WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«Т.В. Еременко ИНФОРМАТИЗАЦИЯ ВУЗОВСКИХ БИБЛИОТЕК В РОССИИ И США: ...»

-- [ Страница 4 ] --

Период 90-х гг. ХХ в. – начала ХХI в. является фазой трансформации ака демических библиотек США. На данной, третьей стадии внедрения НИТ, главным информационным потенциалом этих библиотек становятся элек тронные ресурсы. На протяжении первой половины 90-х гг. развертывает ся конкуренция между физическими носителями машиночитаемой инфор мации – CD-ROMами - и способом удаленного доступа к электронной ин формации в режиме онлайн, которая завершается явным преимуществом последнего. Именно обеспечение удаленного онлайнового доступа к ин формации выступает стратегической линией развития современных акаде мических библиотек США. Интересно отметить, что чем сильнее научная, исследовательская ориентация обслуживаемого библиотекой высшего учебного заведения, тем больше востребованность именно в удаленном доступе к информации и, соответственно, активнее деятельность академи ческой библиотеки в этом направлении. На данной стадии WWW технологии помогают воплотить в реальность идею библиотеки как «ин формационных ворот» для академического сообщества, открывающих дос туп к образовательной и научной информации самого разного формата в любое время и в любом месте. Библиотечные Web-сайты становятся таки ми «воротами», или «информационными порталами». Тезис об открыто сти, доступности информации пронизывает и проекты академических биб лиотек, осуществляемые на базе технологии оцифровывания. Благодаря цифровым проектам самому широкому кругу заинтересованных лиц ста новятся открытыми через глобальные компьютерные сети уникальные ис точники: манускрипты, старинные карты, редкие фотографии и т.д. При оритетность электронных ресурсов в удаленном доступе поддерживается также генеральной линией развития OCLC, четко определившего в этот период свою стратегию как преобладание онлайновых ресурсов и сервисов над оффлайновыми. Возможности, открываемые сетевыми технологиями и высококачественным оцифровыванием, делают чрезвычайно привлека тельной для пользователей академических библиотек идею получения полных текстов источников без обращения к традиционным форматам хранения информации. На рассматриваемом этапе эта идея деятельно во площается в жизнь благодаря действующим в академических библиотеках электронным резервам, службам ЭДД, растущей подписке на электронные журналы, лицензированию онлайновых полнотекстовых БД, увеличиваю щемуся количеству цифровых библиотек текстов, изображений, карт, зву ковых файлов. Ориентация на полные тексты в электронном формате так же важна для характеристики информатизации академических библиотек в этот период, как важнейшее достижение предыдущего этапа – онлайновые каталоги. Все эти изменения в целом трансформируют академические биб лиотеки США в новый по выполняемым в высшей школе задачам соци альный институт. Инициированные «сериальным кризисом» дискуссии в профессиональной печати о «доступе против владения» показывают, что специалисты современных американских академических библиотек пере осмысляют на данном этапе сущностные функции библиотеки. Традици онное понятие библиотечного фонда, находящегося в собственном владе нии библиотеки и на протяжении тысячелетий являвшегося основой биб лиотечной деятельности, в стадии трансформации академических библио тек под воздействием НИТ теряет свое концептуальное значение. На пове стку дня ставится вопрос о новом понимании природы современной вузов ской библиотеки, входящей в академическую информационную среду с главной парадигмой обслуживания пользователей информацией, информа ционными ресурсами, а не документом. Эта парадигма служит выражени ем общей направленности деятельности академических библиотек США на потребности их пользователей, и использование НИТ еще более вырази тельно обрисовывает сервис этих библиотек как клиенто ориентированный.

ГЛАВА 4. ИНФОРМАТИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ ВУЗОВСКИХ БИБЛИОТЕК В РОССИИ 4.1. Начало массового использования НИТ российскими вузовскими биб лиотеками в первой половине 90-х гг. ХХ в.

Массовое внедрение компьютерных технологий в российских вузовских библиотеках развернулось только в начале 90-х гг. ХХ в. Процессу вне дрения НИТ в практику работы вузовских библиотек предшествовали раз работки, носившие в основном теоретический характер, и единичные при меры практического опыта по автоматизации библиотечных процессов в отдельных вузах. Ситуация в вузовских библиотеках была вполне типична и для состояния информатизации библиотечного дела России в целом. М.

Меняев выделил три этапа исследования методов информатизации биб лиотечно-библиографических процессов в России: середина 50-х – начало 70-х гг.;

середина 70-х – середина 80-х гг.;

конец 80-х гг. – по настоящее время (121). Как считает этот автор, на первом этапе шло изучение вопро сов использования компьютерных методов для реализации систем автома тизированного управления библиотекой (АСУ);

на втором по преимущест ву разрабатывались методы моделирования библиотечных процессов и была создана концепция библиотечной автоматизированной системы;

на третьем этапе началась разработка методов построения компьютерных библиотечно-информационных сетей (121. С. 36-42).

В. Попов и А. Вислый, разработчики отечественного программного обес печения для автоматизации библиотек, указывают, что во второй половине 80-х гг. в ряде высших учебных заведений и в НИИ проблем высшей шко лы шли работы по созданию АБИС. Они осуществлялись по программе Госкомитета по науке и технике СССР 0.80.18, в которой предусматрива лось создание государственной автоматизированной системы научно технической информации в рамках единого задания 03 «Усовершенство вать и ввести в эксплуатацию автоматизированные информационно библиотечные системы по естественным наукам и технике на основе типо вых проектных решений с широким использованием обслуживания або нентов в диалоговом режиме» (137. С. 2-3). В частности, в Московском инженерно-физическом институте разрабатывалась автоматизированная система «Библиотека», включавшая подсистемы каталогизации и поиска литературы, книгообеспеченности учебной литературой, комплектования и управления фондом. Шли разработки по автоматизации отдельных инфор мационно-библиотечных процессов в Научно-информационном центре Московского химико-технологического института им. Д.И. Менделеева, Московском институте стали и сплавов, Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова, Университете дружбы народов им. П.

Лумумбы, Ленинградском политехническом институте, Куйбышевском политехническом институте, Московском институте гражданской авиации (137. С. 3-4). Однако, как отмечают В. Попов и А. Вислый, «в целом ре зультаты работ по компьютеризации библиотек в СССР...[были] более чем скромные» (137. С. 7). На конец 80-х гг. только около 3% вузов системы Гособразования СССР разрабатывали и частично внедряли автоматизиро ванные библиотечные системы, выбор которых, как правило, не имел на учного обоснования. Не существовало координации работы не только ме жду вузами, но подчас и внутри одного вуза. Мировой опыт компьютери зации библиотечной деятельности практически не использовался (137. С.

38-39).

Вузовские библиотеки в регионах почти не были охвачены автоматизаци ей. Характерным свидетельством могут служить результаты анкетирова ния по наличию средств автоматизации и механизации в библиотечно библиографических процессах в 1989 г. библиотек вузов Центральной зо ны РСФСР1. Анкету заполнили 32 вузовских библиотеки. В качестве средств автоматизации они назвали «пишущие механические машинки (в редких случаях – электрические), ротаторы – в 10 библиотеках из 32-х, микрофоны, магнитофоны, счетные машинки, в исключительных случаях – кинопроекторы, переплетные станки, счетчики, диапроекторы» (170. С.

62). Директор вузовской библиотеки Т. Грехова, обобщая опыт НБ Влади востокского государственного университета экономики и сервиса, вспоми нала, что в 1990 г. в библиотеке не было ни одного компьютера и «разго воры об автоматизации библиотек казались едва ли не утопией» (51. С. 17).

Таким образом, к началу 90-х гг. состояние автоматизации информацион но-библиотечных процессов в вузовских библиотеках России можно было охарактеризовать как зачаточное. В тех библиотеках, которые что-то дела ли, автоматизация опиралась на самодеятельным способом созданные про граммные средства. Эти средства, в свою очередь, не отвечали стандарт ным требованиям, уже четко определившимся к тому времени в библио течном сообществе развитых стран. Проведенное в 1990 г. ЦБИК Гособра зования СССР совместно с НИИ высшего образования анкетирование биб лиотек вузов выявило, что около 5% вузовских библиотек разработали и внедрили отдельные автоматизированные подсистемы (чаще всего – под Центральная зона РСФСР включает 43 вузовских библиотеки и более 300 библиотек средних специаль ных учебных заведений Брянской, Владимирской, Ивановской, Калужской, Костромской, Рязанской, Смоленской, Тверской, Тульской и Ярославской областей.

писку) и лишь несколько из них эксплуатируют автоматизированные биб лиотечные системы на основе интегрированных ЭК (135. С. 25-26). Глав ным недостатком применявшихся в библиотеках программных средств было то, что они реализовывались «с использованием произвольных фор матов описания библиографических данных, не соответствующих государ ственному и международным стандартам» (135. С. 26).

В 1990 г. в Томске прошло Всесоюзное совещание-семинар, в котором приняли участие специалисты крупнейших университетских и институт ских библиотек России. По словам председателя ЦБИК П. Буги, здесь впервые были всесторонне обсуждены вопросы автоматизации библиотеч но-информационных процессов и участники этого форума были ознаком лены с разработанными и внедряемыми АБИС (23. С. 9). В этом же году из фондов Государственного комитета СССР по народному образованию бы ло выделено для крупных вузовских библиотек 200 ПК в расчете на то, что они послужат стимулом для внедрения компьютерной техники в библио течные процессы (23. С. 9). В 1991 г. был издан приказ Государственного комитета СССР по народному образованию от 27.03.91 № 161 «О Про грамме автоматизации библиотек высших учебных заведений»;

в 1992 г. – постановление Комитета по высшей школе Миннауки России от 06.07. № 40 «О создании Автоматизированной библиотечно-информационной се ти в высшей школе Российской Федерации (АБИС ВШ)» (23. С. 5). Про грамма автоматизации библиотек высших учебных заведений представля ла собою характерный документ, порожденный системой централизован ного руководства библиотечным делом в сфере высшего образования.

Наиболее существенными в ее содержании были: 1) рекомендация в каче стве панацеи против «неоправданного дублирования, распыления трудо вых, технических и финансовых ресурсов» автоматизированной библио течной системы «МАРК» и 2) выделение трех этапов реализации Про граммы, общим сроком на 5 лет, с прогнозом до конца 1995 г. внедрить комплекс программных средств АБС «МАРК» во всех [Курсив наш – Т.Е.] библиотеках высших учебных заведений и создать отраслевую вузовскую сеть, включенную в общегосударственную сеть НТИ (142. С. 26-27). Как показало время, Программа во многом оказалась нереализованной и уто пичной в своих прогнозах, однако в ней была верно поставлена важнейшая задача использования в качестве стандарта описания библиографических данных единого для всех библиотек машиночитаемого формата (142. С.

26).

К середине 1993 г. около 300 библиотек вузов имели каждая по 1-2 ПК (121). В 1994 г. Я. Шрайберг и Ф. Воройский оценивали, на общем фоне автоматизации библиотечной системы страны, степень автоматизации ву зовских библиотек как достаточно высокую, но отмечали, что «далеко не все они имеют полные системы автоматизации – в настоящий момент в каждой второй вузовской библиотеке есть ПЭВМ. …Общее их количество по всем библиотекам вузов оценивается порядка 2500 штук» (191. С. 31).

Большинство вузовских библиотек использовали в этот период отечест венное программное обеспечение, а именно разные модификации систем «Библиотека» и «МАРК». Ряд библиотек сосредоточили свои усилия на внедрении собственных программных средств;

в 1992 г. был даже органи зован конкурс на лучшую автоматизированную систему для библиотек ву зов, созданную авторским коллективом (110). На экспертизу поступило работ из следующих организаций и вузов: производственное объединение «Информсистема», Томский политехнический университет, Московский институт приборостроения, Московский государственный технический университет (МГТУ) им. Н.Э. Баумана, Санкт-Петербургский государст венный технический университет, Московский государственный универ ситет (МГУ) (110. С. 66). Первая премия была присуждена работе «Биб лиотечная автоматизированная система (БИБАС)», авторский коллектив МГТУ им. Н.Э. Баумана во главе с М. Меняевым;

вторая премия – работе «Библиотека-2», автор А. Вислый, МГУ (110. С. 67).

Рынок АБИС в России развивался достаточно медленно, и качество пред лагаемых на нем программных продуктов сильно уступало зарубежным АБИС. Вкупе с нелегким финансовым состоянием вузовских библиотек, особенно тяжелым в начале 90-х гг., это замедляло процесс внедрения в вузовских библиотеках коммерческих систем. Также следует отметить, что распространение систем «Библиотека» и «МАРК», лидировавших в первой половине 90-х гг. на рынке программных продуктов для вузовских библио тек, стимулировалось директивными документами ЦБИК и Государствен ного комитета СССР по народному образованию, что не способствовало нормальному развитию информационного рынка АБИС как свободного обмена между производителями и библиотеками, проходящего в равных условиях конкурентной борьбы. Насколько нелегким было внедрение оте чественных АБИС, можно судить по отзывам библиотекарей с мест. Так, характеризуя опыт автоматизации зональной НБ Воронежского государст венного университета, специалист этой библиотеки Г. Грачева писала:

«Программа «Библиотека 4.0», которая нам была рекомендована как сете вая, на самом деле таковой не оказалась. Чрезвычайно долго наши про граммисты пытались с помощью той минимальной информации, которая нам была представлена разработчиками, создать рабочий вариант сети» (50. С. 13).

Основным содержанием работы вузовских библиотек по внедрению НИТ в первой половине 90-х гг. был ввод данных о новых поступлениях, т.е. пер вые шаги в создании ЭК на свои фонды. Как указывают Я. Шрайберг и Ф.

Воройский, в 1994 г. общее количество введенных записей вузовскими библиотеками было порядка 2 млн. (191. С. 31). Процесс ввода записей в ЭК осуществлялся сепаратными усилиями каждой библиотеки, что сильно снижало темпы и качество создания каталогов, вело к огромному дублиро ванию работы. При этом некоторые АБИС, использовавшиеся для созда ния ЭК, имели собственные произвольные форматы;

ряд программных продуктов ориентировались на USMARC. Понятно, что последний не был национальным форматом для России. Задача создания единого националь ного формата представления библиографических записей в машиночитае мой форме для библиотек России была поставлена только осенью 1995 г.

на заседании Межведомственного экспертного совета по проблемам авто матизации библиотек России при Министерстве культуры Российской Фе дерации (187).

Широкая практика отечественной каталогизации к началу массового вне дрения НИТ и развертывания работ по вводу данных в ЭК не использовала такого инструмента, как авторитетные данные – «унифицированные ут вержденные данные, производимые центрами государственной библио графии, в том числе: имена авторов, составителей и других лиц, участ вующих в подготовке изданий (антропонимы);

наименования коллективов (соционимы);

заглавия анонимных классических произведений;

термины индексирования;

заглавия серий, наименования мест издания, издательств и типографий» (17. С. 7). Роль авторитетного контроля как базы качест венного каталогизирования и необходимого элемента для управления про цессом интеграции записей при формировании сводных ЭК стала осозна ваться массовым профессиональным сообществом только в ходе компью теризации. Формирование файлов авторитетных, или нормативных данных - в России принято использовать двойной перевод «норматив ный/авторитетный» или любую его часть (28. С. 89) - развернулось в на шей стране только во второй половине 90-х гг.

