WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФАКУЛЬТЕТ ЖУРНАЛИСТИКИ КОММУНИКАЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Материалы Всероссийской научно практической конференции исследователей журналистики, рекламы и ...»

-- [ Страница 3 ] --

Самым непосредственным образом сложность и разнообразие «взаимоотношений» изобразительной и словесной информации проявляются, очевидно, во взаимодействии визуального и вербального компонентов пресс рекламного сообщения. Мы не будем рассматривать модели такого взаимодействия, основанные на смысловом доминирова нии одного из компонентов («изображение — комментарий» и «текст — иллюстра ция»), а сосредоточимся на ассоциативной связи изображения и текста. В этом случае каждый из компонентов выполняет свою важную для создания рекламного образа фун кцию, однозначного смыслового доминирования одного из них не наблюдается. Иссле дователи обычно четко выделяют лишь один вариант данной модели: потребителю пред лагается изобразительный образ, который рационально подкрепляется и связывается с объектом рекламы в текстовой части. Изображение и слово «работают» в соответствии со своими природными качествами. Заимствуя термин из книги А.В. Ульяновского «Ми фодизайн рекламы» (СПб., 1995), можно было бы назвать этот вариант «алиби для сознания». Однако считаем, что здесь можно выделить еще, как минимум, два варианта.

«Изобразительное доказательство». В рекламном сообщении делается такое словесное утверждение, рационально обосновать которое в принципе невозможно.

«Доказывают» это утверждение, визуализируя его — то есть создавая соответствую щий изобразительный образ. Известный плакат Американской ассоциации реклам ных агентств, призванный отвести критические стрелы от рекламы, может послужить здесь иллюстрацией. Напомним: рационально недоказуемое утверждение «реклама не может заставить вас купить то, что вам не нужно» как бы обосновывается фотогра фией красивой женщины, густо намазавшей лицо пеной для бритья и совсем уже собравшейся пройтись по нему бритвой. Тут действует не рациональный аргумент, а убеждающая сила наглядности, тем более применяется такой вид изображения, как фотография с ее эффектом достоверности. Подчеркнем, речь идет не о прямолиней ной наглядности изобразительного знака, а о наглядности образной, которая сама по себе условна. То есть, с одной стороны, используется природное знаковое свой ство изображения, но, с другой стороны, оно переосмысливается.

«Диффузия знаков». В словесный текст мотивированно включаются изобразитель ные знаки, либо — наоборот. Например: в тексте некоторые слова заменяются соответству ющими изображениями (имя собственное «The Beatles» — фотографией знаменитой музыкальной группы) или в изображении монитора компьютера присутствует приклеенная к нему скотчем записка (текст — читается). Интересный вариант: объявление о продаже компьютеров на большой площади в одну строку, конфигурация которой вычерчивает силуэт человека, сидящего за ПК. В данном случае действительно имеет место смешение, взаимопроникновение изобразительных и словесных знаков — они как бы сливаются в единую знаковую систему, которой свойственна и наглядность, и условность.

Итак, иконичность изображения и конвенциональность слова, разумеется, про являют себя в современной пресс рекламе в первую очередь, ибо это природные свойства двух исследуемых знаков, но их взаимодействие позволяет и слову, и изоб ражению выходить за пределы «изначально заданного».

А.А. Давтян (Воронежский ГУ) ПРЕИМУЩЕСТВА И НЕДОСТАТКИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЮМОРА В РЕКЛАМЕ До сих пор теоретики и практики рекламы не пришли к единому мнению: эффектив но или неэффективно смешное рекламное объявление, выполняет ли юмор маркетинго вые задачи или всего лишь развлекает, привлекая потребителя своей зрелищностью?

Для начала рассмотрим положительные моменты использования юмора в рекла ме. Прежде всего, юмор является одним из способов привлечения внимания к рек ламному сообщению. Мы живем в мире, перенасыщенном информацией. Человек не в состоянии не только усвоить, но даже заметить все, что ему предлагает современная цивилизация. Поэтому каждый вид информации, в том числе и рекламной, теми или иными способами пытается привлечь внимание потребителя.

Смешная реклама вовлекает человека в игру, от которой он получает удовольствие.

Реципиента знакомят с первой частью сообщения, сконструированной таким образом, чтобы в его сознании сформировался предсказуемый, но ложный прогноз. Ожидая на выходе сообщения нечто знакомое, человек вдруг сталкивается с неожиданной концов кой. Возникает так называемый «эффект обманутого ожидания». От степени рассогласо ванности между ожидаемым и полученным в конце сообщения зависит реакция потреби теля. Момент интриги, неизвестности делает смешную рекламу одной из разновидностей тизера. (Тизерные кампании строятся как минимум из двух частей, первая из которых — «дразнилка», интригует, но не дает информации о самом товаре, о марке.) Тизерная реклама порождает у аудитории ажиотажное желание продолжить коммуникацию. Если потребителю удалось в общих чертах угадать интригу рекламного объявления, оно вызо вет лишь усмешку, в лучшем случае улыбку. Но чем больше расстояние между ложным прогнозом и реальным результатом, тем сильнее реакция человека.

Потребитель, которого удалось рассмешить, чувствует благодарность по отноше нию к рекламе за полученное удовольствие и становится бесплатным распространите лем этой информации по принципу «из уст в уста» («вирусный маркетинг»). Реклама получает дальнейшее распространение в процессе межличностного общения, когда человек, получивший удовольствие от остроумного сообщения, делится им со своими знакомыми. Как известно, люди рассказывают смешные истории для того, чтобы, по смеявшись вместе со слушателем, повторно испытать положительные эмоции.

Когда человек смеется, происходит релаксация, что проявляется на психофизиоло гическом уровне. Смех возникает как реакция на тревожащую своей неизвестностью ситуацию, которая вдруг неожиданно прояснилась, стала понятной и безопасной. В итоге после некоторого напряжения человек невольно расслабляется. Можно предпо ложить, что в связи с релаксацией потребитель будет воспринимать всю последующую информацию данного сообщения некритично, снисходительно, доброжелательно, что, собственно говоря, на руку рекламисту. Кроме того, положительные эмоции, возник шие при восприятии смешной рекламной информации, могут проецироваться на сам товар. На бессознательном уровне потребитель будет чувствовать симпатию к товару в силу заложенной в него эмоциональной привлекательности.

Используя юмор, удается найти неожиданный ракурс ставших уже привычными вещей, понятий, образов. Рекламная информация при этом выглядит новой, ориги нальной, а соответственно и привлекательной в глазах потребителя.

Теперь хотелось бы обратить внимание на проблемы, связанные с использовани ем юмора в рекламной практике. Большинство рекламодателей опасаются, что если реклама товара или услуги выглядит смешной, то так же будет восприниматься и сам товар (услуга), а также фирма в целом. Поэтому они нередко отвергают предложения рекламистов ввести юмор в рекламную кампанию. Кроме того, и некоторые реклами сты придерживаются мнения, что доверие может быть вызвано только к солидной серьезной информации, что комичная реклама не вызывает доверия. По их мнению, реклама не должна развлекать, она должна информировать и побуждать потребите ля сделать покупку. Наконец, существует точка зрения, что юмор в рекламе может выполнять роль «вампира», то есть перетягивать на себя все внимание реципиента, в результате чего запоминается шутка, но не товар и торговая марка.

И последнее, представление о том, что смешно, а что нет, у разных людей разное (в зависимости от национально культурной, социально групповой принадлежности, уровня образования и т.д.). Каким образом рекламист может определить, будет ли создаваемое им сообщение правильно воспринято потенциальным потребителем? В первую очередь создатель комичного рекламного сообщения должен убедиться, что в голове реципиента возникнет ложный прогноз. Человек, не имеющий сходных с рекламистом национальных, социокультурных, гендерных стереотипов, не сможет сформировать ложный прогноз, а следовательно, ему не с чем будет сравнить реаль ную концовку сообщения. Непонятый юмор будет только раздражать потребителя.

Вывод напрашивается следующий: юмор в рекламе необходим, но лишь при условии его грамотного использования. Без тщательного анализа представлений, привычек, предрассудков, ценностей, типовых стереотипов отдельных групп или об щества в целом использование юмора в рекламе будет неэффективным, так как лю бая скучная, банальная информации будет смотреться выигрышнее, чем неудачная попытка рассмешить потребителя.

Н.В. Зинченко (Ростовский ГУ) ТЕЛЕВИЗИОННАЯ РЕКЛАМА В КЛАССИФИКАЦИОННОМ АСПЕКТЕ Возникновение рекламы на телевидении совершило переворот в рекламной сфе ре, потребителю было предложено наиболее комплексное восприятие рекламного со общения: звук, изображение и движение. Аудиовизуальная реклама выгодно отлича ется от других прежде всего комплексностью воздействия, благодаря сочетанию изоб ражения, цвета и звука. Поэтому запоминаемость информации, полученной аудиови зуальным путем, гораздо выше, чем запоминаемость сведений, полученных иначе.

Телевидение способно удерживать внимание даже вне зависимости от желания зрителя: если печатное объявление нельзя заставить прочитать, то у телевизионной рекламной вставки намного больше шансов быть увиденной.

Среди самых распространенных видов телевизионной рекламы можно выделить телевизионные рекламные ролики, рекламные объявления, рекламные телерепорта жи и телепередачи, а также рекламные телезаставки в перерывах между передачами.

Телеролики — это рекламные кино или видеоролики продолжительностью от не скольких секунд до 2—3 минут, демонстрируемые по телевидению. Телеобъявления — рекламная информация, читаемая диктором. Рекламные телепередачи могут представлять собой самые различные программы: шоу, викторины, репортажи, ин тервью, по ходу которых активно рекламируются те или иные товары или услуги, размещаемые на телеэкране по ходу телепередач. Телезаставки — транслируемые в сопровождении дикторского текста и музыки различные неподвижные рисованные или фотографические рекламные сюжеты, которыми заполняют паузы между раз личными телепередачами, или какие либо элементы фирменной символики.

Специальная видовая классификационная система выделяет телевизионную рек ламу по способу фиксации на «живую» и снятую на пленку.

По манере убеждения зрителей телерекламу подразделяют на «лекцию» (прямое обращение к телезрителям), «драму» (косвенное обращение, при котором рекламные персонажи разговаривают между собой, не обращая внимания на зрителей) и «плакат» — смешанная классификация, применение которой возможно еще и к радиорекламе.

По своим целям в рамках универсальной классификации телевизионная реклама классифицируется на информативную (создание первичного спроса, формирование образа фирмы), увещевательную (создание избирательного спроса, формирование предпочтения к марке товара) и напоминающую (поддержание осведомленности о товаре на этапе зрелости рекламной кампании).

Телерекламу также классифицируют по обыгрываемым ею эмоциям, по имиджу или виду товаров, по покупательской мотивации и т. д.

В практике некоторые специалисты по рекламе делят коммерческие телеобраще ния на три крупные категории: рассказы с голосом в кадре и за кадром, показ изделия в работе, драматизация по принципу «проблема и ее решение».

Такой подход, по мнению других специалистов, недостаточно полно отражает многообразие телерекламы, следствием чего стала следующая классификация: пря мая продажа, обращение от лица фирмы, рекомендации знаменитостей или специа листа, интервью с покупателем, демонстрация, прямое сравнение товаров, драмати зация, музыкальная реклама, анимация.

Следует отметить, что при создании телевизионной рекламы часто использу ется комбинация приемов, что позволяет производителям рекламы делать рекламу более зрелищной и привлекательной. Например: диктор открывает и закрывает сооб щение, внутри которого обнаруживается демонстрация товара или рекомендация специалиста, привлекается мультипликационный антураж и т, д. Жанровое смешение диктуется множественностью задач, решаемых рекламным клипом, даже если он укладывается в 30 секунд экранного времени: реклама всегда решает двуединую задачу — донести до зрителей суть коммерческого послания (информация) и при влечь их внимание методом посторонней идеи (развлечение). Никакой прием сам по себе не гарантирует успеха, но, как свидетельствует опыт, эффективность начинается с разумного баланса между информацией и развлечением.

Помимо перечисленных классификационных систем, при исследовании телеви зионной рекламы применяют и классификацию ценностей, на которых акцентирует внимение то или иное рекламное обращение. Конечно, всякая классификация цен ностей по типу и уровню неизменно условна в силу того, что в нее вносятся соци альные и культурные значения. К тому же трудно вставить ту или другую ценность, имеющую свою многозначность (например, семья), в определенную графу. Тем не менее, можно дать следующую условно упорядоченную классификацию ценностей.

· Витальные: жизнь, здоровье, телесность, безопасность, благосостояние, фи зическое состояние человека (сытость, покой, бодрость), сила, выносливость, каче ство жизни, природная среда (экологические ценности), практичность, потребление, комфорт, уровень потребления и т.д.

· Социальные: социальное положение, статус, трудолюбие, богатство, труд, профессия, семья, патриотизм, терпимость, дисциплина, предприимчивость, склон ность к риску, равенство социальное, равенство полов, способность к достижениям, личная независимость, активное участие в жизни общества, ориентированность на прошлое или будущее, локальная (почвенная) или сверхлокальная (государственная, интернациональная) ориентация.

· Политические: свобода слова, гражданские свободы, государственность, за конность, хороший правитель, порядок, конституция, гражданский мир.

· Моральные: добро, благо, любовь, дружба, долг, честь, честность, бескоры стие, порядочность, верность, взаимопомощь, справедливость, уважение к старшим и любовь к детям.

· Религиозные: Бог, божественный закон, вера, спасение, благодать, ритуал, Священное Писание и Предание, церковь.

Подобные классификационные системы помогают наиболее полно изучить и опи сать различные телевизионные рекламные обращения, определить их типологичес кие характеристики, выявить основные тенденции и, наконец, обозначить пути разви тия и методы для повышения эффективности телевизионной рекламы.

М.А. Кирьяшина (Воронежский ГУ) ТЕХНОЛОГИИ СОЗДАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ИМИДЖА Словосочетание «Image maker» в переводе с английского означает «создатель имиджа, имиджмейкер (консультант политического деятеля, отвечающий за рекламу и создание понятного избирателям образа)». А имиджмейкинг, по мнению Д.В. Ольшанского, «это — процесс создания некоего «материала»...»1.

Формирование образа, как правило, осуществлякется по определенной схеме, с использованием специфического набора средств. На наш взгляд, можно говорить о технологии имиджмейкинга как совокупности производственных методов создания эффективного образа.

«Технология создания политических имиджей чаще всего состоит из творческого развития двух основных элементов: идеального образа политика, существующего в массовом сознании, и реальных черт кандидата…» Классическая технология создания имиджа политика выглядит так:

· разрабатывается абстрактный «над образ» или «пред образ», базирующий ся на возможных свойствах объекта;

· производится «шлифовка» реальных качеств объекта (кандидата);

· создаются условия для проявления востребованных электоратом черт объек та (реальных и приписываемых);

· методом тиражирования или многократного повтора информации за поли тиком закрепляется нужный «над образ» или «пред образ», который и становится его имиджем.

