WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«М. Дымшиц МАНИПУЛИРОВАНИЕ ПОКУПАТЕЛЕМ Рекомендовано российским производителям в качестве средства оптимизации затрат на рекламу и рекламные агентства Москва 2004 УДК 659 ББК 76.006.5 Д 88 Д 88 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Роль профессиональных групп на массовых рынках В общем случае не следует переоценивать роль различного рода эксперт ных (врачи на рынке безрецептурных лекарств и средств парамедицины) и па раэкспертных (автомеханики на рынке автомобилей, продавцы и т. д.) групп в индивидуальном выборе, хотя общение с ними и может быть включено в про цесс покупки. Результаты такой коммуникации мало влияют на выбор между существующими на рынке брендами: у таких групп отсутствует хоть какое то общее согласие по любому возможному поводу, и потенциальный покупатель в результате игнорирует не совпадающие с принятым решением мнения и со вершает покупку, опираясь на мнения, совпадающие с его собственным, зара нее принятым решением. Для новых брендов поддержка профессиональных групп может оказать ся критической, в том числе по абсолютно субъективным причинам, но для формирования профессиональной поддержки достаточно сформировать простую осведомленность профессиональной группы о предложении, что бы при вопросе потенциального покупателя они могли продемонстриро вать осведомленность, так как услышав впервые о предложении от профа на, реакция практически обязательно будет отрицательная, а при наличии информации чаще всего занимается «взвешенная» позиция типа «ни «нет» ни «да» не говорить». Выявление социально демографических характеристик, влияющих на роль в покупках и потреблении Уже в течение многих лет в мире, и с 1996 г. в России, стандартными иссле дованиями, позволяющими выявить социально демографические характери стики покупателей и потребителей, служат репрезентативные опросы населе ния той или иной территории (обычно также вводится ограничение по типам населенных пунктов, в которых проводится опрос), которые содержат следу ющий блок вопросов в той или иной форме: 1. Факт потребления конкретного товара за конкретный период, не больше года (не потребляющим данный товар остальные вопросы не задаются). 2. Частота потребления товара. 3. Знание торговых марок (выбор из списка). 4. Потребление торговых марок (выбор из списка). 5. Предпочтение торговых марок (выбор из списка). 6. Покупка данного товара за конкретный период (непокупателям следую щие вопросы не задаются). 7. Частота покупок или оценка регулярности покупок данного товара. Индустриальным стандартом на российском рынке является исследование Media&Marketing Index исследовательской компании TNS/Gallup Media, стан дартный отчет которой выглядит следующим образом: 1. «Паспорт анализа»: название исследования, размер генеральной совокуп ности исследования (население старше 16 лет, проживающее в городах с чис ленностью населения 100 000 человек и больше), базовой группы, целевой груп пы, объем выборки заданной целевой группы и доля целевой группы в иссле довании. 2. Таблица кросс табуляции, в которой отражена абсолютная численность соответствующей группы (Universe);

распределение покупателей или потре бителей по социально демографическим признакам (Col%);

доля потребите лей или покупателей в социально демографической группе (Row%) и аффи нити индекс (Affinity Index), демонстрирующий отклонение частоты анализи руемого признака от среднего значения по базе (частное частоты признака среди всех и в социально демографической группе, умноженное на 100 с округлени ем до целых значений, нормативное значение 100). В табл. 13 приведены результаты такого социально демографического ана лиза по двум признакам: покупателей продуктов питания в семье и пьющих растворимый кофе. В первой цифровой строке отражено, что всего исследование репрезенти ровало 52 430 тыс. человек, из которых 31 862,4 тыс. являются покупателями продуктов питания в семье и почти 42 млн человек пьют растворимый кофе, что составляет 60,8 и 79,9% (ячейки столбцов Row%) генеральной совокуп ности. Распределение мужчин и женщин в этих группах различно: хотя мужчи ны составляют 45,2% генеральной совокупности, среди покупателей продук тов их только 27,7%, а среди пьющих кофе 44,7% (ячейки столбцов Col%). При этом только 37,3% мужчин являются покупателями продуктов питания в семье (по сравнению с 80,1% женщин), но кофе пьют 79,1% (женщины 80,5%, ячейки столбцов Row%). Аффинити индекс по признаку «покупатели Пример отчета из ММТ ТNS Universe 100 4 4,7 5 5,3 8,6 1 1,1 1 8,4 2 4,5 16 1 5,8 1 3,4 15 2 0,6 2 3,9 15 1 2,1 8,7 6 0,8 3 7,3 8 0,1 2 3,8 4 3,5 6 0,1 68 6 7,4 7 0,3 6 7,8 3 1 8 6 2,4 8 8 3 7,1 2 3 0 2 5,3 9 9 3,5 2 2 8 3,4 5 8 7 4,0 7 8 0 8,7 5 0 8 9,6 5 0 3 7,3 4 7 7 5,9 3 6 6 0,3 5 0 5 4,8 1 3,7 6 2 9 2,3 1 4,4 1 0 0 2 2,4 2 1,9 8 6 1 0,5 1 8,7 4 6 3 6,4 10 7,2 3 6 0 8,0 7,9 3,1 2 3 1 4 7,3 5 4,8 7 2,3 1 8 7 3 7,5 4 5,2 2 7,7 4 1 8 8 4,7 100 100 Total Col % Row % 7 9,9 7 9,1 8 0,5 8 6,6 8 8,4 8 8,1 8 7,3 8 3,4 7 0,6 52 A ffin it y 100 61 132 39 72 99 112 111 116 112 100 99 101 108 111 110 109 104 88 Таблица Название исследования: M’Index’98/2 — Россия Размер генеральной совокупности (“000): 52 430,0 Базовая группа: All people Размер базовой группы (“000): 52 430,0 Целевая группа: All people Размер целевой группы (“000): 52 430,0 Выборка: 3 008 Доля целевой группы: 100,0% Total Total 5 2 4 3 0, 2 3 6 8 7, 2 8 7 4 2, 16 4 1 6 5, 20 5 2 4 6, 25 9 7 7 8, 35 1 1 4 8 6, 45 7 5 4 7, 5 5 -6 7 1 6 3, 65+ 7 0 4 1, Продолжение табл. Universe 2 1,6 5 4,9 2 3,6 6 1,1 3 8,9 6 0,9 6 0,6 6 5,9 8 8,4 8 6,6 7 1,2 6 1,1 8 3,6 5 5,9 6 5,6 92 101 109 100 100 7 7 0 4,1 1 6 8 0 2,7 7 3 5 5,5 1 7 9 1 8,2 1 3 9 4 4,1 1 6 2 9 7,2 4 3,7 4 3,8 2 5 5 8 7,5 5 6,3 5 6,2 9 8 6 5,5 2 1,3 2 3,1 2 2 9 9 0,4 5 2,5 5 2,7 9 0 2 8,8 2 6,3 2 4,2 Total Col % Row % A ffin it y 82 105 111 108 Total 1 3 7 6 9, 2 7 5 0 4, 1 1 1 5 5, 2 9 5 4 4, 2 3 5 3,1 4 7 5 8,4 4 7 2 3,6 5 9 2 6,3 1 2 3 7,5 3 9 0 4,4 8,8 3,9 9 3 0 7,7 2 1,4 1 8,6 6 4 1 4,3 1 3,7 1 4,8 6 0 8 3,1 1 3,2 1 4,9 1 4,5 1 5,3 2 2,2 9,3 3 6 0 8,0 7,6 7,4 8,6 5 9,2 6 8,8 6 5,8 5 2,7 2 6, 2 2 8 8 5, 3 9 7 4, 9 0,8 8 7,9 8 9,3 8 2,8 8 4, 97 113 108 87 114 110 112 104 6 9 1 9, 7 1 8 1, 1 1 2 4 2, -, 8 4 3 6,2 6 8 8 4,9 2 2, 4 6 3 6,, 1 1 9 0 4, 2 6, 1 6, 7 0, 5 7, Universe 8,7 4,5 9 2,6 8 9,3 5 4,7 8 5,6 90 152 2 3 1 8,2 1 9 5 2,2 1 8 8 2,5 4 6,1 3 6 2 5,5 8,1 7,3 Total Col % Row % A ffin it y 107 112 4 3 0 5,3 8 0 3 5,3 9 1 5 0,8 7 3 0 3,2 3 0 6 7,7 1 2 6 3 6,9 1 7 3 6 0,5 3 7,5 3 9,7 5 2 4 6,5 12 9,6 1 2,5 4 1,4 1 1 7 3 0,5 2 6,1 2 2,9 28 1 3 1 2 4,9 2 9,6 2 8,7 3 1,3 8 6 4 5,4 2 3,2 2 5,2 2 0,6 3 1 3 7,4 9 1 3,5 7,5 9 0,8 66 59 5 3,3 4 8,8 6 4,3 6 6,2 71 8 4,6 8 5,6 8 3,4 8 8,3 149 109 97 88 80 106 83 89 106 107 104 1 4 9 2 0,2 2 1 3 8 6,8 5 3,5 4 6,8 5 1,1 5 3,2 7 6,3 88 96 1 9 6 7 8,7 2 5 5 3 5,2 1 6 3 4 9,5 1 2 1 8 3,7 5 9,7 4 0,3 6 1,8 3 8,2 61 39 6 2,9 5 7,6 8 1,6 7 7,3 103 95 102 Продолжение табл. Total 4 2 3 5,, 2 1 0 9, 4 7 4 1, 1 2 1 8 3, K 1 5 5 1 2, 1 3 7 0 0, 6 2 9 2, 1 9 6 6 1, 16, 2 8 0 2 7, / 3 1 2 8 7, / 2 1 1 4 2, Продолжение табл. Universe 36 5 2,9 81 87 9 8 4 8,1 1 5 0 9 4,5 3 5,5 3 0,9 Total Col % Row % A ffin it y Total 2 0 5 1 5,3 1 0 4,6 9 5 8,7 1 3 2 4,7 8 7,2 1 7 4,3 3 6 4 9 8,8 1 1 8 5,3 8 0 1,8 4 1 8,3 1 7 4,3 2 2 6,6 2 2 6,6 2 7 8,9 2 9 6,3 1 9 1,7 2 2 6,6 1 5 6,9 0,4 0,5 0,4 0,7 0,7 0,5 0,6 0,5 0,4 0,7 0,8 0,7 0,5 0,3 0,4 0,3 1,1 0,9 2,2 2,4 1,9 1 0,4 0,5 0,5 0,7 0,7 0,5 0,5 0,4 2,8 2,7 2,8 8 6,7 87 8 7,1 0,4 0,6 0,4 0,3 * 0,2 * 8 4,6 61 5 7,6 6 6,2 50 50 5 5,6 5 3,3 5 9,1 6 6,7 9 2,3 60 4 6,2 3,5 3 3,2 5 2,9 * 1 9 1,7 2 7 7 3 1,4 8 5 4,1 7 4 9,5 2 9 6,3 1 0 4,6 1 7 4,3 1 3 9,4 2 2 6,6 244 2 0 9,2 1 5 6,9 1 0 4,6 122 0,3 0,3 0,3 60 70 7 3,1 6 2,5 7 6,9 8 0,3 80 7 0,8 7 0,6 8 3,3 7 2,2 8 6,7 7 2,7 81 8 4,6 8 6,7 6 9,2 2 4 9 2 5,2 5 9,5 6 4,4 5 9,5 6 5,8 7 9,, 1 8 6 3 2, 1 7 4, 3 1 2 0 0, 108 99 87 * 139 100 95 109 82 82 91 88 97 110 152 99 100 88 91 78 96 101 100 89 88 104 90 108 91 101 106 108 K 1 3 9,4 2 2 6, 1 8 1 2, 4 5 4 4 0, 5 9 2,6 2 0 9,2 3 1 3,7 2 6 1,5 3 8 3,5 3 6 6,0 2 2 6,6 2 6 1,5 2 2 6, 1 4 8 1, 1 1 3 3, K Universe 2,3 6 1,7 9 1,7 101 6 4 4,9 9 5 8,7 2 2 Total Col % Row % A ffin it y 115 5 7 3 4,5 8 5 4 0,8 1 8,9 18 2 0,4 5 7,7 86 95 108 1 1 1 3 7,9 1 5 8 0 9,2 3 6,7 35 3 7,7 5 7,8 8 2,1 95 103 1 2 4 2 7,7 1 3 4 5 6,1 3 4,9 39 3 2,1 6 7,9 7 3,5 112 92 1 9 1 7,3 3 1 2 0,0 7,4 6 7,4 4 9,3 8 0,3 81 Окончание табл. Total 1 /4 1 0 4 5, 1 /4 1 / 9 9 3 5, 1 /2 3 / 1 9 2 6 0, 3 /4 1 8 3 0 1, 3 8 8 6, продуктов питания в семье» для мужчин составляет 61 (значение по строке Row% для мужчин 37,3%, для всех 60,8%, (37,3%/60,8%)100=61,3461 ), а для женщин 132 ((80,1%60,8%)100=131,74132), а по потреблению кофе индексы 99 и 101 соответственно, т. е. несмотря на то, что женщин, пьющих кофе, более чем на 4 млн человек больше, чем мужчин, это различие является следствием не более активного потребления напитка женщинами, а их большей числен ностью в целом.

Пол, возраст, доход и различие возрастных и поколенческих характеристик потребителей на российском рынке Покупки и потребление значительной части товаров и услуг имеют выражен ные половые различия, хотя в последние годы происходят определенные измене ния: за руль автомобиля садится все больше женщин (до 20% водителей в Москве и около 10% по России), растет потребление мужчинами различных средств кос метики и парфюмерных товаров, например средств до и после бритья, и т. д. Но эта динамика пользования пока не изменила принципиально и не изменит в бли жайшие десятилетия роли даже в указанных товарных группах: подавляющее число машин покупается мужчинами или с их явного или неявного согласия, а живу щих одиноко или попарно мужчин принципиально больше не становится, боль шую часть косметики и парфюмерии для мужчин покупают женщины, а основ ную роль на кухне до сих пор и «во веки веков» будут играть женщины. Следует различать собственно возрастное потребление и восприятие то варов, предназначенных для определенной возрастной группы. Например, лимонады воспринимаются как подростковый, если не детский, напиток, но большую часть объема лимонадов выпивают люди старше 25 лет. С другой стороны, хотя кроссовки сейчас не считаются ни исключительно молодеж ной, ни исключительно мужской обувью, но основную роль в принятии или непринятии нового бренда на этом рынке играют юноши от 14 до 18 лет. Так же, например, широко распространено мнение, что большую часть шокола да женщины покупают для детей, но на самом деле около 90% купленного ими шоколада съедается ими самостоятельно, без чьего либо постороннего участия. Если с определением возраста покупателей обычно не бывает особых про блем, то учет последствий неизбежных возрастных изменений потребления и прогноз потребительского поведения подрастающих поколений на современ ном российском рынке может оказаться весьма неблагодарным делом. Например, в 1997 г. было выявлено, что в возрасте 16—19 лет вероятность активного потребления крема для лица — 56%, в возрасте от 20 до 39 лет — она 70—74%%, а начиная с 40 лет — каждые пять лет уменьшали вероятность активного использования крема на 5—13%. На основе этих данных самым правильным описанием рынка и распространенным сценарием развития со бытий был следующий: потребление крема для лица связано с возрастом, де вушки пользуются им сравнительно меньше, в возрасте 20—39 лет потребле ние стабилизируется, и после 40 лет происходит постепенный выход с рын ка;

новые поколения (см. данные в конце раздела) будут при самостоятель ном входе иметь аналогичную частоту потребления, а женщины старших воз растных групп будут уходить с рынка в силу возрастных изменений потреб ления (рис. 56). 80 75 70 65 60 55 50 45 40 35 30 25 20 15 10 5 19821987 19781981 19731977 19681972 19631967 19581962 19531957 19481952 19431947 19381942 19331937 19281932 Доля активных пользователей в возрастной группе,% Годы рождения Рис. 56. Доля активных пользователей кремов для лица среди женщин разных возрастов в 1997 г. (MMI 97/1) Исследование 2003 г. выявило (рис. 57), что активное потребление крема для лица в целом несколько снизилось, что не ожидалось совершенно, доля активных пользователей в вышедшей на рынок возрастной когорты 1982—1987 гг. рожде ния оказалась почти на 12% больше (в абсолютных величинах для городского на селения это почти 300 000 человек), когорта 1978—1981 гг. рождения увеличила, но не достигла уровня потребления предыдущей когортой в том же возрасте, в целом в возрасте 20—39 лет произошло уменьшение потребительской группы в среднем на 4% (около 600 000 человек), а в старших возрастных когортах доля активных потребителей увеличилась на 10% (около 1 000 000 человек). В итоге численность активных потребителей оказалась больше почти на 750 000 человек, что составляет ошибку всего на 2,7% расчетной величины и около $100 000 000 в продажах при самой сдержанной оценке. Прогноз ни по одному потребительско му «поколению» не оказался верным.

