WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

«Г. Н. Дранник КЛИНИЧЕСКАЯ ИММУНОЛОГИЯ АЛЛЕРГОЛОГИЯ и Одесса «АстроПринт» 1999 Моим слушателям, которые вдохновляли меня, и моей семье, которая, я надеюсь, все еще любит меня Автор с ...»

-- [ Страница 9 ] --

Таблица 38. Медиаторы ранней фазы аллергической реакции I типа и их биологический эффект Медиаторы Биологический эффект I. Выделяемые из гранул базофилов обоих типов: Вазодилатация, усиление сосудистой проницаемости, Гистамин зуд, бронхоспазм Разрушение базальной мембраны кровеносных сосудов, Протеазы-триптазы усиление высвобождения гистамина и миграции эозинофилов Гепарин Формирование комплекса с протеазами (гепариназа), разрушение межклеточного матрикса, блокада высвобождения медиаторов Эозинофильный хемо- Хемотаксис эозинофилов таксический фактор А Нейтрофильный хемо- Хемотаксис нейтрофилов таксический фактор II. Образующиеся при разрушении фосфолипидов клеточных мембран: Простагландин D2 Усиление сосудистой проницаемости, бронхоспазм Лейкотриены С4, D4, Усиление сосудистой проницаемости, бронхоспазм, усиление миграции эозинофилов Е4 Тромбоцитактивиру- Бронхоспазм, привлечение (аттракция) эозинофилов ющий фактор ИЛ-5 избирательно активирует эозинофилы, являющиеся второй основной эффекторной клеткой аллергического воспаления. И тканевый базофил (тучная клетка), и эозинофил в процессе активации продуцируют набор цитокинов, подобный тому, который продуцируют Тх„ поддерживая тем самым образование Т-лимфоцитов-хелперов 2-го типа, синтез IgE, сенсибилизацию тканевых базофилов и участие эозинофилов в развитии воспаления. В активации эозинофилов принимают участие такие цитокины, хемокины и провоспалительные медиаторы, как ИЛ-5, гранулоцитарно-моноцитарный колониестимулирующий фактор (ИЛ-3), эотаксин, тромбоцитактивирующий фактор, С5а и СЗа и др. Под влиянием хемокинов эозинофилы устремляются к очагу воспаления. Одновременно с этим под влиянием цитокинов на эозтшофилах и эндотелиальных клетках появляются молекулы адгезии, которые способствуют вначале остановке эозинофилов, затем их тесному прикреплению к эндотелиоцитам и последующему проникновению (трансмиграции) в ткань. В настоящее время роль адгезивных молекул в развитии воспаления (в том числе аллергического) очень активно изучается как в плане объяснения механизмов взаимодействия клеток, так и в аспекте поиска новых подходов к лечению воспалительного процесса. В табл. 39 представлены основные пары адгезивных молекул, появляющиеся на эндотелиальных клетках и лимфоцитах, а также эффект, который реализуется при взаимодействии клеток с помощью этих молекул.

Таблица 39. Основные пары адгезивных молекул и их эффект Лимфоциты Эндотелиальные клетки Эффект CLA (гликопро- ELAM-1 (семейство селекти- Замедление движения клеток теин) (rolling) нов) VLA-4 (семейст- VCAM-1 (суперсемейство Ig) Прикрепление (адгезия) клеток во интегринов) LFA-1 (семейст- ICAM-1 (суперсемейство Ig) во интегринов) Адгезия и диапедез (трансмиграция клеток в межклеточное пространство) В месте воспаления эозинофилы высвобождают токсические белки такие, как катионный белок эозинофилов, главный основный белок, эозинофильный нейротоксин и реактивные образцы кислорода. Все это приводит к повреждению тканей и поддержанию воспаления. В поддержании и дальнейшем развитии воспаления в слизистой оболочке дыхательных путей также принимают участие Т-лимфоциты, макрофаги, эпителиальные клетки и цитокины, которые продуцируются этими клетками. В табл. 40 суммированы клетки и секретируе мые ими цитокины, участвующие в реализации поздней фазы аллергического воспаления. Таблица 40. Клетки и цитокины, принимающие участие в поздней фазе аллергического воспаления в слизистой оболочке дыхательных путей Клетки Цитокины Макрофаги Т-хелперы 1-го типа Т-хелперы 2-го типа Тканевые базофилы (тучные клетки) Эозинофилы ИЛ-1, ИЛ-6, ИЛ-8, ИЛ-10, гранулоцитарно-моноцитарный колониестимулирующий фактор (ГМ-КСФ) ИЛ-2, гамма-ИНФ, ГМ-КСФ, ОНФ ИЛ-4, ИЛ-5, ИЛ-6, ИЛ-9, ИЛ-10, ИЛ-13, ГМ-КСФ ИЛ-4, ИЛ-5, ИЛ-8, ИЛ-10, ОНФ, ГМ-КСФ ГМ-КСФ, ИЛ-3, ИЛ-5, ИЛ-4, ИЛ-8, трансформирующий фактор роста бета (TGFbeta) Эпителиальные клетки ИЛ-1бета, ИЛ-6, ГМ-КСФ, ОНФальфа, эотаксин, дыхательных путей RANTES 32.4. ПАТОМОРФОЛОГИЯ Морфологически бронхиальная астма характеризуется повреждением мерцательного эпителия, увеличением количества эозинофилов, тканевых базофилов и бокаловидных клеток, лимфоцитов и макрофагов, пролиферацией миофибробластов, отложением коллагена в базальной мембране и ее утолщением, гипертрофией и гиперплазией неисчерченной (гладкой) мышечной ткани бронхов, отеком слизистой оболочки, склерозированием подслизистого слоя и перибронхиальной ткани. Таким образом, воспалительная реакция дыхательных путей, начавшаяся как аллергическая реакция I типа, со временем приобретает все признаки аллергической реакции IV типа. Различают четыре механизма бронхиальной обструкции: 1) острый бронхоспазм;

2) подострый отек;

3) хроническое формирование слизистых пробок;

4) необратимая перестройка бронхиальной стенки. 32.5. КЛАССИФИКАЦИЯ И ДИАГНОСТИКА В настоящее время чаще всего фигурируют две классификации. Классификация по этиологии (согласно МКБ X пересмотра, ВОЗ, 1992): 1. Преимущественно аллергическая астма: а) аллергический бронхит;

б) аллергический ринит с астмой;

в) атопическая астма;

г) экзогенная аллергическая астма;

д) сезонная лихорадка с астмой. 2. Неаллергическая астма: а) идиосинкразическая;

б)эндогенная. 3. Смешанная астма. 4. Неуточненная астма. Классификация по степени тяжести (в соответствии с "Отчетом о международном соглашении по диагностике и лечению бронхиальной астмы", 1992) основана на комбинированном учете клинических данных, показателей функции внешнего дыхания и препаратов для контроля над заболеванием. Согласно точке зрения большинства ученых, классификация бронхиальной астмы по степени тяжести является наиболее рациональной. Выделяют легкую интермиттирующую, умеренную персистирующую, среднетяжелую персистирующую и тяжелую персистирующую формы бронхиальной астмы. Для диагностики и оценки степени тяжести бронхиальной астмы решающее значение имеет исследование дыхательной функции легких. Объективное измерение функции внешнего дыхания в качестве мониторинга при бронхиальной астме аналогично соответствующим измерениям при других хронических заболеваниях, например измерению артериального давления при артериальной гипертензии, определению уровня глюкозы в крови при сахарном диабете и др. В связи с этим у каждого больного с подозрением на наличие бронхоспазма должна быть выполнена спирометрия (спирография), с помощью которой можно определить ряд легочных объемов и данные, характеризующие воздушные потоки при выдохе (соответственно — статические и динамические показатели). Жизненная емкость легких (ЖЕЛ) — это максимальный объем воздуха, который попадает в легкие при вдохе или выходит из них при выдохе. Жизненная емкость легких может изменяться при поражении паренхимы легких с уменьшением их растяжимости, при заболеваниях, сопровождающихся ослаблением дыхательной мускулатуры, нарушением проходимости дыхательных путей, а также при произвольном усилии. Чтобы установить, является ли уменьшение ЖЕЛ следствием обструкции дыхательных путей, проводится измерение объемной скорости потока воздуха при форсированном дыхании (максимальные величины данных показателей в различные периоды относительно ЖЕЛ могут указать уровень поражения). Наиболее распространенными показателями форсированного потока выдоха являются ОФВ, (английская аббревиатура — FEV,) — объем форсированного выдоха за 1-ю секунду (максимальный объем воздуха, выдыхаемого за первую секунду после полного вдоха), а также ПСВ (английская аббревитуара PEF) — пиковая скорость выдоха (показатель максимального потока, который формируется за время форсированного выдоха). ОФВ, — более информативный показатель оценки степени обструкции дыхательных путей, хотя и ПСВ является простым, воспроизводимым методом, который также позволяет оценить выраженность обструкции и достаточно хорошо коррелирует с ОФВ,. Соотношение ОФВ/ЖЕЛ = СФВ (FER) — скорость форсированного выдоха — служит ранним и чувствительным индикатором обструкции дыхательных путей. Чаще всего для оценки степени обструкции дыхательных путей используют (в силу своей доступности) определение ПСВ (PEF). Определять ПСВ (PEF) можно с помощью простого и недорогого прибора — пикфлоуметра. Мониторинг ПСВ является важным клиническим исследованием, применяющимся в кабинете врача, в отделении неотложной терапии, в стационаре и на дому. Это исследование позволяет оценить тяжесть заболевания, степень суточных колебаний легочной функции, которая позволит судить о степени гиперреактивности дыхательных путей;

оно также помогает оценить эффективность терапии во время острого приступа, выявить еще клинически бессимптомное нарушение легочной вентиляции дома или в кабинете врача и принять меры еще до того, как положение станет более серьезным. Данное исследование помогает также оценить реакцию на постоянное лечение и подтвердить его результативность, а также выявить пусковые механизмы (например, физическая нагрузка) и/или индукторы (например, сенсибилизирующие вещества, с которыми больной сталкивается на работе). Ежедневные или суточные колебания ПСВ отражают тяжесть бронхиальной астмы. Для большей объективности измерение ПСВ следует производить два раза в день: утром, сразу после подъема, а затем — через 10—12 ч, до и после применения бронхорасширяющих средств, в случае их использования. При измерении ПСВ один раз в день, его нужно производить всегда в одно и тоже время, соответственно до или после приема бронхолитического препарата. Очень важно установить наилучшие значения параметра для данного больного и минимальные суточные колебания, что свидетельствует о достаточной эффективности назначенного лечения. Во время мониторинга, продолжающегося 2—3 недели, больной должен регист рировать измерения ПСВ не менее двух раз в день: до и после приема бронхолитика. Наилучшим результатом для данного больного считается наибольшее значение ПСВ, полученное в период, когда заболевание находилось под контролем. Если у больного величина данного показателя при утреннем измерении составляет менее 80% от прогнозируемого значения на фоне адекватной терапии бронхолитическим препаратом или (и) ежедневные колебания превышают 15% даже после адекватной терапии бронхолитиком, то следует назначить более интенсивное лечение и продолжать ежедневные измерения. Величина отклонения при ежедневном измерении ПСВ является достоверным показателем стабильности и (или) тяжести астмы. Отклонение ПСВ может быть вычислено на основании, по меньшей мере, двух значений (утром и вечером) до и после приема бронхорасширяющих препаратов (если больной их применяет) по следующей формуле:

Наибольшая ПСВ(А) - Наименьшая ПСВ(Б) Дневное отклонение = Наибольшая ПСВ(А) 100.

Определение наибольшей ПСВ. Больному следует объяснить, как производится определение ПСВ с помощью пикфлоуметра (рис. 35). После отдыха повторить определение, для суждения использовать более высокий показатель из двух определений. Полученные результаты сравнивают с: 1) физиологическим уровнем показателей для соответствующего возраста, массы тела и пола (по таблицам, обычно прилагаемым к прибору);

2) суточным размахом гиперреактивности (как правило, реактивность бронхов выше и, соответственно, показания пикфлоуметра ниже в ночные и утренние часы). Для определения эффективности бронхорасширяющего действия препаратов определение показателя проводят до и после их ингаляции. При помощи пикфлоуметра больной может самостоятельно получить принципиально важную информацию о текущей (ежедневной) динамике заболевания (С. И. Ялкут, 1998): 1. Оценка собственной функции дыхания в сопоставлении с физиологическими должными показателями (для того же пола, возраста и роста). Для этого по результатам нескольких определений устанавливаем максимальную ПСВ. Показатель определяется в благополучном состоянии, т. е. при устойчивой ремиссии бронхиальной астмы, в том числе на.фоне постоянной поддерживающей лекарственной терапии. 1. Присоедините мундштук к пикфлоуметру.

2. Убедившись, что бегунок находится на нулевой отметке шкалы, встаньте и держите пикфлоуметр горизонтально.

3. Глубоко вдохните, обхватите губами мундштук и выдохните в него как можно быстрее.

4. Отметьте результат. Дважды повторите стадии 2—4. Выберите наилучший из трех результатов и отметьте его в дневнике самонаблюдения. Сравните полученные результаты с должными.

5. Детям следует объснить, что выдыхать нужно так, как-будто гасишь свечи на торте по случаю праздника. Рис. 35. Определения ПСВ с помощью пикфлоуметра.

По табл. 41 или 42, часто прилагаемым к пикфлоуметру, находим соответствующий показатель нормы и вычисляем отклонение от него показателя больного. Приводим пример расчета.

П р и м е р 1. Мужчина 55 лет, рост 162 см, болеет бронхиальной астмой в течение 10 лет, в настоящее время болезнь в стадии ремиссии, состояние поддерживается 4 вдохами бекотида в сутки. Показатель нормы ПСВ (А) по таблице для мужчин этого возраста и роста составляет 505 л/мин. При нескольких определениях у нашего больного за сутки максимальный показатель пикфлоуметрии составляет 410 л/мин (Б). Вычисление проводится по формуле 1: А(5О5)~Б(5О5) А(505) •100 = 18,8%. (1) Итак, возможности дыхания больного по результатам пикфлоуметрии ограничены по сравнению с нормой приблизительно на 19%, т. е.. Таблицег 41. Скорость выдоха: нижняя граница нормы, л/мин для мужчин ' ^ ^ ^ Возраст, Рост, см. ^ ^ ^ 5 п 24 51 77 104 130 156 183 209 236 262 289 315 342 368 394 421 — — — 100 по 115 120 125 130 135 140 145 150 155 160 165 170 175 180 185 24 51 77 104 130 156 183 209 236 262 289 315 342 368 394 421 — — — 24 51 77 104 130 156 183 209 236 262 289 315 342 368 394 421 — — — 414 423 432 440 448 456 463 469 476 482 456 466 475 484 492 500 508 515 522 529 481 491 501 510 519 527 535 543 551 558 494 504 514 524 533 542 550 558 566 573 499 509 519 529 538 547 555 563 571 578 497 508 518 527 536 545 554 561 569 576 491 501 511 520 530 538 546 554 562 569 480 491 500 510 519 527 535 543 550 557 467 477 487 496 505 513 521 528 536 543 452 462 471 480 489 497 504 512 519 525 436 445 454 463 471 479 486 493 500 506 418 427 436 444 452 460 467 474 480 486 400 408 417 425 432 440 447 453 459 465 381 389 397 405 412 419 426 432 438 444 362 370 378 385 392 399 405 411 417 422 Данные приведены по источникам: для детей — Goodfray et al. Brit. J. Dis. Chest 64, 15 (1970);

для взрослых — I. Gregg, A. J. Nunn, Brit. Med. J. 1989;

298: 1064—70 (цит. по С. И. Ялкут, 1998).

