WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

«Г. Н. Дранник КЛИНИЧЕСКАЯ ИММУНОЛОГИЯ АЛЛЕРГОЛОГИЯ и Одесса «АстроПринт» 1999 Моим слушателям, которые вдохновляли меня, и моей семье, которая, я надеюсь, все еще любит меня Автор с ...»

-- [ Страница 8 ] --

шерсть собаки, кошки, кролика, морской свинки, мыши, овцы, козы и т. д. Особенно важен вопрос об аллергии к эпидермальным аллергенам для лиц, постоянно работающих с животными и птицами, зоотехников, работников вивария, лаборантов и научных работников, имеющих постоянный контакт с животными, и др. Частота аллергии к домашним животным колеблется от 1 до 4% у взрослых и составляет до 11% у детей. Чаще всего встречается повышенная чувствительность к шерсти собак и кошек. Имеются данные о большей аллергизирующей активности слюны кошек и собак в сравнении с их шерстью. Эпидермальные аллергены попадают в организм различными путями: ингаляционным, контактным (при поглаживании) и др. Развитие аллергических реакций на эпидермальные аллергены возможно не только при непосредственном контакте человека с животными, но и при соприкосновении с различными изделиями (пуховые и перовые одеяла, одежда из меха и т. д.) 27.1.5. ИНСЕКТНЫЕ АЛЛЕРГЕНЫ Представляют собой аллергены насекомых, которые находятся в их слюне, яде и теле. Аллергическая реакция возникает при укусах перепончатокрылых, укусах двукрылых и клопов, а также при контакте с выделениями и частицами тела насекомых либо при вдыхании этих частиц. Аллергические реакции на ужаление перепончатокрылыми насекомыми отличаются особенной тяжестью клинического течения и высокой смертностью. Считают, что аллергия к перепончатокрылым насекомым чаще всего возникает у лиц, уже имеющих какую-либо форму аллергического заболевания, например, гиперчувствительность к пыльце растений, пищевым и бытовым аллергенам. Аллергические реакции на ужаления и укусы насекомых следует отличать от токсических реакций, которые возникают при множественных укусах, особенно в область лица и головы. Наиболее выраженной аллергенной активностью обладает яд перепончатокрылых, что обусловлено содержанием в нем меллитина, фосфолипазы А, гиалуронидазы, апамина, кислой фосфатазы. Яд рыжих муравьев так же, как и яд перепончатокрылых, содержит фосфолипазу А, гиалуронидазу, с которыми связана его аллергизирующая активность. После укусов рыжих муравьев развиваются истинные аллергические, псевдоаллергические и токсические реакции, которые могут проявляться как местными симптомами (отеки, зуд, кра пивница, жжение, боль и др.), так и системными вплоть до анафилактического шока. Аллергические реакции на укусы комаров составляют, по данным разных авторов, до 15% от всех случаев аллергии к насекомым. Протекают они тяжело, проявляясь крапивницей, отеком Квинке, спазмом гладкой мускулатуры бронхов (приступ удушья), аллергическим ринитом, аллергическим конъюнктивитом. В последние годы нередки сообщения об аллергических реакциях на укусы и контакт с клопами, тараканами, амбарными клещами, жуками и многими другими насекомыми.

27.1.6. ЛЕКАРСТВЕННЫЕ АЛЛЕРГЕНЫ К ним относятся химические, ферментные препараты и продукты синтеза грибов. Лекарственные препараты — это, в основном, гаптены, которые становятся истинными аллергенами только при конъюгации с белком-носителем.

27.1.7. ПРОМЫШЛЕННЫЕ АЛЛЕРГЕНЫ Это химические и биологические загрязнения среды. Среди химических веществ аллергенами являются металлы и их соли, пестициды, синтетические полимеры. Они вызывают профессиональные аллергические заболевания. 27.2. ИНФЕКЦИОННЫЕ АЛЛЕРГЕНЫ К инфекционным аллергенам относятся аллергены бактерий, вирусов, грибов, простейших и гельминтов. Аллергические реакции, в основном, возникают при контакте с условно-патогенными и непатогенными микроорганизмами и реже — с патогенными.

27.2.1. БАКТЕРИАЛЬНЫЕ АЛЛЕРГЕНЫ Ими могут быть различные составные элементы бактериальной клетки. Поскольку структура бактериальной клетки сложна и до сих пор остается неясным, какие именно вещества, входящие в ее состав, являются преимущественно аллергенами, то аллергенность отдельных компонентов.бактерий у разных больных может отличаться.

27.2.2. ВИРУСНЫЕ АЛЛЕРГЕНЫ Аллергены вирусов вызывают аллергические реакции замедленного и немедленного типов. Аллергия к вирусам выявляется внутрикожным тестированием и тестированием in vitro. 27.2.3. АЛЛЕРГЕНЫ ГРИБОВ В мире огромное количество видов грибов, которые способны сенсибилизировать организм человека. Однако стандартные аллергены изготавливают только из 100 видов грибов (Л. В. Лусс, 1996).

27.2.4. АЛЛЕРГЕНЫ ГЕЛЬМИНТОВ К ним относятся аллергены аскарид, эхинококка, трихинелл. Наибольшей аллергенностью обладают продукты их личинок.

Глава 28 ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ РАЗВИТИЮ АЛЛЕРГИИ В основе формирования повышенной чувствительности к тем или иным веществам лежит большое количество факторов. Одним из главных факторов риска считается наследственная предрасположенность. Давно было отмечено, что при наличии атопических заболеваний у обоих родителей симптомы атопии возникают у 75% детей. В том случае, если заболевание имеется у одного из родителей, то частота возникновения атопического заболевания у детей снижается до 50%. Повышенная чувствительность у потомства может возникнуть как к тем же аллергенам, что и у родителей, так и к иным. Поэтому принципиально следует говорить о том, что наследуется не само конкретное аллергическое заболевание, а лишь предрасположенность к аллергии. Несмотря на то, что точка зрения о существовании генетической предрасположенности к атопии общепринята, конкретные механизмы этой предрасположенности остаются неизвестными. В настоящее время с уверенностью можно считать, что семейная предрасположенность к атопии связана с полигенным наследованием, которое зависит от взаимодействия нескольких генов в разных локусах. Полученные к настоящему времени данные позволяют говорить о существовании различных генов, наличие которых обеспечивает: 1. Способность иммунной системы развивать первичный иммунный ответ с выработкой IgE на определенный аллерген;

2. Способность иммунной системы "наработать" высокий уровень специфического IgE;

3. Высокую функциональную активность Т-лимфоцитов-хелперов 2-го типа в продукции ИЛ-4 и ИЛ-5;

4. Высокую гиперреактивность бронхов (и, по-видимому, кожи). Полигенная природа механизма генетической предрасположенности к атопии позволяет считать, что отсутствие одного из звеньев предрасположенности уже может обеспечить отсутствие заболевания или слабую выраженность его клинических проявлений. Генетическая предрасположенность может реализоваться на следующих этапах. 1. На этапе высвобождения медиаторов аллергии. Известно, что у больных при действии стандартных стимулов медиаторы аллергии высвобождаются легче, чем у практически здоровых лиц. 2. На этапе реагирования периферических "шоковых" тканей на медиаторы аллергии. Имеются убедительные данные о существовании более высокой чувствительности, в частности дыхательных путей, на ингаляцию метахолина при провокационной пробе у членов семей с предрасположенностью к аллергии по сравнению со здоровыми лицами. Сюда же можно отнести индивидуальные особенности ферментных систем инактивировать образующиеся медиаторы и способность регуляторных систем организма поддерживать устойчивое физиологическое состояние. 3. На этапе проницаемости слизистых покровов для аллергенов. Сегодня можно считать доказанным, что состояние барьерных тканей здоровых лиц обеспечивает невозможность поступления аллергена в организм и предотвращает как развитие сенсибилизации организма, так и развитие клинических проявлений. Например, у больных атопией ингаляция аэрозоля аллергена, к которому у них не было до этого повышенной чувствительности, сопровождалась сенсибилизацией к нему аллергена. В то время как для сенсибилизации практически здоровых лиц этого было недостаточно. Свидетельство о значении патологии барьерных тканей в формировании предрасположенности к аллергии получено при изучении механизмов абсорбции антигенов в пищевом канале. Показано, что в раннем детском возрасте повышенные количества чужеродных антигенов проникают в организм через несформировавшийся барьер пищевого канала и индуцируют предрасположенность к аллергии в раннем детском возрасте. Кроме генетической предрасположенности, чрезвычайно важными факторами, способствующими развитию аллергии, являются факторы окружающей среды.

К ним можно отнести следующие факторы: 1) количество и природу аллергенов;

2) климато-географические условия;

3) экологическую обстановку. По данным одного из исследований, проведенных американскими.учеными, было показано, что частота лиц, страдающих бронхиальной астмой и поллинозом, колеблется от 17% на северо-западной части побережья Тихого океана, до 20% на Среднем Западе и до 25% на северо-востоке США. Оказалось, что эти различия были четко связаны с различиями в количестве пыльцевых зерен в атмосфере. Из литературы известно, что более высокий уровень заболеваемости населения Северной Америки поллинозом по сравнению с европейскими странами связан с распространенностью в Америке сорняка амброзии. Оказалось, что у взрослых иммигрантов, не болевших ранее поллинозом и пересилившихся в Северную Америку из Европы, признаки амброзийного поллиноза могут появиться впервые через 3— 5 летних сезонов. Это свидетельствует о том, что именно повторная экспозиция аллергеном пыльцы амброзии может быть наиболее существенным и единственным этиологическим фактором возникновения заболевания у лиц с наследственной предрасположенностью. Воздействие разнообразных внешних неаллергенных неблагоприятных факторов на воздухоносные пути облегчает возникновение и клинические проявления аллергического заболевания (бронхиальной астмы в частности). Точкой приложения действия этих факторов могут быть эпителиальные клетки. Эпидемиологические исследования показали, что периоды увеличения содержания в воздухе поллютантов (таких как NO2 или SO2) совпадают с периодами обострения бронхиальной астмы, что объясняется активацией поллютантами эпителиальных клеток бронхов с образованием и секрецией из них провоспалительных цитокинов: интерлейкина (ИЛ)-8, опухоль-некротизирующего фактора-а и др. Частицы выхлопных газов также активируют эпителиальные клетки воздухоносных путей с высвобождением провоспалительных цитокинов. Наконец, известно, что табачный дым в концентрациях, которые определяются в помещениях курильщиков, оказывает токсическое действие на эпителиальные клетки воздухоносных путей.. В последние годы доказано важное значение в качестве факторов, способствующих развитию предрасположенности к аллергии, особенностей поведения матери в период беременности и родов. Влияние на материнский организм в период беременности курения (в том числе пассивного), алкоголя, наркотиков, лекарственных средств, инфекций, некоторых продуктов питания, психоэмоциональных стрессов создают условия, способствующие возникновению предрасположенности будущего ребенка к аллергии. К этому можно добавить следующие факторы: 1. Особенности питания в детском возрасте, в частности, ранний перевод на искусственное вскармливание;

2. Нарушение режима питания у взрослых (нерегулярный прием пищи, нарушение соотношения между количеством пищевых продуктов, злоупотребление одним видом питания и др.);

3. Сопутствующие заболевания и уровень здоровья в целом.

Глава 29 ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ДИАГНОСТИКИ АЛЛЕРГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ Диагностика аллергических заболеваний может быть разделена на пять этапов: 1. Сбор аллергологического анамнеза;

2. Проведение клинико-лабораторного обследования;

3. Проведение кожных аллергических проб;

4. Провокационные тесты;

5. Иммунологическое обследование. Первый этап —сбор аллергологического анамнеза. Правильно собранный аллергологический анамнез имеет важное диагностическое значение. При сборе аллергологического анамнеза ставятся следующие задачи (Р. Я. Мешкова и соавт.): 1. Установление аллергической природы заболевания, нозологической формы;

2. Предположительное выявление этиологически значимого аллергена;

3. Определение факторов риска, способствующих развитию аллергического заболевания: а) наследственной предрасположенности;

б) влияния окружающей среды;

в) климата, погоды, физических факторов, сезонности;

4. Выявление сопутствующей патологии;

5. Выявление имеющихся у больного других аллергических заболеваний;

6. Влияние бытовых факторов (скученность, домашние животные, птицы, сырость в помещении, мягкая мебель, ковры и т. д.);

7. Установление связи обострений с другими заболеваниями (ор ганов пищеварения, эндокринной системы, центральной нервной системы);

8. Влияние профессиональных вредностей;

9. Установление связи заболевания с приемом пищи;

10. Оценка клинического эффекта от применения антиаллёргических средств и (или) элиминации аллергена. Второй этап —клинико-лабораторное обследование. Проводят осмотр больного и назначают исследование крови, мочи, носового секрета, мокроты, рентген грудной клетки, приносовых пазух, определяют наличие и степень обструкции дыхательных путей. По результатам второго этапа можно установить: 1. Локализацию процесса (нос, глаза, кожа, бронхи, ЖКТ);

2. Нозологию (поллиноз, бронхиальная астма, дерматит);

3. Фазу заболевания (острая фаза или ремиссия). Третий этап — проведение кожных аллергических проб. Выделяют следующие виды кожных проб (Р. Я. Мешкова и соавт.): 1. Накожные (капельные, аппликационные и др.);

2. Скарификационные;

3. Тест-уколом (prik-тест);

4. Внутрикожные. Выбор вида кожной пробы зависит от предполагаемой этиологии заболевания, степени сенсибилизации больного. Показаниями для проведения кожных проб являются данные анамнеза, указывающие на роль того или иного аллергена или группы аллергенов в генезе заболевания. Противопоказаниями для кожного тестирования являются: 1. Острая фаза аллергического заболевания;

2. Обострение сопутствующих хронических заболеваний;

3. Острые интеркурентные инфекционные заболевания;

4. Туберкулез и вираж туберкулиновых проб;

5. Декомпенсированные состояния при болезнях сердца, печени, почек;

6. Заболевания крови, онкологические, системные и аутоиммунные заболевания;

7. Период лечения антигистаминными препаратами и мембраностабилизаторами, гормонами, бронхоспазмолитиками;

8. Судорожный синдром, нервные и психические болезни;

9. Беременность, кормление ребенка грудью, первые 2—3 дня менструального цикла;

10. Возраст до 3 лет;

11. Анафилактический шок, синдромы Лайела и Стивенса—Джонсона в анамнезе. I. Накожные пробы. Капельная проба. Используется при высокой сенсибилизации, особенно к химическим веществам и иногда к лекарственным средствам. Техника постановки: на обезжиренную сгибательную поверхность кожи предплечья наносят каплю аллергена и параллельно, в качестве контроля — каплю растворителя. Оценивают через 20 мин (табл.27).

Таблица 27. Оценка капельной пробы Результат реакции Отрицательный Сомнительный Слабоположительный Умеренно положительный Резко положительный Местная реакция кожи Соответствует контролю Небольшая гиперемия Гиперемия + зуд Гиперемия + зуд + папула (волдырь) Гиперемия + зуд + папула (волдырь) + везикулы Аппликационная проба. Используется для диагностики профессиональной аллергии, контактных дерматитов. Техника постановки: на сгибательную поверхность кожи предплечья, предварительно обработанную 70° спиртом, наносят марлечку, смоченную в растворе аллергена и, параллельно, марлечку с растворителем. Оценивают через 30 мин (табл. 28).