Активные потребители крема для лица, % 80 75 70 65 60 55 50 45 40 35 30 25 20 15 10 5 0 1982- 1978- 1973- 1968- 1963- 1958- 1953- 1948- 1943- 1938- 1933- 1928- 19231987 1981 1977 1972 1967 1962 1957 1952 1947 1942 1937 1932 1997 г. 1997 год прогноз на 2003 г., прогноз на 2003 год по данным 1997 года по данным 1997 г. 2003 г. 2003 год Годы рождения Рис. 57. Доля активного потребления крема для лица среди женщин в зависимости от года рождения в 1997 и 2004 гг.

Нужно учесть, что потребление крема для лица мужчинами существенно меньше, чем женщинами, но практически не зависит от возраста (среднее зна чение 7,6%), но после 65 лет они полностью покидают данный рынок (рис. 58);

подробный анализ причин таких половозрастных различий еще ждет сво его исследователя.

80 % половой группы 70 60 50 40 30 20 10 0 1982- 1978- 1973- 1968- 1963- 1958- 1953- 1948- 1943- 1938- 1933- 1928- 19231987 1981 1977 1972 1967 1962 1957 1952 1947 1942 1937 1932 женщины мужчины Годы рождения Рис. 58. Потребление крема для лица мужчинами и женщинами в 2003 г.

Не все товары, даже из одной товарной группы, демонстрируют одинако вую возрастную динамику потребления. Активное потребление сметаны прак тически не зависит от возраста, а потребление йогурта и кефира зависит очень существенно, причем йогурт смещен в молодые группы, а кефир в самые по жилые (рис. 59).

Активные потребители,% кефир йогурт сметана 25 20 15 10 5 1982- 1978- 1973- 1968- 1963- 1958- 1953- 1948- 1943- 1938- 1933- 1928- 1923- до 1987 1981 1977 1972 1967 1962 1957 1952 1947 1942 1937 1932 1927 Годы рождения Рис. 59. Потребление различных молочных продуктов в зависимости от возраста При определении целевой группы по возрасту в России следует учитывать не только абсолютный возраст, но и принадлежность к тому или иному поко лению (рис. 60). 10 000 000 9 000 000 8 000 000 7 000 женщины мужчины Человек 6 000 000 5 000 000 4 000 000 3 000 000 2 000 000 1 000 000 0 20— 24 года 40— 44 года 60— 64 года 30— 34 года 50— 54 года 70— 74 года 80— 84 года 15— 19 лет 35— 39 лет 45— 49 лет 65— 69 лет 10— 14 лет 25— 29 лет 55— 59 лет 75— 79 лет до 4 лет 5— 9 лет Старше 85 лет Рис. 60. Численность мужчин и женщин по возрастам (Россия, 2002 г., городское население) При возрастном позиционировании в России необходимо различать сле дующие поколения и когорты: 1. Пожилое поколение (старше 60 лет, рожденные до 1942 г.), выделение когорт нецелесообразно, в позиционировании каких либо товаров и услуг, кроме медицинских, нет необходимости (в том числе медикаментов: медика менты, специфичные для данного возраста, относятся, как правило, к рецеп турной группе, и общая их реклама запрещена). Следует учитывать также крайне низкую собственную покупательную способность данного поколения и зави симость от внешних источников финансирования (государство и взрослые дети). В случае возвращения данного поколения на рынки тех или иных товар ных групп они сохраняют чувствительность к цене и крайне редко покупают сравнительно дорогие и соответственно рекламируемые товары. 2. Среднее поколение, 35—60 лет (1942—1967 гг. рождения), с двумя когор тами российских беби бумеров 1947—1962 гг. рождения (и кооперированной с ними малочисленной военной когорты 1942—1946 гг. рождения) и «брежневс кой» когорты 1963—1972 гг. рождения. 3. Молодое поколение, 10—34 года, 1968—1992 гг. рождения, с маркетинго выми когортами 25—34, 20—24, 15—19 и 10—14 лет. Выделенные когорты раз личаются по фазам жизненного цикла и соответствующим особенностям по требления. 4. Юное поколение, рождения после 1993 г., самостоятельной роли на рын ке не играют и все покупки ими и для них опосредованы родительской пози цией. Представители промежуточных малочисленные когорт (30—34 года и 55—59 лет) для разных товаров и услуг ориентируются на более многочисленные ко горты в зависимости от индивидуальных особенностей и фазы жизненного цикла. Различия между поколениями и когортами определяются не только соб ственно возрастными характеристиками и факторами фазы жизненного цик ла, но и структурой распределения по доходным группам разных поколений и когорт (рис. 61). 90 80 70 % когорты 60 50 40 30 20 10 19821987 19781981 19731977 19681972 19631967 19581962 19531957 19481952 19431947 19381942 19331937 19281932 1923- до 1923 среднее от 1/ до 3/ 2 4 1/ 1/ 4— 2 до 1/ расходов Годы рождения Рис. 61. Доля «среднего класса» и обеспеченных групп населения в 5 летних когортах в 2002 г.

Учитывая, что женщины 30—50 лет (1953—1972 гг. рождения) контролиру ют потребление значительной части населения, эта группа является основной для позиционирования большинства продуктов питания, бытовой химии и без рецептурных лекарств. К 2008 г. доминирование на этих рынках перейдет к дамам 1973—1987 гг. рождения, а в 2004—2008 гг. будет царить двоевластие, и откроется возможность выхода на рынок новых марок товаров повседневного спроса с позиционированием на более молодые поколения (рис. 62).

8 000 7 000 6 000 5 000 4 000 3 000 2 000 1 000 1982- 1978- 1973- 1968- 1963- 1958- 1953- 1948- 1943- 1938- 1933- 1928- 1923- до 1987 1981 1977 1972 1967 1962 1957 1952 1947 1942 1937 1932 1927 «основные покупатели» ( 86% — женщины) всего Годы рождения Рис. 62. Распределение населения и «основных покупателей» в городах 100.000+ жителей по возрастным когортам (MMI 2003/1) Образование Непосредственная роль образовательного фактора на потребление незна чительна и ограничивается только выбором средств массовой информации (печатного издания, конкретной телевизионной передачи и т. д.), книг и дру гих форм информационного обслуживания. Различия в уровне образования покупателей на большинстве рынков являются или следствием возрастных особенностей (для молодых групп), или возможностью, не всеми реализуемой, для формирования более высокого уровня доходов.

Домохозяйство и семья, маркетинговый взгляд на цикл жизни Следует различать понятия домохозяйства и семьи. «Домохозяйством» яв ляется группа лиц, проживающая совместно и ведущая совместное хозяйство вне зависимости от степени родственных отношений. Семьей считаются груп пы, включающие только супругов или одного родителя и ее, его и их общих детей, проживающих совместно. Домохозяйства бывают нуклеарные, включающие только семью в узком по нимании (супруги или один родитель с детьми до 16 лет);

сложное домохозяйство, когда совместно проживают несколько семей (например, бабушка вдова, семей ная пара и ребенок 20 лет, это три поколения и три семьи) и расширенное домохо зяйство, которое может включать как прямых, так и дальних родственников и не родственников вообще, например гувернеров (таковыми являлись дворянские усадьбы, они широко распространены в странах Востока и т. д.). Цикл жизни в маркетинге выделяют на основе четырех признаков: возраст (до и после 45 лет), семейный статус (семьей считается как двое взрослых с детьми, так и один взрослый с детьми), наличие детей и возраст детей (при наличии детей старше 16 лет, такой ребенок считается «молодым одиночкой» даже при совместном проживании с родителями) (табл. 14). Таблица Критерии выделения стадии и цикла жизни 45 45 45 16 6 6 16 6 6 16 45 Статусные системы классификации Статусные системы классификации, основанные на социальном статусе главы семьи и уровне дохода, в сочетании с фазой цикла семьи оказываются наиболее применимы для выделения и описания потребительских групп. Ев ропейская классификация выделяет следующие группы для лиц трудоспособ ного возраста (табл. 15). Таблица Распределение работающего трудоспособного возраста по группам 1, 6,, 6, 5 2,7 EU12 2,0 ( ) 2 3 3,0 2,5 1, 2,0 4,0 1, 4, 2, 9, 9, 1,7,, 6, 10,3 9,8,, 5,,, 1,0 1 2,6 3,8 1, 1, 8 1 6,0 6, 10 11 12 5,0 6,0 0,8 0, 14 15 2 4,2 9,0 2, 3 0,0 1 2,6 2, 1, Тип населенного пункта и маркетинговые зоны Размер места жительства оказывает существенное влияние на структуру потребления, прежде всего за счет более высокого уровня доходов в крупных населенных пунктах, а также сказываются особенности дистрибуции тех или иных товаров и брендов. Выделяют следующие типы населенных пунктов в России: 1. Мегаполисы с численностью населения более 4 млн человек: Москва (10,4 млн) и Санкт Петербург (4,7 млн). 2. Города с населением 1—4 млн человек, таких городов 11: Новосибирск, Нижний Новгород, Екатеринбург, Самара, Омск, Казань, Челябинск, Ростов на Дону, Уфа, Волгоград и Пермь. 3. Города с численностью от 500 тыс. до 1 млн, их 20. 4. Города с численностью населения 250—500 тыс человек, их 42. 5. Города с численностью населения 100—250 тыс человек, их 93. 6. Города с численностью населения 50—100 тыс человек, их около 190. 7. Города с численностью населения 20—50 тыс человек, в стране таких 335. 8. Городские поселения с численностью от 5 до 20 тыс., их более 2000. 9. Села — более 150 000. В США выделяются «Сводные городские статистические зоны», объеди няющие город и прилегающие к нему территории, с которыми город связан трудовой ежедневной миграцией на уровне не менее 15%, выделяемых для задач статистического и экономического государственного анализа, и во многом соответствующие маркетинговым зонам. Центром такой территории считается город с населением не менее 50 тыс. человек, но город может быть признан центром области, если не менее 65% работающего населения рабо тают внутри данной области, в противном случае он включается в зону более крупного города. В России такого общего зонирования пока не проведено, что во многом затрудняет общероссийский маркетинговый анализ, но для анализа конкретного территориального рынка его проведение не представ ляет особого труда.

Географические, этнические и другие социально демографические факторы на российском рынке На российском рынке выявляются определенные географические особен ности потребления, но собственно географические эффекты крайне редки, ограничены буквально небольшими и неустойчивыми пищевкусовыми пред почтениями более сладких вкусов на юге и мятных на севере страны. Большая часть собственно географических различий (как «в глубь» от боль ших городов до деревни, так и «в ширь» от Калиниграда до Южно Сахалинс ка) определяется особенностями не населения, а дистрибуции тех или иных товаров. Например, на Дальнем Востоке довольно высоко потребление соевых соусов (в разы больше, чем в целом по стране), практически отсутствующее на других территориях страны, и особым брендовым изолятом является Санкт Петербург, на рынке которого имеется довольно большое количество брендов финского и собственного производства, отсутствующих на остальной терри тории страны. Остальные имеющиеся различия определены историческим развитием дан ного рынка, очередностью выходов товаров и брендов на рынок, во многих товарных группах по физическому объему доминируют местные производите ли, но практически во всех товарных группах большую часть денег собирают международные и национальные бренды. Роль этнических (и часто связанных с ними религиозных) факторов на рос сийском рынке невелика, так как представленность любой неславянской эт нической группы сравнительно мала: более 80% населения составляют русские, еще около 5% — украинцы и белорусы, повседневная структура потребления которых существенно различается только в анекдотах, и уж точно не различа ется у проживающих на территории России. Самую большую этническую груп пу, от которой можно было бы ожидать отличающуюся от славянского населе ния структуру потребления, составляют татары, которых в стране до 6 млн че ловек, т. е. около 4% населения страны, и другие традиционно принадлежа щие к исламу национальности. Общая численность ориентированного на ис лам населения составляет по разным оценкам от 15 до 20 млн человек. Но за годы советской унификации доля сохранивших традиции хотя бы пищевого потребления в соответствии с религиозными предписаниями стала мала, тер риториальная сегрегация таких людей практически отсутствует, и в результате рентабельность торговых предприятий с подобным позиционированием вне культурно религиозных центров крайне низка;

соблюдающие религиозные предписания люди вынуждены бороться с организационными трудностями со блюдения этих предписаний самостоятельно. Это касается и соблюдения ре лигиозных предписаний православным населением России: по данным тор говли, снижение продаж мясных продуктов во время Великого поста наблю дается только в первые 2—3 недели (во время поста — не самые строгие), а потом возвращаются к обычному уровню;

аналогичная картина 2—3 недель ного спада в начале поста (а не в конце, что больше бы соответствовало рели гиозному смыслу ритуала) наблюдается и в активности посещения таких спор ных общественных мест, как казино. На российском рынке иногда выявлются случаи влияния религиозной иден тификации на предпочтение торговых марок: вероятность предпочтения воды VERA в 1998 г. у православных была в 1,5 раза выше, чем респондентов, счита ющих себя атеистами или людьми нерелигиозными, также у православных на 13% выше было предпочтение воды «Святой источник». Но самое большое различие в предпочтении было по воде БАМИ, т. е. фактор религиозной иден тификации имеет весьма слабое влияние на общее потребительское поведе ние. т. Психологическая сегментация: характер, мотивация, «стиль жизни» и т. д.

