WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФАКУЛЬТЕТ ЖУРНАЛИСТИКИ КОММУНИКАЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Материалы Всероссийской научно практической конференции исследователей журналистики, рекламы и

паблик рилейшнз «Журналистика, реклама и СО:

новые подходы», 25—26 мая 2004 г.

Под редакцией профессора В.В. Тулупова ВОРОНЕЖ 2004 Факультет журналистики ВГУ Материалы Всероссийской научно практической конференции исследо вателей журналистики, рекламы и паблик рилейшнз «Журналистика, рекла ма и СО: новые подходы», Воронеж, 25—26 мая 2004 г.

Под ред. проф. В.В. Тулупова © Факультет журналистики ВГУ, 2004 2 Теория и практика журналистики Ю. Апарнева (Воронежский ГУ) ФОРМИРОВАНИЕ ТИПОВ АВТОРА ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО ТЕКСТА ЧЕРЕЗ ОТНОШЕНИЕ ЖУРНАЛИСТА К ОПИСЫВАЕМОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ Один из исследователей категории автора Г.Я. Солганик («Автор как стилеобра зующая категория публицистического текста»), обобщая теоретические изыскания прошлых лет по этому вопросу, пишет, что «в застойные годы в структуре категории автора преобладал человек сугубо социальный. Таким образом, человек социальный – одна из важнейших граней категории автора публициста». Солганик предлагает в своем научном труде структуру категории автора, основой которой является дихото мия: «автор — человек частный» и «автор — человек социальный» На наш взгляд, исследователь выделяет довольно таки общие категории. Г.Я. Сол ганик относит такие типы автора, как «художник», «репортер», «аналитик», «исследо ватель», к разновидности «автора — человека частного», которому, в свою очередь, присуще безоценочное отношение к действительности. Но позволим себе не согла ситься с утверждением Солганика о том, что «репортер» не высказывает свое отноше ние к происходящему, а «исследователь», например, в корреспонденции не рассмат ривает какую то проблему, подбирая аргументы таким образом, чтобы воплотить в публикации давно вынашиваемую идею, дать оценку явлению.

Мы предлагаем свою классификацию категорий автора в журналистике, основан ную на отношении публициста к действительности. При этом попытаемся рассмотреть категорию автора с точки зрения современной типологии СМИ, которая, по мнению современных теоретиков журналистики, представлена качественной и некачествен ной прессой (массовой, таблоидной). Мы считаем, что особенности автора в журна листском тексте напрямую зависят от специфики издания, так как это связано с психо логическими особенностями журналиста, который, исходя из особенностей темпе рамента, склада ума, мировоззрения, выбирает, где ему писать и о чем. Естественно, человек, имеющий склонность к аналитике, серьезным размышлениям, едва ли вы берет работу в таблоидной прессе. Также как и тот, кто склоняется к незамысловатым рассуждениям о кровавых драмах, ночных клубах, не гнушается враньем и приукра шиванием, скорее, реализует свои способности в массовых и таблоидных изданиях, чем в качественных.

Проанализировав около 20 публикаций в качественной («Литературная газета»), массовой (газета «Моё!»), таблоидной («Собеседник») прессе, мы выявили, какие типы автора в них преобладают.

В качественных СМИ мы выделили следующие типы автора:

· «автор сопереживающий» — автор, который описываемую ситуацию по казывает так, как переживает ее сам герой, дает ей ту оценку, какая соответствует позиции героя. Например: «В первый же день судебного заседания прокуратура об ратилась с ходатайством о закрытии процесса по причине «угрозы жизни и здоро вью» Фролова со стороны «подельника». Якобы Загурский в сговоре с криминаль ными авторитетами планирует свести счеты с «осознавшим свою вину» и «деятельно раскаявшимся» бывшим главным редактором «Вестей». Большей чуши трудно при думать, еще труднее в нее поверить».

· «автор размышляющий» — автор размышляет над какой то глобальной про блемой, ищет пути ее решения. «То, что случилось с Америкой, во многом объясняется еще и такой весьма специфической штукой, как американский патриотизм… Предрассудки не поддаются лечению, они уживаются по мере того, как их опровергает реальная жизнь.

Сколько времени потребуется Америке на избавление хотя бы от самых дремучих своих предубеждений и каким испытаниям будет подвергнут для этого остальной мир?».

· «автор сочувствующий» — автор в своих оценках проявляет сочувствие к происходящему. «Мелькали за окном полустанки, деревни, березовые рощи. То вдруг открывалось поле, бескрайнее, уходящее в неясный дымчатый горизонт. Что только ни делали с ним, с этим полем? «Засевали» трибунными призывами, лживой отчет ностью, рабским трудом, повальным воровством. Только хозяйствовать по настоя щему не давали. Неужели нужны еще и эти встряски – разрухой и разбоем, чтобы наконец начать жить разумно?».

· «автор ироничный» — автор дает ироничную оценку тому, о чем пишет. «А что же, США – планетарный гегемон, устроитель нового мирового порядка, первый боец с международным терроризмом, покоритель Югославии, Ирака, афганских рав нин и ущелий, главная надежда наших доморощенных либералов».

В массовой прессе мы выделили следующие типы автора:

· «автор советующий» — автор, который дает советы обывателю. «От гра мотности резюме зависит, попадет ли оно на стол директора по персоналу или в мусорную корзину… Резюме, которое смело можно назвать исчерпывающим, долж но состоять из пяти разделов». Этот тип автора для читателя — «мерило всех вещей», тон повествования зачастую назидательный.

· «автор, смакующий драмы» — это автор, пишущий в основном о различ ных несчастных случаях, убийствах. Он делает вид, что ему не безразлична судьба героев, может высказать свое мнение, но это делается очень наигранно. А выбран ный для такого материала заголовок обычно говорит о том, что многое в публикации приукрашено, и видно, что автор использует свои оценки как прием: «Подросток убил свою учительницу из за 150 рублей!» · «автор сплетник» — автор пересказывает услышанные сплетни об извест ных людях: «Пассией скандального лидера группы «Ленинград» стала 17 летняя актриса Оксана Акиньшина».

В таблоидных изданиях преобладают:

· «автор развлекающийся» — это частый гость светских «тусовок», расска зывает в публикации то, что видел сам, использует клубный сленг. «Лев Лещенко в паузах между выступлениями хохмил с ведущими на полную катушку… Он был в приподнятом настроении».

· «автор эгоцентричный» — автор знает себе цену и выпячивает свое «я», очень амбициозен: «Я сшила себе новое потрясающее платье — сама. А Малахов предпочел Египет. Мне!».

· «автор циничный» — автор относится к герою своего материала без долж ного уважения, для него не существует никаких ограничений в поведении и выборе слов при разговоре: «Да уж постарайтесь, Алла Борисовна, а то давненько не запус кали ежа под череп. То ли дело раньше: не давали скучать стране, регулярно подки дывая народонаселению пищу для пересудов» (из интервью с Аллой Пугачевой).

Л.П. Аполлонова (Ростовский ГУ) СОЦИАЛЬНАЯ УСТАНОВКА И ЕЕ РОЛЬ В ВОСПРИЯТИИ ЖУРНАЛИСТСКИХ МАТЕРИАЛОВ На восприятие материалов массовой коммуникации оказывают влияние множе ство факторов, но, пожалуй, одним из самых главных нужно считать социальную установку. Дело в том, что восприятие журналистского произведения зависит не только от его качества, характера и других параметров, но также и от особенностей психики воспринимающей стороны. Социальная установка представляет собой свое образный барьер, который может сделать сознание совершенно непроницаемым для любых информационных технологий. Именно поэтому данный феномен заслужива ет самого пристального внимания и изучения.

Следует провести грань между понятиями «установка» и «социальная установ ка». В общем плане установка определяется как обусловленная предыдущим опытом индивида и часто не осознаваемая им готовность к определенным действиям, оценке фактов, событий. Социальная установка детерминирует поведение личности на осно ве усвоенного социального опыта.

Сознание читателя, зрителя, слушателя не чистая доска, на которую можно запи сывать любую информацию. Уже на раннем этапе своего развития человек включает ся в процесс социализации. Каждое общество заинтересовано в подготовке такого поколения, которое умножало бы и развивало его ценности. На это направлена вся система воспитания и образования.

В «диспозиционной концепции регуляции социального поведения личности» (В. Ядов, 1975) отмечается, что социальная установка формируется в результате включения индивида в социальную структуру общества, усвоения им идеологических и культурных ценностей. По мнению ряда других ученых, собственные социальные установки (аттитюды) человек в значительной степени осознает. Он понимает причи ны своего позитивного или негативного отношения к социальным фактам, явлениям, вопросам политики, общественным группам, этносам и т.д.

Социальная установка, пройдя несколько этапов своего формирования, оконча тельно закрепляется к 20 ти годам. Именно в этот период складываются убеждения личности. После 30 лет установки отличаются особенной стабильностью, изменить их крайне трудно. Всю информацию, которую получает человек, он пропускает через призму сложившихся у него взглядов, оценок, мнений, и если она идет вразрез с ними, то отвергается. При обилии подобной информации человек, чтобы избежать психологического дискомфорта, переключается на другой телевизионный канал, выключает радио, перестает читать газеты.

Изменение социальных установок — крайне сложный и долгий процесс. Прежде всего нужно расшатать старую установку. Первый шаг в этом направлении — зарождение сомнений в правильности прежних взглядов. Подобная ситуация возникает в силу ряда причин. Среди них нужно назвать шоковую неожиданность, противоречивость инфор мации, психологическую напряженность, тревожность и эмоциональную неуверенность.

После распада СССР СМИ выплеснули на наше население огромный поток мате риалов, разоблачающих все и вся. Казалось, прежде не было ни одного сколько нибудь известного человека, не замешанногов чем то предосудительном, ни одного положительного явления. Все подавалось в черных тонах. Это массированное на ступление продолжалось несколько лет. Вкупе с изменившимися социальными усло виями оно сыграло свою роль. Порожденные сомнения, поиск выхода из создавше гося положения стали основой воззрений, в корне противоположных прежним. Про изошла конвергенция взглядов.

Однако у значительной части населения нашей страны социальные установки остались прежними. Об этом наглядно свидетельствуют итоги выборов разных уров ней. Это обстоятельство еще раз подтверждает устойчивость данного психического феномена. Непонимание его природы и сути проявляется в СМИ в виде упреков «ста рому поколению», никак не желающему расстаться с прежними взглядами.

Вызывает тревогу и размытость социальных норм и ценностей нынешнего време ни. Это в будущем может обернуться для общества большими потерями.

Е.В. Ахмадулин (Ростовский ГУ) ПРОБЛЕМЫ ПЕРИОДИЗАЦИИ РОССИЙСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ С начала так называемой перестройки в научных кругах не прекращаются споры о принципах периодизации исторического процесса эволюции российской журналис тики. Некогда «стройная система» развития журналистики в связи с этапами освобо дительного движения подвергается критике и коренному пересмотру, но подспудно сохраняет некоторые свои позиции в оценках изданий и публицистов («революцион но демократический», «буржуазный», «черносотенный» и т.п.). «Изобретаются» иные подходы к периодизации: по царям, по взаимоотношениям власти с прессой, по типологическим приоритетам, по десятилетиям и т.д.

Концепция исторической периодизации должна исходить из следующих посылов:

· российская журналистика является частью мировой журналистики и подчи няется общим законам;

· российская журналистика, как и всякая иная, является сложной социальной системой и зависит от изменений системоформирующих факторов этой системы.

«Зародыш» журналистики своими корнями уходит глубоко в недра человеческо го общения (симметричной межличностной коммуникации с помощью информа ции). С тех пор как появился Homo loquens — человек говорящий, коммуникация от межличностных форм шла к публичным (асимметричным), от них — к массовым (однолинейным), а сам процесс коммуникации из аксиального преобразовывался в ретиальный.

Генетическая информационно коммуникативная природа массовой коммуникации не могла самостоятельно породить журналистику. Нужно было, чтобы сам социум научился использовать этот природный дар, придав коммуникации некие социальные функции, оснастив ее «инструментами производства» и «органами восприятия».

В качестве «родителей» от социума выступили социально политические, идей ные, экономические, материально технические и культурно образовательные пред посылки. В период развития систем журналистики именно они становятся для нее системоформирующими факторами, определяющими виды и типы этих систем, а те, в свою очередь, обозначают главные исторические вехи эволюции журналистики, которые и служат основой периодизации.

1. «Ведомости» были заимствованы Петром I в Голландии в 1702 г., спустя столе тие после появления первых газет в Европе. Российская система журналистики тогда еще не сложилась, т.к. действовал всего лишь один фактор — социально политичес кий. Не было ни экономических, ни технических, ни идейных, ни культурно образо вательных предпосылок к возникновению системы. Поэтому петровские «Ведомос ти» не стали не только родоначальниками российской журналистики, но и периоди ческим изданием как таковым с присущими ему атрибутами.

2. Екатерина II своей «Всякой всячиной» внесла на российскую почву тип англо немецкого морального еженедельника, который прижился здесь, получив спорное определение «сатирического журнала», и получил дальнейшее развитие в литера турной журналистике. В это время все системоформирующие факторы уже действо вали, но только в элитарной общественной среде.

3. В период реформ 1860 х гг. системоформирующие факторы еще более акти визировались: в социально политической сфере правительство вело широкие преоб разования;

в экономике шел процесс активного «обуржуазивания» (сама журналис тика становится участником этого процесса);

в идейной сфере шло заметное полити ческое размежевание;

в культурно образовательный процесс с помощью народных училищ, церковно приходских школ включался не только средний класс, но и мало имущее рабоче крестьянское население. Журналистика преодолевает свой литера турно журнальный типологический барьер, выдвигая на первый план общественно политическую газету. Система становится массовым общественно политическим фе номеном авторитарного типа.

4. Манифест 17 октября 1905 г., даровавший «почти конституционные» свободы, внес коренные изменения в социально политический и идейный системоформирую щие факторы, которые при наращивании экономического и культурно образователь ного потенциала преобразовали систему журналистики из авторитарной в либераль ную с партийно политическими приоритетами в типологической сфере.

5. Координально система журналистики стала меняться с 1920 х гг., когда на уничтоженном информационном пространстве была построена система журналисти ки совершенно нового типа. В ней не было частных изданий. Она не преследовала коммерческих целей, хотя охватывала все слои населения и была доступна практичес ки каждому. Вместе с тем система в целом зависела от государства (партии), была подконтрольна ему (цензура) и действовала в интересах государства.

6. Современный этап истории отечественной журналистики начался в 1990 е гг. При нятые законы о СМИ предоставили системе свободу развития и шанс избежать экономи ческого закабаления. Однако кризисные явления в социально политической, экономичес кой и идеологической сферах привели к тому, что эти системоформирующие факторы, будучи в неустойчивом состоянии, негативно повлияли на систему журналистики. Она почерпнула самое худшее из опыта развитых демократий (концентрация СМИ в руках кучки медиамагнатов) и из советской системы (учреждение официальных, контролируемых и послушных СМИ на всех уровнях власти). К чему приведет борьба между подсистемами государственных (в т.ч. муниципальных) и олигархических СМИ, покажет время. Но это будет уже новый этап в исторической периодизации российской журналистики.

