WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

Т.В. Еременко ИНФОРМАТИЗАЦИЯ ВУЗОВСКИХ БИБЛИОТЕК В РОССИИ И США:

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ Москва 2003 УДК 022.9 ББК 78.34(2)757.12 Е 702 Научный редактор доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования А.П. Лиферов Рецензенты:

доктор педагогических наук, профессор Ю.С. Зубов;

кандидат педагогических наук, доцент Э.Р. Сукиасян Еременко Т.В.

Е 702 Информатизация вузовских библиотек в России и США: сравни тельный анализ: Монография. – М.: Пашков дом, 2003. – 297 с.: ил.

ISBN 5-7510-0281-4 В книге исследуются системы вузовских библиотек России и США в процессе их информатизации. Анализируются терминологический и эволюционный аспекты этого процесса, предлагается периодизация информатизации библиотечной деятельности в сфере высшего образования, дается сравнительная характеристика российских вузов ских библиотек относительно системы вузовских библиотек в США. В приложениях к монографии представлены таблицы и диаграммы, иллюстрирующие основные положе ния работы.

Книга опирается на широкий круг источников, а также на личный опыт автора, полученный в ходе работы в вузовских библиотеках как России, так и США. Исследо вание адресовано библиотековедам, практикам библиотечного дела и студентам, овла девающим профессией библиотекаря.

УДК 022. ББК 78.34(2)757. ISBN 5–7510-0281-4 © Еременко Т.В., СОДЕРЖАНИЕ СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ……………………………………………………………… ВВЕДЕНИЕ. Сравнительный анализ как метод изучения процесса информати зации вузовских библиотек в России и США ………………………………………… ГЛАВА 1. ПОНЯТИЙНЫЙ АППАРАТ ИНФОРМАТИЗАЦИИ ВУЗОВСКИХ БИБЛИОТЕК 1.1. Ключевые понятия информатизации как ядро терминосистемы информати зации библиотечной деятельности в высшем образовании …………………….. 1.2. Сравнительный анализ терминосистем информатизации вузовских библио тек в России и США …………………………………………………………………….. 1.2.1. Терминосистема ключевого понятия «информационная потреб ность» ……………………………………………………………………………... 1.2.2. Терминосистема ключевого понятия «информационные ресурсы» ……………………………………………………………………………………… 1.2.3. Терминосистемы ключевых понятий «информационно - телекомму никационная инфраструктура» и «информационная индустрия» ……... 1.2.4. Терминосистемы ключевых понятий «новые информационные тех нологии» и «информационное пространство» ……………………………. 1.2.5. Терминосистемы ключевых понятий «информационный рынок», «правовая база информационного общества», «информационная культу ра» …………………………………………………………………………………. ГЛАВА 2. ПРОЦЕСС ИНФОРМАТИЗАЦИИ ВУЗОВСКИХ БИБЛИОТЕК В РОССИИ И США: ПРЕДПОСЫЛКИ И ПЕРИОДИЗАЦИЯ 2.1. Предпосылки информатизации вузовских библиотек в США ……………… 2.2. Предпосылки информатизации вузовских библиотек в России: сравнитель ная характеристика относительно США ……………………………………………. 2.2. Стадии внедрения НИТ как основа периодизации процесса информатиза ции библиотечной деятельности ……………………………………………………. ГЛАВА 3. ИНФОРМАТИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ ВУЗОВСКИХ БИБЛИОТЕК В США:

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ 3.1. Этап модернизации. Автоматизация библиотечных процессов в 60-е – 70-е гг. ХХ в. …………………………………………………………………………………... 3.2. Этап инновации. Организация публичного доступа к электронным ресурсам в 80-е гг. ХХ в. ………………………………………………………………………….. 3.3. Этап трансформации. Использование сетевых информационных ресурсов удаленного доступа в 90-е гг. ХХ в. – начале ХХI в. ……………………………. ГЛАВА 4. ИНФОРМАТИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ ВУЗОВСКИХ БИБЛИОТЕК В РОССИИ 4.1. Начало массового использования НИТ российскими вузовскими библиоте ками в первой половине 90-х гг. ХХ в. ……………………………………………… 4.2. Опыт информатизации вузовских библиотек в России во второй половине 90-х гг. ХХ – начале ХХI вв. ………………………………………………………….. ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Информатизация российских и американских вузовских биб лиотек: сравнительная характеристика …………………………………………... СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ……………………………………………………………. ПРИЛОЖЕНИЯ А. Таблицы ……………………………………………………………………………... Б. Диаграммы …………………………………………………………………………. СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ АБИС – автоматизированная библиотечно-информационная система АИС – автоматизированная информационная система АРБИКОН – Ассоциация региональных библиотечных консорциумов БД – база данных ВИНИТИ – Всероссийский институт научной и технической информации ГАСНТИ – Государственная автоматизированная система научной и техниче ской информации ГПНТБ – Государственная публичная научно-техническая библиотека ИНИОН – Институт научной информации по общественным наукам ИОС – информационно-образовательная среда МБА – межбиблиотечный абонемент НБ – научная библиотека НИТ – новые информационные технологии НТБ – научно-техническая библиотека ПК – персональный компьютер РАН – Российская академия наук РБА – Российская библиотечная ассоциация РГБ – Российская государственная библиотека РКБИС – региональная корпоративная библиотечно-информационная систе ма РКП – Российская книжная палата РНБ – Российская национальная библиотека РЦКК – Российский центр корпоративной каталогизации СИБИД – система стандартов по информации, библиотечному и издательско му делу СКБР – Сводный каталог библиотек России СКС – систематическая картотека статей СОТ – современные образовательные технологии ЦБИК – Центральная библиотечно-информационная комиссия ЦМК НБ МГУ – Центральный методический кабинет Научной библиотеки Московского государственного уни верситета им. М.В. Ломоносова ЭБ – электронная библиотека ЭВМ – электронно-вычислительная машина ЭДД – электронная доставка документов ЭК – электронный каталог ACRL – Association of College & Research Libraries ACS – American Chemical Society ALA – American Library Association APS – American Physical Society ARL – Association of Research Libraries CD-ROM – Compact Disc-Read Only Memory CLIR – Council on Library and Information Resources DLF – Digital Library Federation DLI – Digital Libraries Initiative ERIC – Education Resources Information Clearinghouse HTML – Hyper Text Markup Language ISBD (ER) – International Standard Bibliographic Description for Electronic Resources JIC – Just-in-Case [Library Model] MARC – Machine-Readable Cataloging NOTIS – Northwestern Online Total Integrated System OCLC – Online Computer Library Center ODLIS – Online Dictionary of Library & Information Science OPAC – Online Public Access Catalog RFP – Request for Proposals RLG – Research Libraries Group RLIN – Research Libraries Information Network WWW – World Wide Web ВВЕДЕНИЕ. Сравнительный анализ как метод изучения процесса инфор матизации вузовских библиотек в России и США В методологии науки операция сравнения настолько прочно вошла в сис тему научных методов, что австрийский философ Э. Мах считал ее важ нейшей, с помощью которой создается наука (126. С. 626). В названиях многих научных направлений явно отражается их связь с методом сравне ния: «сравнительное языкознание», «сравнительная анатомия» и т.д. В библиотековедческих исследованиях метод сравнительного анализа ис пользуется давно и плодотворно. Сформировалась самостоятельная об ласть - сравнительное библиотековедение, структурированное изложение теории и методологии которого представил вышедший в 2000 г. учебник известного российского библиотековеда Н. Карташова (85). Сравнитель ный метод, или анализ, трактуется как «метод уяснения качеств или свойств библиотечного объекта (процесса, явления) путем сравнения с другими его качествами или свойствами или с качествами (свойствами) другого явления» (85. С. 104). Как считает Н. Карташов, сегодня особенно возрастает роль международных сравнительно-библиотековедческих ис следований, являющихся исключительно ценными методами создания, проверки и развития библиотечной теории. Он указывает, в частности, на плодотворность рассмотрения библиотечных систем России и США в ка честве объекта сравнительного библиотековедения, аргументируя послед нее утверждение тем, что, во-первых, такое сравнительное исследование будет корректно, т.к. «коренные преобразования формы государственного устройства России …привели ее к своеобразному общему знаменателю среди других стран, в частности, федеральных»;

во-вторых, оно будет по лезно, т.к. «процесс федерализации России еще далеко не завершен», в третьих, такого рода исследование будет иметь научную новизну, т.к. «в настоящее время отсутствуют комплексные сравнительно библиотековедческие исследования американских и российских библио течных систем» (85. С. 289-290).

Именно метод сравнительного анализа, по мнению автора настоящей рабо ты, способен обеспечить эффективное изучение взаимного соответствия между процессами информатизации вузовских библиотек в двух странах:

России и США. При этом нужно иметь в виду, что «познавательная цен ность сравнения заключается не только и не столько в установлении тож дества и различия между сравниваемыми объектами, сколько в характери стике одного из сравниваемых объектов относительно другого. Только благодаря этому обстоятельству сравнение из свойства психики отождест влять и различать внешние предметы превращается в логическое средство познания, которое обладает эвристической значимостью» (6. С. 48).

Процесс информатизации библиотечной деятельности может рассматри ваться как явление, характерное сегодня для вузовских библиотечных сис тем обеих стран, или, пользуясь терминологией Н. Карташова, как «точка соприкосновения», т.е. такая область, сопоставление которой, с одной сто роны, возможно, а с другой, необходимо для получения полной картины сравниваемых библиотечных явлений (85. С. 290-291). При этом стратегия сравнительного анализа должна быть построена по логике так называемого второго способа, а именно как поэтапный раздельный анализ однородных элементов двух систем, с последующим обобщением результатов такого анализа (85. С. 291). По этому способу выстроено изложение материала в данной монографии, где в третьей главе рассматриваются этапы информа тизации вузовских библиотеках США, в четвертой главе анализируется опыт информатизации российских вузовских библиотек, и в заключении дается сравнительная характеристика данного опыта относительно амери канских библиотек. Несомненное превосходство вузовских библиотек США над российскими в применении НИТ не требует доказательств, и не подтверждение этого превосходства является целью сравнительного ана лиза процесса информатизации библиотек двух стран. В конечном итоге имеется в виду использование выявленных закономерностей и концепту альных установок информатизации вузовских библиотек США в условиях библиотечной практики России. Сравнительный метод выступает инстру ментом, который, в противовес поверхностному подражательству, обеспе чивает исследование применимости таких установок к отечественным ву зовским библиотекам, прогнозирование их целесообразности, перспектив ности и возможной трансформации в условиях России.

Обращаясь к структуре сравнительного анализа и элементарному сравни тельному отношению как его исходному пункту, мы встаем перед необхо димостью выделения элементов, составляющих исходную схему сравне ния. Как указывает Н. Карташов, в структуре элементарного акта сравне ния выделяются следующие компоненты: «1) объект, который подвергают сравнению;

2) объект, с которым сравнивают первый объект;

3) основание сравнения – свойство, по которому сравнивают объекты;

4) вывод из срав нения» (85. С. 116). Выбор объектов для сравнения предполагает так назы ваемое «предварительное сравнение», в ходе которого сопоставляются отобранные данные об объектах и определяется, являются ли объекты сравнимыми. За основание сравнения следует принимать нечто общее, присущее обоим объектам, такое свойство, благодаря которому объекты могут образовать сравнительное отношение. Критическая оценка результа тов сравнения представляет собою важнейшую завершающую часть срав нительного анализа (85).

Экстраполируя структуру сравнительного анализа на задачи, решаемые в настоящем исследовании, мы можем указать, что в качестве объектов сравнения в нем берутся системы вузовских библиотек России и США в тот период их развития, который мы называем информатизацией. Объек том, который подвергают сравнению, служит российская библиотечная система;

объект, с которым сравнивают – библиотечная система США. Ис ходным шагом предварительного сравнения этих систем является качест венное отождествление двух типов библиотек: американской академиче ской и российской вузовской. В библиотечной науке и практике США термин «академическая библиотека» (academic library) обозначает библио теки, формируемые как составные части колледжей, университетов или других академических институтов, осуществляющих образование выше школьного, и предназначенные удовлетворять информационные потребно сти преимущественно студентов, профессорско-преподавательского соста ва и сотрудников данных институтов (202. С. 23). В российском библиоте коведении библиотеку подобного типа принято называть вузовской, или библиотекой высшего учебного заведения. Это «специальная библиотека, действующая в составе высшего учебного заведения и обеспечивающая библиотечное обслуживание студентов, аспирантов, докторантов, профес сорско-преподавательского состава, вспомогательного персонала вуза» (17. С. 18).

Использование термина «академическая библиотека» в американском биб лиотековедении отличается от принятого в нашей библиотечной науке, где под типом академической понимается в узком значении библиотека инсти тута сети Академии наук, а в более широком – солидная научная библио тека. Российский терминологический словарь «Библиотечное дело» фик сирует оба этих значения, трактуя последнее как устаревшее и не входящее в современную отечественную терминосистему: «Академическая библио тека: 1. Научная библиотека, действующая в системе учреждений акаде мий наук и обеспечивающая библиотечно-информационное обслуживание научных коллективов. 2. В дореволюционном и зарубежном библиотеко ведении термин равноценен понятию «научная библиотека» (17. С. 8).

Вместе с тем нельзя не указать на то, что, говоря об академических биб лиотеках США, с одной стороны, и вузовских библиотеках России, с дру гой, мы, несмотря на разные термины, имеем дело с библиотеками одного типа. Как пишет Н. Карташов, «сравнимо в библиотечном деле лишь то, что выполняет одну и ту же задачу, одну и ту же функцию» (85. С. 129).

Функции же академических библиотек США и библиотек вузов России совпадают, т.к. главная задача как первых, так и вторых состоит в удовле творении информационных потребностей субъектов высшего образования – от студентов, получающих образование, до преподавателей и сотрудни ков, осуществляющих образовательную и сопутствующие ей виды дея тельности в академическом сообществе. Решению этой главной задачи, или, пользуясь принятым в академических библиотеках США термином, миссии, вузовские библиотеки обеих стран подчиняют всю свою работу. В российском «Примерном положении о библиотеке образовательного учре ждения высшего профессионального образования (высшего учебного заве дения)» главная функция этого типа библиотеки определяется как обеспе чение документами и информацией учебно-воспитательного процесса и научных исследований, а также распространение знаний, духовного и ин теллектуального общения, культуры (139. С. 63). В «Глоссарии Американ ской библиотечной ассоциации» и американской «Всемирной энциклопе дии библиотечного и информационного обслуживания» цели академиче ских библиотек формулируются как: 1) поддержка развития колледжей и университетов, частью которых они являются;

2) организация коллекций и услуг для обеспечения существующих в этих колледжах и университетах учебных и исследовательских программ;

3) обслуживание в первую оче редь студентов, преподавателей и сотрудников своих учебных заведений (202, 346). Таким образом, функциональная однозначность систем акаде мических библиотек в США и вузовских библиотек в России делает их сравнение возможным и целесообразным. В дальнейшем тексте термин «академические библиотеки» будет употребляться в значении, принятом в американском библиотековедении, только применительно к вузовским библиотекам США.

