WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

УЧЕБНИКИ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ э к о н о м и к и ВШЭ Б.Е.Бродский ЛЕКЦИИ ПО МАКРОЭКОНОМИКЕ переходного периода Допущено Министерством образования

и науки Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению подготовки 521600 «Экономика» Издательский дом ГУ ВШЭ Москва 2005 УДК 330.101.541 ББК 65.012.2 Б 88 Подготовлено при содействии Н Ф П К — Национального фонда подготовки кадров в рамках программы "Совершенствование преподавания социально-экономических дисциплин в вузах" Рецензенты:

доктор экономических наук К.А. Багриновский;

доктор экономических наук А.А. Френкель;

кандидат физико-математических наук В.А. Бессонов ISBN 5-7598-0233-Х Б.Е. Бродский, с Оформление. Издательский дом ГУ ВШЭ. ОГЛАВЛЕНИЕ Предисловие Лекция 1. Предмет переходной экономики 1.1. Понятие переходной экономики 1.2. Причины, цели и задачи перехода от "плана" к "рынку" 1.3. Программы реформ Учебно-методические материалы к лекции 1 Лекция 2. Методологические проблемы исследования переходной экономики 2.1. Основные методологические направления и принципы анализа переходной экономики 2.2. Принципы структуралистской методологии анализа переходной экономики 2.3. Структурный анализ частного и общего микро- и макроэкономического равновесия 2.3.1. Модель обмена и ее устойчивость 2.3.2. "Ошибки" и "провалы" рынка 2.3.3. Частное макроэкономическое равновесие 2.3.4. Общее экономическое равновесие Учебно-методические материалы к лекции 2 Лекция 3. Основные факты и гипотезы о механизмах трансформации 3.1. Эволюция важнейших макроэкономических показателей в переходных экономиках 3.2. Базисные гипотезы о механизмах экономической трансформации 3.3. Реаллокация ресурсов 3.4. Дезорганизация макроэкономической среды Учебно-методические материалы к лекции 3 Оглавление Лекция 4. Проблемы экономической политики в переходных экономиках 4.1. Трансформационная квадратура:

либерализация, стабилизация, приватизация и реструктуризация 4.2. Модель "шоковой терапии" Берга — Сакса 4.3. Сравнительный анализ политики "шоковой терапии" и градуализма Учебно-методические материалы к лекции 4 Лекция 5. Модели динамики реального сектора 5.1. Обзор моделей реформ 5.2. Р-модель (польский вариант) 5.3. R-модель (российский вариант) Учебно-методические материалы к лекции 5 Лекция 6. Модели эволюции кредитно-денежной системы 6.1. Трансформация кредитно-денежных систем переходных экономик 6.2. Модель процесса долларизации 6.3. Динамика денежной массы, обменного курса и инфляции в переходной экономике 6.4. Двухсекторная модель кредитно-денежной системы в переходной экономике 6.5. Реальный обменный курс, паритет покупательной способности и экономический рост Учебно-методические материалы к лекции 6 Лекция 7. Государство в переходной экономике 7.1. Проблема "размера правительства" 7.2. Анализ на основе R-модели 7.3. Выводы Учебно-методические материалы к лекции 7 Лекция 8. Рынок труда в переходных экономиках 8.1. Обзор проблем и моделей рынка труда в переходных экономиках Оглавление 8.2. "Польская" модель функционирования рынка труда 8.3. "Российская" модель функционирования рынка труда 8.4. Социальная дифференциация в переходных экономиках Учебно-методические материалы к лекции 8 Лекция 9. Теневой сектор в переходных экономиках 9.1. Определения и оценки масштабов теневой экономики 9.2. Анализ причин распространения теневой экономики 9.3. Формальный анализ: макроэкономические модели динамики теневого сектора в переходных экономиках Учебно-методические материалы к лекции 9 Заключение ПРЕДИСЛОВИЕ На одной из лекций студент задал мне вопрос: "А зачем вообще изучать этот предмет — переходную экономику? Во-первых, не совсем ясно, что это такое, а во-вторых, даже придя к соглашению о терминах, остаются сомнения, стоит ли тратить время на изуче­ ние «переходных, текучих и зыбких» явлений, некоей преходящей сущности, которая неизбежно должна исчезнуть по мере станов­ ления нормальной и стабильной рыночной экономики?" Я побла­ годарил студента за проницательность суждений и ответил пример­ но следующее.

Со времени начала радикальных реформ в посткоммунисти­ ческих странах — конец 1980-х — начало 1990-х гг. — прошло бо­ лее десяти лет. Основные острые вопросы и проблемы — трансфор­ мационный спад, высокая инфляция, значительный бюджетный дефицит — остались позади, все большее число стран уверенно на­ ращивают экономический потенциал, вступают в международные экономические и политические организации. Это, на первый взгляд, означает, что исследование переходной экономики представляет, главным образом, теоретический и историко-научный интерес. Од­ нако все зависит от того, как мы формулируем предмет переходной экономики и исследовательские задачи.

В узком смысле предмет переходной экономики — это постсо­ циалистический переход, т.е. процесс замены централизованной плановой экономики на рыночную. Поэтому первая задача — по­ нять логику историко-экономических фактов о переходных эко­ номиках, их взаимосвязь, построив гипотезы и модели для пони­ мания реальных явлений.

В широком смысле предмет курса — это макроэкономиче­ ские закономерности трансформации и реструктуризации эконо­ мических систем. В этом понимании постсоциалистический пере­ ход не является конечной целью исследования, но служит отправ­ ной точкой для формулировки гипотез, построения теоретических моделей и содержательных выводов о формах и этапах эволюции реструктурируемых социально-экономических систем.

Только взаимосвязь узкого и широкого понимания предмета переходной экономики позволяет обосновать целесообразность Предисловие изучения этого курса. Нет сомнения в том, что России и другим по­ сткоммунистическим странам, да и всей мировой экономической системе в будущем предстоят новые радикальные реформы, кото­ рые, как всегда, задумываются и осуществляются "во благо" жаж­ дущим перемен к лучшему людям, но на практике нередко приво­ дят к ухудшению общественного благосостояния, росту иму­ щественного неравенства и социального угнетения. Представляет­ ся, что экономическая теория должна найти ответы на вопросы о закономерностях реструктуризации экономических систем, чтобы избежать "реформ вслепую", поспешных импровизаций и грубых ошибок в экономической политике.

Российские "революционеры" в политике и экономике всегда уповали на историческую интуицию, стремясь, по примеру Напо­ леона, "сначала ввязаться в драку, а там видно будет". Весь XX век прошел для России как череда непрерывных социально-экономи­ ческих экспериментов, революций и реформ "из самых чистых и гуманных побуждений". В результате страна к началу X X I столе­ тия успела растерять богатейший интеллектуальный потенциал, заметно отстав от передовых стран по уровню и динамике соци­ ально-экономического развития. Поэтому анализ опыта экономи­ ческих реформ и закономерностей экономической трансформа­ ции имеет для России жизненно важное, практическое значение.

Появление в России и на Западе в конце 1990-х гг. книг и учебников по экономике переходного периода можно только при­ ветствовать. Опыт экономической трансформации во всем мире становится предметом углубленной теоретической рефлексии, что подтверждается появлением специализированных научных журна­ лов по этой теме ("Economics of Transition") и интернет-сайтов с сотнями научных публикаций по переходной экономике.