Таблица 42. Скорость выдоха: нижняя граница нормы, л/мин, для женщин ' ^\^^ Возраст, ^^\годы Рост, см. -^ ~ 100 ' 105 ПО 115 120 125 130 135 140 145,150 155 160 165 170 175 180 185 190 5 39 65 92 118 145 171 197 224 250 276 303 329 356 382 408 8 39 65 92 118 145 171 197 224 225 276 303 и 39 65 92 118 145 171 197 224 250 276 303 329 356 382 356 382 408 435, 435 435 — — — — — 348 355 360 366 371 376 381 385 390 394 369 376 382 388 393 398 403 408 413 417 380 387 393 399 405 410 415 420 425 429 384 391 397 403 409 414 419 424 429 433 383 390 396 402 408 413 413 423 428 432 379 385 391 397 403 408 408 418 423 427 371 378 384 390 396 401 406 411 415 419 362 369 375 381 386 391 396 401 405 409 352 358 364 370 375 380 385 489 394 398 340 347 352 358 363 368 372 377 381 385 328 334 340 345 350 355 359 364 368 372 316 321 327 332 337 341 346 350 354 358 302 308 313 318 323 327 331 335 339 343 289 294 300 304 309 313 317 321 325 328 276 281 286 290 295 299 303 307 310 314 — — — — оо ' Данные приведены по источникам: для детей — Goodfray et al. Brit. J. Dis. Chest 64, 15 (1970);

для взрослых — I. Gregg, A.-J. Nunn, Brit. Med. J. 1989;

298: 1064—70 (цит. по С. И. Ялкут, 1998).

составляют 81% от нормы. Сравнивая этот показатель за длительное время, можно определить, насколько течение бронхиальной астмы (при оптимальном контроле, или, наоборот, неблагоприятном течении) влияет на состояние дыхательной системы. 2. Определение суточного размаха гиперреактивности бронхов. У здоровых людей тонус бронхов выше в ночные часы, чем днем. Поэтому у большинства больных активность заболевания бронхиальной астмы выше в ночное время. Суточные колебания показателей в пределах 10—20% следует считать нормальными и, если больной принимает поддерживающее лечение, его можно считать оптимальным. Размах суточных колебаний свыше 20% указывает на активность (т. е. обострение) болезни. Приводим пример суточного размаха гиперреактивности бронхов.

П р и м е р 2. Женщина 30 лет, рост 155 см (показатель нормы ПСВ по таблице — 403 л/мин), болеет в течение двух лет. Первые признаки затрудненного дыхания появились после гриппа и последующего пребывания в сыром помещении. После санаторно-курортного лечения считала себя полностью здоровой, приступов удушья не наблюдалось, медикаментами не пользовалась. Показатели пикфлоуметрии в это время — утром минимальные (Б) — 400, вечером максимальные (А) — 420 л/мин. Суточный размах колебаний определяется по формуле 2: А(420)-Б ( 400) А(420) По формуле из примера 1 определяем функцию дыхания больной — максимальный показатель больной 420, показатель нормы — 403, итак показатель больной превышает показатель нормы на 4%, функция дыхания полностью сохранена. Летом больная отправилась отдыхать в деревню, несколько дней шли дожди, в доме было сыро. Ночью у больной наблюдался приступ затрудненного дыхания. Показатели пикфлоуметрии за последующие сутки были следующими: утром (Б) — 300 л/мин, вечером (А) — 400 л/мин. При подсчете по формуле 2, показатель гиперреактивности бронхов составил 25%, что позволяет оценить состояние больной, как начинающееся обострение бронхиальной астмы.

шо=5% Таким образом, размах суточной гиперреактивности является определяющим и наиболее ранним показателем, позволяющим, не откладывая, начать профилактику и лечение обострения заболевания. Важно помнить, что пикфлоуметрия должна обязательно проводиться перед приемом бронхорасширяющих препаратов, которые улучшают показатели функции дыхания и не дают возможность правильно оценить ситуацию. Сначала следует провести пикфлоуметрию, а потом использовать необходимые лекарственные препараты. 3. Определение причины бронхоспазма, эффекта лекарственных препаратов, тяжести состояния больного. Определение проводится по приведенной ниже формуле 3, но в разных вариантах, в зависимости от цели определения: а) путем сопоставления результатов до и после действия предполагаемого раздражителя или аллергена (для того, чтобы определить его влияние на развитие приступа удушья);

б) до и после приема бронхорасширяющих препаратов (при этом можно определить их максимальный эффект и сравнить индивидуальный эффект разных средств, например, беротека и сальбутамола);

в) на фоне ухудшения состояния болезни, чтобы определить выраженность обострения:

A (3) где А и Б — показатели пикфлоуметрии соответственно: для варианта а) — после и до действия раздражителя;

для варианта б) — до и после приема бронхорасширяющего препарата;

для варианта в) — индивидуальная норма больного в состоянии ремиссии и показатели во время текущего обострения. Бронхитические хрипы появляются при суточном размахе колебаний проходимости бронхов на уровне 20% и более. Таким образом, пикфлоуметрия является более чувствительным методом по сравнению с аускультацией легких. При эпизодическом отклонении показателей до и после действия раздражителей использование пикфлоуметрии позволяет точно установить раздражающий (аллергенный) фактор на рабочем месте, дома, при действии метеорологических факторов (холода, сырости), пищевой аллергии (определение данных пикфлоуметрии до и после приема определенных видов пищи). При постоянном и прогрессирующем уменьшении показателей можно определить состояние обострения БА еще до появления отчетливых клинических симптомов, своевременно изменить характер и объем терапии, четко установить степень тяжести состояния и необходимость применения соответствующих мер, в том числе, использования лекарственных средств. Суточные колебания показателей пикфлоуметрии от 100 до 80% не вызывают опасений и поддерживающую терапию, если она проводится, следует считать достаточной. Снижение показателей до 80—60% указывает на опасность обострения заболевания и необходимость изменения поддерживающей терапии (увеличения дозы или подключения более сильных противовоспалительных препаратов). Снижение показателей более, чем до 70—60% требует обращения к врачу, и, воз можно, госпитализации. Важно учитывать, что поддержание (или даже улучшение) уровня показателей прибора при помощи частого использования ингаляционных бронхолитических препаратов крайне опасно: эти лекарства, вызывая временное облегчение дыхания, маскируют развитие обострения БА. Как правило, к пикфлоуметру прилагается листок для регистрации показателей. Таким образом, можно отмечать результаты определения, не пересчитывая их постоянно по формуле, и лишь при их отклонении от индивидуальной нормы, увеличении суточного размаха показателей произвести соответствующий расчет. В некоторых типах пикфлоуметра шкала имеет трехцветную разметку зеленого, желтого и красного цвета (так называемый светофор). Каждый цвет дает ориентировочное представление (без учета физиологических возможностей дыхания у людей разного возраста, пола, роста) о состоянии заболевания в момент обследования. Такой прибор хорош для детей, чтобы не ошибиться при оценке показателей. Показатель в пределах зеленого цвета — астма под контролем (на уровне суточного размаха колебаний показателей до 20%);

желтого — выходит из-под контроля (свыше 20%), нуждается в изменении терапии;

красного (свыше 40—50%) — обострение принимает угрожающий характер, больной нуждается в постоянном врачебном контроле, госпитализации. 32.6. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ТЯЖЕСТИ БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЫ При решении вопроса о тяжести заболевания следует учитывать анамнез (частота, тяжесть и длительность приступов удушья и их эквивалентов, эффективность лечебных препаратов и процедур), а также данные физического, инструментального и лабораторного обследования (табл. 43).

Таблица 43. Критерии тяжести бронхиальной астмы Критерии Частота приступов Клиническая характеристика приступов Легкая Не чаще 1—2 раз в неделю Эпизодические, быстро исчезающие, легкие Форма заболевания Умеренная и среднетяжелая Чаще 1—2 раз в неделю Приступы средней тяжести, протекающие с отчетливым нарушением функции внешнего дыхания Тяжелая Несколько раз в неделю или ежедневно Постоянное наличие симптомов: тяжелые приступы, астматическое состояние, госпитализация в предыдущем году Продолжение табл. Критерии Легкая Форма заболевания Умеренная и среднетяжелая Тяжелая Ночные приступы Отсутствуют или наблюдаются редко (не более 2 раз в месяц) Переносимость фи- Не изменена зической нагрузки, активность и нарушение сна Показатель ОФП, Более 80% должи ПСВ в период ного значения и обострения более Суточные колеба- Не более 20% ния бронхопроходимости Симптомы отсутХарактеристика периодов ремисствуют, нормальсии ная функция внешнего дыхания Чаще 2—3 раз в месяц Почти каждую ночь Снижение перено- Значительно снижесимости физиче- на переносимость ской нагрузки физических нагрузок, нарушение сна 60—80% должного Менее 60% значения 20—30% Более 30% Неполная клини- Неполная клиникоко-функциональ- ф у н к ц и о н а л ь н а я ремиссия (дыханая ремиссия тельная недостаточность разной степени выраженности) Менее 3 месяцев Не нарушено 2—1 месяца Возможно отставание и дисгармоничность физического развития Длительность пе- 3 месяца и более риодов ремиссии Физическое разви- Не нарушено тие (для детей) 32.7. ПРОФИЛАКТИКА Различают первичную профилактику БА —- предупреждение возникновения заболевания (особенно у лиц с атопией) и вторичную — предупреждение обострений у тех, кто уже страдает астмой. Особое внимание следует обратить на идентификацию факторов окружающей среды, вызывающих или усиливающих воспалительный процесс в бронхах. У большей части больных БА фоном является экзогенная аллергия, поэтому тщательно собранный анамнез и аллергологические исследования позволяют выявить специфические факторы, вызывающие воспалительный процесс в бронхах, такие как: аллергены домашней пыли, шерсти животных, плесени или пыльцы растений. В такой обстановке возможно проведение профилактических меро приятии, например, в форме программы борьбы с домашней пылью. Уменьшение контакта с аллергенами может привести к снижению активности воспаления в бронхах и уменьшению гиперреактивности бронхов и, тем самым, к уменьшению симптомов астмы. Другим воздействием, направленным на специфический фактор, вызывающий заболевание (аллерген), является специфическая иммунотерапия (десенсибилизация или гипосенсибилизация). Эффективность специфической иммунотерапии при атопической форме БА зависит от многих факторов (например, тяжести астмы, степени сенсибилизации) и др. Важным является элиминация из окружающей среды больного неспецифических раздражающих факторов, таких как табачный дым, аэрозоли, применяемые в домашнем хозяйстве, загрязненность рабочей среды, поскольку они могут быть причиной обострения заболевания. Забота о предотвращении инфекций (особенно вирусных) также является элементом профилактики астмы. Ниже перечислены основные профилактические мероприятия по элиминации вредных факторов из окружающей среды, важность проведений которых лечащий врач обязан разъяснять больному. 1. Удалить ковры из спальни. 2. Удалить перьевые подушки и перины. 3. Применять непропускающие пыль постельные покрывала. 4. Стирать постель в воде температурой не ниже 60 °С. 5. Применять средства, ликвидирующие сапрофиты. 6. Не держать в квартире животных (кошки, собаки, хомяки, птицы). 7. Не курить в помещениях, где находятся больные бронхиальной астмой. 8. Предупреждать и при необходимости проводить своевременное лечение инфекции дыхательных путей. 32.8. ЛЕЧЕНИЕ Считается, что лечение при БА должно быть длительным процессом, запланированным индивидуально для каждого пациента и учитывающим специфику его заболевания. Целью эффективного лечения бронхиальной астмы должно быть не только купирование симптомов удушья и предотвращения обострений, но и поддержание нормальной (или оптимальной) жизненной активности пациента, а также сохранение легочной вентиляции на уровне, наиболее близком к надлежащим значениям. Достижение таких целей становится возможным только при тесном сотрудничестве врача с пациентом (а у детей также с их родителями) и потому на первый план выдвигается необходимость информированности больных относительно сущности их заболевания, а также составление индивидуального плана лечения при участии самого пациента с учетом активности его заболевания. Цели лечения: 1. Минимизация или ликвидация симптомов БА;

2. Достижение нормализации или улучшения показателей функции внешнего дыхания;

3. Предупреждение прогрессирования Б А;

4. Восстановление и/или поддержание жизненной активности (соответствующей возрасту), включая переносимость физических нагрузок. В соответствии с современным пониманием патофизиологии бронхиальной астмы, лекарственные средства, применяемые при этом заболевании, можно разделить на две группы: противовоспалительные и спазмолитические. В последние годы эти препараты все чаще именуют "препараты для контроля за болезнью" и "препараты для контроля за симптомами астмы" соответственно.

I. Противовоспалительные "препараты для контроля за болезнью":

кортикостероиды, кромолин-натрий, недокромил-натрий, модификаторы лейкотриенов.

П. Спазмолитики "препараты для контроля за симптомами астмы":

Бета2-агонисты, метилксантины, антихолинергические вещества.

Противовоспалительные лекарственные вещества (препараты для контроля за болезнью).

Лекарственные препараты из этой группы оказывают существенное влияние на сам ход болезни, тормозя развитие в бронхах воспалительного процесса, и поэтому в настоящее время их выдвигают на первое место в лечении БА. Хотя их действие не является моментальным (для получение эффекта нужны дни, а иногда и недели), однако это ведет к продолжительному торможению и подавлению симптомов болезни. Противовоспалительные лекарственные средства необходимо применять систематически в течение длительного периода, несмотря на отсутствие симптомов болезни, вплоть до угасания текущего воспалительного процесса. К сожалению, даже эти лекарственные средства не вызывают полного излечения, т. е. прекращение лечения может привести к рецидиву симптомов. Ингаляционные кортикостероиды представляют собой наиболее эффективные противовоспалительные лекарственные средства, применяемые при БА. При длительном применении они уменьшают симптомы заболевания, ведут к улучшению показателей легочной вентиляции, уменьшают гиперреактивность бронхов, подавляя воспалительный процесс в их слизистой оболочке (более подробно о противовоспалительном действии ингаляционных кортикостероидов изложено в специальной главе). Клинический эффект проявляется лишь после продолжительного применения (недели), а затем требуется постоянное применение для поддержания полученного эффекта. В зависимости от тяжести заболевания используются низкие, средние и высокие дозы препаратов. В табл. 44 приведена градация суточных доз ингаляционных кортикостероидов (в микрограммах) в зависимости от возраста больных (данные американских ученых, проф. L. DuBuske и др.).

