WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

ЭКОНОМИКА ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА Под редакцией В. В. РАДАЕВА, А. В. БУЗГАЛИНА Рекомендовано Государственным комитетом Российской Федерации по высшему образова­ нию в качестве

учебного пособия для студен­ тов высших учебных заведений, обучающих­ ся по направлению «Экономика» и специаль­ ности «Теоретическая экономика» ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 1995 ББК 65.01 Э 40 Рецензенты:

кафедра основ экономической теории МГТУ им. Н. Э. Баумана;

доктор экономических наук, профессор М. И. Воейков Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Московского университета Экономика переходного периода: Учебное посо Э40 бие/ Под ред. В. В. Радаева, А. В. Бузгалина. — М.:

Изд-воМГУ, 1995.— 410 с.

ISBN 5—211—03316—7 В учебном пособии раскрываются закономерности и особенности перехода от плановой системы хозяйствования к рыночной экономике.

Рассматриваются вопросы приватизации, обеспечения социальной ори­ ентации экономики и ее структурной перестройки, развития предпри­ нимательской деятельности, раскрывается роль государства в дости­ жении сбалансированности экономики и формировании рыночных от­ ношений, макро- и микроэкономические проблемы переходного общест­ ва.

Для студентов, аспирантов и преподавателей экономических спе­ циальностей вузов, всех интересующихся состоянием и перспективами современной российской экономики.

0602000000(4309000000) —076 Без объяв л.

077 (02) - 95 ББК 65. ISBN 5-211-03316-7 © Колл. авторов, ОГЛАВЛЕНИЕ Предисловие Введение '' § 1. Факторы, влияющие на характер системы переходной эконо­ мики _ Структура и содержание факторов 14. Характер действия факторов 16.

§ 2. О критериях выделения стадий развития общества... ) Историзм критериев 11. Формационный критерий: содержание и роль 21. Цивилизационный или общецивилизационный критерий? 26.

§ 3. Основные формы (ступени) развития общества.... Как найти оптимальный критерий 29. Содержание основных ступеней общественного прогресса 31. О феномене плановой (командной) экономики 33.

Контрольные вопросы Р аздел I ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ И ЕЕ ОСОБЕННОСТИ В РОССИИ Г л а в а 1. Содержание переходной экономики: общее и особенное § 1. Переходная экономика как объект теории Объективные предпосылки переходных состояний 37, Черты переходной экономики 39. О структуре теории переходной экономики 41.

§ 2. О типах переходной экономики Локальные и глобальные переходные состояния 43. Характер переходных процессов 44. Закономерности функционирования переходной экономики 45.

§ 3. Современная переходная экономика в России.... Две волны переходного состояния 47. Специфика реформи­ рования российской экономики 48.

Контрольные вопросы Г л а в а 2. Плановая система — исходное состояние для переход­ ной экономики § 1. Предпосылки становления плановой экономики в России. Экономика «второго эшелона» 51. Феномен Октябрьской революции 53. Теоретическая схема плановой экономики 55.

§ 2. Роль социалистической идеи в развитии переходных процессов в России Содержание социалистической идеи 57. Идея и научная теория 58. Марксистская концепция переходной экономики 61. Схема социалистической экономики и реальность 61.

§ 3. Плановая экономика как экономика дефицита.... Природа ресурсоограниченной системы 66. Причины развития данной системы в России 67. Следствия функционирования системы ресурсоограниченного типа 69. Дефицит — главное проявление плановой экономики 71.

Контрольные вопросы Г л а в а 3. Содержание современной переходной Российской эко­ номики § 1. Кризис плановой экономики и его последствия.... ^ Экономические кризисы и кризис системы 76. Сущность кри­ зиса плановой системы1 77. Кризисные явления в переходной экономике 81.

•§ 2, Развитие рыночных отношений — необходимый элемент пере­ ходной российской экономики Рыночные инварианты переходной российской экономики 83.

Рыночная экономика — движение назад? 85. Рынок: цель или средств о 86.

§ 3. Социально-экономическая стратегия переходных процессов в России Традиционная альтернатива: капитализм или социализм 88.

Стратегия-минимум—уход от тоталитаризма 90. Стратегия в свете новой парадигмы экономической теории 91.

Контрольные вопросы Раздел II СИСТЕМА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИИ ПЕРЕХОДНОГО ОБЩЕСТВА Г л а в а 4. Эволюция отношений собственности (становление сме­ шанной экономики) § 1. Еще раз о теории собственности Зачем изучать отношения собственности 97. Что составляет «ядро» экономической системы 98. Система отношений соб­ ственности 100. Специфика собственности в переходной эко­ номике 102.

§ 2. Роль и содержание частной собственности в переходной эко­ номике. Генезис и специфика частной собственности в переходной экономике 106. Роль и перспективы частной собственности в переходной экономике 112.

§ 3 Есть ли перспективы у общественной собственности?. Коллективная и кооперативная собственность: противоречия и перспективы 119. Государственная собственность и соб­ ственность общественных организаций 126.

§ 4. Собственность: отчуждение или освобождение труда/.. Работник в условиях «реального социализма» 138. Альтерна­ тивы переходной экономики 139. В поисках путей «перво­ начального» освобождения турда 141. Модели соединения работника со средствами производства и перспективы осво­ бождения труда в переходной экономике 144.

Контрольные вопросы Г л а в а 5. Приватизация в переходной экономике.... § 1. «Номенклатурная приватизация»: формальные правила и реальное содержание § 2. Приватизация, последствия для переходной экономики.. "§ 3. Демократическая реформа отношений соственности... Контрольные вопросы Г л а в а 6. Социальная ориентация переходной экономики: объек­ тивная необходимость или благопожелание? § 1. «Экономика для человека» — тенденция современного про­ изводства Реальная задача или нравственный императив 165?. «Пост­ классический капитализм» опыт социальной ориентации эко номики 167. О преодолении асоциальности экономики «ре­ ального социализма» 171.

§ 2. Что такое социально-ориентированная переходная экономика? Движение к благосостоянию 174. Развитие человека в труде 178. Рост свободного времени 181.

§ 3. Пути обеспечения социально-ориентированной переходной экономики От огосударствления работника к рынку рабочей силы или освобождению труда? 184. Регулирование потребительского рынка и программирование благосостояния 189. Системы со­ циальной защиты в переходной экономике: противоречия и перспективы 196. Развитие социокультурной сферы 202.

Контрольные вопросы Г л а в а 7. Предпринимательский потенциал в переходной экономике § 1. Проблема предпринимательства для переходной экономики. Предпринимательство — фактор динамизма рыночной эконо­ мики 207. Что интересует российских экономистов в пред­ принимательстве? 208. «Многомерность» и «универсальность» предпринимательства 208.

§ 2. В поисках определения предпринимательства..'... Субъект предпринимательства 210. Комбинация факторов — основное содержание деятельности 211. Бремя неопределен­ ности и риска 213. Предпринимательство и нововведения 214.

§ 3. Предприниматель-«новатор» Комплексность определения 215. Предпринимательство — фактор ускорения развития экономики 216. Экономическая свобода и ее границы 217.

§ 4. Экономическая среда предпринимательства..... Среда как предпосылка и объект предпринимательской дея­ тельности 218. Многомерность экономической среды 220.

Производственно-технологическое пространство 221. Пред­ приниматель и менеджер 223. Собственно рыночное прост­ ранство 224. Сфера отношений собственности 225. Инфор­ мационная среда предпринимательства 225. Рассеяние и консолидация предпринимательской функции 226.

§ 5. Предпринимательский потенциал крупной промышленности. Кооперация и синергизм в крупном производстве... Взаимосвязь науки и производства 228.

От жесткой к гибкой производственной системе 228. Со­ циальная база предпринимательства в крупной промышлен­ ности 228.

Контрольные вопросы Г л а в а 8. Экономическая эффективность и социальная справедли­ вость 229 § 1. Традиционные представления об экономической эффективности § 2. Социальная справедливость: что это такое?.... § 3. Противоречие экономической эффективности и социальной справедливости Контрольные вопросы Г л а в а 9. Система стимулов к труду и распределительные отно­ шения в переходной экономике § 1. Принципы и механизмы распределения § 2. Система стимулирования в переходной экономике: идеалы и реалии Контрольные вопросы 1Ы Ъ Р а з д е л III МАКРОВОСПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ Г л а в а 10. Макровоспроизводство в переходной экономике: осо­ бенности и тенденции развития § J Макроэкономические показатели: их измерение в различных типах экономики Особенности измерения макроэкономических показателей в плановой экономике 263. Объективные основы перехода рос­ сийской статистики на систему национального счетоводства (СНС) § 2. Макроэкономическая несбалансированность — основная осо­ бенность структуры народного хозяйства в переходной эко­ номике Конкретные формы проявления макроэкономической несба­ лансированности "в переходной экономике 27. Объективные факторы формирования структуры народного хозяйства в плановой экономике. 273. Субъективные факторы отбора приоритетов в формировании структуры народного хозяй­ ства 275. Устойчиво высокие темпы экономического роста как отражение макроэкономического развития плановой эко­ номики 278. Всеобщий хронический дефицит как внешняя фдрма проявления экономической несбалансированности 279, Углубление несбалансированности под воздействием фак авров, порожденных переходным состоянием экономики 281.

§ 3. Последствия игнорирования закономерностей промышленного цикла в народнохозяйственном планировании.... Всеобщий характер циклической формы движения воспроиз­ водственного процесса в эпоху машинизации 283. Причины преобладания в плановой экономике экстенсивного роста 285.

Механизм формирования экстенсивного типа воспроизводства в плановой экономике и его последствия 288. Особенности формирования дрщщшлр-ннаго цикла в переходной экономи­ ке § 4. Кризис российской экономики: характер и пути преодоления Кризис как исходная фаза вновь формирующегося в пере­ ходной экономике промышленного цикла 292. Упущенные воз­ можности как фактор затяжного характера кризиса россий­ ской экономики 293 Перспективы выхода из кризиса § 5. Объективная необходимость структурной перестройки в пере­ ходной экономике России Смена критериев в формировании структуры народного хо­ зяйства 299. Роль государства в осуществлении структур­ ной перестройки 302. Инвестиционная политика как фак­ тор преодоления структурной несбалансированности 305.

Конверсия ВПК — важное направление структурной перест­ ройки 311. Зарождевде и развертывание частной инвестицион­ ной деятельности 313. Необходимость иностранных инвести­ ций для осуществления структурной перестройки Контрольные вопросы Г л а в а 11. Занятость и инфляция в переходной экономике § 1. Безработица в переходной экономике Занятость в плановой экономике 318. Тенденции занятости и безработицы в переходной экономике 320. Социально-эко­ номические последствия безработицы 323. Политика повы­ шения занятости § 2. Инфляция в переходной экономике Инфляция в плановой экономике 324. Причины инфляции в переходной экономике 325. Социально-экономические по­ следствия инфляции 328. Пути преодоления инфляции § 3. Взаимозависимость инфляции и безработицы в переходной экономике Контрольные вопросы Г л а в а 12. Государственное регулирование в переходной экономике § 1. Роль и функции государственного регулирования экономики на переходном этапе Роль государственного регулирования экономики... Функции государственного регулирования экономики.. § 2. Методы государственного регулирования экономики... Контрольные вопросы Р а з д е л IV МИКРОВОСПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ экономики ПЕРЕХОДНОЙ Г л а в а 13. Индивидуальное воспроизводство и типы предприятий в переходной экономике § 1. Индивидуальное воспроизводство и инвестиционная деятель­ ность предприятия в переходной экономике Новые условия воспроизводства 346 Предприятие и госу­ дарство 348. Формирование капитала рыночного субъекта 350. Взаимная задолженность предприятий § 2. Типы предприятий в переходной экономике Становление субъектов рыночных отношений 354. Особеннос­ ти и эволюция крупных предприятий 356. Холдинги и финан­ сово-промышленные группы 359. Задачи развития малых предприятий Контрольные вопросы Г л а в а 14. Конкуренция и монополия в переходной экономике § 1. Становление конкуренции в переходной экономике... Состязательность и конкуренция 366. Условия становления и развития рыночной конкуренции f § If Монополизм в переходной экономике j,§ 3. Антимонопольная политика в переходной экономике.. Политика демонополизации 371. Регулирование деятельно­ сти предпринимательских монополий Контрольные вопросы Г л а в а 15. Формирование рыночного механизма ценообразования § 1. Реформа ценообразования Отказ от системы планового ценообразования 376. Способы перехода к рыночному ценообразованию 378. Реформа цен в России § 2. Либерализация цен и инфляция Причины резкого роста цен и развития инфляции 381. Раз­ витие производства и динамика оптовых цен 383. Спрос, предложение и цена на потребительском рынке Контрольные вопросы Г л а в а 16. Становление институтов рыночной инфраструктуры § 1. Развитие торговли. Биржи Изменение структуры и функций торговых организаций Роль государства в развитии рыночной инфраструктуры торговли 395. Биржи § 2. Преобразование банковской сферы Необходимость и ход банковской реформы в России Коммерческие банки и кредитный рынок § 3. Становление небанковских финансовых структур.... Контрольные вопросы ПРЕДИСЛОВИЕ Предлагаемое читателю произведение — учебное пособие по теории переходной экономики. Очевидно, что подготовка подобной работы в современных условиях — неизбежная ре­ акция экономической науки на процессы, протекающие не только в России и других странах на территории бывшего Советского Союза, но и в подавляющем большинстве госу­ дарств, относящихся в недавнем прошлом к «социалистиче­ скому лагерю». Более того, переходные процессы, правда су­ щественно иного рода, характерны сегодня и для стран, в том числе высокоразвитых, западной экономики.

Все эти процессы ставят перед экономической теорией ряд новых важных задач. Во-первых, они должны стать объ­ ектом ее пристального внимания;

во-вторых, они должны быть интерпретированы ею в рамках и с помощью имеюще­ гося в ее распоряжении научно-категориального аппарата;

в-третьих, как предмет научного исследования они должны быть отображены в теории в виде определенной системы субординированных категорий и закономерностей;

в-четвер­ тых, результаты этого анализа должны быть логично увяза­ ны с общей системой категорий и законов экономической теории.

Только при условии решения этих задач экономическая теория в полной мере выполнит не только научно-эвристи­ ческую, познавательную функцию, но и функцию практиче­ скую — быть действительным «руководством к действию» в сложных, крайне противоречивых, не имеющих во многом исторических аналогов процессах реформирования, в частно­ сти и прежде всего российского общества.

Реально проблема переходной экономики возникает в экономической науке неоднократно. Видимо, впервые — в связи с переходом от аграрного общества к индустриально­ му (от феодализма к капитализму). Далее — как трактовка проблем переходного периода от капитализма к социализму в марксистском учении. Наконец, — в современных условиях в связи с «постиндустриальными тенденциями» в развитых капиталистических странах и переходными процессами в бывших социалистических странах, вставших на путь фор­ мирования рыночной экономики.