Вместе с тем большинство российских учебников по переход­ ной экономике построены по описательному принципу и не со­ держат развернутого формального анализа закономерностей пере­ ходных экономик, что ориентирует эти пособия скорее на сту­ дентов социологических и юридических специальностей, а также на студентов экономических факультетов начальных курсов. С дру­ гой стороны, в известном западном учебнике О. Бланшара опыт См., например: Бузгалин A.B. Переходная экономика: Курс лекций. М.: Экономи­ ка, 1994;

Теория переходной экономики: Учебное пособие / Под ред. E.B. Красниковой.

М.: Экономика, 1998.

Blanchard О. The Economics of Post-Communist Transition. Oxford: Clarendon Press, 1997.

Предисловие российских экономических реформ не рассматривается вообще, а лишь констатируется как "необъяснимая аномалия". Подобную же позицию несложно обнаружить во многих других западных публика­ циях, посвященных анализу переходной экономики. Авторы серии работ по российской "виртуальной экономике" К. Гадди и Б. Икес прямо называют Россию 1990-х гг. "ошибкой в мировом экономи­ ческом развитии". В этой связи представляется целесообразной разработка учеб­ ного курса по макроэкономическим аспектам экономики переход­ ного периода, построенного на принципах западной экономиче­ ской школы, но учитывающего опыт и реалии российских реформ.

Предлагаемый вниманию читателя учебный курс имеет сле­ дующую структуру.

Первая лекция содержит обсуждение предмета переходной экономики в двух взаимосвязанных аспектах.

• Эмпирический аспект: опыт экономических реформ 1980-х— 1990-х гг. в постсоциалистических странах Центральной и Восточ­ ной Европы. Анализируются главные причины, цели и задачи пе­ рехода от "плана" к "рынку".

• Теоретический аспект: анализируются программы реформ, принципы Вашингтонского и поствашингтонского консенсусов.

Рассмотрена критика основных положений Вашингтонского кон­ сенсуса Дж. Стиглицем, Я. Корнай, Д. Нортом. Анализируются при­ чины неудач первоначальных моделей и прогнозов динамики эко­ номических преобразований. Основная идея первой темы: для по­ строения успешных прогнозов, моделей и программ реформ необ­ ходим анализ и учет институциональных и структурных факторов экономической трансформации.

Во второй лекции раскрываются методологические принци­ пы исследования переходной экономики. Краткое введение в исто­ рию структурного анализа экономических систем, построенное на работах В. Ойкена, В. Леонтьева, Э. Фелпса, Я. Корнай, завершает­ ся формулировкой основных принципов экономического структу­ рализма в контексте ключевых проблем экономической трансфор­ мации. Анализируются определения переходной экономики как Coricelii F. Macroeconomic Policies and the Development of Markets in Transition. Bu­ dapest: CEU Press, 1998;

Roland G. Transition Economies: Politics, Markets, Firms. Cambridge:

M I T Press, 2000.

Gaddy C, Ickes B. To Restructure or Not to Restructure: Informal Activities and Enter­ prise Behavior in Transition: WD1 Working Paper. 1998. № 134;

Gaddy C, Ickes B. Stability and Disorder: An Evolutionary Analysis of Russia's Virtual Economy: WDI Working Paper. 1999. № 276.

1С Предисловие "дуальной системы" (Я. Корнай ), неравновесной биполярной мак­ роструктуры.

В третьей лекции дается широкий обзор и сравнительный анализ макроэкономических фактов о переходных экономиках Центральной и Восточной Европы, России и стран СНГ. Рассмат­ ривается характерный U-образный график динамики агрегирован­ ного выпуска, промышленного производства, занятости и произ­ водительности труда в различных странах с переходной экономи­ кой. Ключевой вопрос темы: как объяснить U-образную динамику основных макроэкономических показателей? Демонстрируется недостаточность неоклассических и неокейнсианских подходов к анализу этих устойчивых эмпирических закономерностей: эконо­ мический спад в большинстве стран с переходной экономикой был гораздо глубже, чем это предсказывалось теоретиками Вашингтонско­ го консенсуса в 1990 г. Вместе с тем в Китае и Вьетнаме удалось из­ бежать начального трансформационного спада.

Далее анализируются основные гипотезы о механизмах эко­ номической трансформации: реаллокация ресурсов, дезорганизация экономической среды, реструктуризация предприятий. Дается под­ робное изложение модели О. Бланшара, описывающей процесс ре аллокации ресурсов между старым государственным и новым част­ ным сектором экономики. Далее рассматривается структуралист­ ская модель процесса дезорганизации экономической среды и на ее основе и н те р п рети ру юте я характер и причины трансформаци­ онного спада в начальный период экономических реформ. Под­ черкивается роль структурных факторов и структурных реформ в преодолении трансформационного спада.

В четвертой лекции рассматриваются основные проблемы экономической политики в переходных экономиках. Рассматрива­ ется модель "шоковой терапии" А. Берга и Дж. Сакса, положенная в основу экономических реформ в Польше. Анализ модели Берга — Сакса завершается дискуссией о преимуществах и недостатках по­ литики "шоковой терапии" в сравнении с градуальными реформами.

Углубленный сравнительный анализ "шоковой терапии" и градуа­ лизма далее проводится на основе мультисекторной макроэконо­ мической модели, в которой исследуются взаимосвязи "старого" сектора реструктурируемых государственных предприятий и "но­ вого" сектора частных компаний с учетом факторов государствен­ ной структурной политики в сфере производства.

Kornai J. The System Paradigm: W D I Working Paper. 1998. № 278.

Предисловие В пятой лекции рассматриваются макроэкономические моде­ ли динамики реального сектора в переходных экономиках. Изложе­ ние начинается с анализа основных проблем реального сектора пере­ ходных экономик: транформационный спад, инвестиционный кри­ зис, структурные диспропорции, отложенные структурные реформы.

Далее обосновывается типология переходных экономик: R-экономи ка — богатые природные ресурсы, преимущественное развитие экс­ портно-ориентированных добывающих отраслей и L-экономика — относительно бедные природные ресурсы, акцент на развитии об­ рабатывающих отраслей.

Особое внимание уделяется макроэкономическому анализу проблем переходной R-экономики. Рассматривается мультисектор ная макроэкономическая модель R-экономики, описывающая про­ изводственные и финансовые взаимосвязи сектора естественных мо­ нополий, экспортно-ориентированного и внутренне-ориентирован­ ного секторов. Подчеркивается принципиальный характер ценовых диспропорций в сфере производства, обусловливающий значимость немонетарных факторов инфляции в R-экономиках. Подробно рас­ сматриваются макроэкономические факторы роста производства в R-экономиках. Анализируется характер "голландской болезни" в R-экономиках и формулируется вывод о необходимости структур­ ных реформ в реальном секторе.

В шестой лекции рассматриваются макроэкономические моде­ ли эволюции кредитно-денежной системы в переходных экономи­ ках. Подробно рассматривается модель процесса долларизации в переходной экономике, анализируются основные макроэкономи­ ческие факторы, предопределяющие динамику процесса доллари­ зации. Далее исследуется взаимосвязь динамики денежной массы, обменного курса и инфляции в переходных экономиках. Особое внимание уделяется исследованию уравнения спроса на деньги в переходных экономиках;

подчеркиваются различия в характере факторов, определяющих спрос на деньги в рыночной и переход­ ной экономиках.

