WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«ВРАЧ- АСПИРАНТ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ Основан в 2004 г. ...»

-- [ Страница 2 ] --

8. Служба крови и фармация предоставили новые препараты для ле чения кровопотери: компоненты донорской крови (свежезамороженная плаз ма, криопреципитат, эритроцитарная и тромбоцитарная масса), надежные и безопасные плазмозаменители (раствор альбумина, гидроксиэтилкрахмала, декстрана).

В связи с этим произошли следующие изменения в трансфузионной те рапии кровопотери при операции кесарево сечение:

1. Акушерская трансфузиология отказалась от использования цельной донорской (консервированной и «теплой» свежецитратной) крови и приобре ла характер компонентной терапии, т.е. использования компонентов крови согласно их физиологической функции;

2. Произошла смена последовательности использования трансфузион ных препаратов при лечении кровопотери в акушерской практике;

3. Приоритетными плазмозаменителями стали кристаллоидные рас творы, использующиеся для восполнения интерстициального жидкостного объема и слабо влияющие на свертывание крови;

4. Свежезамороженная плазма, заменив собой «теплую» свежецитрат ную донорскую кровь, выделилась как самостоятельный и основной гемоста тический компонент трансфузионной терапии для лечения и профилактики массивной кровопотери в акушерской практике;

5. Коллоидные плазмозаменители, использующиеся для восполнения внутрисосудистого жидкостного объема, повышают порог гемической ги поксии, снижают количество препаратов крови в составе трансфузионной те рапии, но при использовании в высоких дозах могут вызывать гипокоагуля цию;

6. Препараты эритроцитов заняли последнее место в иерархии транс фузионных сред, использующихся для восполнения кровопотери при опера ции кесарево сечение.

7. Во время операции кесарево сечение необходимость в переливании препаратов крови и коллоидных растворов возникает лишь при нестандарт ных ситуациях: наличие у пациентки экстрагенитальных заболеваний, пато логии беременности и родов.

Врач-аспирант, 2006, №1(10) Список использованных источников 1. Воробьев А.И., Городецкий В.М., Шулутко Е.М., Васильев С.А.

Острая массивная кровопотеря. – М.: ГЭОТАР-МЕД, 2001. – 176 с.

2. Савельева Г.М. Инфузионная терапия в акушерстве и гинекологии.

М.: Медицина, 1976. – 184 с.

3. Трансфузиологическая помощь при лечении массивной кровопо тери у родильниц. М., 2000.

4. Combs C.Andrew, Murphy Edward L., Laros Russel K. Factors Asso ciated With Postpartum Hemorrage With Vaginal Birth// Obstetrics & Gynecol ogy, Vol. 77, NO. 1, January 1991, p. 69-76.

5. Boyd E. Mark. Transfusion alternatives in obstetrics/gynecology// Transfusion Medicine and Alternatives to Blood Transfusion. R and J – Editions Medicales 19, rue Vivienne 75002 Paris, France. – 2000. – P. 259-264.

6. Абрамченко В.В. Послеоперационная интенсивная терапия в аку шерстве. – СПб.: СпецЛит., 2000. – 92 с.

7. Серов В.Н. Кесарево сечение в системе перинатального акушерст ва. - Русский медицинский журнал. Т.12, № 1 (201), 2004.

8. Кулаков В.И., Серов В.Н., Абубакирова А.М., Антонов А.Г., Ма кацария А.Д. Клиническая трансфузиология в акушерстве, гинекологии и не онатологии. – М.: Триада-Х, 2001. – 336 с.

9. Мазепова Н.И. Гемостатические факторы риска акушерских кро вотечений. Автореф. дис. … канд. биол. наук. – СПб., 1996.

10. Профилактика и лечение кровотечений в акушерстве и гинеколо гии. Методические рекомендации № 96/120. - М., 1996.

11. Репина М.А. Материнская смертность в Санкт-Петербурге и пути ее профилактики - /Журнал акушерства и женских болезней. – 1997. – Вып. 1.

– С. 11-19.

12. Combs C.Andrew, Murphy Edward L., Laros Russel K. Factors Asso ciated With Hemorrage in Cesarean Deliveries// Obstetrics & Gynecology, Vol.

77, NO. 1, January 1991, p.76-79.

13. Кожура В.А. Нейробиологические механизмы массивной крово потери. - Анестезиология и реаниматология. – 2001. - № 6. – С. 51.

14. Мясникова Г.П. Нарушения репродуктивной функции женщины после родов, осложненных массивной кровопотерей. - Акушерство и гинеко логия. - № 10. – 1986. – С. 29.

15. Репина М.А. Кровотечения в акушерской практике. – М.: Меди цина. 1986. – 176 с.

16. Репина М.А., Федорова З.Д. Акушерские кровотечения: вопросы профилактики и интенсивного лечения. - Акушерство и гинекология. – 1985.

- № 1. – С. 12-18.

17. Основы практической анестезиологии/ Под ред. Е.А. Дамир и Г.В.

Гуляева. – М.: Медицина, 1967.

18. Руководство по применению крови и кровезаменителей/ Под ред.

А.Н. Филатова. - Л.: Медицина, 1973.

60 2. Акушерство и гинекология 19. Руководство по общей и клинической трансфузиологии. Под ред.

Б.В. Петровского. - М., "Медицина", 1979, 464 с.

20. Филатов А.Н., Баллюзек Ф.В. Управляемая гемодилюция. - Л.:

Медицина, 1972.

21. Hardy Jean-Francois. The benefits of allogeneic erythrocyte transfu sion: What evidence do we have?// Transfusion Medicine and Alternatives to Blood Transfusion. R and J – Editions Medicales 19, rue Vivienne 75002 Paris, France. – 2000. – P. 48 – 59.

22. Wahr A. Joyce. Anemia and cardiovascular disease // Transfusion Medicine and Alternatives to Blood Transfusion. R and J – Editions Medicales 19, rue Vivienne 75002 Paris, France. – 2000. – P. 408 – 415.

23. Вагнер ЕА., Заугольников В.С., Ортенберг Я.А., Тавровский В.М.

Инфузионно-трансфузионная терапия острой кровопотери. – М.: Медицина, 1986. – 160 с.

24. Guleserian J. Kristine, Greenburg A. Gerson. Role of hemoglobin/ he matocrit// Transfusion Medicine and Alternatives to Blood Transfusion. R and J – Editions Medicales 19, rue Vivienne 75002 Paris, France. – 2000. – P. 187–192.

25. Бирюкова Л.С. Современная тактика лечения гемотрансфузион ных осложнений. - Гематология и трансфузиология. – 2001. - № 5.

26. Taylor Clare, Contreras Marcela. Immunological complications of transfusion// Transfusion Medicine and Alternatives to Blood Transfusion. R and J – Editions Medicales 19, rue Vivienne 75002 Paris, France. – 2000. – P. 36-47.

27. Patrice Lefevre, Pascale Poulline. Current information on risk of al logenic transfusion// Transfusion Medicine and Alternatives to Blood Transfusion.

R and J – Editions Medicales 19, rue Vivienne 75002 Paris, France. – 2000. – P.

60-66.

28. Арейкад Хумуд Джамаль. Профилактика материнской смертности при акушерских кровотечениях. Автореф. дисс. … канд. мед. наук. - М., 1996.

29. Кулаков В.Н., Серов В.Н., Абубакирова А.М. и др. Интенсивная терапия в акушерстве и гинекологии (эфферентные методы). М.: Медицин ское информационное агентство. – 1998.

30. Макацария А.Д., Мухитдинова Т.К., Мищенко А.Л. и др. Патоге нез, принципы профилактики и терапии различных видов коагулопатии в акушерской практике (клиническая лекция). - Акушерство и гинекология.

1990. - № 6.

31. Буланов А.Ю., Городецкий В.М., Шулутко Е.М. Коллоидные объ емзамещающие растворы и гемостаз. - Российский журнал анестезиологии и интенсивной терапии. – 1999. – № 2.

32. Свиридов С.В. Гетерогенные коллоидные плазмозамещающие растворы: настоящее и будущее. - Российский журнал анестезиологии и ин тенсивной терапии. – 1999. - № 2. – С. 2-4.

33. Федорова З.Д., Левченко Л.Б., Ханин А.З. Гемодилюционная коа гулопатия как осложнение трансфузионной терапии острой массивной кро вопотери. - Вестник хирургии. – 1990. - № 9.

Врач-аспирант, 2006, №1(10) 34. Федорова З.Д., Левченко Л.Б., Чуслов А.Г. и др. Гемодилюцион ная коагулопатия и особенности инфузионно-трансфузионной терапии мас сивной кровопотери в акушерской практике. - Гематология и трансфузиоло гия. – 1993. - №8.

35. Baron Jean-Francois. Pharmacology of crystalloid and colloids// Transfusion Medicine and Alternatives to Blood Transfusion. R and J – Editions Medicales 19, rue Vivienne 75002 Paris, France. – 2000. – P. 123–137.

36. Boldt Joachim. Choice of a synthetic colloid for surgery// Transfusion Medicine and Alternatives to Blood Transfusion. R and J – Editions Medicales 19, rue Vivienne 75002 Paris, France. – 2000. – P. 155-164.

37. Samama Marc. Assessment of the coagulation in the perioperative set ting// Transfusion Medicine and Alternatives to Blood Transfusion. R and J – Edi tions Medicales 19, rue Vivienne 75002 Paris, France. – 2000. – P. 201–207.

38. Graner T. Markus, Woessmer Ralph, Haab Anton, Treib Johannes.

Adverse effects of synthetic colloid on coagulation// Transfusion Medicine and Al ternatives to Blood Transfusion. R and J – Editions Medicales 19, rue Vivienne 75002 Paris, France. – 2000. – P. 138 – 149.

39. Phillippe L. Baele. Plasma and albumin// Transfusion Medicine and Alternatives to Blood Transfusion. R and J – Editions Medicales 19, rue Vivienne 75002 Paris, France. – 2000. – P. 95 – 112.

Негматуллаева М.Н., Ихтиярова Г.А., Гулбоева М.А., Насриддинова Ш.И.

ПРИМЕНЕНИЕ НОРМОДИПИНА ПРИ ЛЕЧЕНИИ ГЕСТАЦИОННОЙ ГИПЕРТЕНЗИИ Бухарский Государственный Медицинский Институт им. Абу Али Ибн Сины, Узбекистан В настоящее время под гестационной гипертензией понимают повыше ние артериального давления (АД), вызванное беременностью у ранее здоро вых женщин [1, 2]. Установлено, что гипертензивные нарушения при бере менности составляют основную причину перинатальной заболеваемости и смертности, чаще всего вследствие отека головного мозга [3, 4].

На сегодняшний день большинство авторов единодушны в том, что гестационная гипертония, составляющая часть преэклампсии, связана с дис функцией эндотелия возникающей при патологии беременности [5, 6].

Считается, что артериальная гипертензия при преэклампсии развивает ся, как компенсаторная реакция в ответ на маточно-плацентарную ишемию и направлена на восстановление маточно-плацентарного кровотока.

Повышение АД как компенсаторная реакция организма матери проис ходит за счет резкого возрастания общего периферического сосудистого со противления (ОПСС) [7], в связи с чем подбор медикаментозной терапии ги пертензивного синдрома является основой патогенетического лечения преэк лампсии.

Целью явилась оценка эффективность нормодипина при лечении ги пертензии в период беременности путем исследования центральной гемоди намики.

62 2. Акушерство и гинекология Материалы и методы. Основным методом исследования явилась ин тегральная реография тела по Тищенко М.И (1975 г). В данной работе пред ставлены результаты исследовании у 80 беременных с преэклампсией, 35 с преэклампсией тяжелой степени (3-я группа);

45 с преэклампсией легкой степени тяжести (2-я группа);

контрольную группу составляют 40 беремен ных соматически здоровых с физиологическим течением беременности (1-я группа). В контрольной (1) группе пациентки были в возрасте от 18 до 35 лет, в основных группах от 18 до 38 лет. Срок гестации в контрольной группе со ставил 35-40 недель, во 2-й группе 32-38, а в 3-й группе 28-38 недель.

Результаты. Первородящими во всех группах были почти половина пациенток. Во всех случаях преэклампсия развивалась на фоне экстрагени тальной патологии: анемия среднетяжелой степени у 60 (75%), заболевание почек у 24 (30%), гипертоническая болезнь I стадии у 16 (20%).

Обследование проводилось в 32-36 недель беременности по клиниче ским проявлениям преэклампсии. Для выбора метода корригирующей тера пии и оценки её эффективности, изучены следующие параметры центральной гемодинамики матери ЧСС, ОПСС, СИ, САД (табл. 1).

Таблица Исходные показатели гемодинамики у беременных с различными степенями преэклампсии Показатели 1-я группа кон- 2-я группа преэклампсия 3-я группа преэк гемодинамики трольная n = 40 легкой степени n = 45 лампсия тяжелой степени n = ЧСС 78.2 ± 4.1 86.51 ± 4.2 105.1 ± 5. СИ л. мин. м.

3.6 ± 0.35 3.12 ± 0.15 2.5 ± 0. АД ср. мм.рт.ст.

80.2 ±4.1 106.3 ± 5.2 118.2 ± 9. ОПСС дин. сек/см. м.

2015 ± 14 2082 ± 43 2210 ± * Р<0, Проведенные исследования показали что при преэклампсии тяжелой степени у 32 (91.4%) беременных и при легкой его форме у 26 (57.7%) выяв лено гипертензивно гемодинамическая диссоциация (ОПСС > 2030 дин. сек.

