WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Товарищ!

Другое кино – на боевом посту!

Ближайшие издательские планы остаются неизменными – пополнение раздела «Авторских коллекций». В первую очередь, это подборки этапных фильмов из наследия ключевых авторов мирового кино, собранных в фирменные книжки от ДК. Роман Поланский, Пьер Паоло Пазолини, Вонг Кар-вай, Марио Бава, Лоуренс Оливье, Брюно Дюмон, Франсуа Трюффо, Роберто Росселини… – вот план летних релизов. В каждую подборку мы стремимся включить как минимум один ключевой фильм режиссера, наиболее точно / полно характеризующий его творчество, а также добавить другие работы мастера для создания более объемной картины. Например, Дюмон будет представлен ударным дебютом «Жизнь Иисуса» и дополнен «Человечностью», которая наравне с «Розеттой» братьев Дарденнов возвестила приход «новой реальности» в кино образца 2000 года. Трюффо, к примеру, во всех смыслах начинается с «400 ударов». Эту картину нельзя обойти вниманием, но и достраивать следует максимально разнообразными позициями того же периода. Визитной карточкой Кар-Вая по совокупности остается «Любовное настроение», но оно не должно заслонять его яркие ранние работы, сформировавшие культ вокруг гонконгской школы. Для детального обзора творчества в этом номере мы выбрали Марио Баву и Романа Поланского, остальные же персоналии авторской серии ДК традиционно представлены краткими справками в разделе «каталог». Летом выйдет очередной DVD-выпуск серии «Великий немой» – корпус ранних комических лент с новым саундтреком от журнала «Роллинг Стоун» при поддержке компании Майкрософт. Про природу русской комедии артдиректор ДК Ян Левченко поболтал с главным российским специалистом по кинематографу русской эмиграции, историком дореволюционного кино Рашитом Янгировым – читай выдержки беседы в конце журнала. Новинок арт-кино в летнем портфеле ДК немного – это репертуарное направление решено «подморзить». Наши коллеги из других компаний не бросают это благородное дело и продолжают везти в Россию фестивальные хиты. В этой связи нельзя не отметить выход в ограниченный прокат «Прошлого» Эктора Бабенко (12 июня), авторемейка «Забавных игр» Михаэля Ханеке (3 июля), нового фильма Такеси Китано «Банзай, режиссер!» (10 июля), отреставрированной версии «Праха времен» Вонга Кар-вая (28 августа). «Другое кино» в этом ряду представит новейший криминальный боевик, занимающий достойное место в фильмографии Такаси Миике «Вороны: Начало» – экранизацию культового японского комикса. Материал об этой картине – также в разделе «Подробности».

Не спать!

Твое Другое кино.

Новости Леня Бичевин Маша Машкова Олег Макаров В КИНО С 14 АВГУСТА  Кинокомпания «ДК» представляет фильм Игоря Ворсклы ЗАКРЫТЫЕ ПРОСТРАНСТВА Мария МАШКОВА Леонид БИЧЕВИН Олег МАКАРОВ Александр Ф. СКЛЯР Анатолий УЗДЕНСКИЙ Александр ИЛЬИН Нелли УВАРОВА Елена ШЕВЧЕНКО автор сценария и режиссер Игорь ВОРСКЛА оператор-постановщик Руслан ГЕРАСИМЕНКОВ художник-постановщик Виктор НИКОНЕНКО художники по костюмам Елена СТЕПАНОВА Дарья ЗОНОВА Звукорежиссер Филипп ЛАМШИН режиссер монтажа Олег МАЛЫГИН Музыка Леонид Федоров, Владимир Волков исполнительный продюсер Илья ГАВРЮТИН Генеральный продюсер Игорь ЛЕБЕДЕВ © 2008, ООО «Кинокомпания «ДК»  Заправлены в планшеты космические карты!

Третий сезон цикла «Другое кино» с Александром Ф. Скляром на канале Тв3 будет посвящен космической фантастике. Сейчас отборщики слота собирают редчайшие образцы ретрофутуризма с самых первых лет существования кинематографа, попутно решая, какие картины предъявить зрителю в полном объеме, а какие процитировать в передаче «Другое кино», которая традиционно будет предварять показ. Из первых выпусков зритель узнает о достижениях кинофантастики начала XX века на примере немых короткометражек Жоржа Мельеса — «Путешествие на Луну» (Le voyage dans la lune, 1902) и «Невероятное путешествие» (Le voyage travers l’impossible, 1904), советской анимационной агит-короткометражки «Межпланетная революция» (СССР, 1924), первого в мире фильма, где более-менее достоверно было показано возможное космическое путешествие, «Женщина на Луне» (Frau im Mond, 1929) Фрица Ланга, первого советского фантастического фильма «Космический рейс» (СССР, 1935) Василия Журавлева. Послевоенный этап развития кинофантастики предполагается проиллюстрировать фильмом Ирвина Пичела «Место назначения – луна» (Destination Moon, 1950), получившим Оскар за спецэффекты и задавшим стандарты кинофантастики на ближайшее десятилетие. Попытки создания малобюджетного научно-фантастического кино этого периода – «Проект Лунная основа» (1953) Ричарда Телмеджа, «Ракета Икс-Эм» (Rocketship X-M) Курта Ньюманна и, конечно, образец жанра – «План 9 из открытого космоса» (1959) «самого плохого режиссера за всю историю Голливуда» Эда Вуда. Тема космических монстров впервые была удачно представлена в фильме «Нечто» (The Thing From Another World, 1951) Кристиана Найби и Ховарда Хоукса, ставшем предтечей «Чужих». Эта же те ма была разработана в триумфальной «Запретной планете» (1956) Фреда Уилкокса, и во «Вторжении похитителей тел» (Invasion of the Body Snatchers, 1956) Дона Сигела – самом знаменитом из всех фильмов 50-х годов о мимикрирующих космических захватчиках. Особое внимание 60-м годам – время освоения космоса человеком. Запланирована к показу «Планета бурь» (1961) Павла Клушанцева с Георгием Жженовым, которая позже была перемонтирована Питером Богдановчием на студии Роджера Кормана и вышла в американский прокат под названием «Путешествие на планету доисторических женщин» (1968). Такая же участь постигла и советскую фантастику «Небо зовет» (1959) Михаила Карюкова, которая превратилась у Кормана в «Битву за пределами Солнца» (1960). Тогда функции режиссера монтажа исполнял Фрэнсис Форд Коппола. Для полноты картины нельзя обойтись без демонстрации роскошных образцов кинофантастики стран соцлагеря – польско-немецкий блокбастер «Безмолвная звезда» (1959) был задуман как «наш ответ» Голливуду. Полный список картин еще не определен, но уже сейчас понятно, что ТВ3 и «Другое кино» не оставит своими заботами пытливого киномана.

Н О В О С Т И План 9 из открытого космоса (1959 г., реж.: Эд Вуд) Планета бурь (1962 г., реж.: Павел Клушанцев) Закрытые пространства выходят в прокат Премьера трагикомедии «Закрытые пространства» Игоря Ворсклы состоится на Кинотавре. 11 июня эта лента открывает авторскую программу президента ФИПРЕСИ Андрея Плахова «Летняя эйфория». Под этим названием главный кинокритик страны собрал самые радикальные и необычные фильмы сезона. В широкий прокат «ЗП» выходят 14 августа. Не менее 200 копий намерен напечатать официальный прокатчик картины – компания «Централ Партнершип». DVD-дистрибуцией ленты займется компа Место назначения – луна (1950 г., реж.: Ирвин Пигел)   но, больше удовольствия – это кино очень эмоциональное. При просмотре «Закрытых пространств» возникает то самое редкое чувство единения зала, ради которого люди и ходят в кинотеатры».

Н О В О С Книжки от Другого кино Осенью на фирменных стойках ДК появятся первые книжки серии «Другое кино». Они будут прилагаться к DVD-подборкам авторских коллекций от ДК в видеомагазинах, а также продаваться без DVD-нагрузки в обычных книжных магазинах. До конца года свет увидят три выпуска серии, работа над которыми близится к завершению. Из книги пламенного товарища Другого кино, флагмана трэш-культуры Ллойда Кауфмана с длинным названием «Все, что я хотел узнать о кинопроизводстве, я узнал от Токсичного Мстителя», специально переведенной на русский язык для данного издания, фанаты «Тромы» узнают, как скромный выпускник Йельского университета и однокашник Джорджа Буша дошел до блокбастера «Атака куриных зомби». Книжку «Вим Ведерс в поисках Америки» специально по заказу ДК написал киновед, режиссер цикла передач «От киноавангарда к видеоарту» и автор сценариев телепередач «Другое кино. Страх» сезона 2007-2008 годов Олег Косолапов. Автор книжки «Феллини и его фильмы» – известный критик Мария Кувшинова, ее рецензии и репортажи привлекали читателей «Еженедельного Журнала» и New Times, «Известий» и «Ведомостей», «Сеанса» и «Искусства Кино». В настоящее время Мария Кувшинова – заместитель главного редактора российской версии журнала о кино «Empire». Книги о ведущих режиссерах, чьи фильмы издаются в серии «ДК. Авторские коллекции», строятся как оригинальные обзоры творчества с добавлением эксклюзивных интервью и других переводных материалов. Оформлены книги в фирменном стиле «Авторских коллекций», так как являются их логическим дополнением.

Т И ния «Мюзик Трейд» – крупнейший дистрибьютор российского кино. Первые фокус-группы привели к неожиданным результатам: кино, первоначально рассматриваемое продюсерами как локальный продукт для продвинутой аудитории, вдруг вызвало бурю позитивных эмоций у самых разных зрителей – от 14-летних подростков до 40-летних серьезных зрителей. В фильме оказалось достаточно экшна и смысловых «слоев», чтобы зацепить разную аудиторию. Всеми зрителями была особо отмечена «европейскость» картины – в манере съемки, монтаже, цветовых решениях, самой атмосфере. Практически все признавались, что продолжали думать о фильме даже спустя несколько дней. «Несмотря на позитивные результаты первых тестов, мы не будем размывать рекламную кампанию картины, – говорит продюсер Игорь Лебедев. – Наша аудитория – 14-20 лет, именно этого зрителя мы будем цеплять и заманивать на фильм. Наше кино, в первую очередь, для молодежи. Более старшее поколение либо приведет в кинозал позитивное «сарафанное радио», либо оно ознакомится с картиной в более комфортной домашней обстановке, купив DVD. Хотя в кинозале, конеч   Великий немой- В апреле-мае 2008 года на площадке клуба Б2 с большим успехом прошел четвертый этап фестиваля «Великий Немой» – совместного проекта «Другого Кино» и журнала Rolling Stone. Начиная с 2004 года совместными усилиями двух брэндов известные российские группы создают новый саундтрек к архивным немым лентам, зачастую сохранившимся исключительно в запасниках Госфильмофонда. На этот раз отборщики «Другого Кино» составили уникальную программу комических лент, снятых в России в 1910-е годы. В отличие от салонных драм, русские комические картины считались современниками и, тем более, советскими культурными деятелями, чем-то предельно легкомысленным и не достойным внимания. Сохранилось их крайне мало, некоторые – только во фрагментах. Среди лучших образцов – «Роман с контрабасом» Кая Хансена (1912) и «Антошу корсет погубил» с участием известного рижского комика Антона Фетнера (1916), «Дядюшкина квартира» (1913) Петра Чардынина и цикл приключений Лысого в исполнении Робера Рейнольса, шедевры Владислава Старевича «Месть кинематографического оператора» и «Ночь перед Рождеством» (1913). В озвучивании фильмов приняли участие культовые музыканты – проект Олега Гитаркина Messer Chups, творческое объединение «Пакава Ить», любимые всем прогрессивным человечеством «Запрещенные барабанщики» и особенно почитаемые петербуржцы «Markscheider Kunst». Летом отреставрированные ленты с новым саундтреком выходят на DVD в фирменной серии «Другое Кино».

Одиннадцатый сезон Пуаро Не так давно в магазинах появилась подарочная коробка с 40 дисками, включающими все 10 сезонов «Пуаро» с Дэвидом Суше. Несмотря на высокую цену, уже продано полторы тысячи «сундучков». В конце весны «Кармен Видео» заключила контракт с британской компанией «Granada International» на фильмы 11-го сезона, работа над которыми близится к завершению. Перед началом съемок Суше заявил, что этот сезон станет последним – больше актер не намерен возвращаться к образу легендарного сыщика. Всего запланировано 4 полнометражных фильма (по 90 мин.). Два из них практически завершены и осенью будут представлены на российском рынке. Эти ленты можно назвать своего рода энциклопедиями основных мотивов, на которых строятся истории о Пуаро. Однако наряду с классическими детективными формулами здесь присутствует и актуальный контекст, в частности, политика и международный шпионаж. В фильме «Кот среди голубей» принцессу одного из ближневосточных королевств пытаются похитить революционеры-повстанцы. А в ленте «Миссис Гинти мертва» интрига строится вокруг несправедливого обвинения в убийстве. Пуаро делает все, чтобы помочь обвиняемому, но не замечает, что сам подвергается смертельной опасности. Эти картины автоматически стали событиями телевизионного сезона в Британии и, без всякого сомнения, достойно увенчают коллекцию настоящего ценителя Эркюля Пуаро.

