WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА 2. ОТРАЖЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ «ГЕНДЕР И ПОЛИТИКА» В ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНОПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ 1. Многообразие подходов и концепций к понятию «гендер», «политика» и «гендерное равенство в политике» 2. Отражение

проблемы «Гендер и политика» в истории развития социальнополитической мысли от античности до XIX в.

3. Развитие представлений о распределении социальных позиций мужчин и женщин в XIX в.

4. Гендерные аспекты политики в истории социальнополитической мысли Азербайджана 5. Осуществление гендерной политики на современном этапе развития общества 1. Многообразие подходов и концепций к понятию «гендер», «политика» и «гендерное равенство в политике» В условиях трансформации современного общества, разрушения прежних экономических, политических, социальных и других структур происходят серьезные деформации и в идентификации личности. Появляются новые социальные группы в обществе, которые не в состоянии идентифицировать себя ни с одним социальным слоем. Все эти процессы или уже достаточно изучены, или же находятся на стадии изучения. Сложнее обстоит дело с идентификацией личности в гендерном аспекте. Само понятие гендер имеет множество интерпретаций и подходов. Сегодня «гендер» понимается как одна из важных граней социальных отношений и включает три группы характеристик:

биологический пол, полоролевые стереотипы, распространенные в обществе, а также «гендерный дисплей» предписанные обществом нормы мужского и женского действия и взаимодействия во всем многообразии их проявления.

Первое определение гендера связано с феминистской критикой современного общества, т.е. критикой дискриминационного положения женщин.

Известно, что впервые оно появляется в статье антрополога Гейл Рубин о межплеменном обмене женщинами «Обмен женщинами: заметки по поводу «политической экономии пола», в которой гендер определяется как «комплекс соглашений, регулирующих биологический пол как предмет общественной деятельности».

В 80-е годы гендер становится основой нового этапа развития теории феминизма, внося существенные изменения в теорию пола. В США, где гендерные исследования получили статус официальной учебной и научной дисциплины, в справочных изданиях по философии дается следующее определение гендера: «Термин, введенный феминистами с целью выделения социального аспекта различия полов… Когда говорят о гендере, то исходят из определенных социокультурных дифиниций (определений) понятия женщины и мужчины и предполагают изначально установленное различие их социального положения».

Американский социолог Энтони Гидденс в своем учебнике (1989 г.) проводит разграничение между полом и гендером. Он пишет: «Если пол имеет отношение к физическим, телесным различиям между женщиной и мужчиной, то понятие «гендер» затрагивает их психологические, социальные и культурные особенности». Роберт Столлер формулирует гендер как совокупность норм, поведения и позиций, которые ассоциируются с людьми различных полов. Один из теоретиков гендерной методологии Джоан Скотт так определяет гендер:

«…элемент социальных отношений, основанный на воспринимаемых различиях между полами, и основной путь обозначения отношений власти».

В рамках традиционной классической теории пола в патриархатных обществах социальные различия сначала не выделялись: женщина, как правило, вообще не рассматривалась как «политическое животное». Выделение социальных различий между мужчинами и женщинами в рамках традиционного мышления, появившееся в Западной Европе уже в конце Средневековья, тем не менее было связано с биологическим объяснением их возникновения. И лишь первые феминистские труды (например, книга Мэри Уоллстонкрафт «В защиту прав женщин», 1792 г.) объясняют это неравенство социальными предрассудками и системой воспитания. Поворотной в концепции гендера считается книга Симоны де Бовуар «Второй пол» (1949 г.), в которой обосновывалась самоценность и самодостаточность женщин.

Доказательством того, что гендер – это социальный конструкт, а не природная данность, служат результаты научных исследований антропологов (этнологов, фольклористики и др.), которые в разных культурах у разных народов нашли большие различия в «сценариях» женских и мужских ролей.

Антропологические исследования помогают считаться с многообразием культурной реальности и отдавать себе отчет в том, насколько она поддается оценочной универсализации.

В целом, можно говорить о двух основных подходах к проблеме пола и гендера, сформулированных в течение XX в. и характерных для многих философских проблем: эссенциалистский и конструктивистский. Первый тип философствования задается вопросом о природе объективной реальности, противопоставляя дух и материю, субъективное и объективное, мужское и женское и т.д. Второй тип, появившийся из глубин кантовской философии, переводит вопрос о мире в план языкового выражения субъективных представлений о нем. Главной задачей становится узнать как формируются эти представления, как могут быть выражены и каким образом могут обмениваться. В этом и состоит специфика задач гендерных исследований в отличие от традиционной теории пола.

Гендер – это совокупность социальных репрезентаций, а не природой закрепленная данность. Гендер – это культурная маска пола, это то, что принято думать о женском или мужском в данном обществе в границах его социокультурных представлений. Более того, пол и есть только гендер, т.е. то, что стало полом в процессе его социализации. Гендерная идентификация происходит в процессе социализации личности, т.е. происходит обучение гендерным ролям через социальнокультурное воздействие таких социальных институтов, как семья, образование, политика.

