WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ЖАН ДЕНЖУА Истоки централизации и абсолютной власти в государстве О концентрации властей Школа социальной реформы часто обращала внимание на злоупотребления нашей административной централизации. Эта

чрезмерная концентрация всех ор ганов государственной власти лишает индивида законной инициативы и парализу ет, в общине и в провинции, всю местную жизнь. Более того, она ослабляет государ ство, обременяя его массой служб, которые у других народов зависят от частной жиз ни или от провинции.

Но недостаточно указать на актуальное зло, нужно также продемонстрировать его источник, чтобы глубже раскрыть его и обнаружить от него панацею. Публика ция замечательного исследования М. графа де Люкай предоставляет нам одновре менно и повод, и материал для этой статьи.

Мы увидим, что административные методы, от которых мы страдаем сегодня — это злополучное наследство разложившегося старого режима. Эти методы уже вне сли свою лепту в падение французской монархии, но пережили ее и продолжают под держивать, вплоть до наших дней, политическую и социальную нестабильность.

Прочитав данную статью, можно будет лучше понять, почему мы внесли в нашу Программу эти слова: Административная децентрализация.

*** Когда избыток административной централизации и вмешательство власти давят на французов настоящим гнетом, стоит исследовать, каковы причины такого положения вещей в нашей стране. Новая замечательная книга графа де Люкай о «секретарях государства1» проливает нам на данный вопрос новый свет и дарит ценные уроки. Данная работа достойна предыдущей: «Провин Un vol. in 8. Librairie de la Soc. bibliographique. T. III.

Л ОГОС 6 ( 40) 2003 циальные собрания при Луи XIV»;

и это является самой лучшей похвалой, которую мы можем ей воздать.

Некоторые писатели или современные государственные деятели хотели видеть истоки настоящего французского общества только в происках раз личных революционных объединений. Здесь, как нам кажется, содержится ошибка;

истоки эти куда глубже, и, чтобы их обнаружить, следует вернуться к Ришелье, к Луи XIV и Луи XV, — на чем почти целиком настаивает данная работа, — и даже к институциям средних веков. Последние перестали суще ствовать не только из за того, что устарели, и, как следствие, из за измене ний, произошедших во французском обществе, но и потому, что были подо рваны и расшатаны монархами и министрами XVII го и XVIII го веков. Луи XVI пытался частично восстановить их, но то, что было сформировано им вновь, потерпело крах во время революции 1789 года;

революционеры, по сле бесплодных попыток созидания, продолжили процесс разрушения, на чатый Луи XIV и Луи XV.

Начиная с этого периода, разного рода установления дали жизнь центра лизаторским принципам абсолютной монархии;

по настоящему либераль ные изменения, вносимые понемногу в административном режиме, были лишь копированием более ранних институтов, обновленных Луи XVI. Так что именно в реформах непосредственных предшественников этого короля мы обнаружим истоки современной централизации.

I «Государство, — писал Марэ в 1722 году, — является более монархическим, чем когда бы то ни было;

оно больше не желает, чтобы люди вмешивались в его дела2». — «Король, — говорит, в свою очередь, Сен Симон, — хотел вели чия только в своей эманации;

любой другой был для него невыносим3». — Ничего лучше, чем эти цитаты двух современников, не демонстрирует, како вы были принципы, продолженные в реформах Луи XIV и Луи XV: данные принципы свели к минимуму или разрушили все силы, все авторитеты, кото рые восставали против них;

именно так они ускорили упадок как служивого, так и феодального дворянства, провинциальных и местных свобод, ограни чили деятельность магистратуры и духовенства. Так же были совершены и первые посягательства на свободу образования.

Дворяне владели высокопоставленными чиновничьими должностями;

губернаторы провинций, они были первыми сановниками администрации королевства;

наконец, они играли решающую роль в армии. Власть офице ров короны, знатных персон, почти независимых от министров, была огра ничена, многие должности были упразднены: исчезли должности коннетаб ля, суперинтенданта финансов, адмирала;

должность начальника канцеля рии осталась, но ее функции были значительно сокращены из за создания Les Secrtaires d’tat, p. 251, note 1.

Ibid. p. 54.