Е.Н. Богданов и В.Г. Зазыкин выделяют более частные психологические техноло гии имиджмейкинга: 1) формирование имиджа с опорой на «идеальный образ» кандидата (данную технологию использовали при формировании имиджа ныне действующего Прези дента РФ В. Путина в 2000 г.);

2) сценарный подход, или формирование «событийного ряда»(используется для формирования и поддержания образа депутата Государственной Думы РФ по одно мандатному округу №77 С. Чижова) ;

3) использование социально психологических феноменов «контраста» и «подо бия»(часто применяется при продвижении на выборах политических партий и изби рательных блоков);

4) использование некоторых закономерностей социальной перцепции (напри мер, на выборах главы администрации г. Воронежа в 2004 г. Б. Скрынников активно использовал «свидетельскую» рекламу);

5) использование вербальных и лингвистических приемов (классическим приме ром считается образ В. Жириновского, но уместно говорить об использовани данной технологии в формировании образа Президента В. Путина — в данное время в Ин тернет активно обсуждается книга с цитатами 97 крепких выражений Президента);

6) использование методов политической мифологии (чаще всего проявляется в транслируемых СМИ биографических сведениях кандидатов).

К технологиям имиджмейкинга, на наш взгляд, также можно отнести отказ от участия в теледебатах (партии «Единая Россия» и Президента В. Путина), и подталки вание электората к протестному голосованию (например, голосованию за кандидата «против всех» или кандидата, выступающего против действующей власти: «Если про тив Кулакова — голосуй за Рудакова!» (листовка на губернаторских выборах в Воро нежской области 2004 г.).

Выделить наиболее эффективные технологии имиджмейкинга сложно, т.к. одни и те же методы приводят к победе одних кандидатов и провалу других. Многое зависит от масштабов выборов, от личностных и финансовых возможностей кандидата, специфи ки электората и социально экономической ситуации в избирательном округе.

Ольшанский Д.В. Политический PR. — СПб.: Питер, 2003. (Серия «Маркетинг для профессиона лов»). — С. 417.

Кудинов О.П. Основы организации и проведения избирательной кампании в регионах России. — Калининград: Янтарный сказ. — С. 152.

Богданов Е.Н. и Зазыкин В.Г. Психологические основы «Паблик рилейшнз». 2 е изд. — СПб.:

Питер, 2003. — С.72—82.

А.П. Короченский (Ростовский ГУ) ПИАРНАЛИСТИКА КАК ГИБРИД ЖУРНАЛИСТИКИ И PR: АНОМАЛИЯ ИЛИ НОВЫЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ НОРМАТИВ?

Качества, приобретенные российской журналистикой в постсоветский период, свидетельствуют о том, что из руин советской пропаганды пророс невиданный преж де гибрид журналистики и пиара. Взаимопроникновение, гибридизация этих двух родственных, но отнюдь не тождественных областей деятельности (и двух разных профессий) породили качественные изменения в журналистике, которая все чаще трансформируется в пиарналистику — явление, существенно отличающееся от жур налистики по своим целям и технологиям.

Столичные и провинциальные СМИ повседневно предъявляют медийной аудитории «организованную» пиар информацию под видом журналистских публикаций. Особен но заметно это в региональных и местных СМИ, наиболее зависимых от власти и офици альных пресс служб. Но и в московской прессе можно обнаружить огромное количество публикаций такого рода — не только по причине влияния казенных пиар структур, но и вследствие засилья корпоративно коммерческого пиара, тесной привязки к PR структу рам различных политических партий и общественных группировок. Недавние исследова ния свидетельствуют, что около 80 процентов публикаций в прессе так или иначе связаны с исполнением заказа клиентов — как рекламных служб, так и разнообразных пиар структур. Появились периодические издания и вещательные программы, полностью со стоящие из пиар материалов, предлагамых аудитории в качестве журналистских произ ведений. Это является нарушением прав читателей, телезрителей, радиослушателей как потребителей медийной информации, поскольку в данном случае под видом одного информационного продукта им в действительности предлагается совершенно другой.

PR влияние на содержание российских СМИ стало в последние годы настолько явственным и даже рутинным, что пиаровский элемент в журналистике де факто воспринимается многими практиками (особенно молодыми) как нормативный. Ситу ация усугубляется ввиду того, что во многих российских университетах подготовка в области пиара осуществляется в рамках соответствующей специализации на базе спе циальности «журналистика». Работы по проблемам пиара публикуются в научных сборниках по журналистике. В итоге и засилье пиара в СМИ, и пиарналистика как явление гибридизации и коррозии журналистики получают дополнительное фор мальное и моральное подкрепление. Необходимы как основательная теоретическая проработка вопросов соотношения журналистики и пиара, так и подготовка профес сионалов для этих областей деятельности на базе раздельных учебных планов для двух самостоятельных специальностей.

О. Кравченко (Воронежский ГУ) ВЛИЯНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ДЕТЕРМИНАНТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ НА ПРОЦЕСС ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ ТОВАРОВ И УСЛУГ В процессе создания рекламных сообщений большое значение имеет знание психологических детерминант человеческого поведения. Реклама воздействует на сознание, на поведение потребителей, следствием чего является формирование оп ределенного стиля жизни современного человека.

Мы хотим рассмотреть такие категории психологии, как мотивы и потребности человека, так как они являются основными диспозициями, определяющими деятель ность личности. На наш взгляд, этот вопрос является очень важным для создателей рекламных сообщений, потому что при определении концепции рекламной кампании необходимо опираться на точное знание причин покупки товаров. Зная доминирующие мотивы и потребности потенциального покупателя, рекламист может сопоставить их с общей направленностью объявления и на основе этого повысить его эффективность.

Поведение человека хаотично, неорганизованно, спонтанно, поэтому создателям рекламных сообщений не всегда удается максимально верно спрогнозировать кон цепцию поведения потребител в отношении предлагаемого ему товара. Рекламное сообщение может активно апеллировать к бессознательному уровню психики поку пателей, опираясь на гипотетические представления о неосознаваемых человеком потребностях, и в то же время абсолютно не обращать внимания на то, что в данном случае гораздо уместнее было бы применить социальную мотивацию. Какие же ос новные потребности и мотивы существуют?

Мы ознакомились с рядом различных теорий мотивации и классификаций по требностей, получивших широкое распространение в двадцатом веке. Среди них наи больший интерес у нас вызвали: теория инстинктов З. Фрейда и У. Макдауголла, поведенческая (бихевиористская) теория мотивации Д. Уотсона, Э. Толмена, К. Хал ла, Б. Скинера, теория мотивации человеческой деятельности К. Левина, гуманисти ческие теории А. Маслоу, Г. Олпорта, К. Роджерса, Г. Маррейя, теория деятельност ного происхождения мотивационной сферы человека А.Н.Леонтьева. Проанализи ровав существующие теории, мы пришли к выводу, что необходима классификация потребностей и мотивов, являющаяся обобщением всех ранее предложенных диффе ренциаций данных диспозиций. На наш взгляд, целесообразно выделить четыре уров ня потребностей и мотивов.

1. БИОЛОГИЧЕСКИЙ уровень. Биологическая мотивация. Сегодня уже всем известно, что современный человек имеет как бы двойное происхождение: он и биологическое существо, животное, называемое homo sapiens, он и социальное су щество, духовное, именуемое личностью. Среди биологических потребностей самы ми важными являются: физиологические потребности (голод, жажда, сексуальное влечение), гедонистические, проявляющиеся в удовлетворении потребностей на уровне чувственных ощущений, инстинкт самосохранения, с вытекающими из него потреб ностями в безопасности и здоровье. Все эти мотивы, являясь базовыми, детермини руются биологическими нуждами. Здесь человек рассматривается как живой орга низм, а не как личность.

2. СОЦИАЛЬНЫЙ уровень. Помимо биологических потребностей, существуют социальные потребности. А.Н. Леонтьев называет их «функционально автономными», или «анастатическими». Интересы, ценности, желания, жизненные цели человека преж де всего определяются условиями, в которых он формировался, всевозможными воз действиями, влияниями и отдельными событиями его жизни. Мы же выделяем данный тип мотивации по принципу ее направленности вовне, на взаимодействие с другими людьми. Для большинства из нас очень важным является то, как нас воспринимают близкие, друзья, сотрудники, просто окружающие. И зачастую наше поведение опреде ляется именно социальной мотивацией. К ней мы относим: мотив престижа, мотив агрессии, мотив уподобления и мотив моды, потребность в любви и уважении, потреб ность в общении (аффилиация), мотив власти и мотив традиции.

Социальные мотивы порождают различные виды деятельности, направленные на то, чтобы занять определенное место в обществе, получить признание и уважение со стороны окружающих людей.

3. ПСИХИЧЕСКИЙ уровень. Здесь мы выделяем сознательную и бессознатель ную мотивацию. Сознание не является единственным уровнем, на котором представ лены психические процессы, свойства и состояния человека, и далеко не все, что воспринимается и управляет поведением человека, актуально осознается им. И созна ние, и бессознательное может определять поведение человека. Эту идею впервые выдвинул З. Фрейд. Мы лишь хотим отметить значимость изучения именно бессозна тельной мотивации, так как это может иметь очень большое значение для объяснения человеческого поведения. К сознательной мотивации мы относим потребности, адек ватно определяемые человеческим разумом, то есть рациональные.

К бессознательной те потребности, которые наличествуют в нашем подсознании, но мы о них не знаем либо не хотим признаться в их существовании, это эмоциональ ная мотивация.

4. СУБЪЕКТИВНО ЛИЧНОСТНЫЙ уровень. Мы посчитали целесообразным отнести мотивы познания, самоактуализации, достижения и альтруизма к субъектив но личностной мотивации, т. к., на наш взгляд, все они определяют внутренний (духовный) мир личности. Люди самовыражаются по разному, все зависит от на правленности личности на ту или иную цель, ее ориентированности в какой либо области, то есть от ее субъективных желаний. Бесспорным является тот факт, что потребность в самоактуализации удовлетворяется на протяжении всей жизни челове ка. Организмом, по Гольдштейну, движет тенденция максимально полно актуализи ровать заложенные в него возможности, способности, свою «природу». А посему нельзя обойти данный тип мотивации, не отметив его важности. Эти потребности и мотивы могут проявляться в различных соотношениях у различных людей и тем са мым по разному определять их поведение, так как стремление к познанию нового, к достижению успехов, к самовыражению, желание помогать другим — все это зависит от субъективной направленности личности.

Учет потребительской мотивации в рекламе является одним из условий ее эффек тивности, необходимо регулярное проведение социально психологических иссле дований мотивации потребителей. Рекламистам, на наш взгляд, было бы немаловаж но решить следующие задачи для выяснения доминирующей мотивации:

1. Обозначить наиболее распространенные рекламируемые товарные категории.

2. Провести двойное анкетирование потенциальных потребителей, причем в зада чу анкеты первого типа будет входить изучение потребностей, связанных с маркой товара, а в задачу анкет второго типа — потребностей, связанных с категорией товара.

3. Проанализировать выбранные по принципу популярности рекламные ролики.

Выяснить, к каким потребностям и мотивам они обращены, какие из них доминиру ют, какие мотивы не затрагиваются в рекламных сообщениях.

Как нам кажется, это исследование поможет рекламистам увидеть соответствие или несоответствие между используемыми в рекламе мотивами и желаниями самих потреби телей, и на основании сделанных выводов создавать концепции рекламных кампаний.

С.Н. Логачева (Старооскольский филиал ВГУ) МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ГРАНИЦЫ РЕКЛАМЫ Помните: в каждом мифе есть зернышко истины, которое снова может стать нашим хлебом насущным.

Станислав Ежи Лец Изучение онтологической сущности рекламы тема весьма актуальная, так как рек лама сегодня — это уже не просто способ донесения информации о товаре до покупа теля и не просто определенный способ манипуляции сознанием масс, т.е. сознанием потенциальных потребителей продукции. Реклама — это специфический вид инфор мации. Некий информационный квант, дозированная порция информации, которая могла возникнуть в таком виде, как она существует только в информационном обще стве, когда время уплотняется, когда человеку вечно некогда, а объем информации в геометрической прогрессии день ото дня возрастает, и переработать и осмыслить эту информацию человеку уже не по силам. Вот тогда то и появляется реклама, в которой человеку доступно, лаконично говорят о новинках и о преимуществах товара. А если учесть, что наше общество — это прежде все потребительское общество, то такие пор ции кванты информации просто необходимы человеку. Иначе как он сможет быстро (а именно этого требует специфика современного времени) сориентироваться в таком бесконечном количестве разнообразных товаров. Однако любой производитель пони мает, что просто рассказать о своей продукции, о своей фирме сегодня уже мало, надо заставить приобрести свой товар, заставить сделать инвестиции в свое дело, а для этого нужны более эффективные механизмы, чем просто информирование.

Реклама использует самые разнообразные приемы для того, чтобы побуждать по требителя к покупке. Но мы берем на себя смелость утверждать, что все эффективные приемы имеют один источник — миф. Миф как особый способ видения мира, как особую форму поэтики, как особый пласт нашего бессознательного и как особые пове денческие структуры. И даже одного аспекта мифа достаточно, чтобы реклама работа ла. А если их несколько… То здесь могут возникнуть самые разные варианты. Потреби тель не любит, когда выбирают за него. Миф в рекламе должен быть так же невидим и незаметен, как нити кукловода для зрителя. Зритель думает, что кукла ходит сама, а мы полагаем, что покупка определенного товара — это наш самостоятельный выбор.

Но в первую очередь миф в рекламе проявляется в том, что реклама сама по себе — это миф. И она является мифом во всех смыслах этого слова. Обращаясь к пониманию терми на, можно выделить следующие его значения и смысловые аспекты (Лосев, 351—352).

1. Миф в самом широком значении — это «слово», «разговор», «произносимая публично» речь». И миф порой понимается как рассказ о чем то необычном и поучи тельном. Такое описание вполне применимо и к рекламе.

2. Миф — это сюжет.

3. Миф — это не просто образ, не просто наглядная картина. Это особый способ понимания и описания мира. Это особый вид реальности, в истинности которой никто не сомневается.

4. Миф — это мысленный образ вещи, и в этом виде он обозначает и «сообще ние», «совет», «намерение», и «цель», даже пословицу». И здесь может выступать как распоряжение и приказ.

Если во все эти определения (а перечень далеко не полный) поставить вместо слова «миф», слово «реклама», то мы не получим бессмысленного набора слов, а напротив, вполне правомерные определения рекламы.

Еще Платон справедливо заметил, что древние мифы обладают такими атрибутами как развлекательность, поучительность, польза. И мифологический вымысел отнюдь не нейтрален. Он может принести как пользу, так и вред. Он апеллирует к воображению.

А убеждать с помощью воображения удобнее и легче, и намного эффективнее, чем при помощи поучения. И опять таки, все вышесказанное о мифе мы справедливо можем отнести и к рекламе. Более того, можно даже посоветовать производителям рекламы обратиться к азам мифотворчества, дабы повысить качество своей работы.

Вымысел изначально роднит миф и рекламу. И вымысел здесь очень часто пере ходит в откровенную ложь. Но при этом и в мифе и в рекламе всегда есть что то истинное, правдоподобное (например, имя мифологического героя и название рек ламируемого продукта. Зато качества, приписываемые им, увы, далеки от реальности.

Но это то и делает их привлекательными).

