WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«psychologia universalis Серия PSYCHOLOGIA UNIVERSALIS основана издательством «Гардарики» в 2000 году O.A. Карабанова Психология СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ОСНОВЫ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Блокирование нежелательного действия применяется в ситуации, когда поведение ребенка представляет угрозу для него самого, окружающих лю дей, для сохранности материальных или духовных ценностей. Блокирова ние выступает в форме прерывания действия ребенка. Важно немедленно физически остановить действие и, если ситуация высокоаффективно заря жена, подождать с объяснениями и анализом ситуации до момента аффек тивной «разрядки». Объяснения, анализ и ориентировка в проблемной си туации должны быть вынесены за пределы ситуации конфликта.

Логическое объяснение и обоснование направлено на организацию ориен тировки ребенка в последствиях его поступка для окружающих людей.

Этот метод включает предупреждение ребенка о возможных последствиях его действий для других людей. Конструктивность данного метода обус ловлена формированием у ребенка сенситивности к результатам своей де ятельности, развитием эмпатии. По образному выражению М. Хоффмана, это дисциплина, ориентированная на других [Hoffman, 1975]. Такой воспи тательный метод благоприятствует моральному развитию ребенка.

Итак, очевидно, что, за исключением таких способов воздействия на ре бенка, как наказание естественными последствиями, блокирование нежела тельного действия и логическое объяснение, наказаний в процессе воспита ния следует избегать. Для того чтобы наказание было продуктивным, необходимо соблюдать ряд рекомендаций. Важно соотнести наказание с возрастом ребенка и тяжестью проступка. Наказание не должно быть отло женным, поскольку отложенное наказание порождает страх, тревогу, де прессию. Нельзя наказывать, будучи в состоянии аффекта. Родители не должны объединяться единым фронтом против ребенка. Каждый из них должен вести себя естественно и сообразно своим представлениям о нормах и правилах поведения и деятельности, хотя, безусловно, следует стремиться к выработке единой системы воспитания. В случае расхождения позиций супругов в отношении воспитания не следует открыто конфронтировать и спорить в присутствии ребенка, критично оценивать супруга, «навешивать ярлыки». Не стоит делать проступок ребенка достоянием общественности, обсуждать его с друзьями и знакомыми. Соблюдение тайны скорее будет способствовать тому, что проступок больше не повторится, потому что ком муницирует веру родителя в ребенка и случайность им содеянного.

Поощрения Известны такие виды поощрений, как похвала, ласка, совместная деятель ность, материальное поощрение, разрешение активности с расширением прав ребенка.

§ 9. Социальный контроль: требования и запреты, их содержание и количество... Похвала является самым популярным методом поощрения, используе мым родителями. Однако далеко не всякая похвала продуктивна с точки зрения формирования у ребенка личностных качеств. В похвале следует различать два аспекта: то, что родители говорят ребенку, и те выводы, ко торые делает из похвалы он сам. Второй аспект, безусловно, более важен.

Если родительская похвала объективна и реалистична, т.е. адекватно отра жает успехи и достижения ребенка в отношении его объективных возмож ностей и самооценки, то выводы ребенка оказывают позитивный эффект на развитие у него способности к саморегуляции. Продуктивная похвала представляет собой описание результатов действий ребенка и их значения для окружающих.

Неоправданная похвала содержит прямые оценки личности ребенка, сравнения, не адекватна его реальным достижениям и возможностям. Кри терии оценки поступка формируются у ребенка достаточно рано. Похвала необходима тогда, когда у ребенка еще их нет. Если они уже сформирова ны, то может возникнуть ситуация несовпадения критериев родителей и критериев ребенка, поэтому необоснованная похвала будет воспринимать ся как насмешка. Чтобы избежать этого, необходимо стремиться к тому, чтобы похвала содержала максимально развернутое и обоснованное описа ние поступка ребенка, в котором надо выделить и вынести на передний план позитивные моменты.

Если ребенка слишком часто хвалят, у него складывается представление о своей зависимости от власти взрослого («он(а) обладает правом меня хва лить»), возникает переживание неравноценности позиций, чувство зависи мости, подчиненности (особенно у подростков). Появляется тревога и страх лишиться позитивной оценки взрослого, неуверенность в своих силах либо, наоборот, теряется критичность, возникает комплекс «сверхполноценнос ти». Ребенок может подумать, что его хвалят из намерения заставить сде лать то, что хочет родитель, что он является объектом манипуляций.

Если похвала неадекватна представлениям ребенка о себе и своих воз можностях, то он решит, что его не понимают. Когда хвалят много, дети мо гут стать крайне зависимыми от похвалы — нет своего мнения, постоянная опора на взрослых. Сравнительная похвала ставит ребенка на ступеньку ниже лица, с которым его сравнивают, что порождает конкуренцию, за висть, ревность в отношениях со сверстниками. Сравнительная похвала не признает самоценности и уникальности личности ребенка, не учитывает в должной мере его индивидуальные особенности. Крайне вредной может оказаться такая похвала в присутствии третьих лиц, особенно группы свер стников в том случае, когда оценка поступка ребенка не совпадает с оцен кой группы.

Ласка представляет собой эмоциональный позитивный контакт ребен ка с родителем в вербальной и невербальной (перцептивной, тактильной) форме. Ласка является для ребенка убедительным свидетельством поло 188 Глава 3. Детско-родительские отношения жительной оценки родителем его поступка, повышает уверенность в себе, чувство безопасности и принятия, самооценку и самоуважение. Однако нельзя использовать ласку как единственный способ подкрепления. Необ ходимо также, чтобы ласка и выражение любви родителей к ребенку не бы ли жестко привязаны к его успехам и достижениям.

Совместная деятельность включает такие способы поощрения, как сов местная игра с ребенком, предложение принять участие в привлекательном общем занятии. Это очень продуктивный вид поощрения, однако недопусти мо, чтобы практика совместной деятельности со взрослым в жизни ребенка выступала лишь как средство поощрения. Совместная деятельность со взрос лым как важный источник развития познавательных процессов и личности ребенка должна стать непременным компонентом его повседневной жизни.

Материальное поощрение (подарки, награды) может быть эффективно.

Однако такие поощрения не следует связывать с конкретными достижения ми ребенка, послушанием, выполнением требований взрослых. Обещание награды за хорошее поведение или за определенный результат может с боль шой вероятностью привести к формированию прагматического отношения ребенка к выполнению требований и запретов взрослых, причем ребенок начнет ставить условия. Подарки, как и ласка, не должны быть жестко связа ны с достижениями ребенка, они должны выступать как подтверждение его значимости и выражение любви и принятия его родителем.

Разрешение активности с расширением прав ребенка. Желательно, чтобы такое разрешение выступало не как награда за конкретное действие, а как оценка взрослости, самостоятельности ребенка. Другими словами, расши рение прав ребенка не должно быть следствием произвола и решения взрос лого, облеченного родительской властью, но признанием высокого уровня компетентности ребенка, доказанной его поступками и достижениями.

Поощрений в воспитании ребенка должно быть больше, чем наказаний.

Поощрений не бывает слишком много. Просто они должны быть адекватно психологически встроены в воспитательную систему родителя: с одной сто роны, поощрения должны быть связаны с поступком ребенка, а с другой — нельзя использовать награды, подарки, ласку и т.п. только как подкрепле ния. Поощрения должны создавать особую атмосферу стимулирования ре бенка к самостоятельности и творчеству, принятия ребенка и подтвержде ния его значимости и самоценности как личности. Поощрения могут оказывать значительное положительное влияние на развитие личности ре бенка. Как правило, родители владеют весьма широким репертуаром средств воздействия на ребенка, однако используется он далеко не всегда достаточно эффективно.

Родительский мониторинг Степень информированности родителей о важнейших сферах жизнедея тельности детей определяет родительский мониторинг, который включает § 10. Степень устойчивости и последовательности... осведомленность о школьных успехах ребенка и проблемах в его учебной деятельности, круге общения, друзьях, формах и месте проведения досуга, карманных деньгах и о том, как тратит их ребенок, о внешкольных заняти ях и т.д. Знание родителя о делах подростка может быть получено из трех источников:

•со стороны самого подростка, который добровольно рассказывает о них родителю;

•как результат специального поиска информации (расспросы, звонки, поиски);

•как результат подчинения подростка родительским указаниям и при нятия родительской воли как главного ориентира. В этом случае родитель, по сути, полностью контролирует все виды активности подростка.

Понятия «мониторинг» и «контроль» необходимо дифференцировать с учетом различного характера активности родителя. Истинному монито рингу соответствует только первый из вариантов получения информации.

Таким образом, значение мониторинга как особой формы детско-родитель ских отношений шире, чем просто указание на информированность роди теля о делах ребенка. Мониторинг означает особое качество детско-роди тельских отношений — доверительность, сотрудничество и гармоничность.

Контроль же соотносится в этой системе понятий с третьим случаем, т.е.

включает элементы давления и явного ограничения прав и свобод ребенка.

Наиболее близким к такому пониманию контроля является для нас поня тие «авторитарность». Второй вариант может сопровождать как отноше ния мониторинга, так и отношения контроля [Stattin, Kerr, 2000]. Монито ринг, не включая собственно контроля поведения и деятельности ребенка, является важным условием профилактики девиантного поведения детей и немедленного оказания ребенку помощи в проблемных ситуациях. Отсут ствие родительского мониторинга характерно для безнадзорности и гипо протекции.

§ 10. Степень устойчивости и последовательности (противоречивости) семейного воспитания От степени устойчивости и последовательности семейного воспитания зави сит стабильность сохранения основных характеристик воспитательного про цесса — типа эмоционального принятия ребенка, количества и содержания требований и запретов, вида контроля, уровня протекции, способов разреше ния конфликтов. Неустойчивость (противоречивость) стиля воспитания оп ределяется резким изменением характеристик воспитания на протяжении развития ребенка либо одновременным сочетанием противоречивых его приемов. О противоречивости семейного стиля воспитания можно говорить также в тех случаях, когда различные члены семьи одновременно реализуют 190 Глава 3. Детско-родительские отношения противоположные, противоречащие друг другу приемы и методы воспита ния. Например, мать реализует вариант теплого эмоционального принятия и потворствования, а отец — отвержения и сверхтребовательности.

Противоречивость и непоследовательность системы семейного воспита ния крайне неблагоприятно сказываются на развитии ребенка. Противоре чивость воспитания в раннем возрасте приводит к формированию тревож ной амбивалентной привязанности [Crittenden, 2000], а в подростковом— к формированию таких черт характера, как упрямство, противостояние авто ритетам, негативизм (К. Леонгард).

§11. Родительская позиция Понятие «родительская позиция» представляет собой интегративную харак теристику, определяющую тип эмоционального принятия ребенка, мотивы и ценности воспитания, особенности образа ребенка у родителя, представле ния последнего о себе как родителе (образ «Я как Родитель»), модели роле вого родительского поведения, степень удовлетворенности родительством.

Еще в 1930-х гг. были выделены такие родительские установки, как «при нятие и любовь», «явное отвержение», «чрезмерная опека» и «излишняя тре бовательность» [Шванцара, 1978]. Однако определение родительской пози ции, основывающееся лишь на одном, хотя и доминирующем параметре родительского отношения, в значительной мере упрощает ее содержание.

Существуют различные варианты определения термина «родительская позиция». А.С. Спиваковская [1981] квалифицирует ее как реальную направ ленность, в основе которой лежит сознательная или бессознательная оценка ребенка, выражающаяся в способах и формах взаимодействия с детьми. Роди тельская позиция представляет собой систему родительского эмоционально го отношения к ребенку, стиля общения с ним и способов поведения с ним (А.А. Бодалев, В. В. Столин). А.Я. Варга и В.А. Смехов [1986] определяют ро дительскую позицию как триединство эмоционального отношения родителя к ребенку, стиля общения с ним и когнитивного видения ребенка.

Е.О. Смирнова выделяет в родительской позиции два структурных ком понента — личностное и предметное, определяющие своеобразие и внутрен нюю конфликтность родительского отношения к ребенку, отражающие ее двойственность. Личностное начало выражено в безусловной любви родите ля к ребенку и глубинной привязанности. Предметное задает объективное оценочное отношение взрослого к ребенку, направленное на формирование социально ценных качеств и свойств его личности [Смирнова, Быкова, 2001]. Оценочное отношение обусловлено ответственностью, которую несет родитель за будущее благополучие своего ребенка и его развитие.

Итак, родительская позиция характеризуется эмоциональным отноше нием к ребенку в терминах принятия/отвержения, особенностями роди § 11. Родительская позиция тельского образа ребенка (когнитивное видение), определенным стилем общения с ребенком, где важной составляющей является структурирова ние позиций как равноправных или как позиций доминирования—подчи нения, дисциплиной как систное иродительских требований, ценностями родительского воспитания, степенью устойчивости (стабильности) или противоречивости (непоследовательности) родительского отношения.

Позитивное родительское отношение определяют:

•относительная непрерывность, стабильность родительского отноше ния во времени;

•изменение родительского отношения с возрастом ребенка, учитываю щее специфику его психологического возраста (Е.О. Смирнова). Очевид но, что при анализе родительского отношения к ребенку необходимо учи тывать, насколько оно адекватно возрасту ребенка, задачам его развития и возрастно-психологическим особенностям;

•уравновешенность в родительском отношении двух противополож ных тенденций — тенденции к установлению максимальной близости с ре бенком с целью защитить, обеспечить безопасность и заботу и тенденции к предоставлению ребенку автономии и самостоятельности в решении воз никающих проблем.

Образ ребенка глазами родителя Важнейшей составляющей родительской позиции является когнитивный об раз ребенка, который выступает в форме ожиданий в отношении компетентно сти ребенка и его поведения и в форме атрибуций. Последнее означает, что ре бенок наделяется определенной системой качеств и предполагается причинное, как правило житейское, объяснение его поведения. Ожидания и атрибуции вза имосвязаны и представляют собой образы, регулирующие родительское пове дение и определяющие характер и тактику воспитания [Murphey, 1992].

Можно говорить о глобальном и дифференцированном образе ребенка.

Глобальный образ ребенка характеризует черты ребенка данного возраста, представляя собой своеобразный психологический его портрет «глазами ро дителя». Мера его адекватности определяется степенью психолого-педагоги ческой компетентности и воспитательного опыта родителя. По отношению ко второму и третьему ребенку родитель, как правило, обнаруживает более адекватный глобальный образ. Дифференцированный образ характеризует индивидуально-личностные качества ребенка, определяя его неповтори мость и уникальность.

Система родительских представлений, включающих глобальный и диф ференцированный образ ребенка, определяется следующими факторами.