Таблица 28. Оценка кожной аппликационной пробы Результат реакции Отрицательный Слабоположительный Положительный Резко положительный Местная реакция кожи Соответствует контролю Гиперемия Гиперемия + папула (волдырь) Гиперемия + папула (волдырь) + везикулы И. Скарификационные кожные пробы. С их помощью выявляют причинно значимый аллерген и степень сенсибилизации к нему. Их проводят со всеми инфекционными аллергенами. Считается, что одновременно можно ставить не более 10—15 проб. Техника постановки: кожу сгибательной поверхности предплечья обрабатывают 70° спиртом, затем наносят отдельными шприцами по капле гистамина 0,01%, аллергенов и тестконтрольной жидкости на расстоянии 4—5 см друг от друга. Стерильными скарификаторами проводят отдельно через каждую каплю по 2 параллельные царапины длиной 4—5 мм и расстоянием между ними 2 мм. Детям до 5 лет можно проводить по одной царапине. Царапины проводят поверхностно, нарушая только целостность эпидермиса, не травмируя кровеносные сосуды. Через 10 мин осторожно промокают каждую каплю отдельным ватным тампоном, еще через 10 мин оценивают пробы (табл. 29). Обязательным условием является отрицательный результат с тестконтрольной жидкостью и положительный — с гистамином.

Таблица 29. Оценка скарификационной пробы Результат реакции Местная реакция кожи Отрицательный Соответствует контролю Сомнительный Гиперемия без волдыря Слабоположительный Папула (волдырь) до 2—3 мм + гиперемия Положительный средней степени Папула (волдырь) до 5 мм + гиперемия Папула (волдырь) до 5—10 мм + гиперемия + Резко положительный + псевдоподии Очень резко положительный Папула (волдырь) более 10 мм + псевдоподии + гиперемия При оценке скарификационного кожного тестирования следует учитывать возможность появления ложноположительной реакции: а) на тестконтрольную жидкость при повышенной чувствительности кожных покровов к механическому воздействию, а также в случае возникновения реакции на компоненты, входящие в тест-контрольную жидкость (например, фенол);

б) на аллергены —.при нарушении техники постановки кожного тестирования (глубоко) и (или) повышенной индивидуальной чувствительности кожных покровов к механическому воздействию. Ложноотрицательные реакции возможны: а) на гистамин — при снижении индивидуальной чувствительности к гистамину или при проведении кожного тестирования в период лечения антигистаминными или гормональными препаратами;

б) на аллергены — при отсутствии полного серийного набора аллергенов одного типа (например, домашней пыли);

неправильном хранении аллергенов, нарушении техники введения аллергена (очень поверхностно), проведении кожного тестирования на фоне обострения аллергического или тяжелого соматического заболевания, приеме лекарственных средств (антигистаминных препаратов, мембраностабилизаторов, гормонов, бронхолитиков). III. Проба тест-уколом (прик-тест). В настоящее время прик-тест является самым распространенным тестом для проведения кожных проб. Этот тест проводится специальным устройством, в который вставлена игла, что позволяет стандартизовать глубину укола, исключает раздавливание капли при уколе. Капли аллергена и контролей наносятся на обработанную кожу предплечья так же, как и при проведении скарификационного теста. Результат тестирования замеряют через 15—20 мин, регистрируют в мм (измеряется наибольший диаметр папулы прозрачной линейкой). Положительной считается реакция при диаметре 5 мм и более, сомнительной — 3 мм, гиперергичной — 15 мм и более. IV. Внутрикожные пробы. Ставятся, главным образом, с инфекционными аллергенами (бактерий, грибов и др.). С неинфекционными аллергенами их проводят только тогда, когда аппликационные или скарификационные тесты отрицательны или сомнительны, а анамнез четко положительный. Техника постановки: кожу сгибательной поверхности предплечья или на спине обрабатывают 70° спиртом, после чего туберкулиновым или инсулиновым шприцем вводят 0,05—0,1 мл инфекционного аллергена. Вводимый внутрикожно аллерген должен быть в 10 раз меньшей концентрации, чем при скарификационном тестировании. В качестве контроля вводят внутрикожно тестконтрольную жидкость и скарификационно раствор гистамина. Результаты учитывают через 20 мин и 24—48 ч (табл. 30).

Таблица 30. Оценка внутрикожной пробы Реакция замедленного типа через 24—48 ч Отрицательный Соответствует контролю Сомнительный Слабая гиперемия без инфильтрации Слабоположительный Папула (волдырь) 4—8 мм, Гиперемия, инфильтрат окруженный зоной гиперемии диаметром 5—10 мм Положительный сред- Папула (волдырь) 9—15 мм, Гиперемия, инфильтрат окруженный зоной гиперемии диаметром 11—15 мм ней степени Резко положительный Папула (волдырь) 16—20 мм Гиперемия, инфильтрат с псевдоподиями, окруженный диаметром 16—20мм зоной гиперемии Результат реакции Очень резко положи- Папула (волдырь) более 20 мм Гиперемия, инфильтрат с псевдоподиями, лимфангии- диаметром более 20 мм, тельный том и везикулами возможны везикулы Местная реакция кожи через 20 мин Соответствует контролю Задержка рассасывания (волдыря) При проведении внутрикожных проб с неинфекционными аллергенами их вводят в объеме 0,02 мл. Внутрикожные пробы менее специфичны и довольно часто дают ложноположительные результаты;

кроме того, они могут спровоцировать нежелательные осложнения, поэтому количество аллергенов при внутрикожном тестировании не должно превышать 4—5.

Четвертый этап —провокационные тесты — это достаточно достоверный метод диагностики, позволяющий достичь контакта шокового органа с аллергеном. Их используют в случае расхождения данных анамнеза и результатов кожного тестирования. В зависимости от вида аллергена и способа его введения в организм различают следующие провокационные тесты: назальный, конъюнктивальный, ингаляционный, подъязычный, оральный. Противопоказания для их проведения те же, что и для кожного тестирования. Назальный тест. Проводится с бытовыми, эпидермальными, пыльцевыми, бактериальными аллергенами для диагностики аллергического риносинусита, трахеита, бронхита, бронхиальной астмы в стадии ремиссии. Ингаляционный тест. Применяется у больных с бронхиальной астмой. Основными показаниями для его проведения являются: 1) выявление этиологически значимых аллергенов;

2) оценка эффективности медикаментозного лечения;

3) выявление неспецифических факторов, вызывающих бронхоспазм;

4) определение профессиональной пригодности пациента (выявление латентного бронхоспазма). Проводится тест с бытовыми, эпидермальными, пыльцевыми, бактериальными аллергенами с 4—5-летнего возраста при отрицательном результате назального теста или же несовпадении данных анамнеза с результатами кожного тестирования. Исследования проводят в фазе ремиссии в стационаре. Перед постановкой теста проводят спирографию — записывают на спирограмме характер кривой форсированной (Ф) ЖЕЛ и вычисляют-ее величину за первую секунду — ФЖЕЛ,. Вычисляют также коэффициент Тиффно (отношение ФЖЕЛ к ЖЕЛ), %. У здоровых людей он составляет 70— 80%. Затем больной вдыхает через ингалятор раствор аллергена (сначала контрольный раствор), начиная с дозы минимальной концентрации, до той, которая даст заметную реакцию. Каждый раз записывают спирограмму. Если ФЖЕЛ, и коэффициент Тиффно снижаются на 20%, проба считается положительной. Подъязычный тест. Используется для диагностики пищевой и лекарственной аллергии. Аллерген наносится на слизистую оболочку подъязычной области. При пищевой аллергии применяются натуральные продукты в разведении 1:10, при лекарственной — '/8— 74 разовой дозы растворенного вещества. Тест считается положительным при появлении в подъязычной области гиперемии, отека, зуда, а также учащении пульса, высыпаниях на коже, чихании, кашле. Элиминационный тест. Применяется для диагностики пищевой ал лергии. В качестве аллергенов используют натуральные продукты. За 2—3 дня до проведения теста из рациона пациента исключают исследуемый продукт. Затем снова вводят этот продукт в рацион, оценивая общее состояние и состояние шокового органа. Проба считается положительной при появлении реакции со стороны шокового органа в течение часа. Лейкоцитопенический тест. Используется при пищевой, иногда, при лекарственной аллергии. В условиях элиминационной диеты (натощак или голодание) дважды в течение 1 ч определяют количество лейкоцитов в крови. Затем вводят аллерген, после чего через'ЗО, 60 и 90 мин подсчитывают количество лейкоцитов. Если количество лейкоцитов снижается более чем на 1 • 109 в 1 л, тест считается положительным. Провокационные тесты с аллергенами (особенно ингаляционные) могут применяться лишь в особо сложных диагностических случаях, при полной готовности к возможному развитию анафилактических осложнений, о возможном развитии которых больной должен быть уведомлен. Пятый этап —иммуно-лабораторное обследование. В настоящее время иммуно-лабораторные методы диагностики применяются довольно широко, так как они обладают рядом преимуществ: 1. Возможностью проведения исследования в раннем детском возрасте (до 2—3 лет);

2. Возможностью проведения исследования в период обострения аллергического заболевания и у пациентов с высокой степенью сенсибилизации;

3. Выявлением поливалентной сенсибилизации, когда нет возможности провести тестирование in vivo сразу со всеми предполагаемыми аллергенами, а сроки обследования ограничены;

4. Возможностью исследования при измененной реактивности кожи (ложноположительный или ложноотрицательный результат при кожном тестировании);

5. Безопасностью для больного, так как не вызывают дополнительной сенсибилизации;

6. Обследованием одновременно с большим количеством лекарственных препаратов, другими химическими веществами. С этой целью применяются: 1. Радиоаллергосорбентный тест (PACT) для определения специфических IgE-антител к различным аллергенам;

2. Метод ПРИСТ для определения концентрации общего IgE;

3. Тест Шелли;

4. Тест дегрануляции тканевых базофилов;

5. Реакция лейкоцитолиза;

6. Тест повреждения нейтрофилоТв;

7. Реакция торможения миграции лейкоцитов;

8. Реакция бластной трансформации лимфоцитов;

9. Метод ИФА для определения специфического IgE. Из неспецифических методов исследования применяют определение: 1) концентрации гистамина и гистаминазы;

2) гистаминопексической активности сыворотки крови. К современным методам исследования относится метод определения уровня триптазы — специфического протеолитического фермента тканевых базофилов, который выделяется при дегрануляции последних. Если возникает необходимость оценить иммунный статус больного, тогда используются все возможные методы иммуно-лабораторного обследования для определения количества и функции популяцийи субпопуляций Т- и В-лимфоцитов, концентрации иммунных комплексов, уровня иммуноглобулинов, функции моноцитов/макрофагов, нейтрофилов, естественных киллеров и т. п.

Глава ГИСТАМИН И АНТИГИСТАМИННЫЕ ПРЕПАРАТЫ Гистамин — важнейший биогенный амин с молекулярной массой 111 KD, ЯВЛЯЮЩИЙСЯ физиологическим регулятором деятельности различных клеток и систем, включая иммунокомпетентную систему. Кроме того, гистамин является медиатором аллергических реакций немедленного типа. В 1907 г. впервые был осуществлен синтез гистамина в лабораторных условиях, а в 1910 г. гистамин был выделен из спорыньи. В организме человека и животных основным источником гистамина является пища, в частности молоко, хлеб, мясо;

обнаруживается он также в некоторых овощах и растениях (крапива, помидоры). Гистамин образуется из белков пищи путем декарбоксилирования гистидина под влиянием фермента гистидиндекарбоксилазы и его кофактора пиридоксальфосфата (рис. 31). В 1920 г. впервые было сформулировано представление о гистамине как важнейшем медиаторе аллергии. В 1937 г. было доказано участие гистамина в аллергических реакциях у животных. Большая часть гистамина в здоровом организме быстро разрушается. В настоящее время известно несколько путей метаболизма гиста :С CH 2 СН СООН Гистидин Гистидиндекарбоксилаза и пиридоксальфосфат ^\ НС HN /^ c N x ( ;

CH 2 CH 2 NH 2 Гистамин \ Гистидин-Nметилтрансфераза ш s ш JS s' \ \ Гистаминаза \ (диаминооксидаза) On >.

C O Q.

О. to HL 1 1. HN С N 0 1 1 N-Метилгистамин N ML 1 1, HN \ id f \^ L»M2 OvJUH Имидазолуксусная кислота c N Рис. 31. Схема синтеза и разрушения гистамина.

мина (см. рис. 31), основные из которых — метилирование гистаминметилтрансферазой (преимущественно в слизистой оболочке кишок, печени, моноцитах) и окислительное дезаминирование диаминооксидазой (гистаминазой) преимущественно в тканях кишок, печени, почек, кожи, плаценты, тимуса, а также эозинофилах и нейтрофилах. Остальная часть гистамина в организме здоровых людей и животных находится в связанном (инертном) состоянии. Основное депо гистамина — базофилы обоих типов, несколько меньше его в тромбоцитах. Наибольшее содержание тканевых базофилов (тучных клеток) у человека — в легких и коже — до 1 • 106 на 1 г ткани. Один тканевый базофил человека включает 20—30 • 10~12 гистамина, базофил — 1—2-10~12, а тканевый базофил брыжейки морской свинки — 3—8-10~12. Гистамин является составным компонентом почти всех органов, тканей, полостных жидкостей, секретов, крови;

наибольшее содержание его отмечается в коже (особенно век, головы, шеи) и в легких. В гранулах тканевых базофилов гистамин находится в комплексе с гепарином. При дегрануляции тканевых базофилов происходит дис социация этого комплекса с высвобождением гистамина и гепарина, каждый из которых проявляет свой эффект. Выделение гистамина из клеток, его содержащих, может быть обусловлено иммунологическими (специфическими) и неиммунологическими (неспецифическими) механизмами. Иммунологический механизм заключается во взаимодействии IgE (в части случаев IgG4), фиксированных на базофилах обоих типов, с антигеном (аллергеном), что приводит к дегрануляции последних и экзоцитозу (высвобождению) гистамина. Экзоцитоз гистамина — сложный биохимический процесс с включением ферментных систем. При аллергической реакции немедленного типа из тканевых базофилов выделяется 20—35% общего содержания гистамина в клетке. Высвободившийся гистамин по принципу обратной связи ингибирует дальнейшую секрецию гистамина, причем эффект ингибирования реализуется уже на начальных этапах развития анафилактической реакции. Основной регулятор этого процесса — цАМФ. Таким образом, вещества, увеличивающие содержание цАМФ, угнетают процесс высвобождения гистамина из клетки (к таким веществам относятся метилксантины, катехоламины, некоторые бактериальные токсины и др.). Неиммунологический механизм заключается в действии на базофилы обоих типов веществ — либераторов, которые сами по себе, без специфического IgE способны индуцировать процесс дегрануляции и выход гистамина. В настоящее время известно более 100 таких соединений, к которым относятся вещества самого различного происхождения (см. раздел "Лекарственная аллергия"). Принципиально важное значение в механизме синтеза и секреции гистамина имеют: 1) содержание ионов кальция в клетках, продуцирующих гистамин;

2) проницаемость мембран клеток для этих ионов. Таким образом, вещества, усиливающие трансмембранный переход ионов кальция и увеличивающие их содержание в клетке, могут усиливать синтез и секрецию гистамина. Интересно, что подобно кальцию могут действовать ионы стронция. Определенные вещества крови способны связываться с гистамином;