см –5. м.) со снижением СИ менее 2.5 л/мин/м2. У 22 беременных выявлена изолированная гипертензия, проявляющаяся ростом ОПСС > 2030 дин. сек.

см –5. м. на фоне нормального СИ 2.5-3.5 л/мин/м2.

Обсуждение. Дисбаланс ведущих вазорегуляторных систем мог быть одним из механизмов формирования гипертензивного синдрома и развития гипертензивно-гиподинамической диссоциации у беременных с преэклам псией. Именно для неё характерно сочетание высокого периферического со судистого сопротивления с низким сердечным выбросом. При этом важно отметить, что своевременная и адекватная антигипертензивная терапия при гестозе – наиболее реальный способ профилактики перинатальных осложне ний у матери, плода и новорожденного.

В настоящее время при проведении антигипертензивной терапии пред почтение отдают препаратам, позволяющим не только эффективно контро Врач-аспирант, 2006, №1(10) лировать АД, но и влиять на основные патогенетические звенья при форми ровании артериальной гипертензии. Основываясь на вышеуказанные полу ченные данные центральной гемодинамики, нами была подобрана диффе ренцированная антигипертензивная терапия, нормодипином, который явля ется антагонистом кальция III поколения.

Таблица Показатели центральной гемодинамики у беременных с преэклампсией до и после лечения Показатели 1-я группа Преэклампсия легкой степе- Преэклампсия тяжелой сте гемодинамики контрольная ни n = 45 пени n = n=40 до лечения после лечения до лечения после лечения ЧСС 78.2 ± 4.1 86.51 ± 4.2 81,3±3,2 105.1 ± 5.6 96.2±3. СИ л. мин. м.

3.6 ± 0.35 3.12 ± 0.15 3.2±0.18 2.5 ± 0.14 2.9±0. АД ср.мм.рт.

80.2 ±4.1 106.3 ± 5.2 100.1 ±3.4 118.2 ± 9.1 104 ±5. ст.

ОПСС 2015 ± 14 2082 ± 43 2030±45 2210 ± 65 2140± дин.сек/см. м.

При гипертензивно-гемодинамической диссоциации в комплексную терапию преэклампсии был включен нормодипин по 5 мг 2 раза в сутки под контролем мониторинга параметров ЦГ.

После 2-3 дневного приёма данного препарата исследованы параметры центральной гемодинамики матери. В результате медикаментозной коррек ции в гестационной группе частота гипертензивно-гемодинамической диссо циации снизилась до 22,64% за счёт снижения ОПСС и увеличения СИ. Со ответственно отмечено снижение ЧСС на 15-20 уд. в минуту и снижение АД от исходного до 25,9%. В исследуемых группах установлено, что определе ние СИ и ОПСС с последующим определением типа гемодинамики в боль шей мере отражает тяжесть течения заболевания и эффективность терапии.

Необходимо отметить, что в результате лечения нормодипином отме чено снижение (с 34.1% до 10.3%) числа жалоб на головокружение, наруше ние сна, мелькание мушек перед глазами связанных с гемодинамическими колебаниями как проявлениями постуральной реакции. Улучшилася исход для новорожденных, частота их патологии уменьшилась с 20.4% до 8.4%.

Частота оперативного родоразрешения снизилась в группе беременных с преэклампсией от 30.1% до 11.2%.

Выводы Таким образом, комплексное исследование центральной гемодинамики у беременных с преэклампсией позволяет объективно оценить тяжесть пре эклампсии, контролировать эффективность проводимой терапии и прогнози ровать исходы беременности и родов.

Применение нормодипина при преэклампсии способствует нормализа ции А/Д, и восстановление системы кровообращения матери и плода.

64 2. Акушерство и гинекология Список использованных источников 1. Затейщиков Д.А. Минушкина Л.О., Кудряшова О.Ю. Функциональ ное состояние эндотелия у больных артериальной гипертонией и ишемиче ской болезнью сердца. – Кардиология, 2000, Т.40, № 2. - С. 14–17.

2. Зайнулина М.С., Петрищев Н.Н. Эндотелиальная дисфункция и её маркеры при гестозе. - Акушерство и гинекологии, 1997, Т.18, №3. – С. 22.

3. Кулаков В.И., Муранеко Л.Е. Новые подходы к терминологии, про филактике и лечение гестоза. - Акушерство и гинекология, 1998, №5. -С. 3–9.

4. Садчиков Д.В., Елютин Д.В. Системный подход в оценке течения бе ременности и гестоза. - Проблемы беременности, 2001, № 3. – С. 26–28.

5. Шехтман Н.Н., Елохина Т.Б., Петрова С.Б. и др. Антигипертензивная эффективность бета-блокаторов при гестозах у беременных с различными типами центральной гемодинамики. – Гинекология, 2001, Т. 3, № 2.–С.68–69.

6. Стрижаков А.Н., Мусаев З.М., Системные нарушения гемодинамики при гестозах, патогенез, диагностика и акушерская тактика. - Акушерство и гинекология, 1998, №5. - С. 13- 16.

7. Ходжаева М.Б, Шорина Н.А. Коррекция нарушений маточно– плодовой гемодинамики у беременных с гестозом. – Педиатрия, 2003. Спец выпуск. - С. 27–28.

Негматуллаева М.Н., Ихтиярова Г.А., Насриддинова Ш.И, Гулбоева М.А.

РОЛЬ ФЕРКАЙЛА В ЛЕЧЕНИИ ЖЕЛЕЗОДЕФИЦИТНОЙ АНЕМИИ БЕРЕМЕННЫХ Бухарский Государственный Медицинский Институт им. Абу Али Ибн Сины, Узбекистан Железодефицитные анемии (ЖДА) беременных являются наиболее распространенной патологией в республике Узбекистан. По данным ВОЗ, частота ЖДА у беременных в разных странах колеблется от 21 до 80 %. За последнее десятилетие, по данным Минздрава республики Узбекистан, час тота ЖДА возросла в 10-15 раза. Железо является универсальным компонен том живой клетки и незаменимым участником фосфолированного окисления.

Биологическое значение железа определяется его способностью обра тимо окисляться и восстанавливаться. Это свойство обеспечивает участие железа в процессах тканевого дыхания, а также в основных биохимических превращениях, в связи с чем при дефиците его возникают гипохромная ане мия и трофические расстройства в тканях [1, 3, 4].

При беременности одной из основных причин является прогрессирую щий дефицит железа, связанный с утилизаций железа на нужды фетоплацен тарного комплекса для увеличения массы циркулирующих эритроцитов.

Анемию беременных также связывают с нарушением перекисного окисления липидов [2, 5, 7]. Суммарная потеря железа к окончанию беремен ности составляет 1200-1400 мг. Детальное изучение причин ЖДА свидетель ствует о полиэтиологичности заболевания, основным патогене-тическим зве ном, которого является недостаток железа в организме.

Врач-аспирант, 2006, №1(10) Клиническая картина ЖДА складывается из общих симптомов анеми ей, обусловленных гемической гипоксией, и признаков тканевого дефицита железа (сидеро - пенический синдром [3, 6].

Она проявляется обычно при средней степени тяжести анемии;

при легком течении болезни беременная может не предъявлять жалоб, и объек тивными признаками анемии служат только лабораторные показатели. Ане мия осложняет течение беременности и родов, влияет на развитие плода.

Данные различных авторов [1, 3, 5] свидетельствуют о том, что при ЖДА бе ременных чаще встречаются гипотрофия плода (21%), гипоксия плода (40% ), преэклампсия (50% ), невынашивание беременности (15–21%), отслойка плаценты кровотечения (10%), слабость родовой деятельности (8–10%), ги погалактия до 30%.

Лечение железодефицитных анемией предполагает (помимо устране ния основной причины этого патологического состояния) применение препа ратов железа.

Целью настоящего исследования явилось изучение эффективности феркайла (железосодержащего препарата) для лечения анемии беременных.

Феркайл 100 мг Fe III по 200 мл раствора, общая доза в/м назначается из расчета веса больного и уровня гемоглобина, используя следующую фор мулу: доза (мл =0,0476 х Р х (14,8 – Н) + 1 мл на 5 кг веса тела до максимум 14 мл, где Р вес тела 14,8 нормальный показатель гемоглобина, Н наблюдае мый показатель гемоглобина. Общая суточная доза для взрослых составляет 2 мл.

Материалы и методы. Проведено обследование 60 беременных в воз расте от 17 до 40 лет начиная с I триместра беременности. Из них первобере менными были 24 ( 40,1%) пациентов, повторно беременными – 36 (60%), повторнородящими 31 (51,6%). Всем пациенткам была проведена ультразву ковое исследование с допплерометрическим картированием плацентарных артерий (артерии пуповины и аорты плода). Лабораторное диагностика ане мии основывалось на определении содержания гемоглобина, эритроцитов, рецикулоцитов, сывороточного железа.

Результаты исследования. При изучении анамнеза повторнобере менных была высокая частота невынашивания – 9 (15%), преэклампсия (11,6%), у 8 повторнородящих предыдущие роды были осложнены аномали ей родовых сил и у 9 (15%) были послеродовые кровотечения.

У 49 (81,6%) пациенток отмечались различные экстрагенитальные за болевания: хронический тонзиллит (20%), заболевание желудочно– кишечного тракта (40%), сахарный диабет (5%), патология щитовидной же лезы (15%) заболевание почек (10%) Течение данной беременности было отягощено ранним токсикозом у (20%) пациенток, угрожающим ранним выкидышам у 9 (15%). Течение бере менности во II триместре было осложнено угрозой прерывания у 11 (18,3%) женщин, умеренным многоводием у 5 (8,3%), низкой локализацией плаценты – у 3 (5%).

66 2. Акушерство и гинекология В III триместре отмечено преэклампсия легкой степени у 6 (10%) бере менных, у 3 (5%) тяжелой степени, угроза преждевременных родов – у (13,3%), синдром задержки развития плода у 11 (18,3%), диффузное утолще ние плаценты у 3 (5%). Осложнения II и III триместров гестации представле ны в табл. 1.

Таблица Осложнения II и III триместров гестации у наблюдаемых беременных Осложнения Легкая степень n=20 Средняя степень n=38 Тяжелая степень n= abs % abs % abs % Ранний токсикоз 2 10 4 10,5 6 Угроза прерывания 1 5 3 7,8 5 41, беременности Угроза недонаши- 2 10 4 10,5 5 41, вания беременно сти Многоводие 1 5 2 5,2 3 Низкая локализа- 0 - 1 2,6 2 16, ция плаценты Преэклампсия лег- 2 10 3 - 1 8, кой степени Преэклампсия тя- - - 1 5,2 2 86, желой степени СЗРП 2 10 3 78 6 Диффузное утол- - - 1 26 2 16, щение плаценты Частота и тяжесть гестационный осложнений коррелировали со степе нью тяжести анемии. Это подтверждалось результатами дополнительных ме тодов исследования. Лабораторная диагностика анемии основывалось на оп ределении содержания гемоглобина, эритроцитов, ретикулоцитов, сыворот ного железа.

Обсуждение. Всем пациенткам проводилось комплексная терапия гес тационных осложнений, включающая профилактику или лечение ФПН. Кор рекция железодефицита осуществлялось назначением феркайл 2 мл в/м 1 раз в сутки в течение 21 дней.

Антианемический эффект его применения оценивался по клиническому состоянию больных, результатом лабораторного исследования крови и ульт развуковым допплерометрическим исследованием плодово-плацентарной системы.

Через 2 недели после приема феркайл отмечалось улучшения общего самочувствия больных, исчезла слабость, головокружение, нормализовалась окраска кожных покровов. Сравнительный анализ крови и допплерометриче ских показателей отражены в табл. 2.

Как видно из таблицы, показатели гемоглобина повысились в среднем на 30,2%, увеличилось содержание сывороточного железа на 27,7%.

Врач-аспирант, 2006, №1(10) Таблица Динамика показателей анализа крови и допплерометрических данных у беременных с анемией до и после лечения Показатели До лечения После лечения Гемоглобин г/л 76,1 ± 5,4 109: 1 ± 4, Эритроцит 10 12/ л 2,4 ± 0,3 3,1 ± 0, Сывороточное железа ммоль/л 13,4 ± 1,7 18,2 ± 1, СДО артер. пуповин 2,56 ± 0,06 2,03 ± 0, СДО аорты плода 4, 56 ± 0,09 4,25± 0, Данный препарат хорошо переносился пациентками, побочных эффек тов не отмечено. Клинико-лабораторные исследования свидетельствуют о достаточно хорошем антианемическом эффекте 21 дневного приема феркайл.

Под воздействием комплексной терапии, включающий феркайл, у па циенток отмечено значительное улучшение фетоплацентарного и плодового кровотока. Сравнительный анализ кровотока в маточных и плодовых артери ях показал, что после лечения систоло-диастолический коэффициент (СДК) в маточных артериях, артерии пуповины и аорте плода уменьшался в среднем на 25–30 %.

Выводы 1. Результаты проведенных исследований показали, что феркайл явля ется эффективным антианемическим препаратом.

2. Применение данного препарата в комплексной терапии ФПН поло жительно влияет на метаболические процессы и на кровообращение фето– плацентарной системы.

3. Феркайл позитивно влияет на течение беременности, и может быть рекомендован для широкого применения во время гестации.

Список использованных источников 1. Айламазян Э.К. Рекомбенантный эритропоэтин в лечении анемии беременных и родильниц. – РВААГ, 2003, №2. - С. 68–71.