«… когда чемпионом мира по гольфу является негр, лучшим репером белый, американцы обвиняют французов в снобизме, а Германия отказывается воевать…» Под психологической сегментацией часто понимают довольно разнообраз ные с собственно психологической точки зрения подходы: 1. Собственно «психологический» или, что правильнее, «характерологичес кий» подход, когда утверждается, что люди с различными особенностями ха рактера (например, интроверты против экстравертов) предпочитают различ ные бренды именно исходя из своих психологических особенностей. В целом любой «характерологический» подход рассматривает покупателя как импуль сного человека, падкого на различного рода стимулы, «близкие к его психоло гическому типу», хотя приписывание такого поведения тому же интроверту входит в противоречие с описанием самого типа и, в известном смысле, нечув ствительностью интровертов к внешнему влиянию, в том числе и к рекламе (т. е. последовательное применение такого подхода должно приводить всегда к решению о позиционировании только на экстравертов). Любая попытка при менения характерологического подхода сталкивается с проблемой немонотон ной связи между психологической характеристикой и вероятностью предпоч тения того или иного бренда, что противоречит самой психографической ги потезе. 2. «Мотивационный» подход, от входящих во все учебники маркетинга не правильно переводимой и трактуемой пирамиды потребностей Абрахама Мас лову и увлекательного в своей сексуальной озабоченности психоанализа, че рез активное игнорирование собственно мотивационной психологии, к раз личным семиотическим построениям. В общем виде всегда декларируется «бес сознательное влечение» человека к тем или иным товарам или брендам и вно сит известную путаницу в вопрос реакции на ключевую лексику и невербаль ные стимулы при их использовании в рекламе: массовые потребительские груп пы реагируют на значимые слова и изображения без их интерпретации, они служат опознавательными «ярлычками» без активации всех возможных ассо циаций и значений (как утверждает семиотический подход);

хорошо если вы зывают ассоциации, хотя бы относящиеся к данному товару. 3. «Ценностный» или «смысловой» подход, весьма похожий на «мотиваци онный», но отличающийся от него прежде всего декларацией осознанности связи между потребительским выбором и признанием значимости покупки данного бренда для подтверждения своей приверженности той или иной мо ральной или групповой ценности. В известном смысле получить такие связи в рамках структурированной беседы не представляется чем то трудным и слож ным, так как при определенном плане беседы все люди заканчивают объяс нять свое поведение и предпочтения ограниченным списком ценностей или смыслов (см.: Леонтьев Д.А. Методика предельных смыслов. М. 1999). Обла дая известной психотерапевтической ценностью данный подход неприменим для решения маркетинговых задач, так как «смыслозначимость» покупок (т. е., утрируя, некоторая дополнительная значимость к бренду жвачки, кроме того, что ее можно жевать лучше других) вообще то на порядок меньше, чем другие повседневные действия. Соответственно все построения типа «выбор марки подсолнечного масла — это экзистенциальный выбор добросовестной хозяй ки, законопослушного бухгалтера, заботливой матери и страстной жены...» являются околопсихологическими, ничего не значащими спекуляциями. 4. Социопсихологические подходы, как ценностно ориентированные, так и подходы типа «стиля жизни», по частоте использования в последние годы превосходят все остальные формы заблуждений, так как входят неотъемлемой частью в такую околопрофессиональную спекуляцию, как «интегрированные маркетинговые коммуникации», а в общем случае являются ничем не дока занным утверждением, что «стиль жизни» формирует набор брендовых пред почтений. Даже на рынке одежды, самом традиционном примере обоснова ния «стиля жизни» в маркетинге, конкретный человек участвует в нескольких товарных сегментах: повседневная одежда, одежда для отдыха, одежда для ра боты, одежда для праздника, — и в таких сегментах, как повседневная одежда и одежда для отдыха, является покупателем нескольких брендов с самым раз ным позиционированием. Конечно же, психически здоровый человек в раз ных ситуациях ведет себя по разному, но даже если предположить, что чело век выбирает бренд одежды исходя из его (бренда) позиционирования, то тог да следует признать, что выбор осуществляется на основе признания на суще ствование определенного стиля жизни (и тогда набор брендов может быть нео граничен, и они никак не будут связаны между собой), но вовсе не обязатель но покупатель после покупки бренда должен себя вести именно так, как изоб ражено в рекламе, чтобы быть довольным покупкой.

5. Политэкономические подходы, при которых выделяемым группам, описанным выше, по социоэкономическому статусу приписываются опре деленные психологические особенности по тому или иному из описанных психологических подходов, не имеют ни малейшей содержательной цен ности, так как более малочисленные высокодоходные социальные страты обладают гораздо большей психологической вариативностью, чем низко доходные страты, и получаемые в результате такой сегментации психогра фические группы статистически ничтожны и никак не связаны с какими либо различиями в медиапредпочтениях. Для задач политического марке тинга изучение структуры мотивации различных страт может быть и ока зывается эффективным, но перенос такого подхода в маркетинг товаров и услуг неэффективен. Анализ репрезентативных исследований потребления демонстрирует сла бость психографического подхода в принципе. Если предположить выражен ное влияние психографических особенностей, как бы они ни определялись, на потребление, то доказательством такого влияния было бы формирование «групп брендов» различных товарных групп, предпочитаемых людьми опреде ленного психологического типа. Но при таком анализе выявляется, что пред почтение брендов различных товарных групп формируется практически неза висимо друг от друга. Например, потребители таких разных по эмоционально му и психографическому позиционированию напитков, как кофе Nesacafe Classic, Pele Classic и Elite Classic, предпочитают чай Dilmah с частотой 23,5, 17,5 и 26,5% соответственно. Как видно из приведенных данных, люди, ока завшиеся подверженными рекламе кофе с использованием производителя (Pele), такую же рекламную стратегию в отношении чая скорее отвергли, чем предпочли (Dilmah рекламируется участием в ролике хозяина и руководителя фирмы производителя), хотя в соответствии с любым психографическим под ходом должны были оказаться чувствительны к сходной коммуникационной стратегии. Самым ошибочным психографическим подходом является, конечно, «цен ностный» подход. После тридцати лет борьбы за ответственный подход к вы бору бренда доля «этических брендов» в Великобритании составила всего 2% (Эксперт. 2003. № 47 (400). С. 52), хотя более половины опрошенных заявля ют, что избегают покупать товары производителей, использующих труд детей, жестоко обращающихся с животными и вредящих окружающей среде. Анало гично при опросах до 80% потребителей выступают против проведения тестов на животных при разработке косметики, но подобная косметика занимает всего 2,1% рынка (и, конечно, не все эти продажи определяются именно этически ми причинами). Так что несмотря на высокий уровень декларирования раз личных принципов при опросах, выявить влияние моральных и социальных ценностей на выбор брендов при покупке не удается. Следует учитывать, что в падении продаж конкретных брендов в результате различных бойкотов чаще всего виноваты торговцы, отказывающиеся выставлять такие товары на полку из за опасений истерик в торговых залах ажиотированных приверженцев той или иной точки зрения. Также при исследованиях потенциала новых брендов при наличии психо графического влияния на выбор можно было бы ожидать прямой конкурен ции с одной из существующих марок, но обычным результатом является фор мирование потребительской группы нового бренда из потребителей практи чески всех имеющихся брендов (конечно, с разной вероятностью, но гораздо более объяснимой потребительскими запросами, а не психологическими осо бенностями). В заключение стоит отметить, что хотя некоторые и позволяют себе усом ниться в том, что «совершение покупок в действительности мотивировано сла бее, чем любое другое поведение» (Фоксол Г., Голдсмит Р., Брайн С. Психоло гия потребителя в маркетинге. 2001. С. 177), в смысле влияния особенностей индивидуальной мотивации дело обстоит именно так: не менее 90% соверша емых покупок во всех товарных группах являются мотивированными просты ми потребительскими привычками. Общие психологические характеристики человека не являются значимы ми предикатами выбора бренда, так же как «стиль жизни» в общем случае не является предикатом поведенческих и лексических паттернов в определенной товарной группе. При этом необходимо помнить, что предпочтение конкрет ного бренда всегда связано с использованием конкретной значимой лексики и определенными когнитивными особенностями и поведенческими паттерна ми, которых могут придерживаться психологически совершенно различные люди. Статистически значимых когнитивных, поведенческих и лексических потребительских паттернов в конкретной товарной группе принципиально мень ше, чем «стилей жизни»: на рынках массовых товаров 3—5 групп, на рынке тех нических товаров возможны также различия, связанные с уровнем дохода. Системы геодемографики Системы, объединяющие социально демографические и потребительские (в некоторых системах и психографические) характеристики путем выделения географических зон со сходным составом населения и бурно развивающиеся в США за последнее десятилетие, и называются геодемографическими систе мами. Минимальной единицей такого анализа выступает формальным обра зом определенная территория (гораздо меньше стандартной статистической зоны), это может быть административное деление (аналогично нашему райо ну), территории почтовых отделений (ZIP анализ) или квартал. Создание та ких систем основано на использовании данных переписи населения и методов многомерной статистики. Технически в такой системе может быть несколько десятков групп с разной представленностью в населении (от десятков процен тов до десятых долей процента в одной системе) и разной степенью террито риальной разобщенности. Практическая ценность таких систем для конкретного проекта оставляет желать лучшего, так как индивидуальные особенности предложения могут су щественно смещать чувствительность тех или иных групп к коммуникации и соответственно маркетинговый потенциал той или иной территории. В рам ках конкретного проекта ценность подобных систем резко возрастает через определенное время, когда накапливаются данные по достигнутым результа там на территориях и когда расчетные модели системы позволяют довольно четко ставить задачи и оценивать эффективность систем продаж. Использование таких систем в России ограничивается анализом на уровне субъектов Федерации и для Москвы — на уровне муниципалитетов, по кото рым имеется хоть какая то социально демографическая информация.

На карте раскраска муниципалитетов соответ ствует доли научных работников в населении муниципалитета;

с самой низкой долей — 10—13% — серые муниципалитеты, с самой высокой — до 28% — темного цвета. Данные 1994 г., в настоящее время территориальная сегрегация в Москве стала еще больше.

Территориальная Рис. 63. Территориальная сегрегация в Москве ЛИТЕРАТУРА ЛИТЕРА ТУРА Маркетинг, реклама Амблер Т. Практический маркетинг. — СПб.: Питер, 1999. Аронсон Э., Пратканис Э.Р. Эпоха пропаганды: механизмы убеждения, по вседневное использование и злоупотребление. — СПб.: Прайм Еврознак, 2002. Дойль П. Менеджмент: стратегия и тактика. — СПб.: Питер, 1999. Коблец Мишке Ю.А. Пороговые модели динамики агрегированного спроса. Экономика и математические методы. Т. 32. Вып. 3. — М. 1996. Котлер Ф. Основы маркетинга. 1998. С. 645—648. Корчагин А.Д. и др. Как защитить интеллектуальную собственность в Рос сии: Справочное пособие. — М.: ИНФРА М, 1995. Маркетинг / Под ред. М. Бейкера. — СПб.: Питер, 2002. Моисеева Н.К., Рюмин М.Ю., Слушаенко М.В., Будник А.В. Брендинг в уп равлении маркетинговой активностью. — М.: Омега Л, 2003. О’Шонесси Дж. Конкурентный маркетинг: стратегический подход. — СПб.: Питер, 2001. Рамазанов И.А. Мерчендайзинг в торговом бизнесе. — М.: Деловая литера тура, 2002. Ришар Ж.Ф. Ментальная активность. Понимание, рассуждение, нахожде ние решений. — М.: Институт психологии РАН, 1998. Садмен C., Брэдберн Н., Шврац Н. Как люди отвечают на вопросы: примене ние когнитивного анализа в массовых обследованиях. — М.: Институт фонда «Общественное мнение», 2003. Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. — М. 1993. Солсо Р.Л. Когнитивная психология. — М.: Тривола, 2002. Тхостов А.Ш. Психология телесности. — М.: Смысл, 2002. Уэллс У., Бернет Дж., Мориарти С. Реклама: принципы и практика.— СПб.: Питер, 1999. Чармэссон Г. Торговая марка: как создать имя, которое принесет миллионы. — СПб.: Питер, 1999. Aaker D. Bulding strong brands. — 1996. Abraham, Magid M and Lodish, Leonard M. Getting the most out of advertising and promotion, Harvard Business Review. № 3. 69. May—June 1990;

MRA. № 3. 69. May—June 1990. Broadbent S., Haarstick K. Accountable Advertising. Wie sich Werbung rechnet. — 1999. Brown G. (1994) см. Documenting the Effectivenes of Magazines in the Media Mix. MPA, 1999. Vakratsas D. 1999 Ambler T. How advertising works: what do we really know// Journal of Marketing. Vol. 63. P. 26—43. Chong J. K., Ho T. H., S.Tang Ch.. Product Structure, Brand Width, and Brand Share. Working Paper 98 013. The Wharton School. Dickson P., Sawyer A.G. The price knowlegde and search of supermarket shoppers. Journal of Marketing. Vol. 54 (July 19990). P. 42—53. Jones J.P. The ultimate secrets of advertising. 2000. Krugman H.E. Brain Wave Measures of Media Involvement. Journal of Advertising Research, February 1971 (в How advertising works: The role of research) ad. J.P.Jones. Sage. 1998. Maddock R.C. Marketing to the Mind: right brain strategies for advertising and marketing. — Quorum books, 1996. Mayer H. Werbepsychologie. 1993. Measuring advertising effectiveness. — LEA, 1997. Schmitt B. Marketing aesthetics: the strategic management of brands, identity, and image. — The FREE PRESS, 1997. Silk A.J., Geiger F.P. Advertisement size and the relationship between product usage and advertising exposure, Journal of Marketing Research. № 9. P. 22—26. Starch D. Principles of advertising. 1923 (1925). Sutherland M., Sylvester A. Advertising and the mind of the consumer. 2000. Лингвистика, семантика Квадратура смысла: Французская школа анализа дискурса. — М.: ОАО ИГ «Прогресс», 1999. Клемперер В. LTI. Язык третьего рейха. Записная книжка филолога. — М.: Прогресс Традиция, 1998. Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: Советская энцикло педия, 1990. Тодоров Ц. Теории символа. — М.: Дом интеллектуальной книги;

Русское феноменологическое общество, 1998. Соломоник А. Язык как знаковая система. — М.: Наука, 1992. Артемьева Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики. — М.: На ука;

Смысл, 1999. Источники для экспертизы по различным критериям оценки нового слова. Фонетический и психолингвистический критерий Мягкова Е.Ю. Эмоциональная нагрузка слова: опыт психолингвистическо го исследования. — Воронеж: ВУ, 1990. Мир звучащий и молчащий: Семиотика звука и речи в традиционной куль туре славян. — М.: Индрик, 1999. (Библиотека Института славяноведения РАН.11) Журавлев А.П. Фонетическое значение. — ЛГУ. 1974. Журавлев А.П. Звук и смысл, М, 1981. Любимова Н.А. и др. Звуковая метафора в поэтическом тексте. — СПб.: СПУ, 1996. Система лингвистического анализа ВААЛ: http://www.vaal.ru Лексический критерий Ожегов С.И. Словарь русского языка (любое издание). Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4 т. — СПб.: Терра Азбука, 1996. Черных П.Я. Историко этимологический словарь современного русского языка. В 2 т. — М.: Русский язык, 1993. Обратный словарь русского языка. М. 1974. Частотный словарь русского языка. — М.: Русский язык, 1977. «Русский филолог», словарно справочная система по русскому языку для Microsoft Windows. http://www.agama.ru/Rfil.htm Семантические и ассоциативные критерии Русский семантический словарь. Толковый словарь, систематизированный по классам слов и значений. РАН Инт т русского языка. — М.: Азбуковник, 1998. Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. Первый вы пуск. — М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. Русский ассоциативный словарь. В 2 т. — М. 2002. Словарь усилительных словосочетаний русского и немецкого языков. — М.: Русский язык, 1997. Словарь синонимов русского языка (любое издание). Абрамов Н. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. — М., Русские словари, 1994. WPS, служба мониторинга СМИ. http://www.wps.ru Национальная электронная библиотека (материалы СМИ в полнотексто вой форме) http://www.nns.ru Тест на восприятие: Петренко В.Ф. Основы психосемантики: Учеб. пособие. — Смоленск: СГУ, 1997. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М.: МГУ, 1988. Толстая Ю.Н. Измерение в социологии: Курс в социологии. — М.: ИНФ РА М, 1998. Osgood C.E., Suci G.J., Tannenbaum P.H. The measurement of meaning. 1957 (1975). Davis J.J. Advertising Research: Theory and Practice.ы 1996 Юридические вопросы Для не юристов вполне достаточно: Корчагин А.Д. и др. Как защитить ин теллектуальную собственность в России: Справочное пособие. — М.: ИНФ РА М, 1995. При работе с английским написанием имен брендов American Heritage Dictionary of English language (любое издание). Bartlett’s Roget’s Thesaurus (любое издание). Bookshelf Microsoft, CD с коллекцией англо английских словарей.

