WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Высшее экономическое образование Е.В. Красникова Экономика переходного периода Учебное пособие Рекомендовано Учебно-методическим объединением

вузов России по образованию в области экономики и экономической теории в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся по направлению «Экономика» и др. экономическим специальностям.

ОМЕГА-А Москва 2005 УДК 330.342.17(075.8) Рецензенты:

Л.Г. Ходом — профессор Всероссийской академии ББК 65.013.8я73 К 78 внешней торговли, Н.П. Фигурнова — д-р экон. наук, профессор Все российского заочного финансово-экономического института (ВЗФЭИ) Оформление серии Филючковой Красникова, Евгения Васильевна.

К 78 Экономика переходного периода: Учеб. пособие для студентов, обучающихся по направлению «Экономика» и др. экон. специальнос тям/Е.В. Красникова. — М.: Омега-Л, 2005. — 296 с. — (Высшееэкономи ческое образование). — ISBN 5-98119-366-2.

Агентство CIP РГБ В пособии рассматривается основной круг проблем, порожденных транс формацией плановой экономики в рыночную. Среди всего многообразия ин ституциональных преобразований решающее значение имеет преобразова ние тем или иным способом отношений социалистической собственности и становление новой системы экономических отношений, представленной раз личными формами индивидуального и совместного присвоения средств про изводства. Конкретизируются проблемы макро- и микроуровней экономичес кого развития. В первом случае это — преодоление трансформационного спа да и обеспечение устойчивого экономического роста путем осуществления структурной диверсификации народного хозяйства и достижения макроэконо мического равновесия по рыночным критериям. Во втором — становление предприятий в сфере малого, среднего и крупного бизнеса по мере заверше ния раздела и передела объектов государственной собственности, перехода на рыночный механизм хозяйствования, преодоления собственниками страте гии выживания и перехода к стратегии экономического роста. В соответствии с законами рыночной экономики преобразуется деятельность государства как носителя общенациональных интересов.

Пособие адресуется студентам и аспирантам дневного, вечернего и заоч ного обучения, преподавателям экономических специальностей высших и средних специальных учебных заведений, а также всем, кто интересуется проблемами современной российской экономики.

УДК 330.342.17(075.8) ББК65.013.8я ISBN 5-98119-366- Оглавление ПРЕДИСЛОВИЕ Тема I. МЕСТО ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ В ИСТОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ 1.1. Критерии периодизации экономической истории и место в ней переходной экономики 1.2. Основные черты переходной экономики и закономерности ее развития. Современные типы переходной экономики 1.3. Особенности переходного периода в постсоциалистических странах 1.4. Переходный период как процесс первоначального накопления капитала Тема II. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ПЛАНОВОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ И ПРИЧИНЫ ЕЕ КРИЗИСА 2.1. Социализм как система экономических отношений:

особенности возникновения и функционирования 2.2. Противоречия социализма как противоречия общенародного присвоения средств производства 2.3. Безальтернативность движения постсоциалистических стран к рыночной экономике 2.4. Номенклатура — «могильщик» социализма Тема III. ТРАНСФОРМАЦИОННЫЙ СПАД КАК ФЕНОМЕН ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ 3.1. Экономика переходного периода — экономика трансформационного спада 3.2. Трансформационный спад и экономический кризис общие черты и различия 3.3. Факторы, определяющие глубину и продолжительность трансформационного спада в постсоциалистических странах 3.4. Противоречия финансовой стабилизации и экономического роста 3.5. Факторы роста в российской экономике на рубеже веков 3.6. Историческая миссия российского промышленного капитала Тема IV. ОСНОВНЫЕ МОДЕЛИ РЫНОЧНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ:

ОБЩИЕ ЧЕРТЫ И РАЗЛИЧИЯ 4.1. Общие черты основных моделей рыночной трансформации 4.2. Особенности либеральной модели 4.3. Специфика градуалистской модели Тема V. ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ:

РАЗГОСУДАРСТВЛЕНИЕ И ПРИВАТИЗАЦИЯ 5.1. Собственность как экономическая категория.

Собственность и право 5.2. Формы собственности и их эволюция 5.3. Разгосударствление экономики при различных моделях реформирования.

Приватизация государственной собственности, ее основные этапы и соответствующие им способы 5.4. Постприватизационный передел собственности и становление корпоративного управления 5.5. Особенности формирования предпринимательского слоя в России Тема VI. СТАНОВЛЕНИЕ И ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ИНСТИТУТОВ РЫНОЧНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ 6.1. Становление финансовой системы и ее институтов в постсоциалистической экономике 6.2. Особенности взаимодействия реального и финансового секторов в переходной экономике России Тема VII. МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ НЕСБАЛАНСИРОВАННОСТЬ ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ РЕСТРУКТУРИЗАЦИИ 7.1. Макровоспроизводство как экономическое понятие. Концепция больших циклов конъюнктуры 7.2. Макроэкономическая несбалансированность постсоциалистической экономики: причины и основные формы проявления 7.3. Структурная диверсификация народного хозяйства — основа экономического роста Тема VIII. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКЕ 8.1. Функции государства в плановой экономике 8.2. Государство в постсоциалистической экономике 8.3. Экономическая политика государства в переходный период Тема IX. ПРЕДПРИЯТИЕ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО В ЭКОНОМИКЕ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА 9.1. Преобразование государственного предприятия в рыночную структуру.

Типы предприятий в российской экономике 9.2. Основные модели экономического поведения предприятий в переходной экономике 9.3. Кризис неплатежей:

причины, последствия, пути преодоления 9.4. Особенности становления корпоративного управления Тема X. ПРЕОБРАЗОВАНИЕ АГРАРНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ПРОЦЕССЕ РЫНОЧНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ 10.1. Специфика социалистических аграрных отношений.... 10.2. Преобразование отношений земельной собственности и становление новых форм хозяйствования в процессе рыночной трансформации 10.3. Объективная необходимость и основные направления государственной поддержки сельского хозяйства ЗАКЛЮЧЕНИЕ РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА Моим замечательным стулентам и аспирантам посвящается «Пытаясь понять происходящее, я стремлюсь смотреть на это как бы со стороны. Хочу быть не «внутри», а «снаружи», наблюдать как бы из вне. Только так можно сохранить объективность при изучении любого феномена общественной жизни. По тому что как только примыкаешь к какой-либо партии, немедленно ис кажается представление о целом».

Акад. Б. Раушенбах Предисловие Учебно-методическое пособие «Экономика переходного пери ода» предназначено для изучения одного из разделов «Экономиче ской теории», предусмотренной Государственным стандартом для высшего образования, установленным Министерством образова ния РФ. В нем рассматриваются основные проблемы, раскрываю щие содержание переходного периода экономик постсоциалисти ческих стран и КНР. Выявляются основные черты и закономернос ти этого периода. Основное внимание уделяется российской эко номике как классическому примеру, коль скоро родиной социализ ма оказалась Россия. Последний именно здесь прошел все этапы своего жизненного пути и «умер» естественной смертью под бреме нем накопленных им почти за три четверти века присущих ему со циально-экономических противоречий. Этим обстоятельством во многом и предопределяется то, что переходный период именно на постсоветском пространстве оказался наиболее сложным, длитель ным, многогранным, болезненным, в полной мере выявившим присущие ему основные черты и закономерности. Особое место среди стран с переходной экономикой занимает КНР, где преобра зования четко выраженного рыночного характера и поныне все еще осуществляются под несколько утратившими свою притягательную силу социалистическими лозунгами. В качестве конечной цели провозглашено построение «социалистического планового рыноч ного хозяйства», а в качестве непосредственной цели - построение до 2020 г. общества «среднего достатка», концепция которого при нята последним съездом КПК. И в этой связи раскрываются при чины, породившие специфику преобразований, «подобных рево люции», предпринятых в стране еще на исходе 70-х годов.

Особенностью данного раздела курса «Экономической теории» является то обстоятельство, что он посвящен переходному периоду, не завершенному в большинстве постсоциалистических стран, вследствие чего не сложилось еще единой структуры и даже обще принятого названия данного раздела курса. А потому автор сосредо точил внимание на наиболее общих процессах, протекающих во всех постсоциалистических странах, направленных на преобразование плановой социалистической экономики в рыночную капиталисти ческую. В ходе этого преобразования в каждой из них формируется национальная модель, в равной мере регулируемая экономическими законами, присущими становящейся системе. С этой точки зрения наиболее адекватным представляется именно предложенное назва ние, к тому же наиболее часто встречающееся. Интересно отметить, что именно такое название — «Экономика переходного периода» — имело и первое в стране учебное пособие по данному разделу, подго товленное авторским коллективом кафедры политической эконо мии экономического факультета МГУ им. Ломоносова еще на заре переходного периода, вышедшее в свет в J995 г. Такое название, от ражающее профиль проводимых в нем исследований, носит и научно исследовательский институт, руководимый Е. Гайдаром. Наконец, важна и преемственность в отечественной экономической науке.

Как известно, анализу трансформационных процессов, начавшихся в России после победы Октябрьской революции, была посвящена книга Н.И. Бухарина «Экономика переходного периода».

К числу наиболее значимых проблем данного курса автор отнес следующие:

- прежде всего раскрывается содержание переходного периода как такового, определяется его место в экономической истории че ловечества, рассматриваются общие черты переходной экономики и закономерности ее развития, вскрываются особенности переход ного периода в постсоциалистических странах, обусловленные пе реходом к капиталистической рыночной экономике от социализ ма, не имеющим аналога в мировой истории;

- всестороннему анализу подвергается социализм как непосред ственный предшественник вновь формирующейся системы уже вследствие того, что специфика переходного периода, переживае мого постсоциалистическими странами, во многом обусловлена их социалистическим прошлым, в связи с чем чрезвычайно важно проникнуть в тайну этого прошлого, тем более что непредвзятому научному осмыслению оно в полной мере еще не подверглось, а экономическая генетика столь же значима в жизни общества, как и биологическая — в жизни каждого человека. Уже вследствие это го именно социализмом в решающей мере предопределены основ ные направления преобразований, нацеленных на преодоление противоречий предшествовавшего развития, материализовавшихся в унаследованной от социализма макроэкономической структуре, как противоречий общенародной собственности. Последняя наде ляла каждого члена общества статусом сособственника, утратой ко торого прежде всего и объясняется высокая социальная цена ры ночной трансформации. Социализмом сформирован менталитет, во многом препятствующий адаптации широких слоев населения к рыночным отношениям;

- коль скоро во всех странах рыночная трансформация осущест вляется путем проведения реформ, приобретает значимость анализ основных моделей реформирования, их происхождения, факторов выбора той или иной из них, поскольку каждая придает специфику основным направлениям, последовательности, темпам преобразо ваний, хотя конечный результат оказывается одинаковым;

- особое внимание уделяется проблеме трансформационного спада уже вследствие того, что им сопровождались рыночные пре образования во всех постсоциалистических странах, в связи с чем выявляются причины такого спада, порожденного обстоятельства ми предшествовавшего развития и углубленного переходным со стоянием экономики;

- преобразование отношений социалистической собственности рассматривается в качестве наиболее значимого и существенного направления, не просто предопределяющего, но порождающего все остальные аспекты институциональных преобразований;

непосред ственно к данной проблеме примыкает вопрос о специфике взаимо действия финансового и реального секторов национальной эконо мики в переходный период, состоящей в том, что институты финан совой системы на протяжении 90-х годов активно осуществляли на копление денежного капитала, подлежащего последующему пре вращению в промышленный в ходе денежного этапа приватизации и постприватизационного передела объектов собственности;

- весьма специфичны макроэкономические проблемы, среди которых важнейшая — глобальная реструктуризация народного хо зяйства, направленная на преодоление унаследованных структур ных и технологических дисбалансов, на диверсификацию эконо мики в соответствии с современными технологическими укладами.

В этой связи выявляется особая роль государства как макроэконо мического субъекта, в качестве такового выступающего носителем общенациональных интересов, в русло реализации которых и на правляется им деятельность российского промышленного капита ла по формированию макроэкономической структуры, оптимизи руемой в соответствии с рыночными критериями эффективности;

- на микроуровне рассматриваются особенности становления экономических субъектов рыночной экономики по мере заверше ния раздела и передела собственности, по мере определения опти мальных размеров и организационных форм бизнеса, поиска на иболее привлекательных сфер приложения капитала, что способ ствует постепенной переориентации их экономического поведения со стратегии выживания на стратегию экономического роста;

- завершается курс изложением особенностей аграрных преоб разований, особая сложность которых определяется унаследован ной крайней даже по меркам социализма отсталостью сельского хозяйства при его чрезвычайной значимости с точки зрения состо яния национальной продовольственной безопасности, отсутствием традиции частной собственности на землю в стране, наименьшей готовностью сельского населения к рыночному хозяйствованию в связи с утратой навыков к самостоятельному крестьянскому труду за десятилетия колхозно-совхозной жизни.

Таковыми представляются наиболее сложные и значимые проб лемы данного раздела курса, хотя еще раз подчеркнем, что его структура не обрела окончательного вида, вследствие незавершен ности переходного периода.

ю Цель пособия состоит в том, чтобы в процессе обучения понять всю глубину и сложность происходящих в переходной экономике процессов и явлений, объективную обусловленность последних экономическими закономерностями, выявляемыми в ходе истори ческого процесса, осознать внутреннюю логику развития, этими закономерностями предопределяемую, и тем самым уйти от упро щенных, вульгарных представлений, в свете которых новейшая российская история предстает материализацией грубых ошибок и просчетов, допущенных российскими реформаторами, даже если таковые и имели место. Неуважительное отношение к собственной истории есть следствие не аналитического, а поверхностного под хода к действительности, на преодоление которого и направлены в частности усилия автора.