Процесс формирования ЭК также характеризовался тем, что у российских каталогизаторов практически отсутствовал опыт вербального индексиро вания, в частности, предметизации. Э. Сукиасян, указывая на «глубину пропасти, в которой оказались отечественные библиотеки с их электрон ными каталогами» (175. С. 473), убедительно показывает, что именно предметизация как индексирование, осуществляемое на основе заранее со ставленного, но дополняемого в процессе индексирования списка пред метных рубрик, обеспечивает эффективность поискового механизма ЭК. В России универсальный список предметных рубрик никогда не издавался, а карточные предметные каталоги велись, если говорить о вузовских биб лиотеках, преимущественно библиотеками медицинских высших учебных заведений. Э. Сукиасян отмечает, что собственную практику предметиза ции в России на протяжении десятилетий поддерживала РНБ, но ее список предметных рубрик также оставался неизвестным широкому кругу систе матизаторов. Такое положение с предметизацией привело к тому, что оте чественные каталогизаторы, начавшие работать над созданием ЭК, были поставлены перед необходимостью обеспечивать поиск по содержанию документов с помощью ввода ключевых слов, или координатного индек сирования. При таком способе индексирования «разброс» терминов дости гает запредельных значений, и поэтому «координатное индексирование считается слишком сложным инструментом для библиотечной практики, не оправдывающим вложенных средств» (175. С. 473). Соответствующей подготовки для координатного индексирования российские каталогизато ры не имели, и вводили ключевые слова, как пишет Э. Сукиасян, «как бог на душу положит», беря их чаще всего прямо из заглавия или с титульного листа. То, насколько пагубно подобная практика отразилась на поисковых возможностях ЭК, стало выясняться постепенно по мере накопления мас сивов библиографических записей и предоставления доступа к ЭК реаль ным пользователям. Директор НБ Челябинского государственного техни ческого университета Ю. Левандовская, характеризуя опыт этой библиоте ки, одной из первых среди вузовских открывшей в 1992 г. доступ для чита телей к своему ЭК, замечает: «После того как он [электронный каталог – Т.Е.] стал доступен читателям, выяснилось: чтобы читатели могли само стоятельно в нем что-нибудь найти, сотрудники должны постоянно повы шать качество библиографического описания, прежде всего при предмети зации документов и росписи их содержания набором ключевых слов» (111.

С. 20).

Процесс создания ЭК в вузовских библиотеках шел в двух направлениях:

ввод новых поступлений и параллельно развертывающаяся ретроспектив ная конверсия карточных каталогов. Однако темпы ретроконверсии кар точных каталогов изначально оказались очень низкими, процесс создания полных ЭК затягивался. Это относилось как к вузовским, так и другим ти пам российских библиотек. Е. Кузьмин, начальник Отдела библиотек Министерства культуры Российской Федерации, в 1994 г. оценивал со стояние работ по ретроконверсии в нашей стране в целом следующим об разом: «проблема координации работ по ретроконверсии остается нере шенной: процессы здесь идут стихийно, с большим процентом дублирова ния труда и финансовых средств. И, к сожалению, в профессиональной среде пока нет реальных, глубоко проработанных и скоординированных подходов к выработке стратегии ретроконверсии в общенациональном масштабе» (107. С. 62-63).

В целом первая половина 90-х гг. для российских вузовских библиотек стала, в практическом плане, трудным временем освоения первых отечест венных АБИС и развертыванием работы над созданием ЭК на свои фонды.

Ввод данных и все связанные с ним организационно-методические реше ния осуществлялись собственными силами, с отсутствием таких инстру ментов цивилизованной машиночитаемой каталогизации, как кооператив ная каталогизация, национальный формат каталогизации, файлы автори тетных данных, использование предметизации как метода вербального ин дексирования. Инициировав создание ЭК, библиотеки зачастую не осозна вали конечных целей и перспектив этой работы. Здесь уместно привести слова Ю. Левандовской об опыте НБ Челябинского государственного тех нического университета: «Начиная работу по созданию электронного ката лога для читателей, мы не понимали его значимости для библиотеки.

Только сейчас, приступив к полному ретровводу фонда в ЭВМ и одновре менно представляя электронный каталог читателям, мы убедились, что центральное звено в автоматизированной библиотеке – полный электрон ный каталог» (111. С. 22). Частичной автоматизацией в первой половине 90-х гг. была охвачена примерно половина вузовских библиотек страны.

Внедрение НИТ сильно затруднялось бедственным финансовым положе нием, о котором нами уже говорилось при анализе предпосылок информа тизации российских вузовских библиотек.

Если рассматривать первую половину 90-х гг. с позиции психологической готовности сотрудников вузовских библиотек к новшествам, приносимым внедрением НИТ, то в определенной мере следует согласиться с мнением Е. Кузьмина, считающего, что с начала 90-х гг. федеральные и региональ ные российские библиотеки прошли «первый и, наверное, самый трудный этап информатизации, на котором внедрялись автоматизированные биб лиотечные и информационные технологии» (107. С. 60). На этом этапе российским библиотечным сообществом были уже усвоены «все лучшие и самые передовые идеи библиотечной компьютеризации. …И теперь перед нами стоят задачи практической реализации этих идей» (107. С.60). Это утверждение, однако, не могло быть полностью справедливо по отноше нию к сообществу вузовских библиотек. Здесь роль человеческого фактора была достаточно консервативна. К примеру, рассказывая об опыте НТБ Самарского института инженеров железнодорожного транспорта им. М.Т.

Елизарова, директор этой библиотеки Л. Федорова приводит тексты анкет для сотрудников, использовавшиеся в 1993 г. Они включали, среди про чих, и такие вопросы: «Желаете ли Вы изменить традиционную техноло гию на автоматизированную? - Да, нет, сомневаюсь», «Ваш личный подход к необходимости автоматизации? - Срочно необходима, возможно необхо дима, нет необходимости» (182). Знаменателен сам по себе факт, что в 1993 г. российские вузовские библиотекари еще имели возможность выби рать ответы типа «нет, я не желаю изменять традиционную технологию на автоматизированную» и «нет необходимости в автоматизации библиоте ки».

В первой половине 90-х гг. пользователи вузовских библиотек практиче ски не ощущали результатов внедрения НИТ;

только как исключение из правила имелись примеры открытия доступа к ЭК для читателей (НБ Че лябинского государственного технического университета). Информатиза ция вузовских библиотек в этот период находилась в «латентной» стадии и не изменяла взглядов на возможности и функции этих библиотек со сторо ны членов образовательного сообщества высшей школы России. В целом деятельность вузовских библиотек шла в границах первой стадии внедре ния НИТ – стадии модернизации, т.е. использования НИТ в отдельных процессах. Основной точкой приложения усилий библиотекарей был про цесс каталогизации.

4.2. Опыт информатизации вузовских библиотек в России во второй по ловине 90-х гг. ХХ – начале ХХI вв.

Осознание опасности низкого качества машиночитаемой каталогизации в российских библиотеках и проблемы медленных темпов ретроспективной конверсии каталогов к середине 90-х гг. подвигло отечественное библио течное сообщество предпринять практические шаги с целью изменения си туации. Закономерным стало обращение к накопленному зарубежному, и в первую очередь американскому опыту. Вузовские библиотеки, как и дру гие библиотеки страны, во второй половине 90-х гг. начали участвовать в корпоративных библиотечных проектах Идея консолидации усилий для кооперативной каталогизации легла в основу проекта создания Российско го центра корпоративной каталогизации (РЦКК). РЦКК был задуман как отдельная независимая организация, учрежденная крупнейшими библио теками, некоторыми ведомствами и компаниями страны;

основной целью проекта являлась «организация системы централизованной и кооператив ной каталогизации и обеспечение работ по ретроспективной конверсии ка талогов российских библиотек» (194. С. 70). Решение о начале работ было принято в сентябре 1995 г.;

проект финансировался в рамках бюджета Ми нистерства культуры Российской Федерации, в 1997 г. вложения сделало Министерство науки и технологий (194. С. 70). Работы по созданию РЦКК являлись составной частью межведомственной программы ЛИБНЕТ «Соз дание общероссийской информационно-библиотечной компьютерной се ти», действующей в России с 1996 г. (112). Функционирование РЦКК ба зировалось, в частности, на следующих принципах:

- одноразовая каталогизация и многоразовое использование библиогра фических описаний библиотеками страны;

- онлайновый интерактивный доступ к хост-ЭВМ РЦКК и формирование записей по принципу «первый пришел – первый включен» как основная технология доступа и формирования записей в каталоге РЦКК;

- свободный доступ пользователей к объединенным библиотечным ре сурсам России;

- бесприбыльный характер деятельности, но платный характер услуг РЦКК (32. С. 7-8).

Эти и ряд других принципов в совокупности представляли собою деятель ностную модель Онлайнового центра компьютерной каталогизации (OCLC) в США. На выбор OCLC в качестве прототипа указывалось в про граммных документах проекта РЦКК: «Другие зарубежные корпоративные системы RLIN, WLN, PICA и пр. имеют сходные технологии, но по ком плексу показателей выбор прототипом РЦКК OCLC представляется наи более адекватным и перспективным подходом для создания РЦКК» (145.

С. 6). В качестве коммуникативного формата предполагалось использова ние разрабатываемого на момент создания РЦКК российского националь ного обменного формата - адаптированного к отечественным условиям формата UNIMARC. Реализация проекта планировалась в несколько эта пов: от создания библиографического банка данных отечественных изда ний на основе процессов корпоративной каталогизации и формирования генерального ЭК библиотек России на первом этапе до создания Сводного каталога, обеспечения функций МБА и доставки документов, создания, ве дения и обслуживания пользователей специализированными библиогра фическими, реферативными и полнотекстовыми БД по аналогии с дейст вующим комплексом задач OCLC (145. С. 7). Намечался обмен библио графической информацией с зарубежными БД, в первую очередь с OCLC.

Базовой организацией РЦКК стала Государственная публичная научно техническая библиотека (ГПНТБ). 20 организаций приняли участие в экс периментальных работах по созданию РЦКК;

среди участников были 4 ву зовских библиотеки: НБ Челябинского государственного технического университета, НБ Петрозаводского государственного университета, НБ Тверского государственного университета, НБ Южно-Уральского государ ственного университета (32). К концу 1998 г. объем сводной БД РЦКК со ставил более 9 тыс. записей. (32. С. 2). К сожалению, участники Центра не проявили необходимой активности для успешного развития проекта. Как указывал в анализе второго этапа экспериментальных работ координатор проекта Ф. Воройский, основными причинами недостаточной активности явились:

- низкая технологическая готовность большинства библиотек и их со трудников к работе в РЦКК;

- отсутствие конверторов USMARC UNIMARC;

- работа ряда библиотек во внутренних форматах, отличных от MARC;

- отсутствие ресурсов;

- недостаточное количество технических средств;

- отсутствие целевого финансирования экспериментальных работ (32. С.

2).

Из-за отсутствия средств на полномасштабную реализацию проекта с г. работы по созданию РЦКК были фактически приостановлены. Всего по состоянию на март 2002 г. в сводный ЭК было введено 70 467 записей.

Вклад вузовских библиотек равнялся 2355 записям, или 3,3%;

конкретно по библиотекам: НБ Южно-Уральского государственного университета – 1402 записи, НБ Тверского государственного университета – 882 записи, НБ Челябинского государственного технического университета – 43 запи си, НБ Петрозаводского государственного университета – 28 записей (дан ные получены у координатора проекта). Открытый в свободном доступе на сайте РЦКК сводный ЭК (http://www.rckk.ru/) на 12 апреля 2003 г. содер жал всего 1 запись книги издания 2002 г. и ни одной – 2003 г.;

изданий 2001 г. имелось 8659, 2000 г. – 21 593, 1999 г. – 9168, 1998 г. – 4727, 1997 г.

– 5752, 1996 г. – 1669. Работы по созданию РЦКК в 2000-2001 гг. были продолжены в рамках гранта РФФИ № 00-07-90354-в;

при этом, учитывая сохранившиеся проблемы финансирования, его цели были ограничены ви довым составом литературы (научно-технической). Участниками выпол нения работ по этому этапу проекта стали ГПНТБ России (головной ис полнитель), Библиотека по естественным наукам РАН и Центральная на учная сельскохозяйственная библиотека России (99).

Несмотря на продолжение работ в ограниченном объеме, первая масштаб ная попытка создания центра кооперативной каталогизации в России явно потерпела неудачу. Я. Шрайберг и Ф. Воройский, авторы аналитического обзора «Корпоративные автоматизированные библиотечно информационые системы: состояние, принципы построения и перспективы развития», отмечают, что, хотя основные учредительные документы для Центра были отработаны еще в 1999 г., до настоящего времени работы по созданию РЦКК не выходят на стадию реализации (99). Вузовские библио теки приняли в работе РЦКК небольшое участие и в ходе реализации про екта не были активны. Идеология OCLC, т.е. создание совместными уси лиями в онлайновом режиме одной сводной БД национального масштаба для машиночитаемой каталогизации, самим фактом инициации «россий ского OCLC» теоретически была оценена как продуктивная для россий ских библиотек, но на практике пока не смогла доказать в России свою ре зультативность.

В определенной степени «второй попыткой» внедрения идеологии OCLC в российское библиотечное дело выступила организация в марте 2001 г. ав тономной некоммерческой организации «Национальный информационно библиотечный центр ЛИБНЕТ» (112). Центр был основан двумя нацио нальными библиотеками России: РГБ и РНБ. Одной из его задач является создание Сводного каталога библиотек России (СКБР). СКБР на первом этапе формирования организуется как сводный ЭК РГБ и РНБ;

на втором этапе в него вливается БД текущей библиографии РКП. Библиотеки любой ведомственной принадлежности могут кооперироваться с Центром ЛИБНЕТ в деле создания и использования СКБР. При этом библиотеки, получающие статус «участники СКБР категории А», поставляют в СКБР библиографические и авторитетные записи максимальной полноты и эта лонного качества, не требующие последующего редактирования. Библио теки-участники СКБР категории «Б» поставляют в СКБР библиографиче ские и авторитетные записи на собственные фонды, имеющие большую значимость для полноты СКБР. Библиотеки со статусом «участники Цен тра ЛИБНЕТ» имеют право на копирование записей и СКБР (184). Таким образом, СКБР создается по принципу, аналогичному принципу коопера тивной каталогизации, положенному в основу Всемирного каталога OCLC;

существенная разница заключается в том, что изначально фундаментом СКБР выступает объединение двух отдельных, созданных усилиями двух национальных российских библиотек, крупных БД ЭК.

В разделе «Новости» Национального информационно-библиотечного цен тра «ЛИБНЕТ» приводится ежемесячная статистика наполнения СКБР (127). Она свидетельствует, что за 16 месяцев, с 1 января 2002 г. по 1 апре ля 2003 г., объем СКБР вырос с 347 453 до 611 550 записей, т.е. в 1,8 раза.

Это впечатляющая динамика;

и в целом объем сводного каталога на поря док больше, чем сводный ЭК РЦКК. Но, к сожалению, представляемая ста тистика не дает возможности оценить, насколько «кооперативным» явля ется СКБР, каковы вклады в его создание не только РГБ и РНБ, но и дру гих библиотек-участников. Если принять во внимание, что вплоть до января 2003 г. информация о каталоге аносировалась в разделе «Новости» как «объем Сводного каталога РГБ и РНБ» и только с 1 февраля 2003 г. он стал именоваться СКБР, то можно уверенно полагать, что пополнение СКБР, по крайней мере в первые годы его создания, осуществляется и бу дет осуществляться преимущественно усилиями только этих двух нацио нальных библиотек;

в этой связи считать его результатом действительно полноценной кооперативной каталогизации в национальном масштабе нельзя.