Во-первых, культурно-исторической природой образа детства. В разных культурах представления о возрастно-психологических особенностях ре бенка неодинаковы. Например, североамериканские матери обнаруживают более высокие ожидания в отношении поведения детей и, соответственно, 192 Глава 3. Детско-родительские отношения предъявляют более высокие требования к ребенку, чем в Японии, где до школы ему разрешается практически все, или в европейской культуре, где требования к поведению, достижениям и компетентности ребенка предъяв ляются значительно раньше. Во-вторых, особенности когнитивного образа ребенка определяются позицией, которую занимает родитель в отношении к ребенку. Авторитарные мамы преувеличивают в своем образе реальные возможности ребенка, поэтому они больше требуют от детей и меньше им помогают, чем матери, реализующие демократический стиль общения.

Степень адекватности образа ребенка значительно варьируется. Понят но, что абсолютно точного образа быть не может. Безусловно, чем больше соответствует образ ребенка оригиналу, тем лучше, однако оптимальным вариантом когнитивного видения родителем ребенка будет образ, открыва ющий кредит доверия и создающий зону ближайшего развития личности ребенка. Видеть ребенка таким, каким он может стать и каким он, по мне нию родителя, станет в потенциале его возможностей и компетентности, и строить свое взаимодействие и сотрудничество с ним, ориентируясь на по тенциал его развития, «зону его ближайшего развития» (Л.С. Выготский), составляет подлинное искусство воспитания.

Родительский образ ребенка оказывает существенное влияние на раз витие его личности. Механизмы такого влияния следующие:

• создание зоны ближайшего развития и организация сотрудничества' в ее пределах;

• идентификация ребенка с предлагаемым родителями образом;

•моделирование определенного поведения и деятельности ребенка в соответствии с заданными родителем образцами и моделями и регуляция его поведения. В процессе подражания создаются заложенные в образе-мо дели условия для интериоризации нужных качеств (прекрасная тому ил люстрация — уже упоминавшийся выше «эффект Пигмалиона»);

• механизм обусловливания, когда посредством использования наказа ний и поощрений родитель направленно формирует те или иные качества ребенка — наказывает его или поощряет в зависимости от того, насколько поведение ребенка соответствует родительскому образу и ожиданиям. По средством положительного и отрицательного подкрепления осуществляет ся коррекция поведения и деятельности ребенка и тем самым закладывает ся основа для формирования заданных в образе качеств и свойств.

Характер воздействия родителя на ребенка определенным образом пре ломляется и в сознании самого ребенка. Можно выделить два типа отноше ния ребенка к родительскому воздействию: 1) принятие и согласие, опреде ляющие идентификацию, моделирование и интериоризация родительских ожиданий;

2) несогласие, протест против роли, навязываемой родителями.

Отсюда вытекают два варианта формирования личностных качеств ребен ка — как прямо противоположных ожиданиям родителей, так и полностью совпадающих с ними.

§ 11. Родительская позиция Степень соответствия родительского образа Я-концепции ребенка — важное условие принятия либо отвержения ребенком родительского обра за. Я-концепция в основных моментах оказывается сформированной уже в дошкольном возрасте, когда у ребенка появляются собственные критерии самооценки, возможность противостоять родителям в попытке модифика ции его Я.

Неблагоприятное воздействие на развитие личности ребенка оказывает «мистификация», т.е. внушение родителями детям того, в чем они нужда ются, кем являются, каковы их интересы и ценности, навязывание им не адекватной системы представлений о себе (Г. Стерлин). Формы ее таковы:

приписывание, делегирование, инфантилизация, инвалидизация.

Приписывание определенных качеств ребенку — позитивных (чуткий, добрый, способный, одаренный) либо негативных (жадный, лживый, недо бросовестный, ленивый) — нередко приводит к искажению его личностно го развития. При некритичном восторженном отношении родителя к ре бенку, излишнем, необоснованном преувеличении его положительных качеств у ребенка может сформироваться неадекватный образ Я, основан ный на чувстве превосходства и неуважении к окружающим. Приписыва ние же ребенку «слабости», испорченности оборачивается снижением у не го степени самоприятия, дисгармоничностью развития Я-концепции.

Делегирование предполагает отношение к ребенку как к объекту испол нения родительских целей, замыслов и планов, не реализованных самим родителем. Механизмом делегирования является проекция родителем на ребенка неосуществленных собственных целей и жизненных планов.

Инфантилизация часто возникает вследствие того, что родитель стре мится сохранить ту систему отношений, в рамках которой ребенок был по слушен, зависим, им удобно было манипулировать;

стремится «законсерви ровать» и остановить ребенка в его личностном развитии и автономизации.

Родитель приписывает ребенку интересы, потребности, ценности, соответ ствующие младшему возрасту;

строит свои отношения с ребенком как с ма леньким, не по возрасту одевает и т.д. Инфантилизация может проявляться как в позитивной форме, реализующей стремление родителя остановить ход развития на детской стадии, так и в негативной посредством приписы вания ребенку отвергаемых детских качеств. В последнем случае, например, родитель может даже обратиться в психологическую консультацию, запо дозрив у собственного ребенка отставание в развитии.

Инвалидизация представляет собой принудительное обесценивание по зиции ребенка, его интересов, планов, возможностей. В основе инвалидиза ции часто лежит амбивалентное отношение или скрытое отвержение ре бенка. Родитель рассматривает ребенка как ущербного, немощного, даже приписывает ему различные болезни, негативные асоциальные качества и т.п. Возможен специфический вариант инвалидизации — на основе фо бии утраты, потворствования и гиперпротекции. Например: повреждение 13- 194 Глава 3. Детско-родительские отношения моторных функций у ребенка вследствие перенесенного полиомиелита, не смотря на благоприятный прогноз, привело к серьезным осложнениям в его развитии;

мать, инвалидизируя ребенка, сделала уход за ним смыслом жизни и единственной целью, усадила его в инвалидную коляску, преду преждала малейшие желания, делала все для него и вместо него — и в ре зультате реальные возможности коррекции были утрачены, судьба ребенка сложилась трагически.

Еще одним вариантом искажения родительского образа ребенка явля ется недостаточный учет или игнорирование реальных трудностей разви тия ребенка. Например, часто игнорируются трудности общения ребенка со сверстниками, проблемы с обучением в школе, неспособность самостоя тельно осуществлять учебную деятельность. При этом родители склонны преувеличивать, раздувать мелкие проблемы ребенка.

В основе искажения родительской позиции часто лежит отвержение ребенка. Приписывание ему негативных качеств, инвалидизация при этом выступают как рационализация своего отвержения, проявление защитной реакции родителя с целью сохранения позитивного самоотношения и са моуважения путем дискредитации «другого».

Родительская позиция, по мнению А.С. Спиваковской [1999], характе ризуется определенным стилем поведения, реализуемым во взаимодейст вии с ребенком. Параметрами ее являются динамичность/ригидность и прогностичность. Динамичность определяет способность родителя гибко использовать различные дисциплинарные методы, системы требований, запретов. В случае ригидности возможности адаптации воспитательной си стемы к конкретным условиям и ситуациям оказываются ограниченными.

Прогностичность характеризует умение родителя предвосхищать в своих методах воспитания будущие возрастные изменения ребенка, способность к экстраполяции и прогнозированию развития ребенка.

Нарушения и искажения родительской позиции оказываются обуслов ленными неадекватным транслированием ригидных и неэффективных, усвоенных в родительской семье моделей воспитания, низкой степенью психологической и педагогической компетентности родителей;

дисфунк цией семейной системы и как следствие — искажением родительской по зиции;

наконец, личностными индивидуальными особенностями самого родителя.

§ 12. Типы семейного воспитания Основополагающее значение для выделения типов семейного воспитания имели работы Д. Баумринд [Baumrind, 1975]. Критериями такого выделе ния признаны характер эмоционального отношения к ребенку и тип роди тельского контроля. Классификация стилей родительского воспитания включала четыре стиля: авторитетный, авторитарный, либеральный, ин § 12. Типы семейного воспитания дифферентный. Авторитетный стиль характеризуется теплым эмоцио нальным принятием ребенка и высоким уровнем контроля с признанием и поощрением развития его автономии. Авторитетные родители реализуют демократический стиль общения, готовы к изменению системы требований и правил с учетом растущей компетентности детей. Авторитарный стиль отличается отвержением или низким уровнем эмоционального принятия ребенка и высоким — контроля. Стиль общения авторитарных родителей — командно-директивный, по типу диктата, система требований, запретов и правил ригидна и неизменна. Особенностями либерального стиля воспита ния являются теплое эмоциональное принятие и низкий уровень контроля в форме вседозволенности и всепрощенчества. Требования и правила при таком стиле воспитания практически отсутствуют, уровень руководства недостаточен. Индифферентный стиль определяется низкой вовлеченнос тью родителей в процесс воспитания, эмоциональной холодностью и дис тантностью в отношении ребенка, низким уровнем контроля в форме игно рирования интересов и потребностей ребенка, недостатком протекции.

Проведенное Баумринд лонгитюдное исследование было направлено на изучение влияния типа семейного воспитания на развитие личности ребенка.

Роль указанных стилей родительского воспитания — авторитетного, ав торитарного, либерального и индифферентного — в формировании лично стных особенностей детей стала предметом специального изучения. Пара метрами оценки личностных качеств ребенка, зависящими, по мнению автора, от стиля родительского воспитания, были названы: отношения враждебности/доброжелательности, ребенка к миру;

сопротивление, соци альный негативизм/кооперация;

доминирование в общении/уступчивость, готовность к компромиссу;

доминантность/подчинение и зависимость;

це ленаправленность/импульсивность, полевое поведение;

направленность на достижения, высокий уровень притязаний/отказ от достижений, низкий уровень притязаний;

независимость, автономия/зависимость (эмоцио нальная, поведенческая, ценностная). Стиль родительского воспитания примерно в 80% случаев удалось идентифицировать. • Авторитарные родители в воспитании придерживаются традиционного канона: авторитет, власть родителей, безоговорочное послушание детей.

Как правило, низкий уровень вербальной коммуникации, широкое исполь зование наказаний (и отцом, и матерью), ригидность и жесткость запретов и требований. В авторитарных семьях было констатировано формирование зависимости, неспособность к лидерству, отсутствие инициативы, пассив ность, полевое поведение, низкая степень социальной и коммуникативной компетентности, низкий уровень социальной ответственности с моральной ориентацией на внешний авторитет и власть. Мальчики нередко демонстри ровали агрессивность и низкий уровень волевой и произвольной регуляции.

Авторитетные родители обладают большим жизненным опытом и несут ответственность за воспитание ребенка. Проявляют готовность к пониманию 196 Глава 3. Детско-родительские отношения и учету мнения детей. Общение с детьми строится на основе демократических принципов, поощряется автономия и самостоятельность детей. Практически не используются физические наказания и вербальная агрессия, а основным методом воздействия на ребенка становится логическая аргументация и обос нование. Послушание не декларируется и не выступает реальной ценностью воспитания. Отмечается высокий уровень ожиданий, требований и стандар тов на фоне поощрения самостоятельности детей. Результатом авторитетно го родительства становится формирование у ребенка высокой самооценки и самопринятия, целенаправленности, воли, самоконтроля, саморегуляции, го товности к соблюдению социальных правил и стандартов. Фактором риска при авторитетном родительстве может стать слишком высокая мотивация до стижений, превышающая реальные возможности ребенка. В неблагоприят ном случае это приводит к повышению риска невротизации, причем мальчи ки оказываются более уязвимыми, чем девочки, поскольку уровень требований и ожиданий в отношении к ним выше. Для детей авторитетных родителей характерны высокая степень ответственности, компетентности, дружелюбия, хорошая адаптивность, уверенность в себе.

Либеральные родители намеренно ставят себя на одну ступень с деть ми. Ребенку предоставляется полная свобода: он должен ко всему прийти самостоятельно, на основании собственного опыта. Никаких правил, за претов, регламентации поведения нет. Реальная помощь и поддержка со стороны родителей отсутствует. Уровень ожиданий в отношении достиже ний ребенка в семье не декларируется. Формируется инфантильность, вы сокая тревожность, отсутствие независимости, страх реальной деятельнос ти и достижений. Наблюдается либо избегание ответственности, либо импульсивность.

Индифферентный стиль родительства, демонстрирующий игнорирова ние и пренебрежение к ребенку, особенно неблагоприятно сказывается на развитии детей, провоцируя широкий спектр нарушений от делинквентно го поведения, импульсивности и агрессии до зависимости, неуверенности в себе, тревожности и страхов.

Исследование показало, что сам по себе стиль родительского поведения еще не предопределяет однозначно формирования тех или иных личност ных особенностей. Важную роль играют переживания самого ребенка, осо бенности его темперамента, соответствие типа семейного воспитания ин дивидуальным качествам ребенка. Чем он старше, тем в большей степени влияние типа семейного воспитания определяется его собственной актив ностью и личностной позицией.

По данным, полученным на североамериканской выборке (США), рас пределение родителей по стилям семейного воспитания, выделенным Бау мринд, выглядит следующим образом: 40—50% родителей реализуют авто ритарный или близкий к авторитарному стиль воспитания;

30—40% — демократический и около 20% — разрешающий или попустительский стиль.

§ 13. Типы дисгармоничного воспитания Интегративной характеристикой воспитательной системы является тип семейного воспитания. Критерии классификации типов семейного воспитания и типология представлены в работах А.Е. Личко [1989], Э.Г. Эйдемиллера и В. Юстицкиса (1999], Исаева [1996], А.Я. Варги [1997], А.И. Захарова[1997]и др.

Гармоничный тип семейного воспитания отличается:

• взаимным эмоциональным принятием, эмпатией, эмоциональной под держкой;

•высоким уровнем удовлетворения потребностей всех членов семьи, включая детей;

• признанием права ребенка на выбор самостоятельного пути развития, поощрением автономии ребенка;

• отношениями взаимного уважения, равноправия в принятии решений в проблемных ситуациях;

• признанием самоценности личности ребенка и отказом от манипуля тивной стратегии воспитания;

• обоснованной возрастными и индивидуально-личностными особенно стями ребенка, разумной и адекватно предъявляемой к нему системой тре бований;

•систематическим контролем с постепенной передачей функций кон троля ребенку, переходом к его самоконтролю;

• разумной и адекватной системой санкций и поощрений;

•устойчивостью, непротиворечивостью воспитания при сохранении права каждого из родителей на собственную концепцию воспитания и пла номерное изменение его системы в соответствии с возрастом ребенка.