Известно, что понятие «политика» возникло в Древней Греции и первоначально обозначало различные формы государственного правления.

Однако постепенно понимание политики становилось все более широким и, наконец, стало включать в себя всю систему отношений, связанную с понятием «власть», а также с ее получением и сохранением. Таким образом, понятие «политика» также может быть интерпретирована различными способами. Поэтому к проблеме «Гендер и политика» существует несколько подходов.

Вплоть до XX в. женщины, как социальная группа, были практически исключены из сферы «большой политики», т.е. государственных дел, а «политическая деятельность» являлась занятием мужчин. Несмотря на то, что «политика» как и «философия» представляется на первый взгляд гендерно нейтральной сферой деятельности, все традиционные научные представления о политике, государстве и власти, могут считаться описанием способов участия мужчин в политике.

Тем не менее в политической истории человечества было немало выдающихся женщин, которые волей обстоятельств или вследствие родственных связей и знатного происхождения оказали огромное влияние на ход политических событий в своих странах. Хотя история и политология уделяют большое внимание таким личным качествам выдающихся женщин в политике, как ум, воля, умение завоевывать союзников и приобретать популярность в народе, и тем не менее, обычно они подчеркивают особую роль, которую сыграли в их политической карьере «случай» или «происхождение». И еще, практически все политические деятельницы обычно играли по традиционным (т.е. мужским) правилам политической игры, не говорили об интересах женщин, не предлагали проектов их вовлечения в политику и т.д.

Существует и другой подход к гендерным аспектам политики, который относится к периоду распространения идеи демократии и всеобщего избирательного права. Он основывается на анализе политического поведения женщинизбирательниц по сравнению с мужчинами, отличительных черт женской политической психологии и отношения женщин к различным политическим институтам. По мере получения женщинами избирательных прав они вовлекались в политический процесс. Вовлечение женщин в политику на фоне представлений о них как о менее опытных и менее способных превращала женщин в объект политической науки. Этот объект изучался с точки зрения возможностей адаптации женщин к политической жизни или тех новых черт, которые они могут внести в «мужскую» политику.

Еще один подход, который вошел в политическую науку благодаря активности феминистского движения, базируется на анализе политических организаций, идей, участниц и участников, которые противопоставляют себя традиционной «мужской» политике и защищают особые интересы женщин как группы. Сторонников этого подхода интересует политическая деятельность женщин и мужчин, отрицающих патриархальные, основанные на господстве мужчин, властные отношения. Целью такой деятельности является не приспособление женщин к политике, а изменение правил политической игры.

В истории политической науки можно проследить развитие концепции равенства от ее упрощенного понимания, так как она представлена в период Нового времени, а затем и в эпоху просвещения (Г.Гоббс, Дж.Локк, ЖЖ.Руссо и др.) в терминах «одинаковости»: все люди рождены равными и поэтому имеют одинаковые умственные способности, равно как и способности к самоуправлению в современном его значении.

В середине XIX в. привычная гендерная схема политической жизни начинает меняться под воздействием феминистского движения. В результате его активности на рубеже XIX-XX вв. во многих европейских странах женщинам были предоставлены избирательные права. Это дало возможность говорить о перспективах равноправного участия мужчин и женщин в выработке и принятии политических решений. В это время равенства полов требовал английский либеральный философ Дж.С.Милль. В работе «Подчинение женщины» он писал, что, хотя казалось бы, женщины добровольно приняли доминирующую позицию мужчин, это не так. Милль хотел изменить существующую систему и одним из первых среди английских политических деятелей предложил предоставить женщинам равные избирательные права с мужчинами.

В 50-60-е годы XX в. конституции большинства стран Европы и Америки, а также некоторых стран Азии и Африки содержали статьи, предоставляющие женщинам равные с мужчинами избирательные права. Однако, вскоре после принятия соответствующих законов, стало очевидно, что расстановка политических сил существенно не изменилась: ни в одной стране женщины не нарушили традиции мужского большинства в парламенте и не изменили правил политической игры. Чем это объясняется? Феминистский политолог Кэрон Пэйтман так подходит к этому вопросу: она выделяет противоречие между формальным равенством граждан в условиях либеральной демократии и политическим подчинением женщин. Получив формально те же политические права, что и мужчины, большинство женщин, тем не менее, продолжало находиться под влиянием общественных стереотипов, утверждавших, что политика, политическое участие и политическое лидерство являются второстепенными вещами для предназначения женщины. С другой стороны, мужчины, согласившись предоставить женщинам избирательные права, также не были готовы видеть в женщинах равных участников политического процесса.

Проблема равенства имеет много аспектов, но женский или феминистский вклад в концепцию равенства считается самым большим. Феминистское требование равенства включает в себя не только требование равенства в политической сфере, т.к. политика не является ни единственным источником дискриминации женщин, ни единственным средством достижения большего равенства. Однако до сих пор политика является наиболее важным источником дискриминации и потенциальным путем устранения многих форм гендерной дискриминации.