Какова степень участия в Центре «ЛИБНЕТ» вузовских библиотек? Центр поддерживается Министерством культуры Российской Федерации, что во многом предопределяет и состав его участников. Так, по данным, полу ченным нами с Web-сайта Центра 10 мая 2003 г., из 24 библиотек и других организаций, сотрудничающих с Центром ЛИБНЕТ, основную массу со ставляли библиотеки федерального значения и центральные областные библиотеки. В списке были представлены только 2 вузовских библиотеки, обе сотрудничающие с Центром с 2002 г. Это Центральная НБ им. Н.И.

Железнова Московской сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимиря зева и НБ Уральского государственного университета (15). Следовательно, об активной роли и серьезном представительстве российских вузовских библиотек в этом новом российском проекте кооперативной каталогизации пока говорить не приходится.

Новый подход к кооперации в сфере каталогизации и – шире – в создании других электронных ресурсов обозначился в отечественной библиотечной практике в конце 90-х гг. Он выразился в создании корпоративных биб лиотечных систем по региональному признаку. Региональные корпоратив ные библиотечные системы (РКБИС) начались с попыток корпоративных объединений библиотек в ряде крупных городов России, включая Москву, Екатеринбург, Челябинск, Пермь и др. (191). С конца 90-х гг. эти объеди нения получили мощную спонсорскую поддержку от Института «Откры тое общество» (фонд Сороса). В 1999 г. Институт объявил конкурс «Рос сийские корпоративные библиотечные системы» в рамках программы «Ав томатизация библиотек», являвшейся составной частью Мегапроекта «Пушкинская библиотека» (141). На конкурс поступило 43 заявки. Побе дителями стали корпоративные объединения библиотек Екатеринбурга, Великого Новгорода, Москвы, Нижнего Новгорода, Новосибирска, Омска, Петрозаводска, Санкт-Петербурга и Ярославля, которые в сумме представ ляли 96 библиотек-участниц. В 2000 г. был объявлен второй этап конкурса.

С учетом результатов выполнения первого этапа из 23-х региональных претендентов поддержку получили проекты Екатеринбурга, Казани, Моск вы, Новосибирска, Омска, Петрозаводска, Санкт-Петербурга, Твери, Том ска, Челябинского региона и Ярославля. В 2002 г. поддержка РКБИС была продолжена уже в рамках Мегапроекта «Развитие образования в России».

На основе выполнения предыдущих этапов, гранты от Института «Откры тое общество» получили объединения библиотек Екатеринбурга, Казани, Москвы, Нижнего Новгорода, Новосибирска, Омска, Петрозаводска (Рес публики Карелия), Санкт-Петербурга, Томска, Твери, Челябинского регио на и Ярославля. Важным нововведением на этом этапе стало присоедине ние к упомянутым корпорациям ряда вузовских, республиканских и обла стных научных библиотек из других регионов России (99). Для нас важно отметить, что вузовские библиотеки выступили лидерами в создании ряда РКБИС и в целом активными их участниками. По данным аналитического обзора корпоративных АБИС (99), а также данным сайта «Ресурсы россий ских корпоративных библиотечных систем (150), из 165 участников РКБИС 66, или 40%, составляют вузовские библиотеки. Именно вузовские библиотеки образуют основу таких РКБИС, как «Корпоративная библио течная система вузов Санкт-Петербурга» и «Корпоративная библиотечная система Омского региона»;

в РКБИС «Корпоративная библиотечная сеть Казани» и «Consensus Omnuim: корпоративная сеть библиотек Урала (Ека теринбург)» их число составляет более половины.

Идеология РКБИС базируется на организации доступа к объединенным информационным ресурсам участников конкретной корпорации через про токол Z.39-50 (ISO 23950). В РКБИС каждый участник корпорации выпол няет закрепленные за ним работы по согласованным единым правилам.

Объединенные ресурсы включают ЭК, справочно-информационные масси вы, полнотекстовые материалы. Для создания новых записей используется тот же технологический принцип, что и в работе OCLC, т.е. онлайновый доступ в объединенную среду ЭК РКБИС и других библиографических массивов для одноразовой обработки отечественных и зарубежных изда ний, поступающих в библиотеки корпорации (99). Этот принцип применя ется, в отличие от реального OCLC, не в национальных масштабах, а в пределах отдельного региона, что неминуемо влечет за собой дублирова ние усилий по стране в целом. Единой сводной базы ЭК РКБИС не под держивают, исповедуя идеологию распределенной информационной сис темы с единой точкой доступа для пользователей к базам данных через протокол Z.39-50.

Объединение РКБИС в Ассоциацию региональных библиотечных консор циумов (АРБИКОН) в мае 2002 г. обещает стать шагом в устранении дуб лирования усилий по созданию ЭК;

в сферу деятельности АРБИКОН, в ча стности, входит сокращение затрат финансовых, трудовых и материальных ресурсов библиотек и информационных служб членов партнерства на соз дание и поддержку ЭК, других видов библиотечно-информационных ре сурсов, а также оказание услуг пользователям (99). По данным уже цити ровавшегося выше аналитического обзора, в АРБИКОН вошли 12 РКБИС и Межрегиональное корпоративное объединение библиотек по аналитиче ской росписи статей, поддержанные на третьем этапе конкурса Института «Открытое общество»;

в целом это около 120 библиотек разной ведомст венной принадлежности, входящие в состав РКБИС и представляющие по рядка 30 регионов Российской Федерации. На сайте АРБИКОН в списке участников указано 116 библиотек и других организаций;

из этого числа участника, или 44,8% – это вузовские библиотеки (181). Интересно, что сильная роль вузовских библиотек в организации и деятельности РКБИС выразилась и в том, что на этапе создания АРБИКОН вузовская библиоте ка впервые - в лице Санкт-Петербургского государственного технического университета - стала одним из учредителей ассоциации в проекте такого уровня (НБ МГУ рассматривалась в качестве потенциального учредителя РЦКК, однако так им и не выступила).

Масштабы объединенных информационных ресурсов РКБИС и, в частно сти, ЭК, помогает оценить обращение к Web-странице «Ресурсы россий ских корпоративных библиотечных систем», размещенной на Web-сайте RUSLANET «Библиотечная сеть учреждений науки и образования Северо Западного региона России» (150). Здесь открыт доступ к ресурсам РКБИС;

9 из них предлагают доступ к объединенным ЭК. Объединенные ресурсы РКБИС используются с достаточно высокой активностью: по дан ным того же Web-сайта, с 10 февраля 2002 г. по 10 мая 2003 г., т.е. за месяцев, к ним обратилось 85 428 пользователей. Пользователями была произведена 193 991 операция поиска и извлечена 2 128 671 запись (165).

Поиск в ЭК 4 РКБИС по признаку дата публикации, проведенный в апреле – мае 2003 г., дал следующие результаты:

- Корпоративная библиотечная система вузов Санкт-Петербурга (доступ 12 апреля 2003 г.): 2003 г. – 3 101 запись;

2002 г. – 28 840 записей;

г. – 50 616 записей;

2000 г. – 41 699 записей;

1999 г. – 46 699 записей;

1998 г. – 41 307 записей;

1997 г. – 38 327 записей;

1996 г. – 25 019 запи сей;

1995 г. – 24 398 записей;

1994 г. – 23 836 записей;

1993 г. – 19 записей;

1992 г. – 13 440 записей;

1991 г. – 12 692 записи;

1990 г. – 694 записи;

- Корпоративная библиотечная сеть г. Казани (доступ 12 апреля 2003 г.):

2003 г. – 187 записей;

2002 г. – 12 709 записей;

2001 г. – 20 223 записи;

2000 г. – 35 813 записей;

1999 г. – 28 987 записей;

1998 г. – 17 670 запи сей;

1997 г. – 12 137 записей;

1996 г. – 9 565 записей;

1995 г. – 8 985 за писей;

1994 г. – 9 574 записи;

1993 г. – 8 070 записей;

1992 г. – 5 289 за писей;

1991 г. – 4 682 записи;

1990 г. – 5 814 записей;

- Consensus Omnium: корпоративная сеть библиотек Урала (доступ 10 мая 2003 г.): 2003 г. – 218 записей;

2002 г. – 45 502 записи;

2001 г. – 72 записи;

2000 г. – 65 566 записей;

1999 г. – 49 963 записи;

1998 г. – 342 записи;

1997 г. – 24 034 записи;

1996 г. – 19 334 записи;

1995 г. – 433 записи;

1994 г. – 20 317 записей;

1993 г. – 19 112 записей;

1992 г. – 12 211 записей;

1991 г. – 16 817 записей;

1990 г. – 14 962 записи;

- Ярославская корпоративная библиотечная сеть (доступ 10 мая 2003 г.):

2003 г. – 19 записей;

2002 г. – 6 006 записей;

2001 г. – 22 128 записей;

2000 г. – 27 578 записей;

1999 г. – 20 927 записей;

1998 г. – 17 934 запи си;

1997 г. – 16 545 записей;

1996 г. – 13 803 записи;

1995 г. – 15 513 за писей;

1994 г. – 18 063 записи;

1993 г. – 15 759 записей;

1992 г. – 11 записей;

1991 г. – 14 595 записей;

1990 г. – 9 292 записи.

Приведенная статистика свидетельствует о постоянно ведущейся работе по пополнению объединенных ЭК и их востребованности;

несколько сму щающими представляются очень малое количество записей, полученных в результате поиска публикаций 2003 г. у ряда РКБИС, а также значительное уменьшение данных по публикациям 2002 г. по сравнению с 2001 г. Одно из объяснений кроется, как нам представляется, в особенностях техноло гии открытия доступа к ресурсам через протокол Z.39-50. Международный стандарт Z.39-50 реализует доступ к ЭК участников РКБИС как единой системе, для чего требуется в каждой региональной системе организовать Z.39-50 сервер, Z.39-50/HTTP-шлюз и WWW-сервер для доступа к библио графическим данным (99). Сложность внедрения такой технологии обу славливается проблемами совместимости форматов библиографических записей в ЭК участников;

от участников также требуется соблюдение строгой дисциплины в пополнении БД ЭК на Z.39-50 сервере в точном со ответствии с пополнением БД собственного ЭК. Возможно, что представ ляемые через шлюзы Z.39-50 сведения о составе ЭК библиотек-участников не полностью отражают поступления изданий 2002 и 2003 гг. из-за неко торого опоздания в пополнении БД ЭК на Z.39-50 серверах. О том, на сколько качественным является доступ при опоре на технологию Z.39-50, ряд российских специалистов высказывается довольно критично. Так, В.

Степанов, в марте 2001 г.исследовавший ресурсы, предоставляемые через Z.39-50 шлюзы корпоративной библиотечной системы вузов Санкт Петербурга, РКБИС Новосибирска и корпоративной сети библиотек Моск вы по ряду параметров, считает, что полнота результатов поиска – одно из наиболее уязвимых мест систем Z.39-50, и приемлемое качество поиска «достигается только в случаях предельной примитивизации механизма приема запроса или путем ее идеальной «подгонки» под каждую уникаль ную удаленную систему» (171. С. 223). По мнению этого автора, идея соз дания распределенных сводных каталогов по технологии Z.39-50 «выгля дит чрезвычайно трудновыполнимой;

…скорее – принципиально нереали зуемой» (171. С. 224).

В целом итоги первых лет деятельности РКБИС оказывают весьма замет ное влияние на развитие информационно-библиотечной инфраструктуры тех регионов России, в которых они были созданы. Ф. Воройский считает, что в плане реализации главной цели профессиональной деятельности библиотек создание РКБИС объективно служит повышению полноты и ка чества библиотечно-информационного обслуживания пользователей (30).

В то же время он указывает на целый ряд проблем организационного и психологического плана, порождаемых развитием библиотечных корпора ций, в частности, на трудность перестройки библиотечных менеджеров высшего и среднего звена с «автономных» условий работы на «корпора тивные»;

на неоднозначное отношение к РКБИС чиновников тех ведомств, которым подчинены библиотеки;

на низкую зарплату специалистов в биб лиотеках, являющуюся причиной частого перехода подготовленных в пе редовых библиотеках кадров на работу в различные коммерческие струк туры (30). Вслед за Ф. Воройским можно озадачиться главным вопросом:

«Являются ли РКБИС долговечными объединениями»? Ведь практически на всем протяжении своей деятельности они имеют мощную финансовую поддержку от Института «Открытое общество» и таких организаций, как Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ), Российский фонд гуманитарных исследований (РГНФ), Министерство науки и техно логий РФ, других фондов и ведомств. Ликвидация же этой поддержки «может привести к тому, что ряд из сегодня созданных корпораций просто прекратят свое существование. Кроме того, значительное число организа ций-участников первой очереди создания РКБИС могут выйти из их соста ва. Причинами может стать также случайный характер вступления этих библиотек в соответствующую корпорацию, поскольку исходной побуди тельной целью их вступления было только желание получить материаль ную поддержку одного из фондов, или нежелание и неспособность вы полнять требования корпоративной работы в системе или сети» (30. С.

536).

Рассмотренные выше кооперативные библиотечные проекты нужно оце нивать в первую очередь с позиции их вклада в формирование полных, ка чественных ЭК библиотек России. Создание таких ЭК – необходимый фундамент дальнейшей автоматизации и, шире, информатизации библио тек. Приходится констатировать, что работы в области кооперативной ка талогизации во 2-й половине 90-х гг. вовлекли в свою орбиту лишь срав нительно небольшую группу продвинутых вузовских библиотек: процент участия в РКБИС – проектах, вызвавших наиболее активный отклик со стороны вузовских библиотек – составил только 11,6% от общего числа вузовских библиотек страны (66 из 569 библиотек, по данным 99). В таких проектах, как РЦКК и Центр ЛИБНЕТ, участие вузовских библиотек было и, в случае с действующим и сегодня Центром ЛИБНЕТ, продолжает оста ваться незначительным. Вузовские библиотеки, как и другие российские библиотеки, в течение второй половины 90-х гг. и в первые годы ХХI в.

смогли наблюдать и на практике опробовать два подхода к кооперативной каталогизации в России. Наиболее результативным себя показал подход, реализуемый РКБИС, т.е. создание распределенных сводных ЭК по техно логии Z.39-50. В то же время короткая пока еще история существования РКБИС, их финансовая зависимость от внешней спонсорской поддержки, региональный масштаб их деятельности не дают права на серьезные дол госрочные прогнозы и твердую уверенность в том, что через РКБИС смо жет быть достигнута важнейшая задача информатизации библиотек – соз дание полных, удовлетворяющих требованиям мировой каталогизацион ной практики ЭК отдельных библиотек и формирование сводной БД ЭК национального масштаба, позволяющей на ее основе выполнять разнооб разные библиотечные услуги, в частности, МБА и ЭДД.