2. Аркадьева Г.В. Диагностика и лечение железодефицитных анемий.

- М.: ВУНМЦ, 1999. – 159 с.

3. Дворецкий А.И. Железодефицитные анемии. - М.: Ньюдиамед, 1998. – 37 с.

4. Джаманаева К.Б. Патогенетические механизмы развития анемии беременных. - Акушер-гинеколог Казахстана, 2001, №2. - С. 24.

5. Жаров Е.В. Оценка эффективности препарата «фенюлс» в акушер ско-гинекологической практике. - Журнал ВРААГ, 1999. - С. 119.

6. Носеева М.И. Анемии, диагностика и лечение. – Новосибирск, 2001.

– 46 с.

7. Серов В.Н. и др. Железодефицитные состояния в различные перио ды жизни женщины. - М., 2002. – 15 с.

68 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление Олейникова С.А.

РАЗРАБОТКА СИСТЕМЫ ОПТИМИЗАЦИИ ОБСЛУЖИВАНИЯ ПАЦИЕНТОВ В ЛЕЧЕБНО-ПРОФИЛАКТИЧЕСКОМ УЧРЕЖДЕНИИ Международный институт компьютерных технологий, Воронеж 1. Постановка задачи Рассмотрим функционирование лечебно–профилактического учрежде ния (ЛПУ). Пусть в ЛПУ существует N отделений, каждое из которых спе циализируется в определённой области медицины (кардиология, хирургия и т.д). В каждом отделении i (i=1,…,N) работают Si специалистов данного про филя.

Рассмотрим функционирование ЛПУ в виде системы массового обслу живания. На вход системы поступает множественный поток пациентов с фиксированными маршрутами их обслуживания (рис. 1). Всего существует J потоков пациентов.

Рис. 1. Модель функционирование лечебно-профилактического учреж дения в виде системы массового обслуживания Пусть требуется составить расписание работы специалистов в течение некоторого периода. В качестве периода без ограничения общности рассмот рим одну неделю.

Существуют различные критерии оптимальности, с точки зрения кото рых можно решать данную задачу. В частности, можно использовать крите рий минимизации времени ожидания обслуживания пациентов. С помощью этого критерия можно повысить качество работы ЛПУ.

Врач-аспирант, 2006, №1(10) Другим критерием может быть критерий минимизации количества ка бинетов при заданном количестве врачей. Данный критерий можно исполь зовать в том случае, если в каждом кабинете работает несколько врачей, и целью составления такого расписания является получение необходимого ко личества специалистов для работы в ЛПУ.

Следует отметить, что при таком подходе теряется качество обслужи вания (т.к. при уменьшении количества кабинетов время ожидания обслужи вания будет увеличиваться). Поэтому будем использовать в качестве крите рия минимизацию времени ожидания обслуживания.

Каждый специалист имеет своё время, в течение которого он осущест вляет приём пациентов в ЛПУ (время приёма) - tiп, i=1,…,N. Также для каж дого специалиста известно общее время его работы tip, i=1,…,N. И время приёма, и время работы рассматриваются за данный период (неделю).

Исходными в данной задаче являются следующие значения:

- количество отделений N;

- количество специалистов на каждом отделении i – Si;

- количество потоков пациентов J;

- среднее время tij обслуживания пациентов j-го типа на i-том отделе нии (считается, что эти данные получены в результате некоторой статистики за прошлые периоды);

- интенсивность i j-го потока пациентов на i-е отделение (предпола j гается, что эти данные также получены статистическими методами);

- время приёма каждого специалиста tiп, i=1,…,N;

- время работы каждого специалиста tiр, i=1,…,N.

2. Анализ задачи Данная задача относится к задачам теории расписаний. Особенностью задачи является:

1. Отсутствие информации о точном количестве заявок, поступающих в систему в течение периода. Их среднее количество определено из статисти ки, имеющейся в ЛПУ за предыдущие периоды.

2. Наличие жёсткого маршрута обслуживания пациентов.

3. Время, затрачиваемое на решение задачи, является случайной вели чиной, распределённой по экспоненциальному закону.

4. Время поступления заявок в систему также случайно.

Таким образом, поток поступающих работ носит вероятностный харак тер. Работы поступают в систему в произвольные моменты времени, которые можно предсказать только в статистическом смысле. Поэтому моменты бу дущих поступлений работ заранее не определены.

Всё это свидетельствует о том, что данную задачу можно отнести к классу динамических задач теории расписаний.

70 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление 3. Формализация задачи Интенсивность i j-го потока пациентов на i-е отделение позволяет j получить следующие два важных значения. Во-первых, при наличии фикси рованных маршрутов можно определить интенсивность потока пациентов на каждое отделение i (i=1,…,N). Данная интенсивность определяется формулой [1]:

J i i =,i = 1,...,n, (1) j j= Во-вторых, можно узнать среднее число пациентов на каждое отделе ние за неделю. Из формулы (1) можно определить интервал времени между моментами поступления в данное отделение двух последовательных пациен тов:

ti =. (2) i Если известна величина периода T, для которого составляется расписа ние, то средне количество пациентов для i-го отделения (i=1,…,N) в течение данного периода будет определяться формулой:

T ni =. (3) ti Предположим, что каждое отделение i (i=1,…,N) обслуживает пациен тов каждого потока за время ti (т.е. время обслуживания пациентов каждого потока одинаково). Тогда каждое отделение можно рассмотреть как много канальную систему массового обслуживания с очередью. Число каналов об служивания - это количество специалистов в данном отделении. Длина оче реди чисто теоретически ничем не ограничена. Рассмотрим следующие со стояния системы (для каждого отделения i):

0 – в системе в данный момент нет ни одного пациента;

1 – в системе есть один пациент;

… Si – в системе в данных момент находится Si пациентов;

Si+1 – в данный момент обслуживаются Si пациентов и один пациент в очереди;

… Так как длина очереди в данной системе не ограничена, она может иметь бесконечное число состояний.

Вероятности пребывания системы в каждом из этих состояний опреде ляется формулой [1]:

Врач-аспирант, 2006, №1(10) i k k!

Pk = (k = 0,1,...,Si ), n i j i Si +1 + i j! Si Si!

j= 1 Si (4) s i Si i Si! Si (s = 1,2,...).

PS +s = i n i j i Si +1 + i j! Si Si!

j= 1 Si Для данной системы средняя длина очереди определяется следующей формулой:

i ri = PS +s = PS, (5) s i i (1- ) s= i i где =.

i Si Среднее время ожидания в очереди – это ri ti =. (6) i Таким образом, для i-го отделения целевая функция запишется в сле дующем виде:

ri min, i=1,…,N. (7) i Для формирования итогового критерия воспользуемся методом линей ной свёртки:

n ri k i min, (8) i i= где ki – весовые коэффициенты. Если все отделения равнозначны по важно сти для составления расписания, то эти коэффициенты можно опустить. В противном случае определить приоритет каждого отделения, а затем опреде лить его «вес».

Список использованных источников 1. Клейнрок Л. Теория массового обслуживания. - М: Машино строение, 1979. – 432с.

2. Конвей Р.В., Максвелл В.Л., Миллер Л.В. Теория расписаний. – М.: Наука, 1975. – 360с.

72 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление Риффель А.В.

«БОЛЬШИЕ» АМПУТАЦИИ НИЖНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ У БОЛЬНЫХ ПОСЛЕ РЕКОНСТРУКТИВНЫХ ОПЕРАЦИЙ НА АРТЕРИЯХ.

СУДЬБА И РЕАБИЛИТАЦИЯ БОЛЬНЫХ Областная клиническая больница, Курган Хронические окклюзирующие заболевания абдоминальной аорты и ар терий нижних конечностей представляют наиболее распространённую пато логию артериальной системы. Частоту её лучше отражает тот факт, что 80% всех восстановительных операций производится по поводу окклюзии арте рий аорто-подвздошного и бедренно-подколенного сегментов. Принципы ле чения критической ишемии нижних конечностей (КИНК) претерпели суще ственные изменения за последние несколько лет. Многие специализирован ные центры сообщают о большой частоте сохранения конечности на фоне редких ампутаций [2], чем и аргументируется необходимость направлять всех больных с КИНК на реваскуляризацию [5]. Ампутация рассматривается большинством хирургов как неудача в лечении. Тем не менее, современный энтузиазм по поводу сохранения конечности любой ценой начинает оспари ваться. Причиной достаточно высокого числа ампутаций у больных с КИНК является значительное «омоложение» контингента больных с облитерирую щим атеросклерозом, как в изолированном виде, так и в сочетании с сахар ным диабетом. В европейских странах количество ампутаций составляет 150 280 на 1 млн. населения. Так в Malmohus, Sweden [3] выполнено 32 ампута ции на 100 000 населения, в Maryland,U.S. [4] 30 ампутаций на 100 000 насе ления в год, в Switzerland число ампутаций на 100 000 населения составило 14 в год [2]. Поражение артерий нижних конечностей в настоящее время за нимает третье место по частоте органной локализации после поражения ко ронарных артерий и артерий головного мозга [1]. Высокая летальность, дли тельная и стойкая инвалидизация больных, значительные сроки нетрудоспо собности, создание сложно решаемых социальных проблем обусловливают актуальность проблемы ампутаций нижних конечностей при сосудистой па тологии. К сожалению, приходится констатировать, что даже после хирурги ческих вмешательств выполненных на самом высоком профессиональном уровне, у большинства больных в отдаленном послеоперационном периоде наблюдается ухудшение состояния оперированной конечности и возникает угроза жизни в связи с прогрессированием основного заболевания, мульти фокальностью процесса, вовлечением в патологический процесс других со судистых бассейнов. Качество жизни больных после ампутации конечности катастрофично - большинство из них нуждается в посторонней помощи. Тя жёлая ишемия представляет опасность не только для поражённой конечно сти, но и для жизни больных, в связи с мультифокальным поражением, что во многом связано с наличием у большинства из них серьёзного поражения сердца, гипертонической болезни и других сопутствующих заболеваний. По Врач-аспирант, 2006, №1(10) данным литературы у таких больных инфаркт миокарда или инсульт будут причиной смерти у 85% больных [5].

Материалы и методы. В отделении сосудистой хирургии Областной клинической больницы г. Кургана совместно с врачами отделения сосуди стой хирургии ГБ №3 г. Челябинска обобщён материал по «большим» ампу тациям нижних конечностей после реконструктивных операций в период с 1993 г. по 2003 г. За указанный период выполнено 334 ампутации верхних и нижних конечностей (табл. 1).

Таблица Ампутации нижних и верхних конечностей за период с 1993 по 2003 гг.

1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 Всего 1. Малые ампутации: Верхние конечности 2 3 1 1 3 2 1 1 Нижние конечности 4 7 13 13 11 9 12 7 14 21 5 2. Большие ампута- ции:

Верхние конечности 3 1 1 1 Нижние конечности 23 29 22 22 13 17 18 18 22 19 16 Всего: 27 41 38 36 26 27 33 28 36 41 22 По своей структуре они разделены на «большие» ампутации (ампута ции бедра, голени, плеча, предплечья, экзартикуляции в тазобедренном сус таве) и «малые» ампутации (ампутации стопы, кисти, пальцев конечности).

После реконструктивных операций выполнено 160 ампутаций нижних ко нечностей (больших и малых). «Больших» ампутаций после реконструктив ных операций было выполнено 120. Средний возраст больных колебался от 30 до 78 лет и, в среднем, составил 55,2±8,9 лет, большинство больных со ставили мужчины, преимущественно в возрасте старше 50 лет. В структуре нозологий «больших» ампутаций конечностей после реконструктивных опе раций ведущее место принадлежит атеросклерозу (84,6%). Судьба больных изучалась путём непосредственного контакта с больным и его родственника ми, рассылкой анкет.