Данный раздел курса на протяжении всего переходного пери ода читается на экономическом факультете МГУ им. Ломоносова, где было подготовлено не только первое учебное пособие («Эконо мика переходного периода», 1995 г.), но и последнее, изданное в 2003 году. Это учебно-методическое пособие «Теоретические проб лемы переходной экономики» под ред. проф. В.В. Радаева, пред назначенное для более продвинутого уровня обучения — теоре тического семинара. Многолетнее чтение данного раздела курса, в том числе и автором этих строк, позволяет говорить о большом интересе студентов и аспирантов к изучению столь сложного и противоречивого процесса, каким является переходный период в постсоциалистических странах, к числу которых относится и Рос сия, не имеющий к тому же аналога в мировой экономической ис тории. Систематическое и углубленное изучение проблем нацио нальной экономики должно занять достойное место в учебном процессе при подготовке экономических кадров. Усилиями в не малой мере последних будет решаться проблема становления но вой системы экономических отношений, способных обеспечить эффективное функционирование российской экономики. Изуче ние данного раздела «Общей экономической теории» является за вершением изучения двух предыдущих разделов, призванных дать адекватное отражение социально-экономической природы совре менной развитой рыночной экономики, на построение на циональной модели которой и ориентирована рыночная транс формация в постсоциалистических странах.

Тема I. МЕСТО ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ В ИСТОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ В действительности не история при надлежит нам, а мы принадлежим ей.

Х.-Г. Гадамер План:

1. Критерии периодизации экономической истории и место в ней переходной экономики.

2. Основные черты переходной экономики и закономерности ее развития. Современные типы переходной экономики.

3. Особенности переходного периода в постсоциалистических странах.

4. Переходный период как процесс первоначального накопле ния капитала.

1.1. Критерии периодизации экономической истории и место в ней переходной экономики Переходная экономика — та социально-экономическая среда, в которой обитает едва ли не все человечество. По классифика ции Всемирного банка ныне существуют следующие модели пе реходной экономики: индустриальная постсоциалистическая мо дель, латиноамериканская модель (страны Латинской Америки, Ближнего Востока, Северной Африки, Филиппины), модель стран Африки к югу от Сахары, азиатская аграрная модель. Во всех этих странах численность населения огромна. И уже этим определяется актуальность изучения переходной экономики во всем многообразии ее проблем, в ходе которого и складывается теория переходной экономики как составная часть экономичес кой теории.

В данном конкретном случае предметом изучения являются трансформационные процессы, происходящие в постсоциалис тических странах, в России — прежде всего. Во всех этих стра нах, а к ним помимо России относятся страны Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), Балтии, СНГ, экономика находится в переходном состоянии, суть которого состоит в преобразовании социалистической плановой экономики в капиталистическую рыночную. Особое место занимает КНР, имеющая статус разви вающейся страны, но отличающаяся от прочих своим социалис тическим прошлым, которое отнюдь не отбрасывается и ныне, при осуществлении сугубо рыночных преобразований, проводи мых, однако, под социалистическими лозунгами. Произошел от каз от советской модели социализма, а тот строй, который воз двигается в процессе реформирования китайской экономики, трактуется в партийных документах высшей стадией развития рыночной экономики.

Вместе с тем переходное состояние экономики отнюдь не яв ляется феноменом новейшей истории человечества. Таковых было немало. Экономика той или иной страны всякий раз ока зывалась переходной при смене господствующей системы эко номических отношений, обусловленной исчерпанием сущест вующей системой своего потенциала развития. Дальнейший прогресс общества возможен на основе принципиально иной системы экономических отношений, приходящей на смену от жившей, выполнившей свою историческую миссию с точки зре ния развития производительных сил в рамках данного качест венно определенного их состояния.

В толковании современной экономической науки выделяются следующие системы в их исторической последовательности: тра диционное натуральное общество, материальной основой кото рого была примитивная ручная техника с преобладанием ручного труда. Адекватной этой технике социально-экономической фор мой были отношения частной собственности и личной, полной и неполной, то есть крепостной зависимости непосредственного производителя от собственника средств производства, земли — прежде всего, коль скоро именно она выступала основным сред ством производства в условиях преобладания сельскохозяйствен ного производства. В марксистской интерпретации в рамках на турального хозяйства, то есть добуржуазной формации, вычле няются три системы экономических отношений: первобытно общинное общество с совместным присвоением изъятого у при роды продукта, рабовладельческое общество в облике античного и азиатского и феодальное.

На смену традиционному обществу приходит индустриальное, капиталистическое, где отношения индивидуальной частной соб ственности, основанные на наемном труде, в качестве господству ющих становятся адекватной социально-экономической формой реализации индустриального этапа развития, начало которому бы ло положено реализацией промышленной революции на рубеже XVIII—XIX веков. По завершении данного этапа страны — лидеры экономического развития двинулись к постиндустриальному об ществу. Материальной основой новой экономической системы как системы органического единства различных форм индивидуальной и ассоциированной собственности во всем их многообразии яви лась научно-техническая революция как революция в области фун даментальных естественных наук, достижения которых материализо вались в качественно новых и несравненно более сложных технико технологических процессах.

Совершенно особое место в истории человечества заняла со циалистическая плановая экономика, явившаяся продуктом рус ской революции 1917 г. Эта особенность состоит в том, что данная экономическая система как система общенародного присвоения средств производства не вписывается в общие закономерности общественного движения, в соответствии с которыми на смену натуральному хозяйству в облике феодального приходит рыноч ное хозяйство, а не плановое, отношения индивидуальной част ной собственности, а не общенародной. И даже на смену индиви дуальной, основанной на наемном труде собственности, как по казала мировая история, приходит не последняя, что и нашло проявление в том, что все развитые страны по завершении индус триального этапа развития двинулись отнюдь не к социализму в его марксистском толковании, но к постиндустриальному обще ству. Такое общество характеризуется многообразием форм соб ственности, в рамках которого общенародная собственность в юридическом статусе государственной является лишь одной из форм собственности, к тому же далеко не доминирующей. Но на рушение любых объективных законов, будь то законы экономики, природы, нравственности, неизбежно сопровождается разруши тельными последствиями. Общество, пренебрегшее закономер ностями экономического развития, вынуждено возвратиться на исходные позиции с предварительным прохождением переходно го этапа, в силу такого отступления оказывающегося уникальным по своему содержанию в мировой истории: переход к капитализ му от социализма совершается в ней впервые.

На стыке старой и новой экономических систем и образуется переходная эпоха, характеризующаяся преобразованием всей сис темы общественных отношений, включая прежде всего отношения собственности как экономические отношения. Средства производ ства как объекты присвоения, сосредоточенные в реальном секторе экономики, приобретают новых собственников, призванных обес печить дальнейший прогресс общества путем повышения произво дительности общественного труда, реализации качественно нового этапа в развитии техники и технологии, что и позволяет осуществ лять соответствующее повышение степени удовлетворения потреб ностей общества. Полное овладение новой системой экономичес ких отношений реальным сектором экономики и выступает крите рием завершенности переходной эпохи.

Переходный период — длительный исторический процесс, в течение которого коренным образом преобразуется вся система общественных отношений, все стороны жизнедеятельности об щества. Напомним, что в КНР, первой среди социалистических стран вступившей на путь рыночных преобразований, последние продолжаются уже третье десятилетие, а переходный период все еще далек от завершения, хотя протекает более чем успешно. Это период «созидательного разрушения», где созиданием выступает преодоление накопленных ранее противоречий путем разруше ния прежней системы экономических отношений. Тем самым расчищается пространство для становления принципиально но вых отношений, создаются предпосылки для более полной реа лизации, в интерпретации Дж. Кейнса, «единственной цели вся кой экономической деятельности», каковой является потребле ние, каждой последующей системой обеспечиваемое на более высоком уровне.

Переходный период — отнюдь не самая светлая страница в ис тории любой страны и народа, так как именно в этот период корен ным образом изменяется вся система общественных отношений, а следовательно, и социальный статус практически каждого члена общества. В процессе преобразования отношений собственности, осуществляемого путем раздела и передела ранее созданного обще ственного богатства, определяется место каждого из них в новой системе экономических координат. Как правило, этот период со провождается экономическим спадом в силу множества причин, среди которых немаловажное значение имеет так называемый ин вестиционный вакуум, образующийся вследствие преобразования отношений собственности. Как известно, инвестиционная дея тельность — важнейшая функция собственника объектов реального сектора экономики. Но формирование данного экономического субъекта не происходит мгновенно. Оно протекает в многолетней ожесточенной конкурентной борьбе, прежде всего за овладение ра нее созданными объектами присвоения, неоднократно переходя щими из рук в руки, прежде чем появится собственник, подлин ность которого удостоверяется развертыванием им инвестицион ного процесса. И скороспелым этот процесс по определению быть не может. Такая борьба, как правило, крайне криминализирована, чему среди прочего способствует правовой вакуум, столь свой ственный переходной эпохе уже в силу того, что старое право упраздняется в связи с упразднением прежней системы экономиче ских отношений, а новое — едва формируется по мере становления новой системы.

Преобразование экономических отношений как отношений собственности является самой глубокой их основой, так как речь идет об отношениях, формирующихся непосредственно в реальном секторе экономики, где и создаются материальные блага и услуги как основа существования человеческого общества. Вместе со сме ной отношений собственности меняется и механизм хозяйствова ния как механизм аллокации ресурсов, механизм формирования макроэкономической структуры, механизм распределения живого и прошлого труда между различными видами и сферами экономичес кой деятельности. Так, отношения индивидуальной частной соб ственности, основанной на наемном труде, порождают механизм конкурентной борьбы, общенародной собственности в качестве го сподствующей в свою очередь — механизм директивного централи зованного народно-хозяйственного планирования. Поэтому осно вой преобразований плановой экономики в рыночную является демонтаж отношений общенародного присвоения и становление различных форм индивидуального и совместного присвоения средств производства, складывающихся в процессе производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг.

Плановое начало свойственно всякому экономически обособ ленному хозяйству, но директивному народно-хозяйственному планированию нет места в условиях господства индивидуальной капиталистической собственности, равно как и в условиях много образия форм собственности, присущего современной модели ры ночной экономики, где государственная собственность является лишь одной из форм этого многообразия. Механизмом хозяйство вания обеспечивается формирование макроэкономической струк туры, оптимальной по критерию, предопределяемому господству ющей формой собственности. В наиболее общей форме такая оп тимизация измеряется производством прибавочного продукта, присвоением которого в той или иной исторически определенной форме экономически реализуется всякая форма собственности на средства производства. Такое присвоение становится материаль ной основой расширенного воспроизводства существующих отно шений собственности.

В рыночной экономике макроэкономическая структура на оп тимальном уровне устанавливается в пределах каждого промыш ленного цикла, смена которого неизбежно сопровождается измене ниями и в макроструктуре соответственно новому поколению тех ники и технологии. Массовым внедрением новой техники и техно логии и снимаются противоречия, накопленные в течение предше ствовавшего цикла.

Итак, экономическая история человечества — это история по следовательной смены как систем экономических отношений во всем их институциональном оформлении, так и присущих каждой из них механизмов хозяйствования. На стыке смены систем нацио нальная экономика оказывается переходной. В этот период завер шается история одной системы и развертывается история другой.

Продолжительность переходного периода определяется продолжи тельностью преобразований всей системы общественных отноше ний, экономических прежде всего. Завершенность этого периода удостоверяется полным овладением новой системой экономичес ких отношений реальным сектором экономики.

1.2. Основные черты переходной экономики и закономерности ее развития.

Современные типы переходной экономики При всем многообразии особенностей переходного периода, порожденных сменой различных экономических систем, происхо дившей в принципиально разные исторические эпохи и в разных странах, можно тем не менее выделить общие черты, присущие всякой переходной экономике как таковой. Наиболее существен ными из них представляются следующие:

- переходный период — это длительная историческая полоса ввиду сложности и многогранности преобразований;

- наличие двух линий развития: восходящей, знаменующей ста новление новой системы экономических отношений, и нисходя щей, выражающейся в отмирании прежней, взаимодействие кото рых в течение всего переходного периода весьма драматично, так как связано с судьбами агентов — носителей этих отношений;

- переходный период характеризуется неустойчивостью разви тия вследствие остроты противоречий между отмирающими стары ми и вновь нарождающимися экономическими отношениями, по рождающих острые социальные потрясения, крайней формой про явления которых становится гражданская война;

- неоднозначность судьбы старых экономических отноше ний: они либо полностью вытесняются новыми, либо интегри руются в новую экономическую систему в существенно преобра зованном виде;

- при равенстве исходного и конечного пунктов преобразований в тех или иных странах неизбежна в наиболее существенных мо ментах общность способов, методов, последовательности, темпов преобразований, хотя национальные особенности и уж тем более различия исторических эпох, в которых осуществляется один и тот же по своему содержанию переход в странах-лидерах и странах до гоняющего типа развития, придают им весьма существенную спе цифику. Так, например, во всех постсоциалистических странах проводится приватизация объектов государственной собственнос ти, однако соотношение и масштабы бесплатной и денежной при ватизации, например, в них разные, равно как и методы осуществ ления каждой из них. Или другой пример: становление в процессе рыночной трансформации капитализма в России весьма отлично от аналогичного процесса, протекавшего в развитых странах не сколько столетий тому назад, что, однако, не отменяет общих зако номерностей, присущих этому периоду, получившему в экономи ческой литературе с легкой руки А.Смита название первоначально го накопления капитала. И в этом смысле видный американский социолог С. Коэн, не вполне осознавая это, совершенно прав, ког да говорит о «транзите в Средневековье» современной российской экономики. Переход к капитализму от социализма придал лишь специфику этому процессу. Но коль скоро суждено капитализму быть в период своего становления «бандитским», то таковым он в России и оказался.