В XX в. концепция равенства претерпевает изменения, в общественном мнении происходят значительные сдвиги относительно представительства женщин в органах власти и управления. Однако женщина попрежнему не является равным мужчине субъектом политической жизни. Провозглашенное гендерное равенство оказалось «равенством в работе», т.к. государство осуществляло практически полный контроль над своими гражданами, заставляло всех служить его интересам. Мужчинам и женщинам были предоставлены равные права на образование, медицинское обслуживание, труд. При одновременном угнетении мужчин и женщин, женщины оказались угнетены вдвойне. Государство предоставляло женщинам возможность сочетать семью и работу. Будучи равными формально, женщины не были равны, когда они получали протекцию со стороны государства, чтобы «стать похожими» на работающих мужчин.

Требование равенства в течение длительного времени было основным требованием женщин, меньшинств и всех тех, кто испытывал угнетение.

Демократия и равенство всегда были близкими понятиями. В демократическом обществе равенство всегда воспринимается как большая ценность.

Изменения, произошедшие в переходный период, поставили вопрос о способности асексуального/ безгендерного общества построить демократию.

Задача поэтому состоит в восстановлении и одновременно в развитии гендерной идентичности на более эгалитарный основе, в создании новых парадигм эгалитарного сосуществования всех разнородных общественных групп и обеспечении всего этого в политике.

2. Отражение проблемы «Гендер и политика» в истории развития социальнополитической мысли от античности до XIX в.

Как уже отмечалось гендерная теория, категориальный аппарат, гендерный анализ начали активно развиваться в последние десятилетия ХХ в. Однако предпосылки для развития гендерных исследований существовали задолго до формирования их как науки. Проблема гендера и, в частности, проблема «Гендер и политика», нашли свое отражение в трудах ученыхфилософов, антропологов, социологов от периода античности до наших дней.

Самые ранние источники, где нашла свое отражение эта проблема – древние мифы. Мифология фиксирует строгую подчиненность в отношениях между полами: мужчина полноценный человек, субъект истории, существо мужского пола;

женщина существо женского пола, жена своего мужа, объект его власти власти рода, рода патриархального, где наследование идет по мужской линии.

Отношение к женщинам как объекту власти, подчиненному существу, нашло отражение в различных древнеримских источниках, в древнеиндустском кодексе «Ману», в Ветхом и Новом Завете, в трудах древнегреческих ученых – Пифагора, Платона, Аристотеля, средневекового философа Фомы Аквинского.

Платон благодарил Богов за то, что они даровали ему свободу, а не рабство, создали мужчиной, а не женщиной, хотя он был одним из немногих, не отвергавших возможности вовлечения женщин в политическую жизнь страны.

Развитие идей гуманизма, либерализма и просвещения должны были оказать существенное влияние на изменение представлений о социальных ролях мужчин и женщин в обществе и политике. Хотя, изначально, ни в трудах немецких или итальянских гуманистов, ни в работах многих видных представителей либерализма не признается возможность рассматривать женщин наравне с мужчинами. Тем не менее, концепция гуманизма, рассматривающая человека как личность со своими взглядами, устремлениями, самосознанием, оказала большое влияние на формирование нового типа человека.

Развитие цивилизации, культуры, техники и технологии, медицины и образования изменили потребности общества. Оно нуждалось отныне не столько в грубой силе, агрессивности, натиске, сколько в интеллекте, интуиции, совершенствовании культурных навыков в свободной личности, в ее предприимчивости. А чуть позднее в массовой рабочей силе и мужчин, и женщин.

Идеалы демократии, переведенные в триаду «свобода, равенство, братство», фиксируют и обозначают эти потребности, обозначают в качестве новых ценностей, диктующих новые нормы поведения.

В начале XVI в. Корнелий Агриппа, автор сочинения «Декламация о благородстве и превосходстве женского пола над мужским», убеждал читателя в том, что природные задатки женщины ничуть не менее совершенны, чем мужские, просто они иные. В XVII в., разворачивается теоретический спор о положении женщины в обществе. Появляются серьезные сочинения, опровергающие традиционные взгляды на женщину и обосновывающие ее право считаться таким же полноценным человеком, как мужчина. Сторонник женского равноправия Пулен де ля Барр в эссе «О равенстве обоих полов» доказывал, что неравенство полов есть результат подчинения женщины грубой мужской силе, а вовсе не предписание природы.

Просветители в целом разделяли этот подход: Вольтер обличал несправедливость женской доли;

Дидро полагал, что униженное существование женщины есть следствие определенных гражданских законов и обычаев;

Монтескье считал, что женщина может и должна участвовать в общественной жизни;

Гельвеций доказывал, что гражданская непросвещенность женщины вызвана недостатками ее воспитания, а то и вовсе отсутствием такового и т.д.

Разоблачив абсурдность мифа о женщине как о существе второго сорта, органически неспособном быть равным мужчине, просветители воздержались, однако, от признания ее гражданской состоятельности способности выступать в роли субъекта истории, принимать участие в политической жизни страны. Более того, именно исходя из идеи «естественного права» они отказали ей в этом признании.