И.Н. Байдикова (Белгородский ГУ) ОСЕННИЕ ЦВЕТА ПЕРИОДИКИ Современная периодическая печать в своем развитии обнаруживает явную тенден цию к «пожелтению». В принципе, эта тенденция — нормальный выход из затянувшейся и кое где реликтово сохранившейся ситуации чрезмерной заполитизированности. Если образно представить ее цвет, то он будет багряно красным, как листья осеннего клена.

Пресса этого периода отражала борьбу старого с новым и, без всякого сомнения, раска лывала общество. В конце концов читатель устал от созерцания борьбы верхов, которая его практически не затрагивала: его задача была (и все еще остается) — выживать.

Тенденция к «пожелтению» периодики была вызвана несколькими обстоятель ствами. В первую очередь, повторимся, — усталостью читателя от политических бата лий. Вторую причину можно усмотреть в общей тенденции всех отечественных СМИ к развлекательности. Особенно показательно в этом отношении телевидение с его бесконечными ток шоу, играми, викторинами и пр. Третьимфактором следует счи тать «положительный» опыт свободных западных печатных СМИ, история которых обнаруживает содержание развлекательности вместе с появлением фельетона, «мыль ных» изданий и даже значительно ранее.

В отечественной периодике «процесс пошел» с появлением первых специализи рованных изданий типа «Speed инфо» и др. Появление подобной ярко желтой прес сы было делом вполне нормальным: информационная ниша подобного толка долж на была заполниться.

В дальнейшем развитии периодической печати процесс «пожелтения» коснулся и изначально весьма серьезных изданий. В этом ряду первым следует назвать популяр нейший еженедельник «Аргументы и факты». Само собой разумеется, что это изда ние «желтеет» не от хорошей жизни, но все же увлечение мистикой, то под видом НЛО, то секретов древнего Египта несколько непривычно для такого авторитета оте чественной периодики.

Анализируя тенденцию «осеннего увядания» российских изданий, следует иметь в виду, что она имеет субъективные (они были названы выше) и объективные причины.

Последние выражаются в погоне за читателем и имеют экономическую подоплеку.

Тенденция набирает силу, но не стоит отчаиваться по этому поводу: в истории не бывает тупиков. В определенных условиях и это направление развития периодичес ких изданий претерпит поворот.

Н.В. Бергер (Волгоградский ГУ) О НЕКОТОРЫХ ТЕНДЕНЦИЯХ В РАЗВИТИИ ЖАНРОВОЙ ТЕОРИИ В среде профессиональных журналистов часто приходится слышать, что «теория журналистики — это одно, а практика — совершенно другое», что жанры журнали стики — нечто отвлеченное, и для того, чтобы стать мастером, совершенно не обяза тельно в них разбираться, профессионализм приходит только с опытом. Универси тетская же наука впадает порой в противоположные крайности: в стремлении доско нально изучить современные жанры журналистики некоторые исследователи порой видят новое там, где его нет. Отсюда введение в систему жанров таких новообразова ний, как «анкета», «мониторинг», «рейтинг», «версия», «прогноз», «аналитический пресс релиз», «эпиграф», «шутка» и других.

Дело в том, что далеко не все, что печатается в газете, является продуктом именно журналистской деятельности. Следовательно, и нет смысла включать в систему жан ров, допустим, анекдот, рейтинг, рекомендацию и пр. Во вторых, вполне справедливое замечание о том, что современные жанры проникают друг в друга, взаимообогащают ся, еще не дает основания утверждать, что этот процесс обязательно ведет к появлению действительно новых, оригинальных жанров. Справедливо говорить о том, что тради ционные жанры под влиянием новых экономических, политических и социальных ус ловий приобретают новые черты, однако в основе своей перед нами все те же жанры, которые были известны в советской, а то и в дореволюционной печати.

Мнимое обогащение жанровой системы новыми формами идет в нескольких направлениях. О первом пути мы только что сказали: когда в структуру журналисти ки включаются ПР тексты, произведения прикладного характера и художественной литературы (аналитический пресс релиз, мониторинг, совет, эпитафия, эпиграф и др.). При таком подходе следовало бы признать древнейшим жанром журналисти ки и кулинарный рецепт, поскольку и он частый гость на газетной полосе. Во вторых, разветвление жанров идет за счет дробления традиционных. В этом случае как самостоятельные описываются отчет — информационный и аналитический, то же с интервью и корреспонденцией. На наш взгляд, все это лишь жанровые разно видности в пределах одной устойчивой формы. В третьих, происходит подмена понятий, когда метод журналистской деятельности объявляется жанром (журнали стское расследование, прогноз, эксперимент). В четвертых, внутри существующих жанров выделяются такие разновидности, которые с профессиональной точки зре ния могут оцениваться лишь как брак в работе журналиста. Например, «мини обозрение», «мини рецензия», «мини история» и т.п. Подобные тексты действи тельно встречаются в изобилии на страницах низкопробной бульварной прессы, однако это не значит, что такие формы полезно включать в учебники и учить студен тов на примитивных примерах. Мы не против того, чтобы все эти «мини» изучались наукой, но это уже другой вопрос.

Изучение большого массива публикаций в разных изданиях дает нам основание утверждать, что разговоры о значительной трансформации жанровой структуры со временной журналистики сильно преувеличены. На практике подавляющее большин ство текстов можно без особых усилий квалифицировать в рамках традиционной системы жанров. Перед нами все те же информационные жанры — заметка, отчет, интервью и репортаж;

аналитические — корреспонденция (в двух разновидностях — информационная и аналитическая), статья (несколько разновидностей), коммента рий (здесь действительно появилась разновидность – колонка), обозрение, обзор СМИ, рецензия и письмо. Художественно публицистические жанры также не умерли, но встречаются редко: зарисовка, очерк, эссе (думаем, что колонка роднее именно этому жанру), сатирические — фельетон, памфлет.

А.Е. Богоявленский (Воронежский ГУ) О ТЕРМИНЕ «ПУБЛИЦИСТИКА» 1. Большая Советская Энциклопедия определяет термин «публицистика» как осо бый вид литературных произведений, трактующих актуальные общественно полити ческие вопросы в периодической печати и в отдельных жанрах1. «Публицистика в лучших своих образцах всегда является воинствующей, полной страсти, убежде ния, она нападает, клеймит тех, с кем борется, объединяет единомышленников, разрешая стоящие перед обществом задачи»2 (курсив наш — А.Б.).

Итак, по нашему мнению, публицистика в советское время означала не что иное, как текстовую (или визуально текстовую — например, кинопублицистика) форму пропаганды.

2. Мы считаем, что современное значение термина «публицистика»по прежнему восходит к тем самым временам, когда СМИ еще принято было величать СМИП. Соб ственно говоря, в характере самих этих аббревиатур можно обнаружить отличие журналистики от публицистики.

Разумеется, говорить о термине «публицистика» можно лишь в историческом контексте определенной теории прессы. Вновь отметим, что в данном случае мы говорим исключительно о локальном включении термина «публицистика» в систему обозначаемую аморфным, лишенным важнейшей характеристики термином «опера тивность», и, думается, не вполне корректным термином «СМИ».

3. В советской теории прессы значение термина «публицистика», по нашему мнению, практичеки полностью соответствует значению «пропаганда в СМИ», то есть — СМИП. Разумеется, такое суждение возможно только в рамках определенной теории печати — в данном случае советской (ср. трактовку В.И. Даля: «Публицист, писатель, более газетный, журнальный, по современным, общим вопросам, по на родному праву»3. Между тем публика по Далю это «общество, народ, люди, люд;

у нас публикою зовут общество, кроме черни, простого народа»4.

Отметим, что пропаганда в СМИ – есть не что иное, как реализация важнейшего для советской теории принципа партийности прессы (во всех его аспектах). Советская школа публицистики восходит к ленинско сталинской публицистической школе, ско ванной представлением о доминанте пресловутого «идейно гносеологического ас пекта принципа партийности» коммунистической печати.

4. Агитация, пропаганда и организация – три кита советской публицистики.

Возвращаясь к советскому термину СМИП (пропаганда в СМИ), добавим, что эта аббревиатура, дабы точно отражать содержание информационного процесса, долж на была бы выглядеть таким образом: СМИПАО — средства массовой иформации, пропаганды, агиации и организации.

5. При этом расширении советский термин СМИПАО — агитпроп в СМИ — уже фактически соответствует возможному термину «тоталитарные медиа рилейшнз» (од носторонняя коммуникация). Признаем, что наши рассуждения делают разницу между пропагандой советского периода и ПР и вовсе декоративной.

6. Между тем отметим, что термин «публицистка» имеет глубокую историю и его содержание существенно менялось на протяжениии веков, приобретая, в частности в России, все более заметные пропагандитские очертания.

Также более чем очевидно, что термин «публицистика» может быть употреблен не только в журналистике, но и в произведениях крупных форм романах, экономи ческих, социальных, политических, культурологических трактатах и проч., реализуя себя и в таких недоступных «чистой журналистике» формах как ораторское искусст во, театр, киноискусство и т.д.

Большая Советская Энциклопедия. Государственный Институт «Советская Энциклопедия». — М.

ОГИЗ. РСФСР. 1940. Т. 47. — С. 586—587.

Там же.

Даль В.И. Толковый Словарь живого великорусского языка. Второе издание, исправленное и зна чительно умноженное по рукописи автора. Том третий. — Издание книгопродавца типографа М.О. Воль фа. 1882. — С. 585.

Там же.

А.А. Диже (Пермский ГУ) СЦЕНАРИЙ КРИЗИСНОЙ СИТУАЦИИ В ГАЗЕТНЫХ ТЕКСТАХ (на материале текстов газеты «Коммерсантъ» и «Новой газеты») 1. Цель доклада — рассмотреть, каким образом освещается кризисная ситуация (КС) в разных газетах в рамках cверхтекста, сформировавшегося в результате освещения ситуации вокруг деятельности компании ЮКОС в июле декабре 2003 г. Материалом анализа послужили тексты двух газет — «Коммерсанта» и «Новой газеты». Кризисная ситуацияв литературе менеджмента и PR понимается как аномальное, противоречащее норме событие,«нарушение нормативных(принятых, установленных порядком) связей», ведущее к изменению характера взаимодействия между различными группами внутри общества;

это есть также прекращение нормальной деятельности объекта, следствием которого становится его попадание в центр внимания СМИ, получение негативной оценки при освещении СМИ, представляющей угрозу стабильности и репутации объекта.

2. В газетном сверхтексте КР предстает как типовая ситуация, включающая в себя следующие элементы: 1) время события;

2) место события;

3) участники, стороны, вступающие во взаимодействие;

4) характеристика кризисного состояния;

6) причи ны действий;

5) действия, формирующие и изменяющие ситуацию;

6) цели и мотивы действий. Тексты, включающие эти элементы, объединяются в сверхтекст в виде сце нария, развивающегося через ряд этапов. Для удовлетворения информационных зап росов читателей журналистами реализуются следующие коммуникативные задачи:

сообщить информацию о ситуации и объяснить ее, выявив причины, цели и мотивы действий, выразить мнения об этой ситуации и сообщить о действиях по ее преодоле нию, дать оценку этим действиям, отразить характер взаимодействия сторон. В раз ных газетах эти задачи реализуются по разному, т.е. каждая из газет выбирает свой путь освещения этого сценария. Причем различаются не только позиции в оценке ситуации, но и то, как раскрываются части сценария и какие его части.

4. Публикации в «Ъ»и «Новой газете» объединены ситуативно и тематически:

социальный референт сверхтекста изданий — судебное преследование (аресты, обыс ки, проверки, расследования) Генпрокуратуры в отношении крупнейшей нефтяной компании «ЮКОС». Различным для сверхтекстов издания являются пространствен ные параметры. При совпадении ядерного элемента — компания «ЮКОС», различ ными оказываются некоторые околоядерные элементы: современная Россия, страна, рынок, валютный рынок, фондовые биржи, российский фондовый рынок, российс кая экономика, и дальняя периферия: Латвия, Мексика, Вашингтон, Европа, Китай, Скандинавия (в «Ъ»). Россия, страна, общество, Кремль, Дума, Совет Федерации, дальняя периферия — сфера экономики (в «Новой газете»).

Участники ситуации: предприниматели (крупный, мелкий и средний бизнес) и государственные органы (ФСБ, гепрокуратура, ОМОН,УБОП) (в «НГ»). В публикаци ях «НГ» делается акцент на противостоянии оппозиционных сил посредством их чет кого лексического обозначения: олигархи и силовики. Участниками кризисной ситу ации называютсяпрезидент, генпрокуратура, олигархи, силовики, режим, «питерская группировка». Ходорковский характеризуется как «конкурент»,«бывший олигарх».

Основные компоненты ситуации, стороны, участники происходящего, представле ны в «Ъ» в оппозиции: рынок (компания ЮКОС) — судебные власти (генпрокуратура).

Л.Р. Дускаева (Пермский ГУ) ГАЗЕТНЫЕ РЕЧЕВЫЕ ЖАНРЫ, НАПРАВЛЕННЫЕ НА СТИМУЛИРОВАНИЕ ПРАКТИЧЕСКОЙ CОЦИАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ С целью стимулирования практической социальной активности в газетной жур налистике выработаны жанровые модели «Определение целей и задач обществен ной деятельности», «Предложение способов решения проблемы».

Первый жанр призван поставить перед обществом цель социального развития. Эта цель — устранение опасных, вредных тенденций — реализуется в речевом развертыва нии следующих диалогических циклов: 1) «оценка — предупреждение»: предупрежде ние общества о неудовлетворительном состоянии дел;

2) «оценка отношения обще ства к проблеме — побуждение к действиям»: вскрытие противоречия между бездей ствием общества и опасностью такого бездействия;

3) «побуждение к действиям — обоснование этого побуждения»: указание цели — обоснование необходимости ак тивных действий. В первом цикле, рисуя неудовлетворительное, опасное для общества положение дел, журналист предупреждает о неблагоприятной ситуации в какой то сфере. Оценочные средства способствуют передаче мотивации побуждения, которое формулируется уже в следующем цикле. Во втором цикле демонстрируется противо речие между опасностью явления или ситуацией и бездействием, пассивностью обще ства. Оценочные языковые средства, используемые в этом цикле, способствуют обо снованию потребности в действиях. Наконец, в третьем цикле определяется предмет ный аспект цели, к достижению которой необходимо стремиться. Реализация перечис ленных циклов и определяет композиционную целостность жанровой модели.

Целеустановка второго жанра предполагает побуждение адресата к активному учас тию в социальной деятельности. Отличие установки второго жанра от установки первого предопределяет иную логику ее достижения, а значит, и другую композицию. Схему жанра составляют жанровые циклы: 1) оценка ситуации — предупреждение адресата об опасности выявленных тенденций;

2) определение цели, к которой необходимо стре миться, чтобы избавить общество от опасных противоречий;

3) побуждение к действиям, способствующим решению проблемы, — предупреждение их невыполнения (рациональ ное и эмоциональное обоснование необходимости действий). Первый цикл призван не только предупредить общество об опасности отрицательных тенденций, как в первой модели, но и указать на отсутствие адекватных решений проблемы. Второй цикл раскры вает противоречие между осознанной потребностью в действии и незнанием способов действия. Третий содержит побуждение к принятию варианта решения проблемы. В пос леднем цикле сформулировано предложение по устранению противоречий, объясняет ся, каким образом можно было бы достичь необходимого результата.

Для каждого этапа диалога, выраженного субжанровыми циклами, характерна своя типизированная форма языкового выражения, определяющая стилистическую устойчивость жанровой модели.

