующее: «Новым явлением в строительстве является разработанная система оболочки здания, которая должна установить новый масштаб использования энергии и качества условий работы… В особенности в связи с системой вентиляции… потребление необходимой для отопления энергии может резко снизиться». Иронизируя, можно было бы сказать, что с этим высказыванием можно даже и согласиться: как отмечалось в начале данной статьи, такое здание действительно устанавливает новый масштаб, но главным образом – в негативном смысле, как растратчик энергии. О здании со стеклянными двойными фасадами в Дуйсбурге также появилось множество публикаций, представляющих его достоинства в самом выгодном свете. В сходной некритичной манере в архитектурных журналах было напечатано огромное число работ, выполненных на таком же описательном уровне, в самых разных вариантах представляющих проекты зданий со стеклянными двойными фасадами.

Во всех публикациях – кроме хвалебного описания конструкции – утверждается, что стеклянные двойные фасады представляют собой инновационную концепцию фасадов будущего, способную улучшить климатические условия в помещениях и повысить экономическую эффективность обслуживания зданий. При этом никаких количественных доказательств этих утверждений не приводится. Поэтому, в свою очередь, хочется задать вопрос – не может ли, например, случиться так, что название работы «Фасад с двойной поверхностью – вдвойне хорошо» нужно будет перефразировать как «вдвойне плохо»? Публикуются также односторонние изложения, содержащие массу противоречий и неточностей. Например, приведенное утверждение о том, что здания со стеклянными двойными фасадами могут иметь естественную вентиляцию, еще перед выходом в свет публикации было четко опровергнуто в специальной литературе.

С 1996 года появляется ряд публикаций, в которых критически рассматривается вопрос о стеклянных двойных фасадах. Начало критического диалога является заслугой журнала «CCI», в котором начиная с 1996 года было представлено более 10 комментариев и напечатан целый ряд специальных статей по этому вопросу. Одни только заголовки некоторых комментариев, например, «Фасады для обеспечения внутреннего климата – растет число попавшихся на эту удочку» или «Неверные обещания», указывают на то, что начиная с 1996 года до этого, почти исключительно восторженные описания стеклянных двойных фасадов постепенно сменяются критическим отношением.

Диалог продолжается и по сей день, причем за последнее время критические высказывания можно услышать от архитекторов, которые сами проектировали здания со стеклянными двойными фасадами. Petzinka выражает недовольство тем, что на конкурсы почти не подаются проекты, в которых нет стеклянных двойных фасадов, и что один такой фасад от другого почти ничем не отличается. В более нейтрально-уравновешенной манере высказываются Schuler, Osterle и др., Stahl и Hausladen и др.. Авторы работы говорят о том, что обстоятельства часто «размывают» исходную архитектурную идею. За небольшую часть затрат на стеклянные двойные фасады можно было бы спроектировать и установить устройства для активного охлаждения помещений, поэтому двойной фасад может быть по праву признан экспонатом кунсткамеры строительной физики. Hausladen заключает, что многообразие стеклянных двойных фасадов не позволяет произвести общую оценку и что они не могут быть универсальным средством решения всех строительных проблем.

Естественная вентиляция в описываемых фасадах не допускает фильтрации воздуха, т. к. она слишком слаба для преодоления падения давления на фильтре. В здании со стеклянными двойными фасадами с естественной вентиляцией на протяжении долгого времени (значительной части года) нельзя обеспечить должный тепловой комфорт. Технологию стеклянных двойных фасадов можно применять только в виде исключения.

Недвусмысленно заявлено, что здания со стеклянными двойными фасадами без искусственного охлаждения помещений должны быть снесены. На примере конкретного объекта автор описывает процесс принятия решения по стеклянным двойным фасадам, результат которого можно охарактеризовать как «осуществимо, но слишком дорого». Также рассматриваются варианты с использованием данных фасадов. В итоге решение с использованием этих фасадов было отклонено и заменено другим, использующим технику кондиционирования воздуха.

Многие авторы сообщают о результатах так называемого моделирования стеклянных двойных фасадов. Предполагая, что базовая модель правильно отражает реальные процессы, что может быть проверено только на основании научно документированной оценки результатов используемого метода моделирования, необходимо отметить, что результаты расчетов действительны только для граничных условий, которые были положены в основу вводимых данных. Если граничные условия точно не указываются (а они не указываются в большинстве публикаций), то представляемые результаты являются бесполезными, т. к. на их основе нельзя сделать никаких серьезных выводов. На конференции по проблематике стеклянных двойных фасадов была ясно обозначена проблема создания корректной модели.

Опубликованные результаты расчетов выражают значения таких параметров, как изменение температуры воздуха в зазоре стеклянных двойных фасадов и внутренней температуры в течение летних и зимних дней, потоки энергии, распределение динамического напора, скорость потока воздуха в зазоре и в вентиляционных отверстиях, а также вероятность сохранения определенных температурных состояний.

Авторы рассматривают вопросы установки стеклянных двойных фасадов на старых постройках, а также проблемы освещения в зданиях со стеклянными двойными фасадами. Впервые привлекаются результаты лабораторных измерений на моделях стеклянных двойных фасадов, к сожалению, не дополненных данными практических измерений в реальных условиях.

Несмотря на наличие множества публикаций, использование на практике результатов фактических измерений является редкостью. H. Muller по праву выражает недовольство недостатком практических измерений. Сообщается о сооруженном в Вюрцбурге (Германия) здании со стеклянными двойными фасадами, с дорогой, «нашпигованной» датчиками автоматизированной системой управления службами здания, включающей оборудование для регулирования работы газовых горелок и систему охлаждения с абсорбционной холодильной установкой. Общее годовое потребление энергии в этом здании составляет 58,9 кВт•ч/(м2•год).

В обширной литературе по оценке характеристик стеклянных двойных фасадов придается большое значение учету параметров строительной физики.

Здесь не рассматриваются работы по другим вопросам, связанным со стеклянными двойными фасадами, например, таким, как вопросы статики, техники крепления и пр.

В некоторых работах можно найти также данные – правда, зачастую противоречащие друг другу – о затратах на стеклянные двойные фасады. Во всех этих работах прослеживается основная мысль – инвестиционные затраты на стеклянные двойные фасады очень велики и во много раз превышают затраты, необходимые для традиционных фасадов с современной теплоизоляционной системой, в которых применяются окна с теплозащитными стеклами. Указывается стоимость стеклянных двойных фасадов: 1 500 немецких марок за 1 м2 и выше. Kornadt и др. Некоторые указывают, что затраты для стеклянных двойных фасадов на 70 % превышают затраты для традиционных фасадов с современной теплоизоляционной системой. Osterle дает значения затрат, не указывая, правда, конкретных условий расчета этих затрат, в результате чего приводимые им данные имеют очень широкий диапазон изменений. Согласно этим данным, затраты на стеклянные двойные фасады составляют от 300 до 800 немецких марок за 1 м2, включая и эксплуатационные расходы, составляющие 32–79 немецких марок за 1 м2 в год. Для городских ворот в Дюссельдорфе приводится чуть меньшая стоимость фасада – 1 300 немецких марок за 1 м2.

Противопоставление аргументов «за» и «против» в дискуссии о целесообразности применения стеклянных двойных фасадов Аргументы Сравниваемая характеристика «За» стеклянные двойные фасады «Против» стеклянных двойных фасадов Для обеспечения вентиляции стеклянные двойные фасады должны быть открыты, Обеспечивают более надежную Шум в результате чего защита от шума снижается. Воздушный зазор между защиту от внешнего шума поверхностями фасада повышает передачу шума Энергия на отопление Экономят энергию, т. к. улавливают солнечную В рассматриваемых зданиях с высокими внутренними тепловыми нагрузками в зимнее время энергию, как коллектор экономия энергии не представляет предмета для разговора В воздушном зазоре между поверхностями фасада летом происходит Энергия на охлаждение Тепло от нагрева солнцем может отводиться через интенсивный нагрев, превращающий расположенные за фасадом помещения в в летнее время воздушный зазор между поверхностями фасада «парилку» В зданиях со стеклянными двойными фасадами комфортный внутренний климат Внутренние климатиче- Благодаря естественной вентиляции стеклянные возможен только при использовании систем отопления, вентиляции и ские условия, вентиляция двойные фасады улучшают внутренний климат кондиционирования воздуха. Кроме того, в воздушном зазоре между поверхностями фасада хорошо распространяются запахи В воздушном зазоре между поверхностями фасада Надежные устройства защиты от солнца могут устанавливаться также и в Защита от солнца может наноситься прочное покрытие для защиты обычные фасады многоэтажных зданий от солнца Позволяют открывать окна на желаемую ширину При помощи оконных приборов с фиксаторами открывать окна можно и на Открытие окон даже при большой высоте здания обычных фасадах многоэтажных зданий В высоких зданиях при сильном ветре стеклянные Внутреннее давление двойные фасады уменьшают динамический напор, Применение отбойных щитков перед окнами позволяет снизить динамический прижима вызывающий повышенное давление прижима напор и в обычных фасадах внутренних дверей Позволяют устанавливать элементы, Регулирование потока света может быть реализовано и в обычных фасадах.

Освещение отклоняющие свет Внешняя стеклянная поверхность значительно ослабляет поток дневного света Благодаря использованию горизонтальных и Противопожарная вертикальных переборок может быть Внешняя стеклянная поверхность препятствует удалению дыма. Воздушный зазор безопасность предотвращено распространение огня в способствует прорыву огня воздушном зазоре между поверхностями фасада При достаточной вентиляции воздушного зазора На внутренней стороне внешней поверхности образование конденсата неизбежно, Конденсат между поверхностями фасада конденсат не поэтому требуется более частая очистка образуется Требуют очень больших инвестиционных затрат. Кроме того, характеризуются Затраты Снижают эксплуатационные расходы повышенными эксплуатационными расходами необходимость очистки двух стеклянных поверхностей с двух сторон) В табл. 1 дается систематизированное противопоставление всех аргументов «за» и «против» применения стеклянных двойных фасадов, которые можно найти в обширной литературе по этому вопросу. Можно заметить, что каждому аргументу «за» можно противопоставить хорошо обоснованный аргумент «против». Можно также заметить, что аргументы «против» являются более вескими. Поэтому мы не видим причин для оптимистичного взгляда на стеклянные двойные фасады. С другой стороны, очевидно, что в этой запутанной ситуации необходимы интенсивные дополнительные исследования, направленные на прояснение фактического состояния дел в этой области. При этом требуются не столько теоретические расчеты («модели»), а измерения в реальных условиях.

K. Gertis, доктор техн. наук, заведующий кафедрой физики строительных конструкций Штутгартского университета, директор Института строительной физики им. Фраунгофера (Германия) к содержанию Стеклянные двойные фасады Имеют ли смысл, с точки зрения строительной физики, новые разработки фасадов?

Часть 2.

Акустические характеристики стеклянных двойных фасадов Если в дискуссии о стеклянных двойных фасадах отбросить восторженные выражения, то «в сухом остатке» в качестве основного аргумента останется утверждение, что наружная стеклянная поверхность внутренних помещений защищает от сильного внешнего шума при открытом окне на внутренней поверхности. Поэтому люди в помещении могут открывать окна не опасаясь внешнего шума. Но для оценки влияния внешнего шума необходимо провести более глубокие исследования акустических характеристик стеклянных двойных фасадов, т. к. для этих фасадов имеют принципиальное значение четыре проблемы:

- распространение внешнего шума по фасаду (шумовой профиль);

- снижение уровня шума второй поверхностью фасада;

- распространение звука по воздушному зазору между поверхностями фасада;

- ощущение (субъективное) увеличения внутреннего шума при ослаблении воздействия внешнего шума.

В большинстве случаев внешний шум распределяется по площади фасада неравномерно. Причиной этому, например, может быть то, что более низкие соседние здания задерживают шум, поэтому на нижних этажах здания уровень шумового воздействия ниже. Наряду с этим, интенсивность шума снижается с увеличением высоты. Могут быть значительные различия уровня шума, поэтому локальный показатель шумоподавления для разных высот может варьироваться от 30 до 50 дБ. Таким образом, ясно, что защита от шума не должна быть одинаковой по всей площади фасада.

В традиционных фасадах учет распределения уровня шума осуществляется таким образом, что устанавливаемые на фасаде окна имеют разный класс защиты от шума. В отличие от этого, стеклянный двойной фасад не дает возможности дифференцировать степень защиты, поэтому на нем всегда будут зоны с повышенными (надеемся, что не с пониженными) относительно необходимого уровня параметрами шумоподавления.

РИС.2. Снижение уровня шума стеклянным двойным фасадом или традиционным фасадом с выставленным наружу стеклянным отбойным щитком в зависимости от процентной доли площади вентиляционных отверстий в общей площади внешней поверхности фасада.