Н О В О С Т И Стивен Фрай на все лето Поклонников творчества Стивена Фрая ожидает новая порция впечатлений. В мае «Кармен Видео» выпустило британский сериал «Абсолютная власть» (Absolute Power), созданный в 2003-2005 гг. каналом BBC-2. На экране – буд   ни PR-конторы во главе с Чарльзем Прентиссом в исполнении душки Фрая. В тандеме со своим коллегой Мартином МакКейбом (Джон Берд) партнеры вдохновенно трудятся на ниве подтасовки фактов, запуска медиавирусов и прочих манипуляций из репертуара белого и черно пиара. Проект поначалу существовал в виде регулярной радиопередачи, скетчи для которой писали признанные авторитеты в области медиатехнологий, не чуждые традиции тонкого британского юмора. Невероятная популярность передачи и самого Стивена Фрая подтолкнула создателей перенести историю на экран. Для них, как и для вечно молодого и озорного мистера Фрая, нет запретных тем. Они вволю смеются над глупостью и пошлостью, дружески трунят над ханжеством и чопорностью. В июне на DVD выйдет еще один подарок для тех, кто растащил на цитаты «Дживса и Вустера». Это первые 6 эпизодов новейшего сериала «Kingdom» (2007), который в русской версии будет называться «Питер Кингдом вас не бросит». Так зовут адвоката (Стивен Фрай), живущего в маленьком городке Маркет Шипбороу и занимающегося маленькими делами местных жителей. Этот неуклюжий человечек с большой душой беззаветно предан своей профессии. Она не приносит ему больших денег, зато своих клиентов он любит, как своих родственников. Он внимательно разбирается с самым мелким делом, ведь и оно может скрывать в себе массу загадок. Как любит повторять Питер Кингдом, «если бы люди не хранили секреты, жизнь была бы куда проще». Но проще не получается. Иначе не было бы никакого кино… О путешествиях по странам и эпохам уморительного негодяя Блэкедера мир впервые узнал в далеком 1983 году. С тех пор слава Черной Гадюки распространилась повсеместно, сериал занял почетное место в двадцатке лучших британских программ XX века и обрел фанатов по всему миру. Основное занятие Блэкедера и его верного помощника Болдрика (Том Робинсон) – появиться в самом неподходящем месте в самое неподходящее время и попытаться изменить ход истории: претендовать на британскую корону, враждовать с епископом Кентерберийским, взять в свои руки ход сражений Первой Мировой. Именно «Черная гадюка» показала зрителю, как легко и весело можно обращаться со священной, привычно неприкасаемой Историей, как можно и даже нужно для профилактики ума и души подшучивать над всем великим и ужасным. Последний сезон сериала вышел в 1989 году, позднее было снято несколько полнометражных фильмов, объединенных теми же сквозными персонажами и аналогичной стилистикой. В августе «Кармен Видео» начинает выпуск канонического корпуса сериала.

Н О В О С Т И Черная Гадюка в России В августе «Кармен Видео» начнет выпуск легендарного британского ситкома о приключениях Черной Гадюки – вымышленного герцога Эдмунда Блэкедера (Black Adder) в исполнении неподражаемого Роуэна Аткинсона.

Здесь можно купить Другое Кино:

Каталог 1 Сеть гипермаркетов «Ашан» и «Ашан-Сити» 1 Золото ДК К Педро Альмодовар А Т Сегодня и всегда – классические имена в авторских коллекциях «Другого Кино» Том 1: Закон желания / La Ley del deseo (1987), Женщины на грани нервного срыва / Mujeres al borde de un ataque de nervios (1988), Свяжи меня! Atame! (1990). Том 2: Нескромное обаяние порока / Entre tinieblas 1983), За что мне это? / Qu he hecho yo para merecer esto? (1984), Кика / Kika (1993) А Л О Г Вим Вендерс Том 1: Ложное движение / Falsche Bewegung (1975), Американский друг / Amerikanische Freund (1977), Токио-га / Tokyo-Ga (1985), Небо над Берлином / Der Himmel uber Berlin (1987), Записки об одежде и городах / Aufzeichnungen zu Kleidern und Stadten (1989) Том 2: Алиса в городах / Alice in den Stadten (1974), С течением времени / Im Lauf der Zeit (1976), Положение вещей / Der Stand der dinge (1982), Небо над Берлином-2 (Так далеко, так близко) / In weter Ferne, so nah! (1989).

Брайан Де Пальма Джим Джармуш Подставное тело / Body Double (1984), Военные потери / Casualties of War (1989), Черная орхидея / Black Dahlia (2006) Том 1: Отпуск без конца / Permanent Vacation (1980), Более странно, чем в раю / Stranger Than Paradise (1984), Мертвец / Dead Man (1995), Год лошади / Year of the Horse (1997) Том 2: Вне закона / Down by Law (1986), Таинственный поезд / Mystery Train (1989), Ночь на Земле / Night on Earth (1991), Кофе и сигареты / Coffee and Cigarettes (2003) Ларри Кларк Еще один день в раю / Another Day In Paradise (1998), Кен Парк / Ken Park (2001), Ну чё, рокеры? / Wassup Rockers (2005) Эмир Кустурица Том 1: Невесты приходят / Nevjeste dolaze (1978), Папа в командировке / Otac na sluzbenom putu (1985), Время цыган / Dom za vesanje (1988) Том 2: Кафе «Титаник» / Bife Titanik (1979), Помнишь ли ты, Долли Белл? / Sjecas li se, Dolly Bell? (1981), Андеграунд / Underground (1995), Истории на «Супер 8» / Super 8 Stories (2001) Роберт Олтман 1 Калифорнийский покер / California Split (1974) Винсент и Тео / Vincent and Theo (1990) Госфорд Парк / Gosford Park (2001) 1 Микеланджело Антониони (1912-2007) Марио Бава (1914-1980) К А Т А Л О Г К А Т А Л О Г Ч еловек, снявший в 2004 г. новеллу из альманаха «Эрос» (двое соавторов – Вонг КарВай и Стивен Содерберг), а в 2000-м – полный метр «Просто быть с тобой», начал работать в кино, когда основной массы современных кинематографистов еще не было на свете. Последний мастодонт в ряду великих итальянцев минувшего века, его ровесник и хранитель, Микеланджело Антониони поступил в Римскую киношколу в 27 лет. Шел 1939 год, началась война, но в Италии все равно снималось кино, издавались киножурналы. В них Антониони начинал как критик, в определенном смысле предвосхитив опыт французской «новой волны», чьи звезды считали хорошим тоном идти от теории к практике, а не наоборот. В 1942 году Антониони уже ассистировал Марселю Карне на съемках «Вечерних посетителей», но его полнометражный игровой дебют вышел только в 1950-м («Хроника одной любви»). Стабильный и сравнительно скромный успех последующих картин Антониони не предвещал того взрыва, который произвели его фильмы, снятые в промежутке между 1960 и 1975 годами. Уже «Крик» 1957 года обозначил новый рубеж в биографии режиссера, а тетралогия «Приключение», «Ночь», «Затмение» и «Красная пустыня», не говоря уже о «Фотоувеличении» и «Забриски пойнт», составили золотой фонд кинематографа 1960-х, выразив эпоху с ее показным цинизмом, за которым скрывалась искренняя вера в грядущие перемены. В дальнейшем Антониони снизил съемочную активность, с годами превратившись в живой символ, который лишь изредка удостаивал публику своим появлением – то в роли самого себя у Вима Вендерса, то рядом с ним, но уже в режиссерском кресле. До своего столетнего юбилея режиссер не дожил каких-то пять лет.

О Красная пустыня Il Deserto Rosso (1964) Профессия – репортер Professione: Reporter aka The Passenger (1975) Идентификация женщины Identificazione di una donna (1982) н родился в год выхода легендарной «Кабирии» Джованни Пастроне, на которой работал декоратором его отец Эугенио Бава. В качестве оператора Марио Бава снял почти 50 картин, заслужив звание «волшебника спецэффектов». Бесценный визуальный опыт пригодился ему во время работы над хиреющим проектом «Вампир» (1956), где пришлось доснимать материал вместо сбежавшего постановщика. Так на свет появился 42-летний дебютант, которому в ближайшие полтора десятилетия будет суждено создать культовый ныне «желтый» жанр (Джалло) – смесь гротескного макабра, цитатной игры и безбрежной иронии. Правда, на следующем фильме «Каптики – бессмертный монстр» (1959) история повторилась: Бава доделывал картину вместо того же Риккардо Фреда. Больше он назад не оглядывался. Лишь кипящим вдохновением и фонтанирующей страстью можно объяснить появление в течение одного сезона 1963-64 годов таких шедевров, как «Черная суббота» («Три лица страха»), «Девушка, которая слишком много знала», «Плеть и тело», «Кровь и черные кружева». Тем не менее, до самой смерти Бава оставался маргинальной фигурой и не был уверен в своих достижениях. Его последователи Лючио Фульчи и Дарио Ардженто оказались не в пример успешнее. Зато именно «Бешеные псы» 1974 года дали имя одной известной ныне истории, сделав которую, Тарантино посмотрел оригинал и признал, что так и не сумел его превзойти.

Девушка, которая слишком много знала La ragazza che sapeva troppo (1963) Черная суббота он же Три лица страха I tre volti della paura (1963) Операция «Страх» Operazione Paura (1966) 1 1 Бернардо Бертолуччи (род. 1939) Ингмар Бергман (1918 – 2007) К А Т А Л О Г В 1961 году сын поэта и кинокритика Артилио Бертолуччи познакомился с Пьером Паоло Пазолини, который пригласил его ассистентом на съемки картины «Аккатоне». Через год Бернардо Бертолуччи бросает философский факультет Римского университета и снимает свой первый игровой фильм «Костлявая смерть». Следующую картину «Перед революцией» ждал хороший прием, но Бертолуччи не спешил закреплять успех и только в 1968 году выпустил третий фильм – «Партнера» по «Двойнику» Достоевского. Национальная школа гротеска, уже ставший классикой неореализм и метящая в вечность «новая волна» вступают у режиссера в союз громокипящей силы и, что не менее важно, коммерческой хваткости. Следующие фильмы «Стратегия паука», «Конформист» и, в первую очередь, «Последнее танго в Париже» вывели его в первые ряды европейской режиссуры. До конца 1970-х Бертолуччи живет в Италии, затем работает в Англии и Америке, разделяя судьбу многих европейских легионеров Голливуда. Девять «Оскаров» за гладкую, крепко скроенную по лекалам биографию последнего китайского императора и сконфуженное молчание в ответ на пустую, не дотягивающую даже до среднего уровня экранизацию великого романа Пола Боулза «Под покровом небес» – все это следствие неравномерной адаптации к голливудским форматам. В 1990-е Бертолуччи вернул себе блеск европейской славы «Ускользающей красотой», а вышедшие в 2003 году «Мечтатели» обозначили поворот к «прекрасному прошлому», к ярости и величию шестидесятых, о которых Бертолуччи знает не понаслышке. Ведь ностальгия неисчерпаема, как атом.

О Костлявая смерть La Commare Secca (1962) Двадцатый век Novocento (1976) Маленький Будда Little Buddha (1993) кончив накануне Второй мировой войны Стокгольмский университет по специальности «Литература и искусство», Бергман почти сразу начал работать режиссером в Королевском драматическом театре «Драматен». Через год, в 1941-м, он становится сценаристом и режиссером в компании «Свенск фильминдустри» и в 1945 году дебютирует полнометражной картиной «Кризис». Начиная с 1946 года ритм Бергмана – минимум фильм в год, в основном по собственным сценариям. Параллельно он не забывает и о театре, где активно ставит классику – Шекспира, Ибсена, Чехова, Стриндберга… В 1950-60-е годы фильмы Бергмана активно появляются на международных фестивалях, и масштаб шведского гения становится достоянием всего мира. Бергман открыл новые уровни драматизма, ранее неизвестные кино, по-новому увидел невыразимость жизни и страдания, на которые обречен человек протестантской культуры, чьей жертвой режиссер считал и себя. От «Земляничной поляны» (1957) до «Осенней сонаты» (1978) прочерчивается впечатляющая траектория творческого расцвета, итоги которого начинают по-настоящему оценивать только сейчас. В 1980-е Бергман счел свою миссию в кино выполненной и прекратил снимать. Лишь в 2003 году он ненадолго вернулся в профессию, чтобы снять «Сарабанду» и уже навсегда занять почетное место в пантеоне мирового кино.