Особую роль сыграл здесь знаменитый «защитник вольности и прав», глава школы эгалитаризма Ж.Ж. Руссо. Развивая идею «естественного права» применительно к женщине, Руссо включил в ее состав миф о «природном назначении» пола и тем самым способствовал закреплению надолго прежнего сексуального разделения труда между мужчиной и женщиной. В то же время Руссо выступал с резкой критикой феодальносословного брака, признал за женщиной право на семейное счастье, на уважение в семье, на толику «женского» образования.

Великая Французская революция создавала определенные надежды на улучшение политического и правового статуса женщин. В канун и в первые годы революции против тирании и абсолютизма, наряду с мужчинами выступали и женщины, все громче выдвигавшие свои требования свободы от деспотического гнета. Женщины добивались признания их прав на гражданскую жизнь в форме ли права на труд или права на образование, права на уважение в семье и обществе. Целый ряд документов говорит о том, что с первых же дней революции француженки выступили с требованием предоставления им и политических прав.

Появляются «Протест французских женщин» против созыва Генеральных Штатов без их участия, «Увещевания и вопли французских женщин». В этих документах француженки не противопоставляли себя сильному полу, но обращали внимание на свое бесправие. Они не отделяли себя от всей нации и ждали от революции, что принципы «свободы, равенства, братства» преобразят и их жизнь, ждали признания своей гражданской полноценности. Главный документ этой революции «Декларация прав человека и гражданина» торжественно провозгласил: «Все люди рождаются свободными и равными в правах...». Его обращение «les hommes», «люди», а во французском «l'homme» означает одновременно «мужчина» и «человек», но никак не «женщина», имело оттенок двусмысленности. Было очевидно, что в общепризнанную категорию «свободных» и «равных» попадают только мужчины.

Революционные законодатели так и не признают за женщинами права быть включенными в категорию «свободных» и «равных». И этот отказ, сначала в виде умолчания, а затем явный, юридически оформленный, приведет к возникновению совершенно нового общественного явления, феминизма (от франц. «femme» «женщина»), движения в защиту политических и гражданских прав женщины. К числу его родоначальниц можно в равной мере отнести француженку Олимпию де Гуж, англичанку Мери Уоллстонкрафт, американку Абигайл Адамс. Но первым документом феминизма, бесспорно, стала вышедшая в 1791 г. «Декларация прав женщины и гражданки» Олимпии де Гуж. В ней де Гуж объявляла, что женщина ничуть не менее мужчины способна к отправлению основных гражданских прав на свободу, владение собственностью, сопротивление деспотизму. Единственной преградой для реализации этих «естественных прав» является «тирания сильного пола». Но законы природы и разума призваны оградить женщину от этой тирании и установить равноправие обоих полов.

Однако принципы Деклараций не были реализованы – Конституция 1793 г., последующие декреты Конвента, кодекс Наполеона законодательно закрепляли лишение женщин политических и гражданских прав.

3. Развитие представлений о распределении социальных позиций мужчин и женщин в XIX в.

Начиная с 30х годов XIX в., бурное развитие капитализма в странах Западной Европы значительно изменило традиционный их уклад, распространение массового женского труда, сопровождаемое кризисом семьи в самых низших слоях общества, превращение женщины в конкурента мужчин на рынке труда обострило напряженность в социальном отношении между полами, что также нашло отражение в социальнополитической мысли.

Философы, историки, идеологи всех мастей от консерваторов Бональда и де Местра до либерала Мишле, поддерживая статьи кодекса о положении женщин, заявляли о гражданской несостоятельности женщины. Они взывали к традициям и ссылались на добрые старые правила, основанные на представлениях о «природном назначении пола», об «умственной ограниченности женщины». Такие идеи особенно характерны, например, для трудов французского социалиста Прудона. Опровергнуть такие стереотипы пытались немногие философыутописты, среди них, Шарль Фурье, Анри де СенСимон, их последователь А.Базар, П.Афантен. Великие утописты в сущности создали основу для переворота в общественных представлениях о существе гендерных отношений. Они вышли за пределы суждения о «природном назначении» женщины, нисколько на него не посягая и не оспаривая. Тем самым появилась возможность говорить о том, что помимо репродуктивных, природных функций, у женщин могут быть еще и другие социальные, гражданские функции, и что все эти функции способны не отрицать, а дополнять друг друга. Отныне речь шла уже не столько о «естественном», сколько о социальном праве женщины, праве на свободу, равенство, братство. Этот теоретический фундамент упрочил все феминистские идейные конструкции.

Новый взгляд на позиции женщин в обществе нашли свое отражение в трудах марксистов. В отличие от своих предшественников К.Маркс и Ф.Энгельс обращались не столько к индивиду, будь то женщина или мужчина, сколько к массам. К массам женщин, втянутых в наемный труд, к их мужьям, тоже наемным труженикам. Им они объясняли, что за «таинством» пола скрываются своего рода «производственные отношения» отношения воспроизводства человеческого рода. Они являются одновременно и природными, и социальными отношениями.