Верхняя кривая – теоретическая зависимость Нижняя кривая – данные измерений на стенде испытания фасадов при различном количестве открытых отверстий Примечание: В воздушном зазоре не установлено никаких шумоподавляющих элементов На рис. 2 представлен показатель снижения уровня шума, обеспечиваемого внешней поверхностью фасада. Из рисунка видно, что степень понижения уровня шума тем больше, чем меньшая часть внешней поверхности открыта для вентиляции. Следует, правда, признать, что теоретические показатели снижения уровня шума, определяемые для диффузного звукового поля, значительного воздушного зазора между поверхностями стеклянного двойного фасада и для высоких частот шума, на практике никогда не достигаются. На том же графике показаны данные практических замеров снижения уровня шума, представленные точками, объединенными пунктирной линией. Здесь наглядно видно, что реальные показатели шумоподавления ниже теоретических. Так, если открытые вентиляционные отверстия составляют более 16 % внешней поверхности и если в воздушном зазоре не установлены никакие материалы для уменьшения шума, то никакого снижения уровня шума практически не наблюдается.

В принципе, представленная на рис. 2 зависимость снижения уровня шума действительна не только для стеклянных двойных фасадов, но также и, например, для прозрачных отбойных щитков, устанавливаемых перед окнами. Из этого следует, что для защиты от шума совсем не обязательно применение стеклянных двойных фасадов. Для достижения такого же эффекта при шумоподавлении можно применять – в том числе и в высотных зданиях – традиционные фасады с отбойными щитками. Поэтому требование защиты от шума вовсе не определяет необходимость применения стеклянных двойных фасадов.

Снижение уровня шума и разность уровня шума в двух соседних помещениях при распространении звука по воздушному зазору между поверхностями стеклянного двойного фасада меняется при нанесении звукопоглощающих покрытий. Установленные в зазоре звукопоглощающие материалы значительно уменьшают передачу звука в зазоре. Без стеклянных двойных фасадов разность уровня шума была бы сравнительно большой, т.

к. в этом случае звук не собирается в шахтном канале в пучок, а рассеивается в прилегающей полусфере. Если же, например, из-за установленных в воздушном зазоре перегородок возникает шахтный эффект (причем для акустических характеристик неважно расположение этих перегородок – горизонтальное или вертикальное) разность уровня шума уменьшается. Это означает, что продольный перенос звука увеличивается. Если же в воздушном зазоре имеется звукоизоляция (например, установленные на секционных переборках звукопоглощающие кулисы), то разность уровня шума вновь возрастает. При достаточной плотности установки звукопоглощающих элементов даже при небольшом расстоянии между окнами можно достичь значительного снижения шума. Это также подтвердили исследования, выполненные Эртелем (Ertel) и Кюном (Kuhn), в которых при использовании выдвинутых элементов остекления и фасадных балконов было также зафиксировано значительное снижение уровня шума. Установка звукоизолирующих перегородок в воздушном зазоре, даже если эти перегородки нужны из соображений улучшения акустических параметров, ведет к ухудшению аэрогидродинамических, тепловых и вентиляционных характеристик, т. к. в этом случае затрудняется вентилирование воздушного зазора (особенно при горизонтальном расположении перегородок) и поступление дневного света. Из всего вышесказанного понятно, каким сложным образом зависят друг от друга связанные со стеклянными двойными фасадами проблемы. Проектировщик подобной системы попадает в положение Лаокоона: как только он каким-либо решением отрубает голову змее, тут же вырастают три новые змеиные головы.

Уменьшение внешнего шума описанным выше способом влияет на субъективное восприятие внутренних шумов: находящегося за стенкой соседа становится слышно лучше, чем при отсутствии стеклянных двойных фасадов. Это означает, что в этом случае необходимо также усиливать звукоизоляцию стен между помещениями, что, естественно, влечет удорожание внутренних отделочных работ в здании. К этому вопросу необходимо отнестись со всей серьезностью, т. к. известно уже несколько зданий со стеклянными двойными фасадами, в которых требовалось улучшение внутренней звукоизоляции.

Аэрогидродинамические и тепловые характеристики стеклянных двойных фасадов Во многих работах приводится описание расчетного или экспериментального моделирования потоков в воздушном зазоре между поверхностями стеклянного двойного фасада, а также процессов воздухообмена во внутреннем помещении через воздушный зазор фасада. Процесс моделирования подробно описан в работах Ruscheweyh и др., Ziller и Sedlacek. В основе этих, а также других модельных исследований лежит предположение, что в зазоре между поверхностями фасада имеются следующие транспортные воздушные потоки:

- поток, направленный снизу вверх под действием подъемной силы вследствие разности температур;

- поток, направленный сверху вниз под действием напора ветра на фасаде, при этом с высотой нарастает скорость ветра и связанный с ним динамический напор.

Хотя такое предположение выглядит правдоподобным, реальные потоки в воздушном зазоре между поверхностями фасада на практике выглядят несколько иначе. Все это излагается в работе Schwarz и в строительной физике известно уже с 1973 года – тем удивительнее, что сегодня эти обстоятельства не учитываются при моделировании.

В реальности в воздушном зазоре между поверхностями стеклянного двойного фасада нет никаких транспортных воздушных потоков. Скорее, как показано на рис. 5, как на наветренной, так и на подветренной стороне здания в воздушном зазоре возникает, вследствие естественных порывов ветра и турбулентности, нестационарный поток;

внутри фасада воздух «перекачивается» в квазистационарном режиме вперед и назад. Это явление было подтверждено в ходе недавних исследований, проводившихся в Институте строительной физики им. Фраунгофера. Причем на подветренной стороне в зазоре между поверхностями фасада наблюдаются большие скорости перемещения воздуха, чем на наветренной стороне. Причина этого заключается в том, что швы на стыках фасадных плит никогда не бывают «герметичными». Через швы нестационарный динамический напор конвективно распространяется внутри фасада и вновь создает в зазоре – несколько ослабленное – нестационарное поле давления.

РИС.5. Результаты измерений скорости потока воздуха в зазоре между поверхностями вентилируемого фасада высотного здания на подветренной и наветренной сторонах, в зависимости от скорости ветра Вентиляционные отверстия вентилируемого фасада – на фасаде укреплены крупноразмерные облицовочные плиты размером 1,25 х 1,35 м, имеющие незакрытые швы шириной от 1 до 5 мм. Зазор между поверхностями вентилируемого фасада имеет ширину 40 мм Судя по указанному на рис. 5 разбросу значений нестационарные потоки могут быть довольно сильными. Например, разброс значений в двух самых правых точках измерений на графике для наветренной стороны указывает на то, что при скорости ветра у фасада от 9 до 10 м/с в воздушном зазоре может сформироваться поток со скоростью 0,7 м/с и с тем же успехом – со скоростью 0,1 м/с (практически отсутствие перемещения воздуха). Справедливости ради следует отметить, что исследования высотного здания проводились для непрозрачной внешней поверхности, что откладывало отпечаток на температуру воздуха в зазоре между поверхностями фасада (на границах зазора). Однако это не ведет к принципиальным отличиям температур и параметров движения воздуха в такого рода фасадах от аналогичных параметров в стеклянных фасадах. Эти отличия проявляются только в небольшой разнице степени воздействия солнечного излучения на воздух в зазоре, зависящем от поглощающей способности внешней поверхности фасада.

Интересно, что скорость воздуха в зазоре между поверхностями фасада тем меньше, чем сильнее дует ветер. В строительной физике этот давно известный эффект применяется для предотвращения попадания дождевой воды внутрь фасадов (с использованием «двухступенчатого принципа уплотнения»). Это достигается тем, что швы на стыках фасадных плит сознательно оставляются открытыми. Тем самым обеспечивается поле противодавления в зазоре между поверхностями фасада. При этом внешняя поверхность (открытая) служит в качестве первой ступени уплотнения, а воздушный зазор – в качестве второй.

РИС.6. Полученная по результатам измерений зависимость скорости потока воздуха в зазоре между поверхностями стеклянного двойного фасада от интенсивности солнечного излучения Верхняя прямая измеренных значений – регрессионная прямая для вентиляционных отверстий, расположенных через 3 этажа (через 13 м) Нижняя прямая – прямая, пересчитанная для вентиляционных отверстий, расположенных на каждом этаже (на расстоянии 4,3 м друг от друга, в соответствии с чистой высотой помещений около 3,2 м) Конструкция зазора между поверхностями фасада – вентиляционные отверстия располагаются сверху и снизу через 0,25 м по ширине фасада на каждом метре Ширина зазора между поверхностями фасада – 2,5 см Данные о том, как скорость потока воздуха в зазоре меняется в зависимости от интенсивности падающего на стеклянные двойные фасады солнечного излучения, приведены в работе Faist и показаны на рис. 6. Значительный разброс данных измерений обусловлен нестационарным характером потока, более отчетливо проявляющимся при небольшой интенсивности солнечного излучения, при которой слаба или вовсе отсутствует подъемная сила в нагретом воздухе. В воздушном зазоре важную роль также играет лучепоглощение (не путать со звукопоглощением). Если, например, в зазоре между между поверхностями фасада имеются солнцезащитные пластины с большой поглощающей способностью, то в зазоре растет перегрев. Поэтому приспособления для защиты от солнца должны быть отражающими, причем в том диапазоне длин волн, для которых внешние щитки являются проницаемыми. Причем они должны и далее сохранять свои отражающие свойства. Действительно, мало пользы от пластин, которые вначале хорошо отражают солнечный свет, а с течением времени из-за отложений грязи, приносимой проникающим через отверстия воздухом, постепенно становятся поглощающими. В этом также заключается проблема защиты от коррозии, т. к. очистка находящихся в эксплуатации пластин требует больших затрат.

На рис. 8 представлены ожидаемые максимальные значения температуры воздуха в летнее время в зазоре между поверхностями фасада:

- На левом графике представлены значения температуры воздуха в зазоре в зависимости от степени общей проницаемости внешней поверхности и от степени защиты от солнца.

- На правом графике представлены значения температуры воздуха в зазоре в зависимости от интенсивности вентиляции, т. е. от кратности воздухообмена в зазоре. При этом следует отметить, что часто приводимые исследователями «моделей» данные, касающиеся скорости потока воздуха или профиля скоростей в зазоре, не имеют здесь значения. Существенным показателем является только кратность воздухообмена при встречающихся на практике нестационарных условиях. Поэтому для практических измерений должны использоваться не датчики потока, а устройства измерения воздухообмена с пробными газами.

РИС.8. Максимальная температура воздуха в зазоре между поверхностями стеклянного двойного фасада с различной ориентацией ясным летним днем:

Левый график: в зависимости от величины показателя общей энергетической проницаемости стеклянной внешней поверхности и степени защиты от солнца Правый график: в зависимости от кратности воздухообмена в зазоре между поверхностями фасада Максимальная температура наружного воздуха – 29,9 °C Из рис. 8 видно, что в зависимости от ориентации стеклянных двойных фасадов температура воздуха в зазоре между поверхностями фасада может быть весьма значительной. При ориентации стеклянных двойных фасадов на юго-запад летом, при максимальной температуре наружного воздуха 29,9 °C, температура в зазоре может достигать 40–50 °C, что превращает фасад в «стену сауны». Как следует из правого графика на рис. 8, самое минимальное, достойное упоминания охлаждение достигается только при 20-кратном воздухообмене в зазоре. Но из-за нестабильного характера потока воздуха в зазоре в условиях естественной вентиляции при разумном количестве вентиляционных отверстий это не представляется осуществимым. Именно поэтому зазор открывается более чем на 30 % площади поверхности. Но тогда сводится на нет функция внешней поверхности по защите от шума (рис. 2). Другая возможность обеспечения более низкой температуры в зазоре состоит в том, чтобы (см. левый график на рис. 8) показатель общей энергетической проницаемости ограничить величиной 0,3. Но делать это не рекомендуется, т. к. в этом случае во внутренних помещениях будет совершенно темно, и в результате будут необходимы дополнительные затраты на искусственное освещение.

Тепловые и энергетические параметры помещений в зданиях со стеклянными двойными фасадами Большинство помещений в зданиях со стеклянными двойными фасадами испытывают, в зависимости от способа их использования, большие внутренние тепловые нагрузки. В противоположность обычным требованиям по экономии энергии на отопление, здесь речь идет об отводе излишней энергии без дополнительных затрат. В строительной физике такие здания называются «зданиями с летними проблемами», т. к. в них проблема снижения высоких внутренних тепловых нагрузок, особенно в летнее время, доминирует над проблемой обогрева зимой.