152 Жан Денжуа новых советов. Губернаторы провинций потеряли всю административную и военную власть: часто имеющие не более чем временные поручения, они да же не могли, без санкции короля, проживать в провинциях, которые были вверены им. В армии роль дворян также была уменьшена;

управление ротой в 1762 году перешло от капитанов к представителям министерства;

одна за другой, были упразднены должности главных полковников различных ар мий, суперинтенданта мореплавания и торговли, генерала галер.

Королям или их министрам внушали опасение не только высокопостав ленные чиновники: они терпеть не могли, чтобы знатные персоны, кем бы они ни были, занимали место в правительстве. Главного канцлера, долж ность которого была пожизненной, уволили из государственного совета;

Луи XIV не хотел больше допускать в совет принцев крови и людей знатно го происхождения;

в 1715 году пэры потеряли право заседать в совете пар тий, несомненно, по их вине, так как долгое время пренебрегали участием в нем. Сеньоры, призванные ко двору, забрасывали управление своими облас тями и оставляли свободное пространство для чиновников;

как в провинци ях власть перешла к интендантам и старшим лейтенантам, так в центре она перешла к государственным секретарям.

Дворянство теряло все больше;

государственные секретари стремились занять его место и заставить воздавать себе почести, которые до этого предназначались знатным особам. Судейское сословие, секретари были никем без участия короля: «В мои интересы не входило, — писал Луи XI, — брать в министры крупную знать. Нужно было прежде всего дать людям по нять, по тому, из кого я их выбирал, что моим намерением не было разде лять с министрами свою власть. Важно было, что сами они не надеялись на большее, чем то, что мне нравилось им давать, а с людьми знатного проис хождения это сложнее.4» Поддерживаемые королем, который назначал их и считал, что, укрепляя их власть, укрепит свою, секретари выдавали себя за его представителей, отказывались обращаться к герцогам;

наделили се бя титулом Монсиньора, перешли с гражданской службы на военную. Та ким образом, секретари не только ослабили дворянство и вытеснили его из правительства, но также унизили его;

они истребили его, по выражению Сен Симона.

Некоторые провинции сохраняли свои обособленные государства;

эти государства не только управляли, но и принимали на голосовании, какую часть налогов должно было платить каждое из них;

такое голосование пред ставляло собой договор между королем и обществом, по которому права провинции были сохранены;

после каждой сессии ко двору посылали деле гацию, чтобы предоставить королю списки постановлений и приступить к их исполнению. Таким образом не только были защищены права и интере сы субъектов, но и налоги распределялись более справедливым образом, так как государства имели возможность обсуждать и принимать подписи на де сятины, двадцатины и подушную подать;

затем они распределяли на свое ус мотрение бремя этого налога, так же как и городской ввозной пошлины или безвозмездного подношения, которое платили вместо оброка. Управление Ib. p. 157.

Л ОГОС 6 ( 40) 2003 здесь было лучше, чем в королевских землях, как это признавали граф Бур гундский, который хотел установить государства во всех провинциях, и Луи XVI, который организовал провинциальные ассамблеи. Эти провинции бы ли очень преданы королю: в 1761 году государства Бретани, Бургундии и Фландрии, вместе с различными цехами и обществами, предоставили коро лю пятнадцать кораблей.

С начала XVII века большая часть государств была ликвидирована: Луи XIV и Луи XV оставили кое какие из них, но использовали все имеющиеся средства, дабы ограничить их свободу. «Чтобы достичь этого результата, — говорит М. де Люкай, — двор не гнушался никакими средствами;

интриги, хитрости, исключение депутатов, кажущихся враждебными, покупка голо сов наличными деньгами, давление, производимое на выборы и на реше ния: он использовал все, и, в итоге, почти всегда успешно.5» Наконец, мини стры часто применяли королевский указ об аресте. В королевских землях уп равление, распределение и взимание налогов принадлежало интенданту и представителям министров.

Автономия городов оберегалась не больше, чем автономия провинций.