это их свойство получило название гистаминопексии. Фактор, ответственный за связывание гистамина, относится к гамма-глобулинам. Гистаминопексическая активность сыворотки крови резко уменьшается при многих патологиях: аллергических заболеваниях, туберкулезе, патологии нервной системы и т.д. Часто при атопических заболеваниях белки сыворотки крови такими свойствами не обладают. В 1966 г. Аш и Шилд доказали гетерогенность гистаминовых ре цепторов и стало понятно, что эффект гистамина зависит от того, с каким рецептором он свяжется. Вначале были выделены два типа гистаминовых рецепторов — Н, и Н 2, а затем третий тип — Н 3 (табл. 31). Н,-рецепторы находятся, в основном, на клетках гладкой (неисчерченной) ткани и крупных кровеносных сосудах. Их активация вызывает спазм мышечной ткани трахеи, бронхов, увеличивает сосудистую проницаемость, замедляет атриовентрикулярную проводимость, усиливает зуд. Через Н,-рецепторы реализуются провоспалительные эффекты за счет усиления выделения лизосомальных ферментов из нейтрофилов. Реализуется эффект гистамина при связывании с Н,-рецепторами за счет увеличения уровня цАМФ. Антагонистами Н,-рецепторов являются так называемые антигистаминные препараты первого и второго поколения, о которых речь пойдет ниже. Таблица 31. Зависимость биологического эффекта гистамина от вида рецептора Рецептор Эффект Н,-рецептор Вазоконстрикция. Усиление сосудистой проницаемости. Сужение бронхов. Тахикардия. Усиление зуда. Усиление выделения лизосомальных ферментов из нейтрофилов Н2-рецептор Вазодилятация. Расширение бронхов. Усиление желудочной секреции. Активация Т-лимфоцитов супрессоров. Ингибиция выделения лизосомальных ферментов из нейтрофилов Н3-рецептор Подавление синтеза и высвобождения гистамина в центральной нервной системе Н2-рецепторы присутствуют в различных тканях. Связывание гистамина с Н 2 -рецепторами стимулирует желудочную секрецию и синтез катехоламинов, расслабляет мышцы матки, увеличивает сократимость миокарда, расслабляет гладкую мускулатуру бронхов. Противовоспалительный эффект гистамина — ингибиция выделения лизосомальных эффектов из нейтрофилов — реализуется через Н 2 -рецепторы. Кроме того, гистамин способен усиливать функцию Т-супрессоров, на которых имеется Н 2 -рецептор. Под влиянием гистамина Т-супрессоры продуцируют супрессорные факторы, например, гистамин-индуцированный супрессорный фактор. Таким образом, Т-супрессоры оказывают супрессирующее влияние на иммунную систему, поддерживая толерантность. Антагонистами Н 2 -рецепторов являются буринамид, метиламид, циметидин, ранитидин и др. • В последние годы установлено, что гистамин может синтезироваться в церебральных нервных окончаниях из гистидина. Образовавшийся гистамин связывается с Н 3 -рецептором, что приводит к подавлению дальнейшего высвобождения гистамина и его синтеза в центральной нервной системе. В 1942 г. был синтезирован первый антигистаминный препарат Phenbenzamine, а в 1957 г. Daniel Bovet был удостоен Нобелевской премии за синтез и исследования антигистаминных свойств целой группы препаратов, часть из которых впоследствии вошла в состав группы антигистаминных препаратов первого поколения. В настоящее время к группе антигистаминных препаратов первого поколения относят следующие лекарственные средства: 1. Димедрол (Diphenhydramine);

2. Дименгидринат (Дедалон, Diphenhydramine theoclat);

3. Фенкарол (Quifenadine);

4. Бикарфен (Sequifenadine hydrochloride);

5. Дипразин (Пипольфен, Promethazine hydrochloride);

6. Димебон;

7. Диазолин (Mebhydrolini Napadisylas);

8. Супрастин (Chloropyramine);

9. Тавегил (Клемастин);

10. Сетастин (Лоредикс);

11. Ципрогептадин (Перитол). Антигистаминные препараты не предотвращают дегрануляцию базофилов обоих типов. Механизм действия их обусловлен тем, что они, обладая структурой, сходной со структурой гистамина, конкурируют с последним и блокируют Н,-рецепторы. Высвободившийся во время аллергической реакции гистамин лишен возможности связаться с достаточным количеством Н, -рецепторов и таким образом его эффект оказывается намного менее выраженным либо вовсе отсутствует. Клинический опыт, накопленный за годы применения антигистаминных препаратов первого поколения, показал, что, помимо собственно антигистаминого эффекта, эти препараты обладают целым рядом особенностей своего действия, из которых наиболее важными оказались следующие: 1. Кратковременность терапевтического действия (1,5—3 ч);

2. Неполное связывание с Н г рецепторами (~ 30%);

3. Проходимость через гематоэнцефалический барьер;

4. Тахифилаксия (привыкание к 7—12 суткам);

5. Связывание с другими рецепторами (неселективность действия) — М-холинорецепторами, альфа-адренорецепторами;

6. Стимуляция аппетита;

7. Потенцирование седативного эффекта под влиянием алкоголя и депрессантов центральной нервной системы.

Впоследствии оказалось, что особенности действия антигистаминных препаратов первого поколения стали причиной целого ряда серьезных нежелательных эффектов: 1. Сонливости, чувства усталости или возбуждения, нарушения сна;

2. Нарушения координации движений, концентрации внимания;

3. Головокружения, головной боли, понижения давления, учащения пульса;

4. Сухости во рту, онемения слизистой оболочки полости рта;

5. Боли в желудке, запоров, тошноты, рвоты;

6. Кожных высыпаний;

7. Бронхоспазма, ухудшения дренажирования бронхов;

8. Нарушения зрения, мочеиспускания;

9. Увеличения массы тела;

10. Необходимости смены препарата и приема высоких доз. На этом основании в настоящее время выработаны противопоказания к назначению Н,-блокаторов: 1. Работа, требующая психической и двигательной активности, концентрации, внимания;

2. Бронхиальная астма;

3. Глаукома;

4. Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки;

5. Аденома предстательной железы, задержка мочеиспускания;

6. Прием успокаивающих, снотворных препаратов, ингибиторов МАО, противодиабетических средств, алкоголя, с которыми нельзя сочетать применение антигистаминных препаратов;

7. Сердечно-сосудистые заболевания, болезни почек;

8. Риск увеличения массы тела. Таким образом, Н,-блокаторы первого поколения обладают целым рядом нежелательных эффектов, что, безусловно, ограничивает их применение. Вместе с тем, по прогнозам ученых, в ближайшем будущем они останутся на фармакологическом рынке в качестве препаратов широкого клинического применения. Этому будут способствовать следующие обстоятельства: 1. Огромный клинический опыт их использования;

2. Наличие тех побочных эффектов, которые в определенных клинических ситуациях могут стать желанными (например, тот же седативный эффект);

Антигистаминные препараты второго поколения. Наличие указанных нежелательных эффектов у классических антагонистов гистамина стало причиной поиска новых Н,-блокаторов. В 1977 г. появился новый антигистаминный препарат, который, обладая выраженной спо собностью подавлять кожную аллергическую реакцию, практически не оказывал седативного эффекта. Так было положено начало выхода в клинику антигистаминных препаратов второго поколения, к которым относятся: 1. Терфенадин (Талдан, Трексил, Гистадил, Бронал);

2. Лоратадин (Кларитин);

3. Астемизол (Гисманал, Гисталонг, Астемисан);

4. Цетиризин (Зиртек, Цетрин);

5. Акривастин (Семпрекс);

6. Эбастин (Кестин);

7. Азеластин (Аллергодил-назальный спрей);

8. Фексофенадин;

9. Левокабастин (Гистимет). Особенности действия Н,-блокаторов второго поколения выгодно отличали их от классических Н,-блокаторов. Этими особенностями являются: 1. Высокое сродство с Н,-рецепторами;

2. Быстрое начало действия (за исключением астемизола);

3. Достаточная продолжительность действия (12—24 ч);

4. Отсутствие блокады других рецепторов;

5. Низкая (или отсутствие) проходимость ГЭБ — отсутствие седативного эффекта;

6. Отсутствие зависимости от приема пищи;

7. Отсутствие тахифилаксии при длительном приеме;

8. Отсутствие усиления седативного эффекта под влиянием алкоголя;

9. Возможность сочетания с депрессантами центральной нервной системы. Преимущества в сравнении с Н,-блокаторами первого поколения определяются следующими особенностями их действия: 1. Отсутствием седативного эффекта (возможность назначения у школьников, людей умственного труда, операторов, водителей);

2. Отсутствием влияния на сердечно-сосудистую систему, мочевые органы, желудок, кишечник, зрение, слизистые оболочки и др.;

3. Применением раз в сутки независимо от приема пищи;

4. Возможностью длительного применения без снижения терапевтического эффекта;

5. Возможностью использования по более широким терапевтическим показаниям. В табл. 32 приведены сводные данные о клинической эффективности некоторых Н,-блокаторов второго поколения.

Таблица 32. Клиническая эффективность антигистаминных препаратов Вид аллергии и клинический эффект препарата Цетиризин +++ ++ +++ ++ Лоратадин ++ + ++ ++ + ++ Терфена- Фексофедин надин +++ ++ +++ +++ Эбастин Астемизол +++ ++ +++ Сезонный аллергический ринит Круглогодичный аллергический ринит Крапивница Экзема Начало действия Продолжительность действия Тахифилаксия Сонливость Аддитивный эффект алкоголя Антихолинергический эффект Нарушение ритма сердца при одновременном приеме с кетоконазолом с эритромицином Увеличение массы тела Совместимость с приемом пищи Снижение дозы при патологии: почек печени +++ ++ >2ч 24 ч Нет Да Да Нет < 1ч 24 ч Нет Нет Нет Нет <1ч < 12 ч Нет Нет Нет Нет 1—2 ч > 12 ч ? Нет Нет Нет 1ч 24 ч 7 Нет Нет Нет 9 7— дней Нет Нет Нет Нет Нет Нет Нет Совм.

Нет Нет Нет Совм.

Да Да Нет Совм.

Нет Нет Нет ?

Нет 7 ? ?

Да Да Да Нет Да Да Нет Да Нет Да Да Нет Да Да Нет Да Следует помнить, что в большинстве случаев обладают антигистаминной активностью не сами Н,-блокаторы второго поколения, а метаболиты, которые из них образуются (кроме цетиризина, акривастина и фексофенадина, которые метаболизму не подвергаются, а действуют самостоятельно). Этим обстоятельством объясняется вариабельность эффективности препаратов у разных лиц, что может быть связано с индивидуальными особенностями метаболизма препаратов (как врожденными, так и приобретенными). В случае выраженного нарушения метаболизма некоторых Н,-блокаторов второго поколения в организме пациента может создаваться высокая концентрация исходного вещества с последующим развитием крайне нежелательного побочного действия: кардиотоксического эффекта.

Так, было установлено, что терфенадин и астемизол в тех случаях, когда из-за особенностей метаболизма пациента или из-за взаимодействия с другими лекарственными препаратами их содержание в крови возрастало, приводили к задержке реполяризации сердца, к увеличению интервала Q Т путем блокады калиевых каналов и, в конце концов, к нарушению желудочкового сердечного ритма вплоть до желудочковой т. н. "веретенообразной" тахикардии и внезапной смерти. В настоящее время известны факторы риска, способные увеличить концентрацию в крови антигистаминных препаратов второго поколения: 1. Передозировка;

2. Нарушение функции печени;

3. Злоупотребление алкоголем;

4. Прием антибиотиков (макролиды) — эритромицина, кларитромицина;

5. Прием противомикозных препаратов (назолов) — флуконазола, итроконазола, кетоконазола, никоназола. Следует помнить и о факторах риска, способных увеличить интервал QT: 1. Электролитные нарушения (Mg, К);

2. Заболевания сердца (ишемия, миокардит, кардиомиопатия);

3. Противоаритмические препараты (хинидин, соталол, дизопирамид, кордарон);

4. Психотропные препараты (фенотиазины, трициклические и тетрациклические антидепрессанты);

5. Антибактериальные средства (макролиды, бисептол и др.);

6. Сочетанное применение антигистаминных средств, таких как терфенадин, астемизол. Среди антигистаминных препаратов второго поколения одним из наиболее изученных и хорошо зарекомендовавших себя во многих странах мира (~ 100 стран) является препарат лорашадин (кларишин). Интересно, что его противоаллергические свойства объясняются не только блокадой Н,-рецепторов. Результаты исследований, проведенных в последние годы, выявили достаточно большое количество эффектов кларитина, относящихся к так называемым неантигистаминным. Оказалось, что противоаллергические свойства кларитина, помимо антигистаминного действия, связаны с тем, что этот препарат: 1. Ингибирует активирующие потоки Са++ в клетку;

2. Ингибирует освобождение гистамина базофилами обоих типов (мембраностабилизирующее действие);

3. Ингибирует продукцию и освобождение PGD2. 4. Ингибирует образование молекул адгезии различных классов, в том числе ICAM-1 (маркер аллергениндуцируемого воспаления);

5. Ингибирует хемотаксис эозинофилов, их накопление в слизистой оболочке, агрегацию тромбоцитов. 6. Ингибирует образование супероксид-аниона. 7. Снижает проницаемость сосудов. Из клинически значимых характеристик кларитина наиболее важными являются следующие: 1. Снижение отечности слизистой оболочки носа за счет уменьшения проницаемости сосудов;

2. Умеренный бронхолитический эффект у больных с атопической бронхиальной астмой;

3. Снижение чувствительности бронхов у больных с атопической бронхиальной астмой к гистамину, причем этот эффект нарастает в течение нескольких дней от начала приема и сохраняется в течение 5—6 дней после его отмены;

4. Предупреждение у больных с АБА как ранней, так и поздней фазы бронхиальной обструкции, вызванной ингаляцией аллергена;

5. Противокашлевае действие у больных с кашлем аллергической и неаллергической природы. Учитывая механизм действия кларитина, к настоящему времени определился круг показаний для его клинического применения: 1. Поллиноз и круглогодичный аллергический ринит, конъюнктивит;

2. Острая крапивница и ангионевротический отек (Квинке);

3. Комплексное лечение зудящих дерматозов (атопический дераматит, хроническая экзема и др.);

4. Купирование гистаминергических (псевдоаллергических) синдромов, вызванных применением гистаминолибераторов и гистаминсодержащих препаратов и продуктов питания 5. Подавление аллергических реакций на укусы и ужаление насекомых;

6. Предотвращение осложнений при специфической иммунотерапии, вакцинопрофилактике;

• 7. В качестве адъювантной терапии в комплексном лечении атопической бронхиальной астмы.

Глава 31 ЛЕКАРСТВЕННАЯ АЛЛЕРГИЯ За многие спасенные от тяжелых болезней жизни благодаря применению лекарственных средств человечество расплачивается появлением не менее тяжелых болезней — аллергических, аутоиммунных, иммунодефицитных. В течение последних 10 лет в Америке зарегистрировано 15 млн случаев медикаментозно-обусловленных заболеваний, из них 2/3 — аллергические. Смертность от лекарственной аллергии в США составляет 30%, в Австралии — 12%. Лекарственные болезни у 1% лиц, получающих медикаменты, угрожают жизни больного. Настораживает тот факт, что очень часто лекарство, вызвавшее смертельную реакцию, назначалось по поводу расстройств, не представляющих опасности для жизни больного. Исходя из современных представлений, выделяют следующие виды побочного действия лекарственных средств.

Классификация побочного действия лекарственных средств I. Токсические реакции: 1. Вследствие передозировки;

2. Связанные с замедлением метаболизма терапевтических доз лекарственных средств;

3. Обусловленные функциональной недостаточностью печени или почек;

4. Отдаленные токсические эффекты (тератогенность, канцерогенность). II. Суперинфекции и дисбактериозы. III. Реакции, связанные с массивным бактериолизом под действием лекарственных средств. IV. Реакции, обусловленные особой чувствительностью к лекарственным средствам: 1. Необычные реакции, отличные от фарамакологических, обусловленные, вероятно, энзимопатиями;

2. Аллергические реакции;

3. Псевдоаллергические реакции. V. Психогенные реакции.