Результаты. «Большие» ампутации нижних конечностей выполнялись в различные сроки после реконструктивных операций. В раннем послеопера ционном периоде выполнено 92 (76,6%) ампутаций, через 5 лет выполнено (20,0%) ампутаций, в сроки от 5 до 10 лет выполнено 4 (3,4%) ампутации нижних конечностей после реконструктивных операций. После реконструк тивных операций ампутации выполнялись как в отделении сосудистой хи рургии, так и в Центральных районных больницах Курганской, Челябинской областях. Ампутация второй конечности была выполнена в 9 случаях (7,5%), всем больным ампутация бедра на границе верхней и средней трети в течение 5 лет после первой ампутации. Реампутация конечности выполнена в 2 слу чаях (1,6%) – 1 реампутация голени и 1 реампутация бедра из-за невозмож ности протезирования культи через 10, 12 месяцев после ампутации конечно сти. В 3 случаях (2,5%) после выписки из стационара через 1,5 года после 74 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление ампутации бедра в верхней трети развились явления ишемии культи, потре бовавшие стационарного лечения. Ввиду невозможности выполнения рекон структивной операции на глубокой артерии бедра была выполнена в 2 случа ях непрямая реваскуляризация культи – реваскуляризирующая остеотрепана ция с положительным результатом (регресс ишемии). В 1 случае достигнут положительный результат консервативными методами лечения. Повторные операции у больных, перенёсших «большую» ампутацию конечности ввиду прогресса основного заболевания и вовлечения других сосудистых бассейнов выполнялись в разный временной период. Среди операций, выполненных данной группе больных аортокоронарное шунтирование выполнено в 1 слу чае через 2 года после ампутации конечности, реконструкция брахиоцефаль ных артерий в 6 случаях (3 сонно-подключичных шунтирования и 3 эндар терэктомии из сонных артерий с аутовенозной пластикой) через 5, 8, 13, 15, 16, 25 месяцев после ампутации конечности. Линейных аортобедренных шунтирований выполнено 5, через 13, 29, 30, 31, 32 месяцев после ампутации конечности. Протезирования аорты по поводу аневризмы аорты выполнено в 4 случаях, через 6, 15, 22, 36 месяцев после ампутации конечности. Бедренно подколенных шунтирований выполнено 8 (5 in situ) через 14, 21, 33, 42, 44, 68, 69, 72 месяцев после ампутации конечности. Реваскуляризирующих ос теотрепанаций контралатеральной конечности выполнено в 7 случаях, через 10, 22, 36, 48, 62, 67, 68 месяцев после ампутации конечности. В 3 случаях выполнена балонная ангиопластика поверхностной бедренной артерии кон тралатеральной конечности через 10, 15, 26 месяцев после ампутации конеч ности, в 2 случаях выполнена поясничная симпатэктомия в сочетании с рева скуляризирующей остеотрепанацией контралатеральной конечности через 10, 68 месяцев после ампутации конечности. В послеоперационном периоде в стационаре после выполненных ампутаций конечностей умерло 22 человека – во всех случаях были выполнены «большие» ампутации конечностей. Две надцати пациентам (10%) была выполнена «большая» ампутация после ре конструктивной операции: в 2-х случаях экзартикуляция в тазобедренном суставе, в 10-ти случаях ампутация бедра на границе верхней и средней тре ти. В течение первых 5 лет после перенесённой ампутации умерло 15 паци ентов (12,5%), причём в течение первого года 7 пациентов (5,8%), в период времени от 5 до 10 лет умерло 5 пациентов (4,2%). Причинами смерти в ста ционаре были: острый инфаркт миокарда – 6 случаев (5,0%), тромбоэмболия лёгочной артерии – 2 случая (1,6%), сепсис – 2 случая (1,6%), перитонит и острая почечная недостаточность по 1 случаю (1,2%). В течение 5 лет после «большой» ампутации конечности причинами смерти были: раковая инток сикация – 6 случаев (5,0%), острый инфаркт миокарда – 7 случаев (5,8%), острое нарушение мозгового кровообращения – 2 случая (1,6%). В период времени от 5 до 10 лет основной причиной смерти была смерть от острого инфаркта миокарда – 5 случаев (4,2%). Реабилитация больных начиналась с первого дня после выполнения ампутации конечности в палате больного с комплекса лечебной физкультуры в двигательном режиме. Двигательный Врач-аспирант, 2006, №1(10) режим воздействовал на весь организм и на мышцы культи. Каждый ком плекс упражнений разбивался на 2 этапа. Начальный этап – с момента вы полнения ампутации конечности и до момента использования вспомогатель ных средств опоры (костылей). Конечный этап – от начала использования вспомогательных средств опоры до выписки из стационара. Всем пациентам рекомендовалось продолжение занятия лечебной физкультурой в домашних условиях и протезирование культи. Перед началом каждого комплекса паци енту объяснялось значение того или иного физического упражнения для об легчения ходьбы на костылях или при опоре на трость. Для подобных заня тий подбирали доступные для самостоятельного выполнения упражнения, которые инвалид уже усвоил в стационаре. При болевом синдроме в культе рекомендовалось продолжать лечебную гимнастику по программе конечного этапа комплекса для предотвращения детренированности сердечно сосудистой системы. Для успешного занятия лечебной физкультурой соблю дались следующие принципы: доступность объективному контролю, адек ватность и дозированность нагрузки, воздействие на весь организм, систем ность (ежедневно), повторяемость и кратность, длительность во времени (в течение всей жизни), разнообразие упражнений и сознательное отношение к ним. К трудовой деятельности вернулось только 2 больных (1,6%), но изме нился их характер труда. Много нерешённых вопросов в области социальной реабилитации у больных после «больших» ампутаций нижних конечностей было связано с отдалённостью проживания пациентов от учреждений соци альной защиты, ограничением передвижения в пространстве. Это, прежде всего протезирование конечности, получение спец. автотранспорта. Все больные после освидетельствования медико-социальной экспертизой полу чили группу инвалидности (вторую и первую).

Обсуждение. Результаты проведённого исследования подчёркивают важность ранней диагностики поражения других артериальных бассейнов у больных, перенёсших «большую» ампутацию конечности. Известно, что при сочетанных атеросклеротических поражениях сосудистого русла преимуще ственно могут манифестировать признаки недостаточности кровообращения какого-то одного из пораженных артериальных бассейнов. Например, при сочетанном поражении терминального отдела аорты и брахиоцефальных ар терий больные чаще предъявляют жалобы на боли в нижних конечностях.

Высокое периферическое сопротивление и выраженная артериальная гипер тензия нивелируют признаки поражения висцеральных артерий при их соче танных поражениях с почечными артериями и высокой окклюзией брюшной аорты. Поэтому часто у больных, перенёсших ампутацию конечности лечеб ный прогноз неутешительный. Высокая летальность после ампутаций обу словлена не только характером самого заболевания и выполняемой операци ей, но и наличием у пациента сопутствующей патологии, которая является проявлением атеросклеротического поражения сосудов других локализаций.

После выполнения ампутаций наступает инвалидизация пациента, чем выше уровень ампутации, тем меньше социальная реабилитация, возможность 76 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление выйти за пределы дома, выполнять прежний уровень работы, обслуживать себя. Растёт социальная несостоятельность пациентов и значительные эконо мические затраты, связанные с необходимостью назначения все более доро гих лекарств, госпитализацией для повторных хирургических вмешательств или интенсивной терапии, с реабилитацией больных после ампутации пора женной конечности. Все это также не способствует удовлетворительному ка честву жизни пациентов. В заключении следует отметить, что полученные нами данные и мировой опыт свидетельствуют о мультифокальности патоло гического процесса у больных, перенёсших «большую» ампутацию конечно сти, высоком проценте поражения контралатеральной конечности, брахио цефальных и коронарных артерий. Это говорит о высокой потребности ран ней диагностики поражения других сосудистых бассейнов, ввиду прогресса основного заболевания, необходимости наблюдения пациента у сосудистого хирурга совместно с кардиологом, неврологом. Таким образом, ампутация ишемизированной конечности в настоящее время не означает прекращения мероприятий по диагностике и лечению проявлений мультифокального ате росклероза у пациентов. Резерв увеличения продолжительности и качества жизни больного заключается в систематизированном медикаментозном и хи рургическом лечении ИБС, поражений аорты и конечностей.

Выводы 1.Большой процент повторных операций у больных с мультифокаль ным атеросклерозом и высокая смертность объясняется прогрессированием основного заболевания с вовлечением в патологический процесс других ар териальных бассейнов.

2.Основной причиной летальных исходов в раннем и позднем после операционном периода является смерть от острого инфаркта миокарда. Ише мическая болезнь сердца у больных после ампутации конечности протекает скрытно с маловыраженными симптомами, поэтому реабилитация должна проводиться под постоянным медикаментозным контролем и соблюдением режима лечебной физкультуры.

3.После выписки из стационара пациенты, перенёсшие «большую» ам путацию конечности должны наблюдаться у невролога, кардиолога и сосуди стого хирурга с периодичностью осмотра 1 раз в 6 месяцев.

4.Хирургическая коррекция проявлений мультифокального атероскле роза играет ведущую роль в улучшении отдалённых результатов ампутаций конечности. Больной после ампутации конечности должен рассматриваться как кандидат на операцию на других артериальных бассейнах.

Список использованных источников 1. Савельев В.С., Кошкин В.М. Критическая ишемия нижних конечно стей. – М., 1997.

2. Enzler M, Ruoos M, Heinzelmann M, Berger M. Quality control in peripheral vascular surgery. Swiss Surg. 1995;

1: 48-56.

Врач-аспирант, 2006, №1(10) 3. Liedberg E., Person B.M. Increased incidence of lower limb amputation for arterial occlusive disease. Acta Orthop Scand 1983;

54(2) 230-234.

4. Tunis S.R., Bass E.B., Steinberg E.P. The use of angioplasty, bypasssurgery, and amputation in the management of peripheral vascular disease.

N Engl J Med 1991;

325(8) 556-562.

5. Wolf J.H.N. Defining the outcome of critical ischemia: a one-year prospective study. Br J Surg. – 1986. Vol. 73, P. 321-328.

Риффель А.В.

АМПУТАЦИЯ КОНЕЧНОСТИ – ВСЕГДА ЛИ НЕУДАЧА?

Областная клиническая больница г. Курган Согласно данным Второго согласительного документа Европейской рабочей группы [3], ежегодное число случаев критической ишемии конечно сти варьирует от 50 до 100 на каждые 100 тыс. населения. В течение первого года после верификации диагноза критической ишемии ампутацию конечно сти выполняют у 25-35% больных [1,2,5]. Общее число первичных и вторич ных ампутаций конечности в разных странах варьирует от 13,7 до 32,3 на ка ждые 100 тыс. населения. К сожалению, приходится признать, что, несмотря на успехи в области ангиохирургии, у определённой части больных облите рирующими заболеваниями артерий ампутация конечности является неиз бежным и единственно возможным методом лечения, а общее число ежегод но выполняемых ампутаций по поводу критической ишемии конечности ос таётся высоким в большинстве экономически развитых стран мира. Ангио хирурги оценивают первичную ампутацию конечности как неудачу в лече нии больных. Однако, всегда ли ампутация конечности – это неудача?

Материал и методы. В отделении сосудистой хирургии Областной клинической больницы г. Кургана, Городской больницы №3 г. Челябинска обобщён материал по первичным и вторичным «большим» ампутациям ниж них конечностей в период с 1993 г. по 2003 г. За указанный период выпол нено 334 ампутации верхних и нижних конечностей. По своей структуре они разделены на «большие» ампутации (ампутации бедра, голени, плеча, пред плечья, экзартикуляции в тазобедренном суставе) и «малые» ампутации (ам путации стопы, кисти, пальцев конечности). Первичной мы считали ампута цию, если больному ранее не проводили какие-либо операции, направленные на сохранение конечности. Вторичной – когда ранее проводились операции, направленные на сохранение конечности. В ходе исследования выделено две группы больных: 1 группа «большие» ампутации нижних конечностей без реконструктивных операций – 84 больных (первичные ампутации), 2 группа «большие» ампутации нижних конечностей после реконструктивных опера ций – 120 больных (вторичные ампутации). Средний возраст больных первой группы составил 57.2±7.3 лет и колебался от 40 до 87 лет. Средний возраст больных второй группы колебался от 30 до 78 лет и, в среднем, составил 78 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление 55,2±8,9 лет. В структуре нозологий «больших» ампутаций конечностей ве дущее место принадлежит атеросклерозу (78,5%). Судьба больных изучалась путём непосредственного контакта с больным и его родственниками, рассыл кой анкет. Речь в данной работе пойдёт о первичных «больших» ампутациях нижних конечностей в сравнении с вторичными ампутациями.

Результаты. При обследовании у большинства пациентов, отнесенных к первой группе, помимо поражения артерий нижних конечностей имелось атеросклеротическое поражение ещё одного или нескольких сосудистых бассейнов. Каждый пациент рассматривался как больной с мультифокальным атеросклерозом, процесс диагностического поиска был направлен на выявле ние поражений других сосудистых бассейнов, для их своевременной коррек ции. У 13 больных (15,4%) отмечено поражение брахиоцефальных артерий (у 6 из них стенозы внутренней сонной артерии около 50%, у 2-х окклюзия внутренней сонной артерии, у 3-х пациентов окклюзия 1-й порции подклю чичной артерии, у 2-х окклюзия позвоночной артерии), у 6 (7,1%) – вазоре нальная гипертензия, обусловленная как атеросклеротическим поражением почечных артерий (4 пациента), так и их аномалией (2 пациента). У (64,2%) больных выявлена ишемическая болезнь сердца. Кроме этого, из со путствующей патологии у больных 1 группы, у 13 пациентов (15,4%) отме чена артериальная гипертензия, у 15 больных (17,6%) – сахарный диабет раз личной степени тяжести. У 3 больных (3,5%) отмечены преходящие наруше ния мозгового кровообращения, в анамнезе инсульт, явления дисциркулятор ной энцефалопатии, ревматизм, злокачественные опухоли, у 6 (7,1%) – хро нические заболевания лёгких, у 2 (2,3%) – хронические заболевания желудка, у 1 (1,2%) - анемия. Все больные поступали в приёмный покой в плановом или в экстренном порядке. При поступлении осуществлялся первичный ос мотр больных сосудистым хирургом, или дежурным хирургом, которые оп ределяли состояние магистральных сосудов методом их пальпации и ау скультации на предмет выявления окклюзионных поражений сосудов верх них, нижних конечностей, брахиоцефальных артерий. Определение состоя ния сосудов других бассейнов было важно как для определения доступа и метода применяемой впоследствии ангиографии, так и для выявления пора жения других сосудистых бассейнов. По показаниям выполнялись: ультра звуковая допплерография, реовазография, ангиография, коронарография, на грузочные пробы. Показанием к ампутации нижних конечностей были – хро ническая артериальная недостаточность III-IV стадии по Fontaine R. Покровскому А.В. при невозможности выполнения реконструктивной опера ции, острая артериальная недостаточность III-В степени по В.С. Савельеву. В 48,0% случаев первичной ампутации конечности предшествовала ревизия ар терий. Основными критериями неоперабельности артериального русла явля лись наличие протяжённой окклюзии артериального русла с переходом на дистальные участки артериальной системы конечности, окклюзия с отсутст вием контрастирования дистальных отделов сосудистого русла по данным рентгенконтрастной ангиографии подтверждённое также данными дуплекс Врач-аспирант, 2006, №1(10) ного сканирования и ультразвуковой допплерографии, «многоэтажное» по ражение артериальной системы. Ампутация бедра и голени выполнялась по общепринятой методике, экзартикуляция в тазобедренном суставе не прово дилась. Ампутаций бедра выполнено 83 98,8%), голень ампутирована в случае (1,2%). Отдалённые результаты ампутаций нижних конечностей про слежены в сроки от 6 до 120 месяцев. Реампутация конечности выполнена в случае (1,2%) через 8 месяцев – реампутация бедра из-за невозможности про тезирования культи. В 2 случаях (2,4%) после выписки из стационара через 2,5 года после ампутации бедра в верхней трети развились явления ишемии культи, потребовавшие стационарного лечения. В качестве критерия взят пя тилетний период времени. В послеоперационном периоде в стационаре после всех выполненных ампутаций конечностей умерло 22 человека – во всех слу чаях были выполнены «большие» ампутации конечностей. Десяти (45,5% от числа умерших) из них была выполнена первичная ампутация конечности – во всех случаях ампутация бедра на границе верхней и средней трети. В те чение первых 5 лет после перенесённой ампутации умерло 9 пациентов (10,7%), причём в течение первого года 6 пациентов (7,1%), в период време ни от 5 до 10 лет умерло 5 пациентов (5,9%). Причинами смерти в стационаре были: острый инфаркт миокарда – 8 случаев (9,5%), тромбоэмболия лёгочной артерии – 1 случай (1,2%), острая почечная недостаточность – 1 случай (1,2%). В течение 5 лет после «большой» ампутации конечности причинами смерти были: онкологические заболевания – 3 случая (3,6%), острый инфаркт миокарда – 2 случая (2,4%), острое нарушение мозгового кровообращения – случая (4,8%). В период времени от 5 до 10 лет основной причиной смерти была смерть от острого инфаркта миокарда – 5 случаев (5,9%), данные ото бражены в табл. 1.