Как правило, ни в мифе, ни в рекламе истина не доказывается, а утверждается. Более того, такие истины «совсем не обязаны быть правдивыми. Для этого они чересчур «вылеп лены», как бы изваяны мастером» (Лосев, 363). Иногда и в мифе, и в рекламе встречается разумное доказательство, обоснование, но, как правило, рациональные доводы, диалекти ческие суждения здесь — всего лишь красивое оперение, а по сути дела все это использу ется ради провозглашения и утверждения определенной идеи. Так, во многих телевизион ных рекламных роликах нам предлагают якобы научные заключения о пользе зубной пасты для зубов, о пользе жевательной резинки или йогурта (яркая иллюстрация — реклама йогурта «Активия»), а также бесконечного перечня других товаров, которые прошли даже клинические испытания. Реклама не обязана отвечать и соответствовать реальности, она вовсе не должна быть подкреплена эмпирически. Например, в рекламе зубной пасты «Кол гейт» половину куриного яйца мажут пастой, другую нет, затем яйцо опускают в кислоту, после чего стоматологическим прибором проверяют на прочность скорлупу. Но разве в реальности кто нибудь проделывал или будет делать такой опыт? Задача в том лишь, чтобы мы поверили, что такой опыт был, что мы даже сами можем его провести, что для наших зубов эта паста полезна, а соответствие реальности — дело десятое. Такие эмпирические или теоретические доказательства — лишь ловкий прием, такой же, к которому прибегают во многих мифах. Точно так же в мифе об Атлантиде или Утопии прибегают к описанию многих подробностей из жизни острова, чтобы убедить нас в его реальности.

И миф, и реклама обладают огромной силой воздействия на реальность. Они способны ее менять, изменять ее будущее. Их влияние носит аксиологический харак тер, они меняют наши личностные и социальные ценности. Под их воспитательным (!) воздействием трансформируется наша личность. И миф и реклама очень часто выступают как образец, как модель, по которой нужно действовать человеку. Рекла ма, к примеру, предлагает несколько моделей поведения, которые приводят к успеху в самых различных сферах жизни. При этом успех, естественно, гарантирован только при использовании определенного товара. Так, например, внеконкурентыми завое вателями женских сердец становятся мужчины, пользующиеся определенным сред ством для бритья, определенным дезодорантом и т.п. Успех в качестве жены гаранти рован тем женщинам, которые пользуются предложенной в рекламе моделью и поку пают свежезамороженные продукты конкретной марки.

В рекламе успешно применяются различные типы мифа. К примеру, логика тотем ных мифов используется как доказательство сверхъестественных, защитных свойств товара и, следовательно, его превосходства перед аналогичным продуктом.

Близнечные мифы используются в рекламе в качестве механизма сопоставления (например, Вася пользуется этим средством, а Петя — этим. Сравните, что лучше).

Солярные мифы, связанные с перерождением, с возрождением и обновлением очень удобны для рекламы косметических и лекарственных препаратов. Вы будете новыми, вы возродитесь к новой жизни.

Герой в рекламе тоже особенный. Он совершенно при этом не похож на героя кинема тографа или литературы, у него нет личности. Свекровь из одного рекламного ролика ничем не отличается от свекрови из другого. Но зато у рекламного персонажа необходи мое в данном случае качество дано в сконцентрированном, гиперболизированном виде.

Если это мужчина, рекламирующий товары для бритья, то мужественность должна выпи рать из него, кричать. Он должен быть даже мужественнее, чем античные боги. У реклам ного героя мало общего и с обычными людьми, даже если эта реклама построена по принципу доверительного рассказа гражданки N о чудодейственном продукте (например, реклама мыла «Дав»). Зато рекламный герой очень схож с героем мифологическим.

Оценивая мифологического героя и первое понимание человека в античности, А.Ф. Лосев предлагает интересное понятие, которое во многом объясняет героя в рекла ме, если конечно мы изначально принимаем тезис о том, что герой в рекламе по своей сути является мифологическим. Так вот Лосев говорит об атрибутивно мифологическом человеке (Лосев, 279). Атрибутивно мифологический человек — это человек, которому приписаны определенные свойства, определенные черты, обладателем которых он не является. Так, например, «Софокл изображает преступление Эдипа не как результат его личного поведения, но как выполнение той роли, которую независимо от намерений самого Эдипа предсказала сама судьба» (Лосев, 280). Так же и в рекламе. В огромном количестве рекламных роликов у героя нет выбора, он заранее представлен нам как пользователь крема для бритья «АРКО» или зубной пасты «Колгейт». Даже если ролик разыгран таким образом, что выбор якобы предполагается, то, как правило, этот выбор ложный, так как продукт, с которым сравнивают рекламируемый товар, носит безликий, безымянный характер. Его условно называют «другим средством». (Например, реклама стиральных порошков «Ариэль», «Дося», средства для мытья посуды «Фейри» и т.д.) Итак, все вышесказанное — лишь краткий экскурс в онтологию рекламы, попытка понять, чем же является реклама по своей сути. Какова ее сущность? Реклама предста ет перед нами как современный результат эволюции мифа, который в разные эпохи проявлялся по своему, а в двадцатом веке выразил себя столь причудливо и много гранно — в виде рекламы. И, возможно, мы наблюдаем генезис новой мифологии, становление которой только начинается.

ЛИТЕРАТУРА Лосев А.Ф. История античной эстетики: итоги тысячелетнего развития: В 2 х кн. Кн. 2. — М.: Искус ство, 1994. — 604 c.

Ю.Д. Рощупкина (Воронежский ГУ) ОТЛИЧИЕ РЕКЛАМНОГО ПСИХОАНАЛИЗА ОТ ПСИХОАНАЛИЗА ТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО За восемьдесят с лишним лет существования психоанализа в настоящее время используются в основном те техники, которые заложил в свое время З. Фрейд. Ниче го принципиально нового в технику психоанализа за этот период времени, несмотря на огромное количество работ, внесено не было. В связи с этим мы будем опираться на классический психоанализ.

Разрабатывая свою теорию психоанализа, Фрейд двигался по определенной цепочке.

Известно, что он начал свою практику с гипноза. Он гипнотизировал пациента и внушал ему, чтобы тот рассказал о происхождении своих симптомов. Потом Фрейд осознал, что возможность погружать пациентов в гипноз небезгранична. Опыт показал, что пациента можно заставить вспомнить многие события путем простого внушения. В 1896 году Фрейд полностью отказался от внушения и гипноза, перейдя к процедуре свободных ассоциаций.

Мы считаем, что реклама идет по пути развития психоанализа, то есть по цепочке:

гипноз — внушение — ассоциации.

Низшая ступень — гипноз. Это скрытая реклама, которую иногда используют отече ственные рекламисты, хотя это запрещено законодательством. Это так называемый «эф фект 25 кадра», манипулятивное введение в транс, скрытые вставки, двойная запись и т.д.

Это тот примитив, который, на наш взгляд, не может позволить использовать уважающий себя рекламист. Проблема эта требует отдельной разработки, однако мы все же коснем ся ее, так как манипуляция (не воздействие, а именно манипуляция) сознанием вещь недопустимая. Она может иметь место в отдельных клинических случаях, например, во время терапевтического воздействия, когда психотерапевт не видит другой возможности помочь пациенту. Что же касается манипуляции сознанием потребителя, на наш взгляд, это недопустимо ни в коем случае. Дело в том, что специалист по рекламе и специалист по психологии очень редко встречаются в одном лице. Рекламист, практикующий в своей работе манипулятивные методы, является в этой сфере дилетантом, способным нанести непоправимый вред своим клиентам. Рекламиста без психологического образования можно сравнить в этом случае только с хирургом, который, прочитав «Общую анато мию», берет в руки скальпель. Мы даже не говорим об этической стороне дела и принци пах, которые должен иметь состоявшийся в своем деле специалист по рекламе. И, конеч но, нужно упомянуть о том, что реклама должна точно и правильно информировать потребителя о товаре и основываться на серьезном и специализированном исследова нии аудитории. В противном случае, доморощенный психолог рекламист, почерпнув ший приемы манипуляции из брошюрки вроде «Сам себе психолог», окажется в ситуа ции «сам себе производитель — сам себе потребитель».

Следующий уровень — внушение. На нем построено большинство современной некачественной рекламы, с помощью которой потребителю «внушают» ту или иную, выгодную рекламисту потребность.

И наконец, метод свободных ассоциаций. Единственная оговорка, в рекламе ассоциации не свободны, а направленны. Это метод цивилизованной рекламы. Рекла мист создает у потребителей те или иные ассоциации по поводу товара. Мы считаем, что это единственно верный путь для уважающего себя рекламиста. И хотя психоанализ в целом использует гипноз и внушение, в рекламном психоанализе это недопустимо.

Более того, клинический психоанализ и реклама, по нашему мнению, вещи несо поставимые. Психоанализ направлен на конкретного человека, а реклама чаще всего рассчитана на неопределенно большую группу людей.

Как бы парадоксально это ни звучало, психоанализ как метод психотерапии и психоана лиз как средство привлечения потребителей — вещи противоположные по своим целям.

Дело в том, что теория и техника психоанализа базируется преимущественно на клини ческих данных. Психоанализ утверждает, что причиной невроза является невротический конфликт между Ид и Эго. Невротический конфликт — это подсознательный конфликт между побуждением — Ид, стремящимся к разрядке, и защитой — Эго, препятствующей разрядке или не допускающей ее к сознанию. Конфликт ведет к усилению инстинктивных побуждений, в результате чего Эго может оказаться подавленным. В таком случае возмож ны непроизвольные «разрядки», которые и проявляются как симптомы невроза.

В то время как клинический психоанализ с помощью своих методов стремится снять напряжение, реклама с помощью методов психоанализа пытается его создать.

Реклама направлена на создание конфликта, то есть на усиление инстинктивных побуждений Ид. Таким образом реклама создает у потребителей невроз, который исчезает при удовлетворении потребности.

Отсюда следует, что у рекламного психоанализа и психоанализа терапевтического разные цели. Психоанализ пытается снять невроз, а реклама, с помощью методов психо анализа, создать его. Получается, психоанализ в рекламе — это «психоанализ наоборот»:

использование методов и техники психоанализа для создания невротического состояния.

Психоанализ как метод лечения неврозов, на наш взгляд, — это воссоединение бессознательного с сознательной частью, а психоанализ в рекламе — это их осоз нанное разъединение с целью создание потребности в товаре и услуге.

Л.А. Савицкая (Белорусский ГУ) ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ПРЕСС ЦЕНТРА В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ Любой организм, который желает нормально существовать, должен поддержи вать связь с окружающей средой. Это означает, что правительство в целом и каждый из его членов в частности обязаны демонстрировать общественности свое видение проблем, точку зрения, ожидания, предложения, меры, законы и так далее, потому что свобода выбора — основное право гражданина в демократическом обществе, а информация — ключ к осуществлению этого права. Таким образом, информация становится общественным активом, доступным любому лицу. Только такой подход позволяет индивидууму участвовать в принятии социально важных решений, при которых учитываются его интересы в процессе формирования политики государства.

Следствием непонимания такой позиции является безынициативность центральных органов государственного управления, которая усугубляется отсутствием централизо ванной системы постановки информационных задач и их реализации сверху донизу.

Еще одно следствие — это незаинтересованность руководителей министерств, ведомств и объединений, подчиненных правительству, в функционировании полно ценных пресс служб, укомплектовании их профессиональными специалистами высо кого уровня, слабая материально техническая оснащенность, препятствующая приме нению передовых информационных технологий.

После выхода Распоряжения Президента Республики Беларусь от 12 марта года №22ра «О совершенствовании работы пресс служб государственных органов» более четко осуществляется взаимодействие между пресс службам и государствен ными печатными и электронными СМИ, БелТА, Национальным пресс центром. Сфор мированы пресс службы в 27 центральных органах управления1.

Осуществлению успешной единой информационной политики государства способ ствует работа государственного учреждения «Национальный пресс центр Республики Беларусь», в основу которой положены принципы прозрачности и открытости для всех средств массовой информации вне зависимости от их профиля, формы собственности.

Национальный пресс центр не только организовывает и распространяет инфор мацию, но и создает аналитические продукты, которыми пользуются Президент, пре мьер министр, другие руководители страны, а также структуры Министерства иност ранных дел для распространения информации о Беларуси за рубежом.

Аналитические и обзорные материалы, создаваемые Национальным пресс цент ром, текущая информация регулярно размещаются на сайте Белпрессцентра и сайте Президента Республики Беларусь.

За последнее время обозначилась тенденция к росту Интернет ресурсов органов государственного управления. Так, введен в эксплуатацию сайт Министерства оборо ны, отличающийся продуманной структурой и дизайном. Еще раньше появился ре сурс Национального банка, представляющий общую информацию о денежно кре дитной политике государства и содержащий перечень последних финансовых ново стей. Своим сайтом обзавелось и Министерство сельского хозяйства, однако пока на нем размещается преимущественно статистическая информация.

Из 54 центральных госструктур 8 располагают Интернет ресурсами, соответству ющими современным требованиям.

Таким образом, проведение единой информационной политики предполагает целенаправленные действия, результатом которых будет являться предоставление государственной информации широкой общественности внутри страны, постоянное и широкое информирование высшего руководства страны о событиях в стране и мире, а также информирование общественности за рубежом.

Пролесковский О.В. Электронные и печатные СМИ в информационной политике Республики Бела русь//Современные коммуникационные технологии в государственной информационной политике (док лады и выступления на научно практической конференции 25 июня 2003г.) — Минcк: ИСПИ, 2003. — C. 6.

Таб. к ст. на с. 104.

Е. Сидельникова (Воронежский ГУ) ТИПОВЫЕ ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ РЕКЛАМНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ И ПРИЕМЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ВНИМАНИЯ К РЕКЛАМНОМУ СООБЩЕНИЮ Психологами установлено, что по поводу одного и того же товара или услуги у одного и того же клиента могут возникнуть разные стереотипы: нейтральные, поло жительные и отрицательные (далее Ст ). Мы остановимся на рассмотрении после дних. Отрицательные стереотипы — это такие стереотипы, которые мешают адекват ному восприятию рекламы, нейтрализуют стимулирование покупки товара или услу ги. Естественно, они должны быть уже на начальном этапе скорректированы рекла мистом. Поскольку выявить (а тем более скорректировать) их трудно, И.Л. Викентьев в помощь начинающим рекламистам предлагает список 13 типовых Ст («Приемы рекламы: методика для рекламодателей и рекламистов»).

Наверное, в силу того, что этот список предлагается специалистам молодым, И.Л. Викентьев использует разговорный, близкий молодежной аудитории язык. Так как формулировки данной классификации не могут быть использованы в серьезной научной работе, мы задались целью ее преобразовать. Скорректированную нами классификацию можно будет использовать в дальнейшем в научных работах, в учебных пособиях для рекламистов и в разработке рекламных дисциплин в рамках образовательного процесса.

Для наглядности мы представим группу Ст по Викентьеву и группу Ст после изменения формулировок в виде таблицы:

В качестве одного из эффективных способов борьбы с Ст применяются разнооб разные приемы привлечения внимания. Но проблема в том, что в теории и практике рекламы существует множество таких приемов, но нет единой классификации.