Стеклянные двойные фасады и естественная вентиляция взаимно исключают друг друга. К сожалению, мы знаем множество примеров ошибочного решения, когда в ходе архитектурных конкурсов в качестве исходного условия задается использование естественной вентиляции и жюри все-таки премирует проект со стеклянными двойными фасадами. Тем самым игнорируется современный уровень знаний в этой области, согласно которому при постановке заказчиком таких исходных условий проекты со стеклянными двойными фасадами должны быть просто исключены. Поразительны формулировки, при помощи которых обходятся эти барьеры. Так, исходное недвусмысленное условие заказчика по реализации естественной системы обеспечения необходимых климатических параметров, что ясно обозначает вентиляцию при помощи форточек, разбавляется такими крючкотворными формулировками, как «механическая опорная вентиляция», «вспомогательные меры при помощи установки кондиционирования воздуха» или «дисконтное обеспечение климатических условий». Привлекаются естественные источники холода, такие как подземелья, воздушные колодцы и т. п.

Подземные теплообменники, конечно, можно рекомендовать, но только не в качестве вспомогательного средства для исправления неверного решения со стеклянными двойными фасадами;

с гораздо большим успехом подземные теплообменники могут применяться в офисных зданиях с обычными фасадами.

Даже в случае искусственной вентиляции, а также в случае с дополнительной вентиляцией в ночное время не достигаются нормальные температурные условия, т. к. температура в помещении превышает температуру наружного воздуха. В строительной физике действует следующий принцип для системы естественного обеспечения нормальных климатических условий: летом в дневное время в помещении не должно быть теплее, чем снаружи. В здании со стеклянными двойными фасадами с естественной вентиляцией температура внутреннего воздуха в помещении может быть больше, например, 32 °C в течение 3 000 часов в году (верхняя кривая), в то время как в зданиях без стеклянных двойных фасадов – менее 100 часов (нижняя кривая). При помощи системы кондиционирования воздуха в зданиях со стеклянными двойными фасадами указанные превышения могут быть уменьшены или даже совершенно устранены. «Без охлаждения невозможно!». В таком случае логично задать вопрос: «Если еще и с кондиционером, тогда вообще – почему стеклянные двойные фасады?» Этот вопрос подобен выражению Хаусладена (Hausladen): «Чем больше имеешь дело с техникой двойных фасадов, тем быстрее приходишь к выводу – а зачем мы вообще это делаем?» РИС. 10. Количество часов, в течение которых температура воздуха в большом офисном помещении с естественной вентиляцией превышает определенное значение.

Рассматривается офисное здание, наружные стены которого выполнены в виде стеклянного двойного фасада (верхняя кривая) или в виде обычного фасада (нижняя кривая).

Систематическое исследование энергетических характеристик стеклянных двойных фасадов выполнялось в 1989 году Хойзером (Hauser), когда еще не было термина «стеклянный двойной фасад». Уже тогда было выявлено, насколько чутко общий энергетический баланс реагирует на процессы, происходящие в зазоре между поверхностями фасада. Неоспоримо, что для зданий, имеющих проблемы в зимнее время, потери тепла при вентиляции могут быть уменьшены благодаря применению фасадов с подачей приточного воздуха. Однако здания со стеклянными двойными фасадами, характеризующиеся наличием проблем в летнее время, имеют годовой энергетический бюджет другого рода. При использовании стеклянных двойных фасадов потери тепла через вентиляцию снижаются (в отличие от традиционных фасадов с современной теплоизоляционной системой), т. к. подаваемый через стеклянные двойные фасады приточный воздух предварительно нагревается. Правда, при этом растут потери тепла ТF из-за теплопередачи на стеклянных поверхностях. В общей сложности, при указанных здесь граничных условиях, здания со стеклянными двойными фасадами потребляют чуть меньше энергии на отопление, чем аналогичные здания с традиционными фасадами с современной теплоизоляционной системой, что наглядно видно по высоте белых колонок Н. Однако летом стеклянные двойные фасады потребляют гигантское количество энергии на охлаждение, в то время как для цеха с традиционным фасадом вообще не требуется охлаждение. Большое потребление энергии на охлаждение в цехе со стеклянными двойными фасадами является результатом летнего нагрева воздуха в зазоре между поверхностями фасада, который затем благодаря естественной вентиляции зазора переносится в цех, где он вновь должен охлаждаться, что, вообще говоря, выглядит бессмысленно. Поэтому представляется целесообразным, чтобы вентиляция зазора (и, тем самым, стеклянного двойного фасада) летом обходилась. Принципиальная схема обхода обозначена справа на «летней» диаграмме. Это уже пояснялось в первой части статьи на рис. 1 и 3. При обходе стеклянных двойных фасадов на охлаждение уже почти не затрачивается никакой энергии. Как следствие приведенного энергетического баланса, на примере этого цеха, можно сформулировать, что летом стеклянные двойные фасады мешают, а зимой немного экономят энергию на отопление. В этой связи следует задаться вопросом, оправданы ли в данных обстоятельствах дополнительные расходы на стеклянные двойные фасады, которые составляют приблизительно 3,9 миллионов немецких марок? Застройщик ответил на этот вопрос отрицательно.

K. Gertis, доктор техн. наук, заведующий кафедрой физики строительных конструкций Штутгартского университета, директор Института строительной физики им. Фраунгофера (Германия) к содержанию Стеклянные двойные фасады Имеют ли смысл, с точки зрения строительной физики, новые разработки фасадов?

Часть 3.

Параметры освещения при использовании стеклянных двойных фасадов Параметры освещения при использовании стеклянных двойных фасадов должны быть проанализированы по двум причинам. Во-первых, внешняя стеклянная поверхность ослабляет проникающий в помещение дневной свет на 10–20 % больше, чем традиционный фасад с современной теплоизоляционной системой. Во-вторых, горизонтальные переборки в воздушном зазоре действуют аналогично выступающему козырьку, также уменьшающему дневной свет, поэтому они должны быть полупрозрачными. Последнее возможно только в том случае, если на их нижнюю сторону не устанавливать звукопоглощающие элементы, или если, что еще никогда не делалось, закреплять недавно разработанный прозрачный поглотитель с микроперфорацией.

В противном случае на переборках происходит значительное ослабление дневного света. В зазоре между поверхностями стеклянных двойных фасадов могут устанавливаться не только звукопоглощающие, но и отводящие свет элементы в форме отражателей или голографических модулей.

Противопожарные характеристики стеклянных двойных фасадов Стеклянные двойные фасады обладают большим числом параметров, определяемых конструктивным исполнением, влияющих на способность длительно выдерживать огонь и противостоять распространению пожара и дыма. Воздушный зазор между поверхностями стеклянных двойных фасадов представляет особую опасность для помещений, находящихся сверху от места возникновения пожара. Эта опасность связана с возможностью распространения огня, непосредственным контактом с пламенем, тепловым излучением и поднимающимися раскаленными дымовыми газами. В исследовательском центре по обеспечению противопожарной безопасности в Карлсруэ была начата программа исследования, в рамках которой в приложении к стеклянным двойным фасадам должны пересматриваться следующие вопросы:

- выделение тепла при пожаре;

- состав дымовых газов в зоне пожара;

- температура в помещениях, в промежуточном пространстве фасада, у окон и элементов остекления;

- тепловое излучение на окнах, расположенных на верхних этажах над зоной пожара;

- состав дымовых газов в отходящем газе промежуточного пространства фасада;

- расход воздуха и дымовых газов в приточных и вытяжных каналах зазора между поверхностями стеклянных двойных фасадов;

- эффективность гашения и потребность воды для противопожарной установки.

Особое внимание было уделено возможности выхода из строя теплозащитного остекления внутренней поверхности и защитных стекол внешней поверхности.

Предшествовавшие исследования показали, что в стеклянных двойных фасадах, не имеющих перегородок в воздушном зазоре, необходимо считаться с возможностью быстрого распространения огня и дыма. В зданиях со стеклянными двойными фасадами в помещениях (не в зазоре) обязательно должны устанавливаться автоматические спринклерные установки и установки гашения туманом. Размещение противопожарных установок в зазоре между поверхностями стеклянных двойных фасадов не предусматривается, т. к. они не могут препятствовать распространению пожара, а импульсные разбрызгивающие устройства загоняют дым на нижние этажи, затрудняя тем самым удаление дыма из помещений.

В зазоре между поверхностями стеклянных двойных фасадов должны применяться огнестойкие перегородки. Следует отметить, что в общем контексте стратегия применения перегородок весьма неоднозначна и, как видно из нижеследующего, малопригодна для компромиссных решений:

- Исходя из требований правил противопожарной безопасности, перегородки должны быть огнестойкими, т. е. должны быть изготовлены из негорючих или, по крайней мере, с трудом воспламеняющихся материалов.

- Исходя из необходимости обеспечения хорошего освещения, принципиально не должно быть никаких перегородок. Если же все-таки перегородки присутствуют, они должны быть прозрачными.

- Для снижения уровня шума перегородки должны быть обязательно. Они должны поглощать звук, т. е. они не должны быть прозрачными либо должны применяться прозрачные материалы с микроперфорацией. С другой стороны, эти материалы горючи.

- Для обеспечения необходимых потоков воздуха и тепловых характеристик перегородок (горизонтальных) не должно быть, т. к. они препятствуют тепловой подъемной силе и, тем самым, отводу излишнего тепла в летнее время.

- Исходя из требований создания оптимальных климатических характеристик, должны быть горизонтальные перегородки, т. к. при отсутствии горизонтальных перегородок через вентиляционные форточки на внутренней поверхности запахи и табачный дым будут распространяться преимущественным образом по вертикали из одного помещения в другое.

Из этого краткого перечня видно, что эти требования практически не совместимы друг с другом.

Выводы и оценка Стеклянные двойные фасады в последние десять лет в небывалом масштабе и чрезвычайно быстро завоевали современную архитектуру Европы. В этом нашло свое выражение господствующее стремление максимального использования в строительных конструкциях стекла и стали. Кроме этого, за последние десять лет было выпущено множество публикаций о стеклянных двойных фасадах, имевших вначале поверхностно-описательный характер.

Однако в последние три года все больше стало появляться объективных, взвешенных работ, приведших к началу критического диалога по поводу стеклянных двойных фасадов. Были представлены результаты отдельных расчетов, основанных на моделировании стеклянных двойных фасадов. К этим результатам надо относиться с известной осторожностью, т. к. в них отсутствуют данные о точных граничных условиях. Без информации о таких граничных условиях нельзя вести какую-либо серьезную дискуссию, т. к. в этом случае «модельные» результаты не могут обобщенно классифицироваться и интерпретироваться. Результаты моделирования сомнительны также и по той причине, что в их основе лежит основанное на потоках представление, не учитывающее фактически нестационарный характер потока в зазоре между поверхностями стеклянных двойных фасадов. То же самое относится и к лабораторным измерениям на модельных элементах. Наряду с этим, практически отсутствуют результаты очень нужных практических измерений на уже построенных объектах со стеклянными двойными фасадами.

Таблица Сравнительная оценка отдельных параметров традиционных фасадов с современной теплоизоляционной системой и стеклянных двойных фасадов Традиционный фасад с Оцениваемый Стеклянные Характеристика современной параметр двойные фасады теплоизоляционной системой Внешний профиль, снижение уровня шума, Звукоизоляция 1 0,5– внутреннее поглощение, распространение звука Зима, энергия 1 на отопление Энергия Лето, энергия 1 2– на охлаждение Дневной свет, Освещение 1 1, искусственный свет В зазоре - Проблематично Вентиляция В помещении 1 0,5–1, Защита от сырости Конденсат в зазоре - Возможен Классы F, G, прорыв Противопожарная огня, распространение 1 защита дыма по зазору Инвестиции, 1 2– постройка Затраты Эксплуатация и техническое 1 4– обслуживание В представленной работе проведено систематизированное упорядочение многих видов стеклянных двойных фасадов. Эта оценка была дополнена результатами собственных исследований. Были собраны многие параметры стеклянных двойных фасадов, и на их основе были получены обобщенные характеристики, которые затем сравнивались с показателями традиционных фасадов, оснащенных окнами с современными теплозащитными стеклами, а также современной теплоизоляционной системой. Результаты таких сравнений представлены в таблице. Из таблицы видно, что стеклянные двойные фасады имеют несколько лучшие показатели звукозащиты, чем традиционные фасады с современной теплоизоляционной системой. По зимнему потреблению энергии на отопление, если речь идет о высотных зданиях с большой внутренней тепловой нагрузкой, оба вида фасадов имеют приблизительно одинаковые показатели. Что же касается летней теплозащиты и затрат энергии на охлаждение, стеклянные двойные фасады имеют в этой области очень плохие показатели. Установлено, что в зданиях со стеклянными двойными фасадами без систем кондиционирования воздуха нельзя обеспечить приемлемые внутренние климатические параметры, и такие системы в указанных условиях неработоспособны. Кроме этого, с зазором между поверхностями стеклянных двойных фасадов связаны такие проблемы, как выделение конденсата, ослабление дневного света, значительная пожароопасность. Наряду с этим, стеклянные двойные фасады требуют гораздо больших инвестиционных и эксплуатационных затрат, чем традиционные фасады с современной теплоизоляционной системой и теплозащитным остеклением.