Переходный период носит локальный характер, если протекает в одной или одновременно в нескольких странах, и глобальный, ес ли охватывает значительное число стран. Несовпадение во времени смены экономических систем объясняется неравномерностью эко номического, политического, культурного и прочего развития стран в силу множества причин, порождающих специфику нацио нального развития. Вследствие такой неравномерности выделяют ся страны-лидеры, впервые в мире осуществляющие переход к не ведомой ранее экономической системе. Наряду с ними есть страны догоняющего типа развития, следующие по стопам развитых стран с тем или иным временным интервалом. К числу последних отно сится и Россия, отставание которой относительно стран Запада со храняется и поныне, хотя в годы социализма была предпринята так и неудавшаяся попытка не то что его преодолеть, но хотя бы сокра тить разрыв. Однако данная система способствовала лишь его на растанию. Западные страны во второй половине XX в. активно вступили в постиндустриальную эпоху, в России же и индустриаль ный этап не вполне завершен в масштабах национальной экономи ки, что в полной мере выявилось в условиях либерализации внеш неэкономической деятельности. Рыночную экономику приходится возводить по существу заново, хотя весьма вероятно в ее современ ной модификации — смешанной.

Локальный переход в постсоциалистических сэранах соверша ется в условиях, когда развитые страны успешно вступили в эпоху постиндустриального информационного общества. При таких предпосылках переход от плановой социалистической экономики к рыночной капиталистической совершается с ориентацией на за вершение индустриального этапа развития в масштабах националь ной экономики, а не только в области ВПК и перехода к постинду стриальному этапу в процессе осуществления глобальной реструк туризации унаследованной от прошлого макроэкономической структуры. Переход от индустриального к постиндустриальному развитию и становится прочной материальной основой формиро вания современной модели рыночной экономики.

Характер необратимых эволюционных процессов в переход ной экономике может быть разным: он протекает либо как естес твенно-эволюционный процесс, либо как процесс реформирова ния сверху. Естественно-эволюционным он является и на ло кальном, и на глобальном уровне. Реформирование, по крайней мере до сих пор, осуществляется исключительно на локальном уровне. На глобальном оно оказывается возможным лишь в усло виях, когда интеграционные процессы преодолевают националь ные границы и формируется единое экономическое и правовое пространство.

Выбор направления социально-экономических преобразований при проведении реформ весьма ограничен общими закономернос тями общественного развития, имеющими абсолютную силу. По пытки их преодолеть неизменно сопровождаются разрушительны ми последствиями. Этим определяется беспочвенность споров от носительно выбора пути развития для той или иной страны. Речь может идти лишь об особенностях национальной модели, объек тивно предопределенной общими закономерностями экономичес кой системы. Так, для постсоциалистических стран альтернативы рыночным капиталистическим преобразованиям, как это теперь вполне очевидно, в реальной действительности не оказалось. Тако вые существовали и существуют в умах тех или иных общественных и пр. деятелей.

Бедствия, которыми сопровождается такой переход, объясня ются прежде всего содержанием переходного периода как перехо да от социализма, где каждый член общества обладал статусом со собственника средств производства со всеми вытекающими отсю да экономическими последствиями, как то: гарантированная за нятость и поступление общественно значимых благ и услуг из об щественных фондов потребления, преимущественно бесплатно.

Теперь этот статус безвозвратно утрачивается. Взамен приобрета ется принципиально новый, к которому при столь уникальной ис ходной ситуации адаптироваться для большинства населения, привыкшего беззаботно жить за спиной государства, далеко не просто, тем более что исходный жизненный уровень в социалис тических странах отнюдь не был высоким. Все это и породило массовую нищету. Ошибки и просчеты действительно допуска лись реформаторами, однако не с ними связаны социальные тяго ты. Это слишком вульгарное и поверхностное объяснение драма тических событий переходного периода. Есть внутренняя логика исторического процесса, предпосланная свойственными ему об щими объективными закономерностями, выявленными мировой историей, в рамках которых сознательно или интуитивно действу ют политические лидеры, только потому и постольку приходящие во власть и ее удерживающие.

Национальные особенности придают лишь национальный колорит формам проявления этих закономерностей, в силу чего последние нередко оказываются трудно узнаваемыми, а потому и отрицаемыми. В свою очередь это и становится питательной почвой для суждений о принципиально ином, ранее в истории не существовавшем пути развития той или иной страны, прису щем исключительно ей. Потому и существует наука, чтобы за внешней видимостью явлений увидеть их подлинное содержа ние, вскрыть закономерности развития. В этом состоит ее функ ция, а вовсе не в том, чтобы выставлять оценки истории, а тем более изображать ее материализацией ошибок и просчетов тех или иных политических лидеров. Первична позитивная эконо мическая наука, способная дать идеологически беспристрастное отражение экономической реальности, выявить присущие ей за кономерности, на основе чего только и имеет право на сущест вование нормативная наука как своего рода прикладная, позво ляющая строить прогнозы экономического развития, служить теоретической основой разработки долгосрочных правительст венных программ.

Экономической наукой, изучающей трансформационные про цессы в постсоциалистических странах, предприняты попытки вы явить присущие переходному периоду закономерности, хотя в пол ной мере эта проблема может быть решена лишь по завершении в них переходного периода. К числу закономерностей можно отне сти следующие:

- крайняя острота социально-экономических противоречий, порожденных взрывоопасным взаимодействием сохраняющихся старых и интенсивно вновь формирующихся экономических отно шений, жестким противостоянием экономических агентов — носи телей этих отношений, завершающаяся всеобщим распростране нием новых экономических отношений;

- многоукладное^ как внутренне глубоко противоречивое явле ние сугубо переходной экономики, где каждый из укладов предста ет мини-системой уходящих в небытие и вновь зарождающихся экономических отношений. И в этом смысле ее не корректно отож дествлять со смешанным характером современной модели рыноч ной экономики. В последней многообразие форм собственности предстает органическим единством, порожденным завершением индустриального и становлением постиндустриального этапа раз вития производительных сил. При этом соотношение форм соб ственности не является раз и навсегда данным, оно изменяется при смене промышленных циклов, знаменующих переход к новому по колению техники и технологии, создающему новые сферы эконо мической деятельности, эффективно осуществляемой при различ ных масштабах приложения труда и капитала. Многоукладность же, напротив, преодолевается отмиранием унаследованных эконо мических отношений и утверждением новых, лишь по мере станов ления смешанной рыночной экономики предстающих многообра зием форм собственности;

- крайняя несбалансированность унаследованной макроэконо мической структуры как структуры народного хозяйства, сформи рованной по принципиально иному критерию ее оптимальности, уже вследствие этого подлежащая частичному разрушению, что и находит выражение в трансформационном спаде, функцией кото рого является преодоление сложившихся в предшествующий пери од дисбалансов, воспринимаемых таковыми с точки зрения новой системы экономических координат;

- неопределенность перспектив дальнейшего развития, создаю щая иллюзию свободы выбора в соответствии с национальными особенностями, которой, однако, в действительности не существу ет. Становление той или иной экономической системы предопре делено общими закономерностями движения, выявленными стра нами — лидерами такого движения. Речь может идти о необходи мости максимально возможной ориентации на национальные осо бенности вновь формирующейся системы, присущие каждой стра не, которые и предопределяют специфику ее национальной моде ли, но не более того. Так, ныне во всех развитых странах представ лена одна и та же система экономических отношений, именуемая в экономической науке смешанной рыночной экономикой, в каж дой из этих стран последняя выступает социально ориентирован ной. Тем не менее глубина, направления, способы и методы вмеша тельства государства в экономические и социальные процессы в них весьма различны.

Итак, переходная экономика предстает сложным социально экономическим организмом, внутренне глубоко противоречивым и неустойчивым, требующим специального экономического иссле дования, в ходе которого и формируется теория переходного пери ода, именуемая теорией экономики переходного периода, реже — теорией трансформационных процессов, особым объектом анализа которой в любом случае является переходная, в данном конкрет ном случае — постсоциалистическая экономика. Чрезвычайная сложность такого исследования порождена тем, что в мировой ис тории нет аналога перехода к рыночной экономике от плановой, к капиталистической — от социалистической. Между тем велика практическая значимость вновь формирующейся теории, так как переход осуществляется путем целенаправленного реформирова ния, предпринятого по инициативе лидеров социалистического го сударства в облике правящей номенклатуры. Но такое осознанное реформирование тем успешнее, чем глубже научное обоснование стратегии социально-экономических преобразований.

Отметим, что предметом изучения в данном курсе является постсоциалистическая экономики, каковой выступает экономика стран ЦВЕ, Балтии, СНГ. Большое внимание уделяется и КНР, хо тя китайские реформаторы к числу постсоциалистических свою страну не относят. Тем не менее здесь четко просматривается пе реходный характер развития. Естественно, что наибольший инте рес представляет российская экономика, хотя различия по стра нам относительно содержания переходного периода не являются принципиальными. Во всех этих странах осуществляется переход от плановой социалистической экономики к рыночной капитали стической.

Вместе с тем отметим, что типов переходной экономики ныне значительно больше. Так, Всемирный банк предлагает следующую ее классификацию: индустриальная постсоциалистическая модель, латиноамериканская модель (Латинская Америка, Ближний Вос ток, Северная Африка, Филиппины), модель стран Африки к югу от Сахары, азиатская аграрная модель. Каждая из этих моделей яв ляется предметом научного изучения.

1.3. Особенности переходного периода в постсоциалистических странах Как уже отмечалось, всякий переходный период имеет свое осо бое содержание в зависимости от исходного и конечного пунктов движения. Во всех постсоциалистических странах такое содержа ние является одинаковым: социалистическая плановая экономика преобразуется в капиталистическую рыночную, чем и предопреде лен ряд общих для этих стран особенностей переходного периода.

Наиболее существенными из них представляются следующие:

- такой переход не имеет аналогов в мировой истории, а потому не существует и опыта подобных преобразований;

- на путь рыночного капиталистического развития эти страны вступают вторично. Как известно, в России, например, такое раз витие в начале прошлого века было прервано социалистической революцией, в странах ЦВЕ — послевоенным разделом мира, по итогам которого им был уготован социалистический путь развития;

- переход совершается эволюционно-реформаторским путем по инициативе и под руководством бывшей советской номенклатуры, инициировавшей и возглавившей рыночные преобразования;

- гибель социализма оказалась непредсказуемой, неожиданной даже для критически мысливших западных советологов, а потому единой приемлемой для главных действующих лиц модели преобра зований не было выработано, вследствие чего ее пришлось позаим ствовать на Западе, хотя и здесь она была разработана в исходном пункте совсем для других стран и для решения иных проблем. Речь идет о либеральной модели, теоретической основой которой являет ся монетаризм. Она была разработана экономической элитой США и принята к использованию МВФ и другими международными органи зациями первоначально для оздоровления экономики ряда латиноа мериканских стран в целях погашения ими огромной внешней задол женности перед международными финансовыми организациями;

- движение к рыночной экономике оказалось безальтернатив ным во всех странах. Вопрос состоял лишь в том, какая модель ры ночной экономики возобладает. Как известно, исторически и логи чески исходной является свободная рыночная экономика, порож денная отношениями индивидуальной частной капиталистической собственности, материальной основой которых в свою очередь является индустриальный этап развития производительных сил.

По мере перехода к постиндустриальному развитию свободная ры ночная экономика эволюционирует в смешанную;

- как известно, в постсоциалистических странах к моменту кра ха системы индустриальный этап развития в большей или меньшей мере был пройден, но далеко не завершен, а потому нет оснований говорить о переходе в них прямо и непосредственно к постиндуст риальному развитию. Так, в гражданском комплексе советской экономики все еше весьма высокой оставалась доля ручного труда, что свидетельствовало о незавершенности индустриального разви тия. С этой точки зрения логичным представляется становление в стране свободной рыночной экономики;

- вместе с тем имеются предпосылки и для становления совре менной модели рыночной экономики. Так, отрасли ВПК и непос редственно работавшие на него смежные отрасли оказались на уровне суперсовременных технологических укладов. К тому же со ветская экономика не только в качестве индустриальной, но и уп равляемой из единого экономического центра подверглась крайней монополизации, что создавало предпосылки для появления акцио нерной формы собственности в процессе рыночного преобразова ния советских монополий, представленных ПО и НПО. Оба эти обстоятельства и явились основой формирования смешанной мо дели рыночной экономики. Пока что невозможно однозначно ска зать, какая модель возобладает в стране в процессе преодоления многоукладности. Последняя, будучи свойственной всякой пере ходной экономике, создает ложную видимость уже существующей смешанной экономики как органической целостности различных форм собственности. Тем не менее вполне отчетливо просматрива ется формирование различных форм индивидуальной и ассоцииро ванной, совместной собственности. Однако насколько устойчиво это формообразование и как сложится окончательная картина, не вполне ясно вследствие незавершенности этого процесса.

Известно, что смешанная рыночная экономика при общности в наиболее существенных моментах в разных странах имеет свои наци ональные особенности, питаемые многими обстоятельствами, сопут ствующими развитию каждой из них. Это нашло выражение в появле нии таких моделей, как социальное рыночное хозяйство, сформиро вавшееся в послевоенной Германии, скандинавская модель, дирижис тский вариант государственного регулирования с многолетней после военной практикой индикативного планирования, наработанной та кими странами, как Франция и Япония. Это, наконец, американская модель, наиболее близкая к исходной классической с точки зрения эффективности функционирования рыночного механизма хозяйство вания, но отнюдь ей не тождественная, так как именно здесь наиболее совершенны способы и методы государственного регулирования раз ного уровня, позволяющие в полной мере выявить достоинства рын ка путем оптимального взаимодействия обоих механизмов — рыноч ного хозяйствования и государственного регулирования.

В связи с таким многообразием в экономической науке постсо циалистических стран активно обсуждался вопрос о том, какая раз новидность смешанной экономики возобладает в каждой из них исходя из недавнего социалистического прошлого и национальных особенностей. Если говорить о российской экономике, то в ней есть основания для формирования рыночной экономики типа со циального рыночного хозяйства путем использования наработан ной социализмом, а потому столь привычной для населения прак тики предоставления общественно значимых благ и услуг через так называемые общественные фонды потребления, ныне в значитель ной мере разрушенные, но тем не менее поддающиеся возрожде нию. Это тем более логично, что нынешняя российская правящая элита такую форму оплаты труда, в советский период получившую название привилегий, для себя не только сохранила, но и весьма приумножила. Не вполне резонно отказываться и от государствен ного регулирования методами планирования, но не директивного, а индикативного — опять-таки вследствие накопленного в данной области в советский период богатейшего опыта, не приемлемого по многим причинам для переходного периода, но могущего быть вос требованным по мере его завершения. Вместе с тем национально этническое, природно-климатическое, производственно-экономи ческое и прочее многообразие при огромном территориальном про странстве создает предпосылки для использования столь успешного американского опыта взаимодействия рыночного и государствен ного механизмов хозяйствования.