Для представления объектов сравнения приведем по ним некоторые ис ходные статистические сведения. Остановимся вначале на системе россий ских вузовских библиотек. Их количество, согласно последнему изданию справочника «Библиотеки высших учебных заведений Российской Феде рации» (14), на 1 января 2000 г. составляло 569 библиотек. Статистические данные по российским вузовским библиотекам в последнее десятилетие необходимо интерпретировать с учетом развития сектора коммерческого негосударственного высшего образования. Открывающиеся в большом ко личестве коммерческие вузы не всегда предоставляют сведения о своих библиотеках;

имеющиеся же данные бывают более скудными, чем по биб лиотекам государственных вузов. Ряд коммерческих вузов, особенно в на чале своей деятельности, не имеют собственных библиотек. По данным Госкомстата России, в 2001/02 учебном году в стране было 1008 высших учебных заведений, из них 621 государственное и 387 негосударственных;

при этом знаменательна динамика роста негосударственных вузов: с 78 в 1993/94 учебном году до 387 вузов в 2001/02 (154. С. 229). Статистические данные по библиотекам государственных вузов полно представлены в двух изданиях справочника «Библиотеки высших учебных заведений Россий ской Федерации» (13, 14);

что же касается вузов негосударственных, то для составления данного справочника на 1 января 2000 г. были поданы сведе ния только о 45 библиотеках негосударственных вузов (14).

Совокупный фонд вузовских библиотек России по данным, представлен ным ЦМК НБ МГУ на основании отчетов вузовских библиотек по 13 зо нальным объединениям, составлял на 1 января 2001 г. 359,4 млн. экз. В де сять крупнейших по размерам фондов вузовских библиотек России входят следующие: НБ МГУ им. М.В. Ломоносова (8 500 000 экз.), НБ Санкт Петербургского государственного университета (6 575 000 экз.), зональная НБ им. Н.И. Лобачевского Казанского государственного университета ( 800 000 экз.), зональная НБ Томского государственного университета ( 732 000 экз.), зональная НБ Иркутского государственного университета ( 200 000 экз.), НБ Южно-Российского государственного технического уни верситета (3 100 000 экз.), НТБ Московского государственного авиацион ного института (технического университета) (2 965 000 экз.), зональная НБ Саратовского государственного университета (2 872 000 экз.), зональная НБ Воронежского государственного университета (2 754 000 экз.), НТБ Томского политехнического университета (2 700 000 экз.) (14). По сведе ниям, полученным от зональных объединений вузовских библиотек за 2001 г., на 1 января 2001 г. число пользователей этих библиотек равнялось 5 млн. человек. За год из фондов библиотек было выдано 349 млн. доку ментов. Говоря о профессиональных сообществах данного типа библиотек, приходится констатировать, что вузовские библиотеки России не имеют собственных профессиональных ассоциаций. С 1998 г. они получили воз можность взаимодействовать в рамках секции библиотек высших учебных заведений Российской библиотечной ассоциации (РБА). В 1998 г. членами этой секции были всего 12 библиотек (8);

на начало 2003 г. число вузов ских библиотек - членов данной секции выросло, согласно данным сайта РБА, до 33 (158).

Теперь обратимся к характеристике системы академических библиотек США. По данным сайта Американской библиотечной ассоциации (ALA) и Национального центра статистики образования США, в 1998 г. в США на считывалось 3658 академических библиотек (257, 198). Эта цифра, однако, должна быть скорректирована в меньшую сторону с учетом особенностей типологии высших учебных заведений США. В силу американской тради ции любое образование, которое является продолжением школьного (Postsecondary Education), считается в США высшим. Как указывает рос сийский исследователь проблем высшего образования С. Запрягаев в рабо те, посвященной сравнительному анализу систем высшего образования России и США, в американской высшей школе есть «несколько уровней послешкольного образования: ассоциативный уровень, бакалавриат, маги стратура, докторантура» (70. С. 43). В проекции на российскую модель высшим образованием в США можно считать бакалавриат со сроком обу чения 4 года;

магистратура, как считает тот же автор, близка по задачам и смыслу российской аспирантуре, но уступает в смысле требований. Докто рантура, предполагающая написание докторской диссертации, близка по критериям к требованиям, предъявляемым к диссертациям на соискание ученой степени кандидата наук в российской системе (70. С. 43-44). Соот ветственно, в общем количестве академических библиотек США для более корректного сравнения с российской системой следует выделить библио теки, обслуживающие уровни бакалавриата, магистратуры и докторанту ры. Ассоциативный уровень, предполагающий двухлетнее образование в юниор-колледжах (Junior College) и муниципальных колледжах (Community College), скорее соответствует российской структуре среднего специального образования, которая имеет собственную сеть учебных биб лиотек. Согласно отчету Национального центра статистики образования США за 1998 финансовый год, из 3658 академических библиотек 2220 от носились к высшим учебным заведениям, имеющим программы 4-летнего обучения и выше (198. С. 28). Именно эта цифра принимается в настоящей работе за исходную для сравнения с системой российских вузовских биб лиотек и по ней приводятся все остальные статистические показатели.

В 1998 финансовом году академические библиотеки США были держа тельницами совокупного фонда в 822,0 млн. экз. и 449,6 млн. названий (198. С. 12, 29). Особую группу среди академических библиотек США за нимают библиотеки 125 университетов, относимых по Классификации Карнеги к научным институтам первой и второй категории. Их фонды от личаются большими объемами и высоким процентом содержания научной литературы, по Классификации Карнеги определяемой как «исследова тельская» (Research) и «докторская» (Doctoral). Вместе эти 125 библиотек обладают 376,0 млн. экз. фонда, что составляет 43% от совокупного фонда всех академических библиотек США и 46% от фонда выделенных нами 2220 библиотек (198. С. 12). Десятью крупнейшими американскими ака демическими библиотеками по величине фондов являются: библиотеки Гарвардского университета1 (14 437 361 экз.), Йельского университета ( 492 812 экз.), Иллинойского университета в Урбана-Шампэйн (9 469 экз.), Калифорнийского университета в Беркли (9 107 757 экз.), Техасского университета в Остине (7 935 540 экз.), Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (7 517 303 экз.), Мичиганского университета (7 348 экз.), Стэнфордского университета (7 286 437 экз.), Колумбийского уни верситета (7 266 499 экз.), Корнеллского университета (6 609 332 экз.) (210).

В 1998 финансовом году академические библиотеки США осуществили выдачу из своих фондов 150,6 млн. документов (198. С. 22). Нужно учесть, что статистика по выдаче из резервных коллекций представляется амери канскими библиотеками отдельно. Резервные коллекции (Reserve Collections) – специально организованные в структуре академических биб лиотек отделы, предлагающие подборки книг, статей, других материалов конкретно для определенного курса и имеющие свои правила обслужива ния, обычно со сроком выдачи не более 2–3 часов. В 1998 финансовом го ду из резервных коллекций было выдано 34,5 млн. документов (198. С. 22);

таким образом, суммарная выдача составила 185,1 млн. экз. Традиционно Здесь и далее названия университетов США приведены по изданиям: Большая советская энциклопедия.

В 30 т. 3-е изд. М., 1969 – 1979;

Современные Соединенные Штаты Америки: Энциклопед. справочник.

М., 1986. Ряд отсутствующих названий даны в переводе автора согласно правилам русской грамматики.

американские библиотеки оперируют вместо привычного для российских библиотек показателя числа обслуживаемых читателей статистикой посе щений в «типичную неделю» (typical week);

так, осенью 1998 г. в такую «типичную неделю» библиотеки имели 12,5 млн. посещений. (198. С. 26).

Другой показатель, аналога которому не имеется в российских вузовских библиотеках, это число часов, в течение которых библиотека открыта для пользователей в «типичную неделю». В 1998 финансовом году большинст во академических библиотек США - 42% - были открыты 80-99 часов в не делю (в переводе на продолжительность рабочего дня, в среднем 11,4-14, часа в день без выходных);

30% библиотек обеспечивали обслуживание пользователей 60-79 часов в неделю (8,6-11,3 часа в день без выходных);

18% библиотек работали более 100 часов в неделю, причем 19 из них были открыты 168 часов в неделю, т.е. 24 часа в день 7 дней в неделю;

только 10% библиотек работали для пользователей меньше 60 часов в неделю (198. С. 24). По МБА в этот же период академические библиотеки получи ли 7,1 млн. и выдали из своих фондов 8,6 млн. документов (198. С. 22).

Академические библиотеки США активно сотрудничают под эгидой двух своих профессиональных ассоциаций: Ассоциации научных библиотек (Association of Research Libraries), объединяющей крупнейшие научные библиотеки США и насчитывающей в настоящее время 122 члена, 110 из которых – университетские библиотеки (213), и Ассоциации научных биб лиотек и библиотек колледжей (Association of College & Research Libraries), объединяющей около 11 тыс. библиотекарей академических библиотек США (212).

Сопоставляя исходные статистические данные по системам вузовских библиотек двух стран, мы видим, что большая часть показателей их дея тельности сравнима и используется для оценки эффективности работы обеими системами. В то же время отсутствуют такие важные данные, как количество обслуживаемых пользователей у американских библиотек и объем совокупного фонда в названиях у российских. Приблизительное представление о числе пользователей американских академических биб лиотек можно получить, опираясь на данные о количестве обучающихся в вузах США студентов и работающего в них персонала. Так, по данным «Дайджеста статистики образования» Национального центра образова тельной статистики США, в осеннем семестре 1999 г. в вузах США с 4 летними программами обучения насчитывалось 9,2 млн. студентов и на профессиональных позициях с полной занятостью работало 1,0 млн. чело век (324. Табл. 170, 226). Таким образом, потенциальное число пользовате лей академических библиотек США составляло 10,2 млн. человек. Стати стический сборник «Россия и страны мира» Госкомстата России на начало учебного года в 1990 г. указывает 13 710,2 тыс. студентов в США;

в г. – 14 261,8 тыс. По России указываются данные 1998 г. - 5 768,1 тыс. сту дентов и 1999 г. – 6 355,6 тыс. (156. С. 93, 98). Количество студентов как абсолютный показатель в России растет, оставаясь, однако, примерно в раза меньшим, чем в США. Используя данные по количеству студентов в США как исходные для представления о числе пользователей академиче ских библиотек, мы должны помнить, что ряд этих библиотек обслуживает также жителей своих штатов, и, следовательно, количество пользователей у них реально больше.

Так как сводного показателя о количестве названий в совокупном фонде по российским библиотекам не имеется, для определения его примерной ве личины были суммированы данные на 1 января 2000 г. о размерах фондов вузовских библиотек России по основным группам представленной в этих библиотеках литературы: учебной, научной, зарубежной и редким книгам (см. Таблицу 1 в Приложении А). Затем был сделан расчет по следующей формуле:

- учебная литература: 1 название = 100 экз.;

- научная литература: 1 название = 3 экз.;

- зарубежная литература: 1 название = 3 экз.;

- редкая книга: 1 название = 1 экз.

Принимая во внимание чисто эмпирический характер данной формулы, основывающийся на знании автором практики комплектования вузовских библиотек России и требований к обеспеченности учебной литературой со стороны Минобразования Российской Федерации, полученное с ее помо щью число названий не может претендовать на точность, но в то же время оно достаточно приближено к реально существующему и вполне может быть признано репрезентативным с точки зрения целей нашего исследо вания. По вышеприведенной формуле расчет числа названий совокупного библиотечного фонда вузовских библиотек России дает цифру в 58,3 млн.

названий.

Для наглядности сравнения представим исходную статистическую инфор мацию по системам вузовских библиотек России и США в форме таблицы:

Статистические данные Вузовские биб- Академические лиотеки России библиотеки США Общее количество библиотек 569 (1.01.2000) 2220 (30.09.1998) Совокупный объем фонда в экз. 359,4 млн.(1.01.2001) 822,0 млн. (30.09.1998) Совокупный объем фонда в назв. 58,3 млн. (1.01.2000) 449,6 млн. (30.09.1998) Количество пользователей 5,0 млн. (1.01.2001) 10,2 млн. (1999) Количество студентов в вузах 6,4 млн. (2001) 14,3 млн. (1995) Годовой объем выдачи в экз. 349,0 млн. (1.01.2001) 185,1 млн. (30.09.1998) Из таблицы явствует, что система вузовских библиотек США больше рос сийской в 3,9 раза по количеству библиотек, в 2,3 раза по совокупному объему фондов в экземплярах, в 7,7 раза по совокупному объему фондов в названиях, предположительно примерно в 2 раза по количеству пользова телей. Из этих, в целом однопорядковых, соотношений явно выделяется разница в объеме фондов в названиях – в 7,7 раза. Она объясняется тем, что американские академические библиотеки не практикуют покупки дуб летной литературы и не берут на себя функцию обеспечения каждого сту дента комплектом основной учебной литературы. Это является условием и гарантией высокого исследовательского и информационного потенциала вузовских библиотек США, формируемого за счет репрезентативных кол лекций научной литературы. Научные фонды американских академических библиотек ценятся и поддерживаются тем больше, чем выше категория ву за по Классификации Карнеги. Фонды 125 библиотек научных институтов первой и второй категории содержат 55% научной литературы, по Класси фикации Карнеги определяемой как «исследовательская» и «докторская» (198. С. 12). Средняя экземплярность одного названия в академической библиотеке США равняется всего 1,83;

в российской же вузовской биб лиотеке более чем в 3 раза больше – 6,16.