Аллергические реакции имеют ряд важных особенностей, отличающих их от других видов нежелательных воздействий лекарственных средств. К этим особенностям относятся: 1. Отсутствие связи с фармакологическими свойствами препарата;

2. При первичном контакте с лекарственным средством аллергическая реакция не развивается, что связано с необходимостью развития сенсибилизации к нему (период иммуннологической стадии);

3. При наличии сенсибилизации аллергическая реакция может развиваться в ответ даже на ничтожные количества препарата (порядка нескольких микрограммов). Лекарственная аллергия — патологическая реакция на медикамент, в основе которой лежат иммунологические механизмы. Практически любое лекарственное средство может быть аллергеном, за исключением некоторых химических веществ, являющихся естественными составными частями биологических жидкостей (глюкоза, хлорид натрия и др.) Большинство лекарственных средств — простые химические вещества с молекулярной массой менее 1000 D. Такого рода вещества небелковой природы являются в иммунологическом отношении, за редким исключением, неполноценными антигенами (гаптены). Таким образом, для сенсибилизирующего действия они должны превратиться в полный антиген. • В связи с этим для развития лекарственной аллергии необходимы, по меньшей мере, три этапа: 1. Образование гаптена — превращение лекарственного препарата в такую форму, которая может реагировать с белками;

2. Коньюгация образовавшегося гаптена с белком конкретного организма или другой соответствующей молекулой-носителем, в результате чего образуется полный антиген;

3. Развитие иммунной реакции организма на образовавшийся комплекс гаптен — носитель, ставший для организма чужеродным. Большинство лекарственных средств подвергается в организме метаболическим превращениям. Это приводит к образованию соединений, которые выделяются из организма или более уже не распадаются. Если в результате биотрансформации препарата образуется вещество, которое способно соединятся с белком организма, то при этом создается предпосылка для сенсибилизации. Существует очень много доказательств большей значимости такого рода метаболических изменений для развития лекарственной аллергии, чем первичная структура препарата. Значение биотрансформации заключается, например, в том, что определенные формы аллергии к определенным препаратам развиваются преимущественно у лиц со сниженной активностью ацетилтрансферазы печени (в настоящее время это называют особенностями фенотипа ферментных систем). Особенностями метаболизма объясняется и тот факт, что только у определенного процента больных развиваются аллергические реакции, а после излечения от основного заболевания во многих случаях пре парат вообще может не вызывать аллергию. Можно понять и такие случаи, когда медикамент в течение ряда лет хорошо переносился, а затем внезапно вызывал аллергическую реакцию. Существованием различных путей биотрансформации лекарственных средств можно объяснить тот факт, что химически родственные соединения, например салицилат натрия и ацетилсалициловая кислота, обладают различными сенсибилизирующими свойствами и редко дают перекрестные реакции. Наряду с реактогенностью гаптена, играет роль и способность белков организма к конъюгации. Различные белки обладают этим свойством в неодинаковой степени, вероятно, в большей степени оно присуще экссудатам при воспалительных процессах. Так, известно, что многие виды присыпок и мазей чаще вызывают сенсибилизацию при их нанесении на воспаленную поверхность кожи. При профилактическом применении лекарственных средств аллергические реакции развиваются реже, чем при терапевтическом, например при воспалительных процессах. Наряду с этим, локализация аллергической реакции на лекарство зависит от предшествовавших органных дефектов. Многие препараты, как известно, имеют особое сродство с определенными органами и клетками. При развитии иммунного ответа на лекарственные средства продуцируются и гуморальные антитела (в том числе IgE), и сенсибилизированные Т-лимфоциты. Поэтому с точки зрения имунопатогенеза в развитии лекарственной аллергии могут принимать участие все четыре типа аллергических реакций по Джеллу и Кумбсу. Факторы риска лекарственной аллергии:

I. Связанные с лекарственным препаратом: 1. Высокие аллергенные свойства конкретного препарата;

2. Возможность конкретного препарата активировать или модулировать эффекторные системы 3. Пути введения;

4. Доза и продолжительность терапии;

5. Частота курсов терапии. II. Связанные с сопутствующими заболеваниями: 1. Бронхиальная астма;

2. Инфекция, вызванная вирусом Эпштейна — Барра;

3. Нарушения функции печени;

4. СПИД;

5. Наличие хронических инфекционных заболеваний, требующих длительного и/или частого применения медикаментов, наличие микозов кожи, слизистых оболочек и др. III. Обусловленные хронической инфекцией: 1. Эндотоксины, суперантигены, суперносители;

2. Цитокинподобная активность патогенов;

3. Ингибиторы функции комплемента. IV. Связанные с сопутствующим лечением: 1. Препараты, усиливающие эффекторные системы: 2. Препараты, подавляющие эффекторные системы. V. Связанные с больным: 1. Наличие сопутствующих атопических заболеваний;

2. Генетические факторы;

а) случаи лекарственной аллергии: б) HLA-фенотип;

в) фенотип ферментных систем.

Из приведенной ниже клинической классификации аллергических реакций на лекарства, видно, что при их развитии могут поражаться практически все органы и системы.

Клиническая классификация аллергических реакций на лекарственные средства I. Системные реакции 1. Анафилакстический шок. 2. Васкулиты. 3. Сывороточная болезнь. 4. Лекарственная лихорадка. 5. Аутоиммунные заболевания, индуцированные лекарственным средством. 6. Комплексные мультисистемные реакции. П. Органные реакции 1. Кожные реакции: а) крапивница и ангионевротический отек;

б) васкулиты;

в) фиксированная лекарственная сыпь;

г) токсический эпидермальный некролиз (синдром Лайелла);

д) синдром Стивенсона — Джонсона;

е) мультиформная эритема;

ж) эксфолиативный дерматит;

з) эритродермия;

и) контактный дерматит;

к) фотоаллергические реакции;

л) макулопапулезная экзантема. 2. Гематологические реакции. 3. Поражения: а) почек;

б) печени;

в) легкого;

г) сердца.

По данным Института иммунологии (Россия), частота развития истинных аллергических реакций на различные лекарственные средства существенно варьирует. Ниже приведены препараты, на которые наиболее часто развиваются истинные аллергические реакции, а также препараты и некоторые пищевые продукты, на которые выявляются перекрестные аллергические реакции и их частота (Л. В. Лусс) (табл. 33).

Препарат Частота Пенициллин ~ 70% Ампициллин 50% Ампиокс 40% Синтетический пенициллин 1—5% Аминогликозиды ~ 40% - 14% Тетрациклины Левомицетин 3,6% Макролиды 6,7% Сульфаниламиды ~ 60% Анальгин 72% Амидопирин 68% Вольтарен 10% Индометацин 12% Препарат Частота Бруфен 41% Напроксен 43% Ацетилсалициловая ки38% слота Новокаин ~ 40% Лидокаин 58% Тримекаин 10% Дикаин 0% Но-шпа 3% Инсулины 0,5% Предиизолон 0,5% Гипотензивные средства 3,5% Цитостатики 0% ч Таблица 33. Химиотерапевтические препараты и некоторые пищевые продукты, на которые наблюдаются перекрестные реакции Медикаменты Препараты и продукты Пенициллин Препараты пенициллинового ряда: тиенам, цефалоспорины, сульфамициллин (уназин), бициллин, экмоновоциллин, фенометилпенициллин, метициллин, оксациллин, ампициллин Нуклеинат натрия Ферменты: ораза, сомилаза, солизим и др. Пищевые продукты: грибы, дрожжи, продукты на дрожжевой основе, кефир, квас, шампанское и др.

Сульфаниламиды Новокаин, ультракаин, анестезин, дикаин Антидиабетические средства: антидиаб, антибед, диабетон, триампур Парааминобензойная кислота Анальгин Нестероидные противовоспалительные средства (производные ацетилсалициловой кислоты) Пищевые продукты, содержащие тартразин Клиндамицин Макролиды: рулид, суммамед и др. Производные метилксантинов Группа хинолонов Аминогликозиды Синтомицин (хлорамфеникол) Бутадион, анальгин, реопирин, антипирин, теофедрин Фенобарбитал, барбамил, санбутал, корвалол, теофедрин Линкомицин Эритромицин Трентал Ципробай Гентамицин Левомицетин Амидопирин Барбитал Продолжение табл. Медикаменты Препараты и продукты Дипразин (пипольфен) Иод Ангизин, финерган, аминазин, тизерцин, пропазин, фронагон, миллерил Сергозин, кардиотраст, йодогност, йодоформ, билитраст, йодолипол Неомицина суль- Канамицин, мономицин, стрептомицин фат Питуитрин Окситоцин Стрептомицина Пасомицин, стрептосамозид, мономицин, канамицин сульфат Тетрациклин Окситетрациклина гидрохлорид, морфоциклин Кокарбоксилаза Витамины группы В Веронал Мединал, моминал, барбамил, сонтутал, этаминал-натрий, теофедрин Следует помнить, что довольно часто после приема или парентерального введения химиотерапевтических препаратов развивается не истинная, а псевдоаллергическая реакция. Псевдоаллергическая реакция — патологический процесс, клинически подобный истинной аллергической реакции, но не имеющий иммунологической стадии своего развития Механизмы псевдоаллергии. 1. Гистаминовый механизм, обусловленный увеличением концентрации гистамина: а) в результате высвобождения под влиянием различных либераторов;

б) при нарушении механизмов его инактивации, в частности, при длительном приеме противотуберкулезных препаратов, анальгетиков, антибактериальных средств;

в) при поступлении гистамина и других аминов с пищей;

г) при усиленном его образовании из гистидина, фенилаланина, тирозина кишечной микрофлорой с декарбоксилирующей активностью, например, при дисбактериозе. 2. Механизм, обусловленный нарушением активации системы комплемента. 3. Механизм, обусловленный нарушением метаболизма арахидоновой кислоты. Описано большое количесво веществ, относящихся к так называемым либераторам гистамина. Часть из них представляют собой вещества неиммунной природы, а часть — иммунной.

Либераторы гистамина Неиммунной природы: 1. Ионы Са;

2. Аминосахара бактериальной стенки;

3. Свободные радикалы;

4. Нейротензин;

5. Нейрокины А, В;

6. Халлидин;

7. Брадикинин;

8. Вазоактивный интерстициальный пептид;

9. Соматостатин;

10. Осмотические стимулы (вода, маннитол, декстроза);

11. Полиамины;

12. Полимиксин А;

13. Хлортетрациклин;

14. Ионофор А 23\87;

15. Полисахариды (декстран);

16. Экзопростол;

17. Тритон Х-100;

18. Кодеин;

19. Форболовые эфиры;

20. Препараты сывороточного альбумина человека;

21. Индометацин;

22. Ацетилхолин;

23. Карбохолин;

24. Морфин;

25. Тубокурарин;

26. Рентгенконтрастные вещества;

27. Психический стресс;

28. Физический стресс. Иммунной природы: l.IgE, IgG4;

2. ИЛ-1;

3. ИЛ-3;

4. Компоненты комплемента С5а>СЗа>С4а;

5. Бактериальные липополисахариды;

6. Гамма-интерферон;

7. Альфа-интерферон;

8. Катионный белок эозинофилов. Любой практический врач должен помнить и учитывать факторы, способствующие развитию аллергических реакций на лекарственные средства (как истинных, так и псевдоаллергических). Факторы, способствующие развитию истинных аллергических реакций на лекарственные средства: 1. Наличие отягощенного аллергологического анамнеза;

2. Наличие сопутствующих атопических заболеваний (атопический дерматит у 50%, атопическая БА и др);

3. Наличие заболеваний, требующих длительного и/или частого применения медикаментов;

4. Наличие сопутствующих микозов кожи, слизистых, ногтевых пластинок и др. Факторы, способствующие развитию псевдоаллергических реакций на лекарственные средства: 1. Полипрагмазия;

2. Наличие сопутствующих заболеваний желудка и кишок, печени, нейроэндокринной системы, обменных нарушений;

3. Пероральное введение химиотерапевтических препаратов больным с язвенным, эрозивным, геморрагическим поражением желудка и кишечника;

4. Доза препарата, не соответствующая массе тела и возрасту больного;

5. Неадекватная терапия сопутствующих заболеваний, температура растворов, вводимых парентерально;

6. Одновременное введение несовместимых лекарственных средств;

7. Изменение рН среды. Несмотря на большое количество информационного материала, касающегося диагностики лекарственной аллергии, нет ни одного метода (in vivo или in vitro), который позволил бы врачу достаточно достоверно и без всякой опасности для больного поставить этиологический диагноз лекарственной аллергии. Тщательно собранный анамнез по-прежнему имеет важное значение. Во многих случаях он позволяет распознать аллерген с достаточной достоверностью и делает излишним применение не всегда безопасных тестов с лекарственными препаратами. Больного нужно подробно опрашивать обо всех лекарственных препаратах, которые он принимал накануне развития аллергической реакции, а также о наличии сенсибилизации. Перед назначением любого лекарственного препарата больному нужно задать следующие вопросы, которые помогут врачу выяснить наличие факторов риска либо сенсибилизации у конкретного больного. 1. Страдает ли сам больной или его родственники каким-либо аллергическим заболеванием? 2. Получал ли ранее больной этот лекарственный препарат, не было ли у него аллергических реакций при его применении? 3. Какими препаратами больной лечился длительно и в больших дозах? 4. Не было ли обострения основного заболевания, сыпи, кожного зуда после приема лекарственных средств, если да, то каких, через какое время после начала приема?

5. Получал ли больной инъекции сывороток и вакцин? 6. Имеется ли у больного микоз кожи и ногтей (эпидермофития, трихофития)? 7. Имеется ли у больного профессиональный контакт с медикаментами? 8. Не вызывает ли обострения основного заболевания или появление аллергических симптомов контакт с животными? 9. При выявлении в анамнезе тех или иных проявлений лекарственной аллергии врач должен на лицевой стороне истории болезни красным карандашом сделать соответствующую запись. Решение вопроса усложняется в случаях, когда реакция возникла на фоне приема двух или более препаратов, что при современной полипрагмазии встречается нередко. Возможна "скрытая" сенсибилизация (добавление антибиотика в корм сельскохозяйственным животным, некоторых веществ в тонизирующие напитки, в частности хинина и др.). Обыкновенно даже в сомнительных случаях все лекарственные препараты отменяют. Быстрое исчезновение симптомов подтверждает предположительный диагноз, однако следует уточнить, какой именно из лекарственных препаратов является аллергеном, особенно если необходимо длительное лечение. При целенаправленных элиминационных пробах следует принимать во внимание возможность перекрестных реакций и поступления лекарственных веществ в составе комбинированных препаратов, а также в продуктах питания и вкусовых добавках. Однако следует учитывать, что отрицательный результат элиминационной пробы не исключает лекарственной аллергии, а также возможность развития ее в последующем, а положительный — не всегда свидетельствует об аллергической реакции. В последнем случае рекомендуется все же избегать применения данного медикамента. В табл. 34 приведены дифференциально-диагностические критерии аллергических и псевдоаллергических лекарственных реакций.

Таблица 34. Дифференциально-диагностические критерии аллергических и псевдоаллергических лекарственных реакций Критерии Псевдоаллергические реакции Аллергические забо- Как правило, отсутствуют левания у родителей Аллергические забо- Отсутствуют;

в некоторых левания в анамнезе случаях непереносимость очень многих лекарственных средств Наличие периода Не удается установить сенсибилизации Истинные аллергические реакции Как правило, имеются Характерный анамнез больного аллергическим заболеванием: признаки атопии Установлен период сенсибилизации или имеется "скрытая" сенсибилизация Продолжение табл. Критерии Псевдоаллергические реакции Истинные аллергические реакции Количество препа- Чаще значительные рата, вызвавшего реакцию Особенности клини- Похожи на проявления реческих проявлений акций гиперчувствительности немедленного типа (крапивница, ангионевротический отек, бронхоспазм и др.) Продолжительность Кратковременно реакций Механизм развития Не имеет значения Могут протекать по любому из 4 типов аллергических реакций Либерация медиаторов, активация комплемента, энзимопатии, снижение процесса инактивации гистамина, патология тканевых базофилов и др. Результаты лабора- Отрицательные Положительны в 40—60% торных тестов опреслучаев деления специфического IgE Лечебно-профилак- Терапия основного заболе- Полное прекращение контические мероприя- вания;

снижение дозы или тактов с причинным аллертия отмена препаратов геном, а так же с перекрестно реагирующими лекарственными и пищевыми аллергенами Зависит от типа аллергической реакции (от минут до недель) Истинные аллергические реакции с участием антител и сенсибилизированных Тлимфоцитов К наиболее тяжелым проявлениям аллергических реакций на лекарственные средства относятся токсический эпидермальныи некролиз (синдром Лайелла), многоформная эритема (синдром Стивенса — Джонсона) (так называемые токсико-аллергические реакции). В табл. 35 приведены некоторые дифференциально-диагностические критерии синдромов. Следует отметить, что в последние годы оспаривается связь указанных синдромов с лекарственной аллергией. Высказываются предположения об их связи с бактериальными, вирусными, микоплазменными возбудителями и рядом других факторов.