Том Из жизни марионеток Aus dem Leben der Marionetten (1980) После репетиции Efter Repetitionen (1984) Сарабанда Sarabanda (2003) Том Шепоты и крики Viskningar och rop (1972) Сцены из супружеской жизни Scener ur ett aktenskapp (1973) Осенняя соната Hostsonaten (1978) 1 1 Бертран Блие (род. 1939) Питер Богданович (род. 1939) К А Т А Л О Г О н родился в Париже в семье знаменитого комика Бернара Блие и с юных пет мотался по съемочным площадкам таких асов, как Джон Берри, Жорж Лотнер, Жан Деланнуа, Дени де Ла Пательер и Кристиан Жак. В 23 года Блие выпускает свой первый документальный фильм «Гитлер? Такого не знаю» (1963) и получает «Серебряный парус» в Локарно. Пишет сценарии, которые не может пристроить. 7 лет безуспешно ищет финансирование, но провокационные сюжеты отпугивают продюсеров. Так из невозможности снимать кино возникает писатель. А из усталости, отвращения и ненависти к окружающему обществу потребления появляются «Вальсирующие» (1974), под которые всё-таки удаётся найти бюджет. Сначала во Франции, а потом и за её пределами фильм производит эффект разорвавшейся бомбы. Режиссер становится известен и начинает регулярно снимать. К числу несомненных побед относятся картины «Приготовьте ваши носовые платки» [1978) с той же «вальсирующей» парочкой Депардье-Деваэр (Приз общества американских кинокритиков и Оскар за Лучший иностранный фильм, 1979), «Холодные закуски» (Сезар за Лучший сценарий, 1980), «Слишком красивая для тебя» (Гран-при в Канне, 1989 и сразу 5 Сезаров, 1990) и «Раз, два, три – замри!» (1993), отмеченная многими призами. К настоящему моменту, за примерно 40 лет режиссерской деятельности Блие, написал 21 реализованный сценарий, снял 19 картин и сохранил репутацию безумного эксцентрика, от которого не знаешь, чего ожидать.

Е Вальсирующие Les Valseuses (1974) Приготовьте свои носовые платки Preparez vous mouchoirs (1978) Раз, два, три – замри! Un, deux, trois... Soleil! (1993) сли бы не заокеанское происхождение, то по возрасту, темпераменту и предпочтениям Богданович легко бы вскочил в последний вагон французской «новой волны». Тем более, что и в кино он пришел так, как это было принято у Годара и компании – сделав себе имя в качестве кинокритика. Богданович – настоящий киноман с камерой: все, что он сделал и продолжает делать, пронизано удовольствием от собственной эрудиции. В 1966 году он пришел ассистентом Роджера Кормана на съемки «Диких ангелов», спустя два года дебютировал триллером «Цели», а в 1971-ом снял свой главный шедевр – пронзительный и неповторимый «Последний киносеанс». Ленту признали даже официально – дали сразу несколько «Оскаров». Построенная на киноцитатах комедия «Бумажная луна» (1973) закрепила репутацию Богдановича как одного из самых утонченных американских режиссеров. Он – редкий мастер, умеющий выжать максимум развлечений из высоколобого жанра «кино о кино». Достаточно вспомнить другие его шедевры 1970-х – блестящую стилизацию немой комедии «В чем дело, док?» или «Торговцев грезами», где остроумно воссоздается эпоха первых кинотеатров. В последующие десятилетия Богданович слегка снизил активность (что не помешало успешному прокату мелодрамы «Маска» 1985 года) и работал преимущественно на ТВ. Он много снимается как актер, изредка для разнообразия возвращаясь в режиссерский цех.

Последний киносеанс The Last Picture Show (1971) Торговцы грезами Nickelodeon (1976) Смерть в Голливуде The Cat’s Meow (2001)   Анджей Вайда (род. 1926) Вонг Кар-вай (род. 1958) К А Т А Л О Г В эпоху, когда даже скупые послабления Хрущева получили громкое название «оттепели», имя этого режиссера стало паролем для думающей молодежи стран «варшавского блока». Кто как не он, мальчишкой давший присягу Армии Крайовой и потерявший отца в трагедии Катыни, мог и должен был поставить в 1958 году «Пепел и алмаз», чтобы показать изнанку победы над фашизмом. Вслед за «Поколением» и «Каналом» этот легендарный фильм замкнул трилогию о войне, которой Вайда начал свой путь в кино. Его «Невинные чародеи», с которых начались польские шестидесятые, были вскоре запрещены, а такие ленты, как «Все на продажу» (1968) и «Пейзаж после битвы» (1970), вывели Вайду в число главных режиссеров Восточной Европы. На родине его имя официально произносилось почти сквозь зубы, в кулуарах – с неизменным восторгом. Про «Человека из мрамора» (1976) говорили, что без него движение «Солидарность» не набрало бы столько сторонников, а про «Человека из железа» (1981) – что ему мало одной «Золотой пальмовой ветви». После триумфа в Каннах режиссер много работает во Франции, но после падения Берлинской стены возвращается на родину. Он до сих пор – действующий символ польского кино, награжденный всеми возможными наградами включая «Оскара». Его последний фильм «Катынь» – это еще один опыт ревизии исторический памяти, уже успевший наделать шуму в Европе и обойденный постыдным молчанием в России.

В Дантон Danton (1983) Бесы Les Possedes (1988) Пан Тадеуш Pan Tadeuscz (1999) пятилетнем возрасте Вонг переехал из Шанхая в Гонконг, что и предопределило его судьбу. Дизайнерский факультет политехнического института, затем киношкола TVB с ее свободным расписанием, особенно ценимым по соседству с административно-командным Китаем. До тридцати Кар-вай пишет на заказ сценарии, зарабатывая, помимо денег, еще и стойкое отвращение к печатному слову. Известно, что к своим картинам он, как правило, не дает ни литературной, ни даже режиссерской основы. Сочиняет на ходу, не зная, куда его занесет. В 1988 году снял дебютную ленту, дав ей название известной песни Rolling Stones – As Tears Go By. Это должен был быть обычный гангстерский боевик, каких в Гонконге ежегодно штампуют сотнями. Но сюжет оказался не таким лобовым, а любви и стрельбы на экране было явно меньше, чем обычно. Неожиданный успех картины дал понять, что публика доросла до полутонов и требует более деликатного обращения. Во многом успех зрелых картин Кар-вая середины 1990-х, таких как «Чунгкингкский экспресс» и «Падшие ангелы», связан с участием виртуозного оператора Кристофера Дойла. Создание особой атмосферы, зыбкого мира на границе реальности – во многом его заслуга. Благодаря его изыскам картины Кар-вая пленили Квентина Тарантино, который и занялся раскруткой гонконгского самородка в Штатах. Нынешний Кар-вай – ведущее мировое имя, образец кинематографического истеблишмента, почетный гость фестивалей и председатель высоких жюри. Кто-то считает его поздние фильмы образцом стиля, кто-то – свидетельством успокоенности. Отчасти верно и то, и другое.

Том 2046 Пока не высохнут слезы Счастливы вместе Чунгкингский эксресс Том Дикие дни Любовное настроение (на двух дисках) Падшие ангелы   Алексей Герман (род. 1938) Жан-Люк Годар (род. 1930) К А Т А Л О Г Е го родина – Ленинград, его отец – знаменитый писатель Юрий Герман, его круг – это артисты, писатели и художники, прямо или косвенно сохранявшие традиции упорного и непокорного города в самые лихие времена. После окончания ЛГИТМИКа (мастерская Григория Козинцева) Алексей Герман работал в Смоленском драмтеатре, затем в БДТ у Георгия Товстоногова. Первый полнометражный фильм «Рабочий поселок» снял вторым режиссером с Владимиром Венгеровым, затем – непосредственно перед входом советских войск в Чехословакию – последовал «Седьмой спутник» в соавторстве с Григорием Ароновым. После фильма «Проверка на дорогах», то есть начиная с первой половины 1970-х Герману был фактически закрыт путь в игровое кино. Он пробирался туда партизанскими тропами, создавая сценарии вместе с женой Светланой Кармалитой, отдавая свои кровные сюжеты пусть талантливым, но все же совсем другим режиссерам. В какой-то момент творческая скупость обернулась принципом. За 40 лет в искусстве Герман снял всего пять полнометражных картин – шестая находится в производстве. Все они, не исключая последней, составляют золотой фонд мирового кино. Уникальной особенностью германовской режиссуры является дотошная реконструкция экранизируемых эпох, полностью сохраняющая аромат прошлого. Задолго до датской «Догмы» он разработал киноязык, балансирующий на грани документалистики и наделенный мощной гипнотической силой.

Л Германология. Алексей Герман о себе и о своей работе (2008) Седьмой спутник (1967) Проверка на дорогах (1971) 20 дней без войны (1976) Мой друг Иван Лапшин (1986) Хрусталев, машину! (1998) идер французской «новой волны», создавшей стандарт европейского интеллектуального кино, Жан-Люк Годар начинал как кинокритик. Он и его коллеги по журналу «Кайе дю Синема» инициировали целую моду на движение от теории к практике. Впервые после мастеров советского авангарда в кино пришла плеяда «теоретизирующих художников», чутко следивших за эволюцией своих взглядов. Если в 1952 году Годар определяет кино как «выражение прекрасных чувств», то спустя каких-то восемь лет оно обернется той самой «правдой 24 кадра в секунду» (едва ли не самая популярная сентенция о «новой волне»). Первый фильм Годара «На последнем дыхании» разбил сердце нескольких поколений, выведя на сцену трагического героя-одиночку в исполнении Жана-Поля Бельмондо. В 1960-е годы каждый фильм Годара становился событием, опережая свое время и раздвигая горизонты. В 1970-е он не снижает активности, но мучительно пытается нащупать внезапно потерянный нерв современности и в последующие четверть века окончательно превращается в живого классика, довольствующегося скромными работами для ТВ, предающегося рефлексии и лишь иногда напоминающего о своем величии ярким участием в коллективных проектах («На десять минут старше» и т. д.).

Мужское – женское Masculine, Feminine (1966) Две или три вещи, которые я знаю о ней 2 ou 3 choses que je sais d’elle (1967) Один плюс один, или Сочувствие дьяволу One Plus One aka Sympathy for the Devil (1968) История французского кино Historie du cinema francaise (1998)   Питер Гринуэй (род. 1942) Ким Ки-Дук (род. 1960) К А Т А Л О Г П оследний титан авторского кино прошлого века, Питер Гринуэй шагнул в новое время, чтобы постоянно его опережать. Начинал как художник, в 1960-е годы умудрился попасть со своей выставкой в Галерею Лордов. Короткометражки начал снимать с конца 1960-х, работая в Центральном информационном бюро в Лондоне, где поначалу просто убирался в отделе визуальной информации. Замысел первого фильма приходит ему на очередных этюдах, где он упражняется в детализации викторианских особняков – так появляются «Падения», включающие 92 сюжета о людях, слышащих таинственный «зов». Замысел «Контракта рисовальщика» обрабатывался шесть лет, но результат превзошел все ожидания. Блестящий манифест герметичного, нечеловечески точного искусства в детективной упаковке до сих пор считается эталоном постмодернистского мышления в кино. Во второй половине 1980-х снимаются такие громкие и скандальные работы, как «Брюхо архитектора», «Отсчет утопленников», «Повар, вор, его жена и ее любовник». Отличительная черта, которую Гринуэй пронес через все свои год от года усложняющиеся кинематографические миры, – это внимание к визуальной составляющей, безупречное чувство ритма и композиции изображения. В новом столетии Гринуэй декларирует отказ от традиционной линейной перспективы повествования, возвещая скорую смерть кино и появление сложных мультимедийных продуктов. Таким опытом как раз и является его трилогия «Чемоданы Тульса Люпера».

Н Том Падения The Falls (1980) Контракт рисовальщика The Draughtsman’s Contract (1982) Коллекция короткометражных фильмов Greenaway’s Selected Shorts (1973-1978) Том Зед и два нуля Zed and Two Thoughts (1985) 8,5 женщин 81/2 Women (1999) Отсчет утопленников Drowning by Numbers (1988) Том Чемоданы Тульса Люпера The Tulse Luper Suitcases часть 1. Моабская история часть 2. Из Во к морю часть 3. Из сарка до конца ыне ведущий мастер корейского кино, Ким Ки-Дук был типичным трудным подростком и уличным хулиганом, с которым не могли сладить родители. Он пытался учиться в сельскохозяйственной школе, работать на заводе и служить в морской пехоте. В армии увлекся живописью и в 30 лет, не имея ни гроша, отправился в Париж. Через два года там же, во Франции, он чуть ли не впервые осмысленно посмотрел кино и немедленно бросился писать сценарии. Вскоре они уже мешали картинам, а потом и вовсе их вытеснили. В 36 лет снял дебютный фильм «Крокодил», подтвердив почетное звание скандалиста и парии. До него в корейском кино не было выходцев из простых семей, не понаслышке знающих о неприглядных сторонах жизни. Ярость и презрение, страсть и отчаяние наполняют фильмы Ким Ки-Дука, который демонстративно отвергает правила кинорежиссуры и обожает пренебречь сценарием в пользу яркой импровизации. От «Диких зверей» до «Плохого парня» режиссер планомерно строил концепцию нонконоформистского, как он сам любил повторять, «партизанского» кино. В последнее время, освоившись в роли любимца европейских фестивалей, Ким Ки-Дук слегка поутих – его работы середины 2000-х годов отличают и мягкий лиризм, и тонкость психологического рисунка. Но это – признак зрелости, привыкающей к экономии сил. Внутри горит прежнее пламя.