Видимо, все эти обстоятельства и окажут соответствующее воз действие на становление национальной модели рыночной эконо мики. Отметим лишь, что все разновидности современной смешан ной рыночной экономики имеют четко выраженную социальную направленность развития. И в этом смысле формирующаяся в постсоциалистических странах рыночная экономика в любом слу чае — тем более при унаследованных в этой области традициях — не составит исключения.

1.4. Переходный период как процесс первоначального накопления капитала Переходный период в российской экономики с точки зрения фор мационной концепции есть переход не просто от плановой к рыноч ной экономике, но переход от социализма к капитализму. Процесс становления капитализма вошел в мировую экономическую науку как процесс первоначального накопления капитала (ПНК). Такое определение ему впервые в науке было дано А.Смитом. В последую щий период эпоха ПНК была подвергнута еще более обстоятельному анализу К.Марксом, рассматривавшим ее как «предысторию капита лизма». На основе обобщения западноевропейской истории ПНК К.Маркс выявил содержание этого процесса, охарактеризовал спосо бы и методы его осуществления, обосновал роль насилия в процессе становления нового общественного строя, вскрыл характер экономи ческого развития, равно как и роль государства в эпоху ПНК. Им бы ли подвергнуты обстоятельной критике взгляды А.Смита и его после дователей — представителей классической экономической школы, в соответствии с которыми в основе ПНК лежат «право» и «труд», что не вполне соответствует реальному историческому процессу.

Экономическое наследие К.Маркса в данной области приобре ло актуальность для новейшей истории постсоциалистических стран, России — прежде всего вследствие того, что для нее 90-е го ды оказались классической эпохой ПН К. Эта эпоха обогащена рос сийской практикой становления капитализма, придавшей ей ряд особенностей, обусловленных социализмом как историческим предшественником вновь становящегося капитализма и фактором времени — она наступила на несколько столетий позже, чем в раз витых ныне странах, и с вековым перерывом в самой российской истории, а также их национально-историческими особенностями во всем их многообразии, что не отменяет, однако, свойственных данному процессу закономерностей.

В содержательном плане становление капитализма как системы есть становление присущих только ему отношений собственности, осуществляемое путем преобразования предшествующих экономи ческих отношений. Такое преобразование сопровождается сменой собственников ранее созданных объектов реального сектора наци ональной экономики, что и предопределяет суть первоначального, то есть вневоспроизводственного, накопления капитала. Становле ние отношений собственности в данном случае образует предпо сылку, но не результат процесса воспроизводства как такового.

Раздел и передел ранее созданных средств производства сопро вождаются сменой их социально-экономической формы, в данном случае — основные производственные фонды превращаются в про мышленный капитал. И это не просто формальный акт. Как изве стно, форма содержательна, а содержание не существует вне фор мы. По поводу производства и присвоения средств производства складывается принципиально иная система отношений — по мере становления товарного производства и товарного обращения в ка честве всеобщих, приходящих на смену непосредственно обще ственным, планомерным, свойственным общенародной собствен ности. В новой системе экономических координат собственнику средств производства присуща иная целевая установка при осу ществлении инвестиционной деятельности, иные способы ее до стижения, иной критерий эффективности функционирования объ екта присвоения.

С этой точки зрения несостоятельно столь часто встречающееся в современной отечественной экономической литературе отож дествление созданных в процессе социалистической индустриали зации средств производства с капиталом, на основе чего и отверга ется процесс первоначального его накопления в переходный пери од. Между тем средства производства как таковые выступают лишь материальным субстратом тех отношений, которые складываются в обществе, вследствие чего и приобретают соответствующую новым отношениям социально-экономическую форму, хотя с точки зре ния их натурально-вещественного содержания разницы действи тельно может и не быть. Первоначально эти отношения формиру ются вне воспроизводственного процесса, путем присвоения ранее созданных средств производства, что и составляет предпосылку для становления отношений наемного труда и капитала непосред ственно в процессе производства, где эти отношения воспроизво дятся уже на собственной основе, становятся самовоспроизводя щейся реальностью.

Как известно, историческим предшественником капитализма в странах Запада были отношения феодальной земельной собствен ности. Сельскохозяйственное производство, а следовательно, зем ля выступала основным средством производства в домашинную эпоху. Общинные, церковные, государственные земли и станови лись объектом экспроприации у бывших собственников под при крытием законодательных актов, разработка и принятие которых составляет исходную функцию государства как законодательного органа при смене социально-экономических систем. Так называе мое огораживание земель, то есть присвоение последних новыми собственниками, было чрезвычайно важным обстоятельством в тот исторический период, так как капиталистическая индустриализа ция начиналась с легкой промышленности.

Способы и методы присвоения объектов собственности, со зданных в предшествующий период, весьма многообразны. Среди них можно выделить как общие для большинства стран, порожден ные эпохой ПН К, так и специфические, присущие в данном случае постсоциалистическим странам как таковым.

К числу последних можно отнести, например, проведенную в большинстве постсоциалистических стран, включая и Россию, спонтанную приватизацию, где она была осуществлена в течение 1987—1991 годов. Целью такой приватизации явилось присвоение наиболее прибыльных и перспективных объектов государственной собственности прежде всего правящей номенклатурой на основе широкого использования административного ресурса. Спонтанной приватизации в немалой мере способствовало также развернувшееся в стране с 1988 г. кооперативное движение, позволившее в широких масштабах осуществлять перекачку государственных средств в част ные руки, а также либерализация цен в январе 1992 г., породившая гиперинфляцию, традиционно сопровождающуюся перераспреде лением денежных средств в пользу предпринимательских слоев.

Наряду со столь специфическими способами в этих странах ши роко использовались и весьма традиционные, общие едва ли не для всех стран эпохи ПН К, как, например, расхищение средств госу дарственного бюджета, государственных займов, присвоение чу жого имущества путем мошенничества, вымогательства, шантажа и т.п. К.Маркс не без основания иронизировал по поводу тезиса А.Смита о том, что якобы «право» и «труд» лежат в основе первич ного капиталообразования. Это не совсем так уже в силу того об стоятельства, что всякий переходный период как таковой характе ризуется именно «правовым вакуумом» (Л. фон Мизес), причиной которого выступает смена экономических отношений, а вместе с ней — и законодательства, эти отношения освящавшего и регули ровавшего. Еще более важной причиной такого вакуума является и то, что юридические отношения вторичны относительно экономи ческих, а потому не могут возникать до них, предшествовать им.

Нормативно-правовые акты лишь закрепляют юридически вновь формирующиеся отношения собственности, придавая последним характер имущественных. На опережение работает лишь законода тельство, создающее юридические предпосылки для раздела и пе редела объектов собственности, как, например, принятие государ ственных программ приватизации в постсоциалистических стра нах, снятие запрета на частнопредпринимательскую деятельность в них и т.п.

Накопление капитала не может быть объяснено и такими лич ностными качествами потенциальных собственников, как трудо любие, бережливость, воздержание, хотя и они значимы. «Капита лы, — писал А.Смит, — возрастают в результате бережливости и уменьшаются вследствие мотовства и неблагоразумия» (А.Смит.

Исследование о природе и причинах богатства народов. М., Наука, 1962, с. 249). И все же более важными факторами оказываются иные, как, например, предприимчивость, изобретательность, энер гия, умение ориентироваться в экстремальной обстановке и прини мать адекватные ей решения, благодаря которым и обнаруживает ся, что «удел слабого — зависть и прозябание, сильного — воля и процветание» (Л.Толстой).

В бескомпромиссной конкурентной борьбе за обретение нового социального статуса, в данном случае — капиталиста-собственника — типичным становится попрание норм нравственности. Всеобщее распространение получают методы насилия вплоть до его самых крайних форм, что ускоряет становление новой экономической си стемы, разрушая прежние формы хозяйствования.

Отметим также, что происходящее в переходный период имуще ственное расслоение населения в процессе раздела и передела объ ектов собственности становится внутренним моментом эпохи ПН К, вследствие чего она неизбежно оказывается асоциальной по своей сущности. Это эпоха тяжелых жизненных испытаний для всех слоев населения, из которых одни выходят собственниками, другие — неимущими, превращающимися в лиц наемного труда. В этот пери од со всей очевидностью обнаруживается, что отнюдь не право и труд играют решающую роль в обретении статуса собственника.

Однако присвоение ранее созданных объектов осуществляется не только методами их насильственного изъятия. Не менее значи мо наличие денежного капитала, являющегося, как это было обос новано К.Марксом, историческим предшественником промыш ленного, сферой деятельности которого выступает реальный сек тор экономики. Полное овладение промышленным капиталом этим сектором, как представляется, и выступает критерием завер шенности переходного периода, эпохи ПН К.

Накоплению денежного капитала способствовала деятельность так называемых «допотопных» форм капитала: купеческого и рос товщического, исподволь разрушавших натуральное хозяйство. На копленный денежный капитал ускорял процесс формирования но вой системы экономических отношений, постепенно во все боль шей мере распространявшихся на реальный сектор экономики.

В советский период накопление денежного капитала не могло происходить в силу специфики существовавшего экономического строя. И даже трудовые сбережения населения СССР, составлявшие огромную сумму в размере более 296 млрд. руб. на начало 1989 г.

(«Народное хозяйство СССР в 1989 г.» // Статистический ежегод ник.— М.: Финансы и статистика, 1990, с.93), не состоялись в каче стве потенциального денежного капитала, так как были уничтоже ны гиперинфляцией первых лет преобразований. Но зато этот про цесс в полной мере развернулся в последующие годы путем бурно го развития деятельности стремительно возникших все тех же «до потопных форм капитала», купеческого и ростовщического, то есть торгового и банковского в формах торгово-посреднической и фи нансово-спекулятивной. Последняя активно протекала вплоть до финансового кризиса 1998 г.

Деятельное участие в процессе первичного капиталообразова ния во всех странах принимало и государство — не только тем, что создавало правовые предпосылки для осуществления этого процес са. Совсем не случайно сплошь и рядом оно оказывалось совер шенно «беспомощным» в борьбе с хищениями государственных средств. В новейшей российской истории фактов тому множество, на основе которых и делаются обобщения. Наш бизнес-класс в не малой мере сформировался путем беззастенчивого разворовывания государственных средств. Множество примеров на этот счет приве дено П.Хлебниковым в его щедро снабженном реальными фактами исследовании «Борис Березовский — крестный отец Кремля, или История разграбления России» (М., «Детектив-Пресс», 2001). Госу дарство же создавало тепличные условия для участия в присвоении объектов собственности особо приближенным лицам путем пред оставления всякого рода льгот, возможностей для спекулятивного прокручивания бюджетных средств, то есть, в интерпретации за падных ученых, для присвоения так называемой экономической ренты. Напомним хотя бы о созданной российским государством системе «уполномоченных банков», сохранившейся, кстати, и поныне. Вместе с тем не забывало оно и о своей важнейшей в этот период функции сглаживания столь предсказуемых социальных конфликтов на почве борьбы за объекты присвоения.

Как показала история, эпохе ПНК присущ стихийный характер протекающих в ней процессов, что вполне естественно. Раздел и пе редел объектов присвоения осуществляется не на основе доброволь ного соглашения, но в ходе ожесточенной конкурентной борьбы.

Эта закономерность сохранила свою силу и в России вопреки ее давней традиции сильной государственности, присущей всякой им перии, весьма приумноженной за годы социализма. Помимо дей ствия общей закономерности развертыванию стихии способствова ло и то обстоятельство, что в постсоциалистических странах именно государственная собственность как юридическая форма общена родной подлежала экспроприации. Переставая быть собственни ком, государство утрачивало и прежний механизм государственного управления национальной экономикой вместе со всеми присущими ему институтами, вследствие чего экономика действительно оказы валась неуправляемой по меркам прежней системы, что, однако, не тождественно бездеятельности государства в этот период.

Таковы основные черты эпохи ПНК в интерпретации К. Марк са, столь легко узнаваемые в процессах, в полной мере развернув шихся в переходной экономике России. Они оказались неустрани мыми даже при наличии таких важных обстоятельств, как переход к капитализму от социализма, фактор времени, а тем более нацио нально-исторические особенности постсоциалистической России.

Итак, не нужно обладать особой научной проницательностью, чтобы увидеть в гуще происходящих в переходной экономике Рос сии событий процесс ПНК, совершающийся в соответствии с клас сическими канонами. В стране идет интенсивный процесс отделе ния непосредственных производителей, то есть трудящихся масс, от средств производства, коль скоро подлежащая преобразованию форма собственности являлась общенародной. При такой истори ческой предпосылке радикальная реформа в буквальном смысле слова осуществляется «за счет народа».

Последний действительно выступал собственником средств производства, а потому его собственность и подлежит экспропри ации. Иных собственников, за счет которых можно было бы прове сти реформу, в постсоциалистических странах не просматривается, в отличие, например, от социалистической революции, когда экс проприации подлежала собственность капиталистов, дворян, кула ков, объекты которой и превращались в общенародную собствен ность. Как уже отмечалось, в социалистических странах даже но менклатура не была собственником средств производства. Основой ее господствующего положения выступал всего лишь статус управ ляющего объектами общенародной собственности. Потому она, как и все члены социалистического общества, лишалась статуса сособственника в процессе рыночной трансформации, но с тем, зз чтобы превратиться теперь уже в действительного собственника управляемых ею ранее объектов общенародной собственности.