В связи с этим мы сделали попытку обобщения приемов привлечения внимания (возбуждения интереса) к рекламным сообщениям на основе групп приемов В.Г. Зазыкина («Психология в рекламе»), А. Кромптона («Мастерская рекламного тек ста»), В.В. Ученовой и М.И. Старуш («Философский камешек»: рекламное творчество»), Н.М. Власовой («Рекламный конструктор»), Р.И. Мокшанцева («Психология рекламы») и Ч. Сэндиджа, В. Фрайбургера и К. Ротцолла («Реклама: теория и практика»). Создан ная нами классификация не претендует на роль исчерпывающей, но представляет собой обобщение всех существующих на данный момент в теории и практике рекламы приемов, спроецированных на телевизионные и радийные рекламные объявления.

Для наглядности собранные воедино и обобщенные приемы мы представили в виде таблицы (cм. с. 102—103). По горизонтали в одной строке поместили приемы, одинаковые по сути, то есть отличающиеся, на наш взгляд, лишь формулировками, либо приемы более частного характера, которые, как нам кажется, целесообразнее было бы представить в обобщенном виде. Последняя колонка — оптимизированный вариант группы приемов привлечения внимания.

В.В. Тулупов (Воронежский ГУ) СОЗДАНИЕ ИМИДЖА ПОЛИТИКА И УПРАВЛЕНИЕ ИМ В массовом сознании паблик рилейшнз — это прежде всего выборные техноло гии. Понятия «пиар», «пиарщик» воспринимаются большинством абсолютно нега тивно (даже если опускаются эпитеты «черные», «черный»). Хотя для некоторых это прежде всего высокооплачиваемая деятельность, привлекающая современных праг матиков своей авантюрностью, возможностью создавать имиджи, управлять ими, играть и выигрывать, используя любые средства, оправдываемые конкретно постав ленной целью.

Не вдаваясь в теоретические изыскания, не объясняя, насколько шире сфера связей с общественностью, заметим лишь одно: участие в выборах должно стать своеобразной кодой, эффективным завершением определенного этапа деятельности субъекта. Если кандидат всей своей предыдущей жизнью, профессиональной и поли тической деятельностью заслужил одобрение со стороны определенных (массовых) слоев общества, то значительно облегчил выполнение задачи пиарменами, возмож но, уже последовательно выстраивавшими для него ПР кампанию или разработав шими ее непосредственно во время избирательной страды.

Не следует слишком переоценивать роль технологий (хотя игнорирование содер жания предыдущей и современной деятельности субъекта также свидетельствует о нарушении технологии). Сразу же после окончания выборов в Государственную Думу на одном из телевизионных каналов проигравшие «правые» посетовали: мол, с техно логией промахнулись, ролики были не те и т.п. На что кто то им ответил: не в тактике и приемах дело — в стратегии и содержании программ. Упрощенно, общество внима тельно следило: кто за кого — за олигархов или за массы. СПС в этом вопросе занима ло однозначную, а «Яблоко», по известным причинам, половинчатую позицию (элек торат же объединял обе партии в своем сознании)… Неожиданно появившееся на политической арене объединение «Родина» сыграло, по словам Анри Вартанова, осо бую роль: «…Оно практически выполняло задачи, которые должна была решать «Еди ная Россия», отказавшаяся от участия в предвыборных дебатах. Думается, наряду с силовыми акциями против ненавидимых массами олигархов и этот шаг был глубоко продуман в Кремле» (Журналист, 2004, №1, с. 26). Но что это, если не технология?..

Конечно, при всех прочих равных условиях технологии могут заметно повлиять на результаты, как это случилось, например, на январских выборах мэра Воронежа.

«Вопреки ожиданиям нарушена традиция сохранения преемственности власти. Не Иван Образцов, поддержанный областной властью, стал лидером избирательного марафона. Победа досталась вице спикеру областной Думы Борису Скрынникову.

Никакие предварительные социологические опросы не могли (не смогли? — В.Т.) предсказать столь неожиданный результат.

Неожиданность его, как уже сказано, кроется в отсутствии тех колоссальных фи нансовых и административных ресурсов, которые отличают «простого» кандидата от выдвиженца так называемой «партии власти». В нашем случае громадный администра тивно финансовый ресурс был полностью вложен в главу Коминтерновского района, интенсивность информационной и психологической атаки которого превысила все допустимые пределы. Складывалось впечатление, что Иван Образцов уже избран го родским головой, и само голосование ничего не решает, поскольку его итог предопре делен. Похоже, что и сам кандидат, с подачи своих имиджмейкеров, искренне уверо вал в благоприятный для себя исход дела. Но Россия есть Россия, и чувство справедли вости традиционно относится в ней к числу наиболее почитаемых ценностей. Видимо, избиратели не простили действующей власти и ее кандидату столь самоуверенного поведения. Расценив его как пренебрежительное отношение к своему мнению» (Глухова А. Запрос на честную власть//Коммуна, 29 января 2004 г.). Аналитики связывают результаты голосования с растущей популярностью идеи честной власти и подчеркива ют, что кандидат, занявший второе место, и на борьбу с которым ушли основные силы «претендента от власти», избрал (как, впрочем, и победитель) «не имидж хозяйствен ника, а образ борца с коррупцией, неподкупного и справедливого».

Нарушение технологии в этом случае заключалось и в отсутствии научно обеспе ченного и постоянного мониторинга общественного мнения;

более того, некоторые социологические команды выдавали данные, далекие от реальности, тем самым де зориентируя участников, мешая им предпринимать оперативные коррекции.

Начиная работу над имиджем политика, специалисты должны ответить на не сколько вопросов: насколько известен политик среди той целевой аудитории, на которую планируется воздействие;

каковы персональные, социальные и символичес кие характеристики политика;

каковы финансовые ресурсы предстоящих ПР и рек ламной кампаний.

Известность может вредить, а может и способствовать успешному продвижению имиджа. Если она имеет негативный оттенок, то задачи имиджмейкера усложняются:

необходимо нивелировать отрицательные (что требует дополнительных усилий) и усилить положительные стереотипы. «Темная лошадка», с одной стороны, хороша (открываются замечательные возможности создания «истории»), с другой — плоха, поскольку необходимы оригинальные творческие, организационные и финансовые решения, чтобы достаточно оперативно создать известность лидеру.

Профессиональный подход предполагает предварительное выявление отрицатель ных и положительных — с точки зрения имиджмейкера — «качеств» политика. Напри мер, можно предположить следующий набор положительных характеристик кандида та в президенты В.В. Путина: энергичный, молодой, решительный, искренний, скром ный, прагматичный, деловой, жесткий, непьющий, общительный, с правильной речью, спортивный, с отменным здоровьем, современный, «свой»… Среди отрицательных назовем следующие: выходец из спецслужб, выдвиженец Ельцина, «неяркий», с пра вильной, но лишенной эмоций речью, с жестким, холодным взглядом, с «утиной походкой»… Естественно, что некоторые положительные характеристики будут вос приняты частью электората как отрицательные и наоборот — выбор акцентов и должен базироваться на конкретно социологических исследованиях той аудитории, которая может обеспечить большинство голосов на выборах. Не с этим ли связано использова ние новояза в лексике, жесткость интонаций Путина (с одной стороны, это могло соответствовать его человеческой природе, с другой — специально применяться)?

Предварительные исследования должны закончиться описанием портрета про гноза, достаточно универсального, удовлетворяющего предпочтения большинства, но в каждом конкретном случае могущего вызывать частные возражения.

Последующие действия — это выбор средств создания имиджа, форм и каналов продвижения, определение и создание возможностей, учет опасностей, отслежива ние эволюции имиджа, корректировка имиджа в зависимости от изменения соци ально политической ситуации и настроений общества.

Как видим, нарушение «технологической цепочки» приводит чаще всего к плачев ным результатам. Но главная ошибка нередко заключается в том, что изначально ставят не на ту «лошадку»… Л.В. Хочунская, Т.А. Чуднова (Российский университет дружбы народов) ДИАЛОГИЗАЦИЯ PR ТЕКСТА КАК СРЕДСТВО ОПТИМИЗАЦИИ ВОСПРИЯТИЯ Функция ПР в современных коммуникациях заключается в кодировании и деко дировании сообщения, которое отсылается источником. В связи с этим перед специ алистами ПР особенно остро встает вопрос выбора оптимальных средств и методов воздействия на аудиторию.

Если рассматривать ПР сообщение с позиций семиотики, то любой его жанр и вид является своеобразной знаковой системой. Каждый уровень знаков этой систе мы воздействует специфическим образом на сознание потребителя информации.

Результатом эффективности ПР текста является степень активности отношения ауди тории к отраженной в тексте действительности и к заложенной в тексте идее. Перво степенную значимость в этом процессе имеет адекватность интерпретации текста по лучателем информации.Это зависит от многих факторов. Среди наиболее важных — оптимальный выбор кода, то есть знаков, которые помогают донести идею отправите ля информации до ее получателя. Знаком информационного сообщения, наряду с прочими, является и выбранная форма (жанр) сообщения, использование опреде ленных стилистических средств, размер и интонация текста. В выборе определенных языковых средств особым образом кодируется специфика аудитории, специфика установки и процесса восприятия.

Важным средством оптимизации восприятия является диалогизация текста1. Ди алог как форма контакта автора информации и адресата посредством текста является наиболее адекватной формой общения двух личностей, двух сознаний. Диалогич ность ПР сообщения предполагает создание автором концепции адресата и последо вательное кодирование ее в тексте.

Концепция адресата представляет собой сформулированные на основе знаний из области психологии, социологии, экономики и медицины особенности восприя тия и оценки информации ее получателем. Она предполагает определенный настрой, установку автора на прогнозируемого потребителя информации, адекватную реак цию которого он предполагает получить и которую предвосхищает. Это значит, в процессе создания текста автор неизбежно реагирует каждым последующим отрыв ком текста на предыдущий. Эта реакция — его видение отношения к высказыванию адресата, то есть концептуального образа адресата.

В диалогические отношения отправитель (автор) текста и потребитель (читатель, слушатель и т.д.) объективно вступают только в момент непосредственного контакта с текстом, но эффективность этих отношений зависит от серьезной подготовительной работы источника коммуникативного процесса. Можно говорить о диалогичности авторского монолога, закодированной в каждом отрывке текста как единице выска зывания. Эта диалогичность, сознательно или неосознанно, привносится автором в ПР текст любого жанра.

Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. — М.: Искусство,1979. — С.285.

Д.И. Шаронов (Тамбовский ГТУ) СВЯЗИ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ В РОССИИ:

ПРОБЛЕМЫ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ В настоящее время наблюдается заметное оживление интереса отечественных исследователей к поиску надежных теоретико методологических оснований разви тия ПР как особой дисциплины. Появление термина «пиарология» глубоко симпто матично. Оно отражает назревшую потребность выработки более менее согласован ной концептуальной перспективы понимания природы и динамики коммуникативных практик в очень разнородных социальных средах. Вместе с тем, естественное стрем ление исследователей опереться на устоявшиеся интеллектуальные традиции, как и ярко выраженный междисциплинарный формат стоящих задач, обусловили ряд про блемных напряжений в ходе такого поиска. В этой связи представляется необходи мым высказать несколько предположений дискуссионного характера.

1. Переход от описания ситуативных «кейсов» и типики обобщенных моделей ПР деятельности к анализу утонченных реалий массовых коммуникаций предполага ет решительное преодоление неоправданно узких рамок традиционных принципов «историзма», «деятельностного подхода» или упрощенных кибернетических моде лей. Культурно символическая природа исследуемых феноменов ориентирует ско рее на модели современной семиотики, социолингвистики, когнитивной социоло гии, на анализ структур публичного дискурса. Только в этом случае не будут упущены все забавные особенности национального общественного диалога, превращающие, в частности, систему СМИ с ее непрерывными новостными потоками в мощный рычаг оперативного управления разного рода виртуализированными общественностями.

2. В стремлении постичь всю глубину самобытности отечественных ПР практик не следует пренебрегать и опытом западных исследователей медиатированных реально стей. Со времен Г. Тарда, У. Липпмана, Дж. Дьюи мировая коммуникативистика сумела выработать солидный аналитический инструментарий, вполне адекватный стоящим сегодня задачам. В частности, особо актуальными представляются совре менные концепции медиа фреймов, активно разрабатываемые американскими ис следователями с конца 80 х годов прошлого века. Успешное применение идей Г. Бейтсона к проблемам анализа структуры общественного дискурса, выстраиваемо го СМИ, породила настоящую когнитивную революцию в американской коммуника тивистике. Даже традиционный для позитивистской медиа социологии вопрос эф фектов воздействия массой информации на общественные умонастроения принци пиально не решается сегодня вне анализа культурологического контекста, конструи рующего, как считается, базовые смыслы общественной повестки дня.

3. Совершенно неоправданным представляется и слабое освещение в профиль ной отечественной литературе принципов оптимальной организации информацион ных потоков в ходе планирования ПР проектов. Даже в такой, казалось бы, устояв шейся сфере маркетинга, как рекламное медиапланирование, на смену традицион ным формальным концепциям уже приходят более гибкие культурно ориентирован ные модели. Эксперты же в области связей с общественностью по прежнему склонны предпочитать традиционные методы интуитивных решений в работе с аудиторией, полагаясь более на опыт и профессиональное чутье, чем на строгие данные медиа метрии. Удивляет отказ значительной части практикующих профессионалов даже обсуждать проблемы определения объективных критериев эффективности предпри нимаемых коммуникативных усилий.

Думается, что только научное обоснование универсальных, то есть понятных всем индустриальных стандартов действительно позволит тиражировать и передавать ПР технологии от более квалифицированных разработчиков к реальным пользователям, способным осознанно и творчески применять их в конкретных обстоятельствах.

Ю.А. Яковлева (Воронежский ГУ) ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СИМВОЛОВ В НАРУЖНОЙ РЕКЛАМЕ В настоящее время нам кажется актуальным изучение использования символов в наружной рекламе и их воздействия на целевую аудиторию. В связи с активным повсеместным распространением наружной рекламы и ее, в любом случае, неизбеж ным воздействием на аудиторию, необходимо рассмотреть частое присутствие в ней множественности смыслов, интерпретаций и подсознательного воздействия, заклю ченного в символах.

Исходя из определения словаря, символ — это предмет, действие и т.п., служащие условными обозначениями какого либо образа, понятия, идеи;

это художественный образ, воплощающий какую либо идею. Символика — это совокупность символов, это выражение идей, понятий или чувств с помощью условных знаков или предметов.

Более глубокое толкование понятия «символ» есть в психологии: «То, что мы называем символом, — это термин, имя или изображение, которые могут быть изве стны в повседневной жизни, но обладают специфическим добавочным значением к своему обычному смыслу. Это подразумевает нечто смутное, неизвестное или скры тое от нас. Слово или изображение символичны, если они подразумевают нечто большее, чем их очевидное и непосредственное значение. Они имеют более широ кий «бессознательный» аспект, который всякий раз точно не определен или объяс нить его нельзя. Когда мы исследуем символ, он ведет нас в области, лежащие за пределами здравого рассудка».

В последнее время значительно возросла роль корпоративной символики товаро производителя, важнейшим элементом которой является торговый знак, марка, назва ние фирмы. При этом кажется необходимым изучение воздействия символов на ауди торию. Считают, что к символам надо относиться осторожно и бережно: таинственная, подспудная мощь знака может сработать как на созидание, так и на разрушение.