Еще это отношения социального неравенства, вытекающие из неравного разделения труда, при котором жена и дети являются рабами мужа. А рабство, в сущности первая форма собственности, порожденная возможностью распоряжаться чужой рабочей силой. Любая форма традиционной семьи воспроизводит отношения господства (подчинения), отношения власти. Это был еще один шаг на пути формирования концепции «гендера» социальных отношений пола.

Основоположники марксизма доказывали, что задача освобождения женщин совпадает с более общей задачей освобождения пролетариата.

Уничтожение любых форм эксплуатации и угнетения общая цель пролетария и женщины. Только в обществе, свободном от эксплуатации и угнетения, возможны равноправные отношения между мужчиной и женщиной.

Марксисты, убежденные, что их главная задача «изменять», а не «объяснять» мир, свой подход к освобождению женщины считали единственно верным и решительно размежевывались со всеми остальными поборниками женского равноправия. Особенно резкой критике они подвергали традиционных феминисток, добивавшимся, в первую очередь, распространения на женщин гражданских и политических прав. Марксисты видели в их требованиях акт признания буржуазной политической системы, а потому наградили и эти требования, и сам «классический» феминизм определением «буржуазный». И повели с ним, как с частью буржуазной системы, ожесточенную борьбу.

В ходе этой борьбы идеи классиков, в целях популяризации, подверглись определенному упрощению, вульгаризации: тема личностного становления женщины как основы эмансипации была практически вытеснена темой коллективной борьбы женских масс за дело пролетариата, «уравнивания женщины перед лицом народного хозяйства» в качестве «трудовой силы» с трудовой силой мужчины. Очевидно, что от идеи освобождения женщины изпод власти мужчины, включавшей момент ее личностного развития, при таком подходе не оставалось и следа.

Однако долгие годы многие западные феминистки, даже такие проницательные, как французский философэкзистенциалист Симона де Бовуар находили марксистское решение «женского вопроса» вполне достаточным для преодоления патриархатных норм, традиций, властных отношений. В то же время в своем знаменитом двухтомном труде «Второй пол» Бовуар, не вступая в прямую полемику с марксистской трактовкой «женского вопроса» и продолжая считать, что победа социализма способна освободить женщину, изменить ее положение в обществе, переносила акцент с проблемы коллективной борьбы как гарантии такого освобождения на проблему личностного становления женщины в качестве субъекта. Она не отрицала биологического различия между мужчиной и женщиной, вообще – «мужским» и «женским» как природными началами, а доказывала, что биологическое различие между мужчиной и женщиной вовсе не предполагает их экзистенциального и социального различия, когда один является господином, а другой его рабом. Такое распределение ролей не задано заранее, не предопределено раз и навсегда, а навязано вполне определенными социальноисторическими обстоятельствами. Оно произошло на заре истории, когда за мужчиной была закреплена сфера «конструирования смысла жизни» сфера культуры, а за женщиной сфера воспроизводства самой жизни сфера «природы». На этой основе со временем возникают стереотипы общественного сознания, отождествляющие с мужчиной культуру, а с женщиной природу и предопределяющие доминирование мужчин во всех сферах, в том числе в политике.

Симона де Бовуар подчеркивает, что, поскольку именно мужская деятельность сформировала понятие человеческого существования как ценности, которая поднимает эту деятельность над темными силами природы, покоряет саму природу, а заодно и женщину, то мужчина в обыденном сознании всегда представал и предстает как творец, создатель, субъект, хозяин. Женщина же только как объект его власти, как часть природных сил. Против этого предубеждения и направлен тезис «женщиной не рождаются, женщиной становятся». Симона де Бовуар стремится рассеять таким образом любые сомнения в том, что изначально в женщине заложены те же потенции, те же способности к проявлению свободы воли, к трансценденции, к саморазвитию, что и в мужчине. Их подавление ломает женскую личность, не позволяет женщине состояться в качестве человека. Конфликт между изначальной способностью быть субъектом и навязанной ролью объекта чужой власти и определяет особенность «женского удела». Но Симона де Бовуар убеждена в том, что этот конфликт понемногу разрешается. Стремление к свободе одерживает верх над косностью, имманентностью женского бытия. Подтверждение тому появление крупных женских личностей в истории, развитие идей женского равноправия, самого женского движения.

Книга «Второй пол» до сих пор остается самым полным историкофилософским исследованием о положении женщины, от сотворения мира и до наших дней. Здесь подведены итоги просчетов и достижений женского движения прошлых лет и подготовлена основа для его дальнейшего развертывания, на основе центральной идеи книги идеи о свободной, «автономной женской личности, способной «присвоить» свою собственную жизнь, начав с присвоения своего «тела». Эта книга принесла Симоне де Бовуар славу родоначальницы современного феминизма и его крупнейшего теоретика, хотя сама Бовуар избегала заносить себя в ряды убежденных феминисток, прежде всего потому, что сомневалась в способности феминизма быть значимой социальной силой. По ее мнению, феминизму недостает какихто смыслообразующих начал: у женщин нет, например, ни собственного коллективного прошлого, ни коллективного настоящего, они не могут сказать о себе «мы», как это могут сделать пролетарии. А раз это так, то надежды на преодоление «женского удела» Симона де Бовуар связывает и с социалистическим обновлением общества, и с развитием личностного начала в женщине.