Том Крокодил Crocodile (1996) Реальный вымысел Real Fiction (2000) Натянутая тетива The Bow (2005) Том Отель «Птичья клетка» The Birdcage Inn (1998) Остров The Isle (2000) Плохой парень Bad Guy (2001)   Майк Ли (род. 1943) Такаси Миике (род. 1960) К А Т А Л О Г В нук еврейского эмигранта из России, большой оригинал и остроумец Майк Ли почти 20 лет делил время между театральной и телевизионной режиссурой, пока в 1988 году не появился его полнометражный дебют «Высокие упования» (не без каламбурной отсылки к «Большим надеждам» Чарльза Диккенса). Главный герой — рабочий, читающий Маркса, честное бытописание и несгибаемый юмор — от британской реалистической традиции. За одним исключением — у фильма отсутствовал готовый сценарий, Ли импровизировал сам и заставлял импровизировать актеров. Фильм получил приз ФИПРЕССИ в Венеции, ряд других престижных европейских наград. Успех свидетельствовал о том, что не самая оригинальная, но редко кому подвластная техника повествовательной спонтанности на этот раз попала в надежные руки. «Сладости жизни», «Обнаженная», «Карьеристки» – все это превосходные социальные драмы, заметно поднявшие акции Британского кино в 1990-е годы. В России известность Ли шагнула за пределы узкого круга после того, как в 1996 году фильм «Тайны и ложь» получил Золотую Пальмовую Ветвь в Каннах и был номинирован на «Оскар» (для многих это до сих пор единственное мерило загадочного «мирового уровня»). В 2003 году его спектакль «Сказки Абигайль» получил высшую театральную награду Британии — Премию Сэра Лоуренса Оливье. Фильм 2004 года «Вера Дрейк» о легендарной мастерице подпольных абортов также получил букет призов и утешительную номинацию на «Оскар». Ли, как известно, сценариев не пишет, а значит, на будущее не загадывает. Кино у него и так получается.

С Сладости жизни Life Is Sweet (1990) Обнаженная Naked (1993) Карьеристки Career Girls (1997) Кутерьма Topsy-Turvy (1999) амый плодовитый японский режиссер родился в городе Осака, ребенком полюбил кино, юношей – мотоциклы, рок и криминальную романтику. Учился в Академии визуальных искусств в Иокогаме, но не стал ни художником, ни даже видеоартистом, хотя многие его фильмы иначе как эстетскими не назовешь. Миике – находка для пресыщенной интеллектуальной публики. Грубая сила и бессмысленная агрессия неизменно нейтрализуется тонкой и горьковатой иронией – сочетание, сделавшее японского постмодерниста любимцем Квентина Тарантино. Нежелание следовать формальным правилам киносъемки компенсируется у Миике эрудицией и тягой к разным «плохишам» – он из тех, кто в равной степени обожает Сэма Пекинпа и Брюса Ли, не стесняясь говорить об этом вслух. Режиссер считает себя интерпретатором, а не автором, поэтому не дорожит сценарием и дает много воли актерам на площадке. Результат этой небрежности поразителен – более 50 фильмов за полтора десятилетия, добрая половина которых ошарашивает своей энергетикой. Миике снимает запоем все подряд – от пародии на мыльную оперу и мюзикл до черной комедии и триллера. Его коронным жанром остается веселый и кровавый боевик, герои которого легко срываются с крика на выстрел.

Тайный мир Синдзюку Shindjuku Triad Society (1995) Мокрая псина Rainy Dog (1997) За гранью дозволенного Ley Lines (1999) Шангри-Ла Shangri-La (2002)   Лоуренс Оливье (1907-1989) Нагиса Осима (род. 1932) К А Т А Л О Г Г лавный британский актер XX века, в 1947 году получивший за свою работу в искусстве рыцарский титул, в 1963-м возглавивший Национальный театр и в 1970-м ставший пэром Англии, родился в семье священника и разыграл свою первую драму, бросив Оксфорд и разбив родительское сердце. Лоуренс Оливье по праву считается главным в XX столетии специалистом по Шекспиру – не только практиком актерского дела, но и чутким толкователем, автором блестящих спектаклей и экранизаций. Оливье-актер сочетал чисто британскую собранность с американской решительностью: еще в довоенном спектакле на сцене лондонского театра «Олд Вик» его Гамлет прыгает на Клавдия, заставляя публику охнуть от неожиданности, в экранной версии «Ричарда III» легендарный король катается в конвульсиях, способных отпугнуть зрителя не самого робкого десятка. Трудно поверить, что в 1930-е годы Оливье был известен широкой публике как геройлюбовник. Вершина его карьеры в этом качестве – «Грозовой перевал» (1939) Уильяма Уайлера. Несмотря на прогнозируемый успех на ниве коммерческого кино, Оливье выбирает трудный путь, и в 1944 году ставит свой дебютный «шекспировский» фильм по не самой известной хронике короля Генриха V. Этой грандиозной постановке сопутствует успех, и Оливье продолжает шекспировскую тему. Попытка отойти от нее в 1957 году сторону легкой «звездной» комедии («Принц и хористка» с Мэрилин Монро) привела к разрыву с кино, куда Оливье вернулся лишь раз, сняв в 1970 году экранизацию «Трех сестер».

П Историческая хроника короля Генриха V The Chronicle History of King Henry the Fift with His Battell Fought at Agincourt in France (1944) Гамлет Hamlet (1948) Ричард III Richard III (1955) рактически все его фильмы так или иначе освещают тему сексуальности, но это не значит, что речь идет об эротике, хотя и ее вполне достаточно. Нагиса Осима – первый настоящий бунтарь в японском кино. Еще во время учебы на юридическом факультете университета в Киото он слыл «красным студентом», поскольку увлекался левыми теориями и авангардным театром. В 1954 году Осима выдерживает конкурс в ассистентский отдел знаменитой студии «Офуна», в 1956-ом вместе с Тадао Сато основывает журнал «Кинокритика», то есть работает в том же направлении, что и деятели французской «новой волны». В 1959 году Осима дебютировал фильмом «Улица любви и надежды», который ему позволили снять на фоне глубокого кризиса некогда процветавшей «Офуны». Поиски новых драматургических решений, агрессивность и динамичность языка – эти особенности быстро выдвинули Осиму в лидеры своего поколения. Начиная с фильма «Смертная казнь через повешение», показанного в 1968 году на Каннском фестивале, имя Осимы гремит уже по всему миру. В 1970-е годы Осима активнее других японских кинематографистов продвигается на рынок США и Западной Европы – именно тогда появляется знаменитая дилогия о чувствах и страсти. В 1983 году выходит культовая военная драма «Счастливого рождества, мистер Лоуренс» с Дэвидом Боуи в главной роли. Несмотря на тяжелую болезнь, мэтр поставил в 1999 году фильм «Табу», до самого преклонного возраста оставаясь провокатором и нарушителем запретов.

Империя чувств L’Empire des sens (1976) Империя страсти L’Empire de la passion (1978) История японского кино 100 Years of Japanese Cinema (1994) Табу Taboo (1999)   Роман Полански (род. 1933) Франсуа Трюффо (1932-1984) К А Т А Л О Г О н считает своей родиной Париж, хотя прожил там только первые три года жизни. Ему пришлось бродяжничать по оккупированной Польше во время войны. В итоге он очутился в краковском гетто – в 1945 году его забрал оттуда отец, которому посчастливилось выжить в концлагере. Отучившись в киношколе Лодзи, Раймунд Либлинг (настоящее имя режиссера) снял выпускную работу «Два мужика со шкафом», сделавшей его имя известным в Европе. Дебютный фильм «Нож в воде» был сдержанно принят в Польше, зато западные коллеги вновь отреагировали с энтузиазмом. Пользуясь некоторыми свободами, вызванными общим потеплением «народно-демократических» режимов Восточной Европы, молодой режиссер уезжает в Англию и делает две сильнейшие картины «Отвращение» и «Тупик». Женитьба на американской актрисе Шэрон Тэйт приводит Поланского в США, где он шумно заявляет о себе триллером «Ребенок Розмари». Одновременно с успехом фильма Полански переживает страшное горе: его беременную жену и несколькмх друзей убивает банда Чарльза Мэнсона. Однако съемочная активность режиссера не снижается. Среди достижений 1970-х – «Китайский квартал» и «Жилец», после которого Поланского обвиняют в совращении несовершеннолетней и вынуждают покинуть США. Скандальная репутация не мешает ему с успехом снимать очень разное кино от эротической «Горькой луны» и мистических «Девятых врат» до «Пианиста», посвященного теме Холокоста, а то и вовсе «Оливера Твиста».

О Нож в воде Noz w wodzje (1962) Отвращение Repulsion (1965) Тупик Cul-de-sac (1966) дин из лидеров французской «новой волны», Франсуа Трюффо прожил короткую, но насыщенную жизнь. В 14 лет он бросил школу, в 15 организовал киноклуб, в 21 опубликовал первую статью в журнале «Кайе дю Синема». Как большинство мастеров своего поколения, Трюффо начинал как кинокритик и вместе с Жаном-Люком Годаром доказал, что теоретическое рассуждение о кино может стать полноценным источником вдохновения. Его дебютный фильм «Четыреста ударов» (1959), открывший цикл приключений Антуана Дуанеля, получил Золотую пальмовую ветвь в Каннах. Мальчишеский гвалт этой картины чуть не заглушил выстрелы в спину Мишеля Пикара из «Последнего дыхания» Годара. Оказавшись на гребне «новой волны», Трюффо сознательно работал в разных жанрах, пытаясь привить французскому кино американскую динамичность. Он снимал без пауз, иногда делая по два полнометражных фильма в год. В начале 1980-х подошел к концу двадцатилетний цикл Антуана Дуанеля – «второго я» режиссера. Точнее, вмешалась судьба. Смерть Трюффо от рака мозга на пике творческих сил потрясла не только жену Фанни Ардан и товарищей по ремеслу – мировой кинематограф лишился одного из самых тонких и чувствительных художников за всю свою историю. Среди французских режиссеров нет более жестокой, милостивой и яркой судьбы. Даже «Оскар» за «Американскую ночь» 1973 года – это всего лишь символическое признание заслуг, которые значительнее всяких премий.

Том Ускользающая любовь L’Amour en fuite (1979) Последнее метро Le dernier Metro (1980) Соседка La femme d’a cote (1981) Скорей бы воскресенье Vivimant dimanche (1983) Том (готовится к изданию) Четыреста ударов Les quatre cents coups (1959) Стреляйте в пианиста Tirez sur le pianiste (1960) Жюль и Джим Jules et Jim (1962) Две англичанки и континент Les deux anglaises et le continent (1971)   Федерико Феллини (1920-1993) Милош Форман (род. 1932) К А Т А Л О Г К А Т А Л О Г Г лавный замыкающий итальянского неореализма, Феллини жил в Риме с 17 лет, поначалу работая художником-карикатуристом, сотрудничая в популярных журналах и делая сценарии на заказ. В 1943 году он встретил будущую музу его фильмов – актрису Джульетту Мазину. Режиссерская карьера Феллини началась не блестяще: совместный с Альберто Латтуадой фильм «Огни варьете» (1950) был принят прохладно, та же участь постигла и «Белого шейха» (1952), который стал культовым много позже. И лишь такие картины, как «Маменькины сынки» (1953) и поистине гениальная «Дорога» (1954) поставили Феллини в один ряд с именами Лукино Висконти и Роберто Росселини, принесшими европейскую славу итальянскому кино. Расцвет начался в 1960 г., когда главную роль в фильме «Сладкая жизнь» исполнил Марчелло Мастроянни, нашедший идеальную манеру для воплощения эксцентричных замыслов Феллини. Между «Восемью с половиной» и «Интервью» конца 1980-х простирается 25 лет дружбы и творческого сотрудничества режиссера с великим актером. Особый вкус к абсурду и гротеску, тонкое знание людей и одновременное умение работать с чистым кино, лишенным повествовательности, обеспечили Феллини славу универсального художника, знакомство с которым входит в обязательную программу изучения мировой художественной культуры.