Из представленных ранее результатов исследований, которые должны быть еще дополнены результатами практических измерений на уже построенных объектах, следует, что применение стеклянных двойных фасадов в нашем климате — не рассматривая особые случаи — с точки зрения строительной физики не имеет никакого смысла. Требуют особого изучения специальные случаи, например, пристройка стеклянных двойных фасадов к старому зданию, которое должно использоваться во время реконструкции. При этом обязательно необходимо применять наработки строительной физики.

Утверждение К. Дениельса (K. Daniels) о том, что при интегральном планировании таких сооружений привлечение специалистов по строительной физике не имеет смысла, следует рассматривать как весьма эксцентричное и неприменимое в серьезной дискуссии о стеклянных двойных фасадах. Стеклянные двойные фасады предоставляют широкое поле деятельности большому кругу специалистов для решения проблем, которых бы не было, если бы никаких стеклянных двойных фасадов не возводилось. Но фасад здания со стеклянной двойной поверхностью нельзя рассматривать только как частную проблему или как выражение стремления максимального использования стекла и стали, характерное для определенного временного периода истории архитектуры.

Если бы это было так, эту проблему можно было бы легко отправить на библиотечную полку истории архитектуры как очередную причуду моды.

K. Gertis, доктор техн. наук, заведующий кафедрой физики строительных конструкций Штутгартского университета, директор Института строительной физики им. Фраунгофера (Германия) к содержанию Каким будет торговое здание в обозримой перспективе?

Достижения научно-технического прогресса заставляют нас по-новому взглянуть на судьбу торговых зданий. При этом становится очевидным, что изменениям будут подвергаться все традиционные параметры этих зданий.

Современный градостроитель обязан представлять, хотя бы ориентировочно, те крупные изменения в самих принципах проектирования, строительства и организации торговли в новых, так называемых электронных магазинах, которые, как и вся информатика в целом, могут значительно повлиять на традиционные методы торговли. Это касается физических объемов помещений для предприятий торговли, их расположения в застройке и городе, соотношения количества продавцов в обычном смысле слова и продавцов-операторов-программистов Отсюда совершенно новые требования к проектированию торговых залов, административных и складских помещений, организации транспортных потоков и многое другое, что, безусловно, отразится на архитектуре торговых зданий в обозримой перспективе.

Рассматривая сложившуюся тенденцию развития электронных и компьютерных технологий, а также уже сегодняшние примеры их внедрения в сферу торговли, вполне логично предположить вытеснение традиционных способов продажи некоторых видов товаров и услуг торговлей в виртуальном Интернет-пространстве. Разумеется, переход с одной системы торговли на другую будет осуществляться постепенно. Выявить же закономерности такого перехода необходимо уже сегодня.

При смене организационной структуры торговли ожидаются изменения по следующим направлениям во внешнем облике объектов торговли (как в объемно-планировочных, фасадных решениях, так и в трактовках интерьеров), в функциональном построении торговли (например, развитие сети филиалов и отделений), в комплектации персоналом и в соотношении востребованных для новых целей профессий и специальностей.

На основании вышеназванных факторов можно сделать предположение о том, в каком направлении будет развиваться функциональная, а за ней и архитектурно-планировочная структура объектов торговли.

Прежде всего, следует отметить, что средствами Интернета можно полностью обеспечить информацирнно-рекламные и денежно-расчетные операции торговых организаций и покупателей и лишь небольшую часть передачи товаров (только существующих в электронном виде — программные продукты, электронные книги, видео- и аудиопродукцию и т п ). Товары материального характера (продукты питания, мебель, одежда и т д) предполагают наличие складских помещений и транспортных перевозок.

Торговые центры будущего, вероятнее всего, будут выглядеть следующим образом офисные помещения, в которых координируются торговые процессы (возможно, располагаемые в различных частях города, а со временем и страны или мира), объединенные единой информационной компьютерной системой, складские сооружения-терминалы, рассредоточенные на охватываемой территории «рынка», транспортные сооружения и предприятия, осуществляющие доставку товаров на склады-терминалы, а затем — непосредственно потребителю.

Основным пространством, в котором собственно и будет осуществляться купля-продажа товаров, возможно, будет виртуальный торговый центр.

Иными словами, торгующая организация будет арендовать участок всемирного информационного поля, в котором будет проводиться рекламная кампания и размещаться информация для покупателей о продукции. С точки зрения компьютерных технологий, на сегодняшний день имеются лишь две проблемы недостаточная компьютеризированность населения и дороговизна программных продуктов, обеспечивающих эффект «реального материального присутствия в кибер-пространстве». Темпы решения этих вопросов настолько стремительны, что многие потребители будут психологически не готовы к использованию новых технологических достижений. Доказательством роста популярности интернет-торговли служат статистические данные из отчета министерства финансов США за последний квартал 2002 г объем продаж по Интернету составил 14,33 млрд долл, что на 28,2% больше, чем за тот же период 2001 г Преимуществ у глобальной торговой сети более чем достаточно колоссальный выбор товаров, доступный в любой точке планеты, сокращение цепочки посредников, возможность покупать товары не выходя из дома, улучшение качества информационных услуг (покупатель сможет получить полную информацию о продукции независимо от квалификации продавца), безопасность финансовых расчетов с предоставлением услуг по кредитованию и рассрочке.

При проектировании автором жилых домов со встроенно-пристроенными помещениями торгового и общественного назначения в г Мытищи (Московская обл )* был проведен сравнительный анализ по оценке экономической эффективности интернет-торговли Были получены следующие результаты.При организации розничной торговли общая площадь магазинов составила 960 м2, из них площадь торговых залов — 575 м2, складских помещений — 236 м2, конторских помещений — 144 м2. Средний годовой показатель товарооборота составляет 12 млн. у. е., что в пересчете на 1 м торговой площади составляет 20,87 тыс. у. е. в год. При организации системы интернет-тор-говли на такой же (960 м2) общей площади требуется: под торгово-информационные залы с компьютерными терминалами — 350 м2;

под складские помещения и помещения службы доставки — 450 м2;

под офисные помещения — 160 м2. Прогнозируемый годовой показатель товарооборота Интернет-магазинов составит 18,5 млн. у.е. или 41,11 тыс. у. е. на м2 торгово-информационного зала.

Пересчет на 1 м2 торговой площади сделан в связи с тем, что при ведении Интернет-торговли рациональным является размещение основных и вспомогательных функций в разных районах: торгово-информа-ционных—в центральных, более престижных и дорогих, а складских и конторских — на периферии.

Возникает естественный вопрос: что будет происходить с архитектурой торговых комплексов — будущих и уже существующих. Как говорилось выше, торговые организации, ведущие продажу через Интернет, будут нуждаться в двух видах сооружений: офисы и склады. Вследствие постоянного увеличения стоимости городской земли вполне логично предположить создание крупных многоэтажных офисных центров в деловых районах мегаполисов. В этих высотных зданиях, снабженных новейшими телекоммуникационными средствами, торгующие организации смогут арендовать необходимые площади под размещение своих сотрудников, осуществляющих координацию продаж через Интернет. С архитектурно-художественной точки зрения эти здания будут соответствовать архитектуре той городской среды, где они будут возведены (в основном это могут быть респектабельные офисные здания в деловой части города).

Еще один вид сооружений, необходимый для ведения Интернет-торговли, — склады-терминалы. Поскольку торговые операции по Интернету могут производиться на достаточно обширной территории, то для крупных торговых организаций видится целесообразным создание региональной дилерской сети с возведением складских комплексов, которые обеспечивали бы удовлетворение покупательского спроса на подконтрольной территории рынка.

Такие складские терминалы выгодно располагать за пределами дорогостоящих городских земель, но обязательно вблизи удобных транспортных путей.

В архитектурном плане эти сооружения должны соответствовать своей функции — просторные здания промышленного типа (ангары, павильоны и т.

п.), возводимые из экономичных быстровозводимых конструкций с развитой системой разгрузки транспорта (автомобильного, железнодорожного, речного, морского и т. д. — в зависимости от местных условий) и доставки товаров на место хранения (грузовые подъемники, лебедки, лифты, краны и т.

п.). Обязательное условие — наличие разветвленной телекоммуникационной сети для связи с координирующими офисами, учета товаров и графика поставок. Вследствие нашего предположения, что со складов-терминалов будет осуществляться доставка товаров потребителям, логичным выглядело бы включение в состав складских комплексов гаражей и парковок.

Было бы неверно полагать, что с развитием компьютерных технологий исчезнет покупатель, производящий покупки самостоятельно. Поэтому при складах-терминалах реально предположить наличие магазинов, которые будут функционировать как ярмарки-продажи либо как гипермаркеты. Однако с дальнейшим развитием торговых информационных технологий доля гипермаркетов, по-видимому, будет сокращаться, поскольку бесплатная доставка товаров потребителю станет одним из обязательных условий покупки в Интернете.

Закономерен вопрос об архитектурном решении виртуальных торговых центров. Скорее всего, основной акцент будет сделан на виртуальных интерьерах, которые будут представлять собой «трехмерные пространства» с любой конфигурацией, планировкой, оформлением. Как в свое время существовало целое поколение архитекторов-бумажников, творениям которых никогда не суждено было воплотиться в жизнь, так и в будущем появится отдельная профессия архитектора-дизайнера, работающего только в виртуальном пространстве.

Не стоит расценивать описанную тенденцию как предсказание исчезновения традиционной «материальной» архитектуры торговых зданий. Как в дне сегодняшнем, так и в будущем будут востребованы различные виды торговых сооружений. Так что, скорее всего реальный и виртуальный мир, иллюзорная архитектура и архитектура, выполненная в строительных материалах, будут существовать параллельно и выступать равноправными участниками в развитии человеческой цивилизации.

Нельзя не затронуть вопрос о том, как будут эксплуатироваться уже существующие общественно-торговые центры, многие из которых уже вошли в историю как архитектурное и культурное наследие. Прослеживая тенденцию развития общественно-торговых комплексов за последнее столетие, следует обратить внимание на соотношение торговых функций и общественных. Очевидным фактом при этом становится увеличение доли «общественного» значения крупных общественно-торговых центров. Логично предположить, что при переносе основных торговых процессов в виртуальное измерение, общественно-торговые комплексы будут перепрофилированы под рекламно-разлекательные нужды.

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что процесс «интернетизации» торговли уже идет, более того, он необратим. В ближайшем будущем перед архитекторами возникнет проблема перепрофилирования существующих торговых зданий и сооружений под нужды так называемого переходного периода, а затем по определению эстетических, этических и профессиональных принципов организации виртуального торгового пространства.

Чем раньше мы будем готовы к этому, тем большего успеха добьется архитектура в решении этих, неведомых доселе, совершенно новых типов торговых сооружений.

В В ЕМЕЦ, архитектор (Москва) к содержанию Варварская архитектура Символом российских «либеральных реформ» для меня долгое время была одна история, прочитанная в газете первой половины 1990-х годов.

Двое работяг, озверевшие от невыплаты зарплаты, решили заработать в духе времени, приватизировав немножко общественного достояния. Умельцы срезали высоковольтные провода и продали их на пункте сбора цветного металла. Доход предприимчивых людей составил тысяч двадцать тогдашних рублей. Ущерб, который они нанесли собственному заводу и городку, где все разом встало, исчислялся в несколько миллионов долларов.

Вполне возможно, что в историю архитектуры нынешняя эпоха войдет не тем, что она построила, а тем, что она разрушила. Разумеется, нечто подобное можно сказать и про советские времена. Да и вообще, любая новая власть начинает с того, что сносит некоторое количество архитектурных памятников прошлого. Английские пуритане разрушали великолепные средневековые замки, французские санкюлоты срыли Бастилию. О варварах, разбиравших на запчасти римский Колизей, даже и говорить не приходится.

Особенность нынешнего разрушения, однако, в том, что оно происходит не под давлением необходимости, войны или нищеты, не под лозунгом социального прогресса и технической модернизации, а под знаменем личного благоустройства. Иными словами, модернизация, конечно, происходит, но не для города и общества, а только для отдельных продвинутых граждан. И касается она исключительно индивидуального потребления.