§ 13. Типы дисгармоничного воспитания Д и с г а р м о н и ч н ы е типы воспитания весьма разнообразны, но всем им в той или иной степени свойственны:

•недостаточный уровень эмоционального принятия ребенка, возмож ность эмоционального отвержения и амбивалентного отношения, отсутст вие взаимности;

• низкий уровень сплоченности родителей и разногласия в семье в во просах воспитания детей;

• высокий уровень противоречивости, непоследовательности в отноше ниях родителей с детьми;

• ограничительство в различных сферах жизнедеятельности детей;

•завышение требований к ребенку или недостаточная требователь ность, вседозволенность;

•неконструктивный характер контроля, низкий уровень родительского мониторинга, чрезмерность санкций или их полное отсутствие;

198 Глава 3. Детско-родительские отношения •повышенная конфликтность в повседневном общении с ребенком;

•недостаточность или чрезмерность удовлетворения потребностей ре бенка.

Остановимся на кратком описании наиболее частых вариантов дисгар моничного типа воспитания в семье.

Гипопротекция Характеризуется недостаточностью заботы, внимания, опеки и контроля, интереса к ребенку и удовлетворения его потребностей.

Явное эмоциональное отвержение ребенка выступает как вариант воспита ния по типу Золушки. Недостаток интереса, заботы, ответственности и кон троля поведения ребенка обусловлен эмоциональным отвержением ребенка и приписыванием его личности негативных черт. Для отвержения характерно неприятие эмоциональных особенностей ребенка, его чувств и переживаний.

Родитель предпринимает попытки «улучшить» ребенка, используя для этого жесткий контроль и санкции, навязывает ребенку определенный тип поведе ния как единственно правильный и возможный (В.И. Гарбузов).

Чистая гипопротекция отличается неудовлетворением потребностей ребенка и отсутствием контроля. Неудовлетворение потребностей может граничить с вариантом безнадзорности, когда не удовлетворяются даже ви тальные потребности.

Скрытая гипопротекция определяется низким уровнем протекции при формальной заботе о ребенке. Родитель, казалось бы, заинтересован в ре бенке, но на самом деле обычно удовлетворяются лишь витальные его по требности. Нет сотрудничества, совместной деятельности, активных содер жательных форм общения, нет подлинной заинтересованности и заботы о ребенке. Требования предъявляются, но контроль их выполнения не обес печивается. Достаточно часто за скрытой гипопротекцией кроется неосо знанное эмоциональное отвержение ребенка.

Перфекционизм — рационально обосновываемая гипопротекция. На пример, ребенок недостоин любви и заботы, поскольку не выполняет ка кие-то обязательства, а потому должен быть наказан. В основе перфекцио низма лежит искажение образа ребенка и эмоциональное его отвержение.

Потворствующая гипопротекция характеризуется низким уровнем принятия ребенка на фоне потворствования и вседозволенности, когда ро дители стремятся удовлетворить любые желания ребенка. Дети в такой се мье, как правило, избалованные, но, в отличие от семьи с гиперпротекцией, лишены родительской любви. Там стараются всячески избегать общения с ребенком, откупаясь материальными благами и подарками, например от правляют его на все лето в дорогой престижный лагерь. Родители по отно шению к ребенку ведут себя холодно и отстраненно, избегают физического контакта, стремятся оградить ребенка от установления близких связей с другими людьми, изолировать. В основе потворствующей гипопротекции § 13. Типы дисгармоничного воспитания лежит чувство вины родителя из-за отсутствия подлинной любви к ребен ку. Часто это переходит в другую крайность, и ребенок становится объек том агрессии, что приводит к трансформации потворствующей гипопро текции в жестокое обращение.

Компенсаторная гиперопека. В ее основе лежит гипоопека (нет подлин ной заинтересованности, есть элементы эмоционального отвержения). Если в случае потворствующей гипоопеки компенсация осуществляется за счет выполнения желаний ребенка, то здесь — за счет повышенной опеки. Ребе нок постоянно в центре внимания, высок уровень тревожности родителей в связи со здоровьем ребенка или страх, что с ребенком что-то произойдет.

Гиперпротекция Характеризуется чрезмерной родительской заботой, завышенным уровнем протекции. Основой гиперпротекции может стать как любовь к ребенку, так и амбивалентное к нему отношение. В некоторых случаях гиперпротек ция может сочетаться с эмоциональным отвержением ребенка. Гиперопека может быть обусловленной доминированием мотива эмоционального кон такта с ребенком. Тогда преувеличенная забота о нем выражает острую по требность самого родителя в эмоциональных отношениях и страх одиноче ства. Достаточно часто причиной гиперопеки становится фобия утраты, страх потерять ребенка, тревожное ожидание возможного несчастья.

Потворствующая гиперпротекция. Воспитание по типу кумира семьи:

безусловное эмоциональное принятие ребенка, симбиотическая связь с ре бенком. Ребенок является центром семьи, его интересы приоритетны, удов летворение любых потребностей ребенка чрезмерно, требования, запреты, контроль и санкции отсутствуют. Наличествуют только поощрения, но, как не связанные с реальными достижениями ребенка, они теряют свое разви вающее продуктивное значение. Культ ребенка зачастую осуществляется в ущерб остальным членам семьи.

Доминирующая гиперпротекция. В основе ее может лежать как эмоцио нальное принятие ребенка, так и его отвержение или амбивалентное отно шение. Авторитаризм родителей при данном типе воспитания, достаточно широко распространенном в нашей культуре, обусловливает чрезмерность требований, стремление контролировать и чувства, и мысли ребёнка, по пытку структурировать отношения с ребенком по типу «у меня власть».

Диктат и доминантность родителя выступают в форме категоричности, ди рективности и безапелляционности суждений, в стремлении установить не ограниченную власть над ребенком, добиться его полного и беспрекослов ного послушания. Одной из причин родительской доминантности является недоверие к ребенку, уверенность в том, что сам он не сможет справиться ни с одной из жизненных трудностей, что он неспособен к самостоятельным действиям и нуждается в руководстве и контроле. Доминирующая гипер протекция характерна для воспитания детей дошкольного и младшего 200 Глава 3. Детско-родительские отношения школьного возраста. Достаточно часто маленького ребенка воспитывают по типу потворствования, а когда он подрастает, гиперопека становится доми нирующей и в подростковом возрасте сменяется гипоопекой.

Компенсаторная гиперопека, по сути, может быть приравнена к гипо опеке с точки зрения удовлетворения потребностей ребенка в любви, при нятии, содержательном сотрудничестве и кооперации. Вместе с тем роди тель оберегает ребенка от воспитательных воздействий со стороны социального окружения, стремится компенсировать недостаток любви из лишком подарков и материальных ценностей.

Нематеринская гиперпротекция (со стороны бабушки) обычно носит потворствующий характер, но иногда может принимать и доминирующую форму.

Смешанная гиперопека — это переход от гипер- к гипоопеке, принимаю щей скрытые формы.

Противоречивое воспитание Такое воспитание может быть обусловлено реализацией разными членами семьи одновременно различных типов воспитания или сменой образцов вос питания по мере взросления ребенка. Противоречивость выступает как несо вместимость и взаимоисключаемость воспитательных стратегий и тактик, используемых в семье в отношении одного ребенка. В некоторых случаях противоречивое воспитание принимает форму конфликтного. Причинами противоречивого воспитания могут стать воспитательная неуверенность ро дителя, низкая степень его психолого-педагогической компетентности, нор мативные и ненормативные кризисы семьи, например в связи с рождением в семье еще одного ребенка или разводом. Нередко противоречивость воспи тания оказывается обусловлена большим количеством вовлеченных в про цесс воспитания ребенка взрослых, не желающих и не умеющих рефлексиро вать и согласовывать свои воспитательные подходы. Неравномерность воспитания может проявляться в дефиците эмоционального общения роди теля с ребенком в раннем возрасте и «переизбытке» эмоционального контак та в более старшем. Частным случаем противоречивого воспитания является так называемое «маятникообразное» воспитание, в котором запреты отменя ются без должных на то причин и разъяснений и затем вновь столь же нео жиданно и необоснованно восстанавливаются.

Противоречивое воспитание приводит к формированию у ребенка тре вожного типа привязанности, искажению в развитии Я-концепции, росту личностной тревожности, неуверенности в себе и низкому самопринятию.

Воспитание по типу повышенной моральной ответственности Отличается чрезмерностью требований, предъявляемых к ребенку. По разным причинам к ребенку предъявляются требования, не соответствующие его воз расту и индивидуальным особенностям. Этот разрыв благоприятен для рывка § 13. Типы дисгармоничного воспитания в личностном развитии, но если отсутствует содержательная помощь со сторо ны родителей, то в сочетании с жесткими санкциями такой тип воспитания может стать причиной невротизации ребенка. Дети, воспитывающиеся в атмо сфере повышенной моральной ответственности, очень обязательны, гиперсо циальны, но склонны к невротизации и соматизации психологических про блем, к высокой тревожности. Причинами такого варианта искажения типа семейного воспитания могут выступать: делегирование;

искажение когнитив ного образа ребенка (приписывание больших возможностей, чем те, которыми реально обладает ребенок);

объективные условия социальной ситуации разви тия (отец ушел из семьи, мать зарабатывает на жизнь, на старшего ребенка ло жится ответственность за младших и домашние заботы).

Гиперсоциализирующее воспитание Выражается в тревожно-мнительной концентрации родителя на социаль ном статусе ребенка, его успехах и достижениях, отношении к нему сверст ников и месте, занимаемом в группе;

на состоянии здоровья ребенка без учета реальных психофизических его особенностей, возможностях и огра ничениях (В.И. Гарбузов). Родитель проявляет в отношениях с ребенком чрезмерную принципиальность, не учитывая его возрастно-психологичес ких и индивидуально-личностных особенностей, во главу угла ставит принцип долга, ответственности, социальных обязанностей, норм и пра вил. Для этого типа воспитания присущи шаблонность, предопределен ность воспитательных схем и методов без учета реальных ситуаций взаи модействия и особенностей ребенка. В отношениях с детьми родитель обнаруживает тревожность, мнительность и неуверенность, что самым прямым образом сказывается на личностных особенностях ребенка.

Жестокое обращение с ребенком Воспитание по типу жестокого обращения (начиная от жестоких физичес ких наказаний и заканчивая эмоциональным отвержением ребенка, недо статком тепла, любви, принятия, холодностью и дистантностью опекуна) характеризуется применением родителем самого широкого спектра наказа ний при практически полном отсутствии поощрений, несоразмерностью проступка ребенка и тяжести наказания, импульсивной враждебностью ро дителя. Как правило, ребенок выполняет в семье роль «козла отпущения», «позора семьи». Образ ребенка искажается родителем, в соответствии с ме ханизмами проекции и рационализации ему приписываются всевозмож ные пороки и недостатки, патологическая агрессивность, лживость, испор ченность, эгоизм и т.д.

Воспитание в культе болезни Представляет собой специфический тип дисгармоничного семейного воспи тания, характеризующийся навязыванием ребенку роли «больного члена се 202 Глава 3. Детско-родительские отношения мьи», созданием особой атмосферы. Отношение к ребенку как к больному, слабому, беспомощному ведет к осознанию им своей исключительности, раз витию пассивности, слабости, вседозволенности, к трудностям волевого по ведения, эгоизму и демонстративности. Ребенок выполняет в семье патоло гизирующую роль «больной член семьи».

Воспитание вне семьи Воспитание в детских учреждениях (домах ребенка, детских домах, интер натах, у дальних родственников) особенно неблагоприятно сказывается на психическом развитии детей. Лишение семьи в раннем возрасте приводит к необратимым или трудно корригируемым нарушениям в формировании привязанности и автономии личности (Дж. Боулби) и базового доверия к миру (Э. Эриксон). Наиболее яркими следствиями такого воспитания ста новятся расстройства эмоциональной сферы (страхи, тревожность, депрес сия, трудности эмпатии), нарушения личностного и умственного развития, высокая агрессивность, жестокость и формирование девиантного, т.е. от клоняющегося от нормы, и делинквентного, выходящего за пределы право вых норм, поведения.

Значительный интерес представляют также выделенные А.Я. Варгой [1997] неадекватные типы материнского отношения.

1. Отношение матери к сыну по замещающему типу. Сыну приписывает ся роль супруга. Отношения в диаде строятся по типу поиска поддержки, пе рекладывания матерью ответственности и заботы на плечи сына. Сыну навя зывается роль главы семьи, необходимость заботы о матери. Это бывает как в неполной, так и в полной семье. В полной — в случае коалиции мать—сын, когда мать недовольна тем, как супруг реализует свою роль. В диаде отец дочь отношение отца к дочери как к хозяйке дома не провоцирует искажения типа семейного воспитания. Такой вариант воспитания скорее можно рас сматривать как воспитание по типу повышенной моральной ответственнос ти, поскольку отец не претендует на исключительность внимания дочери.

2. Симбиотическая связь матери с ребенком, характеризующаяся гипе ропекой и низкой степенью эмоциональной дифференциации. Может быть как потворствующей, так и доминирующей, но главная,черта симбиотиче ской связи — родитель и ребенок в сознании матери не разделены, пред ставляют, единое целое. Это очень плохо в подростковом возрасте, так как симбиоз мешает подростку установить контакты со сверстниками.

3. Лишение родительской любви. Любовь родителя используется как инст румент для манипулирования ребенком, как награда, которую надо заслужить.

4. Воспитание посредством актуализации чувства вины также представля ет угрозу для развития личности ребенка, поскольку может стимулировать развитие наказующего самосознания, низкой самооценки и самопринятия.

Е.О. Смирнова [Смирнова, Быкова, 2001] выделяет девять вариантов ро дительского поведения в зависимости от выраженности личностного и пред § 13. Типы дисгармоничного воспитания метного компонента родительского отношения: строгий, объяснительный, автономный, компромиссный, содействующий, сочувствующий, потакаю щий, ситуативный и зависимый родитель. В каждом из перечисленных вари антов превалирует либо личностный (любовь, сочувствие, сопереживание ребенку), либо предметный (требования, контроль, оценка качеств ребенка) компонент родительского отношения. Строгий родитель директивен, авто ритарен, ориентирован на социальные достижения, предъявляет ребенку вы сокие требования, далеко не всегда согласованные с его возможностями, ог раничивает инициативу и активность самого ребенка. Объяснительный использует в воспитании стратегию объяснений, ориентируясь на ребенка как равноправного партнера. Автономный поощряет самостоятельность и независимость ребенка, предоставляя ему возможность самому находить ре шение проблем. Компромиссный в воспитании придерживается тактики равноценного обмена. Предлагая ребенку непривлекательное задание или поручение, он стремится «уравновесить» его наградой, учесть интересы, по требности и увлечения ребенка. Содействующий чувствителен как к нуж дам, так и к потребностям ребенка, всегда готов прийти ему на помощь, ори ентирован на равноправное сотрудничество, предоставляет ребенку шанс самостоятельно справиться с проблемой там, где это возможно. Сочувствую щий сенситивен к эмоциональному состоянию ребенка и его нуждам, сочув ствует ему и сопереживает. Однако реальной помощи не оказывает, конкрет ных действий, направленных на разрешение проблемы, не предпринимает.