Во второй половине 90-х гг. и в начале ХХI в. основная масса – около 90% - вузовских библиотек продолжали и продолжают работу по пополнению своих ЭК собственными силами, оставаясь по-прежнему лицом к лицу с проблемами дублирования усилий и создания записей сомнительного ка чества. Как свидетельствуют составленные автором настоящего исследо вания таблицы и диаграммы, в основу которых легли данные 1-го и 2-го изданий справочника «Библиотеки высших учебных заведений Российской Федерации» (13, 14), к концу 90-х гг. ХХ в. далеко не все вузовские биб лиотеки имели ЭК. На 1 января 1998 г. из 566 библиотек только 202 указы вали на наличие ЭК, т.е. 35,7%;

на 1 января 2000 г. из 569 библиотек на на личие ЭК указали 317 библиотек, т.е. 55,7% (Таблицы 2 и 3 в Приложениях А). Объемы ЭК в отдельных библиотеках сильно разнились, и превалиро вали ЭК с малым объемом записей: так, на начало 1998 г. половину (50,0%) составляли каталоги с объемом записей менее 10 тыс., 27,7% - с объемом от 10 до 30 тыс. записей, 11,4% - от 30 до 50 тыс., 7,9% - от 50 до 100 тыс., и только 3% - более 100 тыс. записей (Таблица 7 в Приложениях А). К началу 2000 г. это соотношение несколько изменилось, но не прин ципиально: 46,9% ЭК с объемом записей менее 10 тыс., 29,7% - с объемом от 10 до 30 тыс. записей, 11,6% - от 30 до 50 тыс., 8,3% - от 50 до 100 тыс., и 3,6% - более 100 тыс. записей (Таблица 8 в Приложениях А). Более на глядно данные о количестве и объеме ЭК вузовских библиотек представ лены диаграммой (Диаграмма 1 в Приложениях Б).

Обобщение данных по ЭК вузовских библиотек государственных вузов (Таблицы 7 и 8 в Приложениях А) помогает увидеть, что в наиболее мно гочисленные группы входят: 1) библиотеки технических вузов, 2) библио теки гуманитарных, естественно-научных и социально-экономических ву зов, 3) библиотеки педагогических вузов, 4) библиотеки аграрных и вете ринарных вузов, 5) библиотеки медицинских вузов и 6) библиотеки вузов культуры и искусства. Среди этих шести групп по количеству ЭК, их на полнению и степени отражения фондов в заглавиях с некоторым отрывом лидируют первые две группы: библиотеки технических и библиотеки гу манитарных, естественно-научных и социально-экономических вузов. Это демонстрируют и специальные диаграммы (Диаграммы 2 и 3 Приложениях Б).

Работа по ретроспективной конверсии карточных каталогов в ЭК в вузов ских библиотеках во второй половине 90-х гг. и начале ХХI в. продолжает идти медленно. Я. Шрайберг и М. Гончаров в 1998 г. считали, что процесс создания доступного для совместного использования информационного ресурса, связанного с созданием каждой отдельно взятой библиотекой аде кватного и представительного ЭК, может затянуться (по разным оценкам) на 10-15 лет (194. С. 69). Если говорить о состоянии ретроспективной кон версии конкретно в системе российских вузовских библиотек, то прогноз Я. Шрайберга и М. Гончарова следует скорректировать и, к сожалению, не в оптимистической тональности. Четыре года спустя после публикации их статьи, в 2002 г. на совещании работников вузовских библиотек в Москов ском автомобильно-дорожном институте Ф. Воройский вновь обозначил как минимально необходимый срок для ретроконверсии те же 10-15 лет.

Он же подчеркнул принципиальную опасность длительных сроков ввода информации, усматриваемую им в том, что к моменту завершения ввода появятся новые версии программных продуктов, новые операционные сис темы, новая техника: «Все ранее приобретенное окажется безполезным, и нужно будет приобретать нечто новое. Самостоятельно, исключительно собственными силами библиотеке из этого круга не вырваться» (159. С.

32). Анализ данных о наличии и объеме ЭК вузовских библиотек, приве денных в двух изданиях справочника «Библиотеки высших учебных заве дений Российской Федерации» по состоянию на 1 января 1998 г. и 1 января 2000 г., а также сведений, полученных в ЦМК НБ МГУ, подтверждает медленные темпы машиночитаемой каталогизации. Так, согласно табли цам «Показатели информатизации вузовских библиотек России на 1 января 1998 г.» и «Показатели информатизации вузовских библиотек России на января 2000 г.» (Таблицы 2 и 3 в Приложениях А), число записей в ЭК за два года выросло в абсолютном значении почти на 3 млн. (2 991 000 запи сей);

в относительном – в 1,7 раза. Однако процент отражения количества заглавий совокупного фонда увеличился за этот же период только на 5,1%, и на 1 января 2000 г. составил всего 12,1%. Если, опираясь на эти данные, вычислить средний ежегодный прирост в процентах от количества загла вий совокупного фонда, то мы получаем примерно 2,6% в год, что обещает полную ретроконверсию не через 10-15, а лишь через 30–33 года. Если вести отсчет от 2000 г., это даст 2030 – 2033 гг. как примерную хроноло гическую границу для завершения перевода карточных каталогов россий ских вузовских библиотек в электронный формат.

Прогноз, сделанный по данным справочника «Библиотеки высших учеб ных заведений Российской Федерации», корректируется сведениями ЦМК НБ МГУ. Согласно составленной нами по отчетам 13 территориальных объединений вузовских библиотек страны таблице «Показатели компью теризации вузовских библиотек России по территориальным зонам в пери од с 1998 по 2001 гг.» (Таблица 4 в Приложениях А), с 1999 по 2001 гг. число записей в ЭК за три года выросло в абсолютном значении более чем на 6 млн. (6 579 800);

в относительном – в 2,1 раза. Примерное соотноше ние между объемом совокупного фонда в экземплярах и в заглавиях (Таб лица 1 в Приложениях А) равняется 10 : 58. Пользуясь этим соотношени ем, можно определить – с известной долей условности – объемы совокуп ного фонда в заглавиях и для данных ЦМК НБ МГУ: 59 500,0 тыс. загла вий в 1999 г.;

59 862,1 тыс. в 2000 г.2, 61 965,5 тыс. в 2001 г. Тогда мы ви дим, что, по данным ЦМК НБ МГУ, в 1999 г. ЭК вузовских библиотек ох ватывали 9,8% совокупного фонда в заглавиях;

в 2000 г., соответственно, 16,1%;

в 2001 г. – 20,0%, а в целом за 3 года процент отражения количества заглавий совокупного фонда увеличился на 10,2%. Диаграмма 4 (Прило жения Б) показывает, как соотносится рост фондов вузовских библиотек, рост объемов и ежегодных пополнений их ЭК в динамике за 3 года (1999 – 2001). Средний ежегодный прирост в процентах от количества заглавий совокупного фонда составил, соответственно, 3,4% в год. Такая цифра прироста дает несколько более благоприятный прогноз полной ретрокон версии каталогов вузовских библиотек;

тем не менее, необходимый для ее завершения временной период составляет 20–23,5 года. Ведя отсчет от 2001 г., мы получаем как примерную хронологическую границу для окон чания перевода карточных каталогов вузовских библиотек в электронный формат 2021 – 2025 гг. Таким образом, на завершение ретроспективной конверсии вузовским библиотекам России потребуется, по сделанным на ми прогнозам, от 20 до 30 лет, что при динамике развития НИТ представ ляется огромным сроком.

На фоне общей медленной ретроконверсии в масштабах страны темпы формирования полноценных ЭК вузовских библиотек достаточно сильно разнятся в отдельных территориальных зонах России. Для корректного сравнения оценим объемы ЭК не по абсолютным величинам совокупного количества записей в ЭК в той или иной зоне, а по проценту охвата элек тронными каталогами библиотечных фондов. Для этого вновь определим величину фондов в заглавиях, пользуясь уже введенным примерным соот ношением между объемом совокупного фонда в экземплярах и в заглавиях За 1998 сведения об объемах ЭК были поданы только 3 зонами из 13, в связи с чем использование дан ных этого года представляется некорректным.

Имеющаяся разница в данных о совокупном объеме фондов в экземплярах «Справочника библиотек высших учебных заведений» (М., 2001) и отчетов ЦМК НБ МГУ за 2000 г. объясняет разные данные об - 10 : 58. Вычислив процент охвата фонда в ЭК по зонам по данным на января 2002 г., мы видим, что лидирует Уральская зона (процент охвата 41,0%);

на втором месте – Дальневосточная зона (37,8%), на третьем – Амурский и Хабаровский край (30,0%);

на четвертом – Верхнее Поволжье (26,8%);

на пятом – Северо-Западная зона (24,9%), и т.д. (Таблица 9 в При ложениях А). Последнее место занимает Волго-Вятская зона, с процентом охвата всего 4,2%. Налицо, таким образом, сильное расслоение вузовских библиотек по зонам, от более чем 40% охвата фонда в ЭК до всего лишь 4%.

Помимо отставания в деле ретроконверсии, серьезнейшей проблемой ЭК российских вузовских библиотек в рассматриваемый период продолжает оставаться их качество. Как и в первой половине 90-х гг., у каталогизато ров отсутствуют такие инструменты цивилизованной машиночитаемой ка талогизации, как сводная национальная БД библиографических записей, поддерживаемая усилиями кооперативной каталогизации;

российские файлы авторитетных данных;

постоянно обновляемые и переиздаваемые списки предметных рубрик с методическим аппаратом их применения. Не сомненно, большим шагом вперед во второй половине 90-х гг. стала разра ботка российского коммуникативного формата RUSMARC. В 1998 г. он был утвержден Приказом Министра культуры РФ № 45 от 27.01.98 в каче стве обязательного формата при обмене библиографическими записями среди библиотек сети Министерства культуры (153). Будучи коммуника тивным форматом, RUSMARC в то же время обладает необходимыми ка чествами для его использования и как национального каталогизационного формата. Однако со времени его официального представления российско му библиотечному сообществу прошло более 5 лет, но о массовом приме нении RUSMARC в процессе каталогизации говорить пока не приходится.

объеме совокупного фонда в заглавиях на этот же год. Разброс данных небольшой – в пределах 2,3% - и не искажает существенно целой картины.

Одна из причин заключается в том, что большинство используемых в биб лиотеках АБИС до сих пор не адаптированы к RUSMARC.

Еще в 1998 г. разработчики RUSMARC И. Цветкова и В Скворцов в своем выступлении на 64-й генеральной конференции ИФЛА отмечали, что мно гие российские библиотеки имеют автоматизированные системы с упро щенными форматами каталогизации. С введением российского коммуни кативного формата как формата для обмена либо как внутреннего формата каталогизации разработчики данных систем встают перед задачей серьез ных изменений в своих программных продуктах и создания специальных программ-конверторов для уже накопленных в библиотеках массивов ЭК.

В условиях финансовой нестабильности это большая проблема как для разработчиков АБИС, так и для библиотек, которым необходимо будет приобретать эти новые разработки (333). По данным сайта Национальной Службы развития системы форматов RUSMARC на 23 мая 2003 г., только две российских АБИС сегодня адаптированы к RUSMARC и получили свидетельства данной службы: автоматизированная информационно библиотечная система OPAC-Global (Общество с ограниченной ответст венностью "ДИТ-М") и АБИС "Руслан" (ООО "Открытые библиотечные системы") (162). Еще одной причиной медленного внедрения формата RUSMARC в российскую каталогизационную практику является неподго товленность библиотекарей, неумение каталогизировать в RUSMARC. Ни высшее профессиональное библиотечное образование, ни сохранившаяся в ряде регионов система повышения квалификации библиотечных работни ков пока не решают этой задачи на том уровне, который необходим для повсеместного распространения в каталогизационной практике российско го коммуникативного формата.

Итак, в рассматриваемый период и вплоть до сегодняшнего дня решение фундаментального вопроса библиотечной автоматизации – формирование полных ЭК на свои фонды - российскими вузовскими библиотеками не осуществлено и, как показал статистический анализ, затягивается на не сколько десятилетий. При этом под влиянием стремительно развивающих ся НИТ и нового уровня запросов со стороны образовательного сообщест ва высшей школы, библиотеки встают лицом к лицу с другими глобальны ми по масштабам задачами. Во второй половине 90-х гг. и начале ХХI в.

целый комплекс таких задач связан с открывшейся перед библиотеками возможностью выхода в Интернет и использования в своей деятельности сервисов, ресурсов и технологий глобальных компьютерных сетей. В дея тельности по формированию ЭК наступившее «время Интернета» означа ет, что создаваемые на протяжении уже ряда лет ресурсы получают воз можность быть представленными в удаленном доступе в глобальном ин формационном пространстве.

Общая картина представления ЭК российских вузовских библиотек в гло бальных компьютерных сетях, т.е. превращения их в такую форму, как он лайновые, по сводной статистике ЦМК НБ МГУ, складывается следую щая. Абсолютные показатели количества представленных в Интернете за писей ЭК растут: в 1999 г. их было 1 909,1 тыс., в 2000 г. – 2 815,7 тыс., в 2001 г. – 4 189,8 тыс., т.е. за три года увеличение составило 119%. В то же время процент представленных в Интернете записей от общего числа запи сей, введенных в ЭК, остается примерно одинаковым: 32,7% в 1999 г., 29,3% в 2000 г., 33,7% в 2001 г. (Таблица 4 в Приложениях А). Если обра титься к статистике по отдельным территориальным зонам, то по степени представления в Интернете записей из общего объема ЭК лидирует Даль невосточная зона (57,9% объема ЭК представлено в Интернете);

на втором месте находится Восточно-Сибирская зона (55% );

на третьем – Москва (49,6%). По данным ЦМК НБ МГУ, на 1 января 2002 г. вузовские библио теки Западно-Сибирской и Центрально-Черноземной зон не представляли своих ЭК в Интернете (Таблица 10 в Приложениях А).

Насколько качественны и надежны в доступе онлайновые ЭК вузовских библиотек, представленные в сетях Интернета? 15 мая 2003 г. автором на стоящей работы было проведено тестирование Web-сайтов вузовских биб лиотек, отраженных в русской поисковой системе Апорт (http://www.aport.ru), на предмет наличия в меню этих сайтов онлайновых ЭК и их поисковых возможностей. На день тестирования в каталоге систе мы Апорт было отражено 24 российских вузовских библиотеки (из 31 ву зовской библиотеки, представленной в каталоге;

часть данных были не о самостоятельных вузовских библиотеках, а об их структурных подразде ления). В качестве повторяющегося запроса для сравнения был взят поиск по автору: ИВАНОВ и году издания: 2002. В результате было обнаружено, что из 24 библиотек 23 имеют на сайтах информацию о наличии ЭК;

одна библиотека, НБ Пензенского государственного университета, выкладывала на своем Web-сайте только списки новых книг. Из 23 библиотек 3 только информировали о ведении ЭК, не предоставляя к нему доступа по сети: это Фундаментальная библиотека Саратовского государственного педагогиче ского института, НБ Тульского государственного университета, НБ Челя бинского государственного университета. Из 20 библиотек, предостав ляющих онлайновый доступ к ЭК, на день тестирования в пяти ЭК поиск произвести не удалось: на сайте НБ Московского инженерно-физического института подраздел «Каталоги библиотеки» в разделе «Информационное обслуживание on-line» не загружался и постоянно шла надпись «установка программы»;

сайт НБ им. Н.И. Лобачевского Казанского государственного университета при входе в ЭК выдал объявление «По техническим причи нам каталоги временно не работают»;

сайт библиотеки Пермского госу дарственного университета открыл поисковый интерфейс ЭК, однако все предпринятые попытки поиска (комбинация «автор: ИВАНОВ, год изда ния: 2002»;

«автор: ИВАНОВ»;

«год издания: 2002»;

«год издания: 1995»;

«ключевое слово: КОМПЬЮТЕР») привели к получению не списка биб лиографических записей, а Web-страницы с текстом «Ошибка!!! Очень сожалеем, но интересующей Вас страницы нет на нашем сервере»;

на сай те библиотеки Уральского государственного технического университета в БД каталога войти не удалось;

сайт библиотеки Cанкт-Петербургского ин ститута математики им. Стеклова открылся на английском языке, с че тырьмя БД в меню: Foreign Monograph (иностранные книги), Russian Monograph (русские книги), Foreign Periodical (иностранная периодика) и Russian Periodical (русская периодика), при этом каталоги - первые две БД - были неработающими ссылками, и на Web-странице имелась следующая информация: «The library data bases are not completed, so today the search in Russian Journals DataBase and Foreign Journals DataBase (which is not completed neither) is only possible» (Библиотечные БД не закончены, поэто му сегодня поиск возможен только в БД «Русская периодика» и БД «Ино странная периодика», которая также не закончена).