А.В. Еременко (Ростовский ГУ) ДЕЛОВАЯ ПРЕССА КАК СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ СИСТЕМА Разработанные исследователями категории общественно экономической фор мации в журналистике и социальных факторов дают историко типологическое обо снование возникновения того или иного явления в прессе. Если принять во внимание их значимость, становится очевидным, что определенные исторические условия обус ловили появление деловой прессы как таковой.

Фундаментальным основанием для выделения деловой прессы в отдельную кате горию является ее информационная специфика. Основа информационной среды деловой прессы — информация, оказывающая влияние на поведение субъектов или агентов рынка, определяющая и отражающая это поведение, то есть деловая.

Деловая пресса неоднородна. По сути, она не является каким то конкретным типом печатных изданий. Скорее, деловая пресса — это специфическая информаци онная система с единым категориальным признаком (фундаментальным основани ем), которым является тематический аспект информации. В данном случае именно тематика (сфера отображаемой действительности), характер информации выходят на первый план, акцентируют внимание на важных моментах для данного исследова ния, как бы «подавляя» иные типологические характеристики.

«Деловая пресса» как система представлена совокупностью взаимосвязанных элементов, образующих определенную целостность ее свойства, которое не всегда равно сумме свойств ее элементов, то есть системе присущ синергетический эффект.

Иначе говоря, два плюс два не равно четырем.

Приведенные выше умозаключения основываются на базе следующих допуще ний, выдвигаемых при попытке классификации и членения явления феномена дело вой прессы. При членении рассматриваемого объекта первичной оказывается темати ческая классификация, которая идентифицирует деловую прессу с ее информацион ной спецификой в системе: общественно политические, экономические, оперативно справочные, рекламно коммерческие издания и т.д.

Следует отметить, что понятие «деловой прессы» не является синонимом понятия «экономические издания».Категория «деловой прессы» значительно шире и более многообразна. По нашему мнению, вхождение общеполитических изданий наряду с экономическими, рекламно коммерческими, оперативно справочными в общую ка тегорию «деловой прессы» не противоречит действительности. Тем более что поня тие «деловая пресса» формируется на уровне специфического характера информа ции, а не на уровне тематической принадлежности.

Последующая дифференциация деловой прессы, представленная исследовате лями журналистики, происходит на уровне деления изданий по целевому назначе нию. По данному критерию прессу делят подчас произвольно, опираясь на доступные эмпирические данные.

Опираясь на одну из существующих классификаций, все печатные издания под разделяют на пять видов: универсальные, специализированные, узкоспециализиро ванные, профессиональные и точечные1. Деловая пресса представлена всеми этими видами. По другой системе деления все издания подразделяются на массовые и специальные2.

Соотнесение таксонов двух приведенных классификаций, выделяемых на основе различных терминологических «обобщений», тем не менее, представляется нам воз можным. Очевидно, что «массовые» издания (термин А.И. Акопова) можно отожде ствлять с «универсальными» изданиями. Все остальные виды — специализирован ные, узкоспециализированные, профессиональные и точечные — можно отнести к виду специальных. Таким образом, классификацию изданий по линейной системе«уни версальные — специализированные — узкоспециализированные — профессиональ ные — точечные»можно трактовать в контексте более иерархичной системы, в кото рой изначально было применено деление по более широкому основанию на массо вые и специальные3.

Первичным типоформирующим признаком (в терминах связки — «издатель — целевое назначение (функции) издания — читательская аудитория») в процессе фор мирования чисто деловых экономических изданий или появления материалов по эко номической тематике в неэкономических изданиях является читательская аудитория.

Процесс идентификации деловой прессы сопряжен с выявлением особых, в боль шей степени только ей присущих функций. Изданиями, входящими в категорию деловой прессы, выполняется широкий функциональный комплекс, который не может быть охва чен одной газетой или журналом. И этот факт еще раз доказывает, что деловая пресса — это именно информационная система, дающая на выходе синергетический эффект.

Система средств массовой информации в России. — М.: Аспект Пресс, 2001.

Акопов А.И. Периодические издания. — Ростов на Дону, 1999.

Там же.

Т.Н. Иванова (Российский университет дружбы народов) ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ РОССИЙСКОЙ ЕВАНГЕЛИЧЕСКО ЛЮТЕРАНСКОЙ ЦЕРКВИ И ДУХОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ МУСУЛЬМАН В последние годы большой интерес для изучения представляет конфессиональная периодическая печать. Она характеризуется современными информационными техно логиями, появлением новых видов изданий, обновлением и расширением состава уч редителей, значительным увеличением и дифференциацией читательской аудитории.

С точки зрения типологической структуры печати религиозные газеты и журналы можно разделить по составу учредителей и административной принадлежности.

В настоящее время информационная деятельность российских конфессий на правлена на возрождение старых и создание новых периодических изданий. В дан ной публикации представлены выходящие в Москве лютеранский журнал и мусуль манская газета. Оба издания учреждены религиозными структурами.

После довольно значительного перерыва, длиною более чем полвека, второе рождение обрела Евангелическо Лютеранская Церковь России (ЕЛЦ). В историю российской культуры ЕЛЦ вошла не только через живопись, архитектуру, образова ние, медицину и военное дело, но и благодаря своим пасторам и прихожанам. Они тесно связывают служение Богу со служением просвещению, наукам и культуре.

В июне 1991 г. в Москве зарегистрирована Евангелическо Лютеранская община церкви свв. Петра и Павла (Старосадский переулок), которая для своего прихода стала издавать на русском языке журнал «Unsere Kirche». С 1993 г. по 1994 г. он вы-хо-дил под названием «Старосадский вестник». В 1995 г. «Старосадский вест ник» был заново зарегистрирован: его издание взял на себя региональный обще ственный Фонд «Содействие возрождению Евангелическо Лютеранской Церкви». С тех пор этот приходской журнал одновременно являетсяи официальным печатным органом Фонда (выходит 6 раз в год, объем до 112 с., тираж 300 экз.). Главный редактор — В. Кузнецов.

Журнал содержит рубрики: «Основные истины христианской веры», «Что мы исповедуем?», «История Церкви», «Молодежная страница», «Жизнь общины» и т.д.

Человеческий дух всегда стремится к самовыражению в живописном и скульптур ном образе, слове или звуке. Богослужение в Евангелическо Лютеранской Церкви немыслимо без легендарного протестантского хорала. Об истории возникновения и развития лютеранского хорала рассказывается в рубрике «Христианская вера и ис кусство» (№6, 2003). Публикации передают светлое настроение древних немецких духовных песен, поэзию величественной музыки И.С. Баха.

В этом же номере журнала в рубрике «Христианская вера и жизнь» довольно любопытна статья Льва Лосева «Следующее христианство» Филиппа Дженкинса».

Автор предполагает, что к 2050 г. крупнейшие государства мира будут исповедовать либо христианскую веру, либо ислам. Для филологов, несомненно, будет интересен майский номер «Старосадского вестника» за 2002 г., в котором в современном пере воде и литературной обработке представлены пьесы пастора московской Лютеранс кой Церкви XVII в. Иоганна Готтфрида Грегори.

Авторами журнальных публикаций выступают священнослужители и прихожане церкви свв. Петра и Павла, историки, богословы. Редакционная коллегия «Старосад ского вестника» стремится к расширению своей читательской аудитории, уделяя осо бое внимание молодым верующим и сотрудничеству с ними. В наступившем году постоянные рубрики найдут свое продолжение в новом журнале «Лютеранский взгляд».

С 1994 г. при Духовном Управлении мусульман Европейской части России (ДУ МЕР) и Московской Соборной мечети издается газета «Ислам минбаре» («Трибуна ислама»). Это печатный орган ДУМЕР (выходит ежемесячно на 8 полосах, главный редактор — Талиб Саидбаев).

«Ислам минбаре» является наиболее авторитетным периодическим изданием, выражающим официальную позицию Совета муфтиев России и Президиума ДУМЕР по актуальным вопросам деятельности мусульманского общества страны. Это надеж ный религиозный источник, который дает полную информацию не только о всевоз можных событиях, происходящих в Московской Соборной мечети, но и о жизни российских мусульман в целом, проблемах богословского характера. Публикации в «Ислам минбаре» способствуют национальному возрождению и развитию народов мусульманской культуры и других национальных меньшинств, сохранению и разви тию национальных языков, культуры, традиций. Газетные материалы посвящены му сульманской догматике, вопросам ритуальной практики: Хадисы пророка Мухаммада в №3 за 2004 г., новые переводы из Священного Корана. Большая часть газетных публикаций написана в информационных жанрах: интервью, ежегодные заметки и репортажи о праздничных богослужениях, посвященных Ид Аль Фитру (Ураза бай раму) — окончанию месячного мусульманского поста и Курбан Байраму — праздни ку жертвоприношения. Особое место занимают проповеди муфтиев, например, выс тупления председателя Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина.

О популярности газеты говорит ее тираж: в 1999 г. он составлял 6500 экз., а с 2000 г. и по настоящий день — 10 тыс. экз.

«Старосадский вестник»и «Ислам минбаре» наиболее близки пастве, служат ее просвещению, помогают приобщиться к вере.

С.Г. Корконосенко (Санкт Петербургский ГУ) ТРАКТОВКИ ПОНЯТИЯ ИНФОРМАЦИИ И МОДЕЛИ ЖУРНАЛИСТИКИ Как бы активно ни обсуждались сегодня перспективы строительства информаци онного общества, приходится признать, что канонические описания данного явления пока не сложились. Во всяком случае, словарная литература, которую принято рас сматривать как нормативную, обходит информационное общество молчанием. Спе циалисты и основная масса «непрофессионального» населения скорее ощущают, что на человечество надвигается некая могущественная новая реальность, чем рацио нально осознают ее точные параметры. При этом, однако, инерционным порядком в центр дискуссий выдвигаются технико технологические характеристики грядущей ре альности — ее внешние, легче всего уловимые приметы. Соответственно и среди исследователей журналистики они выходят на первый план.

На наш взгляд, во первых, отсутствие ясности с определением информационного общества имеет под собой закономерные основания, поскольку нет согласия в пони мании базовой категории — информации;

во вторых, трактование информации не допускает однозначности и безапелляционности;

в третьих, от выбора трактовки ин формации коренным образом зависит выбор модели журналистики будущего, и он тоже не может быть механистически одноплановым.

Рассмотрим возможные варианты понимания информации и коррелирующие с ними версии, судьбы журналистской деятельности.

1. Информация как собственность, товар (в соответствии с Законом РФ «Об информации, информатизации и защите информации») порождает «парную» ей предпринимательскую журналистику, для которой экономические детерминанты слу жат системообразующей опорой.

2. Информация как сведения о лицах, событиях, фактах и т. д. (опять таки по определению, предлагаемому действующим законодательством) отражается в жур налистике, представляющей собой поток фрагментарных фактологических сообще ний («голые факты»), все возрастающих количеством и потому затрудняющих чело веку ориентацию в текущей действительности.

3. Информация как функция бурно прогрессирующей техники и информацион но коммуникативных технологий побуждает рассматривать журналистику исключи тельно в системе массовых коммуникаций, где циркулируют так называемые инфор мационные продукты, но не плоды творческой познавательной и духовно созида тельной деятельности человека. Заметим, что в Декларации принципов «Построение информационного общества — глобальная задача в новом тысячелетии» (Всемирная встреча на высшем уровне, Женева, 2003) говорится вполне определенно: «ИКТ следует рассматривать как инструмент, а не как самоцель».

4. Информация как знание, то есть систематизированное отражение свойств объективной действительности, принципов и форм ее устройства и развития обнару живает себя в журналистике размышлений, анализа, поиска взаимосвязей между разрозненными фактами. Пресса выступает в качестве средства познания мира и ору дия самопознания в руках общества и человека. В упомянутой Женевской Деклара ции, в статье о СМИ, свобода искать, получать, передавать и использовать информа цию рассматривается в свете ясно обозначенной цели — для создания, накопления и распространения знаний;

свобода с таким смысловым содержанием «имеет суще ственное значение для информационного общества».

5. Информация как явление духовной жизни, как «приращение» потенциала человека в интеллектуальном и нравственном измерениях соотносится с журналис тикой, которая выражает и усиливает этот потенциал — на уровне отдельной лично сти, нации, той или иной цивилизации и т. п. В данном понимании она тесно взаимо действует с наукой, художественным творчеством, моральной сферой культуры.

Наименее продуктивным способом размышлений о журналистике будущего был бы отказ от какой либо из предложенных трактовок информации, тем более дирек тивный выбор одной из них в качестве определяющей. Широта и реалистичность мышления будут проявляться в способности увидеть комплексность явления, взаим ную переплетенность его составляющих и незаменяемую ценность каждой из них.

Вместе с тем необходимо учитывать и то, что мы затрагиваем лишь информационный аспект журналистики, а он принципиально слишком узок, чтобы дать универсальное, исчерпывающе полное представление о прессе как культурном, социальном, полити ческом феномене. По своей природе и по степени доступности для изучения журна листика относится к числу объектов наивысшей сложности. Она «открывается» лишь соединенным усилиям большой группы разнопрофильных специалистов.

Вот почему при программировании ее развития на будущее нельзя доверяться ни стихии эмпирической редакционной практики, тяготеющей к прагматически «про стым» и удобным путям, ни органам государственного управления, которые являются заинтересованной стороной в напряженной полемике и политической борьбе за сред ства массовой информации. Многогранную и общественно необходимую модель способна вырабатывать наука как, в идеале, наименее подверженная конъюнктуре инстанция мысли.

Н.П. Кравченко (Кубанский ГУ) ИЗМЕНЕНИЯ В РЕГИОНАЛЬНОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ (на примере СМИ Краснодарского края) Анализируя тексты политической направленности в краевых СМИ, мы пришли к вы воду, что политический дискурс СМИ Краснодарского края подвержен изменениям. Их причина кроется не только в том, что с приходом нового губернатора изменилась поли тическая ситуация в регионе, но и в том, что политики стали чаще использовать научный опыт. Так, прежний региональный политический дискурс не отражал мониторинговых исследований политических предпочтений населения, потому что они и не проводились.

Зато он выражал настроение краевой власти. В печатных изданиях, подконтрольных краевой власти, появлялись статьи, которые свидетельствовали о том, что доминантой публичного дискурса в Краснодарском крае является регионализм, центральной точкой которого является оперирование понятием «коренное население». Под ним, несмотря на все оговорки, понимаются, прежде всего, русские и, конечно же, казаки.

Опасными для «коренного населения» были определены иноэтничные, нерус ские группы. Кубань дискурсивно предстает сформировавшимся регионом, опреде лившим свои границы и обретшим свою идентичность. Это устоявшийся социальный порядок, и несанкционированное проникновение означает покушение на его основы.

Нагнетание в отношении «чужих» ксенофобных настроений происходит посредством формирования и поддержки этнических стереотипов, а этнизация поля политики продолжала оставаться основной стратегией местной элиты.

Национальный вопрос был одним из главных и в предвыборных кампаниях раз личных уровней. Чаще всего его упоминали в своих программах кандидаты, баллоти ровавшиеся по округам, которые принято считать сложными с точки зрения межэтни ческих отношений. Предлагаемые меры не отличались новизной и разнообразием.

Господствовало намерение ужесточить административный контроль над этнически ми меньшинствами и потоками мигрантов, ибо «незваные гости не должны быть хозяевами на кубанской земле».