Таблица 44. Градация суточных доз ингаляционных кортикостероидов, мкг Препараты Возраст Дозы Средние 604—840 336—672 400—600 200—400 1000—2000 1000—1250 264—660 174—440 1000—2000 800— Низкие 188—604 84—336 200—400 100—200 500—1000 500—750 88—264 88—176 400—1000 400— Высокие >840 >672 >600 >400 >2000 > 1250 >660 >440 >2000 > Беклометазона Взрослые дипропионат Дети Взрослые Будезонид ("турбохалер") Дети Флунизолид Флетиказона пропионат Взрослые Дети Взрослые Дети Триамцинало- Взрослые на ацетонид Дети При введении ингаляционных кортикостероидов возможны следующие локальные побочные эффекты, выраженность которых зависит от дозы, частоты применения, системы доставки препарата. 1. Дисфония — наиболее частый локальный побочный эффект, который является обратимым и встречается у 1/3 больных. 2. Кандидоз полости рта, который: а) чаще встречается у больных, использующих ингаляционные кортикостероиды более 2-х раз в день;

б) чаще наблюдается у лиц пожилого возраста;

в) предотвращается использованием спейсеров (специальных устройств, которые облегчают доставку препарата) и полосканием полости рта после ингаляции. 3. Спорадический кашель вследствие раздражения верхних отделов дыхательных путей. Возможны также системные побочные эффекты применения ингаляционных кортикостероидов. Среди клинически важных выделяют следующие: 1. Влияние на гипоталамо-гипофизарно-адреналовую систему (развитие адреналовой недостаточности);

2. Влияние на костную ткань (увеличение случаев переломов);

3. Влияние на рост (снижение роста);

4. Влияние на орган зрения (катаракта, глаукома). Пероральные кортикостероиды следует назначать только в случаях, когда оказываются неэффективными другие методы лечения, в том числе ингаляционные кортикостероиды в высоких дозах. Лечение пероральными кортикостероидами следует продолжать только в том случае, если удается существенно уменьшить хроническую симптоматику или снизить частоту возникновения тяжелых обострений. Длительная терапия пероральными кортикостероидами при тяжелой астме ограничена высоким риском развития серьезных побочных эффектов. Хотя и редко, но возможно развитие недостаточности надпочечников (в случае внезапного прекращения приема препарата после длительного приема супрессивных доз системных кортикостероидов). Кромолин-натрий (интал, кромолин, кромоген и др.). Лекарственный препарат с предположительным нестероидным противовоспалительным механизмом действия, тормозит дегрануляцию тканевых базофилов (тучных клеток), активацию эозинофилов и неврогенные механизмы. При длительном применении (недели, месяцы) оказывает противовоспалительное действие, приводя к подавлению симптомов заболевания и к уменьшению гиперреактивности бронхов. Не обладает спазмолитическим действием, но применяемый заранее предотвращает появление бронхоспазма после физической нагрузки и контакта с аллергеном. Препараты: интал-капсулы для ингаляций по 20 мг;

кромоген-аэрозоль в дозаторе по 5мг/доза. Дозировка: интал — 4 раза в день 1 капсула;

кромоген — 4 раза в день 1 доза. Профилактически: непосредственно аэрозоль перед физической нагрузкой. Побочное действие: общее—отсутствует;

местное—кашель после ингаляции. Недокромил-натрия — производное пиранохинолина с невыясненным механизмом противовоспалительного действия, близким к кромолин-натрию, однако эффективнее последнего. Тормозит активацию тканевых базофилов (тучных клеток), эозинофилов и нейтрофилов;

уменьшает гиперреактивность бронхов. Предупреждает бронхиальную реакцию после контакта с аллергеном и физического усилия. Форма выпуска: аэрозоль в дозаторе (2 мг/доза). Дозировка: регулярно 2—4 раза в день 1 доза. Побочное действие: неприятный привкус. Антилейкотриеновые препараты. В связи с доказанной ролью лейкотриенов в формировании наиболее важных патогенетических звеньев бронхиальной астмы возможно применение у больных с легкой и средней тяжести БА антилейкотриеновых препаратов, которые представлены двумя группами соединений: 1) ингибиторы синтеза (подавляют активность 5-липоксигеназы) — зилетон;

2) блокаторы рецепторов к лейкотриенам — зафирлукаст, монтелукаст. Лекарственные средства, оказывающие спазмолитическое действие на мышечную оболочку бронхов (бронхолитики) (препараты для контроля за симптомами астмы). К этой группе относятся лекарственные средства, которые вызывают непосредственный (но временный) эффект в виде уменьшения или предотвращения обтурации бронхов и, тем самым, быстро прекращают приступы удушья. Они имеют очень важное значение в повседневном лечении больных БА, так как вызывают быстрое облегчение, но не воздействуют на сущность происходящего в бронхах воспалительного процесса. В настоящее время считается, что их не следует применять для монотерапии (т. е. без одновременного противовоспалительного лечения). Рекомендуется их применение только в случае необходимости. Констатация необходимости частого применения таких "спасательных" препаратов является для врача и больного показателем недостаточного контроля БА и необходимости модификации плана лечения. Ингаляционные симпатомиметические средства (бета-агонисты, адренергические агонисты). Стимулирование бета2-адренорецепторов обусловливает сильное, непосредственное спазмолитическое действие на мышечную оболочку бронхов, что впоследствии ликвидирует удушье. Ингаляционные симпатомиметики, применяемые перед ожидаемым приступом удушья (например, контакт с аллергеном, физическая нагрузка) предотвращают его появление. Однако они не оказывают никакого воздействия на процесс воспаления. Существуют сообщения о том, что при регулярном, длительном применении (без одновременного введения противовоспалительных лекарственных средств) они могут даже отрицательно влиять на течение БА. Новые бета2-миметики пролонЬйрованного действия (до 12 ч) — сальметерол и формотерол особенно эффективны в предотвращении ночного удушья. Установлено, что лечение бета2-агонистами в форме аэрозоля или ингаляционного препарата по эффективности не уступает пероральной терапии и даже превосходит ее в плане достижения бронхолити ческого действия;

при этом отмечается и меньше системных побочных эффектов, таких как сердечно-сосудистая стимуляция, тремор скелетных мышц, гипокалиемия. Считают, что частое или регулярное применение ингаляционных бета2-агонистов короткого действия при постоянном лечении БА не обеспечивает адекватного контроля симптомов БА, а также таких показателей как отклонение пиковой скорости выдоха и гиперреактивность дыхательных путей. При любой более серьезной симптоматике, чем редкие нетяжелые приступы БА, рекомендуют назначать противовоспалительные препараты, а бета2-агонисты короткого действия применять при необходимости. Учащение использования или ежедневное применение ингаляционных бета2-агонистов короткого действия указывает на ухудшение течения заболевания, и в таких случаях рекомендуется начать или усилить регулярное противовоспалительное лечение. Препараты: аэрозоли в дозаторах— сальбутамол (вентолин), сальметерол (серевент), фенотерол (беротек), тербуталин;

порошок для ингаляций — сальбутамол (вентодиск), тербуталин (турбохалер). Дозировка: в случае удушья или профилактически, (например, перед физической нагрузкой) 1—2 дозы из дозатора. Длительное применение — только совместно с противовоспалительными препаратами. Побочное действие: мышечная дрожь, тахикардия. Метчлксантины пероральные. Основной препарат этой группы — теофиллин, является бронхолитиком, который обладает также внелегочным действием. Оказывает спазмолитическое действие на мышечную оболочку бронхов, действует инотропно и предотвращает утомление дыхательных мышц. В настоящее время применяют препараты пролонгированного действия, обеспечивающие поддержание равномерных терапевтических концентраций теофиллина. В связи с повышенным риском развития побочных эффектов (отсутствие аппетита, тошнота, повышенная возбудимость, бессоница, тахикардия) и трудностей, связанных с обеспечением мониторинга лечения в ряде стран, теофиллин рассматривается как препарат резерва в случаях недостаточной эффективности ингаляционных кортикостероидов и ингаляционных бета2-агонистов. В других странах теофиллин назначают на ранних стадиях лечения и вводят регулярно по схеме, поскольку он является бронхолитиком, особенно эффективным для контроля симптомов ночной астмы. Антцхолинергические (холинолитические) средства. Ипратропиум бромид (атровент) блокирует мускариновые рецепторы в бронхах и путем уменьшения активации блуждающего нерва приводит к расширению бронхов: действует слабее симпатомиметиков. В ингаляционной форме рекомендуется лицам, не переносящим симпатомиметиков. Форма выпуска: аэрозоль в дозаторе (20 мкг/доза). Дозировка: 3—4 раза в день по 1—2 вдоха или в чрезвычайном порядке в случае удушья. Побочное действие: сухость в полости рта.

32.8.1. СТУПЕНЧАТЫЙ ПОДХОД К ФАРМАКОТЕРАПИИ Начало фармакологического лечения при БА, а также выбор и дозировка лекарственных средств должны зависеть от оценки тяжести заболевания и состояния больного. Для облегчения оценки статуса больного и принятия решения об объеме лечения в "Отчете о международном соглашении по диагностике и лечению бронхиальной астмы" выделяются 4 ступени тяжести (активности) болезни. Согласно этой классификации, тяжесть астмы оценивают, исходя из усиления клинических симптомов (частота появления удушья), потребности в спазмолитических препаратах, действующих "непосредственно" на мышечную оболочку бронхов, а также на основании оценки состояния проходимости бронхов путем измерения, например, пиковой скорости выдоха (ПСВ), производимого пациентом дома. Ступенчатая терапия заключается в повышении дозы и количества применяемых лекарственных средств одновременно с ростом тяжести болезни — отсутствие эффективности лечения на данной ступени предписывает (требует) переход к лечению на одну ступень выше, т. е. усиления фармакотерапии. Достижение контроля болезни на данной ступени лечения в течение недель или месяцев рекомендует переход на одну ступень ниже, следовательно — уменьшение фармакотерапии. Целью такого воздействия является уменьшение или ликвидация симптомов болезни при применении минимального количества лекарственных средств. Ниже представлена краткая характеристика ступеней течения астмы и рекомендуемое лечение. Ступень I. Легкая ингермиттирующая астма. Клиническая картина. Симптомы астмы (удушье, свистящее дыхание, кашель) наблюдаются не чаще, чем 1—2 раза в неделю, а ночные приступы удушья — не более 2 раз в месяц. Значение ПСВ превышает 80% нормы, а его суточная вариабельность менее 20%. Рекомендуемое лечение: 1) симпатомиметики в форме ингаляций в случае необходимости;

2) кромолин-натрий или симпатомиметики профилактически (например, перед нагрузкой). Ступень II. Умеренная персистирующая астма. Клиническая картина. Симптомы астмы проявляются чаще, чем 2 раза в неделю, а ночные приступы удушья чаще, чем 2 раза в месяц, частые ингаляции симпатомиметиков. Появляется ограничение жизненной активности и сна. Значение ПСВ: 60—80% нормы, а его суточная вариабельность 20—30%. Рекомендуемое лечение: 1) противовоспалительная терапия кортикостероидами в форме ингаляций (например, беклометазона дипропионат 200—500 мкг в сутки или кромолин-натрий, или недокромил-натрий);

2) симпатомиметики в случае необходимости. Ступень III. Средней тяжести персистирующая астма. Клиническая картина. Как при ступени II, однако лечение, рекомендуемое для этой ступени заболевания, является неэффективным. Рекомендуемое лечение: 1) увеличение дозы кортикостероидов в ингаляции до 800—1000 мкг в сутки;

2) добавление препаратов теофиллина пролонгированного действия;

3) при необходимости ингаляционные бронходилататоры короткого действия — Р2-агонисты. Ступень IV: Тяжелая персистирующая астма. Клиническая картина. Постоянство и выраженный характер симптомов, частые ночные приступы, резкое ограничение физической активности больного, частые обострения, выраженное нарушение сна. Значение ПСВ ниже 60% нормы, вариабельность его более 30%. Рекомендуемое лечение: 1) увеличение (по сравнению со ступенью III) дозы ингаляционного кортикостероида более 1000 мкг/сутки);

2) добавление перорального кортикостероида, например первоначально 20—40 мг преднизона в течение нескольких дней с постепенным снижением дозы;

3) длительная поддерживающая доза кортикостероидов — самая низкая, позволяющая контролировать ход болезни. Если в случае ступеней I—III целью лечения должно быть подавление болезни, и, следовательно, Практически элиминирование симптомов, то в случае IV ступени заболевания чаще всего достигается только лишь смягчение проявлений и уменьшение степени ограничения жизненной активности. Приведенные рекомендации нельзя считать универсальными для каждого пациента. К ним скорее следует относиться как к указаниям, позволяющим составить индивидуальный план лечения с учетом положения пациента и собственного опыта врача. Отдельного воздействия требуют особые обстоятельства, такие как астма в период беременности, аспириновая астма или инфекции, обостряющие течение заболевания.

32.8.2. СПОСОБЫ ВВЕДЕНИЯ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ Поскольку бронхиальная астма является заболеванием прежде всего бронхов, то ингаляционный путь введения лекарственных средств в настоящее время признан предпочтительным. Такой способ введения обеспечивает непосредственное проникновение препаратов в места действия и, в результате — повышение их эффективности. Одновременно это позволяет избежать или уменьшить побочные симптомы, связанные с системным приемом препаратов. Большинство лекарственных средств, которые применяются при лечении БА, выпускаются в форме ингаляторов, содержащих препарат в виде а) дозированного аэрозоля;

б) в виде сухого порошка. Дозированные аэрозоли (аэрозольные баллончики) (рис. 36). В аэрозольных баллончиках лекарственные средства содержатся в виде суспензии в сжиженной смеси под давлением рабочих газов. Такие дозированные распылители закрываются специальными клапанами, освобождающими при приведении их в действие точно заданное количество смеси из рабочих газов и медикамента. Вследствие мгновенного выделения газа в воздух отдельные частички высвобождаются из смеси и ингалируются при вдохе пациента. При пользовании дозированными аэрозолями очень важным моментом является правильное выполнение техники ингаляций (рис. 36). Установлено, что даже при правиль 1. Снимите защитный колпачок и встряхните ингалятор. 2. Плавно выдохните. 3. Обхватите мундштук губами и начните медленно и глубоко вдыхать, нажмите на балончик и продолжайте глубокий вдох. 4. Задержите дыхание приблизительно на 10 с. 5. Подождите 30 с перед второй ингаляцией.

Рис. 36. Методика применения дозированного ингалятора. ном дыхательном движении (ингаляция во время глубокого вдоха с последующей задержкой дыхания на определенное время) внутрь бронхов проникает все же лишь 30—35% лекарственного препарата, а при ином маневре дыхания (подача вещества до вдоха) — лишь около 15%. Поэтому необходимо, чтобы врач (или другой медицинский персонал) подробно объяснили пациенту, как следует обращаться с дозированными аэрозолями. Для больных, которые испытывают затруднения при пользовании ингалятором, содержащим дозированный аэрозоль, предлагается использовать "спейсер" — специальное устройство, которое облегчает доставку расширяющего средства. При применении "спейсера" лекарственное средство, выбрасывающееся из ингалятора, попадает в специальную камеру, в которой частички препарата находятся в форме суспензии, в течение 3—5 с. За это время больной успевает ингалировать лекарственное средство. Спейсеры гасят скорость частиц лекарственного средства в момент его выброса из ингалятора, при этом уменьшается раздражающее действие аэрозоля, которое может способствовать появлению кашля. При использовании "спейсера" уменьшается также оседание препарата на слизистой оболочке полости рта и ротовой части глотки, уменьшается кашель, а также вероятность развития кандидоза полости рта. На рис. 37 показаны два варианта "Спейсеров", которых в настоящее время существует более десятка разных видов, а на рис. 38 дан общий вид одного из вариантов "Спейсеров" (волюматика) и приведена методика его применения для больных, которые при этом не нуждаются в посторонней помощи.

а б Рис. 37. ВариантьГСпейсеров" {а, б).

Дополнительными приспособлениями при применении дозировочных ингаляторов являются "Синхронер" и "Аутохалер". "Синхронер" представляет мини-спейсер, срезанный сверху для на 1. Снимите крышечку с ингалятора, встряхните его. Затем вставьте ингалятор в специальное отверстие прибора. 2. Возьмите мундштук в рот. 3. Нажмите на баллончик для получения дозы препарата. 4. Начните медленный и глубокий вдох. 5. Задержите дыхание на 10 с, а затем выдохните в мундштук. 6. Вдохните еще раз, но не нажимая на баллончик. 7. Выньте прибор изо рта. 8. Подождите 30 с перед приемом следующей ингаляционной дозы. Рис. 38. Методика применения "Спейсера" (волюматика).

блюдения самим пациентом за распылением газа в момент вдоха, что позволяет контролировать правильность маневра вдоха (рис. 39).

1. Снимите с "Синхронера" колпачок. 2. Откройте синхронер. 3. При полном открытии "Синхронера" вы услышите щелчок. 4. Удерживая синхронер на достаточном расстоянии ото рта, плавно вдохните. Во избежание образования конденсата и блокирования струи аэрозоля, не выдыхайте через "Синхронер". 5. Запрокинув голову назад и удерживая "Синхронер", вставьте мундштук в рот и плотно обхватите его губами. 6. Начните медленный и глубокий вдох, нажмите на металлический баллончик и продолжайте вдох. 7. Выньте "Синхронер" изо рта задержите дыхание на 10 с (или как можно дольше), а затем сделайте медленный выдох. Рис. 39. Методика применения "Синхронера".