Единственный показатель, по которому российские вузовские библиотеки превышают американские, - это годовой объем книговыдачи: в России он выше в 1,9 раза. Данное соотношение может вызвать некоторое недоуме ние, т.к., принимая во внимание и по крайней мере в 2 раза большее коли чество пользователей, и гораздо большую протяженность рабочего дня американских академических библиотек, закономерно было бы ожидать и здесь большей цифры выдачи материалов. Объяснений несколько. Во первых – и, как нам представляется, в главных, - в вузовских библиотеках России книговыдача суммируется из книговыдач всех структурных под разделений библиотеки, т.е., как правило, нескольких абонементов, чи тальных залов, библиографических отделов и т.д. Все они обычно работа ют по принципу закрытого доступа к фонду, что позволяет строго учиты вать факт каждой выдачи. В условиях академических библиотек США, не имеющих жесткого разделения на абонементы и читальные залы и полно стью представляющих свои фонды в открытом доступе, далеко не каждое использование документа из фонда фиксируется как книговыдача. Огром ное количество материалов, которые пользователи читают и просматрива ют непосредственно у полок;

на рабочих местах, встроенных в любом удобном уголке фонда;

в читальных залах;

в семинарских комнатах, не яв ляется для американской академической библиотеки официально считае мой книговыдачей. Последняя начинает учитываться только тогда, когда документ через автоматизированную библиотечную систему записывается на идентификационную карту пользователя библиотеки, что происходит только в двух случаях – при выдаче на дом, потребность в которой гораздо ниже в комфортных и работающих с раннего утра и до позднего вечера, а то и круглосуточно, американских библиотеках, или при выдаче из резерв ной коллекции. Таким образом, для более адекватного сравнения с цифрой книговыдачи российских вузовских библиотек к официальной статистике выдачи материалов в США должна быть прибавлена очень большая гипо тетическая цифра, о размерах которой дает представление следующий не сложный расчет: если осенью 1998 г. в одну «типичную» неделю академи ческие библиотеки США имели 12,5 млн. посещений, то за год (52 недели) это количество по максимуму составляло 650 млн. посещений. Если учесть, что цифра книговыдачи – в российской практике строгого учета каждой выдачи - обычно выше цифры количества посещений, то эти млн. должны быть еще увеличены, и тогда предполагаемый годовой объем выдачи в академических библиотеках США может вместо 185,1 млн. под няться примерно до миллиарда. Во-вторых, анализируя показатель выдачи из фонда, нужно учесть, что все большую долю в удовлетворении инфор мационных потребностей пользователей академических библиотек США играют электронные информационные ресурсы. Это снижает показатели обслуживания традиционными документами. Эту тенденцию отмечают сами американские библиотековеды: действительно, в 1996 финансовом году 2115 академических библиотеки США (на 105 библиотек меньше) обеспечивали 197,8 млн. годовой выдачи (на 12,7 млн. больше), чем в г. (326. С. 83). В добавление к вышесказанному интересно отметить очень высокие показатели использования МБА американскими академическими библиотеками, которые также могут быть причислены к основной цифре книговыдач и увеличить ее еще на 15,7 млн. экз.

В целом предварительное сравнение свидетельствует, что как система ака демических библиотек в США, так и система вузовских библиотек в Рос сии представляют собою развитые, с мощным объемом фондов и большим количеством пользователей, функционально однозначные библиотечные системы. Эти библиотеки выполняют одни и те же задачи в системах выс шей школы обеих стран, удовлетворяя разнообразные информационные потребности, формирующиеся в вузовском образовательном сообществе.

Американские академические библиотеки лидируют количественно и по основным статистическим показателям своей деятельности, однако это разница в пределах одного порядка чисел, что облегчает сравнительный анализ изучаемых объектов.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЙНЫЙ АППАРАТ ИНФОРМАТИЗАЦИИ ВУЗОВСКИХ БИБЛИОТЕК 1.1. Ключевые понятия информатизации как ядро терминосистемы ин форматизации библиотечной деятельности в высшем образовании Любое исследование предполагает прежде всего уточнение основных по нятий, на которые оно опирается. Поэтому анализ сложившегося к на стоящему времени понятийного аппарата информатизации вузовских биб лиотек закономерно становится содержанием первой главы монографии.

Начиная данный анализ, необходимо принять во внимание такую истори чески сложившуюся особенность вузовских библиотек, как их органичную включенность в структуру высшего образования. Несмотря на то, что ву зовские библиотеки не развиваются изолированно от профессионального библиотечного сообщества и процесс их информатизации является во мно гом сходным с библиотеками других типов опытом, они изначально ори ентированы на удовлетворение информационных нужд высшей школы и являются ее подсистемой. Это определяет особенность их информатиза ции, заключающуюся в подчинении целей и задач библиотечного характе ра более глобальным приоритетам информатизации образовательной дея тельности как целостной системы. Методологическое значение для выра ботки адекватного представления об информатизации вузовских библиотек имеет анализ понятия информационное общество, так как именно в кон тексте целевых установок информационного общества разворачиваются процессы информатизации всех социальных институтов, в том числе и системы высшего образования. При переходе в информационное общество высшая школа кардинально реформируется, вырабатывая новые образова тельные парадигмы.

Понятие информационное общество и главные отличительные особенно сти этой новой стадии развития человеческой цивилизации на протяжении последних десятилетий ХХ и начала ХХI вв. являются предметом многих зарубежных и отечественных исследований. Термин «информационное общество» был введен в научный оборот в начале 60-х гг. Его автором в США считается ученый-экономист Ф. Махлуп, впервые использовавший понятие information society в 1962 г. (285). В Японии изобретение этого термина приписывается Ю. Хаяши, профессору Токийского технологиче ского института. Сегодня этот термин вошел в профессиональный словарь специалистов в области информации, философов, социологов, экономи стов, политологов, юристов, педагогов, представителей других сфер дея тельности и, в числе прочих, библиотековедов и практиков библиотечного дела. Наиболее известными работами, излагающими концептуальные ос новы информационного общества, считаются труды американских иссле дователей Д. Белла, О. Тоффлера, У. Дайзарда, Т. Стоуньера, Р. Айриса, А.

Турена, японского ученого И. Масуды, французских специалистов С. Нора и А. Минка (10, 11, 56, 174, 179, 216, 296). В российской науке также име ются серьезные исследования природы и особенностей феномена инфор мационного общества, появившиеся в основном в последнее десятилетие.

Философские, социокультурные, экономические, правовые и другие аспек ты такого общества рассматриваются в трудах И. Алексеевой, И. Бачило, Т. Ворониной, В. Иноземцева, К. Колина, И. Мелюхина, В. Терина и дру гих (2, 9, 34, 78, 89, 90, 120, 178). В библиотечных исследованиях интер претация понятия информационное общество в контексте профессиональ ных проблем современных библиотек дана в работах Я. Шрайберга (191 194), С. Красовского (102) и многих других авторов, обращающихся к от дельным проблемам, возникающим в процессе перехода библиотек к ин формационному обществу. Разнообразие этих проблем хорошо прослежи вается в наполнении рубрики «Проблемы информационного общества», которая входит в состав ежегодного систематического указателя содержа ния сборника «Научные и технические библиотеки» (123).

Несмотря на разнообразие определений, предлагаемых для понятия ин формационное общество, их авторы, как правило, не отстаивают ради кально противоположных точек зрения на системные признаки такого об щества. Существующие дефиниции скорее дополняют друг друга и могут рассматриваться как разнящиеся в акцентах. Существуют инвариантные характеристики информационного общества, повторяющиеся из определе ния в определение. Разделяя точку зрения современного российского фи лософа И. Мелюхина, можно указать на три способа определения понятия информационное общество: путем перечисления характеристик, которые присущи этому типу общества;

путем определения места информационно го общества в историческом развитии человечества (цепь «аграрное – ин дустриальное – постиндустриальное»);

путем так называемого компро миссного варианта, то есть определения, сочетающего как указание на ступень развития, так и признаки, какими эта ступень характеризуется (120. С. 22-23).

Используя методику первого способа и опираясь на труды зарубежных и отечественных ученых, названных выше, сформулируем развернутое опи сательное определение информационного общества. Под последним сле дует понимать общество, стратегическим ресурсом развития которого яв ляется информация и, соответственно, в котором информационные ресур сы признаются основной экономической ценностью. Это общество, базо выми технологиями которого выступают новые информационные и теле коммуникационные технологии;

общество с развитой информационной ин фраструктурой, частью которой является единое информационно коммуникативное пространство, с информационной индустрией как важ нейшим видом деятельности и сложившимся информационным рынком.

Это также общество, члены которого живут в новой информационной сре де обитания, имеют развитые информационные потребности, обладают высокой информационной культурой и располагают свободным доступом к информации для каждого человека с одновременно существующей сис темой защиты информационной безопасности. Наконец, это общество, в котором основанием стратификации социума становится подлинное обла дание информацией, определяемое такими качествами человека, как ин теллектуальные способности и образованность;

общество, ставящее на первые места в ряду ценностей квалификацию, профессионализм и спо собности к творчеству.

Последняя характеристика информационного общества особенно важна в контексте исследования вопросов информатизации системы высшего обра зования. В понятии постиндустриального общества выдающийся амери канский социолог Д. Белл делает упор на «центральное место теоретиче ских знаний как на тот стержень, вокруг которого будут организованы но вые технологии, экономический рост и социальная стратификация» (10. C.

152). Д. Белл ставит информационный фактор в центр своей концепции постиндустриального общества и употребляет понятие информационное общество как новое название для постиндустриального, подчеркивающее не его положение в последовательности ступеней общественного развития - после индустриального общества, - а основу определения его социальной структуры – информацию. Он пишет, в частности: «Я исхожу из того, что знания и информация становятся стратегическими ресурсами и агентом трансформации постиндустриального общества» (11. С. 335.) Д. Белл ука зывает на то, что в постиндустриальном обществе формируется новая эли та – элита знающих людей. Эта мысль разрабатывается и поддерживается другими учеными. В. Иноземцев, один из наиболее серьезных исследова телей трудов Д. Белла в России, подчеркивает, что «основанием классово го деления современного социума становятся образованность людей, обла дание знаниями» (78. С. 562). Он также специально останавливается на ут верждении другого западного ученого, У. Бека, об особом свойстве ин формации: быть, с одной стороны, наиболее демократичным источником власти, ибо все имеют к ней доступ;

с другой, выступать наименее демо кратичным фактором производства, так как доступ к информации отнюдь не означает обладания ею. Интеллект человеческого существа является главным фактором, лимитирующим возможности приобщения к информа ции. «Поэтому», - как пишет В. Иноземцев, «значимые знания сосредото чены в относительно узком круге людей – подлинных владельцев инфор мации, социальная роль которых не может быть в современных условиях оспорена ни при каких обстоятельствах» (78. С. 564). Образование, таким образом, может рассматриваться как основной путь к вхождению в «элиту знающих людей», в круг «подлинных владельцев информации», состав ляющих главную движущую силу человеческой цивилизации на этапе ин формационного общества.

Понятие информатизация в его соотнесенности с понятием информацион ное общество может быть сформулировано как процесс движения, пере хода на новый этап развития общества. Такая точка зрения высказывается отечественым специалистом в области информационного права И. Бачило, подчеркивающей, что информатизация – это «не определение информаци онного общества, но фиксация процесса движения к нему» (9). Взгляд на информатизацию как на процесс выражается и в определении этого поня тия, которое сформулировано федеральным законом Российской Федера ции «Об информации, информатизации и защите информации» (1995):

«Информатизация - организационный социально-экономический и научно технический процесс создания оптимальных условий для удовлетворения информационных потребностей и реализации прав граждан, органов госу дарственной власти, органов местного самоуправления, организаций, об щественных объединений на основе формирования и использования ин формационных ресурсов» (130). В последние годы многие страны и меж дународные организации сформировали свои концепции и программы пе рехода к информационному обществу, или, другими словами, концепции и программы информатизации. И. Бачило, в частности, называет государст венную концепцию США, известную как программа Клинтона-Гора «На циональная информационная инфраструктура - план действия»;

концеп цию стран Европейского сообщества, предложенную членом Комиссии Европейских сообществ М. Бангеманном;

проект «Региональные инициа тивы построения информационного общества», в котором участвуют регионов и 15 европейских стран, включая Россию (9). И. Мелюхин отме чает, что подобные концепции разработаны и реализуются в США, Вели кобритании, Канаде, Финляндии, Франции, Японии, Италии, ФРГ, Дании (120). Он же дает характеристику целей учрежденного в 1995 г. Европей ской комиссией «Форума информационного общества», 128 членов кото рого представляют пользователей новых технологий, различные социаль ные группы, поставщиков содержания и услуг, сетевых операторов, госу дарственные и международные институты (120. С. 25). Для поддержки формирования информационного общества в различных странах создана глобальная программа Всемирного банка «Информация для развития.

Продвижение информационных и телекоммуникационных технологий для социального и экономического развития» - InfoDev (263).

В России также разработан комплекс документов, излагающих основы ин форматизации в нашей стране. Это Концепция формирования и развития единого информационного пространства России (1995), Концепция фор мирования информационного общества в России (1999), Концепция госу дарственной информационной политики (2000), Проект Концепции феде ральной целевой программы «Развитие информатизации в России на пери од до 2010 года» (92, 96, 97, 146). Основными задачами информационной политики в России являются: 1) модернизация информационно телекоммуникационной структуры;

2) развитие информационных, теле коммуникационных технологий;

3) эффективное формирование и исполь зование национальных информационных ресурсов и обеспечение широко го доступа к ним;

4) обеспечение граждан общественно значимой инфор мацией, развитие независимых средств массовой информации;

5) подго товка человека к жизни и работе в грядущем информационном веке;

6) создание необходимой правовой базы построения информационного обще ства (92. С. 10-11). Специально разработаны концепции информатизации крупнейших центров России – городов Москвы и Санкт-Петербурга, име ются концепции информатизации регионального масштаба.

Как уже подчеркивалось, важнейшей характеристикой информационного общества является резкое повышение статуса образования. Ранее извест ные принципы социального деления: по классовой принадлежности, по праву собственности, по профессии, по положению в бюрократической ие рархии и т.д. теряют свой статус на новом этапе развития цивилизации.