Потребительская логика доминирует и в архитектуре. Жилье строится для того, чтобы его можно было продать. Это аксиома рынка, но далеко не первое требование искусства. Соответственно, старая городская среда разрушается вовсе не потому, что она не отвечает идеологическим или художественным требованиям господствующего класса (как раньше). У нынешней российской элиты просто нет собственной эстетики, да и с идеологией неважно. Именно поэтому неудачей завершаются любые попытки создать новый «большой стиль», пусть даже механическим путем, накромсав в лучших постмодернистских традициях эстетических ломтиков из больших стилей прошлого. Новая элита в стиле не нуждается. Зато она хорошо понимает в коммерции. Ценность здания зависит не от его исторических или архитектурных качеств, а от того, оборудовано ли оно современными коммуникациями, системами охраны и парковочными местами. Сталин и Хрущев сносили церкви, видя в них символ конкурирующей религиозной идеологии. Сегодня любой памятник архитектуры может быть уничтожен только оттого, что в нем нет подземного гаража.

Если общественные здания предполагают соответствие хотя бы некоторым идеологическим и символическим требованиям, то жилое строительство является той сферой, в которой нынешняя элита свободна выразить себя в полной мере. Она и выражает, возводя бетонные и кирпичные коробки в центре города, застраивая Москву непривычными для нее таунхаусами, украшая высотки пент-хаусами и возводя постмодернистские сооружения фараонических размеров в самых неожиданных местах.

Было бы, вероятно, очень поучительно и забавно, если бы все эти строения собрались в одном месте, составив некий «закрытый город» отечественной элиты, социально-архитектурный паноптикум или просто зону, которую следующий политический режим мог бы законсервировать для потомков вместе с ее обитателями. Однако строительный бум не щадит ни одного квартала в центре столицы и даже на ближних к нему подступах. Если отбросить «плебейский гнев», приходится констатировать, что главный эстетический недостаток нового «элитного жилья» - его расположение. Дома стоят не на своем месте. They don't belong here, как говорят англичане. Отсутствие представлений о традиции, стиле, архитектурном ансамбле и совместимости между зданиями как раз то, что отличает варварское строительство от продукции цивилизации. Варвары не только разрушают. Они еще и строят. И в этом -главная беда!

Меня всегда удивляло, что богатеющие отечественные господа склонны селиться скопом в огромные многоквартирные дома или, на худой конец, средних размеров постройки. При этом стоимость квартиры такова, что на подобные деньги можно запросто купить разрушающийся особняк и, отреставрировав его, превратить в настоящий дворец. Да зачем особняк? Таким же образом можно перестроить изрядную часть домов ординарной архитектуры XIX века. Купцы времен Островского жили там очень даже неплохо. Почему же не следуют их примеру пионеры нового русского капитализма?

В Подмосковье стоят во множестве старинные усадьбы -запущенные, заброшенные, полуразрушенные, но вполне поддающиеся восстановлению и реконструкции. Но нет, люди предпочитают строиться на новом месте, возводя за высокими заборами трехэтажные каменные особняки, напоминающие уменьшенные копии Тракайского замка. К тому же все они теснятся друг к другу поближе, превращая элитный поселок в постмодернистскую метафору коммунальной квартиры.

В Москве и того хуже. Похоже, даже олигархам, за редким исключением, не приходит в голову, что в городе тоже можно жить в отдельном доме.

Разумеется, решающую роль здесь играют коммерческие соображения. Застройщикам выгоднее снести старый дом и построить на его месте многоквартирный муравейник, нежели возиться, возвращая к жизни старинное здание. К тому же хорошая реставрация потребует качественных и дорогих материалов, серьезных специалистов. А элитное жилье нового образца можно строить из «подручных» средств, с которыми умеет обращаться любой молдавский гастарбайтер.

Странно, что хозяева жизни столь зависимы от строительных фирм. Они не навязывают им своих вкусов, не пытаются взять инициативу в свои руки (при наличии денег - что проще: купил здание, нанял архитектора для реставрации или реконструкции). Как-то совсем по-советски предложение доминирует над спросом. Эта слабость свидетельствует о том, что российская элита представляет собой не устоявшийся класс со своей историей и культурой, а атомизированное сборище частных лиц, живущих скорее индивидуальной, нежели коллективной жизнью. И дело вовсе не в том, что российский капитализм молод. Просто у нашей новой элиты в роду не было ничего героического, что придало бы ей чувство гордости и уверенности в себе, не было и общего дела. Нельзя же в самом деле построить героический миф на основе истории постперестроечных политических катаклизмов или приватизации народного добра.

Немалую роль играют и соображения безопасности. Одиночный дом охранять дороже. Другое дело, что, расползаясь по городу, элитное жилье само создает новую социальную географию, при которой охранять нужно не отдельные дома, а целые микрорайоны. Вообще забота об охране выдает уязвимость, неуверенность и неэффективность элит. Неспособность верхов общества создать даже для самих себя комфортную (в том числе и психологически) среду свидетельствует об их глубокой несостоятельности в качестве национальной элиты. Богатых людей во всем мире приходится защищать: в меньшей степени - от бедных, в большей - друг от друга. Но, пожалуй, только в Южной Африке я видел такой страх перед внешним миром, такое желание от него отгородиться. А ведь общество, от которого прячутся, создавали сами.

Разобщенность и неуверенность элит оборачивается отсутствием внятного стиля, а советское происхождение новых начальников напоминает о себе, когда обнаруживается почти полное отсутствие потребности в изящной и утонченной среде обитания. Красота измеряется ценой. Яйца Фаберже (довольно бесполезная, в сущности, вещь) хороши не тонкой работой, а стоимостью. Любое здание является не в последнюю очередь вложением капитала (что особенно важно в условиях нестабильной банковской системы и массового уклонения от налогов). В этом смысле дорогое жилье принципиально лучше дешевого, а большое выглядит заведомо привлекательнее маленького. Понятие об уюте утрачивается так же, как и представления о красоте.

Зато архитектор в подобной ситуации получает определенную свободу. Эстетическая беспомощность заказчика-потребителя позволяет авторам проекта развлекаться самым неожиданным, зачастую извращенным образом. Классическим примером подобной практической шутки (practical joke, как сказали бы в Британии) является дом «Патриарх», рядом с одноименными прудами. Нагромоздив этажей, построили средних размеров зиккурат, компактную пользовательскую модель Вавилонской Башни, но фантазия Брейгеля здесь переплетается с традициями сталинского классицизма.

Соцреалистические статуи, изображающие создателей этого шедевра, гордо смотрят на улицу со среднего уровня здания. А завершается все это почему то татлинской башней Третьего Интернационала.

Такой проект - в качестве шутки - получил бы, несомненно, одобрение, появись он на архитектурном конкурсе. Знатоки соцарта искренне смеялись бы, разглядывая выставленные чертежи или макет. Но только в Москве такое можно построить в камне, в натуральную величину. И только у нас найдутся люди, готовые в подобном здании жить, да еще платить за это огромные деньги. Воплощенный в натуре проект кажется уже куда менее забавным. Он раздражает своей агрессивностью, своей реальностью. Если ваш фантазм вдруг обратился правдой жизни, это приятно далеко не всегда. Но каково, если вам приходится постоянно видеть перед собой чужой фантазм, почему-то ставший частью вашей повседневности.

Если «Патриарх» построен людьми с извращенным чувством юмора, то Триумф-палас на Соколе (компания «Дон-строй») свидетельствует, напротив, о его тотальном отсутствии. В качестве одного из символов буржуазной России предлагается имитация сталинской высотки, причем распределение квартир по этажам должно отражать представления застройщиков о социальной иерархии - чем выше, тем дороже. Тоталитарный стиль на службе буржуазного самомнения.

Как известно, при Сталине высоток планировалось восемь. Семь было построено, а восьмая, правда, в несколько уменьшенном виде, переместилась в Варшаву под именем «Дворца культуры и науки» - символа братской советской помощи. Теперь недостающее место занял Триумф-палас, если не географически, то, по крайней мере, символически.

На фоне неототалитарной архитектуры и материализовавшегося соцарта более мелкие элитные сооружения выглядят примером умеренности, здравого смысла и практичности. Однако их архитектура вряд ли намного более гуманна, а главное, отдает непреодолимым офисным стилем: жилые дома можно отличить от контор банков и компаний только по отсутствию (или наличию) на них соответствующих табличек. Редко где-то появится небольшой дворик или маленький сад, зато все тщательно продумано для удобства автомобилей. Это уже не постсоветская и не неоклассическая архитектура, даже не постмодернизм. Это просто утилитарные объекты, предназначенные для проживания и воспроизводства людей с высоким достатком (как заводские сооружения предназначены для производства, скажем, удобрений, а сельскохозяйственные фермы -для выращивания скота). В этом, впрочем, сказывается традиционное советское мышление, только подправленное и развившееся с учетом новых возможностей. Ведь и советский период видел в жилом здании прежде всего место, где люди спят. Просто теперь люди изменились.

Назло эстетам и интеллектуалам финансово-политическая элита осваивает городское пространство в полном соответствии со своими вкусами и потребностями. Если эти вкусы кому-то не нравятся, а потребности кому-то кажутся странными, это проблема критиков. Деньги не создают красоты, но они утверждают норму. Глаз привыкает к новым формам и по мере того, как традиционная архитектурная среда уничтожается, эти формы становятся единственно доступной нам реальностью (как в свое время ею стали панельные многоэтажки спальных районов). В известном смысле возникает даже новый городской ансамбль: количество переходит в качество, а строительный бум в сочетании со сносом старого города делает свое дело.

Когда блочные дома «простонародья» окончательно превратятся в руины, а памятники XVIII и XIX веков сократятся до нескольких случайных вкраплений в урбанистический пейзаж, именно сооружения эпохи второго пришествия капитализма станут определять лицо Москвы и еще нескольких городов «столичного типа».

Вполне возможно, после очередной смены политического режима элитное жилье сегодняшней эпохи рассыплется и уйдет под землю, как Кощеев замок или дворец злой волшебницы в детском фильме - в некоторых элитных постройках второй половины 1990-х годов уже видны трещины, осыпается штукатурка. Устоявшие здания будут перепрофилированы, а на месте заново образовавшихся пустырей начнут строить новый город Солнца. Почему бы тогда не попробовать реализовать очередную архитектурную утопию. Например, приняться за восстановление исторического города, разрушавшегося на протяжении почти столетия. Пусть это будет не более чем реконструкция, вызывающая усмешку профессионалов: старые здания полагается отстраивать на прежнем месте лишь после войны или нашествия варваров.

Но мы как раз пережили несколько войн. А нашествие варваров еще в самом разгаре.

Борис Кагарлицкий директор Института глобальных исследований к содержанию Скромное обаяние номенклатуры Сразу после революции в красной Москве произошло раздвоение понятия «право на жилье». Все граждане нового «бесклассового» государства были поделены на «партию и правительство» и «население». «Население», в свою очередь, делилось на «трудящихся» и «лишенцев». Трудящимся полагалась «жилплощадь», продовольственная «рабочая карточка» и прочие строго нормированные блага. Классово чуждые лишенцы этих прав не имели, а их жилье экспроприировалось. Лишенцев уплотняли или выселяли загород, где срочно утеплялись летние домики или из подручных материалов строились хибары. Новая же партийно-правительственная элита размещалась в жилых корпусах Кремля и центральных гостиницах, где была полностью освобождена от бытовых проблем.

«Националь», «Метрополь», «Континенталь» и прочие гостиницы, построенные в конце XIX - начале XX века, включали не только обширные апартаменты, но и роскошные рестораны, кинотеатры, музыкальные салоны, зимние сады. Все это вместе с поварами, горничными, прачками и другим персоналом было передано в пользование новых постояльцев, разумеется, бесплатно. Понятие «дом-коммуна» впервые появилось именно здесь - обитатели были свободны от всяких бытовых забот, не имели собственности и жили в тесном общении друг с другом.

Спонтанно возникший тип расселения правящей элиты был закреплен в первых жилых комбинатах, построенных в 1927-1930 гг. - Доме общества «Динамо» в начале Большой Лубянки и Доме Правительства на Берсеневской набережной. Обусловленный НЭПом экономический подъем требовал возврата гостиницам их прямых функций, а накопленный государством к концу 1920-х гг. капитал позволял тратиться на крупные строительные проекты.