"Аутохалер" — приспособление, подающее аэрозоль пациенту из дозировочного баллончика после начала вдоха (срабатывает устройство после начала вдоха) (рис. 40). Они, к сожалению, исключают использование спейсеров. "Аутохалер" разработан для распыления беклометазона дипропионата (фирма "Asta Medica"), "Синхронер" предназначен для проведения ингаляций с Тайледом (фирма "Rhone-Poulenc Rorer"). Порошковые распылители. В ингаляторах, содержащих сухой порошок, не используется фреон в качестве газа-вытеснителя. Эти инга 1. Откройте защитный мундштук и откиньте его назад. 2. Держа ингалятор вертикально поднимите рычажок, затем встряхните баллончик. 3. Плавно выдохните. Держите ингалятор вертикально. Возьмите мундштук в рот, сомкните губы вокруг него (не блокируйте воздушное отверстие на дне Аутохалера). 4. Выдыхайте ровно и не прекращайте дыхание, когда раздастся щелчок и после щелчка продолжайте глубокое дыхание. 5. Задержите дыхание на 10 с. 6. Держа ингалятор вертикально опустите рычажок. Подождите 60 с перед другой ингаляцией. 7. Рычажок должен быть поднят ("on") перед каждой ингаляцией и опущен вновь ("off") после нее. В другом положении прибор не работает. Рис. 40. Методика применения "Аутохалера".

ляторы по эффективности не уступают стандартным ингаляторам, содержащим дозированный аэрозоль. Ингаляторы, содержащие сухой порошок, используются несколько иначе, чем те, которые содержат дозированный аэрозоль, и в целом более просты в использовании. Применение порошковых распылителей имеет по сравнению с дозированными ингаляторами то преимущество, что частички препарата ингалируются постепенно за счет вдоха пациента. Они меньше оседают в ротовой части глотки в связи с отсутствием большого ускорения, которое наблюдается при высвобождении частиц из аэрозольных 1. Поставьте "Спинхалер" вертикально и раскройте. 2. Положите капсулу цветным концом в чашечку пропеллера. 3. Соедините части "Спинхалера" и несколько раз поднимите и опустите серую муфту. Это движение прокалывает капсулу. 4. Выдохните, запрокиньте голову и возьмите "Спинхалер" в рот. 5. Вдохните как можно быстрее и глубже. 6. Выньте "Спинхалер" изо рта и задержите дыхание на 10 с.

Рис. 41. Методика применения "Спинхалера". баллончиков. Кроме того, исключено токсическое действие фреонов на слизистую оболочку дыхательных путей, что неизбежно при использовании дозированных баллончиков. Для эффективного введения дозы порошка в легкие используют три ингалятора наиболее распространенных конструкций: капсульный "Спинхалер", блистерный "Дискхалер" и дозирующий "Турбохалер". В ингаляторе "Спинхалер" (рис. 41) желатиновую капсулу, содержащую разовую дозу лекарственного препарата, устанавливают в держатель на оси свободно вращающейся миниатюрной турбины и прокалывают металлическими иглами. При вдохе через ингалятор турбина раскручивается воздушным потоком, в который через отверстия в стенках капсулы попадает порошок лекарственного препарата. В процессе столкновения частичек порошка с лопастями турбины и стенками воздушного канала происходит разрушение агрегатов и образование респирабельной (годной для дыхания) фракции частиц. К основным недостаткам данной конструкции следует отнести неполный выход (50%) содержимого капсулы в процессе ингаляции и возможность попадания осколков желатиновой капсулы в дыхательные пути человека. Спинхалер фирмы "Rhone-Poulenc Rorer" используют для ингаляций интала. В ингаляторе "Дискхалер" (рис. 42) используются блистеры — диски из алюминиевой фольги с аксиально выполненными углублениями для разовых доз, которые заполнены порошком и герметично запечатаны вторым слоем фольги. После установки диска в ингалятор ячейка, содержащая разовую дозу, прокалывается иглой, а порошок высыпается из ячейки в приемник, от1. Снимите крышку мундштука. Затем снимите белую крышку и осторожно вытащите белый выступ до конца. 2. Положите диск из фольги блистерами внутрь, в колесо и возвратите выступ в исходное положение. 3. Возвращением выступа в исходное положение поворачивается диск. Блистер попадает в специальное "окошечко". Если диск имеет 8 доз, то вращайте диск до цифры 8. Разместив правильно диск, вы всегда знаете, сколько доз осталось. 4. Держа "Дискхалер" на горизонтальном уровне, поднимите иглу и проткните ею до конца блистер. Опустите иглу. 5. Держа "Дискхалер" в горизонтальном положении, плавно выдохните и возьмите мундштук в рот. Только не закройте специальное воздушное отверстие сбоку на мундштуке> Вдохните ртом как можно быстрее и глубже. 6. Достаньте "Дискхалер" изо рта и задержите дыхание на 10 с.

Рис. 42. Методика применения "Дискхалера".

бохалер" вертикально и поверните нарезку вперед, а затем до конца назад. 2. Плавно выдохните, обхватите мундштук губами и вдохните как можно глубже. 3. Достаньте "Турбохалер" изо рта и задержите дыхание на 10 с. Рис. 43. Методика применения "Турбохалера".

куда при вдохе вводится в дыхательные пути человека. Недостатком этой конструкции является отсутствие такого важного узла, как диспергатор, предназначенного для разрушения агрегатов частиц порошка. Это обусловливает низкий выход частиц, достигающих нижних отделов трахеобронхиального дерева. Ингалятор "Дискхалер" применяют для введения сальбутамола (Вентодиск) и бекламетазона дипропионата — (Бекодиск) (фирма "Glaxo Wellcome"). Ингалятор "Турбохалер" (рис. 43) содержит бункер с порошком, выполненный в виде подвижного диска с дозирующими отверстиями, и диспергатор в виде спиральной вставки в воздушном канале. При вдохе через ингалятор воздушный поток проходит через дозирующие отверстия и увлекает с собой частицы порошка, которые поступают в диспергатор, где в результате многочисленных столкновений между собой и со стенками воздушного канала происходит разрушение агрегатов и формирование респирабельной фракции. К недостаткам этого устройства следует отнести большую величину потерь респирабельной фракции в полости рта, обусловленную сильной закрученностью воздушного потока. Под действием центробежной силы частицы порошка совершают дрейфовое движение в радиальном направлении и оседают на слизистой оболочке верхних дыхательных путей. При этом потери могут быть очень велики. Так, частицы размером 5—10 мкм оседают полностью, а размером 3 мкм — приблизительно на 50%. "Турбохалер" применяется для подачи пульмикорта и бриканила (фирма "Asta"). Российский ингалятор "'Циклохалер" включает сменную капсулу с порошком, дозатор, выполненный в виде подвижной пластины с дозирующей лункой, и диспергатор в виде прямоточного циклона с тангенциальным ходом воздушного потока, в основании которого имеется отверстие для ввода дозы порошка, а на выходе установлен пластинчатый раскручиватель воздушного потока. В процессе ингаляции воздушный поток поступает в циклон через тангенциальные сопла. Вихревое течение воздуха, возникающее в циклоне, через отверстие в основании протекает в дозирующую лунку. Частицы порошка увлекаются потоком в циклон, где происходит разрушение агрегатов и формирование респирабельной фракции. При выходе из циклона аэрозольный поток проходит через раскручиватель, где происходит резкое торможение вращательного движения потока и дополнительное диспергирование частиц в результате их инерционных столкновений с пластинками раскручивателя. Эффективность российской конструкции не уступает образцам дальнего зарубежья — в нижние отделы бронхиального дерева поступает не менее 50% от исходно ингалируемой дозы, причем дисперсность активного компонента находится в пределах 1—10 мкм (не менее 90% массы), а размер частиц наполнителя составляет 400 мкм, что обусловливает их оседание в более верхних отделах дыхательной системы. "Циклохалер" предназначен для ингаляции сальбена и бенакорта (российские сальбутамол и будесонид). Предполагается использовать его и для тровентола (российский аналог атровента). Исследования седиментации частиц диаметром 6 мкм показали, что основная их часть оседает в бронхах диаметром более 0,8 мм (бронхи до 12-го порядка), тогда как теоретически они должны достигать бронхов диаметром 0,4 мм (бронхи 16-го порядка). При всех типах бронхиальной обструкции место оседания медикаментов смещается в сторону проксимальных отделов бронхиального дерева. Лишь медленный вдох при этом позволяет частицам аэрозоля достигнуть пораженных участков бронхиального дерева. Частицы диаметром более 10 мкм полностью оседают в глотке и во рту, диаметром 7 мкм — на 60% в глотке и во рту, лишь при диаметре частиц не более 5 мкм преобладает оседание их в гортани, трахее и бронхах. Чем быстрее пациент делает вдох, тем большая часть аэрозоля задерживается во рту, глотке и крупных бронхах. При быстром вдохе аэрозоль хуже проникает в пораженные участки бронхиального дерева. Отсюда следуют рекомендации по дыхательному маневру в период ингаляции: необходимо произвести медленный глубокий вдох до достижения максимально возможного объема легких, последующую задержку дыхания на 5—10 с и затем быстрый выдох. Подобная техника приводит к максимально возможному оседанию аэрозоля внутри бронхов. В заключении перечислим еще раз препараты, которые используются для лечения бронхиальной астмы. Противовоспалительные средства. Глюкокортикостероиды (ГКС) — беклометазона дипропионат (беклофорт, альдецит, бекломет, бекотид, беконазе и др.), флунизолид (ингакорт, кеналог и др.), будезонид (пульмикорт, гаракорт и др.);

триамцинолон (беклокорт, триакорт, азмакорт и др.), флютиказона пропионат (фликсотид и др.). Кромогликаты натрия (интал, ломудал, кромолин, кромоген, хайкром и др.). Недокромил натрия (тайлед). При ингаляционном введении в 4— 10 раз превосходит кромогликаты натрия по способности предотвращать бронхоспазм. Бронхолитические средства. Бета2-адреномиметики ингаляционные короткого действия. Орципреналина сульфат (алупент, астмопент и др.), гексопреналин (гипрадол). Длительность действия препарата 3—5 ч. Сальбутамол (альбутерол, вентолин, асматол и др.). Ингаляции препарата рекомендуется использовать эпизодически для купирования приступов удушья. Фенотерол (беротек, арутерол и др.). По длительности эффекта (7— 8 ч) — превышает другие препараты, считается более эффективным и менее токсичным. Бета2-адреномиметики ингаляционные длительного действия Сальметерол (серевент). Формотерол (форадил). Тербуталин (бриканил, бретин и др.). Бета2-адреномиметики таблетированные Сальбутамол (волмакс, вентолин и др.). Тербуталин (бриканил, бретин и др.). Кленбутирол (спиропент и др.). Необходимо осторожно использовать препараты этой группы у лиц пожилого возраста, страдающих ИБС, гипертонической болезнью. Противопоказано применение препаратов этой группы у больных тиреотоксикозом, при наличии судорожной готовности. Метилксантины. Применяются перорально и парентерально. Препараты теофиллина короткого действия (максимальная концентрация достигается через 30—60 мин после приема) — эуфиллин (аминофиллин, диафиллин, синофиллин и др.) используются для получения быстрого эффекта. При длительном лечении предпочтительнее применять препараты пролонгированного действия — теофиллин ангидрид (теодур, теопэк, дурофиллин и др.). Антихолинергические средства Обычно применяются аэрозольные производные атропина, лишенные нежелательных побочных действий. Ипратропиум бромид (атровент, арутропид и др.). — пролонгированное профилактическое средство;

более эффективен у пожилых людей независимо от формы бронхиальной астмы. Окситропиум бромид (вентилат) — препарат более длительного действия. Комбинированные препараты Беродуал — фенотерол (беротек) и ипратропиум бромид (атровент). Комбинированное введение при помощи "Спейсера" может оказать более выраженный бронхорасширяющий эффект, чем при применении каждого из составляющих его препаратов в отдельности. Дитек -— комбинация кромогликат Натрия и фенотерола. Бекловент — комбинация беклометазона и сальбутамола.

Глава 33 АНАФИЛАКТИЧЕСКИЙ ШОК Анафилактический шок (анафилаксия, анафилактическая реакция, системная анафилаксия) — это системная аллергическая реакция немедленного типа, возникающая в результате быстрого массивного IgEопосредованного выделения медиаторов из тканевых базофилов (тучных клеток) и базофилов периферической крови при повторном контакте организма с антигеном (аллергеном). Вначале анафилаксия считалась сугубо экспериментальным феноменом. Впервые ее описали P. Portier и С. Richet в 1902 году, наблюдая у собак необычную, иногда смертельную реакцию на повторное введение им экстракта из щупалец актиний;

они же дали название этой реакции — "анафилаксия" (от греч. ana —. обратный и philaxis — защита). Несколько позднее, в 1905 г. русский ученый Г. П. Сахаров описал развитие подобной реакции у морских свинок при повторном введении им лошадиной сыворотки. В последующем аналогичные реакции стали описывать у людей и называть их "анафилактический шок". Термин "анафилактоидная реакция" используют в тех случаях, когда выделение медиаторов из базофилов обоих типов не связано с образованием комплекса специфический IgE — аллерген, а обусловлено воздействием на клетки либераторов гистамина. Таким образом, можно сказать что анафилактический шок является системным проявлением анафилаксии, в основе которой лежит аллергическая реакция немедленного типа. 33.1. ПАТОМОРФОЛОГИЯ При вскрытии больных, умерших от анафилактического шока, обнаруживаются следующие морфологические изменения: 1. Отек верхних дыхательных путей (гортани) невоспалительного характера;

2. Бронхоспазм нижних дыхательных путей, сопровождающийся усилением секреции слизи, отеком подслизистого слоя, сосудистым застоем и эозинофильной инфильтрацией;

3. Отек легкого, иногда легочное кровотечение и ателектаз;

4. Усиление сосудистой проницаемости с выходом плазмы из сосудистого русла, расширение периферических сосудов, ишемия миокарда;

5. Увеличение печени, селезенки и стенки кишок;

6. Отек кожи (дермы) и расширение сосудов;

7. В случаях отсроченного смертельного исхода — ишемические изменения в сердце, кишках, почках и др. У большинства умерших (70%) преобладали нарушения в органах дыхания, у части (25%) — в сердечно-сосудистой системе. Иногда (15%) на аутопсии не удавалось выявить существенных патологических нарушений;

предполагают, что в этих случаях смерть наступала в результате нарушений ритма сердца. 33.2. ПАТОГЕНЕЗ Патофизиологические механизмы анафилактического шока в основном обусловлены физиологическими и фармакологическими эффектами быстрого и в большом количестве выделения преформированных и вновь синтезированных медиаторов из тканевых базофилов (тучных клеток) и базофилов крови. Различают два главных механизма дегрануляции большого количества тканевых базофилов (тучных клеток): 1) IgE-зависимый (истинно аллергический);

2) Независимый от IgE (псевдоаллергический);

IgE-зависимая дегрануляция инициируется специфическими аллергенами, которые, попадая в организм, связываются с молекулами IgE, фиксированными на поверхности базофилов обоих типов. Как известно, фиксация IgE происходит за счет существования на поверхности мастоцитов специального рецептора высокой аффинности к Fc фрагменту IgE (FceRI). Ниже представлены примеры аллергенов, роль которых в развитии истинно аллергического анафилактического шока доказана. Аллергены, роль которых в развитии истинно аллергического (IgE-зависимого) анафилактического шока доказана Полные белковые антигены 1. Пищевые — яйца, коровье молоко, орехи, ракообразные, моллюски, бобовые 2. Яды — пчелы, осы и др. 3. Вакцины — коревая, гриппозная, столбнячная 4. Гормоны — инсулин, кортикотропин, тиротропин 5. Антисыворотки — лошадиная, антитимоцитарная, антилимфоцитарный глобулин, против ядов 6. Ферменты — стрептокиназа, хемопапаины 7. Латекс — хирургические перчатки, эндотрахеальные трубки 8. Аллергенные экстракты — домашняя пыль, перхоть животных, пыльца трав Гаптены 1. Антибиотики — пенициллин, цефалоспорины, мышечные релаксанты 2. Витамины — тиамин 3. Цитостатики — цисплатин, циклофосфамид, цитозин арабинозид 4. Опиаты Полисахариды 1. Декстран 2. Железосодержащий декстран 3. Полигемин Связывание специфического аллергена с IgE формирует сигнал, передающийся через FCERI И включающий биохимический механизм активации мембранных фосфолипидов с продукцией инозитол-трифосфата и диацил-глицерола, активации фосфокиназы с последующим фосфорилированием различных цитоплазматических белков, изменяющих соотношение цАМФ и цГМФ, что приводит к увеличению содержания цитозольного Са2+. В результате описанных изменений гранулы базофилов обоих типов перемещаются к поверхности клеток, мембраны гранул и мембрана клеток сливаются и содержимое гранул выбрасывается во внеклеточное пространство, т. е. на этом этапе наступает дегрануляция содержащихся в гранулах так называемых преформированных биологически активных веществ, обладающих провоспалительными свойствами. Главным из них является гистамин, который вызывает расширение сосудов, увеличение сосудистой проницаемости с выходом плазмы из сосудистого русла в ткани и развитием отека, спазма бронхов, гиперсекреции слизи в бронхах и соляной кислоты в желудке, усиление перистальтики кишок, усиление активности парасимпатической нервной системы. Кроме того, под влиянием гистамина усиливается экспрессия адгезивных молекул, в частности Р-селектина, на поверхности эндотелиальных клеток. Из числа других преформированных факторов, находящихся в гранулах базофилов обоих типов, следует назвать триптазы, химазы, карбоксипептидазу А, гепарин, хемотаксические факторы. Имеются данные, что в гранулах тканевых базофилов (тучных клеток) и базофи лов крови в качестве преформированных факторов могут находиться опухольнекротизирующий фактор и ИЛ-4. После выброса преформированных факторов, активированные тканевые базофилы и базофилы крови начинают синтезировать и высвобождать новые факторы, к которым относятся, прежде веего, продукты, происходящие из мембранных фосфолипидов (простагландины, лейкотриены и тромбоцитактивирующий фактор), а также большое количество различных цитокинов— ИЛ-3, ИЛ-4, ИЛ-5, ИЛ-10, гранулоцитарно-моноцитарный колониестимулирующий фактор (ГМКСФ), ИЛ-6 и др. Следует помнить, что в патогенезе анафилактического шока принимают участие биологически активные вещества, выделяемые и другими клетками иммунной системы (табл. 45).