Отсюда, как справедливо указывал директор Института ЮНЕСКО по ин формационным технологиям в образовании В. Кинелев в докладе на 2-м Международном конгрессе ЮНЕСКО «Образование и информатика» (Мо сква, 1 – 5 июля 1996 г.), то внимание, которое уделяется сегодня человеку, его культуре, образованию, развитию его творческих начал и способностей (86). Уровень развития образования в каждой стране определяет в наши дни ее экономический потенциал и качество жизни граждан, в целом роль и место этой страны в глобальном обществе. В Концепции модернизации российского образования на период до 2010 г. отмечается, что «отечест венная система образования является важным фактором сохранения места России в ряду ведущих стран мира, ее международного престижа как стра ны, обладающей высоким уровнем культуры, науки, образования» (91).

Всемирный форум по проблемам образования, проведенный ЮНЕСКО в апреле 2000 года в Дакаре, в значительной степени определил основные черты образования для информационного общества: оно должно характе ризоваться высоким качеством и возможностью получения каждым чело веком в течение всей его жизни (87). Основу для системы образования в информационном обществе составляют новые информационные и теле коммуникационные технологии. Если изобретение книгопечатания стало в свое время фундаментом для распространения образования в мире, то воз можности новых высоких технологий позволяют говорить о не меньшем по своей революционной значимости этапе изменений в образовании. Так, видный теоретик постиндустриализма О. Тоффлер пишет о том, что вклю чение в процесс обучения компьютера приводит к повышению интеллек туальных способностей индивида в той же мере, в какой промышленная революция увеличила его физическое могущество (179). Американский социолог У. Дайзард иллюстрирует ту же мысль цитатой из статьи журна листа Н. Макрэ, рассуждающего о вступлении в век, в котором мы стали обладателями «машин, которые могут сократить часть работы, требующей потения, гораздо больше, чем в 99 раз. …В результате намного больше, чем прежде, людей смогут с успехом заниматься исследовательской рабо той» (56. С. 348). В докладе В. Кинелева на VII Конференции министров образования государств - участников СНГ указывается, что «именно с но выми информационными технологиями мы сегодня связываем реальные возможности построения открытой образовательной системы, позволяю щей каждому человеку выбирать свою собственную траекторию обучения;

коренного изменения технологии получения нового знания посредством более эффективной организации познавательной деятельности обучаемых в ходе учебного процесса на основе такого важнейшего дидактического свойства компьютера, как индивидуализация учебного процесса при со хранении его целостности за счет программируемости и динамической адаптированности учебных программ» (87).

Из сказанного выше можно сделать вывод, что информатизация системы образования – это процесс реформирования образования с целью превра щения его в образование, отвечающее установкам и требованиям инфор мационного общества. Инструментом такого реформирования закономер но выступают новые информационные технологии (НИТ), главные техно логии информационного общества. Информатизация образования ставится сегодня во главу угла при определении перспектив его развития и самой образовательной парадигмы. Этим объясняется тот факт, что в последние годы правительства большинства стран мира прилагают значительные усилия, направленные на реформирование национальных образовательных систем на основе НИТ. Основы информатизации образования и, в частно сти, системы высшего образования в России изложены в ряде имеющих концептуальное значение правительственных документов. Среди них осо бо следует выделить такие, как «Национальная доктрина образования в Российской Федерации», «Концепция модернизации российского образо вания на период до 2010 года», «Концепция информатизации сферы обра зования Российской Федерации», «Концепция создания и развития инфор мационно-образовательной среды открытого образования системы образо вания Российской Федерации», федеральная программа «Развитие единой образовательной информационной среды на 2001-2005 годы» (93, 91, 95, 124, 149). В Концепции информатизации сферы образования России, раз работанной в 1998 г. Государственным НИИ системной интеграции, под стратегической целью информатизации образования понимается глобаль ная рационализация интеллектуальной деятельности за счет использования НИТ, радикальное повышение эффективности и качества подготовки спе циалистов с новым типом мышления, соответствующим требованиям по стиндустриального общества (18. С. 9). Стратегическая цель информатиза ции, как указывает директор Государственного НИИ системной интегра ции Б. Богатырь, является многофакторной и включает ряд целей и подце лей. Среди них такие, как подготовка обучаемых к полноценной жизнедея тельности в условиях информационного общества;

повышение качества образования;

увеличение степени доступности образования;

повышение экономического потенциала страны за счет роста образованности населе ния;

интеграция национального образования в информационную инфра структуру мирового сообщества (18. С. 9). Спецификой новой системы об разования становится ее способность обеспечивать постоянное и быстрое обновление знаний, предоставлять человеку разнообразные образователь ные услуги, позволяющие учиться непрерывно. Отсюда настоятельная не обходимость развития такой формы обучения, как дистанционное, которое способно быть эффективным средством обеспечения непрерывного обра зования «для всех и через всю жизнь». Именно такое образование требует ся для успешного участия всех социальных групп населения в жизни ин формационного общества (86).

Терминологический анализ официальных документов Российской Федера ции, посвященных концепциям перехода к информационному обществу, и, в дополнение к ним, научных публикаций по проблемам информатизации и информационного общества позволяет выделить наиболее общие, клю чевые понятия информатизации. Если основываться на уже постулировав шемся выше понимании информатизации как процесса, то можно говорить о ее цели, средствах и результате. Формулировка цели задается самим оп ределением информатизации как процесса создания оптимальных условий для удовлетворения информационных потребностей на основе формирова ния и использования информационных ресурсов и опирается, соответст венно, на ключевые понятия информационные потребности и информаци онные ресурсы. Конечным результатом информатизации является полно ценное вхождение в информационное общество;

основные характеристики понятия информационное общество уже были описаны выше. К средствам информатизации, то есть путям, способам, методам перехода к информа ционному обществу относятся в первую очередь информационные и теле коммуникационные технологии;

они обеспечивают функционирование ин формационно-телекоммуникационной инфраструктуры общества, ин формационной индустрии, формирование информационного пространст ва и развитие информационного рынка. Исходя из понимания информати зации как социального процесса, следует указать на необходимость созда ния социальных условий для перехода к информационному обществу, а именно: правовой базы информационных отношений и системы подготов ки человека к жизни в новой информационной среде обитания, или, иначе говоря, системы воспитания информационной культуры, позволяющей адаптироваться к жизни в информационном обществе. Следовательно, к ключевым понятиям, описывающим средства информатизации, принадле жат такие, как: информационные/телекоммуникационные технологии, ин формационно-телекоммуникационная инфраструктура, информационная индустрия, информационное пространство, информационный рынок, пра вовая база информатизации, информационная культура. Часто использу ются производные от некоторых из них термины, акцентирующие степень территориального охвата процессом информатизации, такие, как, к приме ру, «глобальная/национальная информационная инфраструктура», «гло бальные/национальные/региональные информационные ресурсы», «нацио нальное/мировое информационное пространство», и другие. Вышепере численными понятиями и терминами широко пользуются современные ав торы, пишущие по вопросам информатизации. При всей частоте их упот ребления определения данных понятий и терминов приводятся далеко не всегда, предполагая, что они известны и понятны читающим. Однако в на учном исследовании следует более строго подходить к используемому по нятийному аппарату и опираться на четкие и однозначные формулировки, поэтому мы считаем необходимым специально остановиться на определе ниях ключевых понятий информатизации, используемых в современных отечественных официальных, научных, учебных и справочных изданиях.

При этом широко привлекаются библиотековедческие работы, что позво ляет оценить степень тождественности приводимых в них толкований дан ных понятий значениям, принятым в информатике и других современных научных дисциплинах. Центральными источниками для терминологиче ского анализа являются Федеральный закон Российской Федерации «Об информации, информатизации и защите информации», Концепции форми рования информационного общества в России, государственной информа ционной политики, формирования и развития единого информационного пространства России (130, 92, 96, 97), государственные стандарты системы стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу (СИБИД) (43 – 48), толковые и терминологические словари по информати ке, зарубежной коммуникативистике, библиотечному делу (17, 31, 72), учебники по информатике и информационному праву для высшей школы (81, 98), авторитетные справочные электронные ресурсы удаленного дос тупа по тематике информационного общества и информатизации (40);

привлекаются также научные публикации.

Первое ключевое понятие информатизации – это информационная по требность. Под этим термином, согласно второму изданию толкового словаря-справочника «Информатика» (31), следует понимать «состояние отдельного лица, коллектива или системы, характеризующееся необходи мостью получения информации для успешного достижения каких-либо це лей или выполнения работы» (31. С. 22). Терминологический словарь «Библиотечное дело» (17) определяет информационную потребность как «осознанную необходимость в информации, требуемой для решения науч ной или практической задачи» (17. С. 46). Под вторым ключевым понятием - информационные ресурсы - в информатике принято понимать «совокуп ность сведений, получаемых и накапливаемых в процессе развития науки и практической деятельности людей для их многоцелевого использования в общественном производстве и управлении» (31. С. 18). В тексте закона «Об информации, информатизации и защите информации» информацион ные ресурсы определяются как «отдельные документы и отдельные масси вы документов, документы и массивы документов в информационных сис темах (библиотеках, архивах, фондах, банках данных, других информаци онных системах)» (130). В библиотековедении, согласно вышеназванному профессиональному терминологическому словарю, информационные ре сурсы трактуются как «совокупность информационных данных на тради ционных и машиночитаемых носителях, хранящихся в библиотеках и дру гих информационных учреждениях и составляющих их интеллектуальный и материальный потенциал, используемый для удовлетворения информа ционных потребностей общества» (17. С. 48). В ГОСТе системы СИБИД 7.0-99 «Информационно-библиотечная деятельность, библиография» для информационных ресурсов дана более лаконичная дефиниция: «информа ционные ресурсы - совокупность данных, организованных для эффектив ного получения достоверной информации» (43. С. 314). Ряд определений информационных ресурсов подчеркивают их организованный характер;

это особенно ярко выражено в определениях, предлагаемых библиотеко ведческими источниками (17, 42). Нельзя не заметить некоторого противо речия между определениями Закона «Об информации, информатизации и информационной политике» и словаря «Библиотечное дело», с одной сто роны, и дефинициями, приводимыми толковым словарем «Информатика» и ГОСТом 7.0-99. Первые определяют информационные ресурсы через «документ» или «носитель»;

вторые – как «совокупность сведений» либо как «совокупность данных». Дефиниция понятия информационные ресур сы через термин «документ» по сути сводит его к понятию документные ресурсы, которое также имеет собственную дефиницию: «совокупность отдельных документов, массивов документов в информационных систе мах» (43. С. 314). Есть ли принципиальная разница между информацион ными и документными ресурсами – вопрос, которая требует серьезного теоретического анализа и выходит за рамки настоящей работы. Не имея возможности углубляться в исследование этой проблемы, мы констатиру ем противоречивость определений понятий, занимающих центральное ме сто в современной отечественной библиотековедческой терминосистеме.

Следующим важнейшим ключевым понятием информатизации выступает понятие информационные технологии. Если более глубоко исследовать его значение, то следует начать с понятия технология, которое в переводе с греческого означает «искусство, мастерство, умение». По мнению автора ряда учебников по информатике, профессора Н. Макаровой, это не что иное, как процессы, то есть определенная совокупность действий. Инфор мация, наряду с традиционными материальными видами ресурсов, являет ся сегодня ценнейшим ресурсом общества. Соответственно, «процесс ее переработки по аналогии с процессами переработки материальных ресур сов можно воспринимать как технологию» (81. С. 87). Определение поня тия информационная технология в толковом словаре «Информатика» зву чит как «комплекс методов, способов и средств, обеспечивающих хране ние, обработку, передачу и отображение информации и ориентированных на повышение эффективности и производительности труда» (31. С. 20).

Близким к этому определению по сути является и определение, приведен ное в последнем издании вузовского учебника по информатике: «инфор мационная технология – процесс, использующий совокупность средств и методов сбора, обработки и передачи данных (первичной информации) для получения информации нового качества о состоянии объекта, процесса или явления (информационного продукта) (81. С. 87). В основном совпада ет по смыслу и дефиниция понятия информационная технология в библио течной деятельности: «информационная технология: совокупность мето дов, производственных процессов и программно-технических средств, объединенных в технологический комплекс, обеспечивающий сбор, созда ние, хранение, накопление, обработку, поиск, вывод, копирование, переда чу и распространение информации» (43. С. 311).

Информационная технология прошла несколько эволюционных этапов, тесно связанных с развитием научно-технического прогресса. В современ ном обществе внедрение персональных компьютеров (ПК) в информаци онную сферу и применение телекоммуникационных средств связи опреде лили «новый этап развития информационной технологии и, как следствие, изменение ее названия за счет присоединения одного из синонимов: «но вая», «компьютерная» или «современная» (81. С. 88). При этом прилага тельное «новая» подчеркивает новаторский, а не эволюционный характер этой технологии. В понятие новые информационные технологии включены также «коммуникационные технологии», обеспечивающие передачу ин формации разными средствами, а именно — телефон, телеграф, телеком муникации, факс и др. Н. Макарова указывает на такие, в частности, харак терные черты НИТ, как использование принципиально новых средств об работки информации, новые технологии коммуникации, «встраивание» в технологию управления (81. С. 88). Она также считает, что более точным является термин новая, а не компьютерная технология, «поскольку он от ражает …не только технологии, основанные на использовании компьюте ров, но и технологии, основанные на других технических средствах, осо бенно на средствах, обеспечивающих телекоммуникацию» (81. С. 89).

Ключевое понятие информационная инфраструктура часто употребляется в сочетании с понятием телекоммуникационная инфраструктура. Иногда эти понятия употребляются как два разных, в ряде же случаев как единый термин – информационно-телекоммуникационная инфраструктура. Для точного понимания их значения проанализируем содержание каждого из этих понятий. В основе их лежит термин «инфраструктура» (от лат. infra – под;

structura – строение). Он появился в конце 40-х гг. ХХ в. и был заим ствован из военного лексикона, где им обозначался комплекс вспомога тельных сооружений, обеспечивающих действия вооруженных сил. В на стоящее время термин «инфраструктура» широко применяется в экономи ке, социологии, экономической географии, архитектуре и других науках и сферах деятельности, в том числе в информационной и библиотечной. Рос сийская социологическая энциклопедия определяет инфраструктуру как «неотъемлемую часть материально-технической базы общества, при по мощи которой создаются общие условия для эффективного развития и функционирования общественного производства. Инфраструктура вклю чает дороги, различные виды связи, коммуникации, материально техническое снабжение и т.д., представляя собою систему органического взаимодействия всех сфер общественного производства, а также много численных подразделений внутри каждой из них» (151. С. 172). Такое по нимание инфраструктуры заложено и в определении понятия информаци онная инфраструктура в ГОСТе системы СИБИД как совокупности ин формационных центров, банков данных и знаний, систем связи, обеспечи вающей доступ потребителей к информационным ресурсам (43. С. 310).