Краснодарская городская общественная организация «Центр понтийско кавказ ских исследований», проведя мониторинг журналистского дискурса межэтнических отношений начала 2002 года, проследила технологии подачи событийных материа лов в национальном ракурсе.

К одной из них относится использование без видимой на то необходимости категории этничности и этнонимов при рассказе о состоянии преступности в крае и криминальных происшествиях: «На скамью подсудимых сели девять человек — трое мужчин и шестеро девушек. Есть среди них краснодарцы, но большинство — иного родние. Русские, украинцы, грузин, грек»1. Ни до, ни после этнические категории в тексте не встречаются. Они никоим образом не помогают разобраться в обстоятель ствах рассматриваемого дела, также как и в понимании преступных явлений в целом.

Впрочем, это же относится и к «мигрантским» характеристикам преступников. Таким образом, автор лишь еще больше укрепляет в публичном дискурсе представление о важности этнического фактора в преступности.

С момента прихода А.Н. Ткачева на пост главы администрации Краснодарского края миграционная политика была одной из ключевых составляющих его деятельно сти. Но региональные и федеральные СМИ зачастую выстраивание разумной полити ки вокруг регулирования миграционных процессов переводили в русло межнацио нальных отношений. Но увязка миграции с терроризмом неизбежно вызывало нара стание мигрантофобии в крае и распространение дискриминационных практик в от ношении мигрантов. Через конструирование образа не просто «чужого», а «враж дебного чужого» миграция окончательно стала помещаться в рамки «конфликтного» дискурса. От этого стоило уходить в многонациональном регионе.

С момента создания при краевой администрации Центра социологических ис следований, задача которого изучать политический спрос населения, региональный политический дискурс стал менее националистичен, в нем появились новые доми нанты: Кубань — житница России, Кубань — жемчужина России, «Кубань» — ко манда высшей лиги и др. В предвыборной кампании мэра Новороссийска В. Синя говского под девизом «Время строить и созидать!» звучали слоганы, отражающие государственные интересы: «Наш Новороссийск — порт №1 России!», «Новорос сийск — город герой», «Новороссийск — крупнейшая судоходная компания стра ны!», «Новороссийск — главный нефтяной поток России!», «Новороссийск — луч ший цемент Европы!», «Новоросиийск — город премьер лиги!». Новые доминанты явились ответом на результаты мониторинговых исследований, выполненных Крас нодарским краевым социологическим центром.

Наследники батьки Махно//Краснодарские известия, 24.01.02.

Е.В. Лапина (Тамбовский ГТУ) ЭФФЕКТИВНОСТЬ ВНУТРИКОРПОРАТИВНОЙ ГАЗЕТЫ Качественное внутрикорпоративное издание — дорогой проект, требующий де тальной разработки. Кроме того, экономические критерии эффективности проекта, в частности соответствие целей и затрат — ставят проблему целесообразности выпуска самого издания. В противном случае некачественная газета может привести к отрица тельным последствиям, как в экономической, так и культурной сфере предприятия.

Многие авторы при оценке результативности предлагают следующие возможные варианты:

1. Функциональная результативность (достижение эффекта).

2. Дисфункциональная (результат противоположный).

3. Афункциональная (нулевой итог).

4. Нефункциональная (побочный эффект).

В журналистике эффективность периодического издания оценивается с позиций результативности и действенности. По мнению Е.П. Прохорова, результативность — «это степень достижения журналистских целей, соответствующих потребностям об щества в массовой информации с учетом реальных возможностей как ее «произво дителей», так и «потребителей», «действенность – это результативность выполнения непосредственно организаторских функций журналистики, степень ее успеха в мас сово информационном обеспечении решения задач социального развития, которое проявляется в принятии конкретных мер»1.

Но каковы критерии, согласно которым будет оцениваться общая эффективность проекта? Одно дело назвать критерии, другое — перевести их в логику цифр для отслеживания динамики изменений.

А.И. Акопов предлагает использовать коэффициент читабельности издания: «долю, которую составляет число реальных читателей по отношению к потенциальным». Это выражается формулой: Кчб= Ср/Сп, где: Кчб — коэффициент читабельности издания, Ср — число реальных читателей, Сп — число потенциальных читателей2.

Но помимо того, что внутрикорпоративное издание является печатным СМИ, с другой стороны оно — инструмент связей с общественностью. Поэтому его эффек тивность оценивается и с позиций технологий PR.

Связи с общественностью делают акцент на эффективности обратной связи, ме ханизма, позволяющего получать и интерпретировать информацию о реакции ауди тории на сообщение. «Обратная связь делает коммуникацию двусторонним процес сом, но эта обратная связь с источником может происходить на ином кодовом уров не, нежели закодированное источником послание, «отправленное» адресату»3.

Система обратной связи активно используется в журналистике посредством акту альных вопросов к аудитории, ведения проблемных информационных кампаний, переписки с читателями на страницах газеты, анкетировании, рейтинга и т.д.

С.М. Гуревич советует публиковать общие и тематические обзоры писем: «отказ от этого опыта, от публикаций писем читателей и других форм использования редакцион ной почты, как показала недавняя практика редакций некоторых газет и журналов, приводит к самым отрицательным последствиям — потери связей журналистов с чита тельской аудиторией, ухудшению имиджа издания, понижению его уровня и, в конеч ном счете, к ослаблению его экономической базы»4. В случае с внутрикорпоративным изданием речь идет о снижение внутреннего и внешнего имиджа организации.

На наш взгляд, одним из главных критериев эффективности внутрикорпоратив ного издания является объем и содержание обратной связи с читателями (количе ство публикаций внештатных сотрудников из числа работников организации, частота обращений в редакцию, письма, звонки, и т.д.). «Залогом успешного результата является вовлечение сотрудников в процесс подготовки газетного номера»5. Именно наличие обратной связи определяет степень доверия читателей и их заинтересован ности в издании. Среди других критериев эффективности можно выделить:

· соответствие качества и стиля издания уровню организации, ее корпоратив ной культуре;

· соответствие целей издания с реальными проблемами организации;

· уровень знаний об аудитории, ее проблем (объем знаний, частота обновле ния информации);

· уровень достижения поставленных перед внутрикорпоративным изданием це лей, наличие качественных изменений в аудитории (информирование, отношение, знание, поведение);

· внешнее оформление издания (дизайн, качество печати, формат издания);

· качество публикаций в издании (профессиональный состав журналистов), наличие проблемных материалов на страницах издания с последующей публикацией материалов о принятых мерах по их разрешению, количество и качество материалов, посвященных простым сотрудникам, объем персонифицированной информации;

· периодичность (достаточно ли часто выходит издание);

· объем издания (насколько полно решает поставленные задачи);

· распространение (доходит ли до адресата: как, когда, в каких условиях);

· участие издания в профессиональных и смежных конкурсах;

· наличие и качество рекламы престижа не только организации, но и самого внутрикорпоративногоиздания.

Для объективной оценки эффективности внутрикорпоративного издания целе сообразно создание системы критериев в соответствии с каждой поставленной перед изданием задачей.

ЛИТЕРАТУРА Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики. — М., 2000. — С. 254—256.

Акопов А.И. Некоторые вопросы журналистики: история, теория, практика (публикации разных лет). — Ростов на Дону, 2002. — С. 220.

А.Д. Кривоносов. PR текст в системе публичных коммуникаций. — СПб., 2002. — С. 45.

Гуревич С.М. Номер газеты. — М., 2002. — С. 101.

Боброва А.Н. Внутрикорпоративная газета: опыт создания. http://www.kadrovik.ru.

А.К. Мелещенко (Киевский университет им. Т.Г. Шевченко) ЧЕТЫРЕХЛЕТИЕ ИНТЕРНЕТ ИЗДАНИЯ «УКРАИНСКАЯ ПРАВДА» «Украинская правда» (www.pravda.com.ua) — ежедневное украинское информа ционное аналитическое Интернет издание — отметила 17 апреля 2004 года свое четырехлетие. Основали сайт известный в журналистских кругах украинский грузин Георгий Гонгадзе, который до этого проекта работал на радио «Континент» руково дителем службы информации «Свободная волна», и Алена Притула, бывший работ ник информационного агентства «Интерфакс Украина». Издание задумывалось если не оппозиционным к властным структурам, то разоблачительным. Первоначальные источники финансирования называются разные — от бывшего американского посла в Украине С. Пфайфера, направившего Президенту Л. Кучме вместе со своим канад ским коллегой оскорбительное письмо с требованием идти в фарватере внешней политики Белого дома и перед отъездом демонстративно вручившего Г. Гонгадзе средства на издание «Украинской правды», до тогдашнего соперника Л. Кучмы на президентских выборах 1999 года Е. Марчука, который сегодня демонстрирует пол ную лояльность и в связи с этим занимает ответственные государственные посты.

Как бы то ни было, но с первых месяцев своего существования коллектив «Укра инской правды» («УП») зарекомендовал себя острыми материалами, критикующи ми, к примеру, того же Е. Марчука («Претенденты в президенты, расслабьтесь»). К сожалению, не брезговали журналисты «УП» и компроматом, включаемым в соб ственную аналитику, — на народного депутата, «олигарха» А. Волкова, бывшего главу налоговой администрации Украины Н. Азарова и т.д.

...После исчезновения 16 сентября 2000 года Г. Гонгадзе рейтинги «УП» начали стремительно расти, а состоянием независимости украинских Интернет изданий на чал активно интересоваться только что назначенный тогда новый американский по сол К. Паскуаль. «Украинская правда» скоро выигрывает грант посольства США в Украине на 20 тысяч долларов. После обнародования на своих веб страницах сте нограмм тайных записей в кабинете Л. Кучмы в конце 2000—начале 2001 года рей тинг «УП» возрастает почти до 40 тысяч посещений в сутки. Но импичмент по амери канским лекалам не получился.

Тем не менее украинские и российские сайты, определяющие рейтинги, неизмен но отмечают высокую посещаемость «Украинской правды». Дело в том, что этот сайт остается одним из немногих ресурсов, который сообщает информацию, отличную от других украинских СМИ, находящихся либо в руках «олигархов», близких к прези дентскому окружению, либо вообще под государственным контролем.

«УП» имеет несколько основных рубрик: «Первая полоса», «Editorial», «Наших бьют», «Зарубежные СМИ», «Корреспонденция», «Архив», «Кто мы», «Форум». За прошед шие четыре года журналисты «УП» последовательно раскрывали глаза украинской и мировой общественности на истинные цели различных политических «реформ», при званных установить еще больший контроль за политической жизнью страны со стороны президентской администрации, обнародовали политические портреты главных действу ющих игроков украинской политической сцены, разоблачали незаконные действия вла стей в сфере экономики, освещали акцию оппозиции «Украина без Кучмы».

Фирменным знаком «УП» являются анонсы: «Стенограмма и аудиозапись, полу ченная А. Морозом от офицера СБУ», «Текст видеозаписи свидетельств Н. Мельни ченко», «Видеозапись свидетельств Н. Мельниченко», «Интервью Н. Мельниченко радио «Свобода», «Второе интервью Н. Мельниченко радио «Свобода», «Аудиоза писи Н. Мельниченко», «Новое от майора Н. Мельниченко».

«Украинскую правду» с натяжкой можно назвать Интернет газетой — у нее нет выпусков, она не обновляется ежедневно в определенное время. «УП» работает скорее как информационное агентство: новая информация появляется постоянно, даже ночью.

Так, полуночный арест политика Ю. Тимошенко в 2001 году, когда новостные службы взяли тайм аут до утра, подробно освещался именно в «УП» и на следующее утро цитировался ведущими СМИ со ссылкой на «Украинскую правду». Та же карти на произошла в марте 2001 года в момент столкновения властей с оппозицией возле памятника Т. Шевченко: ни один телеканал не мог показать центральное событие целиком — как по политическим, так и по техническим причинам.

Кроме баннерной рекламы, рейтинговой информации, услуг электронной почты, «УП» использует интерактивность и в журналистских целях. На главной странице всегда проводится какой либо социологический опрос на острую тему, результаты которого «Украинская правда» обязательно публикует. Иногда проводятся Интернет конференции с известными политиками.

Есть еще один важный аспект, о котором больно упоминать редакционным ра ботникам и исследователям журналистики. Современные украинские СМИ под дик татом либо государства, либо «олигархов» существуют и функционируют в чудовищ но искаженных условиях, которые переворачивают с ног на голову классические представления о функциях и принципах журналистики, о профессиональной этике.

На главной странице «Украинской правды» учрежден «Мемориал Г. Гонгадзе», узна ваемое фото с характерной улыбкой, возле которого размещена подпись: «Георгий, ты с нами».

На щит поднят человек, к которому отношение в журналистских кругах страны неоднозначное. Поиски высокооплачиваемой работы заставляют менять взгляды, а в случае трагического исхода — создавать мифы, теперь уже нового времени. Напри мер, лидеры грузинской диаспоры в Киеве не могут положительно оценить этого журналиста, известного своей авантюрной жилкой, но и не могут высказать негатив против земляка, пострадавшего за свободу слова...

Размещение на сайте рядом с заголовком своеобразной эмблемы, некоторым образом похожей на славного рыцаря Дон Кихота, который должен символизиро вать направление Интернет издания, уподобляет такие попытки намерению создать образ «вечно живого» Г. Гонгадзе. И тут же мифотворчество тесно сплетается с чело веческим горем матери — Леси Гонгадзе, которая несколько лет не могла похоронить тело сына...

В противостоянии власть — СМИ лукавят обе стороны, взаимно ненавидящие друг друга и в то же время не могущие друг без друга существовать. «Своя» правда чаще оборачивается полуправдой, которой, как известно, больше веры. Настоящая украинская правда остается неизвестной обществу.

В.О. Молчанов, А.С. Осин (Военный институт радиоэлектроники) КОНЦЕПЦИИ ПОСТРОЕНИЯ ЭЛЕКТРОННЫХ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В настоящее время в России наблюдаются бурные процессы компьютеризации и глобализации средств массовой информации. Это связано в первую очередь с актив ным развитием в стране крупных холдингов и компаний, которые активно вкладыва ют средства в новые информационные технологии средств массовой информации.

Учитывая все перечисленное выше, необходимо сформировать ряд требований и условий развития электронных средств массовой информации. Причем под элект ронными средствами массовой информации будем понимать совокупности Интер нет ресурсов и страниц, выполняющих информационную функцию.

Например, рассмотрим следующий случай: есть виртуальные общества юристов, менеджеров, экономистов. Есть виртуальные средства массовой информации, но они принадлежат Газмпрому, Лукойлу, ТНК и другим крупным компаниям.

Вполне логичен вопрос о формировании некого ресурса, который позволит сис тематизировать накопленный опыт в области моделирования сложных динамических систем. В первую очередь это необходимо по следующим причинам:

· наличие постоянно действующего информационно справочного ресурса по зволит значительно активировать систему коррекции общественного мнения;

· позволит избежать многих традиционных ошибок при аналитических обзо рах, ввиду большого количества экспертов;

Таким образом необходимо сформировать требования к проектируемому порталу:

· доступность;

· наглядность;

· простота навигации;

· удобство использования;

· большое количество справочной информации;

· дифференцированный способ предоставления информации.

Разрабатываемый ресурс должен успешно решать следующие задачи:

· разделить пользователей на три условные группы (начинающий пользова тель, опытный пользователь, эксперт);

· предоставлять информацию в соответствии с пользовательскими запросами;

· предоставлять возможность обсуждения проблем в форумах;

· осуществлять тематическую рассылку пользователям ресурса.