Актуальность углубленной теоретической разработки во­ просов переходной экономики вызывается не только выше­ упомянутыми причинами. Возникает своеобразная опасность того, что понятие «переходная экономика» может превра­ титься в некий символ, оправдывающий любые практические действия и объясняющий любые, самые различные ситуации.

Для России решение этих вопросов связано с определением концепции и конкретных путей ее дальнейшего развития, в частности в области рыночных преобразований.

В предлагаемом анализе переходной экономики авторский коллектив опирался на ряд методологических предпосылок.

Во-первых, анализ развития не отдельной страны, а всего мирового сообщества, и не отдельного конкретно-историче­ ского периода, а всего процесса развития общества. Во-вто­ рых, направленность исследования не на конкретно-историче­ ское описание процессов какой-либо переходной экономики, а на выявление в первую очередь общих черт и закономерно­ стей. В-третьих, обеспечение единства анализа общего и осо­ бенного, что важно для использования его выводов в каж­ дой стране. В этом смысле можно заранее сказать, что, с одной стороны, современная переходная экономика в Рос­ сии — вовсе не уникальное явление, а с другой — она обяза­ тельно связана с какими-то особенностями. Наконец, в-чет­ вертых, учет принципиальной особенности рассмотрения эко­ номики именно как переходной, т. е. такой экономики, — в отличие от любой «ставшей», зрелой экономики, — где важ­ нейшее значение имеет не простое функционирование сло­ жившихся связей и элементов, а прежде всего «отмирание» старых и становление новых связей и элементов. Для пере­ ходной экономики в этом смысле особо важное значение при­ обретает институциональный аспект исследования.

В соответствии с названными предпосылками авторский коллектив представляет свое теоретическое видение переход­ ной экономики. Введение в пособии посвящается характери­ стике общего подхода к анализу переходной экономики: вы­ явлению факторов, определяющих прогресс человеческого' общества;

критериев, по которым возможно выделение тех или иных ступеней в этом процессе;

наконец, оценке уже сложившихся в науке классификаций различных состояний (ступеней) общественного развития.

Далее следует раздел, раскрывающий общие черты пере­ ходной экономики и ее особенный характер в России. Особо важно здесь отметить, что в переходной экономике не дей­ ствуют в полной мере экономические связи ни прошлой, ни будущей ступеней. Отсюда такие закономерные черты, как преемственность с прошлым, особая роль переходных форм (отношений), особая неустойчивость переходной экономики, альтернативный характер ее развития, возрастающая роль субъективного фактора. Анализ развития человеческого об­ щества позволяет выделить несколько типов переходной экономики, классифицировать их по различным критериям.

Подобный общий фон позволяет более полно раскрыть кон­ кретные черты современной переходной экономики в России (это относится и к другим бывшим социалистическим стра­ нам), характер которых определен ее исходным состоянием как плановой (командной) экономической системы. Отсюда в пособии раскрывается и сложное, «многослойное» содержа­ ние переходной российской экономики. Обычно, говоря об этом содержании, подчеркивают, что совершается переход от плановой к рыночной системе хозяйствования. И это спра­ ведливо. Однако это очень важный, но лишь один аспект содержания переходной российской экономики. В пособии подчеркивается, что это содержание, кроме необходимости перехода к рыночному механизму функционирования эконо­ мики, содержит и такие «составляющие», как необходимость преодоления закономерного (трансформационного) кризиса, а также определенная глобально-стратегическая линия соци­ ально-экономического развития.

Значительное место в пособии по вышеуказанным причи­ нам занимает раздел, посвященный изменениям в переходной экономике институционального порядка. На первый план здесь закономерно поставлен анализ изменений в отношениях собственности. Далее подробному рассмотрению подвергают­ ся альтернативы развития социальной ориентации переходной экономики, решения проблемы роста ее эффективности, в частности пути выхода из социально-экономического кризиса, особенности развития предпринимательства, своеобразие принципов и механизмов распределительных отношений, а также системы стимулирования.

Как отмечалось, специфика переходного состояния выяв­ ляется более отчетливо тогда, когда процессы в ней рассмат­ риваются через призму, уже известную исследователю, ана­ лизировавшему ту или иную зрелую (непереходную) эконо­ мику. Подобная задача решается в пособии благодаря выде­ лению специальных разделов, посвященных макро- и микро­ воспроизводственным проблемам переходной экономики. Об­ щие черты и особенности переходной экономики показаны здесь через характеристику процессов обеспечения макроэко­ номического равновесия;

структурной перестройки обществен­ ного производства;

новых механизмов, возникающих в дан­ ной области в связи с переходом к рыночным отношениям;

роли государства в рамках переходного процесса;

специфики решения проблем занятости, инфляции, формирования конку­ рентной среды;

стабилизации финансовой системы, кредита и денежного обращения;

формирования новых (рыночных) субъектов хозяйствования;

сложных проблем ценообразова­ ния и т. д.

Понятная, очевидно, для читателя особенность пособия состоит и в том, что в большинстве случаев материалом для обобщений являются факты переходной экономики в России.

Это объясняется и трудностями подробного освоения подоб­ ного материала по всем странам, и стремлением придать из­ ложению большую цельность, и, безусловно, желанием тес­ нее связать теоретический анализ с практическими пробле­ мами реформирования именно российской экономики.

Постановка проблемы теории переходной экономики по­ рождает вопрос о ее месте в рамках экономической теории в целом. Ответ на него, на наш взгляд, связан с историче­ ским характером экономической науки. Развитие, усложне­ ние объекта ее исследования (реальной экономики) развива­ ло и ее предмет, причем далеко не «линейным» образом:

совершенствование, углубление одной линии изучения допол­ нялось возникновением, как казалось, и принципиально дру­ гих линий (школ). Важно подчеркнуть при этом, что каждая из школ возникает в определенных условиях, отра­ жая соответствующие потребности практики, занимает опре­ деленную нишу в экономической теории, ставит и решает большие или меньшие задачи. В этом смысле само возник­ новение и развитие теории переходной экономики также от­ ражает объективные потребности современного этапа.

Далее, исторический характер экономической науки про­ является и в особом взаимоотношении общей (целостной) и относительно частных экономических теорий (отдельных школ, направлений, в частности и теории переходной эконо­ мики). Это взаимоотношение включает как бы несколько этапов. Первый — новая теория появляется как известный антипод по сравнению с существующими. Второй — новая теория развивается, занимая ведущее место в экономической жизни, ибо именно она способствует решению назревших ак­ туальных проблем. Третий, — достигнув «пика» в своем раз­ витии, эта теория своеобразно интегрируется целостной эко­ номической теорией, превращаясь как бы в ее часть.

Своеобразие этой интеграции состоит в том, что она не просто объединяет различные школы, а интегрирует их на базе более общего подхода, при котором фундаментальные признаки той или другой школы (теории) оказываются част­ ным случаем в рамках этого более общего подхода. Так, коренные признаки меркантилизма и физиократизма (при их собственном различии) оказались частным случаем в класси­ ческой школе, положившей в основу труд не в той или дру­ гой отрасли, а «труд вообще». Или в неоклассической теории ценообразования предстали как частные случаи фундамен тальные признаки казалось бы несовместимых теории трудо­ вой стоимости (производственный аспект ценообразования) и теории предельной полезности (спросообразующий аспект ценообразования). Как кажется, произведшая буквально ре­ волюцию в условиях теории рыночного хозяйства кейнсиан ская теория в дальнейшем была интегрирована неоклассиче­ ским синтезом в единую модель именно рыночной экономики.

Наглядный пример этой интеграции — интерпретация сово­ купного предложения, кривая которого на графике имеет три отрезка, выражающих концептуальные признаки соот­ ветственно кейнсианской, неоклассической и классической школ. Примеры подобного рода можно было бы продолжить.

Конечно, рассмотренная интеграция (не конгломерат) разных теорий не устраняет различий между ними. Эти раз­ личия остаются, придавая и сохраняя целостность каждой теории. Однако, во-первых, изменяется практическая роль частной теории, поскольку она оказывается лишь элементом более общего комплекса знаний, воздействующего на прак­ тику;

во-вторых, — по той же причине — изменяется ее науч­ но-эвристическое значение;

в-третьих, в результате интегра­ ции происходит обогащение целостной (общей) экономиче­ ской теории.

Следует предположить, что теория переходной экономики (как относительно частная) также должна пройти путь, свойственный всякой частной теории, и в итоге интегриро­ ваться в общую экономическую теорию. Однако, во-первых, как отмечалось, даже эта интеграция не устранит качествен­ ной особенности, целостности теории переходной экономики.

Во-вторых, очевидно, теория переходной экономики находит­ ся сегодня еще на первом этапе своего существования, так что до указанной интеграции ей предстоит еще длительный путь собственного становления и развития. В-третьих, важ­ но учесть и то, что теория переходной экономики характери­ зует совершенно необычнмй аспект по сравнению со всеми другими (частными) теориями. Если эти теории отражают тот или иной аспект функционирования определенной суще­ ствующей системы, то теория переходной экономики — динамичный аспект перехода от одной системы к другой.

Последнее обстоятельство обусловливает и неодинаковую роль теории переходной экономики в различных историче­ ских условиях. В период расцвета, обычного функционирова­ ния «нормальной» (непереходной) экономики она может иметь историко-познавательное и не очень существенное практическое значение. В период же реально осуществляю­ щегося переходного процесса она приобретает огромное прак­ тическое, «инструментальное» значение. Такое значение име­ ет она для решения проблем современного российского общества.

Пособие по теории переходной экономики подготовлено преподавателями кафедры политической экономии экономи­ ческого факультета МГУ с учетом опыта ведения этого кур­ са на факультете. Авторский коллектив сознает все трудно­ сти разработки теории переходной экономики, рассматривает пособие как одну из первых попыток комплексного подхода к созданию такой теории, будет благодарен за критику и пожелания.

Предлагаемая работа носит поисковый характер. Позиции и оценки авторов не всегда совпадают, что неизбежно в та­ кого рода коллективном труде. Далеко не всегда нам удава­ лось выработать согласованную во всех пунктах позицию по различным вопросам. Редакторы сохранили авторский подход, определенный контрапункт взглядов, считая это полезным для понимания читателем дискуссионности и открытости ос­ новных тезисов теории экономики переходного периода.

Авторами глав и разделов являются: введение, главы 1, 2, 3 — общая редакция — докт. экон. наук В. В. РАДАЕВ;

гла­ вы 4, 6, 8, 9 — докт. экон. наук А. В. БУЗГАЛИН;

глава 5 — докт. экон. наук А. В. БУЗГАЛИН, докт.экон. наук А. И. КОЛ ГАНОВ;

глава 7 —канд. экон. наук А. И. МОСКОВСКИЙ;

глава 10 — канд. экон. наук Е. В. КРАСНИКОВА;

главы 11, 12, 14 —канд. экон. наук А. Н. ЧЕКАНСКИЙ;

главы 13, 15, 16 — канд. экон. наук В. В. ГЕРАСИМЕНКО. Научно-вспомо­ гательная работа выполнена 3. А. КОРЧАГИНОЙ.

ВВЕДЕНИЕ Постановка проблемы о переходной экономике прежде всего порождает ряд общих вопросов: правомерно ли гово­ рить о теории переходной экономики, если да, то каково ее содержание;

какое место она занимает в экономической тео­ рии. Самый общий ответ на эти вопросы заключен в харак­ тере предмета политической экономии.

Политическая экономия — историческая наука, ибо пред­ мет ее исследования — отношения людей в производстве, распределении, обмене и потреблении во всем многообразии их форм — не остается с развитием общества неизменным.

Известны различные состояния (ступени) общества, и поли­ тическая экономия как наука есть теоретическое системное отображение каждого такого состояния. Это отображение прежде всего представляет основные элементы каждой си­ стемы, характер взаимосвязи между ними в процессе ее функционирования, а также направленность (цель) функ­ ционирования, обеспечивающую устойчивость системы.

Но само существование различных устойчивых состояний общества, экономических отношений, свойственных ему, предполагает и качественно иные его состояния: периоды перехода от одного устойчивого состояния к другому, т. е. в буквальном смысле переходные состояния, которым, очевид­ но, свойственна и особенная — переходная экономика. Для понимания ее содержания обратимся к рассмотрению тех факторов, которые вызывают как изменения в самих обще­ ственных системах, так и необходимость перехода от одной системы к другой.

§ 1. Факторы, влияющие на характер системы переходной экономики Структура и содер- Характер любой системы определяется, жание факторов с одной стороны, средой, в которой она находится, а с другой — особенностями структурных связей между элементами системы. В этом смысле основные фак­ торы, определяющие функционирование и развитие эконо мических систем, могут быть подразделены на три группы:

природно-климатические, производственно-экономические,, социокультурные.

Природно-климатические факторы связаны с естествен­ ным базисом общества. Как показывает история, формы ор­ ганизации общественной жизни зависят уже от местополо­ жения на планете, в частности от степени удаленности от экватора характера земель, степени их плодородия, обеспе­ ченности водой и т. д. Известны периоды, когда влияние при­ родно-климатических факторов было определяющим именно^ в стимулировании перехода от одного состояния общества к другому. Так, похолодание в первой половине I тысячелетия до нозой эры не имело существенного значения для цивили­ заций, расположенных вблизи экватора, но оказало влияние на греческую цивилизацию, стимулировав здесь поиски но­ вого, более эффективного общественного устройства, связан­ ного в конечном счете с утверждением принципиально ново­ го строя, основанного на господстве частной собственности.

Производственно-экономические факторы характеризуют как бы продолжение естественного базиса существования человечества в его собственно родовой жизнедеятельности по обеспечению своего воспроизводства. К ним относятся преж­ де всего средства труда, предметы труда, соответствующие технологии, состояние человека-работника как главной про­ изводительной силы и субъекта экономических отношений, формы организации труда и производства, характер и формы присвоения средств и результатов производства — частная, общественная и др. собственность, уровень эффективности экономики и т. д.

Коль скоро речь идет об экономике, то именно производ­ ственно-экономические факторы непосредственно образуют элементы той или другой системы;

именно их состояние в первую очередь характеризует или устойчивость данной эко­ номической системы, или ее кризисное неустойчивое состо­ яние, предполагающее соответствующие количественные или качественные сдвиги;

именно их изменение прежде всего приводит к изменению в системе, или началу переходной эко­ номики, переходного состояния. Классическими примерами действия этих факторов может служить переход от общин­ ной собственности к частной с развитием индивидуальных орудий труда, а также развитие форм совместного труда под эгидой капитала или ассоциированной собственности в иной форме вместе с утверждением господства машин.