ПРИЛОЖЕНИЕ ТЕСТИРОВАНИЕ РЕКЛАМЫ При обсуждении проблемы изучения креатива обычно происходят две ти пичные подмены: первая заключается в подмене предмета обсуждения, когда проводят знак равенства между творчеством как таковым и креативом, являю щимся творчеством с четко поставленной целью;

второй подменой служит попытка креативщиков обвинить в своей, преимущественно творческой, бес помощности других участников коммуникативного процесса. Конечно же, использовать для произведений искусства критерии общей понятности, узнаваемости, запоминаемости и информационной содержатель ности было бы странно. Также странно не использовать указанные критерии или использовать собственно эстетические критерии для оценки продукции креативщиков сектора массовых коммуникаций. О том, что сами по себе твор ческие вопросы и успехи в рекламном креативе никого не интересуют, а заказ чику нужен всего лишь тем или иным образом оформленный призыв покупать (в рекламе) или верить (в PR), часто забывают. Вторая типичная подмена заключается в том, что изучение творчества, на сегодняшний день разложившее результаты любого творчества на все возмож ные составляющие1, пока, и по всей видимости никогда, не сможет решить «обратную задачу анализа» — из полученных в результате элементов, как из конструктора, «собрать» эффективное творческое решение. Креативщики же в случае отрицательного результата теста начинают или подвергать сомнению и выполнимость «прямой задачи» — оценку результатов их творческих потуг, — или требовать от исследователей прямого указания типа «скажите, что нам де лать, мы сделаем». Они не правы ни в первом, ни во втором случае, так как в первом случае они, как правило, абсолютно не понимают, что именно подвер гают сомнению, а во втором случае подобные заявления ставят под сомнение их должностное соответствие. Обычно же и то и другое им прощается, хотя почему креативщикам прощается требование указать, что же именно им нуж но делать, остается непонятным уже много лет. Если же не заниматься личными проблемами креативщиков, то в любом определении задач бизнеса в целом и массовой коммуникации в частности, критерий измеримости результата является обязательным критерием любой задачи. Конечно же, за полтора столетия существования рекламы в нынешнем понимании и столетие бурной пропаганды (которой дочерью, не признающей родителя, является PR) были разработаны весьма эффективные методы тести рования любых возможных коммуникативных материалов. Тестирование рекламы служит одной из самых конфликтных областей реклам ной деятельности, так как всегда есть кто то, кто конкретными результатами тестирования недоволен. Если игнорировать неизбежный ущерб самооценке 1 Музыка — Narmour, 1990;

изобразительное искусство — Петров В. М. 2000;

текст — см.: Проект ВААЛ, www.vaal.ru;

анализ методов визуализации в массовой коммуникации — Gaede, 2000;

рекламый текст — Х. Кафтанджиев, 1995.

проигравших креативщиков, тестирование рекламы является необходимым и эффективным способом выбора тех рекламных материалов, которые можно использовать для манипулирования потребительским выбором в данный мо мент на конкретном рынке. Для того чтобы реклама могла оказать воздействие на потребителя, она дол жна соответствовать всего двум взаимосвязанным, но отдельным критериям: 1) порождать у потребителя достаточно высокий уровень ожиданий к каче ству рекламируемого товара/услуги («рекламное обещание»), чтобы в ситуа ции выбора у потребителя были основания в предпочтении именно данного рекламируемого товара;

2) быть выявляема как отдельное событие в общем информационном потоке.

!

Такой критерий, как «творческий характер рекламы», для генерирования эф фекта для рекламы не является ни значимым, ни обязательным, но основной проблемой в этом все таки является тот печальный факт, что пока никто не смог сформулировать сами критерии «творчества» (не как процесса работы креатив щиков, а как критериев оценки результата их работы). Более того, не менее 95% рекламных бюджетов тратится для убеждения таких целевых групп, которые можно объединить под общим ярлыком «обыватели», которых ни вопросы твор чества как такового, ни художественные приемы или использование конкрет ного тропа в тексте рекламы не волнуют и не интересуют. Не должно это инте ресовать и рекламодателя, ему просто необходимы эффекты и от оплаты рабо ты креативщиков, и от оплаты медиаразмещения.

Как выявлять соответствие указанным критериям на претесте (до реально го медиаразмещения) рекламы, известно уже достаточно давно, но наиболее информативные методы претеста рекламы на сегодняшний день вытеснены на обочину рекламной практики дурным методом под названием «фокус груп пы». Любовь к фокус группам психологически легко объяснима, но к задачам тестирования эта любовь не имеет никакого отношения: во первых, это един ственный метод исследования, при котором заказчик может не только присут ствовать, но и непосредственно влиять на проведение исследования и, во вто рых, на фокус группе можно без особых усилий получить именно тот резуль тат, который хочет заказчик. Учитывая, что задачей претеста рекламы является не получение как тако вых мнений потребителей, а вполне конкретных данных по прогнозу, какой доле потребителей выявляемо и насколько привлекательно и адекватно реаль ным качествам объекта рекламы «обещание» рекламного объявления (реклам ного ролика). Ответ на первый вопрос требует проведения в той или иной сте пени репрезентативных социологических исследований или тестовых реклам ных кампаний, для которых необходимо уже наличие рекламных материалов, отобранных по второму критерию. В связи с этим начнем рассматривать мето ды тестирования рекламы на соответствие именно этому критерию. ДИАГНОСТИКА «ОБЕЩАНИЯ РЕКЛАМЫ» Повторимся, что все творческие приемы, которые могут быть использова ны в рекламных материалах, интересуют рекламодателя не сами по себе, а ровно в той степени, в какой они повышают привлекательность его предложения, насколько эффективно «обещание рекламы». В одном из редких исследова ний надежности методов теста, осуществленным фирмой MCColum/Spielman (Батра Р. и др. Рекламный менеджмент. 1999. С. 477), было установлено, что гораздо большей эффективностью обладают ролики, вызывающие повышен ные ожидания к товару (смещение отношения к товару), чем ролики с хоро шими показателями формирования осведомленности марки (рис. 1.1).

90% Успешные кампании ( анализ 412 кампаний) %, 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% Низкая ОСВ/ малое Высокая ОСВ/ малое Низкая СМОТН ( 47) СМОТН ( 67) ОСВ/ большое СМОТН ( 110) Высокая ОСВ/ большое СМОТН ( 188) ОСВ — осведомленность,СМОТН — смещение отношений ( скобках — количество проанализированных кампаний) в Рис. 1.1. Эффективность кампаний в зависимости от выявляемых на тестировании рекламы эффектов Перед тем как обсуждать измерение «привлекательности», необходимо оп ределить, что же потребителем считается «привлекательным» и что вообще мо жет заставить потребителя обратить внимание на предложение. Следует помнить, что подавляющее число совершаемых конкретным чело веком покупок для него абсолютно незначимо и совершается в полуавтомати ческом режиме. Несмотря на такое равнодушное отношение к своим покупкам, известно, что до 40% рекламных кампаний вызывают изменение потребительс ких предпочтений (Jones, 2000). Правильнее было бы говорить, что именно бла годаря такому потребительскому равнодушию реклама вообще обладает эффек тивностью, так как в случае широкого распространения активного, а тем более ценностно ориентированного отношения к своим покупкам во всех товарных группах (в среднем в России за одно посещение дискаунтера совершается 7—12 покупок, супермаркета — 20—30 покупок;

домохозяйка семьи среднего россий ского достатка за год совершает покупки в 200 товарных группах), потребители бы игнорировали конкурирующие сообщения и никогда бы не меняли своих предпочтений. Но так как даже по отношению к сложным техническим товарам группа «озабоченных» потребителей составляет 8%, а в товарах массового по вседневного спроса и того меньше (около 4%)1, то более 90% потребителей в принципе могут легко изменить (и меняют) свои предпочтения.

1 При этом в группах товаров с высокой эмоциональной значимостью на самом деле гораздо меньшая лояльность, чем в товарах с низкой эмоциональной значимостью. Например, потребление кремов для лица и одежды, товаров с одной из самых высоких эмоциональной значимостью, широко распространен «потребительский промискуитет» — одновременное потребление более одной марки.

Изменение предпочтения при покупке под воздействием рекламы1 являет ся результатом прежде всего возрастания «перцептивной готовности»2 в не продолжительное время перед и сразу после покупки3. Таким образом, рекла мистов в первую очередь должны интересовать те факторы, которые позволя ют более активно использовать эффекты «перцептивной готовности» потре бителей для изменения их поведения (рис. 1.2). Основным фактором утилиза ции перцептивной готовности в своих корыстных целях является наличие в рекламном сообщении однозначно воспринимаемой информации о важных для потребителя в данном товаре качествах («структурное описание») и, по воз можности, обладать значимым семантическим значением (сообщения типа «этот товар является не просто хорошим товаром, но и предпочитается боль шим числом потребителей» или сообщение о производителе) и обладать эф фектом «отнесения к себе» (сообщения типа «если вы веселый человек, все веселые люди предпочитают этот товар, значит, этот товар для вас»).

Относительный показатель воспроизведения,% 700 600 500 400 300 200 100 структурное описание семантическая значимость «отношение к себе» Рис. 1.2. Степень воспроизведение слова в зависимости от контекста сообщения 1 Не все изменения предпочтений являются результатом действий той марки, на которую произошло переключение, часто это оказывается результатом отсутствия в магазине или неустойчивости качества предыдущей используемой марки. 2 Перцептивная готовность — эффект более раннего обнаружения различного рода сигналов в случае предупреждения об их возможности по сравнению со временем обнаружения сигнала в случае отсутствия такого предупреждения. В повседневной жизни реализуется в «селективном внимании», в результате которого люди склонны переоценивать значимость и общественный интерес (в том числе внимание СМИ) к темам, которые волнуют лично их. В рекламной практике проявляются в более ранней выявляемости рекламы марки ее потребителями и склонности потребителей приписывать понравившуюся рекламу (иногда даже из другой товарной группы) той марке, которую они сами купили в последний раз. 3 Что проявляется в большем числе спонтанно называемых марок в первые дни после и в конце цикла покупки (Пугачева Т., 2003).

Хотелось бы сразу обратить внимание на важный для рекламной практики момент, что хотя структурное описание вроде бы и является наименее эффек тивным способом сообщения, но потенциальная доля потребителей, для ко торых эта информация значима, может существенно преобладать над долей тех, кто готов конкретное сообщение включать в предлагаемые семантические отношения или соглашаться с навязываемым эффектом «отношения к себе». Проблема заключается в том, что семантические отношения, очень жесткие у конкретного человека, на социологическом уровне являются не столь суще ственными, как принято считать: классические примеры самых частых ассо циаций на слова «фрукт > яблоко» составляет по всем формам слова 8%, на слово «поэт > Пушкин» — 19%, а на слово «цвет > красный» — 18% респонден тов (см.: Ассоциативный словарь русского языка. 2002). Формирование «эф фекта отношения к себе» у сколько нибудь значимой доли потенциальных потребителей с помощью демонстрации конкретной формы поведения также представляет значительные трудности, так как очень немногие формы пове дения на социологическом уровне атрибутируются однозначно хоть со сколь ко нибудь значимой группой потребителей, причем это преимущественно не гативные (если не преступные) формы поведения, использование которых в рекламе сомнительно как в коммуникативном, так и в этическом плане. Отча сти «эффект отнесения к себе» может модулироваться на уровне сообщения о важных для потребителя качествах товара с помощью использования специ фических для целевой группы слов, фраз и метафор. Возвращаясь к вопросу о диагностике основного фактора утилизации пер цептивной готовности — наличию в рекламном сообщении однозначно вос принимаемой информации о важных для потребителя в данном товаре каче ствах, — можно утверждать, что в исследовательском арсенале есть методика, позволяющая это делать довольно точно и, что не менее важно, однозначно. Известная в маркетинговой практике и входящая в учебники как «карта вос приятия» методика, реализуемая в различных формах, восходит к семантичес кому дифференциалу Чарлза Осгуда (Osgood, 1957;

интересно, что первая пуб ликация Осгуда 1939 г., посвященная данному направлению, была как раз о тестировании радиорекламы). Технологически эта методика основана на прямой оценке респондентами наличия или отсутствия значимых потребительских характеристик (собираемых на установочном этапе исследования) у объекта рекламы (товары, услуги) с пос ледующей статистической обработкой первичных данных и получения сравни тельного значения по факторам потребительского выбора (не всегда осознавае мыми латентными). Хотелось бы особо обратить внимание, что при использо вании данной методики оцениваются не восприятие рекламы как таковой, а те ожидания по отношению к рекламируемому товару, которые эта реклама по рождает, и точкой сравнения является восприятие упаковки (логотипа) рекла мируемого товара (услуги). Такая технология исследования позволяет не только выбрать лучший из предложенных вариантов рекламы, но и выяснить, выпол няет ли поставленную задачу (порождение «рекламного обещания») хотя бы один из имеющихся вариантов, чего не позволяет ни один из других альтернативных методов исследования. Технологически аналогично исследуется при необходимости и «эффект от ношения к себе», только вместо характеристик товара используются слова и выражения, применяемые при описании людей, и респонденты отвечают на вопросы типа «Человек, покупающий данный товар, окружающими воспри нимается, оценивается как …» с последующей статистической обработкой. Технология исследования по «карте восприятия» позволяет оценивать лю бые рекламные и коммуникативные материалы: варианты упаковки, объявле ния в прессе, сценарии и раскадровки рекламных радио и ТВ роликов, а так же общее восприятие финальных вариантов съемки и записи (оценка марки после просмотра/прослушивания), наружную рекламу, POS материалы и т. д. При этом методика не дает «ложноотрицательных» результатов (исключение потенциально эффективные материалы), но для аудио и видеорекламы, а также наружной рекламы может давать «ложноположительные» результаты (вклю чение неэффективных материалов). Связано это с тем, что при проведении исследования людей знакомят с ва риантами «принудительно», т. е. они читают сценарий или читают и рассмат ривают раскадровки или финальные версии полностью и оценивают рекламу полностью, а при реальном просмотре/прослушивании наличие раздражаю щих моментов вызывает выход из контакта (в предельном случае — переклю чение телеканала или радиостанции), и потребитель так и остается в неведе нии, что происходило после раздражающего момента. Для исключения таких «ложноположительных» вариантов из дальнейшей работы необходимо прове дение тестирования аудио и видеоматериалов по методике BAAR, относящихся к real time responds методам исследования коммуникационных материалов, ко торую мы рассмотрим подробно ниже. «Ложноположительные» результаты наружной рекламы ограничиваются двумя факторами: 1) использованием для значимых надписей мелких шриф тов, легко читаемых на листе при рассматривании с расстояния 30—50 см, но совсем неразличимых при реальном размере на рекламной поверхности и 2) низкоконтрастные и/или блеклые макеты, а также с большим количеством деталей, которые могут тест пройти, но при реальном размещении не выяв ляться участниками движения. Первая проблема решается довольно просто, запретом использования для макетов формата А4 шрифтов менее 48 пунктов (при масштабировании на реальную поверхность 3х6 м высота букв будет со ставлять необходимые 30 см), а вторая может решаться в исследовании с ис пользованием тахитоскопа. BAAR: ТЕСТИРОВАНИЕ АУДИО И ВИДЕОРЕКЛАМЫ Метод BAAR, относящийся к методам real time responds (реакции непос редственно при просмотре), используется при тестировании окончательных вариантов аудио и видеорекламы, а также тестирования видеороликов на ста дии аниматика (последовательность основных статичных сцен будущего ви деоролика). Метод заключается в непосредственном выражении респондентами отно шения по тому или иному параметру (доверие к товару, эффект «отношение к себе», общее эстетическое восприятие) предъявляемому аудио или видеома териалу путем вращения ручки специального датчика. Метод весьма экологи чен, так как тестируемые материалы предъявляются включенными в блоки, состоящие из активно транслируемых на момент исследования реклам. Безус ловно, реакции, даваемые при тесте, более выраженные, чем при реальном просмотре, но методика не дает ни «ложноположительных», ни «ложноотри цательных» результатов. Более того, тестирование с использованием BAAR не позволяет исключить из использования ролики, которые коммерчески весьма эффективны, но могут вызвать активную негативную общественную реакцию (типа «тети Аси» — средства для мытья посуды Ace, которую помянули недо брым словом в российской прессе более 400 раз и которую сильно ругают на фокус группе, но при тестировании BAAR рука ни у кого не дрогнет). Весьма значимым основанием использования BAAR является возможность выявления в аудио и видеоматериалах моментов, которые оказывают значимое влияние на формирование мнения зрителей (и переключения канала во время «просмотра»), но ими не запоминается (известная ошибка в рекламе детского Тай ленола, когда семантическая ошибка в построении фразы «врачи и педиатры Аме рики» вызвала негативное отношение российских педиатров и привела к значи тельным финансовым потерям;