Далее анализируется политика реального обменного курса в переходных экономиках, и особый акцент делается на проблеме вза­ имосвязи паритета покупательной способности (ППС) и обменного курса. Исследуется влияние курсовой динамики на инфляцию и экономический рост.

В седьмой лекции рассматривается роль государства в прове­ дении экономических реформ. Дается широкий обзор современ Предисловие ной дискуссии о проблеме "размера правительства" в переходных экономиках. Анализируются теоретические и эмпирические ис­ следования проблемы роли государства в процессе экономических преобразований. Макроэкономический анализ проблемы взаимо­ связи динамики государственных расходов и темпов экономиче­ ского роста далее проводится на основе мультисекторной модели:

исследуются производственные и финансовые взаимосвязи между основными структурными элементами реального сектора россий­ ской экономики, а также консолидированным бюджетом и соци­ альной сферой. К числу основных выводов анализа можно отнести следующие. Существуют некоторые оптимальные уровни налого­ вой нагрузки на экономику и государственных расходов, обеспечи­ вающие максимальные темпы экономического роста в переходной экономике. При этом оптимальный уровень государственных рас­ ходов зависит от ключевых параметров макроэкономической ситуа­ ции: мировых цен на экспортируемые ресурсы, реального обменно­ го курса, тарифной политики в отраслях естественных монополий.

В восьмой лекции дается структурный анализ рынка труда и социальной сферы в переходных экономиках. Рассматриваются мультисекторные модели динамики спроса на труд в переходных экономиках: взаимосвязь с динамикой производства, базовыми макроэкономическими параметрами. Особое внимание уделяется анализу проблемы дифференциации по доходам в переходных эко­ номиках в рамках "польской" и "российской" моделей.

Девятая лекция посвящена анализу эволюции теневого секто­ ра в переходных экономиках. Для R-экономик характерен неуклон­ ный рост доли теневого сектора в ВВП, тогда как для L-экономик характерна параболическая динамика доли теневого сектора в ВВП, являющаяся зеркальным отражением U-образного графика динамики агрегированного выпуска. Эти принципиальные разли­ чия объясняются существенной ролью механизмов торгово финансового посредничества в R-экономиках: распад макроэко­ номической структуры R-экономики на несколько секторов, от­ личающихся по условиям конкуренции на внутреннем и внешнем рынках, приводит к резкому росту трансакционных издержек эко­ номических обменов и возможностям извлечения существенной маржи за посреднические услуги.

лекция ПРЕДМЕТ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ 1. Понятие переходной экономики XX столетие с полным правом можно назвать эпохой становления и крушения великих социальных утопий. Зарождение марксизма и победа социализма в России, долгие мучительные поиски нацио­ нальной идеи в Германии 1910-х—1930-х гг. и приход к власти фа­ шистов с идеологией превосходства арийской расы — это были первые попытки и плоды социальной инженерии, поначалу ка­ завшиеся на редкость успешными и перспективными.

После Гражданской войны большевикам удалось восстано­ вить экономику на основе НЭП а. Советская плановая экономика в 1930-е гг. демонстрировала самые высокие темпы роста, выгля­ девшие особенно убедительно на фоне Великой депрессии в США и Европе. С приходом Гитлера в Германии после гиперинфляции и нищеты 1920-х гг. также наступил экономический подъем. Это бы­ ли звездные часы социализма и фашизма, когда казалось, что ре­ цепт социального благополучия наконец найден: жесткая центра­ лизация и планирование, активное вмешательство государства в экономическую жизнь, целенаправленная социальная инженерия в экономике, политике и идеологии.

Крушение фашизма во Второй мировой войне добавило вес­ кие аргументы сторонникам социализма. Советский опыт перени Ы 1. Понятие переходной экономики мался не только в странах "народной демократии". В Японии, Фран­ ции тогдашняя мода на планирование вошла в национальный опыт.

СССР без всякой внешней помощи за 5—6 лет восстановил разру­ шенное войной хозяйство, показал высокие темпы экономическо­ го роста, успехи в науке и технике. В течение ряда лет СССР удер­ живал статус второй сверхдержавы и вплоть до начала 1980-х гг.

обеспечивал стратегическое равновесие с США.

Вполне естественно, что мысль о переходе от социализма к ка­ питализму до середины 1980-х гг. представлялась бредовой и фан­ тастической. Много говорилось о неоспоримых и очевидных пре­ имуществах социалистической системы, о врожденных пороках ка­ питализма — хаотичности социального развития, цикличности эко­ номических кризисов, росте социального неравенства и угнетения.

Самые смелые умы на Западе рассуждали о конвергенции социа­ лизма и капитализма, в СССР маститые экономисты с марксист­ ских кафедр твердили о неизбежности "загнивания" капитализма и неминуемой победе социалистического строя в экономическом со­ ревновании с Западом.

В разреженных сферах экономической теории продолжалась полемика О. Ланге с Ф. Хайеком о сравнительных преимуществах и недостатках "плана" и "рынка". Аргументация Хайека [Хайек, 1993] ныне хорошо известна, она звучит так: никто не в силах спрогнозировать социальное развитие. Какие блага будут востребо­ ваны потребителями, какие фирмы победят в конкурентной борь­ бе, какие формы организации хозяйства окажутся устаревшими — ответы на эти вопросы может дать лишь сама жизнь. "Пагубная самонадеянность" социальных инженеров — социалистов, комму­ нистов и фашистов — ведет к искажению естественных механиз­ мов социально-экономической самоорганизации, подавлению конкуренции как "процедуры открытия" новых ценностей и форм хозяйства.

Аргументация О. Ланге, окарикатуренная и опошленная позд­ нейшими интерпретаторами, в своем оригинальном виде приобре­ тает сегодня новое актуальное звучание. Ланге приводит серьезные аргументы в пользу экономического планирования [Lange, 1936;

1967]: научный прогресс еще никому не удалось остановить, апел­ ляция к сложности и непознаваемости социально-экономической реальности звучит сегодня крайним ретроградством, в распоряже­ нии ученых — все более мощные современные средства для анали­ за и социального планирования.

Лекция Предмет переходной экономики С середины 1980-х гг. стало вполне ясно, что построение "раз­ витого социализма" в СССР зашло в тупик: неуклонно снижающие­ ся темпы экономического роста, всеобщий дефицит товаров сиг­ нализировали об исчерпании внутренних резервов развития социа­ листической системы, о необходимости "рыночных" прививок для оживления экономической ситуации.

Идея конвергенции социализма и капитализма оказалась не­ ожиданно востребованной обществом: переход предприятий на са­ мофинансирование, построение социализма "с человеческим ли­ цом", задействование факторов личной заинтересованности в ре­ зультатах труда — эти экономические новации позднего социа­ лизма постепенно подготовили почву для радикальных реформ.

На рубеже 1980-х—1990-х гг. идея перехода от социализма к капитализму едва поспевала за историческим фактами: "несокру­ шимый" бастион социалистической системы вдруг начал рассы­ паться как карточный домик, а все "надстроечные" институты со­ циализма оказались внезапно ненужными. Падение Берлинской стены подвело черту под социалистической утопией. Мифы пове­ денческого и экономического индивидуализма — парафраз истории Робинзона Крузо, строящего маленькое разумное капиталистиче­ ское хозяйство во враждебном окружении "темных коллективи­ стов-дикарей", — пришли на смену коммунистическим мифам — заученным с детства историям о самозабвенном коллективном труде, подвигах Стаханова и Павлика Морозова.