При использовании форумов возможно внедрение идеи развития журналистики как науки.

При решении задачи построения электронного средства массовой информации необходимо решить три задачи:

1. Стратегическая задача (в ней необходимо принять решение о начале работ, установить цели и задачи ресурса, определить класс пользователей, масштабность проекта и экономическое обоснование проекта).

2. Тактическая задача — принимается решение о выборе программно аппаратного обеспечения деятельности ресурса, более подробно данный пункт будет рассмотрен ниже.

3. Маркетинговая задача — принимаем решение о расширении хостов.

Перейдем к рассмотрению аппаратно программного обеспечения функциониро вания ресурса.

В качестве сервера приложений выберем web сервер Apache как наиболее уни версальное средство. Выбор в качестве сервера приложений Apache обусловлен прежде всего следующими причинами:

· модульность структуры;

· поддержка PHP и MySQL;

· относительная простота настройки;

· высокая надежность;

· стабильность работы.

При проектировании ресурса будем активно использовать html4, dynamic html, каскадные таблицы стилей, JavaScript. Необходимо достичь корректного отображе ния кода в основных браузерах, используемых в сети Интернет, в первую очередь Internet Explorer, Opera, Mozilla. Этот запрос предъявляет определенную специфику при применении средств проектирования динамических страниц.

При проектировании активной части ресурса (форум, создание листов рассылки) оптимальным решением будет использование PHP4 совместно с системой управле ния базами данных MySQl. Возможно написание форума на Perl или с применением технологии asp, однако производительность приложений, написанных на php4 зна чительно выше при работе с большими кодами и php4 проще использовать при фор мировании запросов к базам данных, предоставлении результатов запроса.

При проектировании дизайна сайта необходимо предусмотреть следующие воз можности: использование в качестве элементов управления (навигационная панель, меню выбора) flash технологий и написание аналогичных меню без применения flash технологий. Данное разделение обусловлено ограниченной скоростью работы не которых линий, что приводит к увеличению времени загрузки страниц, а это отрица тельным образом сказывается на мнение о ресурсе в целом.

Однако не меньшее внимание следует уделить маркетинговой кампании для со здания имиджа проекта и его высокой посещаемости. Для повышения популярности ресурса необходим следующий алгоритм действий:

· сотрудничество с ведущей службой рассылок subscribe.ru;

· включение банерной службы;

· активное участие в форумах;

· оптимизация кода страницы для поисковых систем.

Таким образом, процесс создания ресурса есть сложный итерационный процесс, хороших знаний в области построения динамических Интернет приложений. Опти мальным сервером для web приложений является сервер apache, в качестве языка программирования оптимальным решением является php.

При рассмотрении маркетинговых задач возможны следующие стратегии:

1. Информационная поддержка постоянных пользователей за счет индивидуали зации рассылки.

2. Расширение информационного потока ресурса.

Данные требования по своей сути несколько противоречивы, поэтому необходи мо выбрать оптимальное решение. Оптимальным в данном случае будет формирова ние механизма активного поиска информации и дифференциация подхода при ее распределении.

Также одним из важных способов увеличения хостов является достоверность информации и своевременность ее предоставлении. Только тогда можно сформиро вать нормально работающее электронное средство массовой информации.

Таким образом, развитие электронных средств массовой информации положи тельным образом сказывается на развитие СМИ в целом, они не являются парадигмой СМО, однако удачный симбиоз традиционных СМИ и нового поколения СМИ — электронных — даст хороший информационный результат.

В.А. Обухова (Воронежский ГУ) СМИ КАК ГЛАВНЫЙ ГЕНЕРАТОР МИФОВ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ Сегодняшнее употребление слова «миф» двойственно: под ним подразумевается как вымысел, иллюзия, так и подлинное, реальное событие и, что еще важнее, собы тие сакральное, значительное и служащее примером для подражания, священная традиция, первородное откровение1.

Эти две характеристики, на наш взгляд, выражают содержание и роль мифов в СМИ сегодня.

Потенциально каждое сообщение СМИ содержит в себе основу для порождения мифа или поддержки уже существующего, или само является мифом.

Сообщения СМИ носят мифологический характер, так как трудно провести грань между реальностью и вымыслом, а также потому, что сообщение основано на прове дении в жизнь определенной модели поведения, определенного отношения.

То, что производят СМИ, может быть и вымыслом, иллюзией или порождать оные, ив то же время тиражируемые образы могут служить реципиенту примером для подражания, моделью поведения, а также приниматься как действительные, реаль ные события, имеющие к тому же особое значение. Мифы генерируются средствами массовой информации в результате многократного появления в СМИ сообщений о каком либо факте, событии, явлении, персоне. Объект журналистского произведе ния обрастает множеством толкований, характеристик, описаний, сведений, из не скольких или многих сообщений у реципиента формируется единый образ факта/ явления/героя/события и т.д. Таким образом, повествование о каком либо объекте становится похожим на мифическое сказание, на миф. В образ объекта могут вме щаться противоположные точки зрения. Мифы создаются СМИ и тогда, когда сооб щение является чистым вымыслом;

порождаются они и тогда, когда внимание акцен тируется и фокусируется на определенных событиях, личностях, темах. Также миф выражает и множество характеристик одного объекта, полученных из СМИ, из других источников, из непосредственного опыта. Противоречащие друг другу сведения, по лученные из альтернативных источников, также могут служить основой мифов2.

Мифологическое сознание, мышление всегда присутствовало в человеческой при роде. Поэтому человек, ввиду особенностей индивидуального восприятия, сам произ водит, создает свои собственные мифы как по поводу себя, так и по поводу окружающе го его мира. Много факторов влияет на то, что человек постоянно живет в мире мифов3, но определяющую роль в процессе создания и поддержки существования мифов се годня, на наш взгляд, играют СМИ. СМИ или предлагают нам определенные мифы в своих сообщениях, или способствуют их порождению, и, в конечном счете, они их генерируют. Порождение мифов СМИ выступает как результат взаимодействия реципи ентов и журналистов, коммуникации между ними. Аудитория — активный участник этого процесса. Действительность мифологизируется благодаря активным действиям обеих сторон. Можно сказать, что СМИ в этом процессе выступают в качестве главного генератора мифов, то есть того, кто создает, производит мифы, порождает и способ ствует их закреплению в культуре и в сознании человека, поддерживает существование того или иного мифа. Такая роль СМИ стала возможна только благодаря развитию коммуникационных технологий, которые позволили охватывать самую широкую ауди торию и иметь большую степень влияния на массовое и индивидуальное сознание.

Мифы затрагивают глубинные основы психики, мышления, всего существа чело века, и генерирование средствами информации тех или иных мифов может оказы вать конструктивное или деструктивное воздействие на все общество.

См. подробнее — Элиаде М. Аспекты мифа/Пер. с франц. М.: Академический проект, 2000. — С. 7.

Г.С. Мельник Mass Media: Психологические процессы и эффекты. СПб.: Изд во С. Петербург. ун та, 1996. — С. 103.

См.: Косарев А. Философия мифа: мифология и ее эвристическая значимость. М.: ПЕР СЭ;

СПб.:

Университетская книга, 2000.

А.В. Пичугин (Волгоградский ГУ) МАСТЕРСТВО ПУБЛИЦИСТА:

ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ В.М. Горохов отмечает, что мастерство — это оптимальный уровень публицистичес кой деятельности, полное и всестороннее выявление закономерностей этого рода де ятельности1. Таким образом, выделим два уровня изучения мастерства — с точки зре ния публицистики и с позиции владения журналистом специфическим для данного рода деятельности инструментарием (методы, жанры, психология восприятия текста).

Согласно определению Е.П. Прохорова, публицистичность — такое свойство про изведения, которое проявляется с содержательной стороны как вторжение в текст суждений о соотносимых с темой явлениях и проблемах современности, ее событий и персонажей, когда прочитывается «злоба дня»2. Плюс к этому в публицистике совмещается понятие и образ. Поэтому одно из направлений исследования — изуче ние образных компонентов публицистики, сходства и различия между образом пуб лицистическим и художественным, средств создания образа.

Обращенность публицистики к общественному мнению порождает в свою оче редь особые формы мышления публициста исследователя. Отсюда немаловажным для рассмотрения мастерства является изучение логической структуры публицисти ческих произведений, принципов размышления и способов выстраивания системы посылок, доводов, заключений. Здесь наблюдается переплетение с «технологичес ким» уровнем мастерства: использованием общенаучных методов исследований.

Другой аспект изучения — «публицистическая эвристика»3, т.е. сфера знаний, раскрывающая, как работает журналист перед тем, как сесть за стол над чистым листом. Представление о формировании публицистом замысла, о постановке про блемы, способах установления фактов и овладения материалом даст ценную инфор мацию о процессе создания текста.

Наконец, изучение жанров, которые использует публицист в своем творчестве, раскро ет перед исследователем картину эмоционально образной системы аргументации, спосо бы выявления авторского «я», средства общения с аудиторией, стилистику публицистичес кой речи. При этом на базе осознания равенства жанровых форм мастерство проявится в умении осваивать в особых сочетаниях и связях каждую из них, используя плоскости жанрового пространства публицистики: репортажность, очерковость, статейность4.

Наряду с этим перспективным направлением в изучении мастерства представляется анализ текстов на стыке психологии и журналистики. Психологический процесс твор чества — единство первосигнальных (интуитивное, импульсивное, неосознаваемое) и второсигнальных (логичное, преднамеренное, мотивированное) компонентов5. Важен аспект прикладной психологии: воздействие слова на читателя, умение убеждать.

Наконец, анализ общенаучных и специальных методов в творчестве публициста, умение их использовать откроет еще одну грань журналистского таланта.

Между тем, орбита научных трудов по журналистскому мастерству не ограничива ется лишь сборниками и монографиями, посвященными теоретическим аспектам. Су ществуют работы, где журналисты практики делятся секретами своего успеха, а также исследования творчества публицистов. Последние, однако, в целом идут вразрез с вышеизложенной теорией (поскольку анализ мастерства происходит в плоскости ана лиза текста, а не процесса его создания и восприятия) хотя и позволяют выявить и взять на вооружение методику исследования публицистического мастерства, так как постро ены они однотипно: тематическое, жанровое, стилевое своеобразие творчества.

Мастерство журналиста. — М., 1977. — С. 65.

Прохоров Е.П. Искусство публицистики. — М., 1984. — С. 51.

Там же. — С. 230.

Прохоров Е.П. Указ. соч. — С. 263.

Психология творчества: общая, дифференциальная, прикладная. — М., 1990. — С. 17.

О.А. Свинцова (Волгоградский ГУ) СРЕДСТВА РАСКРЫТИЯ ПСИХОЛОГИИ ГЕРОЕВ В ВОЕННОМ РЕПОРТАЖЕ ИЗ ЧЕЧНИ (на материалах газеты «Комсомольская правда») Локальные конфликты конца ХХ—начала ХХI веков способствовали интенсивно му развитию «военной журналистики». Военный репортаж стал одним из самых популярных жанров в освещении событий из «горячих точек».

Рассказ о событии в репортаже подразумевает, конечно, и рассказ о людях. Одна из основных задач автора военного репортажа — раскрытие внутреннего мира героев своего произведения, его эмоций, психологического состояния, с помощью которых автор может передать свое отношение и отношение героев своих материалов к боевым действиям.

Основываясь на трудах таких теоретиков литературы и журналистики, как М.И. Шостак, Е.И. Пронин, М.И. Стюфляева, А.Б. Есин, И.В. Страхов, можно выде лить следующие основные художественные средства раскрытия образа «извне»: пор третные характеристики;

деталь;

описание быта;

пейзаж;

речевая характеристика.

Однако если можно выделить средства раскрытия психологии героев, присущие репортажу, то должны существовать подобные средства и в военном репортаже.

Проанализировав материалы военных корреспондентов из Чечни с точки зрения изобразительно выразительных средств на страницах «Комсомольской правды» за июль 1999—май 2001 годов, мы пришли к следующему выводу.

В военных репортажах из Чечни для раскрытия психологии героев не использует ся зарисовка портрета целиком. Только в общих чертах автор знакомит нас с участни ком своего произведения: «Мальчишки с тоненькими шейками, болтающимися в во ротничках…».

В военных репортажах заметно тяготение к использованию яркой детали, кото рой заменяются целые описательные фрагменты: «…мордастые воины десантники…», «…огромными глазами, полными вселенского интереса, смотрела она, как папа со бирался записываться на войну».

В военных репортажах из Чечни переживания героя сопоставляются с описанием быта: «В теплом угаре «буржуйки» уютно ворчит чугунок чайник…». Через быт пока зывается отношение героя к условиям жизни на войне и к самой войне.

Пейзаж в военных репортажах имеет форму косвенного психологического изоб ражения. При этом в репортажах из Чечни можно выделить пейзажные зарисовки:

· времени суток: «…за горой Гумиях заходит солнце, и отрезанным ухом вис нет над горами ущербная луна»;

· гор: «Ковролин невысокой травы так неестественно и ровно устилает горные холмы…»;

· городской местности: «Словно чьи то кости, хрустит под шинами битый кирпич»;

· пейзажные зарисовки во время боевых действий.

В военных репортажах автор, изображая реалистичные переживания солдат, не приукрашивает их лексику.

Таким образом, военный репортаж, обладая четким набором присущих только ему средств раскрытия психологии героев, все же не выходит за рамки обычного репортажа.

Ю.Н. Тарасова (Воронежский ГУ) СПЕЦИФИКА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ МОЛОДЕЖНОГО РЕЛИГИОЗНОГО ЖУРНАЛА С АУДИТОРИЕЙ В большинстве своем создатели молодежного журнала не ставят перед собой гло бальных духовно просветительских задач, не стараются любыми способами привести молодого читателя к вере в Бога и заставить ходить в храм, они, как правило, стремятся к живому диалогу и призывают читателя к тому, чтобы он сам выбирал темы, которые ему интересны. Постоянно ведется переписка с читателями, и интересные письма с ответами на волнующие вопросы публикуются на страницах издания. Например, в религиозных журналах «Credo», «Молодежь и Православие» для беседы по письмам приглашают опытных психологов, руководителей различных молодежных организаций, священнос лужителей и других людей, мнение которых может быть интересно молодому читателю.

В молодежном христианском альманахе «Вместе» письма читателей выступают в другой роли: каждая страница издания начинается с актуального вопроса:

· Если Господь добр, то откуда же страдания?

· Какой смысл имеет жизнь калеки?

· Не предрешена ли моя судьба еще с рождения?

· Я вступаю в брак, но мне страшно, что у нас сразу появится ребенок… · Дарить жизнь — это значит иметь много детей. И только?

· Как быть уверенным в том, что удастся сохранить верность в течение всей жизни?

Далее следует ответ на вопрос от редакции, а в конце обсуждения каждой темы используется рубрика «Свидетельство», содержащая письмо юноши или девушки, которые на личном опыте убедились в сказанном журналистами. Молодой читатель больше склонен доверять той информации, которую получает от сверстников, пото му что для него всегда очень важно, как переживают ту или иную проблему именно его ровесники, и он задает себе вопросы: «Был ли кто нибудь еще в подобной ситу ации? Как удалось найти правильный выход из сложного положения?» Зная вкусы аудитории, создатели религиозных молодежных журналов ведут посто янные рубрики, в которых затронуты темы, волнующие подрастающее поколение. Это — дружба и любовь, поп культура, проблемы наркомании, пьянства и курения, тоталитар ные секты и оккультизм и др. Порой вопросы удивляют своей неожиданностью:

· Не является ли мобильная связь богохульством?