Таблица Причины летальных исходов у больных, перенёсших «большую» ампутацию нижних конечностей Послеопера- От 1 до 5 лет От 5 до 10 лет Причины смерти ционный пе 1-2 3-4 5 6-7 8-9 риод Острый инфаркт 8 (9,5%) 2 (2,4%) 3 (3,6%) миокарда (2,4%) Онкологические 2(2,4%) 1 (1,2%) заболевания Острое наруше- 2(1,6%) 2 (1,6%) ние мозгового кровообращения Тромбоэмболия 1 (1,2%) лёгочной артерии Острая почечная 1 (1,2%) недостаточность В ходе изучения ближайших и отделённых результатов после «боль ших» ампутаций нижних конечностей больные были отнесены к трём кате 80 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление гориям: 1 категория – больные, которые пользовались протезами, как средст вом передвижения и опоры;

2 категория – больные, которые использовали для передвижения механические средства (коляска) и вспомогательными средствами опоры (костыли);

3 категория – больные, находящиеся на по стельном режиме. Больных 1 категории, которые пользовались в своей по вседневной жизни протезами было 3 пациента (3,6%). В ходе беседы и анке тирования пациентов было выяснено, что больные, перенёсшие «большую» ампутацию нижних конечностей не пользуются протезами в своей повсе дневной жизни ввиду их неудобства, частых потёртостях культи. Больных категории было 30 пациентов (35,7%), больных 3 категории было 21 пациен тов (25,0%). При обследовании у большинства пациентов, отнесенных ко второй группе, помимо поражения артерий нижних конечностей имелось атеросклеротическое поражение еще одного или нескольких сосудистых бас сейнов. У 20 больных (16,6%) отмечено поражение брахиоцефальных арте рий (у 10 из них стенозы внутренней сонной артерии около 50%, у 3-х окк люзия внутренней сонной артерии, у 4-х пациентов окклюзия 1-ой порции подключичной артерии, у 3-х окклюзия позвоночной артерии), у 9 (7,5%) – вазоренальная гипертензия, обусловленная как атеросклеротическим пора жением почечных артерий (4 пациента), так и их аномалией (5 пациентов). У 47 (39,1%) больных выявлена ишемическая болезнь сердца. Кроме этого из сопутствующей патологии у 15 больных (12,5%) отмечена артериальная ги пертензия, у 10 больных (8,3%) – сахарный диабет различной степени тяже сти, у 3 (2,5%) – хронические заболевания почек. У 2 больных (1,6%) отме чены преходящие нарушения мозгового кровообращения, у 3 (2,5%) - в анамнезе инсульт, у 4 (3,3%) – явления дисциркуляторной энцефалопатии, у 7 (5,8%) – хронические заболевания лёгких, у 2 (1,6%) – хронические заболе вания желудка и ревматизм, у 3 (2,5%) - анемия. Показанием к ампутации нижних конечностей были – хроническая артериальная недостаточность III IV стадии по Fontaine R.-Покровскому А.В., острая артериальная недостаточ ность III-В степени по В.С. Савельеву, критерии неоперабельности артери ального русла, указанные выше. Ампутаций бедра выполнено 108 (90,0%), экзартикуляций в тазобедренном суставе – 4 (3,3%), ампутаций голени после реконструктивных операций выполнено 8 (6,7%). Реампутация конечности выполнена в 2 случаях (1,6%) – 1 реампутация голени и 1 реампутация бедра из-за невозможности протезирования культи через 10, 12 месяцев после ам путации конечности. В 3 случаях (2,5%) после выписки из стационара через 1,5 года после ампутации бедра в верхней трети развились явления ишемии культи, потребовавшие стационарного лечения. После реконструктивных операций ампутации выполнялись как в отделении сосудистой хирургии, так и в Центральных районных больницах Курганской, Челябинской областей.

Причинами ампутаций конечности были – диффузный характер поражения артериального русла в 78 случаях (65,0%), тромбоз артериального русла в случаях (30,0%) и развитие гнойных осложнений (нагноение раны - 3, инфи цирование протеза - 3) в 6 случаях (5,0%). В послеоперационном периоде в Врач-аспирант, 2006, №1(10) стационаре после выполненных «больших» ампутаций нижних конечностей после реконструктивной операции умерло 12 человек (54,5% от числа всех умерших). В 2-х случаях выполнена экзартикуляция в тазобедренном суста ве, в 10-ти случаях ампутация бедра на границе верхней и средней трети. В течение первых 5 лет после перенесённой ампутации умерло 15 пациентов (12,5%), причём в течение первого года 7 пациентов (5,8%), в период време ни от 5 до 10 лет умерло 5 пациентов (4,2%). Причинами смерти в стационаре были: острый инфаркт миокарда – 6 случаев (5,0%), тромбоэмболия лёгочной артерии – 2 случая (1,6%), сепсис – 2 случая (1,6%), перитонит и острая по чечная недостаточность по 1 случаю (1,2%). В течение 5 лет после «боль шой» ампутации конечности причинами смерти были: онкологические забо левания – 6 случаев (5,0%), острый инфаркт миокарда – 7 случаев (5,8%), острое нарушение мозгового кровообращения – 2 случая (1,6%). В период времени от 5 до 10 лет основной причиной смерти была смерть от острого инфаркта миокарда – 5 случаев (4,2%), данные отображены в табл. 2.

Таблица Причины летальных исходов у больных, перенёсших «большую» ампутацию нижних конечностей после реконструктивных операций Послеопера- От 1 до 5 лет От 5 до 10 лет Причины смерти ционный пе 1-2 3-4 5 6-7 8-9 риод Острый инфаркт мио- 6 (5,0%) 4 (3,3%) 3 (2,5%) 3 (2,5%) 2 (1,6%) карда Онкологические забо- 5 (4,1%) 1 (1,2%) левания Острое нарушение 2 (1,6%) мозгового кровообращения Сепсис 2 (1,6%) Тромбоэмболия лёгоч- 2 (1,6%) ной артерии Перитонит 1 (1,2%) Острая почечная не- 1 (1,2%) достаточность Больных 1 категории, которые пользовались в своей повседневной жизни протезами было 6 пациентов (5,0%). В ходе беседы и анкетирования пациентов было выяснено, что больные, перенёсшие «большую» ампутацию нижних конечностей после реконструктивной операции не пользуются про тезами в своей повседневной жизни ввиду их неудобства, частых потёртостях культи. Больных 2 категории было 40 пациентов (33,3%), больных 3 катего рии было 27 пациентов (22,5%).

Обсуждение. Исследования, посвящённые изучению показателей смертности и выживаемости больных с ишемией конечности, перенёсших ампутацию, в настоящий момент проведено достаточно много. Так, R.J.

Holdsworth, приводя результаты собственных исследований и данных нацио 82 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление нальной статистики Великобритании, показал, что летальность после рева скуляризации составила 8%, а после первичной ампутации конечности 18% [4]. Как справедливо отмечено в работе Дж.Д.Биэд [1], в настоящее время от сутствуют рандомизированные исследования, касающиеся сравнения эффек тивности ампутаций и реваскуляризирующих операций. Это вполне законо мерно, поскольку сама постановка задачи в таком контексте не вполне кор ректна. Различаются не только показания к ампутации или реваскуляризации конечности, но и контингент больных, которые подвергаются тому или ино му хирургическому вмешательству. Целью данной работы не была оценка эффективности ампутации конечности как метода лечения критической ише мии, сделана лишь попытка ответить на вопрос правомочности утверждения «первичная ампутация конечности – неудача в лечении».

В обеих группах больных в ходе сравнительного исследования уста новлено, что ампутация бедра на границе верхней и средней трети стоит на первом месте по уровню ампутации конечности (98,8% у больных первой группы и 90,0% у больных второй группы), экзартикуляция в тазобедренном суставе выполнялась только у больных после реконструктивной операции – (3,3%), голень ампутирована (рис. 1) у больных 1 группы в 1 случае (1,2%), у больных второй группы в 8 случаях (6,7%). Процент реампутаций опериро ванной конечности (1,2% у больных первой группы и 1,6% у больных второй группы) и явления ишемии культи (2,4% у больных первой группы и 2,5% у больных второй группы) в обеих группах практически одинаковые. Наи больший процент ампутаций у больных второй группы – 76,6% выполнен в раннем послеоперационном периоде. Высокая смертность (28,5% у больных после первичных ампутаций и 26,7% у больных после вторичных ампутаций конечности) объясняется прогрессированием основного заболевания, вовле чением в патологический процесс других сосудистых бассейнов. Наиболь ший процент летальных исходов в обеих группах был в течение первого года после ампутации нижней конечности (11,9% у больных первой группы и 10,0% у больных второй группы). Основной причиной летальных исходов в раннем (9,5% у больных после первичных ампутаций и 5,0% у больных после вторичных ампутаций конечности) и позднем (8,3% у больных после первич ных ампутаций и 10,0% у больных после вторичных ампутаций конечности) послеоперационном периода является смерть от острого инфаркта миокарда.

Ишемическая болезнь сердца у больных после ампутации конечности проте кает скрытно с маловыраженными симптомами. В обеих группах у больных с мультифокальным атеросклерозом первичная ампутация конечности обу словлена диффузным характером поражения артериального русла. Вторичная ампутация конечности помимо этого обусловлена острым тромбозом артери ального русла, или развитием гнойных осложнений. Сосудистые больные, перенёсшие «большую» ампутацию конечности в обеих группах больных практически не пользовались протезами как средствами передвижения и опоры в своей повседневной жизни ввиду их неудобства, частых потёртостях культи. Таким образом, говоря о первичной ампутации конечности у боль Врач-аспирант, 2006, №1(10) ных с мультифокальным атеросклерозом некорректно говорить о неудачах с точки зрения сосудистой хирургии по отношению к вторичным ампутациям.

Рис. 1. Уровень ампутаций нижних конечностей в 2 группах больных Выводы 1. У больных с мультифокальным атеросклерозом первичная ампута ция конечности обусловлена диффузным окклюзионно-стенотическим харак тером поражения артериального русла. Вторичная ампутация конечности помимо этого обусловлена острым тромбозом артериального русла, или раз витием гнойных осложнений.

2. Ближайшие и отдалённые результаты первичных и вторичных ампу таций у больных с мультифокальным атеросклерозом после «больших» ам путаций нижних конечностей практически одинаковы.

3. Попытка реваскуляризации конечности не влияет на снижение уров ня ампутации нижних конечностей.

4. Основной причиной летальных исходов в раннем (9,5% у больных после первичных ампутаций и 5,0% у больных после вторичных ампутаций конечности) и позднем (8,3% у больных после первичных ампутаций и 10,0% у больных после вторичных ампутаций конечности) послеоперационном пе риода является смерть от острого инфаркта миокарда.

Список использованных источников 1. Биэд Дж. Д. Ампутация или реконструкция при критической ишемии нижних конечностей. Ангиология и сосудистая хирургия. – 1998, Том 4, №1.

- С. 72-82.

2. Ван Ридт Дортланд Р.В.Х., Экельбоум Б.К. Некоторые аспекты окк люзирующего атеросклеротического поражения артерий нижних конечно стей. Ангиология и сосудистая хирургия. – 1997, №4. - С. 32-42.

