WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 |

«Учебники Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова КУРС ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ Общие основы экономической теории. ...»

-- [ Страница 19 ] --

В Указе Президента РФ № 608 от 29 апреля 1996 г. «О Государственной страте гии экономической безопасности Российской Федерации» среди представляющих угрозу экономической безопасности факторов отмечались: завоевание иностранны ми фирмами внутреннего рынка РФ по многим видам ТНП;

приобретение иност ранными фирмами российских предприятий в целях вытеснения отечественной продукции как с внешнего, так и с внутреннего рынков;

рост внешнего долга РФ и связанное с этим увеличение расходов бюджета на его погашение.

В этом же документе указывалось на возрастание неравномерности социаль но-экономического развития регионов страны, что, в свою очередь, ведет к сниже нию экспортно-импортного потенциала страны в процессе ее вхождения в мирохо зяйственные связи. В то же время следует подчеркнуть, что на внешний рынок за годы реформ вышло огромное число негосударственных экспортеров (по некото рым оценкам, до полумиллиона субъектов рыночных отношений). Произошло это под влиянием объективно существующих различий в уровне социально-экономи ческого развития регионов, в силу разрушения значительной части производствен но-технологических связей между предприятиями отдельных регионов РФ, а также в связи с непрерывным увеличением разрыва в уровне производства национального дохода на душу населения между отдельными субъектами РФ. В результате их не квалифицированных, а подчас и недобросовестных действий была серьезно подо рвана репутация российских экспортеров на Мировом рынке. Последствия этого не заставили себя долго ждать: существенно возрос экспорт сырьевых товаров в рамках бартерных операций, что привело к еще большему снижению цен на стратегичес кие товары, лавинообразно увеличился бесконтрольный вывоз российских това ров, повлекший за собой потерю РФ валютных средств (по независимым оцен кам, 3—4 млрд. долларов ежемесячно).

В Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержден ной Указом Президента РФ № 1300 от 17 декабря 1997 г. в развитие вышеупомянуто го документа, также говорится об опасности формирования в РФ экономической модели, основанной на экспорте топлива и сырья и импорте оборудования, продо вольствия и предметов потребления.

Для оценки экономической безопасности государства используются как ка чественные, так и количественные параметры. Экономика страны является само приспосабливающейся системой, поэтому пороговые показатели носят подвиж ный характер. Важны не только сами экономические показатели, но и их динами ка. Именно динамика отражает изменение близости показателей к пороговым значениям, показывая, в каком направлении происходит развитие системы. Мо ниторинг и анализ динамики могут способствовать прогнозированию направле ний возникновения кризиса.

Часть III. Теоретические основы национальной экономики Для анализа уровня экономической безопасности целесообразно использо вать трехуровневую систему показателей. Первый уровень служит ориентиром при проведении экономической политики для достижения экономического роста. Эти показатели наиболее важны для экономики страны, но их достижение ориентиро вано на долгосрочную перспективу.

Второй уровень показателей экономической безопасности — критериальные величины, при которых экономическая система может существовать в условиях спада. Ухудшение реальных показателей по сравнению с показателями второго уровня может привести к дальнейшему усилению кризиса. Примерами качествен ных изменений могут служить: девальвация национальной валюты, изменение ус ловий обслуживания рынка государственных заимствований, изменение режима внешней торговли, налоговая реформа и т.п. Именно показатели второго уровня целесообразно использовать для анализа экономической безопасности в переход ной экономике.

Третьим уровнем экономической безопасности являются показатели, дости жение которых может привести экономическую систему к серьезному структур ному кризису. Использование этих показателей наряду с показателями экономи ческой безопасности второго уровня помогло бы спрогнозировать кризис обслу живания долга и разрушение финансовой системы страны летом—осенью 1998 г.

Данные показатели являются актуальными для российской экономики, посколь ку они помогают определить наиболее слабый элемент экономической системы, ведущий к катастрофе.

Уровень внешнеэкономической безопасности России при ее интеграции комп лексно может быть охарактеризован следующим набором показателей:

1. Индекс «условий торговли», т.е. соотношения экспортных и импортных цен в международной торговле, показывающий, во что обходится национальной эко номике изменение мировых цен на экспортируемые и импортируемые товары, больше или меньше отечественных ресурсов приходится расходовать на оплату единицы импорта, т.е. сумму потерь или выигрышей при сложившейся структуре товарооборота.

2. Масштабы иностранной конкуренции на внутреннем рынке, т.е. доля импорта в потреблении, взятая в потоварном и пофирменном (только по крупнейшим фир мам) разрезах, особенно по той продукции, для производства которой страна рас полагает достаточным потенциалом.

3. Мера техникоемкости внешнеторгового оборота, т.е. удельный вес машин и оборудования, лицензий, лизинга (долгосрочная аренда машин и оборудования) и пр. в экспорте и импорте.

4. Степень диверсификации внешних рынков сбыта и источников импортных ресурсов, т.е. страновая и фирменная структура экспорта и импорта.

5. Коэффициент обслуживания внешнего долга, т.е. отношение величины вып лат для его погашения к объему выручки от экспорта за тот или иной год.

6. Отношение величины золотовалютных резервов к объему импорта или сумме выплат в погашение внешнего долга за какой-либо год.

Ухудшение каждого из этих показателей свидетельствует в конечном итоге о сужении возможностей для осуществления воспроизводства, обеспечения эконо мического роста. Непринятие надлежащих мер к блокированию внешних угроз может привести к таким нежелательным последствиям, как дальнейший эконо мический спад, сокращение занятости, снижение эффективности национального производства.

Внешнеэкономическая безопасность в условиях открытой экономики требу ет, чтобы участие страны в мирохозяйственных связях создавало наиболее благо Глава 58. Формирование открытой экономики России приятные условия для развития национального производства, а также чтобы на циональная экономика в наименьшей степени ощущала неблагоприятное разви тие событий в мире как в экономической, так и в политической областях.

Либерализация внешней торговли предполагает не только создание условий для более широкого присутствия на отечественных рынках зарубежной продук ции, но и последовательную защиту интересов отечественных производителей на внешнем рынке. Речь идет в первую очередь об устранении дискриминационных ограничений на ввоз российской продукции в развитые страны Запада, о недопу стимости навязывания решений, реализация которых прямо или косвенно нане сет экономическим интересам страны ущерб, о налаживании действительно взаи мовыгодного внешнеэкономического сотрудничества, о взаимосогласованном с зарубежными партнерами продвижении на мировые рынки высокотехнологичной отечественной продукции (аэрокосмическая, оборонная промышленность, услу ги по созданию программного обеспечения, систем связи и т.п.). Последнее на прямую связано с необходимостью создания более благоприятного политико-эко номического климата для углубленной международной интеграции российской экономики, в том числе и через расширение рынков сбыта российской продук ции.

Линия на последовательную либерализацию внешнеэкономических связей и большую открытость отнюдь не должна сопровождаться отказом от нетариф ного регулирования экспорта и импорта (квотирование, лицензирование и т.д.), а также от установления контроля и пределов вывоза капитала. Как правило, эти инструменты используются при необходимости странами с рыночной эко номикой. Причем мировая практика показала, что в кризисных ситуациях имен но административные меры дают наиболее быстрый и полный эффект. Вме сте с тем по мере преодоления кризиса акцент в регулировании должен сме щаться в сторону тарифных и налоговых регуляторов — ввозных ставок и вывозных пошлин, внутренних налогов на импорт (акциз, налог на добавлен ную стоимость).

Важная роль по-прежнему отводится мерам валютного регулирования в со четании с формированием действенной системы валютного контроля и надзора за соблюдением законодательства РФ о внешнеэкономической деятельности. Сохра няет свою актуальность задача по обеспечению сбалансированности кредитно финансовой политики, поэтапному сокращению зависимости РФ от внешних кре дитных заимствований и укреплению ее позиций в международных финансово экономических организациях.

Политика открытия экономики предполагает отказ от крайнего протекцио низма. Однако защита отраслей и производств, перспективных в плане формиро вания новой модели включения России в мировое хозяйство, необходима.

Основные термины Открытая экономика Внешнеэкономические отношения Либерализация внешнеэкономических отношений Экономическая безопасность Уровень экономической безопасности Внешнеэкономическая политика Внешнеторговая политика Государственная поддержка экспорта Таможенный тариф Нетарифные инструменты Часть III. Теоретические основы национальной экономики Совместные предприятия Региональный аспект внешнеэкономической политики Международная торговля товарами и услугами Международная миграция рабочей силы Международная миграция (движение) капиталов.

Дискриминационная политика в торговле Переходные формы внешнеэкономической деятельности Глава Роль обменного курса в переходных экономиках Функции обменного В странах с переходной экономикой содержание и курса в переходной направление валютной политики претерпевают су экономике щественные изменения. В централизованно-плани руемой экономике при господстве монополии госу дарства на внешнеэкономическую деятельность исключалась возможность кон вертируемости национальной валюты, существовал жесткий валютный контроль над всеми экспортно-импортными операциями, включая контроль за распределе нием валютных ресурсов, обязательную сдачу валютной выручки экспортерами по установленным обменным курсам. При этом использовались неодинаковые об менные курсы для различных видов внешнеэкономической деятельности (суще ствовала так называемая система множественных обменных курсов (МОК), что ставило в неравные экономические условия различные группы экспортеров и им портеров. Официальный курс национальной валюты был сильно завышен и не редко в 4—7 раз превышал курс «черного» валютного рынка. Все это при отсут ствии легальных валютных рынков препятствовало эффективному распределению ограниченных валютных резервов, приводило к ухудшению баланса текущих опе раций. В этих условиях проблемы платежного баланса решались с помощью жест ких внешнеторговых ограничений (в первую очередь это касалось импорта) и об ращением к внешним займам по линии государства. Количественное ограниче ние импорта, административное распределение импортных лицензий наряду с государственным регулированием цен приводило к разрыву связи между внутрен ними и мировыми ценами, к потере сравнительных преимуществ, к изоляции оте чественных производителей от конкуренции со стороны внешнего мира.

Переход к рынку с целью достичь наибольшей эффективности экономичес кой системы в целом позволяет по-новому оценить роль обменного курса в кар динально меняющейся экономической среде. «Освобождение» цен, начавшийся процесс либерализации импортных режимов и снижение государственного конт роля над экспортом (к 1995 г. были ликвидированы экспортные квоты практичес ки во всех странах Центральной и Восточной Европы, а также в Азербайджане, Казахстане, Молдове, России, Украине), отмена государственных заказов, станов ление национальных кредитно-денежных систем объективно сделали обменный курс одним из основных приоритетов макроэкономической политики.

Либерализация внешней торговли, переход от количественных ограничений к тарифам, постепенное сокращение внешнеторговых ограничений возлагают на обменный курс несравненно большую ответственность за выравнивание платеж ного баланса, и в первую очередь баланса текущих операций, нежели это было при административно-командной системе. Адекватный обменный курс призван в максимальной степени смягчить последствия сокращения внешнеторговых огра ничений. Так, например, реальная девальвация или обесценение национальной валюты, делая более дорогими импортные товары, облегчают отход от количе ственных ограничений на импорт, снижают их протекционистский эффект.

Равновесный обменный курс, уравновешивающий спрос и предложение на валютном рынке,"выполняет еще одну очень важную функцию, свойственную ис ключительно переходной экономике: он призван устранить искажения в структу ре относительных цен, доставшихся в наследство от административно-командной системы, ценообразование в которой, основываясь на нормативных принципах, практически не принимало в расчет рыночные механизмы — цены не сообщали Часть III. Теоретические основы национальной экономики экономическим агентам необходимой информации о рынке и в силу этого не мог ли служить стимулами высокоэффективного производства. В условиях свободной внешней торговли, получая возможность покупать и продавать товары по миро вым ценам, внутренние производители и потребители товаров, выступающих объектами международной торговли (tradable goods), неизбежно «подстраивают» свое производство под существующий уровень мировых цен, выражаемый в наци ональной валюте через обменный курс (Pt = Р* х е, где Pt — цена товаров, высту пающих объектами международной торговли, Р* — мировой уровень цен, е — но минальный обменный курс). Ценовые импульсы затем передаются производите лям товаров, не являющихся объектом международной торговли, цены на которые прямо или косвенно зависят от цен на товары—объекты международной торгов ли. Таким образом, страна с большей или меньшей скоростью импортирует миро вую структуру относительных цен.

От выбранной системы обменного курса во многом зависит конкурентоспособ ность страны на мировых рынках. Так, если страна сталкивается с реальным удоро жанием своей валюты, в первую очередь вследствие быстрого роста внутренних цен, девальвация может быть весьма действенным средством восстановления конкурен тоспособности. Нужно четко представлять, в силу каких причин произошло паде ние конкурентоспособности и, как следствие, ухудшение баланса текущих опера ций. В случае роста дефицита госбюджета, финансируемого главным образом за счет денежной эмиссии, девальвация окажется успешной: она будет способствовать вос становлению возросшего реального обменного курса и упавшей конкурентоспособ ности. Однако вопрос заключается в том, насколько девальвировать валюту — на большую или меньшую величину по сравнению с темпом роста цен, так как скорость реакции на экономические потрясения различна на валютных и товарных рынках.

В том случае, когда страна сталкивается с ухудшением условий торговли, к девальвации следует подходить с большей осторожностью. Если страна сильно зависит от импорта, значительно увеличатся издержки производства отечествен ных товаров, использующих импортное сырье, что приведет к дальнейшему росту внутренних цен, реальному удорожанию валюты, падению конкурентоспособнос ти и ухудшению баланса текущих операций. В этом случае проблема восстановле ния конкурентоспособности должна решаться за счет внутренних факторов (струк турной перестройки экономики, пересмотра инвестиционной политики и т.п.) и ее восстановление потребует более длительного периода.

Стабильность или, по крайней мере, предсказуемость обменного курса, под крепленные соответствующей бюджетно-налоговой и кредитно-денежной поли тикой призваны обеспечить устойчивость национальной валюты и доверие к ней.

Это особенно важно для стран с переходной экономикой, во многих из которых (в первую очередь в бывших республиках СССР) процесс создания национальных кредитно-финансовых систем (в том числе валютных рынков) и введение соб ственных денежных единиц начались лишь в начале 90-х годов.

Обменный курс, его динамика наряду с соответствующей законодательной базой непосредственно влияют на направление и характер международных пото ков капитала. Оттого, существует ли жесткий валютный контроль за потоками ка питала, конвертируема ли национальная валюта и в какой степени, каковы воз можности репатриации прибылей иностранных компаний из принимающей стра ны, будут зависеть размеры прямых и портфельных инвестиций в страны с переходной экономикой.