· Не богохульство ли работа с компьютером?

· Почему церковь не разрешает заводить домашних животных?

· Можно ли участвовать в Таинствах по SMS?

В журнале «Credo» ответы на подобные вопросы даются в различной форме. Это может быть и короткая справка, и развернутый комментарий, и интервью, целиком состоящее из таких, порой наивных вопросов и ответов на них служителей церкви.

Этот журнал характерен и тем, что в нем много внимания уделяется паломничеству.

Материалы о нем могут быть и страницами воспоминаний, и путевым очерком, но чаще всего опять таки – интервью, поскольку они предвосхищают многочисленные вопросы аудитории: Куда лучше поехать? Можно ли взять с собой маленьких детей?

Молодежь с большим интересом читает о людях, чей жизненный путь достоин подражания, поэтому часто в молодежных изданиях встречаются рубрики, посвящен ные связи между поколениями. Как сказал Б.Н. Лозовский: «Такого рода материалы важны не только напоминаниями, в них и ответ на вопрос, который рано или поздно практически каждый молодой человек ставит перед собой: с кого делать жизнь? — и это тоже одна из «вечных» тем»1.

В религиозном журнале «Молодежь и Православие» несколько таких рубрик, например «Герой нашего времени». В ней рассказывается о людях, на которых стоит равняться, о подвигах тех, кто жил или живет среди нас. В рубрике «Милосердие сегодня» журналисты говорят не только о том, как люди, жертвуя собой, помогают другим, но также и предлагают самим читателям поучаствовать в различных проектах милосердия: «Спешите делать добро!», «Распахни свое сердце», «Зеленый сквер», «Бескорыстные сердца». Целью этих акций является вовлечение молодежи в дела милосердия.

В этом журнале много интересных предложений для проведения досуга молоде жи. Здесь рассказывается о Молодежном клубе Епархии, где регулярно проходят встречи беседы со священником и другие мероприятия (например, игра «Что? Где?

Когда?», КВН или спортивные праздники), о православной библиотеке, в которой есть прокат видео и аудиокассет, о концертах духовной музыки, о летнем отдыхе в православном детском лагере «Кристалл». Также можно получить информацию о проведении творческих и интеллектуальных конкурсов, например «Мир глазами сту дентов» (студенческий фотоконкурс), «Русская Православная Церковь в годы Вели кой Отечественной войны» (конкурс студенческих научных работ).

Редакция журнала «Молодежь и Православие» постоянно призывает к сотрудни честву своих читателей: молодых художников, поэтов, писателей, фотографов, жур налистов и просто тех, кого интересуют вопросы веры, нравственности, добра и ми лосердия, кому есть что сказать своим сверстникам.

Молодежные религиозные журналы используют много форм взаимодействия с аудиторией. Мы можем смело сказать, что понятие интерактивности, пришедшее к нам из аудиовизуальной прессы, нашло применение и в печати.

Лозовский Б.Н. Журналистское воздействие на молодежь. — Свердловск, 1986. — С. 52.

А.Л. Факторович (Кубанский ГУ) О ПРИЧИНАХ ПАРАНАУЧНОСТИ В СФЕРЕ СМК, или КТО ДАСТ ОТПОР НАСТУПЛЕНИЮ НА ЖУРНАЛИСТИКУ Задача работы — систематизировать активизировавшиеся в инфосфере «анти журналистские» тенденции и наметить соответствующие теоретико практические ре комендации.

Существенный признак познавательного укрепления той или иной сферы — вклю чая науку о журналистике (в т.ч. как область филологии) — активное противодей ствие ей. Журналистике сегодня в этом плане можно «позавидовать». Синтезируется отрицание ее онтологических характеристик и достоинств (публицистика вещает:

«журналистике неподвластны глубинные процессы человеческой души»1);

ее фено менологичности (философ Д.И. Дубровский в серии публикаций призывает низвер гнуть «феномен журнализма») и филологичности (с конвенциальных позиций поли толог подвергает сомнению безупречную детерминацию положений С.Г. Корконо сенко о том, при каких условиях определяется «объект изучения — журналисти ка»2) и т.д.

Указанное противодействие исходит обычно со стороны различных, в частности паранаучных, областей и обусловлено прежде всего «общесистемным давлением»3.

Но от этого не легче, и приходится разделять пафос практика аналитика, даже если его «заглавная» формулировка оказывается не вполне корректной относительно смежной области4.

В системе причин противодействия хронотопически закономерна такая характе ристика объекта — современных российских СМИ, как стык информационных полю сов, приводящий к неизбежным контрастам (порой в рамках одной полосы). Необхо димость убеждений причудливо монтируется с асоциальностью, апология — с обли чением… Убедительны первые концептуализации этого парадокса: «Контрастное» чтение оправдано и с психологической точки зрения»5. Созвучно его социопсихоло гическое обоснование у Милграма6. В этом ключе объяснимо единство «развлека ловки» и гнева против информационной пустоты, против мнимой событийности у столь показательных авторов, как О. Бакушинская в КП или Ю. Калинина в МК. А также — внутренне обусловленное «информационное укрепление» фигуранта, экс плицитно осуждаемого, например, у журналистки, которую даже ее противники оп ределяют как «очень талантливого профессионала»: «Больше всего мне хотелось встать и дать Путину пощечину: за менторский тон, которым он, не воевавший, позво лил себе говорить с этим мальчиком, раненным на войне, которая так понадобилась Путину для победоносных выборов. А еще — за путинскую пропаганду по всем теле каналам, которая так успела загадить людям мозги, что этот парень, едва оставшийся в живых, радуется, что увидел живого Путина»7. Стыку полюсов способствует разви тие контекстных связей. Справедливым для восприятия многих сфер самих СМИ (не только политики) и науки о них (но вовсе не оправдывающим безнравственность) оказывается известное обобщение о высокой контекстной зависимости информа ции, принадлежащее Ж. Фьеве («политика – это неразрывная цепь последователь ных событий, любая вырванная из контекста правда становится ложью в социаль ном плане»8. Выделено нами — А.Ф.) Вышеозначенный стык рефлективно откликается и в познании. Контрастной ста новится (пара)научная дискурсивная деятельность. Тогда проясняются причины пара доксального соседства антифилологических филиппик вышеупомянутых философа и политолога с констатацией теми же авторами объяснительной силы целого ряда филолого журналистских концепций.

Выделим одну из методических рекомендаций (позволяющих при рассмотрен ной ситуации снизить в учебных условиях явную и внутреннюю профессиональную разочарованность достойных будущих журналистов). Это целесообразность при стально и полисистемно изучать в указанном плане «эталонные» работы журналис тов, соединивших теоретическую и практическую творческие линии (см. подобный анализ нравственного потенциала жанров с опорой на концепцию Л. Кройчика у Л.Р.

Дускаевой и мн. др.).

Николай Доризо: «Хочу многое успеть сказать»//Краснодарские известия. — 21.10.2003.

Попов В.Д. Журналистика как политическая наука. — М., 2003. — С. 7—8.

Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. 5 е изд. — М., 2002. — С. 103.

Третьяков В.Т. «Наступление пиара на журналистику — это наступление нового тоталитаризма».

Интервью брал С.Шквалов // Русский журнал http://www.russ.ru/politics/interpol.

Тулупов В.В. О качественной прессе и качестве чтения//Журналистика в 2003 году. — М., 2004.

Ч.1. — С. 175.

Милграм С. Эксперимент в социальной психологии. — М., 2001. — С. 210.

Трегубова Е. Байки кремлевского диггера. 2 е изд. — М., 2004. — С. 268—269.

Буари Ф. Паблик рилейшнз, или Стратегия доверия. — М., 2001. — С. 142.

Дускаева Л.Р. Диалогическая природа газетных жанров. — Пермь, 2004.

История отечественной журналистики В.В. Боннер Смеюха (Ростовский ГУ) ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МАССОВЫХ ЖЕНСКИХ ЖУРНАЛОВ НАЧАЛА ХХ в.

Коммерциализация отечественной прессы в начале прошлого столетия стала одним из главных направлений в процессе формирования новых типов изданий, адресованных массовой читательской аудитории. Среди женской периодики наи более популярными стали литературно общественные журналы. Отличительной осо бенностью данного типа были ориентированность на познавательную, развлека тельную, дидактичную функции, большой объем иллюстративного материала («Женщина», «Дамский мир», «Женское дело», «Журнал для женщин»). Издания имели схожую структуру, которая включала отделы литературы, моды, домовод ства, рукоделий и раздел, состоявший из рубрик, чьи основные темы были выбра ны с учетом фактора массового интереса, концентрировавшегося вокруг тех сфер социальной, семейной, культурной, педагогической, религиозной жизни, с кото рыми наиболее часто соприкасалась женщина. В журналах освещались обществен ные вопросы, материалы о домашнем быте не превалировали, а гармонично допол няли тематическую концепцию. При определении читательской аудитории издатели не акцентировали внимание на ее социальном положении, они обращались, глав ным образом, к домашним хозяйкам, которые составляли большую часть женского населения, к женщинам служащим и общественным деятельницам. Понятие «до мохозяйка» на страницах изданий обозначало хранительницу семейного быта вне зависимости от ее профессии, политических взглядов. Журналы данного типа явля лись частными, но, несмотря на отсутствие особой согласованности между издате лями и специальных правительственных программ, нацеленных на защиту интере сов женщин, пресса была едина в плане формирования у аудитории патриотичес ких и гуманистических настроений. В изданиях популяризировался ряд идей: жен ская политическая и гражданская равноправность, расширение профессиональной задействованности, помощь армии, реформирование государственного устройства.

В ходе чего определились такие формы воздействия на аудиторию, как публикация политических статей, социологических данных, результатов опросов, законопроек тов и законов, касавшихся непосредственно женщин, обращений к правительствен ным органам, читательских писем, лозунгов. Одновременно закрепились методы общения редакционных коллективов с аудиторией, организовывались тематичес кие конференции, лекции, во время Первой мировой войны издания выступили в роли организаторов гуманитарных акций. Для обучения женщин мастерству при редакциях действовали различные курсы, с целью укрепления семьи, охраны жен ского здоровья, публиковались ответы на вопросы читателей о семейно бытовых проблемах, проводились экскурсии. Таким образом, в начале ХХ в. женский лите ратурно общественный журнал полностью сложился как тип издания. Его массовая популярность позволяет говорить об эффективной действенности разработанной типологической программы. Данные журналы выходили вплоть до 1917 г., некото рым удалось возобновить свою деятельность в 20 х гг., но особыми постановлени ями ЦК РКП(б) они были закрыты.

Е.Е. Воронцова (Нижегородский ГУ) ПЕТР КРОПОТКИН И АНАРХИСТСКАЯ ПЕЧАТЬ В массовом сознании «анархизм» ассоциируется с пьяными матросами, черным флагом и лозунгом «Анархия — мать порядка». При этом забывается, что анархизм — прежде всего философское, мировоззренческое, а затем общественно политичес кое направление, существующее уже два века и выдвинувшее целую плеяду ярких теоретиков и практиков, не только оставивших глубокий след в российской и миро вой истории, но и находящих своих последователей и сегодня (движения панков, автономистов, антиглобалистов).

Российский анархизм тесно связан с именем и идеями П.А. Кропоткина. Под влиянием Парижской Коммуны и общения с бакунистами из Юрской федерации в Швейцарии молодой князь Кропоткин навсегда связал себя с идеями анархизма. В 1874 г. за агитацию среди рабочих он был заключен в Петропавловскую крепость, откуда бежал и 40 лет провел в эмиграции, став признанным вождем и теоретиком международного анархизма.

В своих основных трудах: «Записки революционера», «Речи бунтовщика», «Хлеб и воля», «Поля, фабрики и мастерские», «Взаимная помощь среди животных и людей», «Современная наука и анархия», «Этика» — Кропоткин предпринял по пытку обосновать анархизм как стройное мировоззрение и универсальную теорию, показать неразрывное тождество анархии и коммунизма (анархия без коммунизма — произвол эгоистических индивидов, а коммунизм без анархии – чудовищный деспотизм).

Главные его сочинения сложились из многочисленных публикаций в периоди ческой печати. Эта сторона редакторской и публицистической деятельности П.А.

Кропоткина в связи с его мировоззрением и идеями изучена слабо1.

В 1879 г. он основал в Швейцарии газету «Бунтовщик» взамен арестованного властями органа юрских анархистов федералистов «Avant Garde». С 1887 г. газета была переименована в «Бунт», а после 1894 г. — в «Новые времена», которые изда вались в Париже. Свои издания Кропоткин хотел превратить в трибуну пропаганды новых форм общественной жизни, с помощью яркой, убедительной публицистики, вселяющей в читателя веру и энергию. Его статьи в газетах несли в себе критику капиталистического строя, последовательную пропаганду анархо коммунистических идей, которые вылились затем в книги «Записки бунтовщика» и «Хлеб и воля».

В октябре 1886 г. Кропоткин стал издавать в Лондоне анархистский ежемесячник «Свобода» («Freedom»). В передовой статье «Грядущая революция» он изложил основные задачи нового издания. Журнал, посвященный теории, практике, истории анархистского движения издается и поныне2. Именно в этом журнале Кропоткин опубликовал свои блестящие работы о событиях в России: «Революция в России», «Русская революция» (1905 г.) и «Современное состояние России» (1909 г.).

П.А. Кропоткин писал не только для анархистской прессы, но и сотрудничал в газетах и журналах различных политических направлений многих стран Европы и Америки. П.И. Талеров приводит интересный пример дискуссии Кропоткина с главой Священного Синода К.П. Победоносцевым о народном образовании в России на страницах американского журнала «The North American Review» в 1901—1902 гг.

Единомышленники Кропоткина — Л. и Г. Гогелия издавали в Женеве с 1903 г.

анархистскую газету «Хлеб и воля», тайно переправляемую в Россию. В самой Рос сии с конца 1903 г. по июль 1907 г. существовало не менее 17 нелегальных типогра фий анархистского толка. В их числе московские «Свобода» (хлебовольцы) и «Бун тарь», петербургская «Группа анархистов общинников», одесские «Непримиримые» (безначальцы) и «Анархо коммунисты чернознаменцы», тифлисские «Коммуна» и «Рабочий» и др. Из периодических изданий анархистов этого времени известно лишь несколько названий: «Народный листок», «Листки анархистов», «Летучий ли сток», «Вольный рабочий».

П.А. Кропоткин вернулся в Россию в 1917 г. и активно включился в пропаганди стскую деятельность. Однако об этом периоде его публицистической деятельности, как и о самой анархистской периодике февральской, октябрьской революций и пер вых лет советской власти известно мало. Такие газеты, как «Анархия» –издание Московской федерации анархистских групп;

«Анархист» – орган Донской федера ции анархистов коммунистов;

«Голос труда» – орган анархистов синдикалистов;

«Вольный Кронштадт» ;

киевская «Свобода внутри нас», харьковские «Рабочая мысль» и «Хлеб и воля»;

а также — «Буревестник», «Голос анархии», «Вольный труд», «Черное знамя», «Безвластие», «Безначалие», «Сибирский анархист», «Труд и воля» и многие другие, еще ждут своих исследователей.