3. European Working Group on Chronic Critical Leg Ischemia. Second European Consensus Document on Chronic Critical Leg Ischemia. Europ. J. Vasс.

Surg. - 1992. - Vol. 6. - Suppl. A - P. 1-32.

84 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление 4. Holdsworth R.J. District Hospital Management and Outcome of Critical Lower Limb Ischemia: Comparison with National Figures. Europ. J. Vasс. Surg. - 1997. - Vol. 13, № 2 P. 159–163.

5. TASC Working Group Trails-Atlantic Inter-Society. Consensus Man agement of Peripheral Arterial Disease. International Angiology. — 2000. Vol. 19, N 1. - Suppl. 1. - P. 1-304.

Тешаев Ш.Ж., Тен С.А., Гафаров Ш.С, Турдиев М.Р, Уринов К.М.

ВЗАИМОСВЯЗЬ АНТРОПОМЕТРИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ С ОБЪЁМОМ ЯИЧЕК И СПЕРМАТОГЕНЕЗОМ ЮНОШЕЙ ПРИЗЫВНОГО ВОЗРАСТА БУХАРСКОЙ ОБЛАСТИ Бухарский Государственный Медицинский Институт им. Абу Али Ибн Сины, Узбекистан В нашей республике с целью оздоровления подрастающего поколения принято несколько государственных программ, которые в основном направ лены на решение проблемы охраны здоровья матери и детей.

Однако хорошо известно, что в благополучном развитии ребенка, не маловажное значение имеет и состояние здоровья отца [4], которое порой выпадает из поля зрения. Тем более, что по последним статистическим дан ным установлено резкое ухудшение репродуктивной функции мужчин [1, 3].

В частности показано, что если 30-40 лет тому назад процент бесплодия сре ди мужчин фертильного возраста составлял 15-25%, то в настоящее время этот показатель превышает 40% [3]. Часто причиной этой патологии является нарушение сперматогенеза. Так, если в 60-е годы по нормам ВОЗ нижняя граница нормальной концентрации сперматозоидов в 1 мл семенной жидко сти составляла 60 млн., то в 1983 – 40 млн/мл, а в 1992 г - 20 млн/мл. Вместе с тем, в доступной нам литературе значительно меньше внимания уделено исследованиям репродуктивной системы мужчин, тогда как известно, что имеется взаимосвязь между эффективностью сперматогенеза и объемом яи чек.

Целью нашего исследования явилось выявление взаимосвязи между антропометрическими данными и объёмом яичек, между объёмом яичек и показателями эякулята у юношей призывного возраста Бухарской области.

Материал и методы исследования. Антропометрические данные ис следованы у 166 юношей призывного возраста, 60 из которых были в возрас те 18 лет и 106 – 19-летние. При обработке данных учитывались показатели у юношей с отсутствием патологии яичек в анамнезе. Объём яичек измеряли орхиометром, предложенным H.Takihara [6]. Этот прибор отличается просто той, дешевизной и точностью измерений, в отличие от ультразвукового ме тода исследования и колипера, более сложных в применении и дорогостоя щих. При исследовании эякулята, согласно рекомендациям ВОЗ, в число оп ределяемых параметров включали: объём эякулята, концентрацию спермато зоидов, количественное соотношение морфологически нормальных и изме Врач-аспирант, 2006, №1(10) нённых форм сперматозоидов [7]. Рост юношей измеряли ростомером, массу тела – весами. Полученные данные обрабатывали методом вариационной статистики по Фишеру-Стьюденту. Достоверным считали различия, удовле творяющие Р < 0,05.

Результаты исследования и их обсуждение. В результате нашего ис следования было установлено, что у 18-летних юношей показатель роста ко лебался от 156 до 190 см и в среднем составил 171,0+2,1 см. При этом рост 40% призывников превышал средний показатель. При измерении веса на блюдалось варьирование этого показателя в переделах от 52 до 78 кг. В сред нем он составил 62,7+1,6 кг. Необходимо отметить превышение среднего по казателя массы тела у 70 % обследованных.

Объем правого яичка у 18 юношей колебался от 16 до 30 см3, в сред нем составлял 25,4 + 0,9 см2;

объём левого яичка равнялся 23,7+0,7 см3. при варьировании показателя от 18 до 30 см3. Средний объём яичек был равен 24,55+ 0,8 см2, средний суммарный объём доходил до 49,1 + 1,6 см3. Сопос тавление объёма обоих яичек позволило установить, что у 15% 18-летних призывников объём левого меньше правого на 6 см3, у 25% - на 4 см3, у 45% на 2 см3. Необходимо указать, что из 15% обследуемых не было разницы в объёме органа, у 3 выявили водянку оболочек яичка (5%), у 4 варикоцеле (10%).

При исследовании спермы у 18 летних юношей средней объём эякулята равнялся 4,1+0,7 мл, концентрация сперматозоидов в 1 мл колебались от 6 до 85 млн, в среднем 41,3+10,9 млн/мл. Содержание сперматозоидов, обладаю щих быстрой поступательной подвижностью варьировал от 30 до 95%, в среднем 58,5+7,6%, содержание морфологически нормальных сперматозои дов находилось в пределах от 60 до 93 %, в среднем 64,9+7,1%.

Среди обследованных у 2-х юношей с нормальным объёмом яичек вы явлена аспермия (3,3%), у 20 юношей (33,3%) концентрация сперматозоидов в 1 мл эякулята была ниже среднего показателя (41,3+7,8 млн/мл), у 8 из них (13,3%) выявлена олигоспермия. (4-15 млн в 1 мл).

Исследованием установлено, что рост у 19 летных юношей в варьирует от 155 см до 185 см, в среднем 172,1 ±1,1 см, масса тела колеблется в преде лах от 48 кг до 76 кг, в среднем 64,7 ± 1,1 кг.

Объём правого яичка у 19 летних юношей колебался в пределах от до 32 см2, в среднем 25,7+ 0,7 см3, объём левого яичка варьировал от 18 до см3, и составлял в среднем 23,7+0,7 см3. При среднем объёме яичек 24,7+0, см3 суммарный объём яичек юношей 19 летнего возраста был равен 49,1±1, см3.

Сравнительный анализ объёмов правого яичка у юношей этого возрас та показал, что правое яичко в 15% случаев больше на 6 см3, 27,5% - на см3, у 45% - на 2 см3, у 12,5% юношей определены равные объёмы яичек. В результате у 5 обследуемых (5%) определена водянка оболочек яичка, у (7,5%) варикоцеле. У 19-летних юношей проведенная сперматограмма пока зала, что объём эякулята равнялся 4,1±0,5 мл, концентрация сперматозоидов 86 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление в 1 мл находилась в пределах от 5 до 86 млн, в среднем 37,8±11,4 млн/мл, со держание подвижных сперматозоидов колебалось от 12 до 95%, в среднем 63,1+6,9%. Доля морфологически нормальных форм спермиев колеблется от 50 до 93%, в среднем 69,5+6,8%. Из 106 обследованных 19 летних юношей у 3-х (2,8%) выявлена аспермия, у 13 (12,3%) олигозооспермия, у 38 (35,9%) юношей количество сперматозоидов 1 мл эякулята меньше среднего показа теля (37,8+11,4 млн/мл).

Анализ полученных нами результатов подтверждает данные о том, что на объём яичек оказывают существенное влияние региональные и этнические особенности. Так, например, если в США у мужчин объём яичек в среднем составляет 24,8 см3, в Японии 17,6 см3, в России 18,9+3,9 см3 [2], то в Бухаре средний объём яичек равен 24,6+0,8 см3. Кроме того, имеет свои особенности разница объёмов правого и левого яичка. Если в Москве разница между яич ками у мужчин в среднем не превышает 0,4 см3, то в Бухаре этот показатель доходит до 1,7 см3 [3]. Следует также обратить внимание на рентабельность использования орхиометра при различных медицинских осмотрах, позво ляющую выявить скрытую патологию яичек. Кроме того, по большему в размере яичка в большинстве случаях можно судить о начальных стадиях во дянки оболочек органа. Анализы сперматограммы 18-19-летних юношей по казывают, что концентрация сперматозоидов в 1 мл эякулята превышает нижний (пороговый) уровень (20 млн/мл) всего в 1,8-2,1 раза. По данным ВОЗ (7), при снижении концентрации сперматозоидов ниже порогового уровня мужчина становится бесплодным.

Таким образом, в результате нашего исследования установлено, что объём яичек у юношей призывного возраста в Бухарском регионе имеет свои региональные и этнические особенности и в большей степени имеет прямую пропорциональную зависимость от массы тела, нежели от роста. Чем меньше объём яичек, тем ниже показатели сперматограммы. И чем выше рост у юношей с небольшим объёмом яичек, тем ниже оказываются показатели эя кулята. Использование орхиометра при медицинских осмотрах способствует ранней диагностике патологии яичек и проведению профилактических и ле чебных мероприятий с целью снижения мужского бесплодия.

Список использованных источников 1. Быков В.Л. Сперматогенез у мужчин в конце ХХ века. - Проблемы репродукции, 2000, № 1. - С. 6-13.

2. Корякин М.В., Акопян А.С., Савицкий С.С. Объем яичек, связь с ростом, массой тела и сперматогенезом. - Российские морфологические ве домости, 1998, №3-4. - С.42-45.

3. Никитин А.И. Исчезающий пол? - Морфология. – Санкт-Петербург, 2003, Том 124, № 6. - С.80-89.

4. Dougherty R.C., Whitaker M.J., Tang S.-Y. et al. Sperm density and toxic substances : a potential key to environmental health hazards. In: Environ. Health Врач-аспирант, 2006, №1(10) chemistry - the chemistry of environmental agents as potential human hazards.

Ann. Arbor. Sci. Publish., 1980, p.263-278.

5. James W.H. Secular trend in reported sperm counts. Andrologia, 1980, v.12, p.381-388.

6. Takihara H. et al. Significance of testicular size measurement in androl ogy. I.A new orchiometer and its clinical application. Fertil.Steril., 1983, v. 39, №6. - p. 836-840.

7. World Health Organization. WHO laboratory manual for the examination of human semen and sperm –cervical mucus interaction. Cambrige, Cambr. Uni versity Press, 2001.

Шамаева О.В.

СОСТОЯНИЕ ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА, ИХ ФИЗИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ОСОБЕННОСТИ ФАКТИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ВСКАРМЛИВАНИЯ НА ПЕРВОМ ГОДУ ЖИЗНИ В СЕМЬЯХ С РАЗЛИЧНОЙ ТИПОЛОГИЧЕСКОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬЮ Ставропольская ЦРБ, Тольятти Актуальность. Охрана и улучшение здоровья детей раннего возраста – приоритетная задача врачей первичного звена здравоохранения. Решение этой задачи требует тщательного анализа состояния здоровья этого контин гента населения.

Сложившаяся ситуация в состоянии здоровья детей вызывают серьез ную тревогу у медицинской общественности. В настоящее время не вызывает сомнения утверждение о том, что здоровье детей – это фактор национальной безопасности [1]. Отмечается рост общей заболеваемости детей практически по всем классам заболеваний в среднем на 4-5% ежегодно, у подростков - на 5-6%. Показатели заболеваемости возрастают преимущественно за счет хро нических болезней.

Изменить сложившиеся негативные тенденции можно основе совре менных, экономичных технологий профилактики, для чего следует изучать факторы риска в целом и с акцентом внимания на управляемые факторы.

Наиболее значимы для врачей поликлинического звена медико социальные факторы, которые чаще всего относятся к управляемым. Меди ко-социальные факторы, как правило, реализуются в ближайшей к ребенку микросфере, то есть в семье с различными сторонами своей жизнедеятельно сти, статусом – демографическим, социально-экономическим, морально психологическим. В характеристику медико-социальных факторов, влияю щих на здоровье детей, входят психологический климат семьи, наличие или отсутствие в семье вредных привычек, девиантного поведения родителей, материально бытовые условия, уровень медицинской активности родителей и ребенка.

88 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление Действие перечисленных факторов на здоровье ребенка во многом оп ределяется типом семьи. В свою очередь, эффективность выполнения семьей своих функций определяется степенью выраженности медико-социальных факторов. При наличии негативных медико-социальных факторов, способ ных оказать неблагопрятное влияние на ведущие показатели здоровья детей, функции семьи по воспитанию здорового, гармонически развитого ребенка снижены. Такие семьи получили название семей социального риска, их сле дует относить к социально неблагоприятным, нуждающимся в целенаправ ленной медико-социальной защите. Дети, воспитывающиеся в таких семьях, составляют группу социального риска [2].

Принято делить семьи на следующие типы: неполные, малоимущие и просто бедные, семьи с юными матерями, семьи с детьми инвалидами, мно годетные семьи, социопатические семьи (злоупотребление алкоголя, нарко тиков), нормальные семьи. В этих семьях, кроме нормальных, имеет место комбинированное воздействие нескольких факторов медико-социального риска.

Вскармливание также является важнейшим фактором, определяющим здоровье детей раннего возраста.

Изучению состояния вскармливания детей 1 года жизни на современ ном этапе посвящено достаточно много внимания. Многие исследования по казывают важность естественного вскармливания в раннем возрасте [3-8].

Оптимизация вскармливания – это особое направление деятельности педиатра. Так, в комплексе научно-обоснованных мероприятий, направлен ных на улучшение состояния здоровья ребенка, рациональное вскармливание занимает особое положение, при неправильной организации питания почти полностью аннулируется эффективность всех других мероприятий.