правильная фраза — «терапевты и педиатры». Возможность выявления таких моментов основывается на известном фе номене идеомоторных реакций, т. е. опережающей двигательной реакции по сравнению со временем осознавания отношения к стимулу. При этом идеомо торные реакции при негативных раздражителях имеют более выраженный ха рактер, так как негативные стимулы в общем случае воспринимаются как уг рожающие физической безопасности и их следует избегать. Кроме собственно оценочных данных, BAAR позволяет определить долю потребителей, которую данное аудио или видеосообщение может привлечь и заинтересовать при реальном просмотре. Учитывая, что тестирование рекламы проводится всегда на представителях целевых групп, полученные данные нельзя экстраполировать на всех потен циальных зрителей и покупателей. Для получения подобных данных необхо димо проведение тестовых рекламных кампаний, организацию и условия про ведения которых мы рассмотрим ниже. ТЕСТИРОВАНИЕ РЕАЛЬНОЙ ВЫЯВЛЯЕМОСТИ И ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ СТАРЧА ЭФФЕКТИВНОСТИ РЕКЛАМЫ В ПРЕССЕ: МЕТОД СТАРЧА Для оценки рекламы в прессе уже к началу 1920 х годов прошлого столетия Даниелем Старчем был разработан довольно трудоемкий, но достаточно ин формативный метод пре и посттеста рекламы в прессе. В претестовом варианте метод заключается в сплошном просмотре одного или нескольких изданий с последующим повторным предъявлением интере сующих исследователей объявлений целиком или их частей с определением уровня воспоминания тестируемых объявлений. Полученные результаты вос поминания сравниваются с предельными значениями воспоминания для дан ной товарной группы, полученными в результате более чем 60 летней практи ки Старча (для исключения объявлений, имеющих наведенный самой проце дурой исследования уровень запоминания). В процедуре посттеста сначала определяется, читал ли респондент издание, в котором была исследуемая реклама, а затем диагностируется уровень воспо минания конкретной рекламы и ее элементов. Уровень ошибочного узнава ния невелик, и метод очень информативен. ТЕСТИРОВАНИЕ РЕАЛЬНОЙ ВЫЯВЛЯЕМОСТИ И ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ НАРУЖНОЙ РЕКЛАМЫ И ПРЕССЫ: ТАХИТОСКОПА ИССЛЕДОВАНИЯ С ПОМОЩЬЮ ТАХИТОСКОПА Преимущественно для наружной рекламы, но также и для прессы, в каче стве претеста может использоваться метод тахитоскопа. Технология исследо вания заключается в предъявлении с помощью специального аппарата маке тов на время, недостаточное для полного распознавания, но формирующее в зрительной памяти «след». Накопление таких «следов» в какой то момент по зволяет человеку сформировать целостный образ объекта и распознать его. Подразумевается, что более эффективные варианты наружной рекламы долж ны распознаваться быстрее. Метод активно использовался в начале прошлого века, но являлся крайне трудоемким. Несмотря на сегодняшнее более простое решение, применяется крайне редко. МАТЕРИАЛОВ ТЕСТИРОВАНИЕ ТЕКСТОВЫХ МАТЕРИАЛОВ И ВЫСТУПЛЕНИЙ Отдельным направлением тестирования коммуникативных материалов яв ляется тестирование текстов, предназначенных как для публикации, так и для публичных выступлений. Несмотря на известную сложность и многоуровне вость данного анализа (рис. 1.3), на сегодняшний день существуют эксперт ные системы, прежде всего программа ВААЛ, которые помогают в анализе и редактировании текстов на любую возможную тематику. Как и для других исследований потенциальной эффективности, необходи мо наличие материалов, эффективность которых доказана в «боевом приме нении». Программа позволяет сопоставлять создаваемый текст с эффектив ным, сравнивая частоты использования не конкретных слов (хотя программа может и это), а различных психолингвистических категорий (мотивация, сис темы репрезентации и т. д., всего более 100 категорий). Более подробно с принципами работы и результатами использования про граммы ВААЛ можно ознакомиться на сайте www.vaal.ru. Использование указанных методов претеста потенциально может резко повысить эффективность коммуникативных материалов. Только опасения по поводу ущерба своей самооценке как клиентов, так и креативщиков ограни чивают широкое использование методов претеста. Описанные выше методы претеста являются лабораторными экспери ментами или исследованиями типа desk top. Единственным способом ре ального тестирования рекламных материалов служит проведение тестовой рекламной кампании. При ее проведении выбирается город, в котором мож но обеспечить изолированное рекламное давление в необходимых видах СМИ, проводится рекламная кампания и анализируется динамика продаж в данном городе (по доле продаж в товарной группе) и/или сравнивается с уровнем продаж в контрольном городе. Длительность тестовой рекламной кампании должна быть не менее 2 циклов покупки данного товара или 1,5 ме сяца для товаров импульсного спроса (в некоторых публикациях указыва ется, что для получения точного прогноза необходимо проведение годовой тестовой кампании, но это целесообразно только для абсолютно нового продукта). Уровень анализа Уровень анализа Лингвистический уровень уровень Идентификация:Кто я? ( текст предназначен для меня/ для иного) Лингвистический Уровень Уровень восприятия восприятия Уровни Уровени коммуникации коммуникации ТЕКСТ ТЕКСТ Организция Организа текста ция текста Социально Социальнопсихологический психологический (осознаваемый ( осознаваемый и и подсознательный) подсознательный) ПРЕДЛОЖЕН ПРЕДЛОЖЕНИЕ ИЕ Грамматический Грамматичес Граммати кая форма ческая форма предложения предложения СЛОВОСОЧЕ СЛОВОТАНИЕ СОЧЕТАНИЕ Психологический Психологический ( осознаваемый и (осознаваемый подсознательный) и подсознательный) Лексический Грамматичес Граммати кая форма ческая форма слова слова Мотивация: Почему я это Мотивация:Почему я это делаю? Как я это делаю? делаю? и Как я это делаю? (я согласен/гн согласен ( согласен/не согласен с я с оценками, интерпретацией, оценками,интерпретацией, целями и задачами, формами целями и задачами,формами реализации и достижени реализации и достижения целей) целей) СЛОВО СЛОВО Значение Значение слова слова Репрезентация: Репрезентация:Как Как описывается описывается мир? мир? (теплый/холодный, яркий/ ( теплый/ холодный,яркий/ тусклый,тихий/ громкий и и д.д.) тихий/громкийт.т.) Фоне Фон тичес етический кий Звуковой Звуковой Сенсорный Сенсорный (подсознательный) ( подсознательный) Физиология: Что чувствует Физиология: Что чувствует говорящий к теме говорящий к теме текста? Какие текста? Какие чувства испыты чувства испытываю я? ваю я? Одинаковые ли чувства Одинаковые ли чувства у нас? у нас?

Рис. 1.3. Уровни анализа текста ПРИЛОЖЕНИЕ КРИТЕРИИ КОНТЕНТ АНАЛИЗА ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ ЛЕКСИКИ И ТЕКСТОВ СМИ При разработке брендов и рекламных материалов наиболее целесообразно использование ключевой потребительской лексики конкретной целевой груп пы. Также довольно часто встает задача анализа текстов СМИ для диагности ки их позиции по тому или иному поводу. Ниже дано описание стандартных критериев контент анализа, реализованных в программе ВААЛ (www.vaal.ru). При решении конкретных задач может потребоваться создание специальных категорий анализа, программа позволяет это сделать, но 90% задач решается с помощью приведенных ниже. МОТИВАЦИОННЫЙ АНАЛИЗ Общая структура мотивации При всех разнообразных подходах к ответу на вопрос «Что обозначает сло во «мотивация?» за последнее столетие сформировалось некоторое общее со гласие по поводу того, о чем же именно спрашивают. Под словом «мотивация» понимают совокупность «целей, причин и форм деятельности» человека (Хек хаузен Х., 1986). В структуре мотивации выделяют следующие составляющие. Потребность — внутренняя сила индивида, побуждающая к осуществлению качественно определенных форм активности (деятельности), необходимых для сохранения и развития. Мотив — цель («материальный или идеальный предмет»), которая побуж дает и направляет на себя деятельность индивида и ради которой деятельность осуществляется. Инструментальная деятельность — конкретные действия (физические или ментальные) индивида по удовлетворению потребности. Эмоции — непосредственное переживание значимости действующих на индивида явлений и ситуаций для осуществления его деятельности («состоя ние»), прогноз результатов деятельности («ожидания») и оценка личности, де ятельности или результатов деятельности другими людьми («оценка»). Валентность — критерии описания ситуации деятельности, влияющие на саму возможность осуществления деятельности. Категории структур мотивации Категории «потребностей» Потребности можно разделить на «внутренние», «внешние» и «факторы времени». «Внутренние» потребности («желания») являются результатом собственных желаний и потребностей индивида. Они проявляются в использовании таких слов, как «воля», «жажда», «желать», «хотеть» и т. д. «Внешние» потребности («обязательства») являются результатом влияния на индивида обстоятельств, обязательств, других людей и т. д. Они проявля ются в употреблении таких слов, как «долг», «необходимость», «обязатель ство» и т. д.

Категории «мотивов» Существующие системы классификации мотивов выделяют от двух до 30 и более мотивов. Для нашей задачи требовалось создание такой классификации, вхождение в категории которой для слов русской лексики было бы однозначным. В нашей классификации используется всего четыре группы мотивов: «дос тижение», «власть», «аффилиация» и «физиология». Мотив «достижение». В категорию «достижение» входят слова, указываю щие на выполнение деятельности, направленной на достижение и номинали зацию, относящиеся к деятельности (сделать, понять, план, задача и т. д.). К категории «достижение» относятся слова, положительно формулирую щие цель деятельности (решение, искать, успех, действовать);

к категории «не удача» — негативно формулирующие цель деятельности (ошибка, бедствие, неудача, избегать), а также слова, относящиеся к субкатегории «достижение» с негативными предлогами и приставками (не, нет). Мотив «власть». В категорию «власть» входят слова, описывающие установ ление, поддержание или восстановление своей власти, т. е. своего воздействия, контроля или влияния на другого человека, группу людей, мир в целом. К та ким типам действий относятся: нападение, атака, погоня или поимка, словес ные угрозы, оскорбления, обвинения и упреки, сексуальная эксплуатация, преступления;

достижение или демонстрация превосходства, использование слабости других;

оказание помощи, содействия, совет или поддержка;

действия по контролю посредством управления поведением, условиями жизни, сбора информации;

описание влияния, уговоров, убеждения, подкупа, спора и до казательства;

действия по демонстрации себя с целью произвести впечатление на других;

финансовая терминология. Кроме действий, к категории «власть» относятся номинализации власти, государства, армии, юриспруденции, менед жмента, сферы денег. Выделяются следующие категории власти: 1. «Действия власти» — номинализации действий власти (война, револю ция, бой) и собственно действия власти (позволить, требовать, выступать), не входящие в другие категории. 2. «Статус власти» — номинализации государственной, военной, духовной, моральной и других форм власти (Бог, закон, генерал, президент, священник, подвиг, авторитет);

характеристики значения (великий, важный, известный);

статусные действия (называться, означать). 3. «Помощь» — номинализации и действия помощи (просить, помочь, со вет, жалеть) и обучения (учитель, учить, научить). 4. «Эффекты власти» — номинализации и действия, описывающие дей ствия, направленные на получение реакций (угроза, отмечать);

реакции на действия власти (признать, благодарить);

действия, демонстрирующие власть адресата (жаловаться) ;

реактивные действия власти (сердиться, засмеяться, признать). 5. «Деньги» — номинализации (деньги, богатство), характеристики (бога тый) и действия (оценить), связанные с функциями денег как всеобщего экви валента и средства накопления, но не платежа (купить, покупать — инстру ментальная деятельность, но «подкупить» — власть). В мотиве власти также выделяют субкатегории «желание власти» и «страх власти» («положительные» и «отрицательные» для категории «эффекты влас ти» соответственно). Независимости от субкатегории к «желанию власти» от носятся все слова, связанные действиями и номинализациями власти;

к кате гории «страх» относятся реакции на действия власти, демонстрация власти адресата, реактивные действия власти, категории «желания власти» с негатив ными предлогами и приставками (не, нет). Мотив «аффилиации». К мотивации аффилиации относятся слова, описы вающие поиск дружеских связей (дружба), общения с другими (беседа), соци альную кооперацию (вместе), любовь, присоединение к группе (знакомый). Здесь выделяются следующие категории: 1. «Отношения» — номинализации и действия понятий общения (любовь, дружба, обида, игнорирование и т. д.), содержащие параметр эмоциональной оценки субъектов общения друг другом. 2. «Общение» — номинализации и действия общения, не содержащие на прямую эмоциональных оценок субъектов друг другом (гость, общение, зна комиться, общаться и т. д.). 3. «Кооперация и присоединение к группе» — номинализации и действия со вместной деятельности (вместе, сотрудничество, союзный и т. д.). Некоторые слова, содержащие ярко выраженный эмоциональный компо нент оценки события или объекта, атрибутированы также по двум субкатего риям: «надежда на поддержку» (улыбнуться, доверие) и «страх отвержения» (пе реругаться, игнорирование). Мотив «физиология». К категории «физиология» относятся слова, свя занные с наименованиями физиологических потребностей и этапов биоло гической жизни (голод, жажда, сон, дыхание, жизнь, смерть, рождение, уми рание) и действиями, направленными на удовлетворение потребностей и физиологических состояний (есть, пить, обедать, дышать, родиться, устать и т. д.).