Р Том Казанова Феллини Il Casanova di Federico Fellini (1976) Джинджер и Фред Ginger e Fred (1986) Интервью Intervista (1987) Том Белый шейх Lo Sceicco Bianco (1952) Маменькины сынки I Vitteloni (1953) И корабль плывет E la nave va (1983) Том Дорога La strada (1954) Репетиция оркестра Prova d’orchestra (1979) Город женщин La Citta delle Donne (1980) одители Яна Томаша Формана погибли в Освенциме. После войны он очутился на территории Западной Украины, жил в интернате в городке Мукачево, затем отправился поступать во ВГИК. Он легко отучился в тронутом хрущевской оттепелью институте и вернулся на родину в 1957 году. Его игровой дебют «Черный Петр» получил первый приз за режиссуру на фестивале в Локарно. Международный успех не сулил на родине ничего хорошего – Форман тут же попал в список «неблагонадежных» деятелей искусства. Две следующие работы откыто экспериментировали с терпением официальных инстанций. После того, как в августе 1968 года советские танки раздавили «пражскую весну», Форман покинул Чехословакию. Его первый американский фильм «Отрыв» (1971) получил Золотую пальмовую ветвь в Каннах, «Полет над гнездом кукушки» (1975) – пять «Оскаров». Автор литературного оригинала Кен Кизи остался недоволен экранизацией, но на звездный статус режиссера это мало повлияло. Форман идеально вписался в американский формат. Его картины несут зрителю глубокие мысли в удобной и доступной упаковке. Восемь «Оскаров» за костюмную драму «Амадей» (1984) стали пиком официального признания. С тех пор Форман снял всего четыре фильма, но каждый из них, включая «Призраки Гойи» (2006) неизменно становился событием.

Черный Петр Cerny Petr (1964) Любовные похождения блондинки Lasky jedny plavovlasky (1965) Бал пожарных Hori, ma panenko! (1967) Вальмон Valmont (1989)   Подробности  Полански.

поприще кинематографии автоматически уходят на второй план, исчезают за кипами желтых страниц. Впрочем, обывателей и праздных зевак на земле явное большинство. И убедиться в этом можно без примера Поланского. У нас его знают в основном по «Девятым вратам» с Джонни Деппом – вялому триллеру с растерянной, плохо прописанной историей. Эта глянцевая, в четверть силы сделанная вещь – не чета его шедеврам 1960-х, таким как «Отвращение» и «Ребенок Розмари». Еще один источник информации о Поланском – оскароносный «Пианист», политкорректная драма о Холокосте.

П О Д Шестидесятые. Страх. Боль.

Владимир Лукин, специально для ДК Р О Б Н О С Т И У нас его знают в основном по «Девятым вратам» с Джонни Деппом – вялому триллеру с растерянной, плохо прописанной историей. Эта глянцевая, в четверть силы сделанная вещь – не чета его шедеврам 1960-х, таким как «Отвращение» и «Ребенок Розмари».

Фильм, быть может, и достойный, но снятый с явным прицелом на вожделенную статуэтку. Слишком отчетливо в нем просвечивалось желание угодить консервативным вкусам академиков. Да и тема для Поланского нетипичная, пусть даже он – польский еврей – знает о ней не понаслышке (во время Второй Мировой его мать погибла в Освенциме, отцу чудом выжить в Маутхаузене, сам он сбежал из краковского гетто и скрывался на ферме). После войны он работал актером, снявшись, в частности, у Анджея Вайды в «Поколении». Похоже, именно на съемочной площадке у Вайды молодой Раймунд Либлинг (настоящее имя будущего классика) начал осознавать, что его призвание – не актерская игра, но режиссура. В 1954 году он поступает в киношколу Лодзи и еще до окончания курса добивается международного успеха с короткометражкой «Два мужика со шкафом» («Dwaj ludzie z szaf», 1958). Герои этой комедии абсурда выходят из моря и начинают путешествовать по городу, пытаясь пристроить злополучный шкаф, вызывая гнев местных жителей. Бедолагам ничего не остается, как снова уйти под воду. Здесь много гэгов в лучших традициях Чаплина и Китона, он уже содержит в зародыше некоторые черты фильмов Поланского 60-х годов – эксцентричная трактовка реальности, пристальное внимание к насилию и жестокости, смешение комического и трагического, говорящая на эзоповом языке социально-политическая критика.

К оллекция ранних картин великого польско-американского режиссера, чьей биографии мог бы позавидовать какой-нибудь авантюрист XVIII века, вроде графа Калиостро, вышла на DVD в линии «Другое Кино».

Роману Поланскому в определенном смысле не повезло – обывателей и праздных зевак превратности его личной жизни интересуют куда больше, чем его изысканный киноязык. Отчасти это обусловлено его поведением (скандальная связь с несовершеннолетней, из-за которой ему пришлось покинуть Америку), отчасти – жестокостью судьбы (убийство бандой Чарльза Мэнсона его беременной жены). Желание третьесортного режиссера Дамиена Чана снять байопик о Поланском служит наглядным тому доказательством. Уже незамысловатое название фильма – «Полански» – обнаруживает отсутствие воображения. Жажда Чана до дешевой сенсации очевидна в его бесстыдных заявлениях: «Я всегда был в восторге от этой истории» (имеется в виду все тот же сюжет с выдворением из США). Достижения польского режиссера на   Полнометражный дебют Поланского «Нож в воде» («Noz w wodzie», 1962) настолько потряс Анджея Вайду, что он заговорил о «начале нового польского кино». Этот фильм – блестящая шахматная партия из трех фигур. Анджей, преуспевающий спортивный журналист, отправляется вместе со своей женой Кристиной на Мазурские озера – покататься на яхте. По дороге они подбирают молодого человека, путешествующего автостопом, и предлагают ему присоединиться к их воскресному отдыху. С самого начала становится понятно, что Анджей взял парня на яхту не по доброте душевной, но ради того, чтобы потешить свое эго, поиграть мускулами перед еще не оперившимся птенцом. Весь фильм – скрупулезная фиксация турнира двух мужчин перед одной женщиной. Согласно известному штампу, если в первом акте на стене висит ружье, то в финале оно обязательно выстрелит. Нож у Поланского появляется еще до того, как фильм начался – в названии картины. В единоборстве героев он будет играть далеко не последнюю роль. Но ружье не выстрелит – нож никому не вонзится в спину, не перережет горло. И, тем не менее, напряжение в фильме настолько велико, что он часто проходит по разряду триллеров, формально таковым не являясь. Выявленный ангажированной французской критикой социальный анализ также не определяет восприятие фильма. Впечатляет, в первую очередь, холодный и отточенный стиль – как автор создает в кадре атмосферу напряженности, зажатости и неуюта, вызывающую у зрителей приступы неподдельной клаустрофобии. Стиль «Ножа…» служил сейсмографом психологического состояния героев, их запутанных и нетривиальных отношений. Наглядное доказательство афоризма «человек человеку волк» вряд ли могло понравиться коммунистическим чиновникам – на родине Поланского подвергли остракизму. Но весь остальной мир ему рукоплескал, его увешивали наградами. Это был своеобразный билет на Запад, которым нельзя было не воспользоваться. Новое польское кино закончилось, не успев начаться – Полански перебрался в Англию. Там он снял свой второй фильм «Отвращение» (Repulsion, 1965) – убедительное свидетельство того, что в кинематограф пришел не просто «подающий надежду», но состоявшийся художник с мощным свободным почерком, подлинный auteur. Именно здесь проявился интерес Поланского к темным сторонам жизни (тема, которая станет определяющей для его мистических фильмов – пародийных «Бесстрашных убийц вампиров» и вполне серьезного, леденящего душу «Ребенка Розмари»). Катрин Денев играет в «Отвращении» двадцатилетнюю бельгийку Кэрол, которая работает в Лондоне в салоне красоты и снимает квартиру вместе со своей старшей сестрой, изрядно охочей до чувственных удовольствий. Кэрол же, напротив, совершенно асексуальна, испытывает к мужчинам неприязнь, которая с каждым новым днем усиливается. В какойто момент ее сестра уезжает вместе с любовником на две недели в Италию, и Кэрол остается дома одна. Постепенно ее состояние принимает паранойяльную форму: ею овладевает страх, вытесняющий остатки разума, галлюцинации не дают ей покоя, между воображаемым и реальным уже нет четкой границы. В состоянии аффекта она сначала убивает незадачливого поклонника, затем – владельца дома, пришедшего за квартирной платой. В самое лучшее время своей жизни (именно так вспоминает режиссер съемки фильмов «Отвращение» и «Тупик») Полански снял свой самый мрачный фильм. Причем не только в своей карьере, но, быть может, и во всей истории кино. Стилистически «Отвращение» – это взрывоопасная смесь из «Ан П О Д Р О Б Н О С Т И Стиль «Ножа…» служил сейсмографом психологического состояния героев, их запутанных и нетривиальных отношений.

Нож в воде (Noz w wodzie, 1962) Стилистически «Отвращение» – это взрывоопасная смесь из «Андалузского пса» Бунюэля и «Головокружения» Хичкока 0  далузского пса» Бунюэля и «Головокружения» Хичкока. От Бунюэля здесь – общий интерес к теме подавленной сексуальности, ряд визуальных перекличек: фильм начинается с крупного плана глаза, перерезанного бритвой в «Андалузском псе». Бритва любовника сестры – один из ярких атрибутов маскулинности – вызывает у Кэрол особое отвращение. Кадры с гниющим распотрошенным кроликом – явный кивок в сторону мертвых коров у Бунюэля. От Хичкока здесь – доведенный до крайности саспенс, сосредоточенность на технической стороне зрелища. Трескающиеся стены, из которых вылезают руки и хватают тело Кэрол, хрестоматийны, наряду со сценой в душе из «Психоза». Сам Полански – с очевидной оглядкой на маэстро – эпизодически появляется в кадре в роли уличного музыканта-бродяги (как известно, камео были визитной карточкой Хичкока). Пребывание на английской земле не могло сказаться на творчестве Поланского. Абсурдом и черным юмором отмечен его следующий фильм «Тупик» (Cul-de-Sac, 1966). Два бандита в бегах, Дики и Элби, пытаются скрыться в замке у опустившегося интеллектуала, добровольно ушедшего от мирской суеты на пару с очаровательной и блудливой женой, использующей любой шанс, чтобы наставить мужу рога (ее, кстати, сыграла Франсуаза Дорлеак, сестра Денев). Элби ранен в живот и не может передвигаться, а Дики пытается дозвониться до мистического Кэтлбаха, чтобы тот приехал за ними. Сюжет «Тупика» явственно перекликается с абсурдной пьесой Беккета «В ожидании Годо» (изначально фильм назывался «Когда приедет Кэтлбах»). Своим внешним видом Дики и Элби больше напоминали беккетовских героев (не только Эст рагона и Владимира, но также Мерсье и Камье), а не свирепых гангстеров. Годо, как известно, так и не пришел, Кэтлбах, ясное дело, тоже не появился. Элби умирает от потери крови в первую ночь, а на следующий вечер интеллектуал «случайно» всаживает целую обойму в Дики. Такой безобидный и бесхребетный, на первый взгляд, человек оказывается сущим дьяволом. Дальше – больше. «Бесстрашные убийцы вампиров» (The Fearless Vampire Killers, 1967), первый цветной фильм режиссера, вольно импровизировали на тему «Дракулы» Брема Стокера. Визуальное богатство фильма иллюстрировало тезиса Поланского: «Фильм подобен рисунку или скульптуре – его следует смотреть, а не разговаривать о нем». И хотя «Бесстрашные убийцы вампиров» полностью провалились в американском прокате (в первую очередь из-за того, что продюсер искромсал фильм, и Полански попросил снять свое имя с титров), его работами заинтересовались голливудские студии. «Ребенок Розмари» (Rosemary’s Baby, 1968) – первая картина режиссера, снятая в Америке, и финальная точка в фильмографии 60-х Поланского. Это мистическая история о женщине, которая не подозревает, что вынашивает в своей утробе дитя дьявола – результат тайного сговора мужа с сатанинском культом. Здесь не было никакой иронии, как в предыдущем фильме, только липкий ужас. Фильм имел головокружительный успех, а сам Полански с недоумением и боязнью узнавал об очередях, которые выстраивались в кинотеатры. Его тревожила перспектива превратиться в популярного режиссера. А еще – не давала покоя мысль о том, что толпа с восторгом проглотит любую наживку, если умело надавить на низменные инстинкты. История Розмари вышла за рамки кадра и отразилась в кривом зеркале жизни. 8 августа 1969 года жена режиссера Шерон Тейт, бывшая на 8 месяце беременности, была зверски убита «семьей» Чарльза Мэнсона. «Природа подражает искусству», – утверждал Оскар Уальд. Он даже и представить себе не мог, с какой силой она это делает… П О Д Р О Б Н Тупик (Cul-de-Sac, 1966) О С Т И Отвращение (Repulsion, 1965) Сюжет «Тупика» явственно перекликается с абсурдной пьесой Беккета «В ожидании Годо» (изначально фильм назывался «Когда приедет Кэтлбах»).