Большинство городов уже не выбирало главу своей администрации, кото рый назначался королем из представленных ими кандидатов;

иногда суве рен даже выполнял функцию выборов. Более того, по указу от 1692 года, он отменил муниципальные выборы и учредил должности мэров, наследствен ные и покупные, желая таким образом передать министрам управление об щинами и обеспечить деньгами казну. Эти должности были отменены в году, однако позже — восстановлены;

право выбирать муниципальных маги стратов было возвращено городам в 1765 году, а затем, в 1771 году, эти долж ности снова стали покупными. Добавим к этому, что власть муниципального корпуса, выбранного или назначенного королем, была ограничена. Король, по указу от 1681 года, установил необходимые расходы, запретил повышать налоги, брать взаймы, подавать в суд и даже присылать делегации ко двору без разрешения интенданта. При Луи XV совет депеш, исполнитель внут ренней администрации королевства, взял под опеку общины, которые не могли больше покупать, устанавливать городскую ввозную пошлину, прода вать, строить памятники, открывать дороги, предоставлять услуги, опреде лять способ употребления своего имущества, без разрешения данного сове та, проверявшего их счета. Участие юридической власти в жизни сельских общин было заменено властью интенданта, который назначал уполномочен ного, становящегося королевским представителем.

II Свобода образования была устранена иначе, нежели провинциальная и об щинная автономия;

в отличие от революционеров в конце восемнадцатого века, короли не пытались наделить государство исключительной монополи Ib. p. 140.

154 Жан Денжуа ей;

они всего лишь ослабили Церковь, тем самым укрепив собственную си лу, а Луи XV прогнал Иезуитов.

После обоснования Франков в Галлии образование давала Церковь, либо в монастырях, либо в школах, находящихся под присмотром церковной власти.

Университеты учреждались или реформировались отцами Инокентием III и Николаем V;

диплом об образовании в XII веке вручал начальник канцелярии местных церквей;

короли вмешивались только с тем, чтобы давать привилегии университетам или гарантировать их права и исполнение их устава. Таким об разом, именно церковь управляла образованием во Франции.

В XVIII веке эти принципы не были забыты;

указом от 1724 года король распорядился, чтобы в каждом церковном приходе была открыта начальная школа;

в то же время он приказал, чтобы учителя выбирались общинами по сле одобрения епископом или кюре. Уже существовало огромное количест во таких школ;

Церковь не переставала во время соборов рекомендовать священникам и государям обучать народ;

в школах преподавались катехи зис, чтение, письмо и счет;

некоторые ученики получали образование бес платно;

было множество бесплатных школ;

их организовывали и ими управ ляли религиозные конгрегации.

Высшее образование в этот период давали университеты, которые были независимыми, и свободные коллежи, основанные духовенством, частными лицами или городами, после концессий на дипломы, представленных в со вет депеш. Не было никакого министерства народного образования;

на каж дого секретаря возлагалось то, что касалось коллежей и университетов по его ведомству.

Традицию своих предшественников впервые нарушил Луи XIV, оставив за королем назначение профессоров, которые должны были давать образо вание по королевским распоряжениям и французским традициям. В 1630 го ду в парижском университете сняли дирекцию библиотеки. Наконец, в был нанесен первый тяжелый ущерб свободе образования и прерогативе Церкви, посредством изгнания Иезуитов. Поддавшись на интриги маркиза де Помпадур и министра Шуаселя, который хотел заручиться расположени ем парламентов, Луи XV закрыл сто двадцать четыре коллежа и семинарии, находившихся в распоряжении Пап.

Существующих образовательных домов уже было недостаточно, указом от 1763 года король вверил управление коллежей, конфискованных вопре ки правам учредителей, смешанным комиссиям, состоящим из представи телей духовенства, магистратуры и муниципального корпуса. Это решение, против которого вместе с духовенством Франции выступало несколько пар ламентов, означало узурпацию власти, а организация центральной властью новых коллежей и назначение комиссий были актами вмешательства совер шенно нового типа. В них, казалось, применялись принципы, противопо ложные принципам старой французской монархии. «Учреждение универ ситетов, — читаем мы в преамбуле к указу от 1763 года, — есть основная со ставляющая общественного порядка;

6» — «и только 1763 и последующими Ib. p. Л ОГОС 6 ( 40) 2003 годами, — говорит М. де Люкай7, — датируются первые проекты создания, под непосредственной властью правительства, народного образования, имеющего одинаковые планы, следующего официальным методам.» Не яв ляется ли это выражением тех новых принципов, о которых мы говорили?

Не позволяют ли эта декларация и эти проекты предвидеть новую, более серьезную узурпацию?