Потакающий ставит интересы ребенка выше собственных интересов и инте ресов семьи. Готов пожертвовать всем, лишь бы удовлетворить потребности ребенка, даже в ущерб себе. Ситуативный меняет свое поведение, требова ния, запреты, контроль и оценку ребенка в зависимости от конкретной ситу ации. Система воспитания достаточно лабильна и изменчива. Наконец, зави симый родитель не имеет своего собственного мнения в вопросах воспитания детей, привык полагаться на авторитеты. В случае неудач и труд ностей в детско-родительских отношениях апеллирует к педагогам, собст венным родителям, психологам, склонен к чтению психолого-педагогичес кой литературы и надеется найти там ответы на волнующие его вопросы.

П. Вюрсмер выделяет четыре типа семей с нарушениями общения: се мья, травматизирующая детей, навязчивая, лживая и непоследовательная.

Первая навязывает ребенку патологизирующую роль как дополнительную к роли жертвы или агрессора, с которыми идентифицирует себя родитель, переживший насилие в детском возрасте. Навязчивая семья осуществляет постоянный и навязчивый контроль за ребенком, вызывающий у него чув ство стеснения, стыда и злобы;

рождающий атмосферу лицемерия и фаль ши. Лживая семья практикует двойные стандарты, постоянное использова ние которых приводит к утрате ребенком чувства реальности и деперсонализации, к отчуждению. В непоследовательной, ненадежной се мье ребенок ощущает нестабильность и угрозу [Курек, 1997].

204 Глава 3. Детско-родительские отношения Интересный подход к созданию типологии детско-родительских отно шений был предложен Г.Г. Семеновой-Полях [2003]. В качестве системооб разующих параметров такой типологии автор предлагает использовать ха рактеристики вовлеченности субъекта в детско-родительские отношения, превалирование одного из субъектов отношений и характер взаимодейст вия родителя и ребенка (жесткость — мягкость). Указанная типология поз волила классифицировать описанные ранее в литературе типы семейного воспитания.

§ 14. Дисгармоничные типы воспитания как фактор риска в развитии ребенка Дисгармоничные типы семейного воспитания создают условия для форми рования негативных лич'ностных качеств ребенка, особенно при наличии конституциональной предрасположенности. Однако было бы неверно уп рощать характер связи между личностными особенностями ребенка и осо бенностями родительского стиля воспитания, трактуя их как причинно следственные. Известно, что одно и то же поведение родителя может вызвать два варианта реагирования ребенка: защитное и дополнительное.

Например, авторитарное поведение и диктат родителя могут вызвать за щитное поведение подростка (агрессию, негативизм, сопротивление, гру бость, уход) либо дополнительную форму отреагирования — зависимость, покорность, безынициативность. Способ реагирования в значительной сте пени зависит от индивидуальных особенностей ребенка. В подростковом возрасте он определяется особенностями темперамента и характера, готов ностью ребенка учитывать всю информацию, его актуальным эмоциональ ным состоянием и интерпретацией родительских действий [Grusec, Goodnow, Kuczynski, 2000].

В работах А.Е. Личко [1989], Э.Г. Эйдемиллера [1996, 1999] прослеже но влияние различных типов семейного воспитания на формирование лич ности подростка. Гипопротекция, характеризующаяся низким уровнем опеки и удовлетворения потребностей ребенка, отсутствием продуманной системы воспитания и социального контроля (отсутствуют требования и запреты), приводит к усилению выраженности гипертимной, неустойчи вой и конформной акцентуации. Жестокое обращение — к усилению эпи лептоидной акцентуации и выраженности эпилептоидных черт при кон формном типе. Лабильный, сенситивный и астеноневротический тип оказываются крайне уязвимыми к эмоциональному отвержению. Повы шенная моральная ответственность создает условия для развития психас тенической акцентуации, резко усиливая уже имеющиеся черты психасте нии. Доминирующая гиперпротекция, направленная, по мнению родителей, на профилактику развития гипертимных черт подростков и на § 14. Дисгармоничные типы воспитания как фактор риска в развитии ребенка ходящая выражение в тотальной гиперопеке и запретительно-ограничи тельной тактике воспитания, напротив, приводит к обострению реакции эмансипации, выраженности негативной симптоматики подросткового кризиса и, как следствие, к усилению гипертимного типа и выраженности асоциального и антисоциального поведения подростков. Доминирующая гиперпротекция усиливает выраженность «слабых» типов — психастени ческого, сенситивного, астеноневротического. Потворствующая гиперпро текция предрасполагает к развитию истероидно-демонстративных черт ха рактера при истероидной, гипертимной и лабильной акцентуации, резко усиливая жестокость и агрессивность при эпилептоидном типе.

А.И. Захаров [1982] выделил следующие условия функционирования семьи, порождающие нарушения типа семейного воспитания и невротиза цию ребенка:

•искажение супружеских отношений по типу невротически мотивиро ванного взаимодополнения;

•инверсия супружеских и родительских ролей, например выполнение бабушкой роли матери, а матерью — роли отца;

•образование эмоционально обособленных диад и аутсайдеров, «изго ев» в семье;

• высокий уровень семейной тревоги и эмоциональной напряженности;

•депривация потребности ребенка в принятии, сопереживании, обще нии с родителями;

•практика подавления конфликтов и ухода от проблем.

Личностные особенности матерей также провоцируют развитие у де тей неврозов. В частности, Захаров выделяет такие психологические типы матерей детей с неврозами и нарушениями личностного развития, как «снежная королева», «царевна-несмеяна», «спящая красавица», «насед ка», «суматошная мать», «унтер Пришибеев», «вечный ребенок». Неблаго приятные психологические черты матери непосредственно влияют на тип семейного воспитания, что оказывается особенно губительным тогда, ког да мать односторонне доминирует в воспитании ребенка. Например, низ кая эмоциональная экспрессивность, эмпатия и отзывчивость матери предрасполагают к серьезным нарушениям эмоционально-личностного развития ребенка. Преобладание рационального аспекта в воспитании в ущерб эмоциональному ведет к нарушениям эмоционального развития ре бенка, низкому уровню развития у него воображения и креативности. По мнению Захарова, классическая триада — тревожность, аффективность (эмоционально бурные проявления родителем своего недовольства ребен ком) и гиперсоциальность — образует то сочетание особенностей воспита ния, которое влечет за собой невротизацию ребенка.

Захаров [1997] выделил ряд особенностей воспитательного стиля роди телей, являющихся фактором риска нарушений эмоционально-личностно го развития ребенка (см. табл. 4).

206 Глава 3. Детско-родительские отношения Таблица Особенности воспитательного стиля родителей как фактор риска нарушений эмоционально-личностного развития ребенка (по А.И. Захарову) Воспитательная Поведение родителя черта Непонимание Соотносит действия ребенка с ригидными эталонами без учета ре родителем альных возможностей и способностей ребенка. Например, считает, личностного что ребенок «не хочет» что-то делать, не замечая, что ребенок просто своеобразия ребенка «не может» выполнить предлагаемые требования Непринятие Проявляется в двух формах: непринятие самого ребенка (нежелан ный ребенок) и непринятие отдельных его черт. В последнем случае родитель пытается «переделать», изменить ребенка Несоответствие Декларирует одни требования и в то же время ожидает от ребенка требований прямо противоположного поведения. Ребенок оказывается в ситуа и ожиданий ции двойного стандарта и неопределенности. Противоречивость си родителя стемы требований. Часто сопровождается общей неуверенностью в воспитании Негибкость Проявляется в шаблонности и стереотипности требований и форм родителей реагирования родителя на различные ситуации. Неполный учет специфики конкретной ситуации влечет за собой несвоевременную и неадекватную реакцию. Для негибких родителей характерны фик сация и застревание на проблемах, малое количество альтернатив при их решении, предвзятость в суждениях и стремление к навязы ванию своего мнения Неравномерность Проявляется в неодинаковом интересе к ребенку в разные моменты его жизни. Например, когда у ребенка проблемы, родители прояв ляют к нему повышенное внимание, а когда ситуация стабилизиру ется, бросают его на произвол судьбы Непоследователь- Часто меняет стратегии воспитания. Критерии оценивания, требова ность ния и другие значимые характеристики воспитания произвольны.

В одинаковых ситуациях родитель реагирует непредсказуемо — за од ни и те же поступки иногда хвалит, а иногда наказывает Несогласованность Определяется разногласиями между взрослыми, воспитывающими действий родителей ребенка: разные системы требований, санкций, оценок, конфликтами между родителями и другими воспитателями в семье Аффективность Отличается излишней эмоциональностью, создающей в семье на пряженную, «суматошную» обстановку. При преобладании отрица тельных эмоций нарушаются межличностные контакты, исчезает интерес к жизни семьи Тревожность Поддерживает в семье атмосферу неуверенности, излишне опекает ребенка, сковывает его свободу необоснованными запретами и т.д.

Семья характеризуется сниженным эмоциональным фоном, отсут ствием жизнерадостности Отличается необоснованным стремлением главенствовать над ре Доминантность бенком в любых ситуациях. Родитель подавляет личность ребенка, претендуя на статус единственного для него авторитета Гиперсоциальность В стремлении к воспитанию «идеального» ребенка формализует воспитательный процесс, проявляет повышенную принципиаль ность, нетерпимость к слабостям, склонность к навязыванию ребен ку большого количества правил и морализированию, замечаниям и порицаниям. «Всестороннее» обучение и воспитание ребенка ведет ся без учета его реальных возможностей § 15. Способ разрешения проблемных и конфликтных ситуаций... Продолжение табл. Воспитательная Поведение родителя черта Недоверие Возможности ребенка недооцениваются, ему отказывается в свобо к возможностям де и доверии на основании его неспособности (чаще мнимой) к са ребенка мостоятельной деятельности Нечуткость Реакция на потребности и чувства ребенка во многих случаях быва (недостаточная ет несвоевременной и неадекватной, вследствие чего возникает отзывчивость) ощущение взаимной неудовлетворенности отношениями Противоречивость Проявляется в противоречивости требований, запретов, способов контроля, часто сопровождаемой воспитательной неуверенностью § 15. Способ разрешения проблемных и конфликтных ситуаций.

Поддержка автономии ребенка Конфликты в детско-родительских отношениях отражают внутренние проти воречия развития, в частности между уровнем социальной и умственной ком петентности ребенка, его мотивами, потребностями, ценностными ориента циями и особенностями социальной ситуации развития — уровнем предъявляемых требований, сложившейся системой общения и взаимодейст вия в семье. Конфликты в детско-родительских отношениях выступают как неизбежный момент взросления и приобретения ребенком автономии. Тра диционно они рассматривались как негативное явление, отклонение от соци альных норм и правил поведения. Действительно, конфликты могут быть от ражением вовремя не разрешившегося возрастного кризиса [Выготский, 2000;

Эльконин, 1989;

Поливанова, 2000;

Божович, 1979;

Фельдштейн, 1989] или показателем искажений и нарушений в развитии ребенка. Например, воз растание интенсивности конфликтов наблюдается в случае формирования эгоцентрической, демонстративной личности или при низкой социальной компетентности ребенка и нарушении им норм и правил морального поведе ния [Личко, 1999]. Известно, что высокая конфликтность, неразрешенность конфликтов и их подавление приводят к состоянию фрустрации, напряжен ности, разрушительно влияют на процессы сотрудничества и кооперации ре бенка со взрослыми и сверстниками [Хорни, 1993;

Ковалев, 1988;

Сорокина, 1999]. Однако конфликты в детско-родительских отношениях прежде всего должны рассматриваться нами в их позитивном значении. Так же как и в су пружеских отношениях, конструктивная функция конфликта определяется здесь ростом личностной компетентности ребенка, улучшением отношений участников конфликта, формированием ресурсов и «запаса прочности» для эффективного разрешения будущих проблем. Вместе с тем деструктивная функция конфликта проявляется в возрастании риска возникновения иска жений и нарушений развития, в росте безнадзорности и бесконтрольности поведения детей, формировании враждебности в детско-родительских отно шениях и утрате базисного доверия к миру [Сысенко, 1989].

208 Глава 3. Детско-родительские отношения Детско-родительские конфликты характеризуются возрастной специ фикой их типологии, способами их разрешения и воздействия как на пси хическое развитие ребенка, так и на детско-родительские отношения.

Можно выделить специфические особенности проявления конфликтов детей разного возраста, учитывая характер основной деятельности ребенка и его общения. Конфликтные проявления отражают сложившуюся систему межличностных отношений и форм сотрудничества и способы самоутверж дения личности [Сорокина, 2001]. Например, конфликты в раннем возрасте обусловлены нереализованной потребностью ребенка в доброжелательном внимании и сотрудничестве и связаны с освоением норм кооперации, совме стной деятельности и овладением предметно-орудийными навыками. В млад шем школьном возрасте основной сферой проявления конфликтов становит ся учебная деятельность. Функции конфликтных проявлений ребенка в начале обучения состоят в разрешении проблемных ситуаций;

формировании у него самосознания и самооценки;

формировании необходимой коммуника тивной компетентности;

способствуют развитию мотивационно-потребност ной сферы и формированию саморегуляции и самоконтроля.