У оставшихся 15 библиотек онлайновые ЭК работали, однако с разным уровнем точности поиска и его возможностей. ЭК НБ Санкт Петербургского государственного университета явно не обновлялся уже несколько лет. Такое заключение было сделано после того, как в режиме «управляемого поиска» по поисковому запросу «автор: ИВАНОВ, год из дания: 2002» ЭК выдал результат «0 записей», и была проведена проверка, показавшая, что ЭК содержит 520 записей, выдаваемых в результате поис ка по автору: ИВАНОВ, и только по 1999 год издания включительно. По иск только по году издания выявил, что в ЭК всего 57 записей документов 2000 года издания и ни одной записи 2001, 2002 и 2003 годов издания. О плохом обновлении ЭК свидетельствует и поиск по ЭК НБ Уральского го сударственного университета: по поисковому запросу «автор: ИВАНОВ, год издания: 2002» ЭК выдал результат «0 записей», в то время как поиск по автору: ИВАНОВ принес 362 записи, а по запросу запросу «автор:

ИВАНОВ, год издания: 2001» - 46 записей. У четырех библиотек прове рить степень обновления ЭК не удалось, т.к. поисковые интерфейсы их ЭК не давали возможности поиска по признаку «год издания». Так, на сайте Научно-медицинской библиотеки Сибирского государственного медицин ского университета был возможен поиск только с главной страницы по од ной строке поиска, и результатом поиска на ИВАНОВ стал список в записей;

в режимы простого и расширенного поиска в ЭК войти не уда лось. Поисковый интерфейс ЭК НБ Новосибирского государственного технического университета не содержит поля поиска по году издания;

при поиске по автору: ИВАНОВ было получено 143 записи. Так же обстоит дело и с ЭК НБ Тамбовского государственного технического университета, где поиск по автору: ИВАНОВ принес 151 запись, с ЭК библиотеки Госу дарственного университета – Высшая школа экономики, результат поиска по автору: ИВАНОВ – 93 записи.

Поиск в ЭК 9 библиотек по запросу «автор: ИВАНОВ, год издания: 2002» дал положительные результаты;

в то же время результаты у 4 из этих биб лиотек содержали информационный шум, т.е. включали записи, не имев шие в библиографическом описании слова ИВАНОВ ни в заголовке, ни в сведениях об ответственности. Это были результаты поиска по ЭК НБ Южно-Уральского государственного университета (результат 38 записей, информационный шум 10 записей);

НБ Петрозаводского государственного университета (результат 24 записи, информационный шум 15 записей);

НТБ им. В.А. Обручева Томского политехнического университета (резуль тат 70 записей, информационный шум 8 записей);

НБ Ульяновского госу дарственного университета (результат 16 записей, информационный шум записи). Так как ЭК НБ Петрозаводского государственного университета предоставлял возможность просмотра записей в формате MARC, это по могло выяснить причину информационного шума: фамилия ИВАНОВ у записей была введена в поле 701, т.е. поле альтернативной ответственно сти, у 1 записи фамилия ИВАНОВ была введена в поле 464, применяемое для идентификации иерархической связи с документом на аналитическом уровне (информация о полях формата MARC по 161). Поисковой системой данного ЭК эти поля рассматривались как точка доступа по поисковому признаку «автор». Возможно, что теми же причинами объясняется инфор мационный шум и у ЭК других названных нами библиотек, однако формат выводимой на экран компьютера библиографической информации о доку ментах не позволил точно выяснить причины «шума».

Только у ЭК 5 библиотек поиск по выбранному для тестирования запросу принес точные результаты: НБ МГУ (результат 71 запись);

НБ Томского государственного университета (результат 34 записи);

библиотека Санкт Петербургского государственного университета экономики и финансов (результат 33 записи);

библиотека Московского государственного техни ческого университета им. Н.Э. Баумана (результат 28 записей);

НБ Помор ского государственного университета им. М.В. Ломоносова (результат записи). Из этих 5 результатов слишком малое количество записей, полу ченных при поиске в ЭК НБ Поморского государственного университета им. М.В. Ломоносова, заставляет сомневаться в полноте и достаточно хо рошей обновляемости данного ЭК. Таким образом, из изначально выбран ных для тестирования 24 российских вузовских библиотек 20 анонсирова ли на своих сайтах наличие онлайновых ЭК, 15 реально предоставляли к ним доступ, и только у 4 библиотек результаты поиска по запросу «автор:

ИВАНОВ, год издания: 2002» были удовлетворительны с точки зрения пользователя по качеству, т.е. точности, полноте и новизне информации о документах.

Что касается оценки того, насколько онлайновые ЭК российских вузовских библиотек являются каталогами «публичного доступа» в том смысле этого понятия, которое мы определили при терминологическом анализе словаря информатизации библиотечной деятельности в Главе 1 данного исследова ния, а именно: «онлайновый каталог с дружественным, простым в упот реблении пользовательским интерфейсом», то здесь можно высказать мно го критических замечаний. Основные из них следующие: слишком долгий путь от главной страницы Web-сайта библиотеки к поисковому интерфей су ЭК (у некоторых ЭК необходимо сделать 5-6 «щелчков» мыши);

отсут ствие у большинства ЭК советов по поиску для пользователей;

отсутствие у ряда ЭК представления записей в развернутой форме или в одном из MARC-форматов;

невозможность формирования списка записей для от правки по электронной почте. К сожалению, в тексте поискового интер фейса и самих библиографических записей некоторых ЭК встречаются грамматические ошибки.

Таким образом, процесс формирования ЭК российских вузовских библио тек во второй половине 90-х гг. ХХ и начале ХХI вв. обладает такими ха рактерными чертами, как:

в подавляющем большинстве ЭК создаются сепаратными усилиями библиотек с огромным дублированием работы;

процент вузовских биб лиотек, участвующих в проектах кооперативной каталогизации регио нального масштаба, составляет только около 12%;

количество библиотек, формирующих собственные ЭК, постоянно рас тет;

однако еще не все они вовлечены в этот процесс: в 2000 г. на нали чие ЭК указывали 55,7% библиотек;

большинство формируемых ЭК пока не достигли значительных объе мов: лишь 3,6% библиотек к 2001 г. имели БД ЭК более 100 тыс. запи сей;

ретроспективная конверсия карточных каталогов идет медленными темпами;

при сохранении такой динамики на ее завершение вузовским библиотекам России потребуется от 20 до 30 лет;

наблюдается достаточно сильное расслоение между вузовскими биб лиотеками разных территориальных зон страны по полноте отражения фондов в ЭК, от 40% до 4%;

налицо, таким образом, продвинутые и от стающие зоны;

качество создаваемых на местах разобщенными усилиями сотен катало гизаторов ЭК неминуемо оказывается невысоким;

отсутствие общепри нятых в российском профессиональном библиотечном сообществе фай лов авторитетных данных и списков предметных рубрик, медлитель ность внедрения в массовую практику каталогизации формата RUSMARC, отсутствие необходимой квалификации в машиночитаемой каталогизации у многих работающих каталогизаторов, необходимость вести практически стопроцентную оригинальную каталогизацию – все это не способствует формированию полноценных, отвечающих стан дартным требованиям каталогизационных записей;

примерно треть объемов ЭК открыта в удаленном доступе в Интернете (33,7% в 2001 г.), однако качество этого доступа гарантируется далеко не всеми библиотеками, заявляющими о наличии онлайновых ЭК: ста бильность доступа, поисковые возможности, степень обновления, дру жественность интерфейса многих онлайновых ЭК не может удовлетво рить требованиям современного пользователя.

Отсутствие необходимого фундамента в виде полных ЭК на свои фонды тормозит внедрение автоматизированной выдачи документов в вузовских библиотеках. Сдерживающим фактором также выступает и использование большинством библиотек локальных вариантов АБИС. По данным ЦМК НБ МГУ, к началу 2002 г. 245 вузовских библиотек использовали локаль ные и 181 вузовская библиотека сетевые АБИС. Соотношение между чис лом локальных и сетевых АБИС постепенно меняется в сторону увеличе ния последних: с 1998 по 2001 гг. количество локальных АБИС в вузов ских библиотеках выросло с 57 до 245, т.е. в 4,3 раза;

за тот же период времени количество сетевых АБИС увеличилось с 34 до 181, т.е. в 5,3 раза (Таблица 4 в Приложениях А). Достаточно дорогая цена (с позиции небо гатых отечественных библиотек) современных российских интегрирован ных АБИС, обеспечивающих комплексную автоматизацию всех библио течных процессов и поддерживающих Интернет-технологии, играет свою роль в предпочтении более дешевых локальных вариантов. Причиной мед ленного перехода на новое поколение АБИС является и то, что программ ные продукты российских разработчиков далеко не совершенны и при ос воении новых АРМ, в частности, книговыдачи, библиотекари на местах сталкиваются с рядом проблем. Последними АБИС, вызвавшими серьез ный интерес у вузовских библиотек, стали появившиеся на информацион ном рынке в конце 90-х гг. ХХ в. и начале ХХI в. отечественные АБИС «МАРК-SQL» (НПО «Информсистема»), ИРБИС (ГПНТБ России), OPAC Global (Общество с ограниченной ответственностью "ДИТ-М"), АБИС "Руслан" (ООО "Открытые библиотечные системы"), «Библиотека 4.0» (МГУ). Монополия программ МАРК и «Библиотека» в среде вузовских библиотек явно сменяется большим разнообразием. Из зарубежных систем используются LIBER (Франция), ALEPH 3.2 (Израиль), VTLS 92.3 (США).

Есть примеры разработок собственных АБИС в вузах;

к наиболее серьез ным следует отнести систему «Фолиант» (Петрозаводский государствен ный университет). Важным положительным фактором в рассматриваемый период стало то, что основные российские компании-разработчики АБИС надежно утвердились на информационном рынке, наладив сопутствую щую их деятельности как производителей программных продуктов систе му связей. Я Шрайберг, анализируя в ежегодном докладе на Международ ной конференции в Крыму тенденции применения информационных тех нологий в библиотеках, как один из достигнутых результатов характеризо вал то, что «в середине 1990-х гг. в библиотечной системе России и стран СНГ сложилась инфраструктура по развитию, внедрению и поддержке функционирования отечественных систем библиотечной автоматизации» (192. С. 8). Рисуя картину современного рынка АБИС, не следует забывать, что целый ряд вузовских библиотек в России еще не приступали к внедре нию АБИС. По данным справочника «Библиотеки высших учебных заве дений Российской Федерации», в 1998 г. АБИС были внедрены в 47,3% библиотек, в 2000 г. – в 57,8% (Таблицы 2 и 3 в Приложениях А);

по дан ным ЦМК НБ МГУ, в 2002 г. доля имеющих АБИС достигла 74,9% (Таб лица 4 в Приложениях А). Лидируют библиотеки технических вузов, в 2000 г. 76,9% из них имели АБИС (Таблица 6 в Приложениях А).

Наиболее продвинутые вузовские библиотеки даже при неполном ЭК пы таются найти способы для автоматизации выдачи. Такой опыт НБ Томско го государственного университета описывают ее сотрудники А. Болотов, Л. Волкова и Г. Ерохина (22). С 1998 г. здесь внедрена приобретенная в рамках участия в международном проекте TEMPUS TACIS система VTLS (США). В целях компьютеризации выдачи в ЭК выборочно вводятся запи си на издания, находящиеся «в активном использовании читателей в чи тальных залах и на абонементах» (22. С. 16). Для этого в этих отделах еже дневно отбираются наиболее спрашиваемые книги и передаются в отдел каталогизации;

информация же о книгах, запрашиваемых из главного кни гохранилища, вводится в упрощенном виде в ЭК до выдачи пользователю, а потом дополняется (22).

Если для периода 1992-1995 гг. сервисы глобальных компьютерных сетей для большинства российских пользователей ограничивались услугами электронной почты, то с 1996 г. в России началось массовое предоставле ние региональными провайдерами IP-доступа (136. С. 24). Вузовские биб лиотеки, откликаясь на эти изменения во внешней среде, начали освоение Интернета. Работа сконцентрировалась как на создании условий для рабо ты пользователей библиотек с ресурсами Интернета, так и на применении ресурсов, сервисов и технологий Интернета самими библиотекарями для осуществления тех или иных библиотечных процессов. Как первое, так и второе опирается, естественно, на сам факт наличия в библиотеках доступа к глобальным компьютерным сетям. О том, каковы с этой точки зрения возможности вузовских библиотек, в какой-то мере можно судить по дан ным о наличии у них Интернет-адреса. Это, однако, еще не дает полной уверенности в том, что сама вузовская библиотека располагает выходом в Интернет. Будучи одной из структур вуза, его библиотека может быть представлена страничкой на общем сервере и, таким образом, иметь Ин тернет-адрес, но при этом не быть подключенной к Интернету. С другой стороны, библиотека может располагать доступом к глобальным сетям, пользоваться их ресурсами и службами, но при этом не позиционировать себя в Интернете в виде Web-сайта или Web-страницы на каком-то другом сайте. Поэтому, интерпретируя статистику наличия Интернет-адресов, представленную в Таблицах 11 и 12 (Приложения А), мы должны отно ситься к ней с известной долей осторожности. Эта статистика свидетельст вует, что на 1 января 1998 г. 55 вузовских библиотек из 566 имели Интер нет-адрес, т.е. 9,7%. За 2 года положение улучшилось, и на 1 января 2000 г.

уже 126 из 569 библиотек, т.е. 22,1% располагали Интернет-адресом (дан ные об общем количестве вузовских библиотек по Таблицам 2 и 3 в При ложениях А). Однако и 22,1% - это не тот показатель, который позволял говорить о массовом подключении вузовских библиотек к Интернету. Ряд публикаций об опыте работы вузовских библиотек во второй половине 90 х гг. подтверждал, что Интернет вплоть до начала ХХI в. был недоступен для большинства вузовских библиотек. Сотрудник НБ Тверского государ ственого технического университета Л. Степаненко в статье 1998 г., анали зируя материалы анкетирования, проведенного среди 30 вузовских биб лиотек Центральной зоны России, приводила такие сведения: «в настоящее время к ИНТЕРНЕТ подключены 9 библиотек. …В ближайших планах еще 7 библиотек стоит вопрос о подключении к этой сети» (170. С. 67). О. Опа рина (библиотека Уральского государственного технического университе та), характеризуя состояние автоматизации библиотек Уральской зоны, в том же 1998 г. писала: «в Internet подключено 7 [библиотек. – Т.Е.], т.е.