Таблица 45. Клетки и их медиаторы, принимающие участие в патогенезе анафилактического шока Клетки Медиаторы ИЛ-1, лейкотриен В4, свободные радикалы, ИЛ-6;

опухольнекротизирующий фактор-альфа В-лимфоциты, плазматиче- Тромбоцитактивирующий фактор, серотонин, своские клетки бодные радикалы Тканевые базофилы (туч- Гистамин, триптазы-химазы, карбоксипептидаза А, ные клетки) и базофилы пе- гепарин, лейкотриен С4, простагландин G2, ИЛ-4, риферической крови ИЛ-5, ИЛ-3, ИЛ-10, ИЛ-6, тромбоцитактивирующий фактор, опухольнекротизирующий факторальфа Нейтрофилы Эластаза, лейкотриен В4, миелопероксидаза Эозинофилы Тромбоцитактивирующий фактор, лейкотриен С4, эозинофильный катионный белок, эозинофильная пероксидаза, главный основный белок эозинофилов Моноциты-макрофаги Что касается независимой от IgE дегрануляции тучных клеток (псевдоаллергический механизм), то в ее реализации, как известно, принимают участие самые разнообразные факторы. Ниже суммированы факторы, приводящие к активации базофилов обоих типов.

Факторы, индуцирующие механизмы активации базофилов обоих типов I. IgE-Зависимые (истинно аллергические) факторы Связывание специфического аллергена с IgE на поверхности тучных клеток и базофилов с последующей передачей активационного сигнала внутрь клетки через рецептор высокой аффинности к Fc-фрагменту IgE (FceRI). II. Независимые от IgE {псевдоаллергические) факторы 1. Продукты комплемента — СЗа, С5а 2. Хемокинй — МСР-1, MIP-1A, RANTES, ИЛ-8 3. Интерлейкины — ИЛ-3, ГМ-КСФ 4. Лекарственные препараты — опиаты, цитостатики, аспирин, нестероидные противовоспалительные, радиоконтрастные вещества, миорелаксанты 5. Аутоантитела к IgE 6. Аутоантитела к FceRI 7. Физические факторы 8. Холод, ультрафиолетовое облучение, физическая нагрузка 33.3. КЛИНИКА И ЛЕЧЕНИЕ Клинически анафилактический шок (АШ) характеризуется быстро развивающимися генерализованными реакциями, включающими зуд, крапивницу, ангионевротический отек (особенно отек гортани), артериальную гипотензию, свистящее дыхание и бронхоспазм, тошноту, рвоту, боль в животе, понос, сокращения матки и/или нарушения функции сердца, включая аритмию. Такие клинические проявления могут быть моносимптомными или в различных комбинациях и обычно развиваются сразу же после воздействия раздражителя. Однако, следует помнить о возможности возникновения признаков и симптомов АШ спустя 30—60 мин. после воздействия, а в некоторых случаях — более чем через час. Проявления АШ могут быть затяжными и по-разному реагируют на лечение. Иногда течение АШ имеет двухфазный характер. При такой ситуации ранние симптомы либо спонтанно, либо после лечения исчезают, однако могут вновь появиться несколько часов спустя. Обычно тяжесть АШ зависит от дозы раздражителя, однако описаны случаи развития тяжелых реакций после воздействия ничтожных количеств аллергена у высоко чувствительных людей (анафилактоидные реакции зависят от системного воздействия провоцирующих агентов, количество которых при этом значительно большее, чем то, которое способно вызвать анафилаксию). Для определения природы клинической картины, проведения дифференциальной диагностики и идентификации специфической причины АШ чрезвычайно важен правильно собранный анамнез. С самого начала контакта с больным необходимо решить по крайней мере два вопроса: 1) обусловлена ли клиническая картина именно анафилактической реакцией или какой-то другой? 2) существует ли причинно-следственная взаимосвязь между реакцией и идентифицируемым агентом? Поскольку большинство анафилактических реакций возникает сразу же после контакта с аллергеном, анамнез должен концентрироваться на установлении возможных причинных агентов, воздействовавших на больного непосредственно перед реакцией. Может оказаться полезной информация от членов семьи, друзей, других лиц, что особенно важно в случае потери сознания больным при реакции. Важна информация от медицинского персонала, лечившего больного, включая документацию явных клинических проявлений реакции, дыхания, пульса и температуры, проводимого лечения и ответа на него. Необходимо обращать внимание на каждый эпизод анафилаксии у больных с рецидивами. Анафилактические реакции могут варьировать от умеренных до тяжелых. Обычно они появляются спустя несколько минут после воздействия причинного агента и прогрессируют взрывоподобно. Как правило, к первичным признакам относятся чувство надвигающего рока, генерализированного тепла или прилива крови к лицу со звоном в ушах или зудом кожи, особенно ладоней рук и/или подошв, а также губ и области половых органов. Жалобы на комок, напряженность в горле, хриплый голос или затруднения при глотании, дыхательный стридор, сжатие в груди. Свистящее или сокращенное дыхание должны насторожить медперсонал относительно возможного наличия критического состояния больного, требующего немедленного оказания неотложной помощи для лечения АШ. К другим проявлениям анафилаксии (анафилактоидной реакции), которые требуют немедленной диагностики и соответствующего лечения, относятся кардиоваскулярные симптомы (головокружение, обморочное состояние и сильное сердцебиение), абдоминальные симптомы (вздутие живота, тошнота, рвота и тенезмы), симптомы верхних дыхательных путей (заложенность носа, ринорея и чихание). Известно, что по частоте смертельных исходов при АШ на первом месте (74%) стоят респираторные причины, а на втором (24%) — сердечно-сосудистые. При осмотре больного необходимо обратить внимание на следующие признаки: покраснение лица, крапивницу, опухание губ, небного язычка, языка или других областей, свистящее дыхание на выдохе и/или стридор на вдохе, цианоз и артериальную гипотензию. Особенно важным для врача является немедленная оценка состояния сердечной и дыхательной систем на предмет выявления обструкции дыхательных путей, бронхоспазма или шока. При лабораторном обследовании специфические IgE — антитела на подозреваемый аллерген можно выявить с помощью кожных тестов и/или иммунолабораторных проб. Кожное тестирование является методом выбора в случаях АШ на яд от укусов насекомых или пенициллин (анафилактоидные реакции, по определению, возникают независимо от IgE антител, поэтому не могут быть выявлены с помощью кожных тестов или иммунолабораторных проб). Лабораторные исследования могут помочь поставить диагноз анафилаксии или отличить ее от других заболеваний (конечно, если на это есть время). При подозрении на карциноидный синдром или феохромоцитому необходимо проверить уровень серотонина крови (5-гидрокситриптамин), 5-оксииндолуксусной кислоты (5-HIAA) мочи, катехоламинов. Если больной наблюдается вскоре после появления анафилаксии, необходимо определить содержание гистамина в плазме крови и моче (или метаболитов гистамина) либо триптазу сыворотки. Уровень гистамина в плазме крови достигает максимума на 10—15 мин и возвращается к исходному уровню через 30—60 мин. В моче гистамин и его метаболиты остаются повышенными в течение более длительного времени и их измерение может быть более информативным. В последние годы для подтверждения анафилаксии используется метод определения уровня бета-триптазы. Бета-триптаза — это нейтральная протеаза, хранящаяся в секреторных гранулах тканевых базофилов (тучных клеток) человека и выделяемая ими при дегрануляции. В нормальной крови бета-триптаза не определяется (< 1 нг/мл). Повышенные уровни бета-триптазы в крови показывают, что происходит, активация тканевых базофилов с выделением медиатора либо под влиянием IgE (и тогда это анафилаксия), либо под влиянием либераторов (и тогда это анафилактоидная реакция). Чем тяжелее клинически протекает реакция, тем больше вероятность, что уровень бета-триптазы сыворотки возрастет. Триптаза сыворотки не повышается при некоторых анафилактоидных реакциях, не сопровождающихся активацией тканевых базофилов (например, при активации комплемента). Уровень бета-триптазы сыворотки достигает пика через 1—2 ч после начала анафилаксии, а затем снижается с периодом полураспада около 2 ч. Повышенный уровень бета-триптазы можно использовать для дифференциации анафилаксии от других явлений с подобными клиническими характеристиками, особенно при наличии артериальной гипотензии. Наиболее информативным является определение уровня триптазы сыворотки через 1—1,5 ч после появления симптомов, но, в зависимости от максимального уровня триптазы, повышенное количество ее иногда выявляется через 6—12 ч после эпизода. Каждое учреждение, работающее с препаратами, из-за которых может развиться анафилактическая реакция (прежде всего, лекарственная аллергия) должно иметь в своем распоряжении следующее оборудование и медикаменты для оказания помощи: 1. Стетоскоп и сфигмоманометр;

2. Турникеты, шприцы, иглы для подкожных и внутривенных вливаний;

3. Раствор адреналина гидрохлорида 0,1%;

4. Кислород и оборудование для его подачи;

5. Растворы для внутривенных вливаний и соответствующее оборудование;

6. Оральные воздуховоды;

7. Дифенгидрамин (димедрол);

8. Бронхолитические средства для введения внутривенно или путем ингаляции;

9. Кортикостероиды для внутривенного введения;

10. Сосудосуживающие средства. 11. Средства для поддержания сердечной деятельности. Принято считать, что правильное применение вышеперечисленного оборудования и лекарственных средств профессионально обученным персоналом обеспечит эффективное первичное лечение в большинстве (если не во всех) случаев острых анафилактических реакций, возникающих в лечебных учреждениях. Рекомендуется следующая стратегия лечения при АШ, которая в случае необходимости может быть модифицирована: 1. Диагностировать наличие или подозрение на наличие АШ;

2. Положить больного в горизонтальное положение и приподнять нижние конечности;

3. Часто проверять параметры жизненно важных функций (каждые 2—5 мин) и оставаться с больным;

4. Вводить 0,1% раствор адреналина гидрохлорида: взрослым — 0,01мл/кг до максимальной дозы 0,2—0,5мл каждые 10—15 мин при необходимости;

детям — 0,01 мл/кг до максимальной дозы 0,2—0,5 мл подкожно или внутримышечно, а если необходимо — повторять каждые 15 мин, вплоть до двух доз. Адреналин, являясь активатором альфа- и бета-адренергических рецепторов, остается первым препаратом выбора при лечении АШ. Воздействие адреналина на альфа-адренорецепторы способствует сужению сосудов и снижению проницаемости мембраны капилляров. В свою очередь, влияя на бета-адренорецепторы, адреналин устраняет спазм гладкой мускулатуры дыхательных путей. Кроме того, повышая уровень циклического АМФ в клетках, адреналин тем самым подавляет процесс дегрануляции тканевых базофилов (тучных клеток);

5. Давать кислород — обычно 8—10 л/мин;

более низкие концентрации могут быть достаточными у больных с хроническим обструктивным поражением легких;

6. Поддерживать свободную проходимость дыхательных путей;

7. Вводить антигистаминные препараты: 25—50 мг дифенгидрамина (димедрола) (детям — 1—2 мг/кг), обычно парентерально;

8. Если АШ развился после инъекции лекарственного препарата, ввести 0,15—0,3 мл 0,1% раствора адреналина гидрохлорида в место предыдущей инъекции, чтобы ингибировать дальнейшую абсорбцию введенного препарата;

9. При наличии неуправляемой артериальной гипотензии или персистенции бронхоспазма при оказании помощи в амбулаторных условиях больного необходимо госпитализировать;

10. В случае артериальной гипотензии внутривенно вводить восполняющие растворы, примененять сосудосуживающие средства;

11. При лечении бронхоспазма предпочтительно применять бета2агонист с интервалами или непрерывно;

возможно применение эуфиллина внутримышечно (24% раствор 1—2 мл) либо внутривенно медленно (2,4% раствор — 10 мл);

12. Ввести 5мг/кг гидрокортизона (или около 250 мг) внутривенно (в умеренно выраженных случаях можно дать 20 мг преднизолона орально). Основная цель — снизить риск рецидива или продления анафилактической реакции. При необходимости эти дозы можно повторять каждые 6 ч;

13. В рефрактерных случаях, не реагирующих на адреналин, например, из-за того, что больной получал бета-адреноблокатор, рекомендуют ввести внутривенно разово 1 мг глюкагона;

при необходимости можно вводить непрерывно 1—5 мг глюкагона в час;

14. Больным, получающим бета-адреноблокатор и не реагирующим на адреналин, глюкагон, внутривенные жидкости и другую терапию, иногда назначают изопротеренол (бета-агонист с характеристиками не альфа-агониста). Следует учитывать, что изопротеренол хоть и способен преодолеть снижение сократительной способности миокарда, вызванной бета-адреноблокаторами, однако он может усилить артериальную гипотензию, вызвав периферическую вазодилатацию, а также обусловить развитие аритмии сердца и инфаркта миокарда. В связи с этим необходим контроль за деятельностью сердца;

15. Медицинские учреждения, в которых возможно развитие у больных АШ, должны проводить периодические учебные занятия медицинского персонала по диагностике и лечению этого состояния;

В некоторых странах работники здравоохранения, обслуживающие общеобразовательные школы, в качестве одной из своих задач проводят специальные образовательные программы по предупреждению и лечению АШ, предназначенные для подготовки учителей, обслуживающего персонала, а также работников пищеблоков. Более того, они обязаны выдавать школьникам из групп риска памятки для личного пользования с предполагаемой тактикой поведения. На схеме 18 представлен рекомендуемый алгоритм лечения анафи Схема 18 Алгоритм лечения при острой анафилаксии Возможное наличие острой анафилаксии у больного Да Обследование больного: выявление наличия острой анафилаксии Да Оценка клинического состояния: воздухопроводящие пути, органы дыхания, сердечно-сосудистая система и т. п. Имеются ли признаки, угрожающие жизни? Да 1. Введение адреналина При необходимости: 2. Восстановление сердечной деятельности и дыхания;