В странах с переходной экономикой обменный курс может играть существен ную роль в борьбе с инфляцией. Исторически обменный курс служил важным инструментом поддержания стабильных цен. В период Золотого стандарта он Глава 59. Роль обменного курса в переходных экономиках играл первостепенную роль в предотвращении инфляции (экономический рост, сопровождаемый возникновением дефицита баланс текущих операций приводи ли к оттоку золота из страны в условиях фиксированного обменного курса, а сле довательно, к уменьшению денежной массы, размер которой определялся исклю чительно запасами золота в стране). Именно обменный курс рассматривается в качестве главного фактора, остановившего гиперинфляцию в Европе после Пер вой мировой войны.

В странах с переходной экономикой сложилась довольно парадоксальная си туация, при которой внутренние цены ориентированы на обменный курс (а не на оборот, как в промышленно развитых странах). Использование обменного курса как номинального якоря в борьбе с высокой инфляцией может, при определенных ус ловиях, выступать одним из действенных средств процесса стабилизации. В этой связи в странах с переходной экономикой в период борьбы с высокой инфляцией вполне обосновано использование опыта некоторых стран Латиноамериканского региона, таких как Аргентина, Чили, Бразилия, а также опыта Израиля, использо вавших в 70—80-е гг. в качестве номинального якоря в борьбе с гиперинфляцией и высокой инфляцией обменный курс. Опыт этих стран свидетельствует о том, что стабилизация на базе обменного курса может быть успешной лишь в том случае, если она сопровождается жесткой кредитно-денежной и бюджетно-налоговой полити кой, пользуется доверием со стороны основной массы населения.

Выбор системы обменного курса какой-либо стра Выбор системы ной определяется, в первую очередь, показателями обменного курса экономического развития, состоянием платежного баланса, степенью открытости экономики, уровнем конкурентоспособности, ве личиной резервов иностранной валюты, степенью зависимости экономики от внешней торговли, общественно-политическим климатом в обществе, состояни ем национальной денежной системы, природой и особенностями экономических потрясений, с которыми сталкивается страна.

Успех валютной политики зависит от того, насколько тесно она скоордини рована с другими направлениями макроэкономической политики. Если выбран ная стратегия в отношении обменного курса не отвечает реально складывающей ся экономической ситуации, она может усугубить переживаемые страной эконо мические потрясения. Об этом в равной мере свидетельствует и опыт промыш ленно развитых и развивающихся стран, а также стран с переходной экономикой.

Вполне очевидно, что если страна с закрытой экономикой сохраняет, например, за собой право на большой дефицит госбюджета, то стратегия поддержания фик сированного обменного курса нереалистична, ибо она в кратчайшие сроки приве дет к оттоку официальных резервов из страны.

В странах с переходной экономикой проблема выбора системы обменного курса после распада административно-командных систем осложнялась рядом осо бых обстоятельств: по сути, перед странами стояла задача выбора совершенно но вой системы обменного курса, у этих стран полностью отсутствовал опыт конвер тируемости валюты, во многих вновь образовавшихся государствах попросту еще не было полноценной национальной валюты, шел процесс становления валют ных рынков.

Несмотря на то, что в настоящее время страны с переходной экономикой де монстрируют все разнообразие систем обменного курса — от жестко фиксирован ных валютных курсов в Латвии и валютного совета в Эстонии, Литве и Болгарии, «ползущей привязки» в Венгрии, валютного коридора в Польше до «управляемого плавания» в России и «свободно плавающего» обменного курса в Молдове — тем Часть III. Теоретические основы национальной экономики не менее с известной долей условности можно проследить закономерность эво люции систем обменного курса в большинстве из этих стран.

На первых этапах реформирования экономики в начале 90-х годов сохраня лась система множественных обменных курсов, хотя все страны провели значи тельные девальвации своих валют, а некоторые из них ввели плавающий обмен ный курс для ряда экспортно-импортных сделок-. Однако, сохранение системы множественных обменных курсов, ставившей в крайне тяжелое положение экс портеров, приводило к сокрытию значительной части экспортной выручки, и сле довательно, к уменьшению поступлений валютных резервов, активизации «чер ных» или «параллельных» валютных рынков. Отказ от системы множественных обменных курсов, унификация обменного курса происходила быстрее в странах более последовательно осуществлявших рыночные реформы. В самом начале 90-х годов от системы множественных обменных курсов отказались Чехия, Польша, Венгрия, в 1992—1993 гг. — Россия, Болгария, Эстония, Латвия, Литва, Молдова, Киргизия.

Одновременно с отказом от системы множественных обменных курсов стра ны с переходной экономикой вводили внутреннюю конвертируемость валюты, что означало возможность для резидентов приобретать и держать некоторые виды ак тивов (например валюту и банковские депозиты) в иностранной валюте. Это пра во, однако, не всегда распространялось на предприятия, которые должны были полностью сдавать всю экспортную выручку. За введением внутренней конверти руемости прослеживалось стремление побудить резидентов продавать или депо нировать имеющуюся у них наличность в валюте, направляя таким образом ва лютные ресурсы в банковскую сферу, а также желание интегрировать «черные» рынки в официальную экономическую структуру. Ряд стран, таких как Польша, Чехия, Болгария, Эстония, ввели внутреннюю конвертируемость валюты одновре менно с либерализацией цен, другие страны, такие как Венгрия, Румыния, Рос сия, Латвия, Киргизия, Молдова, вводили внутреннюю конвертируемость посте пенно по мере накопления официальных валютных резервов. Внутренняя конвер тируемость давала определенные преимущества этим странам, в частности, она послужила импульсом к развитию внутреннего товарного и валютного рынков, расширила доступ к импорту, способствовала созданию конкурентной среды. В то же время в тех странах, где отсутствовала здравая макроэкономическая политика, внутренняя конвертируемость усиливала «долларизацию» экономики, бегство от национальной валюты, обостряя проблемы инфляции, приводила к падению спро са на товары отечественного производства, затрудняла эффективный контроль за вывозом капитала. Поэтому в это время в большинстве стран сохранялись ограни чения на внешнюю торговлю (как тарифные, так и не тарифные), о ov».;

•».'.»' Сейчас обменный курс унифицирован в большинстве государств с переход ной экономикой, однако в некоторых из них, таких как Белоруссия, Узбекистан, Туркмения, Таджикистан, до сих пор сохраняется система множественных обмен ных курсов и остается жесткий валютный контроль: ограничен доступ на валют ные рынки, обязательна сдача определенной части валютной выручки по завы шенному официальному обменному курсу. Так, например, в Узбекистане обяза тельной является сдача 30% экспортной выручки по официальному обменному курсу, уровень которого завышен приблизительно на 80%. В этих странах сохра няется государственный контроль над ценами и значительные внешнеторговые ограничения, искажена внутренняя структура относительных цен. В том же Узбе кистане существуют 10—15%-ные экспортные пошлины на большинство потре бительских товаров и товаров промежуточного назначения, экспортные квоты на важнейшие экспортные товары (в первую очередь, государство контролирует экс Глава 59. Роль обменного курса в переходных экономиках порт хлопка), рационируются ограниченные валютные средства среди импорте ров, доминирует система государственных заказов (система госзаказа распростра няется в Узбекистане приблизительно на половину производства хлопка и зерна, закупочные цены на которые значительно ниже мировых цен).

Отказ от системы множественных обменных курсов, унификация обменного курса и введение внутренней конвертируемости валюты параллельно с либерали зацией внешней торговли позволили ликвидировать «черный» валютный рынок, избежать значительного недополучения экспортной выручки, обеспечить равный доступ экономических агентов на валютные рынки, устранить взяточничество и коррупцию, порождаемые системой множественных обменных курсов с ее «спе циальными премиями» для отдельных групп экспортеров и импортеров, реально приблизить уровень внутренних цен к их мировому уровню.

В большинстве стран с переходной экономикой на смену множественным обменным курсам пришел свободно плавающий обменный курс. Подобный вы бор был сделан большинством государств бывшего СССР (исключая Эстонию) и странами Восточной и Центральной Европы (исключая Чехию, Венгрию, Польшу, Словакию и Хорватию). Он предопределялся рядом общих моментов: прежде все го низким уровнем валютных резервов у центральных банков (в некоторых стра нах показатель достаточности иностранных валютных резервов находился на уров не нескольких дней покрытия импорта, притом, что этот показатель считается при емлемым на уровне не менее 2,5—3-месячного покрытия импорта), что делало невозможным введение фиксированного обменного курса. Кроме того, развал руб левой зоны, введение собственных валют и становление вновь образованных цен тральных банков в ряде государств, не завоевавших еще доверия со стороны эко номических агентов, а также политическая нестабильность в условиях высо кой инфляции делали очень большой вероятность массированных валютных спекуляций в случае введения фиксированного обменного курса. При отсутствии последовательных программ стабилизации на первых этапах осуществления ры ночных реформ политика невмешательства Центрального банка в деятельность ва лютных рынков была вполне оправданной. Следует также иметь в виду, что плава ющий обменный курс гораздо лучше «амортизирует» внешние «шоки», с которы ми столкнулись бывшие социалистические страны (ухудшение условий торговли, реальное удорожание валюты, падение конкурентоспособности, уменьшение объе мов внешней торговли). В условиях же стран с переходной экономикой, когда су ществует запрет на движение капитала и потоки капитала практически не оказы вают воздействия на валютные рынки, именно показатели конкурентоспособнос ти и состояние баланса текущих операций являются ориентирами при выборе политики обменного курса. Слабость региональной интеграции после развала СССР и СЭВа, отсутствие полноценных финансовых рынков, трудность в опре делении равновесного уровня реального обменного курса (при котором одновре менно достигается внутреннее и внешнее равновесие в экономике), что крайне важно для определения исходного уровня номинального обменного курса при пе реходе к фиксированному обменному курсу, также выступали доводом в пользу плавающих обменных курсов.

Однако вскоре стали очевидными и недостатки избранной стратегии. На пер вых этапах осуществления экономических реформ в большинстве стран с пере ходной экономикой сохранялся огромный бюджетный дефицит, финансируемый главным образом за счет денежной эмиссии. Целевое бюджетное кредитование ос тавалось основным инструментом кредитно-денежной политики, происходил резкий рост издержек производства в связи с либерализацией цен и развалом эко номических связей. Все это объясняет быстрый темп роста цен, переросший в ряде Часть III. Теоретические основы национальной экономики стран в гиперинфляцию. Так, индекс потребительских цен в отдельные годы со ставлял в Польше (1990 г.) — 586%, в Болгарии (1991 г.) - 474%, в Эстонии (1992 г.) 1069%, в Латвии (1992 г.) - 951%, в Белоруссии (1994 г.) - 2220%, в России (1992 г.) 1353%, на Украине (1993 г.) — 4735%. В этих условиях либерализация обменного курса, введение внутренней конвертируемости валюты приводили к росту уровня «долларизации»1 экономики, к потере доверия'к национальной валюте, к бегству от нее. В 1990—1992 гг. уровень «долларизации» экономики составлял в Польше 80%, в Югославии — 70%, в Болгарии — 55%, в Эстонии — 60%, в Литве — 50%, в Латвии 35%, в России — 40%, на Украине — 35%, в Чехословакии — 10—12% (по России и Украине статистические данные явно занижены, поскольку учитывают традиционную склонность населения хранить деньги «в чулке»).

Кроме этого, обесценение национальной валюты не привело к росту экспор та ввиду потери традиционных рынков и ограниченного доступа на западные рын ки. В то же время росла стоимость импорта, в первую очередь, энергоносителей, что ухудшало балансы текущих операций этих стран.

Постоянное обесценение национальной валюты «подпитывало» инфляцию.

Будучи чрезвычайно чувствительными к изменениям в ожиданиях и к какой-либо новой информации, свободно плавающие обменные курсы вели себя, как цены на финансовые активы, и гораздо быстрее реагировали на экономические и полити ческие потрясения, чем цены на товарных рынках, выступая своеобразными «ли дерами в ценах». Обесценение национальной валюты ограничивало выбор инст рументов кредитно-денежной политики в борьбе с инфляцией (в частности дела ло невозможным проведение дисконтной политики в условиях отрицательных реальных процентных ставок, порождало недоверие к правительственным ценным бумагам), увеличивало расходы на обслуживание внешнего долга. Кроме этого, непредсказуемость обменного курса, его постоянные колебания вносили элемент нестабильности в экономическую систему, подрывали доверие к проводимой по литике, делали непривлекательным и рискованным инвестиционный климат, ибо в период формирования финансовых рынков валютный рынок и поведение об менного курса являлись основным источником информации о функционирова нии экономики в целом. Именно в этих условиях стало очевидным, что снижение инфляции, являясь предпосылкой экономического роста, должно быть приори тетной целью программ стабилизации, которой не удастся достичь при отсутствии жесткой финансовой дисциплины.

Стабилизация При достижении поставленной цели страны с пере и обменный курс ходной экономикой встали перед выбором страте гии борьбы с инфляцией: либо стабилизация на де нежной основе, либо стабилизация на базе обменного курса. Стабилизация на де нежной основе в качестве номинального якоря предполагала выбор или объемов кредитования, или процентных ставок, или одного из агрегатов денежной массы (Ml, M2 или МЗ).

При стабилизации на денежной основе снижение инфляции достигалось че рез замедление темпов роста денежной массы, при этом сохранялся свободно пла вающий обменный курс или «управляемое плавание». Последнее означало воз можность осуществления интервенций на валютном рынке Центральным банком с целью сгладить нежелательные колебания обменного курса. «Управляемое пла вание» стало возможным в тех странах, которым удалось накопить достаточно ва Уровень долларизации экономики оценивается отношением депозитов в иностран ной валюте к общей величине депозитов.

Глава 59. Роль обменного курса в переходных экономиках лютных резервов либо за счет расширения экспорта в результате номинального обесценения валюты, переориентации на новые рынки и достижения положитель ного сальдо по балансу текущих операций, либо за счет займов, получаемых по линии международных организаций, отсрочки выплат или пересмотра внешней задолженности.

Стабилизация на базе обменного курса предполагала использовать в качестве номинального якоря фиксированный обменный курс (в его различных вариантах:

жестко фиксированный курс, «валютный совет», «ползущая привязка», валютный коридор). Снижение инфляции достигалось в результате стабилизации цен на то вары — объекты международной торговли, которые непосредственно связаны с обменным курсом, а через них стабилизировались цены на товары, не связанные непосредственно с международным обменом.

Большинство стран избрало своей стратегией стабилизацию на денежной ос нове, и лишь несколько стран — Чехия, Польша, Эстония — стали примером удач ного опыта проведения стабилизации на базе обменного курса, преимущества ко торой прежде всего заключаются в более «сжатых» сроках снижения высокой ин фляции или гиперинфляции до умеренного или низкого уровня и в меньшей глубине экономического кризиса по сравнению со странами, осуществляющими стабилизацию на денежной основе.