  Марио Бава.

К Последний человек Алексей Коленский (Izuverov), специально для ДК оллекция Марио Бавы в «Другом кино» – ход неожиданный. Кто-то считает его ремесленником категории B, кто-то – непризнанным гением, так до конца и не поверившим в свои силы. ДК предоставляет слово знатоку и энтузиасту творчества Бавы, способному удивить даже нашего взыскательного читателя… вальной интеллигенции. Киноиндустрия вертелась в паре дюжин волосатых рук, заказывавших «как в Голливуде», но быстрее и дешевле. Среднестатистический итальянец посещал кино 5 дней в неделю. Фильм, бюджет которого не превышал 80 тыс. долларов, гарантировал двойную прибыль. Успех диктовал постановщику путь между наковальней гламура (мелодрам с «белыми телефонами» и пеплумов, рассчитанных на заокеанский прокат) и молоточком лубка (душевных комедий Тото и Сорди). Сверх славы оператора и мастера оптических эффектов, к 40 годам Бава заработал репутацию доброго лекаря, реанимирующего любую безнадежную постановку. В ряду прочих оказался и амбициозный проект его друга Риккардо Фреда, бросившего съемки из-за отказа продюсера увеличить финансирование. Это был первый звуковой итальянский хоррор. Бава доснял «Вампира» (I vampiri, 1956) за пару дней вместо 12. К зрителю эта картина, совершенная во всем, кроме обаятельно-неуклюжего сюжета, добралась не сразу. Тем не менее, именно «Вампиру» суждено было стать первым коммерческим «фильмом ужасов», не отмеченным каиновой печатью «авторского поиска». Разыскивая похищенную деву, юный репортер проникает в закулисья солнечного Парижа – в обжитые упырями аристократические особняки. Финальная встреча с бестией обставлена как романтическое свидание, барочные покои не имеют ничего общего с угловатыми пещерами немецких экспрессионистов, свободны от ломаных линий и агрессивных аксессуаров… Вскоре этот жанр назовут джалло (желтый – по ассоциации с бульварным чтивом). Таинственным источником и единственным субъектом джалло так и останется пристальный крупный план, рожденный вкрадчивым, лениво-вальсирующим движением объектива, его зачарованным блужданиям, растерянному скольжению по поверхности вещей… Это взгляд злоумышленника, ищущего новых жертв в криминальных хрониках. Схваченные им персонажи скованы ужасом, они делаются неуклюжи, мнительны, инфантильны, женственны… Их засасывает кошмар – это повод проскользнуть вслед за ними за край тьмы и обна П О Д Р О Б Н О О С С Т И Did you really expect us to be any different?

Vampire, «Planet of the Vampire» Вы и вправду думали, что мы отличаемся от вас?

Вампир с «Планеты вампиров» Ужас прописался не в экзотической дыре (сумасшедшем доме «Доктора Калигари», островах «Кинг-Конга» или «Белого зомби»), а в самой сердцевине банальной повседневности.

Рядовые волшебники подобны гостям, которые являются с тортом и исчезают вместе с ним. Хлопает дверь, просыпаются дети, находят крошки, а пенять некому. Человек смертен, пища тленна («духовная» прежде «земной»), Феллини улетел и не обещал вернуться. Единственным утешением остаются люди с тортом в голове – они еще мнутся в прихожей, а даже дети уже понимают: праздник приходит с человеком и остается с человечеством! Эти гости остаются с нами и тогда, когда стол и дом исчезают в толще памяти. Такие праздники у 10-й музы случаются нечасто, один из них называется Марио Бава – радиоактивный гений, оказавший повсеместное влияние на современный жанровый кинематограф. Имя засветилось на заре века кино – отец режиссера ретушировал кадры с первой национальной кино-дивой Элеонорой Дузе, ставил спецэффекты постановочным фанабериям «Quo Vadis?» и «Кабирия» (1913-14 гг.), возглавлял созданный Муссолини Институт света и спецэффектов – Istituto LUCE. С 5 лет крошка Марио мечтал о карьере художника, в 15 ассистировал папе Эугенио, в 20 мастерски ставил свет, к 30-ти снимал для Росселини, Пабста и Рози. Итальянское кино конца 50-х напоминало пасторальный лужок, кокетливо зеленеющий в тени восходящих кумиров фести   ружить там собственное лицо – «Лицо страха», «Маску демона» (La maschera del demonio, 1960). Именно так Бава назвал свой первый авторский шедевр, вдохновленный гоголевским «Вием». Злобную ведьму и невинную жертву в ней сыграла актриса, лицо которой рассекло надвое средневековое орудие пытки – «Маска демона». Позднее мастер не удержался от соблазна опробовать магические чары на территории пеплума. Получились две сюрреалистические костюмные сказки «Калтики – безумный монстр» (Caltiki – il mostro immortale, 1959) и «Волшебная лампа Аладдина» (Le meraviglie di Aladdino, 1961). Поквитавшись с крупным форматом, он снял визуальную феерию «Геркулес в призрачном мире» (Ercole al centro della terra, 1961) и вернулся в настоящее… Визуально и стилистически «Девушка которая слишком много знала» (La ragazza che sapeva troppo, 1962) напоминает «Вампира», но, по сути, является дерзкой насмешкой над классикой, то бишь Хичкоком. Сюжет демонстративно отсылает к его излюбленным темам. Прилетевшая в Рим юная американка становится свидетельницей чудовищного убийства. Ленивые детективы и галантный репортер не находят следов преступления и списывают убийство на небогатое воображение Норы. Девушка же подозревает всех подряд, загадочный Рим – объект ее треволнений. В финале Нора встречает собственную старость – жалкую психопатку, ветхую жертву гротескных маний. Это и есть убийца… Воображение невинной Норы – это магический кристалл, умножающий зло, которое отнюдь не растворяется в акте финального разоблачения. Через год Бава снимает цветной альманах, который до конца жизни будет считать своим идеальным творением. «Черная суббота» (оригинальное название «Три лица страха» – I tre volti della paura). Это вольная экранизация литературной классики (Алексея Толстого, Чехова и Мопассана) и самый издевательски-злобный джалло-триллер. В первой новелле аноним терроризирует девицу телефонными звонками, но сам же становится жертвой своих угроз. Путешественник, спасающий красавицу от родственников-упырей, входит в семью возлюбленной. Похитив кольцо у покойной старухи, служанка обручается с ее злобным призраком. Примеряя чужую судьбу и плоть, персонажи поджариваются на адском гриле своих тайных преступлений, обугливаются радужными свето П О Д Р О Б Н О С Т И Бернт Нотке, «Пляска Смерти» / Totentanz, XV в., церковь Св. Николая, Таллин, Эстония ДЖАЛЛО (итал. Giallo, «Желтый»). Поджанр европейского триллера, главной задачей которого является создание особой атмосферы преступления – гротескной, ироничной, крайне нарочитой. Действие часто происходит в старинных особняках, обильно уснащенных «винтажными» объектами. Джалло можно было бы назвать трэш-гламуром, прокравшимся в хоррор, если бы здесь было хоть что-то от культуры потребления и любования вещами. Но здесь принято любоваться другим – холодным ужасом ритуального убийства, неукротимостью настигающего Зла, радостью расправы над несчастной, так ничего и не понявшей жертвой. Джалло воскрешает традицию danse macabre, развившуюся в искусстве позднего Средневековья (в частности, в гравюрах А. Дюрера, Х. Гольбейна). Это был симптом кризиса религиозного сознания, выливающийся в «боязнь красоты» и «тоску по загробному миру». Именно тогда стены церквей начинают обильно расписывать фигурами смерти, танцующей жуткий танец с человеком, обреченным на адские муки… Вместе с тем, та «пляска смерти», в которую пускается джалло, далека от болезненной серьезности. Это ритуальное осмеяние штампов массовой культуры, клоунская гримаса и наставление рогов. То есть, опять-таки, древняя практика шутовства. Главные авторы джалло – Марио Бава, Лючио Фульчи, Дарио Алдженто, Серджо Мартино, Пупи Авати. Фильм, с которого следует начинать знакомство с жанром – «Кровь и черные кружева» (1964) Марио Бавы.

Через 3 года после «Девушки…» польский перебежчик Роман Полански снимет в Лондоне квартирный хоррор «Отвращение» с француженкой Катрин Денев в роли сумасшедшей бельгийки Кэрол. Без Бавы там решительно не обошлось… «Девушка которая слишком много знала» (La ragazza che sapeva troppo, 1962)   фильтрами, цепенеют в гримасах торжествующего Зла. Тщетны надежды на Подвиг, Спасение и Благо, остается лишь Искупление – глаза и руки мастера. Ужас пошляка – идеальное признание, на которое может рассчитывать скромный художник. Дьяволы киноиндустрии искалечили «Три лица…» монтажными ножницами, абортировали оригинальную музыку, обесцветили и обезличили, переименовав в «Черную субботу». Бава дал симметричный ответ – переквалифицировался в футуриста, позаимствовал сюжет модного голливудского хита «Оно» (1958) и открыл джалло-фантастический фикшн. «Планета вампиров» (Terrore nello spazio, 1965), где мертвые астронавты оживают на безымянной планете затем, чтоб, воспользовавшись оболочкой («маской») живых, вернуться на Землю. Следующий фильм Бавы большинство синефилов почитают вершиной его творчества. Во всяком случае, именно «Операция «Страх» (Operazione paura, 1966) повлияла на самый лаконичный и выразительный шедевр Феллини – киноновеллу «Тобби Дэммит» (альманах «Три шага в бреду») и выдающийся джалло британца Ника Роуга «А теперь не смотри!» с Дональдом Сазерлендом и Джулией Кристи. Вдохновляясь «Дурным семенем» Мервина Ле Роя, мастер опрокидывает сюжет «дитя идет в мир и ад стоит за ним». Обывателей ветхого городка охватывает эпидемия самоубийств. Парадоксальным образом, это опереточное жертвоприношение приносит достойный плод. Но важно не что несет взрослым взор призрачной крошки-василиска, а к чему он остается слеп. К живым, испаряющимся из живописных закоулков подобно буквам на тлеющей странице. Жизнь в любых ее формах – вот подлинное Другое для этого малолетнего Демона. К середине 1960-х итальянскому кино было уже не до кокетства. На костях слезоточивого неореализма настоялись горько-коммунистические драмы, расцвели потливые полицейстики (policestick), запылали спагетти-вестерны, завибрировали все еще подпольные образцы сексплуатации (sexploitation). На этом сочно-тропическом фоне Бава прощается с моцартианским десятилетием.