3. Вдыхание О2;

4. Внутривенное введение жидкости;

5. Назначение сосудосуживающих препаратов;

6. Вдыхание бронходилататоров;

7. Осуществление интубации или трахеостомии Да Хороший клинический ответ Нет Да Мониторинг за больным с целью своевременного выявления поздней фазы анафилаксии Направление больного на консультацию к аллергологу/иммунологу Нет Рассмотрение необходимости применения: адреналина, антигистаминных препаратов, кортикостероидов Нет Определение другого диагноза или атипичного проявления анафилаксии Дополнительная оценка состояния больного и продолжение лечения: 1. Повторное введение адреналина;

2. Рассмотрение необходимости введения антигистаминных препаратов, кортикостероидов, глюкагона, Н2-блокаторов;

3. Рассмотрение необходимости лабораторного исследования, в том числе уровня триптаз. 4. Госпитализация лактического шока (Nicklas et al, 1998. — J. Allergy Clin. Immunol., 1998, v. 101, №6, p. 2). Чрезвычайно важно как можно быстрее по клинической картине поставить (или хотя бы предположить) диагноз АШ. Как правило, динамика симптомов следующая: 1. У больного вначале возникает эритема или зуд, прогрессирующие к крапивнице и ангионевротическому отеку, сопровождающиеся чувством н?двигающейся смерти;

2. Затем присоединяются жалобы на головокружение или обморочное состояние с артериальной гипотензией или без нее;

3. И/или желудочно-кишечные симптомы, включая тошноту, рвоту, тенезмы и понос. Обструкция верхних отделов дыхательных путей может проявиться хрипотой, дисфонией или затрудненным дыханием;

нижних отделов — стридором и напряженностью грудной клетки. Кроме того, часто наблюдается зуд в носу, глазах, небе. В некоторых случаях первым признаком анафилаксии может быть потеря сознания или даже конвульсии. При выявлении признаков АШ необходимо оценить состояние верхних и нижних отделов дыхательных путей (отек, стридор, одышка, апноэ), сердечно-сосудистой системы (артериальная гипотензия или обморок), желудочно-кишечного тракта (рвота и понос), а также состояние сознания. Проявления острой системной анафилаксии могут быть весьма разнообразными. Например, анафилаксия может проявиться в виде необъяснимого синкопе, острого сердечного приступа или внезапной смерти, а также крапивницы, ангионевротического отека, одышки, стридора, желудочно-кишечных расстройств или артериальной гипотензии. Дифференциальную диагностику АШ следует проводить с острой крапивницей, ангионевротическим отеком, бронхиальной астмой, синдромом гипервентиляции или приступом паники, вазовагальным кризом, ишемической болезнью сердца, аритмией сердца, карциноидным синдромом и мастоцитозом. Следует постоянно помнить, что у больного с острой системной анафилаксией угрожающие жизни симптомы могут развиться в течение нескольких минут после начала реакции. К ним относятся: стридор, нарушение дыхания, свистящее дыхание, артериальная гипотензия, аритмия сердца, потеря сознания и шок. Таким больным требуются немедленная помощь и лечение, (прежде всего введение адреналина, антигистаминных препаратов и кортикостероидов). Если течение анафилаксии принимает угрожающий жизни характер, кроме немедленного введения адреналина, возникает необходимость в других срочных мерах по поддержанию работы сердца, состояния дыхательных путей. В случае нарушения деятельности сердца или дыхания необходимо их восстановление. Может понадобиться дыхательный аппарат или трахеотомия для поддержания дыхания. Больному следует дать кислород. При артериальной гипотензии необходимо дать больному сосудосуживающие препараты и ввести внутривенно большое количество жидкости, чтобы компенсировать периферическую вазодилатацию и потерю внутрисосудистой жидкости. Бронхоспазм снимают с помощью ингаляционных бронходилататоров и эуфиллина. Больным с угрожающим жизни АШ, слабо реагирующим на первичные дозы адреналина, нужны более частые или большие дозы. Если больной не реагирует на несколько доз подкожных введений адреналина, можно прибегнуть к внутривенному его введению (из расчета 0,5 мл 0,1% раствора в 100—200 мл изотонического раствора натрия хлорида). У больных, которым вводят внутривенно адреналин, необходим контроль за работой сердца, дыханием и артериальным давлением. При лечении больных с АШ необходимо ответить на вопрос, имеется ли хороший клинический ответ, т. е. разрешение реакции. В случае же частичного излечения или подозрения на бифазную анафилактическую реакцию нужен постоянный контроль. Антигистаминные препараты могут быть эффективными при анафилаксии, особенно при таких ее симптомах, как крапивница, ангионевротический отек или в обоих случаях. Н2-блокатор, применяемый с Н,-блокатором, можно использовать при артериальной гипотензии, устойчивой к адреналину. Кортикостероиды (например 200 мг гидрокортизона внутривенно) могут снизить риск рецидива или затяжной анафилаксии. Больные с анафилаксией не всегда могут адекватно реагировать на разовую инъекцию адреналина, который характеризуется быстрым началом, но короткой длительностью действия. В то же время, выделение медиаторов из эффекторных клеток (например, базофилов обоих типов) может быть пролонгированным, вызывая бифазную или затяжную анафилактическую реакцию. Поэтому больные, получающие адреналин для лечения АШ, могут поправиться недостаточно, или поправляются, а затем их состояние опять ухудшается. Могут потребоваться дополнительные дозы адреналина, в том числе для внутривенного введения. Больные, получающие бета-адреноблокаторы и не реагирующие на адреналин и на восполнение жидкости, могут среагировать на глюкагон. Больные, получающие ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (АПФ-И), подвергаются большому риску появления анафилаксии. Были сообщения о больном, получавшем АПФ-ингибитор, который, не среагировав на адреналин, среагировал на введение ангиотензинамида. Больные с сильными проявлениями анафилаксии при поражении верхних и/или нижних отделов дыхательных путей могут среагиро вать на вдыхаемые бета-агонисты. Аэрозольные бета-агонисты особенно эффективны в тех случаях, когда анафилаксия связана с бронхоспазмом и не реагирует на адреналин. Если больной не реагирует адекватно на адреналин, необходимо его госпитализировать и провести мероприятия по спасению жизни. Больные с явлениями АШ могут подвергаться риску появления запоздалых реакций. Поэтому желательно их наблюдение и мониторинг в медицинском учреждении (некоторые авторы настаивают на обязательной госпитализации всех больных, даже с подозрением на анафилаксию). После первичного лечения по поводу острых проявлений анафилактической реакции больной должен находиться под тщательным контролем из-за возможности рецидива. Под контролем больного подразумевается полное обследование его состояния и составление плана длительного лечения. Аллерголог/иммунолог должен оценить детальную клиническую картину, координировать лабораторные и аллергологические исследования, определять риск и эффективность терапевтических мероприятий и давать советы больному по мерам предосторожности. Больные должны находится под наблюдением аллерголога/иммунолога во всех тех случаях, когда: 1. Диагноз сомнителен или неполон;

2. Симптомы рецидивируют или не поддаются контролю;

3. Необходима помощь при оценке действия назначенных лекарственных средств или побочных эффектов;

4. Нужна помощь в лечении или соблюдении указаний врача;

5. Нужна помощь при кожном тестировании, проведении IgE-onoсредованных реакций или идентификации аллергических триггеров;

6. Больной является кандидатом на специфическую иммунотерапию;

7. Больной нуждается в ежедневных препаратах для профилактики;

8. Больной нуждается в интенсивном обучении мерам предосторожности или лечения;

9. Необходима помощь по соблюдению режима и схемы лечения;

10. Необходима помощь по новой терапии;

11. Не достигнута цель лечения;

12. Анафилаксия осложняется другим патологическим состоянием;

13. Анафилаксия осложняется психологическими факторами;

14. Больной просит о консультации. Чрезвычайно важной проблемой является судьба больных, в анамнезе у которых были те или иные симптомы анафилактической реакции. На схеме 19 приведен рекомендованный алгоритм первичной Схема 19 Алгоритм первичной оценки больного с анафилаксией в анамнезе Наличие у больного в анамнезе явлений, которые можно охарактеризовать как анафилаксию Да Направление больного на консультацию к аллергологу/иммунологу Да Предположительное (с точки зрения больного) наличие специфической причины анафилаксии Да Проведение соответствующих кожных проб, тестов in vitro и/или провокационных проб Да Идентификация специфической причины анафилаксии тестированием <' Да Установление диагноза анафилаксии, обусловленной специфической причиной Да Лечение анафилаксии: 1. Общие подходы: а) образовательная программа для больного;

б) оценка риска развития рецидивов анафилаксии;

в) обсуждение проблем отмены ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента и бета-блокаторов. 2. Собственно лечение: самостоятельное введение эпинефрина. 3. Специфическое лечение: а) избегание контакта со специфическим аллергеном;

б) иммунотерапия. Нет Пересмотр клинического диагноза, пересмотр диагноза идиопатической анафилаксии Обсуждение других причин анафилаксии Обсуждение других видов дальнейшего тестирования Лечение (см. пункт "Лечение") Нет Нет/ / / Нет Рассмотрение других диагнозов Обсуждение возможности идиопатической анафилаксии Риск тестирования Ограничение информативности тестов Отказ больного от тестирования Диагноз устанавливается на основании анамнеза Наличие других вариантов ведения больного Лечение (см. пункт "Лечение") оценки больного с анафилаксией в анамнезе. Тщательное и полное изучение анамнеза болезни людей, знающих или предполагающих, что у них была анафилактическая реакция, может выявить такие ее симп томы, как крапивница, ангионевротический отек, прилив крови к лицу, зуд, обструкция верхних или нижних отделов дыхательных путей, желудочно-кишечные симптомы, обморок, артериальная гипотензия, головокружение. Прежде всего таких больных следует направить на консультацию к аллергологу/иммунологу. При опросе больного в плане дифференциальной диагностики необходимо помнить о состояниях, которые могут иметь сходную с анафилаксией клиническую картину. К ним относятся: 1. Нейрокардиогенный обморок;

2. Синдромы, которые могут быть связаны с приливами крови (например, метастатический карциноид);

3. Синдромы, возникающие после приема пищи;

4. Системный мастоцитоз;

5. Нарушения психики в виде приступов паники или синдром нарушения функции голосовых связок;

6. Ангионевротический отек (например, наследственная его форма);

7. Другие виды шока (например, кардиогенный);

8. Другие кардиоваскулярные или респираторные симптомы. При детальном и полном опросе можно предположить специфическую причину анафилаксии: укол или укус насекомых, пищевые продукты, лекарственные препараты (например, пенициллин), аллергенные вакцины, биопрепараты (например, инсулин), вакцины (например, на основе яиц), тест-диагностические материалы (например, радиоконтрастные), латекс, семенная жидкость или физическая нагрузка. При подтверждении и идентификации причины анафилаксии полезными могут также оказаться дневники больных, ведение которых для таких больных можно считать обязательным. Кожное тестирование, определение in vitro специфических IgE антител и/или провокационные тесты могут быть полезны при выяснении причины анафилаксии. Однако в некоторых случаях клиницист может принять решение продолжить лечение на основании лишь данных болезни и физического обследования, без применения указанных выше методов выявления специфических причин анафилаксии. Например, клинический анамнез анафилаксии на специфический агент может быть настолько явным (выраженным), что тестирование не нужно (или опасно). И наоборот, проявление анафилаксии могут быть умеренными или слабовыраженными, и тогда лечение можно продолжить и без тестирования. При возможности легко и безопасно завершить профилактику тестирование может не понадобиться. Иногда может отсутствовать возможность проведения тестирования реагентами на подозреваемый аллерген или возникает сомнение в точности теста. Кроме того, у больных анафилаксией провокационные тесты (и в меньшей степени кожные тесты) могут быть опасными. Кожная проба более чувствительна, чем тестирование in vitro и является диагностической процедурой выбора при определении наиболее вероятных причин анафилаксии (например, пенициллин, укусы насекомых и пища). Для получения достоверных данных относительно причинных агентов анафилаксии важно использовать правильную методику кожного тестирования. По возможности следует использовать стандартизованные аллергенные экстракты. Если экстракт для кожного тестирования не стандартизован, клиническая информативность результатов может быть неточной. Кожные пробы должны проводиться под контролем врача, имеющего большой опыт в выполнении данной процедуры при наличии соответствующего оборудования по оказанию неотложной помощи и медикаментов. Точность тестирования in vitro зависит от надежности метода, способности интерпретировать результаты и наличия стандартизированных аллергенов для тестирования. Если тесты на специфические IgE антитела (т. е. кожная проба, пробы in vitro или обе пробы) не позволяют с полной уверенностью судить о причине анафилаксии, можно рассмотреть вариант проведения провокационных проб с предполагаемым агентом. Провокационные пробы с подозрительными агентами должны осторожно выполнять люди опытные, умеющие это делать и являющиеся экспертами в их проведении^ На этой стадии обследования больного очень важно рассмотрение других пусковых факторов и диагнозов. Необходимо учитывать историю болезни и результаты исследований. Нужно провести дальнейшее тестирование на специфические IgE антитела. К лабораторным исследованиям, которые можно для этого использовать, относятся определение уровня триптазы сыворотки крови, а также 5-гидроксииндолацетовой кислоты мочи, метилгистамина и катехоламинов. Идиопатическая анафилаксия является диагнозом исключения, который можно поставить только после рассмотрения других причин анафилаксии и проведения дифференциальной диагностики. Если доказано наличие причинного фактора анафилаксии (например, пища, медикаменты или укус насекомого), необходимо обучить больных, как обращаться с теми агентами, которые в будущем могут вызвать рискованные реакции и как принимать меры предосторожности для их предотвращения. Больные с анафилактическими реакциями на пищевые препараты должны обучиться тому, как прочитывать маркировочные этикетки с указанием ингредиентов пищи, чтобы идентифицировать продукты, которые им следует избегать. Больных с анафилаксией на лекарственные препараты необходимо информировать обо всех перекрестно реагирующих препаратах, которых следует избегать. Больным с анафилактической реакцией на укусы насекомых необходимо придерживаться мер предосторожности, чтобы снизить риск укуса. Если анафилаксия вызывается воздействием неблагоприятных факторов, и больные находятся вне досягаемости медицинского учреждения, они должны иметь при себе адреналин для самостоятельного введения, а также желательно антигистаминные средства и гликокортикостероиды, которые можно использовать в дополнение к адреналину. Больным также можно рекомендовать иметь при себе идентификационные карты или браслеты с указанием склонности к анафилаксии и ее причинного агента. Следует помнить, что у больных, принимающих ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента или бета-блокаторы, повышен риск развития анафилактических реакций. Анафилактический шок — это состояние, потенциально угрожающее жизни, рецидив которого необходимо предупреждать всеми возможными мерами. В этом плане большое значение имеет сотрудничество аллерголога/иммунолога и самого больного. Активное вовлечение аллерголога-иммунолога в идентификацию причинного агента, обучение больного мерам предосторожности, обеспечение неотложного лечения, возможная специфическая иммунотерапия или десенсибилизация могли бы снизить заболеваемость и смертность от анафилаксии. При первом подозрении на анафилаксию или анафилактоидные реакции следует настойчиво рекомендовать больному как можно быстрее проконсультироваться у аллерголога-иммунолога. Анафилактоидные реакции можно заподозрить при возникновении у больного впервые одного или нескольких симптомов: крапивницы, покраснения кожи, зуда и ангионевротического отека, сосудистого коллапса, затрудненного дыхания, желудочно-кишечных симптомов и нарушения работы сердца, быстро развивающихся после воздействия пускового агента. Роль аллерголога-иммунолога особенно важна в том случае, когда триггерный агент неизвестен. Очень важно выявить причинные агенты, которыми могут быть: 1. Лекарственные средства, включая антибиотики, аспирин, нестероидные противовоспалительные препараты, местные и общие анестетики, инсулин, протамин и прогестерон;

2. Вакцины, особенно на основе яиц;

3. Компоненты крови или биологические жидкости (например, гамма-глобулин или семенная жидкость);

4. Диагностический тестирующий материал (например, рентгеноконтрастные вещества);

5. Продукты питания;

6. Укусы насекомых;

7. Латекс;

8. Аллергенные экстракты. К другим триггерам, менее доступным для идентификации, относятся физическая нагрузка, холодовой и солнечный свет. Как только определен причинный фактор с помощью анамнеза и соответствующего тестирования, аллерголог-иммунолог должен обучить больного мерам предосторожности, способам неотложного лечения, а также ознакомить с преимуществами профилактического применения специфической иммунотерапии.