Категории «инструментальной деятельности» Различные глаголы и номинализации рутинных действий, не несущих мо тивационных смыслов, но описывающих способы достижения целей, объеди нены в следующие категории: 1. «Движение» — слова, описывающие все виды самостоятельного физи ческого движения объекта (идти, бежать, появиться и т. д.). 2. «Перемещение» — слова, описывающие виды действий, связанных с при данием движения внешним объектам (дать, взять, кидать, нести), или действия с двигающимися объектами (принять, остановить). 3. «Манипуляции» — слова, описывающие рутинные действия (работать, заниматься, писать, тронуть, вытирать и т. д.) и события с материальными объектами (гореть, испортиться и т. д.). 4. «Ментальные операции» — слова, описывающие действия размышления и другие операции обработки информации. 5. «Восприятие» — слова, описывающие процессы сенсорного восприятия (видеть, слышать, чувствовать). 6. «Коммуникация» — слова, описывающие процессы коммуникации, транс ляции информации. В категориях «движение» и «перемещение» выделяются пространственные субкатегории: место (стоять), через (идти), вверх (поднимать), вниз (опускать), внутрь (наполнять), вовне (выпускать), к (приближаться), от (удаляться), ни куда (терять), ниоткуда (явиться), реверс (вернуться), сторона (обойти). Слова, входящие в категории «ментальные операции», «восприятие» и «ком муникация» обязательно относятся к одной из категорий репрезентации (слу ху, зрению, кинестетике или рациональной).

Эмоции Эмоциональный контекст деятельности описывается людьми не только через использование соответствующих собственно эмоциональных (радость, радостный, грусть, грустный), но и «общеоценочных» (хорошо, плохо) слов. Также эмоциональный контекст задается номинализациями, используемыми для называния других участников ситуации. Строго говоря, употребление эмо циональных слов для описания ситуации (события) является следствием про екции и антропофикации самой ситуации (т. е. рассматривание ситуации как субъекта самой себя, типичная фраза «… ситуация развивалась сама по себе»), предметов, природных явлений и т. д., так или иначе считающихся важными для говорящего при описании ситуации. Соответственно для выявления эмо ционального фона ситуации необходим учет следующих групп слов: 1. Общеоценочные слова (хорошо, плохо, тяжело и т. д.). 2. Прилагательные и номинализации, используемые для описания и оцен ки человека, включая наиболее распространенные метафоры. 3. Глаголы, описывающие эмоциональные реакции человека. В отличие от других мотивационных категорий, отнесение конкретного слова к той или иной категории весьма затруднительно по многозначности большинства слов описания «эмоций». Кроме того, для описания эмоций больше подходит не «категоризационная» схема описания, а «континуаль ная», т. е. не отнесение слова к той или иной смысловой категории, а опреде ление значения слова на определенной смысловой шкале (как правило, би полярной, но не обязательно симметричной). В качестве таких «смысловых шкал» нами использовались 15 факторов, выделенных А.Г. Шмелевым и В.И. Похилько (1982—1988 гг., программа ТЕЗАЛ). При таком подходе каждое сло во оценивается по всем пятнадцати шкалам, а «эмоциональный» профиль деятельности задается оценкой участников, их переживаниями, ожидания ми и т. д. В качестве примеров в табл. 2.1 представлены слова, имеющие максималь ные, минимальные значения по шкале («пример полюса»), и слова, которые по данной шкале имеют «нолевые значения» (т. е. этот критерий к ним непри меним). Использование факторной модели избавило нас от введения много численных категорий (по данным А.Г. Шмелева, их может быть не менее 112) и проблем, связанных с известным сравнением «умных» и «красивых». Таблица 2. Шкалы эмоциональной оценки 1. 2. 3. 4. 5. (-) (0 ) (+ ),,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,, 6., 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15., Валентность Понятие валентности было сформулировано в «теории поля» К. Левина и является суммой внешних (например, физического расстояния, времени ожи дания и т. д.) и внутренних (например, эмоции) условий ситуации деятельнос ти. «Отрицательная» валентность уменьшает активность по достижению цели, «положительная» увеличивает такие усилия. В категорию «валентностей» включены «факторы времени» (рано, поздно, вовремя), пространства (близко, далеко), прогноза (убежденность, уверен ность) и переживаний (страх). Субкатегории валентности — «отрицательная» и «положительная». МЕТАПРОГР АПРОГРАММ: МЕНТАЛЬНЫХ ДИАГНОСТИКА МЕТАПРОГРАММ: ЛИНГВИСТИКА МЕНТАЛЬНЫХ КАРТ Служебные слова как предикаты ментальных карт. Рассмотрим простой пример: Поезд идет на Москву (1) Поезд идет в Москву (2) Поезд идет к Москве (3) Все три предложения являются грамматически правильными и использу ются в повседневной речи. Но отношения поезда, пассажира и Москвы в каж дом случае свои: поезд прибудет «на город» и человек должен будет в него «спу ститься» (1), поезд «въедет в город» и человек «войдет» в него из вагона (2), поезд «подъедет к границе», которую необходимо будет пересечь (3). Конкрет ное использование того или иного варианта определяется восприятием ука занных объектов и их взаимоотношений говорящим, т. е. структурой его «мен тальной карты», а на уровне лексики это отражается только в употреблении различных предлогов. Соответственно проанализировав использование пред логов и других служебных слов в тексте, мы сможем реконструировать катего рии (и их выраженность) ментальной карты и образов объектов в тех их харак теристиках, которыми кодируется информация о товаре. Критерии ментальных карт и образных кодов Общие критерии ментальных карт: естественный семантический метаязык В различных культурах и у различных людей структура и ментальных карт, и «образного кода» может иметь те или иные особенности, но все эти особен ности можно описать с помощью ограниченного количества параметров. Со держание этих параметров, выделенных психологами, удивительным образом совпало со словами, имеющими прямые параллели во всех языках мира и оп ределенными в результате более 30 летних лингвистических исследований в рамках концепции «Естественного семантического метаязыка» (ЕСМ) под руководством А. Вежбицкой1, и посвященных «пространству» (рис. 2.1): где (ме сто), здесь, выше/над, ниже/под, до2, после, далеко), близко, сторона, внутри.

Выше/ над Сторона До/ сзади Место, Здесь, Внутри Близко, после/ впереди Далеко Ниже/ под Сторона Рис 2.1. Ментальная организация пространства См.: Wierzbicka A., Semantics. Primes and Unoversals (1996), Understanding Cultures through Their Key Words (1997);

отдельные гл. в кн.: А. Вежбицкая. Семантические универсалии и описание языков. М. 1999.

2 В ЕСМ «до» и «после» относится к разделу «время», без соответствующих параллелей в разделе «пространство». Относительно этого вопроса идет личная дискуссия автора с А. Вежбицкой, которая приводится в приложении. Изменения карты и объектов на ней (понимание возможности которых приходит довольно поздно) описывается с использованием критериев, тради ционно относимых к метафоре «времени»: когда (время), сейчас, позже, рань ше, долго, недолго, некоторое время (рис 2.2). Несложный анализ демонстрирует, что организация времени имеет «про странственное происхождение» (табл. 2.2): Таблица 2. Пространственновременные соотношения Пространство Время Где Здесь ( место) До После Далеко ( сзади) ( впереди) Близко Недолго Внутри Некоторое время Когда Сейчас До После Долго ( время) ( раньше) ( позже) Раньше Когда, Сейчас Позже, недолго Долго Некоторое время Рис. 2.2. Пространственная метафора времени «Образный код» также неодинаков в различных культурах и у различных людей, но он может быть описан ограниченным числом понятий, также пони маемых в любой культуре. Сами по себе объекты (есть/имеется, некто/лицо, нечто/вещь) «сортируются» (этот, тот же, один, два, несколько/немного, мно го/многие, весь/все, вид/разновидность, часть, вроде/как), сравниваются по кри териям «сравнение размера» (большой, маленький, больше) и «оценивания» (хо роший, плохой, правильно, не очень). Источником «образного кода» является непосредственное восприятие, опи сываемое через критерии «репрезентации восприятия» (чувствовать, видеть, слышать, знать, думать). Необходимость в коммуникации (и описания коммуникации как менталь ной карты) приводит к формированию критериев «репрезентации описания» (сказать, слово);

осознания «участников коммуникации» (я, ты, другой, люди);

«самосознания» (тело, жить, умереть, хотеть, иметь, мочь, делать, двигать ся) и «атрибуции событий» (произойти/случиться, может быть, потому что/ из за, если, если бы).

Ментальная карта пространства Структурные слова, используемые для организации пространства, можно разделить на две группы: организующие пространство (в русском языке 56 лек сем, 25% словоупотреблений языка) и описывающие движение (17 лексем, 4% словоупотреблений языка) в этом пространстве. Конкретные служебные слова русского языка в подавляющем числе случа ев задают организацию пространства более чем по одному критерию ЕСМ. Большая часть из них посвящена описанию «внутри, в центре» (в, включая, посреди, тут, через) и «близко, в стороне» (вокруг, вблизи, вдоль) и «близко, наверху» (на, над, по, поверх, сверх). Приведенные данные (табл. 2.3) в опре деленной мере демонстрируют искажение пространства в речевом конструи ровании: полное отсутствие «далеко внизу», соразмерность «близко» и «дале ко» «сзади» при ярко выраженной диспропорции «верх перед» «рядом» (абсо лютное доминирование «верх») и «далеко» (преобладание «вперед»). Таблица 2. Распределение пространственных предлогов (% суммы только пространственных предлогов) и значимых пространственных лексем Критерий 1 Внутри Близко Близко Близко Близко Близко Далеко Далеко Далеко Далеко Неопределенно Критерий 2 Центр Верх Вперед Низ Сзади Сторона Верх Вперед Любая Сзади Любая Верх Низ Сторона ( право) Сторона ( лево) Абс.частота 45 234 23 204 2891 1484 5944 21 578 65 144 1379 57 301 104 47 596 178 % категории 44, 2 22, 7 2, 8 1, 5 5, 8 21, 1 0, 1 0, 1 1, 3 0, 1 0, Справочно:значимая лексика На уровне значимой лексики сохраняется характер пропорций: использо вание слов верх, сверху в два раза превышает использование слов низ, снизу (104 и 47 соответственно). Семантическое значение вертикали и горизонтали в культуре русского языка и, по всей видимости, в других языках, довольно однозначно: человек может возвыситься, а может и опуститься. Но горизонтальная семантика не столь однозначно «пространственна»: правый противопоставляется ошибающемуся и правильное—ошибочному, и идиома «левые дела» — конкретным («прямым») обя занностям (сказать «правые дела» или «правильные дела» нельзя, но «правое дело» как «правильное дело» несет ярко выраженную ценностную коннота цию). Практически структура языка задает организацию пространства «сзади наверх вправо» с организацией успешного и «справедливого» опыта в правой Субъективная форма «близкого» пространства по горизонтальной и вертикальной осям Субъективная форма «дальнего» пространства по горизонтальной и вертикальной осям Верх Верх 150 Сзади Вперед Сзади Впе Низ Низ Субъективная форма пространства в горизонтальной плоскости Субъективная форма пространства в поперечной плоскости ( логарифмическая шкала) Вперед Верх Лево Право Лево Пра Рис. 2.3. Распределение сторон субъективного пространства стороне пространства1 и игнорирования негативного (в содержательном или ценностном2 смысле) опыта, оказывающегося вне поля зрения3 говорящего и недоступного для анализа.

1 Слова «справедливо, справедливость, справить, справиться, справка, справлять, справно, справочник» и т. д.), многозначность слова «право» (как обозначение стороны и как обозначение системы юриспруденции). 2 Выделение ценностного аспекта деятельности как обязательного критерия его «правильно сти» происходит из противопоставления «истины, справедливости, закона» и «правды» в культу ре, что на практике позволяет подменять критерии «целесообразности» деятельности на любые другие, непосредственно к деятельности неприменимые («…правда у каждого своя»). 3 Первоначальное значение слова «ошибиться», имеющееся только в русском языке, оз начало «отшибиться, отстать», т. е. оказаться сзади, вне поля зрения. В английском языке слово «ошибаться» — mistake — имеет пространственное происхождение: корень mist — «лег кий туман, мгла» — подразумевает возможность правильной ориентировки после проясне ния.

Ментальная организация движения Структуризации движения в пространстве посвящено немного лексем и 55% из них посвящены движению «от» («двигаться» — «сзади»), движению «к»1 («двигаться» — «вперед»)—44%, около 1% описывает движение «не знаю куда» («двигаться» —«место»). В психологическом смысле различия «положительно сформулированной цели», «движения к…» (мотивы «достижения успеха», «на дежда на общение», «стремление к власти» и аналогичные конструкты) и нега тивной мотивации (мотивы «избегания неудачи», «страха отвержения», «избе гания влияния» и аналогичные) описаны уже довольно давно: для достижения результатов необходимо четко формулировать то, что вы хотите получить (дви жение «к»), а те, кто формулирует негативно («я не хочу, что…», движение «от») чаще всего являются социально неуспешными.

Ментальная организация времени Управлению четвертым измерением — временем — посвящено очень мало слов. Время также описывается двумя характеристиками — «определенностью» (недолго) — «неопределенностью» (некоторое время), и временными интер валами «до» (раньше)— «после» (позже) — «неопределенность» (долго). Около половины словоупотреблений приходится на «неопределенное» время, но об ращает на себя внимание выраженность структуризации прошлого времени— 61% всех словоупотреблений (поровну определенное—неопределенное), кон кретной структуризации будущего посвящено 19% употребления, столько же, сколько «неопределенному» времени. Обращает на себя внимание схожесть соотношения «сзади — впереди» в описании пространства и «прошлого — бу дущего» в описании времени.

Ментальная организация «сортировки» объектов Объекты, находящиеся в пространстве, подлежат «сортировке» (112 лексем) через сравнение и идентификации «подобный — отличный — общность» (треть частоты словоупотребления «сортировки», 70 лексем) и последующими опе рациями с ним «объединение (и) — сочетания (или) — исключения (нет) — объединения на условиях (но)» (2/3 словоупотребления «сортировки», 42 лек семы). Служебные слова, характеризующие «общность» (соответствующие мета модели «то же самое»), в основном выражены «универсальными количествен ными» (78%: всяческий, многие, ничто и т. д.), что является классическим при мером генерализации, приводящей к значительному искажению информации. Вторая значительная группа, описывающая «общность» посвящена организа ции «внутри» (16%: уже, всего, целый), а самую маловыраженную группу со ставляют слова, демонстрирующие «часть общности» (6%: последний, отдель ный, следующий). Близки к ним лексемы, описывающие «подобие» (19 лек сем, 9% словоупотребления: наравне, например и т. д.).

1 Можно привести интересную пространственную метафору для описания движения «к» и движения «от»: при движении «к» человек видит дорогу (он определяет цель движения из места принятия решения), а при движении «от» он дороги не видит, т. к. постоянно оглядывается на то, «от» чего он хочет уйти.