Социокультурные факторы представляют собой проявле­ ние духовно-сознательной жизнедеятельности человека (об­ щества). Они тесно связаны с производственно-экономиче­ ской деятельностью работника, духовное развитие которого определяет его ценностные ориентации, отношение к трудуг существующим социальным отношениям, его социальное по­ седение и т. д. В глобальном масштабе эти факторы форми­ руют соответствующий общественный менталитет.

Социокультурные факторы включают в себя определен­ ные традиции культуры того или другого этноса, его исто­ рии, условия бытия отдельного человека в его взаимосвязи •с другими людьми, властью, государством;

огромное значе­ ние имеют идеология, религия и др. Именно социокуль­ турные факторы во многом определяют различия двух сло­ жившихся на планете цивилизаций;

западной и восточной.

Если для первой характерны личная свобода человека, го­ ризонтальный тип отношений, демократия, то для второй — жесткий контроль за деятельностью личности, вертикальный тип отношений, деспотизм.

Социокультурные факторы под влиянием развивающейся материальной культуры также развиваются: так в опреде­ ленное время появляется религия, в ней со временем проис­ ходят известные изменения, развиваются обычаи, традиции, происходит в целом обогащение духовной культуры наро­ дов и т. д. Однако в целом следует отметить относительную самостоятельность и устойчивость факторов социокультурно­ го порядка. В этом смысле, когда речь идет о переходных состояниях общества, они подчас играют роль своеобразных ограничителей, выход за рамки которых не очень желателен или даже невозможен. Об этом, в частности, говорят сохра­ няющиеся сегодня при всех происшедших изменениях устой­ чивые различия между странами западной и восточной ци­ вилизаций. Хотя степень влияния социокультурных факторов ка экономику, в том числе на инициирование переходных со­ стояний, не поддается прямому измерению, это влияние труд­ но переоценить. Каждому обществу, каждой экономике, по выражению русского ученого С. Булгакова (1871—1944), свойствен особый «хозяйственный дух». По мнению М. Ве­ чера (1864—1920), само рождение капитализма и свойствен­ ный ему «дух» обусловлены непосредственно духом проте­ стантской религии, совокупностью норм поведения, вытека­ ющих из протестантизма.

Выявление факторов, обусловливающих Характер действия и определенность той или другой систе факторов м ы > и х а р а к т е р переходных состояний «между» системами, еще не раскрывает механизм их действия в ходе общественного прогресса. В этом механизме можно выделить несколько моментов.

Первый — комплексность действия факторов, означа­ ющая, что результаты общественного прогресса это итог со­ вокупного действия всех факторов, а в функционировании определенной экономической системы их действие тесно пе­ реплетено. Комплексность влияния факторов на систему означает и то, что сравнительный анализ различных систем неправомерно связывать лишь с одним каким-то, даже круп­ ным фактором.

Второй момент — относительная самостоятельность дей­ ствия каждого фактора при их известной субординированно сти. В субординированности факторов исходная определя­ ющая роль принадлежит факторам природно-климатическим, поскольку они выражают условия самого существования вся­ кой жизнедеятельности;

производственно-экономические фак­ торы в этом смысле зависят от них;

социокультурные фак­ торы, кроме того, во многом определены уровнем развития материальной культуры.

Однако подобная субординированнссть факторов в конеч­ ном счете не устраняет — и это в данной связи главное — относительно самостоятельного действия каждого из них.

Это означает, что действие любого из них не только опосре­ довано вышеотмеченной субординацией, но и может быть непосредственным, прямым воздействием на социально-эко­ номические процессы. Это ясно в отношении природно-клима­ тических факторов. Самостоятельность производственно-эко­ номических факторов ярко проявляется в их негативном воз­ действии на природу, ставящем общество на грань экологической катастрофы. Социокультурные факторы свою относительную самостоятельность проявляют в огромном влиянии, которое оказывали на историческое развитие поли­ тика, идеология, религия и т. п. Это очень часто не прогрес­ сивное, а регрессивное влияние, «вопреки» интересам и эко­ номического прогресса, и развития личности. Таковы гонения на торговцев, преследования ученых-«еретиков» со стороны религии. Таково влияние политико-идеологических установок на развитие в бывших социалистических странах. Сегодня на территории бывшего СССР и ряда других стран «всплеск» национальных суверенитетов повлек за собой разрыв необходимых хозяйственных связей, межна­ циональные столкновения, порождающие глубокий кри­ зис, катастрофические ситуации в жизни народов и т. д.

Третий момент — приоритетность действия факторов, суть которой в доминирующей роли одного из факторов в раз­ личных исторических условиях. Причем само историческое развитие ведет к определенной смене приоритетов, смене, от­ ражающей упомянутую субординацию факторов. Так, на «заре» человечества, когда человек остается еще лишь отно­ сительно обособившейся частью природы, определяющую роль, естественно, играли природно-климатические факторы.

Их приоритетность, видимо, сохраняется до тех пор, пока главным средством производства остается земля, т. е. для всех доиндустриальных цивилизаций. Развитие индустрии, обеспечивающей за столетие больший прогресс производи тельных сил, чем это было за весь предшествующий период, выдвинуло непосредственно на первый план производственно экономические факторы. Не случайно именно в этот период рождается как наука политическая экономия. Как дитя приоритетности производственно-экономических факторов по­ литическая экономия развивается на парадигме доминиру­ ющей роли материально-вещественных факторов, материаль­ но-вещественного богатства. Данная приоритетность харак­ терна для всего состояния индустриального общества, при­ шедшего, можно сказать, на смену обществу аграрному.

Настоящее время — что демонстрируют наиболее разви­ тые индустриальные страны — это особое переходное состо­ яние от существовавшего несколько веков индустриального общества к новому, предполагается, более высокому его состоянию, получившему в науке название постиндустриаль­ ного, информационного общества. В аспекте нашего рассмо­ трения этот переход характерен сменой приоритетов, перехо­ дом приоритетной роли непосредственно к социокультурным факторам. Естественно, имеющаяся в связи с этим аргумен­ тация в научном плане пока не может выйти за рамки науч­ ной гипотезы, требует новых фактов и исследований.

Важно подчеркнуть, что смена приоритетов не устраняет существующую между факторами субординацию определя­ ющей роли природно-климатических и производственно-эко­ номических факторов в целом по отношению к факторам социокультурным. Эта зависимость в конечном счете остается, но проявляется иначе: как говорят, первые две группы факторов «уходят в основание», оставляя непосред­ ственно «главное» поле деятельности факторам самым по­ верхностным, производным. Это объясняется, однако, не умалением роли, к примеру, производственно-экономических факторов, но, наоборот, их таким высоким развитием, что они, в известном смысле, утрачивают свою роль как факто­ ры развития, превращаясь в его очевидную, всегда существу­ ющую предпосылку.

§ 2. О критериях выделения стадий развития общества Действие комплексности рассмотренных факторов с од­ ной стороны, осложняет выбор критерия в классификации ступеней (состояний) общественного прогресса, а с другой— обусловливает относительность такого выбора: по какому бы признаку мы ни выделяли такие ступени, любой из них ока­ зывается связанным с изменениями всей многообразной ре­ альной действительности. Вместе с тем, как показывает история науки, выбор критерия связан с действием приори­ тетности того или другого фактора в определенных истори­ ческих условиях.

Как У ж е ™ В0 Р ил °сь, политическая эко­ Историзм критериев номия как наука родилась в индустри­ альную эпоху, когда доминирующую роль стали играть про­ изводственно-экономические факторы. Отсюда подавляющее большинство критериев, по которым экономическая наука выделяла стадии общественного развития, связаны именно с этой областью.

Логично было бы предположить, что в более ранний пе­ риод подобные критерии связывались с природно-климатиче­ скими факторами. Так оно и было в действительности. В од­ ной из первых попыток создания самостоятельной науки об обществе арабский ученый Ибн Хальдун (1332—1406) раз­ вил идею о закономерном характере человеческого прогрес­ са, который определялся у него географической средой, правда при важной роли общественного разделения труда.

Позднее французский философ и историк Ш. Монтескье (1689—-1755) также связывал характер общественного раз­ вития с климатом, состоянием земной поверхности, плодоро­ дием почв и т. п. Приоритетная роль географической среды у Монтескье дополнялась действием и других факторов: про­ изводством, собственностью, традициями и т. д.

Относительная самостоятельность действия различных факторов проявлялась в истории науки в использовании как критериев членения общества и социально-культурных фак­ торов. А.-Ж. Тюрго (1727—1781), объясняя развитие обще­ ства сменой господствующих идей, создал одну из первых теорий о трех стадиях культурного прогресса человеческого общества: религиозной, спекулятивной (критически разруши­ тельной) и научной. Подобной концепции придерживается А. Сен-Симон (1760—1825) и О. Конт (1798—1857).

Характерная черта использования любого критерия со­ стоит в том, что он «заставляет» рассматривать все сту­ пени развития общества через свою призму. Поэтому, хотя на самых ранних ступенях природно-климатиче­ ские факторы действительно играли важную роль, ис­ пользование критерия из производственно-экономической области представляет и эти ступени в своем «свете». Так, критерий орудий труда обусловил такую глобальную классификацию развития человечества с его древнейших времен, как каменный, бронзовый, железный века. Извест­ ная классификация раннего периода развития общества Л. Моргана (1818—1881) (дикость, варварство, цивилиза­ ция) также связана прежде всего с критериальной ролью орудий труда.

Однако приоритетность производственно-экономических факторов формирует и более сложные критерии периодиза­ ции общества, чем орудия труда. Становление и утвержде­ ние нового (буржуазного) строя, формирование гражданско 1» го общества происходит в борьбе с предшествующим фео­ дально-крепостническим обществом. В экономической науке очевидные различия подобных состояний общества связыва­ ются не только с характером орудий труда, но и с формой их применения в обществе, с характером отношений людей в процессе производства. Критерием выделения разных ступе­ ней, по-существу, выступает способ производства. Так, А. Смит (1723—1790), выступая как глашатай буржуазного общества, с этих позиций критикует общество феодальное, проводит параллель между последним и античным рабством.

Еще более подробно критериальная роль способа производ­ ства проводится в трудах современника и друга А. Смита Д. Юма (1711 —1776). Юм говорит в этом смысле о прими­ тивном, античном, феодальном обществах, каждое из кото­ рых является более прогрессивным, несмотря на возраста­ ющую, по Юму, степень эксплуатации. Последней стадией развития Юм считал капиталистическое общество.

Критериальная роль способа производства как органи­ ческого единства производительных сил и производственных отношений была использована при классификации ступеней развития человечества и К. Марксом (1818—1883). В отли­ чие от своих предшественников Маркс анализировал доста­ точно развитые, зрелые отношения буржуазного способа про­ изводства, поэтому он не только подчеркнул его прогрессив­ ность по сравнению с предшествующими способами производства, но и попытался показать его исторический ха­ рактер. По Марксу, на смену буржуазному должно придти коммунистическое общество.

В целом, применительно к развитию западноевропейского общества, исторический процесс предстал у Маркса в виде смены следующих способов производства: первобытнооб­ щинный, рабовладельческий (или античный), азиатский, феодальный и буржуазный. Последний знаменует завершение «экономической общественной формации» человеческой исто­ рии. На этой базе вырастает коммунистическое общество («царство свободы»). Эта классификация с некоторыми искажениями была взята на вооружение «официальной» наукой в СССР и господствовала в ней вплоть до последне­ го времени. Искажения были связаны, во-первых, с универ­ сализацией данной классификации, распространением ее на развитие всего человечества;

во-вторых, с трактовкой каждо­ го способа производства как основы соответствующей обще­ ственной формации.

Выше речь шла и о таком сложившемся в западной тео­ рии подходе, который в истории человечества выделяет аграрное, индустриальное и постиндустриальное общества.

Само по себе такое деление выражает современные тенден­ ции в развитии экономики;

изменение характера доминиру ющего фактора, соответствующего изменению характера бо­ гатства. Если в аграрном обществе такую роль играла земля, в индустриальном обществе — форма трансформиро­ ванного материально-вещественного богатства (деньги, капи­ тал), то в постиндустриальном обществе — знания, инфор­ мация.

Действующие в современных условиях тенденции, иными словами, как будто бы свидетельствуют о постепенном пере­ ходе в жизни общества к приоритету социокультурных фак­ торов. Однако это, хотя и ярко выраженные, но тенденции, которые не получили еще окончательной реализации. Совре­ менное состояние общества в этом смысле переходное. Эта переходность проявляется и в состоянии науки. Так, можно сказать, что критерий выделения обществ в данном случае, хотя он и призван подчеркнуть качественные изменения в развитии общества, носит производственно-экономический оттенок: таким критерием здесь выступает прежде всего техника, технология, характер орудий труда. Названная пе­ реходность видна и в самом названии будущего общества — постиндустриальное, которое подчеркивает лишь его времен­ ной (после индустриального), но не содержательный харак­ тер. Предлагаемые же позитивные названия — информаци­ онное, технотронное или, по О. Тоффлеру (1928), суперсим­ волическое— предполагают дополнительный анализ.

В целом же очевидно, что исторический характер крите­ рия предполагает в свете современных тенденций развития общества поиск качественно нового критерия, который бы от­ вечал процессу перехода доминирующей роли в развитии от производственно-экономических факторов к факторам со­ циокультурным. В науке это нашло отражение в постановке вопроса о формационном и цивилизационном подходах.

Формационный крите- Формационный подход к членению раз рий: содержание и вития общества на ряд исторических роль ступеней был развит К. Марксом на основе идей ряда его предшественников. Причем трактовка его самим Марксом неоднозначна. Первоначально, исходя из анализа буржуазного способа производства и опираясь на социально-экономический критерий (характер производствен­ ных отношений), он пытается дать характеристику других ступеней в развитии общества: до и после капитализма. Из­ менение характера производственных отношений он связы­ вает с постепенным освобождением человека от подчинения его природе, а затем и другим, производственно-экономиче­ ским факторам.

Итог такого подхода — выделение трех форм историче­ ских отношений между людьми:

— отношения личной зависимости (вначале первобыт­ ные) ;

— отношения личной независимости, но основанные на вещной зависимости;

— отношения свободных индивидов, основанные на их универсальном развитии.

Этим трем крупным формам (в контексте Маркс говорит и о формациях) общественных отношений соответствуют три ступени человеческого прогресса. В первую ступень он вклю­ чает патриархальный, античный и феодальный строй;

во вто­ рую — буржуазное общество;

к третьей относит будущее коммунистическое общество. Как видно, формационный под­ ход в данном случае перекликается с упомянутым выше де­ лением общества на доиндустриальное, индустриальное и постиндустриальное, хотя в последнем случае использовался другой критерий. Любопытно, что, применяя самый совре­ менный критерий (характер распространения информации), •Ф. Хайек (1899—1990) выделяет в истории такие ступени, как инстинктивно-коллективистское общество, основанное на прямой информации, и рыночное общество (расширенный порядок), основанное на косвенной информации. Какие-либо последующие ступени он связывает с совершенствованием рыночного порядка.