В этот период возникло понятие "переходной экономики" — экономической системы, сочетающей в себе элементы плановой и рыночной форм хозяйства. Главной задачей экономической поли­ тики в переходной экономике было скорейшее дерегулирование эле­ ментов "плана" и создание наиболее благоприятных условий для быстрого роста элементов "рынка".

Переходной экономики как области экономической рефлек­ сии в это время еще не существовало. Мало задумываясь об осо­ бенностях переходных экономических систем, реформаторы актив­ но использовали простейший теоретический инструментарий из стандартных западных курсов экономической теории (economics).

Далее мы рассмотрим причины, цели и задачи перехода от плана к рынку с позиций современных представлений о процессе экономической трансформации.

1. Причины, цели и задачи перехода от "плана"к "рынку Причины, цели и задачи перехода от "плана" к "рынку" Процесс перехода от "плана" к "рынку" принадлежит к явлениям социальной динамики — наиболее сложному разделу социально экономической теории. Рассуждая о причинах, целях и задачах пост­ социалистического перехода, мы должны задать себе следующие во­ просы: в чем состояла внутренняя слабость социалистической сис­ темы, приведшая в конце концов к ее распаду;

каковы были основ­ ные побудительные мотивы перемен;

каковы были предпосылки и первоначальные попытки экономических реформ?

Я. Корнай в книге "Социалистическая система" выделяет три главных группы мотивов перехода от "плана" к "рынку". Первая группа мотивов — накопление экономических трудностей. Весь пе­ риод существования социалистической системы сопровождается серьезными экономическим проблемами: хроническим отставани­ ем в техническом развитии и в области потребления, дефицитом, расточительным использованием ресурсов и др. Но одновременно экономика растет весьма впечатляющими темпами, что позволяет рассматривать трудности как неизбежную расплату за быстрое раз­ витие. Со временем, однако, темпы роста замедляются, а сущест­ вующие экономические проблемы усугубляются. Стратегию фор­ сированного роста нельзя проводить в жизнь бесконечно.

Серьезные экономические проблемы, особенно медленное тех­ ническое развитие, начинают угрожать военной мощи социалисти­ ческих стран. Задача поддержания стратегического паритета с НАТО требует от стран Варшавского договора все возрастающих затрат на оборону.

Вторая группа побуждений к переменам — это недовольство народа. Низкое качество и узкий выбор товаров, отсталость сектора услуг, вечный дефицит, безразличие и произвол бюрократии — эти повседневные приметы социалистической реальности вызывают социальную апатию, чувство безнадежности и глухое недовольство.

С предыдущими двумя группами мотивов связана третья при­ чина побуждений к переменам — утрата веры в социализм теми, кто сам находится у власти. Социалистическая система наделяет бю Лекция Предмет переходной экономики рократию почти безграничной властью, но власть остается устой­ чивой лишь до тех пор, пока сама бюрократия убеждена в леги­ тимности своей власти, в превосходстве своих идей преобразова­ ния общества. Как только эта вера в среде бюрократии начинает ослабевать, вопрос о переменах ставится в повестку дня. А.Н. Яков­ лев, один из ближайших соратников М. Горбачева, в своем выступ­ лении на X X V I I I съезде К П С С в 1990 г. сказал: "Решением ЦК не отменишь, что за последнее время в Южной Корее по сравнению с Северной промышленность увеличилась в 10 раз;

что в Западной Германии жизненный уровень значительно выше, чем в Восточ­ ной".

Итак, перечислим характерные черты плановой системы хо­ зяйства (на примере СССР — "чистая" форма плана):

• государственная (общенародная) собственность на средст­ ва производства;

• отрицание рынка и конкуренции;

• государственное ценообразование практически на все виды продукции на основе издержек (затратные цены);

и заработная плата как единственная денежная категория, оказывающая влияние на движение реальных ресурсов (рабочей силы);

• полная закрытость экономики.

К числу "врожденных пороков" плановой системы следует от­ нести ее административную громоздкость (принцип государствен­ ной монополии). Плановая система лишена внутренних стимулов к росту эффективности и лучшей координации (власть бюрократии, номенклатуры). Органическим свойством социалистической эконо­ мики стал товарный дефицит. Отсутствие равновесных рыночных цен приводит к возникновению дефицита одних товаров при из­ бытке других. Не действуют и ценовые сигналы, побуждающие про­ изводителей увеличивать выпуск товаров, пользующихся спросом, и сокращать выпуск тех, на которые спрос недостаточен, чтобы оправ­ дать издержки. Пропорции производства формируются не струк­ турой спроса, а плановыми заданиями. Отсюда неизбежность нако­ пления структурных деформаций и неэффективности, милитариза­ ция и утяжеленная структура хозяйства (опережающий рост "про­ изводства средств производства").

Цит. по: XXVIII съезд КПСС: Стенографический отчет. М.: Политиздат, 1990. С. 617.

1. Причины, цели и задачи перехода от "плана " к "рынку Таким образом, главными причинами перехода от "плана" к "рынку" являются:

• общее убеждение в том, что плановая экономика исчерпала себя (резкий спад темпов роста реального ВВП, промышленного производства в 1960-е—1980-е гг.), всеобщий дефицит, "черный" рынок, отсутствие стимулов к эффективному труду: накопление не­ гативных последствий политики и врожденных пороков плановой системы;

• внедрение элементов рынка в плановую экономику (хозрас­ чет, финансовая самостоятельность предприятий, кооперативное движение и др.) наталкивается на административные барьеры, ко­ торые должны быть устранены в результате радикальных реформ.

Следует отметить, что осознание неизбежности радикальных рыночных реформ не пришло одномоментно: в 1950-е—1970-е гг.

наблюдаются неоднократные попытки частичных реформ: косыгин ская реформа в СССР, "гуляшный социализм" в Венгрии, "праж­ ская весна" в Чехословакии. К числу подобных попыток можно отнести "перестройку" в СССР: реформы М. Горбачева в рамках социалистического выбора 1987—1990 гг. В табл. 1.1 приведен хро­ нологический обзор реформ в посткоммунистических странах.

Все частичные реформы, как правило, заканчивались неудач­ но: бюрократической контрреформой, военным переворотом, по­ давлением народных восстаний. Августовский путч 1991 г. в Моск­ ве представлял собой попытку бюрократической контрреформы, которая завершилась полным провалом путчистов, приходом к вла­ сти Б. Ельцина, распадом СССР и началом радикальных реформ в России.

Непосредственно распаду СССР предшествовал крах комму­ нистических режимов в Восточной Европе и международных ин­ ститутов, объединявших СССР и эти страны: Варшавского догово­ ра и Совета экономической взаимопомощи (СЭВ).

В 1989 г. после 1-го Съезда народных депутатов СССР по со­ циалистическим странам Восточной Европы прокатилась волна ан­ титоталитарных революций.

ГДР. Октябрь 1989 г. События, связанные со стремлением ру­ ководства страны приостановить бегство граждан в Западную Гер­ манию, привели к массовым выступлениям в Берлине и Лейпциге.

Э. Хоннекер вынужден был уйти в отставку. В марте 1990 г. свобод­ ные выборы привели к победе оппозицию, коммунисты уступили власть.