33.4. АНАФИЛАКТИЧЕСКИЕ РЕАКЦИИ НА ВВЕДЕНИЕ АЛЛЕРГЕННЫХ ЭКСТРАКТОВ ПРИ КОЖНОМ ТЕСТИРОВАНИИ И ПРОВЕДЕНИИ СПЕЦИФИЧЕСКОЙ ИММУНОТЕРАПИИ Существует мнение, согласно которому чаще всего анафилактические реакции развиваются при лекарственной аллергии и при аллергии на пищевые продукты. Что касается риска смертельных исходов анафилаксии после введения аллергенных экстрактов при проведении специфической иммунотерапии, то он очень низкий;

риск таких реакций после кожного тестирования на аллергию еще ниже. Подсчитано, что в США делается 7—10 млн инъекций аллергенных экстрактов в год. Это значит, что количество людей, получающих специфическую иммунотерапию или подвергающихся кожному тестированию, в этой стране очень велико. В специальных обзорах указано, что в США с 1945 г. по 1984 г. было зарегистрировано 6 случаев смерти от анафилаксии при кожном тестировании и 24 при проведении специфической иммунотерапии. С 1985 г. по 1989 г. эти же цифры составили соответственно 0 и 17 случаев. Отсутствие стандартизации аллергенных экстрактов — одна из возможных причин анафилактических реакций., Нестандартизованные аллергенные экстракты обычно снабжены этикеткой с указанием или содержания протеина на миллилитр (PNU), или массы на единицу объема. Ни одна из этих этикеток с показателя ми концентрации не связана с биологической потенцией (аллергенностью) экстракта. Поэтому безопасная и эффективная доза одной серии нестандартизованного аллергена не может быть приравнена к другой серии того же самого нестандартизованного продукта. Более того, разные изготовители аллергенных экстрактов используют различное сырье или технологию для их производства, а маркируют экстракты одинаково. Таким образом, существует возможность усиления системных реакций, например, при использовании новой серии экстракта или при перенесении процедуры иммунотерапии из одного медицинского учреждения в другое без повторной проверки чувствительности больного с учетом аллергенных материалов, которые будут использованы при последующей иммунотерапии. Считается, что существует меньший риск неблагоприятных реакций при стандартизованных аллергенах из-за большей предсказуемости их потенции. К факторам риска развития системных реакций при специфической иммунотерапии относятся: 1. Нестабильная глюкокортикостероидзависимая бронхиальная астма;

2. Высокий уровень аллергической реактивности, выявленный диагностическими тестами;

3. Наличие в анамнезе системных реакций на аллергенную иммунотерапию;

4. Использование новой ампулы аллергенного экстракта;

5. Наличие астматических синдромов непосредственно перед инъекцией аллергенного экстракта;

6. Сопутствующее лечение бета-адреноблокаторами;

7. Экстракты пыльцы, которые могут особенно проявиться в периоды наибольшего воздействия окружающей среды с аэроаллергенами;

8. Быстрое увеличение дозы аллергенного экстракта при высокой степени чувствительности больного (см. п. 1,2). Кроме того, считается, что больные с выраженными симптомами аллергии, лихорадкой или инфекцией верхних дыхательных путей на время приема аллергенных экстрактов также могут подвергаться повышенному риску развития анафилактических реакций. Чтобы свести к минимуму риск развития системных реакций при кожном тестировании и специфической иммунотерапии у больных со склонностью к анафилактическим реакциям, рекомендуется предпринимать следующие меры. 1. Тщательно взвешивать необходимость кожной пробы. Если такое тестирование показано, нужно провести его вначале прик-тестом, а затем внутрикожным методом. 2. Тщательно взвешивать аргументы, характеризующие преимущество и риск проведения специфической иммунотерапии. В этом смысле нужно особое внимание обращать на больных с более высоким риском развития анафилаксии. 3. Проводить специфическую иммунотерапию под руководством специально обученного врача и квалифицированного медицинского персонала с непосредственным доступом к оборудованию по оказанию неотложной помощи. Врач, проводящий иммунотерапию с применением инъекций, должен быть способным распознать ранние симптомы и признаки анафилаксии и оказать неотложную помощь, если это необходимо. Квалифицированный медицинский персонал должен находиться на месте, знать, как регулировать дозировку аллергенного экстракта, распознать и лечить системные реакции и быть способным восстанавливать деятельность сердца и дыхание. 4. Наблюдать за больным, получившим инъекцию аллергенного экстракта, не менее чем 20 мин после нее, с осмотром места укола до ухода от врача. Больных осматривают перед следующей инъекцией аллергена на предмет выявления реакций или системных симптомов, возникающих через 20—30 мин после инъекции. Для большей эффективности следует проинструктировать больного. 5. Точно определять интервал между инъекциями аллергенного экстракта с учетом снижения его дозировки, если это происходит позже времени, определенного схемой между инъекциями. 6. Регулировать дозировку аллергенного экстракта при появлении симптомов анафилаксии. 7. Регулировать дозу экстракта при развитии интенсивных локальных реакций. 8. Использовать более низкие концентрации первичных аллергенных экстрактов у отдельных больных с повышенной чувствительностью, выявленной при сборе анамнеза и/или проведения кожных проб на специфические IgE антитела. 9. Обследовать больного с учетом общего медицинского состояния на период инъекции (например, инфекция верхних дыхательных путей или обострение бронхиальной астмы). 10. Проводить мероприятия во избежание канцелярских ошибок и ошибок по уходу за больным. Лечение при анафилаксии, вызванной введением аллергенных экстрактов, в основном такое же, как и обусловленной другими агентами. Еще раз подчеркнем, что особое внимание следует обратить на больных с анафилаксией, принимающих бета-адреноблокаторы и ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента. Имеются данные о том, что у больных, получающих указанные препараты, риск развития анафилактоидных реакций увеличивается в 6 раз;

кроме того, возможно развитие рецидивирующей анафилаксии. Такие больные должны находиться под длительным наблюдением из-за возможного позднего начала анафилактических реакций. 33.5. АНАФИЛАКТИЧЕСКИЕ РЕАКЦИИ НА ПИЩЕВЫЕ ПРОДУКТЫ Известно, что белки, входящие в состав многих пищевых продуктов и приправ, вызывают развитие аллергии и, как следствие, могут быть причиной анафилактических реакций. Самое большое количество анафилактических реакций отмечается на арахис и другие бобовые, орехи, рыбу, крабы, устрицы, молоко и яйца, особенно у детей. Не следует считать, что в случае реакции на один вид пищи обязательно возникнет такая же реакция и на другой. Перекрестная реактивность может быть большей между продуктами и растениями, казалось бы совсем несвязанными между собой (крестовник луговой и дыни, латекс и бананы), чем между продуктами явно одного семейства (бобовые, арахис и горох). Чувствительность к латексу ассоциируется с многократной и различной пищевой чувствительностью. Как и в других случаях, важное значение для диагностики имеет подробно собранный анамнез у больных, перенесших угрожающую жизни анафилактическую реакцию, которая, возможно, была вызвана пищей. Анамнез может быть недвусмысленным как, например, в тех случаях, когда вскоре после съеденного продукта возникают симптомы анафилаксии. У высокочувствительных больных анафилактический шок может развиться даже при вдыхании пищевых аллергенов;

однако у большинства больных с анафилаксией пищевые продукты, вызвавшие реакцию, сразу могут быть и не идентифицированы. Если анафилаксия повторяется и подозревается наличие пищевой аллергии, может стать необходимым составление списка ингредиентов пищи, потребляемой перед этими явлениями, с целью поиска общих составляющих. Анафилактические реакции на пищевые продукты, как правило, возникают сразу же после употребления пищи. Затем симптомы могут утихнуть и вновь появиться несколько часов спустя. Кроме того, возможно развитие бифазной анафилактической реакции. Запоздалая или поздняя анафилактическая реакция на пищу наблюдается исключительно редко и может возникнуть, главным образом, из-за запоздалого опорожнения кишечника. При подозрении на пищевую аллергию очень важно учитывать дополнительные факторы, повышающие возможность развития анафи лактических реакций, такие, например, как физическая нагрузка после употребления пищи. Высказано предположение, что употребление алкоголя также может повысить шанс возникновения анафилактических реакций на пищевые продукты у больных с пищевой аллергией. С целью профилактики анафилактических реакций на пищевые продукты весьма важным является своевременное выявление у больного пищевой аллергии. В настоящее время к наиболее информативным диагностическим тестам для выявления пищевой аллергии относятся определение специфических IgE антител к пищевым аллергенам (in vitro или с помощью кожного теста), а также, провокационные пробы на пищу. Определение in vitro с помощью RAST или ELISA специфических IgE к пищевым аллергенам остается наиболее безопасной процедурой, которую можно применить при скрининге на пищевую аллергию. Если проводится кожный тест, необходимо тщательно готовить используемый при этом аллергенный экстракт, особенно в тех случаях, когда стандартизованные пищевые аллергенные экстракты отсутствуют. Выполнять кожный тест должен опытный врач, в отделении, оснащенном соответствующим реанимационным оборудованием и медикаментами. В тех случаях, когда анамнез и диагностическое тестирование дают недвусмысленный ответ, в провокационной пробе нет необходимости. Если же не удается выявить причину анафилактической реакции, а подозрение на пищевую аллергию остается, иногда приходится прибегать к проведению провокационной пробы на пищу, потому что идентификация пищевого аллергена может в будущем спасти жизнь больного. Начинать проведение пробы рекомендуют с небольшого количества подозрительной пищи и немедленно прекратить провокацию при проявлении первых же симптомов аллергической реакции. Первой жалобой после провокации подозрительной пищей часто (но не всегда) является зуд тканей полости рта или тошнота. Необходимо учитывать, что даже незначительное количество пищевого аллергена может индуцировать развитие анафилактического шока. Иногда провокационные пробы проводят с очень небольшим количеством пищи, взятым из одного какого-либо блюда, чтобы определить, была ли анафилактическая реакция связана с одним из компонентов этого конкретного блюда, или нет. Если провокационная проба проводится по отдельным продуктам, то начинать следует с наименее подозрительного продукта и постепенно переходить к более сильно подозрительным продуктами. Чрезвычайно важным является обучение больного тому, как избе жать анафилактической реакции и что делать при случайном употреблении продуктов, которые могут ее вызвать. Прежде всего, больных с пищевой аллергией следует научить правильно читать и интерпретировать маркировочные ярлыки на продуктах питания и советовать им спрашивать об пищевых ингредиентах в блюдах ресторанов. Прием пищи в учебных заведениях представляет собой опасность для некоторых учащихся с пищевой аллергией. Если в анамнезе ребенка есть тяжелые реакции на определенные пищевые продукты, то об этом должен быть проинформирован школьный персонал. При появлении первой аллергической реакции на пищу больным необходимо рекомендовать вести регистрацию реакций на разные виду продуктов. Больные, у которых в анамнезе была угрожающая жизни реакция на пищу, должны иметь при себе адреналин. Это касается и тех, у кого были какие-либо респираторные симптомы или снижение давления при реакции на пищу. Если адреналин предписан больному, врач должен убедить его всегда иметь при себе. Необходимо постоянно напоминать больным детям и подросткам, за которых отвечают взрослые, о необходимости соблюдать режим и схему лечения. Если анафилактическая реакция, развившаяся у ребенка в учебном заведении настолько тяжела, что требуется адреналин, больного следует срочно госпитализировать. Рекомендуется инструктировать больных о важном значении их сообщений о любой и всех анафилактических реакциях своему врачу как можно скорее после их появления. Если точная причина таких реакций неясна, обсуждение такой реакции с врачом в тот момент, когда она еще свежа в памяти больного, может помочь выявить специфическую пищу, ставшую причиной реакции.

Глава поллиноз Поллиноз — аллергическое заболевание, вызываемое пыльцой растений;

клинически проявляется рино-конъюнктивальным синдромом (насморк, кашель, зуд глаз, слезоточивость), иногда сопровождается развитием бронхиальной астмы и другими симптомами. Является одним из наиболее распространенных аллергических заболеваний. Первое официальное сообщение "О случае периодического поражения глаз и груди" было сделано Востоком (G. Bostock) в 1819 г. в Лондонском медико-хирургическом обществе. Восток назвал это поражение "сенной лихорадкой" и связывал период его наиболее острых проявлений с периодом опыления растений и порой сенокоса, полагая, что причиной их служит сено и, возможно, цветочная пыльца. Предлагались и другие названия этого заболевания — "летний катар", "травяная астма", "осенний катар" и др. В зарубежной литературе и по сей день пользуются термином "сенная лихорадка". В 1872 г. Вимэн (М. Wyman) описал 181 случай "осеннего катара", полагая, что причиной его возникновения в США является амброзия. Вимэн сам страдал сезонным насморком и ставил опыты на себе. Он поднимался в горы и отмечал прекращение симптомов болезни. Затем вдыхал захваченную с собой пыльцу амброзии — тут же начинался приступ болезни. Самые убедительные доказательства того, что пыльца растений является причиной сенной лихорадки, привел английский врач из Манчестера Блэкли (С. Н. Blackly) в 1873 г. Болея сенной лихорадкой, он вызывал у себя обострение насморка и конъюнктивита в зимнее время вдыханием или закладыванием за веко небольших количеств пыльцы злаков. Он также наносил на кожу легкие царапины и накладывал на них пыльцу. Через несколько минут после этого в местах нанесения некоторых видов пыльцы развивалось покраснение кожи, появлялся зуд, возникал волдырь, похожий на ожог крапивой. Блэкли установил зависимость между количеством пыльцы в воздухе и выраженностью симптомов болезни. Он разработал простой метод подсчета пыльцевых зерен, оседающих на липкую поверхность стекол, которые устанавливались в воздухе на разной высоте над землей. Многое из исследований Блэкли легло в основу современных методов изучения поллиноза (гравиметрический метод подсчета пыльцевых зерен в воздухе, метод специфической диагностики, провокационные пробы). Первое сообщение о сенной лихорадке в России сделал Л. Силич (1889) на заседании общества русских врачей. Доклад назывался "О нервном насморке, летнем насморке, сенной лихорадке, Rhinitus vasomotoria". Он основывался не только на анализе литературы, но и на наблюдении конкретных случаев заболевания в Петербургской, Тверской и Нижегородской губерниях в летние месяцы. Силич подметил, что болезнь чаще наблюдается у нервозных людей ("болезнь аристократов"), что теперь подтверждается известными фактами преимущественного заболевания среди работников умственного труда, жителей больших городов, т. е. среди людей, подверженных нервным перегрузкам. Само название доклада Силича показывает, что автор связывает заболевание с нервным фактором, сезонностью клинических проявле ний, отмечает вазомоторный (т. е. сосудистый) характер реакции со стороны слизистой оболочки носа, а причинным фактором считает разносимые ветром пыльцу трав и деревьев. Более точно определить причину и природу заболевания в то время сделать было трудно. Лишь в 1906 г. Вольф-Эйснер (Wolff-Eisner) впервые высказал предположение о том, что сенная лихорадка человека подобна анафилаксии у экспериментальных животных и она может возникать вследствие повышенной чувствительности (сенсибилизации) к белку, содержащемуся в пыльце растений. Позднее, в 1911 г. Нун (Noon) и Фримен (Freeman) своими работами подтвердили правильность исследований Блэкли, его выводов о причинной роли пыльцы растений и положили начало изучения сенной лихорадки с аллергологических позиций. С тех пор поллиноз начал интенсивно изучаться. Исследовалась пыльца растений: внешние признаки разных видов, способных вызывать сенсибилизацию, строение, выделялись вещества, обладающие антигенными свойствами (белки, липиды, углеводы, пигменты, полипептиды);