Несколько иное понимание Марксом формационного под­ хода связано с изменением им критериального подхода к выделению формаций: акцентируя внимание на социально классовой характеристике общества, отчуждения, приро­ де движущих политических сил при переходе от одной сту­ пени к другой, он подчеркивает антагонистический характер ряда обществ в отличие от других. В таком аспекте им вы­ деляются формации: архаическая (первобытный способ про­ изводства), экономическая (античный, азиатский, феодаль­ ный и буржуазный способы производства) и коммунистиче­ ская. Определенность критерия обусловливает логичность и такого деления, хотя с чисто экономической точки зрения не кажется достаточно корректным объединение в одной сту­ пени (экономическая формация) слишком разнородных об­ ществ.

Однако, как отмечалось, в отечественной науке форма­ ционный подход использовался в упрощенном и искаженном виде, что, прежде всего, связано с отождествлением — как определенных исторических состояний общества — способа производства и формации. Формационная методология фак­ тически была сведена к жесткой пятичленной схеме развития человечества, обязательной для всех стран и народов. Види­ мо, эти искажения не следует сбрасывать со счета, говоря о возможностях реально используемого в отечественной науке формационного подхода и его роли в будущем.

Важнейшие черты формационного подхода в этом смыс ле, раскрывающие его содержание и историческое значение, состоят в следующем:

— понимании развития общества как поступательного естественно-исторического движения от сравнительно низших ступеней к высшим;

— выделении в этом процессе как существенного — эко­ номического прогресса;

— выделении в отношениях, опосредующих этот прогресс как определяющих, — производственных отношений;

— характеристике в самих производственных отношениях их ядра — формы соединения работника со средствами про­ изводства;

— акцентировании в ряду движущих сил общественного прогресса (перехода от одной ступени к другой) диалектики производительных сил и производственных отношений;

— разработке теоретической модели периодизации исто­ рии по критериям способа производства, типа отчуждения и др., позволяющим выделить различные формации;

— акценте на переходе от одной ступени к другой в фор­ ме социально-политической революции, реализующей движу­ щую роль классовой борьбы;

— как завершающий итог формационного подхода вывод о социализме как строе, следующем за капитализмом, и как первой фазе коммунистического общества.

Формационный подход, несомненно, сыграл важную роль 8 трактовке развития человеческого общества. Прежде всего, он утвердил материалистическое толкование этого процесса, подчеркнул важную роль экономики в жизни общества, по­ ставил во главу угла идею прогресса. Научность его под­ креплялась тем, что он был сформирован на основе класси­ фикации реальной экономической истории западноевропей­ ских стран. Однако научность формационного подхода, как впрочем и всякого другого, не превращает его в абсолютный метод познания истории, не устраняет его ограниченности.

Многие его недостатки оказываются продолжением его до­ стоинств, как это всегда бывает при абсолютизации, даже самих по себе правильных положений.

Так, справедливо подчеркивая поступательность разви­ тия, формационный подход ведет к упрощению и искажению понимания этого процесса, представляя его в виде однознач­ но заданного линейного развития, прохождения общества по указанным им ступеням (от низших к высшим). Само оп­ ределение «высоты» этого развития он связывает с доста­ точно узким, даже с точки зрения экономики критерием. Ха­ рактеризуя общественный прогресс в абстрактно-логическом виде, он принижает конкретно-исторические моменты разви­ тия. Подчеркивая критериальную роль специфических про изводственных отношений, формационный подход недоучи­ тывает фактор преемственности исторических ступеней, об­ щеэкономических, тем более общечеловеческих ценностей.

Как монистический подход формационный подход исключает возможность многовариантного развития, порождая тем са­ мым стремление «укладывать» всякое развитие в любой стране в прокрустово ложе указанных им формаций, что, несомненно, упрощает реальную картину общественного прогресса. Избрав критерием экономический фактор, форма­ ционный подход невольно принижает роль факторов неэко­ номических и, что особенно важно, существенно умаляет в истории творческую активную роль человека. Наконец, нелишне еще раз указать, что это подход — страновой, т. е., с одной стороны, как бы «предлагающий» свои ступени для каждой страны, а с другой — родившийся из опыта развития отдельных стран Западной Европы.

Конечно, сама по себе ограниченность формационного подхода, свойственная, как отмечалось, всякому научному методу, еще не является доказательством того, что этот под­ ход сегодня себя изжил. Однако следует подчеркнуть, что именно забвение этих ограничений — характерная черта ис­ пользования формационного подхода в советской экономиче­ ской науке. В результате метод выделения формаций был превращен в жесткую систему формаций, применяемую к лю­ бому процессу в любых условиях. Сложилась методология специфических характеристик—методология «наоборот» (при капитализме все плохо, при социализме все хорошо) и т. д. Все это негативные следствия недоучета ограниченно­ сти формационного подхода в логическом аспекте. Вместе с тем, ограниченность формационного подхода проявляется в современных условиях все чаще и в аспекте историческом.

Дело в том, что формационный подход сложился в эпо­ ху индустриализации, характерную бурным экономическим ростом, когда прогресс прежде всего проявлялся в росте ве­ щественного богатства. Каждая эпоха порождает свои научные подходы. В доиндустриальный период, к примеру, сама идея общественного развития пробивала себе дорогу довольно слабо, большое распространение имели идеи обще­ ственного круговорота. Индустриализм, сделавший доминан­ той развития производственно-экономические факторы, уси­ лил неравномерность развития разных стран, создав воз­ можность быстрого рывка отдельных из них, как бы под­ черкнул именно разноуровневость их состояний в экономи­ ческом аспекте, не случайно тем самым сделав очевидной идею прогресса, связанного с прохождением каждой страны определенных ступеней. Важно понять, что «критика» фор­ мационного подхода не отвергает его научности и эвристиче­ ской ценности. К примеру, этот подход позволил Марксу сделать вывод о будущем обществе, где должно обеспечи­ ваться всестороннее развитие человеческой личности, а главным богатством реально становится свободное время.

Эта критика лишь подчеркивает необходимость поисков дру­ гого, свойственного именно сегодняшней эпохе подхода, иба современные условия — конец XX века — эпоха формирова­ ния новой доминанты общественного развития, требующей соответственно и смены научной парадигмы.

Среди обстоятельств, определяющих изменение доминан­ ты общественного развития на первый план хотелось бы по­ ставить развитие процесса обобществления: постепенное превращение всего человеческого общества в единый целост­ ный организм. Этот постоянно идущий процесс особенно ускорился в XX веке с формированием мирового капитали­ стического хозяйства. Если первоначально особое значение в нем имели связи «метрополия-колония», то со второй поло­ вины XX века все большее значение стали приобретать ре­ гиональные взаимосвязи, принимающие все более комплекс­ ный характер (Европейский союз, ассоциации стран Латин­ ской Америки, Юго-Восточной Азии и др.). Начало 90-х го­ дов показало на примере деятельности Азиатско-Тихоокеан­ ского экономического совета (АТЭС) возникновение принци­ пиально новой региональной группировки, в которой эконо­ мическое объединение впервые создано государствами, суще­ ственно различающимися во всех отношениях и распростра­ нившими принципы внутренней либерализации на «внешних» партнеров («открытый регионализм»). Возросшее влияние интегративных процессов реально ощущают на себе сегодня и Россия, и другие государства, бывшие республики в соста­ ве СССР, а также страны Восточной Европы. Развитие обоб­ ществления в этом смысле еще раз обнаруживает ограничен­ ность формационного подхода, ориентированного прежде всего на страновой аспект, подчеркивает необходимость та­ кого критерия в оценке общественного развития, который бы учитывал эту реальную возрастающую целостность всего ми­ рового сообщества.

Далее, крайне важно отметить совершаемый в развитых странах переход от индустриального к постиндустриальному обществу, что означает глубокие качественные изменения в функционировании общественного организма: существенно возрастает роль производства нематериального;

в отличие от индустриального общества на первый план выдвигается че­ ловек по сравнению с факторами технико-технологическими;

по некоторым определениям, от эры энергетической обще­ ство переходит к эре информационной и т. д. Обычно именно факторы подобного рода подчеркиваются как главные, ха­ рактеризующие сегодня наиболее важные изменения в раз­ витии целого ряда стран. И в этом нет ошибки, тем более 25 если речь идет о страновом аспекте анализа. Однако верно и то, что далеко не все страны вступили в подобную стадию своего развития, поэтому-то особое значение и приобретает процесс обобществления, который сообщает новое качество всей системе. Во всяком случае, процесс «постиндустриали­ зации» существенно меняет роль производственно-экономи­ ческих факторов, являющихся доминантой в формационном подходе.

Специально следует выделить и общепризнанное возник­ новение качественно новых — глобальных, общечеловеческих проблем. Возникновение, к примеру, экологической, ядерной проблем, решение которых связано с самим выживанием человечества, свидетельство и того, что на определенном эта­ пе развития (связанного, кстати, с издержками индустри­ ализма и постиндустриализма) возникают проблемы, выхо­ дящие за рамки деления общества на способы производства (капитализм, социализм и т. д.). Очевидно, это тоже своеоб­ разный сигнал о необходимости особой призмы при рассмот­ рении закономерностей человеческого прогресса в современ­ ный период по сравнению с периодами прошлого.

Наконец, в научном анализе нельзя сбрасывать со счета и очезидный кризис формационной парадигмы. Выражение его — несоответствие реальных процессов развития капита­ листического способа производства закономерностям, экстра­ полированным на базе формационного подхода, а также глу­ бокий кризис обществ, пытавшихся на практике реализовать модель социализма, вытекающую как предвидение из этого подхода. Иными словами, принципиальная ограниченность формационного подхода проявляется сегодня как нараста­ ющая неспособность объяснить современные процессы раз­ вития человеческого общества на планете. В связи с этим возникает реальная проблема поиска иного подхода, способ­ ного эффективнее решить эти задачи.

Иной подход в настоящее время связы Цивилизационный или вают с цивилизационным критерием.

общецивилизацион- g выделении различных ступеней (со ныи критерии стояний) общества он руководствуется не производственно-экономическими факторами, а всей сово­ купностью элементов материальной и духовной культур.

В этом смысле ему свойствен акцент не на общественном богатстве, а на развитии человека. Характерно для него и выделение в истории человечества не последовательных исторических ступеней, а именно определенных состояний общества (цивилизаций).

Цивилизационный подход сам по себе не нов. Так, рус­ ский социолог Н. Я. Данилевской (1822—1885) рассматри­ вает 10 типов исторически сменяющихся цивилизаций, выде­ ляя такой качественно новый тип, как славянский;

немецкий :2б философ О. Шпенглер (1880—1936) выделяет 8 изолирован­ ных одна от другой культур (цивилизаций) с предположе­ нием о рождении русско-сибирской культуры;

англичанин А. Тойнби (1889—1975) трактует историю человечества как круговорот лекальных цивилизаций (более десятка) и т. д.

Не останавливаясь на специальной характеристике циви лизационного подхода, обратим внимание лишь на одну чер­ ту его использования, до сих пор не позволяющую ему в полной мере претендовать на роль новой парадигмы. Речь идет о том, что он построен на «рассечении» общества на ряд локальных цивилизаций, малосвязанных или вообще не связанных (у О. Шпенглера) одна с другой. Такая «локали­ зация» культур имеет реальные основания в прошлом, и именно этим оправдано появление «локально-цивилизацион ного» подхода. Однако, как уже отмечалось, критерий ло­ кальности все более изживает себя в современных условиях становления и утверждения единой общемировой цивилиза­ ции. Поэтому новый современный подход (назовем его условно общецивилизационным) качественно отличается от «старого» цивилизационного подхода. Во-первых, он рас­ сматривает человечество не как «рассеченное» на ряд циви­ лизаций, а как единую цивилизацию с приоритетом и господ­ ством общечеловеческих ценностей. Во-вторых, он меняет роль «особенного». Если прежде особенное приобретало са­ модовлеющий характер, разделяло разные культуры, то приоритет общечеловеческого, с одной стороны, ставит из­ вестные границы в развитии особенных черт каждой куль­ туры, а с другой — обогащает ее общими достижениями всего человечества. В-третьих, несколько уточняется крите­ рий подхода — в центр еще более выходит человек как во­ площение всех общественных отношений, его свободное, все­ стороннее развитие. В этом смысле, как отмечают наши ученые, происходит переход к новому типу цивилизации:

от.эпохи доминирования социального начала над природным и личностным к эпохе, когда социальное становится сред­ ством для наиболее полной реализации человеком всех своих способностей и свободного творения самих отношений.

Как видно, общецивилизационный критерий преодолевает черты ограниченности, свойственные формационному под­ ходу:

— меняет гипертрофию производственно-экономических факторов на учет единства материального и духовного в ус­ ловиях повышения роли факторов социокультурных;

— смещает акцент с вещественного богатства на разви­ тие человека;

— переносит критериальную роль от производственных отношений ко всей совокупности общественных отношений, воплощенных в жизнедеятельности людей;

— допускает многовариантность развития в отличие от жесткого экономического детерминизма;

— обеспечивает общечеловеческий характер подхода вме­ сто узкостранового;

— трактует развитие не как строго линейный процесс, а процесс, предполагающий сосуществование разнообразных состояний обществ с различными уровнями развития отдель­ ных элементов материальной и духовной культур и т. д.

Возникает вопрос, не «отменяется» ли новым подходом или не умаляется ли, по крайней мере, очевидная важная роль экономических процессов, обеспечивающих само физи­ ческое существование человека. Думается, нет, не отме­ няется и не умаляется. Во-первых, речь идет о преодолении гипертрофии производственно-экономических факторов, свой­ ственной формационному подходу. Во-вторых, речь идет не о субординации различных факторов, а об изменении роли от­ дельных факторов в развитии общества на его равных исто­ рических ступенях. К примеру, удовлетворение элементарных потребностей всегда есть первейшее условие жизни, однако доминирующую роль в развитии оно играло лишь на заре человечества, уступив в дальнейшем эту роль другим фак­ торам. То же самое можно сказать о роли географической среды в развитии человечества и т. д. Так что общая субор­ динация факторов сохраняется, но происходит смена доми­ нирующих факторов, когда при появлении каждого нового из них предыдущий доминирующий фактор свое действие со­ храняет, но уже не как определяющий. Именно смена до­ минант выступает основой вышерассмотренной смены крите­ риев подхода к истории человечества.

Наступило ли время для применения нового подхода?