Лекция Предмет переходной экономики Таблица 1. Реформы в посткоммунистических странах:

хронологический обзор Революция и постсоциали­ стическая трансформация Годы Важнейшие события Страна реформ как минуя продол­ стадию жение реформ реформ 1949 г.: Югославия порывает Югославия 1949 г.

с советским блоком 1990 г. 1990 г.: первые многопартий­ Отдельные 1949— республики 1990 гг. ные выборы в некоторых Югославии республиках 1953 г.: премьер-министр Венгрия 1953— Имре Надь объявляет Прави­ 1954 гг.

тельственную программу ре­ форм 1954 г.: Надь отстранен от власти 23 октября 1956 г.: народное 1956 г.

восстание 4 ноября 1956 г.: советская во­ енная интервенция 1963 г.: политическая амни­ 1963— стия 1989 гг.

1989 г. 1989 г.: провозглашена мно­ гопартийная система 1953 г.: смерть Сталина Советский 1953— 1964 г.: отставка Хрущева, Союз 1964 гг.

приход к власти Брежнева 1985 г.: приход к власти Горба­ 1985— чева;

перестройка и гласность 1990 гг.

1992 г.: начало радикальных 1992— реформ 2000 гг.

Январь 1968 г.: начало "праж­ Чехословакия 1968 г.

ской весны" Август 1968 г.: военная интер­ венция стран Варшавского договора 1989 г.: "бархатная" революция 1989 г.

1. Причины, цели и задачи перехода от "плана " к "рынку Окончание табл. 1. Революция и постсоциали­ стическая трансформация Годы Страна Важнейшие события реформ как минуя продол­ стадию жение реформ реформ Китай 1978- 1978 г.: Дэн Сяопин провоз­ 1979 гг. глашает политику реформ 1979 г.: начало приватизации сельского хозяйства Польша 1980— 1980 г.: создание профсоюза 1981 гг. "Солидарность" 1989 г.: соглашение "круглого 1989 г.

стола" между коммунистиче­ ским правительством и "Соли­ дарностью" Вьетнам 1987 г. 1987 г.: провозглашена эко­ номическая реформа Восточная 1989 г. 1989 г.: падение Берлинской Германия стены [Корнай, 2000].

Источник:

Болгария. Ноябрь 1989 г. Острая политическая борьба в пар­ тийном и государственном руководстве привела к отставке Т. Жив­ кова со всех постов.

Чехословакия. Вторая половина ноября 1989 г. Разгон студен­ ческой демонстрации в Праге привел к массовым выступлениям против режима по всей стране. "Бархатная" революция сделала пре­ зидентом В. Гавела, который еще вчера сидел в тюрьме.

Румыния. В декабре 1989 г. народное восстание. Расстрел дик­ татора Н. Чаушеску, приход к власти Фронта национального спасе­ ния.

Польша. Поле выборов в конце 1989 г. президентом становит­ ся руководитель "Солидарности" Л. Валенса. На смену коммуни­ стическому правительству М. Раковского приходит правительство либералов Мазовецкого — Бальцеровича, которое с января 1990 г.

устраивает Польше лечение "шоковой терапией".

Лекция Предмет переходной экономики За последние два месяца 1989 г. политическая карта Восточной Европы изменилась до неузнаваемости. Социалистическая система отошла в историческое небытие. Все страны — члены СЭВ "с по­ спешностью, граничащей с неприличием" отказались от связей и институтов, выстраивавшихся в послевоенное время.

В повестку дня встал вопрос о радикальных экономических реформах. Основными целями этих реформ были следующие: по­ строение эффективной рыночной экономики, преодоление эконо­ мического кризиса и тенденций социального распада, построение "цивилизованного рынка" путем радикального изменения систе­ мы мотиваций экономических агентов: от стремления "выполнить и перевыполнить" плановые задания — к максимизации экономи­ ческой прибыли.

Достижение этих целей требовало решения следующих пер­ воочередных задач экономических реформ: либерализации цен и внешней торговли, макроэкономической и финансовой стабилиза­ ции. Вместе с этими задачами необходимо было приступать к при­ ватизации и реструктуризации предприятий.

Первостепенное значение для эффективного решения этих за­ дач имеет выбор скорости реформ. На протяжении 1990-х гг. велась активная дискуссия о том, какая скорость реформ — высокая или умеренная — наиболее приемлема для той или иной страны.

Аргументы сторонников "шоковой терапии" (предельно высо­ кая скорость реформирования): задача либерализации цен и внеш­ ней торговли должна быть решена быстро, что позволяет быстро снять "денежный навес" и обуздать высокую инфляцию в начале реформ;

задача приватизации также должна решаться в быстром темпе, что снижает политический риск реставрации старых струк­ тур собственности. Пример "шоковой терапии" — реформы в Поль­ ше 1990-х гг.

Аргументы сторонников "градуализма" (умеренная скорость реформ): градуальные реформы имеют все преимущества эволю­ ционного пути развития по сравнению с революционным — по­ степенный демонтаж старых экономических структур и переход на рыночные принципы фу н кц и о н иро ва н и я экономики позволяет избежать резких инфляционных "шоков", существенного спада про­ изводства и серьезного ухудшения финансового состояния предпри­ ятий. Пример градуальных реформ: переход на рыночные принципы ценообразования в Китае в 1990-е гг.

1. Программы реформ 1. Программы реформ В течение 1990-х гг. были предложены несколько программ эко­ номических трансформаций.

• Вашингтонский консенсус.

"Вашингтонский консенсус" представляет собой первоначаль­ ную концепцию экономических реформ в постсоциалистических странах, разработанную в 1989—1991 гг. группой ведущих амери­ канских экономистов (R. Dornbusch, О. Blanchard, P. Krugman, R. Layard, L. Summers) и базирующуюся на традиционных методоло­ гических подходах: гипотеза эффективной рыночной аллокации благ и ресурсов, определяющая роль монетаристских методов и ин­ струментов макроэкономической политики и др.

Основные положения Вашингтонского консенсуса.

1. Финансовая дисциплина: дефицит бюджета не должен быть большим, чтобы его можно было покрыть без применения инфля­ ционного налога.

2. Приоритет общественных расходов: расходование средств должно быть переориентировано с областей, важных с политиче­ ской точки зрения, на сферы с высокой экономической отдачей.

3. Налоговая реформа должна включать в себя расширение налогооблагаемой базы и снижение предельных ставок.

4. Финансовая либерализация: высшим ее приоритетом явля­ ются рыночно ориентированные процентные ставки.

5. Либерализация торговли и валютного курса.

6. Устранение барьеров для прямых иностранных инвестиций.

7. Приватизация государственных предприятий.

8. Дерегулирование: устранение административных ограниче­ ний для развития нового бизнеса.

9. Соблюдение и гарантии прав собственности.

Существенную роль в формировании Вашингтонского консен­ суса сыграл Шопронский семинар (Венгрия), проведенный Венским институтом системных исследований (IIASA) в июле 1990 г. в рам­ ках проекта "Экономическая реформа и интеграция". Основные идеи семинара:

предпочтительность "шоковой терапии" как макроэкономи­ ческой политики радикальных реформ;

Лекция Предмет переходной экономики ключевое звено радикальной реформы — либерализация цен;

крайне жесткая финансовая политика, резкое сокращение бюд­ жетных расходов;

никаких индексаций, особенно автоматических;

немедленная налоговая реформа, введение налога с продаж и затем налога на добавленную стоимость;

немедленная корпоратизация крупной промышленности (пре­ образование в АО с постепенной продажей акций) и скорейшая приватизация крупных и средних предприятий;

открытие экономики, скорейший переход к свободному пла­ вающему курсу и введение конвертируемости по текущим опера­ циям.