III В борьбе за концентрацию всей власти в XVII и XVIII веках на пути королей встретились две сильные и уважаемые фигуры, охраняющие, одна — спра ведливость, другая — веру: магистратура и духовенство. Ограничив дворян ство, уничтожив государства и муниципальные корпуса, занимавшие боль шую часть в управлении образованием, преследуя Иезуитов, короли хотели точно так же подчинить своей власти духовенство и магистратуру: они уничтожили магистратуру.

Короли и их министры оставили за собой любое действие;

однако они все еще были стеснены судами, которые были властны их действия осуждать. Они предприняли меры, чтобы увеличить количество судов, зависимых от центральной власти, и доверять им больше дел;

именно так они начали ослаблять магистратуру.

В конце царствования Луи XV интенданты финансов, представители главного инспектора, добились того, чтобы взять на себя юрисдикцию по налогам, которая раньше принадлежала судам подручных. В совет партий входило одиннадцать комиссий, названных «чрезвычайными комиссиями вследствие совета», которые были настоящими судами. Эти комиссии суди ли споры, торговые дела, касающиеся продажи областей, монашеских пан сионов, повинности, которой король облагал получающих прибыль в поль зу Отеля для Инвалидов, имущества религиозных беглецов. Они ведали так же тем, что касалось владения на право взимать дорожную пошлину, снабже ния армии продовольствием, ликвидации долгов общин;

наконец, они раз решали все споры, которые имели отношение к Индийскому Обществу8.

Подобного рода комиссии были учреждены, чтобы выносить приговоры по криминальным процессам, которые вели парламенты. Интенданты облада ли всей юрисдикцией, которой не обладали другие суды. Большой совет, сек ция, выделенная из королевского совета, рассматривал, среди прочих, про цессы, касающиеся епархий и прибыли, которую король назначал их вла дельцам, а также огромное количество разного рода других процессов, ком петенция этого совета теперь была ограничена только волей короля, кото рый поручал ему эти процессы посредством специального постановления.

Король выставлял на свой совет все дела, решение по которым не хотел по ручать обычным судам. Через королевские указы об аресте, которыми зло Ib. p. 566..

Ib. p. 458.

156 Жан Денжуа употребляли министры при Луи XIV и Луи XV, он избавил от всякого суда людей, которые казались ему виновными или только противостояли его на мерениям, ссылал их или отправлял за решетку, не оставляя им никакого средства защиты.

Министры не останавливались на этом;

для них недостаточно было огра ничить власть пожизненных судов, создав новые суды, зависимые исключи тельно от них;

они хотели подчинить себе суды и парламенты.

В исследуемый нами период парламенты эти были не только простыми судами, похожими на те, что были учреждены после революции. Советники, собственники своих должностей, которые они покупали или получали в на следство, были независимыми от министров. Кроме юридической, они об ладали регламентарной властью, в вопросах полиции и администрации да же главной;

в их руках была администрация города Парижа;

они распоряжа лись библиотекой, принимали участие в дирекции университетов. Королев ские акты, нормативные и другие, входили в силу только после их регистра ции, а регистрировались только после расследования — такой гарантии уже нет у исполнителей нашего времени. Таким образом, парламенты отчасти обладали законодательной властью;

в XVI веке на них был возложен пере смотр традиций: начальник канцелярии Агессо реформировал старые зако ны только при содействии комиссий, назначенных внутри них;

посредством постановлений регламента, они укрепляли юриспруденцию и устанавлива ли нормы права. С тех пор, как основные государства уже не были объедине ны, как большая часть провинциальных государств была уничтожена, Пар ламенты, контролирующие действия центральной власти, стали единствен ными защитниками прав и интересов нации. Они не переставали сопротив ляться посягательствам министров;

они единственные отказались присваи вать себе титул Монсеньора. Чтобы стать сильнее, они объединялись друг с другом: когда парламент Парижа делал кому либо внушение, то же самое сра зу делали все парламенты провинций.