Сложность ответа на этот вопрос связана, в частности, и с тем, что сам этот новый подход представляется пока в расплывчатом виде, как совокупность некоторых общих тре­ бований. Однако бесспорна настоятельность преодоления прежних представлений о развитии общества, разработки но­ вых, более зрелых, высоких критериев в анализе этого про­ цесса. В этом смысле скорейшее оформление нового подхода играет сегодня, прежде всего, важную методологическую, эв­ ристическую функцию, без учета которой наука не может сегодня успешно решать проблемы, возникающие при ана­ лизе общественного развития.

Прежде всего, методологическое значение общецивилиза ционного подхода означает, что, с одной стороны, он дает сегодня новое освещение человеческого прогресса, с другой— дает его в достаточно общем виде, так что требуется приме­ нение дополнительных, «рабочих» критериев. Очевидно, на­ пример, что общецивилизационный подход на базе име­ ющихся в науке материалов обнаруживает такие своеобраз ные ступени (состояния) в развитии человечества, как:

1) первоначальное существование единой (примитивной) ци­ вилизации;

2) «раскол» ее на две крупные (восточная и за­ падная) цивилизации;

3) формирование в современных ус­ ловиях качественно новой единой мировой цивилизации, не­ сущей в себе и единство черт общего и особенного разных локальных цивилизаций и стран.

§ 3. Основные формы (ступени) развития общества Недостаточная эффективность формационного и общеци вилизационного подходов в анализе современных процессов не снимает, а, наоборот, актуализирует проблему критерия определения тех или иных стадий общественного прогресса.

Это важно как для определенной характеристики различий этих стадий (форм), так и для выявления «места» для пере­ ходных экономик, находящихся между этими стадиями.

Конечно, выделение подобного критерия Как найти оптималь- в известном смысле относительно. К при­ шли критерии меру, и приведенные выше классифика­ ции ступеней общественного развития, и огромное количе­ ство неупомянутых классификаций — все в какой-то мере отражают этот процесс. Однако представляется, что в дан­ ном случае все же следует учитывать некоторые моменты.

Так, избираемый критерий, во-первых, должен быть связан с достаточно массовидными процессами в развитии обще­ ства. Во-вторых, желательно, чтобы он учитывал современ­ ные мировые тенденции, в частности глобализацию челове­ ческого прогресса. В-третьих, он должен исходить из тенден­ ций настоящего: так, классификация по критерию из буду­ щего может дать в итоге лишь определенную гипотезу или утопию. В-четвертых, критерий должен носить экономический характер.

Прежде чем перейти к позитивному решению рассматри­ ваемого вопроса, интересно обратить внимание на достаточ­ ную повторяемость классификаций общественного прогресса в истории экономической науки, совпадение их в некоторых основных элементах. Прежде всего, с теми или иными ва­ риациями (по названию) подавляющее большинство эконо­ мистов говорит о стадии примитивного, традиционного, нерыночного состояния экономики (А. Смит, К. Маркс, В. Зомбарт (1863—1941), М. Вебер, Г. Минз (1896) и др.).

Далее, выделение рыночной экономики (рыночного поряд­ ка), характерного для индустриальной, капиталистической системы, являющейся главным предметом исследования эко­ номической науки с момента ее рождения. Наконец, указа­ ние с использованием той или другой терминологии на раз­ витие некоего последующего, нового состояния по сравнению с рыночной экономикой, характерной для развитых европей­ ских стран середины XIX века. Р. Гильфердинг (1877—1941) называет это состояние организованным капитализмом, Д. Гобсон (1858—1940), как и многие другие, — импе­ риализмом, Г. Минз — коллективным капитализмом и т. д.

Существенно то, что и эти, и другие исследователи тенден­ ций развития капиталистической рыночной системы, к при­ меру Э. Чемберлин (1899—1967), Д. Робинсон (р. 1903), показывают качественные изменения в функционировании этой системы, трансформацию ее коренного механизма — ры­ ночной конкуренции.

Русский экономист П. Струве (1870—1944) рассматри­ вает в обобщенном виде три идеальных типа хозяйственного строя. Первый — это совокупность достаточно однородных, практически несвязанных хозяйств. Второй — рыночное хо­ зяйство, характерное тесным взаимодействием всех хозяй­ ствующих субъектов на базе их частной собственности. Тре­ тий— хозяйство, управляемое из единого центра, которое Струве считал искусственным. О двух основных идеальных типах хозяйства (центрально-управляемое и рыночное) писал впоследствии немецкий экономист В. Ойкен (1891—1950).

Известно, что будущий строй часто назывался и социализ­ мом. Причем не только в концепции К. Маркса, где вывод о социализме составлял ее ядро. О будущем социализме гово­ рил видный представитель исторической школы Г. Шмоллер (1838—1917). О социализме как следующей за капитализмом стадии говорит и А. Шумпетер (1883—1950). Социализм как цель обозначен и в современных программах социалистиче­ ских, в том числе правящих, партий.

Наконец, уже упоминавшиеся концепции постиндустриаль­ ного, информационного и т. д. общества также основаны на качественном сравнении дорыночной, рыночной и последую­ щей, становящейся в современных условиях экономики, кото­ рую в рассматриваемом данном случае аспекте можно было бы назвать и «пострыночной».

С методологической точки зрения важно обратить внима­ ние и на следующий момент, отмечаемый целым рядом эко­ номистов: каждая стадия характерна качественно особым строем экономических и социальных отношений, понимание которых предполагает соответствующий, в известном смысле «уникальный» подход. Вследствие этого возникает необходи­ мость смены и научного инструментария: так, закономерно­ сти всякой новой стадии невозможно познать и понять на основе прежних научных подходов. Достаточно ярко эта идея развита в концепции различных «хозяйственных стилей» (хозяйственных устройств) немецкого экономиста А. Шпит гофа (1873—1957). Г. Минз в этом смысле подчеркивал, что каждая экономическая система имеет свою теорию. Так, из четырех рассматриваемых им стадий третья стадия (фабрич­ ная система), по его мнению, была глубоко проанализирова­ на в теории Маркса. Для следующей же (корпоративной сис­ темы), по Минзу, должна быть создана новая теория.

Все вышесказанное и с логической, и исторической точек зрения при всей относительности критерия выделения стадий общественного развития свидетельствует в пользу такого эко­ номического критерия, как характер (форма) производствен­ ных (общественных) отношений людей, выражающего сте­ пень их развития, степень подчинения противостоящим им факторам — природным, экономическим, социальным.

В этом смысле теория переходной экономики крупным планом могла бы исходить как из предпосылки из существо­ вания таких трех крупных основных состояний человеческого общества как, во-первых, традиционная (нерыночная) эконо­ мика;

во-вторых, рыночная экономика;

в-третьих, экономика постиндустриального общества, следующая за экономикой рыночного типа.

Выделенные три ступени можно было бы Содержание основных охарактеризовать более подробно в со ступенеи обществен- г г ~г ного прогресса держательном плане по таким призна­ кам, как состояние производственно-тех­ нической базы, характер присвоения средств производства и состояние работника.

Традиционная экономика характерна примитивными, руч­ ными средствами труда;

энергетической базой в виде естест­ венной силы животных и самих работников;

медленным экстенсивным развитием. Главным средством труда здесь ос­ тается земля, что и определяет другое название этой ступе­ ни как аграрного общества. Характерная форма собственно­ сти— общественная: либо в виде государственной, что свой­ ственно восточной цивилизации, либо в виде сословной, как в западноевропейских странах. Для организации труда ха­ рактерны или индивидуальная форма труда (крестьяне, ре­ месленники), или его простая кооперация. Соответственно ра­ ботник в этих условиях лично не свободен. Если первона­ чально он находится в полной зависимости от сил природы, то в дальнейшем — это зависимость от общины как одной из первых форм общественного устройства. В свою очередь, раз­ ложение общинных отношений ведет к двум различным фор­ мам внеэкономической зависимости людей: для восточной ци­ вилизации это развитие вертикальной деспотической зависи­ мости от центра (государства);

для западной — это сущест­ вование относительно локальных форм рабской и крепостной зависимости.

Рыночная экономика развивается на базе индустриально­ го строя. Средства труда здесь — сложные машинные устрой­ ства. Энергетика — преобразованные силы природы в виде пара и электричества. Для нее характерен быстрый рост про­ изводства, развитие его интенсивного типа. Для организации труда — его совместные формы, сложная (фабричная) коопе­ рация. Типичная форма собственности — частная. Развитие производительных сил обусловливает соответствующее разви­ тие работника, его способностей и потребностей (физиче­ ских, интеллектуальных и социальных). Он лично свободен, принимает участие в функционировании различных демокра­ тических институтов (партии, профсоюзы, парламентская си­ стема и т. п.). Однако все это осуществляется в условиях сохранения вещной зависимости людей, ибо вся их деятель­ ность, мотивация и само существование обусловлены необхо­ димостью воспроизводства вещного богатства, опосредован­ ного в свою очередь рыночными отношениями. Человек в ры­ ночной экономике в этом смысле есть лишь «экономический человек», деятельность которого полностью подчинена внеш­ ней для него силе производственно-экономических (уже не природных) факторов. Наибольшее развитие рыночная эко­ номика получила в рамках западной цивилизации.

Будущая (пострыночная) экономика развивается на базе принципиально иных факторов и технологий: определяющее значение здесь приобретают информация, сила знания, твор­ ческий труд и т. п. С точки зрения собственности она трак­ туется как смешанная экономика, включающая разнообразие государственной, частной, коллективной и др. форм. Универ­ сальное развитие способностей (и потребностей) человека в условиях принципиально изменившейся производственно-тех­ нической базы устраняет господствовавшее над «экономиче­ ским человеком» материально-вещественное богатство. Изме­ няется система ценностей и ориентации. В производственно общественных отношениях людей место вещной зависимости вновь (но уже на качественно ином уровне) занимают лич­ ные отношения: в этом смысле, как отмечают ученые, такие черты, как доверие, честность, гуманность, коллективизм и т. п., становятся элементами самих производственных от­ ношений. Работник (человек) утрачивает односторонние функции исполнителя, в той или иной форме и мере прини­ мает участие в управлении производственными и другими процессами.

Поскольку речь идет о будущей экономике, описать ее основные черты подробно нет возможности — во-первых;

к тому же любое возможное описание совершается через приз­ му категорий теории, сложившейся в условиях рыночной эко­ номики, — во-вторых. Поэтому во многом в этих описаниях прежде всего важен учет проявляющихся тенденций роста но­ вого в условиях старого. В этом смысле заслуживает внима­ ния концепция Р. Коуза развитая им еще в 30-е годы.

Согласно ей институциональная структура экономической си­ стемы включает такие институты, как рынок и фирма. Их существование есть сосуществование в единой (рыночной в принципе) системе двух типов отношений: традиционно ры­ ночных и альтернативных ей внутрифирменных отношений, которые Коуз трактует как отношения сознательного регули­ рования производства, отношения координации и т. п. для эффективности которых важное значение имеют нерыночные методы и формы (приказы, личное доверие, внутрифирменные правила, традиции, различного рода моральные факторы и т. п.). Естественно, что увеличение количества фирм, а так­ же расширение многих из них приводит к расширению дан­ ных отношений. Показательно то, что развитие этих процес­ сов Коуз показывает, обращаясь к законам рыночной эконо­ мики: соотношение тех и других связей определяется движе­ нием рыночных трансакционных издержек — их сокращением или увеличением. Показательно и то, что буквально второе рождение эта концепция получила лишь при реальной акту­ ализации этой проблемы — в конце XX века.

Сам характер третьей, основной, ступени (это общество будущего) обусловливает неопределенность ее названия.

«Рабочие» названия, которые используются в настоящее время, не вполне корректны, если рассматривать эту ступень в ряду традиционной и рыночной экономики. «Пострыноч­ ная» — не заключает в себе содержательного начала, отме­ чая лишь то, что эта ступень идет «после» рыночной. То же самое можно сказать и об определении «постиндустриальное» общество. Кроме того, оно, как и «информационное» обще­ ство, выражает иной критерий классификации, чем избран­ ный в настоящем анализе. Казалось бы ближе к истине тер­ мин «смешанная» экономика. Он действительно отражает, хотя во многом внешне, процессы, происходящие в производ­ ственно-экономических отношениях. Однако этот термин, акцентируя внимание на внешней стороне процесса, не под­ черкивает глубинных изменений в обществе. Становление третьей ступени выступает в ряду «традиционная экономи­ ка — рыночная экономика» как отрицание отрицания. Это означает, во-первых, что элементы первой и второй ступеней проявляются в условиях третьей ступени с иным содержани­ ем и в иных формах;

во-вторых, здесь наблюдается не просто «смесь» старых и новых элементов, но именно качественно новое целостное образование.

О феномене плановой Становление третьей ступени, вырастаю (командной) экономи- щей из рыночной экономики, как отмеча ки лось, связано с рядом существенных тен­ денций. Во-первых, в низовых структурных звеньях (фир­ мах) развиваются качественно особые, альтернативные рыночным отношения, которые выступают как экономическое планирование. Во-вторых, на базе обобществления производ­ ства и обмена изменяется механизм рыночных отношений;

в-третьих, возрастающее значение приобретает государствен­ ное регулирование самих рыночных отношений, антимонопо­ листическая деятельность государства, повышение его уча­ стия в распределении доходов и т. д.

Все эти тенденции свидетельствуют об одном: постепен­ ном вырастании в недрах стихийной рыночной экономики элементов некоего нового механизма функционирования, ха­ рактерного возрастанием роли моментов априорности, созна­ тельного, планового воздействия на экономические процессы.

Вот это нарастающее сознательно согласованное, социально ориентированное регулирование производства и распределе­ ния продукта и говорит о том, что в будущем обществе пла­ новое начало в функционировании экономики будет играть гораздо большую, чем прежде, роль. Не означает ли это, что пострыночная экономика и будет «плановой экономи­ кой»?

Возможно, что так оно и будет. Развитие экономики и нау­ ки даст со временем ответ на этот вопрос. Однако в нашем изложении нужно сказать о реальном феномене плановой эко­ номики, так как она сложилась после 1917 года в России, а после второй мировой войны еще в ряде стран. В науке сло­ жилась двоякая трактовка ее содержания. В самих странах плановой экономики она рассматривалась как социалистиче­ ская и характеризовалась как высшая ступень человеческого прогресса в современных условиях. В западной науке она трактовалась как командная, представляющая реальную (хотя, как часто подчеркивалось, не отвечающую закономер­ ностям прогресса) альтернативу рыночной экономике.

События последних лет привели к существенной пере­ оценке содержания и роли плановой экономики в большин­ стве стран, где она функционировала. Отмечается, прежде всего, ее низкая эффективность, не отвечающая современным возможностям производства. В частности, общепризнанным стала тупиковость пути, по которому она развивалась, приво­ дя страны плановой экономики к кризису существующего в них экономического строя. Речь идет и об «искусственности» подобного строя, возникшего и существующего во многом благодаря диктатуре партийно-государственного аппарата.