Таблица 35. Дифференциальная диагностика синдромов Лайелла и Стивенса — Джонсона Клинические признаки Синдром Стивенса — Джонсона Синдром Лайелла Начало за- Проявление общего инфекцион- Поражение дыхательных путей болевания ного заболевания по типу ОРВИ может отсутствовать Поражение 1. Высыпания появляются чаще всего через несколько дней (4—6) кожи после начала лихорадочного состояния. Излюбленная локализация — конечности, особенно тыльная поверхность кистей и стоп 1. Высыпания более определенно связаны с приемом медикаментов: сыпь появляется через 24— 48 часов. Излюбленной локализации не наблюдается, но чаще высысыпания начинаются с области лица, груди, спины, спускаются постепенно вниз, нередко симулирую коревую сыпь 2. Коэффициет пораженной по- 2. Коэффициент пораженной поверхности по отношению ко все- верхности 80—90% (тотальное му кожному покрову чаще всего поражение) не превышает 30—40% (может быть и более) 3. Наряду с почти слившимися 3. Характерно слияние элементов элементами всегда имеются изо- в большие лированные 4. Высыпания полиморфные;

возможно наличие отдельных элементов, характерных для эксудативной полиморфной эритемы 4. Сыпь в начале эритематознопапулезного характера, затем в виде пузырьков преимущественно крупных с дряблой морщинистой поверхностью и тонкими стенками 5. Пузырьки легко вскрываются обнажая поверхность, напоминающую ожог кипятком (симптом "обваренной кожи"). Феномен Никольского резко положительный 5. Пузырьки различной величины (от мелких до крупных), преимущественно с напряженным покровом (большие пузыри могут быть вялыми) и характерным групповым расположением. Цветовая гамма высыпаний характеризуется преобладанием различных оттенков багрово-фиолетового. Феномен Никольского отрицательный Поражение Выступает на первый план по вреслизистых мени появления, тяжести и обоболочек ширности. Чаще всего поражаются слизистые оболочки выходных отверстий Обычно преобладает поражение кожи. Возможно, особенно при тотальном поражении, значительные язвенно-некротические поражения и слизистых оболочек Продолжение табл. 35 Клинические Синдром Стивенса — Джонсона Синдром Лайелла признаки Другие из- Различные поражения внутрен- Проявление, свидетельствующие менения них органов, обязательное уча- о высокой степени сенсибилизастие нервной системы ции: симметрическое поражение суставов, ангионевротический отек и др. Часто отягощенный аллергологический анамнез Исход Смерть нередко при явлениях ме- Смерть наступает в ранние сронингоэнцефалита и миокардита ки от септических процессов В случае необходимости рекомендуется следующий порядок проведения кожных тестов с лекарственными аллергенами: 1. Отмена антигистаминных Н,-блокаторов за 24—78 ч до тестирования;

гидразин — 28—72 ч, астемизол — 4—6 недель. 2. Последовательное проведение капельной, скарификационной и внутрикожной проб. Отрицательный контроль — с растворителем, положительный — с 0,01% раствором гистамина. Капельная проба. Начальная концентрация аллергенов: а) у высоко сенсибилизированных — от 0,5 ED/мл до 100 ED/мл;

б) у остальных — 1000 ED/мл. На кожу внутренней поверхности предплечья, предварительно обработанную спиртом, наносят по одной капле испытуемого лекарственного препарата, растворителя и гистамина. Через 20 мин учитывают местную и общую реакцию. Местная реакция — папула (волдырь) и гиперемия. Общая реакция — головокружение, зуд, слабость. При отрицательной местной и положительной общей реакции проба считается положительной. Скарификационная проба ставится при отрицательной капельной пробе в том же порядке (сначала с малой, а затем с большой концентрацией аллергена, не повреждая кожные сосуды). Учитывается местная и общая реакция. Только при отсутствии реакции на контроль и положительной на гистамин и лекарственный аллерген можно говорить о специфичности реакции. Внутрикожная проба ставится при отрицательной скарификационной пробе. Введение лекарственного препарата начинают с малой дозы, постепенно увеличивая концентрацию. Противопоказания к проведению кожных проб с лекарственными средствами. 1. При наличии безусловной аллергической реакции на препарат, в частности, анафилактического шока. 2. Острый период любого аллергического заболевания.

3. Декомпенсированные болезни сердца, почек, печени, тиреотоксикоз, беременность, тяжелая форма сахарного диабета. Профилактика и лечение. Профилактика лекарственной аллергии — сложная проблема, для решения которой необходимы меры общего характера и индивидуальные. К первым относится борьба с полипрагмазией, которая приобрела за последние годы эпидемический характер. Сюда же следует отнести запрещение продажи лекарств без рецептов. Нежелательно использование лекарственных препаратов в качестве консервантов — ацетилсалициловой кислоты для консервации фруктов, левомицетина при заготовке крови и плазмы, пенициллина — для сохранения при дальних перевозках в жаркую погоду. К индивидуальным мерам профилактики относится, прежде всего, внимательное отношение к анамнезу больного. Многие из описанных в литературе случаев летального лекарственного анафилактического шока связаны с тем, что больного просто не спросили о том, лечился ли он назначенным препаратом, и как его переносил. Если в анамнезе есть указания на аллергическую реакцию, даже легкую (зуд, необильная крапивница, отек и зуд в месте введения), препарат следует заменить другим. При замене нужно учитывать возможность перекрестных антигенных свойств. Общие принципы лечения при лекарственной аллергии. 1. При любых видах лекарственной аллергии необходимо отменить все лекарственные препараты. Оставляют лишь те, которые необходимы больному по жизненным показаниям. 2. Назначить голодную паузу или гипоаллергенную диету. Больному показано обильное питье (лучше — кипяченная вода). В случае необходимости — очистительная клизма, энтеросорбенты. Если кожные проявления сопровождаются общими реакциями — повышением температуры тела, ознобом, целесообразно проведение инфузионной терапии. 3. Применение антигистаминных препаратов. Если их введение не дает положительного результата, то прибегают к гликокортикоидам в средних дозах (преднизолону). При отсутствии эффекта увеличивают дозу преднизолона или заменяют его дексаметазоном. При ангионевротическом отеке опасной локализации, угрожающей жизни (отек гортани, головного мозга, кишечника и т. д.), назначают преднизолон, дексаметазон. При развитии асфиксии — немедленная трахеотомия. 4. Посиндромная терапия основных проявлений лекарственной аллергии. 5. Обязательная запись в истории болезни о наличии лекарственной аллергии. 31.1. АЛЛЕРГИЯ К ПЕНИЦИЛЛИНУ Пенициллин является одним из наиболее распространенных лекарственных препаратов. Подсчитано, что только в США ежегодно выписывается 80 млн курсов пенициллинотерапии. Возможно именно поэтому пенициллин оказался тем препаратом, который чаще других и в более широком спектре дает побочные эффекты. Так, например, в США подсчитали, что из числа всех реакций на лекарственные средства, 25% относятся к истинно аллергическим и 90% из них обусловлены пенициллином. Первое сообщение о смертельном исходе, вследствие аллергической реакции на пенициллин, было сделано в 1949 г. В настоящее же время 75% всех смертей от анафилактического шока связано с аллергией к пенициллину. Частота анафилактических реакций на пенициллин колеблется в США от 10 до 40 случаев на 100 тыс. населения. Описаны следующие побочные реакции на пенициллин: 1. Анафилаксия;

2. Крапивница (ангионевротический отек);

3. Сывороточная болезнь;

4. Гемолитическая анемия;

5. Тромбоцитопения;

6. Гранулоцитопения;

7. Васкулит;

8. Макулопапулезная сыпь;

9. Поражение внутренних органов — печени, почек и др. Наиболее часто анафилактический шок развивается после парентерального введения пенициллина, хотя описаны случаи развития его после перорального, топического или ингаляционного введения препарата. Наиболее часто анафилактические реакции на пенициллин развиваются в возрасте от 20 до 50 лет, хотя возможно их развитие как в более молодом, так и в более зрелом возрасте. Однако летальный исход может скорее наступить у больного пожилого возраста из-за опасности сердечно-сосудистых нарушений и приема многочисленных препаратов, включая бета-адреноблокаторы. Считается, что меньшая частота аллергии к пенициллину в молодом возрасте обусловлена следующими причинами: 1. Редким применением пенициллина в молодом возрасте;

2. Общим снижением аллергических механизмов, обусловленным их незрелостью;

3. Менее выраженной продукцией антител;

4. Возрастными особенностями метаболизма лекарственных препаратов. Не обнаружено достоверной взаимосвязи между развитием аллер гии к пенициллину, с одной стороны, и полом, расовой принадлежностью, HLA-фенотипом и атопией, с другой. Согласно имеющимся данным, у 85% больных, в анамнезе которых была аллергия к пенициллину, с течением времени развилась толерантность к препарату и при последующих его введениях реакции отсутствовали. Вместе с тем, определено, что больные, у которых в анамнезе регистрировались реакции на пенициллин, в 6 раз более склонны испытать реакцию на последующее введение, чем больные без реакции в прошлом. Молекула пенициллина (рис. 32) имеет молекулярную массу 300 D и в качестве ядра содержит 6-аминопеницилланиковую кислоту, состоящую из тиазолидина и Р-лактамного кольца. Именно (3-лактамное кольцо определяет антимикробную активность и аллергенные свойства структуры.

R — г - СО NH СН СН X S \ С(СН3) сн р-лактамное кольцо Рис. 32. Молекула пенициллина.

соон Известно, что молекула пенициллина в силу своих малых размеров относится к гаптенам, т. е. к веществам, не обладающим иммуногенностью и не способным индуцировать иммунный ответ;

способность вызывать иммунный ответ пенициллин приобретает только после связывания с белками организма. Способность же Связываться с белками (причем, достаточно активно) пенициллин приобретает только после того, как в результате метаболических превращений в его молекуле "открывается" Р-лактамное кольцо (см. рис. 33).

S / R СО NH СН — СН ОС I^ NH (белок) N \ С(СН3)2 СН СООН Рис. 33. Главная антигенная детерминанта пенициллина (пенициллоил + белок).

При метаболизме молекулы пенициллина на долю его главной антигенной детерминанты, которая называется пенициллоил, приходится 95%. На долю остальных продуктов деградации (метаболитов) пенициллина остается 5%, они названы "малые антигенные детерминанты" и включают бензилпенициллин, бензилпенициллоат, бензилпениллоат, бензилпенициллоиламин и бензилпенициллоиковую кислоту. Таким образом, термины "главная антигенная детерминанта" и "малые антигенная детерминанты" означают только сравнительные количества продуктов, образующихся при метаболизме пенициллина, и не имеют ничего общего с определением их иммунологической важности. Таким образом, так же, как и другие гаптены, образовавшиеся метаболиты пенициллина приобретают иммуногенность при спонтанном связывании с белками in vivo. Предполагают существование двух вариантов такого связывания. П е р в ы й в а р и а н т. Пенициллин ковалентно связывается с поверхностью клеток или с растворимыми белками, которые впоследствии поглощаются антигенпредставляющими клетками и подвергаются процессированию, в результате чего образуются пенициллинсодержащие пептиды, которые загружаются в пептидсвязывающие бороздки молекул HLA. В последующем такой пептид презентируется для распознавания, что приводит к индуцированию гуморального и клеточного ответа. В т о р о й в а р и а н т. Химически неактивные метаболиты пенициллина могут прямо, нековалентно связываться с молекулами HLA (без предварительного процессирования) с последующей презентацией и стимуляцией Т-лимфоцитов. В любом варианте распознавание пептидов Т-лимфоцитами приводит к индуцированию гуморального и клеточного ответа (схема 16). Антибиотики пенициллинового ряда могут связываться с любым белком, который содержит лизин или гистидин в боковых цепях, включая молекулы HLA, пептиды, белки сыворотки крови и клеточных мембран. Антитела к пенициллину выявляются почти у 100% людей, принимавших препарат, и могут быть представлены всеми основными классами иммуноглобулинов. Обычно определяются в низких титрах антитела класса IgM, направленные против главной антигенной детерминанты пенициллина — пенициллоила. Как известно, аллергические реакции на пенициллин обусловлены антителами класса IgE. Однако, наличие пенициллинспецифических IgE-антител еще не означает, что после введения препарата у такого больного разовьется аллергическая реакция. Почему это происходит, пока не ясно. Возможно, игра Схема Участие Т-лимфоцитов в развитии лекарственной аллергии Химически реактивные препараты Ковалентное связывание Мембранные, растворимые, внутриклеточные белки Процессирование измененных лекарственным средством self-белков Презентация измененных лекарственным средством пептидов молекулами HLA класса 1 и II Презентация лекарственных средств: пептидами, молекулами HLA класса 1 и II Метаболизм препарата Химически неактивные препараты Прямое, нековапентное, связывание Молекулы HLA класса 1 и II. Пептиды, расположенные в пептидсвязывающей бороздке Стимуляция Т-клеток (CD4+;

CD8+). Продукция гуморальных антител. Созревание цитотоксических Т-лимфоцитов ют роль количество IgE антител, их специфичность по отношению к продукту метаболизма молекулы пенициллина, сравнительная аффинность и другие причины. Описаны случаи развития аллергической реакции на пенициллин у больных, ранее не получавших препарат. Приводится несколько причин, объясняющих скрытый характер развившейся сенсибилизации: 1. Поступление пенициллина в организм с продуктами питания, обработанными препаратом для предохранения от микробов при длительном хранении;

2. Лечение крупного рогатого скота пенициллином с последующим употреблением молока и мяса от таких животных;

3. Профессиональный контакт с пенициллином;

4. Применение вакцин, при изготовлении которых мог быть использован пенициллин для снижения бактериальной контаминации;

5. Попадание пенициллина в грудное молоко у кормящей матери. Несмотря на то, что в организме больных, получавших пенициллин, намного чаще выявляются IgE-антитела к главной антигенной детерминанте, однако аллергические реакции немедленного типа (крапивница, ангионевротический отек, анафилактический шок) чаще всего развиваются при наличии у больного IgE-антител к малым антигенным детерминантам. Одна из основных гипотез, объясняющих такое несоответствие, заключается в следующем. Одновременно с IgE в ответ на главную антигенную детерминанту продуцируются IgG-антитела, которые могут действовать как "блокирующие" антитела, способные к конкурентному связыванию антигена. Наличие таких блокирующих антител для малых антигенных детерминант не описано. Клинические проявления аллергии на пенициллин по времени их развития могут быть разделены на следующие группы: 1. Немедленные (до 60 мин): а) анафилактический шок;

б) крапивница;

в) ангионевротический отек;

г) ларинго-, бронхоспазм. 2. Отсроченные (60 мин — 72 ч): а) крапивница (главным образом);

б) макулопапулезная сыпь, зуд, мультиформная эритема, буллезная эритема, эритродермия;

в) сывороточная болезнь;

г) гемолитическая анемия, нейтропения, тромбоцитопения;

д) острая интерстициальная нефропатия. 3. Поздние (свыше 72 ч): а) макулопапулезная сыпь;