Стабилизация на базе обменного курса имеет и ряд других преимуществ пе ред жесткой кредитно-денежной политикой. Фиксированный обменный курс пре следует контролируемую и прозрачную цель, очевидную для любого экономичес кого агента, в то время как немногие из них разбираются в хитросплетениях де нежных агрегатов, да и информация о денежной массе менее доступна. Кроме этого, изменения обменного курса всегда непосредственно обуславливают изме нения цен (по крайней мере на товары — объекты международной торговли), а воздействие изменений денежной массы проследить в целом труднее, поскольку изменения цен могут отражать сезонные колебания, изменение спроса на деньги и т. д. В переходной экономике чрезвычайно трудно спрогнозировать и измерить спрос на деньги и, следовательно, рассчитать оптимальный размер денежной мас сы. Стабилизация на базе обменного курса позволяет органам кредитно-денежно го регулирования избежать ошибок при расчете данного показателя.

Фиксация обменного курса делает более определенными инфляционные ожидания и способствует их сдерживанию. Через стабильный обменный курс рас тет доверие к национальной валюте, снижается степень «долларизации» экономи ки. Так, в странах, осуществлявших стабилизацию на базе обменного курса, про изошло сейчас не только быстрое и значительное снижение этого показателя, на пример в Эстонии — с 60% (1992 г.) до 5% (1994 г.), в Польше — с 80% (1989 г.) до 25% (1994 г.), в Чехии уровень долларизации был достаточно низким уже в начале осуществления реформ и составлял порядка 10—12%. Уровень «долларизации» в рассматриваемых странах гораздо ниже, чем в странах, которые осуществили ста билизацию на денежной основе: например в Латвии уровень долларизации эконо мики снизился незначительно — с 40% (1992 г.) до 25% (1994 г.), в Болгарии — с 55% (1991 г.) до 35% (1994 г.). Возможно, этому способствовал в некоторой степе ни и более жесткий валютный контроль в странах с фиксированным обменным курсом: обязательная сдача всей валютной выручки экспортерами в обмен на на циональную валюту (Польша ввела такой контроль в 1990 г., Эстония — в 1992 г.).

Введение валютного контроля объясняется желанием этих стран защитить свои резервы иностранной валюты от спекулятивных натисков. Страны с гибким об менным курсом, напротив, имеют более либеральные валютные режимы, за ис ключением России и Украины.

Часть III. Теоретические основы национальной экономики Следует также отметить, что в экономиках, сильно зависимых от импорта, стабильный обменный курс сдерживает рост издержек производства и внутрен них цен. Фиксированный обменный курс дисциплинирует Центральный банк и органы финансового регулирования, ибо на них теперь налагаются жесткие огра ничения в отношении роста денежной массы, избыточность которой тут же при ведет к давлению на обменный курс и к потере резервов иностранной валюты.

Однако использование обменного курса как номинального якоря сопряжено с определенными трудностями. Прежде всего, введению обменного курса как но минального якоря должна предшествовать унификация обменного курса, посколь ку при системе множественных обменных курсов не ясно, какой обменный курс поддерживать и фиксировать. Данная стратегия требует также достаточного уров ня официальных иностранных резервов, от которого зависят доверие к проводи мой политике и деятельность спекулянтов на валютном рынке. Так, лишь заявление МВФ о предоставлении Польше стабилизированного фонда в размере 1 млрд. долл. в 1991 г. для поддержания курса злотого обеспечило Правительству доверие к из бранной стратегии, хотя Польша даже не воспользовалась этим фондом. Чехии были предоставлены значительные средства по линии МВФ и Группы 24-х. Эсто нии был возвращен ее довоенный золотой запас, хранившийся в английских бан ках, и предоставлена помощь по линии МВФ. Это позволило Эстонии ввести наи более жесткую систему фиксированного валютного курса, так называемый «ва лютный совет», идея которого состояла в покрытии денежной базы исключительно резервами иностранной валюты;

внутренний же кредит правительству и коммер ческим банкам исключался. Это означает, что «валютный совет» в отличие от Цен трального банка может всегда конвертировать свои денежные обязательства в резервную валюту (в качестве валюты для привязки кроны Эстония выбрала за падногерманскую марку), покрывая их, по крайней мере, из расчета один к одно му. При данной системе «валютный совет» в отличие от Центрального банка не может финансировать бюджетный дефицит путем денежной эмиссии (в Эстонии кроме этого был принят закон об обязательном сбалансированном госбюджете).

Ограничение влияния Центрального банка на валютную политику снижает веро ятность возникновения инфляционных процессов в результате злоупотреблений.

Более того, любое изменение в уровне иностранных резервов, связанное с пла тежным балансом, автоматически регулирует изменение денежной базы. «Валют ный совет» был удачно использован и в Аргентине в начале 90-х гг., с помощью которого удалось преодолеть почти вековую традицию высокой инфляции.

Однако, нужно четко представлять, что любой фиксированный обменный курс может лишить страну конкурентоспособности. Вопрос конкурентоспособ ности должен решаться либо значительной девальвацией валюты до начала стаби лизации, либо своевременным переходом к иным формам обменного курса как номинального якоря. В этом отношении показателен пример Польши, которая в начале 1991 г. значительно девальвировала злотый, затем ввела фиксированный обменный курс по отношению к доллару, а затем — по отношению к корзине ва лют. Обменный курс поддерживался с мая по октябрь 1991 г., а затем Польша пе решла к «ползущей привязке», предполагающей ежедневную девальвацию валю ты на заранее запланированную и объявленную величину. В результате стране уда лось значительно снизить инфляцию без ущерба для конкурентоспособности.

В целом за период стабилизации инфляция снизилась с 586% (1990 г.) до 29% (1995 г.), а с 1993 г. в Польше наблюдается экономический рост.

Если же страна жестко увязывает свою национальную валюту с запасом ре зервов иностранной валюты, как в случае с «валютным советом», в период сниже ния инфляции ухудшение конкурентоспособности неизбежно. Поэтому создание Глава 59. Роль обменного курса в переходных экономиках «валютных советов» может быть целесообразным лишь в небольших странах, чья экономика близка к открытой и где ухудшающийся баланс текущих операций мо жет финансироваться за счет притока иностранного капитала в экономику, в пер вую очередь, за счет прямых иностранных инвестиций. В 1994 г. «валютный совет» был введен в Литве. В Эстонии же результатом жесткой макроэкономической по литики явилось значительное снижение инфляции с 1069% (1992 г.) до 26% (1995 г.) и до 4% (1998 г.), экономический рост (17% - 1992 г.;

4,7% - 1994 г.;

6% - 1995 г.;

4% — 1998 г.). Причем быстрыми темпами росли прямые иностранные инвести ции в экономику. Эстонская крона устояла против немецкой марки, когда курсы даже таких ведущих валют, как фунт стерлингов, доллар и франк, падали относи тельно марки. • «.г, " Следует отметить, что при стабилизации на базе обменного курса степень до верия к правительству должна быть достаточно высокой. В свою очередь, прави тельство должно не только иметь желание, но и быть способным проводить по добную политику, налагающую на него жесткие монетарные и фискальные огра ничения, которые нередко ведут к социальной напряженности в обществе.

Опыт стран, неудачно осуществивших стабилизацию на базе обменного кур са, свидетельствует, что отказ от избранной стратегии приводит к значительному росту инфляции и нередко темпы роста цен оказываются выше, чем в период, предшествующий осуществлению программы.

Опыт стран с переходной экономикой, в частности опыт Болгарии, демонст рирует, что использование обменного курса в качестве номинального якоря долж но быть признано официальной политикой правительства, в противном случае, если использовать его без предварительного уведомления, результат может ока заться прямо противоположным ожидаемому. Болгария, оставаясь достаточно тер пимой по отношению к реальному удорожанию, с октября 1992 г. по июль 1993 г.

поддерживала без объявления фиксированный валютный курс, что стало возмож ным благодаря увеличившимся валютным резервам и положительному сальдо тор гового баланса. De facto фиксированный обменный курс, по замыслу политиков, должен был служить номинальным якорем в борьбе с инфляцией, помочь своев ременно выплатить определенную часть внешнего долга, улучшить ситуацию с импортом, избежать потрясений на валютных рынках, переориентировать часть производителей экспортной продукции на внутренний рынок. Однако кредитно денежная политика и «политика доходов» порождали недоверие к правительству, сомнения в его способности в течение длительного времени осуществлять подоб ную политику (тем более, что о ней не было объявлено открыто). В результате ра стущие инфляционные ожидания «парализовали» номинальный якорь, следстви ем чего стали невозможными дальнейшие валютные интервенции со стороны НББ с целью поддержать фиксированный обменный курс в связи с потерей официаль ных валютных резервов. Все это привело к обесценению лева, к взлету инфляции, усилению «долларизации» экономики.

Опыт Болгарии подтверждает, что использование обменного курса в качестве номинального якоря в борьбе с инфляцией может быть эффективным, если оно поддерживается жесткой бюджетно-налоговой и кредитно-денежной политикой.

В случае прбвала политики потеря репутации правительства несравненно выше, чем в случае неудачной стабилизации на денежной основе, ибо незапланирован ная девальвация валюты или переход к гибкому обменному курсу очевидны любо му экономическому агенту, в то время как незапланированное увеличение денеж ной массы может быть легко скрыто от него.

Неудачные попытки снизить инфляцию в Болгарии, а также несбалансиро ванная макроэкономическая политика сделали очень стойкими ожидания высо Часть III. Теоретические основы национальной экономики кой инфляции. Вплоть до 1997 г. уровень инфляции в Болгарии оставался одним из самых высоких в Европе (310,8% — в 1996 г.;

578,5% — в 1997 г.). Поэтому летом 1997 г. Болгария была вынуждена ввести «валютный совет» — самый жесткий ва риант фиксированного обменного курса — с целью добиться скорейшего сниже ния инфляции, сбалансировала государственный бюджет, последовательно нача ла осуществлять «политику доходов», структурные'реформы, укрепляя финансо вую дисциплину предприятий. Уже в 1998 г. ситуация в стране значительно улучшилась, в декабре 1998 г. уровень инфляции упал до 1%, начался экономичес кий рост.

В переходной экономике использование обменного курса как номинального якоря ограничено тем, что здесь инфляция имеет не только монетарное проис хождение, но и связана с растущими издержками производства в силу сохранения монопольного характера экономики и кризиса неплатежей.

Некоторые страны отказались от введения фиксированного обменного кур са, не имея возможности определить равновесный реальный обменный курс и, следовательно, уровень номинального обменного курса.

В целом опыт стран с переходной экономикой свидетельствует, что стабили зация может быть успешной как на базе обменного курса, так и на денежной осно ве, если она поддерживается разумной макроэкономической политикой. Преиму щество стабилизации на базе обменного курса состоит в более быстрых темпах снижения инфляции, меньшем падении производства и занятости, хотя введение фиксированного обменного курса требует более жестких предпосылок.

Безусловно, проблема выбора варианта обменного курса в качестве номиналь ного якоря, продолжительности его поддержания остается актуальной для пере ходных экономик. Польша, Чехия, Эстония начали с жестко фиксированного об менного курса. Эстония и сейчас не отказалась от избранной стратегии, Польша в течение нескольких лет использовала «ползущую привязку», затем режим «управ ляемого плавания», а в настоящее время использует режим «ползущего» валютно го коридора. Это позволяет Польше сдерживать инфляционные ожидания без ощу тимого ущерба для конкурентоспособности.

Однако здесь не может быть единых рецептов. В частности, опыт Литвы, Рос сии и Болгарии демонстрирует, что стабилизация на базе обменного курса может прийти на смену стабилизации на денежной основе. Так, в России был введен ва лютный коридор как наиболее мягкий вариант номинального якоря с июля 1995 г., который просуществовал до августовского кризиса 1998 года. Валютный коридор имел ряд преимуществ перед плавающим валютным курсом с точки зрения пере ключения спекуляций с валютных рынков на рынок государственных краткосроч ных облигаций (ГКО), достижения стабильной динамики как номинального, так и реального курса рубля, снижения инфляции. Если в 1994 году индекс потреби тельских цен составил 302%, в 1995 г. он снизился до 190%, в 1996 г. — до 47,6%, в 1997 г. - до 14,6%.

Пересмотры границ коридора осуществлялись более или менее плавно в за висимости от конкретной экономической ситуации, причем старые и новые гра ницы взаимно перекрывались, что снижало вероятность резких скачков курса.

Валютный коридор давал российским предприятиям, особенно тем, кто выходил на внешние рынки, планировать свою деятельность, снижать валютные риски.

В то же время длительное поддержание фиксированного обменного курса при продолжающемся росте цен ухудшало положение экспортеров и препятствовало возрождению импортозамещающих производств.

Своевременный отказ от фиксированного валютного курса, так называемое «снятие с якоря», является одним из критических моментов в валютной политике Глава 59. Роль обменного курса в переходных экономиках Центрального банка, так как упущение «времени перехода» в определенной ситу ации может привести к тяжелейшим экономическим последствиям для страны.

В этом отношении показательны примеры Чехии и России.

Чехия поддерживала режим фиксированного обменного курса до мая 1997 г..

Однако, столкнувшись с постоянным ухудшением баланса текущих операций в ре зультате потери конкурентоспособности на внешних рынках (к концу 1996 г. дефи цит баланса текущих операций составил 5,9 млрд. долл.), Чехия перешла к режиму «управляемого плавания». При этом правительство неизменно поддерживало курс на проведение жесткой бюджетно-налоговой и кредитно-денежной политики. Это позволило даже в условиях начавшегося в 1998 г. экономического кризиса добиться улучшения баланса текущих операций (положительное сальдо в 1998 г. составило 1,1 млрд. долл.) и сохранить низкий уровень инфляции (индекс потребительских цен составил в 1996 г. - 8,8%;

в 1997 г. - 8,4%;

в 1998 г. - 10,7%).

Ярким примером опоздания «снятия с якоря» служит политика Центрально го банка России в период, предшествующий финансовому кризису августа 1998 г.

Эту политику, направленную на дальнейшее поддержание валютного коридора, можно считать одной из основных причин разразившегося кризиса. С конца 1997 г.

стал резко ухудшаться платежный баланс России, и, в первую очередь, баланс те кущих операций. Главными причинами ухудшения платежного баланса в рассмат риваемый период послужили: снижение мировых цен на нефть — основного пред мета экспорта России;

начавшийся отток капитала из России в связи с началом азиатского финансового кризиса, а также в связи с опасениями нерезидентов по поводу невыплаты Россией обязательств по ГКО (особенность ситуации с внутренним долгом России определялась его краткосрочным характером и большой долей долга, принадлежавшей нерезидентам);

ухудшение конкурен тоспособности российских товаров и снижение объемов экспорта как неизбеж ное следствие политики, направленной на поддержание фиксированного ва лютного курса.

В условиях ухудшающейся конкурентоспособности страны ЦБР, искусствен но поддерживая завышенный обменный курс, был вынужден постоянно осуще ствлять массированные валютные интервенции для стабилизации положения на валютном рынке. Кроме того, стремление привлечь нерезидентов на рынок ГКО вынуждало ЦБР поддерживать неоправданно высокие процентные ставки. В ре зультате такая политика не только подавляла инвестиционную активность в стра не, но и имела своим следствием постоянный рост объема процентных платежей, выплачиваемых нерезидентам.