В наружной рекламе, в связи с ее наглядностью и вездесущностью, разнообраз ное воздействие символов может проявляться наиболее ярко. На примере наружной рекламы мы можем выделить две основные характеристики любого визуального символа: наглядность и условность. Наглядностью будем считать воплощение худо жественной выразительности символа на материальном носителе. Ученые утвержда ют, что матричные структуры выходных блоков зрительного анализатора так устрое ны, что от природы воспринимают в первую очередь геометрические фигуры, такие как квадрат, крест, круг, треугольник и пентаграмма. Исходя из этого, можно сделать вывод, что наиболее выразительными и привлекающими внимание аудитории будут самые простые в графическом исполнении изображения. И это будет связано со второй важнейшей характеристикой символа — его условностью, насыщенностью множественными смыслами. Утверждение относится главным образом к тем симво лам, которые связаны с коллективным бессознательным.

Архетипические символы крайне многозначны. Существует сложность осмысле ния и описания архетипической информации. Но поскольку реклама воздействует не только на сознание, но и на подсознание человека, большую опасность для созерцаю щей аудитории могут представлять именно архидревние знаки и символы. Некоторые специалисты считают, что символ несет энергетический заряд, который в принципе неустраним. Заряд может быть как положительным, так и отрицательным. Считается, что с сакральными символами нельзя обращаться легкомысленно, поскольку полнос тью пока неизвестно (а может, и никогда не будет известно), как они могут действовать.

Возможно, некоторые из них разрушительно влияют на психику человека. Предполага ется, что назрела потребность в исследовании правомерности использования такого рода символов в масштабах массовой рекламы, особенно это касается визуальных медиа носителей. Другие специалисты считают, что в рекламу стали просачиваться ценности языческие и неоязыческие с их культом тела и материальных вещей.

Что касается задач, которые сегодня выполняют разнообразные символы в на ружной рекламе, то их можно обозначить следующим образом:

· В зависимости от расположения и оформления они могут способствовать более легкому нахождению объекта (магазина, ларька и т.д.), если рисунок привле кает внимание издали и сам по себе содержит достаточно информации об объекте;

· ускорять понимание надписи (человек сначала смотрит на картинку, а лишь затем читает текст);

· украшать вывеску. Вообще, лишь эту функцию должно выполнять каждое изображение в наружной рекламе. Например, графические символы могут не при влекать внимание издалека, в дизайне на них может не делаться акцент, однако они удачно входят в композицию и оригинально дополняют текстовую информацию.

Можно выделить несколько наиболее действующих и часто используемых в рек ламе (в частности, и в наружной) графических символов: две разновидности пентаг раммы — вершиной вверх и вершиной вниз, символизирующие мужскую (Ян) и женскую (Инь) энергии, светлое и темное начало. Одновременно мужское начало символизируется треугольником вершиной вверх, вертикальной линией, правой сва стикой — это символ защиты, устойчивости, солнца, духовного начала. Та же пентаг рамма, перевернутая вершиной вниз, становится символом Луны, неопределенности, она связана с энергией времени, с материалистическими аспектами бытия. Форма квадрата также широко используется в рекламе. Он символизирует первоэлемент земли, принцип стабильности. Круг — символ неба. Путь от квадрата к кругу, с земли на небо, стремление к совершенству при сохранении стабильности.

Среди архетипических символов наиболее распространенными в наружной рек ламе были и остаются символ солнца (изображение самого солнца, либо света, либо подсолнухов, либо просто избыток желтого цвета);

неба (символизирует совершен ство упоминаемых товаров, которые могут появиться на небе, прилетать из заоблач ных далей либо стремиться туда);

воды (универсальный символ чистоты и источника жизни, поэтому особенно часто используется для рекламы чистящих средств, раз личных напитков, драгоценностей, парфюмерии, но может присутствовать и в рекла ме любых других изделий);

звезды и других космических объектов (у потребителя с ними ассоциируется представление о превосходстве, предводительстве, яркости и исключительности). Наиболее часто этот архетип применяется в рекламе товаров ка тегории «люкс».

Электронные СМИ А.В. Аристов (Тамбовский ГТУ) ИНТЕРНЕТ ИМИДЖ ВУЗА: РЕАЛЬНОСТЬ ИЛИ ПЕРСПЕКТИВА?

В современном мире Интернет перестал быть просто источником информации: кибер пространство превратилось в индустрию, науку, стиль жизни. Актуальным становится воп рос о том, как во «всемирной паутине» представлена система образования, которая если и не определяет законы развития Сети до конца, то, безусловно, оказывает на нее серьезное влияние. Наступило время признать необходимость разработки более или менее опреде ленной концепции позиционирования имиджа учебных заведений в сети Интернет.

Итак, имидж вуза — это образ, который складывается под воздействием разно образных эмоционально психологических факторов и соотносится в сознании ауди тории со значимыми для высших учебных заведений характеристиками.

Таковыми могут быть богатые традиции, международные связи, научная работа, качество образования и даже то, что само киберпространство — это детище ученых, сфера научных интересов которых чрезвычайно разнообразна: от проблем инфор мационной и компьютерной безопасности до журналистики и социологии.

Нельзя не учесть и тот факт, что Сеть — это медиа система, обладающая целым рядом уникальных особенностей:

во первых, киберпространство — это лаборатория, возможности которой позво ляют в кратчайшие сроки опробовать на практике всевозможные разработки, новин ки, достижения;

во вторых, Интернет, как канал массовой коммуникации, способствует интенсив ному, многократному и многостороннему обмену информацией;

в третьих, именно Интернет позволяет вести массовую, экспертную, и личную коммуникацию одновременно;

в четвертых, интернет аудитория активна, прогрессивна, элитарна, обладает вы соким уровнем образования и доходов.

Относительная новизна, уникальные возможности Интернета — все это делает проблему позиционирования имиджа учебных заведений в Сети чрезвычайно ост рой. Для рядового обывателя любой вуз — это лишь организация с множеством подразделений, сотрудников, студентов и др., а Интернет — тот канал массовой коммуникации, который позволяет современным вузам более активно участвовать в научной, общественной и экономической жизни.

Результаты наблюдений говорят о том, что большинство вузов Российской Феде рации не уделяет должного внимания формированию своего интернет имиджа: в Сети наблюдается если не конкуренция, то некая взаимозаменяемость или взаимодополня емость сайтов самих высших учебных заведений сайтами их же структурных подразде лений и наоборот. Нередки случаи, когда по своему содержанию они противоречат или даже мешают друг другу. Чуть ли не единственным плюсом многих веб представи тельств является регулярное обновление информации, более или менее подробный рассказ о сфере научных интересов, структуре вуза, руководстве и др. Налицо дисба ланс, способный нанести вред любой, даже самой уважаемой организации.

В этой связи представляется возможным следующее: при проектировании интер нет имиджа учреждений образования следует взять на вооружение принцип перевер нутой пирамиды, который позволяет более эффективно позиционировать, корректи ровать и повышать имидж учебного заведения как системы целостной и отлаженной.

В.В. Барабаш, К.В. Улаханова (Российский университет дружбы народов) ИНФОРМАЦИОННЫЕ ФОРМАТЫ В СИСТЕМЕ КОММЕРЧЕСКОГО РАДИОВЕЩАНИЯ США В третье тысячелетие радио вступило как самое доступное средство массовой ин формации. Вряд ли можно найти место на земном шаре, куда бы не распространялись электромагнитные волны более 35 тысяч радиостанций всех стран мира. Более трети из них вещают на территории США. Из них две тысячи, согласно последним данным центра по изучению радиорынка Arbitron, относятся к информационным форматам.

Форматное деление станций в США существует уже почти 40 лет. Однако совре менная система информационных форматов сложилась лишь в последнее десятиле тие. Исследователи американского радиовещания делят все информационные стан ции на следующие форматы: all news, all talk, news talk и all sports. Обязательными элементами всех этих форматов являются выпуски новостей и ток шоу. В зависимос ти от их места и объема вещания определяется формат.

На станциях новостного формата (all news radio) эфир полностью заполнен информационными сообщениями о международных, национальных и местных со бытиях. Согласно исследованиям аудитории новостных станций, проведенных ком панией «Interep», основную группу слушателей составляют мужчины в возрасте от до 54 лет. 46 процентов из них имеют высшее образование. 35 процентов имеют доход свыше 100 тысяч долларов.

Эфирная сетка состоит из новостных блоков, которые в свою очередь делятся на различные сегменты: сводки погоды, дорожные новости, последние известия о спорте, работе фондовой биржи, местные и международные новости. При составлении сетки вещания используется так называемый «сквозной» способ программирования. Это означает, что каждый блок новостей выходит в определенное время изо дня в день.

Практически все радиостанции формата all news работают в диапазоне АМ. В ближай шие годы станции будут развиваться по пути сужения формата. В крупных городах появля ются радиостанции, специализирующиеся только на новостях экономики и бизнеса.

Формат all talk приобрел популярность и получил распространение в 60 х годах прошлого столетия, хотя некоторые элементы программирования all talk радиостан ций (например, интерактивность) встречались еще на заре радиовещания.

Основным принципом вещания all talk радиостанций является сочетание в эфире бесед, интервью с известными людьми, которые отвечают на вопросы слушателей. Пере бивками служат информационные выпуски, сводки погоды, дорожные происшествия.

Главным действующим лицом, ради которого слушатели выбирают ту или иную частоту, стали ведущие. Их популярность настолько огромна, что многие станции ассоциируются с их именами. Нередко на улицах Нью Йорка можно увидеть реклам ные щиты, на которых изображен известный ведущий, призывающий слушать его ток шоу на определенной волне радиоэфира.

Как правило разговорные радиостанции принадлежат одной из национальных радиосетей. Этим, во многом, и определяется степень популярности станций, так как свои программы, и в особенности высокорейтинговые, они транслируют по всей стра не. Наиболее успешные и прибыльные радиостанции принадлежат Mutual, NBC,ABC.

В начале каждого часа в течение 3—6 минут идет выпуск последних известий. Ново сти в начале часа — единственный элемент в сетке вещания, который не меняет своего места. В отличие от радиостанций формата all news сводки о пробках на дорогах, погода, новости экономики могут изменять свое положение в зависимости от времени суток.

На бурной рост радиостанций формата all talk повлияли два фактора: отмена в 1987 году доктрины справедливости (Fairness Doctrine) и развитие цифровой теле фонии. Если в 1980 году в США функционировали 75 станций этого формата, в 1987 их было 125, то в 1998 уже 1350.

Самыми популярными радиостанциями информационного вещания в США явля ются станции формата news talk. Сочетая в своем эфире выпуски новостей с самыми последними известиями и оперативно реагируя на каждую новость, приглашая экс пертов в студию или интервьюируя их по телефону, радиостанции этого формата постоянно находятся на вершине рейтинга популярности среди слушателей.

В отличие от разговорных станций выпуски известий на радиостанциях формата news talk делают команды информационщиков, по профессионализму, численности и оперативности не уcтупающие новостным станциям.

Спортивные программы составляют значительную долю эфирного времени на аме риканских радиостанциях. Первая спортивная радиотрансляция в США состоялась в 1929 году с матчей бейсбольной «Мировой серии». Уже начиная с 40 х годов прошлого столетия в США появляются радиостанции, специализирующиеся исключительно на спортивных программах. В настоящее время наблюдается тенденция к постоянному ко личественному росту числа радиостанций, вещающих в формате all sports преимуще ственно за счет перехода в этот формат студенческих университетских радиостанций.

С.Г. Батманова (Тамбовский ГТУ) ИССЛЕДОВАНИЯ В ОБЛАСТИ СЕТЕВОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ (обзор литературы) Введение в учебные курсы такой дисциплины как сетевая журналистика требует опоры на книги и учебные пособия. Однако, в связи с молодостью изучаемого поня тия, возникает проблема с наличием серьезных трудов в этой сфере.

Здесь имеет смысл обратиться к опыту американских авторов. Имеется несколько книг по этой тематике, которые могли бы быть полезны. Первые серьезные издания в области сетевой журналистки появились в США последние 3—4 года. Написано несколько заслуживающих внимания трудов. Книги, в основном, написаны опытны ми редакторами и издателями, которые уже несколько лет работают в сфере сетевой журналистики, и поэтому представляют несомненный интерес.

Во всемирно известных сетевых книжных магазинах США Amazon.com и Barnes&Nobles.com представлено более 50 изданий по тематике сетевой журналисти ки. Их можно разделить на две большие группы. Первые (большинство) — это изда ния, которые можно назвать инструкциями по использованию Интернета, где даны обзоры сайтов, полезных в работе журналиста, правила пользования поисковыми системами, электронной почтой и т.п. К сожалению, такого рода труды не представ ляют интереса для учебного процесса. Вполне достаточно открыть справочник по Интернету и найти там всю необходимую информацию по использованию сети в работе журналиста. Вторая группа книг малочисленна, но ее отличает качественная информация по исследованиям сетевой журналистики. В этих изданиях рассматри вается понятие, различные аспекты сетевой журналистики, ее особенности и пробле мы на данном этапе. Можно выделить несколько серьезных изданий по этой теме.

Mike Ward в своей книге «Journalism Online» рассматривает понятие сетевой журналистики, дает некоторые определения, терминологию. Рассматривает пробле мы написания текстов для сети.

Следует отдельно сказать о двух главах этой книги: «Написание» и «Конструирова ние сетевого содержания». Опираясь на многолетнюю практику работы в сетевой вер сии новостной организации БиБиСи, Ворд излагает советы по написанию заголовков, чтобы сетевой читатель захотел бы пойти по ссылке: «Вы должны хорошо подумать над выделением основной мысли в вашем тексте, попытаться уложиться в первые 25 слов».

Прекрасная книга для учебного курса по написанию материалов для сетевого издания.

Jim Hill, профессиональный журналист и копирайтер в своей книге «Online journalism: A critical Primer» анализирует особенности Интернета как медийной среды. Рассматривает сетевую журналистику с моральной, культурной, идеологи ческой, политической, экономической точек зрения. Рассматривает понятие «новое информационное общество». Книга прекрасно подойдет для курса по введению в сетевую журналистику.

И еще одна книга «Journalism and New Media», написана John V. Pavlik, профес сором и исполнительным директором Центра новых СМИ в Колумбийском универси тете журналистики. Автор касается самой профессии сетевого журналиста и таких сторон, как обучение сетевой журналистике, перспектив работы в сетевой журналис тике, журналистской этики.

Также можно выделить две книги, которые касаются практической стороны сете вой журналистики. В них достаточно полно с многочисленными примерами раскры ваются особенности создания эффективных текстов для сетевой среды.

Первая — «Hot text: Web Writing that Works» — написана профессиональными журналистами и редакторами Jonathan и Lisa Price. На основании своего семилетнего опыта работы в Интернете они делятся секретами создания эффективных текстов в сети.

Ими написаны 24 книги, сотни статей для сайтов. В их последней книге «Hot text: Web Writing that Works» собрана самая ценная информация о том, как писать для сети.

Вторая книга «Net Words: Creating High Impact Online Copy», вышедшая под редакцией Nick Usborne в 2002 году, также касается создания текстов для сетевой журналистики. Nick Usborne выводит новые правила наряду с общими правилами написания текстов для сети.