б) контактный дерматит. Немедленные реакции на пенициллин развиваются в течение первых 30—60 мин и обусловлены главным образом IgE-антителами против малых антигенных детерминант. Клинически они, как правило, представлены крапивницей, ангионевротическим отеком и анафилактическим шоком. Описаны двуфазные анафилактические реакции на пенициллин, с развитием второй фазы через 1—8 ч и даже 5—32 ч. Описано развитие под влиянием IgE-антител к главной антигенной детерминанты отсроченной (через 2—36 ч) и поздней (через 8—21 день после введения препарата) крапивницы с исчезновением симптомов в обоих случаях через 1—5 дней. Описаны случаи, когда IgE-антитела к пенициллоату — одной из малых антигенных детерминант были причиной развития рецидивирующей, генерализованной крапивницы, сопровождавшейся ангионевротическим отеком, которая развилась через 2—15 недель после введения пенициллина. Подчеркивается, что у таких больных очень велик риск развития анафилактического шока при последующем введении пенициллина. Наличие IgM- и IgG-антител к главной антигенной детерминанте может быть причиной развития макулопапулезной сыпи. Из числа других побочных реакций, связанных с аллергией к пенициллину, описаны гемолитическая анемия, острый интерстициальный нефрит, токсический гепатит и др. Необходимо учитывать, что у больных с аллергией на пенициллин во много раз чаще (~ в 10 раз) развиваются аллергические реакции на другие антибиотики. Кожное тестирование является наиболее точным и удобным методом выявления IgE-, но, не IgG или IgM-антител к различным метаболитам пенициллина. В настоящее время используются два реагента для кожного тестирования: пенициллоил полилизин — для выявления IgEантител к главной антигенной детерминанте;

и пенициллин G — для выявлении IgE-антител к одной из малых анитенных детерминант. При выполнении самого теста необходимо помнить о постановке отрицательного (растворитель) и положительного (гистамин) контролей. В связи с тем, что при проведении кожной пробы возможно развитие тяжелых реакций (вплоть др летального исхода), необходимо, чтобы процедура тестирования выполнялась опытным врачом в медицинском учреждении с наличием реанимационной службы. Следует помнить, что кожное тестирование можно проводить у больных не ранее, чем через 2 недели, после тяжелых аллергических реакций на пенициллин. D. Vervloet et al (1999) рекомендуют следующий алгоритм проведения кожной пробы. Тестирование начинают с прик-теста с пенициллоил полилизином;

если результаты отрицательные, проводят внутрикожный тест с этим же антигеном. При отрицательном результате проводят в такой же последовательности тестирование, используя малые антигенные детерминанты. Учет реакции проводят через 15—20 мин после постановки (табл. 36). Таблица 36. Интерпретация результатов кожного тестирования с пенициллином Размеры волдыря Оценка результата 0—3 мм 3—5 мм 5—10 мм > 10 мм Отрицательный Сомнительный Положительный Резко положительный Если у больного в анамнезе имеется указание на наличие системной реакции на пенициллин, кожное тестирование начинают с малых антигенных детерминант в разведениях 1:100 и 1:10. В тех случаях, когда результаты кожного тестирования с применением главной и малых антигенных детерминант оказались отрицательными, риск развития анафилактической реакции составляет < 3%. При отсутствии кожной реакции на оба тест-реагента делается за ключение о том, что у данного больного отсутствует сенсибилизация к пенициллину. У больных, у которых в анамнезе была реакция на пенициллин, разброс положительных результатов теста, по данным разным авторов, колеблется от 6 до 90% и зависит от исследуемой популяции, использованных для тестирования реагентов, достоверности анамнестических данных, типа реакций, начала реакции после введения пенициллина и времени, прошедшего после реакции. При проведении провокационных тестов было выявлено, что приблизительно у 25% больных с положительным кожным тестом на пенициллин реакция на провокацию отсутствовала. Тестирование на специфические IgE антитела на пенициллин должно проводиться незадолго до его введения и повторяться перед каждым последующим курсом терапии антибиотиками бета-лактамной группы у больных с IgE-опосредованной реакцией на пенициллин в анамнезе. Такой тип тестирования определяет, присутствуют ли специфические IgE антитела на пенициллин конкретно во время введения препарата. Условия проведения кожных тестов при подозрении на лекарственную аллергию к пенициллину. 1. Отмена антигистаминных Н,-блокаторов за 24—48 ч до тестирования, гидроксизин — 48—72 ч, астемизол — 4—6 недель. 2. Отмена Р-адренергических блокаторов (по возможности). 3. Информирование пациента о возможности аллергической реакции. 4. Уверенность в профессиональной подготовленности персонала;

5. Обязательный положительный контроль с гистамином. При отрицательном результате кожный тест не проводится. 6. Обязательный отрицательный контроль с растворителем. 7. Учет того, что высокие концентрации препарата при кожном тестировании могут вызвать серьезные реакции, а низкие дозы увеличивают возможность получения ложноотрицательных результатов тестирования. 8. Использование сначала прик-теста, а затем — внутрикожного введения препарата. 9. Стартовая доза аллергена у больных с отягощенным анамнезом (анафилаксия на пенициллин) должна быть в 100 раз меньше стандартной. 10. Категорический запрет проведения тестирования у больных, в анамнезе у которых был эксфолиативный дерматит, синдром Стивенса — Джонсона, синдром Лайела. Принято считать, что такие серьезные реакции, как анафилаксия со смертельным исходом, являются исключительно редкими, если используются соответствующие методики и реагенты, а персонал обладает высокой квалификацией. Тем не менее, имеются сообщения об анафилактических реакциях и смерти при проведении кожных проб на пенициллин. Однако все эти случаи вызваны введением более высоких, чем было рекомендовано, доз, либо внутрикожному введению не предшествовало тестирование прик-тестом. Применение пенициллин-реагентов при кожном тестировании не ресенсибилизирует больного.

Перед проведением кожного тестирования для выявления аллергии на пенициллин нужно быть абсолютно уверенным в необходимости этой процедуры. Больной должен быть очень внимательно и подробно расспрошен с тем, чтобы не пропустить имевшиеся в прошлом клинические признаки повышенной чувствительности к пенициллину. Если у больного в анамнезе не было таких реакций, то у него риск развития побочного действия на пенициллин составляет менее 1% и в таких случаях кожное тестирование рекомендуют не проводить. Если же у больного в анамнезе имеются указания на то, что прием пенициллина сопровождался побочной реакцией, такому больному обязательно следует провести кожное тестирование с пенициллоил полилизином и пенициллином G (т. е. с главной антигенной детерминантой и одной из малых антигенных детерминант). Принято считать, что в случае отрицательного результата кожного тестирования у таких больных риск развития немедленной аллергической реакции составляет 3%. Как видно, некоторые больные с риском развития анафилактических реакций при этом будут упущены. Если же вместо пенициллина G при тестировании используется смесь малых антигенных детерминант и результаты кожной пробы остаются отрицательными, то риск развития побочной реакции в таком случае составляет всего 1%. Тем не менее, несмотря на низкий процент риска, все равно он остается, поэтому введение препарата должно проводится со всеми мерами предосторожности. Рекомендуется дополнительно перед введением пенициллина провести оральный провокационный тест. Если результаты кожного тестирования выпадают положительными у больного с анамнестической реакцией на пенициллин, это является противопоказанием к использованию пенициллина или других (3-лактамных антибиотиков, поскольку риск развития в этом случае немедленной аллергической реакции составляет 50% и более. В таких случаях рекомендуется поступить следующим образом: 1. Заменить пенициллин другим подходящим антибиотиком, не содержащим Р-лактамного кольца;

2. Если больному абсолютно показан пенициллин, следует провести десенсибилизацию. Принято считать, что абсолютным показанием к назначению пенициллина является эндокардит, вызванный Streptococcus viridans. К числу других возможных клинических ситуаций, когда назначение пенициллина может быть оправдано, относят угрожающие жизни состояния, вызванные Pseudomonas, менингококками, и, по мнению некоторых авторов, при нейросифилисе. Десенсибилизация может быть проведена несколькими методами — парентеральным, пероральным или подкожным, однако пероральный метод наиболее безопасный. Процедура десенсибилизации должна проводится врачом в условиях стационара при обязательном наличии отделения реанимации. При проведении десенсибилизации могут возникнуть системные реакции, однако, несмотря на это, рекомендуется не прекращать десенсибилизацию и последующую терапию пенициллином;

последнюю нельзя прерывать. Если допущен перерыв в лечении пенициллином более чем на 48 ч, необходимо провести новую процедуру десенсибилизации.

Примерная схема десенсибилизации к пенициллину. Старт — 100 ед. per os (пенициллин у) Через 15 мин — 200 ед. per o s — " — — " — 30 мин — 400 ед. per os — " — — " — 45 мин — 800 ед. per o s — " — — " — 6 0 мин — 1600 ед. per o s — " — —" — 1 ч 15 мин — 3200 ед. per os — " — —" — 1 ч 30 мин — 6400 ед. per os — " — —"—1ч45мин — 12800 ед. per o s — " — — "—2 ч — 25000 ед. per o s — " — — " — 2 ч 15 мин — 50000 ед. per o s — " — — " — 2 ч 30 м и н — 100000 ед. per os — " — —" — 2 ч 4 5 м и н — 200000ед. peros—-" — —"—Зч — 400000 ед. per o s — " — — " — 3 ч 15 мин — 200000 ед. подкожно (пенициллин G) — " — З ч З О м и н -*- 400000 ед. подкожно — " — — " — З ч 4 5 м и н — 800000 ед. подкожно (пенициллин G) —" — 4 ч — 1000000 ед. подкожно (пенициллин G) При проведении десенсибилизации необходимо предусмотреть следующие моменты: 1. Прежде всего, документально доказать необходимость лечения пенициллином, сделав соответствующую запись консультанта в истории болезни;

2. Получить согласие больного;

3. Перевести больного в палату интенсивной терапии, предупредить анестезиолога;

4. Провести профилактическую лекарственную подготовку (антигистаминные, глюкокортикостероиды);

5. Вводить больному постепенно повышающиеся дозы пенициллина в соответствии с выбранной схемой;

6. Быть готовым к лечению всевозможных реакций средней тяжести (= 30% встречаемости);

7. После успешной десенсибилизации — не прерывать лечение. Следует помнить, что введение ампициллина и амоксициллина, как правило, ассоциируется с появлением кореподобной сыпи у 5—13% больных. Этих больных не следует рассматривать как подвергающихся риску угрожающей жизни реакции на пенициллин, и поэтому они не нуждаются в проведении кожной пробы. Однако, если сыпь на ампициллин или амоксициллин является крапивницей или если в анамнезе больного была анафилаксия, больного следует подвергнуть кожному тестированию, прежде чем назначить ему курс пенициллина. Карбапенемы (например, имипенем) считают перекрестно-реагирующими с пенициллином. Азтреонам, являющийся монобактамом, редко дает перекрестную реакцию с пенициллином. Больные с аллергией на бета-лактамные антибиотики, помимо пенициллина, могут иметь антитела, направленные, скорее, на структуру боковых цепочек, чем на бета-лактамное кольцо. Такие антитела обладают потенциальной способностью вызывать анафилаксию. Цефалоспорины и пенициллины имеют общую бета-лактамную кольцевую структуру, в связи с чем могут давать различной степени перекрестные реакции. Вместе с тем, риск аллергических реакций на цефалоспорины у больных с аллергией на пенициллин является низким (менее 10%). Первая генерация цефалоспоринов может составить больший риск, чем вторая или третья генерации. Некоторые анафилактические реакции на цефалоспорины могут быть следствием антител, направленных против специфических боковых цепочек в этих молекулах, но не против бета-лактамного кольца. Если есть подозрение на наличие, у больного аллергии к пенициллину, а ему необходим цефалоспорин, нужно провести кожное тестирование на пенициллин, чтобы убедиться в отсутствии пенициллинспецифических IgE антител. Если у больного ранее была немедленная системная реакция на пенициллин, необходимо провести кожное тестирование как на сильные, так и на слабые детерминанты пенициллина, чтобы выявить, есть ли у больного пенициллин-специфические IgE антитела. Если кожная проба отрицательная, больной может получать цефалоспорин с не большим риском, чем все остальные. • Больному с аллергией на пенициллин в анамнезе и положительной кожной пробой при рассматривании вопроса о назначении ему цефалоспорина врач может посоветовать одну из следующих мер: 1. Введение соответствующего альтернативного антимикробного препарата;

2. Осторожное проведение дозированного провокационного тестирования (тест с дозированием) с соответствующим мониторингом, помня о существовании, по крайней мере, 5% шансов вызвать анафилактическую реакцию;

3. Проведение десенсибилизации предложенным цефалоспорином. Больные с анафилактической реакцией на цефалоспорин, которым необходим пенициллин, должны пройти кожное тестирование на пенициллин. При отрицательных результатах теста они могут получать пенициллин;

при положительных— они должны получать альтернативный препарат или пройти десенсибилизацию к пенициллину. 31.2. АЛЛЕРГИЯ К ЙОДСОДЕРЖАЩИМ РАДИОКОНТРАСТНЫМ ВЕЩЕСТВАМ Частота реакций на йодсодержащие радиоконтрастные вещества достаточна высока и наблюдается у 5—8% всех больных, которым вводят эти препараты. С учетом того, что диагностические исследования с применением радиоконтрастных веществ достаточно распространены с тенденцией к их увеличению, становится понятной важность проблемы, связанной с побочными реакциями на этот вид препаратов. Положение осложняется еще и тем, что данный вид "побочных реакций" развивается не под влиянием IgE, поэтому кожное тестирование, которое могло бы выявить сенсибилизированных больных, здесь не подходит. Высокоосмоллярные контрастные вещества дают более частые немедленные побочные реакции (до 12,66%), в том числе и с более тяжелыми последствиями (до 0,4%), чем низко-осмоллярные: до 3,13% и 0,016%. Однако риск развития немедленных побочных реакций при повторных введениях обеих групп препаратов резко возрастает: до 35%. Замедленные побочные реакции регистрируются несколько чаще: для высокоосмоллярных —до 30%, для низко-осмоллярных контрастных веществ — до 15%. К факторам риска, способствующим развитию побочных реакций на йодсодержащие радиоконтрастные вещества относятся: 1) бронхиальная астма;

2) лекарственная и пищевая аллергия;

3) наличие побочных реакций на контрастные вещества в анамнезе;

4) атопия;

5) применение бета-адреноблокаторов;

6) более частое развитие и более тяжелое течение анафилактоидных реакций отмечено у женщин;

7) заболевания сердца. По степени выраженности клинические проявления можно разделить на три вида: 1. Слабовыраженные (зуд, ограниченная крапивница, эритема), не требующие лечения;

2. Умеренно выраженные (генерализованная крапивница, ангионевротический отек, ларинго-, бронхоспазм), требующие соответствующего лечения;

3. Тяжелые (сердечно-сосудистый шок, остановка дыхания и сердечной деятельности), при которых необходима госпитализация. Наиболее часто развиваются реакции средней степени тяжести с умеренно выраженными проявлениями, хотя имеют место и тяжелые, угрожающие жизни состояния (около 0,1% из всех больных, получающих радиоконтрастные препараты). Подсчитано, что при введении радиоконтрастных препаратов наблюдается один смертельный случай на 10000—50000 введений. Больные, которым никогда не вводили радиоконтрастные вещества, могут дать анафилактическую реакцию на их первое введение. Однако, если первое введение радиоконтрастного вещества не вызвало побочной реакции, это еще не означает, что у такого больного полностью исключен риск ее развития при введении препарата в последующем. Замедленные реакции развиваются не ранее, чем через 30 мин после введения препарата, и могут напоминать гриппоподобный синдром: усталость, слабость, заложенность верхних дыхательных путей, озноб, тошнота, рвота, диаррея, боль в брюшной полости, сыпь, головокружение, головная боль. Механизмы развития побочных реакций на йодсодержащие радиоконтрастные вещества до конца не установлены. Считают, что радиоконтрастные вещества, в силу своей гиперосмоллярности, обладают хемотоксичностью, осмотоксичностью и ионотоксичностью по отношению к мембранам тромбоцитов, эндотелиальных клеток и базофилов. Разрушение клеток сопровождается высвобождением вазоактивных веществ (гистамина, лейкотриенов, простагландинов) и структурными изменениями молекул комплемента, факторов коагуляции, фибри нолиза и кининовой системы, что приводит к образованию анафилотоксинов, брадикинина. На этой основе развиваются известные патофизиологические изменения в организме, имеющие свои клинические проявления. Таким образом, реакции, развивающиеся на йодсодержащие радиоконтрастные вещества, относятся к псевдоаллергическим. Лечение. Можно выделить: 1) меры профилактики развития побочных реакций;

2) мероприятия по устранению уже развившихся клинических проявлений. В качестве универсальной схемы премедикации используют введение метилпреднизолона (32 мг) за 12 ч и 2 ч до введения радиоконтрастного вещества. Эта мера снижает частоту всех реакций с 9% до 6,4%, а тяжелых реакций — с 2% до 1,2%. Если же у больного в анамнезе имеются указания на перенесенные побочные реакции на радиоконтрастные вещества, то в этом случае рекомендуют использовать низкоосмоллярные препараты и проводить премедикацию по следующей схеме (F. Graziano, R. Lemanske): 1. Преднизолон — 50 мг per os за 13, 7, и 1 ч до введения радиоконтрастного вещества;

2. Дифенгидрамин — 50—100 мг per os за 1 ч до введения вещества;

3. Циметидин — 300 мг или ранитидин 150 мг per os за 1 ч до введения вещества;

4. Эфедрин — 25 мг per os, за 1 ч до введения вещества. Отмечено, что применение указанной премедикации снижает риск развития побочной реакции с 30 до 4%, а возможность развития тяжелой реакции уменьшается до менее 1%.