По данным Жураевой Е.В.[3] используемые в последние годы новые подходы к организации вскармливания, направленные на поддержку естест венного длительного вскармливания, и изменение схемы вскармливания за счет более позднего введения прикормов позволяют снизить частоту алимен тарно-зависимой патологии у детей первого года жизни.

Существует достоверная зависимость между характером вскармлива ния ребенка на первом году жизни и заболеваемостью ОРВИ и функциональ ными нарушениями со стороны желудочно-кишечного тракта у детей как на первом году, так и в более старшем (до 2-3 лет жизни) возрасте. Наиболее оптимальные показатели состояния здоровья и развития в первые 2-3 года жизни выявлены у детей, находившихся на естественном вскармливании.

При этом следует особенно подчеркнуть, что отдаленное влияние естествен ного вскармливания на состояние здоровья ребенка имеет прямую зависи мость от его продолжительности, которая должна быть не менее 6 месяцев.

Несмотря на все прилагаемые усилия по поддержке грудного вскарм ливания распространенность его остается низкой и в среднем по России у де тей первых трех месяцев жизни составляет не более 42% [8].

Врач-аспирант, 2006, №1(10) Следует подчеркнуть, что сегодня городские и сельские дети еще не выровнены в условиях жизни и качестве оказания им медицинской помощи.

Представляется важным изучение факторов, влияющих на здоровье детей на территории города и села с учетом типологической принадлежности семьи.

Цель. Определить состояние здоровья, физическое развитие детей раннего возраста и особенности фактической организации их вскармливания в семьях с различной типологической принадлежностью в городской и сель ской местности.

Материалы. Исследование проводится на базе детских поликлиник г.Тольятти и детской консультации Ставропольской ЦРБ. Обследованы детей раннего возраста, 120 семей (60 детей городских, 60 сельских).

Методы. Клинические наблюдения за детьми раннего возраста. Ан тропометрические исследования, включающие измерение роста, веса, окруж ности груди, головы. Вычисление весо-ростового коэффициента. Оценка ан тропометрических данных с использованием таблиц центильного типа. Оп ределение соматотипа, гармоничности развития. Физическое развитие детей оценивалось в соответствии с региональными стандартами [9]. Выкопировка сведений о здоровье детей из истории развития (ф112) при ретроспективной оценке. Анкетирование родителей с дальнейшим эпидемиологическим ана лизом состояния питания детей. Анкета состояла из 14 вопросов, позволяю щих определить типологию семьи, длительность грудного вскармливания, причины прекращения естественного вскармливания, практику назначения заменителей грудного молока и различных видов прикорма, а также наличие или отсутствие дисфункций желудочно-кишечного тракта у ребенка на 1 го ду жизни. Последний вопрос анкеты о вскармливании детей грудного возрас та коровьим молоком или козьим был включен с целью определить практику вскармливания детей неадаптированными продуктами питания.

Результаты. Из 60 исследуемых семей города выявлено 13 семей (21,6%) медико-социального риска. Неполных семей матерей одиночек ока залось – 5, неполных семей (в разводе) -3, из них одна многодетная, родите ли, страдающие наркоманией и ВИЧ-инфицированные – в 3-х семьях, 2 се мьи с низким материально-бытовым и образовательным уровнем (рис. 1).

В селе выявлено 19 семей (31,6%) медико-социального риска: одна се мья с неудовлетворительным материально-бытовым уровнем;

шесть семей, где один или обои родители страдают алкоголизмом;

семь неполных семей матерей одиночек;

три семьи с юными матерями;

две неполные семьи с низ ким материальным уровнем жизни (рис.2).

Распределение детей 0-3 лет по возрасту оказалось равномерным и практически одинаковым как в городской, так и сельской местности. В горо де: 24 человека – до 1 года, 21 ребенок - от 1 до 2х лет, 15 детей – от 2 до 3х лет. В селе: в возрасте до года – 24 человека, от 1 до 2х – 24 человека, от 2 до 3х – 12 детей.

90 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление Рис. 1. Структура семей медико-социального риска в городе Рис. 2. Структура семей медико-социального риска в селе В целом о физическом развитии всех исследуемых городских детей можно сказать следующее: гармоническое развитие и мезосоматическое те лосложение при рождении имели 46 детей, трое детей родились недоношен ными, 10 детей имели гармоническое развитие и микросоматическое тело сложение, из них 9 детей имели пренатальную гипотрофию 1-2 ст., один ре бенок имел при рождении дисгармоническое развитие. Все дети были выпи саны из родильного дома со II группой здоровья (рис. 3).

Данные о физическом развитии сельских детей следующее: 35 детей имели при рождении гармоническое развитие, мезосоматическое телосложе ние, 17- гармоническое развитие и микросоматотип (28,3%), из них 11 с пре натальной гипотрофией 1-2 ст.;

двое детей родились недоношенными (3,3%);

двое детей имели гармоническое развитие и макросоматотип;

у 4 детей физи ческое развитие дисгармоническое. С весом менее 3000 г родились 13 ново Врач-аспирант, 2006, №1(10) рожденных, из них 7 детей из семей медико-социального риска. Пять детей с весом более 4000 г (2 девочки и 3 мальчика). Новорожденные дети имели II группу здоровья, только один ребенок – III по причине глубокой недоношен ности (рис. 4).

Рис. 3. Физическое развитие городских детей Рис. 4. Физическое развитие сельских детей Матери в городских семьях имеют достаточно хороший образователь ный уровень. Высшее образование - у 23 мам, среднее специальное образова ние – у 29, только 8 матерей имеют среднее образование (рис. 5).

Рис. 5. Образование городских матерей Более половины матерей (38 человек) были осведомлены медицински ми работниками о преимуществах вскармливания грудью.

Образование матерей села преимущественно среднее – 34 человека, среднее специальное у 20 матерей, высшее – только у 6 человек (рис. 6). Бе седа о преимуществах естественного вскармливания была проведена с 43 ма терями.

Длительность естественного вскармливания в городе оказалась сле дующей: от 0 до 3х мес. кормились грудью 19 детей, от 3х до 6 мес. - 12 де тей, от 6 мес. до 1 года – 18 и более года - 8 человек. Таким образом, до 1 го да и более кормили грудью 26 детей, это составляет 43,3%. Искусственное вскармливание у трех детей с рождения по причине перинатального контак 92 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление та по ВИЧ. Важно отметить, что менее половины городских матерей (36 чел.) не принимали никаких мер для сохранения лактации. Только 24 кормящие мамы использовали лактогенные чаи, травы, поливитаминные препараты.

Рис. 6. Образование сельских матерей Длительность грудного вскармливания в селе следующая: от 0 до мес. вскармливались грудью 25 детей;

от 3 до 6 мес. – 17 детей;

до 1 года – детей;

более года 7 человек;

1 ребенок вскармливался искусственно с рожде ния по причине глубокой недоношенности (табл. 1). Меры для сохранения лактации принимали только 6 матерей.

Таблица Длительность естественного вскармливания в городе и селе 0-3 мес. 19 город 25 село 3-6 мес. 15 От 6 мес. до 1 года 18 Более 1 года 7 Искусственники с рождения 1 Структура причин прекращения естественного вскармливания по го родским анкетам выглядит следующим образом: основная причина – сниже ние количества грудного молока в 18 случаях, болезнь матери – в 5 случаях, в 8 случаях – «отказ» ребенка от груди на фоне докорма смесями или вообще без «видимых» причин, выход на работу матери – 1 случай, отлучили от гру ди детей после года – 9 матерей, болезнь ребенка стала причиной перевода на кормление смесью - в двух случаях (рис. 7).

Рис. 7. Причины прекращения грудного вскармливания в городе Структура причин прекращения грудного вскармливания в селе похожа на городские данные: снижение количества молока в 25 случаях;

«отказ» ре Врач-аспирант, 2006, №1(10) бенка в 8 случаях;

болезнь ребенка – 1;

выход мамы на работу – 1;

болезнь матери – 1;

3 детей отлучены от груди по возрасту (рис. 8).

Рис. 8. Причины прекращения грудного вскармливания в селе В городе все дети в качестве докорма или основного питания получают современные высоко адаптированные смеси. Молоко других видов до 6 мес в качестве прикорма вводили 7 матерей. Тогда как при искусственном вскарм ливании дети села получают как адаптированные смеси, так и неадаптиро ванное питание. Десять детей вскармливались коровьим молоком, как основ ным продуктом, семь из них – это дети из семей медико-социального риска.

В половине случаев коровье молоко матери использовали, как продукт при корма с 2 до 6 мес.

Правильность введения прикорма оценивалась по трем критериям (табл. 2).

Таблица Правильность введения прикорма Критерии город село Правильное введение прикорма 26 Нарушение правил и сроков введения прикорма 31 Грубое нарушение правил и сроков введения прикорма 1 Проанализировано состояние фактического вскармливания в семьях медико-социального риска города. Оказалось, что в этих семьях только в случаях дети длительно вскармливались грудью, т.е. от 11 мес. до 1 года 3-х мес. В остальных восьми семьях естественное вскармливание было прекра щено в возрасте детей от 1 мес. до 4х мес. В семьях с детьми с перинаталь ным контактом по ВИЧ грудное вскармливание вообще отсутствует по меди цинским показаниям. Только 5 матерей правильно вводили прикорм, в ос тальных семьях имело место нарушение правил и сроков введения прикорма.

В одном случае имело место грубое нарушение правил и сроков прикорма, ребенок с полутора месяцев получал манную кашу на коровьем молоке в ка честве основного питания.

Похожая ситуация в семьях медико-социального риска в селе. От 6 мес.

до года и более кормили грудью только 6 матерей из 19. Остальные 13 мате рей перешли на искусственное вскармливание в возрасте малышей от 1 мес.

до 3-х мес. Прикорм правильно вводился только в 5 случаях.

Таким образом, мы видим, что на двух разных географических терри ториях, хотя достаточно близких, протекают различные процессы.

94 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление По нашему исследованию семьи из сельских районов имеют более ши рокую комбинацию медико-социальных факторов. Возможно именно поэто му, новорожденных детей с гармоническим развитием и мезосоматическим телосложением на селе оказалось меньше.

Матери в селе в подавляющем большинстве имеют среднее образова ние, тогда как в городе – высшее и среднее специальное.

Длительность грудного вскармливания в годе и селе отличается незна чительно. Только 6 матерей в селе из 60 пытались поддерживать лактацию дополнительными методами. По нашему мнению, это косвенно свидетельст вует о недостаточно сформированной доминанте лактации до и после родов.

Не смотря на усилия медицинских работников по пропаганде грудного вскармливания, ни все матери были осведомлены о преимуществах естест венного питания ребенка.

Структура причин прекращения грудного вскармливания оказалась практически сходной в городе и селе.

Нарушение правил и сроков введения прикорма имеет широкое рас пространение на обеих территориях.

На сегодняшний день вскармливание грудных детей молоком других видов животных является недопустимым. В селе это явление достаточно час тое, особенно в семьях медико-социального риска по причине низкого мате риального уровня жизни. В городе при недостатке молока дети питаются только адаптированными смесями.

Исследование показало, что в семьях медико-социального риска в большинстве случаев матери прекращают кормить грудью после 3х мес. от рождения ребенка.

Выявленные дефекты в организации вскармливания детей первого года жизни требуют повышения внимания врачей женских консультаций и дет ских поликлиник прежде всего к вопросам формирования доминанты лакта ции, а также к вопросам адекватного вскармливания с использованием со временных адаптированных смесей у детей первого года жизни, лишенных материнского молока, особенно на селе.

Медицинские работники фельдшерско-акушерских пунктов нуждаются в дополнительных образовательных курсах по детской диетологии.

Необходимо выделить детей раннего возраста из семей медико социального риска в особую, диспансерную группу, увеличить объем патро нажной помощи этим детям.

Список использованных источников 1. Баранов А.А., Щеплягина Л.А., Ильин А.Г., Кучма В.Р. Состояние здоровья детей как фактор национальной безопасности. - Российский педиат рический журнал, №2, 2005. - С. 4-7.

2. Полунина Н.В., Нестеренко Е.И., Ашанина Н.М. Медико социальные факторы риска и их профилактика. - Профилактика заболеваний и укрепление здоровья, №3, 2001. - С. 10-12.

Врач-аспирант, 2006, №1(10) 3. Жураева З.Е., Исроилов А.Р. Заболеваемость детей раннего возрас та, находящихся на различных видах вскармливания. - Педиатрия, №1, 2004.

- С. 1-4.

4. Васильева О.А. Организация вскармливания детей грудного и ран него возраста в Нижнем Новгороде. - Российский педиатрический журнал, №5, 2002. - С. 56-59.

5. Дейнеко О.Я. Состояние здоровья детей на искусственном вскарм ливании. - Российский педиатрический журнал, №5, 2002. - С. 59-61.

6. Беляков В.А., Кашин А.В., Жуков Р.Н. Влияние вида вскармливания на физическое развитие детей 1-го года жизни. - Российский вестник перина тологии и педиатрии, №3, 2004. - С. 64.

7. Перевозчикова Н.К., Басманова Е.Д., Коба В.И., Кобылянская Г.В., Титаренко Л.М. Состояние здоровья детей в зависимости от вида вскармли вания в раннем возрасте. - Российский педиатрический журнал, №1, 2002. - С. 4-6.

8. Бутко Т.С., Пупышева Н.В. Состояние вскармливания детей грудно го возраста в Волгоградской области: достижения и недостатки. - Вопросы детской диетологии, т. 2, №2. - С. 30-32.