• Поствашингтонский консенсус.

В целом Вашингтонский консенсус базировался на метафоре "созидательного разрушения". Однако к 1998 г. стало ясно, что при­ менимость этой метафоры к опыту экономической трансформа­ ции далеко не бесспорна. Вашингтонский консенсус частично по­ терпел неудачу, так как недооценил важность создания новых со­ циально-экономических структур даже в тот период, когда прочные основы перехода к рыночному хозяйству в целом уже были созда­ ны. В атмосфере системного вакуума — "ни плана, ни рынка" вместо быстрого экономического роста наблюдалось катастрофи­ ческое падение производства и доходов.

Далеко не случайно, что в 1996—1998 гг. возникла необходи­ мость в пересмотре основных положений Вашингтонского консен­ суса. В Декларации временной комиссии МВФ "Партнерство для устойчивого всемирного роста" (сентябрь 1996 г.) были впервые сформулированы принципы поствашингтонского консенсуса, отк­ рывшего новую страницу в интеллектуальной истории стран с пере­ ходной экономикой. Основные принципы поствашингтонского консенсуса сводятся к следующим.

1. Монетарная, фискальная и структурная политика являют­ ся взаимодополнительными и должны подкреплять одна другую.

2. Необходимо создавать благоприятную среду для частных инвестиций.

3. Структурные реформы должны уделять особое внимание рынкам труда.

4. Необходимо обеспечить хорошее качество корпоративно­ го управления.

Учебно-методические материалы к лекции 5. Для воспрепятствования отмыванию денег необходимо усилить мониторинг банковской системы.

В целом поствашингтонский консенсус базируется на мета­ форе "реструктуризации экономических систем". Переходная эко­ номика рассматривается как "дуальная" (Я. Корнай) или "бипо­ лярная" структура. Помимо "созидательного разрушения" и дере­ гулирования ставятся задачи целенаправленного создания новых рыночных структур, которые постепенно заменяют структуры пла­ нового хозяйства.

Учебно-методические материалы к лекции Литература Основная Колодко Г.В. От шока к терапии. Политическая экономия постсоциали­ стических преобразований. М.: ЗАО "Журнал «Эксперт»", 2000.

Корнай Я. Социалистическая система. Политическая экономия комму­ низма. М.: Н П "Журнал «Вопросы экономики» ", 2000.

Стиглиц Дж. Куда идут реформы? Десять лет на пути к рынку / / Вопросы экономики. 1999. № 7.

Хайек Ф.А. Дорога к рабству: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1993.

Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма: Пер. с англ. М.: Изд-во "Новости" при участии изд-ва "Catallaxy", 1992.

Lange О. On the Economic Theory of Socialism / / Review of Economic Studies.

1936. Vol. 4. № 1.

Lange O. The Computer and the Market / / Socialism, Capitalism, and Eco­ nomic Growth: Essays Presented to Maurice Dobb / Ed. by C.H. Feinstein.

Cambridge, 1967.

Lavigne M. The Economics of Transition. From Socialist Economy to Market Economy. L.: MacMillan Press, 1995.

Лекция Предмет переходной экономики North. D. The Contribution of the New Institutional Economics to an Under­ standing of the Transition Problem: WIDER Annual Lectures. Helsinki, 1997.

№ 1.

Reform in Eastern Europe / O. Blanchard, R. Dornbush, P. Krugman et al.

Helsinki: WIDER, 1991.

Дополнительная Бальцерович Л. Социализм, капитализм, трансформация. М.: Наука, 1999.

Линвуд Т. Макроэкономическая теория и переходная экономика. М.:

ИНФРА-М, 1996.

Kornai J. Economics of Shortage. Amsterdam: North-Holland, 1980.

Stern N., Stiglitz J. A Framework for a Development Strategy in a Market Economy: Objectives, Scope, Institutions and Instruments: EBRD Working Papers. 1997. № 20.

Stiglitz J.E. Whither Socialism? Cambridge: MIT Press, 1995.

Welfens P. EU Eastern Enlargement and the Russian Transformation Crisis.

Springer, 1999.

Вопросы для повторения 1. Назовите характерные черты и различия плановой и рыночной сис­ тем хозяйства. В чем суть полемики Ф. Хайека и О. Ланге о сравнитель­ ных достоинствах и недостатках "плана" и "рынка"?

2. Перечислите и охарактеризуйте "врожденные пороки" плановой сис­ темы. В чем, на ваш взгляд, неизбежность падения эффективности про­ изводства и постепенной стагнации плановой экономики?

3. Назовите основные причины перехода от "плана" к "рынку".

4. Сформулируйте основные положения Вашингтонского консенсуса.

Когда и при каких обстоятельствах был сформирован Вашингтонский консенсус?

5. В чем суть критики положений Вашингтонского консенсуса Дж. Стиг лицем, Я. Корнай, Д. Нортом?

Учебно-методические материалы к лекции 6. Сформулируйте основные положения поствашингтонского консен­ суса. Почему Вашингтонский консенсус "потерпел частичную неудачу"?

Чем была вызвана необходимость перехода к поствашингтонскому кон­ сенсусу?

Тесты 1. Верны ли следующие утверждения?

1.1. "Врожденными пороками" плановой экономики являются: де­ фицит бюджета, высокая инфляция, хроническая безработица.

1.2. Преимущества "рынка" по отношению к "плану": заинтересо­ ванность экономических субъектов в эффективности и конечных резуль­ татах труда, децентрализация процесса принятия решений, конкуренция.

2. Выберите правильный ответ.

2.1. Согласно Вашингтонскому консенсусу:

• высокая скорость реформ в рамках политики "шоковой тера­ пии" предпочтительна в посткоммунистических экономиках;

• градуальная политика реформ эффективна в "больших" эко­ номиках.

2.2. По мнению Дж. Стиглица:

• преимущества "рынка" состоят в эффективной аллокации благ и ресурсов в результате рыночной конкуренции;

• зрелая рыночная экономика характеризуется полной инфор­ мационной прозрачностью рынков;

• преимущества рыночных или плановых институтов проявля­ ются в процессе эволюционного социального отбора.

Дополнительные вопросы и задания для самостоятельной работы 1. Используя доступные базы данных и литературные источники, про­ анализируйте динамику важнейших макроэкономических показателей в странах СЭВ в 1970—1980 гг. В чем, на ваш взгляд, заключались объек­ тивные предпосылки и причины перехода от "плана" к "рынку" в стра­ нах Центральной и Восточной Европы?

Лекция Предмет переходной экономики 2. Сопоставьте мнения Дж. Стиглица [Стиглиц, 1999] и Д. Норта [North, 1997] о причинах неудач первоначальных теорий переходной экономики.

В чем основное различие эволюционистского и институционалистского подходов к анализу проблем переходных экономик?

3. Проведите самостоятельное сравнительное исследование методологи­ ческих принципов Вашингтонского и поствашингтонского консенсусов.