Журналистская деятельность П.А. Кропоткина и сама анархистская печать и по ныне представляют не только исторический, но и практический интерес в связи с развитием анархистских идей и анархистского движения в современном мире3.

См., например: Талеров П.И. Пропагандистская работа П.А. Кропоткина в зарубежной анархистс кой прессе//Русь, Россия в мировой цивилизации. — СПб.: Нестор,1999. — С. 60—64.

Помимо известного английского издательства «Фридом», основанного П. Кропоткиным, в совре менном мире существуют многочисленные анархистские издания, исследовательские центры, библио теки, например: американский журнал «Анархия: журнал вооруженного желания», немецкое издание «Шварцен фаден», швейцарская анархическая библиотека CIRA и др.

В числе наиболее известных современных теоретиков анархизма можно назвать американских мыслителей Ноама Чомски (Нобелевский лауреат в области лингвистики), Мюррея Букчина (автор кон цепции экоанархизма), Джона Зерзана (антитехнологическое направление в анархизме), Боба Блэка (андеграундный писатель и теоретик парадоксального «отказа от работы»), а также близкого к анархиз му выдающегося философа, теоретика автономизма и экосоциализма Андре Горца.

Г.В. Жирков (Санкт Петербургский ГУ) Л.Д. ТРОЦКИЙ И ЖУРНАЛИСТИКА Я не знаю ничего приятнее запаха краски новой книги.

Что может быть лучше этого запаха, который так хорошо действует на психику и лучше всего ободряет человека?!

Может быть, в этом сказывается моя старая профессия, как журналиста1.

Л.Д.Троцкий (Бронштейн, 1879—1940) — один из тех видных политических деятелей первой половины XX столетия, которые были вскормлены веком толпы и хорошо понима ли необходимость воздействия словом на массы при управлении ее настроением и поведе нием. У Троцкого в этом отношении был незаурядный талант. Всю жизнь и во всех усло виях и при всех обстоятельствах он занимался журналистикой и закончил жизнь за пись менным столом, редактируя рукопись убийцы, использовавшего эту его страсть.

Несмотря на огромное число книг и статей, написанных о Троцком, нет ни одного настоящего труда, повященного этой стороне жизни и деятельности выдающегося политика и публициста. Его творческий путь хронологически распадается на вполне очерченные, со своими особенностями периоды:

· Довоенный (1879—1913 гг.), состоящий из двух временных отрезков: 1) на чала революционной деятельности и сибирской ссылки (1896—1902 гг.), когда юный Бронштейн уже проявил недюжинный творческий потенциал, участвуя в выпуске агитационной литературы Южно русского рабочего союза, а затем сотрудничая в газете «Восточное обозрение», где за неполные два года (1900—1902) появилось, как мною выявлено, не менее 69 статей и корреспонденций ссыльного революционера.

· Годы эмиграции (1902—1913 гг.) с кратковременным, но деятельным пребыванием в охваченной революционными событиями России 1905—1907 гг.

— время творческого созревания и становления Троцкого как политика и публициста.

Творческая работа молодого Бронштейна в Сибири была замечена в кругах соци ал демократов. Он получает партийный псевдоним Перо и приглашение в социал демократическую газету «Искра». Уже под фамилией Троцкого он бежит из ссылки и вскоре оказывается в Европе, где тотчас же активно включается в партийную и литера турную работу. Он сотрудничает в «Искре» вместе с цветом русских марксистов, сосре доточивших свои силы на выпуске этой газеты и организации с ее помощью партии.

Получив известие о начале революции в России, Троцкий моментально отправ ляется на Родину и фактически становится одним из основных фигурантов борьбы с самодержавием: он возглавляет Петербургский Совет, выпускает его официальный орган «Известия», а также «Русскую газету», имевшую для тех лет большой тираж (от 30 до 100 тысяч экземпляров), газету «Начало», пишет воззвания и прокламации, постоянно выступает с зажигательными речами перед рабочими. После суда и след ствия Троцкий вновь оказывается в сибирской ссылке, откуда снова бежит.

К этому времени он становится известным партийным публицистом, его произве дения появляются во многих изданиях других партий («Neue Zeit», «Vorwaerts», «Kampf» и др.). С 1909 по 1912 гг. он издает в Вене газету «Правда», которая стартовала в Львове 3 октября 1908 г. Важным для судьбы Троцкого в будущем было его сотрудничество в газете «Киевская мысль» в 1912—1913 гг. В качестве ее военно го корреспондента он освещал события на Балканах, оказавшись в эпицентре гото вившейся распространиться на весь мир войны.

· Период Первой мировой войны и революционных потрясений (1914— 1920 гг.) — время расцвета организационной и литературной, публицистической деятельности Л.Д. Троцкого.

Война расколола казавшийся единым лагерь международного социалистическо го движения. Троцкий пишет актуальную книгу «Война и Интернационал», переве денную сразу же на иностранные языки. В США несколько позже она разойдется «за два месяца в количестве 16 000 экземпляров». Переехав из Вены в Францию, Л.Д.Троц кий сотрудничает в газете, сменившей за 1914—1917 гг. последовательно ряд назва ний: «Голос», «Наш голос», «Наше слово», «Начало». В конце 1916 г. революцио нер был депортирован из Франции. Короткой, но яркой страницей его биографии было пребывание в США в январе—марте 1917 г. Троцкий входит в состав редакции газеты «Новый мир» и постоянно в ней печатается.

С мая 1917 г. Троцкий — на Родине и снова в гуще революционных событий. В сентябре его выбирают Председателем Петроградского Совета, в октябре он факти чески руководит Военно революционным комитетом, сыгравшим значительную роль в Октябрьском перевороте — второй фазе Великой русской революции. Он занимает ключевые посты в советском правительстве тех лет: нарком иностранных дел, с марта 1918 г. — нарком Республики по военным и морским делам, с сентября — Предсе датель Реввоенсовета Республики.

Вся государственная деятельность Троцкого сопровождается агитационно про пагандистской и публицистической работой. В этих условиях особенно полно рас крылся его ораторский талант. Его статьи, обращения, воззвания появляются в «Прав де», «Известиях», «Бедноте», в военной печати. Несмотря на занятость, он был ос новной литературной силой поездной газеты «В пути» (1918—1920 гг.) · Советский период (1921—1929 гг.), отличающийся разноплановой и разносто ронней творческой, публицистической и журналистской деятельностью. Он печатается во многих основных изданиях страны, до 1927 г. выходят в свет тома собрания его сочинений (планировалось 23 тома), многочисленные издания его отдельных книг, сотни статей.

Троцкий участвует в руководстве журналистикой, возглавляет комиссию по борь бе с кризисом печати, ставит ряд важных теоретических проблем, выступая против оказенивания прессы. Острая внутрипартийная борьба, активизировавшаяся после смерти В.И.Ленина, заканчивается для него высылкой из СССР в 1929 г.

· Второй эмигрантский период (1929—1940 гг.). В это сложное для Троцкого время публицистическое творчество занимает основное место в его деятельности. Оно сконцентрировано на разоблачении сталинизма. Уже в 1929 г. Троцкий налаживает вы пуск «Бюллетеня оппозиции (большевиков ленинцев)», который издавался до августа 1941 г., вышло 87 номеров в 65 книгах. Он был главным вдохновителем, главной творчес кой силой Бюллетеня. Многие выпуски были заполнены статьями Л.Д. Троцкого, развер нувшего всестороннюю критику режима Сталина, его истоков, природы и последствий. В этом смысле большую роль сыграла книга Л.Д. Троцкого «Сталинская школа фальсифи кации: Поправки и дополнения к литературе эпигонов», вышедшая в 1932 г. в Берлине.

Богатое творческое наследие Л.Д. Троцкого еще ждет своего освоения. Оно позволяет не только извлечь уроки из прошлого, но и поучиться в творческой лабо ратории мастера пера.

Троцкий Л.Д. Красная звезда, 1924.

И.В. Заватская (Кубанский ГУ) СУДЬБА ЖУРНАЛИСТА КАК ОБЪЕКТ МИФОЛОГИЗАЦИИ (на примере творческой биографии М.К. Седина) Новая идеологическая эпоха нуждается в собственном наборе объектов мифоло гизации, при помощи которых в массовом сознании закрепляются идеалы и символы этой эпохи. Советская эпоха нуждалась в собственных идолах. Обычно, в первую очередь, мифологизации посредством кинематографа, литературы и СМИ подверга лись биографии подвижников революционного движения и героев гражданской войны (Бауман, Чапаев, Щорс и др.).

Начавшись в 1930 годы, этот процесс мифологизации постепенно приобретал и региональные черты, когда необходимо было найти или создать «местного Чапае ва». Например, для Кубани таким «Чапаевым» стал Кочубей. При этом многие мо менты подлинной биографии того или иного деятеля замалчивались или даже под вергались фальсификации в целях построения чистого героического образа.

Для того чтобы вновь созданные мифологические фигуры (особенно дореволю ционного периода) не пребывали в «безвоздушном пространстве», возникла необ ходимость создания картины массового большевистского революционного подпо лья даже в тех регионах, где подобного рода процессы не наблюдались.

Объектом большевистской мифологизации стала и судьба «кубанского Горько го», каковым по праву считается Митрофан Карпович Седин – талантливый самоучка, писатель, журналист, музыкант, редактор журнала «Прикубанские степи».

Именно этому журналу и предстояло стать символом большевистского подполья в Кубанской области, хотя на самом деле ни журнал, ни сам Седин не имели прямого отношения к РСДРП, а принципиальные разногласия Седина с членами редколлегии привели к расколу в данном периодическом издании.

Однако трагическая смерть Митрофана Карповича Седина в 1918 году сделала его идеальным объектом для «канонизации». В середине 1930 х годов дочь Седина, Анастасия, по просьбе краевого партархива стала активно собирать материалы о жизни и творческой биографии отца, опрашивая участников тех событий и оставляя те воспоминания, которые соответствовали будущему «канонизируемому» образу.

Великая Отечественная Война отодвинула работу по созданию мифа о М.К. Се дине до 1957 года, когда одна за другой стали выходить книги о его участии в революционном движении, принадлежащие перу А.М. Сединой. С середины 1960 х годов эту эстафету подхватил С.М. Тарасенков, автор идеологизированной моногра фии «Митрофан Седин и его произведения».

Естественно, что в публикациях А.М. Сединой и С.М. Тарасенко многие аспекты сложной и противоречивой фигуры Митрофана Седина даже не рассматривались.

Более того, до настоящего времени художественные и публицистические произведе ния М.К. Седина не были переизданы, хотя личность такого масштаба заслуживает новой биографии, а современному читателю было бы небезынтересно познакомить ся с творческим наследием «кубанского Горького».

Ю.В. Лучинский (Кубанский ГУ) ДИСКУССИЯ О МЕСТНОЙ ПЕЧАТИ НА СТРАНИЦАХ «КУБАНСКИХ ОБЛАСТНЫХ ВЕДОМОСТЕЙ» Знаменитая полемика между А.С. Гацисским и Д.Л. Мордовцевым о судьбе и предназначении провинциальной прессы, разгоревшаяся в 1876 году, вовлекла в свой круг значительное количество участников. Она не закончилась и в 1877 году с публикацией в журнале «Неделя» открытого письма А.С. Гацисского Д.Л. Мордовце ву под названием «Вашу руку, товарищ!» Спор, затеянный Д.Л. Мордовцевым в благосветловском «Деле», то затихал, то разгорался с новой силой в самых разных провинциальных повременных изданиях, особенно в периоды смены редакторов и определения новой стратегии развития.

Приход Евгения Дмитриевича Фелицына на должность редактора неофициальной части «Кубанских областных ведомостей» в 1879 году стимулировал интерес к почти уже отошедшей на второй план дискуссии.

В №49 «Кубанских областных ведомостей» за 1879 была опубликована статья под названием «Местная газета». В ней автор, скрывшийся за инициалами А.С., подверг суровой критике содержательную часть единственной газеты Кубанской об ласти, сетуя на мелкотемье при освещении местных новостей, «между тем о разгро мах земных, застое мысли и деятельности общества корреспондент умалчивает, точ но будто бы, в самом деле, в провинции тишь, гладь — да Божья благодать!» В то же время местные литераторы стремятся посылать более менее содержательные статьи в столичные издания, пренебрегая созданием для губернских ведомостей «типов и характеров тех героев Гоголя «Мертвых душ», имена которых глубоко запечатлелись в сердцах наших соотечественников и которых легко встретить в нашем обществе».

В ответе М. Каменева, последовавшем в №1 «Кубанских областных ведомостей» за 5 января 1880 года, было отмечено, что все, что «напоминает собою гоголевщи ну», скорее заслуживает внимания не «Кубанских областных ведомостей», а «Стре козы». А автору было указано, что «для того, чтобы указывать прогрессивный путь, следует, прежде всего, показать пример самому, и нет надобности скрывать имя и фамилию под двумя кабалистическими буквами <…> Подвергать местный офици альный орган критическому разбору и доказывать, что даже дюжинный писатель может сделать описание интересным, есть не более как забавное самообольщение».

Итог вспыхнувшей полемике подвел новый редактор, вернув оппонентов на реаль ную почву: «Громадное большинство читающей публики не знает программы губернс ких и областных ведомостей, и потому все отзывы и мнения о недостатках и проектиру емые улучшения относительно внутреннего содержания ведомостей и направления их почти всегда оказываются неосновательными и неосуществительными».

Е.Д. Фелицын трезво смотрел на задачи и возможности «губернских ведомос тей» как типа издания, серьезным образом отличающегося от частных повременных изданий: «Надобно принять во внимание, что редакция состоит из одного лица;

условия существования и материальные средства местного официального органа не допускают иметь правильного организованного кружка постоянных сотрудников и корреспондентов — статьи, появляющиеся на столбцах наших ведомостей, большею частью принадлежит к разряду случайных и не оплачиваются никаким гонорарием».

Но, несмотря на отмеченные трудности, Е.Д. Фелицын не только поставил перед собой задачу «улучшить внутреннее содержание ведомостей, сделать их интересны ми для читающей публики и отвечающими цели своего предназначения», но и блес тяще справился с ней, став, по словам Б.М. Городецкого, подлинным «преобразова телем газеты».

Ю.Л. Мандрика (Тюменский государственный институт искусств и культуры) НЕОФИЦИАЛЬНАЯ ЧАСТЬ «ТОБОЛЬСКИХ ГУБЕРНСКИХ ВЕДОМОСТЕЙ». ПОИСК ЖАНРА После опубликования закона «Учреждение губернских правлений» (1845) главное управление по делам печати неоднократно находило, что губернские и областные ве домости совершенно забыли о первоначальной цели таких изданий, сохранившейся в своде законов до конца дней Российской империи: «служить облегчением и сокраще нием сношений губернского правления и ускорять обнародование распоряжений гу бернского начальства»1. Сохранилось много писем с грифом «конфиденциально» в адрес губернаторов. В них шла речь о правительственном издании2, которое во многих губерниях не приносит той существенной пользы, так ожидаемой от него «как для центрального управления, так и для местного населения»3. При этом подчеркивалось, что «губернские ведомости должны иметь характер органов правительства и местной администрации, издаваемых под ведением и наблюдением губернского начальства». В МВД считали, что предмет конфиденциального разговора существенно отличается от частных изданий, «предпринимаемых разными лицами с целью литературною, уче ною, промышленною или просто спекулятивною»4. Более того, конфиденциальность иногда имела предписывающую для губернских провинциальных изданий жесткость.