Итогом нового подхода к плановой экономике стало сверже­ ние партийно-государственных режимов в большинстве быв­ ших социалистических стран и намерение идти в будущее новыми путями, отказавшись от реальностей плановой эко­ номики.

Новые подходы к плановой экономике в России и других бывших социалистических странах вместе с тем подтвердили оценки ее в западной науке как командной экономики, т. е.

экономики, функционирование которой подчинено прямым ди­ рективам из центра, причем директивам, не всегда отвечаю­ щим экономической необходимости, экономики, по сути не имеющей обратных связей, поскольку в ней не действовали реальные рыночные отношения.

Главный вывод, который следует из вышеизложенного, со­ стоит в том, что известный истории по опыту СССР и других социалистических стран реальный феномен плановой (ко­ мандной) экономики не может стать прообразом экономики будущей, третьей, ступени общественного прогресса. Более того, нужно отметить, что во многих отношениях названная плановая экономика продемонстрировала движение общества с точки зрения современных ориентиров не вперед, а назад, т. е. привела к известному регрессу.

В области производственно-технической базы это выра­ зилось в ориентации на экстенсивный путь развития, консер­ вирование отсталой техники и технологии, невосприимчивости к достижениям научно-технического прогресса. Господствую­ щая в командной системе государственная (бюрократиче­ ская) собственность явилась фактически формой закрепоще­ ния работников государством, полностью деформировала мо тивационный механизм, оказалась в итоге главной причиной низкой эффективности плановой системы. Главный критерий прогресса — развитие работника, человека, хотя и свидетель­ ствует о целом ряде безусловных достижений плановой эко­ номики, также обнаруживает признаки деградации. Прежде всего, это связано с восстановлением и воспроизводством элементов внеэкономической зависимости и принуждения, существовавших в плановой системе. Отсюда развитие пси­ хологии «винтика» подчинения бюрократической иерархии, психологии уравнительности и иждивенчества, страха и еди­ номыслия. Существовавшая реально плановая экономика и с точки зрения главной компоненты современного обществен­ ного прогресса — всестороннего развития способностей че­ ловека, ставящего себе на службу все факторы социально экономической жизнедеятельности, — вела развитие в тупик.

Следует вместе с тем отметить, что в отечественной и за­ рубежной науке имеются школы (радикальной политической экономии и Др.), развивающие идеи демографического пла­ нирования и самоуправления, предполагающие возможность преодоления коренных пороков «командной экономики».

Вышерассмотренная проблема о выделении основных сту­ пеней в развитии общества и краткая характеристика этих ступеней создают необходимый фон для постановки вопроса о состоянии экономики между отдельными ступенями, о том, как совершается переход от одной ступени к другой, в чем особенности предмета экономической науки в случаях, когда она исследует эти переходные состояния, или переходную экономику.

Контрольные вопросы 1. Каковы содержание и характер влияния различных факторов на общественный прогресс?

2. Одинакова ли роль различных факторов в разные эпохи?

3. Может ли доминирующая роль в общественном прогрес­ се принадлежать не производственно-экономическому фак­ тору?

4. Какие критерии использовались в науке при выделении ступеней развития общества?

5. Чем вызваны различные трактовки формационного под­ хода?

6. В чем состоит ограниченный характер формационного критерия?

7. Есть ли различие между цивилизационным и общеци вилизационным подходами?

8. Какими принципами следует руководствоваться для определения критерия при выделении основных ступеней че­ ловеческого общества?

9. По каким признакам различаются основные ступени в развитии общества?

10. Можно ли считать плановую экономику прообразом -будущего общества?

Раздел I ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ И ЕЕ ОСОБЕННОСТИ В РОССИИ Глава СОДЕРЖАНИЕ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ:

ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ § 1. ПЕРЕХОДНАЯ ЭКОНОМИКА КАК ОБЪЕКТ ТЕОРИИ Объективные предпо- Признание ступенчатого характера об сылки переходных со- щественной эволюции, разделявшегося,.

стояний как отмечалось, значительным количест­ вом ученых в истории науки, означает, по сути, признание исторического характера развития и каждой отдельной сту­ пени. Можно было бы говорить о прохождении ею трех ос­ новных стадий: становления и восходящего развития;

зрело­ го состояния;

нисходящего развития, связанного с нараста­ нием нового. Это определяется непрерывностью человеческо­ го прогресса, общественного воспроизводства.

Эта непрерывность, включающая в себя постоянное со­ вершенствование средств труда, технологии, организацион­ ных форм производства и, наконец, самого человека как главной- производительной силы и субъекта общественных отношений, и предполагает постепенность становления каж­ дой исторической ступени. Она означает, что экономика в обществе не прекращает своего функционирования ни в пе­ риод зарождения каждой новой ступени, ни в период ее ни­ сходящего движения.

Получается, что в характеристике экономики каждой исто­ рической ступени две стадии из названных трех обнаружи­ вают ее своеобразное состояние: неполноту свойственных ей признаков, отсутствие целостности, сосуществование элемен­ тов новой и старой экономик и т. п. Вместе с тем очевидно, что речь должна идти не о своеобразии самих стадий, а о своеобразии экономики того периода, который находится как бы между различными ступенями, точнее, их зрелыми состоя­ ниями. Действительно, стадия становления любой ступени есть одновременно и стадия нисходящего движения ступени предшествующей, а нисходящее движение всегда связано с зарождением и развитием новой ступени и т. д.

Поэтому переходная экономика по своей природе есть осо­ бое состояние в эволюции экономики, когда она функциони рует именно в период перехода общества от одной историче­ ской ступени к другой. Переходная экономика характеризует как бы «промежуточное» состояние общества, переломную эпоху, эпоху экономических, политических и социальных пре­ образований. Отсюда и особый характер переходной экономи­ ки, отличающей ее от «обычной» экономики той или другой ступени.

Подобный «циклический» характер эволюции, из которого и вытекает периодическое наступление переходных состояний в большинстве случаев, видимо, представлялся экономистам самоочевидным, т. е., говоря об историческом «уходе» какой то ступени, они должны были предполагать существование ее нисходящей стадии. Однако в науке достаточно распростра­ нены и прямые постановки об этом. Так Ибн Хальдун гово­ рит о циклах подъема и упадка цивилизаций. Щ. Фурье (1772—1837) выделяет в каждой из рассматриваемых им че­ тырех исторических ступеней стадии детства, роста, упадка и дряхлости и т. д. г Следует подчеркнуть и то, что/' о переходной экономике возможно говорить при любой классификации общественной эволюции: будь то три ступени (традиционная, рыночная и будущая экономика), рассматриваемые нами, или способы производства по критерию формационного подхода, или об­ щественные формации по социально-политическому критерию и т. п. При любом выделении ступеней сохраняется циклич­ ность их развития, а следовательно, и конституирование осо­ бых переходных состояний.

Наиболее крупные изменения такого рода, очевидно, свя­ заны и с более крупной классификацией, в частности при пе­ реходе от традиционной экономики к капиталистической, рыночной (совпадает с переходным процессом от феодализ­ ма к капитализму в рамках другой классификации), а также в случае перспектив развития рыночной экономики в совре­ менных условиях. Показательно, что переходный характер эпохи при смене феодализма капитализмом был соответст­ вующим образом отмечен наукой своего времени. Это про­ явилось в фиксировании обострившихся социально-экономи­ ческих противоречий;

критике «несправедливости» наступаю­ щего нового строя по сравнению с идиллическим прошлым;

критике феодализма как строя, тормозящего наступление более прогрессивного индустриального строя, и т. д. Послед­ няя из упомянутых позиций характерна, например, для А. Сен-Симона, который разделял эволюцию на органические эпохи (ступени) и критические эпохи. Под последним он по­ нимал периоды бурных потрясений между двумя органиче­ скими эпохами. Критической эпохой, в частности, Сен-Симон считал и современное ему общество, прямо указывая, что «современная эпоха есть эпоха переходная».

_ Основные черты переходной экономики Экономики П ДН И как особенного ее ° состояния по сравне­ нию с состоянием той или другой, но определенной ступени обусловлены в целом характером' из­ менений в этот период. Если для каждой системы, или орга­ нической эпохи, по Сен-Симону, это прежде всего есть изме­ нения функционирования, то для переходной экономики это по преимуществу есть изменения развития.

Отсюда первая черта — характерная неустойчивость пере­ ходной экономики. Дело в том, что во всякой системе в про­ цессе ее функционирования постоянно происходят различные изменения. Но они выступают как своеобразное средство ре­ ализации цели, свойственой данной экономике, средство при­ ведения ее именно в устойчивое, равновесное состояние. Яр­ ким примером подобного механизма может служить картина циклического развития капиталистической экономики. Эко­ номическая теория с первых своих шагов органично вклю­ чает этот момент (устойчивости системы) в свой предмет.

На это специально обращает внимание Н. Кондратьев (1892— 1938). Характеризуя учение физиократов, классическую шко­ лу, в том числе школу Маркса, и др. он относит их к стати­ ческим теориям в том смысле, что они исходят из концепции равновесия рассматриваемой ими системы. Что касается мар жиналистского направления, то оно поставило проблему рав­ новесия в центр анализа.

Переходная экономика характерна изменениями иного порядка. Они не просто временно нарушают устойчивость си­ стемы, с тем чтобы через другие изменения система верну­ лась в равновесное устойчивое состояние. Изменения разви­ тия в переходной экономике, можно сказать, носят «безвоз­ вратный» характер. Они призваны усиливать неустойчивость существующей системы, с тем чтобы в итоге она постепенно уступила свое место другой экономической системе.

Вторая черта, вытекающая из первой, — альтернативный характер развития переходной экономики., Конечно, альтер­ нативность эта имеет определенные границы, но означает, что итоги развития переходной экономики могут быть ва риантны. Это вытекает из природы переходной экономики, в которой перемешаны элементы старого и нового состояний, а также из многообразия факторов, воздействующих на процесс развития в этот период. По концепции А. Тойнби, в состоя­ ние неустойчивости экономика (общество) попадает вследст­ вие «вызова», который ставят перед ним или природные, или экономические и др. факторы. «Вызов» требует от общества «ответа», который может быть не только альтернативным, но и успешным или безуспешным, — он может завершиться и гибелью данной цивилизации. В последнем случае, правда, речь идет уже не о переходной экономике.

Альтернативный характер перехода крайне важно иметь в виду, особенно в случаях, когда общество имеет возмож­ ность оказать то или иное влияние на процесс перехода, с тем чтобы попытаться обеспечить наиболее благоприятный для него вариант. Важно также помнить, что речь идет имен­ но об альтернативах развития, т. е. переходная экономика со всеми своими изменениями обязательно должна перерасти в какое-то другое, но новое состояние. Переходность исключает простой возврат к прежнему состоянию — в этом случае пе­ реходная экономика просто бы «не началась». Если же «на­ чало» состоялось, то, по выражению Н. Моисеева (1917), действует правило: «Система не помнит своего прошлого».

Третья черта — появление и функционирование особых пе­ реходных экономических форм. В этом также проявляется «смешанность» старого и нового в этот период. Переходная форма, неся в себе «смешанное» содержание, уже выражает противоречие с традиционными системными формами, служит своеобразным сигналом о процессе умирания прежней систе­ мы. Такова, например, форма денежной феодальной ренты, которая и в качественном и в количественном отношениях не отвечает содержанию феодальных отношений личной зависи­ мости. Такова форма индикативного планирования в усло­ виях рыночной экономики, не отвечающая ее классическому механизму. Роль переходных форм не ограничивается тем, что они свидетельствуют о существовании переходной эконо­ мики. Эти формы указывают также направленность этого пе­ рехода и являются признаком его необратимости.

Четвертая черта — особый характер противоречий в пере­ ходной экономике. Это противоречия не функционирования, а развития, т. е. нового и старого, противоречия различных, стоящих за теми и другими субъектами отношений, слоев об­ щества. Изменения, на которые направлена переходная эпо­ ха, в экономическом аспекте всегда носят революционный ха­ рактер: речь идет о смене экономических систем. Но и в социально-политическом плане переходные эпохи часто со­ провождаются столь резким обострением противоречий, что связаны с революциями и социально-политическими. Переход­ ность эпохи (ее неустойчивость, неопределенность), очевид­ ное обострение социальных противоречий получают неодно­ значное отражение в экономической науке. Не всегда в эту эпоху удавалось разглядеть действительные перспективы развития. К примеру, физиократ В. Мирабо (1715—1789) по­ зитивный выход из противоречий своей эпохи видел в возвра­ те к прошлому, кажущимся ему идеальными феодальным отношениям. Критикуя пороки утверждающегося капитализ­ ма, призывал вернуться назад, к мелко-товарному производ­ ству С. Сисмонди (1773—1842).

Пятая черта—историчность переходной экономики. Эта историчность связана с двумя обстоятельствами. Во-первых, с историческим характером условий переходной экономики.

Одно дело, когда общество переходит от традиционной к ин­ дустриальной рыночной экономике, другое — современные переходные процессы. В этих случаях различны и исходные состояния, и конечные результаты, и противоречия в общест­ ве, поскольку различны и его экономический строй, и со­ циальная структура, и т. д. Во-вторых, историчность пере­ ходной экономики зависит от особенностей региона, а также и от отдельной страны. К примеру, неодинаково переходные процессы протекают в условиях восточной или западной ци­ вилизации, зависят они от конкретного уровня развития каж­ дой страны. Все это означает, что даже известные, общие для переходной экономики закономерности должны получать разные формы проявления в различных условиях, что даже специальный анализ переходной экономики не дает конкрет­ ных моделей, которые можно было бы применить при любых обстоятельствах.

Особенность в целом переходной эконо О структуре теории мики по сравнению с экономикой той переходной экономи­ или другой системы (ступени) не выво­ ки дит ее за рамки объекта общей экономи­ ческой теории. Вместе с тем специальное взимание науки к этим особенным процессам означает и некоторые особенно­ сти их теоретического отражения в виде определенной абст­ рактной схемы, или научной системы категорий. В противном случае нельзя было бы говорить о научном отображении этих важных реальных процессов. Но решение такой задачи и связано с созданием теории переходной экономики, которая оказывается частной теорией в рамках общей теории (поли­ тической экономии).

Поэтому и предмет исследования в теории переходной эко­ номики в целом остается тот же — экономические отношения людей. Однако содержательно он связан с уже во многом указанными специфическими моментами, свойственными пере­ ходному состоянию общества. Это «нечистота» (переход­ ность) форм отношений, «отклонение» закономерностей пере­ ходного состояния от закономерностей зрелой системы (сту­ пени). Это общая неустойчивость, неравновесность состояния экономики, порождающая особый динамизм ее развития и со­ ответствующий характер (необратимость, неповторяемость) изменений. Если в общем политическая экономия изучает отношения людей на разных исторических ступенях, т. е. в различных определенных системах, то в случае переходной экономики речь идет как бы о «внесистемных» образованиях, точнее периодах перехода от одной системы к другой.