Это право на внушения сильно смущало министров, которые, чтобы удов летворить потребности Государства, не переставали, при плохом балансе бюджета, устанавливать новые налоги: оно было отменено в 1667 году. Но, после смерти Луи XIV в 1715 году, регентство было вынуждено восстановить данное право. В то время министры пытались противопоставить Парламен там полностью министерский суд, Большой Совет, возложив на него регис трацию;

они не добились своего. Использование парламентских лож, кото рое, во время этих двух царствований, встречалось так часто, что казалось злоупотреблением властью, уже было недостаточно. В 1770 и 1771 гг. парла менты Парижа и провинций, а также суд Подручных Парижа, были распу щены, а должности упразднены;

новые Парламенты были основаны коро лем, который оставил за ними исключительно юридическую роль. С тех пор министры могли управлять и повышать налоги на свое усмотрение: «Гора ций Вальполь, — говорит М. де Люкай, — мог написать, что он стал свидете лем окончательного крушения французской конституции.9» Ib. p. 407.

Л ОГОС 6 ( 40) 2003 Белое духовенство не разделило судьбу Парламентов;

первыми их попы тались поработить революционные правительства;

до 1789 года оно сохра няло свою независимость и автономию;

однако король использовал свою власть, чтобы самому распоряжаться доходами и ограничить свободу рели гиозных конгрегаций.

Духовенство Франции, обогащенное дарами нескольких поколений христиан, платило государству обычные десятины и безвозмездный дар.

По договору Пуасси, его обязали предоставлять помощь казне, при усло вии, что эта помощь будет предоставляться только на пять лет, и духовен ство само будет распределять расходы;

большие и малые собрания, кото рые проводились каждые пять лет, принимали голосованием этот дар и производили распределение. В восемнадцатом веке духовенство было ос вобождено от новых налогов, назначенных королем, от подушной подати и двадцаток. Таким образом, оно имело что то вроде представительского правительства, принимало голосованием налоги и само распределяло их.

Но король и министры, всегда нуждающиеся в деньгах, не могли удовле твориться этой регулярной помощью. По соглашению 1516 года, король присвоил право назначать должности архиепископов, епископов, аббатов и избираемых настоятелей;

но настоятелей или аббатов нужно было назна чать только из религиозного сословия, в возрасте не менее двадцати трех лет, и подчинять эти назначения Святому Заседанию, которое их утверж дало;

наконец, король не имел права назначать аббатис и настоятельниц в женские монастыри.

Данные соглашения бесконечно нарушались Луи XIV и Луи XV. Эти ко роли бессовестно распределяли женские и мужские аббатства и приходы;

их передавали как источник обогащения, как вознаграждение за услуги, или благодаря милости министров и знатных людей, живущим в миру свя щенникам, которые не только не выполняли монашеские обязанности, но даже не проживали в своем аббатстве. Король наслаждался также своим правом монарха, тем, что взимал в свою пользу доходы архиепископов и епископов, аббатств и приходов, которые никому не принадлежали, одна ко должен был в предписанные сроки назначать их владельцев: он этого не делал;

по его постановлениям, совет депеш решал, лишить ли распорядите лей аббатства или епархии;

епархии оставались без епископов, монастыри без аббатов, а материальные блага, предназначенные для церкви, для удов летворения потребностей культа и содержания монахов, переходили в го сударственную казну.

Если король и получал только светские блага белого духовенства, то он, во всяком случае, принимал меры, чтобы ограничить, единственно своей властью, развитие духовенства черного. Мы уже видели, что Луи XV изгнал Иезуитов;

кроме того, в 1749 году он приказал, чтобы никто не мог, без спе циального свидетельства, учреждать капитулы, коллежи или общества, что люди, имеющие право распоряжаться имуществом вассала после его смер ти, не могли в будущем ни получать, ни покупать, ни владеть, без королев ского разрешения, и аннулировал все религиозные установления, имевшие место после 1666 года. В 1765 году генеральная ассамблея духовенства реши ла обратиться к папе с просьбой выбрать из духовенства Франции комисса 158 Жан Денжуа ров, ответственных за реформирование религиозных порядков;

король от ложил эту ассамблею и сформировал, вместе с членами епископства и Сове та, комиссию, названную «регулярной комиссией». Он наделил ее правом реформировать и даже упразднять конгрегации, невзирая на все привиле гии и свободы, какими бы они ни были. Эта комиссия, учрежденная, таким образом, без участия папы, отменила, объединила, переместила огромное количество домов, дошла до роспуска конгрегаций;

в 1789 году она сократи ла на треть число монахов во Франции10.

(окончание следует) 1890 г.

Перевод с французского Оксаны Тимофеевой Ib. p. 461.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.