Что касается русскоязычных источников, то серьезных книг по сетевой журнали стике практически нет. Не то чтобы совсем нет, есть книги, но они идут по пути первых изданий США по сетевой журналистике — инструкция по использованию Интернета в деятельности журналиста. Например, к такому изданию можно отнести книгу «Ин тернет для журналиста». Издание осуществлено в рамках деятельности Интернет гильдии Медиасоюза. Главными редакторами являются Сергей Кузнецов и Антон Носик. Издание представляет собой каталог сетевых СМИ. Но с другой стороны, появление такого рода изданий говорит о том, что не за горами появление серьезных пособий по сетевой журналистике.

В.М. Березин (Российский университет дружбы народов) БИОЛОГИЧЕСКОЕ И СОЦИАЛЬНОЕ В СОВРЕМЕННОЙ ТЕЛЕКОММУНИКАЦИИ Многообразие форм жизни, активных биологических проявлений, ритуальных, обрабатывающих и добывающих действий как рефлексивного, так и разумного ха рактера — это великий дар природы, который может вступать в противоречие в чело веческом обществе с духовными (ментальными) действиями человека. Не углубляясь в философскую тематику, диалектику биологического и социального, выделим важ ную для нас область социальных коммуникаций, в которой с началом либерально демократических преобразований обнаружилось тяготение к массовому отражению всего спектра жизни человека, включая и ее сугубо биологические формы.

Анализ телепрограмм последнего пятилетия с точки зрения тематики телевизион ных документальных рубрик показывает, что львиную долю времени в них занимают фильмы и передачи, эксплуатирующие интерес человека к проявлениям биологизма:

смерти, насилию, агрессии, извращениям, различного рода уродствам и порокам, отклонениям от психики и т.д. Это с одной стороны. С другой стороны, эксплуатиру ется интерес к смеху ради смеха, то есть к животным, биологическим началам смеха, к смеху как раздражителю рецепторов, стимулирующих удовольствие.

Промежуточное состояние, которое также является конечной целью воздействия содержания телепроизведения (телепродукта, телепроекта) на зрителя, которое стре мятся вызвать они у зрителей — это гедонизм, чувство удовольствия от созерцания красоты, даже если она несет безнравственный, уводящий от духовного смысла жизни оттенок. В данном случае восприятие этого действия не является для зрителя творчес ким, добывающим, оно носит ритуальный характер, сравнимый, например, с процесса ми биологической адаптации и воспроизводства в животном мире. Только у человека подобное ритуальное восприятие оторвано от жизни, оно искусственно, виртуально.

Моменты перехода от сущностной содержательности текста ТВ коммуникации к его вычурной формальности весьма тонки. Еще более представляются неуловимыми границы, отделяющие степень умножения и расширения новости со бытия человека от начальной степени усреднения этого со бытия или даже его деградации.

Способность строгого суждения в текстах современного телевидения все более отходит на второй план. Зато стремление к «украшательству» их метафорами, игрой слов и смыслов, «перевертышами» и намеками, пересмешничеством и ерничаньем получило небывалое развитие. Разумеется, публицистический текст должен быть и занимательным, но эта занимательность, вплоть до дурно пахнущей скандальности, не должна быть самоцелью.

Современный же телевизионный публицистический текст перестает быть истинно публицистическим, превращаясь в игру смыслов, намеков, столкновений знаков и значений. Особенно этим отличаются ведущие передачи «Однако» М. Леонтьев и М. Соколов. Одно дело, когда, например, спортивный комментатор в трансляции матча российской и грузинской сборной по футболу допускает метафору «сдвинуть процесс с мертвой точки». Метафора имеет глубокий пронзительный смысл, так как имеются в виду переговоры с бандитами, захватившими в заложники брата ведущего грузинского игрока.

Другое дело, когда, по сути весь текст 15 минутного аналитического коммента рия состоит из написанных и произнесенных, трудно понимаемых на слух сравнений и метафор с добавлением соответствующих «знаковых» реплик из комедийных филь мов. Сейчас это является излюбленным приемом многих ведущих аналитических и публицистических программ, список которых возглавляет Л. Парфенов (НТВ) (А. Архангельского —канал «Культура», А. Караулова — канал ТВЦ, С. Соловьева — НТВ) и многих других. Нацеленность на игру словами и смыслами в какой то мере решает проблему возникновения нового в силу переструктурирования известных тек стов (о таком приеме писал Ю. Лотман), но подобная формальная перестановка не всегда является условием возникновения качественно нового содержания.

Метафора может озарить поле словесной битвы, когда в ней сражаются высокоин теллектуальные и непременно поставленные в равные условия противники. Модератор, сталкивающий лбами (и в переносном и в прямом смысле — путем внутриэкранного монтажа) гостей студии и добивающий их с помощью других участников передачи — это лишь иллюзия содержательного и обновленного в реальном времени экранного события коммуникативного действия. Точно так же можно расценить и приемы веду щего, готовящего в качестве «домашней заготовки» текст и ослабляющего позиции оппонентов посредством выигрышных кинофрагментов. Такие принципы телевизион ной коммуникации подрывают сами сущностные основы масскоммуникативного рав ноправного диалога, основанного, в первую очередь, на суждениях и умозаключениях, а не на злоключениях агрессивного, якобы творческого и нестандартного ума.

В конечном итоге, если в подобных текстах телекоммуникации и возникает но вое, то характер этой новизны — вычурно формальный, а не сущностно содержа тельный. Человек, живя в том или ином бытии, о котором ему говорит текст, не умножает, не расширяет это со бытие. Наоборот, происходит усреднение этого со бытия — в лучшем случае до уровня анекдота, новеллы (занимательного рассказа), в худшем — до пошлого и безнравственного зубоскальства, которое приближается уже к животной, биологической сущности смеха не развитого духовно человека. А это ведет к его деградации. Этого ли добиваются телекоммуникаторы? Судя по их заверениям в прессе — цели перед собой они ставят иные, а именно — духовного роста личности.

Английский философ просветитель Д. Аддисон отмечал странное и нелепое разнообразие человеческих поступков, которое, по его словам, ясно показывает, что они не могут вытекать непосредственно из разума, так как «столь чистый источник не выбрасывает такие замутненные воды»1.

Это чисто биологическое разнообразие стало в современных «документизирован ных», то есть отталкивающихся от реальности телевизионных текстах, которые по добро му счету должны были бы составить основу публицистических дискурсов, — главным содержанием многих так называемых ток шоу. Биологическое разнообразие заслужива ет объективного и беспристрастного рассмотрения в естественных науках. Делать биоло гическое разнообразие человеческого поведения, действий и поступков объектом безо ценочного и беспристрастного рассмотрения, объектом журналистской сенсации, на наш взгляд, безнравственно и недопустимо в массовой коммуникации. Недопустимо, во первых, — по причине формальной новизны информации, сообщаемой при этом. Во вторых, потому что воспринимающий подобную информацию зритель не умножает свое духовное бытие, духовное со бытие с миром себе подобных. При просмотрах таких передач он чужд бытию происходящего на экране, не происходит при этом новости человеческого со бытия (нет события — нет и со бытия). Можно подойти к этой пробле ме и с другой стороны, с точки зрения М.М. Бахтина: есть данное, но нет со зданного.

К числу передач, обладающих свойством нагромождать «данное» (как правило — сенсационное и эпатажное) без последующего внятно сформулированного «со зданного», то есть без упорядочения силами ведущих беспорядка и хаоса, царящего, как выясняется каждый эфир, в нашем обществе, отнесем тексты передач «Большая стирка» (1 канал), «Принцип домино» (НТВ), «Моя семья (канал «Россия»), «Мо мент истины» (ТВЦ). К сожалению, даже в таких «фирменных» и более серьезных передачах, как «Времена», «Основной инстинкт» (1 канал), «Культурная револю ция» («Культура»), случается, что вопросов после эфира у зрителей не убавляется, а прибавляется, оценки даются весьма скороспелые и произвольные.

Из истории английской эстетической мысли XVIII в. — М., 1982. — С. 179.

Н.С. Гегелова, О.В. Нестерова, А.А. Широбоков (Российский университет дружбы народов) СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ РОЛЬ МЕСТНОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ Современная система регионального телевидения обладает всеми активными факто рами, обуславливающим ее функционирование: технической базой, средствами к суще ствованию и широкой аудиторией. Местные студии характеризует особая близость к зрителю, что позволяет им выражать на экране интересы большинства простых россиян.

Система регионального телевидения обладает организационно упорядоченной структурой, имеет необходимые организационные отношения с субъектами массо вых коммуникаций. К тому же региональное телевидение является системой откры того типа, привлекающей к взаимодействию субъекты разных типов собственности, позволяющей наращивать материально техническую базу, оказывать информацион ные услуги и использовать высокие информационные технологии.

Региональное телевидение является активным субъектом в сфере информацион ных отношений, создающим информационное пространство России. Провинциаль ные студии органично входят в систему современных СМИ, функционируя на основе юридических, экономических, культурных и этических правил. Местное телевидение конкурентоспособно по отношению к центральным СМИ. Растет профессионализм местных журналистов, нестоличную аудиторию все меньше привлекают московские дрязги, интриги, скрытое лоббирование определенных интересов и как следствие, повышенное доверие к «своим» телестудиям. Невыдуманная жизнь простых людей на экранах провинциального телевидения — его несомненное преимущество.

Система регионального телевидения выполняет следующие функции: информа ционную, аналитическую и развлекательную. Но особое значение приобретает соци окультурная функция. Региональное телевидение оказывает глубокое влияние на ценностные ориентации аудитории, ее идеалы, стремления, модели поведения. Мес тные телестудии помогают своему зрителю разобраться в окружающей действитель ности, понять и оценить социальные явления, выразить свою позицию по отношению к ним. Одновременно с этим региональное телевидение транслирует и укрепляет в обществе национальные ценности, повышая общественную культуру населения. Во многом именно от провинциального телевидения зависит, какими идеями будет ру ководствоваться социум, какие идеалы будут положены в его основу.

Региональное социокультурное пространство вбирает в себя лишь то, что соответ ствует ценностям и ментальным характеристикам российского народа. Это позволяет локальному социокультурному пространству быть хранителем национальных устоев.

Региональное телевидение как субъект информационного социокультурного простран ства структурирует и наполняет его в соответствии с интересами своего зрителя — просто го обывателя. Таким образом, усиливается социокультурная роль местных телестудий.

Активными субъектами, формирующими социокультурное пространство России, являются телестудии Западно Сибирского региона, которые динамично развиваются и представляют собой достаточно слаженную и организованную систему.

В центре передач региональных телестудий всегда стоит простой человек со сво ими заботами, интересами, стремлениями и желаниями. В его характере журналисты всегда подчеркивают такие качества, как трудолюбие, ответственность, порядочность, доброту, профессионализм. Программы местных телестудий носят жизнелюбивый, оптимистический характер, рассказывая о проблемах и трудностях, стремятся подска зать выход из сложившейся ситуации. Телестудии Алтайского края из всех проявле ний ценностей чаще всего апеллируют к нормам и традициям, популяризируя их.

Таким образом, местные телестудии выполняют важную социокультурную роль.

Однако этот процесс зачастую происходит стихийно, местное телевидение просто вы нуждено в силу своей близости к зрителю отражать на экране его интересы и занимать ся его настроением. Региональным журналистам не хватает взвешенного подхода к выполнению поставленных задач. Используемые образы не сложны, доступны для восприятия, «лежат на поверхности» и обычно не являются результатом продуманной журналистской работы. Сами же передачи отличаются аскетической простотой.

На сегодняшний день одним из недостатков содержательного наполнения про грамм регионального телевидения является почти полное отсутствие современных выразительных средств экрана.

Для того, чтобы усилить роль местного телевидения в социокультурном процес се, необходимо на уровне местных органов власти осуществлять четко продуманную социокультурную политику, заключающуюся в охране культурного наследия и со действии развитию национальной культуры.

Ш.А. Джахая (Воронежский ГУ) МУЗЫКАЛЬНЫЕ ТВ И РВ КАНАЛЫ И ЮНАЯ АУДИТОРИЯ Мощное развитие звукозаписи, появление новых возможностей записи, быстрого поиска и воспроизведения музыки в эфире позволили многим новым станциям сде лать музыку основой программирования. Возникла широкая сеть центральных и ме стных FM ных радиостанций информационно музыкального формата рассчитанных, по утверждению их организаторов, на молодежную аудиторию. Музыка на совре менном радио подбирается по двум принципам: или на основе выбранного музы кального направления, или произвольно, по принципу «свободного музыкального эфира». Ограничений в выборе музыкального направления или исполнителя нет. На радиостанциях с горизонтальным программированием можно услышать музыка всех стилей: классическую, поп, рок, джаз, хип хоп, гоп стоп...

Проводимые нами в течение четырех последних лет социологические исследова ния показывают, что школьники, совсем недавно считавшиеся телеманами, утратили интерес к ТВ. Они ведут клубную, тусовочную жизнь. Общение со сверстниками выхо дит на первое место в рейтинге детского времяпровождения. Популярная современная музыка и дискотека (по модному «денц») — основной вид развлечения юной аудито рии. В основном «хиты» слушают по радио. FM ные музыкальные каналы предпочита ют всем прочим. «Карманное радио» — это их круглосуточный друг и спутник.

Для человека непосвященного вся музыка, звучащая на волнах FM диапазона, может показаться «на один лад». Какая либо одна композиция иногда звучит, на разных станциях в течение дня несколько раз, нередки повторы и на одной станции в разных программах. У неискушенного слушателя создается впечатление, что музы кальный стиль и вкус у всех FM ных станций абсолютно одинаковый — и он прав.

Массив музыки, используемой в эфире, — общий для многих каналов.

На российском ТВ два ведущих музыкальных канала: МТV и Муз ТВ. Здесь много развлекательных программ и большой выбор музыкальных клипов, в которых люби тели музыки могут увидеть любимых эстрадных звезд «во всей красе». Количество музыкальных ТВ каналов увеличивается. На экранах очень много стильных виджеев.

Учитывают ли ТВ и РВ музыкальные вкусы молодежи? Влияют ли они на форми рование вкуса? Занимаются ли музыкальным образованием? Такова была цель на шего исследования.

Мы постарались выяснить, какие FM станции воронежские старшеклассники слуша ют, какие ТВ каналы смотрят особенно часто, какую музыку выбирают и интересует ли их в программах что то кроме музыки? Кого они относят к стильным, каковы любимые клипы и исполнители. Объектом исследования были старшеклассники воронежских школ.

Было опрошено 100 человек.