Алгоритм ведения больного с риском развития анафилактоидной реакции на йодсодержащие радиоконтрастные вещества 1. Оценить истинную необходимость проведения процедуры с использованием радиоконтрастного вещества. 2. Информировать больного о потенциальном риске, связанным с повторным введением препарата. 3. Информировать больного о необходимости премедикации, которая уменьшит риск развития реакции и ее тяжесть (если она разовьется). 4. Использовать низкоосмоллярное радиоконтрастное вещество, если у больного была реакция на высокоосмоллярный радиоконтрастный препарат. 5. Иметь все необходимое для оказания первой помощи при тяжелой системной реакции. 6. Использовать премедикацию. 7. Если возможно, отменить прием бета-блокаторов.

31.3. АЛЛЕРГИЯ К АЦЕТИЛСАЛИЦИЛОВОЙ КИСЛОТЕ (АСПИРИНУ) И НЕСТЕРОИДНЫМ ПРОТИВОВОСПАЛИТЕЛЬНЫМ ПРЕПАРАТАМ Ацетилсалициловая кислота (аспирин) и нестероидные противовоспалительные препараты относятся к широко и длительно используемым лекарственным средствам, применяемым при различного рода воспалительных заболеваниях и болевых синдромах. Установлено, что у взрослых больных в 10% случаев ацетилсалициловая кислота является причиной развития бронхиальной астмы;

крапивница под влиянием аспирина у здоровых лиц развивается в 0,3% случаев, а у людей, страдающих хронической крапивницей, аспирин способствует рецидиву в среднем в 23% случаев. К факторам риска развития аллергических реакций на аспирин и нестероидные противовоспалительные препараты относятся: атопия, женский пол, наличие в HLA-фенотипе антигена DQw2 и снижение частоты HLA-антигена DPBI 0401. Клинические проявления можно разделить на следующие группы: 1. Общие — анафилактоидные реакции, которые чаще развиваются под влиянием зомепирака, толметина, диклофенака;

2. Риноконъюнктивит и бронхиальная астма — хронический эозинофильный риносинусит с назальными полипами или без них и вторичной гнойной инфекцией;

астма, обычно тяжелая и кортикозависимая. Классическая триада — ринит с назальными полипами, бронхиальная астма и чувствительность к ацетилсалициловой кислоте;

3. Кожные — хроническая крапивница, ангионевротический отек, изолированный периорбитальный отек, синдром Лайела (фенбруфен, индометацин, пироксикам);

пурпура (фенилбутазон, салицилаты);

фотодерматит (напроксен, пироксикам, тиапрофениковая кислота, беноксапрофен);

4. Гематологические — эозинофилия, цитопения;

5. Респираторные — пневмониты (лихорадка, кашель, легочные инфильтраты), чаще развивающиеся у больных с артритами под влиянием напроксена, сулиндака, ибупрофена^ азапропазона, индометацина, пироксикама, фенилбутазона, оксифенилбутазона, диклофенака. В клиническом плане описана новая триада: атопия, чувствительность к нестероидным противовоспалительным препаратам и развитие анафилаксии под влиянием домашней пыли (аэро-аллерген). При выявлении аллергии к ацетилсалициловой кислоте и нестероидным противовоспалительным препаратам применение кожного тестирования оказалось малоэффективным. Обнаружение специфических IgE-антител in vitro также оказалось противоречивым (влияние IgEантител к тромбоцитарным антигенам, салицилоилу и О-метилсалицилоилу). В настоящее время принято считать "золотым стандартом" для диагностики гиперчувствительности к нестероидным противовоспалительным препаратам — контролированную оральную провокационную пробу (D. Vervloet et al, 1999). Выполнять ее рекомендуют следующим образом: При подозрении на аспириновую крапивницу: 1-й день — плацебо;

2-й день — 100 мг, 200 мг ацетилсалициловой кислоты;

3-й день — 325 мг, 650 мг ацетилсалициловой кислоты. Количество уртикарных высыпаний контролируют каждые 2 ч. При подозрении на аспириновый риносинусиг/бронхиальную астму: 1-й день — 08.00 — плацебо;

11.00— -"14.00— -"2-й день — 08.00 — ацетилсалициловая кислота — 30 мг;

I t 11.00 — — 60 мг;

i t — 100 мг;

14.00 — I t 3-й день — 08.00 — — 150 мг;

i t — 325 мг;

11.00 — i t — 650 мг 14.00 — При наличии гиперчувствительности у 86% больных регистрировалось снижение FEV1 > 20% (т. е. развивалась бронхоконстрикция) и/или появление назоокулярной реакции. Рекомендуют также ингаляционный провокационный тест с лизинацетилсалициловой кислотой, который, по мнению авторов, легко выполним и не дает тяжелых бронхосуживающих реакций. Рекомендуют использовать следующие разведения порошка лизин-ацетилсалицилового конъюгата в воде 11,25 мг, 22,5 мг, 45 мг, 90 мг, 180 мг, 360 мг. Для других нестероидных противовоспалительных препаратов рекомендуют следующие концентрации: Парацетамол — 100 мг, 250 мг, 500 мг с 60-минутными интервалами;

Изониксин — 100 мг, 400 мг с 60-минутными интервалами;

Сальсалат — 500 мг, 1000 мг с 60-минутными интервалами;

Дифлюнизал — 100 мг, 500 мг с 60-минутным интервалом;

Мефенаминовая кислота— 50 мг, 125 мг, 250 мг с 60-минутным интервалом;

Клониксин — 50 мг, 125 мг с 60-минутным интервалом;

Диклофенак — 25 мг, 50 мг с 120-минутным интервалом;

Пироксикам — 10 мг, 20 мг с 120-минутным интервалом;

Кетопрофен — 10 мг, 25 мг, 50 мг с 120-минутным интервалом. Изучение механизмов, лежащих в основе гиперчувствительности к салицилатам, выявило важную роль лейкотриенов, гистамина и триптаз, высвобождающихся из клеток у таких больных под влиянием указанных препаратов. Введение им аспирина способствовало сдвигу метаболизма арахидоновой кислоты в сторону 5-липоксигеназного пути с последующим синтезом лейкотриеновых сульфидопетидов (LTC4, LTD4, LTE4), которые, как известно, обладают сильным бронхосуживающим эффектом. Интересно, что в патогенез аспириновой астмы вносят свой вклад и тромбоциты, которые высвобождают свободные радикалы О2 и цитотоксические медиаторы в ответ на контакт с нестероидными противовоспалительными препаратами. Тромбоциты, полученные от больных с чувствительностью к салицилатам, приобретали цитотоксичность в присутствии ацетилсалициловой кислоты. У больных с аспириновой астмой обнаружен повышенный уровень ИЛ-5, эозинофилия и более высокий уровень эозинофильного катионного белка по сравнению с астматиками, толерантными к аспирину. Лечение. Основным в лечении больных с гиперчувствительностью к ацетилсалициловой кислоте и нестероидным противовоспалительным средствам является элиминация всех лекарственных препаратов указанной группы. Десенсибилизирующие мероприятия могут быть проведены в следующих случаях: 1) при неконтролируемом воспалительном процессе в дыхательных путях, несмотря на адекватную терапию (локальные и системные кортикостероиды);

2) при необходимости повторного хирургического лечения синуситов;

3) при артритах. Показано, что эффективная десенсибилизация к аспирину сопровождается снижением продукции лейкотриеновых сульфидо-пептидов (LTE4) под его влиянием. Следует помнить, что у больных с аспириновой гиперчувствительностью очень высок риск развития бронхоспазма при использовании топических офтальмологических препаратов (кеторолак, флурбипрофен, сипрофен и диклофенак). Из числа нестероидных противовоспалительных средств, которые лучше всего переносятся больными с гиперчувствительностью, реко мендуют нимезулид (ингибирует циклоксигеназу 2) и имидазол (ингибирует синтез тромбоксана А2, не затрагивая циклоксигеназный путь). 31.4. АЛЛЕРГИЯ К ИНГИБИТОРАМ АНГИОТЕНЗИНПРЕВРАЩАЮЩЕГО ФЕРМЕНТА В последние годы в лечении больных с артериальной гипертензией и заболеваниями сердца широкое распространение получили ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (АПФ). С первых лет применения ингибиторов АПФ стали появляться сообщения о развитии под их влиянием различных побочных реакций. В настоящее время известно, что наиболее часто под влиянием ингибиторов АПФ возникают: 1) кашель (до 15% больных);

2) сыпь (до 6% больных);

3) ангионевротический отек (до 7 случаев на 1000 реакций);

4) диспноэ и затрудненное дыхание — в 10 раз чаще, чем кашель. Чаще всего указанные побочные реакции фиксировались у женщин, некурящих субъектов, у больных с врожденным ангионевротическим отеком. Бронхиальная астма не является фактором риска развития кашля под влиянием ингибиторов АПФ. Клинические проявления можно разделить на: 1. Респираторные: — заложенность и выделения из носа, синуситы;

— пневмониты;

— кашель непродуктивный, сухой, щекочущий, который может усиливаться по ночам и в положении лежа на животе;

в среднем появляется через 1 неделю после начала приема лекарственного препарата и исчезает через 3—6 дней после его отмены. 2. Кожные: — сыпь макулопапулезная, наблюдается в основном на руках и верхней части туловища, сопровождается зудом. Как правило, высыпания появляются в течение первых нескольких дней после начала лечения, носят транзиторный характер, исчезая через несколько часов или дней, и редко бывают причиной отмены лечения;

— ангионевротический отек: классические места локализации — лицо, губы, язык. Одновременно могут развиться симптомы нарушения дыхания. Часто развивается после приема первых доз препарата или в течение первых дней лечения. Диагностика. У больных с общими и кожными проявлениями чувствительности к ингибиторам АПФ рекомендуют проводить либо внутрикожный тест, либо накожный (так называемый patch-тест).

Внутрикожный тест. Вводят 0,5 мл чистого каптоприла в разведениях мг/мл 0,1;

1 и 10. Учет реакции через 15 мин. Частота положительных результатов у больных с кожными проявлениями гиперчувствительности — 60%. Patch-тест. Чистый каптоприл в вазелине в концентрациях 0,1%;

1% и 10% наносят на поверхность спины больного. Учет реакции через 48 и 72 ч. Положительные результаты — у 30% больных с кожными проявлениями. Изучение механизмов развития кашля под влиянием ингибиторов АПФ выявило следующее. Оказалось, что каптоприл увеличивает уровень простагландинов, которые, в частности простагландин Е, прямо стимулируют образование в нервных окончаниях начального химического медиатора кашлевого рефлекса в легких. Кроме того, происходит накопление брадикинина, который увеличивает образование простагландинов и лейкотриенов. В механизмах кашля, индуцированного ингибиторами АПФ, принимают участие также тахикинины, в частности, субстанция Р и нейрокинин А. Известно, что субстанция Р метаболизируется в тканях под влиянием ангиотензинпревращающего фермента. Поэтому прием ингибиторов АПФ снижает метаболизм субстанции Р, являющейся важной нейрогенной составляющей развивающегося воспаления и обеспечивающей функциональную взаимосвязь между нервной и иммунной системой через тканевые базофилы (тучные клетки) различных тканей, включая легкие и кожу. В механизмах развития ангионевротического отека важную роль играет нарушение метаболизма брадикинина под влиянием ингибиторов АПФ. Накопление брадикинина и других родственных кининов способствует развитию ангионевротического отека. Лечение больных с гиперчувствительностью к ингибиторам АПФ сводится к элиминационной терапии и подбору других антигипертензивных препаратов.

31.5. АЛЛЕРГИЯ К БЕТА-БЛОКАТОРАМ Так называемые бета-блокаторы представляют собой большое семейство лекарственных средств, широко используемых для лечения артериальной гипертензии, стенокардии и локального лечения глаукомы. Наиболее частые осложнения при приеме бета-блокаторов — развитие бронхоспазма у лиц, страдающих астмой и у больных хроническим бронхитом. Например в США описано 13 смертных случаев и 200 тяжелых реакций у больных бронхиальной астмой, использовавших для лечения глаукомы глазные капли тимолол малеата. Описаны следующие клинические проявления, развившиеся под влиянием бета-блокаторов: 1. Респираторные: астма, бронхоспазм, диспноэ, апноэ у детей, остановка дыхания;

2. Системные: анафилактический шок, который характеризуется брадикардией, несмотря на коллапс, и недостаточным эффектом при введении терапевтических доз адреналина;

3. Глазные: экзема век, контактный конъюнктивит. Диагностика гиперчувствительности к бета-блокаторам проводится, в основном, на основании клинических данных. У больных с бронхиальной астмой дополнительно используются спирометрические данные. У больных с экземой век рекомендуют провести кожный patchтест с неразведенными глазными каплями бета-блокатора. Точные механизмы развития бронхоспазма под влиянием бета-блокаторов пока неизвестны. Роль бета-блокаторов в развитии анафилактического шока представляется следующим образом: 1) подавление продукции циклического АМФ и снижении порога чувствительности базофилов обоих типов к высвобождению медиаторов анафилаксии;

2) подавление секреции эндогенного адреналина (блокирование бета-2-рецепторов в синапсах) и препятствие положительному влиянию на сердечную мышцу эндогенного и экзогенного адреналина (блокада бета-1-рецепторов). Лечение. 1. Если бета-блокаторы необходимы, а у больного бронхиальная астма, следует назначить селективный бета-1-блокатор. Кроме того, в условиях стационара первые приемы препарата следует провести под контролем спирометрии в следующем порядке: 1-й день — 1/10 дозы препарата, 2-й день — 1/5 дозы, 3-й день — 1/2 дозы, 4-й день — полная доза препарата. 2. Если бета-блокатор в виде глазных капель необходимо назначить больному с бронхиальной астмой, рекомендуют следующий диагностический тест: закапывают одну каплю 0,5% раствора тимолола в каждый глаз;

через 20 мин закапывания повторяют. До закапывания и через 15, 30, 60 и 120 мин после него проводят аускультацию легких, подсчитывают пульс, измеряют артериальное давление, проводят спирометрические измерения.