Процесс экспроприации объектов присвоения протекает всегда болезненно, так как сопровождается изменением социального стату са едва ли не всех членов общества. Ныне бывшие экспроприаторы сами оказались в положении экспроприируемых, со всеми вытекаю щими отсюда последствиями. В этот период в полной мере выяви лась в качестве реальной, а не виртуальной природа социалистичес кой собственности как общенародной: трудящимися утрачены га рантированная занятость, прежняя система социальной защиты, возможность работать спустя рукава без всяких последствий для оплаты труда, не столь уж обременительная зависимость от госу дарства в обмен на послушание и единодушное голосование и многое другое. И в этом смысле упрек в адрес реформаторов совершенно ли шен оснований: за счет чужого народа проводить экспроприацию в собственной стране невозможно. Более того, при такой массовой экс проприации государство сделало почти невозможное: предотвратило развязывание столь естественных для данной эпохи острых социаль ных конфликтов, подобных гражданской войне, равно как и сумело так называемым «парадом суверенитетов» сохранить федерацию.

В российской экономике становление капитализма означает всеобщее распространение рыночных отношений, внешне высту пающее как переход от плановой экономики к рыночной. И в рос сийской переходной экономике денежный капитал оказывается историческим предшественником промышленного. Потребность в нем была тем более велика, что превращению в промышленный ка питал подлежали созданные за годы социалистической индустриа лизации основные производственные фонды, стоимость которых на 1989 г. исчислялась огромной суммой в 1884 млрд рублей при об щей стоимости основных фондов в 2820 млрд рублей («Народное хозяйство СССР в 1989 г.»// Статистический ежегодник.— М.: Фи нансы и статистика, 1990, с. 277). Стремительному накоплению де нежного капитала под денежный этап приватизации, равно как и под постваучерный передел собственности, была полностью под чинена деятельность институтов финансовой системы на протяже нии всех 90-х годов вплоть до кризиса 1998 г., выявившего исчерпа ние финансовой системой своего потенциала в качестве механизма накопления денежного капитала.

И здесь широкое распространение получили методы насилия по отношению к конкурентам в борьбе за обладание объектами госу дарственной собственности. Вместе с утратой государством моно полии на собственность и управление в процессе приватизации трудящиеся утрачивали статус сособственника средств произ водства. Однако свои позиции они сдали без боя уже в силу традиционно безграничной веры в государство как институт, представляющий его интересы. Да и разобраться в существе начавшихся в 90-е годы событий замутненному социалистической идеологией сознанию было далеко не просто. Еще большее значение имело то обстоятельство, что при таких масштабах совместного присвоения осознание каждым членом общества своего статуса сособственника было чрезвычайно слабым.

Как уже отмечалось, вопреки давней российской традиции сильной государственности, вопреки недавнему тотальному про шлому, свойственная эпохе ПН К стихия возобладала и здесь. Упре ки в неуправляемости национальной экономикой в переходный период, особенно в лихие 90-е годы, едва ли состоятельны: во-пер вых, к деятельности российского государства в новых условиях не корректно подходить с позиций советского прошлого уже в силу того, что прежняя система рушилась со всеми государственными институтами управления, а ускорению ее развала способствовали сами политические лидеры, стремившиеся придать рыночным пре образованиям необратимый характер в условиях, когда широкой поддержкой снизу подобные преобразования в стране не пользова лись, во-вторых — на этом этапе решающее значение имеет зако нотворческая деятельность государства по созданию предпосылок для становления новых форм собственности, а собственниками становятся в ходе конкурентной борьбы за подлежащие приватиза ции объекты.

Тем не менее присущие ПН К закономерности реализуются в постсоциалистических странах в весьма специфических фор мах. Остановимся на некоторых из них. Первоначальное накоп ление капитала в постсоциалистической стране обладает рядом специфических особенностей, конкретизируя которые, назовем основные:

- главным действующим лицом ПН К оказалась бывшая совет ская номенклатура как инициатор и основной претендент на объ екты государственной собственности, что заведомо придало рос сийскому капитализму с точки зрения его происхождения родовой признак номенклатурного капитализма;

- ПНК. совершается в стране, где хотя и крайне непоследова тельно и не в полной мере, но все же осуществлена индустриализа ция, что выдвигает перед промышленным капиталом принципи ально иную, нежели в странах Запада в аналогичную эпоху, истори ческую миссию. Таковой оказывается глобальная реструктуриза ция унаследованной макроструктуры в целях преодоления струк турных и технологических дисбалансов и последующего перехода к постиндустриальному этапу развития в соответствии с рыночными критериями;

- первичное капиталообразование совершается не просто в ин дустриальной, но в высокомонополизированной экономике, чем созданы предпосылки для формирования в ней капитализма сразу в весьма развитой форме — в форме корпоративного, где преобла дающей относительно доли в создаваемом ВВП оказывается акци онерная собственность. Вкупе с первой особенностью российский капитализм может быть охарактеризован как номенклатурно-кор поративный, ныне именуемый, однако, олигархическим, ввиду крупных масштабов сформировавшейся корпоративной собствен ности, персонифицированной в так называемых олигархах — возмутителях спокойствия широких слоев населения, к богатству, а тем более чужому — да еще и крупному — абсолютно нетерпимых;

- наряду с традиционно предварительным накоплением денеж ного капитала, столь необходимого под денежный этап приватиза ции и постваучерный передел объектов собственности, происходи ло прямое превращение основных производственных фондов в промышленный капитал, начало которому было положено спон танной приватизацией еще в советский период;

- широкое использование институтов финансовой системы, и прежде всего коммерческих банков, в качестве механизма накоп ления денежного капитала;

- немалую лепту в накопление денежного капитала внесла ока завшаяся чрезвычайно прибыльной в стране хронического дефи цита торгово-посредническая деятельность;

- высокий уровень криминализации экономической деятельно сти, свойственный всякой переходной эпохе, имел иные корни, уходящие в эпоху социализма, в высшей степени способствовавше го разрушению духовно-нравственной среды уже в силу беспредела в деятельности карательных органов и совсем не случайного при знания атеизма элементом официальной идеологии;

- фактор времени способствовал крупномасштабному экспорту накопленного в стране капитала за рубеж, где давно сформировал ся благоприятный инвестиционный климат, каковым он по опре делению быть не может в переходной экономике. Российский ка питал не преминул воспользоваться предоставленной ему историей возможностью, тем более что, как правило, имел далеко не всегда и не вполне безупречное происхождение. Вывоз капитала для страны обернулся удлинением переходного периода;

- важнейшей особенностью раздела ранее созданных объектов собственности явилась бесплатная приватизация части из них.

Каждое из этих обстоятельств накладывает глубокий отпечаток на эпоху ПНК в России, а потому анализ хотя бы некоторых из них заслуживает особого внимания. Прежде всего остановимся на вы явлении главных действующих лиц этого процесса. Коль скоро ка питализму предшествует социализм, а не феодализм, то и действу ющие лица ПНК выступают в иных экономических масках. Пред посланной является социально-экономическая структура, пред ставленная номенклатурой как господствующим слоем и широки ми массами трудящихся — рабочим классом и колхозным кресть янством с тонкой прослойкой интеллигенции между ними. Номен клатура как особый социальный слой, а тем более — класс в науч ной литературе и официальных документах не фигурировала, рав но как не афишировались и особые формы оплаты ее труда, хотя этот слой стал формироваться с первых лет советской власти из числа лиц, занявших номенклатурные, то есть управленческие, функции при государстве — собственнике средств производства, с точки зрения экономической являвшихся объектом общенарод ного присвоения.

Тем не менее существование господствующего, или привилеги рованного, класса в социалистическом обществе не было тайной, например, для Н.Бердяева или Л.Троцкого. О наличии «привилеги рованного» класса они писали еще в 30-х годах, когда номенклату ра только набирала силу. Но уже тогда стала очевидной двойствен ность ее положения, таившая в себе неразрешимое в условиях со циализма противоречие, состоявшее в фактическом выполнении функций собственника, будучи при этом всего лишь сособственни ком, что неизбежно порождало устремленность номенклатуры на обретение статуса собственника. Фундаментальное исследование природы и происхождения этого класса впервые было проведено эмигрировавшим в Германию советским социологом М.Вослен ским уже на исходе 80-х годов. Им вскрыт процесс разложения но менклатуры как носительницы марксистско-ленинской идеоло гии, что свидетельствовало о глубоком разложении социализма как системы, социальной структуры общества. Как видим, социальная структура социалистического общества оказалась не только весьма специфичной, но и внутренне противоречивой, вследствие этого с самого начала таившей в себе потенциальную возможность соци альных конфликтов. Недопущения таких конфликтов правящая номенклатура добивалась сокрытием истинных размеров своих до ходов, что ей вполне удавалось в условиях полного отсутствия глас ности.

Что касается рабочего класса и колхозного крестьянства, то да же в годы самого глубокого застоя они и не помышляли о рыноч ной экономике, а о капитализме — тем более. Не они явились заст рельщиками радикальных перемен. Даже события в Новочеркас ске в июне далекого 1962 г. не имели политической подоплеки.

В новейшей советской истории это было единственное выступле ние рабочих, спровоцированное повышением государством с 1 ию ня 1962 г. розничных цен на мясо на 30% и масла — на 25% и совпав шим с ним снижением заработной платы рабочих крупнейшего в стране Новочеркасского электровозостроительного завода на 30%.

Требования были сугубо экономические. Чтобы исключить подоб ное впредь, власть применила оружие, были убитые и раненые, хо тя общее число жертв неизвестно и поныне. И действительно, тако го рода выступлений больше не было. Народ смиренно относился к своей участи, чему были веские основания.

А вот набравшая силу за годы советской власти номенклатура постепенно все в большей мере осознавала недостатки своего соци ального статуса. Зрело и понимание того, что изменить ситуацию возможно только путем коренного преобразования существующего строя, к тому же на глазах хиреющего, и отнюдь не только и даже не столько в силу якобы допущенных просчетов в управлении, хотя и они были. Главная причина состояла в полном исчерпании социа лизмом к 80-м годам своего потенциала развития, вследствие чего предпринятая под вполне социалистическими лозунгами пере стройка самым естественным образом обернулась рыночной транс формацией, выдвинувшей на авансцену наиболее решительных представителей все той же номенклатуры, вполне созревших для окончательного разрыва с социализмом.

Полностью сохранив в своих руках политическую власть, быв шая советская номенклатура, освободившись от идеологических оков, немедленно занялась преобразованием своего социального статуса управляющего объектами государственной собственности в полноценного собственника этих объектов, и в первую очередь — наиболее привлекательных и перспективных с точки зрения эконо мической. К ней примкнули бывшие комсомольские лидеры, су мевшие самым лучшим образом воспользоваться и так называемым «золотом партии», хотя судьба последнего в полной мере и поныне так и не выяснена. Присоединились и теневики, накопившие свой капитал еще в советский период и сумевшие не только сохранить его, но и легализовать в полной мере уже в годы реформы.

Совершенно неожиданно вдруг обнаружилось, что социализм так и не сумел полностью искоренить предпринимательский дух народа: к разыгравшейся борьбе за присвоение объектов бывшей государственной собственности примкнули и наиболее предпри имчивые выходцы из других социальных слоев. Все вместе они и оказались главными действующими лицами на исторической сцене российского ПН К, основными и наиболее реальными претенден тами на «капиталистический престол», на статус собственника го сударственного имущества. Исторически исходным способом отде ления непосредственного производителя от средств производства и жизненных средств явилась весьма успешно проведенная номенк латурой «спонтанная» приватизация государственного имущества, позволившая ей превратить отнюдь не худшую часть созданных ра нее основных производственных фондов в промышленный капи тал, минуя столь затяжную предварительную стадию накопления денежного капитала, хотя и в этом процессе она весьма преуспела.

Иная ситуация сложилась для выходцев из других слоев населе ния, уделом которых стало широкое использование криминальных способов в целях сосредоточения в своих руках свободных денеж ных средств, достаточных для участия в денежном этапе приватиза ции любыми доступными им способами, по части изыскания кото рых они оказались весьма изобретательными.

Отчуждение широких слоев населения от объектов государ ственной собственности было в значительной мере облегчено тем, что фактически они и при социализме сособственниками себя не ошущали вследствие крайних масштабов совместного присвоения.

Существенно и то, что за годы советской власти «простой совет ский человек», находившийся под неусыпным оком государства, приобрел такие черты, как иждивенчество, социальная пассив ность, чем в немалой мере объясняется его бездеятельность и без различие к начавшемуся в конце 80-х годов разделу и переделу объ ектов государственной собственности, его весьма скептическое от ношение к ваучерам: право на кусок государственного пирога не воспринималось им всерьез. Между тем бесплатная раздача части — не лучшей и не большей — государственного имущества была не только данью сложившемуся за годы советской власти менталитету, но и создавала равные стартовые условия для вхождения в рынок для всех. И тем не менее ваучеризация позволила прежде всего «красным директорам», то есть представителям все той же бывшей номенклатуры, без особых денежных затрат сформировать за ко роткий период времени солидный пакет акций путем скупки обес цененных гиперинфляцией начала 90-х годов ваучеров у членов трудовых коллективов своих предприятий, тем самым дополнив сохраненный ими статус управляющего статусом собственника бывшего государственного предприятия.

Вместе с тем свойственная переходному периоду неустойчивость вновь приобретенного статуса, равно как далеко не всем доступная способность адаптироваться к новым условиях хозяйствования, тол кала директорат на более надежный и вполне доступный путь. Это путь расхищения активов предприятий в целях личного обогащения, развертывания коммерческой вместо производственной деятельнос ти, как, например, сдача в аренду производственных площадей, рас продажа производственных активов и т.д. Перевод капитала из про мышленной формы в денежную оказался более предпочтительным в условиях тяжелого финансового положения большинства предпри ятий с неясными перспективами на будущее, да еще и в условиях крайне неблагоприятного инвестиционного климата.

Трудящиеся безучастно наблюдали за развернувшейся истори ческой драмой. Социальные протесты раздавались главным обра зом лишь по поводу несвоевременной выплаты заработной платы и социальных трансфертов — явления сугубо российского, порож денного неуемной фантазией российских реформаторов и вновь нарождающегося класса собственников. Исключением из пассив ного большинства явилась лишь наиболее активная часть населе ния, главным образом молодежь, безоглядно включившаяся в кри минальную деятельность, используя зачастую хотя и дикие, но едва ли не единственно им доступные способы борьбы в целях личного обогащения за счет нарождающегося слоя собственников. Но и по следние в свою очередь не гнушались пользоваться услугами кри минала в своих далеко не бескорыстных интересах, объективно пи таемых эпохой ПНК.