Электронный «Глоссарий по информационному обществу» обозначает ин формационную инфраструктуру как «совокупность территориально рас пределенных государственных и корпоративных информационных систем, линий связи, сетей и каналов передачи данных, средств коммутации и управления информационными потоками, а также организационных струк тур, правовых и нормативных механизмов, обеспечивающих их эффектив ное функционирование» (40). Самостоятельное значение получил вариант «глобальная информационная инфраструктура» (ГИИ), под которой пони мается «качественно новое информационное образование, формирование которого начала в 1995 году группа развитых стран мирового сообщества.

По их замыслу ГИИ будет представлять собой интегрированную общеми ровую информационную сеть массового обслуживания населения нашей планеты на основе глобальных и региональных информационно коммуникационных систем, а также систем цифрового телевидения и ра диовещания, спутниковых систем и подвижной связи» (40).

Обращение к толкованию понятия информационная инфраструктура, предлагаемому словарем «Библиотечное дело»: «совокупность отраслей хозяйства, обеспечивающих эффективное функционирование информаци онной индустрии, организационно не входящих в нее [Курсив наш. – Т.Е.] (полиграфическая промышленность, книжная торговля, почтовая и теле фонно-телеграфная связь, телевидение и т.п.» (17. С. 46) показывает, что значение понятия здесь дается более узко и из информационной инфра структуры исключаются, к примеру, библиотеки, которые трактуются как институты информационной индустрии. В этом же источнике информаци онная индустрия обозначается как «сфера производства, связанная с созда нием различных средств сбора, обработки, хранения, поиска, репродуци рования и передачи данных, а также разнообразной информационной про дукции, ее сбытом и предоставлением различных информационных услуг» (17. С. 46). Представляется, что авторы словаря попробовали развести дан ные два понятия с целью более отчетливого понимания их содержания с точки зрения библиотечных специалистов, «изнутри» нашей профессии, и дали определение информационной инфраструктуры как вспомогательной системы, обеспечивающей функционирование информационной индуст рии. В дефинициях же, приведенных ГОСТом 7.0 – 99 и электронным «Глоссарием по информационному обществу», информационная инфра структура определяется с позиций удовлетворения информационных по требностей общества в целом, то есть «извне», и такие центры информаци онной индустрии, как библиотеки, логично вписываются по смыслу в по нятие информационные центры в определении ГОСТа и в понятие инфор мационная система в определении Глоссария. Информационная система, согласно последнему источнику, это «организационно упорядоченная со вокупность документов (массивов документов) и информационных технологий, …реализующих информационные процессы» (40).

Понятие информационная индустрия определяется в концепции «Страте гия перехода Санкт-Петербурга к информационному обществу» как про мышленное производство информации и оказание информационных услуг (128). И. Мелюхин отмечает, что информационная индустрия является наиболее динамичным сектором мировой экономики и объединяет сегодня «широкий перечень компаний и фирм, занятых производством, преобразо ванием, передачей информации, представленной в виде данных, текстов, графики, видеоизображения, звука» (120. С. 72). «Глоссарий по информа ционному обществу» устанавливает такое значение для этого понятия:

«Информационная индустрия – широкомасштабное производство инфор мационных товаров и услуг различного типа на базе новейших ИКТ [ин формационно-коммуникационных технологий – Т.Е.]» (40). Нетрудно за метить, что в определенной части информационная индустрия и информа ционная инфраструктура - понятия взаимопересекающиеся, так как пер вое включает в свою дефиницию информационную услугу, то есть доведе ние информационной продукции до потребителей, что одновременно явля ется задачей информационной инфраструктуры, преследующей цель обес печить доступ потребителей к информационным ресурсам.

Если говорить о таком неотъемлемом элементе информационной инфра структуры, как система каналов и связей для передачи информации, то мы обращаемся к понятию телекоммуникационная инфраструктура. Теле коммуникации – это «дистанционная передача данных на базе компьютер ных сетей и современных технических средств связи» (81. С. 15). Теле коммуникационная структура как совокупность современных каналов свя зи, программного обеспечения и технических средств передачи данных на основе вычислительных сетей составляет неотъемлемую часть информа ционной инфраструктуры, выступает фундаментом успешного развития и функционирования последней. Приводимое ниже определение сотрудни ков Института системного программирования РАН А. Бойченко и Е. Фи линова подчеркивает неразрывную связь информационной и телекомму никационной инфраструктур и практически вводит понятие телекоммуни кационной инфраструктуры в определение информационной. Эти авторы полагают, что в информационной инфраструктуре выделяются две круп ные составляющие: «информационные ресурсы, формируемые и поддер живаемые их владельцами в составе информационных систем;

…[и] теле коммуникационная среда общего доступа к ресурсам и/или ведомственные (корпоративные) сети передачи данных» (21).

Характеристика телекоммуникационной структуры невозможна без введе ния в ряд ключевых понятий информатизации понятия сеть, который в разнообразных словосочетаниях широко применяется в терминологиче ском поле информатизации. Понятие вычислительная сеть, или сеть ЭВМ определяется как «единый комплекс, включающий территориально рас средоточенную систему ЭВМ и их терминалов, объединенных в единую систему средствами связи, коммутационным оборудованием, программ ным обеспечением и протоколами для решения информационных, управ ленческих, вычислительных и/или других задач» (31. С. 335). В зависимо сти от размеров охваченной сетью территории, различают локальные, тер риториальные (в том числе региональные) и глобальные сети. Локальная вычислительная сеть (LAN – Local Area Network) – «группа ЭВМ, а также периферийное оборудование, объединенные одним или несколькими авто номными …высокоскоростными каналами передачи цифровых данных …в пределах одного или нескольких близлежащих зданий» (31. С. 338). Тер риториальные (в том числе региональные) и глобальные вычислительные сети относятся к так называемым распределенным сетям (WAN – Wide Area Network) – группам размещенных на большом расстоянии друг от друга ЭВМ, в том числе как отдельных, так и их локальных сетей, соеди ненных линиями проводной (кабельной) и/или радиосвязи (31. С. 348). Под региональной сетью понимается сеть, связывающая абонентов, располо женных на значительном расстоянии друг от друга. Она может включать абонентов внутри большого города, экономического региона, отдельной страны. Обычно расстояние между абонентами такой сети составляет де сятки – сотни километров (31. С. 206). Глобальная сеть – это такая распре деленная вычислительная сеть, которая объединяет между собой отдель ные ЭВМ и их сети, расположенные на разных континентах (31. С. 349).

Наиболее известной глобальной сетью является Интернет – «глобальная вычислительная сеть, объединяющая множество региональных, ведомст венных, частных и других информационных сетей каналами связи и еди ными для всех ее участников правилами организации пользования и прие ма/передачи данных, определяемых протоколами TCP/IP» (31. С. 363).

Термины «локальный», «территориальный», «глобальный» по аналогии с вышеприведенными определениями разновидностей вычислительных се тей могут быть применены также к понятиям информационных ресурсов и информационной инфраструктуры.

Следующее понятие – информационный рынок, или, в полном варианте, рынок информации, информационных технологий, средств, продуктов и услуг – тесно связано с понятиями информационная инфраструктура и информационная индустрия. В информатике информационный рынок обо значается как «система экономических, правовых и организационных от ношений по торговле продуктами интеллектуального труда на коммерче ской основе» (31. С. 28). В качестве предмета или продажи на таком рынке выступают информационные системы, информационные технологии, ли цензии, патенты, товарные знаки, ноу-хау, инженерно-технические услуги, различного рода информация и прочие виды информационных ресурсов (31).

Определения ключевого понятия информационное пространство отсутст вуют в терминологических словарях по информатике и библиотечному де лу и ГОСТах системы СИБИД. По всей вероятности, это объясняется тем, что понятие еще только входит в научный оборот и пока не является дос таточно строгим научным термином. Директор Института гуманитарных коммуникаций И. Дзялошинский считает, что, «хотя словосочетание «ин формационное пространство» применяется чрезвычайно широко, его со держание как научного понятия почти не разработано» (59). «Глоссарий по информационному обществу» выделяет два значения информационного пространства, а именно: «1. Интегральное электронное информационное пространство, образуемое при использовании электронных сетей. 2. Сферы в современной общественной жизни мира, в которых информационные коммуникации играют ведущую роль. В этом значении понятие информа ционного пространства сближается с понятием информационной среды» (40). О близости понятия информационное пространство понятиям ин формационной среды и информосферы имеется упоминание и в толковом словаре по зарубежной коммуникативистике (72). Под информосферой, согласно этому источнику, следует понимать «понятие, соотносимое с ноосферой, открывающей новую эволюционную стадию биосферы, на ко торой разумная деятельность человека становится решающим фактором выживания и развития» (72. С. 74). В Концепции формирования и развития единого информационного пространства России предлагается следующее определение понятия единое информационное пространство: «совокуп ность баз и банков данных, технологий их ведения и использования, ин формационно-телекоммуникационных систем и сетей, функционирующих на основе единых принципов и по общим правилам, обеспечивающим ин формационное взаимодействие организаций и граждан, а также удовлетво рение их информационных потребностей» (96). Нетрудно заметить, что это определение сближает понятие информационное пространство с поняти ем информационная инфраструктура, и в интерпретации, принятой Кон цепцией формирования и развития единого информационного пространст ва России, это почти синонимы.

Изучение документов, излагающих концептуальные основы реформирова ния системы образования в России, позволяет обнаружить, что для харак теристики целей информатизации образования используется такое концеп туальное понятие, как информационно-образовательная среда, ИОС (ва риант: «образовательная информационная среда»). Представляется, что оно может быть подведено под более общее ключевое понятие информа ционное пространство и близкое ему понятие информационная среда. Под ИОС в Концепции создания и развития информационно-образовательной среды открытого образования понимается «программно телекоммуникационная среда, обеспечивающая едиными технологически ми средствами ведение учебного процесса, его информационную поддерж ку и документирование в среде Интернет любому числу учебных заведе ний, независимое от их профессиональной специализации и уровня обра зования» (95). Главной целью создания ИОС является «максимальное удовлетворение образовательных потребностей учащихся по самому ши рокому диапазону специальностей, уровней образования, учебных заведе ний и информационно-образовательных ресурсов, независимо от места на хождения как учащегося, так и образовательного ресурса или услуги в ко торой он нуждается, с использованием самых современных информацион ных и телекоммуникационных технологий» (95). Согласно федеральной целевой программе «Развитие единой образовательной информационной среды на 2001-2005 годы», единая образовательная информационная среда должна обеспечивать повышение качества российского образования на ос нове использования НИТ и предоставление условий для обеспечения рав ных возможностей всем гражданам России на получение образования всех уровней и ступеней (149). Основой ИОС выступает телекоммуникационная структура, обеспечивающая доступ к размещенным в ней образовательным ресурсам и интегрированная в российские и мировые телекоммуникацион ные сети. Знаменательно, что и в высшей школе США используется специ альный термин, близкий по значению к понятию ИОС. Это «академическая информационная среда» (scholarly information environment).

Определение ключевого понятия правовая база информатизации может быть дано на основе анализа существующих источников в сфере информа ционного права. Само информационное право как сравнительно новая комплексная отрасль юриспруденции активно формируется и развивается в последние годы. Оно, как указывает автор вузовского учебника по ин формационному праву В. Копылов, представляет собой правовой фунда мент информационного общества, и его нормативной базой выступает со вокупность правовых актов и отдельных норм права, направленных на ре гулирование общественных отношений в информационной сфере (98).

Правовая база информатизации регулирует построение информационного общества и гарантирует информационную безопасность и права членов общества на свободное получение, распространение и использование ин формации. В целом правовая, или, в другом варианте, нормативно правовая база построения информационного общества - это совокупность нормативных документов, регламентирующих информационные отноше ния и процессы, в том числе отношения собственности на информацион ные ресурсы и авторские права (120). Она включает законы и подзаконные акты: о правах доступа к информации в государственных учреждениях, о защите информации, об информационной безопасности, о праве на интел лектуальную собственность, о характере использования информационных технологий в государственных учреждениях, о деятельности средств мас совой информации, о связи, о режиме деятельности систем электронной торговли и оплаты, электронной рекламы, электронных публикаций, о функционировании глобальных компьютерных сетей Интернет, и другие.

Предполагается, что посредством разработки нормативно-правовой базы государство в процессе информатизации берет на себя роль координатора и регулятора происходящих перемен и направляет их в русло, благоприят ное для развития общества и личности.

Последнее выделенное нами в ряду ключевых понятий информатизации понятие – это информационная культура. Информационная культура – не отъемлемая компонента человеческой культуры в целом, качественная ха рактеристика личности и общества. Ее изучение является сравнительно новым направлением комплексных научных исследований, обозначив шимся на рубеже 70-80-х гг. ХХ в. В настоящее время в России под эги дой Международной академии информатизации создано отделение ин формационной культуры, объединившее ученых различной отраслевой принадлежности. С 1993 г. отделение организует ежегодные международ ные научные конференции по проблемам изучения информационной куль туры. Существует уже обширный круг научных изданий и учебных разра боток, раскрывающих различные аспекты этого понятия. В то же время термин «информационная культура» пока не получил точного обозначения в терминосистеме информатизации, закрепленной современными терми нологическими словарями и ГОСТами системы СИБИД. В последнем из дании «Справочника библиотекаря» (164) особо выделяется значимость формирования информационной культуры в контексте информатизации, ее связь с процессами непрерывного образования человека, дается подроб ный перечень требований к знаниям, умениям и навыкам, которыми дол жен обладать человек с высокой информационной культурой;

однако в из дании отсутствует дефиниция самого понятия. Как указывает исследова тель феномена информационной культуры Н. Гендина, в настоящее время отсутствует общепринятое толкование этого понятия. Н. Гендина предла гает понимать под ней «систематизированную совокупность знаний, уме ний, навыков, обеспечивающих оптимальное осуществление индивидуаль ной информационной деятельности, направленной на удовлетворение как профессиональных, так и непрофессиональных потребностей в информа ции» (36. С. 53-54). Автор одного из первых учебных пособий по инфор мационной культуре личности Н. Зиновьева пишет о невозможности на се годняшний день «сформулировать целостное словесное определение [ин формационной культуры – Т.Е.], адекватное идеям, мыслям и настроениям научного сообщества, удовлетворяющее всех» (76). Н. Зиновьева, тем не менее, отмечает как наиболее удачную формулировку, предложенную со временными библиографоведами Ю. Зубовым и Н. Слядневой, и представ ляющую широкую трактовку этого понятия: «Информационная культура – это методика, методология и мировоззрение общества эпохи информатиза ции» (77. С. 16). Библиографовед М. Вохрышева выдвигает в качестве ра бочего определения следующее: «область культуры, связанная с функцио нированием информации в обществе и формированием информационных качеств личности» (35. С. 58). Автор диссертации по проблемам информа ционной культуры Н. Коряковцева определяет последнюю как культуру взаимодействия с информацией (100). Многообразие подходов к понятию информационная культура тем не менее не должно затемнять для нас ее роль в контексте информатизации как средства, инструмента адаптации к жизни в условиях информационного общества, и в этой связи прагматиче ского толкования ее в узком смысле как комплекса знаний и умений в об ласти работы с информацией. Информационная культура приобретает осо бую значимость в современном высшем образовании, ориентирующимся на аналитические, творческие навыки самостоятельной работы обучаемых с разнообразными информационными ресурсами.