Подростковый возраст, в котором главной задачей развития является автономизация от родительской опеки и построение нового типа отноше ний — отношений равноправия и взаимного уважения, традиционно счита ют возрастом повышенной конфликтности и уязвимости детско-родитель ских отношений. Ф. Райе выделяет пять областей жизни подростков и специфические для каждой из них проблемы, определяющие содержание конфликтов: социальная жизнь и привычки (выбор друзей, проведение до суга, внешний вид, режим дня), ответственность (выполнение обязанностей по дому, бережное отношение к личным вещам и семейной собственности, заработок и расходование денег), школа (успеваемость, поведение в школе, отношение к учебе и учителям, посещаемость занятий и прогулы, выполне ние домашних заданий), взаимоотношения в семье (демонстративное не уважение к родителям и другим членам семьи, ссоры и конфронтация с сиб лингами), отношение к моральным нормам и социальным предписаниям (в основном их игнорирование — курение, употребление алкоголя и нарко тиков;

нецензурные выражения;

сексуальная распущенность;

ложь и обман;

несоблюдение законов) [Райе, 2000]. Существенное влияние на частоту воз никновения, широту и интенсивность конфликтов и эффективность их раз решения оказывает стиль взаимодействия в семье. Так, в семьях с автори тарным типом руководства уровень конфликтности может стать угрожающим, а в тех, что реализуют демократический стиль общения, веро ятность конфликтов снижается при увеличении меры конструктивности их разрешения [Rueter, Conger, 1995]. В семьях с авторитетным стилем роди тельства (высокий уровень принятия детей, уважение их личности и при знание права на автономию, высокая степень вовлеченности в процесс вос питания, заинтересованность в учебе) констатировались низкий уровень § 15. Способ разрешения проблемных и конфликтных ситуаций... конфликтности, хорошие отношения детей с родителями, их высокая соци альная адаптация и школьные успехи [Smetana, 1989]. Что касается тендер ных различий во времени достижения пика конфликтности в подростковом возрасте, то было установлено, что девушки преодолевают его несколько раньше (в 14—15 лет), чем юноши (16—17 лет). Вместе с тем было бы невер но представлять отношения подростков с родителями как противостояние и конфликтность во всех сферах деятельности. Чаще всего подростки и роди тели расходятся во мнениях по вопросам, касающимся повседневной соци альной жизни, например стиль одежды, длина волос, выбор друзей, свида ния, разговоры по телефону, участие в домашней работе, музыка. Однако в отношении фундаментальных установок и ценностей, определяющих жиз ненные выборы, подростки чаще обращаются к мнению и советам родите лей [Curtis, 1975;

Carlson, Cooper, Sprandling, 1991].

Принципы и методы конструктивного разрешения конфликтов детско родительского взаимодействия представлены в уже упомянутой выше мо дели «семейного совета» и программе тренинга родительской эффективно сти (компетентности), разработанной Т. Гордоном, основанной на новом мировоззрении, утверждающем демократические взаимоотношения между родителями и детьми;

формировании новой системы ценностей воспита ния;

отказе родителей от отношения к ребенку как к объекту воспниния и манипуляций;

переходе от «субъект-объектной» к «субъект-субъектной» парадигме отношений, основанной на самоценности личности, реальном, а не декларируемом признании прав даже самого маленького ребенка на сво бодный выбор собственного пути развития. Задачей воспитания для роди телей становится не программирование пути развития ребенка, а создание условий для его собственной ориентации и ответственного, т.е. разумного, выбора оптимального пути развития и самореализации [Гордон, 1997;

Гип пенрейтер, 1993].

Можно выделить четыре стратегии разрешения конфликтов, которые приводят к обратному эффекту — возрастанию напряженности в детско родительских отношениях либо к формированию хронического конфлик та, — это уход от проблемы, стратегия «мир любой ценой» (родитель «за крывает глаза» на проступки ребенка, игнорирует его асоциальное поведение, воздерживается от критических замечаний ради того, чтобы со хранить хорошие отношения);

стратегия «победа любой ценой», когда ро дитель не останавливается ни перед чем, чтобы стать «победителем» в кон фликте;

наконец, четвертой стратегией является компромисс, основной недостаток которого — необходимость поступиться своими интересами каждой стороной, что, по сути, приводит не к разрешению конфликта, а к временному откладыванию его решения.

Как известно, конфликт может быть конструктивным и деструктивным, повышать степень сплоченности, ценностно-смыслового единства и эффек тивности функционирования семьи либо, напротив, усиливать ее дисфунк 14- 210 Глава 3. Детско-родительские отношения циональность. Опыт разрешения конфликтов в отношениях родителей и де тей позволяет личности приобрести необходимую социально-психологиче скую компетентность для конструктивного разрешения возникающих в хо де развития противоречий между новыми возможностями ребенка и прежней системой социальных отношений. Младший школьный возраст является оптимальным для приобретения ребенком необходимой компе тентности и умения конструктивно разрешать конфликты в силу того, что на этой возрастной ступени сочетаются возросшая самостоятельность ре бенка и сохранение лидерской, руководящей роли взрослого в разрешении проблемных ситуаций. Характер ориентировки участников конфликта, на ходящий отражение в образе конфликтного взаимодействия обеих сторон — и родителя, и ребенка, — определяет способы и эффективность его разреше ния. Исследование соотношения образов конфликтного взаимодействия «глазами ребенка» и «глазами родителя» позволяет выявить условия конст руктивного разрешения конфликта в детско-родитёльских отношениях и выработать стратегию и тактику коррекционной работы.

Совместно с И.Н. Лисенко нами было проведено исследование кон фликтов в детско-родитёльских отношениях в младшем школьном возрас те [Карабанова, 2002]. Мы предположили, что существуют определенные различия в особенностях восприятия родителями и детьми конфликтного взаимодействия. Мера расхождения его образов у родителей и детей опре деляется степенью гармоничности типа семейного воспитания.

Особенности восприятия родителями и детьми конфликтного взаимо действия мы оценивали по следующим параметрам: зона конфликтности, уровень (интенсивность) конфликтности, причины конфликтного взаимо действия, особенности поведения родителей в конфликтных ситуациях и способы разрешения конфликтов. Были использованы три шкалы: шкала, устанавливающая инициатора («виновника») конфликта;

шкала, устанав ливающая способы разрешения конфликта;

и шкала, устанавливающая от ветственного за разрешение конфликта.

Были выявлены семь зон конфликтного детско-родительского взаимо действия в младшем школьном возрасте: учеба, обязанности по дому, внешний вид и аккуратность, режим, общение с друзьями, свободное время и финансовые вопросы. Наиболее конфликтогенными оказались проблемы выполнения режима (возвращение с прогулки в определенное время, ре жим питания и т.д.), внешний вид и аккуратность.

Наряду со сходством в восприятии конфликтов родителями и детьми, наблюдались и существенные различия — как в восприятии объекта кон фликтов, так и в понимании способов разрешения конфликтных ситуаций.

Например, родители считают проблемными такие зоны взаимодействия, как «свободное время», «учеба» и «обязанности по дому», в то время как для младших школьников конфликтогенными являются сферы «общение с друзьями» и «финансы».

§ 15. Способ разрешения проблемных и конфликтных ситуаций... Сходство в восприятии способов разрешения конфликтов родителями и детьми определяется общим стремлением к конструктивному разреше нию конфликта обоими партнерами и признанием равной ответственности за его разрешение обеими сторонами — как родителем, так и ребенком. Раз личия лежат в плоскости поиска «виновника» конфликта и его «победите ля». Если для родителей характерно возложение ответственности за воз никновение конфликта в равной мере на ребенка и на себя самого, то для ребенка — младшего школьника — в подавляющем большинстве случаев «виновником конфликта» является он сам. Налицо позиция потенциаль ной готовности принятия «вины» за проступок на себя и признания право ты взрослого как более опытного и справедливого. Хотя и родители, и дети в большинстве случаев отводят роль «победителя» в конфликте родителю, дети делают это значительно чаще. Таким образом, можно констатировать позитивные намерения сторон, выражающиеся в направленности родите лей и детей на конструктивное разрешение конфликта. Вместе с тем у ро дителей явно обнаруживается тенденция приписывания вины ребенку, а у детей — готовность к принятию ее на себя. Конструктивности разрешения конфликта мешает также принятие обеими сторонами позиции признания безусловной правоты взрослого, который и должен выйти из конфликта «победителем».

Оказалось, что в целом дисгармоничному типу семейного воспитания соответствует более высокий уровень конфликтности в детско-родитель ских отношениях. Однако при разных типах дисгармоничного воспитания интенсивность конфликтного взаимодействия меняется по-разному. Так, при потворствующей гиперпротекции и гипопротекции уровень кон фликтности приближается к показателям группы родителей с гармонич ным типом воспитания. В случае потворствующей гиперпротекции родите ли, потакая ребенку и идя навстречу его желаниям, предпочитают уступить ему, не вступая в конфликт. При гипопротекции родители уделяют воспи танию ребенка крайне мало внимания, и поведение его, требующее коррек ции, не становится предметом их озабоченности. Родители не предприни мают никаких усилий, чтобы как-то на него повлиять. Напротив, наиболее высокий уровень конфликтности, как и следовало ожидать, был зафикси рован в отношении групп, реализующих вариант доминирующей гипер протекции и противоречивого воспитания. Здесь причинами высокой кон фликтности являются чрезмерность или противоречивость требований и запретов, предъявляемых ребенку без учета его индивидуально-личност ных особенностей и возрастающей самостоятельности. Стратегии разреше ния конфликтов в зависимости от типа семейного воспитания следующие:

Гармоничный тип (без выявленных отклонений типа семейного воспитания) Родители в равной мере возлагают ответственность за возникновение кон фликта на себя и на детей, дети же значительно чаще принимают вину на 212 Глава 3. Детско-родительские отношения себя. И родители, и дети считают, что «победителем» выходит родитель, либо находится компромисс, удовлетворяющий обе стороны, причем эта тенденция очевидна во всех группах. Ответственность за решение лежит как на родителе, так и на ребенке, причем каждая из сторон несколько пре увеличивает свою роль в принятии решения.

Потворствующая гиперпротекция Родители склонны возлагать вину за возникновение конфликтов на себя, а не на ребенка. Позиция детей прямо противоположна: крайне редко ответ ственность за возникновение конфликта приписывается родителям и мак симально часто — себе. Родители считают, что чаще конфликт разрешается компромиссом с учетом интересов и детей, и родителей. Дети же рассмат ривают завершение конфликта как разрешение его либо в пользу родите лей, либо как компромисс. И родители, и дети считают, что конфликт раз решается в сотрудничестве, с учетом интересов ребенка. Родительская роль в этом случае — «опекун-покровитель», готовый закрыть глаза на проступ ки ребенка и оправдать их недостатком опыта и возрастом ребенка. Ком плементарная роль ребенка, которую он вынужден принять в диаде такого типа, — «малыш», «неумеха», неудачник, нуждающийся в покровительстве и опеке со стороны родителя, вынужденный признать право родителя на принятие решений и тем самым на «первенство» в конфликте.

Доминирующая гиперпротекция Родители в равной мере возлагают ответственность за возникновение кон фликта на себя и детей, дети же — на себя. Родители предполагают, что раз решение конфликта осуществляется с участием обеих сторон, дети же уве рены в том, что принятие решений осуществляется родителями, которые «всегда правы», и в пользу родителей. Вместе с тем дети признают, что ро дители стремятся учитывать и их интересы в конфликтной ситуации. На помним, что именно для группы с доминирующей гиперпротекцией был констатирован максимальный уровень конфликтности. Роли в диаде тако го типа хорошо структурированы: родитель — всегда прав, компетентен, опытен, обладает правом принятия решений, пытается учесть интересы «провинившегося» ребенка;

ребенок — готов принять вину на себя, призна вая превосходство взрослого и собственные недостатки. Родитель — «пре следователь», ребенок — «нарушитель», признающий свою вину и право родителя судить.

Гипопротекция Родители в равной мере делят ответственность за возникновение конфлик та между собой и детьми, в то время как дети, как и при потворствовании, считают, что в большинстве случаев вина за возникновение конфликта ле жит на них. Родители полагают, что либо «победителем» в конфликте яв § 15. Способ разрешения проблемных и конфликтных ситуаций... ляется взрослый, либо находится компромиссное решение. В противопо ложность остальным группам дети, воспитывающиеся в условиях гипопро текции, как и дети в семьях с противоречивым воспитанием, значительно чаще, чем остальные группы, считают себя наравне со взрослым «победите лем» конфликта. В то время как родители, реализующие вариант гипопро текции, не сомневаются, что выход из конфликта находят они сами с при влечением ребенка, дети уверены в своей более активной роли, причем конфликт разрешается, по их мнению, с непременным учетом их интере сов. Таким образом, для гипопротекции характерно значительное расхож дение представлений родителей и детей о способах разрешения конфликта, важнейшей характеристикой которого является недооценка родителями активной роли детей и приписывание детьми этой роли себе. Роль, припи сываемая себе родителями, неадекватна реальному положению дел. Роди тели искажают образ ребенка и характер детско-родительских отношений, недооценивая активную роль самого ребенка. Недостаточное внимание и влияние родителей на разрешение конфликтных ситуаций позволяет ре бенку сохранить известную самостоятельность и независимость от родите лей, что предотвращает возможность возникновения конфликтов и откры того противостояния. Дети приучаются самостоятельно разрешать конфликтные ситуации с учетом собственных интересов, а родители впол не удовлетворены своей родительской ролью и, будучи дистанцированы он реального процесса взаимодействия с ребенком, воспринимают детско-ро дительские отношения как спокойные и бесконфликтные.

Противоречивое воспитание Для родителей этой группы характерна тенденция перекладывания ответ ственности за возникновение конфликтов на детей или на внешние обсто ятельства. Как и в случае гипопротекции, родители считают, что конфлик ты разрешаются либо в их пользу, либо с учетом интересов и детей, и родителей. Дети же полагают, что они более активны и влиятельны, чем считают их родители, и значительно чаще оборачивают решение конфлик та в свою пользу. Для противоречивого воспитания характерно значитель ное расхождение в представлениях родителей и детей в вопросе о том, кто является инициатором конфликта и как он разрешается. Родители и дети воспринимают ситуацию детско-родительского взаимодействия прямо противоположно: с точки зрения родителей, она максимально конфликто генна, с точки зрения детей — конфликтность невысока. Это объясняется тем, что дети, реализуя позицию активного участия в разрешении кон фликтных ситуаций, оказываются удовлетворены результатами, а родите ли, не имея возможности в силу противоречивости и непоследовательнос ти собственных воспитательных установок и требований четко проводить собственную линию поведения, рассматривают детско-родительские отно шения как сферу противоречивых интересов и противостояния. Роли в ди 214 Глава 3. Детско-родительские отношения аде данного типа можно определить так: родитель — «жертва» невыполне ния ребенком педагогических требований и правил;

ребенок, убедившись в непредсказуемости и непрогнозируемости поведения родителя, пытается сам выстроить линию своего поведения, но далеко не всегда успешно в си лу ограниченности собственного опыта.