Потенциальными претендентами на объекты государственной собственности были найдены вполне адекватные сложившейся си туации способы преодоления дефицита денежного капитала в усло виях стремительного преобразования отношений общенародной собственности:

- первый решительный и весьма значимый шаг был сделан, как уже отмечалось, на рубеже 80—90-х годов. Спонтанная при ватизация позволила прибрать к рукам наиболее прибыльные объекты государственной собственности, каковыми в силу сло жившихся обстоятельств оказались главным образом предпри ятия отраслей ТЭК: так, прибыль в народном хозяйстве России в 1991 г. в ценах мирового рынка составила 193,5 млрд долл., а до ля в ней нефтегазовой промышленности — 144, 3 млрд долл.

(Российский экономический журнал, 1992, №12, с. 23), вслед ствие чего именно здесь и появились первые российские милли ардеры, сумевшие приобщиться к присвоению немалой части этой прибыли;

- на руку так называемым «красным директорам» оказалась успешно претворенная в жизнь бесплатная ваучерная приватиза ция, существенно облегчившая последующую скупку обесценив шихся вследствие гиперинфляции первой половины 90-х годов ва учеров у обнищавшего в результате либерализации цен населения.

Предусмотрительно ваучеры оказались безымянными, что обеспе чивало их свободное обращение;

- при проведении денежной приватизации была занижена в 10-20 раз цена подлежащих продаже объектов государственной соб ственности, что облегчало их скупку, по существу, за бесценок. При ведем только одну цифру: «500 крупнейших предприятий страны стоимостью в 200 млрд. долл. было продано Госкомимущества всего за 7 млрд долл.» (Н.Петраков, В.Перламутров. Россия — зона эконо мической катастрофы//Вопросы экономики.— 1996, №3, с. 79);

- потребность в денежном капитале решалась легким для власть имущей элиты доступом к государственному бюджету на всех уров нях, к иностранным займам, к целевым государственным субсиди ям, к помощи из-за рубежа, жесткий контроль за использованием которых со стороны общества отсутствует, по существу, и поныне.

Не без оснований К.Маркс называл государственный долг «одним из самых сильных рычагов первоначального накопления», что вполне подтвердила и российская практика первичного капитало образования. Западные политические лидеры в пылу предвыбор ной борьбы называли даже фамилии российских реформаторов, причастных к расхищению внешних займов. Опровержений, естест венно, не последовало;

- источником денежного капитала явились отнюдь не бескоры стные услуги государственных чиновников, сформировавших нор мативно-правовую базу, воспользоваться услугами которой без крупных взяток не представляется возможным и до настоящего времени, хотя это и тормозило развертывание частнопредпринима тельской деятельности, особенно в малых формах.

Примерами взяточничества и расхищения средств государ ственными чиновниками пестрят газеты и журналы по сегодняш ний день.

Итак, в развернувшемся в российской экономике процессе пер вичного капиталообразования бесспорным лидером оказалась бывшая советская номенклатура. К ней примкнули бывшие тене вики, а также наиболее предприимчивые выходцы из других слоев населения.

Справедливости ради отметим, что «чистых» по своему проис хождению капиталов, как правило, не бывает. Эпоха ПНК характе ризуется всякими, в том числе и даже по преимуществу «грязными» методами накопления капитала, воспрепятствовать использова нию которых государство оказалось неспособным, что имеет впол не объективные основания. В России даже введенная в законода тельное русло приватизация густо сдобрена криминалом. Так, по данным Генпрокуратуры, количество экономических преступле ний оказалось равным количеству актов приватизации государ ственного имущества. Не менее криминализированным явился и постприватизационный передел объектов присвоения. В ходе этих процессов даже убийства экономических и политических соперни ков превратились в бытовое явление.

Предлагаемая идентификация переживаемого российской эко номикой периода с процессом ПНК необходима не только для по нимания данного процесса с сугубо познавательной точки зрения, но и для определения наиболее адекватных форм экономического поведения участников данного процесса, государства — в том чис ле, в адрес которого столь громко звучит критика по поводу не управляемости экономикой.

По поводу этой критики напомним, что во всех странах ПНК протекает стихийно. Но это воспринималось вполне естественным для стран, переходивших к капитализму от феодального общества, где по-иному и быть не могло. Но совсем неожиданным явилось то, что и в России этот процесс приобрел преимущественно стихий ный характер, по крайней мере в 90-е годы. Переходный период та ковым не воспринимался, а следовательно, не воспринималась и присущая ему стихия, поскольку в любом случае над нами тяготело наше недавнее тоталитарное прошлое, где власть государства была безраздельна.

И все же объективные закономерности, свойственные пережи ваемой эпохе, оказываются сильнее привходящих, хотя и весьма существенных обстоятельств. Преобладанию стихийных процес сов способствовала и принятая модель рыночной трансформации, ограничившая экономическую политику государства проведением ее кредитно-денежной и финансовой составляющих в качестве приоритетных — тем более, что сам этот выбор оказался отнюдь не случайным. Приоритетность данных направлений экономической политики вполне логична, коль скоро теоретическим обосновани ем принятой модели является монетаризм, коль скоро она предло жена финансовой международной организацией. Предусмотренная данной моделью широкая либерализация экономической деятель ности хозяйствующих субъектов, без которой невозможны в прин ципе рыночные преобразования, автоматически означала ограни чение вмешательства государства в экономическую жизнь обще ства. Такая либерализация, дополнив прорыночное законодатель ство конца 80-х годов, в полной мере позволила хозяйствующим субъектам развернуть процесс первичного капиталообразования, в котором государство участвовало прежде всего в качестве законо дателя. Его деятельность как макроэкономического агента сужает ся по мере приватизации объектов государственной собственности, приобретая уже в силу этого совсем другой характер.

При таких предпосылках сетования по поводу бездеятельности государства представляются не вполне состоятельными. В рамках принятой модели государство сделало все необходимое для осу ществления рыночной трансформации. Более того, именно данная модель позволила в кратчайший срок разрушить отношения госу дарственной собственности, придав тем самым необратимый ха рактер переходу к рынку. Это было тем более важно в стране, где в таком переходе прямо и непосредственно была заинтересована лишь незначительная часть общества, но не широкие слои населе ния. Реформа не пользовалась поддержкой снизу, хотя альтернати вы история не предоставила. Ее проведению низы просто не вос препятствовали.

В полном соответствии с природой ПНК либеральная модель в наибольшей мере создала предпосылки для развертывания прису щего ему по определению стихийного характера преобразований.

Как показывает мировой опыт, преобразование отношений соб ственности путем раздела ранее созданных объектов присвоения не может быть осуществлено на основе общественного договора. На добровольной основе «огораживания» унаследованного нацио нального богатства не осуществить. Эта проблема решается посред ством механизма жесткой и бескомпромиссной конкурентной борьбы, в ходе которой побеждает тот, кто в наибольшей мере спо собен отстоять свои притязания на статус собственника.

Конкурентная борьба в переходный период в противополож ность зрелой рыночной экономике имеет ту особенность, что ее объектом является прежде всего не рыночная ниша, не карман потребителя, не сфера приложения капитала, но объекты государ ственной собственности, созданные в предшествующий период и подлежащие переходу в частные руки, в руки индивидуальных и ассоциированных собственников, в ходе этой борьбы утвержда ющих свое право, право сильного, на обладание ими.

Экономическое поведение государства в переходный период следует оценивать с точки зрения адекватности выполняемых им функций эпохе ПН К. Использование иных критериев просто не корректно. И в этом смысле деятельность российского государства на протяжении всех 90-х годов не только соответствовала этой эпо хе, но и была вследствие этого весьма продуктивной. Результаты его деятельности соответствовали интересам главных действующих лиц ПН К. как носителей рыночных преобразований. Вместе с тем интересы нарождающегося класса собственников неправомерно квалифицировать в силу сложившейся в отечественной экономи ческой науке традиции исключительно как противоречащие широ ким слоям населения. Не по вине этих лиц рухнул социализм, не они выбирали рыночный характер преобразований. Иного пути ис тория просто не предоставила. Лишь в силу положения номенкла туры в качестве управляющего в социалистическом обществе она обладала неоспоримыми преимуществами в конкурентной борьбе за присвоение объектов государственной собственности, в своих притязаниях на статус собственника средств производства, хотя да леко не все ее представители сумели этот статус приобрести, а при обретя - сохранить. К тому же класс собственников сформировал ся отнюдь не исключительно за счет выходцев из номенклатуры.

Появление подлинного собственника тождественно появлению в его лице и инвестора, с деятельностью которого связано возрожде ние реального сектора, а следовательно, и жизненного уровня всех слоев населения, получающих рабочее место и возможность обеспе чивать рост своих доходов за счет своих собственных трудовых уси лий. Собственники средств производства в рыночной экономике действительно прямо и непосредственно преследуют достижение личной выгоды, личного обогащения. Но результатом их деятельно сти становится обогащение всех членов общества, хотя при этом не избежно растет социальная дифференциация, регулирование кото рой в современной социально ориентированной рыночной эконо мике становится одной из важнейших функций государства.

Противоречия переходного периода порождены самим фактом преобразования отношений собственности, в ходе которого изме няется социальный статус каждого члена общества. Расставание с этим статусом в постсоциалистической стране оказалось крайне болезненным в силу его уникальности, не говоря уже о том, что та кой переход сопровождался трансформационным спадом, а следо вательно, массовой нищетой и безработицей.

Вместе с тем и поляризация общества — органическое свойство данной эпохи. Суть этой поляризации — накопление богатства в руках немногих путем отчуждения от средств производства подав ляющей части населения. При такой ломке не могла сохраниться и прежняя социальная система в облике общественных фондов по требления. А потому вполне естественно, что переходная россий ская экономика в полной мере продемонстрировала присущий ей асоциальный характер даже в условиях широкого прокоммунисти ческого движения, высокой активности коммунистических лиде ров, доминирования фракции КПРФ в российском парламенте на протяжении едва ли не всех 90-х годов. Переломить ситуацию им так и не удалось в силу, прежде всего, объективных причин, хотя их активность представляет собой скорее дань традициям социальной демагогии советских лет, а в еще большей мере служит способом сохранения своего доверчивого электората, а следовательно, и сво его пребывания у власти, у государственной кормушки, в облике все тех же благополучно сохраненных для себя и приумноженных в разоренной стране привилегий, при полной поддержке фракции КПРФ.

Российское государство сумело решить едва ли не самую глав ную и сложную проблему переходной эпохи — проблему обеспече ния социального мира в стране в период, когда все население рас ставалось со статусом сособственника с соответствующими спосо бами его экономической реализации. И это при том, что оно неред ко оставалось безучастным к грубому нарушению трудового зако нодательства со стороны частного бизнеса, само прибегало к несво евременной выплате заработной платы и социальных пособий, не препятствовало процессу первичного капиталообразования, в том числе и путем разорения населения и предприятий реального сек тора коммерческими банками и прочими финансовыми структура ми, и даже само активно включилось в этот процесс, возведя фи нансовую пирамиду в облике рынка государственных ценных бу маг. Иными словами, действовало в соответствии с потребностями нарождающегося класса собственников, создавая наиболее благо приятные условия для отделения непосредственного производите ля от средств производства, для скорейшего накопления денежно го капитала, для превращения основных производственных фондов в промышленный капитал. И не его вина в том, что экспроприации подлежала общенародная собственность, в силу чего реформирова ние сопровождалось резким снижением жизненного уровня насе ления.

Коль скоро процесс рыночной трансформации является сти хийным по своей природе, то так называемая неуправляемость эко номикой со стороны государства отнюдь не воспрепятствовала движению к рынку, которое в любом случае сопровождалось бы разрушительными процессами, так как всякий кризис снимает ра нее накопленные противоречия единственно доступным ему на сильственным путем. Иного механизма историей не наработано.

Завершение в основном раздела и передела объектов собствен ности ставит на первый план проблему структурной диверсифика ции народного хозяйства, что выдвигает перед государством прин ципиально иные задачи, включая разработку под ее решение долго срочной программы преобразований. Назрела потребность в ситу ации, когда «право и «труд» действительно превращаются в факто ры экономического развития. Об этом писал Л. фон Мизес. В его интерпретации насилие и закон, война и мир являются крайними полюсами общественной жизни, содержанием которой выступает экономическая деятельность. Последняя для своего осуществления требует мира и закона, что в состоянии обеспечить только государ ство в качестве законодательного института.

Решать все эти проблемы призвано государство как субъект ма кроэкономики, что вполне осознается политическими лидерами.

Особое место занимают рыночные преобразования в КНР, к числу постсоциалистических стран себя не относящей. Правящая партийная элита проявила вполне уместные терпимость, осмотри тельность, осторожность, приступая к возведению «рыночной эко номики в условиях социализма». Тем не менее эти «условия» весь ма успешно преодолеваются на протяжении всех лет реформы. Не исключено, что по истечении нескольких десятилетий только и ос танется, что «китайская специфика», но не социализма, а рыноч ной экономики. Китайские реформаторы, сохранив государствен ную собственность, государственные институты управления, про являя изощренную гибкость в регулировании национальной эко номики, полностью контролируют ситуацию в стране на протяже нии всех лет преобразований, последовательно идя по пути, с од ной стороны, совершенствования отношений государственной собственности, коммерциализации деятельности государственных предприятий, с другой — широкого развертывания частнопредпри нимательской деятельности, основой чего стало снятие ее запрета, деколлективизации сельского хозяйства в ходе аграрной реформы, что создало предпосылки для свободного развития в аграрном сек торе рыночных отношений, где занято около 70% населения стра ны. Осуществляется также столь значимая политика экономичес кого зонирования, создавшая предпосылки для формирования ры ночного сектора в национальной экономике усилиями иностран ного капитала, обладающего к тому же мощным демонстрацион ным эффектом. Особенности китайского социализма, породившие особенности китайской реформы, обусловили особый путь движе ния к рыночным отношениям, от чего последние не перестают быть таковыми. Иными словами, китайская специфика не устраня ет общей закономерности движения к принципиально иной соци ально-экономической системе, чему и обязана китайская эконо мика своими успехами, достигнутыми за годы реформирования.