Дом «Динамо», хорошо известный москвичам 1960-1980-х гг. по «Сороковому» гастроному с заказами для новобрачных, был обязан своим названием спортивному магазину, позднее перенесенному оттуда в новый жилой дом НКВД на ул. Горького. Академик архитектуры И.А.Фомин, блестящий мастер петербургской неоклассики, выстроил дом-крепость карательного ведомства напротив доходного дома Леонтия Бенуа, своего учителя в Академии художеств. Очистив формы неоклассики до схемы, сохраняющей структуру ордера и пластику сдвоенных колонн (излюбленная тема Фомина), охватывающих угол Б. Лубянки и Фуркасовского переулка, куда выходили трехэтажный универмаг с гастрономом и клуб с конторами в верхних этажах, архитектор увел жилую зону на тихую М. Лубянку. Здесь более низкие этажи с подчеркнутыми горизонталями окон и балконов, тихий озелененный двор, ведущий в детский сад и столовую, расположенные в правом скругленном крыле, два верхних этажа которого предназначались для отдыха и спорта.

Соавтор Фомина по дому «Динамо» архитектор А.Лангман построил вскоре в Милютинском переулке для главы НКВД трехэтажный особняк.

Неподалеку, в Варсонофьевском, была сооружена поликлиника того же ведомства, для чего снесли барочную церковь. Разрушение церквей и монастырей началось именно с этого района: уже в 1924 г. была снесена церковь Введения на углу Б. Лубянки и Кузнецкого моста, а в 1926 - церковь Евпла на Мясницкой. Бесследно исчез Златоустовский монастырь между Мясницкой и Маросейкой, территория которого пошла под застройку жилыми домами ОГПУ-НКВД.

Если доходные дома и особняки рубежа XIX-XX веков соседство храмов чрезвычайно ценили, обращаясь к ним окнами наиболее дорогих квартир и репрезентативных фасадов, то сооружения советской эпохи вставали именно на местах снесенных храмов. Дело не только в борьбе с религией, но и в стремлении удалить беспокойные силуэты церквей и колоколен, потенциальных огневых точек, с главных улиц Москвы и магистралей, ведущих к вокзалам, аэропортам и в места отдыха - к дачам Кунцева и Барвихи.

В отличие от них, Дом Правительства архитектора Бориса Иофана, «посаженный» на место Винно-соляного двора и повторивший его очертания, сохранил церковь Николы, правда, без колокольни, и палаты Аверкия Кириллова на Берсеневской набережной. Жизнь в этом доме не предполагала особых контактов с окружающим его городом. На работу и с работы - через Большой Каменный мост - на персональном авто. Быт и досуг обеспечивали службы, расположенные в корпусах: в выходящем к реке центральном корпусе размещался клуб им. А.И.Рыкова, в выступающем во двор полукруглом объеме была столовая, а в верхнем этажах - спортзалы с теннисными кортами. Чуть позже у подножия здания на новой гранитной набережной были устроены сходы на пристань, куда причаливали речные трамвайчики, курсировавшие по Москве-реке до Кунцева и Серебряного бора, где находились правительственные дачи.

500 квартир были разных размеров и типов, от 2-х до 7-комнатных. При развитом общественном обслуживании комплекса в них, тем не менее, имелись комнаты для прислуги. Кухни были снабжены грузовыми лифтами и различными техническими приспособлениями вроде вытяжки для самоварных труб. Вся мебель изготовлялась по эскизам Иофана и принадлежала дому, а не жильцам. Нормы гостиничного быта переносились в индивидуальные квартиры.

В зависимости от своего ранга жильцы получали от комнаты в общей квартире до 7-комнатной квартиры в привилегированном 12-м подъезде.

Повышение и понижение по службе сопровождались изменением жилищных условий. А с середины 1930-х гг. квартиры все чаще пустели за одну ночь, и на дверях появлялась красная сургучная печать. «Мы смотрим на Кремль, а Кремль смотрит на нас», - говорили жильцы.

В 1920-е гг. в Москве оставалось значительное количество научной и творческой интеллигенции, которой эпоха НЭПа вернула возможность профессиональной работы, не защитив ее при этом от жилищного кризиса. Заработки людей искусства и науки позволяли участвовать в кооперативном строительстве, широко развернувшемся в то время. Настоящим заповедником интеллигенции стали в середине 20-х гг. поселки-сады «Сокол» и «ВАИ», построенные в поросшей соснами дачной местности по обе стороны от станции «Серебряный бор» Окружной железной дороги. Н.Марковников, проектировавший в 1908 г. ее здание, стал автором большинства коттеджей поселка «Сокол». За линией Окружной железной дороги раскинулся другой поселок - Всероссийской ассоциации инженеров, созданный Б.Великовским, автором крупных доходных домов на Мясницкой, Новой Басманной и др.

Вложив деньги в легкие щитовые и деревянные дома, лишенные поначалу всяких удобств, обитатели первых советских поселков-садов спасались от подселений и уплотнений в квартирах старых доходных домов. При том, что в поселке «Сокол» 40% коттеджей было отдано рабочим завода «Изолятор», там велась насыщенная культурная жизнь. Работал театр, библиотека, детские художественные, музыкальные и спортивные кружки.

В поселке, что важно, испытывались жилые секции, шедшие потом в многоэтажное строительство, в том числе и в дома с двухэтажными квартирами. Наиболее примечателен среди них дом Наркомфина на Новинском бульваре архитекторов М.Гинзбурга, И.Милиниса и инженера С.

Прохорова.

Будучи поклонником Ле Корбюзье с его пятью принципами архитектуры2, М.Гинзбург воплотил эти принципы в доме Наркомфина, склонив к участию в проекте наркома финансов Н.Милютина. Здание было решено построить за Садовым кольцом среди сосен усадебного парка на пологом береговом склоне спрятанной в трубу речки Пресни. На выбор места и композицию дома Наркомфина повлиял находящийся неподалеку доходный дом князя Щербатова с поднятым на высоту 6-го этажа особняком-пентхаусом, его протяженными меридиональными фасадами и акцентированным юго западным углом с полукруглой верандой для созерцания закатов за Москвой-рекой (арх. А.Таманов). В доме Наркомфина на юго-западный торец выходила квартира Н.Милютина, снабженная дверью на крышу, а также полукружия балконов квартир двух верхних этажей.

Структура двухуровневых квартир с гостиными-холлами в два света и низкими спальнями (высота потолков 2,3 м) приближалась к коттеджной.

Блокировка квартир с выходами в коридоры на уровне 2 и 5 этажей позволяла свести количество лестничных клеток и лифтовых шахт до минимально необходимых двух. На крыше с несколькими комнатами-кабинками общежития, напоминающими корабельную рубку, была устроена терраса, в центре которой располагался цветник, а по периметру каменные скамьи - своеобразный клуб-говорильня, привлекавший жителей дома и их гостей. Для общения предназначались и крытые галереи 2-го этажа, которые, впрочем, вскоре были поделены между жильцами и превратились в кладовые. Очень важный для эксплуатации жилья с развитым блоком общественного обслуживания принцип социальной однородности жильцов в скором времени был нарушен. Не справился со своей ролью и блок общественного питания. Жизнь ушла в изолированные квартиры с общими кухнями в конце коридоров. Поселившийся много лет спустя в квартире Гинзбурга архитектор Андрей Меерсон попытался перенести преждевременные идеи дома Наркомфина в микрорайон «Лебедь», выстроенный им на берегу Химкинского водохранилища в конце 1960-х гг. Однако, подобно своему предшественнику, Меерсон так и не смог довести до осуществления развитый общественный блок, запроектированный им в объединяющем четыре жилых башни стилобате.

В 1934 г. Совет Народных Комиссаров СССР и Моссовет определили норму жилой площади «односемеиных квартир»: 2 комнаты - 25-40 кв. м;

2 1/ - 40-45 кв. м;

3 - 50-60 кв. м;

3 1/2 - 60-65 кв. м;

4 - 65-80 кв. м;

4 1/2 - 70-85 кв. м;

5 1/2 - 80-100 кв. м. Половина комнаты - это помещение в 6-7 кв. м с окном и отдельным входом в переднюю для домработницы или «маневрирования» внутри семьи. Норма на одного человека - не менее 9 кв. м. жилой площади. Высота потолков - 3,2 м (против 2,8 м, принятых в 1920-е гг.3).

Для этого периода чрезвычайно характерен дом НКВД на улице Горького (1-й Тверской-Ямской), 11. Глубокие порталы входов ведут в вестибюли, оформленные полуколоннами с массивным архитравом. Квадратные в плане лестничные клетки тремя маршами охватывают огражденные металлической сеткой шахты лифтов, кабины которых были отделаны деревом, снабжены застекленными вверху дверями, скамеечкой и зеркалом. Типовая секция состоит из 3-х и 4-комнатных квартир, есть и 5-комнатные квартиры с раздвижными перегородками между смежными комнатами. Одна из комнат и «служебный узел» из кухни, комнаты для домработницы, ванной и уборной обращены во двор. Кухня имеет выход в тамбур с мусоропроводом и связывающим две секции балконом, что важно в противопожарном отношении.

До конца 1930-х гг. жилые дома строятся с шириной корпуса в 11 м, что предполагает сквозное проветривание и инсоляцию каждой квартиры.

Кухня, размер которой достигает 12 кв. м, оборудуется холодильным шкафом под окном, газовой плитой, посудомойкой с горячей водой. Чаще всего подогрев воды обеспечивается газовой колонкой в ванной комнате. Отопление домов автономно - каждый дом со двора имеет котельную.

Квартиры отделываются с большой тщательностью: вешалка и встроенные шкафы - деревянными панелями, дверные и арочные проемы - профилированными косяками. Пример авторской проработки элементов интерьера, заданный И.Жолтовским в Доме на Моховой, был подхвачен А.

Буровым в доме Наркомлеса на ул. Горького (Тверской), 25, Л.Поляковым в доме с магазином «Диета» на Арбате и др. В квартирах появились карнизы, падуги потолков, часто с лепными розетками в центре, филенчатые двери с никелированными или бронзированными ручками. Вместо дешевых обоев применялась техника шелко-графии, когда окраска имитировала обтяжку стен узорчатым шелком. Цвета были насыщенными: глубокий зеленый, цвет морской волны, вишневый, терракотовый, а иногда охристый или лимонно-желтый - в зависимости от освещенности и назначения комнаты.

Во дворах заливались катки и устраивались ледяные горки. За всем хозяйством следил подотчетный НКВД управдом, командовавший слесарями, столярами и дворничихами, жившими в служебных квартирах. В отличие от дореволюционных домов, отдельной черной лестницы, как правило, не предполагалось, но в подъезде, наряду с парадным, обязательно был выход во двор, вокруг которого и группировались служебные помещения. В каждом подъезде сидела лифтерша или пожилой лифтер, отлично знавшие в лицо всех жильцов, их родственников и знакомых. Чужих в подъезд не пускали.

Детям без взрослых ездить в лифте не разрешалось - либо они бегали пешком, либо их сопровождал лифтер. Чаще всего лифт работал только на подъем.

Вызвать его на этаж было невозможно из-за отсутствия кнопки вызова. Вниз ходили пешком, за исключением особо важных персон, к примеру наркомов, за которыми поднимались на лифте, чтобы спустить их к ждавшей у подъезда машине. Поскольку все авто были служебными, вопрос о гаражах при доме просто не возникал. В отличие от эксплуатируемых плоских крыш домов 1920-х гг., сталинские постройки всегда имели скатные кровли, доступ на которые строго контролировался во избежание диверсий.

В 1935 г. преподаватели и аспиранты вновь созданной Академии архитектуры были отправлены в творческое путешествие для знакомства с сокровищницей классического наследия. Венеция, Рим, Помпеи, Афины, Стамбул, с заездами в Париж, Ним, Флоренцию - обвал впечатлений от поездки, горы этюдов отразились в архитектуре Москвы 2-й половины 1930-х гг., в том числе и в жилых домах. Суровая архитектура первых домов, построенных в духе «освоения классического наследия», как, например, дом с магазином «Диета» на Арбате (Л.Поляков, 1933-1935), сменилась более открытой, жизнерадостной, разнообразной в деталях, с глубокими лоджиями и аркадами, явно навеянными средиземноморским круизом.

Появился новый тип советского жилья, облик которого воплощал принцип синтеза искусств, теоретически обоснованный Академией архитектуры СССР. Именно ее аспиранты стали авторами жилых домов, определивших стиль застройки улицы Горького и Ленинградского шоссе, Б. Калужской и 1-й Мещанской (проспект Мира), Б. Дорогомиловской и Можайского шоссе, Садового кольца, набережных Москвы-реки и Яузы.

Таков дом No9 по Никитскому бульвару, построенный для сотрудников ГлавСевморпути (Е.Иохелес, 1936). Несмотря на общие большие габариты с «утопленным» в глубину центральным 9-этажным объемом и 7-этажными крыльями, выступающими на тротуар, дом выглядит легким и радостным. В его облике явно читаются мотивы и приемы итальянского Ренессанса;

на гладкой штукатурке выделяется роспись сграффито, столь любимая в 30-е гг.4.