Однако, поскольку речь идет о теории, то научное отобра­ жение переходной экономики подчиняется общим требсва ниям теоретических построений. Прежде всего, даже этот процесс особенно бурных необратимых изменений она долж­ на отобразить в виде ряда устойчивых элементов и связей, т. е. в основе своей должна быть представлена, по выраже­ нию Н. Кондратьева, как статическая теория. В связи с этим теория переходной экономики должна иметь и определенную структуру. Элементами этой структуры можно было бы на­ звать следующее. Во-первых, общие черты всякой переходной экономики. Во-вторых, системное выражение этих черт, рас­ крывающее их субординацию, в том числе субординацию переходных форм. В-третьих, закономерности функциониро­ вания переходной экономики, т. е. характер связей нового и старого, механизм завершения перехода от одной системы к другой. В-четвертых, характеристика форм единства и об­ щего и особенного, в чем прежде всего должна проявляться тесная связь абстрактной теории с практикой переходной эко­ номики в тех или иных условиях.

Можно поставить вопрос, когда могла (должна) родить­ ся теория переходной экономики. В связи с этим нужно вспом­ нить, что сама политическая экономия, общая экономическая теория, — это «дитя капитализма», периода рыночной индуст­ риальной системы. Именно этим объясняется и то, что и фи­ зиократы и классики рассматривали анализируемые ими яв­ ления развивающегося буржуазного общества как «естествен­ ный» порядок, оставляя в большей, как, например Д. Рикар до (1772—1823), или меньшей (А. Смит и др.) степени за рамками теоретического анализа все иные отношения. О тео­ рии переходной экономики здесь не могло быть и речи. Пере­ ходная эпоха понималась в какой-то мере как известная слу­ чайность, от которой была возможна дорога и вперед (Сен Симон) и назад (Мирабо, Сисмонди).

Конец XIX в. обнаружил целый ряд качественных измене­ ний в рыночной экономике, ее принципиальном механизме функционирования. Концепция «естественного» порядка сме­ няется критикой капиталистической рыночной системы, по­ становками о возможной замене ее другим строем. Такие идеи высказываются Т. Вебленом (1857—1929), В. Зомбар том, А. И. Шумпетером. Новые явления в развитии капита­ листической экономики подробно показывает в своей работе «Империализм» Д. Гобсон. XX век показал дальнейшее раз­ витие новых тенденций, получивших выражение в уже упоми­ навшихся концепциях постиндустриального общества. Ины­ ми словами, реально условия для формирования теории пере­ ходной экономики на основе развернувшейся в мире второй волны переходных процессов и соответствующего развития экономической науки сложились, очевидно, лишь во второй половине нашего столетия.

§ 2. О ТИПАХ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ Конкретизация анализа переходных процессов обнаружи­ вает, что истории известны различные типы переходной эко­ номики, которые различаются по масштабам и характеру F процессов.

_ Локальная переходная экономика ха а Локальные и глобаль ные переходные со растеризует переходное состояние в стояния каком-либо регионе или отдельной стра­ не. В основе ее лежит особенность раз­ вития каждой экономики под воздействием известных фак­ торов, вытекающая отсюда неравномерность развития раз­ личных регионов и стран. Так, переход от отношений лич­ ной зависимости к рыночным отношениям, к примеру, даже в странах Западной Европы происходил в разное время, в каждой стране своеобразно, приводя в итоге к формирова­ нию и неодинаковых форм (моделей) рыночной экономики в Англии, Франции, Германии и др. В локальной переходной экономике как бы воплощается единство общего и особенно­ го в переходных процессах. Локальная переходная экономи­ ка при классификации типов переходной экономики по масштабам является ее исходным типом.

Другой тип переходной экономики по масштабам — гло­ бальная, характеризующая единый процесс изменений или в> масштабах всего мирового хозяйства, или в рамках цивили­ зации (ьосточной, западной). Конечно, на развитие глобаль­ ных переходных процессов определяющее воздействие оказы­ вают изменения на локальных уровнях, вследствие которых складываются и определенные глобальные тенденции. Одна­ ко возникнув, они начинают оказывать активное обратное воздействие на процессы в регионах и странах, независимо от уровня, на котором последние находятся. Глобальные процессы развиваются и под действием самостоятельных (глобальных) факторов, в частности, углубления обществен­ ного разделения труда, ведущего к интернационализации об­ мена и производства.

Глобальные переходные процессы характерны для всей истории человечества. Так, как отмечалось, человечество в I тысячелетии до н. э. совершило переход от единой цивили­ зации к двум (восточной и западной), а в настоящее время действуют тенденции к возникновению в будущем вновь еди­ ной мировой цивилизации. В рамках избранного нами кри­ терия такой же характер носит переход от традиционной к рыночной экономике, а от последней — к экономике будуще­ го. Тенденции этого будущего в различной степени проявля­ ются сегодня в локальных изменениях в разных странах.

Однако важно подчеркнуть, что эти тенденции в настоящее время в известной степени оказываются определяющими для локальных уровней, ибо характеризуют именно глобальные перспективы этих уровней. Вследствие этого, более полный учет тенденций в рамках глобальной переходной экономики ускоряет переходные процессы в той или другой стране.

По характеру переходных процессов Характер переходных можно выделить также два типа пере­ процессов „ Т-г..... г ходнои экономики. Первый тип харак­ теризует процессы, разившиеся под воздействием выше рас­ смотренных факторов. Он выражает естественный ход исто­ рической эволюции и условно может быть определен как тип естественно-эволюционный. Примером подобного типа мо­ гут служить переходные процессы во Франции к моменту революции 1789 г. и многие другие аналогичные процессы.

Естественно-эволюционный тип особенно характерен для глобальных -переходных процессов, однако, как указано только что, и локальные переходные экономики в основе своей также имеют результаты, достигнутые в ходе объек­ тивного процесса эволюции. Поэтому данный тип переход­ ной экономики является основным. Именно он лежит в ос­ нове переходов от ступени к ступени в рамках обществен­ ного прогресса в ходе исторической эволюции. Он является основным и потому, что составляет базу другого типа пере­ ходной экономики.

Суть другого типа (по характеру процессов) переходной экономики состоит в известном регулировании ее процессов в определенном направлении на основе сознательно р1зрабо танных программ реформирования общества. Поэтому "ус­ ловно этот "тип "можно было бы назвать реформаторско-эво люционным. Конечно, как только что отмечалось, и при этом типе невозможно,, «обойти» действие объективных факторов прогресса, игнорировать закономерности общего хода эво­ люции. Но эволюцию можно ускорить путем соответствующе­ го воздействия на переходные процессы. Воздействие это и осуществляется той или другой программой реформ. Успех ускорения переходных процессов обеспечивается, если ре­ формы намечены не произвольно, а на основе познания за­ кономерностей ;

:•.;

люп:ш, построения системы действий в соответствующих направлениях. Очевидно, что данный тип переходной экономики появляется на более высоких этапах общественного развития, когда возрастающее значение при­ обретают социокультурные факторы, с действием которых, в частности, непосредственно связано создание тех или иных программ.

Естественно также, что данный тип переходной экономи­ ки сегодня характерен для локальных...гфоцссо.в, в той или иной стране. Наиболее крупный пример подобного рода • — «строительство» новой экономики и нового (социалистиче­ ского) общества в России после 1917 г. Такой же путь с аналогичными программами пытался пройти и ряд других стран Европы и Азии. В последние годы специальные про­ граммы перехода к рыночной экономике современного типа успешно реализовали ряд новых индустриальных стран.

В известном смысле, можно говорить о переходной эконо­ мике реформаторско-эволюционного типа применительно к опыту применения программы Л. Эрхарда (1897—1977) в послевоенной Германии.

Можно говорить об известном переплетении двух типов переходной экономики и в том смысле, что определенная со­ знательно осуществляемая акция (реформа) открывает путь ускорению естественной эволюции. Такую роль, например, призвана была сыграть российская реформа 1861 г., направ­ ленная на ускорение перехода от традиционной экономики к капиталистической, рыночной. Как бы продолжением ее была реформа П. А. Столыпина (1862—1911). Аналогичное воз­ действие на эволюцию в принципе оказывают и социально политические революции.

В переходной экономике любого типа Закономерности фунх- обязательно осуществляется воспроиз ционирования пере- „ „ ^ г ходной экономики водственныи процесс. Его общие особен i ности по сравнению с воспроизводством в «чистой» системе можно было бы назвать специфическими закономерностями функционирования переходной экономики.

К их числу, по крайней мере, следует отнести две:„инердион ность воспроизводства и интенсивное преимущественное раз­ витие новых форм и отношений.

Инерционность воспроизводства связана с непрерыв­ ностью воспроизводственного процесса, исключающей разви­ тие по принципу первоначального «разрушения до основа­ ния» всего старого, а затем создания на этом основании все­ го нового. Эта непрерывность предопределяет и невозмож­ ность быстрой замены существующих форм другими, жела­ тельными. Подобные действия неизбежно вносят хаос в производственный процесс, деформируют его, ведут к спаду производства. Инерционность воспроизводства в этом смыс­ ле предполагает сохранение в переходной экономике. — и на достаточно длительный период — старых экономических форм.

Эго прежде всего проявляется в сохранении в течение какого-то времени структуры производства, преобразование которой требует сравнительно большого срока. Не может быстро измениться сложившаяся социально-экономическая структура общества, действие существующих институтов. То же самое нужно сказать о действующих межотраслевых, вну­ триотраслевых связях, хозяйственном механизме и т. д.

Огромное влияние на переходные процессы оказывает состо­ яние кадров. Здесь также характерна инерционность, так как кардинальные изменения в подготовке кадров невозмож­ но произвести быстро.

Инерционность воспроизводственного процесса порож­ дает ряд следствий, которые важно иметь в виду в экономи­ ческой политике. Во-первых,! она обусловливает глубокую преемственность переходной экономики с исходным состо­ янием перехода. Во-вторых, как уже отмечалось она обус­ ловливает относительно длительные сроки переходной эко­ номики. Так, успех Кореи в развитии рыночных отношений к настоящему времени связан с тридцатилетним переходом;

реформирование экономики Венгрии осуществляется посте­ пенно уже около четверти века и т. д. В-третьих, инерцион­ ность усиливает сохранение сложившегося в прошлом обще­ ственного менталитета. Речь идет об укоренившихся пред­ ставлениях о нормах жизни, о «хорошем» и «плохом», об ис­ поведуемых идеалах общественного устройства и т. п. Здесь часто действует правило «мертвый хватает живого», ибо сложившиеся представления, концентрируясь в программах различных партий, могут тормозить процесс преобразований в обществе.

Игнорирование инерционности воспроизводственного про­ цесса (фактически это произошло в России после 1917 г.) есть недооценка объективного характера общественной эво­ люции, преклонение перед якобы особой ролью сознательно­ го начала (разума) в развитии общества. Преувеличение в связи с этим роли различного рода «программ» и «направ­ ляющих концепций» при недооценке или полном игнориро­ вании реального состояния экономики и ее возможных тен­ денций — как это обычно наблюдалось в практике советской экономики — яркое проявление господства волюнтаризма.

Другая отмеченная закономерность — интенсивное пре­ имущественное развитие новых форм и отношений. Если первая закономерность выражает прежде всего преемствен­ ность переходной экономики с исходным состоянием перехо­ да, то вторая как бы'подчеркивает механизм перехода от одной ступени к другой. Это проявление необратимости эво­ люционного процесса, а также его основных тенденций.

Различие типов переходной экономики по характеру про­ текающих в ней процессов проявляется и в характере дей­ ствия данной закономерности. Если в первом случае сам эволюционный процесс рождает и развивает формы, кото­ рые з итоге утверждают свое господство, то в переходной экономике реформаторско-эволюционного типа самостоятель­ ное значение приобретает и теоретическое определение буду­ щего, и верное определение тенденций развития, и выявление тех эффективных форм, которым принадлежит будущее.

Именно в данных условиях особенно велика роль теории, в частности, теории переходной экономики.

Теория переходной экономики, складывающаяся по мере обобщения исторического опыта, преодолевает в известной мере ограниченную роль «разума», сознательного предвиде­ ния будущего. Ограниченность эта проявлялась в истории двояким образом. С одной стороны, как отмечалось, в при­ зывах вернуться «назад»;

с другой — в чем упрекали К. Маркса Н. Бердяев (1874—1948) и С. Булгаков — в неоправданной экстраполяции закономерностей настоящего на далекое будущее, когда происходит необоснованное аб­ страгирование от реального экономического развития на весь экстраполируемый период.

Учет действия рассматриваемой закономерности предпо­ лагает и правильное, понимание «механизма» развития новых отношений. Во-первых, это появление новых по содержанию форм, не свойственных условиям господствующей прежде си­ стемы. Таково, к примеру, появление капиталистических предприятий в экономике феодального общества или форми­ рование институтов рыночной экономики в условиях эконо­ мики плановой. Во-вторых, появление новых отношений воз­ можно путем изменения содержания старых форм. Так, по­ мещичье хозяйство может постепенно трансформироваться в хозяйство буржуазного типа;

мастерская ремесленника — в предприятие с наемным трудом и т. д. В современных усло­ виях государственная собственность или колхозная форма, сохраняясь, как таковые, могут изменить свое реальное со­ держание, утратив свойственный им прежде административ­ но-бюрократический характер. В-третьих, важное значение в данном аспекте имеют переходные формы. В-четвертых, сле­ дует иметь в виду, что в итоге новые формы должны пол­ ностью вытеснить отжившие старые, утвердить свое господ­ ство.

§ 3. СОВРЕМЕННАЯ ПЕРЕХОДНАЯ ЭКОНОМИКА В РОССИИ Две волны переход- Постановка вопроса о современной пе ного состояния реходной экономике России означает, что подобное состояние ей было свойственно и раньше. Дей­ ствительно при всех особенностях в прошлом традиционной российской экономики и для нее наступил период постепен­ ного перерастания в рыночную капиталистическую экономи­ ку. Как отмечалось, на ускорение этого переходного процес­ са была направлена реформа 1861 г., столыпинская рефор­ ма. Этому же должна была способствовать февральская ре­ волюция 1917 г. Однако с октября 1917 г. началась новая, специфическая полоса развития российского общества.

Специфика этой новой полосы состояла в том, что, во-первых, сменился тип переходной экономики: с естествен­ но-эволюционного на реформаторско-эволюционный, связан ный с развитием по особой программе с определенной целе­ вой направленностью;

во-вторых, это программа переходных процессов и ее конечная цель была взята из теоретической (марксистской) концепции;

в-третьих, в рамках этой новой полосы, как показала история, образовались две волны, име­ ющие общую природу, но далеко неодинаковое содержание.