Итак, роль государства в рыночных преобразованиях может быть различной в зависимости от избранной модели реформирова ния. Либеральная модель в наибольшей мере способствует развер тыванию ПНК. в классическом виде, то есть с преобладанием сти хийных процессов, а потому именно здесь наиболее полно прояв ляются закономерности этого процесса.

Но и градуалистская модель не устраняет этого процесса, хотя сохранение государственного сектора означает сохранение и функций государства отнюдь не только в пределах этого сектора, однако изменяющихся по мере изменения соотношения между государственным и частным секторами, по мере становления рыночных отношений. Государство, сохранив государственный сектор, оказалось способным взять под свой полный контроль фактическое разгосударствление национальной экономики, прои сходящее путем параллельного формирования частного сектора.

Как уже отмечалось, насилие составляет внутренний момент всякого переходного периода. Более того, оно имеет сугубо эконо мическое происхождение, коренящееся в природе данного пери ода. Питательной средой насилия становится само содержание пе реходного периода. Передел ранее созданных объектов собствен ности на основе общественного договора не осуществить, а потому приходится прибегать не только к уловкам изощренного ума, но и к грубой физической силе с использованием оружия.

В основе происхождения вновь формирующихся в России отно шений собственности лежит раздел и передел объектов государ ственной собственности. Если раздел государственного имущества, начавшийся сразу после официального провозглашения рыночных преобразований, осуществлялся в соответствии с принятым в этой связи законодательством, хотя и здесь не обошлось без его наруше ния, то постприватизационный передел поделенного оказался кри минализированным едва ли не в полной мере, в связи с чем и полу чил название «черного передела». И проблема состояла не только в неспособности государства противостоять криминалу, но прежде всего в том, что начавшейся уже в середине 1994 г. денежной прива тизации предшествовал слишком короткий период накопления де нежного капитала, если учесть, что в советский период он сформи роваться не мог, а на продажу выставлялись такие гиганты совет ской промышленности, как, например, Уралмашзавод, ЗИЛ, круп нейшие даже по мировым меркам машиностроительные, металлур гические и алюминиевые комбинаты и заводы. И это было прави лом, так как советская экономика была в высшей степени монопо лизирована. Борьба, успех в которой определялся не только и даже не столько масштабами накопленного денежного капитала, сколько готовностью использовать все доступные средства, включая и на сильственные, развернулась между представителями российского бизнеса. А потому сама денежная приватизация, последовавшая консолидация пакетов акций в ходе слияний и поглощений сопро вождалась в 90-е годы едва ли не массовым отстрелом конкурентов.

Как говорил незабвенный Иосиф Виссарионович, «нет человека — и нет проблемы». Облагораживание правовым оформлением столь кровавых по своему происхождению отношений собственности происходит лишь по мере завершения этого процесса, коль скоро правовые отношения вторичны относительно экономических.

Мощным сдерживающим началом в развернувшихся в пере ходной экономике баталиях за объекты государственной соб ственности могла бы служить религия как институт нравственно сти, как созидательная сила общественного развития, предотвра щающая разрушительные последствия нарушения абсолютных законов нравственности. Еще А.Маршалл четко сформулировал ее значимость в развитии человеческого общества. В его интер претации, «две великие силы формируют мировую историю — ре лигия и экономика», причем первое место он отводил религии, что вполне логично. Ведь законы нравственности — это законы взаимоотношений между людьми, пронизывающие все стороны жизнедеятельности общества. А потому следование этим законам в известной мере защищает от нарушения и других объективных законов — экономических и естественных. Человечеству понадо билось немало времени, чтобы убедиться в преимуществах для всех участников честной, то есть с соблюдением законов нрав ственности, конкуренции.

Примечательны и весьма значимы в этом смысле события Французской революции. Попытка отвергнуть Бога ужаснула даже Робеспьера, провозгласившего в Конвенте культ Высшего сущест ва и сжегшего картонную статую атеизма в Тюильрийском саду.

А шесть лет спустя консул Бонапарт произнес замечательные сло ва: «Никакое общество не может существовать без морали, а насто ящая мораль немыслима вне религии. Следовательно, прочную и постоянную опору государству дает только религия».

В России революция смела церковь, отбросила религию и про возгласила официальной идеологией атеизм. На протяжении целых десятилетий религия была сознательно исключена из обществен ного сознания, из общественной жизни, а потому и была лишена возможности выполнять свою созидательную функцию. Это обсто ятельство явилось одним из важнейших факторов разрушения нравственных основ советского общества. Однако были и другие, как то: массовая бедность, деградирующая личность, жилищная теснота коммунальных квартир, формирующая, по словам А.Мар шалла, «нравственных уродов». Это утверждали и русские писатели М.Булгаков и Ю.Нагибин.

Не менее важно и то, что официальная идеология в течение де сятилетий насаждалась насильственно, под неусыпным контролем карательных органов, попиравших своей деятельностью (растле вавшей души не только палачей, но и их жертв, в том числе и по тенциальных, отравленных всеобщим патологическим страхом) самые глубокие основы нравственности. Всеобщая слежка, доно сительство, разоблачения, будучи глубоко безнравственными по своей природе, становились нормами массового общественного со знания и поведения.

Разрушению нравственных основ в жизни общества в немалой мере способствовала и поставленная вне закона рыночная по сво ей социально-экономической природе теневая экономика, разви вавшаяся с первых лет советской власти в недрах официальной экономики в силу объективных закономерностей, которые произ вольно устранить нельзя. Негативный опыт теневой предпринима тельской деятельности не только сохранился в годы рыночной трансформации, но и был подхвачен экономическими агентами становящейся рыночной экономики и перенесен в принципиаль но новую эпоху, породившую новые мотивы для его широкого использования.

При таких исходных исторических предпосылках насилие в пе реходной российской экономике не могло не принять массового характера и самых изощренных форм. На почве начавшегося разде ла и передела объектов государственной собственности даже убий ства приняли массовый характер. Безнравственность оказалась нормой жизни для миллионов начинающих предпринимателей, что и породило вседозволенность в способах борьбы за место под солнцем. Ею питается нечеловеческая жестокость конкурентной борьбы. И если эпоха ПНК по определению слабо совместима с за конами нравственности, то в стране официального атеизма, в стра не с разрушенной за годы социализма духовно-нравственной сре дой их соблюдению и вовсе не оказалось места, хотя эти законы имеют абсолютную силу и нарушать их безнаказанно так же невоз можно, как и законы развития природы и общества.

Противоречия между законами нравственности и разгулом на силия в эпоху ПНК разрешаются постепенным осознанием созида тельной силы этих законов, возрождением церкви как института нравственности, углублением законотворческой деятельности го сударства, ориентированной на укрепление нравственных основ жизнедеятельности общества во всем многообразии ее проявлений.

Особую специфику ПНК в России придает фактор времени.

Страна вступила в данную эпоху с большим запозданием. Как извест но, в странах Запада она завершилась несколько столетий назад.

Это обстоятельство усложняет процесс первичного капиталообра зования, по крайней мере в силу следующих обстоятельств:

- в условиях, когда в стране существует неблагоприятный инве стиционный климат, что свойственно всякой переходной экономи ке, формирующийся в ней денежный капитал в значительных раз мерах был вывезен в 90-е годы за границу, где уже давно сложились благоприятные условия для его приложения едва ли не в любой сфере экономической деятельности;

- отток денежного капитала, и поныне составляющий миллиар ды долларов, сдерживает образование промышленного капитала, удлиняет процесс возрождения реального сектора национальной экономики;

- крайне неблагоприятны условия включения национальной экономики в мировую: они диктуются более развитыми странами, давно и прочно занявшими в ней лидирующие позиции. В их инте ресах закрепление за Россией в мировом экономическом простран стве места поставщика дешевых энергоресурсов, что не вполне от ражает национальные интересы страны, по крайней мере в долго срочной перспективе. Именно такой вариант развития и получил реализацию, к тому же он соответствует частным интересам круп ных российских компаний, сосредоточивших свою деятельность в отраслях ТЭК как наиболее прибыльных, чем в первую очередь обеспечивалось наиболее быстрое личное обогащение крупных ак ционеров и менеджеров, приватизировавших объекты данного комплекса.

Однако совсем не эти отрасли являются доминирующими в по стиндустриальных странах. Изменится ситуация и в российской экономике по мере образования промышленного капитала, по ме ре завершения им индустриального этапа развития. Важно, чтобы сложившаяся на старте в силу объективных причин ситуация не за консервировалась, чтобы макроструктура формировалась исходя из интересов прежде всего национальной, а не мировой экономи ки. Но это уже функция государства, состоящая в том, чтобы суметь переориентировать российский бизнес на формирование макроэкономической структуры, способной создать предпосылки для перехода к постиндустриальному развитию. Пока отечествен ный капитал сам отыскивает для себя наиболее выгодные сферы приложения, руководствуясь собственными интересами, постепен но вовлекая в орбиту своего действия все более широкий круг от раслей в процессе реструктуризации унаследованных от советского периода монополий.

Итак, запоздалое вступление на путь капиталистического разви тия делает его еще более тернистым для стран догоняющего типа, к числу которых относится и Россия.

Вопросы для повторения:

1. Какие критерии могут быть заложены в основу периодизации экономической истории?

2. Чем определяется многообразие типов переходной экономики и каковы они в современную эпоху?

3. Каковы общие черты и особенности переходной экономики?

4. Какие закономерности присущи экономике переходного периода?

5. Чем порождены особенности переходного периода в постсоциа листических странах?

6. Какие факторы определяют становление смешанной модели рыночной экономики в постсоциалистических странах?

7. В чем проявляются особенности первоначального накопления капитала в постсоциалистических странах?

Темы рефератов, докладов, эссе:

1. Критерии периодизации экономической истории и место в ней переходной экономики.

2. Переходная экономика постсоциалистических стран: общие черты и различия.

3. Противоречия экономики переходного периода и пути их преодоления.

4. Рыночная трансформация постсоциалистической экономики как процесс первоначального накопления капитала.

Литература:

1. Экономика переходного периода/Под ред. В.В. Радаева, А.В. Бузгалина. — М.: Изд-во МГУ, 1995 (Введение, гл.1).

2. Красникова Е.В. Развитие капитализма в России век спустя. — М.: ТЕИС, 2003 (гл. 3).

3. ИнсонгЛ. Российский капитализм в эпоху глобализации: задачи и перспективы//Мировая экономика и международные отношения. — 2004, № 2.

4. Маркс К. Капитал//Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. — Т. 23. — М.: Изд-во политической литературы, 1981 (гл. 24).

5. Корнай Я. Системная парадигма//Вопросы экономики.— 2002, № 6. Пороховскш А. Вектор экономического развития.— М.: ТЕИС, 2002 (отделы 1 (8,9) и 2 (4,6) Тема II. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ПЛАНОВОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ И ПРИЧИНЫ ЕЕ КРИЗИСА Истинный последовательный соци ализм есть социализм Маркса в тео рии, социализм русских большеви ков — на практике.

Н.Бердяев План:

1. Соци&пизм как система экономических отношений: особеннос ти возникновения и функционирования.

2. Противоречия социализма как противоречия общенародного присвоения средств производства.

3. Безальтернативность движения постсоциалистических стран к рыночной экономике.

4. Номенклатура — «могильщик» социализма.

2.1. Социализм как система экономических отношений:

особенности возникновения и функционирования Приступая к изучению теории переходной экономики, чрез вычайно важно знать особенности предшествующего развития, так как на нем в конечном счете покоится любой ныне протека ющий процесс. К.Маркс по этому поводу писал: «Люди сами де лают свою историю, но они ее делают не так, как им вздумается, при обстоятельствах, которые не сами они выбрали, а которые непосредственно имеются налицо, даны им и перешли от про шлого. Традиции всех мертвых поколений тяготеют, как кошмар, над умами живых» (К.Маркс и Ф.Энгельс. М., Изд-во политиче ской литературы, 1981, Соч., изд. второе, т. 8, с. 119). Именно поэтому для понимания происходящих в переходной экономике процессов необходимо знать, что представляет собой уходящая система экономических отношений. «Зависимость от предшест вующего развития» признается и современной институциональ ной теорией.

Стартовой площадкой рыночных преобразований в постсоциа листических странах является социализм как экономическая сис тема. Переходная экономика — продукт ее распада. Идея всеобще го равенства, свободы и справедливости, воплотившаяся в конеч ном счете в реальном социализме, имеет многовековую историю.

Ее истоки зародились еще в античном обществе. Более совер шенное общественное устройство было предложено Платоном, безуспешно пытавшимся реализовать свои идеи на практике. Все последующие поколения носителей идеи социального равенства и справедливости занимались по существу тем же. Исходя из лучших побуждений они составляли проекты наиболее совершенного уст ройства столь несовершенной общественной жизни в соответствии с собственными представлениями о добре и зле, о равенстве и спра ведливости. Как правило, это были выходцы из обеспеченных сло ев общества, обладавшие высоким интеллектом и богатым творче ским воображением, равно как и свободным временем, необходи мым для составления подобных проектов. Их попытки переуст ройства мира Ф.-А. Хайек назвал «пагубной самонадеянностью разума», уверовавшего в свою способность решать столь грандиоз ные задачи.