В левом крыле скрыт 3-этажный дом в стиле модерн, выдающий себя иной сеткой окон и характерными проемами в форме замочной скважины на уровне тротуара.

Сложившийся в середине 30-х гг. принцип застройки города улицами-коридорами породил и тип «сталинского» жилого дома, охватывающего целый квартал или сдвоенные кварталы, оставляя высокую арку над переулком. Так застроена недавняя улица Горького, мало похожая на прежнюю Тверскую, где дома No2 и 4 архитектора А.Мордвинова, образуя между Охотным рядом и Камергерским переулком единый уличный фронт, перекрывают аркой Георгиевский переулок, а дом No17 того же автора забирает в арочный проем устье Б. Гнездниковского. Акцентированный угол этого здания, завершенный арочной ротондой, был увенчан еще и скульптурой танцовщицы с воздетой в небо рукой. Так был положен конец абсолютному господству дома Нирнзее, доминировавшего над Пушкинской площадью после сноса церкви Дмитрия Солунского на углу Тверского бульвара и всех построек Страстного монастыря. Высокие цокольные этажи домов по улице Горького, служившие в прямом и переносном смысле фасадом страны победившего социализма, были отданы магазинам и кафе, являвшим мнимое изобилие.

Рельефные снопы и гирлянды фруктов на фасадах домов No 2, 4 и 6, «съедобный» золотистый на темно-коричневом цоколе цвет их стен и парные скульптуры юношей и девушек на фоне неба над выступающими ризалитами на флангах корпусов близки и по стилистике и смыслу открывшейся в г. Всесоюзной сельскохозяйственной выставке.

После войны набравшее силы Министерство обороны повело обширное жилищное строительство, привлекая в качестве рабочей силы пленных немцев. В Хорошеве и на Октябрьском поле, в Перове и Люблине, в Измайлове и на Бутырском хуторе стали появляться малоэтажные «военные городки», в архитектуре которых сказались впечатления от городов Европы, в первую очередь - Германии. Уютные двух-трехэтажные дома, рассчитанные на 4-8 квартир, отражали попытку гуманизации жизни в первые послевоенные годы.

Возобновилось и строительство крупных жилых кварталов на Кутузовском проспекте, Садовом кольце и набережных Москвы-реки и Яузы. В них реализовывалась принятая еще до войны планировка «секции Розенфельда», предполагавшая размещение на одной лестничной площадке четырех квартир. Этим достигалась экономия на числе подъездов и лифтовых шахт, но зато даже большие 4-комнат-ные квартиры целиком выходили на один фасад - возможность размещения спальни или детской на более тихой дворовой стороне полностью исключалась. Зато на шумной уличной стали устраивать эркеры, добиваясь большего пластического богатства и разнообразия фасадов.

Если появление первых «сталинских» домов 1930-х гг. вызвало волну надстроек наиболее капитальных зданий дореволюционной поры, часть которых была передвинута на новые красные линии расширяемых и спрямляемых улиц центра, то послевоенные жилые дома внесли еще более крупный масштаб как по высоте, так и по декору фасадов.

Послевоенная сталинская архитектура отличалась большей помпезностью и тяжеловесностью форм. Как торжественный и пластичный ампир сменил в 1812 г. более строгий и тонкий классицизм, так и послевоенный «сталинский ампир» подавил своими монументальными объемами, пышной лепниной, коваными решетками, урнами и венками более театральный и прозрачный облик довоенной Москвы.

Таков дом No 4/10 по Садовой-Триумфальной улице, построенный по проекту 3.Розенфельда и А.Суриса, закрывший своим протяженным, но играющим глубокой светотенью и победным красно-золотым колером фасадом внутри-квартальное пространство с двухэтажными домиками кооператива «Труженик искусства» 1927 г. постройки, где в двухуровневых квартирах с отдельными входами жили актеры Малого театра: В. и Н.Рыжовы, Е.Гоголева, В.Хенкин и др. Подобный контраст между кооперативами 20-х гг., в которых селились люди искусства и науки, и послевоенными номенклатурными домами можно увидеть на нечетной стороне Тверской, между Моссоветом и Телеграфом. Там смыкаются два жилых дома (No9 и 11) архитекторов А.

Жукова и В.Андреева с доходящим до высоты 4-го этажа со стороны Газетного переулка рустованным цоколем из красного гранита, который, по легенде, был брошен немцами при отступлении - он предназначался для памятника победы над СССР в центре Москвы5. Сквозь арку этого здания, перекрывающую Брюсов переулок, виден скромный конструктивистский дом, покрытый серой терразитовой штукатуркой. Он построен в 1927 г. по проекту И.Рерберга, жившего здесь во время возведения здания Центрального телеграфа. Вскоре в нем поселился В.Мейерхольд, занявший две соединенные квартиры на третьем этаже, где он репетировал со своими студийцами вплоть до ареста в 1939 г.

Апофеозом послевоенной архитектуры стали так называемые сталинские высотки. Выросший в результате реконструкции Москвы общий уровень застройки похоронил в буквальном и переносном смысле все прежние доминанты. От идеи строительства Дворца Советов пришлось отказаться - опыт войны показал, что ставить в центре Москвы 500-метровый высотный ориентир абсурдно. Но можно построить венок из высотных зданий, соответствующий новой многоэтажной Москве. Каждая из высоток должна была отмечать направление развития московской территории и служить доминантой своего района.

Только два высотных здания были преимущественно жилыми - на Кудринской площади (М.В.Посохин, А.Мндоянц) и на Котельнической набережной (Д.Чечулин, А.Ростковский). Еще два - здание у Красных ворот и гостиница «Украина» - имели жилые крылья. Здание МГУ на Ленинских горах в своих разветвленных крыльях содержало общежития, профессорские и служебные квартиры, а неподалеку от него, на Университетском и Ломоносовском проспектах, были возведены дома для преподавателей.

После апогея середины 1950-х гг., когда верхи общества, академики и лауреаты Сталинских премий, народные артисты, архитекторы были вознесены на этажи сталинских высоток, наступила хрущевская «оттепель». Новые жилые дома для все разрастающейся элиты стали прятаться в глубине исторических кварталов или в парковой зоне Кунцева. Эти здания выделялись на общем фоне лишь особой чистотой стен светлого кирпича и ухоженностью территорий. Внутренняя их планировка не подчинялась общепринятым нормативам и подразумевала большое число дополнительных помещений - холлов, кладовок и даже комнат для домработниц, к тому времени исчезнувших из квартир рядовых граждан. Обычна была и такая «роскошь», как просторная ванная с окном.

Характерно, что сам Никита Хрущев, став главой государства, предпочел поселиться в индивидуальном доме, вспомнив, вероятно, то время, когда жил с семьей в особняке в переулке между Остоженкой и Пречистенкой, общаясь с обитателями особняка, обращенного фасадом в параллельный переулок, с которым у его жилища был общий сад. Так возникла идея зеленого поселка на Ленинских горах, дополненного зданиями общественного назначения, где в начале 1960-х гг. проходили достопамятные встречи Хрущева с творческой интеллигенцией. Отстроенный в середине 50-х гг. в разгар борьбы с «архитектурными излишествами» и одновременно с началом застройки Новых Черемушек панельными пятиэтажками, правительственный поселок за высокой оградой с воротами и сторожками со стороны Воробьевского шоссе (ул. Косыгина) являет собой последнюю вспышку «сталинского ампира» во всем многообразии форм и приемов, включая украинское барокко, столь близкое сердцу и натуре Хрущева. Из-за этого поселка, кстати, не был построен мост, призванный соединить Б. Пироговскую улицу с Мичуринским проспектом -по генплану Юго-Западного района они должны были образовать симметричный проспекту Вернадского и метромосту луч из центра Москвы к кольцевой автодороге.

То, что жить в окруженном зеленью особняке предпочтительнее, чем в многоквартирном доме, понимали многие предшественники и преемники Никиты Сергеевича, чаще жившие на госдачах, чем в городских квартирах. Компромиссным вариантом для центра Москвы стал малоквартирный полуособняк - к примеру, дом в Ермолаевском переулке, 9, смотрящий на Патриаршие пруды восьмиколонным фасадом большого ордера и пилонами ворот с фигурами лежащих львов (1944-1945). Эта уменьшенная реплика Дома на Моховой, построенная учениками Жолтовского М.Дзисько и Н.

Гайгаровым, воплощает мечту об уютной и зажиточной жизни, правом на которую в виде ордера на квартиру вместе с новыми орденами Александра Невского, Кутузова и Славы награждали военачальников Великой Отечественной войны.

Подобный тип дома был воспроизведен в конце 1980-х в Савельевском (Пожарском) переулке и вызвал большой скандал, так как располагался на территории усадьбы, памятника архитектуры, и предназначался для родственников главы тогдашнего Совмина. Волна демократических перемен уже накатывала на позднесоветскую номенклатуру и не позволила ей занять жилой дом с детским садом и сторожкой, обнесенный узорной оградой, на углу Сивцева Вражка и Староконюшенного переулка6.

Закат советской эпохи ознаменовался появлением на ул. Димитрова (Якиманке) в 1982 году «догорающего» густо-красным цветом многоэтажного ансамбля гостиницы «Октябрьская» (ныне «Президент-отель» - Д.Бурдин, В.Тальковский, И.Дьяченко) с жилым домом ЦК (В.Тальковский, Л.

Подрезкова). Повышенная торжественность и парадность облика этих зданий связана с тем, что их возведение было приурочено к празднованию 65-летия Советской власти и XXVII съезду КПСС. Намеренная демонстра-тивность пламенеющих на сером фоне окружающей застройки, включая Центральный дом художника, крупномасштабных сооружений должна была свидетельствовать о незыблемой силе брежневского СССР, но оказалась символом его заката.

Красный кирпич выделяет и другие элитные жилые комплексы 1980-х гг. - к примеру, «Царское село» в Новых Черемушках (Я.Белопольский и др.), которое из-за своей удаленности от пятиэтажной застройки и сомкнутости высоких корпусов с вертикальными гранями эркеров выглядит как крепостное сооружение. Стоящий на насыпных грунтах у текущей в глубокой ложбине речки этот окраинный опорный пункт советской номенклатуры плавно перешел в новое время, став примером для возведения коммерческого жилья в разных районах Москвы.

Наталия Броновицкая к содержанию За ипотекой будущее Жилищный вопрос в России всегда был одной из важнейших проблем. За время существования советской власти его так и не сумели разрешить в условиях распределительной экономики.

Так, по подсчетам специалистов, в 1987 г в строй было введено около 76 млн. кв. м. жилья, а в 2003 г российские строители возвели лишь 36,5 млн.

кв. метров.

Ситуация с жильем усугубляется также в связи с катастрофическим старением и даже обветшанием жилого фонда. Как отметил глава Минпромэнерго РФ Виктор Христенко, из общего объема жилого фонда России, составляющего 2,85 млрд. кв. м. (19 млн. жилых строений), зданий старше 30 лет в России более 62%, со степенью износа более одной трети — 61,6%, а ветхие дома — это почти 90 млн. кв. м. (3,1%). Это означает, что почти две трети россиян живет, мягко говоря, в не уютных условиях. Не лучшая картина складывается и с распределением площади жилья в расчете на «душу населения». В России на одного человека приходится в среднем около 19,7 кв. м. Вместе с тем, к примеру, в Канаде и Швеции этот показатель доходит до 40 кв. м. По словам Виктора Христенко, в очереди на получение жилья стоят 4,5 млн. российских семей.

Безусловно, сегодня формирование и практическое воплощение жилищной политики — одна из приоритетных задач государства, имеющая важное социальное, экономическое и политическое значение. Понятно, что самостоятельно государство своими традиционными методами «раздачи жилплощади» решить эту острейшую проблему не в состоянии.

В своем ежегодном Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 26 мая 2004 года Владимир Путин особо подчеркнул, что обеспечение граждан доступным жильем является одной из наиболее значимых задач Владимир Путин поставил четкую задачу:

«Правительство, региональные и местные органы власти должны ориентироваться на то, чтобы к 2010 году минимум треть граждан страны (а не одна десятая, как сегодня) смогла приобрести квартиру, отвечающую современным требованиям, приобрести — за счет собственных накоплений и с помощью жилищных кредитов. Ипотека должна стать доступным способом решения проблем для людей со средними доходами».

Мировой опыт подсказывает, что самым доступным механизмом предоставления жилья в мире, а сегодня и в России, является ипотека, то есть передача кредитору заемщиком права на недвижимость в качестве обеспечения ссуды. Ипотека, как мощный тягач, должна «вытянуть из болота» жилищную программу России.