всего 14%» (131. С. 47). К. Кузнецова (НБ Екатеринбургского государст венного университета) в этот же период сообщала, что из 18 библиотек го сударственных вузов в Свердловской области пока только 1 имеет доступ к Интернету (105). Ситуация с получением доступа к Интернету, однако, в системе вузовских библиотек достаточно быстро меняется в лучшую сто рону;

в первые годы ХХI в. наличие Интернета становится вполне привыч ным уже для многих из них.

Анализ работы вузовских библиотек по созданию условий для работы пользователей с ресурсами глобальных компьютерных сетей в самих биб лиотеках затруднителен из-за отсутствия общей статистики. Косвенно об этой работе дают представление цифры автоматизированных рабочих мест (АРМ) пользователей в библиотеках;

в то же время наличие АРМ пользо вателя еще не означает, что на данном месте пользователю предоставляет ся услуга работы с ресурсами и сервисами Интернета. Число АРМ пользо вателей в вузовских библиотеках с 1999 по 2001 гг. выросло с 789 до 2183, т.е. на 276,7% (по Таблице 4 в Приложениях А). Какова же доля АРМ, имеющих выход в Интернет? Очень условно можно сравнить статистику вузовских библиотек с данными по отечественным федеральным библио текам, в которых в 2000 г. из 408 АРМ пользователей 242, т.е. 59,3% пре доставляли выход в Интернет (16. С. 16-17). Если применить то же соот ношение к показателям вузовских библиотек, то получится, что в 2001 г.

примерно 1300 АРМ пользователей в вузовских библиотеках могли иметь выход в глобальные сети. При 5 млн. пользователей и 569 библиотеках это означало в среднем по 2,3 АРМ на одну библиотеку и по 1 АРМ на 3,8 тыс.

пользователей.

Характерным явлением для второй половины 90-х гг. стало открытие в ря де вузовских библиотек Интернет-залов, или Интернет-классов. Часть из них были спонсированы в рамках программ Института «Открытое общест во»;

другие открывались на средства самих вузов. К примеру, А. Болотов, Л. Волкова и Г. Ерохина, представляя опыт НБ Томского государственного университета, сообщают, что «благодаря гранту Института «Открытое об щество», ученые и студенты ТГУ имеют возможности доступа к удален ным информационным ресурсам. С 1998 г. в библиотеке работают 2 класса Интернет на 39 мест, а в 2000 г. дополнительно организован специализи рованный класс на 6 рабочих мест для чтения БД и доступа к электронным каталогам библиотек в библиографическом информационном центре» (22.

С. 17). Директор Зональной библиотеки Уральского государственного тех нического университета Г. Кудряшова, описывая опыт развития вузовских библиотек Уральской зоны, указывает, что к 2002 г. в 10 библиотеках из (число библиотек по 26) имелись залы Интернет (103. С. 14). Директор НТБ Белгородской государственной технологической академии строитель ных материалов В. Маркова в статье об опыте данной библиотеки упоми нает о создании компьютерного зала с прямым выходом в Интернет в г. (115. С. 32). Эти ссылки на опыт конкретных библиотек можно множить.

Думается, что приведенных примеров достаточно для того, чтобы убедить ся: организация доступа к Интернету для пользователей стала важным на правлением работы ряда вузовских библиотек России в начале ХХI вв. В то же время слишком малое количество АРМ пользователей с подключе нием к Интернету, не всегда хорошее качество связи, ограничения в режи ме работы вузовских библиотек (наличие выходных и санитарных дней, продолжительность рабочего дня для пользователей от 7-8 до 10-11 часов) являются уязвимыми местами вузовских библиотек в конкуренции с быст ро растущей сетью коммерческих Интернет-салонов, Интернет-кафе, Ин тернет-центров и тому подобных образований, создаваемых по большей части в зоне частного предпринимательства. К большому сожалению, биб лиотеки серьезно не рассматривают эти новые институты как своих конку рентов. Мы до сего дня не имеем масштабных маркетинговых исследова ний, анализирующих российский рынок Интернет-услуг с точки зрения библиотек и их ниши на этом рынке. Для вузовских библиотек нерасто ропность в предоставлении комфортного доступа к Интернету особенно пагубна, т.к. студенты – основная группа пользователей этого типа биб лиотек – максимально открыты к восприятию НИТ и быстро осваивают глобальное информационное пространство. Из-за медлительности вузов ских библиотек студенты поневоле находят для себя другие каналы досту па в глобальную компьютерную сеть, а образ библиотеки в их представле нии, к сожалению, еще зачастую продолжает ассоциироваться с чем-то ар хаичным, неповоротливым, устаревшим.

Обращаясь к следующему направлению - использованию ресурсов, серви сов и технологий Интернета самими библиотекарями, отметим, что наибо лее глубокое влияние Интернета в рассматриваемый период проявляется в процессах библиографической работы. Стремительное развитие Интернета как ресурса научной, образовательной, деловой, статистической, справоч ной и другой информации оказывает воздействие на содержание и методы справочно-библиографического обслуживания, традиционного и важней шего вида информационного обслуживания в вузовской библиотеке. Спра вочно-библиографический фонд в его привычном виде начинает допол няться использованием электронных ресурсов удаленного доступа. На чальник Управления по информационному обслуживанию РНБ Е. Жабко пишет, что «в настоящее время специалисты идентифицируют девять ви дов тематических запросов, при выполнении которых целесообразность обращения к ресурсам Интернет подтверждена практикой» (68. С. 22). Это:

текущие события, юбилейные даты, «горячие темы»;

бизнес;

правительст венная и правовая информация;

массовая культура: информация о кино, телевидении, литературных бестселлерах, популярной музыке, выставках;

информация о спорте;

статистика по Интернет, списки Интернет провайдеров, бесплатное программное обеспечение, обучающие програм мы;

информация адресно-справочного характера;

туристическая информа ция;

медицинская информация просветительско-популярного характера (68).

По мере освоения вузовскими библиотеками информационных богатств глобальных компьютерных сетей начинает вырисовываться новая форма библиографического пособия. Стремясь внести упорядоченность в гро мадное количество информации, выставляемой в Интернете, библиографы, как истинные проводники в мире знаний, стараются не оставлять своих пользователей один на один с этой массой неорганизованных, несистема тизированных источников. Так же как и при работе с печатными докумен тами, они отбирают наиболее ценные и надежные сетевые ресурсы и реко мендуют их своим пользователям. Интернет-технологии определяют и форму такой рекомендации: на библиотечных Web-сайтах размещаются путеводители по ресурсам Интернета, создаваемые и поддерживаемые библиотекарями. Появление подобных онлайновых путеводителей – явле ние в определенной мере знаковое, показатель нового качества библиогра фической работы библиотеки. Пока лишь немногие российские вузовские библиотеки серьезно занимаются такой работой. В качестве интересных примеров можно привести разделы сайтов НБ Южно-Уральского государ ственного университета и библиотеки Международного университета при роды, общества и человека в Дубне. Первый называется «Виртуальная библиотека» и представляет собою обширный неаннотированный список как российских, так и зарубежных ресурсов Интернета. Все материалы сгруппированы в 7 разделов: «Ресурсы Интернет в России», «Виртуальные библиотеки», «Электронные издания», «Библиотеки и Интернет», «Изда тельства», «Электронные книжные магазины», «Международные системы доставки документов» (27). О своей работе и ее целях библиотекари рас сказывают так: «Анализируя информационные ресурсы Интернет, нам удалось найти много интересных и нужных серверов, Web-страниц, архи вов и уже готовых виртуальных библиотек по профилю нашего универси тета. Кроме профиля вуза, при отборе информационных источников мы отдаем приоритет полнотекстовым, русскоязычным электронным издани ям и публикациям, хотя и не отказываемся от наиболее представительных и интересных англоязычных информационных источников» (25. С. 31).

Библиотека Международного университета природы, общества и человека в Дубне поддерживает на своем сайте раздел «Интернет-библиотеки». Это аннотированный путеводитель, включающий такие основные разделы, как:

«Электронные каталоги российских библиотек», «Электронные каталоги зарубежных библиотек», «Электронные библиотеки», «Internet в помощь студенту», «Виртуальные энциклопедические и справочные издания», «Библиографические базы данных» (80). Особенно ценен раздел «Internet в помощь студенту», где ресурсы Интернета классифицированы по отрас левой принадлежности: «Естественные науки», «Информатика. Програм мирование», «История», «Науки о Земле», «Право», «Психология», «Со циология», «Философия», «Экология», «Экономика», «Языкознание», «Культурология» (последний еще не наполнен). Внутри отраслевых под разделов ресурсы сгруппированы по типам с выделением справочных из даний и электронных журналов.

Новым направлением использования Интернет-технологий в библиогра фической работе в анализируемый период становится их применение для осуществления корпоративных проектов по росписи журнальных статей.

Росписи журнальных статей в российских вузовских библиотеках всегда отдавалось много сил;

занимались этой работой библиографические отде лы, поддерживавшие главные картотеки библиотек - систематические кар тотеки статей (СКС). С внедрением НИТ некоторые вузовские библиотеки начали создание собственных БД на статьи из получаемых ими журналов, чаще всего фокусируя эту работу на приоритетном для вуза содержатель ном направлении: экономике, педагогике, сельскому хозяйству и т.д. Идея устранить дублирование в описании статей из одних и тех же журналов и за счет распределения журналов по тематике между библиотеками выйти на универсальную БД статей закономерно возникла по мере распростране ния в вузовских библиотеках сервиса электронной почты. Здесь в первую очередь нужно указать на крупный проект, осуществляемый с 2001 г. по инициативе библиотек 4 вузов: Саратовского, Челябинского, Удмуртского государственных университетов и Самарского аэрокосмического универ ситета. Это Межрегиональное корпоративное объединение библиотек по аналитической росписи статей. Причиной создания объединения, как ука зывают авторы аналитического обзора «Корпоративные автоматизирован ные библиотечно-информационые системы: состояние, принципы по строения и перспективы развития» (99), послужила общая проблема биб лиотек, которая связана с отсутствием качественной и оперативной роспи си журнальных статей. В 2003 г. в проекте участвовало 30 библиотек из регионов России, в том числе 20 вузовских (99). Каждая библиотека участник расписывает от 5 до 10 журналов, а в обмен получает результаты работы всех участников объединения. Объем корпоративной базы данных в 2003 г. составил более 35 тыс. библиографических записей из примерно 280 периодических изданий. Более 20% библиографических описаний по ступает в библиотеки до физического поступления соответствующих жур налов, что экономит рабочее время. БД активно используется;

поиск, в ос новном, осуществляется по ключевым словам, рубрике и названию журна ла (99). О жизнеспособности корпоративного объединения библиотек по аналитической росписи статей говорит тот факт, что оно, в отличие от РКБИС, не имеет внешней финансовой поддержки. Аналогичные проекты, более локальные по количеству и территориальной принадлежности биб лиотек-участников, разворачиваются в ряде регионов. К примеру, с года под руководством НБ Санкт-Петербургского государственного уни верситета реализуется проект «Распределенная каталогизация статей из периодических изданий». В 2000 г. в проекте участвовали 6 вузовских и публичные библиотеки (113). Сводные БД журнальных статей создаются в Казани, Челябинске, Екатеринбурге и других регионах России. С позиций нашего исследования важно отметить, что в проектах сводных БД жур нальных статей вузовские библиотеки принимают самое активное участие, а зачастую являются главными их инициаторами.

БД журнальных статей, будь это БД сводного характера или создаваемые силами одной библиотеки, служат выражением очень отчетливо прояв ляющейся особенности российского библиотечного рынка электронных ресурсов. Как библиографические БД журнальных статей стали продолже нием карточных СКС, которые библиотеки вели самостоятельно, так и це лый ряд новых инициатив отечественных вузовских библиотек, развер нувшихся в рассматриваемый период, обозначили принцип создания элек тронных ресурсов – от библиографических до полнотекстовых БД – соб ственными силами и внутри библиотек. Образцами воплощения этого принципа стали БД трудов преподавателей вузов;

БД авторефератов дис сертаций и самих диссертаций, защищенных в вузах;

БД редких книг из фондов вузовских библиотек, БД книгообеспеченности учебной литерату рой. Некоторые вузовские библиотеки также инициировали создание БД экологической и краеведческой проблематики, некоторых фактографиче ских и проблемно-ориентированных БД. В зависимости от условий, скла дывающихся в каждой конкретной библиотеке, и уровня ее возможностей, такие БД формировались и формируются с разным уровнем наполнения, качества записей, степени обновления и поисковых возможностей. В ряде случаев они опираются на стандартные АБИС, используемые библиотека ми;

есть примеры, когда для них создается программное обеспечение ме стными специалистами: например, программа "Библиограф" на базе СУБД FoxPro 2.6 зональной библиотеки Уральского государственного техниче ского университета (189);

для БД книгообеспеченности учебной литерату рой разработана специальная программа, распространяемая централизо ванно и применяемая, по сведениям журнала «Библиотеки учебных заве дений», примерно в 30 вузовских библиотеках страны. В последние годы инициативы по созданию БД собственной генерации в вузовских библио теках все чаще анонсируются как полнотекстовые. К примеру, библиоте кой Иркутской государственной экономической академии в 2002 - 2006 гг.

запланировано «разработать программное и информационное обеспечение полнотекстовой БД электронной библиотеки мультимедийных учебных материалов по изучаемым дисциплинам кафедр ИГЭА (в том числе, феде ральный компонент базисных учебных планов);

полнотекстовой БД элек тронных копий учебно-методических пособий для дистанционного обуче ния;

полнотекстовой БД электронных копий редких изданий» (88). Ряд проектов такого рода поддерживаются грантами различных благотвори тельных фондов.

Насколько жизнеспособны и реальны эти начинания, и приведут ли они к созданию полноценных электронных ресурсов? Принимая во внимание, что отечественные вузовские библиотеки до сегодняшнего дня стоят перед нерешенной проблемой создания ЭК на свои фонды, трудно высказывать здесь оптимистические прогнозы. В имеющихся публикациях об опыте ра боты вузовских библиотек часто наблюдается странное сочетание конста тации трудоемкости работ по формированию машиночитаемых ресурсов, с одной стороны, и планов такого масштаба, которым могла бы позавидо вать и американская библиотека, с другой. Например, В. Маркова, описы вая опыт применения НИТ в НТБ Белгородской государственной техноло гической академии строительных материалов, указывает, что «растет на рузка на сотрудников, занятых автоматизацией;

…приходится постоянно увеличивать штаты, …к библиотекарям и библиографам предъявляются повышенные требования»;

ею же приводится информация о том, что для ввода одной записи в ЭК, уже предварительно подготовленной системати затором, уходит до 20 мин. рабочего времени (115. С. 32). И здесь же сме ло строятся планы библиотеки на будущее: «создать базы данных «Высшее образование», «Экология и охрана окружающей среды», «Книгообеспе ченность учебного процесса», «Диссертации, защищенные в академии» и др. [Курсив наш – Т.Е.];

…сформировать электронные комплекты учебно методической и справочной информации по изучаемым дисциплинам» (115. C. 33). Складывается впечатление, что само понятие БД зачастую трактуется российскими библиотекарями как что-то незначительное, не требующее особого труда на создание, что-то вроде тематической картоте ки, которую можно быстро сформировать, при необходимости – ликвиди ровать, заменить более актуальной, и т.д. Это наблюдение подтверждается и опытом автора данной монографии, в течение трех последних лет чи тающего курс «Грантоведение» студентам Рязанского заочного института (филиала) Московского государственного университета культуры и ис кусств. В рамках курса выполняется учебное задание по составлению заяв ки на библиотечный проект. Студенты заочной формы обучения, боль шинство из которых работают в библиотеках не по одному году, в задачи проекта с длительностью не более года и ограниченным бюджетом с лег костью вписывают даже не в качестве первых, а уже второстепенных задач создание пары-тройки БД, как некую дань сегодняшней моде. Такая тен денция в отношении профессионального библиотечного сообщества к важнейшему виду современных электронных ресурсов настораживает. Ряд вузовских и других российских библиотек, первыми включившихся в ра боту по созданию ЭК, уже испытали, к чему приводит самодеятельность в создании электронных ресурсов, и не хотелось бы, чтобы накопление ин формационного потенциала в сфере БД шло по этому же сценарию.