Все это привело к ухудшению как текущего, так и капитального счета пла тежного баланса России, к ожиданию неизбежной девальвации рубля и, как след ствие, бегству от него, выразившемуся в стремительном оттоке спекулятивного иностранного капитала с российского фондового рынка, к сокращению офици альных валютных резервов.

Отрицательные последствия финансового кризиса августа 1998 г. очевидны — дефолт (невозможность государства исполнять свои обязательств по обслужи ванию внутреннего долга), девальвация рубля, переход к плавающему обменному курсу, рост цен, «похороны» первых признаков начавшегося оздоровления эконо мики, коллапс банковской системы, падение реального жизненного уровня насе ления и т. п. Скорее всего, финансовый кризис в России удалось бы смягчить, если бы ЦБР несколько раньше отказался от политики «валютного коридора», предвидя неизбежность оттока иностранного капитала из России в условиях на чавшегося мирового финансового кризиса и стремительно ухудшающегося пла тежного баланса.

Часть III. Теоретические основы национальной экономики Опыт России позволяет сделать вывод о том, что, если обменный курс оста ется единственным объектом макроэкономического регулирования, в то время как «пробуксовывает» развитие реального сектора, структурная перестройка экономи ки, успех валютной политики окажутся преходящими и не приведут к скорому эко номическому росту.

Основные термины Обменный курс Стабилизация на базе обменного курса Система обменного курса Валютная политика Стабилизация на денежной основе Номинальный якорь о Валютный коридор Глава Платежный баланс и внешнеэкономическая деятельность России Платежный баланс представляет собой системати Макроэкономичес зированную запись итогов всех экономических сде кая и аналитичес лок между резидентами данной страны и внешним кая роль платежно миром в течение определенного периода времени.

го баланса Платежный баланс отражает состояние международ ных экономических отношений данной страны с внешним миром, которые осу ществляются по двум основным каналам — международной торговли и финансов.

Он содержит много ценной и полезной информации, необходимой для анализа экономической ситуации, сложившейся в стране, и для разработки адекватной макроэкономической политики (бюджетно-налоговой, кредитно-денежной, внешнеторговой, валютной и т. п.).

Платежный баланс дает не только полное представление о масштабах реаль ных и финансовых потоков между данной страной и остальным миром, но и ха рактеризует «внешнюю позицию страны», в частности ее роль как экспортера или импортера на международном рынке товаров и услуг. На основе данных платеж ного баланса за ряд лет можно определить позицию страны по накопленным меж дународным инвестициям, то есть рассчитать «баланс внешней задолженности», который представляет собой иностранные активы и пассивы страны на некото рый момент времени. Если активы страны за рубежом превышают ее ликвидные обязательства перед внешним миром, то страна в целом выступает нетто-кредито ром остальных государств. В случае превышения ликвидных обязательств перед внешним миром над зарубежными активами страна становится нетто-должником на мировом рынке заемных средств.

Счета платежного баланса предоставляют информацию не только о накоп ленной задолженности, выплате процентов и платежам по основной сумме долга, но и о возможностях страны зарабатывать в будущем валюту для обслуживания и погашения внешнего долга.

Данные платежного баланса о динамике золотовалютных резервов позволя ют судить о целесообразности поддержания той или иной системы обменного кур са, прогнозировать ближайшие тенденции на валютном и денежном рынках. По динамике и объему прямых иностранных инвестиций можно оценить инвестици онный климат в стране. В частности, низкая доля прямых иностранных инвести ций в общем объеме притока иностранного капитала свидетельствует о низком доверии к стране и дает основание рассматривать ее инвестиционный климат как неблагоприятный и рисковый.

В платежном балансе отражаются и крупные потрясения в национальной эко номике. Так, например, располагая данными о широкомасштабном оттоке спеку лятивного капитала из страны, можно сделать вывод о «лихорадке» на ее валют ном и фондовом рынках и возможном кризисе банковской системы.

Платежный баланс составляется по принципу двойного счета, то есть пред ставляет собой двухстороннюю запись всех экономических сделок. Принцип двой ного счета предполагает, что любая международная сделка автоматически учиты вается в платежном балансе дважды: один раз как кредит, а другой раз как дебет.

К кредиту относятся те сделки, в результате которых происходит отток цен ностей и приток валюты в страну (они записываются со знаком «плюс»). Так, про дажа самолетов за границу, предоставление услуг иностранным туристам, получе Часть III. Теоретические основы национальной экономики ние пенсий из-за рубежа, покупка иностранцами акций отечественных компаний записываются в кредит, поскольку эти сделки «показывают» поступления иност ранной валюты.

К дебету относятся те сделки, в результате которых страна расходует валюту в обмен на приобретаемые ценности (они записываются со знаком «минус»). На дебетовом счете платежного баланса отражаются, например, такие сделки, как им порт автомобилей, покупка лицензий, переводы прибылей иностранных компа ний из данной страны, предоставление долгосрочных займов. Подобные сделки приводят к уменьшению запасов иностранной'валюты на счетах резидентов.

Структура Платежный баланс согласно стандартной классифи платежного кации, разработанной Международным валютным баланса России фондом (МВФ), включает в себя два основных счета:

1) счет текущих операций;

2) счет операций с капиталом и финансовыми инструментами.

Платежный баланс России составляется в соответствии со стандартной клас сификацией МВФ (данные платежного баланса России за 1993—1999 гг. представ лены в табл 60.1). Приведенный ниже платежный баланс как система учета опера ций имеет нейтральное агрегированное представление: в нем показываются одно именные статьи, а также рассчитывается их сальдо.

Таблица 60. Платежный баланс Российской Федерации за 1993—1999 гг.

(млн. долл. США, нейтральное представление) Наименование статей 1993— 1993 г. 1994 г. 1995 г. 1996 г. 1997 г. 1998 г. 1999 г.

1999 гг.

70687 Счет текущих операций 8850 8025 12448 2545 Товары и услуги 111122 14215 10958 11323 17809 11611 13246 экспорт 615566 67898 76250 93481 103844 103088 87259 импорт -504442 -53682 -65292 -82158 - 8 6 0 3 5 - 9 1 4 7 6 - 7 0 4 1 3 - Товары 146684 15590 17675 20726 22933 17361 17097 экспорт 539585 59724 67826 82913 90563 89008 74888 импорт -392901 -44133 -50152 -62188 - 6 7 6 2 9 -71647 - 5 7 7 9 1 - -35562 -1375 -6717 -9403 - 5 1 2 4 - 5 7 5 0 - 3 8 5 1 - Услуги экспорт 75980 8174 8424 10567 13281 14080 12371 импорт -111542 -9549 -15141 -19970 - 1 8 4 0 6 - 1 9 8 2 9 - 1 6 2 2 2 - -40920 -2302 -1802 -3371 - 5 4 3 4 - 8 7 0 6 - 1 1 8 0 1 - Доходы от инвестиций и оплата т РУЯа 27520 2908 3500 4278 4333 4366 к получению -68440 -5210 -5302 -7649 - 9 7 6 7 - 1 3 0 7 2 - 1 6 1 0 2 - к выплате -114 -303 Оплата труда -1069 0 -342 - - полученная 1329 0 166 102 - выплаченная -2396 0 -469 - -507 -568 - -39851 -2302 -1688 -3068 - 5 0 2 8 - 8 3 6 4 -11637 - Доходы от инвестиций 26193 3392 к получению 2908 4232 4140 -66044 -5210 -5080 -7181 - 9 2 5 9 1 - 1 2 5 0 * -15637 1- к. выплате 73 \ 72\ - 3 6 0\ - 4 0 9 \ \ 483 \ 879 \ -306 \ Текущие трансферты 773 410 4873 1346 238 810 полученные -70С -77С - -467 -543 -738 - - выплаченные 547 7926 - -25718 -6541 -8614 756 - Счет операций с капиталом и финансовыми инструментами - - -347 - 4 6 :! -79" - - Счет операций с капиталом - 4 6 :i -79" - 241С -347 - - - Капитальные трансферты 213"!

306() 2611 5882 3122 полученные -19600 -2895 -3472 -3469 - 3 5 2 ' ) - 2 9 3 '1 -2086 - выплаченные по:

- 6 2 4 ' » 626!5 830Ё - -25521 -6257 - Финансовый счет Глава 60. Платежный баланс и внешнеэкономическая деятельность России Окончание табл. 60. Наименование статей 1993- 1993 г. 1994 г. 1995 г. 1996 г. 1997 г. 1998 г. 1999 г.

1999 гг.

11557 Прямые инвестиции 1137 538 1708 за границу -7024 -358 - 7 7 1 - 2 6 0 3 - 1 0 2 7 - -20 - в Россию 18582 640 4279 6639 Портфельные инвестиции 55864 33 -2444 - 4410 45807 активы -1921 114 -1705 -172 -156 - 57788 -738 - обязательства 0 -81 4583 45963 11198 - 1 3 7 2 0 - 4 1 6 1 9 - 7 3 0 0 - Прочие инвестиции -82035 - - активы -113613 5212 -29008 - 2 6 6 1 8 - 1 6 1 3 6 - -14407 - -29298 134 - 8 7 4 0 - 1 3 4 4 4 Наличная иностранная валюта - -3256 1232 - Остатки на текущих счетах -3328 4327 - 1 0 0 0 -5134 Торговые кредиты и авансы -26499 8215 - 9 3 8 7 - 6 7 8 5 - 6 8 1 8 - -2400 - Ссуды и займы (непросроченные) 53129 8641 8247 9536 9499 7004 Просроченная задолженность -60653 - 1 2 7 7 1 -10553 - 9 4 7 5 - 3 0 4 8 - 7 4 2 8 - - Изменение задолженности -44282 - 3 8 6 0 -4928 - 9 7 7 3 - 1 1 4 5 8 - 8 8 7 9 - Прочие активы -2686 -624 - -1312 - -245 135 - Обязательства 31579 5987 15288 - 1 5 0 0 1 - 11367 5889 Наличная национальная валюта -123 -325 -230 -38 Остатки на текущих счетах 355 2464 1547 - 4 6 9 4 - 3 0 5 Торговые кредиты и авансы -9565 - 9 7 8 -8050 0 -799 - 6884 - Ссуды и займы (непросроченные) 45781 9128 11187 5822 Просроченная задолженность -6600 1131 2672 - 2 4 3 3 3364 3162 1728 922 - Прочие обязательства 321 -59 511 - Источник. Вестник Банка России. — 2000. — № 24—25;

Бюллетень банковской ста тистики. — 1999. — № 4.

В счете текущих операций отражаются все поступления от продажи товаров и услуг нерезидентам и все расходы резидентов на товары и услуги, предоставляе мые иностранцами, а также чистые доходы от инвестиций и чистые текущие транс ферты (термин «чистые» означает сальдо между полученными и выплаченными доходами).

Разница между товарным экспортом и товарным импортом образует торго вый баланс. Проанализировав торговые балансы отдельных стран, можно получить данные о совокупном объеме международной торговли. Так, данные, приведен ные в платежном балансе России за 1993—1999 гг., свидетельствуют о том, что тор говый баланс постоянно сводился с положительным сальдо, величина которого особенно возросла в 1999 г. (она составила 35 302 млн. долл.). Его рост продолжал ся и в 2000 г.: в сентябре 2000 г. положительное сальдо торгового баланса составило 44 531 млн. долл.

Считается, что превышение экспорта над импортом, то есть положительное сальдо торгового баланса, является показателем здорового состояния экономики, поскольку увеличивается мировой спрос на товары данной страны и покупатели на внутреннем рынке предпочитают товары местного производства импортным товарам.

Однако подобная оценка состояния торгового баланса не всегда справедлива.

Так, причиной увеличения положительного сальдо торгового баланса может быть не рост экономического потенциала страны, а изменение условий торговли, в частно сти повышение мировых цен на экспортную продукцию или снижение мировых цен на импорт. Именно рост мировых цен на нефть — основной продукт экспорта Рос сии — стал причиной значительного увеличения чистого экспорта товаров.

С другой стороны, не всегда дефицит торгового баланса свидетельствует о неблагоприятной экономической ситуации в стране. Причиной дефицита торго Часть III. Теоретические основы национальной экономики вого баланса может быть благоприятный инвестиционный климат в стране (стро ительство заводов, железных дорог, шахт и т. п.), вследствие чего возникает необ ходимость в дополнительных закупках нового импортного оборудования.

Счет текущих операций фиксирует также экспорт и импорт услуг, к которым относятся платежи за использование интеллектуальной собственности (патентов, технологий, авторских прав), расходы, связанные с международным туризмом, транспортом, страхованием.

В балансе текущих операций отражаются чистые доходы от инвестиций. Они связаны с «чистым экспортом» кредитных услуг, то есть услуг вкладываемого за рубежом национального денежного капитала. В эту статью включаются собствен но доходы на инвестиции, проценты по долговым обязательствам, а также оплата труда резидентов, работающих за границей. Если национальный капитал за рубе жом приносит больший объем процентов и дивидендов, чем иностранный капи тал, инвестированный в данной стране, то чистые доходы от инвестиций окажут ся положительными;

в противном случае — отрицательными.

Чистые текущие трансферты включают переводы частных и государствен ных средств в другие страны без получения в ответ товара или услуги (пенсии, подарки, денежные переводы за границу или безвозмездная помощь иностранным государствам).

В представленном платежном балансе России за 1993—1999 гг. баланс теку щих операций сводился с положительным сальдо. Это означает, что в целом дохо ды страны от экспорта товаров и услуг и трансферты из-за границы превышали ее расходы на импорт товаров и услуг, хотя чистые доходы от инвестиций составляли отрицательную величину в связи с ростом процентных выплат по внешнему долгу.

Все международные сделки с активами страны (их покупка и продажа) отра жаются в счете операций с капиталом и финансовыми инструментами. Когда, на пример, России предоставляется иностранный заем, она продает актив, то есть обещание выплатить его в будущем с процентами. Подобная сделка отразится на счете операций с капиталом и финансовыми инструментами в графе «кредит» (обя зательства). Когда кредит предоставляет Россия, ее активы растут, однако финан совые средства уходят из страны, поэтому данная сделка отразится в графе «де бет».

Счет операций с капиталом и финансовыми инструментами включает также чистые капитальные трансферты (безвозмездную передачу собственности на ос новной капитал). К ним относятся инвестиционные гранты, предоставленные, например, на строительство дорог, больниц, аэродромов. «Списание» задолжен ности правительству также включается в данный раздел платежного баланса.

Сальдо по статьям счета операций с капиталом и финансовыми инструмен тами, которые отражают предоставление и получение долгосрочных и краткос рочных кредитов, показывает чистые поступления иностранной валюты от всех сделок с активами. Предоставление кредитов означает расходы на покупку акти вов за границей (акций, облигаций, недвижимости и т. д.), получение же креди тов — не что иное, как поступления от продажи активов.