Таким образом, предпринятый анализ эшелона официальных, справочных, научных и учебных источников на предмет выявления современных дефи ниций ключевых понятий информатизации дает возможность опереться на ряд содержательных формулировок, в совокупности составляющих наибо лее общий уровень понятийного аппарата информатизации. Как показал анализ, не все ключевые понятия информатизации имеют однозначное толкование: это, к примеру, доказывается различными трактовками поня тий информационное пространство и информационная культура;

не все гда содержательные границы понятий отчетливы и ясно определены, как в случае с разведением понятий информационные ресурсы и документные ресурсы;

при использования ключевых понятий информатизации в терми нологическом поле библиотековедения иногда встречаются толкования, отличающиеся от принятых в других источниках, как, например, опреде ление понятия информационная инфраструктура. Однако в целом система ключевых терминов информатизации разработана достаточно детально, и определения информационной потребности, информационных ресурсов, новых информационных технологий, информационно телекоммуникационной инфраструктуры, информационной индустрии, вычислительных сетей, информационного рынка, информационного про странства, правовой базы информатизации и информационной культуры будут служить фундаментом для дальнейшего анализа понятийно терминологического словаря информатизации библиотечной деятельности и исполнят роль объективных критериев для сравнения и уточнения значе ний терминов, образующих этот словарь. Схема 1 представляет рассмот ренные ключевые понятия информатизации и связи между ними.

Схема Информатизация.

Ключевые понятия Информатизация Информационные потребности Информационные ресурсы Информационные технологии Новые информационные технологии Информационная инфраструктура Телекоммуникационная инфраструктура Вычислительные сети Информационная индустрия Информационный рынок Информационное пространство Информационно-образовательная среда Правовая база информатизации Информационная культура 1.2. Сравнительный анализ терминосистем информатизации вузов ских библиотек в России и США Ряд ключевых понятий информатизации, выстроенный в предыдущем па раграфе, дает возможность целостного анализа терминологического поля информатизации деятельности вузовских библиотек. Концентрируя его последовательно вокруг этих ключевых понятий, мы избежим лакун и вы явим наиболее значимые понятия и термины, применяемые в современном библиотековедении для описания и исследования теории и практики ин форматизации библиотечной деятельности. Так как одновременно решает ся задача сравнения содержания, вкладываемого в определения в библио тековедческих терминосистемах России и США, логика анализа предпола гает параллельное рассмотрение дефиниций одного и того же понятия в этих странах. Источниковедческой базой предпринимаемого терминологи ческого анализа выступают современные официальные, справочные, науч ные, учебные печатные и электронные ресурсы, как русскоязычные, так и англоязычные. Среди них базовыми являются современные толковые и терминологические словари (17, 31, 60, 122, 147, 202, 249, 262, 278, 302, 338, 341), вузовские учебники и методические рекомендации для библио тек (12, 109, 228, 239), научные публикации (7, 8, 30, 41, 42, 134, 176, 195, 238, 282, 295, 323, 340), стандарты, рекомендуемые международным биб лиотечным сообществом (267) и, что касается российской терминосисте мы, межгосударственные стандарты системы СИБИД (43 - 48). Следует также оговорить то обстоятельство, что в настоящем параграфе, рассмат ривающем российскую и американскую терминосистемы информатизации библиотечной деятельности, не преследуется цель выявления и определе ния всех имеющих отношение к процессу информатизации библиотек тер минов. Анализ охватывает понятия и термины наиболее высокого уровня обобщения;

другие специальные термины будут, по мере необходимости, вводиться в соответствующих частях монографии.

1.2.1. Терминосистема ключевого понятия «информационная потреб ность» Первая терминологическая подсистема образуется под эгидой ключевого понятия информатизации – информационной потребности. Информаци онная потребность давно и широко употребляется как библиотечное по нятие. В американской терминосистеме ему соответствует понятие information need. Такое же широкое распространение в библиотековедении имеет и термин «потребитель информации» (information user). Последний, согласно российскому ГОСТу 7.73-96 «Поиск и распространение инфор мации. Термины и определения», определяется как «лицо или коллектив, получающие и использующие информацию в практической деятельности» (44. С. 371). В библиотековедении США более распространен вариант тер мина без прилагательного «информационный», то есть просто «потреби тель» (user), или «клиент» (patron), и значения этих понятий в библиотеко ведческих терминологических источниках часто определяются более узко, как прямо связанные с использованием библиотек. Так, «Глоссарий Аме риканской библиотечной ассоциации» дает отсылку от термина «клиент» (patron) к термину «потребитель библиотеки» (library user) (202. С. 165), а онлайновый словарь библиотечных и информационных терминов ODLIS содержит следующую дефиницию термина «клиент» (patron) – «любой че ловек, использующий библиотеку, не обязательно зарегистрированный пользователь. Синоним с понятием потребитель [user]» (302). Примени тельно к вузовской библиотеке термин «потребитель», или «пользова тель», переосмысляется в контексте установок единой ИОС на «прорыв к открытой образовательной системе, отвечающей требованиям постиндуст риального общества», на предоставление условий «для обеспечения рав ных возможностей всем [Курсив мой. – Т.Е.] гражданам России на получе ние образования всех уровней и ступеней» (95). Информатизация образо вания обуславливает новое понимание границ термина «пользователи ву зовской библиотеки», охватывающих теперь не только непосредственно принадлежащих к конкретному высшему учебному заведению студентов, преподавателей и сотрудников, но и всех потенциально заинтересованных в получении высшего образования людей.

Как более частное понятие по отношению к потребителю информации, под влиянием информатизации библиотечных процессов возник новый термин – «конечный пользователь». Он пришел в российскую терминологию из зарубежной и, в частности, американской практики, как перевод англоя зычного термина end user. Наполнение данного термина, однако, разнится в библиотековедческих терминосистемах России и США. В российском библиотековедении конечный пользователь (end user) – это «потребитель информации, который использует данные, полученные от информационно поисковой системы, для целей, не связанных с эксплуатацией самой сис темы» (44. С. 371). В библиотековедении США конечный пользователь определяется рядом источников как человек или группа людей, для кого квалифицированный посредник (библиотекарь, информационный брокер) проводит поиск информации и доводит результаты этого посреднического поиска до сведения пользователя (302). Очевидно, что в американском оп ределении подчеркивается присутствие промежуточного звена между ин формационными ресурсами и потребителем, для чего используется специ альный термин «посреднический поиск» (mediated search). Такое расхож дение в толковании термина отечественными и американскими библиоте коведами можно объяснить тем, что свое профессиональное понимание термина «конечный пользователь» библиотекари США выработали еще в период 60-х гг., когда ряд специальных и университетских библиотек на чали предлагать своим пользователям услуги так называемого «поиска в пакетном режиме» (batch search) по библиографическим БД. Именно тогда американские библиотекари взяли на себя функцию посредников при по иске, требовавшем знания специальных команд и гарантировавшем полу чение результатов конечным пользователем обычно лишь через несколько недель. В российском же терминологическом ГОСТе, ссылка на который делалась выше, закреплено уже более широко распространенное совре менное понимание термина «конечный пользователь», как оно дается в информатике и компьютерных науках обеих стран. Такое понимание от ражают, в частности, дефиниции из российского толкового словаря по ин форматике и американской онлайновой энциклопедии информационных технологий: «внешний (конечный) пользователь [external/end user] – поль зователь, обращающийся к информационным ресурсам автоматизирован ной системы или вычислительной сети для решения различных задач и, как правило, не входящий в состав персонала соответствующей системы» (31. С. 119);

«в информационной технологии термин конечный пользова тель используется для различения человека, для кого создаются компью терное оборудование или программные продукты, от разработчиков, уста новщиков и обслуживающего персонала, обеспечивающих работу этих продуктов» (341).

Таким образом, библиотековеды России используют термин «конечный пользователь» в значении, близком к принятому в современном междуна родном компьютерном сообществе;

библиотековеды же США в своих справочных источниках дают этому термину иное, подчеркивающее орга низационную специфику процесса поиска информации и пришедшее из истории информатизации американских библиотек, наполнение. Акценти руемая в американской дефиниции посредническая функция специалиста полностью отсутствует в российском определении. Следует отметить, что в библиотечной печати США часто используют производные от термина «конечный пользователь» варианты end-user search или end-user searching, то есть «поиск конечного пользователя», под которым понимается поиск, производимый именно тем человеком, который действительно предполага ет использовать результаты поиска. Данный термин рассматривается как антоним уже называвшемуся термину «посреднический поиск» (mediated search) (302).

Достаточно часто как в российских, так и американских публикациях ис пользуется еще один термин, который также входит в поле первого ключе вого понятия информатизации. Это термин «удаленный пользователь», пе реведенный с английского remote user. Его дефиниции отсутствуют в биб лиотековедческих изданиях по вопросам терминологии, однако содержа ние этого термина вполне однозначно и в информатике определяется как «пользователь, осуществляющий доступ к ресурсам системы с удаленного терминала с использованием каналов телефонной, радио- и других видов связи» (31. С. 119). В библиотечном сообществе термин «удаленный поль зователь» используется для обозначения тех пользователей библиотеки, которые обращаются к ее ресурсам и услугам с компьютерных термина лов, расположенных вне стен библиотеки. Для вузовских библиотек поня тие удаленного пользователя тесно связано со стремительно развиваю щимся дистанционным обучением – формой образования, порожденной и востребованной целями информационного общества. В составе привычных категорий пользователей вузовской библиотеки возникают новые: это сту денты, получающие образование «на расстоянии»;

специалисты, повы шающие свой профессиональный уровень или проходящие переквалифи кацию с помощью курсов, организованных высшим учебным заведением через Интернет. Информатизация образования обязывает вузовские биб лиотеки брать на себя обязанность информационного обеспечения не толь ко высшего профессионального образования, но и непрерывного образова ния в течение всей жизни, а на современной стадии развития общества та кое образование все чаще осуществляется как дистанционное.

Следующий термин, который необходимо обозначить в подсистеме терми нов, образовавшихся в связи с информатизацией библиотечной деятельно сти под эгидой понятия информационная потребность, это «запрос», или «информационный запрос». Данный термин давно и активно применяется в библиотековедении и традиционно обозначает словесное выражение ин формационной потребности. Развертывающаяся информатизация библио тек, однако, способствовала его употреблению в более узком значении, в российской библиотечной науке закрепленном в терминологическом сло варе «Библиотечное дело»: «запрос – в автоматизированных информаци онных системах – задание на поиск определенных данных в базе данных» (17. С. 41). Думается, что российская дефиниция наиболее близка по смыс лу американскому термину «вопрос» (query), определяемому следующим образом: «запрос, представленный как информация для ввода при поиске в онлайновом каталоге или базе данных для того, чтобы получить записи или документы, релевантные информационной потребности пользователя» (302). Дальнейшее разъяснение в американском определении дифференци рует вопросы (queries) на выражаемые на естественном и на искусственном языках. Если опереться на эту дифференциацию и остановиться на запро се, выражаемом на искусственном языке, который обозначается библиоте коведами США как «поисковое утверждение» (search statement), то можно провести параллель между терминами «поисковое утверждение» (США) и «поисковое предписание» (Россия). Они имеют следующие сходные опре деления: «поисковое утверждение (search statement) - выражение инфор мационной потребности или вопроса на языке и в формате, приемлемом для конкретной информационно-поисковой системы» (202. С. 200);

«поис ковое предписание – текст, выражающий на информационно-поисковом языке содержание информационного запроса, включающий указания о по следовательности выполнения логических операций в процессе информа ционного поиска» (17. С. 91). Однако установление тождественности в этом случае размывается существованием российского термина «поиско вый образ запроса». Последний, согласно ГОСТу 7.74-96, близок, но не тождествен термину «поисковое предписание»: «Поисковый образ запроса, ПОЗ: Поисковый образ, выражающий смысловое содержание информаци онного запроса» (45. С. 374);

«Поисковое предписание: текст, включаю щий поисковый образ запроса и указания о логических операциях, подле жащих выполнению в процессе информационного поиска» (45. С. 374).

Как очевидно, главное различие составляет добавление в определении по искового предписания слов: «включающий …указания о логических опе рациях, подлежащих выполнению в процессе информационного поиска».

Именно через ПОЗ вводится в российской терминологии следующее, более частное, понятие «поисковый термин», соответствующее по значению и являющееся прямым переводом английского search term. Поисковый тер мин определяется как «лексическая единица информационно-поискового языка, являющаяся элементом поискового образа запроса [Курсив наш – Т.Е.], наличие которой в поисковом образе документа служит основанием для выдачи документа по данному информационному запросу» (44. С.

375). С другой стороны, в терминосистеме США аналогичное понятие «поисковый термин» (search term) непосредственно увязывается с терми ном «поисковое утверждение» (search statement) и описывается как «поис ковый термин (search term) – слово или фраза, представляющие одно из главных понятий исследуемой темы, которое в сочетании с другими тер минами образует поисковое утверждение [Курсив наш – Т.Е.] и может быть использовано для поиска в онлайновом каталоге или библиографиче ской базе данных и получения релевантной информации» (302).