Московские собеседники посредством бумаги излагали, что в «Ведомостях» «не дол жны быть помещаемы статьи, заключающие в себе неуместные резкие замечания и суждения». Главное управление по печати не представляло себе в «Губернских ведомо стях» полемические статьи, анекдоты, стихотворения, а также перепечатки из частных изданий разного рода слухов о планируемых правительством действиях. При этом они не видели «препятствий к дозволению... заимствовать статьи и известия неполитичес кого характера» при условии, что «выбор и изложение таких статей должны строго сообразовываться с духом и направлением «Правительственного вестника»5.

В конце 70 х годов в главное управление по делам печати поступила записка непременного заседателя Витебского уездного полицейского управления коллежс кого асессора Иверсена под заглавием «О замене губернских ведомостей более це лесообразным провинциальным изданием и об упразднении губернских типогра фий»6. Главная мысль автора состояла в том, что эти издания должны состоять из одной официальной части.

Член Совета Главного управления по печати тайный советник Варданов, прини мавший экспертное решение по существу поступившего письма, «вынес убеждение, что... уже много лет... в изданиях этих официальная часть помещается лишь ради одной формальности, в избежание явного нарушения предписания о ней закона, вся же деятельность редакций этих изданий направлена на неофициальную часть»7, ко торая издается так, что главное управление по делам печати неоднократно указывало начальникам губерний на отступления этой части губернских и областных ведомос тей от установленной для нее законом программы.

Закон «Учреждение губернских правлений» предписывал деление губернских ведомостей на два отдела: общий, статьи которого «предназначаются для всеобщего по государству сведения» (§864), и местный, с материалами только о своей губер нии. При этом первый отдел — исключительно официальный, второй состоит из двух частей — официального и неофициального. В последний «могут быть помещаемы относящиеся до местности сведения и материалы географические, топографические, археологические, статистические, этнографические и проч.»8. Данный закон внес значительные изменения в существовавшие до сего времени Положения о губернс ких ведомостях 1830 и 1837 гг. Кроме вышеуказанного деления издания предусмат ривались прибавления о сысках и пр. К тому же создавался особый газетный стол, управляемый редактором и находящийся в ведении одного из членов губернского правления.

Во всех вышеперечисленных документах отсутствовало указание о характере пуб ликуемых материалов. И лишь в марте 1855 года комитетом министров было утвер ждено положение «Об изменении программы губернских ведомостей». К §153 «Уч реждения губернского правления» (Свод Законов 1842 г. Т. II Учр. губ. Прил. Ст. по XVI прод.) добавлялось примечание: «Сообщаемые в неофициальной части изве стия, сведения и материалы не должны облекаться в формы таких литературных статей, в которых обыкновенно имеет место вымысел, или непринадлежащая к пред мету обстановка, каковы повести, рассказы и т.п.»9.

Публикация правительствующим сенатом Закона «Учреждение губернских прав лений» обозначала немедленное приведение его в исполнение на территории прак тически всей империи. В исключение попала и Сибирь.

И лишь после публикации в С. Петербургских сенатских ведомостях (22 января 1857 г.) указа о некоторых изменениях по управлению Западной Сибирью (в п. 8 — «должны быть издаваемы губернские ведомости»10) для издателей «Тобольских гу бернских ведомостей» была определена программа. Закон предусматривал все — от формата издания до его содержания.

Первый номер увидел свет 27 апреля 1857 г.

Большой проблемой того времени было отсутствие образованной прослойки.

Время политической ссылки прошло. Гости, прибывающие в губернский город чуть не каждую неделю, никакого отношения к политике не имели, хотя считались поли тическими преступниками. «Полиция «перемазала» их из хулиганов в революционе ры»11. К тому же в губернии в средине XIX в. превалировало сельское население — до 70%. И лишь 0, 41% от общего числа обучались в различного рода заведениях12.

Поэтому на первых порах авторами чаще были те, кто по каким либо причинам покинул губернию. Историк Сибири Н.А. Абрамов (1812—1884), работавший в 30 е гг. в Тобольске, в первые годы становления «Тобольских губернских ведомос тей» посылал статьи из Семипалатинска, где жил до последних своих дней. На стра ницах неофициальной части появились десятки статей этого автора, часто с продол жением из номера в номер. «Проповедь Евангелия сибирским вогулам» (1857), «Несколько сведений из жизни Федора Ивановича Сойманова» (1857), «Петр Анд реевич Словцов» (1858), «Слобода Царево Городище с окрестностями до переиме нования ее городом Курганом Тобольской губернии» (1860)... Журналистский ре пертуар Н.А. Абрамова не ограничивался церковной тематикой.

Статьи не менее известного историка церкви А.И. Сулоцкого (1812—1884), к моменту открытия газеты уже перебравшегося из Тобольска (преподавал в семина рии) в Омск, также регулярно появлялись на страницах «Тобольских губернских ведомостей.

Советник губернского правления Григорий Варлаков и секретарь статистического комитета Михаил Смоленский;

первый редактор Николай Юшков и будущий москов ский купец первой гильдии, автор книги «Мои воспоминания» Николай Чукмалдин (в то время жил в Тюмени);

учащийся духовной семинарии (до высшего отделения) Е.В.

Кузнецов, в будущем претендующий на роль «провинциального историка Сибири», и известный по публикациям в журнале «Маляр» тобольский художник и писатель М.С. Знаменский;

автор воспоминаний «Декабристы. Государственные и политичес кие преступники в Ялуторовске и Кургане», опубликованных в «Историческом вест нике», К.М. Голодников и... Для всех названных авторов «Тобольские губернские ведомости» была жизненной школой, школой становления. Цензором в первые годы издания газеты был известный поэт П.П. Ершов, преподававший одно время в гимна зии латынь, а затем русскую словесность.

Эпоха Юшкова была знаковой для издания. Большинство его авторов вошли в историю Сибири как прогрессивные люди, пытавшиеся сделать как можно больше для истории края.

Н.И. Юшков подписал в последний раз неофициальную часть как редактор в конце 1870 г. Наступило безвременье. Несколько месяцев возглавлял газету Е. Куз нецов. Потом читатель видит на последней странице издания фамилии «исправляю щих делами редактора» А. Пальмова, Никулина, Гурьянова... Кто эти последние трое?

Даже исследователи пока не могут ответить на этот вопрос.

Чуть позже об этом периоде будет сказано, что «неофициальная часть представ ляла собою чуть ли только не листок объявлений»13.

Почти год у руля издания находился и Михаил Знаменский...

В 1878 г. вступает в исполнение своих обязанностей новый гражданский губер натор В.А. Лысогорский. С первого дня он пытается навести порядок в работе губер нских органов. Вскоре в адрес департамента полиции исполнительной из генерал губернаторства Западной Сибири было отправлено письмо, в котором сообщалось, что «в ряду предпринятых им (В.А. Лысогорским. — Ю.М.) и отчасти осуществленных уже мест к улучшению «Тобольских губернских ведомостей» признается, между про чим, существенно полезными необходимым определить особого редактора для нео фициальной части их Ведомостей»14.

За двадцатилетнюю историю газеты впервые была признана необходимость двух редакторов. В неофициальную часть был назначен К. Голодников.

Маститый автор тех же ведомостей, опубликовавший в течение двух предыдущих лет перед вступлением в новую должность этнографический очерк быта цыган То больской губернии «Проклятое племя» и продолжающийся почти в течение года рассказ о путешествии во времени и пространстве «От Тобольска до Обдорска летом и зимою», не утратившие до сих пор значения для историков, этнографов, реклами ровал в неофициальной части, что с 1881 г. «Тобольские губернские ведомости» расширяют свою программу.

Но уже в 1882 г. в публикации «Восточного обозрение» значилось, что «Ведомо сти» «...распространяли в мертвом сибирском обществе полезные сведения, прово дили здравые мысли и возбуждали интерес в наиболее способных и образованных сибиряках к изучения Родины. Такое впечатление оставляли особенно «Тобольские ведомости» в пятидесятых и, кажется, в начале 60 х годов. Но это было по времени и вполне зависело от того, кому приходилось редактировать неофициальную часть.

Положение ведомостей в последнее время стало в общем уже не то;

все, что было в них прежде талантливого, стало теперь искать другого выхода для своих работ, и ведомости опустели и обесцветились»15.

Даже скандал 1883 г. не способствовал уходу К. Голодникова с редакторов.

В №42 (с. 6—7) было помещено анонимное письмо, в котором шла речь о вновь избранном городском голове Плотникове, принявшего от бывшего, купца Жарнико ва, городскую казну с 40 000 руб. и быстро превратившего наследство в нуль.

В октябре, когда вышел в свет этот номер газеты, гражданский губернатор был в отпуске. Возвратясь на рабочее место он изложил эту историю в письме в главное управление по делам печати: «В губернских ведомостях, как издании официальном, отнюдь не должны быть помещаемы статьи, заключающие в себя неуместные резкие заявления и суждения о фактах и вопросах, коих касаются сии ведомости (767 ст.

Общ. Губ. Учрежд., изд. 1876 г.)»16. Лучшим комментарием случившегося является признание в том же письме самого В.А. Лысогорского: «Я затрудняюсь, как поступить в данном случае».

Создание первой частной газеты «Сибирский листок» в Тобольске в 1890 г., завоевавшей быстро популярность среди населения, заставила губернское правление искать пути для повышения престижа губернских ведомостей.

В 1891 г. в неофициальную часть после почти двадцатилетнего отсутствия воз вратился снова в качестве редактора Евгений Кузнецов, достаточно известный свои ми публикациями о прошлом Тобольской губернии. У него была задача личная:

вывести газету на более высокий, чем в доголодниковский период, уровень: «Мы являемся чуть ли не первыми пионерами коренного реформирования установивших ся порядков обработки административного участка нивы печатного слова»17.

С 1893 г. Е. Кузнецов принял решение издавать газету согласно положению о поряд ке производства дел в губернских правлениях 1837 года, уже потерявшего силу. § гласил, что «части официальная и неофициальная губернских ведомостей печатаются отдельно одна от другой»18. Уведомил об этом управление по делам печати, сославшись, что для одновременной публикации официальной и неофициальной части нет типог рафских мощностей19. И начал выпускать газету по средам (официальная часть по пре жнему выходила по субботам). Это вызвало скандал в сибирской журналистике. «Выс кочка» решился на шаг, который до него никто до него посмел сделать: на государствен ные деньги под вывеской еженедельника начал издавать провинциальный журнал.

С первых дней своего редакторства Е. Кузнецов пытался сделать газету культур ным центром Западной Сибири. Каждый номер обязательно открывался статьей, которую редактор называл «передовицей». В ней шла речь о насущных делах, инте ресующих каждого крестьянина: дойдет ли железная дорога до Тобольска, как быть с «холерой», методы защиты от «кобылки» и т.д. Обязательно были телеграфные сообщения из за рубежа и России, подборка информаций с различных (и отдален ных от губернского города мест) населенных пунктов. Были, как и в прежние време на, сухие сообщения о происшествиях.

Под обложкой неофициальной части он собирал авторов из Казани, Томска, Омска, Саратова и др. Сотрудничали с изданием и ряд местных авторов. И.Я. Слов цов, впоследствии автор школьных учебников по истории и географии, П. Головачев, представитель областничества, Л. Луговской, политический ссыльный, П. Грабовс кий, украинский поэт работавший в ветеринарном отделе губернского правления, Михаил Цейнер, молодой поэт из Томска и др.

Как удалось изменить программу неофициальной части «Тобольских губернских ведомостей, до сих пор остается загадкой. Не исключено, что причиной тому было сотрудничество в газете баронессы О. Фредерикс. Она активно печаталась на страни цах неофициальной части с новеллами, стихами под фамилией О. Всеволодская. Ее «пиесы» ставил местный театр. В это время Тобольское губернское правление воз главлял барон К.П. Фредерикс.

Было ли это причиной такому изменению программы «Ведомостей» — сказать трудно. Но еженедельник, издающийся на двадцати полосах почти современного формата А3, стал в 1895 г. издаваться два раза в неделю.

Полоса делилась горизонтальной линейкой на две части. В нижней был газетный фельетон: рассказы и стихи, полемические статьи (кстати, в одной из них в 1895 г.

были ссылки на «Капитал» Маркса) и даже из номера в номер анекдоты, т.е. то, что противоречило закону.

Но неожиданно в средине 1895 г. возвратился из Омска, где редактировал част ную газету «Степной край», редактором в неофициальную часть «Тобольских губер нских ведомостей» К. Голодников. Уже к концу года газета потеряла и объем (иногда это было 14 стр.), и авторов. Да и сам редактор вынужден был к концу года покинуть издание. Газета стала усыхать.

Начало 90 х годов было самым ярким периодом в жизни неофициальной части «Тобольских губернских ведомостей». Попытка возродить культурный центр в про винции, сделать город тем, чем он был в пору целостности колонии, в которой столицей был Тобольск, закончился неудачей, до сих пор интересной не только для исследователей.

РГИА. Ф. 776. Оп. 2. Ед. хр. 18 (1878 г.). Л. 316.

«...указом Правительствующего сената от 3 июля 1863 г. было уже разъяснено, что губернские ведомости на точном основании 22 ст. прил. К 472 ст. I Т. Учр. Прав. Сен., представляют собою продол жение Сенатского издания». См.: Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое при правительствующем сенате. 1882. №104 (23 нояб.). — С. 1637.

РГИА. Ф. 776. Оп. 34. Ед. хр. 13 (1862 г.). Л. 2.

РГИА. Ф. 776. О. 34. Ед. хр. 13 (1865 г.). Л. 31.

Государственный архив Республики Татарстан. Ф. 1. Оп. 3. Д. 23 40. Л. 6 об. 7.

РГИА. Ф. 776. Оп. 2 (1878 г.). Ед. хр. 18. Л. 315—317.

Там же. Л. 316—316 об.

Свод законов Российской империи повелением государя императора Николая Первого составлен ный. Издание 1857 года. — С. 204—205.

Полное собрание законов Российской империи. Собр. второе. Т. 30, отд. первое. СПб.., 1856. — С. 170.

РГИА. Ф. 772. Оп. 1. Ед. хр. 4149. Л. 2 об.

Сибирские вопросы. 1908. №7. — С. 122.

Александрова Н.Н. Общественная жизнь Западной Сибири в середине 50 х начале 60 х гг. XIX в.:

По материалам «Тобольских губернских ведомостей. Дис. канд. ист. наук. М., 1996. — С. 94—95.

Тобольские губернские ведомости. 1893. — С. 147.

РГИА. Ф. 776. Оп. 4. Ед. хр. 351. Л. 4.

Сибиряк. Хроника исследования Сибири и губернские ведомости//Восточное обзрение. 1882.

№6 (6 мая). — С. 9.

РГИА. Ф. 776. Оп. 4. Ед. хр. 351. Л. 10.

Цит по.: Мандрика Ю.Л. Евгений Кузнецов считал себя пионером//Кузнецов Е.В. Сибирский летописец. Тюмень, 1999. — С. 7.

Полное собрание законов Российской империи. Собр. второе. Т. 12, отд. первое. СПб.., 1837. С. 459.

РГИА. Ф. 776. Оп. 4. Ед. хр. 351. Л. 25.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.