Первая волна, начавшаяся с октября 1917 г., прерывает буржуазно-демократическое развитие страны, путь к утверж­ дению развитой рыночной экономики;

большевики, пришед,'шие к власти, намечают курс на переход к особой, не суще­ ствовавшей ранее в мире системе плановой экономики, по существу исключающей товарно-денежные отношения, ры­ ночный механизм функционирования. Примерно семидесяти­ летний последующий период целенаправленного создания этого нового типа — плановой экономики действительно при­ вел в итоге к формированию специфической, никогда не су­ ществовавшей системы. Причем примеру России под ее воз­ действием последовал еще ряд стран Европы и Азии. Однако оригинальность новой системы проявилась не только в ее существенном отличии от рыночной системы, но и в том, что в итоге она обнаружила свою меньшую эффективность по всем экономическим и социальным параметрам, оказалась неспособной обеспечивать нормальную жизнедеятельность общества.

Вторая волна была вызвана указанным обстоятельством, заставившим большинство стран плановой экономики отка­ заться от «построенной» в обществе экономической системы и искать пути к другой, более эффективной. Причем, обяза­ тельным компонентом этой другой системы рассматривается обязательное использование рыночного механизма как дока­ завшего свою эффективность. Поэтому по своим внешним признакам вторая волна переходных процессов выступает как переход от плановой к рыночной экономике. Под совре­ менной переходной российской экономикой и понимается ее состояние, связанное со второй волной и начавшееся практи­ чески с конца 80-х гг. Современная переходная экономика России в таком понимании характерна, во-первых, тем, что это есть также переходная экономика реформаторско-эволю ционного типа, в функционировании которой важную роль играют целенаправленные программы;

во-вторых, тем, что данная целенаправленность до настоящего времени остается достаточно не ясной.

Особенности современной переходной Специфика экономики в России определяются, с ЙийскоГэкономики 0 Д Н0Й стороны, ее внешнеисторическими условиями, а с другой — внутренними чертами социально-экономического строя.

Во-первых, это историческая беспрецедентность перехо да, выступающего как переход к рыночной экономике не от традиционной, а от особой, существовавшей в относительно небольшом числе стран, — плановой экономики. Россия в этом смысле, как и после 1917г., во многом вновь выступает первопроходцем, должна решать проблемы, не известные до сего времени. Все это составляет особые трудности переход­ ных процессов. Опыт других бывших социалистических стран, начавших переходные процессы несколько раньше, не может быть использован в полной мере и в силу иных мас­ штабов их экономики, и в силу меньшего срока действия в них плановой системы. Уникальность российских проблем означает, что в их решении нельзя полагаться на какие-либо «наигранные модели», разработанные для переходных про­ цессов.

Во-вторых, российское общество сегодня на пути рефор маторско-эволюционного развития должно осуществить как бы и «возвратное» движение. Это связано с очищением эко­ номики от пут негативного влияния командно-бюрократиче­ ских методов регулирования, с тем чтобы вернуться на об­ щую дорогу эффективного развития большинства стран. Да­ лее необходимо преодолеть ряд форм (отношений), свой­ ственных, как казалось по теории, плановому хозяйству, но показавших на практике свою неэффективность. Речь идет о «возврате» к эффективному использованию рыночных отно­ шений со всеми их атрибутами, разнообразию форм соб­ ственности, развитию форм предпринимательской деятельно­ сти и т. д. Наконец, речь идет о выправлении искривленного десятилетиями планового хозяйства общественного ментали­ тета. Своего рода возвратное движение связано и с восста­ новлением нормальной структуры общественного производ­ ства.

Момент возвратного движения в том смысле, как указано выше, не означает, что экономика в целом должна пойти «назад». Абсурдно говорить о возможности возврата к усло­ виям 1913 г., тем более XIX в. Неверно представлять этот процесс и как возврат к экономическим формам, действу­ ющим в тот период. Когда мы говорим, например, о необхо­ димости возврата от директивных отношений к рыночным, имеется в виду принципиальное «восстановление в правах» рыночного механизма, но конечно в формах, свойственных его современному состоянию.

В-третьих, переходный процесс в России развертывается в конце XX в. в особых исторических условиях — условиях развернувшихся глобальных переходных процессов. Как отме­ чалось, развитые индустриальные страны находятся в полосе перехода к постиндустриальному обществу. Страны с сущест­ венным развитием элементов традиционной экономики в на­ стоящее время быстро прогрессируют на пути к современным формам рыночной экономики. Причем интенсивно идущий процесс обобществления, интернационализации производства и обмена позволяет им утилизировать целый ряд достижений постиндустриальной стадии. Показателен и опыт ГДР. В силу особых исторических условий эта страна с господством в недавнем прошлом плановой экономики на путях интеграции с ФРГ ориентиром своей переходной экономики имеет одно из самых развитых современное рыночное хозяйство.

Глобальные переходные процессы в мире не могут не влиять на переходную экономику России, содержание пере­ ходных процессов, их конечные ориентиры. В этом смысле переходная российская экономика представляет собой пере­ плетение уникальных локальных и определенных, отмечен­ ных выше, общечеловеческих глобальных тенденций.

В-четвертых, Россия в территориально-географическом и социально-экономическом аспектах занимает особое место:

выступает своеобразным мостом, соединяющим восточную и западную цивилизации, воплощая известное единство их куль­ тур. Российский менталитет всегда был проникнут данным «раздвоением». На этой основе развивается борьба западни­ ков и славянофилов. Русский философ Вл. Соловьев (1853— 1900) видел историческую миссию русского народа в воссо­ единении Востока и Запада. Н. Бердяев подчеркивал, что в большей мере при всей двойственности русский народ — на­ род восточный, и Россия — христианский Восток.

Действительно, в экономическом плане российское обще­ ство в значительной мере несет в себе черты именно восточ­ ной культуры: огромная роль государственного начала;

не­ развитость частной собственности, прежде всего на землю;

отсутствие характерного для Запада гражданского общества;

господствующая роль вертикальных связей, олицетворяющих зависимость «власть — человек»;

характерная для Востока приземленная, несущественная роль человека (личности), по­ лучившая образное выражение в идеологии советского перио­ да как «винтика», а периода начала переходных процессов — «совка».

Подобная внутренняя особенность российской экономики и в прошлом и настоящем— также своеобразная уникальная черта, очевидно накладывающая свой отпечаток на содержа­ ние протекающих переходных процессов. Она также подчер­ кивает сомнительность эффективного использования в Рос­ сии моделей, разработанных на базе опыта западной эконо­ мики, требует искать конкретные формы переходной эконо­ мики, отвечающие данной особенности России.

Контрольные вопросы 1. Почему объективно возникают переходные состояния в развитии общества?

2. Как можно определить содержание переходной эконо­ мики?

3. В чем состоят основные черты переходной экономики?

4. Каково место теории переходной экономики в полити­ ческой экономии?

5. По каким критериям различаются типы переходной эко­ номики?

6. В чем особенности и содержание закономерностей пе­ реходной экономики?

7. Что имеется в виду под двумя волнами переходного состояния в России?

8. Каковы причины и содержание специфичности реформи­ рования современной российской экономики?

Глава ПЛАНОВАЯ СИСТЕМА — ИСХОДНОЕ СОСТОЯНИЕ ДЛЯ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ § 1. ПРЕДПОСЫЛКИ СТАНОВЛЕНИЯ ПЛАНОВОЙ ЭКОНОМИКИ В РОССИИ Научная постановка вопроса о предпосылках такого круп­ нейшего исторического явления, как формирование определен­ ной социально-экономической системы предполагает выясне­ ние: во-первых, уровня развития экономики к началу переход­ ного процесса;

во-вторых, общих тенденций развития, полу­ чивших выражение в этом уровне;

в-третьих, относительного' состояния данной экономики в свете глобальных тенденций мирового развития.

Новые подходы к данной проблеме, став Экономика ш и е возможными в последнее время и г «второго эшелона» восстановившие научные традиции таких русских ученых, как С. М. Соловьев (1820—1879) и В. О. Ключевский (1841—1911), при общем подходе на сфор­ мулированные выше проблемы оценивают экономическое по­ ложение России в XVIII—XX вв. как страны запоздалого развития.

Сложившееся в силу целого ряда исторических обстоя­ тельств это запоздалое (по мнению Соловьева — на два сто­ летия) экономическое развитие обусловило и то, что, по срав­ нению с «пионерами» перехода к рыночной экономике — за­ падноевропейскими странами, Россия позже начала переход­ ный процесс от традиционных отношений к рыночным. В этом смысле она вошла в число стран «второго эшелона». Отсюда целый ряд особенностей российской переходной экономики на этой стадии.

Во-первых, естественно, более поздние сроки появления новых форм, свойственных индустриальной, рыночной зконо мике. Так, промышленный переворот развертывается в Рос­ сии лишь с 30-х годов XIX века. Соответственно позже фор­ мируется и новая социальная структура (буржуазия, рабо­ чий класс) будущего общества.

Во-вторых, специфический характер приобретает действие закономерностей переходной экономики. С одной стороны, сохраняется «нормальность» инерционности воспроизвод­ ственных процессов, т. е. воспроизводство традиционно-кре­ постнических отношений. В этом, как и должно быть, прояв­ ляется объективность эволюционного процесса, исключающего быструю трансформацию существующих экономических отно­ шений. Но, с другой стороны, в это плавное эволюционное движение вторгается относительно форсированное развитие новых (буржуазно-рыночных) форм. При этом развитость международных отношений обусловливает не только исполь­ зование западноевропейского опыта и капитала, но и осущест­ вление этого в сравнительно передовых, не вытекающих из состояния российской экономики формах.

Если международное общение создает возможность фор­ сированного (с точки зрения условий экономики России) внедрения сравнительно развитых форм рыночной экономики, то момент «запоздалости» развития обусловливает необходи­ мость этого. Как отмечал Ключевский, законом жизни для отсталых народов, в кругу их опередивших, является необхо­ димость ускоренного движения вдогонку, когда чужое прихо­ дится неизбежно перенимать наскоро. Такая необходимость объективно обусловливается и закономерностями глобальных переходных процессов, когда общее обязательно влияет на -особенное.

В-третьих, специфика действия закономерностей переход­ ной экономики вела в итоге и к формированию специфическо­ го типа капиталистической экономики. В общем эта специфи­ ка проявлялась в глубоком несоответствии реальной основы переходных процессов (сохраняющееся феодально-крепостни­ ческое общество) и новых экономических форм, возникающих в нем (крупные капиталистические предприятия, банки и т. п.). В самих переходных процессах эта специфика прояв­ лялась в том, что, например, первоначальное накопление не предшествует мануфактуре и фабрике, а идет параллельно с ними;

в развитии промышленности быстрое развитие получа­ ют отрасли первого подразделения;

в кредитной сфере сразу возникают крупные банки. Вместе с тем это использование новейших западных форм, развившихся там в ходе длитель­ ной эволюции, в российской переходной экономике еще более усиливает дисгармонию «старого» и «нового», формирует со­ ответствующие противоречия новой складывающейся эконо­ мики.

В-четвертых, говоря об особенностях переходной экономи ки «второго эшелона» в России, нужно подчеркнуть, что от­ меченная форсированность не обеспечивала относительного ускорения развития российской экономики. Груз старого как тяжелая гиря тянул ее вниз. Отставание России от развитых стран Запада не уменьшалось. К примеру, в 1860 г. Россия производила 8,1% от промышленной продукции США, а в 1913 г. — 8,3%, сохраняя пятое место в мире по объему про­ мышленного производства за весь этот период. Иными слова­ ми, и к 1913 г. отставание России от развитых стран Запада составляло целый порядок.

Очевидная заторможенность экономических процессов в условиях существующей в XIX—XX вв. переходной россий­ ской экономики приводила к периодическим обострениям кризиса этой системы. Так, острым проявлением кризиса стало поражение в Крымской войне (1853—1856), повлек­ шим за собой реформы (прежде всего земельную) 60-х гг.

Другим проявлением его стало поражение царизма в русско японской войне 1904—1905 гг., а также тяжелое состояние экономики, не выдержавшей напряжение трех лет первой ми­ ровой войны. Февральская революция 1917 г. и явилась как бы формой разрешения этого кризиса в российской экономи­ ке «второго эшелона»;

событием, призванным ускорить раз­ витие страны по буржуазно-демократическому пути, пути ускоренного формирования в обществе отношений рыночной экономики.

Понимание причин быстрого перехода в Феномен Октябрь- 1917 г. от Февраля к Октябрю требует r r r J скои революции * „ добавить к характеристике российских особенностей социально-экономического порядка рассмотре­ ние и особенностей российского общественного менталитета.

Его характерные черты: во-первых, убежденность в необходи­ мости особых путей будущего развития для России (основа­ нием ее были действительное сохранение в стране не свой­ ственных Западу общинных порядков и т. п., а также стрем­ ление избежать развернувшихся там социальных потрясе­ ний;

во-вторых, как и в экономике, существенное привнесе­ ние в него западного влияния, идей и концепций, развивших­ ся также на почве западного капитализма. Идеи французской революции 1789 г., бланкизма и др., а позднее — марксизма, будучи непосредственно пересаженными на российскую поч^ ву, также породили своеобразные результаты.

Развитие переходных процессов в конце XIX в. было свя­ зано в России с двумя основными идеологическими течения­ ми. Главное различие между ними состояло именно в отно­ шении к итогу переходного процесса. Народническая идеоло* гия, «отталкивающаяся» от крестьянской общины, считала возможным перейти к социалистическому идеалу, минуя ка­ питалистическую стадию, свойственную Западу. Марксист 53.

ское течение в полном соответствии с учением Маркса, отме­ чая факт уже развившегося в России капитализма, подчерки­ вало общность пути России и западных стран. Правда, реа­ лии российской действительности вскоре раскололи марксист­ ское (социал-демократическое) движение на две части. Одна из них — меньшевики — сохраняла ортодоксальную верность учению Маркса даже в ущерб учету специфики России. Дру­ гая — большевики — в стремлении учесть эту специфику, во многом попала под влияние народнической идеологии и, со­ храняя верность марксизму на словах, по сути, взяла на воо­ ружение главную идею народников: возможность «перевода» России к социализму без прохождения ею стадии развитого капитализма.

Все вышесказанное о материальных и духовных предпо­ сылках событий 1917 г. помогает понять не только судьбу Февральской революции, но и весь ход последующего разви­ тия.

Во-первых, ситуация усиливающегося в ходе трех лет пер­ вой мировой войны политического и социального кризиса в российском обществе требовала не только решительных дей­ ствий для своего преодоления, к которым имеющиеся поли­ тические силы были мало готовы, но и расширяла возмож­ ность различных, альтернативных решений в этой области.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.