Такое состояние дел в жилищной сфере активизирует «инициативу мест». Т.е., отмечая пробуксовку реализации Президентских инициатив, граждане РФ – избиратели, более не полагаясь на оперативность своих избранников, создают Клубы избирателей на местах. Создавая эти Клубы, члены различных политических партий, административных и бизнес структур, те же самые строители, стремятся в инициативном порядке заставить работать профилирующие законы. В сути своей их деятельность направлена на устранение устаревших положений и уточнения отдельных моментов правового регулирования ипотеки.

Липецкий Клуб избирателей одним из первых откликнулся на инициативу руководства страны по развитию ипотечного строительства и предлагает создать систему, рассчитанную на все слои населения. Для граждан с высокими доходами — банковские ипотечные кредиты. Для категории со средними доходами разработать договоры займа и рассрочки платежа, и главное, активно создавать сеть жилищных кооперативов — наиболее доступных для более чем 60% населения страны.

Председатель Липецкого Клуба избирателей Козомазов В.Н. поддерживает правительственные инициативы в формировании рынка доступного жилья. Он подчеркнул, что «направленные на формирование рынка доступного жилья законопроекты, в частности, предусматривают активное развитие механизмов ипотеки. Они способствуют развитию экономики, потому что квартира — это и цемент, и бетон, и металл, и мебель, и бытовая техника, и сантехника. Увеличение предложения и отдача от строительного рынка влечет за собой развитие рынка параллельных секторов экономики, особенно если учесть, что основная часть строительных материалов сегодня — отечественная».

Итак, ипотека сегодня — это не только жилье для россиян, но и мощный локомотив развития строительной индустрии и связанных с ней отраслей производства. За ипотекой — будущее.

Алексей Кулаков.

alex@kulakoff.org к содержанию Круглый стол «Проблемы развития ипотечного кредитования» ПРИНЯТА 10 июня 2003г. г. Липецк Резолюция Участники настоящего Круглого стола - представители различных политических партий, экономико-административных структур, строительной индустрии - констатируют нижеследующее:

ипотека - является одним из самых эффективных и перспективных методов решения жилищного вопроса в современной России, в той числе и для жителей Липецкой области, вместе с тем, требуется системный подход к дальнейшему развитию ипотечного кредитования, и, прежде всего активное привлечение более широкого спектра строительных организаций и кредитных учреждений к этому процессу;

учитывая, что в настоящее время недостаточно информации доходит до рядовых граждан по вопросу ипотеки, рекомендовать «Липецкой ипотечной корпорации» шире информировать общественность о своей деятельности, в частности:

- опубликовать в печатных СМИ программу деятельности корпорации, - постоянно знакомить граждан через СМИ с данными по вводу в строй нового жилья в регионе, с указанием РАСЦЕНОК, - разработать и опубликовать в СМИ «Перечень требований к строительным организациям», по которому те, в свою очередь могут быть допущены к работе по программе ипотечного кредитования, - при необходимости выйти с законодательными инициативами в ГД РФ и Липецкий областной Совет депутатов с предложением внесения соответствующих изменений в действующее законодательство.

к содержанию Ипотека – дело государственное «Клуб избирателей Липецкой области» провел «круглый стол» с участием представителей различных партий и чиновников, имеющих отношение к строительству жиля.

Клуб, созданный только два месяца назад, предложил обсудить одну из самых острых проблем: жилищное строительство на основе ипотечного кредитования. Партийцы - представители «Единой России», КПРФ, ЛДПР и СПС - пришли как один. Чиновники же оказались людьми на удивление занятыми, посему отдуваться за отсутствующих руководителей Липецкого областного банка и Липецкой ипотечной корпорации пришлось начальнику управления архитектуры и строительства администрации области Николаю Дашкову.

Проблему обозначил заместитель председателя клуба избирателей Владимир Козомазов. По его мнению, строительство дешевого, доступного для среднего класса жилья идет в нашей области весьма туго. И не всегда по объективным причинам. Так, например, если раньше стоимость квадратного метра росла вместе с долларом, то сейчас мы наблюдаем обратную картину: доллар падает, а цены на жилье продолжают увеличиваться. На взгляд Козомазова, один из факторов, сдерживающих ипотеку, - неэффективное руководство, осуществляемое администрацией области. Это проявляется и в подборе строительных организаций» привлекаемых под ипотечное строительство. 8 частности, местный домостроительный комбинат напрямую в ипотеке не участвует.

Однако Николай Дашков парировал выпады в адрес местных чиновников и перевел стрелки на политиков и правительство страны. По его словам, а Липецкой области около 82 тысяч семей нуждаются в улучшении жилищных условий. И даже если все бюджетные средства, выделяемые под строительство, пустить на ипотеку, решение жилищной проблемы займет несколько десятилетий. /Дашков считает, что основная проблема в том, что в нашей стране не развита банковская кредитная система. Сегодня банки готовы дать кредит минимум под 18% на два года, а нужно - 6-8%, причем на шт. Создание эффективной ипотечной банковской системы под силу только государству.

Дашков поведал собравшимся о дальнейших перспективах ипотечного строительства в области, о сотрудничестве со столичными структурами, о барьерах, которые будут ставиться перед «кидалами» от домостроения, т многом другом.

По словам представителей политических партий, общение получилось весьма интересным и познавательным. Настолько познавательным, что партийцы вынесли резолюцию рекомендовать Липецкой ипотечной корпорации шире информировать общественность о своей деятельности и заручились согласием заместителя председателя клуба избирателей Артура Яськова, организовавшего эту встречу, продолжить практику «круглых столов».

Разговор действительно получился весьма интересным. Поэтому мы обязательно вернемся к теме ипотечного строительства в одном из ближайших номеров.

Александр ГОРБУНОВ к содержанию Ипотека: вопросов больше, чем ответов Перспективы развития ипотечного кредитования обсудили участники «круглого стола», собранного по инициативе областного Клуба избирателей" Как было заявлено на встрече, год от года приобрести жилье становится все сложнее. Только за последнее время в «спальных» районах Липецка цена одного квадратного метра возросла с 8 до 9,5 тысячи рублей, а о центре города уж и говорить не приходится. К тому же саму идею ипотеки могут скомпрометировать нечистоплотные дельцы. Такие примеры, увы, уже имеются. Фирма-однодневка, устроив бурную рекламную кампанию, собрала с горожан немалые деньги на строительство дома на проспекте Победы. И что в итоге? Ни фирмы нет, ни денег. А ее руководители исчезли в неизвестном направлении.

Начальник главного управления архитектуры и строительства администрации области Николай Дашков, принявший участие в разговоре, призвал местных партийных лидеров не пытаться извлечь из ипотеки политические дивиденды. Это было бы нечестно по отношению к 82-м тысячам липецких семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Ведь часть, проблем нужно решить на федеральном уровне. Необходимо, в частности, создать специализированные ипотечные банки, которые будут выдавать населению льготные кредиты. В дискуссии активное участие приняли представители КПРФ, «Единой России», ЛДПР, СПС. Все они были едины в одном: не решив жилищную проблему, Россия не сможет выбраться из глубокой «демографической ямы», в которой она оказалась. По итогам дискуссии была принята резолюция. Главное ее требование — информацию об ипотеке сделать более доступной широким массам.

Максим БРЕЕВ к содержанию Жилищный вопрос Ипотека должна быть рассчитана на жилье, доступное по ценам Не только москвичам, но и нам, жителям Центрального Черноземья, изрядно подпортил кровь пресловутый квартирный вопрос. Сегодня, как и во времена советские, шанс обзавестись собственным жильем имеют очень немногие. Я уже не говорю об учителях и врачах, даже люди со средним достатком, даже высокооплачиваемые работники крупных предприятий, таких, как Новолипецкий комбинат, видят перспективу улучшения жилищных условий лишь в далеком будущем – где-то поближе к пенсии. А ведь в отдельном жилье нуждаются прежде всего молодые – те, кто только создает свои собственные семьи.

БАРЬЕРЫ ИПОТЕКИ Очевидно, что сегодня ипотечные корпорации учитывают интересы далеко не всех категорий населения. У тех, кто только пришел на производство, кто только начинает профессиональную деятельность, достаточных средств для покупки собственного жилья, как правило, нет. Если родители не помогут, молодому человеку ничего не остается, как снимать квартиру. А это тупик.

Снять квартиру сегодня стоит недешево. И, отдавая значительную часть доходов на съем жилья, много не накопишь. Выход из этой ситуации один – ипотека. Только вот какая проблема: получить ипотечный кредит может далеко не каждый. Прежде всего нужно, чтобы совокупный доход был не ниже определенного уровня. Однако если оба члена семьи работают в бюджетной сфере, получая учительские две-три тысячи рублей, кредит они не получат.

Но даже если и совокупный доход достаточен, чтобы потом рассчитаться, кредит могут не дать. Дело в том, что реальный доход далеко не всегда отражается в бухгалтерской отчетности.

Многие работодатели, уходя от налогов, скрывают фактическую зарплату своих работников, предпочитая платить «черным налом» в конверте. И получается, что деньги у населения вроде бы и есть, а получить кредит справка о доходах не позволяет. Да, конечно, это очень плохо, что мы живем в мире теневой экономики, да, с этим надо бороться. Но такова реальность. И винить людей в том, что они соглашаются на кабальные условия работодателей, мы не имеем права. Работник за грехи работодателя не отвечает.

НЕ ОДНИМ АРШИНОМ Впрочем, главная проблема тех, кто оказался за бортом ипотеки, это не низкие доходы, а крайне высокая стоимость жилья. Строительные компании предпочитают возводить дома с большими элитными квартирами. Строителей можно понять – таким образом они увеличивают рентабельность своей работы. Но нуждающимся в жилье от этого не легче. Им нужны дешевые квартиры. И зачастую не такие многометровые. Многие молодые семьи согласились бы и на так называемую молодоженку. А таких квартир на рынке первичного жилья, увы, нет.

Невыгодно частным строительным компаниям возводить дешевые дома – прибыль будет маленькой. Эту задачу мог бы решить Липецкий домостроительный комбинат, значительный пакет акций которого принадлежал государству. Но предприятие благополучно развалили. И теперь оно само нуждается в кредите для реанимации. И даже если такой кредит будет получен, дешевых квартир мы не дождемся – домостроительный комбинат вначале будет вынужден отрабатывать долги. И на это уйдет несколько лет. А проблему нужно решать уже сейчас.

ИЗ «ДЖУНГЛЕЙ» В ЛЕС Липецкий домостроительный комбинат, бесспорно, нужно реанимировать. Жилье, доступное по цене даже людям с невысокими доходами, будет актуально и через пять, и через десять, и через тридцать лет. Но проблему дешевых квартир ДСК все равно не ре шит. Площадок для строительства в центре Липецка, где не надо тратиться на проводку коммуникаций и можно за счет этого снизить себестоимость строения, не так уж много. Следовательно, строителям придется осваивать «целину», возводить новые микрорайоны и прокладывать к ним систему коммуникаций. Это повлечет дополнительные расходы, и даже «доступные» квартиры все равно будут дорогими.

Но разве кто-то утверждал, что ипотечное кредитование должно ограничиваться только многоэтажными комплексами? Есть ведь и другое направление – коттеджное строительство.

Причем этот путь, по мнению многих аналитиков, занимающихся проблемами ипотечного кредитования, самый оптимальный. Ведь домик для молодой семьи не обязательно должен походить на хижину нового русского. Для начала вполне будет достаточно и одной-двух комнат с кухонкой и ванной. И даже отделку делать не надо, главное – только коммуникации подвести.

На строительство такого коттеджа много денег не уйдет. Значит, и кредит вернется достаточно быстро. Зато у людей будет свой дом и, самое главное, возможность для постоянного улучшения жилищных условий – место, где со временем можно будет пристроить еще одну, вторую комнату… Да хоть дворец возвести!

Коттеджное строительство привлекательно не только относительно низкой себестоимостью, но и практически неограниченным выбором строительных площадок. В частности, в поселке тракторостроителей. Основные коммуникации здесь проложены. Правда, как показывает практика, возведение современных элитных многоэтажек в районе ЛТЗ идет туго, так как инфраструктура в поселке, надо признаться, развита плохо. Тем не менее лесной массив активно оттесняется частными домами. А это доказывает, что в плане частного домостроения поселок достаточно привлекателен.

Так за чем же дело стало?

И ВЫДУМЫВАТЬ НИЧЕГО НЕ НАДО Конечно же, нельзя не согласиться с теми, кто утверждает, что все упирается в систему кредитования. Ну никак мы не хотим использовать западный опыт! Там ипотечные кредиты выдаются сроком до 28 лет, максимум, под шесть процентов годовых. У нас же –на два года под 18%, минимум.

А при таком драконовском кредитовании ожидать бурного развития домостроения очень трудно. Правы и те, кто говорит, что денег у нас в стране мало.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.