4. Напишите реферат или доклад по одной из глав книги Дж. Стиглица [Stiglitz, 1995].

лекция МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ 2. Основные методологические направления и принципы анализа переходной экономики Методологические вопросы всегда были в центре внимания веду­ щих экономистов-теоретиков. Достаточно вспомнить Дж. С. Милля, Дж. Кейнса (индуктивный метод), К. Маркса (диалектический мате­ риализм). Социально-экономическая реальность настолько сложна, что практически любой значимый элемент новизны в практической области требует не просто новой теории, но очень часто и новой ме­ тодологии социально-экономических исследований. Вместе с тем пути становления новых методологических идей зачастую тернисты и извилисты, в особенности в экономической науке XX столетия.

Не удивительно, что процесс экономических преобразований в 1990-е гг. породил множество нерешенных вопросов и методологи­ ческих проблем, которые многие политики и политэкономисты тщетно пытаются спрятать "под ковер", устилаемый к очередному "победному шествию" реформаторов-рыночников.

Начнем с того, что первые попытки построения программ эко­ номических преобразований в посткоммунистических странах бази­ ровались на основных направлениях экономического "мейнстрима":

Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики неоклассическом синтезе, неокейнсианской и монетаристской мак­ роэкономических моделях. Авторы Вашингтонского консенсуса пря­ мо заявляют о своей твердой убежденности в эффективности и пре­ восходстве рыночного либерализма, который в результате радикаль­ ных реформ должен привести к быстрому подъему экономики и росту благосостояния [Reform in Eastern Europe, 1996]. В работах этих авторов, посвященных исследованию переходной экономи­ ки, можно легко проследить основные гипотезы неоклассического синтеза (эффективная рыночная аллокация благ и ресурсов, гиб­ кость цен, уравновешенность рынков и др.), а также кейнсианские идеи (жесткость заработной платы и процентных ставок, неравно­ весная динамика рынков капитала и труда) и монетаристские по­ стулаты (определяющая роль эффективной денежно-кредитной по­ литики в успехе трансформационного процесса).

Однако к середине 1990-х гг. стало очевидно, что обещанного "экономического чуда" ждать не приходится. Экономический спад в странах Центральной и Восточной Европы оказался значительно глубже, чем это предсказывалось авторами Вашингтонского консен­ суса, а усталость и апатия населения, игнорирующего выборы и при­ зывы "еще чуть-чуть обождать, поднапрячься и затянуть пояса", стала общим местом в социологических исследованиях переходных экономик 1993—1995 гг.

Именно в это время стали слышны голоса известных эконо­ мистов, подвергших серьезной критике применимость основных по­ ложений мэйнстрима к анализу переходной экономики. В работах Дж. Стиглица, Я. Корнай, Д. Норта [Stiglitz, 1994;

Kornai, 1998;

North, 1997;

2000] были предложены методологические альтернати­ вы мэйнстриму, оказавшие существенное влияние на отказ практи­ ческих экономистов и политиков в странах с переходной экономи­ кой от основных положений Вашингтонского консенсуса.

Эволюционизм (Дж. Стиглиц). В монографии 1994 г. [Stiglitz, 1994] Стиглиц рассматривает "наивные" рыночные метафоры и по­ стулаты: "невидимая рука", "всеобщее благоденствие", существова­ ние Парето-равновесий в рыночных обменах и др. Общий вывод:

ввиду информационных и аллокационных несовершенств рынков преимущества совершенной конкуренции и децентрализованных механизмов принятия решений зачастую не реализуются. Стиглиц выступает за отказ от либеральной утопии, которая ни в чем не лучше марксистского прожектерства, и призывает к более зрелому пониманию экономической реальности, в которой доминирует 2. Основные методологические направления и принципы анализа переходной экономики эволюционное развитие. Анализ экономических форм, прошедших эволюционный отбор, по мнению Стиглица, может дать гораздо больше в теории и на практике реформ, чем упорное насаждение теоретически стерильных схем и постулатов мейнстрима.

Системный подход (Я. Корнай). Серьезные возражения про­ тив использования методологии экономического мейнстрима в исследовании переходной экономики были представлены Я. Корнай [Kornai, 1998]. По мысли Корнай, западная экономическая теория разработана, в основном, для условий зрелой рыночной экономики и весьма плохо приспособлена для анализа трансформационных процессов. Отсюда — серьезные ошибки первоначальных прогно­ зов динамики реформ в посткоммунистических странах. С точки зрения Корнай, ход реформ определяется не только и не столько экономическими факторами, но в гораздо большей степени поли­ тической конъюнктурой, идеологическими установками в общест­ ве, всей совокупностью культурных традиций. Корнай выступает за системный подход к исследованию переходной экономики, в кото­ ром интегрируются экономические, политические, социальные, идеологические, историко-культурные и иные факторы.

Институционализм (Д. Норт). Д. Норт является одним из наиболее авторитетных экономистов, последовательно выступаю­ щим за отказ от принципов мейнстрима в исследовании переход­ ной экономики. По мнению Норта, для адекватного анализа транс­ формационных процессов необходим учет институциональных и структурных факторов экономического развития. Позиция Д. Норта существенно повлияла на формирование концепции поствашинг­ тонского консенсуса. Норт [North, 1997] пишет: "Несколько сгущая краски, можно утверждать, что поскольку неоклассическая теория делает основной упор на состояния и результаты работы товарных рынков, лишь немногие западные экономисты понимают насущную необходимость структурных преобразований для создания таких рынков, так как считают их наличие само собой разумеющимся".

Обратим внимание на существенную особенность аргумента­ ции Норта: в своих возражениях неоклассике он апеллирует к тер­ мину "экономическая структура" — одному из наименее общепри­ нятых и устоявшихся в современной экономической теории. Вместе с тем этот термин является одним из ключевых в концепции поства­ шингтонского консенсуса (см. лекцию 1). Поэтому представляется вполне разумным и актуальным проанализировать круг социально экономических идей, так или иначе связанных с понятием "эконо Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики мическая структура", круг идей, который мы обозначим здесь тер­ мином "структурализм".

2. Принципы структуралистской методологии анализа переходной экономики Основные принципы экономического структурализма в контексте ключевых проблем экономической трансформации сводятся к сле­ дующим:

• особое внимание мотивациям и моделям поведения эконо­ мических субъектов в условиях реформ;

• анализ важнейших функций экономической системы — мо­ делирования, регулирования, адаптации и диагностики — и соци­ ально-экономических институтов, реализующих эти функции;

• рассмотрение основных структурных сегментов трансформи­ рующейся экономической системы в их функциональных взаимо­ связях: новый частный бизнес, реструктурируемые государственные предприятия, естественные монополии, экспортно-ориентирован­ ные компании, финансовая система, бюджетная система, социаль­ ная сфера;

• анализ новой роли государства в проведении экономических реформ и приоритетов долгосрочной структурной политики;

и анализ эволюции кредитно-денежной системы в условиях реформ. Проблемы реструктуризации банковской системы;

и структурный анализ рынка труда, частных сбережений и ин­ вестиций.

Далее в лекции мы рассмотрим основные структуралистские модели экономических систем, проанализируем определения пере­ ходной экономики как "дуальной системы" (Я. Корнай), неравно­ весной биполярной макроструктуры.