Особенности конфликтного взаимодействия и мера расхождения обра зов конфликтного взаимодействия у родителей и детей определяются сте пенью гармоничности типа семейного воспитания. Полученные в нашем исследовании данные подтвердили это предположение. Было выявлено, что различные дисгармоничные типы семейного воспитания характеризу ются разным уровнем конфликтности и стратегиями разрешения конфлик тов. Наиболее конфликтогенными оказались такие типы семейного воспи тания, как воспитание противоречивое и доминирующая гиперпротекция, характеризующиеся наиболее существенными расхождениями в образах конфликтного взаимодействия. При доминирующей гиперпротекции дети отдают ведущую роль в разрешении конфликтов родителю, утверждая приоритетность его интересов, в то время как, по мнению родителя, взаи модействие строится на равноправной основе. Потворствующая гиперпро текция отличается готовностью родителей принять ответственность за воз никновение конфликта на себя и в максимальной степени учесть интересы детей. Таким образом, показано, что дисгармоничность семейного воспита ния связана с высоким уровнем конфликтности и расхождением образов конфликтного взаимодействия у участников конфликта. Особенности ти па семейного воспитания определяют специфические стратегии поведения детей и родителей в разрешении конфликтов.

§ 16. Психологические особенности отношений родителей с детьми-подростками Известно, что подростковый возраст является критическим в развитии детско-родительских отношений. На этой возрастной стадии эти отноше ния перестраиваются на основе признания родителями самостоятельности и взрослости подростка, причем значительно возрастает здесь активная роль самого подростка [Фрейд, 1993;

Havighurst, 1967;

Maccoby, 1980;

Damon, 1983;

Moore, 1987;

Steinberg, Silverberg, 1986;

Эльконин, 1989;

Ma кушина, 2001]. Знание особенностей восприятия подростками детско-ро дительских отношений позволит выявить закономерности их развития и осуществить необходимую интервенцию с целью профилактики их кон фликтности, коррекции и оптимизации.

Автономизация и достижение эмоциональной дифференциации лично сти в семье, процесс перестройки детско-родитбльских отношений на каче ственно иной основе взаимного уважения и равноправия составляет важ § 16. Психологические особенности отношений родителей с детьми-подростками ную задачу на стадии подросткового и юношеского возраста [Havighurst, 1967]. В первом случае достигается психологическая сепарация подрост ков от родителей в четырех важных областях: в поведении — функциональ ная независимость как способность подростка самостоятельно решать свои личные и практические дела с минимальной помощью родителей;

в уста новках и ценностях;

в эмоциональной сфере — независимость как свобода от чрезмерной зависимости от родительского одобрения, интимности и эмоциональной поддержки;

в конфликтах — как свобода от чрезмерной за хваченности эмоциями (гневом, тревогой, чувством вины и ответственнос ти) в отношениях с родителями [Moore, 1987;

Sullivan & Sullivan, 1980].

Эмоциональная автономия в этом ряду рассматривается как истинная и в то же время наиболее трудно достигаемая в подростковом возрасте. Лишь 20% подростков решают задачу достижения эмоциональной автономии [Franc et al., 1990], причем успешность ее решения, уровень достигаемой подростком независимости и установление новых границ внутри семейной системы в значительной степени определяются качеством сложившихся к началу подросткового возраста детско-родительских отношений [Эйде миллер, Юстицкис, 1999;

Черников, 1998].

В работе О.П. Макушиной [2001] была поставлена цель исследования форм и причин психологической зависимости подростков от родителей. По лученные результаты позволили выделить содержание феномена психоло гической зависимости подростков от родителей как особого личностного об разования, проявляющегося в амбивалентности отношения подростков к родителям и высокой эмоциональной его напряженности. Суть амбивалент ности в сочетании стремления подростка к близким, доверительным, эмоци ональным отношениям с родителями, желания получить советы и поддерж ку, с одной стороны, и переживания помощи и поддержки от родителей как тягостных и обременительных — с другой. Причиной психологической зави симости подростков является фрустрация их потребности в самоактуализа ции. В зависимости от выраженности психологической зависимости были выделены четыре группы подростков: «зависимые», «негативисты», «незави симые» и «неопределенные». Для группы подростков с высокой психологи ческой зависимостью характерно слепое подчинение взрослому, послушание и ориентация на подчинение вне зависимости от конкретной ситуации. «Не гативисты» проявляют протест, негативизм, упрямство. Противодействие родителям становится для них самоцелью и средством личностного утверж дения и осуществляется вне учета конкретной ситуации взаимодействия.

Для «независимых» подростков характерна ориентация на проблемную си туацию и желание разрешить ее самостоятельно с опорой на собственное мнение. Поведение подростков «неопределенной» группы не позволяет вы явить отчетливые тенденции в пользу или против независимого поведения в отношениях с родителями. Полученные результаты позволили автору сде лать вывод о том, что психологическая зависимость проявляется в двух ос 216 Плава 3. Детско-родительские отношения новных формах — форме собственно зависимости и форме негативизма, раз личающихся по характеру компенсации неудовлетворенной потребности в самоактуализации. В случае собственно зависимости компенсация осуще ствляется по типу смирения и ухода, а в случае негативизма — по типу бун та и протеста. Психологическая зависимость оказывает негативное влияние на личностное развитие подростков, в частности определяет дисгармонич ность развития их Я-концепции. Неразрешенность важнейшей задачи разви тия этого возраста — достижения психологической независимости, а именно автономии, способности к самоуправлению, самостоятельности позиции и оценок, эмоциональной дифференцированности и установления границ лич ностного пространства подростка в детско-родительских отношениях, — приводит к искажению развития личности на последующих стадиях возраст ного развития.

Стремление подростков к автономии и установлению новой, равно правной системы отношений с родителями уравновешивается тенденцией к сохранению и укреплению отношений близости с родителями. Показано, что, хотя в обычных условиях подростки предпочитают компанию сверст ников, в более напряженных ситуациях они склонны ориентироваться на помощь и участие взрослых [см.: Jonniss, Smollar, 1985]. Именно родители как значимые взрослые превосходят по степени значимости сверстников и оказывают подростку максимальную помощь в ситуациях поиска близос ти. С другой стороны, родители уступают сверстникам в ситуациях поиска поддержки. Таким образом, отношения с родителями и в подростковом возрасте по-прежнему остаются для ребенка исключительными и крайне значимыми. Исключительность и целостность этих отношений определя ют особый эмоциональный фон — альтруизм, солидарность, чувство значи мости отношений, открытость и соучастие [Там же]. Интересно, что значи мость отношений подростка с родителями вовсе не связана с его зависимостью и возможностью получить необходимую помощь и поддерж ку от родителей. Напротив, устойчивые позитивные чувства по отношению к родителям испытывают именно те подростки, которые наиболее успешно сами решают задачу своей автономизации.

Далеким от истины следует признать расхожий миф о том, что родитель является единственным «архитектором и строителем» этих отношений, а ребенок, как пассивный объект воздействия родительской воли и испове дуемых родителем воспитательных принципов, принимает их как данность и лишь в большей или меньшей степени эффективно к ним адаптируется.

Детско-родительские отношения — это отношения двухполюсные, где на каждом из полюсов, полюсе родителя и полюсе ребенка, оба участника ак тивно влияют на их генезис и развитие, хотя, безусловно, роли обоих пре терпевают значительные изменения на каждой из возрастных ступеней развития [Grusec, Goodnow, Kuczynski, 2000]. Подчеркнем, что активность самого ребенка в построении и развитии детско-родительских отношений, § 16. Психологические особенности отношений родителей с детьми-подростками детерминации их особенностей достаточно велика уже на ранних возраст ных стадиях и резко увеличивается в подростковом возрасте. Образ детско родительских отношений на полюсе подростка и «глазами подростка» ста новится важнейшим условием их трансформации и развития [Goodnow, 1992;

Miller, 1995]. Знание особенностей восприятия подростками этих от ношений, определяющих характер их общения и взаимодействия с родите лями, позволит определить закономерности их развития, осуществить не обходимую интервенцию с целью коррекции, оптимизации и перестройки этих отношений на качественно ином уровне.

Цель проведенного нами исследования состояла в изучении психологи ческих особенностей восприятия подростками детско-родительских отно шений в современной российской семье. Оно проводилось в рамках широ комасштабного проекта изучения социоморального развития подростков под руководством А.И. Подольского и П. Хейманса и носило лонгитюди нальный характер. При этом был использован метод последовательно-по перечных срезов. В исследовании приняли участие 537 испытуемых в воз расте от 12 до 17 лет IKarabanova, Podolskij, Zacharova, 1999;

Карабанова, 2002]. Была использована методика ADOR — «Подростки о родителях» в модификации Л.И. Вассермана и др. [1995].

Возрастная динамика развития детско-родительских отношений.

Особенности восприятия материнской и отцовской родительской позиции Полученные результаты были проанализированы по основным парамет рам, характеризующим особенности родительской позиции: позитивный интерес, директивность, враждебность, автономия и непоследовательность.

Был констатирован достаточно высокий (12—15 лет) и удовлетворитель ный (в группе 16—17-летних подростков) уровень эмоционального приня тия и интереса со стороны отцов.

Несколько иная картина наблюдается в диаде подросток — мать. Прак тически во всех возрастных группах мы наблюдали снижение уровня пози тивного интереса и принятия со стороны матери по сравнению с норматив ными значениями. Особенно ярко переживание подростками дефицита тепла и внимания было отмечено в группе 14—15-летних. Эти показатели не могут не вызывать тревоги, поскольку именно материнская роль тради ционно связывается с обеспечением переживания ребенком безусловной любви и принятия, чувства безопасности и доверия к миру [Фромм, 1990;

Адлер, 1990уппе 14—15-ле97]. Полученные нами данные хорошо согласуют ся с выявленной ранее в ряде исследований тенденцией увеличения уров ня негативных чувств по отношению к родителям в раннем или среднем подростковом возрасте, наиболее ярко проявляемой в отношениях дочери и матери [Siegal, 1987].

Возрастная динамика в целом определяется снижением директивности воспитательного стиля отца, его участия в контроле и управлении поведе 218 Глава 3. Детско-родительские отношения нием подростка. Отец в значительном числе случаев скорее дистантная фи гура, чем реальный участник воспитательного процесса в семье.

Уровень директивности матери остается практически неизменным во всех возрастных группах и тем самым вступает в противоречие с норматив ной возрастной динамикой ее изменения, предполагающей последователь ное снижение с возрастом.

Значительное превышение уровня директивности матери по сравнению с отцом в восприятии подростков свидетельствует о ведущей роли и лидер стве матери в воспитательном процессе, ее основной управляющей и регу лирующей функции в современной российской семье.

Подростки воспринимают отношение родителей к себе как враждебное или амбивалентное, подозрительное, с установками на обвинение и пори цание. В сочетании с показателями позитивного интереса родителей полу ченные данные могут быть интерпретированы как острое переживание подростками недостатка тепла и любви со стороны матери и амбивалентно сти, непонимания и отстраненности со стороны отца.

Подобный образ родительских установок может быть детерминирован по меньшей мере тремя обстоятельствами. Во-первых, объективно сложивши мися эмоционально негативными отношениями родителей и подростков;

во вторых, повышенной сенситивностью подростков к эмоциональному отноше нию родителей, обусловленной тревожным типом привязанности;

-я, в-третьих, дефицитом личностно-ориентированного аффективно-позитивно го общения подростков с родителями.

Полученные результаты исследования обнаруживают чрезмерно высо кую по сравнению с нормативными значениями автономность отца. В соче тании с недостаточной директивностью высокая автономность свидетель ствует об отстраненности отца от процесса воспитания детей. Отцовская любовь, сочетающая в себе предъявление социальных образцов желаемого поведения и требовательность, готовность оказать необходимую помощь и поддержку, предложение форм сотрудничества, воплощающих в себе об разцы ответственности, целеустремленности и справедливости, является, по мнению ряда исследователей, решающим условием становления соци ально зрелой личности [Адлер, 1990;

Фромм, 1990;

Maccoby, 1980;

Siegal, 1987]. Воспитательная позиция отца, характеризующаяся излишней авто номностью, напротив, является фактором риска в решении важнейших за дач подросткового возраста — формирования полоролевой идентичности, независимости и ответственности личности. Наши данные позволяют го ворить о тенденции возрастания автономности отца в отношениях с ребен ком в старшем подростковом возрасте.

Наши данные свидетельствуют о том, что, с точки зрения подростков, родители демонстрируют высокий уровень непоследовательности своего поведения и воспитательских воздействий. Особенно ярко это видно в от ношении матери.

§ 16. Психологические особенности отношений родителей с детьми-подростками Возрастная динамика изменения восприятия подростками особеннос тей воспитательской позиции отца и матери состоит в следующем. Для от ца характерно снижение уровня позитивного интереса при сохранении до статочно высоких показателей враждебности. В подобном сочетании эти изменения свидетельствуют о возрастании эмоциональной отчужденности и враждебности в отношениях с отцом у подростков старшей возрастной группы. Хорошо согласуются между собой взаимно-противоположное сни жение уровня директивности и возрастание автономности поведения отца, отражающее картину его фактического «ухода» от проблем воспитания, личностной отгороженности от дел и забот подростка. Следствием такого самоустранения отца из процесса воспитания и становится снижение уров ня непоследовательности и противоречивости во взаимодействии с подро стком. Можно предположить, что эта тенденция связана не столько с рос том психолого-педагогической компетентности отца, сколько с его меньшим участием в воспитании сына или дочери. Подросток реже сталки вается с непоследовательностью отца, поскольку сам отец стремится избе гать общения и взаимодействия с ним. Полученные результаты вызывают особое беспокойство, поскольку выявляют ситуацию «функционально не полной семьи», т.е. семьи, в которой функции одного из родителей систе матически не выполняются, в значительном числе семей, традиционно счи тающихся благополучными по формальному критерию — наличию в семье обоих родителей. Высокий удельный вес «функционально неполных се мей» в обследованной нами выборке существенно увеличивает и без того значительную по объему «группу риска» — семей в разводе, в которых от цы принимают недостаточное участие в воспитании детей либо вовсе «от чуждены»от общения с ними.

Возрастная динамика изменения образа родительской позиции в отно шении матери выражена гораздо меньше, чем изменение образа родитель (ской позиции отца. Если с возрастом установки отца воспринимаются под ростками как менее директивные, а отец — как фигура все более дистантная и отстраненная, выражающая в отношении ребенка все меньше любви, ин тереса и внимания, то восприятие родительской позиции матери характе ризуется ими большей стабильностью.

В отношении матери можно говорить лишь о слабо выраженной тен денции снижения директивности и непоследовательности поведения на - фоне определенного роста автономности. Позитивной тенденцией являет ся снижение с возрастом уровня враждебности матери, отражающее про цесс постепенной гармонизации ее отношений с подростком в направле нии большей эмоциональной близости и принятия. Вместе с тем в ряде случаев наблюдается пик враждебности в возрасте 14—15 лет, что делает картину развития эмоциональных отношений между матерью и подрост ком более сложной. Устойчивость образа родительской позиции матери позволяет предположить, что, отношения с матерью у подростков в боль 220 Глава 3. Детско-родительские отношения шей степени детерминируются типом привязанности и сложившейся ста бильной структурой межличностных отношений, чем собственно возраст ными изменениями.