Тем не менее именно труд Симоны де Бовуар оказал решающее влияние на распространение теории и практики феминизма. Известный французский психолог и феминистка Элизабет Бадинтер так писала об этом процессе:

«Симона де Бовуар освободила миллионы женщин от тысячелетнего патриархатного рабства... Несколько поколений женщин откликнулось на ее обращение к ним: поступайте, как я, и ничего не бойтесь;

завоевывайте мир, он ваш. Ничто не заставит нас вновь поверить в то, что семейный очаг наше единственное назначение, домашнее хозяйство и материнство непреложная, обязательная судьба. Все мы, сегодняшние феминистки, ее духовные дочери.

Она проложила нам дороги свободы». Последователи Симоны де Бовуар – феминистки 60х годов обязаны ей в первую очередь тем, что они стали оценивать себя и свою жизнь новыми мерками мерками свободного человека.

Пробуждение социального женского самосознания или, иначе говоря, формирование самосознания женщины в качестве полноценного социального субъекта основное достижение неофеминизма.

4. Гендерные аспекты политики в истории социальнополитической мысли Азербайджана Исследование истории социальнополитической мысли, правовых документов, трудов философов и мыслителей Азербайджана показывает, что непосредственно проблема гендера, гендерных отношений и особенно проблема «Гендер и политика» не нашли особого отражения. При анализе различных источников и трудов можно встретить лишь спорадические упоминания о роли женщин и мужчин в обществе и семье, взгляд на брачносемейные отношения. В целом, в большинстве случаев доминирует мнение о руководящей роли мужчины на самых различных уровнях (частном, государственном, общественном), хотя во многих случаях говорится о необходимости соблюдения почтительного и уважительного отношения к женщинам, что предоставляется необходимым условием сохранения семейных ценностей. Так, в «Китаби Деде Горкут» воспроизводится образ мужчины, отца как главы семейства, но при этом он – не деспот, он проявляет глубокое уважение к жене и готов всегда принять ее советы.

В эпосе женщина наравне с мужчиной участвует в общественнополитической жизни страны, например, в битвах с врагом. В более ранних источниках – древней легенде о Томирис, источниках, повествующих о религиозной политике жены Хосрова Ширин женщины – не просто матери и жены, пассивные члены общества, они способны взять на себя героическую оборону страны, проявляя силу, мудрость, отвагу при защите отечества (Томирис), способны играть большую роль в общественнорелигиозной жизни, предпринимая попытки обратить страну (Албанию) в новую идеологию (Ширин).

Многие источники, особенно древнего и средневекового периода, подчеркивая руководящую роль мужчины в обществе и семье, предусматривают помимо прав и особые обязанности для них (например, «Судебник» Мхитара Гоша 1184 г.). В более раннем источнике – священной книге зороастризма «Авеста» необходимость создания прочной семьи, забота мужа о супруге, детях рассматривается как важные задачи, место женщины в обществе ценится высоко, но при этом ее роль и обязанности ограничиваются частной сферой.

Арабское завоевание Азербайджана в VIII в. оказало существенное влияние на многие аспекты общественной и социальнополитической жизни. Ислам еще в VII в. даровал женщинам полную финансовую свободу и право использовать свою собственность независимо от контроля мужчин. Пророк говорил, что мужчины и женщины в равной мере должны иметь возможность получать образование.

Женщина по Корану – «священное богатство, дарующее жизнь человечеству»;

у мужчины перед женщиной есть обязательства, которые он должен исполнять, если же у него нет возможности удовлетворить ее материальные потребности, то это должна сделать его родня. В Коране на мужчину возлагается обязанности по обеспечению порядка и стабильности, он – глава дома и семьи. Коран выступает против насилия против женщин, грубого с ними обращения. По исламу женщины, как и мужчины могут обладать правом куплипродажи, сдачи в аренду собственности, выступать свидетелем и даже правом участвовать в выборах и воевать. Исламская религия призвана была коренным образом изменить положение женщины в обществе, наделить ее существенными правами, преодолеть неравноправное и унизительное положение, которое было характерно для арабских племен доисламского мира. Однако, на практике многие из положений ислама в отношении социальных позиций полов не были реализованы, а во многих случаях и неправильно интерпретированы.

Арабское завоевание Азербайджана и распространение здесь исламской религии в целом не изменило существенным образом практики распределения социальных ролей между мужчинами и женщинами и не привело к улучшению правового и политического положения женщин, что также было связано с целым рядом причин культурного, исторического, социальноэкономического характера.

Потому так либерально и прогрессивно звучали слова о женщинах в творениях великого поэта Низами Гянджеви. В его поэмах женщины самостоятельны, предприимчивы, независимы, они могут быть ведущей силой в обществе, они – хранительницы морали и чести, «нравственно чистые сущности», им присущи храбрость, прямота, честность, находчивость, остроумие, они – создательницы семейного очага.