«Черная суббота» (оригинальное название «Три лица страха» – I tre volti della paura) Он отходит от джалло, снимает спагетти («Дорога к Форту Аламо», La Strada per Fort Alamo, 1964, и «Ринго из Небраски», Ringo del Nebraska, 1966), пеплумы («Ножи мстителя», I coltelli del vendicatore, 1966), переживает потерю отца Эугенио, друга и постоянного редактора Марио Серендрея, расстается с гениальным ассистентом съемок (в полном смысле слова соавтором) Убальдо Терцано… В 1968-м он возвращается в жанр с первым итальянским джалло-боевиком «Дьяболик» (Diabolik) – экранизацией комикса о неуловимом и бессердечном преступнике. В начале 70-х его визуальный стиль делается менее ярким и контрастным, более статичным и драматичным… «Плоть и хлыст», «Кровавый барон», «Луиза и дьявол» (Reazione a catena, Gli orrori del castello di Norimberga, Lisa e il diavolo, 1971-72) блестяще завершают эпоху классического джалло, оставаясь неиссякаемым источником вдохновения для пылких последователей. Неожиданно-празднично в фильмографии позднего Бавы вспыхивают «Пять кукол для августовской луны» (5 bambole per la luna d’agosto, 1970) – звонкая пощечина буржуазным выродкам (аналогичным жестом спустя 5 лет стал ретро-реквием Пазолини «Сало или 100 дней Содома»). Впечатляющий итог творческого пути – «Бешеные псы» (Cani arrabbiati, 1974), фильм-легенда, одним названием завороживший Квентина Тарантино и выпущенный на экраны уже после того, как разноцветные гангстеры успели разнести по планете славу нового певца насилия. Завещание Бавы пролежало в сейфе продюсера долгие 22 года, пока сын режиссера Ламберто ни выкупил материал отца и не довел его до большого экрана. Дело житейское: художник обогнал время, время не простило художника, но… опомнилось и оставило за ним последнее слово. Еще при жизни Бавы планета джалло поросла палаческими виллами Фульчи, кровоточащими палаццио Ардженто, цветущими кладбищами Соави… Но истинно магическое влияние Бава оказал на парней, никогда не стремившихся к индивидуальной застройке своего горизонта. Это ведущие солисты современной киноиндустрии – Роман Полански и Ник Роуг, Кен Рассел и Дэвид Линч, Мартин Скорсезе и Дэвид Кроненберг, Тим Бартон и Квентин Тарантино воздвигли кино-вселенные, имеющие единственную общую черту – склонность цитировать скромного итальянца, твердившего, что все его фильмы – дерьмо… П О Д Р О Б Н О С Т И «Операция «Страх» (Operazione paura, 1966)   Как ворона вороне… Иван Куликов, специально для ДК П О Д Р О Б Н Л О етом 2008 года компания «Кармен Видео» выпускает в прокат фильм Такаси Миике «Вороны. Эпизод 0». Осенью 2007 года в линии «Другое Кино» была издана коллекция Миике. Трилогия о так называемых «черных триадах», классическая гангстерская сага из числа лучших циклов неутомимого японца была дополнена социальной комедией «Шангри-Ла». Для знатоков криминального кино это был настоящий подарок. И вот теперь – отдельный спецпроект, одна из последних позиций устрашающего своими размерами бэк-каталога Миике. В его случае интрига в том и состоит, что никто не знает, какой из его фильмов на данный момент последний. Ведь 48-летний японец снимает запоем и не оглядываясь… уже с большим правом можно называть «картинами». Видеосети Японии переживают сейчас не лучшие времена по сравнению с 1990-ми, когда в них крутились денежки якудза. Перейдя на пленку и нестыдные бюджеты, Миике не забыл молодость и, закончив большой фестивальный «Вестерн Сукияки: Джанго», за две недели смастерил «Детективную историю». В этом триумфе на час поучаствовала легенда японского рок-нролла Учида Юя. Впрочем, совсем не этим видеохоррором украсил необъятную фильмографию Миике 2007-й год. Во-первых, ее украсила Венеция, где Миике впервые прорвался в конкурс международного кинофестиваля категории «А». Хотя, конечно, вместо беззастенчивого китч-бурлеска «Джанго» поклонники предпочли бы увидеть в конкурсе «Шангрилу», эзотерический роуд-муви «Людиптицы в Китае» или футуристический фантазм «4 миллиарда и 600 миллионов лет любви». Но эти шедевры большими конкурсами были проигнорированы. Во-вторых, в «Подобном дракону» Миике освоил – и довольно удачно – новый для себя жанр экранизации видео-игры. Несмотря на прикладной характер, получилась «картина», посрамившая самих Уве Болла и Пола Андерсона, подвизавшихся на ниве окучивания геймеров. Наконец, Миике, вечный аутсайдер в японской табели о рангах, стал сотрудничать с одной из старейших и уважаемых институций Японии – студией «Тохо». Здесь-то он и сделал «Воронов» – эпический экшн, соединивший взрослую эстетику якудза-триллера с подростковой драмой о школьном доминировании.

С Т И Главный гонзо-режиссер планеты. Оскорбитель морали и тайный моралист. Певец анонимных минимаркетов, заплеванных лапшичных и подозрительных автосервисов на выселках. Шаман, визионер, человек-цунами. В последнее время, однако, Миике сбавляет напор и вместо обычных пяти-семи выбрасывает на экраны уже по три-четыре фильма в год, каждый из которых   «Вороны: эпизод 0» – пилотная экранизация суперпопулярного в Японии комикса Хироси Такахаси о подростковых войнах в вымышленной школе Судзуран. Это самая крутая в стране хулиганская школа, детский аналог нью-йорской «Адской кухни». Тираж комикса астрономический – 32 миллиона экземпляров. Экранизацию, конечно, ждали с нетерпением, и «Вороны» стала первой картиной Миике, взлетевшей на самую верхнюю строчку японского бокс-офиса. Иначе говоря, у Миике наконец-то получился первый хит национального масштаба. Обкатанная бесконечное число раз история о противостоянии двух крутых парней с решающим поединком в финале сделана в жанре сёнэн – фильмов для юношей-подростков, особенно популярном в аниме. Кстати говоря, Миике здесь не новичок: на самых ранних стадиях своей карьеры, в далеком 1995-м, он уже делал комедийный сёнэн «Крутые перцы из Осаки» («японских Люберец» – города, откуда родом и сам режиссер). То была гротескная история о двух школьных приятелях, записавшихся в банду разорившихся якудза. Более того, самый, наверное, личный, почти автобиографический фильм в его портфолио — дилогия «Гопники» («Young Thugs»), снятая в конце 1990-х под впечатлением от «Ребята возвращаются» Китано – еще одного ностальгического воспоминания о рабочей Осаке. В общем, боссы «Тохо» знали, в чьи умелые и заботливые руки они отдают культовый комикс Такахаси. Найми они кого-нибудь попроще, получилось бы, наверное, еще одно дежурное кино о подростках-дзюдоистах, с которым дефицита в Азии не наблюдается. Ну, может быть, более или менее радикальное. Чуть более стильное, с чуть большим количеством насилия, чем обычно принято. Но Миике не был бы самим собой, не напусти он на это шоу свое цунами, по ходу дела выдергивая свои авторские джокеры из порядком замусоленной и многократно перетасованной колоды, где должен быть обязательный «школьный король», обязательный «валет с амбициями», обязательные «тройки и «шестерки», «дама R&B» (в исполнении японо американской поп-дивы Куроки Меиса) и, конечно, «туз», который в баталиях не участвует, но сыграет в финале решающую роль. Как всякий сёнэн о превращении мальчиков в мужчин, «Вороны» – конечно же, игра, в которую играют дети. Тем не менее, Миике и здесь выступил реформатором, начав играть в эти игры по совершенно взрослым ставкам. Не удивительно, что он с такой готовностью сочетает мифологию подросткового насилия с мифологией насилия взрослого: разборки двух юношеских банд логично перетекают в разборки банд якудза, которые тоже учились в школе Судзуран. С одной большой поправкой: как принято в мифах, от этих разборок никто не умирает, тем более что «Вороны – фильм для подростков. В большой и важной «Тохо», где за подрастающее поколение в ответе, очень хорошо помнят о скандале вокруг «Королевской битвы» Киндзи Фукасаку (сделанной, между прочим, конкурентами «Тоэй»), где мальчиков и девочек расстреливали, кажется, по-настоящему. На этот мощный и прощальный ход классика якудза-драмы (Киндзи Фукусаку умер в 2003 году) Миике и припас своего джокера: в школе жизни Судзуран насилие – не конец жизни, а ее начало. В конечном итоге, это всего лишь одно из средств человеческой коммуникации наряду с любовью, дружбой и желанием испытать себя, стать кем-то другим. В «Воронах» это показано замечательно. Завидуем тем, кто увидит их впервые. Для жанрового фильма нет, наверное, лучшей похвалы.

П О В последнее время в жанре сёнэн особенно хороши корейцы, чьим отточенным, ювелирным подходом к рукопашной хореографии обычно вдохновлялись менее скрупулезные японцы, явно смотревшие «Conduct Zero» и «WaSanGo», корейские аналоги Судзурана.

  Д Р О Б Н О С Т И Беседы   « Комедия положений – это порождение демократии…» Расспрашивал Ян Левченко, специально для ДК ДК: Как Вы объясните нынешний взрыв переизданий старого советского кино? Его называют «нашей нестареющей классикой», «черно-белым золотом», равняют на Голливуд. При этом раннее дореволюционное кино, которым Вы занимаетесь, почти не попадает в поле зрения издателей. Ну, насчет советской классики это вполне понятная стратегия – бить себя в грудь, крича, что это, дескать, наша классика, куда нам без нее. Я никого не хочу обижать, но пиар довольно неуклюжий. Просто все это надо как-то продавать. Больше ничего ведь нет. Вернее, есть, но требует вложений, а их никому не хочется делать. Выезжают на известных именах, которые крутятся без конца в телевизоре, по старой привычке. Если бы мы с вами сидели и разговаривали лет этак 15 назад, тогда можно было бы как-то объяснить интерес к советскому «вчера» – стремлением что-то осмыслить, понять, разобраться. Мы этого тогда не сделали. А сейчас просто создаем артефакт из ничего. Люди, которые этим занимаются, прекрасно понимают, что в нормальном контексте советская мура не может функционировать. Если реально возрождать советскую эстетику, все тут же придут в ужас. Поэтому в цене такие осторожные игры. Издатель же исходит из доступного репертуара. Киноведы почти не консультируют издательские фирмы. Они там ни к чему, и так все ясно. Специалисты еще подвизаются на телеканалах, если тамошняя сетка позволяет выкроить возможность ослабления формата. Мне очень нравилось то, что какое-то время назад делал – а может, и сейчас делает – Женя Марголит на канале «Домашний». Другого человека, который бы так же знал наше кино 1930-40-х годов, вы точно Рашит Янгиров:

Б Е С Е Д Ы Л етом в линии «Другое кино» выходит очередной выпуск проекта «Великий Немой», запущенного в 2004 году совместно с журналом Rolling Stone. Ведущие музыканты – друзья редакции и любители кинематографа – сочиняют и записывают саундтреки к русскому немому кино. Были изданы фильмы ленинградской мастерской ФЭКС, картины Евгения Бауэра и Петра Чардынина с участием Веры Холодной, «Аэлита» Якова Протазанова с уникальными дополнениями… В этом году для озвучания были отобраны русские дореволюционные комедии. О специфике раннего кино, в частности, о русской комедии клуб ДК побеседовал с ведущим научным сотрудником библиотеки-фонда «Русское Зарубежье», главным российским специалистом по кинематографу русской эмиграции, историком дореволюционного кино Рашитом Янгировым.

  Человек любит не произведение, а свои личные ассоциации. Качество как таковое его мало волнует.

не найдете. Он отбирал для показа всякие неординарные, малоизвестные фильмы. Половина из них – мусор. Но ведь без этой массы с вкраплениями породы невозможно представить, чем жил советский человек. лии, в частности, типажи. То, что мы сейчас имеем в России, мне сложно назвать иначе, как деградацией национального типажа. Ну и, конечно, темы какие-то, ныне исчезнувшие, которые очень тесно сплетаются с универсальными сюжетами. Немое кино интересно и как нереализованная возможность. Ведь это же ерунда полнейшая, что немое кино не могло существовать, как только появилось звуковое. Достаточно вспомнить Чаплина, который до 1936 года не снимал звуковых картин. У нас был Медведкин с его «Счастьем». Но производитель заинтересован в развитии технологий, он к ним привязан.

«Роман с контрабасом» 1912, 12 мин. Режиссер: Кай Хансен Сценарий: Чеслав Сабинский В ролях: В. Горская и др. Это один из самых популярных фильмов, изданных в России под французской маркой братьев Пате. В основе лежит юмореска А. П. Чехова. В речке одновременно купаются музыкант и барышня. Выбравшись на берег почти в одном месте, они не могут найти одежды. Тогда музыкант предлагает несчастной даме спрятаться в футляре контрабаса, а сам отправляется за помощью. Милый конфуз не заставит себя ждать… Фильм пользовался большим успехом у зрителей, что, среди прочего, объяснялось пикантностью сюжета, неожиданной для русского материала фривольностью.

Б Е С Е Д Ы ДК: А для чего это представлять? Это кому-то нужно, кроме историка? Обязательно нужно. Зритель стареет вместе с человечеством. Все больше людей живет прошлым. Это не целевой интерес, а обыкновенная возрастная ностальгия. Правда, лет через двадцать уже некому будет смотреть этот мусор. Будут смотреть другой, но тоже мусор. Человек любит не произведение, а свои личные ассоциации. Так что качество как таковое его мало волнует.

ДК: Мы продолжаем совместный с журналом Rolling Stone проект «Великий немой». Вы знаете, это старое кино с новым саундтреком… Да, это интересное совмещение. Встреча старого с новым… Я видел «Метрополис» Ланга с новым сопровождением. Интересно.

ДК: А раннее кино будут смотреть в ходе этого старения? Его будут и дальше издавать для специалистов, коллекционеров и чудаков? Я бы вообще не стал делить кино на раннее, зрелое или перезрелое. Для меня кино делится на немое и звуковое. Немое кино – это совершенно отдельный продукт. Фильмы 1920-х годов, даже очень разные, значительно ближе друг другу, чем, например, к лентам тех же жанров, но снятым в 1930-е годы. Между немым и звуковым кино – дистанция огромного размера, хотя исторически кажется, что одно плавно сменило другое. Это же не случайно, что многие люди, состоявшиеся в немом кино, восприняли приход звука как катастрофу, как творческую смерть. Немое кино позволяет разглядеть быт, исчезнувшие ныне реа Из архива: Это, если не ошибаемся, первая интерпретация чеховских произведений на кинематографическом экране. И нужно отдать справедливость, к нему отнеслись со всем тем уважением, которое заслуживает имя Антона Павловича. Прекрасно разыгранная лента отличается еще поразительно чистой и сочной фотографией и красотой мест, в которых происходит действие.