«Отличие» структурирует прежде всего по размеру «больше (36%) — мень ше» (8%), констатацией отличия («иной» — 29%), компаратерами (сравнение с умолчанием, 7%) и группой вопросительных числительных и местоимений (21%). Большинство операций с объектами принадлежит к их объединению («и», 48%) или объединению с исключением («но», 22%). Значительная часть (28%) описывает операции исключения (нет) и совсем небольшая (2%) — операции сочетания («или»). Операции с объектами и их последствия могут быть контролируемы и/или понятны (интернальность — ЕСМ: «я делаю и/или знаю сам», 0,47%, сам, по моему) или нет (экстернальность — ЕСМ: «делает и/или знает другой», 0,43%, по твоему, ну), а также атрибутироваться в понятиях причинно следственных связей (86 лексем, 10% общего словоупотребления).

Атрибутирование изменений и информационные характеристики объектов образного кода Событие (движение объектов в/по карте, изменение характеристик объек тов) может быть вызвано определенными причинами (ЕСМ: «делать, потому что/из за»;

26,5% категории: ради, для, если) и само вызывать определенные следствия (ЕСМ: «есть/имеется потому что/из за»;

17,9%: значит, притом, при чем), вызывать или непонимание («экстернальность», 11,4%: авось, будто) или расцениваться как «нарушение» естественного хода вещей (ЕСМ: «есть/имеет ся, не потому что/из за»;

6,3%: вопреки, исключительно, случайно). События могут описываться через ряд утверждений (ЕСМ: «правильно больше»;

7,2%: безусловно, бесспорно, несомненно) или предположений (ЕСМ: «правильно много/многие»;

2,9%: верно, возможно1, наверное, очевидно), а события мо гут или разрешаться (ЕСМ: «произойти/случиться может быть»;

10,8% катего рии: можно, мочь, ладно) или предписываться (ЕСМ: «произойти/случиться правильно»;

16,9% категории) в понятиях необходимости (должно), отрицания (нельзя) или исключительности (помимо, пусть, только). Обработке информации об объектах посвящено 45 лексем. Более трети сло воупотреблений дают вопросительные слова (38%: что, чей), еще 28% предназ начены для уточнения получаемой информации (так, именно, о, словом) и 27% утверждению передаваемой (вот, лишь, мол). Около 7% словоупотреблений дают «неконкретные местоимения» (кое какой, кое чей и т. д.). При общении с людьми происходит различение «свой — чужой». Исполь зование структурных слов для конкретного отображения «чужого» (он, она и производные) составляет 36%, «свой» — 37%. Для избегания называния «чу жого» используется целый ряд неконкретных местоимений (кое кто, тот, этот, 1 Булыгина Т.В. и Шмелев А.Д. в работе «Возможности естественного языка и модальная ло гика» утверждают, что слова можно, иметь возможность всегда указывают на потенциальность, а вводные слова со значением возможно, быть может — на проблематичность. Утверждение ка жется спорным, так как слово «возможно» может указывать и на проблематичность события, и на проблему выбора суждения о нем. Например, фраза «Возможно, вы сможете сделать так то и так то», может содержать сомнение в правильности выбора, а не в осуществимости конкрет ных действий, т. е. связь между словами «возможно» и «сможете» в данном примере необязатель на, более того, фраза вообще может не содержать указания на какие либо проблемы. Психотера певтическая практика показывает, что подобные конструкции однозначно воспринимаются как информация о выполнимом пути.

кто нибудь), составляющих около 20% словоупотреблений, и около 7% слово употреблений связано с вопросительными местоимениями. Внимательный читатель обратил внимание на наличие категорий «неконк ретные местоимения» в группах обработки информации и различения «свой— чужой», а также использованием категории «экстернальность» на двух уров нях одной группы (на описании событий как таковых и на описании причин но следственных связей). Употребление одного и того же наименования кате горий было вызвано гомологичностью психологических стратегий, использу емых для конкретных лексем, но существенные различия между объектами, по отношении к которым применялись эти стратегии, не позволяют объеди нить их в одну группу. Отдельную группу лексем составляют эмоциональные компаратеры (жалко, зазорно, плохо, хорошо и т. д.), словоупотребление которых незначительно. РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ Репрезентация определяет, как организован наш опыт и как мы описываем мир: в ощущениях (кинестетика), в образах (визуальная система), звуках (ауди альная система), как набор знаний (рациональная или дигитальная система), или более редко используемых сенсорных ощущениях типа запаха и вкуса. Наше внутреннее описание мира находит свое отражение в тех словах (предикатах), которые мы используем при общении, нашей мимике и жестах. Собеседник нас будет слышать и понимать независимо от нашего набора предикатов (мы можем говорить, что «я вижу, что происходит» или «я чувствую, как идут дела» или «что то мне подсказывает, что надо...»), но эмоционально более значима для вашего собеседника информация, описанная в специфичных для него пре дикатах. Собеседник же, анализируя нашу лексику, может использовать более значимую лексику для нас, и мы быстрее договоримся. У каждого есть предпочтение того или иного канала для поступления новой информации: кто то предпочитает прочитать текст сам, кто то обсудить со «зна ющим» человеком, а третий, пока «сам не попробует», никому не поверит. Пред почтение того или иного канала для поступления новой информации определя ет ключевую репрезентативную систему, «канал» доступа, используя который мы сможем донести всю необходимую информацию. Чаще всего, но не всегда, клю чевая система является также системой, используемой в организации внутрен него опыта (ведущая репрезентативная система). Соответственно в зависимости от ведущей системы культуры и людей можно разделить на группы — «кинесте тическую», «визуальную», «аудиальную» и «рациональную» («дигитальную», ос нованную не на сенсорном опыте, а на «знании», «понимании» и т. д. ). Все характеристики об окружающих нас предметах (называемые субмодаль ностями, например цвет и яркость для визуальной репрезентации, громкость для аудиальной и т. д.), информация о которых поступила по соответствую щим каналам, переформулируются в субмодальности репрезентации, более «подходящие» для конкретного человека (например, громкость звука, издава емого объектом, в памяти человека передается через интенсивность цвета ок раски объекта), и когда он начинает рассказывать о предметах, то использует слова, соответствующие субмодальностям репрезентации, в которых у него в памяти «хранится» информация. Анализ лексики как способ диагностики ведущей репрезентативной системы Слова, принадлежащие к конкретной репрезентативной системе, можно раз делить на следующие категории по описанию того или иного этапа коммуника ции (в табл. 2.4 представлены примеры соответствующих субмодальностей). Таблица 2. Примеры категорий репрезентации по этапам коммуникации Репрезентация Визуальная Кинестетическая Аудиальная Рациональная Этап коммуникации Восприятие Видеть Ощущать Слушать Изведать Обработка Состояние Воображать — Варить Холодно — Тихонько Вспоминать Безрассудно Трансляция Описание Номинация Рисовать Красивый Глаз Бить Теплый Боль Говорить Громкий Звук Информировать Правдивый Знание Участие различных репрезентаций на различных этапах коммуникации, как она воспринимается носителями русского языка, отображено на рис. 2.4 (запах и вкус, суммарно имеющие около 0,5% словоупотреблений, не включены):

восприятие Восприятие Обработка обработка Трансляция трансляция Общая общая 0% 20% аудио 40% видео 60% кинестетика 80% 100% рацио Рис. 2.4. Распределение коммуникации по категориям репрезентации «Дыхание» выделено в группе кинестетической исключительно за физио логическую и психологическую значимость всего, что связано с дыханием. В группу «ретрансляции» выделены слова аудиальной репрезентации, име ющие «возвратный» смысл, подразумевающих обязательное наличие «второ го» в общении: «спрашивать», «отвечать», «беседовать» (но не «разговаривать», так как это явно не подразумевает наличие вербальных высказываний одного из участников), «пререкаться», «спорить» и т. д. Репрезентация Кинестетическая восприятие дыхание Визуальная восприятие Аудиальная восприятие Рациональная восприятие обработка состояние обработка обработка состояние обработка состояние трансляция номинация трансляция номинация описание описание трансляция номинация трансляция номинация описание ретрансляция описание Рис. 2.5. Пояснения к субгруппам репрезентирующих слов 2.5. О словах движения и пространства Слова «движения» (бегать, прыгать и т. д.), «пространства» (простор, близ ко, поверхность и т. д.) и «времени» (долго, мгновенно и т. д.) не включены в данную классификацию, хотя они часто и включаются в соответствующие таб лицы. Основная причина такого включения заключается в принципиальной метафоричности языка и многозначности смыслов, приписываемых конкрет ным словам. Но для задач нашего анализа принципиальным является одно значная интерпретация слов, относящихся к определенной категории по их первоначальному смыслу (например, во фразе «он произнес яркую речь», сло во «яркую» остается относящимся к визуальной репрезентации, несмотря на аудиальный смысл всей фразы). Соответственно атрибуция с позиций репре зентации соответствующих слов «движения», «пространства» и «времени» нам кажется неправомерной, в том числе по следующим формальным причинам: 1. «Движение» описывает кинестетический процесс для движущегося и ви зуальный (в отдельных случаях визуально аудиальный) процесс для воспри нимающего, что приводит к необходимости атрибуции с использованием лица соответствующего слова (1 е лицо — кинестетика, 2 е и 3 е лицо — визуаль ное), что не является корректным в методическом плане. 2. «Движение» выступает семантическим примитивом, так же как основ ные репрезентирующие слова, соответственно они не могут быть в подчине нии друг к другу в семантической классификации. Этот же аргумент действи телен относительно «пространства» и «времени».

Несколько общих замечаний Исторически ведущей системой внутреннего опыта является кинестетичес кая система (маленькие дети должны все попробовать сами: слова «горячо» и «холодно» приобретают смысл только после личной пробы). Социальный опыт и знания не могут быть переданы непосредственно через ощущения, и успеш ность обучения (понимаемая как объем запомненной информации) зависит от развития визуальной системы как ключевой и репрезентирующей. Это связа но с тем, что физиологическая емкость зрительного канала на несколько поряд ков превосходит кинестетический, а яркие объемные образы позволяют получае мый объем информации эффективно организовывать во «внутренние карты». Исследования показали, что даже такой «аудиальный» на первый взгляд навык, как грамотность, зависит от использования визуальной системы: гра мотные люди прежде всего «видят», что слово написано неправильно, т. е. они хранят в памяти образы правильного написания слов. Социально эффективные люди (бизнесмены, крупные ученые, эффектив ные продавцы) более активно используют визуальную систему для репрезен тации своего опыта. Как коммуникаторы более эффективны представители визуально кинестетического типа, они «видят, чувствуют» аудиторию. В спе циальных высокоформализованных областях знания (физика, кибернетика) часто бывают эффективны люди рационального типа, так как высокий уро вень формализации не допускает внесения личного опыта, переживания и в профессиональной коммуникации более важно, что говорить, и чем более формально, тем более правильно. Использование анализа репрезентации в моделировании коммуникации Различные возрастные, образовательные и социальные группы имеют раз личную как выраженность, так и «состав» репрезентации: с возрастом снижа ется общая выраженность сенсорных репрезентаций (видео, аудио, кинесте тика) и в целом снижается доля кинестетики и т. д. На рис. 2.6 продемонстрированы результаты электорального исследования 1996 г. (выборка — российская, репрезентативная, 3000 человек), которые по казывают различия электоратов по каналам репрезентации. Считаем необхо димым напомнить, что ядро электората Явлинского составляли люди средне го возраста с высшим образованием, не адаптированные к новым условиям, ядро «зюганата» — пожилые и низкодоходные люди со сравнительно низким уровнем образования, голосующие за Жириновского—тот же «зюганат», но на 15—20 лет моложе, а ядро электората Ельцина составляли социально адапти рованные к новым условиям жители крупных городов независимо от возраста. Приведенные данные подтверждают «исходное предположение» НЛП, что раз витие и адекватность систем обратной связи (что находит свое отражение в языке) влияют положительно на все развитие и состояние человека.

Явлинцы Жириновцы Зюганат Ельцинисты 2 3 4 5 6 7 относительная выраженность аудио видео кинестетика Рис. 2.6. Выраженность репрезентативных систем в электоральных группах в 1996 г.

В исследованиях аудитории СМИ (1996—1997) был получен ряд результа тов, подтверждающих возможность различий между «ключевыми» и «ведущи ми» системами, проявляющихся в предпочтении различных типов СМИ и пе редач. При анализе введены группы «средней и высокой интеграции» при выделе нии групп по ключевым системам и «ассоциированную и диссоциированную» — для описания групп по ведущим системам, которые характеризуются отсут ствием выраженного доминирования той или иной системы и различаются общей выраженностью сенсорной репрезентации (для восприятия и обработ ки соответственно), рис. 2.7.

Аудиальная 13% средняя интеграция 10% Кинестетическая 27% высоко интегрированные 21% Визуальная 29% Рис. 2.7. Распределение по группам в зависимости от ключевой системы Как демонстрирует рис. 2.8, распределение людей по той или иной ключе вой системе очень близко к общему словоупотреблению соответствующих слов в языке.

Восприятие восприятие обработка Обработка Трансляция трансляция Общая общая Общество общество 0% аудио 20% видео 40% 60% кинестетика 80% 100% рацио/ интеграция Рис. 2.8. Выраженность репрезентативных систем Распределение по группам в зависимости от ведущей системы дает распре деление практически близкое к случайному (рис. 2.9).

Диссоциированная 12% Аудиальная 10% Ассоциированная 15% Визуальнокинестетическая 14% Кинестетическая 12% Визуальная 11% Кинестетическоаудиальная 13% Визуальноаудиальная 13% Рис. 2.9. Распределение по группам в зависимости от ведущей системы Но анализ определения доли населения, применяющего ту или иную реп резентацию в организации внутреннего опыта, дает преобладание кинестети ки (используется более 55%) (рис. 2.10).