В противовес Низами, другой видный азербайджанский ученый эпохи средневековья – Насреддин Туси был консерватором во взглядах в отношении женщин. Он сравнивал женщину с рабой, которую надо держать под чадрой.

Такое мнение характерно отражало взгляд на положение и роль женщины в обществе, и это мнение доминировало в общественнополитической жизни на протяжении нескольких веков.

Качественно новый взгляд на проблему нашел свое отражение лишь в XIX в., в трудах просветителей, философов, писателей – Г. Махмудбекова, С.Ганиева, Г.Зардаби, Ф. Кочарли, Дж. Мамедкулизаде и особенно Мирза Фатали Ахундова.

Выдающийся философ, писательдемократ, публицист и просветитель М.Ф.Ахундов не раз обращался к вопросам воспитания, образования и участи азербайджанских женщин, их правам и свободе. В одном из своих изречений он утверждал, что «женский пол во всех правах человечества равняется с мужским полом;

и женскому полу необходимо давать воспитание как мужскому;

и женский пол должен жить без затворничества с открытым лицом, как мужской». Активно защищая идею равноправия мужчин и женщин, он пишет: «Неужели принцип равенства в правах относится исключительно к мужскому полу? На каком основании шариат осуждает женщин на вечное угнетение, делает их несчастными на всю жизнь, лишает жизненных благ».

Мирза Казембек также придавал огромное значение ведущей роли личности восточной женщины в народном движении. Он говорил: «Женщина способна доказать, что у нее может быть твердая воля, сильный дух, если она движима идеей о свободе. Женщина способна противостоять консервативному обществу, демонстрируя самоотверженность». Казембек утверждал, что когда природа наделяет женщину умом и энергией, а судьба предоставляет необходимое поприще, от нее надо ждать чудес.

В XX в. Азербайджан пережил социальные и политические потрясения, исторические события первых десятилетий, которые качественным образом изменили подход к проблеме равноправия полов и прежде всего, проблеме участия мужчин и женщин в политической жизни общества. Азербайджанские женщины получили право голосовать, быть избранными, возникли новые возможности для их постепенного вовлечения в политическую деятельность, во власть.

Один из наиболее значительных представителей романтизма начала XX в., выдающийся азербайджанский поэт и драматург Гусейн Джавид (Расизаде), выступал против социальной несправедливости. В своем стихотворении «Женщина Востока» он в начале стиха ставит вопрос, который женщина задает сама себе «Кем я была? Забитой женщиной Востока!

Кто я была? Не спрашивай об этом!

Женщина Востока…».

Но полной оптимизма поэт завершает свое стихотворение следующими строками:

«Да, я была ничто: пощечина – обычный мой удел, была беспомощней букашки малой, Женщина Востока… Теперь же, от тех терний вдалеке, смеюсь, играя, и радость чувствую под сенью небосклона, Женщина Востока… Что слезы? От них не прибавиться сил.

Безбожно твои пожирают права.

Борись, распрямляйся, ты будешь права!» Эти слова Г.Джавида стали как бы призывом, лозунгом к борьбе азербайджанских женщин за свои права. Начало XX в. считается началом развития женского движения в Азербайджане.

5. Осуществление гендерной политики на современном этапе развития общества Взяв курс на демократические реформы, общество пытается критически осмыслить оставшиеся нам в наследство патриархальные идеи, принципы, законодательные нормы, закрепленные регуляторы равенства полов и полностью освободить женщину. Объективные предпосылки для этого на экономическом, политическом уровне уже заложены, но предстоит еще сформировать парадигму решения гендерного вопроса в формирующемся гражданском обществе. Суть которого – в свободе граждан и их равных возможностях независимо от пола.

Социальный порядок будущего должен быть основан на принципах гендерного равенства, что означает равенство не только прав, но и возможностей для обоих полов. Переход к новому социальному порядку возможен при условии продвижения гендерного измерения в общественное сознание через образование и воспитание, организацию публичного дискурса, чтобы гендерное измерение реальности стало частью социальной рефлексии. Стратегическая цель внедрения гендерного измерения – изменение культуры взаимодействия полов, замена отношений иерархии на отношения партнерства, привнесение в идеологию общества и государства таких «женских» ценностей, как миролюбие, созидание.

Однако мало закрепить принцип равноправия, надо создать юридические возможности и механизмы для его последовательного осуществления. В этой связи принятие законов, нормативных актов, различных международных документов, создание организаций и проведение конференций, семинаров является непосредственным способом его реализации со стороны мирового сообщества.

А для того, чтобы общество могло успешно перейти к прогрессивной модели организации жизни, ему необходимо включить в процесс преобразования творческую энергию всех его членов, мужчин и женщин, в целом необходима гендерная политика.