В целом анализ терминов, образующих в России и США словарь информа тизации библиотечной деятельности в поле ключевого понятия информа ционная потребность, показывает, что:

между российской и американской библиотечными терминосистемами в большинстве случаев легко устанавливается прямое тождество («ин формационная потребность» – information need;

«потребитель информа ции» – information user;

«удаленный пользователь» – remote user;

«за прос» – query;

«поисковое предписание» - search statement;

«поисковый термин» - search term);

иногда встречается разное толкование одинаково звучащего термина («конечный пользователь» – end user) и есть случаи, когда одна из тер миносистем пользуется понятием, аналога которому нет в другой сис теме профессиональных терминов (использование российскими биб лиотековедами термина «поисковый образ запроса», использование американскими библиотековедами термина «поиск конечного пользова теля» (end-user search);

специфика информатизации вузовских библиотек определяет новую, более широкую трактовку термина «пользователь вузовской библиоте ки» и особую значимость и содержательное наполнение термина «уда ленный пользователь», связанного с развитием дистанционной формы обучения.

1.2.2. Терминосистема ключевого понятия «информационные ресур сы» Второе ключевое понятие информатизации, под эгидой которого концен трируется целый мини-словарь терминов, применяемых в библиотечной деятельности, это информационные ресурсы. Определение информацион ных ресурсов, в свою очередь, существует наряду с дефиницией понятия документные ресурсы;

выше уже говорилось о неясности иерархического соподчинения этих понятий в отечественном библиотековедении. Опор ным понятием в определении документных ресурсов выступает документ – «материальный объект с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи или изображения, в том числе в машиночитаемой форме, предназначенной для распространения во времени и пространстве» (17. С. 37). Похожее содержание в понятие документ вкладывается и аме риканскими библиотековедами: «физический объект из любого материала, на котором записана вся работа, или часть, или группа работ. Документы включают книги, …графику, рукописи, аудиозаписи, видеозаписи, фильмы и файлы машиночитаемых данных» (202. С. 77). При всем том американ ские специалисты практически не пользуются таким вполне привычным для российских библиотековедов понятием, как документные ресурсы, за меняя его по большей части просто множественным числом документы (documents).

В систему терминов, характеризующих информационные ресурсы, орга нично входит термин «электронные ресурсы». Вокруг этого термина в рос сийской библиотечной науке развертывалось немало дискуссий;

в настоя щее время введен в действие ГОСТ 7.82-2001 «Библиографическая запись.

Библиографическое описание электронных ресурсов. Общие требования и правила составления», который официально закрепляет использование на стоящего термина российскими специалистами в области библиотечного дела (47). Российский стандарт приближен к действующему международ ному рекомендательному стандарту описания электронных ресурсов ISBD (ER) (267). Как отмечает Т. Бахтурина, термин «электронный ресурс» «широко применяется за рубежом в руководящих и методических доку ментах Библиотеки Конгресса США, OCLC, статьях, докладах и других публикациях» (7. С. 103). Она считает, что электронный ресурс – «разно видность информационных ресурсов, для создания, сбора, хранения, обра ботки, поиска, вывода, копирования, передачи и распространения которых необходима ЭВМ (чаще всего микрокомпьютер), периферийные устройст ва, подключенные к компьютеру, и система связи» (7. С. 105). В междуна родном стандарте ISBD (ER) электронные ресурсы (electronic resources) определяются как состоящие из материалов, управляемых компьютером, включая материалы, требующие использования периферийных компью терных устройств;

они могут использоваться как в интерактивном, так и не в интерактивном режимах (267). Смысловую нагрузку, аналогичную поня тию документ в определении документных ресурсов, по отношению к де финиции электронных ресурсов несет понятие такой разновидности ин формации, которая требует для своего использования применения ЭВМ, или, иначе говоря, машиночитаемой информации. В российских справоч ных и официальных изданиях по библиотечному делу, информатике и из дательскому делу используются термины «машиночитаемый документ», «электронный документ», «электронный текст». Существует целая группа определений данных терминов, среди которых, в частности, следующие:

«Машиночитаемый документ – документ, текст которого может быть счи тан читающими устройствами ЭВМ с распознаванием знаков алфавита» (17. С. 66). «Машиночитаемый документ – документ, пригодный для авто матического считывания содержащейся в нем информации» (31. С. 27).

«Электронный документ, электронный текст – совокупность данных в па мяти вычислительной системы, предназначенная для восприятия челове ком с помощью соответствующих программных и аппаратных средств» (31. С. 28). «Электронный документ: документ на машиночитаемом носи теле, для использования которого необходимы средства вычислительной техники» (48. С. 1). В аналогичном контексте американские источники употребляют термин «машиночитаемая [информация]» (machine-readable).

Машиночитаемая [информация] – информация в формате, «который может быть распознан, принят и использован непосредственно машиной, такой, как компьютер или другое средство обработки данных» (302. С. 137). Об ращает на себя внимание использование в американских источниках толь ко термина machine-readable, без добавления слов «документ» и «текст», как это делается в российских изданиях. Думается, что это вызвано уста новкой на максимально широкое применение термина без ограничения его рамками понятия документ как информации на физическом носителе.

Имеющиеся в документах Библиотеки Конгресса США определения элек тронных ресурсов, используемые в практике работы с этими видами ре сурсов, делят электронные ресурсы на две разновидности. В «Политике комплектования электронных ресурсов» (228) и «Временно действующих рекомендациях по каталогизации электронных ресурсов» (239) четко ука зывается, что под электронными ресурсами следует понимать как сущест вующие в физическом формате, например, CD-ROMы, так и «неосязае мые» (intangible) ресурсы, к которым относятся онлайновые БД, электрон ные журналы, Web-сайты. В методических рекомендациях РГБ по библио графическому описанию электронных ресурсов похожее деление прово дится по критерию режима доступа: «в зависимости от режима доступа электронные ресурсы делят на ресурсы локального доступа (с информаци ей, зафиксированной на отдельном физическом носителе, который должен быть помещен пользователем в компьютер) и удаленного доступа (с ин формацией на винчестере либо других запоминающих устройствах или размещенной в информационных сетях, например, в Интернете) (12. С. 8).

Проводя такую дифференциацию, российские специалисты следуют логи ке уже называвшегося Международного стандарта на библиографическое описание электронных ресурсов ISBD (ER) (267), в котором электронные ресурсы предлагается рассматривать по критерию режима доступа для це лей каталогизации. Анализируя типологию электронных ресурсов, предла гаемую ГОСТ 7.82-2001, Т. Бахтурина дает характеристику различных ос нований их деления: по виду, по знаковой природе, по режиму распростра нения и доступа. Останавливаясь на последнем критерии, она приводит та кие синонимы для ресурсов локального доступа, как осязаемые, переноси мые, и дает их примеры: на магнитных дисках, оптических дисках, микро процессорных картриджах, кассетах и катушках с магнитной лентой;

для ресурсов же удаленного доступа – неосязаемые, сетевые, к которым отно сятся материалы компьютерных сетей и, в частности, Интернета (8). Если воспользоваться имеющим хождение в российском библиотековедении термином «машиночитаемый документ» и трактовать термин «документ» как материальный физически осязаемый объект, то электронные ресурсы локального доступа – то есть зафиксированные на физических носителях – могут обозначаться также и как «машиночитаемые документы».

Термин «электронные ресурсы» в терминосистеме информатизации биб лиотечной деятельности занимает особое место, так как именно распро странение электронных ресурсов в информационном обществе кардиналь но изменяет природу библиотек, придает им новые задачи и функции. По этому детальный анализ основных разновидностей электронных ресурсов, используемых сегодня в библиотеках, представляется в контексте задач проводимого исследования особенно значимым. Эти разновидности были перечислены в приведенных выше рабочих определениях Библиотеки Кон гресса США;

одновременно они являются терминами, активно употреб ляемыми сегодня и в российской библиотечной практике. К ним относятся:

«оптический компакт-диск/си-ди-ром/CD-ROM», «база данных» (БД), «электронный журнал», «Web-сайт». Проанализируем последовательно эти понятия.

Появившиеся на рынке информационных продуктов в середине 1980-х гг.

CD-ROMы являются наиболее распространенным видом оптических дис ков для использования в персональных компьютерах. CD-ROM (Compact Disc-Read Only Memory) – «пластиковый оптический диск …размером 4, дюйма, или 12 сантиметров, в диаметре, используемый как средство чте ния и хранения информации в цифровой форме. …Данные, записанные на CD-ROM, могут быть найдены и показаны на экране компьютера, но не могут быть изменены или стерты. Диск считывается маленьким лазерным лучом внутри устройства, называемого CD-ROM-драйв» (302). Один CD ROM способен вместить 650 мегабайт, что равняется примерно 300 страницам текста или тысяче книг (302). Как отмечает украинский доку ментовед Н. Кушнаренко, CD-ROMы относятся к средствам мультимедиа, то есть «интерактивным аудиовизуальным средствам, позволяющим одно временно проводить операции с подвижными графическими изображе ниями, текстом и звуком» (109. С. 440). В библиотеках CD-ROMы исполь зуются преимущественно как средство хранения и доступа к библиографи ческим и полнотекстовым БД, электронным словарям, энциклопедиям и справочникам.

Если определение CD-ROMа не вызывает никаких неясных толкований и вполне идентично во всех англоязычных и русскоязычных источниках, то следующий термин, «база данных» (database), является более сложным объектом для анализа. Сравним несколько определений. В российском терминологическом словаре «Библиотечное дело»: «База данных – упоря доченная совокупность данных, организованных по определенным прави лам, предусматривающим общие принципы описания, хранения и обра ботки данных. Содержание базы данных определяется функциональным назначением» (17. С. 12). В российском толковом словаре «Информатика»:

«База данных (БД) …- организованная совокупность блоков информаци онных элементов, представленных на машиночитаемых носителях, предна значенных и пригодных для оперативного решения пользовательских, служебных и других задач с использованием средств вычислительной тех ники» (31. С. 34). В ГОСТе 7.73 – 96 «Поиск и распространение информа ции: Термины и определения»: «База данных;

БД: набор данных, который достаточен для установленной цели и представлен на машинном носителе в виде, позволяющем осуществлять автоматизированную переработку со держащейся в нем информации» (44. С. 372). В «Глоссарии Американской библиотечной ассоциации»: «База данных (database) - организованная кол лекция записей, сделанных с помощью компьютерных технологий и стан дартизированных по формату и содержанию, которая хранится в одном из машиночитаемых режимов» (202. С. 66).

Очевидно, что дефиниция, закрепленная в российском словаре «Библио течное дело», имеет наиболее широкое толкование и подразумевает суще ствование БД не только как машиночитаемых ресурсов информации, что противоречит по смыслу всем остальным приведенным выше определени ям. Такое толкование выводит БД из-под строгого иерархического подчи нения термину «электронные ресурсы», которые мы понимаем как ресурсы только машиночитаемые. Данную точку зрения критикует автор толкового словаря «Информатика», заведующий сектором ГПНТБ Ф. Воройский, го воря о «весьма распространенной практике многих работников отечест венных библиотек и информационных органов использовать указанный термин по отношению к массивам документов и данных, базами данных не являющимся» (31. С. 35). Думается, такая критика справедлива с практиче ской точки зрения информатизации и строгого употребления терминов, хо тя нельзя не указать на расширительное толкование понятия БД и в неко торых американских источниках. В частности, Р. Фаланга, преподаватель курса «Онлайновый поиск и электронное исследование» в Калифорний ском университете в Беркли, считает, что БД – это «коллекция информа ции, организованной для поиска и получения. Базы данных были задолго до компьютеров. …Библиотечные карточные каталоги и указатели книг – это разновидности баз данных» (304). Несомненно то, что современные БД как разновидность электронных ресурсов имеют в основе своей печатные массивы организованных для поиска записей, а многие БД до сего дня су ществуют параллельно с их печатными аналогами. Об этой взаимосвязи говорит развернутое определение БД в онлайновом терминологическом словаре ODLIS: «база данных – большое, регулярно обновляемое храни лище оцифрованной информации (библиографических ссылок, рефератов, полных текстов документов, записей в указателях, изображений, статисти ческих данных и т.д.), относящейся к специфическому предмету или об ласти знания, состоящей из записей в унифицированном формате, органи зованных для удобного и быстрого поиска и получения, и управляемых системой управления базы данных (СУБД). Содержание создается произ водителем базы данных (например, Американской психологической ассо циацией), которая обычно публикует печатную версию [Курсив наш.- Т.Е.] …и отдает содержание на откуп поставщику баз данных (например, EBSCO или OCLC), который обеспечивает электронный доступ к данным после того, как конвертирует их в машиночитаемую форму, …обычно на CD-ROM или в онлайновый доступ через Интернет, используя для этого соответствующее программное обеспечение. Большинство библиотечных баз данных - это указатели периодики, реферативные и полнотекстовые справочные ресурсы, приобретаемые в использование ежегодно под ли цензированными соглашениями, которые ограничивают доступ, предос тавляя его только зарегистрированным пользователям» (302). Все же, от давая должное истории БД и зная их истоки, в понятийном словаре ин форматизации библиотечной деятельности мы будем в дальнейшем исхо дить из понимания БД как исключительно машиночитаемого ресурса. Эта формулировка более адекватна современному этапу развития информаци онной и библиотечной деятельности.

Существует целый спектр разновидностей БД, на дефинициях которых нет необходимости останавливаться в настоящем параграфе, преследующем цель проанализировать наиболее общие по значению понятия. Вместе с тем одна из разновидностей БД настолько давно и широко используется в библиотеках, что термин, ее обозначающий, получил самостоятельное зна чение, часто употребляется на одном уровне по иерархии с термином БД и требует рассмотрения именно в данной части настоящего исследования.