Анализ связей параметров родительской позиции позволяет предполо жить, что ядерной характеристикой родительской позиции является эмо циональное принятие родителем ребенка, выраженное в дихотомии пози тивный интерес — враждебность. Высокий позитивный интерес родителя, как отца, так и матери, оказывается устойчиво и положительно связан с по казателем его автономности. Это выражается в предоставлении подростку родителем необходимой самостоятельности в выборе поведения и видов деятельности, готовности родителей отказаться от диктата, контроля и вмешательства в жизнь подростков в случае позитивного эмоционального принятия. Враждебность же оказывается положительно связанной со сте пенью директивности родителя в отношении к подростку. Другими слова ми, чем ниже позитивное эмоциональное принятие подростка, тем более выражена родительская тенденция ограничения его свободы и автономии, стремление родителя к тотальному контролю и гиперпротекции. Анало гичный характер связи обнаруживается и между враждебностью и непо следовательностью поведения родителя: чем ниже принятие ребенка, тем более противоречивым, непоследовательным и непрогнозируемым стано вится поведение родителя.

Анализ динамики восприятия подростками воспитательного стиля ма тери и отца в трех срезах позволяет наметить различия в «сценарии» раз вития родительской позиции матерей и отцов в отношениях с подростка ми. Для отцов низкий уровень принятия ребенка и его автономности приводит к росту директивности в отношениях с детьми, т.е. развитие идет по «деловому» сценарию — от низкого принятия к нарушению сотрудниче ства и кооперации. Для материнской позиции эмоциональная и деловая сферы не обнаруживают значимой взаимосвязи в процессе развития мате ринской позиции. Другими словами, низкое принятие или отвержение подростка значительно реже приводит к позиции отстраненности матери от процесса воспитания. Высокий уровень эмоционального принятия так же не гарантирует эффективности «делового» сотрудничества.

Подводя итоги, можно сделать вывод о том, что установлены определен ные возрастные особенности восприятия подростками родительской позиции.

1. В старшем подростковом возрасте обнаружено снижение показателей позитивного интереса к подростку как со стороны матери, так и со стороны отца, свидетельствующее о том, что родители начинают восприниматься подростком как менее любящие, внимательные и заинтересованные. Это приводит к переживанию старшими подростками чувства дефицита тепла, любви, внимания и заботы.

2. В старшем подростковом возрасте наблюдается возрастание показа теля автономности отца, который оценивается подростками как всё менее § 16. Психологические особенности отношений родителей с детьми-подростками и менее включенный в процесс воспитания, отстраненный и дистантный.

Эта тенденция сочетается со снижением уровня директивноcnb отца, изна чально завышенного.

3. Показано, что возрастание негативных показателей детско-родитель ских отношений падает на период 14—15 лет (кризисный период), Поэто му следует рассматривать его как критический в развитии этих отношений в подростковом возрасте.

Выявлены существенные различия в восприятии подростками роли ма тери и отца в воспитательном процессе.

1. В восприятии подростков мать более активно включена в процесс воспитания и здесь ей принадлежит главенствующая роль в семье, в то время как отец более пассивен и по мере взросления подростков фактиче ски «самоустраняется» из процесса воспитания. Такое распределение ро лей между матерью и отцом в реализации воспитательной функции семьи с подростками находит отражение в существенно более высокой степени директивноcnb матери по сравнению с отцом.

2. Что касается возрастной динамики изменения образа родительской позиции матери и отца, то воспитательный стиль матери оценивается под ростками как более устойчивый и стабильный, не претерпевающий сущест венных изменений с их возрастом. Показатели директивности, автономно сти, непоследовательности и враждебности не претерпевают существенных изменений. Воспитательный стиль отца более связан с возрастными изме нениями ребенка: можно констатировать снижение по мере взросления по следнего показателей позитивного к нему интереса, директивности и воз растание автономности. В то же время враждебность отца, так же как и матери, выступает как устойчивая характеристика, отражающая характер межличностных отношений между родителем и подростком, а непоследо вательность определяется скорее влиянием ситуативных факторов, чем возрастом.

3. Неблагоприятными тенденциями развития отношений родителей и детей в подростковом возрасте в современном российском обществе явля ются следующие:

•снижение уровня позитивного интереса со стороны матери на фоне высокой враждебности, т.е. амбивалентность эмоционального принятия подростка со стороны матери;

• возрастание показателей враждебности со стороны отца;

•недостаточное участие отца в воспитательном процессе (снижение ди рективности и возрастание автономности);

•замещение реальной помощи, заботы и поддержки со стороны матери формально-директивным стилем воспитания;

• высокая степень непоследовательности и противоречивости поведе ния матери и отца.

222 Глава 3. Детско-родительские отношения Гендерные различия восприятия юношами и девушками родительской позиции матери и отца Исследование тендерных различий восприятия подростками родительской позиции матери и отца представляет особый интерес. Известно, что роди тельская роль специфицирована в соответствии с полом ребенка, что нахо дит отражение в различных социальных ожиданиях и нормативах поведе ния, предписываемых обществом матери и отцу в отношении сына и дочери [Адлер, 1990;

Фромм, 1990;

Кон, 1988;

Maccoby, 1980]. Предписанные ожи дания и нормативы создают идеальные эталонные формы маскулинности и фемининности, присвоение которых обеспечивает формирование полороле вой идентичности в подростковом возрасте. В соответствии со сложившими ся культурно-историческими нормами социализации девушки и юноши, в свою очередь, предъявляют различные ожидания в отношении поведения матери и отца, подтверждение или неудовлетворение которых в значитель ной мере определяет образ родительской позиции матери и отца «глазами подростка». По некоторым данным [Jackson, Cicognani, Charman, 1996], ма тери воспринимаются подростками как более мягкие и склонные к поиску компромисса в спорных ситуациях, а образ отца приобретает угрожающий оттенок — с отцами подростки чаще связывают ситуации фрустрации и эска лации конфликта. Чем старше подростки, тем чаще они испытывают фруст рацию в отношениях с родителями вне зависимости от пола.

Дистанцирование отца от процесса воспитания в семье, убедительное подтверждение которому мы получили при проведенном выше анализе по лученных данных, «нагруженность» матери ролевыми функциями отца на ряду с выполнением ее собственных, на наш взгляд, не могут не найти от ражения в специфике восприятия родительской позиции матери и отца юношами и девушками.

Образ родительской позиции матери у юношей и девушек различается по уровню позитивного интереса и враждебности. Во всех возрастных груп пах девушки склонны выше оценивать уровень позитивного интереса, люб ви и принятия со стороны матери по сравнению с юношами. Для юношей более характерно переживание недостатка материнской любви и тепла.

Гораздо ярче гендерные различия наблюдаются в отношении подрост ков к отцу и восприятии его воспитательных установок.

Во-первых, юноши более склонны оценивать поведение отцов как ди рективное, контролирующее, регулирующее. Особенно ярко эта тенденция проявляется в группе 14—15-летних, что обусловлено переживанием нега тивной фазы подросткового кризиса, формированием чувства взрослости и требованием его признания, а значит, и уважения и отказа от командно-ди рективного способа общения. В основе оценки подростками-юношами по ведения отца как излишне директивного, по нашему мнению, лежат следу ющие причины:

§ 16. Психологические особенности отношений родителей с детьми-подростками • нетерпимость и низкая толерантность мальчиков и юношей — по срав нению с девушками — к попыткам родителей руководить, контролировать и направлять их поведение, большее стремление в своем поведении к неза висимости и самостоятельности, социально презентируемым как образцы маскулинного поведения и выступающим как эталон взрослости;

• большая вовлеченность и направленность отцов на решение задач вос питания в отношениях с сыновьями, чем с дочерьми. Воспитание дочерей традиционно в нашей культуре рассматривается как задача матерей, в то время как на отцов возлагается ответственность за воспитание сына.

Во-вторых, юноши чаще, чем девушки, оценивают отношение отцов как враждебное, нетерпимое, придирчивое, подозрительное и амбивалентное, чем девушки. Особенно ярко эти различия выступают в средней группе (14—15 лет), что, на наш взгляд, также является отражением негативной фазы подросткового кризиса.

Наконец, в-третьих, юноши чаще оценивают поведение отцов как непо следовательное, чем девушки. Возможными причинами, обусловливающи ми большую чувствительность юношей к воспитательным воздействиям отцов, являются:

•социальные ожидания в отношении проявления маскулинных качеств (силы, решительности, агрессивности и настойчивости в достижении це лей), обусловливающие высокий уровень требований юношей к поведению отцов в соответствии с социальными эталонами и «решительные» и бес компромиссные их оценки отцовского поведения, меньшую снисходитель ность к промахам и ошибкам отцов;

•требование равноправия и справедливости в построении детско-роди тельских отношений, обусловленное возрастающей потребностью реализо вать взрослость;

ограниченность возможностей реализации взрослости в реальной деятельности (особенно в сравнении с девушками) и перенос потребности утверждения себя как взрослого на арену «борьбы за равенст во прав» с отцом как образцом для полоролевой идентификации.

Итак, тендерные различия в восприятии родительской позиции матери и отца состоят в том, что отношения мальчиков и отцов наиболее сенситивны к воздействию дисгармонического типа воспитания, в то время как отноше ния девочек с родителями развиваются по сценарию относительного благо получия. Восприятие юношами родительской позиции отца характеризуется более высокими показателями директивности, враждебности и непоследова тельности, чем восприятие родительской позиции отца девушками. Девуш ки воспринимают родительскую позицию матери как принимающую, пол ную любви, заинтересованности и внимания чаще, чем юноши.

Детско-родительские отношения «глазами родителя» и «глазами ребенка» Как правило, изучение детско-родительских отношений, представляющих собой двухполюсную структуру, образуемую двумя, точками зрения на 224 Глава 3. Детско-родительские отношения них — родителя и ребенка, — выстраивается в плоскости лишь одной из указанных точек зрения. Однако активность самого ребенка в построении и развитии детско-родительских отношений и детерминации особенностей этих отношений достаточно велика и особенно резко возрастает в подрост ковом возрасте [А. Фрейд, 1993;

Кле, 1991;

Крайг, 2000;

Goodnow, 1992].

Образ детско-родительских отношений «глазами подростка» становится важнейшим условием их трансформации и развития, определяя образова ние новых границ семейной системы и правил ее функционирования. Так, учеными [Demo, Small, Savin-Williams, 1987] была проанализирована сте пень совпадения представлений подростков и родителей в 139 детско-ро дительских диадах. В большинстве сфер была обнаружена статистически значимая согласованность представлений о детско-родительском взаимо действии, причем максимальное совпадение — в области оценки коммуни кативной активности. Вместе с тем оказалось, что подростки и родители по-разному оценивают степень удовлетворенности своими отношениями.

Матери, например, почти в два раза чаще описывают их как удовлетвори тельные, чем подростки [Thornton etal., 1995]. Мальчики оказались более удовлетворены ими, чем девочки. Возможными причинами такого неожи данного результата называются более жесткая система требований, предъ являемых девочкам родителями, более низкий уровень автономии от роди телей, большие ожидания в отношении родительского поведения и сотрудничества с ними. В целом же удовлетворенность детско-родитель скими отношениями в подростковом возрасте определяется характером со трудничества — признанием и реализацией принципа равенства сторон.

Представления матерей о детско-родительских отношениях оказались ближе к представлениям подростков, чем представления отцов. Наиболь шее схедство взглядов было констатировано в диадах мать—сын.

Опыт психологического консультирования по проблемам развития и воспитания в детском и подростковом возрасте обнаруживает серьезные нарушения и деформации различного типа образа детско-родительских отношений в семьях, испытывающих значительные трудности в общении и взаимопонимании. Знание особенностей восприятия детьми и подрост ками этих отношений, определяющих их общение и взаимодействие с ро дителями, позволит определить закономерности их развития, осущест вить необходимую интервенцию с целью коррекционного на них воздействия, оптимизации этих отношений и перестройки на качественно ином уровне.

На основе полученных в ходе консультирования данных об особеннос тях детско-родительских отношений были выделены следующие критерии:

•симметричность (взаимность) образов детско-родительских отноше ний «глазами подростка» и «глазами родителя»;

• степень адекватности образа детско-родительских отношений, опреде ляющая меру взаимопонимания партнеров;

§ 16. Психологические особенности отношений родителей с детьми-подростками • психологическая готовность к изменению образа детско-родительских отношений и к работе над реальным изменением взаимодействия с партне ром в рамках этих отношений.

Соответственно были названы следующие типы соотношения детско родительских позиций:

•в рамках сохранения взаимной согласованности (симметричности) образов — враждебно-отчужденный, властно-доминантный, поисковый, кооперативно-направленный, комплементарный;

•в рамках асимметричности образов: искаженный.

Враждебно-отчужденный тип характеризуется тем, что оба партнера воспринимают свои отношения как отношения эмоционального отверже ния или амбивалентности, низкой заинтересованности друг в друге и значи тельной личной дистанцированности. Для подростков характерны: высокая степень автономизации и низкий уровень включенности в функционирова ние семьи;

установка в отношении родителей как «чужих людей»;

часто де монстративный «уход» из семьи — отказ от общения с родителями, вплоть до отказа садиться вместе за стол обедать;

негативизм и открытый протест в отношении любых попыток родителей контролировать их деятельность;

са мостоятельное решение всех своих проблем без обращения за помощью к родителям;

скрытность и отказ посвящать родителей в свои жизненные пла ны. Для родителей характерны эмоциональная холодность, амбивалент ность или эмоциональное отвержение подростков, предпочтение младших детей, открытое осуждение подростков как «неблагодарных и бесчувствен ных», обвинение их в прагматизме и корысти. Как правило, данному типу отношений свойственны реализм в восприятии детско-родительских отно шений, адекватное понимание установок партнера на взаимодействие при крайне низкой готовности к работе по изменению характера этих отноше ний. Мотивом обращения родителя в психологическую консультацию час то является получение от консультанта эмоциональной поддержки и под тверждения правоты его негативной оценки подростка. Для обоих партнеров характерно желание ограничить контакты и общение. Инициати ва родителей зачастую связана скорее со стремлением оправдать себя с точ ки зрения социальных стандартов, как «хорошего родителя», а не желанием действительно что-то изменить в этих отношениях. Враждебно-отчужден ный тип констатируется преимущественно для отношений мать—сын и складывается задолго до подросткового возраста, вбирая в себя опыт эмоци онального отвержения и нарушений протекции.