9. Методика оценки и стандарты физического развития детей г.Самары и Самарской области. Информационно-методические материалы для практических врачей и студентов медицинских вузов. Под редакцией д.м.н., профессора Галкина Р.А. Составители: Маковецкая Г.А., Стуколова Т.И., Мазур Л.И, Каткова Л.И. и др. - Самара, 1998.

Шигеев С.В.

ДИАГНОСТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ НАСТУПЛЕНИЯ СМЕРТИ ОТ ОТРАВЛЕНИЯ ОПИАТАМИ Российский университет дружбы народов, Москва Судебно-медицинская диагностика смертельных отравлений, в том числе и наркотическими веществами, имеет комплексный характер и базиру ется на предварительных следственных данных, результатах целенаправлен ного осмотра трупа на месте его обнаружения и в морге, места происшест вия, данных секционного и лабораторных исследований. Ведущая роль в ди агностике отравления наркотическими веществами принадлежит результатам аутопсии, микроскопического и судебно-химического исследования, тогда как значение предварительной следственной информации, осмотра места происшествия и трупа остаются в этом аспекте малоизученными. Это и по будило нас провести исследование, целью которого явилось выявление и систематизирование характерных особенностей обстоятельств и условий на ступления смерти при отравлении опиатами на основе анализа и обобщения данных экспертной документации и сведений о погибших в сопоставлении с результатами химико-токсикологического исследования.

96 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление Изучено 158 случаев смерти людей, подозрительных на отравление наркотическими веществами.

Данные об обстоятельствах смерти основывались на изучении сопро водительных документов: бланка констатации смерти Станции скорой и не отложной медицинской помощи, протокола осмотра места происшествия, направления на судебно-медицинское исследование или постановления о проведении судебно-медицинской экспертизы. Отмечали место, дату и время обнаружения трупа, присутствие на месте происшествия других людей и проводимые медицинские мероприятия, время между инъекцией наркотиче ского вещества и смертью. Быстрой смертью от отравления опиатами счита лись случаи, при которых трупы обнаруживались на месте введения нарко тического вещества, а рядом с были шприцы, жгуты, иглы и прочие «атрибу ты» наркомана или когда имелись свидетели мгновенной смерти потерпев шего. Оказанием медицинской помощи считалось любое проведение реани мационных мероприятий, выполненных бригадами скорой помощи на догос питальном этапе.

Информация относительно содержания токсикологически важных ве ществ в средах погибших была получена из заключений судебно-химических исследований крови, мочи и внутренних органов, взятых во время исследо вания трупов. Случай был отобран как связанный с отравлением опиатами лишь тогда, когда в результате судебно-химического исследования продукты метаболизма опиатов были определены количественно. Принимая во внима ние то, что в клинической и судебно-медицинской практике концентрация токсических веществ, как правило, выражается в разных единицах, мы, при обработке материала использовали систему единиц измерения СИ, делая пе ресчет мг% в мкг/мл и мкг/г. Концентрация этанола в крови и моче выража лась в промилле (‰).

При описании тенденций распределения мы определяли медиану (Me) – значение, делящее распределение пополам, максимальное (max) и мини мальное (min) значения. Взаимосвязь между показателями изучали, исполь зуя коэффициент ранговой корреляции Спирмена (rs), строили и анализиро вали таблицы сопряженности частот. Значимым считали коэффициент кор реляции, равный или больший 0,3 при достоверности 95%. Для статистиче ских вычислений выбрана интегрированная система анализа и обработки данных – Statistica 6.0 [1, 3].

Из изученных нами 158 случаев подозрительных на смертельное от равление наркотическими веществами, последующим судебно-химическим исследованием подтвердились как отравления опиатами 119 (75,3%), в случаях из них не удалось собрать полноценных анамнестических сведений, то есть 49 наблюдений были исключены из дальнейшего изучения. Группу нашего исследования таким образом составило 109 (69,0%) наблюдений ост рого смертельного отравления опиатами подтвержденных судебно химическим исследованием. Гибель всех пострадавших наступила на догос питальном этапе, а факт употребления наркотических и других токсикологи Врач-аспирант, 2006, №1(10) чески важных веществ вообще, и незадолго до смерти подтверждался родст венниками и знакомыми.

Большинство пострадавших (93,6%, 102/109) были мужчинами, в воз расте 27 лет (19 - 46 лет) и являлись безработными (44,9%, 49/109) или непо стоянно работающими на подсобных работах (22,0%, 24/109) (табл. 1).

Таблица Социальная и демографическая характеристика погибших от отравления опиатами (n=109) Мужчины Женщины ВСЕГО Число случаев 102 7 Средний возраст 27 22 24, Семейное положение (%) Холост 61,5 2,7 64, Женат 32,1 3,7 35, Образование (%) Среднее 24,8 1,8 26, Специальное 20,2 0,9 21, Высшее 3,7 0 3, Учащиеся 44,9 3,7 48, Социальное положение (%) Не работающие 40,4 4,6 45, Разнорабочие 22,0 0 22, Служащие 11,0 1,8 12, Рабочие 20,2 0 20, В течение суток острые смертельные отравления опиатами возникают неравномерно, с резким увеличением в вечерние часы (18-24) – 40,4% на блюдений (44/109) (табл. 2). При сопоставлении данных, касающихся време ни суток и возраста погибших, выявляется ряд закономерностей. В возрас тной группе 14-19 лет достоверно чаще погибают в вечернее время с 21 до часов (р<0,05). Наибольшее число погибших в возрастной группе 20-24 года обнаружено в интервале с 18 до 9 часов с некоторым преобладанием ночного времени (с 24 до 6 часов);

аналогичная ситуация наблюдается и в возрастной группе 25-29 лет, с преобладанием в вечерние часы (с 18 до 24). Интересные данные получены нами при исследовании недельной периодичности отрав лений опиатами. Среднеарифметическое число отравлений максимально в пятницу и субботу, а так же в официальные праздничные дни. Наиболее ред ко отравления отмечаются в воскресенье, а в течение понедельника – четвер га количество их практически одинаково.

Осмотр места обнаружения трупа во всех изученных нами случаях ( наблюдений) был проведен участковым инспектором или инспектором пат рульно-постовой службы, специалисты в области судебной медицины и кри миналисты к осмотру ни в одном случае привлечены не были. В 95% в про токоле осмотра трупа на месте обнаружения было указано, что признаков на сильственной смерти при осмотре не обнаружено. Несмотря на это, в 48 слу чаях (44,0% от 109) было отмечено наличие следов инъекций разных локали 98 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление заций. Во всех этих случаях предположительной причиной смерти погибших, изложенной в бланке констатации смерти скорой и неотложной медицинской помощи, было отравление наркотическим веществом (записанное как: «от равление героином», «отравление опиатами», «отравление морфином» или просто «отравление наркотиками»). В 11 наблюдениях (10,1% от 109), пред полагаемой причиной смерти была острая сердечно-сосудистая недостаточ ность, а в остальных 50 случаях (45,9% от 109) о возможной причине смерти указано не было.

Таблица Обстоятельства наступления смерти при отравлении опиатами (n=109) ВСЕГО ПОКАЗАТЕЛЬ абс. отн.

Время наступления смерти 24-6 27 24, 6-12 17 15, 12-18 20 18, 18-24 44 40, Место обнаружения трупа Квартира 78 71, Подъезд 18 16, Другие места 13 11, Возможность обнаружения «атрибутов» наркомана Инъекционные приспособления 21 19, Наркотические вещества 6 5, В большинстве случаев (71,6%, 78/109) трупы погибших от отравления опиатами были обнаружены в квартирах жилых домов, по месту жительства или у друзей (табл. 2).

По прибытии на место происшествия, ни сотрудники правоохрани тельных органов, ни сотрудники скорой помощи, данных касающихся об стоятельств наступления смерти не выясняли. Так, в 78 случаях (71,6%) при обнаружении погибших в квартирах по месту жительства или у друзей со трудникам скорой помощи и органов дознания, собрать сведения, достаточ ные для заключения о предполагаемой причине смерти, не представилось возможным, хотя лица, обнаружившие труп, были близкими родственниками погибшего или его друзьями и явно знали о пристрастиях погибшего, а воз можно и об обстоятельствах наступления смерти. Это подтверждается и дан ными проведенного нами анамнестического исследования. Из 50 случаев, ко гда при осмотре трупа на месте обнаружения не представилось возможным выяснить сведения, касающиеся пристрастий и обстоятельств смерти погиб шего, и предполагаемая причина смерти не была установлена, в 32 (41,0% от 78) при опросе родственников и знакомых погибшего в морге были выясне ны пристрастия, обстоятельства и особенности наступления смерти, безус ловно свидетельствующие о вероятной причине смерти в результате отрав ления.

Врач-аспирант, 2006, №1(10) Обращает на себя внимание частота обнаружения средств для инъек ций и наркотических веществ при осмотре трупа на месте его обнаружения.

Так, в протоколе осмотра трупа было отмечено, что обнаружены инъекцион ные приспособления (шприцы, медицинские иглы, жгуты, закопченные чай ные и столовые ложки) в 14 случаях (12,8% от 109), а в 4 случаях (3,7% от ) было сказано, что обнаружен «серый порошок», «героин», «наркотик». При исследовании одежды, снятой с трупов в морге, шприцы и инъекционные приспособления были обнаружены еще в 7 случаях (6,4% от 109), а наркоти ческие вещества в 2 случаях (1,8% от 109) (табл. 2). Сопоставляя эти сведе ния с данными относительно места обнаружения погибших, можно утвер ждать, что возможность обнаружить предметы, ориентирующие на пристра стие погибшего к наркотическим веществам, связана с характеристикой мес та происшествия (rs=0,86, р<0,01). При обнаружении погибших в подъездах жилых домов такие предметы были обнаружены в 67,3% случаев, в то время как при обнаружении погибших в квартирах лишь в 10,4%.

Во всех случаях при судебно-химическом исследовании были обнару жены опиаты и продукты их метаболизма. В 21 случае – морфин и кодеин, в 88 – морфин, в 8 - наряду с морфином был обнаружен – 6 моноацетилморфин. Концентрация морфина в крови была установлена лишь качественно, в моче составив при этом 1,2 мкг/мл (0,07-4,1 мкг/мл), в печени и почке от 0,0 мкг/г до 0,12 мкг/г (рис. 1). Кодеин был обнаружен только в моче, в концентрации от 0,06 мкг/мл до 1,7 мкг/мл. Концентрация 6 моноацетилморфина в моче составляла от 0,08 мкг/мл до 0,6 мкг/мл. В случаях (54,1% от 109) опийная интоксикация сочеталась с алкогольной, в крови концентрация этанола составила в среднем 1,3 ‰ (0,3-3,9 ‰‰) (рис.

2). Только один морфин был обнаружен в 17 случаях (15,6% от 109).

Чтобы определить, какие переменные были связаны с концентрацией морфина в моче, мы сопоставили этот показатель с возрастом, полом, давно стью использования героина, наличием алкоголя в крови, местом обнаруже ния погибших, наличием на месте обнаружения «атрибутов» наркомана.

Присутствие алкоголя было единственной переменной, независимо связанной с более низким уровнем морфина в моче (rs=-0,4;

р=0,01). Возраст (р<0,9), пол (p<0,2), давность использования героина (p<0,7), «атрибуты» наркомана (p<0,3) на месте обнаружения трупа не связаны с концентрацией обнаруженного морфина. Обнаружение погибших в квартире связано с более высоким уровнем морфина в моче (rs=0,6;

р=0,04) и низким содержанием ал коголя в крови (rs=-0,3;

р=0,02).

Наши данные наглядно свидетельствуют, что основным современным наркотическим веществом является героин, так как в крови, моче и внутрен них органах часто обнаруживаются его продукты распада: морфин, кодеин и 6-моноацетилморфин. В случаях смертельного отравления героином место обнаружения погибшего является и местом наступления смерти, в связи с чем полноценный осмотр трупа на месте его обнаружения и максимально подробный сбор сведений о погибшем приобретает особую важность. Оче 100 3. Специальные вопросы клинической медицины. Управление видно, что анализ данных своевременно, подробно, грамотно проведенного осмотра трупа и места его обнаружения с обязательным опросом родствен ников погибшего и иных лиц – свидетелей происшедшего, позволяет врачу – судебно-медицинскому эксперту высказать мотивированное предварительное суждение о возможной причине смерти погибшего и целенаправленно опре делить необходимые дополнительные и лабораторные методы исследования.

Рис. 1. Концентрация морфина в Рис. 2. Концентрация этанола в крови моче погибших от отравления погибших от отравления опиатами опиатами (n=109) (n=59) Список использованных источников 1. Боровиков В.П., Боровиков И.П. Statistica – статистический анализ и обработка данных в среде Windows. - М.: Филинъ, 1998. - 600 с.

2. Веселовская Н.В., Коваленко А.Е. Наркотики. М.: Триада-Х, 2000. - 206 с.

3. Гланц С. Медико-биологическая статистика. - М.: Практика, 1999. - 449 с.

4. Иванец Н.Н., Винникова М.А. Героиновая наркомания. - М.: Мед практика, 2000. - 122 с.

5. Погосов А.В., Мустафетова П.К. Опийные наркомании. - М.: Белые альвы, 1998. - 192 с.

6. Соломзес Д.А., Чеурсон В., Соколовский Г. Наркотики и общество.

- М.: Иллойн, 1998.

7. Шабанов П.Д. Руководство по наркологии. - СПб.: Лань, 1999. - 352 с.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.