Как нам представляется, не до конца продумана политика вузовских биб лиотек и по отношению к проектам полнотекстовых БД местных вузовских изданий. Во-первых, перевод текстовой информации в электронный вид – дорогостоящее удовольствие: А. Вислый оценивает стоимость оцифровы вания 300 страниц в 150 долларов (159. С. 29). Во-вторых, информационно-правовая база таких полнотекстовых БД не проработана и нередко представляет собою только внутривузовские приказы или записи в контрактах преподавателей, обязывающие преподавателей вуза предоставлять в библиотеку электронные копии своих материалов. В третьих, но далеко не в-последних, остро стоит вопрос о качестве содержания этих изданий, их оригинальности и степени научной новизны.

В последние годы в системе российской высшей школы идет мощный поток низкосортных изданий. Лаборатория НИИ высшего образования в начале ХХI в. провела широкомасштабное исследование книгообеспечен ности учебного процесса в вузах;

при обобщении полученных результатов был, среди прочих, сделан и следующий вывод: «Самый больной вопрос сегодня – качество учебной литературы. Не секрет, что очень многие пре подаватели, не имея достаточного методического и практического опыта, пишут учебники исключительно из карьерных соображений. …Очевидно, что в условиях рынка Минобразование не может запретить авторам созда вать, а издателям выпускать суррогаты учебной литературы» (83. С. 60-61).

Прежде чем начинать вкладывать немалые средства для перевода в элек тронный формат местных вузовских изданий, нужно задуматься: а стоит ли затрачивать такие деньги, кадровые и материально-технические ресур сы на оцифровывание во многом суррогатной продукции и открывать к ней доступ для российского и, еще шире, мирового образовательного со общества? Это серьезный вопрос, ставящий перед вузовскими библиоте ками проблему качественного отбора текстов для оцифровывания и более взвешенного подхода к планированию самостоятельного создания полно текстовых БД.

Помимо создания БД собственной генерации, с получением доступа в Ин тернет вузовские библиотеки стали все шире использовать коммерческие онлайновые БД. При анализе предпосылок информатизации российских вузовских библиотек говорилось о слабо развитом информационном рынке отечественных БД. Негативное влияние этой предпосылки сказывается на настоящем этапе информатизации в том, что вузовские библиотеки откры вают для своих пользователей больше зарубежных БД и электронных жур налов, чем ресурсов, создаваемых российскими компаниями. Получение доступа к этим коммерческим ресурсам осуществляется либо в тестовом режиме на короткий срок, либо за счет библиотечных благотворительных проектов, либо на основе льготных соглашений. Большую положительную роль играет некоммерческий проект «Научная электронная библиотека», действующий с конца 1998 г. Проект поддерживается РФФИ. С его помо щью вузовские библиотеки получают бесплатный доступ к полнотексто вым электронным версиям журналов по всем направлениям фундамен тальной науки крупнейшего научного издательства "Эльзевир", к элек тронным журналам издательств «Клювер» и «Шпрингер», к крупным БД по математике, биологии и медицине, а также к БД по индексам цитирова ния Института научной информации США. В. Новиков (РФФИ), в 2001 г.

указывал, что «Научная электронная библиотека» «стала первой и пока единственной практически реализованной некоммерческой научной элек тронной библиотекой общероссийского масштаба» (125. С. 303). К середи не 2003 г. к ней на постоянной основе обращались 735 зарегистированных организаций (институты РАН, вузы, областные библиотеки и др.) и зарегистрированных индивидуальных пользователей (242).

Изучение Web-сайтов крупнейших российских вузовских библиотек сви детельствует, что наиболее часто предоставляется доступ к таким полно текстовым зарубежным БД, как БД EBSCO Publishing Co., ProQuest Direct, JSTOR Art & Science Collection I, East View Publications. Из электронных журналов широко представлены полные тексты журналов компаний Elsevier, Kluwer, Springer, Американского физического общества APS, Американского химического общества ACS, Института физики IOP, изда тельств Academic Press, Cambrige University Press. Из российских БД несо мненную пальму первенства держат справочно-правовые системы Кон сультант Плюс и Гарант, реферативные журналы ВИНИТИ. Несколько ме нее активно используются БД Интегрум-техно и БД РКП «Книги в нали чии и печати», другие БД по юриспруденции.

Откликаясь на требования современного пользователя, те российские ву зовские библиотеки, которые вовлечены в работу по предоставлению сво им пользователям доступа к удаленным электронным ресурсам, ориенти руются в последние годы на полные тексты. Стремление к предоставлению пользователям полных текстов определяет их интерес к проектам ЭБ. Как уже указывалось, самым крупным и оказывающим большую помощь ву зовским библиотекам проектом является «Научная электронная библиоте ка». Она служит воротами для получения полнотекстовой информации главным образом зарубежных компаний и издательств;

своих электронных ресурсов российские библиотеки в ней не представляют. Проектом нацио нального масштаба, нацеленным на создание распределенной сети россий ских электронных библиотек, доступных в удобном виде для конечного пользователя, выступает межведомственная программа «Российские элек тронные библиотеки», с 1998 г. объявленная РФФИ и Российским фондом технологического развития (117, 118). Концепция программы предполагает широкое привлечение в нее как организаций, хранящих наиболее ценные и значимые коллекции документов и материалов - библиотек, информацион ных центров и агентств, музеев, галерей, архивов, издательств, - так и кол лективов академических и отраслевых НИИ, вузов (119). К сожалению, развертывание программы сдерживается отсутствием государственного финансирования. А. Земсков в докладе на Международной конференции «Крым 2001» говорил о том, что федеральным правительством программа «Российские электронные библиотеки» пока не утверждена и на нее отсут ствуют целевые выделения средств (74). Проекты оцифровывания библио течных и других материалов тем не менее ведутся, однако примеры проек тов, приведенные А. Земсковым, относятся только к крупнейшим библио текам федерального уровня. Вузовские библиотеки в реализации програм мы «Российские электронные библиотеки» не участвуют.

Еще один проект всероссийского уровня LibWeb направлен на сетевую ин теграцию электронных информационных ресурсов ведущих библиотек и информационных центров России. Он финансируется с 1995 года РФФИ, Министерством науки и технологий РФ и с 1997 года Российским гумани тарным научным фондом (279).Основные участники проекта – библиотеки и организации федерального значения;

из вузовских библиотек в статисти ке проекта, размещенной на сайте LibWeb, называют две: НБ МГУ и НБ Южно-Уральского государственного университета (168). Проект LibWeb нацелен на создание распределенной системы, обеспечивающей доступ работникам науки, культуры и образования к информационным ресурсам крупнейших библиотек России;

кооперированую каталогизацию для биб лиотек-участниц проекта;

организацию межбиблиотечного российского и международного книгообмена и кооперированного заказа. Вновь прихо дится констатировать, что и этот проект, как и другие библиотечные про граммы национального масштаба, не развивается полноценно. Об этом свидетельствуют материалы, выложенные на его сайте (279), в том числе не обновляемая с 1999 г. статистика. На второй фазе проекта, планировав шейся на 1999 г., предусматривалось создание пилотной версии Россий ской электронной библиотеки на основе коллекций электронных докумен тов (полный текст, графика, аудио) (129). Очевидно, что и в 2003 г., т.е. че рез 4 года, такая версия создана не была.

При анализе терминологического поля информатизации вузовских биби лотек в Главе 1 уже говорилось о неоднозначности понятия ЭБ и о том, что созданием ЭБ занимаются далеко не только традиционные библиотеки. В системе российского высшего образования имеются интересные примеры ЭБ, созданных в вузах, но, к сожалению, без участия в этой работе вузов ских библиотек. В связи с большой стоимостью оцифровывания такие про екты предпринимаются, как правило, при условии внешней спонсорской поддержки. Примером может служить университетская ЭБ «In-Folio», ра бота над которой ведется в Интернет-центре филиала Кемеровского госу дарственного университета в г. Анжеро-Судженске. Первая версия ЭБ «In Folio» появилась в Интернете 18 ноября 2000 г. (260). Библиотека «In Folio» находится в стадии создания;

на 31 мая 2003 г. в ней было представ лено 4365 текстов (из них в онлайновом доступе 1533) в основном по учебным дисциплинам филологического факультета (261). Проект осуще ствляется при поддержке Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) преподавателями филиала Кемеровского государственного университета в г.Анжеро-Судженске П. Подковыркиным и В. Ткаченко. По сравнению с объемом этой ЭБ – 4365 документов - достижения ряда вузовских библио тек представляются не слишком значительными: так, НБ Саратовского го сударственного университета имеет в своей ЭБ 35 документов, НБ Казан ского государственного университета – 100 документов. Встречаются примеры, когда вузовские библиотеки выставляют под названием ЭБ элек тронные аналоги вузовских журналов.

Интернет стимулировал собственное виртуальное представительство ву зовских библиотек в глобальных сетях, т.е. разработку библиотечных Web сайтов и их наполнение. Как считает В. Степанов, 1997 - 1998 гг. - это пе риод, когда появление библиотечных серверов стало в России массовым явлением. Большую роль здесь сыграли различные программы поддержки доступа к Интернет для некоммерческих учреждений, и прежде всего гранты, полученные от Института "Открытое общество", АЙРЕКС и Фон да «Евразия» (172. С. 17). По подсчетам В. Степанова, на февраль 1999 г.

существовали 11 серверов библиотек общероссийского значения, 22 - об ластных универсальных научных библиотек, 20 - вузовских библиотек, 10 - специальных библиотек и 7 - массовых библиотек. В расчет автором при нимались законченные сайты с многоуровневой структурой (172). Анали зируя информационное наполнение библиотечных сайтов, В. Степанов от мечал, что в тот период, т.е. в конце 90-х гг., библиотеки в своем большин стве еще не осознавали значения Web-сервера как эффективного инстру мента библиотечной работы, их сайты страдали рядом недостатков, не об новлялись и в целом лишь «обозначали» виртуальное присутствие библио тек в Интернете (172). Нами уже приводились обобщенные в таблицах данные по справочнику «Библиотеки высших учебных заведений Россий ской Федерации» о том, что на 1 января 1998 г. 55 вузовских библиотек из 566 имели Интернет-адрес (9,7%);

на 1 января 2000 г., соответственно, из 569 библиотек (22,1%).

О том, что представляют собою виртуальные представительства наиболее значительных вузовских библиотек к настоящему времени, можно судить по Web-сайтам 10 крупнейших вузовских библиотек России. 1 июня г. 8 из 10 сайтов этих библиотек были просмотрены на предмет полноты представления ресурсов и сервисов для пользователей. Web-сайты НБ МГУ и НТБ Томского политехнического университета в этот день не были доступны (адреса сайтов http://www.lib.msu.su/ и http://www.lib.tpu.ru:8100/). Из просмотренных восьми сайты двух библио тек: НБ Южно-Российского государственного технического университета и НТБ Московского государственного авиационного института (техниче ского университета) (адреса сайтов http://www.library.novoch.ru/Library.shtml и http://www.mai.ru:8080/dep/library/index.htm) представляли собою одно уровневые Web-странички с кратким описанием библиотек, их коллекций, услуг и контактной информации. Web-страница НТБ Московского госу дарственного авиационного института содержала ссылку на ЭК книг по авиации и космонавтике с ретроспективой более 50 лет, выводившую на онлайновый поисковый интерфейс ЭК;

поиск в ЭК, однако, осуществить не удалось, т.к. на все поисковые запросы броузер выдавал стандартную надпись «Internal Server Error». Ссылка на сайт библиотеки с Web страницы НБ Южно-Российского государственного технического универ ситета выводила вместо сайта библиотеки на общий сайт университета;

еще одна ссылка, на совместный проект научно-методической лаборатории дистанционного обучения и библиотеки Южно-Российского государствен ного технического университета, открывала список журналов по дистан ционному образованию без доступа к текстам (адрес http://www.library.novoch.ru/Tree_F_VechZ/Periodic/index.html).

Сайты НБ Санкт-Петербургского государственного университета, зональ ной НБ им. Н.И. Лобачевского Казанского государственного университета, зональной НБ Томского государственного университета, зональной НБ Иркутского государственного университета, зональной НБ Саратовского государственного университета и зональной НБ Воронежского государст венного университета (адреса http://lsl.ksu.ru/, http://www.library.isu.ru/, http://www.lib.vsu.ru/, http://www.lib.pu.ru/, http://sun.tsu.ru/, http://library.sgu.ru/nbsgu/) имели многоуровневую структуру и достаточно богатый контент, продуманный дизайн главной страницы сайта. Раздел «Новости», размещаемый на всех просмотренных сайтах, позволил оце нить степень обновляемости информации: из 6 сайтов 2, а именно НБ им.

Н.И. Лобачевского Казанского государственного университета и НБ Ир кутского государственного университета, отставали в обновлении инфор мации примерно на полгода, остальные 4 сайта содержали свежие новости.

В меню сайтов имелись разделы, посвященные информационным ресурсам и сервисам, предоставляемым библиотеками. Все сайты предлагали доступ к онлайновым ЭК;

на день просмотра удалось осуществить поиск во всех из них, при этом подтвердилось, что ЭК НБ Санкт-Петербургского госу дарственного университета не пополняется записями с 2001 г. ЭК НБ Ир кутского государственного университета не раскрылся по основной ссылке с главной страницы сайта, поэтому поиск был проведен через «Распреде ленный корпоративный каталог библиотек Сибири», ссылка на который также имелась на главной странице сайта. Все сайты информировали о доступе для своих пользователей к ресурсам «Научной электронной биб лиотеки» и другим зарубежным полнотекстовым электронным журналам и БД;

большинство сайтов указывало на услугу доступа к российским спра вочно-правовым системам и реферативным журналам ВИНИТИ. Ряд сай тов предлагали доступ для удаленного пользователя к сводным ЭК;

к при меру, к распределенным ЭК библиотек г. Томска, распределенному корпо ративному каталогу библиотек Сибири, сводным ЭК периодических изда ний библиотек Саратова. На всех просмотренных сайтах имелись сведения о других электронных ресурсах собственной генерации, а именно:

- на сайте НБ им. Н.И. Лобачевского Казанского государственного уни верситета - несколько библиографических БД объемом в несколько ты сяч записей каждая, полные электронные тексты «Труды ученых юри дического факультета КГУ» объемом в 100 документов;

- на сайте НБ Санкт-Петербургского государственного университета - БД «Архив Вольного общества любителей словесности, наук и художеств (1801-1826)» и проект "Информационно-поисковая система по экологи ческим и природоохранным фондам Научной библиотеки СПбГУ";

- на сайте НБ Воронежского государственного университета - ЭБ “Труды ученых ВГУ”, электронные версии журналов «Вестник ВГУ» и «Фило логические записки»;

- на сайте НБ Иркутского государственного университета - несколько библиографических БД объемом в несколько тысяч записей каждая;

- на сайте НБ Саратовского государственного университета - БД «Биб лиография саратовских периодических изданий 1838-1967 гг.» объемом в 669 записей и ЭБ НБ Саратовского государственного университета, объемом 35 документов с доступом только в локальной сети универси тета;

- на сайте НБ Томского государственного - электронная коллекция «Персоналии ученых ТГУ», представляющая оцифрованные биобиб лиографические указатели 17 ученых этого университета.