Властно-доминантный тип, напротив, характеризуется высокой степе нью стремления к контактам и взаимодействию, как родителя, так и подро стка, когда цель для обеих сторон — установление господства и навязыва ние своей воли и решений оппоненту. В основе поведения подростка — гипертрофированный мотив утверждения взрослости и своего права на принятие решений, обостренная чувствительность к отношению родителя, 226 Глава 3. Детско-родительские отношения уважению им своих прав и, как следствие, протестное поведение и попыт ка принуждения родителя к навязываемому поведению. Родитель в своих установках, как и подросток, стремится во что бы то ни стало сохранить свою власть и использует для этого любые средства силового давления.

Для такого типа отношений характерна крайне высокая конфликтность, где каждый из участников любой ценой стремится выйти победителем и сохранить последнее слово по любому самому ничтожному вопросу. Часто, впрочем, встречаются положительное эмоциональное отношение и симпа тия друг к другу, однако возможности выражения этих чувств при затяж ном хроническом конфликте оказываются крайне ограниченными. В таком типе отношений бывает затруднено взаимопонимание вследствие неадек ватности восприятия партнера. Нередко прояснение его позиции позволя ет улучшить характер взаимодействия между партнерами. Вместе с тем у родителей отмечаются, хотя, безусловно, далеко не всегда, высокий уро вень готовности к работе над детско-родительскими отношениями и поло жительная динамика такой работы. Причинами формирования властно-до минантного типа отношений являются неадекватный тип семейного воспитания (доминирующая гиперпротекция или противоречивость), обо стрение подросткового кризиса и определенные личностные особенности родителя и подростка.

Поисковый тип детско-родительских отношений характеризуется общно стью позиций подростка и родителя в отношении необходимости перестрой ки своих отношений на новой основе. Подросток отвергает старые способы общения со взрослым и ищет новые формы взаимодействия, в которых он смог бы реализовать свою потребность во взрослости и автономии, избегая при этом открытых форм негативизма и конфронтации с родителями. Роди тель осознает то, что подросток взрослеет и меняется, приобретает черты но вой и в чем-то «чужой» личности, признает неэффективность старых методов и приемов воспитания. Это вызывает у него тревожность и неуверенность, од нако он пытается найти новые способы взаимопонимания и воспитания в от ношениях с подростком. Для этого типа взаимодействия характерно острое переживание отсутствия взаимопонимания и отчужденности на фоне психо логической готовности к поиску новых форм общения и построению нового типа отношений. Как правило, констатируется высокий уровень эмоциональ ной заинтересованности и принятия обеими сторонами, «мягкий» принима ющий тип воспитания в анамнезе. Часто встречается в неполных семьях, где воспитание ребенка обладает высокой смысловой ценностью для матери. Ха рактеризуется высокой психологической готовностью к.принятию психоло гических рекомендаций консультанта и хорошим прогнозом.

Кооперативно-направленный тип детско-родительских отношений в своей основе имеет недостаточный уровень психологической компетентно сти партнеров и неадекватный образ детско-родительских отношений, что и выступает основным препятствием в перестройке и налаживании этих от § 16. Психологические особенности отношений родителей с детьми-подростками ношений в период подросткового кризиса. Характеризуется общим поло жительным эмоциональным настроем и выраженной потребностью во взаи модействии с партнером, но в силу низкой компетентности участников ак кумулирует отрицательный опыт такого взаимодействия, что и становится причиной обращения в консультацию. Низкий уровень взаимопонимания между партнерами может быть скорригирован на основе повышения уров ня коммуникативных навыков и умений и формирования у родителя адек ватного образа возрастных и индивидуальных особенностей подростка.

Искаженный тип детско-родительских отношений включает различные варианты, общим радикалом которых выступает противоречивость и дис гармоничность образов детско-родительских отношений у подростка и ро дителя. Наиболее неблагоприятным вариантом является асимметричность эмоциональных отношений (эмоциональная вовлеченность родителя в процесс воспитания и враждебность либо эмоциональная холодность под ростка или, напротив, амбивалентность или эмоциональное отвержение со стороны родителя и эмоциональная зависимость подростка). Достаточно распространенным вариантом является также несовпадение представле ний подростка и родителя о степени родительской «строгости» и протек ции в воспитании. Например, в практике психологического консультиро вания широко распространены следующие варианты искажений, когда подросток преувеличивает авторитарные черты родителя, считает его ди рективным, воспринимая «диктатором», пренебрегающим интересами под ростка, хотя родитель считает себя «альтруистом, положившим свою жизнь и благополучие на алтарь интересов ребенка»;

или когда родитель уверен в том, что он уделяет достаточно времени и сил воспитанию ребен ка, в то время как подросток остро переживает свое одиночество, отстра ненность и пренебрежение родителем своими обязанностями («им нет до меня дела!»). Отметим, что в последнем случае инициатива в обращении за психологической помощью достаточно часто принадлежит подросткам.

Искаженный тип детско-родительских отношений требует в каждом от дельном случае разработки индивидуальной коррекционной программы с учетом особенностей истории развития ребенка и личностных качеств ро дителей и ребенка в каждом отдельном случае.

Наконец, комплементарно-дисгармоничный тип детско-родительских отношений предполагает наличие согласованных семейных мифов, кото рые выступают в форме общности неадекватного восприятия родителем и подростком реальных объективных отношений, причем обе стороны, как родитель, так и подросток, принимают определенное распределение ролей в этих отношениях. Например, родитель навязывает подростку образ ком плементарных ролей: «родитель — благодетель и опекун, подросток — за висим и недееспособен», тот родителю — «подросток — любимое дитя, ба ловень, которому разрешается все, родитель — заботлив и полон прощения, заботится о благополучии подростка, забывая о себе». Принятие подобно 15* 228 Глава 3. Детско-родительские отношения го распределения ролей и их ригидное исполнение приводит к значитель ному ущербу как для личности родителя, так и для личности подростка.

В основе подобной мистификации лежат удовлетворение значимого для одной из сторон мотива и зависимость одного из партнеров, позволяющего навязать себе удобное для второго участника диады видение детскр-роди тельских отношений.

Итак, в результате проведенного исследования были выявлены факты расхождения образов детско-родительского взаимодействия у подростков и их родителей. Существенными оказались расхождения в восприятии ро дителями и подростками эмоциональной близости в отношениях между ними и последовательности системы родительского воспитания. Наиболее близкими и совпадающими в подавляющем большинстве случаев были оценки удовлетворенности детско-родительскими отношениями и автори тетности родителей.

Анализ детско-родительского взаимодействия позволяет утверждать, что центральное место в детско-родительских отношениях в семьях с детьми — младшими подростками занимает сфера эмоциональных отношений — при нятие и эмоциональная близость. Именно процессы эмоционального взаимо действия определяют авторитетность родителя в семье и удовлетворенность детско-родительскими отношениями, а также особенности делового сотруд ничества. Характер эмоционального принятия подростка родителем выступа ет как исходный пункт и основа развития детско-родительских отношений.

Так, низкий уровень принятия обусловливает строгость родителя, жесткость санкций и дисциплины, выступая основой для снижения авторитетности родителя и общей удовлетворенности детско-родительскими отношениями.

Высокий уровень принятия, напротив, способствует установлению согла сия между родителем и подростком, делает родителя более гибким и, соот ветственно, мягким в воспитании, приводя к росту авторитетности родите ля и удовлетворенности внутрисемейными отношениями. Эмоциональная близость как способность к эмпатии, эмоциональному взаимопониманию и сопереживанию выступает условием и следствием развития продуктивного делового сотрудничества в детско-родительских отношениях, определяя ха рактеристики типа семейного воспитания и его гармоничность. Эмоциональ ная близость и сотрудничество обусловливают друг друга таким образом, что высокая степень эмпатии позволяет партнерам построить эффективное, лич ностно-ориентированное общение и сотрудничество, результатом которого, в свою очередь, становятся сокращение эмоциональной дистанции и налажива ние лучшего эмоционального взаимопонимания и формирования чувства «Мы». Эмоциональная близость, обеспечивая лучшее взаимопонимание на основе сопереживания, делает родителя более последовательным и менее же стким в реализации своей воспитательной функции, повышает удовлетворен ность детско-родительскими отношениями обоих участников. Полученные результаты позволяют, на наш взгляд, подойти к решению вопроса о том, чем § 16. Психологические особенности отношений родителей с детьми-подростками определяется авторитетность родителя. Д. Баумринд, определяя тип автори тетного родительства с точки зрения влияния родителя на развитие личнос ти ребенка в семье, указывала на эмоциональное принятие ребенка и нали чие обоснованной системы требований как основные характеристики авторитетного родителя [Baumrind, 1975, 1989]. В нашем случае авторитет ность родителя выступает как субъективная оценочная характеристика, под разумевающая признание родительской компетентности, и в первую очередь определяется общей удовлетворенностью подростков и самого родителя дет ско-родительскими отношениями, уровнем эмоционального принятия ребен ка и эмоциональной близостью, мягкостью родителя и отсутствием жестких санкций в воспитании. Авторитетность родителя в глазах младших подрост ков основывается не только и не столько на компетентности в деловом со трудничестве, умении согласовывать действия и организовывать совмест ную деятельность, сколько на эмоциональной отзывчивости, сенситивности к чувствам и переживаниям ребенка и их понимании. Сама же удовлетворен ность детско-родительскими отношениями оказывается обусловленной эмо циональной близостью, принятием подростка родителем и отсутствием строгих санкций и дисциплины. Эмоциональный, а не деловой аспект детско родительских отношений оказывается в младшем подростковом возрасте стержневым для обобщенной оценки их гармоничности и степени удовлетво ренности этими отношениями. Свидетельством этого являются также факты низкого уровня конфликтности в детско-родительском взаимодействии в большинстве обследованных нами семьях, когда на фоне благополучия эмо циональной сферы взаимодействия были констатированы проблемы в дело вом сотрудничестве.

Цели и задачи коррекционной работы в области детско-родительских отношений Результаты проведенного нами исследования особенностей детско-роди тельских отношений убедительно свидетельствуют о том, что решающее значение в этих отношениях приобретает образ партнера и отношений с ним, выполняющий ориентирующую функцию в построении этих отноше ний каждым из участников.

Как было показано в работах Г.М. Андреевой [2000], А.А. Бодалева [1982, 1983], Л.А. Петровской [1987], эффективность общения определяет ся адекватностью и согласованностью образов партнеров, включая «образ Я», образ партнера, образ «Я для партнера» и образ отношений с партне ром. Опыт психологического консультирования родителей по вопросам психического развития и воспитания детей позволяет выделить следую щие причины трудностей общения и взаимодействия в детско-родитель ских отношениях: неадекватность образа ребенка у родителя, образа «Я как родитель», образа детско-родительских отношений у родителя и у ребенка, образа родителя у ребенка. Рассмотрим некоторые варианты искажения 230 Глава 3. Детско-родительские отношения перечисленных образов, выполняющих функцию ориентировки и регуля ции детско-родительских отношений, более подробно.

Неадекватность образа ребенка «глазами родителя» может выступать в следующих вариантах ориентирующего образа: неадекватный образ по требностей и мотивов ребенка, неадекватный образ возрастно-психологи ческого статуса ребенка, искаженный образ индивидуально-личностных особенностей ребенка.

Неадекватность восприятия родителем потребностей и мотивов ребенка приводит к мистификации и искажению детско-родительских отношений.

Полученные нами результаты позволяют выявить тенденцию недооценки родителями значимости коммуникативных потребностей ребенка, причем как в сфере взаимоотношений с родителями, так и со сверстниками. Здесь особое место занимает недооценка родителями потребности подростков в эмоциональном тепле и привязанности, эмоциональной поддержке со сторо ны родителей. Результаты нашего исследования показали, что характерным для значительного числа подростков переживанием выступает переживание дефицита эмоциональной поддержки и принятия родителями. Другой, не менее тревожной с точки зрения интересов развития ребенка, тенденцией поведения родителей является недооценка ими значения содержательного общения ребенка, особенно в подростковом возрасте, со сверстниками. Не адекватность установок родителей в отношении общения ребенка со сверст никами выступает в явлениях тревоги и настороженности в отношении кру га общения ребенка, в попытках «навязчивого вмешательства» в выбор друзей, регламентации интенсивности и частоты общения со сверстниками, в стремлении ограничить интимно-личностные формы общения подростка, квалифицируя их как «пустое времяпрепровождение».

Неадекватный образ возрастно-психологического статуса ребенка при водит к искажению системы требований и ожиданий, презентируемых ро дителем как представителем общества ребенку, и, соответственно, к иска жению границ зоны его ближайшего развития. «Идеальная форма» развития (Л.С. Выготский, Д.Б. Эльконин), воплощенная в культурно-ис торических нормативных ожиданиях и требованиях общества к ребенку определенного возраста, опосредствуется родительским образом возраст но-психологических особенностей ребенка и конкретизируется в системе семейного воспитания в форме требований к его поведению и деятельнос ти. Искаженный образ возрастно-психологического статуса ребенка у ро дителя приводит к нарушению семейной системы воспитания, общения и сотрудничества родителей и ребенка, ограничивая возможности развития ребенка в пределах потенциала зоны ближайшего развития.

Результаты психологического консультирования свидетельствуют о неадекватности представлений родителей о «взрослости подростка», что нашло проявление в акценте на обязанностях подростка без должного уче та его прав, в том числе на равенство в принятии решений, выборе ценно § 16, Психологические особенности отношений родителей с детьми-подростками стей, определении собственного жизненного пути. Достаточно часто иска жение представлений родителей о взрослости связано с переоценкой ре альных возможностей подростка и выдвижением «сверхтребований» в от ношении его достижений и уровня (морально-волевой-ответственности, способности к эмпатии и сопереживанию. В консультативной практике нам нередко приходилось сталкиваться с родителями подростков, кото рые при «взрослых» стандартах и требованиях к достижениям последних, их ответственности и произвольности стремились сохранить авторитар ное руководство, отказывая подросткам в праве выбирать друзей, интере сы, увлечения, самим определять свой режим дня, имидж, круг чтения и т.д. Иначе говоря, в отношениях с подростками руководствовались пра вилом «детские права — взрослые обязанности». Наш консультативный опыт свидетельствует о преобладании варианта противоречивого воспри ятия возрастно-психологических особенностей ребенка родителями детей всех возрастных групп, аналогичного описанному выше. Как правило, «чистые» варианты инфантилизации или приписывания ребенку более зрелого возрастного статуса встречаются значительно реже. Переоценка родителями развития одних психологических качеств и одновременно не дооценка уровня развития других в контексте нормативного возрастного развития, т.е. противоречивость психологического портрета возраста, про воцируют противоречивость типа* семейного воспитания.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.