Анкетирование показало, что абсолютным лидером в их рейтинге ТВ каналов ока зался Муз ТV (первый музыкальный), на втором месте MТV и на третьем СТС, а за ним 7ТV, ТВ 3. Выяснилось, что школьники смотрят ТВ, чтобы увидеть любимый клип, послушать новости о «звездах» или же посмотреть кино на СТС. Реципиенты указали, что музыкальными каналами они были бы вполне довольны, если бы не мешали назой ливые рекламные ролики. Музыкальные каналы выполняют, по их мнению, рекреатив ную и гедоническую функцию. Эстетическая, воспитательная, образовательная функ ция не действуют. Рейтинг среди FM станций: «Европа плюс» (привлекают концерты по заявкам, русские и зарубежные хиты);

«Русское радио» (нравятся диджеи и поп музы ка). С небольшим отрывом за ними следуют «Борнео» (местная FM станция), «Макси мум», «Русские песни», «Шансон» и «Радио на семи холмах» Музыкальные вкусы юной аудитории таковы: на первом месте рок, за ним идут реп и хип хоп;

многие предпочитают поп музыку. Небольшая часть — почитатели «русского шансона». А классику слушают всего 3%. Любимых телепередач оказа лось много. Большинство аудитории предпочитает кино на СТС в 21:00 («хорошие фильмы»). В музыкальных программах привлекают прямые обращение Виджеев.

Аврора, ведущая «Хит парада» «20 самых самых» на Муз ТВ («следите за Хит пара дом, а я буду следить за вами»);

Андрей Разыграев, «10 наших» на Муз ТВ («В своей стране любите свою музыку и наши победят»);

Маша Малиновская, «10 Sexy» на Муз ТВ («Помните, спокойной ночи желают только детям. Вы же проведите эту ночь так, чтобы дрожали стены»). Не самый умный совет школьникам, рабочий день которых начинается в 8 утра. Многие отметили передачи:

· «В гостях у Масяни» за то, что в ней «самая прикольная мульт героиня».

Стильная ведущая задает нешуточные вопросы «звездам».

· «Окна» на ТНТ привлекают умным, мужественным ведущим (Дмитрий Наги ев) и хорошим подбором актеров;

· «В пролете» и «Тотальное шоу» на MTV привлекают активностью аудитории и популярными клипами;

· В числе востребованных оказались музыкальные передачи: «Неслабое шоу», «Дискотека 80 х», «Муз гео» (едва ли не единственная познавательная передача, где не только звучит музыка экзотических стран, но и показана их природа);

· «Рейтинг популярности» (привлекает возможностью самому угадать «извес тную персону»). Фабрику звезд» по прежнему предпочитает самая романтичная, меч тательная и юная аудитория.

Манера ведения эфира, тембр голоса ведущего и продолжительность его включе ний в музыкально информационный поток речи тоже влияют на отношение к про грамме.

Среди любимых ведущих оказались: виджеи девушки — Тутта Ларсен, Аврора, Маша Малиновская и Ирена — у них 30% аудитории;

виджеи мужчины — Антон Комолов, Оскар Кучера, Иван Урган, Алекс Ди и Юра Пашков — 25% почитателей.

Остальная часть аудитории слушает музыку, смотрит клипы и не обращает внима ние на ведущего. Примерно у 15% аудитории нет ни любимого солиста, ни любимой солистки. Среди солистов чемпионов — Мистер Кредо, воронежец Миша Гребенщи ков, Верка Сердючка (Андрей Данилко), Витас (Виталий Грачев, часто бывающий в Воронеже), Дима Билан. В череде многочисленных эстрадных концертов среди со листок на первом месте — «Глюкоза» (тоже недавно посетившая Воронеж), на вто ром — Катя Лель, на третьем — Алсу. Обратим внимание на то, что больше нравятся «знакомые»: воронежцы, гастролирующие в нашем городе или дававшие интервью молодежным газетам и журналам. Семерка наиболее популярных групп: «Smash», «Сектор газа», «Корни», «Звери», «Виа Гра», «REFLEX» и «Дискотека Авария».

Многочисленные остальные группы называют не более 2 х—3 х раз. Зарубежные кумиры — Бритни Спирс, Мадонна, Кристина Агилера, Джей Ло и Шакира. Среди солистов «чемпионы» — Джастин Тимберлей, Таркан и «Emunem»,. Популярные зарубежные группы — «Evanasens», «Linkin Park», «Rammstein» и «Enigma».

Обычно школьники, отвечая на вопросы анкеты, редко отмечают местные коллек тивы, почему то считают, что анкетирующих интересуют только московские програм мы. В нынешнем исследовании, пожалуй, впервые были названы свои местные арти сты, которые выступают по праздникам на открытых прощадках. Среди них — «Вол шебники двора» (известные еще по «Утренней звезде»), «Маленькие волшебники», «Рок Полиция», «Достучаться до небес», Максим Удалов и шоу театр «Модный ба лет». Наши последние исследования (осень—зима 2003 г.) показали, что школьники начинают более критически оценивать адресованные им радио и телепрограммы, в том числе и музыкальные. Их претензии сводятся к следующему:

· Не нужно постоянно оглядываться на Запад и брать оттуда самое худшее.

· Аудитория, составляющая из однообразных «хитов» «десятки» и «двадцат ки» слишком невзыскательна. Нельзя отдавать эфир ей на откуп.

· Цивилизованная, свободная, европеизированная жизнь не отменила мораль ных ценностей. Люди эфира должны помнить об этом.

· Необходимо иметь в ТВ и радио эфире несколько развивающих музыкаль ных программ. Музыкальное просветительство и воспитание художественного вкуса молодежи — задача общегосударственная, но без радио и ТВ ее не решить.

Е.К. Долгушина, Н.С. Гегелова (Российский университет дружбы народов) РОЛЬ СЛОВА В СТРУКТУРЕ ЭКРАННОГО СООБЩЕНИЯ Сегодня телевизионному слову принадлежит огромная роль в формировании человека. Телевидение выступает таким средством массовой информации, которое объединяет в своих программах и передачах газету, журнал, книгу, все виды искусств, различные способы просвещения, обучения, воспитания.

В целом телевидение можно представить в виде своеобразной «электронной энциклопедии», содержащей в себе материалы по основным отраслям знаний. И эта «энциклопедия» никогда не устаревает, постоянно пополняясь все новыми и новыми сведениями. Если определить ее содержание по программам всех лет существования телевидения в прошлом и его будущего развития, то это содержание предстанет таким же неисчерпаемым и безграничным, как сам процесс человеческого познания и творческой созидательной деятельности.

Однако если ограничить «время жизни» телевизионного вещания одним днем или даже вечерним временем, когда у телевизоров находится максимальное число зрителей, то окажется, что перед телевидением стоит задача за 4—5 часов просмот рового времени передать важнейшие сведения о событиях в мире и внутри страны, обеспечить зрителя основными видами информации, сформировать определенное общественное мнение о том или ином событии или факте действительности. Это задача не из легких, здесь должна быть на счету каждая секунда эфирного времени, каждый телевизионный кадр, его информационное наполнение и емкость.

Чрезвычайно важными являются смысловое значение и психологическое воздей ствие телевизионного слова на телезрителей, его возможности в создании вкусов, взглядов, представлений широкой аудитории. Экранное слово, телевизионная ин формация приобщают людей к единой семье телезрителей, которые постоянно обме ниваются друг с другом впечатлениями от просмотренного и услышанного, обсужда ют увиденное на экране, говорят о свершившихся событиях так, будто они видели их собственными глазами.

Таким образом, роль телевидения в наше время возрастает с каждым днем. Од нако со времени изобретения и широкого распространения телевидения в его адрес было сказано немало как восторженных, одобрительных, так и резко критических, отрицательных слов.

Такие диаметрально противоположные оценки роли телевидения в обществе свя заны с тем, что оно, как одно из самых эффективных средств массовой информации, может в зависимости то того, кто им управляет, кто формирует его программы, по разному влиять на общественное мнение, нести самую различную информацию, как полезную, способствующую духовному, идейному, нравственному, эстетическому развитию человека, так и вредную, духовно опустошающую, нравственно и эстетичес ки развращающую его.

Многочисленные критические высказывания в адрес телевидения свидетельству ют о том, насколько суровое и беспощадное осуждение вызывает телеинформация сегодня. Современное телевидение коммерциализируется и, как результат, подчас поступается принципами морали, забывая о том, какую огромную роль оно играет в жизни населения. Поэтому необходимо уметь четко ориентироваться в проблемах современной жизни, выработать верные критерии оценки преподносимых телевиде нием фактов и явлений, отличать прогрессивные тенденции в развитии духовной культуры от антигуманных, разбираться в синтетическом языке телевидения.

Телезрители, подобно губке, впитывают все то, что слышат с экрана. Они воспри нимают все нормы, приемы, ценности, особенности речи, которые содержатся в сообщаемой информации. Вообще реклама, психологически воздействуя на эмоции и чувства человека, порой программирует его сознание, стандартизует его поведение и мышление, деформирует жизненные установки и миропонимание.

Но, с другой стороны, без поддержки, основанной на информированности ауди тории, а точнее, без рекламного влияния на нее, перспективные идеи и проекты оказываются зачастую нежизненными. Опыт рыночной экономики показывает, что цивилизованная, не наносящая вред обществу реклама необходима. Более того, обой тись без нее в современных условиях очень сложно. Но лишь правдивая, верно созданная, правильная реклама способна не вызывать озлобление и неприязнь, ук репить доверие к товару или услуге, стимулировать спрос, популяризировать новую идею или метод, обеспечивать рынки сбыта. Только благодаря простоте, ясности, последовательности изложения, помимо эмоционального воздействия, телевизион ная речь способна оказывать влияние на воспринимающего сообщения зрителя.

В том, чтобы наилучшим образом повлиять на аудиторию, привлечь и сфокуси ровать ее внимание на определенных вопросах, проблемах, фактах, добиться ее ответной реакции, и состоит главная задача телевизионного слова. Именно благо даря ему становится возможным формирование общественного мнения. Непосред ственная трактовка событий и явлений действительности играет важную роль в процессе анализа и усвоения зрителем новой информации. Каждая, даже малей шая, неточность, заблуждение или искажение способны «аукнуться» в головах мно жества людей.

Непосредственное обращение журналиста к зрителю диктует телевидению стиль разговорной речи. Но здесь чрезвычайно важно не потерять из виду ту границу, которая разделяет представление о том, что можно и чего нельзя в речевом поведе нии, границу, отделяющую разговорное слово от просторечия, простоту выражения от примитивного изложения с использованием сниженной лексики. Таким образом, в языке сегодняшнего, современного телевидения, в особом «звучании» его слова есть и положительные, и отрицательные моменты. Поэтому оценка этих новых явле ний в речи телевидения не только возможна, но и необходима.

Телевизионное слово, посредством которого отражается ход общественных про цессов, несет зрителю не единую точку зрения, естественное разногласие пробивает ся в передачах, программах все чаще. По мере превращения гласности в свободу слова все труднее будет на телевидении добиваться успеха с помощью одной лишь остроты тем. Петушиные наскоки на реальность, пусть самую вопиющую, уже приеда ются зрителю. Понемногу ему все нужнее становится разговор вдумчивый и по суще ству. Поэтому все большая ответственность в формировании общественного мнения, мировоззрения, взглядов, идеалов, вкусов аудитории возлагается на телевизионное слово. Именно оно играет важную роль в духовном и нравственном развитии лично сти. Словом, телевидение начала нового столетия обещает быть сложней и интерес ней, чем в конце века минувшего. И этим оно свой предыдущий этап не отрицает, а продолжает.

Е.А. Иванова (Ростовский ГУ) ПРОБЛЕМА НАСИЛИЯ И АГРЕССИИ НА ТЕЛЕВИЗИОННОМ ЭКРАНЕ Телевидение — одно из величайших творений двадцатого столетия, которое с момента своего появления в жизни человека изменило эту жизнь до неузнаваемости.

Сегодня без телевидения невозможно представить жизнь человека. Современный среднестатистический житель России в течение суток получает с экрана своего теле визора такой объем информации, который средневековый человек получал в течение пяти месяцев, а человек, живший в XVIII веке — в течение трех недель. Позитивное влияние телевидения на нашу жизнь и его полезные информативные качества нео споримы. Но вместе с тем сегодня многие исследователи теории телевидения, прак тикующие журналисты и простые зрители, воспринимающие телеинформацию с обы вательской точки зрения, все чаще говорят о некоторых негативных факторах, кото рые посредством телевидения влияют на нашу с вами жизнедеятельность, мировоз зрение и мироощущение.

Одна из наиболее актуальных и острых проблем — это проблема насилия на телевизионном экране. Наиболее популярные сегодня телевизионные программы и телефильмы — о терактах, о катастрофах и стихийных бедствиях, о человеческих трагедиях, об убийствах, о серийных маньяках, заполненные сценами насилия, стрель бы, убийств, гибели жертв терактов и разрушений. Естественно, что вся подобная телевизионная продукция, по мнению психологов и психиатров, негативно влияет на психологическое состояние зрителей и вызывает общую невротизацию населения страны и агрессию у лиц с неустойчивой психикой. Особенно этому подвержены подростки (лица от 11 до 18 лет), так как именно в этом возрасте человек наиболее обостренно воспринимает действительность и пропускает ее через призму собствен ного восприятия.

Последствия такого влияния телевидения на неустойчивую подростковую психи ку непредсказуемы. В США двое подростков после просмотра телевизионного филь ма про террористов приходят в школу и расстреливают одноклассников из отцовско го ружья. В России 14 летний мальчик, поклонник и фанат телесериала «Секретные материалы», стреляет себе в голову, чтобы узнать, есть ли жизнь после смерти. И это далеко не единичные факты. Ежедневно по практически всем каналам телевидения идут программы на тему преступности: «Криминал», «Дежурная часть» и т.д. Причем вместо того, чтобы просто констатировать преступление или попытаться разобраться в нем, телевизионщики в погоне за рейтингом норовят показать крупным планом тела обгоревших или убитых. Стали популярными телефильмы и документальные фильмы о терактах, взрывах и крушениях самолетов, поездов, кораблей. Сегодня одни из наиболее популярных жанров на телевидении — триллер и ужасы. За последний десяток лет мы увидели на своих экранах великое множество телефильмов о манья ках, запирающих и мучающих, а зачастую и съедающих людей в подвалах («Молчание ягнят», «Мотылек, летящий на свет», «Крик» и мн. др.);

о подростках, проводящих эксперименты с собственной жизнью и с жизнями других людей («Коматозники», «Ведьма из Блэр», «Я знаю, что вы сделали прошлым летом» и мн. др.). Каждый из нас может продолжить этот список до бесконечности.

Сегодня многие цивилизованные страны борются с проблемой насилия на теле экране. В Америке и Канаде запрещены программы и телефильмы о терактах и взры вах самолетов, а после трагических событий 11 сентября 2001 г. правительство США запретило показывать на телеэкране даже изображение знаменитых «башен близне цов». В Европе также пытаются избегать популяризации сцен насилия. К сожалению, в России пока нет закона, четко регламентирующего содержание телевизионных программ, для того чтобы оградить нас и наших детей от «потребления» «кровавой» телепродукции. Таким образом, проблема содержания телевизионных программ и присутствия в них сцен насилия, вызывающих агрессию и ненависть, является сегодня одной из наиболее актуальных, важных и наболевших в современном российском, европейском и американском обществе.

Т.В. Лебедева (Воронежский ГУ) ИНФОРМАЦИОННОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ:

СТОИТ ЛИ ГОВОРИТЬ О ЖАНРАХ?

Принудительный перевод местных государственных телестудий на информаци онные рельсы завершился. На экранах Воронежской ГТРК мы видим только инфор мационные выпуски. Лучшие творческие силы (если не покинули ГТРК) брошены на информационный фронт. Изменилось ли что то на этом фронте?