Небольшие по объему систематизированные списки полезных ресурсов Интернета поддерживались на сайтах библиотек Санкт-Петербургского, Казанского, Саратовского и Томского государственных университетов. Об услуге ЭДД только для пользователей библиотеки в рамках проекта «Экс пресс-обмен электронными копиями документов» информировал сайт НБ Санкт-Петербургского государственного университета;

срок выполнения заказа по ЭДД обозначался от 48 часов до 5 дней с формой получения в виде распечатки компьютерного файла и мог быть принят по электронной почте с использованием стандартной формы или в виде читательского тре бования в библиотеке. На сайте НБ Иркутского государственного универ ситета ЭДД была обозначена в перечне услуг Центра электронной инфор мации, но ни ссылки на соответствующий адрес электронной почты или Интернет-адрес, ни объяснения, как ею воспользоваться, не имелось. НБ Саратовского государственного университета предлагала заказ для своих читателей на тексты статей из электронных журналов и полнотекстовых БД, о спектре которых говорилось выше, с предоставлением их либо по электронной почте, либо на дискете;

на сайте имелась работающая кнопка заказа.

Подытоживая развернутый анализ деятельности российских вузовских библиотек по применению ресурсов, сервисов и технологий Интернета, отметим наиболее существенные достижения и характерные тенденции:

организация доступа к Интернету для пользователей стала важным на правлением работы ряда вузовских библиотек России в начале ХХI в.;

наиболее глубокое влияние Интернета в рассматриваемый период про явилось в библиографических процессах, а именно в создании как ло кальных, так и сводных библиографических БД журнальных статей;

библиографических списков ресурсов Интернета в виде онлайновых пу теводителей на библиотечных сайтах;

других библиографических и ре феративных БД собственной генерации (трудов преподавателей вузов, авторефератов диссертаций и самих диссертаций и т.д.);

особенностью российского библиотечного рынка электронных ресурсов является производство ряда ресурсов собственными силами библиотек;

в среде вузовских библиотек в последние годы наметилась тенденция к самостоятельному созданию полнотекстовых БД местных вузовских из даний и ЭБ;

вузовские библиотеки все шире используют ряд зарубежных коммерче ских онлайновых БД и электронных журналов;

их объемы и уровень сервиса значительно превышают аналогичные показатели имеющихся на информационном рынке ресурсов, создаваемых российскими компа ниями;

отчетливо прослеживается ориентация на предоставление пользовате лям вузовских библиотек полных текстов, чему способствует ряд благо творительных проектов, таких, как Научная электронная библиотека;

цели российских проектов национального масштаба «Российские элек тронные библиотеки» и LibWeb также ориентированы на предоставле ние доступа к полным текстам;

их влияние на информатизацию вузов ских библиотек ограничивается отсутствием средств на развитие;

постепенно разворачивается начавшийся в 1997 – 1998 гг. процесс соз дания Web-сайтов вузовских библиотек, и на сегодняшний день круп нейшие вузовские библиотеки России в основной своей массе имеют хорошо разработанные сайты с серьезным информационным наполне нием;

наряду с этим наблюдается нестабильность в обеспечении досту па к сайтам библиотек даже такого уровня, не всегда на сайтах вовремя обновляется информация, в меню сайтов пока практически отсутствуют онлайновые услуги для удаленных пользователей;

деятельность вузовских библиотек по всем направлениям освоения Ин тернета в рассматриваемый период мощно поддерживается благотвори тельными фондами, от организации в библиотеках Интернет-залов для пользователей до создания БД и ЭБ.

В целом вторая половина 90-х гг. ХХ в. и современный период в развитии отечественных вузовских библиотек стали временем перехода от стадии модернизации к стадии инновации во внедрении НИТ. В профессиональ ном сообществе выделилась не слишком большая по численности группа продвинутых библиотек, активно участвующих в корпоративных проектах, реализующих гранты благотворительных фондов, перешедших на АБИС нового поколения. Эти библиотеки, как правило, имеют хорошо наполнен ные Web-сайты, предоставляют пользователям удаленный доступ к онлай новым каталогам и к ресурсам Интернета, сотрудничают с «Научной элек тронной библиотекой» и другими организациями с целью получения дос тупа к зарубежным полнотекстовым ресурсам, используют лучшие рос сийские коммерческие электронные ресурсы, занимаются созданием БД собственной генерации. Однако даже и в этих, представляющих собою се годня авангардную группу с позиций внедрения НИТ, библиотеках по пре имуществу отсутствуют полные ЭК на фонды, нет или только в экспери ментальном режиме освоена автоматизированная книговыдача, отсутству ет – по причинам неразвитости отечественного рынка коммерческих БД и остающихся во многом нереализованными проектов российских ЭБ– дос туп к разнообразным русскоязычным электронным ресурсам образова тельного и научного характера. В силу непродуманной стратегии инфор матизации с самого ее начала, разобщенности усилий, самодеятельности в создании фундамента комплексной автоматизации библиотечных процес сов – электронных каталогов, вузовские библиотеки по мере освоения НИТ испытывают серьезные трудности, связанные с невысоким качеством про изводимых ими электронных ресурсов. Несмотря на большие масштабы благотворительной помощи корпоративным начинаниям российских биб лиотек, главным образом со стороны международных фондов, дело коопе рации по-прежнему находится в начальной стадии, и библиотеки в огром ной степени дублируют работу по вводу записей в ЭК и БД, которые пы таются делать собственными силами. Еще не все вузовские библиотеки внедрили АБИС, примерно четверть из них остаются не охваченными про цессом информатизации. Ретроспективная конверсия каталогов в машино читаемый формат затягивается, согласно имеющимся статистическим дан ным, на несколько десятков лет. Освоение Интернета в вузовских библио теках развернулось в самые последние годы, и в доступе к ресурсам Ин тернета для студентов они имеют сильных, динамично развивающихся конкурентов в лице Интернет-салонов и центров, которые привлекают пользователей хорошей скоростью соединения и удобным режимом рабо ты.

В результате большинство членов российского образовательного сообще ства пока принципиально не изменили своих ожиданий по отношению к вузовским библиотекам. На уровне требований «сверху» главным крите рием их оценки является соблюдение показателей книгообеспеченности учебной литературой;

на уровне требований «снизу» основным вопросом пользователя к библиотеке остается «Есть ли в ней эта книга/статья и как ее получить?». Малое количество предлагаемых библиотеками качествен ных и объемных русскоязычных электронных ресурсов в виде БД (пожа луй, только специалисты в области юриспруденции могут сегодня опе реться на хорошие полнотекстовые российские БД в своей области);

не полные, зачастую труднодоступные для пользователя и со сложным поис ковым интерфейсом ЭК;

небольшое количество АРМ пользователей в биб лиотеках с доступом к Интернету (если библиотека вообще предлагает та кую услугу);

неразвитость онлайновых услуг для пользователей;

отсутст вие в подавляющем большинстве вузовских библиотек автоматизирован ной выдачи - все это вкупе свидетельствует о том, что пока ни один биб лиотечный процесс на уровне системы отечественных вузовских библио тек не компьютеризирован с действительно значительным с точки зрения пользователя результатом. Это, в свою очередь, означает, что вторая ста дия массового процесса информатизации вузовских библиотек, стадия ин новации, не только не завершена, но и достаточно далека от завершения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Информатизация российских и американских вузовских библиотек: сравнительная характеристика Информатизация системы российских вузовских библиотек началась с бо лее чем двадцатилетним отставанием от аналогичного процесса в системе академических библиотек США и при наличии целого комплекса негатив но влияющих на ее темпы и масштабы предпосылок. Положительным фак тором влияния на информатизацию библиотечной деятельности в нашей стране было то, что ее позднее начало дало возможность опереться на дос тигнутый к тому времени высокий уровень НИТ и гораздо более мощную компьютерную базу в виде ПК. В начале 90-х гг. российские библиотеки во многом повторяли путь, пройденный академическими библиотеками США в течение первого этапа информатизации в 60-е-70-е гг. ХХ в. Прин ципиально похожим стал их подход к выбору АБИС для автоматизации библиотечной деятельности. Еще на первой стадии информатизации аме риканские библиотеки, как утверждает начальник отдела развития сетей и MARC-стандартов Библиотеки Конгресса США С. Маккалум, «быстро по няли, что дешевле купить готовую систему, а не изобретать ее самостоя тельно» (114. С. 17). Российские вузовские библиотеки, после характерно го для некоторого числа библиотек короткого периода попыток проекти рования АБИС силами собственных вузов или сторонних местных разра ботчиков, в подавляющем большинстве также остановили свой выбор на готовых системах. В ряде случаев программные продукты для российских библиотек создавались как система для одной библиотеки (например, АБИС «Библиотека» МГУ), а затем превращались в коммерческий продукт на информационном рынке. Аналогичный путь прошли и некоторые АБИС в США, к примеру, NOTIS.

Однако рынок АБИС в России развивался не в пример медленнее, чем в США, и качество предлагаемых на нем программных продуктов сильно уступало зарубежным АБИС. В предисловии к книге Ф. Воройского, по священной основам проектирования АБИС, известный отечественный спе циалист в области современной информатики А. Антопольский пишет:

«Автоматизация в библиотечном деле существенно отставала от НТИ, и к началу 1990-х гг. действующие АБИС в стране можно было пересчитать по пальцам» (33. С. 7). Сравнительная бедность российского рынка АБИС от носительно рынка США продолжает сохраняться и до сегодняшнего дня:

нами уже цитировались данные ежегодного опроса американской компа нии Information Systems Consultants Inc. (ISCI) для газеты Library Systems Newsletter, которые свидетельствуют, что в 2001 г. в США АБИС предла гались 34 компаниями (336). Опираясь на цифру 34, следует учитывать, что ряд компаний предлагают не один, а несколько программных продук тов, и, соответственно, американской библиотеке рынок АБИС предостав ляет выбор из многих десятков систем. В России выбор реально ограничи вается системами в пределах одного десятка или даже меньшим числом.

Уровень конкуренции между разработчиками на российском рынке АБИС, таким образом, существенно ниже имеющегося в США. Такая ситуация не в пользу российских библиотек, так как она формирует определенную культуру деловых отношений между покупателем – библиотекой и про давцом – проектировщиком системы. В России эта культура диктуется продавцом и достаточно сильно отличается от сложившейся на информа ционном рынке в США.

В пояснение сказанному выше укажем, что, используя терминологию классика маркетинга Ф. Котлера, можно назвать российский рынок АБИС по преимуществу «рынком продавца», т.е. таким рынком, на котором про давцы имеют больше власти и наиболее активными «деятелями рынка» приходится быть покупателям;

а рынок АБИС в США – «рынком покупа теля», т.е. таким рынком, на котором больше власти имеют покупатели и наиболее активными приходится быть продавцам (101. С. 18). Ярче всего отличие между двумя типами рынков проявляется в сложившейся системе приобретения АБИС. Любой библиотечный менеджер в США знает, что первым шагом в покупке системы является работа над так называемым RFP (Request for Proposals) – запросом на предложения. RFP – термин, пришедший из бизнеса. Он включен в «Глоссарий Американской библио течной ассоциации», где RFP определяется как документ, используемый для испрашивания предложений (202. С. 193). Стандартный процесс по со ставлению RFP начинается с создания в библиотеке специального комите та, который организует работу по составлению «функциональных специ фикаций». Так, в системе университетских библиотек Гарварда во второй половине 90-х гг. временные рабочие группы в течение почти двух лет тщательно анализировали библиотечные процессы с точки зрения нужд автоматизации и подготавливали детальные описания функций, которые должны обеспечиваться АБИС. Эти описания были затем использованы в качестве RFP для выбора компании по поставке новой интегрированной АБИС. Тому, как писать RFP, учат в библиотечных школах США;

сущест вует множество публикаций по этому вопросу;

в Интернете ряд сайтов предлагают образцы и примеры RFP разных библиотек, среди которых, к примеру, сайт Integrated Library Systems Reports (265). После составления RFP этот документ рассылается компаниям, поставляющим АБИС, и от них библиотека получает ряд предложений. Комитет анализирует и оцени вает поступившие предложения, выбирает из них наиболее устраивающее библиотеку по характеристикам и по цене, и затем обговаривает содержа ние контракта на приобретение АБИС с компанией, которой отдано пред почтение. Таким образом, точка, вокруг которой все вращается – это биб лиотека, покупатель. Для компании-вендора обычным является поездка ее представителя в библиотеку для личного представления АБИС;

в соответ ствии с заявленными в RFP функциональными требованиями компания еще до приобретения системы делает необходимые изменения в своем продукте.

О том, насколько тщательно и разборчиво относятся американские акаде мические библиотеки к выбору системы, свидетельствует тот факт, что с 1996 по 2000 гг. библиотеки Гарварда были заняты проектом HOLLIS 2 по приобретению новой АБИС и в его рамках выбрали вначале как наиболее соответствующую своим потребностям систему TAOS, последнюю разра ботку компании DRA (Data Research Associates). Однако, не получив от компании в полном объеме тех доработок, которые предполагались, сис тема библиотек Гарварда все-таки не стала заключать контракта на приоб ретение этой АБИС (более подробно о проекте HOLLIS 2 см. публикации автора настоящей монографии 63, 66). Необходимо добавить, что в допол нение к такому апробированному инструменту цивилизованного бизнеса на рынке АБИС, как RFP, библиотечные менеджеры в США имеют в своем распоряжении специальные справочные и обзорно-аналитические мате риалы, как в печатном, так и в электронном виде, ежегодно представляю щие данные по использованию АБИС в США, со всей статистикой, рей тингом продаж систем, описанием опыта внедрения, результатами опро сов, ценами АБИС, списками библиотек, использующих те или иные АБИС, и т.п. Комитеты, работающие над составлением RFP и администра ция библиотек располагают полной картиной современного состояния ин формационного рынка АБИС, что снижает риск при выборе систем.

Практика приобретения АБИС российскими библиотеками, если она дей ствительно складывается по правилам рынка, а не путем «спуска» системы сверху, как это происходило в 90-е гг. в системе областных библиотек Ми нистерства культуры Российской Федерации, пока во многом не отработа на и практически не получила отражения в нашей профессиональной печа ти. Вставая перед проблемой выбора АБИС, руководители российских библиотек действуют чаще всего самодеятельно, опираясь на личный опыт знакомства с рынком АБИС (или отсутствие такового). Практикуются по ездки в другие библиотеки, в офисы компаний-разработчиков, использова ние демоверсий. Полной информации о картине используемых на отечест венном информационном рынке АБИС и их оценке не имеется ни в рос сийской библиотечной печати, ни в Интернете. В последние годы средст вом привлечения интереса к некоторым отечественным АБИС становится чересчур напористая реклама. Российские компании предлагают свои про дукты, не предполагая каких-либо доработок в них по желанию покупате ля;

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.