В эпоху классического капитализма идеи социализма проникли в массовое по своим масштабам в XIX в. рабочее движение с четко выраженной антикапиталистической направленностью. В этот же период была создана так называемая концепция научного социа лизма, которой в конечном счете и суждено было реализоваться, хотя совсем не там и не при тех исторических предпосылках, как это мыслили ее авторы — К.Маркс и Ф.Энгельс. Суть их концепции состоит в следующем:

- социализм есть продукт распада капитализма под бременем имманентно присущих ему социально-экономических противоре чий, под воздействием углубления которых все более острую и не примиримую форму принимает классовая борьба пролетариата, призванного историей в конечном счете стать могильщиком капи тализма;

- революционный взрыв произойдет на фазе кризиса, характе ризующегося крайним обострением всех противоречий;

- концепция разработана исходя из анализа реалий вполне зре лого капитализма, в его классическом виде представленного в Англии и ряде других западноевропейских стран, где он выполнил свою историческую миссию в области развития производительных сил — осуществил индустриализацию и тем самым подготовил материальные предпосылки для возникновения иной системы экономических отношений - коммунизма, первой фазой которого явится социализм, то есть незрелый коммунизм.

Авторами данной концепции прописаны, хотя и в самой общей форме (а иначе невозможно, так как речь шла о прогнозе), наибо лее существенные черты будущего общества, к числу которых были отнесены следующие:

- установление общественной собственности на обобществлен ные в процессе концентрации и централизации производства сред ства производства, субъектами которой явятся создавшие их трудя щиеся;

- управление народным хозяйством из единого экономическо го центра;

- механизмом хозяйствования становится директивное народ но-хозяйственное планирование;

- распределение материальных благ и услуг будет осуществлять ся в соответствии с трудовым вкладом каждого работника, но при этом общественно значимые блага и услуги предоставляются всем членам социалистического общества, преимущественно бесплатно;

- введение всеобщей гарантированной занятости трудоспособ ного населения как основы трудовых доходов, коль скоро нетрудо вые доходы данной системой экономических отношений исключа ются.

Подчеркнем также еще одно весьма важное для понимания природы социализма в марксистском толковании обстоятельство:

в нем нет места товарно-денежным, рыночным отношениям. «Раз общество, — писал Ф.Энгельс, — возьмет во владение средства производства, то будет устранено товарное производство, а вместе с тем и господство продукта над производителями» (Ф.Энгельс.

Анти-Дюринг. К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., издание второе., том 20, с. 294. М., Государственное издательство политической литературы.

1961). Механизмом регулирования общественного производства станет планомерная организация: «Анархия внутри общественного производства заменяется планомерной, сознательной организацией» (там же, том 4, с.334).

Концепция была разработана для Англии как наиболее капита листически развитой страны, а также ей подобных, как созревших в ходе индустриализации для социалистических преобразований.

Однако по иронии судьбы она оказалась реализованной на практике в едва вступившей на путь капиталистического развития России. Решающее значение в победе социалистической револю ции в этой стране имело множество обстоятельств ее историческо го развития. Назовем некоторые из них:

- переходное состояние российской экономики на рубеже ве ков и вследствие этого слабость политической власти господству ющего класса как сходящего с исторической сцены, равно как и приходящего ему на смену класса, еще не успевшего набрать эко номическую мощь и способность управлять политической ситуа цией в стране;

- присущая всякой переходной экономике острота социально экономических противоречий, сама по себе чреватая глубокими социальными потрясениями, была крайне усугублена под воздей ствием неудач, обрушившихся на Россию в ходе сначала Русско японской, а еще более — Первой мировой войны, что привело к «массовому подавлению основных базовых инстинктов большин ства населения» страны, вследствие чего при слабости существу ющей политической власти, в силу этой слабости неспособной контролировать ситуацию в стране, революционный взрыв ока зался неизбежным. Отметим, что Питирим Сорокин в возникно вении именно такой ситуации видел главную причину всякой ре волюции;

- свойственная переходному периоду альтернативность раз вития, позволившая в условиях крайнего обострения противоре чий отступить от общих закономерностей экономического дви жения, в соответствии с которыми от натурального, феодально го по своей социально-экономической природе хозяйства обще ство движется к рыночному капиталистическому, придать мощ ному антидворянскому по своему содержанию демократическо му движению, зародившемуся в России еще в середине XIX в., чуждый ему в некапиталистической стране антикапиталистичес кий характер.

Однако вследствие непреодолимости общих закономер ностей, имеющих абсолютную силу, последние самым естест венным образом возобладали вновь по истечении нескольких десятилетий социалистических экспериментов, в полной мере выявивших на практике теоретическую несостоятельность концепции научного социализма, заложенной в их основу в качестве теоретической базы.

Такое отступление во многом было предопределено поддержкой широкой массой экономически и политически невежественного, а сплошь и рядом просто безграмотного населения той партии, которая сумела выдвинуть наиболее простые и доступные для его понимания лозунги, лживость которых обнаружилась слишком поздно, чтобы повернуть события вспять, тем более что энергетическая усталость населения, прошедшего через горнило революции и кровавой гражданской войны, была чрезвычайно высока;

- традиции общинного землепользования, равно как и сильного государства деспотического характера, свойственного всякой империи. То и другое вполне соответствовало идее социализма в марксистском толковании как системе совместного присвоения средств производства и управления из единого центра;

- наконец немаловажное значение имело наличие в стране лидеров «авантюристического толка» (Н.Бердяев), сумевших воспользоваться революционной ситуацией в целях захвата политической власти, что и позволило им реализовать на практике концепцию научного социализма.

Как видим, происхождение социалистической революции объясняется множеством причин. В заключение приведем слова выдающегося русского философа С.Франка о том, что мощное демократическое движение, зародившееся в России еще в середине XIX века, будучи антидворянским по своему содержа нию, приняло чуждый ему в феодальной стране антибуржуазный характер. Такой характер был насильственно и едва ли не исклю чительно уголовными методами навязан этому движению лидера ми марксистского толка. Последними были предложены настра давшемуся народу не только доступные для их понимания и при емлемые лозунги, но и способы их реализации, а именно экс проприация экспроприаторов, означавшая в просторечии «грабь награбленное», во имя чего и была осуществлена революция. По следняя обладала огромным разрушительным потенциалом. Она была подобна «нашествию внутренних варваров», в порыве рево люционной одержимости безжалостно уничтожавших матери альные и духовные ценности и уж тем более — классовых врагов.

А после ее успешного завершения «сектанты-фанатики... стали уже планомерно насаждать подлинный социализм, то есть творить дело вдвойне бессмысленное и губительное не только по своей объективной нецелесообразности (ибо социализм, как это теперь очевидно всякому, есть внутренне ложная, несостоятельная систе ма народного хозяйства), но и по своему полному несоответствию даже стихийным потребностям и инстинктам народных масс» (С.Франк. Из размышлений о русской революции. Новый мир, 1990, №4, с.217).

Итак, именно вследствие уникального сочетания всех этих в равной степени значимых обстоятельств, сложившихся в переход ный период, социализм и оказался «неотвратимой судьбой России» (Н.Бердяев). Именно переходный период характеризуется утратой экономической и политической мощи прежнего господствующего класса, тогда как новый не успел ее еще набрать. Это и породило безвластие, вакуум власти, чем не преминули воспользоваться по литические авантюристы в целях реализации столь привлекатель ной в их глазах концепции научного социализма.

Возникновение социализма явилось не всего лишь и не просто преждевременным, но грубым отступлением от закономерностей мирового экономического процесса. И уже вследствие этого он не имел большого будущего. Закономерности экономического разви тия имеют такую же абсолютную силу, как и другие, например за коны природы или нравственности. Нарушение любого из них всегда сопровождается разрушительными последствиями, что, од нако, вследствие временного лага между тем и другим далеко не всегда осознается человеком и человечеством. Для России такое нарушение обернулось еще большим увеличением разрыва в уров не экономического развития относительно развитых стран, если этот уровень измерять не количеством танков и ракет на душу на селения, а степенью удовлетворения потребностей членов обще ства, так как именно это является целью всякой экономической деятельности.

Такое отступление ныне тем более очевидно, что на путь социа лизма в его марксистском толковании так и не вступила ни одна из развитых стран, хотя каждой из них сполна пройден не только инду стриальный этап развития производительных сил, рассматривав шийся авторами концепции научного социализма достаточным ма териальным основанием для становления социализма, но в значи тельной мере освоен постиндустриальный. Более того, перспектива преодоления современного многообразия форм индивидуального и совместного присвоения средств производства в рамках постиндус триального общества и установления общенародной собственности так и не просматривается. Скорее можно говорить о ренессансе ин дивидуальной формы собственности, о возникновении и широком распространении ее особой разновидности — интеллектуальной, «бестелесной», что питает экономическую обособленность хозяй ствующих субъектов, а следовательно, и рыночные отношения.

Итак, реальный социализм и есть подлинный социализм, где эта подлинность удостоверяется соответствием построенной системы марксистской доктрине, концепции научного социализма. Иного критерия не дано, так как нигде ни до, ни после такой системы не су ществовало. И уже этим определяется несостоятельность концепций деформированного, мутантного, «казарменного» и прочего социа лизма. То, что называется искажениями природы социализма на практике вследствие отступления от марксистской концепции, хотя таковых попросту не было, в действительности есть внутренние свой ства данной системы экономических отношений, выявить которые могла только практика социалистического хозяйствования. И вслед ствие этого якобы «искажения» были абсолютно неустранимы, о чем свидетельствуют безуспешные попытки «очеловечивания» социализ ма в годы перестройки. Иным он может представляться лишь в научном воображении адептов данной системы.

Советская модель социализма как эталонная для стран сфор мировавшейся в послевоенный период мировой социалистичес кой системы — это отношения общенародного присвоения средств производства, сформированные в процессе ликвидации дорево люционных форм частной собственности путем ее национализа ции в форме конфискации и раскулачивания крестьянства. Обще народная собственность получила юридический статус государ ственной. Наряду с ней была создана кооперативно-колхозная, которая по существу таковой так никогда и не стала. Экономи ческие отношения, складывавшиеся в кооперативно-колхозном секторе, полностью формировались государством и функциони ровали под его всесторонним контролем, что имело четкое эко номическое обоснование: именно государство оказалось собственником основного в сельском хозяйстве средства произ водства — земли. Государственная, то есть общенародная, собственность стала безраздельно господствующей. Символом диктатуры пролетариата явилась коммунистическая партия как партия трудящихся, сосредоточившая в своих руках всю полноту власти.

Реальный социализм как экономическая система характеризо вался отношениями общенародного присвоения жизненных средств и средств производства в качестве господствующих, доминирующих.

Эти отношения регулировались в своем развитии экономическими законами, порожденными отношениями общенародного присвое ния и в этом смысле — специфическими. Среди последних офици альной экономической наукой были обоснованы следующие:

- основной экономический закон как носитель высшей цели, вытекающей из непосредственного способа соединения работника со средствами производства и состоящей в неуклонном повыше нии жизненного уровня трудящихся по мере развития социалисти ческого производства;

- закон планомерности, в соответствии с которым механизмом хозяйствования явилось директивное централизованное народно хозяйственное планирование;

- закон распределения по труду в сочетании с поступлениями общественно значимых благ и услуг через общественные фонды потребления преимущественно бесплатно или за символичес кую плату;

- закон социалистического накопления, в соответствии с кото рым осуществлялось формирование фонда накопления и фонда потребления в рамках национального дохода. Первый был пред назначен для обеспечения расширенного воспроизводства и все общей трудовой занятости, назначение второго — обеспечение неуклонного роста благосостояния народа.

Наряду со специфическими законами, присущими общенарод ной собственности, признавалось действие при социализме и об щих экономических законов. Среди последних назывались такие, как закон повышающейся производительной силы труда, закон возвышающихся потребностей, а также закон преимущественного роста первого подразделения общественного производства относи тельно второго, то есть отраслей тяжелой промышленности отно сительно легкой. Именно так, довольно вольно и не вполне кор ректно и адекватно, интерпретировался обоснованный К.Марксом закон роста органического строения капитала. Этот закон тракто вался как присущий индустриальному этапу развития производи тельных сил, сохраняющий значение и при социализме.

Представленная система экономических законов теоретически выглядела вполне обоснованной. И в самом деле в условиях обще народного присвоения, наделявшего каждого члена общества ста тусом сособственника средств производства, не могло быть иной цели общественного производства. При управлении из единого экономического центра, представляющего интересы всех членов общества, директивное планирование оказывалось единственно возможным механизмом хозяйствования. Распределением матери альных благ и услуг по труду получал реализацию принцип соци ального равенства. Тем более уместной при заведомом неравенстве в потреблении вследствие неравенства самого труда на этапе инду стриального развития была система социальной защиты населения через механизм общественных фондов потребления, доступ к кото рым был равен для всех. Распадение национального дохода на фон ды потребления и накопления предопределялось двумя видами по требления — личного и производительного. Задача социалистичес кого государства в регулировании процесса накопления вполне ло гично усматривалась в том, чтобы обеспечивать оптимальное соот ношение между этими фондами. Критерием такой оптимальности признавалось обеспечение максимально возможного прироста бу дущего потребления за счет текущего производительного при не пременном условии всеобщей гарантированной занятости.

Однако практика социалистического хозяйствования, направ ленная на реализацию общих и специфических экономических за конов, выявила социально-экономические противоречия отноше ний общенародного присвоения, встроенным механизмом разре шения которых, как оказалось, система не обладала. Вследствие этого неизбежным было их накопление, что фатально вело ее к ро ковой развязке. Как уже отмечалось, возникновение социализма как системы явилось нарушением логики экономического разви тия, предпосланной общими закономерностями. Такое нарушение обернулось неспособностью данной системы превратить страну в лидера экономического развития по основным макроэкономичес ким показателям, вывести ее из числа стран догоняющего типа, хо тя ценой неимоверных усилий и была осуществлена индустриали зация. Но она оказалась подчиненной прежде всего милитаризации экономики — в силу необходимости защиты социализма как чуже родной системы в мировом экономическом пространстве, в силу собственных экспансионистских устремлений.

2.2. Противоречия социализма как противоречия общенародного присвоения средств производства Присущие социализму противоречия нашли выражение прежде всего в том, что действие специфических экономических законов привело к совершенно неожиданным социально-экономическим последствиям. Остановимся на наиболее существенных из них.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.