По мнению авторов, лучшим селективным бета-1-блокатором в настоящее время является бетаксолол. 3. Если у больного развился под влиянием бета-блокаторов анафилактический шок, рефрактерный к адреналину, рекомендуют использовать изопреналин, допамин или глюкагон, а также инфузии больших количеств кровезаменителей — до 6—7 л. В качестве профилактических мероприятий, прежде всего, следует отказаться от проведения кожных тестов и попыток десенсибилизации у больных с выявленной гиперчувствительностью к бета-блокаторам. При необходимости хирургического вмешательства следует прервать прием бета-блокаторов за 48 ч до операции. При развитии контактной экземы под влиянием глазных капель бета-блокаторов — элиминация. Следует помнить о высоком риске рецидива экземы при использовании другого локального бета-блокатора. 31.6. АЛЛЕРГИЯ К МЫШЕЧНЫМ РЕЛАКСАНТАМ К группе препаратов, под общим названием "мышечные релаксанты" относятся следующие, широко используемые при проведении общей анестезии, лекарственные средства: суксаметониум, векурониум, панкурониум, цизатракуриум, атракуриум, мивакуриум, рокурониум. Частота аллергических реакций, развивающихся под влиянием мышечных релаксантов, довольно велика: 60—70% от числа всех реакций, возникающих во время проведения общей анестезии. На каждые 10000 общих анестезий наблюдается один случай анафилактического шока;

10% из всех случаев анафилактического шока оказываются летальными. Чаще всего (80% случаев) аллергические реакции на мышечные релаксанты развиваются у женщин и у лиц, в анамнезе которых имеются указания на подобные реакции. Атопия не относится к числу факторов риска. Клинические проявления гиперчувствительности к мышечным релаксантам делят на следующие группы: 1. Общие — коллапс, тахикардия, аритмия, остановка сердца;

2. Респираторные — бронхоспазм;

3. Кожные— покраснение, общая эритема, диффузная крапивница, ангионевротический отек;

4. Кишечные — диаррея;

5. Гематологические—диссеминированное внутрисосудистое свертывание. Для диагностики гиперчувствительности к миорелаксантам реко мендуют использовать кожное тестирование: внутрикожный тест и prick-тест. Рекомендованные концентрации неразведенных препаратов для проведения внутрикожного теста: Суксаметониум — < 100 мкг/мл;

Панкурониум — < 200 мкг/мл;

Рокурониум — < 100 мкг/мл;

Мивакуриум— < 2 мкг/мл;

Векурониум — < 400 мкг/мл;

Атракуриум — < 10 мкг/мл;

Цизатракуриум — < 200 мкг/мл. Кроме того, разработан RAST метод для определения специфических IgE-антител к кураре и суксаметониуму. Используется также метод in vitro специфического высвобождения гистамина под влиянием миорелаксантов. Среди механизмов, лежащих в основе реакций на миорелаксанты, фигурируют как опосредованные специфическими IgE-антителами (т. е. истинно аллергические), так и несвязанные с IgE (т. е. псевдоал• лергические). Однако в любом случае развивается дегрануляция базофилов обоих типов с высвобождением известных медиаторов и развитием клинических проявлений. Следует учитывать, что специфические IgE-антитела к миорелаксантам могут давать перекрестные реакции с различными кураресодержащими анестетиками. Способность воздействовать на мембрану мастоцитов и индуцировать их дегрануляцию во многом связана со структурой молекулы миорексаланта, в состав которой входит ион четвертичного аммония. Так называемые "подвижные" молекулы препаратов с простой углеродной связью, например, суксаметониум, способны более интенсивно стимулировать сенсибилизированные мастоциты к высвобождению медиаторов, чем препараты с "ригидной" молекулой (например, панкурониум). Следует помнить, что больные с аллергией к миорелаксантам могут давать перекрестные реакции с другими препаратами, в состав которых входит ион четвертичного аммония (некоторые антигипертензивные препараты, антисептики, антибиотики, косметические препараты и мыла). Лечение. Прежде всего, рекомендуют использовать миорелаксанты типа панкурониума, а не препараты типа суксаметониума. К сожалению, до сих пор не разработан высокоинформативный тест, с помощью которого можно было бы проводить скрининг-тестирование общей популяции больных, которым предстоит введение миорелаксантов. Вместе с тем, у больных с анафилактической реакцией на миорелаксанты в анамнезе рекомендуют проводить предоперационное кожное тестирование со всеми миорелаксантами. Если результат кожного теста положительный, данный препарат использовать запрещено. -^ При отрицательном результате кожного теста препарат может быть использован (подчеркивается высокая информативность отрицательного результата). Установлено, что превентивная терапия не гарантирует подавления анафилактической реакции у больных с гиперчувствительностью к миорелаксантам.

Глава 32 БРОНХИАЛЬНАЯ АСТМА Уже более десяти лет во всем мире наблюдается тревожное явление роста заболеваемости бронхиальной астмой и летальности от нее. Так, например, согласно данным американских специалистов, в настоящее время в Америке насчитывается более 14 млн больных бронхиальной астмой (включая 4 млн детей). В течение одного года это обусловливает: — свыше 14 млн визитов в поликлинику;

— более 445 000 госпитализированных;

— 1,2 млн визитов скорой помощи;

— 10 млн дней, пропущенных в школе;

— 28 млн пропущенных рабочих дней;

— свыше 5000 смертей. В связи с этим в течение нескольких лет предпринимались попытки согласования мнений ученых относительно методов диагностики и лечения бронхиальной астмы. В результате в 1991 г. группой экспертов нескольких Национальных Институтов здравоохранения США был разработан "Справочник по диагностике и лечению бронхиальной астмы", на основе которого был подготовлен международный доклад, принятый в 1992 г., и "Отчет о международном соглашении по диагностике и лечению бронхиальной астмы". Из упомянутого "отчета", следует, что бронхиальная астма — это генетически детерминированное воспалительное заболевание дыхательных путей, которое отличается:

1) наличием обратимой обтурации бронхов;

2) наличием аллергического процесса в области слизистой оболочки бронхов;

3) чувствительностью бронхиального дерева к различного рода факторам среды — гиперреактивностью бронхов. В этом определении обращают внимание два элемента, имеющие важное практическое значение для лечения бронхиальной астмы: 1) заболевание трактуют не как эпизодическое (приступообразное), а как хронический процесс, протекающий также в бессимптомные периоды;

2) астму определяют как заболевание, имеющее аллергическую воспалительную основу, что следует из наличия даже в легких случаях в слизистой оболочке бронхов клеточных инфильтратов, содержащих эозинофилы, тканевые базофилы (тучные клетки) и лимфоциты. Такое понимание сущности бронхиальной астмы ведет к радикальному изменению трактовки иммунопатогенеза заболевания и терапевтических воздействий. При этом основной целью лечения становится не преодоление симптомов болезни (приступов удушья), как это было до сих пор, а подавление лежащего в основе этих симптомов воспалительного процесса. Образно бронхиальную астму можно представить в виде айсберга, верхушку которого составляют симптомы заболевания в виде затрудненного дыхания, кашля и диспноэ. Основание же этого айсберга уходит глубоко в море и состоит из воспаления слизистой оболочки дыхательных путей, бронхиальной гиперреактивности и обструкции дыхательных путей (рис. 34).

Обструкция дыхательных путей Бронхиальная гиперреактивность Воспаление дыхательных путей Рис. 34. Схематическое изображение клинических проявлений и патогенеза бронхиальной астмы. 32.1. КЛИНИКА Наиболее типичный признак бронхиальной астмы (БА) — приступ экспираторного удушья, который возникает как при воздействии на организм аллергена, так и при раздражении рецепторов трахеи и крупных бронхов каким-либо неаллергическим фактором (холод, резкий запах и пр.). Ведущая роль в формировании четко выраженного приступа удушья при БА принадлежит распространенному бронхоспазму. Поэтому приступ БА возникает внезапно и быстро проходит после применения бронхорасширяющего лекарственного препарата. У многих больных развитию приступа удушья предшествуют продромальные явления — вазомоторные нарушения носового дыхания, сухой приступообразный кашель, ощущение першения по ходу трахеи и в гортани. Иногда приступ удушья начинается ночью, больной просыпается от чувства стеснения в груди, у него возникает удушье, он вынужден сесть в постели, на расстоянии слышны свистящие хрипы. Во время приступа вдох происходит быстро и порывисто. За коротким и сильным вдохом следует продолжительный, очень затрудненный активный выдох. В дыхании участвуют вспомогательные мышцы пояса верхних конечностей, мышцы передней брюшной стенки. Грудная клетка как бы застывает в положении вдоха, при объективном исследовании отмечаются признаки острого вздутия легких с повышенной их воздушностью (коробочный перкуторный звук, опущение нижних границ легких, ослабление дыхательных шумов). В легких на фоне ослабленного везикулярного или жесткого дыхания выслушиваются разнотембровые сухие свистящие хрипы. У большинства больных в момент приступа удушья мокрота не откашливается, только после его купирования начинает отходить вязкая скудная мокрота. У некоторых больных, особенно у лиц пожилого возраста, четко выраженные приступы удушья могут отсутствовать, а наблюдается пролонгированная преходящая экспираторная одышка. Больные отмечают затруднение дыхания, длящееся в течение часов, дней и даже недель. Нередко подобное течение заболевания отмечается при сенсибилизации организма к пищевым продуктам (нутритивная БА), а также при аллергии к домашней пыли. 32.2. ФАКТОРЫ РИСКА В последние годы доказано, что необходимым условием развития атопической бронхиальной астмы является наследственная предрасположенность. Давно известно, что риск возникновения БА у ребенка от родителей, имеющих признаки атопии, в 2—3 раза выше, чем у ребенка от родителей, ее не имеющих. Описаны различные варианты наследования предрасположенности к БА. В настоящее время преимущественным считают полигенное наследование. В табл. 37 суммированы данные о наиболее значимых генах, функция продуктов которых так или иначе связана с предрасположенностью к бронхиальной астме или к атопии (в настоящее время количество таких генов-кандидатов на детерминированность предрасположенности к атопии достигло 14).

Таблица 37. Локализация и функция наиболее значимых генов, обусловливающих предрасположенность к атопии Ген Локализация IP 2q 5q Функция Рецептор к ИЛ-2 CD28 ИЛ-3, 4, 5, 9, Цитокиновый рецептор Ко-стимулятор пролиферации Т-клеток Переключение В-клеток на продукцию IgE. Пролиферация тканевых базофилов (тучных клеток). Усиление миграции и выживаемости эозинофилов Бета2-адренорецептор Глюкокортикоидный рецептор Антигенная презентация Медиатор воспаления Центральный фермент в синтезе лейкотриенов Рецептор к IgE высокой аффинности Провоспалительный агент. Бронходилататор Ингибитор продукции ИЛ-4 Усиление продукции IgE под влиянием ИЛ- ADRB2 GRL HLA-Регион ОНФ 5-Липоксигеназа FceRIbeta Синтаза NO Гамма-ИНФ Рецептор к ИЛ- 6р 10q llq 12q23.2 16p На основании имеющихся данных, принято считать, что генетическая основа предрасположенности к бронхиальной астме представлена комбинацией генетически независимых составляющих болезни: предрасположенности к развитию атопии, к продукции IgE-антител определенной специфичности и бронхиальной гиперреактивности. Еще раз отметим, что гиперреактивность дыхательных путей — это ответ дыхательных путей в форме спазма на различные химические, физические или фармакологические раздражители. Основные гены предрасположенности содержатся в хромосомах 5 и 11, причем особую роль играет кластер (совокупность) генов ИЛ-4. Каждый из генетических факторов предрасположенности повышает вероятность заболевания БА, а их комбинация приводит к высокому риску реализации заболевания при минимальном участии факторов окружающей среды.

Вместе с тем, факторам риска окружающей среды в реализации предрасположенности к заболеваниям также отводится весьма важная роль (значимость которой усиливается с учетом возможности профилактики возникновения заболевания на этом уровне). Согласно большому количеству исследований, около 30% популяции по результатам кожных тестов имеют скрытую сенсибилизацию. Однако только у половины этой предрасположенной к аллергии популяции имеются клинически выраженные симптомы аллергопатологии, причем только 1/4 часть из них (т. е. в общей сложности около 5% всей популяции) имеет симптомы бронхиальной астмы, в том числе в виде симптоматической бронхиальной гиперреактивности. Таким образом, даже несмотря на наличие сенсибилизации к бытовым аллергенам (что является главным фактором риска развития БА), только небольшая часть из числа таких людей заболевает бронхиальной астмой. В настоящее время все внешне-средовые факторы риска возникновения бронхиальной астмы разделены на три большие группы: индукторы, усилители и триггеры (схема 17). Схема Роль индукторов, усилителей и триггеров в развитии бронхиальной астмы Индукторы Ингаляционные аллергены, некоторые пищевые аллергены, Aspergillus, Alternaria, дерматофиты, химические вещества Индивидуум с генетической предрасположенностью Иммунный ответ Т-хелперы 2-го типа, IgE, lgG Усилители Риновирусы, озон, эндотоксин, дизельные частицы — Воспаление Т-хелперы 2-го типа, базофилы, эозинофилы Триггеры* Физические упражнения, холодный воздух, гистамин, метахолин, пассивное курение, резкие запахи, изменение метеоситуации * Индукторы и усилители при определенных условиях действуют как триггеры Затрудненное дыхание Индукторы представляют собой чужеродные белки или химические частицы с небольшой молекулярной массой, которые способны у индивида с генетической предрасположенностью индуцировать иммунный ответ, активируя Т-хелперы 2-го типа и продукцию IgE, IgG4. К группе индукторов относятся все ингаляционные аллергены, некоторые пищевые аллергены, а также грибы Aspergillus, Alternaria, дерматофиты и др. Доказано, что повторный контакт с индукторами приводит к локальному увеличению количества эозинофилов в стенке дыхательных путей и развитию аллергического воспаления. Усилители представляют собой агенты, присутствующие в окружающей среде и обладающие способностью усиливать или даже вызывать воспаление дыхательных путей. Их основное отличие от индукторов состоит в том, что они неспособны вызывать иммунный ответ с преобладанием функции Т-хелперов 2-го типа и продукцией IgE. Наиболее распространенными представителями усилителей являются риновирусы, эндотоксины, озон и дизельные частицы. К традиционным триггерам относятся агенты, способные усилить гиперреактивность дыхательных путей на короткий период времени без увеличения развития в последующем воспалительной реакции в стенке дыхательных путей. К таким агентам относятся гистамин, метахолин, дистиллированная вода и гипертонический раствор. Кроме того, к ним относят физические упражнения, особенно в условиях сухого воздуха, вдыхание холодного воздуха, а также курение, в том числе пассивное. Таким образом, ни усилители, ни триггеры сами по себе или вместе неспособны привести к развитию БА. Однако их роль в качестве факторов риска у лиц с генетической предрасположенностью в этом весьма значительна. Выявление любого из вышеперечисленных факторов риска оказывает неоценимую помощь в проведении активных профилактических мероприятий, помогает значительно снизить частоту обострений бронхиальной астмы у больных. 32.3. ИММУННЫЕ МЕХАНИЗМЫ РАЗВИТИЯ БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЫ Сегодня доказано, что развитие БА связано с гиперреактивностью крупных и мелких бронхов, обусловленной хроническим воспалением, которое координируется Т-лимфоцитами-хелперами 2-го типа (Тх2). Механизмы аллергической реакции I типа (ее ранняя и поздняя фазы), лежащие в основе иммунопатогенеза бронхиальной астмы, подробно описаны нами в соответствующем разделе настоящей кни ги, при рассмотрении классификаций аллергических реакций Джелла и Кумбса. Начальные события, приводящие к доминированию Т-лимфоцитовхелперов 2-го типа, до конца не выяснены, хотя существует много претендентов на роль пускового звена Тх2-опосредованной иммунной реакции, начиная с особенностей антигена (аллергена) и его дозы, и заканчивая спонтанным эндогенным развитием "наивных" Т-лимфоцитов-хелперов в направлении Т-хелперов 2-го типа под влиянием соответствующего цитокинового фона, имеющегося в организме (прежде всего, ИЛ-4). Тх2, как уже неоднократно упоминалось, характеризуются особым профилем секретируемых цитокинов, в частности ИЛ-4 и ИЛ-5, которые играют ключевую роль в развитии аллергического воспаления. ИЛ-4 является основным цитокином, обеспечивающим переключение В-лимфоцита на синтез IgE. Последние, связываясь с FceRI тканевых базофилов (тучных клеток), приводят при последующем связывании с аллергеном к высвобождению медиаторов, вызывающих острые аллергические проявления и подготавливающих развитие позднефазовой реакции с привлечением воспалительных клеток. Кратко напомним медиаторы ранней фазы аллергической реакции I типа и их биологический эффект (табл. 38).

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.