Международные потоки капитала по цели вложения подразделяются в пла тежном балансе на прямые, портфельные и прочие инвестиции. К «прямым» инве стициям относится долгосрочное вложение капитала в масштабах, обеспечиваю щих контроль инвестора над объектом размещения капитала. Портфельные инвес тиции представляют собой долгосрочные и краткосрочные вложения капитала в ценные бумаги, не дающие инвестору права контроля над объектом инвестирова ния. Прочие инвестиции включают предоставленные и привлеченные торговые кре диты и авансы, предоставленные и привлеченные ссуды и займы, остатки на теку Глава 60. Платежный баланс и внешнеэкономическая деятельность России щих счетах и депозиты, наличную иностранную и национальную валюту, просро ченную задолженность, изменение задолженности по своевременно не поступив шей экспортной и рублевой выручке и непогашенным импортным авансам.

Платежный баланс, составляемый по принципу двойного счета, по определе нию равняется нулю, а это означает, что все долги страны должны быть оплачены.

Поэтому дефицит по счету текущих операций должен в точности соответствовать положительному сальдо по счету капитала и финансовых операций. Если рези денты страны в целом тратят на покупку иностранных товаров, услуг и активов больше, чем получают от продажи иностранцам своих товаров, услуг и активов, то погашение задолженности осуществляется Центральным банком за счет сокраще ния официальных резервов иностранной валюты.

Как указывалось выше, платежный баланс России составляется в соответ ствии с методологией МВФ, однако имеет некоторые национальные особеннос ти. В частности, методология расчета официальных резервов по некоторым пунк там отличается от методологии, приведенной в Руководстве МВФ по платежному балансу (пятое издание). В частности, в состав международных резервов до тре тьего квартала 1999 г. включались краткосрочные валютные депозиты в банках резидентах;

с третьего квартала 1999 г. из суммы международных резервов исклю чен эквивалент остатка валютных средств банков-резидентов на счетах, открытых ими в Банке России (кроме остатка средств, предоставленных Банком России для обслуживания внешнего долга). Поэтому в целях согласования данных платежно го баланса и международной инвестиционной позиции России, которые форми руются в соответствии с Руководством МВФ по платежному балансу, с одной сто роны, и данных национальной статистики официальных международных резер вов, с другой стороны, введена статья «Поправка к резервным активам».

В платежный баланс включается также статья «Чистые пропуски и ошибки».

Хотя каждая сделка теоретически должна дважды отражаться в платежном балансе — по дебету и по кредиту, — на практике это требование часто не выполняется. Со вершаемые сделки в ряде случаев учитываются различными службами, информа ция которых может не совпадать как во времени, так и в числовом выражении.

Некоторые потоки экономических ценностей могут вообще остаться за предела ми статистического учета, особенно когда это касается противозаконных сделок.

Общую сумму таких неучтенных потоков можно выяснить, только подсчитав об щие итоги по кредиту и дебету.

Анализ платежного баланса России за 1993—1999 гг.

Тенденции позволяет делать выводы как о положительных, так изменения и об отрицательных тенденциях, имевших место за платежного исследуемый период.

баланса России К положительным моментам стоит отнести ак тивное сальдо баланса текущих операций и рост золотовалютных резервов страны.

Их снижение наблюдалось лишь в 1997—1998 гг. в связи с оттоком спекулятивного капитала с рынка ГКО-ОФЗ и валютными интервенциями Центрального банка России (ЦБР), направленными на поддержание «валютного коридора». К концу 2000 г. величина золотовалютных резервов достигла рекордной величины и соста вила около 40 млрд. долл. Показатель достаточности золотовалютных резервов находился на высокой отметке — на уровне 4-месячного покрытия импорта. Ак тивное сальдо по счету текущих операций поддерживалось, прежде всего за счет положительного сальдо торгового баланса. В первой половине 90-х годов росту экспорта, основная доля которого приходилась на энергоносители, способство вало постоянное обесценение рубля. В последние два года значительный рост Часть III. Теоретические основы национальной экономики российского экспорта объясняется исключительно благоприятными условиями, сло жившимися на мировом рынке нефти (цена за 1 баррель нефти в конце 2000 г. под скочила до 30 долл., в то время как в 1999 г. она составила 20 долл. за баррель).

К отрицательным моментам стоит отнести то обстоятельство, что импорт ус луг в счете текущих операций постоянно сводился с отрицательным сальдо, что объясняется не только постоянно растущими расходами российских резидентов на импорт услуг по туризму, но и тем, что приводимые в балансе цифры являются отчасти фиктивными и представляют собой «утечку капитала».

Доходы от инвестиций и оплаты труда в счете текущих операций также со ставляли отрицательную величину, то есть полученные инвестиционные доходы от российских инвестиций за границу были намного ниже выплачиваемых дохо дов по иностранным инвестициям в Россию. Однако сальдировать доходы от ин вестиций «к выплате» и «к получению», как это делается в платежном балансе, следует с большой осторожностью. Невыплата Россией процентов по еврооблига циям означает объявление ей дефолта, а невыплата процентов странами СНГ и развивающимися странами России по предоставленным ею (или еще СССР) кре дитам лишь увеличивает их просроченную задолженность.

Отрицательное сальдо по доходам от инвестиций постоянно увеличивалось на чиная с 1996 г., когда Россия подписала статью VIII Устава МВФ и взяла на себя обя зательство конвертировать валюту по счету текущих операций, что означало снятие всех ограничений на обмен валюты, связанный с экспортом товаров, услуг и репат риацией доходов на капитал, находящийся в собственности нерезидентов.

Привлечение иностранных инвестиций считается эффективным для страны, если они существенно превышают вывоз доходов от них. В России в 1993—1999 гг.

эффективность иностранных инвестиций была в целом низкой: вывоз доходов от инвестиций составил 61% последних. Кроме этого за рассматриваемый период темп роста ВВП, вызываемый внутренними инвестициями, был ниже темпа роста выплачиваемых доходов по привлеченным иностранным инвестициям.

На фоне положительного годового сальдо баланса текущих операций в от дельные периоды времени оно составляло отрицательную величину. В третьем квартале 1997 г., первом и втором кварталах 1998 г. Россия столкнулась с падением мировых цен на нефть, реальным удорожанием рубля, необходимостью выплачи вать высокие проценты по внутренним и внешним займам.

В 1997—1998 гг. Россия допустила нерезидентов на внутренний рынок госу дарственных ценных бумаг, с тем чтобы получить дополнительные средства для финансирования бюджетного дефицита. В целях повышения привлекательности российского рынка государственных ценных бумаг для нерезидентов ЦБР прово дил политику, направленную на поддержание высоких процентных ставок. Одна ко в условиях низкой рентабельности экономики поддержание высоких процент ных ставок означало накопление долгов государства, оплата которых уже в скором будущем стала представляться нереальной.

В 1997 г. мировой финансовый кризис послужил причиной массового оттока капиталов с фондового рынка развивающихся стран и стран с переходной эконо микой. Россия не была здесь исключением. Растущий спрос на иностранную ва люту дополнялся постоянными валютными интервенциями ЦБР, направленными на поддержание курса рубля в рамках объявленного валютного коридора. Все это сделало очевидной и неизбежной скорую девальвацию рубля, привело к «бегству» капиталов с российского рынка ГКО-ОФЗ, спекулятивным атакам на российский рубль и уменьшению золотовалютных резервов ЦБР.

В августе 1998 г. Россия оказалась в состоянии дефолта — невозможности вып латы долгов по своим обязательствам. Рубль был сначала девальвирован, затем от Глава 60. Платежный баланс и внешнеэкономическая деятельность России пущен в «плавание», был усилен валютный контроль над экспортной выручкой (требование обязательной продажи 75% валютной выручки экспортеров ЦБР) и оттоком валютных средств из страны. В результате реального обесценения рубля и роста конкурентоспособности российских товаров на мировом рынке к концу 1998 г. баланс текущих операций был вновь сведен с положительным сальдо.

Как оценивать устойчиво положительное сальдо баланса текущих операций России?С одной стороны, это означает приток иностранной валюты в страну, рост ее золотовалютных резервов, укрепление курса рубля, что является одним из важ нейших факторов, сдерживающих инфляцию.

С другой стороны, баланс текущих операций России достаточно уязвим для внешних шоков, поскольку его сальдо зависит главным образом от ситуации, скла дывающейся на мировом рынке энергоносителей, да и сам рост мировых цен на энергоносители вызывает рост цен последних на внутреннем рынке, что стимули рует инфляцию издержек. Кроме того, остается высокой вероятность роста инф ляции в результате увеличения денежной массы. При отсутствии достаточных воз можностей по стерилизации рублевой денежной массы покупки иностранной ва люты Центральным банком имеют следствием рост денежной базы и, следовательно, денежного предложения. (В ходе стерилизации Центральный банк нейтрализует изменение в официальных валютных резервах соответствующим из менением внутреннего кредита таким образом, чтобы денежная база осталась не изменной или, в случае частичной стерилизации, изменилась на заданную вели чину. Возможности успешной стерилизации, проводимой через операции на от крытом рынке, зависят от степени развития рынка государственных ценных бумаг.) Следует принять во внимание и политику ЦБР в отношении курса рубля, ко торый в целях стимулирования экспорта искусственно поддерживается на зани женном уровне. В результате утрачивается значительная часть поступлений в фе деральный бюджет от таможенных платежей, поскольку экспорт в отличие от им порта не облагается налогом на добавленную стоимость.

На основе данных о доходах от инвестиций и статей финансового счета пла тежного баланса можно проанализировать динамику движения капитала. Под дви жением капитала понимается совокупность операций, учитываемых по статьям текущего счета платежного баланса «Доходы от инвестиций и оплаты труда» и «Те кущие трансферты», а также по счету операций с капиталом и финансовыми ин струментами и статье «Чистые ошибки и пропуски». Если их суммарное сальдо положительно, имеет место нетто-приток капитала, если отрицательно — нетто отток капитала.

Суммарное сальдо перечисленных статей в платежном балансе России отри цательно, следовательно, в течение 1993—1999 гг. из России происходил нетто отток капитала и, соответственно, снижались национальные сбережения.

Причинами оттока капитала из России являются неблагоприятный инвести ционный климат в стране, нестабильная политическая обстановка, неэффектив ная защита прав собственности, несовершенство налогового законодательства, высокий уровень криминализации экономики. Около 70% вывозимого из России капитала вкладывается в недвижимость или оседает в виде накопительных счетов в зарубежных банках. На развитие бизнеса направляется не более 15% общего объе ма вывозимого капитала. Следовательно, в ближайшей перспективе вряд ли мож но ожидать значительных поступлений от инвестиционных доходов российских резидентов.

В России существуют ограничения по счету движения капитала, и прежде всего ограничения, связанные с иностранными инвестициями российских рези дентов. Особенность мобильности российского капитала — это значительный не Часть III. Теоретические основы национальной экономики контролируемый отток капитала, так называемая утечка капитала. Нелегальными каналами утечки капитала выступают фиктивные сделки по экспорту и импорту, оффшорные компании, выдача кредитов за рубеж с их последующим невозвраще нием, вывоз наличными, невозврат части экспортной выручки, вывоз средств че рез фирмы-нерезиденты, использование пробелов в валютном контроле и т. п.

В качестве нижней оценки масштабов утечки капитала может быть исполь зован показатель «Чистые ошибки и пропуски». Если в платежных балансах боль шинства развитых и развивающихся стран показатели статьи «Чистые ошибки и пропуски» колеблются вокруг нулевого уровня, то в России из года в год они име ют устойчивое отрицательное значение. Это свидетельствует о существовании по стоянного вывоза средств из страны, не учитываемого в других статьях платежно го баланса. По данным платежного баланса за период 1993—1999 гг., суммарная (отрицательная) величина по «Чистым ошибкам и пропускам» составила около 45 млрд. долл.

Для расчета верхней оценки масштабов утечки капитала к статье «Чистые ошибки и пропуски» добавляются данные о торговых кредитах и авансах, предос тавленных российскими предприятиями и организациями зарубежным партнерам, и данные об изменении задолженности по своевременно не поступившей экспор тной валютной и рублевой выручке и своевременно не погашенным импортным кредитам. f Статья «Торговые кредиты и авансы предоставленные» — российскими эко номическими агентами нерезидентам — обращает на себя внимание устойчиво отрицательными значениями. Из каких средств российские предприятия могли кого-то активно кредитовать за рубежом в условиях затяжного экономического кризиса, когда бо2льшая часть промышленных предприятий была убыточной?

Даже оставляя в стороне этот вопрос, ясно, что постоянный рост отрицательно го сальдо по рассматриваемой статье свидетельствует о скрытом оттоке капита ла из России.

Данные платежных балансов предоставляют информацию о непрекращаю щемся росте задолженности российских экономических агентов по переводу в Россию экспортной выручки. Часть вырученных за экспорт валютных средств регулярно остается за границей в обход российского законодательства. При этом не учитывается возможное занижение цен в экспортных контрактах против фак тических, равно как и завышение импортных цен, что трудно оценить статисти чески.

Таким образом, верхняя оценка утечки капитала из России за 1993—1999 гг.

составила приблизительно 115 млрд. долл. Эта оценка имеет косвенный характер, поскольку нельзя отождествлять официальные данные платежного баланса с пря мыми показателями утечки капитала. Однако агрегированная оценка объемов утечки капитала, полученная на основе данных платежного баланса, наиболее до казательная, так как ее формирование опирается на использование наиболее под робной и строгой статистической базы (в частности, в этих расчетах учтен скры тый импорт).

Оценка утечки капитала из России играет непосредственную роль в приня тии решений инвесторами, поскольку от этого зависит доверие к стране и ее фи нансовой системе. Немаловажную роль играет также взгляд иностранных инвес торов на поведение российских предпринимателей по отношению к вложениям в российские активы. Утечка капитала поднимает рисковые премии при заимство вании страны и влияет на переговоры по реструктуризации российских долгов.

Необходимо подчеркнуть, что, по данным платежного баланса, после авгус товского кризиса 1998 г. не произошло общего всплеска в процессе утечки капита Глава 60. Платежный баланс и внешнеэкономическая деятельность России \ ла из России. Аналогично, относительная экономическая и политическая устой чивость в России в 1997 г. не привела к уменьшению «бегства» капитала. Это озна чает, что процесс нелегального вывоза капитала из России «встроен» в экономику страны и не зависит от экономической конъюнктуры, в то время как его масшта бы зависят от колебаний мировых цен на российский экспорт.