изучались закономерности циркуляции пыльцы в воздухе, ее антигенные свойства, характер антител, которые организм вырабатывает для нейтрализации антигенов;

разрабатывались методы специфической диагностики и лечения. Как и многие другие аллергические заболевания, поллиноз в последние годы становится все более распространенным заболеванием. Одним из ведущих факторов, влияющих на увеличение заболеваемости поллинозом, является загрязнение окружающей среды, поэтому болеют им чаще городские жители. Поллиноз характеризуется следующими особенностями (А. И. Поляк, И. А. Тимошевская, 1996): 1. Начинается, как правило, в молодом возрасте (8—20 лет);

2. Поллинозу подвержены люди с аллергической настроенностью организма. Как правило, в детском возрасте у них отмечается экссудативно-катаральный диатез, в более старшем возрасте — непереносимость некоторых пищевых продуктов. Выражается она периодическим появлением сыпи, нарушением функции желудка и кишок и т. д. Эти больные очень часто не переносят такие лекарственные средства, как новокаин, анальгин, аспирин, антибиотики пенициллинового ряда. Кроме того, у них почти всегда наблюдаются аллергические реакции в виде насморка, кожной сыпи, неприятных ощущений в области желудка при употреблении некоторых сортов меда, халвы, семян подсолнечника, дынь, арбузов;

3. Начало болезни совпадает с периодом цветения растений, к пыльце которых у больного имеется аллергия, и симптомы заболевания повторяются ежегодно в одн© и то же время;

4. При прекращении контакта с пыльцой, вызвавшей аллергические проявления, симптомы купируются;

5. Большую роль в развитии поллиноза играет наследственность. Зная календарь цветения отдельных видов растений в каждом регионе и сопоставляя начало цветения тех или иных растений с началом заболевания, можно установить группу пыльцевых аллергенов, на которые реагирует больной. Для каждого региона характерен свой календарь пыления растений. Для Украины в общих чертах он такой: Весна (апрель — май) — пыление Деревьев (береза, ольха, орешник, дуб, ясень, клен, тополь, лещина, вяз, ива);

Лето (июнь — июль) — пыление злаков (тимофеевка, ежа, овсяница, лисохвост, костер, пырей, мятлик, райграс, кукуруза и др.), деревьев — липа;

Лето — осень (июль — сентябрь) — пыление сложноцветных (полынь, амброзия, одуванчик и др.), маревых (лебеда, конопля, цикламена). В Украине одним из основных видов пыльцы, вызывающих поллиноз, является пыльца злаковых трав. Из нескольких тысяч распространенных на Земле видов растений только около 50 продуцируют пыльцу, являющуюся аллергенной. Это широко распространенные в данной местности ветроопыляемые растения, пыльца которых отличается некоторыми свойствами: легкостью, определенными размерами и др. Растения, имеющие яркую окраску и приятный запах, а также опыляемые насекомыми, редко вызывают аллергию. Способность пыльцы растений вызывать аллергическое заболевание определяется следующими ее качествами: 1. Аллергенными свойствами, которые связывают в основном с белками и небелковыми азотосодержащими соединениями. Установлено, что пыльца растений имеет фактор проницаемости, необходимый при опылении растений. Он способствует проникновению пыльцы через эпителий слизистой оболочки полости носа человека, склонного к аллергическим заболеваниям. 2. Легкостью и летучестью. Поллиноз, как правило, вызывается пыльцой ветроопыляемых растений, что обусловлено ее размерами и шарообразной формой. Поллиноз, вызываемый пыльцой насекомоопыляемых растений (подсолнечник и др.) встречается намного реже, в основном у лиц, постоянно контактирующих с ними (пчеловоды, полеводы, цветоводы). 3. Принадлежностью к растениям, широко распространенным в дан ном регионе. Например в средней полосе России — пыльца тимофеевки, в Средней Азии — полыни, на Северном Кавказе — амброзии. Описано повышение частоты мигрени во время цветения каштанов (так называемая каштановая мигрень) в Киеве. 4. Определенной концентрацией в воздухе. Как правило, превыше3 ние концентрации пыльцы свыше 25 зерен на 1 см воздуха приводит к вспышке поллиноза. Количество пыльцы в воздухе изменяется в зависимости от времени суток и метеорологических условий. Наибольшее ее количество выбрасывается растением в утренние и дневные часы, в сухой солнечный день. В дождливую погоду пыльца полностью исчезает из воздуха. 5. Определенным размером. Пыльца диаметром до 25 мкм проникает глубоко в дыхательные пути и вызывает их аллергизацию, а диаметром более 30 мкм задерживается в верхних дыхательных путях. 34.1. ПАТОГЕНЕЗ В основе патогенеза поллиноза лежит аллергическая реакция немедленного типа (подробнее см. специальную главу). Пыльца растений, на которую больной реагирует, является для него аллергеном. После попадания аллергена на слизистую оболочку того или иного органа (носа, глаз, бронхов и т. д.) у больных, страдающих поллинозом, начинают вырабатываться антитела (иммуноглобулины класса Е), которые, соединяясь с аллергенами (пыльцой растений) при повторном их попадании, вызывают IgE-зависимую активацию тканевых базофилов (тучных клеток) с высвобождением из поврежденных клеток ряда биологически активных веществ: гистамина, лейкотриенов, простагландинов (PGD2), фактора активации тромбоцитов (PAF), брадикинина. Возникает аллергическое воспаление, в котором принимают участие в основном CD4+ Т-лимфоциты, эозинофилы, базофилы и нейтрофилы. Важную роль в развитии поллиноза играет гистамин (см. специальную главу). В результате аллергического воспаления при поллинозе происходит повышение секреции слизи, угнетается функция мерцательного эпителия дыхательных путей. Воздействие гистамина на кровеносные сосуды приводит к их расширению, вследствие чего снижается кровяное давление. Расширение артериол мозга обуславливает повышение давления спинномозговой жидкости и появление головной боли. При повышении концентрации гистамина в крови на коже может появиться крапивница, повыситься температура тела, возможно затрудненное дыхание в результате отека слизистой оболочки дыхательных путей и спазма гладких мышц. Также отмеча ется тахикардия, повышенное слюноотделение и т. д. Этим неспецифическим действием гистамина объясняется значительная часть общих симптомов поллиноза. 34.2. КЛИНИКА Жалобы больных при поллинозе многочисленны и разнообразны (А. И. Поляк, И. А. Тимошевская, 1996). Наиболее типичное проявление болезни — риноконъюнктивальный синдром. Начинается он с поражения внутреннего угла глаз, ощущения инородного тела в глазу, затем возникают слезотечение и светобоязнь, которые сопровождаются покраснением глаз (конъюнктивы и склеры), расширением поверхностных сосудов, отеком век. Отделяемое конъюнктивы глаз вначале прозрачное, а затем из-за инфицирования может быть гнойным, густым. Появляются жалобы на резкую колющую и давящую боль в глазах. Чаще поражаются оба глаза, но степень их поражения может быть различной. Острота зрения при заболевании не изменяется. Одновременно наблюдаются сильный зуд в области носа и носовой части глотки, приступы мучительного чихания с отделением жидкого носового секрета. Приступы чихания чередуются с приступами почти полной заложенности носа. В процесс постепенно вовлекаются слизистая оболочка носовой части глотки, слуховых труб, появляется боль в ушах, голос становится хриплым, повышается чувствительность к раздражителям — холоду, резким запахам, дорожной и домашней пыли. Многие больные именно ночью не могут нормально дышать, что мешает им спать. У некоторых больных с пыльцевым насморком во время сна могут возникать приступы остановки дыхания, которые купируются самостоятельно. Интенсивность симптомов ринита ночью обычно больше, чем днем. Однако у некоторых больных, напротив, отмечается улучшение, как только они ложатся в постель. Характерным является улучшение состояния больных в дождливые, пасмурные, безветренные дни. Острое аллергическое воспаление слизистой оболочки дыхательных путей, конъюнктивы глаз может сочетаться с поражением органов пищеварения, кожи, сердечно-сосудистой и нервной систем. Часто описанные жалобы сочетаются с жалобами общего характера (слабость, головная боль, быстрая утомляемость, головокружение, сонливость, снижение памяти, общее недомогание, повышение температуры тела). Одним из самых тяжелых клинических проявлений поллиноза является бронхиальная астма, характеризующаяся обострениями, которые сопровождаются кашлем, хрипами, чувством сдавления (тяже стью) в грудной клетки и затрудненным дыханием, которые обычно обратимы. Существует ряд признаков, позволяющих заподозрить у больных с сезонным пыльцевым ринитом вероятность развития бронхиальной астмы (так называемая стадия предастмы). У них, кроме классических признаков пыльцевого ринита (заложенность носа, приступообразное чихание, выделения из носа, сопровождающиеся обычно зудом в носу, глотке, ушах), появляются дополнительные жалобы и симптомы заболевания: приступообразный кашель, чувство тяжести и сдавления в грудной клетке (особенно при физической нагрузке), периодическая боль в груди при дыхании, звучное дыхание. Одним из ведущих симптомов предастмы считают приступообразный надсадный кашель, не характерный для больных ринитом. Обычно началу бронхиальной астмы предшествует риноконъюнктивальный синдром в течение нескольких дней. Реже поллиноз начинается непосредственно с бронхиальной астмы. Наиболее характерная особенность пыльцевой бронхиальной астмы — четкая, из года в год повторяющаяся сезонность, совпадающая с периодом поллинации соответствующих растений. В сезон заболевания симптомы развиваются в определенной последовательности: сначала насморк и конъюнктивит, иногда в сочетании с поражениями кожи, и лишь затем, в период максимальной поллинации растений, астматические приступы. У некоторых больных приступы удушья появляются только при контакте с пыльцой — в жаркие солнечные, но ветреные дни или при выездах за город. Исчезают симптомы в обратной последовательности, т. е. сначала бронхиальная астма, а позднее ринит и конъюнктивит. В сырые дождливые дни большинство больных чувствует облегчение, что объясняется резким снижением концентрации пыльцы в воздухе. У больных с пыльцевой бронхиальной астмой, как и у всех лиц страдающими другими формами астмы, резко повышена чувствительность бронхов не только к специфическому аллергену (в данном случае — к пыльце определенных растений), но и к неспецифическим раздражителям (механическое раздражение, холод, изменение атмосферного давления, погоды, психоэмоциональные перегрузки и т. п.). Известны случаи, когда больные, страдающие пыльцевой бронхиальной астмой, внезапно умирали при проведении бронхоскопии в сезон пыления: механическое раздражение бронхов во время процедуры способствовало приступу удушья. Острый аллергический пыльцевой ринит очень часто (в 50—60% случаев) сопровождается воспалением (аллергическим, немикробным по своей природе) слизистой оболочки околоносовых пазух. При этом, как правило, в процесс вовлекаются верхнечелюстные (гайморовы) пазухи. Обычно при рентгенологическом исследовании таких больных может выявиться достаточно разнообразная картина — от легкой завуалированности и отечно-пристеночного набухания слизистых оболочек до интенсивного гомогенного затемнения. Такая измененная слизистая оболочка очень восприимчива к банальной инфекции, что приводит к развитию гнойного гайморита. Следует учитывать, что пыльцевые аллергены имеют перекрестную реактивность с некоторыми пищевыми продуктами и фитопрепаратами (табл. 46).

Таблица 46. Возможные варианты непереносимости родственных растительных аллергенов, пищевых продуктов и фитопрепаратов при поллинозе Растения, пыльца которых вызывает поллиноз Береза Аллергены, способные вызвать перекрестные реакции Растительные пищевые Лекарственные растения Пыльца, листья, стебли растений продукты Лещина, ольха, ябло- Березовый сок, яблоки, черешня, вишня, ня слива, персики, лесные орехи, морковь, сельдерей, картофель Пищевые злаки (овес, пшеница, ячмень и др.), щавель Георгин, ромашка, Цитрусовые, цикорий, одуванчик, подсол- семя подсолнечника нечник (масло, халва), мед — Свекла, шпинат Подсолнечник, оду- Семя подсолнечника ванчик (масло, халва), дыня, бананы Березовый лист (почки), ольховые шишки Злаковые травы Полынь Все злаковые травы Лебеда Амброзия Полынь, ромашка, календула, мать-и-мачеха, череда, девясил — Употребление указанных пищевых продуктов или лекарственных растений внутрь или местно в виде примочек, компрессов может привести к обострению аллергического ринита, конъюнктивита, возникновению крапивницы, ангионевротического отека Квинке, появлению приступов удушья и других симптомов поллиноза, в том числе, в "несезонное время". Это может случиться у больных, страдающих аллергией к пыльце деревьев, при употреблении яблок, орехов, вишни, черешни, абрикосов, коньяка;

у больных с аллергией к злаковым травам — пшеничного и ржаного хлеба, пшеничной водки, а у больных с аллергией к группе сорняков — халвы, подсолнечного масла, семечек, дынь, арбузов. Перекрестно реагирующие антигены выделены у лис тьев табака, порошка какао, зерен кофе и пыльцы амброзии полыннолистной. Описаны аллергические реакции у людей, применяющих в лечебных целях продукты жизнедеятельности пчел, — прополис. В прополисе обнаружено большое количество пыльцы одуванчика, амброзии полыннолистной, подсолнечника, хризантем. Общие аллергенные компоненты имеют пасленовые (томаты, зеленый и красный перец, паслен) и конденсат табачного дыма. Всем больным поллинозом запрещен мед, так как он содержит до 10% пыльцы растений. Больные с аллергией к полыни могут бурно прореагировать на календулу, ромашку, мать-и-мачеху;

а лица, страдающие аллергией к пыльце деревьев — на березовые почки или ольховые шишки и т. п. 34.3. ДИАГНОСТИКА В диагностике поллиноза используют традиционные подходы (см. специальную главу), включающие: 1) анамнез;

2) аллергические кожные тесты;

3) лабораторные методы;

4) провокационные аллергические пробы. Важную роль в диагностике поллиноза играет анамнез. Тщательно собранный анамнез позволяет определить сезонный характер заболевания, сроки максимального проявления симптомов болезни, наличие сезонно повторяющихся симптомов (более 2 лет подряд). Если симптомы поллиноза проявляются у больного в течение короткого периода времени, например с последних чисел мая до середины июля, то причиной заболевания является пыльца злаковых трав, максимальное цветение которых приходится на этот период. Соответственно возникновение симптомов заболевания в конце апреля и в мае происходит в ответ на цветение деревьев. У некоторых больных симптомы заболевания появляются в период цветения деревьев, потом исчезают на месяц, и возникают вновь в период цветения сложноцветных и сорных трав. Для того, чтобы точно определить аллерген, на который реагирует больной, следует провести (при отсутствии противопоказаний) кожное тестирование с набором пыльцевых аллергенов, распространенных в той местности, где он проживает. Постановка кожных проб с набором аллергенов является практически точным, простым и быстрым тестом, позволяющим определить спектр аллергенов у больного. При необходимости определяют уровни общего и специфических IgE в сыворотке крови. Противопоказания к проведению аллергических кожных проб: 1) период обострения основного заболевания;

2) наличие астматических приступов или крапивницы;

3) острые инфекционные заболевания (ОРВИ, ангина, грипп);

4) тяжелые сердечно-сосудистые заболевания;

5) тяжелые заболевания крови;

6) тяжелые заболевания печени и почек;

7)беременность;

8) туберкулезный процесс любой локализации в период обострения;

9) острая стадия ревматизма;

10) психические заболевания в период обострения;

11) длительное лечение гликокортикоидами. Постановка аллергических кожных проб осуществляется в период ремиссии, т. е. когда полностью отсутствует контакт с пыльцой. В это время концентрация аллергических антител в коже максимальная. Очень важно до постановки кожных проб не употреблять противоаллергические препараты (антигистаминные, кортикостероиды, медикаментозные средства, содержащие эфедрин и т. д.).

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.