Журнал СИНЕ-ФОНО (Москва), 1911. № 2. С. 12.

ДК: На этот раз возникла идея переиздать комедии. В ходе работы возникло впечатление, что в России было неважно с комедиями. Их мало сохранилось? Мало снимали? Да нет, снимали прилично. Хотя есть и некоторые особенности бытования комедии в России, связанные с местной ментальностью. В России юмор – вербальное явление. Его не передать на экране. В основном снимались сумбурные иллюстрации юмористических произведений. Возьмите «Роман с контрабасом» по Чехову – чтобы его смотреть, надо хорошо помнить текст. Зритель начала про   У нас никогда толком не было комедии положений. Она вся была привозная.

шлого века просто соотносил зрелище с текстом, не более того. У нас никогда толком не было комедии положений. Она вся была привозная. Дело в том, что комедия положений – это порождение демократии. Она предполагает, что с человеком могут произойти какие-то молниеносные изменения, что-то вдруг раз – и поменяется, перевернется с ног на голову. В буквальном смысле. А в русском обществе это было невозможно. Оно было строго сословным. Любое превращение означало посягательство на порядок вещей. Вы же помните, что Николай I сказал по поводу «Ревизора»? «Это все про меня» – и точка. Гоголь покусился на святая святых – на иерархию общества. И вообще, не принято было насмешничать в русской культуре. Максимум дозволенного – какой-нибудь Островский, который издевается над купцами, безопасным плебейским сословием. Чуть только речь заходила о комедии положений, это означало французское влияние. Макс Линдер, в первую очередь. В русских кинотеатрах шло много комедий, снятых по мотивам фарсов. Тут нельзя не вспомнить о репертуаре театра Сабурова в Петербурге. Это интересная, малоизученная тема. СиСимон Сабуров (1868–1929), русский театральный деятель, актер, антрепренер и переводчик. Именно он ввез в Россию и долгие годы культивировал французский фарс. С легкостью и непринужденностью сам исполнял роли светских фатов в салонных комедиях и фарсах (Хорошо сшитый фрак, В интересном положении, Поташ и Перламутр), которые ставил задолго до главного дела своей жизни – театра «Пассаж». В 1890 году начал руководить труппой московского театра «Эрмитаж», но через пять лет занялся независимой антрепренерской деятельностью, набирал фарс-труппы в Киеве, Харькове, Баку В 1896 вместе с актером Гориным-Горяиновым организовал в Петербурге театр «Фарс». В 1902 первым показал в своей антрепризе В.Ф.Комиссаржевскую. Открытый в 1913 году театр «Пассаж», который публика называла просто «Театр Сабурова», был в 1925 году преобразован в Театр Комедии. При Советской власти Сабуров играл мало – ощутимо менялся репертуар. Собирался опубликовать мемуары, но этот проект не удался. До революции его считали самородком, уважали за энтузиазм и цепкое понимание конъюнктуры. В 1910-е годы ввел практику найма литературных «негров», чьи переводы выдавал за свои, зато платил щедрые отступные. Тем не менее, французским языком владел в совершенстве. Иначе бы вряд ли сумел оценить такой жанр, как фарс.

Б Е С Е Д Ы Макс Линдер (1883-1925), французский актер, настоящее имя – Габриэль-Максимилиан Левьель. Начинал как певец варьете, но успеха не имел. Попал в кино при нелепых обстоятельствах: был поставлен на коньки и пущен уморительно катиться перед камерой. Свой псевдоним для нового амплуа Левьель составил из имен артистов того же варьете – Макса Дирли и Марселя Линдера. Случилось это в 1905 году. Новоиспеченного комика быстро взяла в оборот фирма братьев Пате. В период до 1914 года Макс Линдер снялся в полутора сотнях бульварных комедий («Макс – жертва хинина», «Макс ищет невесту», «Макс взволнован» – имя им легион). Его популярность была баснословной, в том числе, и в России. Его триумфальное турне, совершенное по крупным городам империи в 1913 году, снималось и демонстрировалось практически в режиме реального времени. На вокзалах его встречали толпы визжащих поклонниц. После Первой мировой войны популярность комика резко пошла на убыль – он не вписался в новый виток развития жанра. Это ввергло Макса Линдера в тяжелую депрессию, которая закончилась самоубийством.

мон Сабуров – сам актер, антрепренер, нанимал людей, которые сидели в ложах парижских театров и аккуратно, слово в слово, записывали содержание новейших французских фарсов. В Петербурге их молниеносно переводили и ставили через неделю-две после парижской премьеры. Кинокомедия так или иначе опиралась на этот опыт. Кстати, она входила в виде составного элемента в программу театра миниатюр, где живые артисты разных жанров чередовались с фильмами. Программа раннего кинотеатра часто и не включала в себя комедию, потому что это был просто другой контекст, другая реальность. Основой французской комедии была здоровая эротика. Налет фривольности был также чужд русской традиции, но как другое, экзотичное явление привлекал внимание определенной части публики. Из того, что можно условно отнести к русской традиции, к священной классике, вспоминается один только «Домик в Коломне», где офицер превращается в девушку. Это безопасный материал.

ДК: Ну да, если Пушкин пошутил, значит и кино может вслед за ним пошутить… Список героев, которые могли испытывать превращения, был крайне узок в русском обществе. Вспомните, опять же, «Роман с контрабасом». Ведь там метаморфозы с кем происходят? Правильно, с музыкантом. Актеры, музыканты – это же неизвестно кто, люди без социального статуса, живущие сегодняшним днем, плывущие по течению. Над ними можно смеяться, они безответные. Ведь и в советской комедии невозможны превращения – то нельзя, это нельзя. Максимум, кого можно се Елена Грановская и Степан Надеждин на сцене Театра Сабурова. 1914.

  Чаплин кто? Бомж обыкновенный. Кому он интересен?

бе представить, – это товарища Огурцова, заведующего Домом культуры, над которым смеяться не грешно. что – вот датские комедии с Гаррисоном шли в кинотеатрах как драмы, потому что к ним специально переснимали финалы с похожими артистами. Оригинал был настолько смешной и буйный, что это считалось неприличным. Обязательно в конце должен был кто-нибудь умереть, чтобы все вернулось на круги своя… Б Е С Е Д Ы ДК: А чехарда и эксцентриада 1920-х годов – это плоть от плоти революционного эксперимента… Ну да. И все равно не на своем материале. Американизм у Кулешова, все эти кульбиты и прыжки у ФЭКСов, отсылающие к цирку и мюзик-холлу. Прямо скажем, не русские явления. Взять «Дневник Глумова», который Эйзенштейн включил в свой спектакль «Мудрец» и с которого началась его работа в кино. Это же полный бред! И довольно плохо сделанный.

ДК: Но в основе – чистое движение, конвульсия освобождения своего рода… Совершенно верно. Освобождения от старой традиции, органичная часть которой – чопорность, консерватизм, подозрение к юмору и насмешке. Так что когда даже не над чем смеяться, надо себя заставить. Раз уж революция и конец старого мира… Кстати, неслучайно Чаплина подняли на щит уже после революции. Фильмы с его участием появились в России в 1915-16 годах, но не были приняты публикой. Считалось, что его шутки слишком грубые. Сейчас это странно звучит. Но Макс Линдер был франтом, персонажем полусвета. А Чаплин кто? Бомж обыкновенный. Кому он интересен? Это еще ДК: Последний вопрос о Владиславе Старевиче, чьи фильмы тоже выходят сейчас в рамках нашего проекта. Он – поляк, человек нерусский. Может, с этим связана такая органичность его комических сюжетов? Старевич был чудак, который запирался от всех и мастерил свои куклы. Ему было все равно, где жить, главное, чтобы не трогали. Над ним, действительно, не довлели сословные предрассудки, в этом смысле он был свободнее. Но посмотрите, какой он брал материал. «Ночь перед Рождеством» – это же про Малороссию, не про русских. Над украинцами можно смеяться, это никогда не было табу. Там нарушать сословные рамки – всегда пожалуйста. Вообще, понять, что было можно, а что нельзя, не так уж и сложно. Просто усидчивость нужна. Найти бы какого-нибудь толкового студента, который бы просмотрел «Правительственный вестник» с 1908 по 1917 годы, где регулярно печатались списки разрешенных пьес для народных театров. Это же все в кинотеатрах напрямую калькировалось. Люди, которые занимались производством фильмов, не хотели рисковать. Такой вот недооцененный фактор эволюции русского кино. Никакого полета фантазии… Ночь перед Рождеством Блистательная экранизация повести Н. В. Гоголя украшена, во-первых, комическим чертом в исполнении Ивана Мозжухина. Грим черта придумал неутомимый Владислав Старевич, стремившийся не просто экранизировать Гоголя, но сделать это как можно более увлекательно. В отличие от литературного оригинала, черт играет в сюжете одну из ключевых ролей.

  Узнать о «Другом кино» можно у наших друзей:

ДРУГОЕ КИНО № лето–2008 Издатель ООО «Кармен Вижн» Адрес редакции 123242, Россия, Москва, ул. Зоологическая, 1, оф. 210 Тел./факс: 661 28 77 Главный редактор Ян ЛЕВЧЕНКО [pr@carmen-film.ru] Дизайнер Сергей КУЛИКОВ [sergey@carmen-film.ru] Отдел оптовых продаж Валентин СЕРОВ [valentin@carmen-film.ru] Электронная версия www.drugoekino.ru Издание зарегистрировано в ФС по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-30934 от 17.01.2008 Тираж: 50 000 экз. Распространяется бесплатно КИНОТЕАТР/КАФЕ/БАР УЛ. ПОКРОВКА, Д. 47 (495) 917 18 83 WWW.KINO35MM.RU АКТОВЫЙ ЗАЛ 16 ТОНН КЛУБ/РЕСТОРАН ПРЕСНЕНСКИЙ ВАЛ, 6, СТР. 1 (495) 253 53 00 WWW.16TONS.RU КИНОТЕАТР/КЛУБ/БАР ПЕРЕВЕДЕНОВСКИЙ ПЕР., 18 ПРОХОДНАЯ №1 (495) 265 39 35 WWW.AKTZAL.RU КАФЕ УЛ. САДОВАЯ-САМОТЕЧНАЯ, Д. 13 (495) 694 03 BOOKKAFE КЛУБ/КАФЕ/РЕСТОРАН БОЛЬШАЯ САДОВАЯ, 8. (495) 209 99 09 WWW.B2CLUB.RU БИЛИНГВА КЛУБ/РЕСТОРАН КОСМОДАМИАНСКАЯ НАБ., Д. 2 (495) 953 65 76 WWW.FABRIQUE.RU FABRIQUE КЛУБ/КАФЕ/ГАЛАНТЕРЕЯ/КНИГИ КРИВОКОЛЕННЫЙ ПЕР. ДОМ 10 СТР. 5 (495) 623 96 60 WWW.BILINGUACLUB.RU FAQ-CAFE КАФЕ/КЛУБ ГАЗЕТНЫЙ ПЕР., 9, СТР. 2 (495) 629 08 КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР / КЛУБ БОЛ. ОВЧИННИКОВСКИЙ ПЕР., Д. 24/4 (495) 953 72 36 WWW.DOM.COM.RU КЛУБ/КАФЕ/БАР/ УЛ.КАЗАКОВА, 8А (495) 505 53 51 WWW.NOBULLSHIT.RU IKRA КЛУБ/КАФЕ/РЕСТОРАН ЯУЗСКАЯ УЛ., 5 (495) 917 57 КУЛЬТ MAKIKAFE КАФЕ ГЛИНИЩЕВСКИЙ ПЕР., 3 (495) 692 97 ПИРОГИ НА НИКОЛЬСКОЙ КЛУБ/КАФЕ/КНИГИ НИКОЛЬСКАЯ 19\21 (495) 621 58 КЛУБ/КАФЕ/РЕСТОРАН КАЛУЖСКАЯ ПЛ., Д.1 (495) 238 58 48 WWW.CAFEMIO.RU MIO DJ CAFE УЛИЦА ОГИ КЛУБ/КАФЕ/ГАЛЕРЕЯ УЛ. ПЕТРОВКА, Д. 26, СТР. 8 (495) 694 11 КЛУБ УЛ. МАЛАЯ ГРУЗИНСКАЯ, 15 (495) 253 02 53 WWW.APELSINCLUB.RU АПЕЛЬСИН ЗАПАСНИК АРТ-КЛУБ СТАРОСАДСКИЙ ПЕР., Д. 5. (495) 628 87 А также в торговых сетях:

©2008 ООО «Кармен Вижн» Все права защищены. При использовании материалов ссылка обязательна.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.