Анализ данных за 1999 г. позволяет говорить о возможном снижении интен сивности утечки капитала из России. Отношение утечки капитала к экспорту то варов в 1999 г. впервые снизилось до 24,5% (в 1997 и 1998 гг. оно составило соот ветственно 30,6 и 33%). Вероятно, существуют объективные причины, замедляю щие утечку капитала. К ним следует отнести введение ЦБР требований по резервированию средств под контракты, развернувшиеся на международной аре не скандалы вокруг проблемы нелегального вывоза капитала из России, что со здало дополнительные трудности для зарубежных контрагентов российских тене вых экспортеров капитала.

Для того чтобы посчитать общую величину оттока капитала за 1993—1999 гг., к трем вышеназванным статьям платежного баланса прибавляется наличная ино странная валюта (минус 29,3 млрд. долл.) и просроченная задолженность объемом 61 млрд. долл. В результате отток капитала из России за истекшей период составил огромную величину, равную 206 млрд. долл.

Прирост наличной иностранной валюты у резидентов рассматривается как отток капитала, поскольку иностранные денежные знаки представляют собой по существу беспроцентные долговые расписки, платежеспособность которых обес печивается их приемом в уплату налогов в государствах-эмитентах. В России эти знаки, не являясь законным платежным средством, выступают лишь финансовы ми инструментами для населения и предпринимателей и обслуживают «теневой» оборот.

Если в 1996—1998 гг. (до кризиса 1998 г.) отток капитала покрывался глав ным образом долговыми заимствованиями государства и ввозом частного порт фельного капитала, то после августа 1998 г. отток капитала покрывается исключи тельно положительным сальдо текущего счета платежного баланса. Согласно дан ным платежного баланса и статистики ЦБР с начала 1999 г. чистые кредиты государственному сектору составляют отрицательную величину. Это означает, что средства, расходуемые на погашение основного долга и выплату процентов, пре восходят внешние кредиты, предоставляемые федеральным и местным органам власти, а также ЦБР. Возврат долгов с процентами можно считать отвлеченными сбережениями предприятий и населения, то есть также потерями потенциальных инвестиций.

Резкое снижение объема портфельных инвестиций в Россию после августа 1998 г. (максимальное значение объема портфельных инвестиций пришлось на 1997 г.) объясняется крахом российского фондового рынка, ибо основная часть портфельных инвестиций в Россию приходилась на покупку ГКО-ОФЗ нерези дентами.

Кроме того столь резкие колебания объема портфельных инвестиций в Рос сию позволяют сделать вывод о значительном притоке спекулятивного капитала в российскую экономику. Основная черта спекулятивного капитала — его крат косрочный характер, а по цели вложения — получение краткосрочных доходов на вложенный капитал. Он никогда не вкладывается в производство. Так называе мые «горячие деньги», которые пришли в Россию в 1996—1998 гг. исключительно в ответ на рост процентных ставок с целью получения краткосрочных доходов на фондовом рынке, тут же ушли из страны при изменении мировой экономической конъюнктуры. Их массированный отток имел не только дестабилизирующее воз Часть III. Теоретические основы национальной экономики действие на экономику России, но и ускорил финансовый кризис, разразившийся в стране.

Более того, можно сделать вывод о неэффективной макроэкономической политике, проводившейся правительством и ЦБР в 1996—1998 гг., которая не смог ла предотвратить широкомасштабный отток спекулятивного капитала. Россия, от крыв доступ нерезидентам на рынок ГКО-ОФЗ, впервые столкнулась с волатиль ностью потоков спекулятивного капитала и оказалась не готовой противостоять ему.

С точки зрения перспектив экономического роста в России решающее зна чение имеют объем и направление прямых иностранных инвестиций (ПИИ). В от личие от спекулятивных потоков капитала значительная часть ПИИ направляется в реальный сектор экономики. ПИИ могут обеспечить доступ к новым технологи ям и методам управления. Они выступают дополнительным источником инвести ций и активизируют конкуренцию на внутреннем рынке.

По данным платежных балансов 1993—1999 гг., объем прямых инвестиций в Россию превышал объем прямых инвестиций российских резидентов за границей.

Объем накопленных за 1993—1999 гг. ПИИ составил внушительную величину, рав ную 18,5 млрд. долл. В то же время с точки зрения показателей, характеризующих приток ПИИ относительно размера национальной экономики, позиции России выглядят довольно скромно. Так, в 1998 г. доля ПИИ на душу населения составля ла в России 18,9 долл., в то время как в Эстонии — 397,3 долл., в Литве — 250,3 долл., Азербайджане — 133,9 долл., Казахстане — 68,8 долл. Показатели притока ПИИ в расчете на 1 долл. ВВП были соответственно на уровне 1,0 долл. — в России, 11,4 долл.— в Эстонии, 8,7 долл.— в Литве, 25 долл. — в Азербайджане, 5,3 долл. — в Казахстане.

Причинами низкого уровня ПИИ в экономику России служат высокие инве стиционные риски, неразвитость финансовых рынков, несовершенство законо дательства, незнание иностранцами местной специфики рынка, негативное отно шение к иностранным инвесторам, ограничения на движение капитала и т. п.

Внимательный анализ данных о ПИИ в Россию дает основания предпола гать, что в виде ПИИ в Россию возвращается некоторая часть «сбежавшего» капи тала. Общеизвестно, что основными каналами утечки капитала служат внешне экономические операции, оформляемые через оффшорные зоны, главным обра зом — через Кипр. В то же время, по данным российской статистики, Кипр формально является одним из крупнейших инвесторов в российскую экономику.

Показательно также, что свыше 80% инвестиций из Кипра приходится на долю ПИИ, что намного превосходит долю ПИИ в общем объеме инвестиций в Россию из других стран. В то же время, по данным платежного баланса Кипра, ПИИ за рубеж в целом не превышают 15 млн. долл. в год. Следовательно, декларируемые в России ПИИ из Кипра в действительности имеют иное происхождение. Скорее всего, их источник — российский капитал, владельцы которого сначала нелегаль но его вывозят, легализуют, превращают в «иностранные» инвестиции, а затем ввозят обратно в Россию.

В целом трудно дать точную оценку той части «сбежавшего» капитала, кото рая возвращается в Россию. Проблемой является то, что очень незначительная часть российского капитала, «сбежавшего» из России, возвращается обратно для производительного использования. По данным платежных балансов 1993—1999 гг., объем всех ПИИ составил лишь 16% от общей величины нелегально вывезенного за этот период капитала.

В целом эффективность ПИИ в российской экономике остается достаточно низкой. Далеко не все ПИИ связаны с реальным сектором. Часть их «ушла» в Глава 60. Платежный баланс и внешнеэкономическая деятельность России банковский сектор или через зарубежные дочерние компании в России направля лась на рынок ГКО-ОФЗ, то есть носила спекулятивный характер. Основная часть накопленных к середине 1999 г. ПИИ вкладывалась в пищевую промышленность (19,8%), связь (18,9%) и топливную промышленность (18,3%). На долю машино строения и металлообработки приходилось лишь 4% всех ПИИ.

Другим негативным фактором является то обстоятельство, что ПИИ россий ского происхождения не приносят значительного научно-технического и управ ленческого опыта в Россию. Фактически это лишь способ кредитования российс ких предприятий из-за рубежа или закрепления контроля над российскими пред приятиями их фактическими владельцами.

Таким образом, в платежном балансе через систему его показателей находят отражение внутренние проблемы российской экономики. Перспективы экономи ческого роста и возможности своевременной выплаты внешнего долга зависят исключительно от состояния баланса текущих операций и, прежде всего, от ситу ации, складывающейся на мировом рынке энергоносителей, поскольку до сих пор основным предметом экспорта России остаются топливно-сырьевые и энергети ческие ресурсы. Рисковый инвестиционный климат препятствует росту ПИИ, выступающих одним из важнейших катализаторов экономического роста. Небла гоприятный инвестиционный климат, а также несовершенное налоговое законо дательство являются основными причинами массового оттока капитала, истоща ющего инвестиционные ресурсы и подрывающего экономический потенциал страны.

Из этого следует, что разрабатываемая макроэкономическая политика и при нимаемые законы должны быть нацелены на создание благоприятных условий для инвесторов, усиление контроля над нелегальным вывозом капитала. Правитель ство должно иметь в своем арсенале и меры, предотвращающие негативные по следствия волатильности потоков капитала. Урегулирование бюджетно-налоговой сферы и усиление банковского надзора над краткосрочными потоками капитала выступают приоритетными мерами в данной сфере. Сегодня правительство не дол жно упустить свой шанс и использовать благоприятную ситуацию, сложившуюся на мировом рынке нефти, направляя растущие доходы от экспорта нефти на ре альные структурные преобразования и развитие ключевых отраслей экономики.

Только в этом случае наблюдающийся с 1999 г. экономический рост в России бу дет иметь долгосрочный характер.

Основные термины Платежный баланс России Структура платежного баланса Торговый баланс Отток капиталов из России Прямые иностранные инвестиции в российскую экономику Глава Глобализация мирового хозяйства. Международная экономическая интеграция. Проблемы развития СНГ Мировое хозяйство представляет собой совокуп Глобализация ность национальных экономик, а также хозяйствен мировой экономики ных (торгово-производственных, финансовых, на учно-технических и других) отношений между ними, развивающихся в соответ ствии с объективными экономическими законами. Главными факторами развития мирового хозяйства являются международное разделение труда, базирующееся на технико-технологической, природно-климатической и иных видах специализации различных стран и народов, а также постоянно совершенствующаяся на основе научно-технического прогресса материальная база национальных воспроизвод ственных процессов.

Как целостная система, в ее сегодняшнем виде, мировое хозяйство оформи лось на рубеже XIX—XX вв. На протяжении всего XX в. происходят постоянное расширение и углубление международного разделения труда на общемировом, межрегиональном и внутрирегиональном уровнях, которые ведут к дальнейшему совершенствованию специализации и укреплению кооперационных связей через национальные границы отдельных государств, тем самым превращая международ ные экономические связи во все более важный и неотъемлемый фактор стабиль ного экономического роста любого государства. С течением времени сами госу дарства постепенно превращаются из просто торговых партнеров в тесно связан ные звенья единого процесса воспроизводства.

С дальнейшим углублением интернационализации хозяйственной жизни, при мерно с середины 80-х годов XX века, в мире происходит качественное ускорение процессов обновления технико-технологического базиса производства, в том числе в результате быстрого внедрения передовых технологий, увеличения доли выпуска наукоемкой продукции в общем объеме производства, бурного развития информа тики и телекоммуникаций. Под воздействием этих процессов мировое хозяйство вступает в период исключительно высоких, невиданных ранее темпов роста между народной торговли и других способов обмена товарами, услугами, капиталами, ин формацией и т.п. Так, с 1986 по 1995 годы в целом объем мирового товарооборота возрастал в среднем на 6,5 процента в год, увеличившись за десятилетие в 1,9 раза;

при этом международная торговля услугами росла еще более быстрыми темпами и увеличилась в 2,4 раза. За это время доля международной торговли в мировом ВВП росла втрое быстрее, чем в предшествовавшее десятилетие, и почти вдвое быстрее, чем в первой половине 70-х годов. В 90-е годы, по данным Международного валют ного фонда (МВФ), ежегодные темпы роста оборотов международной торговли со ставляли в среднем 8 процентов и более чем вдвое превосходили среднегодовой рост объемов мирового производства.

Это означает, что темпы роста взаимозависимости национальных хозяйств стали значительно опережать внутриэкономический рост даже в самых дина мично развивавшихся странах и регионах планеты. Вследствие этого воспроиз водственный процесс в мировом хозяйстве в целом и в рамках его отдельных частей — национальных экономик становится в принципе невозможным без ак тивного выхода на зарубежные рынки. Это как раз и означает, что само мировое хозяйство начинает обретать уже не просто торговую, но все больше и производ ственную целостность.

Именно этот беспрецедентный дотоле уровень взаимозависимости экономик разных стран, качественное ускорение в масштабах всей планеты обменов товара ми, услугами, капиталами, информацией и т.п., широкую либерализацию торгов Глава 61. Глобализация мирового хозяйства. Международная экономическая интеграция. Проблемы развития СНГ ли и других форм внешнеэкономических связей, сопровождающиеся постоянным возрастанием роли научно-технического прогресса и интернационализацией его важнейших достижений, стали называть глобализацией мировой экономики.

В настоящее время под глобализацией подразумевают также:

• такую степень интенсификации мировой торговли и финансовых отно шений, которая ведет к постепенной конвергенции (сближению) нацио нальных экономических систем;

• тенденцию в развитии мирового хозяйства, которая состоит в движении к объединению отдельных стран в будущий единый мировой хозяйствен ный комплекс, развивающийся по унифицированным социально-эконо мическим законам.

Глобализация касается всех процессов, происходящих в мировой экономи ке, в том числе и такой области, как конкуренция — причем конкуренция не толь ко за рынки сбыта товаров и услуг, но и за финансовые ресурсы и направления их распределения. Процессы глобализации включают в себя и глобальный передел собственности, происходящий по всему миру. Возникает такое явление, как гло бализация собственности, когда дальнейшее приращение финансовой и производ ственной мощи крупных фирм и корпораций происходит уже главным образом за счет активов, находящихся за рамками национальных границ.

Глобализация коренным образом меняет структуру основных направлений расходов современных корпораций. Наряду с исследованиями в области передо вых технологий и средств управления огромные средства в наши дни тратятся на:

организацию всемирной сети изучения рынков (маркетинговые исследования);

деятельность по рекламе продукции в мировых масштабах;

создание всемирной системы сбыта производимой продукции. ': « Основными движущими силами в эпоху глобализации выступают трансна циональные банки (ТНБ) и транснациональные корпорации (ТНК).

Транснациональными корпорациями принято называть компании, имеющие филиалы в двух и более зарубежных странах.

В настоящее время на долю ТНК приходится не менее трети всего производи мого в мире ВВП. Кроме того, под их контролем почти полностью находится меж дународная торговля сырьем — как промышленным, так и продовольственным: до 90 процентов мировой торговли пшеницей, кофе, кукурузой, лесоматериалами, та баком, железной рудой, 85 процентов — медью и бокситами, 80 — чаем и оловом, 75 — бананами, натуральным каучуком и нефтью. Всем, наверное, знакомо на звание транснационального гиганта «Де Бирс», практически полностью моно полизировавшего (по различным данным, от 90 до 95 процентов) мировой ры нок алмазов.

Число ТНК в современном мире постоянно возрастает: в настоящее время их насчитывается свыше 50 тысяч. При этом штаб-квартиры более 90 процентов из них находятся в развитых западных странах, позволяя этим странам в еще больших мас штабах аккумулировать у себя экономическую и финансово-информационную мощь мирового хозяйства. На середину 90-х годов активы только 500 крупнейших корпораций мира превышали 34,5 триллиона долларов. В различных странах мира насчитывалось более 200 тысяч филиалов североамериканских, западноевропейс ких и японских корпораций.