Четыре Всемирные конференции по положению женщин, созванные ООН за последнюю четверть века, способствовали постановке проблемы гендерного равенства, участия в политике представителей обоих полов в центр внимания мирового сообщества. Борьба за гендерное равенство находилась в начальной стадии на момент основания ООН в 1945 г. В течение первых трех десятилетий работа ООН по решению проблем женщин сосредотачивалась, в первую очередь, на определении юридических и гражданских прав женщин и на сборе информации о положении женщин во всем мире.

Вторым этапом борьбы за гендерное равенство стал созыв по инициативе ООН Всемирных конференций для разработки стратегий и планов действий по улучшению положения женщин. Первая Всемирная конференция была созвана в Мехико в 1975 г. Конференция явилась началом новой эры в мировом стремлении способствовать улучшению положения женщины путем всемирного диалога. На конференции был принят Всемирный План действий по решению всех поставленных задач. Основной задачей было обеспечение равного доступа женщин к таким сферам, как образование, занятость, политическая деятельность, здравоохранение, обеспечение жильем, питание и планирование семьи.

На второй Всемирной конференции по положению женщин, созванной в Копенгагене в 1980 г., представители 145 странчленов ООН пришли к единодушному мнению о достижении значительного прогресса в этой области.

Важной вехой было принятие Генеральной Ассамблеей ООН в декабре 1979г.

Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, одного из самых важных инструментов в борьбе за равенство женщин. Конференция завершилась принятием, хотя и не единодушным, Программы действий, в которой назван ряд различных факторов несоответствия между юридическими правами и умением женщин ими пользоваться.

Движение за гендерное равенство получило подлинное мировое признание на третьей Всемирной конференции по положению женщин в Найроби (1985 г.).

Женское движение разделенное политическими и экономическими реалиями на конференции в Мехико, теперь стало международной силой, объединенной под знаменем равенства, развития и мира. Найробийские перспективные стратегии на период до 2000 г., разработанные и единогласно принятые странамиучастницами ООН, явились усовершенствованным проектом плана по улучшению положения женщин.

Однако усилия, которые предпринимались в течении двух предшествующих десятилетий не коснулись структурной основы неравенства в отношении между мужчинами и женщинами. Четвертая Всемирная конференция по проблемам женщин в Пекине (1995 г.) – новая глава в борьбе за гендерное равенство.

Главным изменением явилось осознание необходимости перенести основное внимание с самих женщин на концепцию полов, признав потребность переоценки всей структуры общества и всех отношений между мужчинами и женщинами внутри него. Эта перемена еще раз подчеркнула тот факт, что права женщины – это права человека и что гендерное равенство – это всеобщая проблема, от решения которой выигрывают все. Участники конференции приняли Декларацию и Платформу действий, которая стала вехой на пути прогресса женщин в XXI в.

Поддерживая Платформу действий, Генеральная Ассамблея призвала государства, структуры ООН и другие международные организации, а также неправительственные организации и частный сектор принять меры по выполнению рекомендаций. Внутри самих стран – членов ООН государственным механизмам, созданным ранее для укрепления статуса женщин, была придана новая функция центральных координационных органов по внедрению гендерного компонента во все институты и программы.

СПИСОК РЕКОЕНДУЕОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Azrbaycanda gender tdqiqatlar. – B., 2. Sosial v humanitar fnlr gender nzriyysinin inteqrasiyas /Konfransn materiallar. – B., 3. Naxvanl A. Qadn liderliyi haqda bzi mlahizlr // Gendernaslq, 2000, № 4. Абубикирова Н.И. Что такое «гендер»? // Общественные науки и современность, 1996, № 5. Антология гендерной теории. – М. Минск, 6. Гидденс Э. Социология// Эдиториал УРСС, 7. Кампания за достижение равенства между мужчинами и женщинами и улучшение положения женщин. – М., 8. Ковалева Т.И., Иванчук Н.В. Женщины: ресурсы политического поведения // Социологические исследования, 1995, № 9. Кочкина Е. Парадоксы всемирной истории // WE/ МЫ. Диалог женщин.

Спецвыпуск, 10. Мэнсбридиж Дж. Женщины, правление и общее благо // США: экономика, политика, идеология, 1992, № 11. Пугачев В.П.. Соловьев А.И. Введение в политологию. 4е изд., перераб.и доп. – М., 12. Рзаев А. История политических и правовых учений в Азербайджане. От истоков до ХХ века. – Б., 13. Симона де Бовуар. Второй пол. М., 14. Уоллстонкрафт М. В защиту прав женщин // Феминизм: проза, мемуары, письма. – М., 15. Чикалина И. Феминистская перспектива в политической теории и на практике // Посиделки, 1999, № 16. Jennifer Hornsby. The Oxford Companion of philosophy. – N.Y., 17. Karen Offen Reclaiming the European Enlightement for Feminism. CEU, 18. Rubin Gayle. The traffic in women: Notes on the «political economy» of sex / In Toward an Antropology of women/ N.Y., 19. http://demo.interpro.ru/content/win/books/gender/7.htm 20. http://www.owl.ru/win/events/edc1996/caivaz.htm 21. http://www.owl.ru




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.