Диссоциированная ди сс ки оц не ст ии ау ви ет ди ро зу ич ал ал ва ес ьн ьн нн ка ая ая ая я Аудиальная Визуальная Кинестетическая 0% 10% 20% 30% 40% 50% 60% визуальная аудиальная кинестетическая высокая интеграция средняя интеграция Рис. 2.10. Доля населения, использующая ту или иную репрезентацию в организации внутреннего опыта и распределение по ключевой системе в каждой группе Таким образом, при организации массовой коммуникации в России наи более успешной будет использование визуально кинестетической ассоциации, не вербально рациональной, как принято считать. Так как при планировании конкретной кампании не всегда есть время для проведения исследования, то получить информацию о структуре ключевой и ведущих систем можно путем анализа рейтинговых и высокоспецифичных (оп ределяемых по индексу соответствия) СМИ для данной целевой группы или, что предпочтительнее, проведя опрос с помощью открытых вопросов. Список литературы по контент анализу Алпатов В.М. История лингвистических учений: Учебное пособие. — М. 1999. Белянин В.П. Основы психолингвистической диагностики. — М. 2000. Веккер Л.М. Психика и реальность: единая теория психических процессов. — М. 1998. Гаспаров М.Л. Метр и смысл. Об одном механизме культурной памяти. — М. 1999. Гриндер Д., Бэндлер Р. Структура магии. — СПб. 1996. Залевская А.А. Введение в психолингвистику. — М. 1999. Зарубежная лингвистика: Сб. I III.: / Пер. с англ. — М. 1999. Землянова Л.М. Современная американская коммуникативистика: теорети ческие концепции, проблемы, прогнозы. — М. 1995. Караулов Ю.Н. Активная грамматика и ассоциативно вербальная сеть. — М. 1999. Купина Н.А. Языковое сопротивление в контексте тоталитарной культуры. — Екатеринбург. 1999. Логический анализ языка. Образ человека в культуре и языке. — М. 1999. Логический анализ языка. Языки динамического мира. — Дубна. 1999. Логический анализ языка. Языки пространств. — М. 2000. Любимова Н.А., Пинежанинова Н.П., Сомова Е.Г. Звуковая метафора в по этическом тексте. — СПб. 1996. Майерс Д. Социальная психология. — СПб. 1996. Мангейм Дж. Б., Рич Р. К. Политология. Методы исследования/Пер. с англ. — М. 1997. Мельник Г.С. Mass media: психологические процессы и эффекты. — СПб. 1996. Мельчук И.А. Русский язык в модели «Смысл Текст». — М.: Вена, 1995. Мягкова Е.Ю. Эмоциональная нагрузка слова: опыт психолингвистическо го исследования. — Воронеж. 1990. Найссер У. Познание и реальность: смысл и принципы когнитивной психо логии. — М. 1998. О’Коннор Дж., Сеймор Дж. Введение в нейролингвистическое программи рование/Пер. с англ. — Челябинск. 1997. Первин Л., Оливер Дж. Психология личности: теория и исследования/Пер. с англ. — М. 2000. Политическая наука: новые направления/Пер. с англ. — М. 1999. Почепцов Г.Г. Теория коммуникации. — М. 1998. Психотехнологии: компьютерный психосемантический анализ и психокор рекция на неосознаваемом уровне. — М. 1995. Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. — М. 1993. Солсо Р.Л. Когнитивная психология/Пер. с англ. — М. 1996. Теория метафоры: Сборник. — М. 1990. Философия языка: в границах и вне границ. — Харьков. 1999. Фундаментальные направления современной американской лингвистики. — М. 1997. Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. В 2 т./Пер. с нем. — М. 1986. Хофман И. Активная память. — М. 1986. Язык и интеллект: Сборник/Пер. с англ. и нем. — М. 1995. Язык и моделирование социального взаимодействия. — М. 1998. Язык и наука конца 20 века: Сб. статей. — М. 1995. Язык о языке: Сб. статей. — М. 2000. Языковое сознание: формирование и функционирование: Сб. статей. — М. 1998. Bignell J. Media semiotics: an introduction. 1997. Communication strategies: psycholinguistics and sociolinguistic perspectives/ Ed. by Gabriele Kasper and Eric Kellerman. 1997. Franzen G. Brand & Advertising. 1999. Handbook of cross cultural psychology. 2nd ed. 1996. How advertising works: The role of research/ Ed. By J.Ph.Jones. 1998. Jensen K. The social semiotics of Mass Communication. 1995. Keller K.L. Strategic brand management: building, measuring, and managing brand equity. 1998. Maddock, R. C. Marketing to the mind: right brain strategies for advertising and marketing. 1996. McClelland D.C. Human Motivation. 1995 (1985). Measuring advertising effectiveness / Ed. W.D.Wells. 1997 (1994). Schmitt B. Marketing aesthetics: the strategic management of brand, identity, and image. 1997. Semiotics of the media: state of the art, projects, and perspectives/Еd. by Winfried Noth. 1997. Smith G.H. Motivation research in advertising and marketing. — 1971 (1954). Sociolinguistics: A Reader and Coursebook/ Еd. Nicolas Coupland and Adam Jaworski. 1997. Wierzbicka A. Semantics: primes and universals. 1996. Wierzbicka A. Understanding cultures through their key words. 1997. Woodside A.C. Measuring the Effectiveness of Image and linkage advertising: the nitty gritty of maxi marketing. 1996.

ПРИЛОЖЕНИЕ НОВАЯ ПОПЫТКА РЕКЛАМНЫХ АГЕНТСТВ ЗАЧЕМ ОБЪЯСНИТЬ, ЗАЧЕМ ОНИ НУЖНЫ: ЛЕЙБЛ «ИНТЕГРИРОВАННЫЕ МАРКЕТИНГОВЫЕ МАРКЕТИНГОВЫЕ КОММУНИКАЦИИ» КАК ПОСЛЕДНИЙ ВЗДОХ РЕКЛАМНЫХ АГЕНТСТВ «Секс — это что то новое или мы им всегда занимались?» М. Жванецкий (конец 80 х годов ХХ столетия) Промоцией понятия «интегрированные маркетинговые коммуникации», надеясь сделать из него бренд, активно занимаются две профессиональные группы — специалисты директ маркетинга (Маркетинг /Под ред. М. Бейкера. 2002. Гл. «Прямой маркетинг: переход к интегрированным интернет комму никациям и сектор PR» (во всех учебных зарубежных программах PR суще ствует в том или ином виде фраза: PR как базовый элемент интегрированных маркетинговых коммуникаций). И та, и другая группа занимается промоцией ИМК в довольно незатейливых корыстных целях, так как развитие и того и другого сектора зависит сейчас от того, насколько они смогут перевести бюд жеты рекламных агентств в свои структуры. Очень выпукло это демонстриру ют различия в основных проповедниках ИМК в развитых странах и в России: в развитых странах это прежде всего расширение понятия «директ маркетинг» (и так развитый гораздо сильнее, чем в России), а в России основную роль играет сектор PR, выросший на политической неразберихе 1990 х, оставший ся не у дел последние пару лет и активно стремящийся в промоцию товаров и услуг. Рекламные агентства стали использовать термин ИМК уже в оборони тельных целях, и это выразилось в создании соответствующих PR и интер нет служб, а в целом все до недавних пор более менее специализированные фирмы стали преобразовываться в монстроподобные (но большинство, «еще маленькие») организации типа «коммуникационных холдингов». Результатом подобных процессов стало банальное падение качеств оказы ваемых услуг, так как ни одна из сторон борьбы за бюджеты клиентов не обла дает необходимым уровнем квалификации для оказания всего спектра услуг и до сих пор неясно, где же именно происходит «интеграция». Особенно хоте лось бы остановиться на втором пункте. «ИНТЕГРАЦИЯ»: ГДЕ ЖЕ ПРОИСХОДИТ «ИНТЕГРАЦИЯ»: МАРКЕТИНГОВЫХ В ИНТЕГРИРОВАННЫХ МАРКЕТИНГОВЫХ КОММУНИКАЦИЯХ? Существует два взгляда на место «интеграции» коммуникации: со стороны директ маркетинга исходит предложение считать таким местом мозг потреби теля, а со стороны PR — мозг старшего менеджера, планирующего эту дея тельность. При этом специалисты директ маркетинга как сферы с наиболее четко и однозначно замеряемыми результатами деятельности из всех видов коммуникации в целом более последовательны в своем рассуждении и, пред лагая более широко использовать обычную рекламу для стимулирования «пря мого отклика» и последующей работы по базам персональных данных, строго говоря, ни в чем не лукавят, но ошибочно считают, что таким образом очень скоро можно будет продавать все, что угодно, включая товары повседневного спроса. После прохождения моды на интернет супермаркеты их пыл в отно шении товаров повседневного спроса значительно угас, но рост сектора на фоне падения рекламных расходов в 2000—2002 гг. (в развитых странах) они обеспе чили. В отличие от подхода директ маркетинга, традиция ИМК со стороны PR вообще построена на абсолютно ложных предположениях. Длительное время занимаясь корпоративным PR (даже тогда, когда это так не называлось), этот сектор особенно и не смотрел в сторону рядового потребителя. Но за после дние двадцать лет происходили два процесса, которые позволили предполо жить, что с помощью PR можно что либо продавать в обычном, повседневном значении этого слова. Первым из этих процессов было увеличение сектора массовых услуг, где роль PR в качестве дежурного пожарного неумолима, а также бурное увлечение рядовыми американцами акциями и перерождение фондо вых бирж из закрытых клубов в рыночные ряды, где выигрывает тот, кто гром че кричит. Создание PR служб «по работе с инвесторами», которые активно использовали в своей работе миксы из газетной шумихи и прямой рекламы, позволили предположить PR, что если они сумели убедить домохозяйку от дать свои сбережения в раздутую компанию, то смогут ей продать и вспучив шиеся консервы. Основной ошибкой PR в этом рассуждении является «ошиб ка транзитивности», т. е. убежденность в том, что если прямое утверждение верно, то обратное также верно. В обсуждаемом случае эта ошибка состоит в следующем: убедить домохозяйку в том, что купить акции той компании, у которой она покупает консервы, и тем самым вернуть себе часть уплаченных денег еще можно, а вот убедить кого либо, что он должен пользоваться чем то из за того, что это товар выпущен конкретной фирмой, оказалось невозмож ным. Но если не использовать этот аргумент (упоминание фирмы произво дителя или другие варианты «зонтичного» подхода), то тогда ИМК становится обычной рекламой, а на отсутствие какой либо эффективности собственно PR для продвижения товаров и массовых услуг уже неоднократно указывалось са мыми различными авторами. «На самом деле» интеграция различных форм коммуникации может про исходить только в названии «интегрированных маркетинговых коммуника ций», а не в головах менеджеров или потребителей. Дело в том, что весь пафос идеологии ИКМ в практическом плане выражается в обычном требовании к менеджерам строго следовать бренд стандарту в использовании шрифтов, цве тов и т. д. во всех коммуникационных материалах, что как обязательное усло вие рекламной и прочей деятельности было сформулировано еще в начале 1960 х годов, возможно и раньше. Та же часть ИМК, которая описывает поведение потребителя в условиях ИМК, вообще то является моделью описания крайне лояльного потребителя, лояльного до состояния невроза навязчивых состоя ний. И хотя такие люди действительно существуют, но они составляют всего 3—8% потребителей лидирующих брендов товаров длительного спроса, а для товаров повседневного спроса эта доля измеряется долями процента. К счас тью, доведение до такого же невротического состояния большинства потреби телей невозможно, так как нелояльный потребитель просто не обращает вни мания на медийные нерекламные события ИМК (публикации в прессе, спон сорство событий и т. д.). Такой потребитель не обращает пристального внима ния и на рекламные сообщения, но в отличие от других форм коммуникации, при рекламировании обеспечивается контролируемая плотность информаци онного потока, который оказывает влияние на поведение (выбор на полке) вне зависимости от активности переработки поступающей информации потреби телем. Единичные же, по рекламным меркам, публикации и мероприятия PR и спонсорства никакого влияния на потребительское поведение не ока зывают. ЗАЧЕМ ЗАЧЕМ ИМК НУЖНО РЕКЛАМНЫМ АГЕНТСТВАМ? Теперь пришла очередь рассмотреть вопрос, а зачем ИМК нужно реклам ным агентствам. Во первых, как уже было сказано, в оборонительных целях, для защиты, а лучше — для увеличения бюджетов. Во вторых, рекламным агентствам необходим новый «бренд» для индуст рии, так как остальные устарели. За послевоенное время в рекламе было не сколько «брендов», которые использовались индустрией для удержания кли ентов, поскольку объявлялось, что только внутри рекламных агентств есть специалисты, которые могут что то правильно делать в рамках таких «брен дов». Исторически бренды сменяли в определенном порядке: креатив—пла нирование—креатив. Самым первым послевоенным «брендом» в рекламе был психоанализ с суббрендами «скрытое внушение» и «мотивация потребления». После доминирования в 1950 е годы он стал терять позиции под давлением рациональной концепции УТП Ривса (1962), и чуть позже за внимание стала бороться концепция «эффективной частоты 3+» и практически параллельно с ней была анонсирована концепция «психографического описания потре бителей», продержавшиеся рука об руку до начала 1980 х годов. Затем вни мание публики обратили на явление «расщепленного мозга» для креатива и тему «глобализации» для руководства, которые умерли сами по себе из за полной практической неадекватности1 и взамен «со стороны» была подки нута идея ИМК. Идея ИМК сама по себе пытается объединить и креатив, и все виды маркетингового планирования, т. е. пытается заменить «двухпар тийную систему» «единственно верным учением», что само по себе является весьма подозрительным.

От идеи «расщепленного мозга» осталась только шутка, что реклама бывает «правополу шарная, левополушарная, действующая на оба полушария и безмозглая». Ошибка идеи исполь зования модели «расщепленного мозга» заключалась в том, что в реальной жизни полушария работают синхронно, соответственно для того, чтобы быть эффективным, рекламное объявле ние должно быть и интересным (правое полушарие), и понятным (левое полушарие), в против ном случае оно не оказывает никакого маркетингового эффекта (т. е. чистая «правополушарная» реклама будет красивой, но не оказывать влияние на потребительское поведение, а чистая «лево полушарная» реклама не будет привлекать внимание, и сообщение просто не будет прочитано). Сторонники «глобализации» могут привести единичные успешные международные кампа нии с использованием одних и тех же рекламных материалов, а продолжающееся падение сто имости глобальных брендов сняло этот вопрос с повестки дня.

Падкость рекламных агентств на научно подобные бренды определяется тем, что даже рекламным агентствам неясно, в чем состоит их функция, а кли ентам не очень понятно, за что же именно они должны платить. Бесспорно, что для проведения рекламной кампании необходимо создать творческие ма териалы и разместить их в СМИ. Но рекламные материалы создаются один раз за год два (а то и за десятилетия), а медиарешения требуются не чаще одного раза в квартал (быстрее существенные изменения медиапотребления просто не происходят). Из за этого у рекламных агентств возникают две проблемы: первая заключается в том, что держать и креатив, и медиаслужбу под одной крышей вообще то бесполезно, а вторая состоит в вопросе клиента: «За что же я плачу, в то время как для меня никто ничего не делает?» После долгих поис ков рекламные агентства нашли что ответить на второй вопрос (они сказали: «Мы будем за вас думать!!!» — и создали службы стратегического планирова ния), а на первый вопрос ответить ничего не смогли и стали выделять медиа службы и творческие подразделения в отдельные фирмы. В результате реклам ные агентства стали представлять собой сервис из консультационных и менед жерских услуг (для организации работы с отделившимися креативом и медиа). Но это привело к тому, что рекламные агентства «полного цикла» утопили свою собственную площадку и столкнулись лицом к лицу с исследовательским и собственным консультационным бизнесом, а у клиентов возник вопрос: «Дол жны ли мы платить за то, чтобы все эти многочисленные организации догова ривались ради нашего счастья, или нам необходимо возглавить этот процесс, так как именно за эту организационную функцию получают зарплату бренд мененджеры». Ответ на этот вопрос скорее всего состоит в том, что согласо вать работу разных организаций в интересах клиента может только сам клиент и соответственно никому он не должен за это платить. А вопрос согласованно сти работы креатива и медиа надуман, так как выполнение этих функций ни как не связано. ВЗГЛЯД СУДЬБУ ОРГАНИЗАЦИИ ВЗГЛЯД НА ДАЛЬНЕЙШУЮ СУДЬБУ ОРГАНИЗАЦИИ МАРКЕТИНГОВОЙ МАРКЕТИНГОВОЙ КОММУНИКАЦИИ Активная промоция идеи ИМК обратила внимание на несколько фактов, ко торые хотя и очевидны сами по себе, но порождают очень интересные выводы. Первым из этих фактов стало дополнительное обращение внимания на не обходимость сохранения стилистического единства всех коммуникационных материалов, в независимости от способа их распространения (рекламное объяв ление может быть размещено в журнале или быть присланным по почте, но это должно быть одно и то же рекламное объявление;

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.