В условиях.глобализации конкуренция между этими корпорациями резко обостряется. Под ее воздействием более четко проявляется тенденция к ускорен ному слиянию ранее независимых компаний и взаимным приобретениям. При этом доминирующим способом возрастания экономического потенциала ТНК за рубежом все чаще становится не открытие новых филиалов, а именно присоеди нение уже действующих экономических субъектов, зачастую «отторгнутых» у ока завшихся более слабыми конкурентов.

Часть III. Теоретические основы национальной экономики В последнее время наиболее ощутимыми для всего мирового хозяйства ока зываются подобные перемены в таких передовых отраслях, как телекоммуника ции и индустрия связи, где заново определяются сферы влияния крупнейших соб ственников и складываются совершенно новые транснациональные структуры.

Одним из наиболее свежих примеров глобальных слияний и поглощений мо жет служить состоявшееся в начале 2000 года слияние крупнейшей корпорации «Америка Онлайн», обслуживающей около 20 миллионов пользователей сети Ин тернет, и ведущей в сфере информационного бизнеса США телекоммуникацион ной компании «Тайм Уорнер». Это, ко всему прочему, — первый в истории случай поглощения «интернетовской» фирмой концерна, специализирующегося в области «традиционных» средств массовой информации (телевидение, известная киносту дия «Уорнер Браз» и не менее известный журнал «Тайм»), что само по себе свиде тельствует об огромных преимуществах, которые получают в современной эконо мике компании, специализирующиеся в области наиболее передовых средств связи и информации.

Однако и структура всех прочих, «старых» отраслей экономики подвергается существенным изменениям в ходе глобального передела собственности..-± Одновременно с процессами глобализации в мировой экономике в послево енный период зародились и со временем получили повсеместное развитие про цессы региональной (субрегиональной) экономической интеграции. Подобно глоба лизации, интеграция является одной из двух современных форм интернационали зации международной хозяйственной жизни.

При этом экономическая интеграция — это такая форма интернационализа ции хозяйственной жизни двух или более государств, принципиальными отличи ями которой от всех других существующих или ранее существовавших форм меж государственного экономического сотрудничества являются взаимопереплетение и взаимопроникновение национальных процессов воспроизводства. Интеграция, кро ме того, предполагает постепенное проведение согласованной экономической по литики во взаимоотношениях между участвующими в ней государствами, а также в отношениях с третьими странами.

Качественное значение развивающегося процесса региональной (субрегио нальной) интеграции в том, что происходит постепенное формирование относитель но устойчивых связей структурного характера, при этом само сотрудничество между странами-партнерами обретает уже не только торгово-экономический, но со време нем и технико-технологический и финансово-инвестиционный характер. В этот процесс вовлекаются многие тысячи банков, фирм, производственных компаний, научно-технических центров, как входящих в орбиту влияния ТНК, так и обслужи вающих интересы мелкого и среднего бизнеса.

Процесс интеграции представляет собой довольно длительный путь, на своей высшей стадии завершающийся созданием полноценного единого экономическо го, или общехозяйственного пространства с очень высокой степенью как экономи ческого взаимодействия на всех уровнях, так и взаимодействия политического. Ис торически и организационно этой стадии предшествуют несколько этапов, или про межуточных стадий, которые в определенной последовательности проходят государства, вступающие в процесс интеграционного взаимодействия.

Этапы развития Зона свободной торговли — это самый первый этап, интеграционного или стадия интеграционного сотрудничества, на ко процесса торой страны-участницы упраздняют взаимные тор говые барьеры, но при этом сохраняют полную сво боду действий в своих экономических связях с третьими странами: упраздняют или, напротив, вводят новые пошлины либо иные ограничения, заключают лю бые торгово-экономические договоры и соглашения. По этой причине между стра нами-участницами зоны свободной торговли сохраняются таможенные границы Глава 61. Глобализация мирового хозяйства. Международная экономическая интеграция. Проблемы развития СНГ и посты, контролирующие происхождение товаров, пересекающих их государ ственные границы, и как бы «отсекающие» от льготного провоза ту часть товар ной массы, которая завезена из третьих стран.

Классическим примером развития зоны свободной торговли остается деятель ность Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ), образованной еще в 1960 году. С 1 января 1995 года, после вступления трех из семи ранее находившихся в ее составе государств в Европейский союз (ЕС), в ЕАСТ остаются четыре страны:

Исландия, Лихтенштейн, Норвегия и Швейцария. Все они отдают предпочтение практике заключения двусторонних экономических договоров и соглашений, кото рые каждая из них подписывает по самым различным вопросам с любыми государ ствами мира, в том числе с ЕС.

Таможенным союзом называется следующая — после зоны свободной торгов ли — стадия интеграционного сотрудничества, на которой государства, образую щие этот союз, идут дальше, договариваясь не только об устранении взаимных тор говых барьеров, но и об учреждении единой системы внешних торговых барьеров и общих таможенных пошлин по отношению ко всем третьим странам. В этом случае таможенные службы и органы, действующие на «внутренних» границах стран участниц такого союза, постепенно упраздняются, передавая свои функции тамо женным службам на его внешних границах, которые отныне становятся как бы общими границами единого таможенного пространства, формируемого этими странами. Примером успешной деятельности такого таможенного союза может служить Европейское экономическое сообщество, или ЕЭС (прежнее название Ев ропейского союза), которое в течение довольно длительного периода, начиная с конца 60-х годов, находилось еще именно на этой стадии взаимодействия, посте пенно развиваясь в сторону полноценного общего рынка.

Именно на стадии таможенного союза начинают функционировать наднаци ональные органы экономической группировки, наделенные решением стран-учас тниц определенными координирующими и распорядительными функциями, а так же контрольными правами. Таким образом, имеет место добровольное делегиро вание государствами некоторой части своих суверенных полномочий специально созданным межгосударственным структурам в интересах лучшей координации и продвижения интеграционных процессов. Принципиальное значение этих особых органов в том, что их решения, принятые в установленном порядке, являются обя зательными для исполнения соответствующими национальными организациями и органами управления стран — участниц интеграционного объединения (содру жества, сообщества). С дальнейшим развитием интеграционного процесса, по мере перехода к следующим, более высоким его стадиям значение наднациональных органов возрастает.

На этой же стадии возникает и общий бюджет интеграционного объедине ния, формируемый на основе регулярных отчислений стран-участниц и использу емый для общеинтеграционных нужд — совместной реализации намеченных це лей сотрудничества.

Общий рынок является следующей стадией интеграционного взаимодействия и характеризуется тем, что участвующие в нем государства договариваются о сво бодном перемещении через национальные границы уже не только товаров, но и всех других факторов производства (услуг, капиталов и рабочей силы), тем самым завершая формирование общего рыночного пространства. В качестве примера мож но назвать то же Европейское экономическое сообщество, прошедшее в своем развитии и эту стадию и потому долгое время носившее еще и второе название — «Общий рынок».

Однако полноценное интеграционное сотрудничество не сводится к одним только рыночным методам и рычагам. Процессы взаимопроникновения нацио Часть III. Теоретические основы национальной экономики нальных хозяйств на всех уровнях и формирования единого экономического про странства нуждаются в столь же разноуровневом и целенаправленном регулиро вании всей складывающейся региональной общности — причем средствами не только государственного, но и межгосударственного регулирования. Достижение этой цели как раз и обеспечивается постепенным становлением все более согла сованной внутри- и внешнеэкономической (а затем — и в целом внешней) поли тики партнеров, реализация которой по силе лишь мощным организационным структурам интеграционной группировки и уж никак не может быть обеспечена с помощью исключительно рыночных методов.

Высшая стадия интеграционного сотрудничества (иногда ассоциируется с пол ным экономическим союзом) предполагает, что государства, в него вступающие, договариваются не только о взаимной отмене пошлин или организации взаимных платежей, но и о проведении совместной торговой, а вслед за ней и общей эконо мической политики по отношению к третьим странам, а также уже и об известной унификации всей своей государственной экономической политики. Кроме того, происходит постепенное формирование единого (целостного) социального про странства, в ходе которого:

• сближаются основы проводимой в странах — членах интеграционного объединения социальной политики и национальных законодательств в ча сти определения «базисных» для всего объединения социально-экономи ческих гарантий населению;

• начинается целенаправленное сближение уровней социального развития различных стран, входящих в данное интеграционное объединение;

• создается механизм определенного перераспределения финансовых ресур сов интеграционного объединения в пользу не только наименее развитых стран, входящих в него, но и их отдельных частей (административных ре гионов).

С последним тесно связано и проведение единой региональной политики ин теграционного сообщества (объединения), основы которой закладываются еще на стадии перехода к общему рынку. Цель ее — постепенная унификация процесса структурно-технологической перестройки хозяйства на всей территории интегри рующихся стран. На высшей стадии интеграционного сотрудничества такая уни фицированная региональная политика становится по-настоящему единой, вклю чая в себя, помимо чисто структурно-технологических аспектов, и новое содержа ние. Речь уже идет о выравнивании социально-экономического положения стран-участниц в целом и их административных регионов, а также о создании ус ловий для развития их в будущем как единого хозяйственного организма.

Кроме того, при переходе к этой стадии взаимодействия общая экономичес кая политика по отношению к окружающему миру постепенно дополняется и со гласованной внешней политикой, что, в свою очередь, предоставляет еще более широкие возможности взаимовыгодного объединения сил и средств сторон в ин тересах экономического развития. На этой наиболее высокой стадии интеграци онного взаимодействия роль наднациональных органов становится еще более зна чимой;

внутри их окончательно завершается процесс своеобразного разделения межгосударственных властей — на законодательные, исполнительные и судебные органы интеграционного сообщества с жестко очерченными функциями.

В последние годы некогда развивавшийся в считанном количестве регионов мира интеграционный процесс охватил уже практически все континенты и субкон тиненты и привел к образованию многочисленных региональных и субрегиональ ных торгово-экономических блоков, большая часть которых провозглашает в каче стве конечной цели своей деятельности именно выход на интеграционную стадию Глава 61. Глобализация мирового хозяйства. Международная экономическая интеграция. Проблемы развития СНГ экономического сотрудничества. Можно сказать, что современное мировое эконо мическое пространство все больше превращается в определенном аспекте в терри торию, фактически «поделенную» на межгосударственные интеграционные группи ровки, число которых постоянно возрастает. К настоящему времени в мире с разной степенью эффективности действуют около 90 региональных (субрегиональных) тор говых и экономических соглашений и договоренностей. Далеко не за всеми из них стоят прочные, устоявшиеся межгосударственные объединения;

в ряде случаев (это особенно относится к союзам, провозглашенным некоторыми африканскими и ла тиноамериканскими странами) интеграционное сотрудничество не продвинулось дальше бумаги, на которой написан соответствующий договор. Например, по дан ным Всемирного банка, лишь 23 межгосударственных объединения являются по настоящему интеграционными по характеру реального сотрудничества между вхо дящими в них странами. Тем не менее, можно сказать, что интеграция на регио нальном и субрегиональном уровне становится доминирующей тенденцией развития международных экономических отношений, характеризуется многообра зием форм и углублением сотрудничества в ранее возникших основных группиров ках. К этому объективно побуждает нарастающая конкурентная борьба за рынки сбыта и источники сырья, делающая необходимой кооперацию вначале материаль но-финансовых, а затем и производственных усилий государств-соседей, что по зволяет экономить на таможенных сборах, дополнительных издержках производ ства и обращения, а также выступать единой силой против конкурентов на ми ровом рынке.

На новые рубежи вышел Европейский союз, представляющий сейчас своего рода эталон развития экономической интеграции. В настоящее время 12 из входя щих в состав ЕС 15 государств Западной, Северной и Центральной Европы образо вали экономический и валютный союз (так называемую «зону евро»), предполагаю щий, помимо прочего, проведение скоординированной международной экономи ческой политики;

остальные 3 страны — участницы ЕС (Великобритания, Дания и Швеция) по различным причинам не вошли пока в «зону евро». Важнейшая роль в этой конструкции отводится именно валютной составляющей. Введенная с 1 янва ря 1999 года новая единая европейская валюта — евро должна постепенно полнос тью заменить в обращении французские и бельгийские франки, итальянские лиры и германские марки, австрийские шиллинги и испанские песеты и стать полноцен ным платежным средством на территории Евросоюза.

Переход этот должен занять несколько лет и завершиться в начале 2002 года выпуском в обращение евро в виде банкнот и звонкой монеты. Начал свою деятель ность единый Центральный Европейский банк с резиденцией во Франкфурте-на Майне (Германия), который должен стать эмиссионным центром всего Евросоюза;

центральные банки государств — членов ЕС станут его филиалами. За всем этим, по мнению ряда экспертов и специалистов, уже просматриваются реальные контуры будущей западноевропейской политической конфедерации.

В середине 90-х годов начали действовать два крупных объединения на Аме риканском континенте — Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА), объединившая три страны — США, Канаду и Мексику, и торговый пакт «Меркосур» в Южной Америке в составе Аргентины, Бразилии и Уругвая (впоследствии к нему присоединился Парагвай), имеющий конечной целью образование полноценной зоны свободной торговли, а впоследствии — таможенного союза. В декабре 1999 года страны—участницы «Меркосур» обнародовали меры по постепенному введению единой валюты. Активизировали взаимное сотрудничество и страны — участницы «Андского пакта» (Венесуэла, Колумбия, Перу, Чили и Эквадор).

Одновременно масштабные процессы транстихоокеанского экономического сотрудничества зарождаются в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), где образо вана организация Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Созданная в 1989 году, эта группировка объединяет в настоящее время государство, имеющее выход к Тихому океану (отсюда название). В их числе — США, КНР, Япония, Россия и др. К настоящему времени страны — члены АТЭС в сово купности производят до 57 процентов всей мировой продукции, во многом опреде ляя, таким образом, состояние экономического климата на планете. Кроме того, в 1994 году ими принята так называемая Богорская декларация о либерализации вза имной торговли к 2020 году. К этому времени предполагается завершить создание Часть III. Теоретические основы национальной экономики крупнейшей в мире зоны свободной торговли по обоим берегам Тихого океана, ко торая бы охватывала системой договоров и соглашений не менее 50 процентов всего мирового товарооборота.

Непосредственно в Азии в крупный политический и экономический конгло мерат превратилась Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в количестве десяти государств — Брунея, Вьетнама, Индонезии, Малайзии, Филиппин, Синга пура, Таиланда, Камбоджи, Лаоса и Мьянмы (бывшая Бирма). Многие из стран этой группировки вплоть до кризиса 1997—1998 гг. демонстрировали чуть ли не самые высокие в мире среднегодовые темпы экономического роста. Долгое время ограни чиваясь лишь организацией разовых мероприятий по облегчению взаимных торго во-экономических контактов, в последнее время страны-участницы серьезно про двинулись в выработке долгосрочной модели интеграционного развития в регионе, в качестве которой определено построение «общего рынка Восточной Азии». Учас тники ежегодного саммита АСЕАН, состоявшегося в ноябре 1999 года в столице Филиппин Маниле, высказались за постепенное и последовательное создание в ре гионе таможенного союза, общего рынка и введение «единой азиатской валюты» наподобие евро.