Это термин «электронный каталог» (ЭК), который по сути является биб лиографической БД, то есть «отсылочной документальной базой данных, содержащей библиографические записи» (44. С. 372). Обратимся к суще ствующим определениям ЭК. В российских источниках - терминологиче ском словаре «Библиотечное дело» (17), последнем издании «Справочника библиотекаря» (164) и ГОСТе 7.76 – 96 «Комплектование фонда докумен тов. Библиографирование. Каталогизация» (46) приводится одно и то же определение: «библиотечный каталог в машиночитаемой форме, работаю щий в реальном режиме времени и предоставленный в распоряжение чита телей библиотеки» (17. С. 138;

164. С. 128;

46. С. 315). Прежде чем срав нить эти дефиниции с аналогичными в источниках США, уточним содер жание термина «в реальном режиме времени». Система реального време ни, как утверждает Ф. Воройский, это «автоматизированная система, рабо тающая в режиме реального времени, который характеризуется тем, что скорость выполнения полного цикла внутрисистемных процессов и опера ций выше скорости процессов, протекающих в реальной среде, с которой система взаимодействует» (31. С. 100). Этот термин разъясняется и в аме риканском словаре ODLIS: «реальное время – происходящее мгновенно, в настоящий момент. В электронном процессе, операции или режиме – то, что происходит достаточно быстро для того, чтобы воздействовать или от ветить на взамосвязанные синхронные процессы в настоящем времени» (302). Англо-русский толковый словарь компьютерных терминов Э. Прой дакова и Л. Теплицкого (147) определяет систему реального времени как компьютерную систему, реагирующую на события в приемлемое для управления порождающим их процессом время. В системах бронирования билетов это время может составлять до трёх секунд, а при управлении по лётом ракеты - десятые доли секунды. Если оперировать библиотечными примерами, то можно сказать, что каталог в режиме реального времени – это каталог, достаточно быстро выдающий информацию в ответ на запрос пользователя. Время ожидания в таком каталоге не должно превышать не скольких секунд. Все существующие российские определения ЭК выдви гают как его сущностный признак именно работу в режиме реального вре мени.

В американской библиотечной практике такие термины, как «электронный каталог» или «машиночитаемый каталог» употребляются редко (не имеет ся в виду термин «машиночитаемая каталогизация», о котором будет гово риться далее). Вместо них в настоящее время широко применяется термин «онлайновый каталог публичного доступа», сокращенно OPAC (Online Public Access Catalog). Это библиотечный каталог, состоящий из записей в машиночитаемой форме и доступный в интерактивном режиме через тер миналы, находящиеся в прямой непрерывной связи с центральным компь ютером (сервером) (202. С. 157;

302). Особую смысловую нагрузку несет введенное в название словосочетание «публичного доступа». В «Глоссарии Американской библиотечной ассоциации» специально разведены термины «онлайновый каталог» и «онлайновый каталог публичного доступа» (OPAC). Разница между ними, как объясняется в данном источнике, в том, что OPAC создан таким образом, чтобы «пользователи могли прямо и эф фективно искать и получать библиографические записи без помощи чело века-посредника, такого, как специально подготовленный библиотекарь» (202. С. 157). Современные онлайновые каталоги публичного доступа в США воплощают тезис «публичного доступа» тем, что они свободно от крыты для всех удаленных пользователей и имеют удобный и простой ин терфейс, чаще всего Web-интерфейс, понятный для любого грамотного че ловека.

Помимо акцента на удобство и простоту доступа, американское определе ние OPAC опирается на три признака: подчеркивается, как и в случае с российскими дефинициями, машиночитаемая форма каталога, указывается на его доступность в интерактивном режиме и на наличие прямой непре рывной связи компьютерных терминалов с центральным компьюте ром/сервером. Совпадают ли по смыслу признаки интерактивности и на личия прямой связи с сервером с используемым в российской формули ровке признаком работы в режиме реального времени? Признанный спе циалистом в области библиотечной терминологии Э. Сукиасян, анализи рующий термин OPAC, считает, что да: «Online означает, что данный ка талог непосредственно подключен к автоматизированной системе, работа ет в реальном режиме времени. То же самое можно выразить еще двумя вариантами: в диалоговом режиме, в интерактивном режиме. Смысл здесь один и тот же, кратко обозначенный термином онлайн» (176. С. 118). Но обращение к современным толковым словарям по информационным нау кам показывает, что термины «система реального времени» и «диалоговая (интерактивная, онлайновая) система» имеют разное значение. Определе ния первой уже приводились выше. Последняя же определяется в толко вом словаре Ф. Воройского как «автоматизированная человекомашинная система, работающая в режиме диалога, при котором она отвечает на каж дую команду пользователя и обращается за информацией к нему по мере надобности» (31. С. 100). В словаре компьютерных терминов Э. Пройдако ва и Л. Теплицкого термин «онлайн» (online) включает четыре значения: 1) постоянно включенное [устройство], неавтономный режим работы;

2) эк ранный, электронный, оперативный, диалоговый, интерактивный, онлай новый;

3) постоянное соединение (работа) в компьютерной сети (ср.

offline);

4) подключённый к компьютеру или доступный через компьютер (147). Как видим, определение онлайнового каталога публичного доступа, которым пользуются американские библиотечные специалисты, опирается на значения термина «онлайн», выражающие интерактивность и работу в сети. Дефиниция же через признак работы в режиме реального времени в том значении, в котором это понятие принято употреблять в современных словарях компьютерных терминов, в американском определении онлайно вого каталога отсутствует.

Несколько подробнее следует сказать о признаке интерактивности, зало женном в определении OPAC. Высоко-интерактивные системы создаются с целями максимального предупреждения потребностей пользователя. ЭК библиотек по определению относятся к интерактивным системам, так как во время поиска пользователя выдают ответ на его запрос в виде данных, а в хороших ЭК могут снабжать пользователя по ходу поиска дополнитель ной информацией и советами, зависящими от того, как этот конкретный поиск протекает. В существующих же определениях ЭК в российской тер миносистеме отсутствует указание на такой важный признак, как интерак тивность данной разновидности электронного ресурса, и оттого они не яв ляются достаточно полными. Под закрепившееся в российской терминоло гии определение ЭК вполне можно подвести набранный в компьютерном текстовом редакторе список имеющихся в фонде библиотеки книг, выло женный на сервере – это будет каталог и в машиночитаемой форме, т.е.

доступный через компьютер, и работающий в режиме реального времени, т.е. позволяющий «перелистывать» страницы списка на экране компьютера с хорошей скоростью. Но он не будет в подлинном смысле слова диалого вым, интерактивным, не будет давать возможности пользователю делать запросы и получать на них ответы.

Другой важнейший признак, заключенный в одном из значений термина «онлайн», это постоянное соединение в компьютерной сети, и именно на этом признаке и было в свое время основано введение в американскую библиотечную практику термина «онлайновый каталог». Этот термин был использован по контрасту с термином «оффлайн» (offline), означающим автономную систему, не имеющую прямой связи с центральным процессо ром (31. С. 338), и обозначал принципиально новый шаг в развитии новых технологий в американских библиотеках. Признак прямого соединения в сети также отсутствует в современных российских определениях ЭК. В этой связи возникает вопрос, насколько вообще целесообразно рассматри вать термины «электронный каталог» и «онлайновый каталог» как сино нимы. К примеру, трудно назвать онлайновым версию ЭК на CD-ROMе, рассчитанном на единичного пользователя, работающего на локальном компьютере. Если дополнить российское определение ЭК необходимым признаком интерактивности, то оно может звучать как интерактивный каталог в машиночитаемой форме, доступный в режиме реального вре мени. Что же касается термина «онлайновый каталог», то под ним, соот ветственно, будет пониматься электронный каталог, который доступен в сети. Если опереться на систему американских терминов, то можно выде лить как разновидность онлайнового каталога онлайновый каталог пуб личного доступа и определить его как онлайновый каталог с дружествен ным, простым в употреблении пользовательским интерфейсом. Таким образом, может быть выстроена цепочка терминов по принципу «от обще го к частному»: «электронный каталог» – «онлайновый каталог» – «онлай новый каталог публичного доступа». Опираясь на сложившуюся в России практику ведения карточных каталогов, можно воспользоваться термином «читательский каталог», и, сняв содержательное ограничение терминоэле мента «читательский» путем замены его на «пользовательский», ввести как аналог американского OPAC термин «онлайновый пользовательский ката лог». Тогда цепочка терминов будет выглядеть следующим образом:

«электронный каталог» – «онлайновый каталог» - «онлайновый пользова тельский каталог». В этом случае, однако, будет потеряно концепутально важное словосочетание «публичного доступа». Последнее, по нашему мнению, наиболее точно характеризует ориентированность такой формы ЭК, как OPAC, на конечного пользователя.

Предлагаемые нами термины помогут наиболее точно обозначить сущест вующие в российской библиотечной практике явления. Конкретная биб лиотека вполне может иметь ЭК, но еще не предоставлять к нему доступа в сети, т.е. не иметь онлайнового каталога. Библиотека может уже иметь он лайновый каталог, но пока еще со сложным поисковым интерфейсом, тре бующим поиска через библиотекаря-консультанта, т.е. не располагать он лайновым каталогом публичного доступа. Наконец, библиотека может предлагать своим пользователям понятный без помощи посредника, удоб ный для поиска, доступный в сети ЭК, т.е. ЭК, в полной мере заслужи вающий названия «онлайновый каталог публичного доступа».

Термин «электронный журнал» представляет следующую разновидность электронных ресурсов. В российских терминологических изданиях в об ласти библиотечного дела определение этого понятия пока отсутствует;

однако в сегодняшней отечественной библиотечной практике электронные журналы уже стали важным явлением. Терминологический анализ этого понятия представлен в докладе украинского библиотековеда Т. Ярошенко на Международной конференции «Крым-2000» (195). Автор отмечает, что, когда говорят об электронных журналах, «имеют в виду, как минимум, три понятия: параллельные электронные журналы (электронные версии тради ционных (печатных) копий) - наиболее распространенный термин, ориги нальные (те, которые издаются только в электронном виде), интегрирован ные (издаются в двух видах, которые дополняют друг друга)» (195. С. 301).

Помимо основного термина «электронные журналы» (electronic journals) используются также сетевые ( networked-), онлайновые (online-), интер нетные (Internet-), вебовские ( Web-), которые определяют формы, в кото рых распространяются журналы. Также можно указать на краткую форму термина э-журнал (e-journal, e-zine). Американские библиотечные специа листы, в силу широкого использования электронных журналов в библио теках США, уже ввели это понятие в свое профессиональное терминоло гическое поле и определяют его, в частности, как «Web-сайт, графически моделирующий существующий печатный журнал, …или обеспечивающий доступ к онлайновому журналу, не имеющему печатного аналога» (302).

Союз научных библиотек Колорадо предлагает дефиницию термина «элек тронные сериальные издания» (electronic serials), трактуя их как любой тип электронного сериального издания, который доступен через Интернет.

Технология доступа, как утверждается в определении, может быть различ на – WWW, Gopher, FTP, Telnet, электронная почта или списки рассылки (340). Можно заметить, что современные определения в американских ис точниках трактуют электронные журналы как ресурсы, доступные именно через Интернет. Такая однозначность толкования по способу доступа была не всегда, о чем, к примеру, свидетельствует дискуссия в профессиональ ном листе рассылки библиотекарей США VPIEJ-LIST, развернувшаяся в 1992 г. (319). Участники ее высказывали различные мнения, среди которых есть и такое, что к электронным журналам нужно относить все журналы, которые могут быть использованы в электронной форме, а значит, и жур налы на оптических компакт-дисках. Библиотекарь Дж. Рабен (Нью Йоркский городской университет) в этой дискуссии отстаивал точку зре ния, что главной характеристикой электронных журналов является то, что они представляют собою новую, отличную от всех предыдущих по своим возможностям, форму электронной коммуникации (312). На этом же свой стве электронных журналов акцентируют внимание российские авторы он лайнового «Микрословаря термина электронный журнал» (122), отмечая, что электронные журналы позволяют создать «социальное пространство», в котором рассеянные по миру специалисты имеют возможность обмени ваться информацией, что создает условия формирования новых электрон ных сообществ специалистов (122). Важно подчеркнуть, что и в цитируе мом российском источнике, и в «Словаре терминов по электронным тех нологиям», публикуемом в русскоязычной версии газеты «PC Week» (60), электронные журналы также однозначно понимаются как ресурсы, доступ к которым осуществляется через глобальную компьютерную сеть Интер нет. Сопоставление ряда российских и американских формулировок пока зывает, что термин «электронный журнал», несмотря на отсутствие такого понятия в межгосударственных ГОСТах системы СИБИД и библиотеко ведческих терминологических изданиях, получил широкое хождение в отечественной библиотечной и информационной практике и имеет сходное с американскими дефинициями содержательное наполнение. В деятельно сти вузовских библиотек использование термина «электронный журнал» особенно актуально в связи с его трактовкой как принципиально нового по качеству средства научной коммуникации в академическом сообществе.

Именно вузовские библиотеки первыми оценили потенциал электронных журналов как нового типа информационных ресурсов в образовании и науке и начали предоставлять к ним доступ для своих пользователей.

Последний термин, рассматриваемый в ряду принадлежащих к подсистеме базового термина «электронные ресурсы», это «Web-сайт». Как и в преды дущем случае с термином «электронный журнал», термин «Web-сайт» по ка еще не вошел в закрепленную официальными и справочными издания ми российскую систему библиотечных терминов. Библиотековедение США, напротив, активно использует этот термин как уже ставший профес сиональным для библиотечных специалистов, и его определение включено в онлайновый словарь библиотечной терминологии ODLIS. Здесь приво дится следующая дефиниция Web-сайта (Web site): «группа взаимосвязан ных Web-страниц, размещенных на Web-сервере и доступных 24 часа в су тки пользователям Интернета, имеющим программы-броузеры. Большин ство Web-сайтов создается для представления в онлайне компании, орга низации, учреждения, группы людей или отдельной личности. Главная страница …также известна как домашняя страница и обычно показывает название сайта и имена ответственных за его создание и/или поддержку» (302). Совпадающее по смыслу и более краткое определение Web-сайта содержится в Международном стандарте библиографического описания электронных ресурсов: «местонахождение во Всемирной широкой паути не, идентифицируемое в форме URL [Uniform Resource Locator – Интер нет-адрес ресурса. - Т.Е.], которое вмещает Web-страницы для доступа и использования» (267). Согласно «Глоссарию терминов Интернета», Web сайт – это одна или более взаимосвязанных Web-страниц под общим вла дением, управлением или темой (249). Термин «Web-сайт» имеется в рос сийском толковом словаре «Информатика», где он определяется как «1.

Информационное наполнение Web-сервера …2. Абонентский пункт, узел (сети)» (31. С. 374). Дефиниции термина «Web-сайт» в американских ис точниках содержат такие более частные термины, как «Web-страница» (Web page) и «домашняя страница» (home page). Эти термины, в свою оче редь, включаются в профессиональный словарь библиотекарей США.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.