Контент анализ весенних программ 2004 года показал: с точки зрения содержа ния, безусловно, изменения есть. Почти исчезли из эфира «говорящие головы» чинов ников, ряды зевающих и дремлющих на совещаниях аппаратчиков. «Чистая» политика занимает не более 4% эфирного времени, хотя зависимость станции от властных струк тур по прежнему ощущается. Культуре и образованию посвящено 18% информацион ного эфира. Первенство держат «социалка», криминал, экология — в основном, ин формация тревожащая. Ее в эфире более двух третей: убийства, похищения детей, ограбления, наркотики, дорожно транспортные происшествия, рушащиеся на головы прохожих балконы, наводнения, мусорные свалки, отравляющие источники водоснаб жения, рост цен на хлеб, на транспорт, на «коммуналку», безвыходные ситуации в сельском хозяйстве, телефонные угрозы взорвать школу, техникум, вуз — вот та (раз нообразная!) информация, которую преподносит слушателям ГТРК.

Подстать этой информации и новые «клише», которыми изобилуют сюжеты.

«Говорящие головы» чиновников сменились разъяренными толпами селян и горо жан, которых (уже невидимые!) чиновники в чем то обманули, чего то лишили, чем то обделили. Сейчас эти люди — основной «контингент» информационных «синх ронов». Строго говоря, их рассказ должен повышать уровень достоверности сооб щаемого. На деле они повторяют информацию, уже сообщенную журналистом и оператором (зритель уже видел на экране обрушившийся балкон, затопленный под вал или яму на дороге). Подтверждать подобные события устами свидетеля нет смыс ла, но «синхроны» очевидцев следуют один за другим. Исключения редки. Умело использует «синхроны» в сельских телесюжетах Виталий Голубцов. Он умеет вызвать крестьян на откровенный разговор и никогда не повторяет сказанное ими, лишь подводя в «стендапе» краткий итог события. Средний план «стендапа» на фоне широ кой перспективы поля — характерная деталь видеосюжетов Голубцова, хотя вообще своих корреспондентов ГТРК показом публике не балует. Поэтому говорить о персо нификации информации как одной из определяющих тенденций ТВ применительно к ГТРК не следует. Ведущие выпусков поражают внутренней и внешней скованнос тью, их анонсы повторяют текст сюжетов, комментарий к сюжетам отсутствует.

Так стоит ли говорить о жанрах? Наверное, стоит, хотя к большинству материалов подходит только рабочее определение «сюжет». 20% текстовых (без видеоряда) сообщений можно отнести к разряду заметок, из остальных 80% жанр назван лишь в 5% материалов, в основном они называются репортажами или спецрепортажами, хотя таковыми не являются. В них нет события, происходящего на глазах репортера.

Так, в сюжете Натальи Петровой о необходимости ремонта трети канализационной системы Воронежа (23.03) видеоряд представлен пересекающей улицу канавой и глубоким колодцем, якобы позволяющим чинить канализацию, не вскрывая дорог.

Это сообщение вполне можно назвать расширенной заметкой с видеорядом, но никак не репортажем. «Спецрепортаж» Анны Кушмановой (5 — 8.04) сильно пост радал от расчленения на четыре части. Каждая из частей единой аналитической пере дачи явила собой одну из граней сложной проблемы жилищного строительства, но вряд ли кто либо из зрителей, созерцая очередную часть, помнил содержание пре дыдущих. В данном случае также не произошло ничего репортажного, даже «репор тер» не был показан в кадре. Это не значит, что репортажей на ГТРК нет. Яркий пример — «Благовещение» Николая Колтакова и Эдуарда Донца (17.04). Здесь все проходило на глазах корреспондента и оператора: и сам праздник, и подъем и уста новка купола над часовней погибших в мирное время солдат, и выпуск птиц на свобо ду. Но репортажем этот материал назван не был. Исключительно редки на ГТРК интервью. Увлечение «синхронами» выходит из моды, 4—5 выступающих в одном сюжете — редкость, но компетентные выступающие — редкость еще бoльшая. Ис ключение — беседы Виктории Титовой с актерами, вернувшимися с гастролей и фестивалей (например, с «Золотой маски» — 14.04).

Характерно, что в телесюжетах нет героев (даже условно так нельзя назвать нико го): персонажи мелькают, не запоминаясь, как в калейдоскопе. Трогательны дети двух сюжетов из Центра реабилитации беспризорников, но и они мелькают, как в рекламе. Изо всех весенних выпусков запомнился, пожалуй, один руководитель ан самбля Бондаревского Дома культуры Иван Роменский, который ездит на работу за 50 километров с Украины, отдавая за автостраховку всю зарплату. Такие мини портреты прославили на всю страну Борисоглебское телевидение, но для ГТРК они — большая редкость.

Основная причина жанровой неопределенности и невысокой художественности программ — отсутствие триумвирата: журналист — оператор — режиссер. Первые двое привыкли выполнять свою работу, не советуясь друг с другом. Роль последнего вообще не ясна. Раньше отсутствие режиссера на съемках объяснялось традицион но: «Он делает большие передачи». Теперь больших передач нет, а малые по прежне му демонстрируют отсутствие режиссерского участия: нередко видеоряд не соответ ствует тексту. Рыхлый, грязный монтаж демонстрирует отсутствие монтажных пере ходов. Резкие скачки с одного объекта на другой создают у зрителя впечатление, что что то вырезано, значит, как постоянно повторяет Александр Герасимов (НТВ), «нам не обо всем говорят», хотя все усилия ГТРК как раз и направлены на то, чтобы по возможности рассказать обо всем.

Е.Г. Сомова (Кубанский ГУ) ТЕМПО РИТМ В РЕЧИ АР ДЖЕЯ Ритм неподготовленной (спонтанной) речи ар джея (радиоведущего) всегда нео днороден. Такой ритм в речи диктора слушатель традиционно привык воспринимать отражением негативных эмоций. Негативно могут оцениваться и частые ритмические «самоперебивки» ар джеев, поскольку затрудняют декодирование их речи. Слуша тель может воспринять такую манеру как бессмысленное «ерничество» или профес сиональную некомпетентность.

Сложность ритма речи ар джея может быть обусловлена его многостепенностью, связанной с наличием в эфире одновременно звучащих голосов, голоса и музыки или голоса и шумов. Умелый радиоведущий обладает навыками «ритмической под стройки». Он «присоединяет» слушателя к нужному ритму, настраивая его на опре деленную эмоцию. При прослушивании перед словесной информацией ритмичного музыкального фрагмента его ритм неизбежно будет навязан слушателям, если имеет место совпадение с ним начала выступления ведущего.

Опытный ар джей может осуществлять и более сложное «присоединение по рит му». Выступающий использует дробный, но конструктивный ритм, начиная фразы медленно, периодически то замедляя, то ускоряя их. Такой прием дает возможность «войти в резонанс» с широкой аудиторией. Наиболее действенно введение такого сложного ритма, когда текст произносится голосом «суггестивного» тембра (напри мер, бархатным баритоном или меццо с придыханием) на фоне другого навязчивого ритма, музыкально или словесно заданного.

Анализ эфира позволяет выявить «женскую» и «мужскую» ритмическую манеру.

Случаи перехода «мужских» ритмических моделей в «женские» и наоборот всегда замечаются аудиторией и неосознанно трактуются негативно как нетрадиционная половая ориентация говорящего или глубинные нейрофизиологические отклонения его психики от нормы. В последнее время «женственная» ритмика мужских голосов наблюдается в некоторых передачах интерактивного вещания. Такая манера, очевид но, определяется ар джеями как специфический юмор, но у слушателей она может вызвать иное толкование.

Длительное применение одной и той же ритмической модели приводит к эффек ту насыщения, когда, вместо ожидаемого воздействия, вызывается противоположная реакция. Например, повторяющаяся дисконструктивная ритмическая («стебовая») манера некоторых ар джеев, потеряв свою новизну, не только перестает привлекать внимание, но начинает вызывать раздражение. Кроме того, обнаруживается, что слиш ком сильное и неожиданное замедление и ускорение темпа речи одинаково раздра жают слушателей.

Темп играет существенную роль в передаче дополнительной информации о лич ности радиоведущих. Темпо ритм их речи многими исследователями определяется как наиболее выразительная составляющая «голосового имиджа». Эксперименты по восприятию варьирующего темпа показывают, что ускоренный темп речи обычно рас ценивается как свойство, присущее более интеллектуальному оратору. Но, по нашим наблюдениям, в радиоречи при слишком сильном ускорении темпа может возникать эффект «перегрузки» сознания слушателя, приводящий не только к затрудненности декодирования вербального содержания, но и к невозможности каких либо ассоци ативных личностных характеристик говорящего. В связи с этим, ускорение темпа, порождающее ощущение интеллектуальности и некоторой обезличенности ведуще го, в «интерактиве» способно вызывать негативные оценки. В большей степени при ветствуются ведущие, говорящие без чрезмерного ускорения темпа (как, например, О. Таран — «Музыка в подарок», радиостанция «Маяк») и поэтому воспринимаемые как более доброжелательные и приятные.

М.И. Цуканова (Воронежский ГУ) ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВОРОНЕЖСКОГО РАДИО В ПЕРВЫЕ ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ «Всем! Всем! Всем!» Именно эти слова прозвучали 6 ноября 1925 года в 18 часов в эфире первой радиостанции Воронежа. Радиус ее действия был около 800 кило метров, так что эти исторические слова слышали в Архангельске, Ленинграде и на Урале. В 1932 году в нашем городе был построен радиоузел, а на территории всей области устанавливались громкоговорители для коллективного прослушивания ра диопередач, зачастую прямо на полевом стане...

В следующем году мы будем отмечать 80 летие радио в нашем городе. Каким оно было и что представляет из себя сейчас? Хотелось бы остановиться на техническом обеспечении работы журналистов в первые послевоенные годы.

...Сразу же после освобождения Воронежа от немецко фашистских захватчиков на чалось строительство новой станции, которая была пущена в сентябре 1943 года. После войны в радиокомитет, расположенный по адресу Мясная гора, 22а (ныне — улица Театральная) пришло немало фронтовиков, которые и составили основу творческого коллектива. Ими из Германии были привезены первые звукозаписывающие аппараты (до этого звукозаписи на радио не было, все программы выходили в прямом эфире).

Трофейный «Телефунктен» — огромный тяжелый ящик, на который накладыва лась грампластинка, покрытая довольно мягким активным слоем. На этой пластинке игла декодера царапала дорожку и таким образом производила запись, а для того, чтобы ее прослушать, необходимо было опустить на эту дорожку адаптер. Затем на чальник технического отдела радиовещания В. Ермаков самостоятельно сконструиро вал аппарат для прослушивания «Шлемофон». Линейный монтаж осуществлялся на грампластинках путем перезаписи. Несколькими годами позже московскими специали стами в Воронежской радиостудии были установлены два грамстола, и появился еще один трофейный магнитофон — «Дора», выменянный тогдашним председателем Ра диокомитета Климовым «у какого то военного на рынке» (и такими путями осуществ лялось техническое комплектование радио). «Дора» прослужила воронежским радио журналистам 5—6 лет. В конце 50 года стали уже получать профессиональные кату шечные магнитофоны — «МС 2», «МС 3», «МС 15», переносные «МС 8», «МС 17», «МС 28», на них и монтировали путем склеивания ленты. В качестве носителей теперь использовались в основном магнитные ленты. Когда появился аппарат «Марк 2А», стало возможным производить более или менее качественный монтаж.

Радиотехника тех лет была далека от совершенства. Однако и на ней журналис ты энтузиасты делали интересные и слушаемые передачи (было 6 основных про грамм: новостная, детская, художественная, промышленная, сельскохозяйственная, экономическая), а редакция художественных программ готовила даже концерты для трансляции в Москве.

Что касается технической оснащенности слушателей, то здесь, разумеется, также не стоит говорить о достатке и хорошем качестве. Однако радиофикация страны, в особенности деревень, считалась делом государственной важности, и очень много в этом направлении сделали В. Докукин, В. Климов и другие работники Радиокомите та. Уже к концу 1948 года в Воронежской области работало 87 радиоузлов, трансли рующих передачи центрального и областного вещания на 66 тысяч 748 радиоточек.

На технической базе этих радиоузлов работало 32 районных редакции. Радио стано вилось самым доступным средством информации.

О.П. Чернега (Алтайский экономико правовой университет) РЕЛИГИОЗНОЕ РАДИО: ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ На современном этапе развития коммуникаций и средств массовой информации религиозный код, смыслы и ценности являются основой как отдельных программ о религии, так и оригинальных религиозных каналов вещания. Причем именно функцио нальный фактор — своеобразие апологетических, миссионерских или информацион ных, аналитических задач предопределяет основную типологию религиозной журнали стики, актуальную для всех видов СМИ: конфессиональную и светскую религиозную.

Континуум радиопередач, в смешении лексики, позиций, интонаций, настрое ний, демонстрирует специфические черты современного общества, его ментальность, идеологические предпочтения и эмоциональный тонус. Коммуникативный потенциал радио, а также всеохватность аудитории, низкая стоимость доставки сигнала предоп ределяют функциональное поле радиовещания. Эффект дезинтеграции общества в связи с трансляцией радиопередач может быть связан единственно с внушением нетерпимых политических, националистических, религиозных взглядов.

Специфическими особенностями информационного радиовещания являются ак туальность, сверхоперативность, лаконичность, что предполагает ориентацию на об щественно социальный опыт радиослушателя. Функция влияния на психоэмоцио нальный тонус аудитории является имманентной функцией радиовещания, обладаю щего повышенной фатической, эмпатической, внушающей активностью воздействия персонализированной, эмотивно и модально окрашенной информации.

Религиозная идея, несомненно, облегчает пропагандистскую задачу: острее все го человек откликается на расовые, религиозные сигналы, сакральные смыслы вос принимаются как жизненно важные, сущностные.

Естественный способ общения — живая речь, камерность, интимность восприятия радиовысказываний — предопределяют успешность компенсаторной (регулятивной) ком муникативной функции посредством радио. Радиовещание может рассматриваться в качестве эффективного социального механизма преодоления самоотчуждения, настрое ний фрустрации, эскапизма. В разговорных жанрах, преимущественно и созидающих ткань, фактуру религиозных радиостанций, главным является «путь от сердца к сердцу, от души к другой душе». Проникновенные исповеди, лиричные, иногда самоироничные, рассказы деятелей культуры (Н. Трауберг, З. Масленикова и др.), простых людей зачас тую действеннее, нежели дидактично назидательные обращения профессиональных проповедников, менторские интонации церковных иерархов, ведь радио — интимному, камерному средству общения — категорически противопоказана «мономаска» (Ю. Бу данцев) «учителя». Хотя некоторые светские журналисты центрального и местного ра дио (например, ведущие религиозных программ «Верую», «С надеждой, верой и любо вью») грешат велеречивыми сентенциями, миссионерской интенцией.

Прямой контакт, выражение общественного мнения и настроения способствуют росту самосознания, демократизации аудитории, успешности организаторской фун кции. Однако в ряду религиозных передач «Равдио России» лишь программы «Про буждение России», «Вечные истины», «Голос ислама» провоцируют механизмы об ратной связи: регулярно сообщают обратный адрес, проводят викторины, конкурсы.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.