С 1995 года предпринимаются попытки оживить высказывавшиеся еще в 80-е годы идеи региональной интеграции в Южной Азии. Длительные переговоры увен чались подписанием в Дели принципиального соглашения о создании Южноазиат ской зоны свободной торговли, участниками которой согласились стать Индия, Па кистан, Шри-Ланка, Бангладеш, Непал и Мальдивские острова. Страны-участни цы договорились начать взаимное введение ряда таможенных льгот в рамках преференциального торгового соглашения. В то же время развитию интеграцион ного сотрудничества в полной мере в Южной Азии препятствуют напряженные по литические отношения между Индией и Пакистаном.

На Африканском континенте наиболее успешные примеры развития стабиль ных межгосударственных отношений, позволяющих добиться существенного уве личения объемов взаимной торговли, демонстрируют Преференциальная торговая зона для Восточной и Южной Африки (ПТЗ) и Конфедерация по координации раз вития стран Южной Африки (САДКК).

На Среднем Востоке в 1981 году был создан и функционирует Совет по со трудничеству арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), включающий в себя Саудовскую Аравию, Бахрейн, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмира ты (ОАЭ) и Оман и называемый иногда «нефтяной шестеркой». Большинство из вхо дящих в него стран являются одновременно членами Организации стран — экспор теров нефти (ОПЕК), но, в отличие от этого картеля, участники «шестерки» прово дят довольно эффективную скоординированную политику не только по организации добычи и сбыта нефти, но и по созданию в регионе производственной и социальной инфраструктуры, которая бы способствовала формированию будущего единого про изводственного пространства.

Наконец, в непосредственной близости от границ России в 1992 году было объявлено о создании Организации экономического сотрудничества и развития цен тральноазиатских государств (ОЭС—ЭКО). Инициаторами его выступили Иран, Пакистан и Турция. По замыслу учредителей, действовавших в первое время весьма активно, в будущем предполагалось создание «Центральноазиатского об щего рынка», который, помимо трех указанных государств, включал бы Азер байджан, Казахстан и среднеазиатские страны (бывшие республики СССР), вхо дящие в СНГ.

В ходе развития межгосударственной экономической интеграции стороны учитывают национальные, этнические, культурно-исторические, религиозные особенности народов участвующих в этом процессе стран, взаимные государствен ные интересы, политические и экономические права, стараются максимально ис пользовать преимущества каждой из участвующих в интеграционном объедине нии национальных экономик с целью постепенного создания интернациональ ной хозяйственной общности, состоящей из подлинно равноправных партнеров.

В этом — основная особенность международной экономической интеграции как формы развития современного мирового хозяйства.

Глава 61. Глобализация мирового хозяйства. Международная экономическая gQ интеграция. Проблемы развития СНГ В целом же и глобализация мирового хозяйства, и международная экономи ческая интеграция являются различными, дополняющими друг друга сторонами единого процесса продолжающейся интернационализации международной хозяй ственной жизни. Активное включение в процессы глобализации экономики в це лом и интеграционные процессы в своем регионе становится в наши дни неотъем лемым условием хозяйственного прогресса для любого государства, любой нацио нальной экономики независимо от ее масштабов.

С развалом Советского Союза, последовавшим Проблемы вскоре после прекращения деятельности СЭВ, Рос развития сия встала перед необходимостью коренного пере Содружества смотра в самые сжатые сроки всей системы своих Независимых внешнеэкономических отношений. Принимая во Государств (СНГ) внимание тот высокий уровень взаимных хозяй ственных связей, который сложился между субъектами хозяйствования ставших теперь независимыми стран СНГ, и степень их взаимозависимости, Российская Федерация рассматривала экономическую интеграцию со своими ближайшими со седями в качестве важнейшего направления всей своей внешней и экономичес кой политики. Можно предположить, что с аналогичных позиций оценивали сло жившуюся ситуацию и другие бывшие союзные республики СССР, подписавшие в декабре 1991 года Договор о создании Содружества Независимых Государств и провозгласившие для себя в качестве задачи особой важности формирование но вой системы экономических взаимоотношений, которая бы соединила в себе пре имущества единого экономического пространства, сформированного за столетия совместного развития, единых кооперационно-технологических комплексов и одновременно новые экономические принципы взаимодействия (рыночный ха рактер взаимоотношений, эквивалентность обмена и т.п.).

Основными факторами, обусловливающими развитие интеграции между странами СНГ, помимо перечисленных выше, являются:

• возможность совместного использования созданного ранее и не растра ченного еще общего производственно-технологического и научно-техни ческого потенциала, оказавшегося разделенным на национально обособ ленные части;

• гарантии взаимного доступа к источникам важнейших видов сырья, воз можность совместных действий, в том числе в финансовой области, по их разведке, разработке и организации рационального использования;

• экономически взаимовыгодное использование транспортной инфраструк туры (морских портов, магистральных коммуникаций и т.д.), прежде все го — той ее части, которая необходима для выхода на внешние рынки;

• наличие значительных резервов и возможностей кооперационных поста вок исходного сырья, материалов, деталей и запасных частей для сохране ния и развития обрабатывающих отраслей промышленности;

• высокий потенциал и эффект совместного выхода на рынки третьих стран, а также координация усилий по защите от дискриминационных действий со стороны этих стран и транснациональных компаний на внешних рын ках.

Кроме того, дополнительным объективным и одновременно субъективным фак тором в пользу углубления интеграции в рамках СНГ послужила и продолжает в настоящее время служить заинтересованность властных структур стран Содруже ства в получении надежных гарантий от ставших в ряде случаев реальными вне шних угроз обретенной государственной независимости в виде различных форм Часть III. Теоретические основы национальной экономики экономической, культурной, политической и даже военной экспансии со сторо ны третьих стран и их группировок.

Вследствие всего этого с осени 1994 г. началось постепенное практическое оживление интеграционных процессов, которому способствовали:

— учреждение 21 октября 1994 г. Межгосударственного экономического комите та (МЭК) — постоянно действующего исполнительно-распорядительного межпра вительственного органа стран Содружества с определенными контрольными функ циями;

— заключение в январе 1995 г. Россией, Белоруссией и Казахстаном Таможен ного союза, декларировавшего отмену тарифных ограничений и упразднение внут реннего таможенного контроля (включая снятие таможенных постов на границах между этими республиками), с последующей ликвидацией внутренних таможенных границ. Как отмечается в основных документах этой организации, Таможенный союз «открыт для присоединения любого государства СНГ, признающего его прин ципы и готового взять на себя в полном объеме обязательства, вытекающие из при нятых документов»;

— проведение в Белоруссии летом 1995 г. референдума по углублению интег рации с Россией;

— принятие Указа Президента России от 14 сентября 1995 г. об утверждении Стратегического курса РФ по отношению к государствам — участникам СНГ, в ко тором восстановление многогранных связей и форм интеграции, взаимовыгодное экономическое сотрудничество признаны важными приоритетами внутренней и внешней политики России.

Данные события частично способствовали созданию недостающих элементов правовой базы восстановления экономического сотрудничества, с учетом новых ре алий и на новой, взаимовыгодной и взаимоэквивалентной основе.

Реальное развитие сотрудничества стран СНГ, развитие интеграционных про цессов стран Содружества в силу ряда причин происходило и происходит проти воречиво и сложно. Формируются национальные модели экономического разви тия, новая государственность — все это объективно не может не усложнять интег рационные процессы.

Общая черта всех государств, образовавшихся после распада СССР — масш табный спад производства. Так, падение производимого ВВП в среднем по СНГ за 1991 — 1995 гг. достигло почти 50%. По итогам 1995 г. масштабы производства не пре вышали уровня начала 70-х годов и оно обеспечивало потребности населения и хо зяйства на уровне, близком к критическому. Во всех без исключения республиках СНГ наблюдалось устойчивое ослабление инвестиционной активности;

сокраще ние инвестиций в основные фонды в среднем по Содружеству в этот период соста вило около 65%. Все это, разумеется, ограничило реальные возможности оживле ния экономик входящих в СНГ стран.

Кризисные явления в экономиках стран СНГ были вызваны в значительной мере нарушением хозяйственных связей между бывшими республиками СССР.

Расчеты показывают, что общий экономический спад в странах СНГ примерно на треть обусловлен разрывом этих связей. В целом согласно официальной ста тистике за 1991 — 1995 гг. товарооборот в рамках СНГ в стоимостном выражении уменьшился на 60%. Одновременно доля взаимной торговли республик Содруже ства в общем их товарообороте неуклонно снижалась: до 53% в 1992 г., 40% в 1994 г.

и 35% в 1995 г.

Тем не менее, во многом благодаря отмеченным выше факторам, в 1995 г. уда лось остановить абсолютный спад объемов торговли России с республиками СНГ, стоимостный объем этой торговли стал расти. Эта тенденция укрепилась в 1996 г., что характерно и для большинства других стран Содружества. Например, взаимный товарооборот по сравнению с 1995 г. увеличился более чем на 25%. Возросла эконо мическая взаимозависимость стран — участниц Содружества. Так, по итогам 1996 г.

республики СНГ обеспечивали более 50% импортных потребностей Российской Фе дерации в зерне, подсолнечном масле, белом сахаре, напитках, хлопке, черных ме таллах, трубах.

Глава 61. Глобализация мирового хозяйства. Международная экономическая gQ интеграция. Проблемы развития СНГ В 1996 году начался новый этап и в совершенствовании сотрудничества рес публик СНГ. По форме и срокам он совпал со вторым этапом в становлении Тамо женного союза, рассматриваемого странами — участницами СНГ как применение новых, «продвинутых» форм интеграции.

В марте 1996 года к Таможенному союзу России, Белоруссии и Казахстана при соединилась Киргизия, а с января 1999 года в нем в качестве полноправного члена участвует Таджикистан. Страны — участницы Таможенного «союза пяти» подписа ли специальное Соглашение об углублении интеграции в экономической и гумани тарной областях. Согласно этому соглашению создаются дополнительные коорди нирующие организационные структуры на пятисторонней основе, решается вопрос о расширении торгово-экономических связей на основе последовательной либера лизации обмена факторами производства. Осенью 2000 г. на базе Таможенного со юза образовано Евразийское экономическое сообщество.

Одновременно в апреле 1996 года Россия и Белоруссия вышли на еще более высокую ступень интеграционного сотрудничества — Сообщество двух госу дарств. Соглашением о Сообществе предусматривалась максимальная степень взаимодействия экономик двух стран в рамках СНГ и Таможенного союза, были созданы двусторонние исполнительные и представительно-консультационные органы.

В то же время в рамках СНГ получила развитие еще одна экономическая груп пировка, ставящая своей целью «активизацию всестороннего взаимного сотрудни чества» не в ущерб отношениям с другими членами СНГ. О создании такого объеди нения объявили Казахстан, Киргизия и Узбекистан, провозгласившие в феврале 1994 года начало деятельности Центральноазиатского союза (ЦАС), с 1998 г. преоб разованного в Центральноазиатское экономическое сообщество.

Укрепление взаимодействия между партнерами по СНГ на различных уровнях экономической деятельности, некоторое оживление взаимного сотрудничества, на метившееся в период 1994—1996 годов, способствовали определенной стабилиза ции общеэкономического положения государств Содружества. Так, в 1997 г. в боль шинстве стран СНГ удалось приостановить действие кризисных явлений: намети лась тенденция к сокращению объемов ВВП, объем промышленного производства в целом по Содружеству вырос на 3 процента по сравнению с 1996 г.

Однако в дальнейшем позитивный потенциал наращивания интеграционного сотрудничества в рамках СНГ во многом оказался исчерпанным. Это касается даже такой наиболее развитой его формы, как Таможенный союз. Дело в том, что одно временно с закладыванием правовой базы его функционирования не были решены вопросы: определения условий использования общей валюты — российского (быв шего советского) рубля или какой-либо новой, коллективной валюты как универ сального платежного средства;

унифицированного перехода к мировым ценам во взаимной торговле;

погашения или реструктуризации взаимной задолженности;

совместной таможенной охраны внешних границ. Подолгу не решаются многие ба зовые вопросы, делающие взаимную торговлю стран — членов Таможенного союза (ныне — ЕвразЭС) по-настоящему свободной. Так, лишь на заседании Межгосудар ственного совета Таможенного союза 26 октября 1999 года в Москве стороны обяза лись, наконец, согласовывать базовые параметры внешнеторговой и таможенной по литики, без чего, как нам известно, любой таможенный союз превращается в декла ративное образование. Принято также решение о взимании НДС по месту назначения товара, что позволит, наконец, избегать двойного налогообложения при проведении взаимных торговых операций.

В течение 1999 г. членами ВТО стали Грузия, а также входящая в Таможенный «союз пяти» Киргизия. С точки зрения как России, так и других партнеров по СНГ, этот факт означает появление еще большей разобщенности в торгово-эко номической политике внутри Содружества, фактическое введение новыми чле нами ВТО различных таможенных режимов по отношению к странам, провозг лашенным их приоритетными партнерами, и к остальному миру — в пользу пос леднего.

Без обязательного выполнения вышеперечисленных условий функционирова ние интеграционного объединения на стадии таможенного союза попросту невоз можно. Наконец, что очень важно, продолжает действовать в качестве принципи альной позиции отказ большинства стран — членов как ЕвразЭС, так и всего СНГ Часть III. Теоретические основы национальной экономики — от создания на добровольной основе каких-либо органов с наднациональными координирующими функциями. Это, как мы уже знаем из мировой интеграцион ной практики, делает малоосуществимой какую-либо реальную координацию внут ренней экономической политики республик Содружества, а вместе с ней — и воз можности создания предпосылок дальнейшего развития интеграции.

В результате российского августовского кризиса по итогам 1998 г. удельный вес государств СНГ в общем объеме российского.товарооборота снизился до 22,3%, достигнув, таким образом, минимальных значений за последние 6 лет.

В 1999 г., хотя непосредственный эффект действия российского кризиса на экономику стран-соседей прошел, это не оказало никакого позитивного влияния на состояние торгово-экономического сотрудничества. Оценочный объем товаро оборота России со странами СНГ в 1999 г. (с учетом официально не регистрируемой торговли) снизился по сравнению с 1998 г. на 22%, в том числе российский экспорт в страны Содружества уменьшился на 19%, а российский импорт из этих стран — на 25 процентов. В результате доля государств Содружества в товарообороте России составляет менее 20%.

До сих пор, как констатировали участники состоявшихся в январе и июне 2000 г. заседаний Совета глав государств СНГ, не действует зона свободной торговли стран Содружества.

К середине 2001 г. только 8 из 12 государств — членов СНГ (Армения, Белорус сия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Узбекистан и Украина) рати фицировали Договор о создании зоны свободной торговли стран Содружества, под писанный еще в апреле 1994 г. В то же время Азербайджан, Грузия и Россия до сих пор не приступили к процессу ратификации.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.