Ключевым термином поствашингтонского консенсуса явля­ ется слово "структура". Этот термин как эксплицитно (структурые реформы, структурная политика), так и имплицитно (создание бла­ гоприятной инвестиционной "среды" и др.) входит во все положе­ ния поствашингтонского консенсуса. Вместе с тем этот термин до 2. Принципы структуралистской методологии анализа переходной экономики сих пор не "прижился" в академической экономической науке.

Дуглас Норт прямо обвиняет многих западных экономистов в не­ понимании важности этого понятия для анализа проблем эконо­ мической трансформации.

Отдавая дань редкой проницательности Норта, отметим, что в его понимании структура — это "набор политических и экономи­ ческих рычагов" для управления рынками. С Нортом вполне соли­ дарен Н. Стерн: "Создание управленческих структур требует опре­ деленного времени. Наглядным примером являются финансовые и юридические структуры. Банкам необходимо выработать мастер­ ство в сфере расчетов, кредитного анализа и т.п. Если брать юри­ дическую систему, то она должна быть сначала учреждена, а потом внедрена в жизнь... Подобные же соображения применимы и к конкретной политике, и, обобщая, к меняющейся роли государст­ ва" [Stern, 1996].

Итак, особое внимание к структурным факторам экономиче­ ского развития характеризует современное состояние экономиче­ ской политики в переходных экономиках. Процесс экономической трансформации при этом представляется как постепенная рест­ руктуризация экономической системы.

Вместе с тем вряд ли возможно свести понимание термина "структура" исключительно к понятию "управленческих рычагов".

В любой социально-экономической системе можно обнаружить и другие важнейшие функции. В самом деле, разве для принятия уп­ равленческих решений не нужна достоверная информация о состо­ янии экономической системы, иными словами, достоверный диаг­ ноз состояния системы? А как принимать управленческие решения без планирования будущего развития экономической системы, без прогноза ее развития на основе той или иной модели системы?

Во многих работах понятие "экономической структуры" трак­ туется как совокупность "сложившихся пропорций хозяйства", в частности совокупность относительных цен, характеризующая ус­ тойчивые стереотипы экономического поведения [Berg, 1994].

И наконец, анализируя понятие экономической структуры, мы не можем обойти стороной работы В. Ойкена [Ойкен, 1995;

1996], предложившего концепцию "экономического порядка", пред­ ставляющего собой, по сути, совокупность структурообразующих принципов той или иной хозяйственной системы.

Представляется, что термин "экономическая структура" до сих пор не был детально проанализирован в современной эконо 2-Лекции по макроэкономике Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики мической теории и не получил теоретической оценки, адекватной его практической значимости. Множественность точек зрения и трактовок этого термина отражает, скорее всего, не плюрализм мне­ ний, а отсутствие значимых методологических разработок в этой об­ ласти.

Эти вопросы в особенности актуальны при анализе проблем переходных экономик, поскольку уже само определение экономиче­ ской трансформации как процесса реструктуризации системы пред­ полагает четкое уяснение термина "экономическая структура".

По мнению С. Васильева [Васильев, 2000], обозначившего со­ временный консенсус в понимании этого термина, "структурные ре­ формы" включают в себя направление экономических преобразо­ ваний, связанное с изменением институционального базиса и пра­ вил регулирования экономики. Согласно широко распространен­ ному мнению, понятие "структурные реформы" объединяет в себе все то, что не входит в разделы макроэкономической, бюджетной и кредитно-денежной политики.

В целом, принимая эту содержательную трактовку понятия структурных реформ, все же нельзя не отметить ее очевидную не­ достаточность для теоретического анализа проблем переходной эко­ номики. Подчеркнем, что "структурализм" и "структурный анализ" являются самостоятельными направлениями в современной соци­ альной теории, опирающимися на глубокую философскую и социо­ логическую традицию. Лишь амбиции "экономического империа­ лизма" препятствуют формированию самостоятельной структура­ листской парадигмы в экономической теории, которая могла бы найти выход из множества методологических трудностей и тупиков, с которыми столкнулась экономическая наука конца XX — начала XXI столетий.

Теоретический инструментарий современной микро- и макро­ экономики ориентирован, главным образом, на рыночную среду со стабильной структурой социально-экономических институтов. По­ пытки переноса и использования этого теоретического аппарата для анализа проблем переходной экономики, как правило, неадекват­ ны самой сути процессов экономических реформ при переходе от "плана" к "рынку", характеризующихся нестабильностью институ­ циональной среды и изменением макроэкономической структуры общества. Далее мы проанализируем несколько принципиальных проблем, возникающих при теоретическом анализе трансформаци­ онных процессов.

2. Принципы структуралистской методологии анализа переходной экономики К числу основных теоретических проблем переходных эко­ номик можно отнести следующие.

• Проблема реаллокации ресурсов между различными секто­ рами экономики. Вследствие реаллокации трудовых ресурсов меж­ ду государственным и новым частным секторами экономики воз­ никает феномен структурной безработицы, теоретическому анали­ зу которого в переходных экономиках посвящена работа О. Блан шара [Blanchard, 1997]. Вместе с тем многие из условий, принятые в модели Бланшара, представляются весьма искусственными и, без сомнения, должны быть модифицированы при теоретическом анализе переходных экономик.

• Проблема дезорганизации микро- и макроэкономической среды на начальной стадии экономических реформ. Достоверно установленным фактом для большинства переходных экономик является U-образный график динамики основных макроэкономи­ ческих показателей (ВВП, промышленное производство, занятость, инвестиции и др.) [Blanchard, 1997]. Теоретическое обоснование этого феномена на базе неоклассических и кейнсианских моделей представляется весьма неудовлетворительным [Stiglitz, 1994]. Чис­ то эмпирически глубина экономического спада в начальный пери­ од реформ для большинства переходных экономик оказалась гораз­ до большей, чем это предсказывалось теоретиками реформ в странах Центральной и Восточной Европы. По всей вероятности, проблема коренится в структурной неустойчивости экономических систем в условиях резкой смены механизма управления (переход от "пла­ новых" к "рыночным" принципам макроэкономического регули­ рования).

• Проблема выбора макроэкономической политики реформ.

В течение 1990-х гг. продолжалась активная дискуссия о том, ка­ кая макроэкономическая политика наиболее приемлема для пере­ ходных экономик: политика "шоковой терапии", примененная в Польше в начале 1990-х гг. и в России в 1992—1994 гг. (так назы­ ваемый "шок без терапии"), или политика "градуализма", приме­ ненная в Венгрии и Китае в 1980—1990-х гг.? Современный ответ на этот вопрос предполагает его переформулировку в следующем виде: "Какой структурной политикой сопровождается тот или иной тип макроэкономической реформы?" [Колодко, 2000].

В целом можно утверждать, что проблемы структурной поли­ тики и структурного анализа экономических систем являются весьма актуальными для теоретического исследования переходной эконо Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики мики. Далее мы рассмотрим основные принципы структурного ана­ лиза макроэкономической среды.

Истоки методологии структурного анализа макроэкономиче­ ской среды восходят к работам В. Ойкена [Ойкен, 1995;

1996]. Он впервые выделил "конституирующие идеально-типические формы" централизованно управляемого и менового хозяйства, присутствую­ щие на всех этапах человеческой истории. В современной интер­ претации эти хозяйственные порядки соотносятся с плановой и рыночной экономикой.

Структурный анализ этих базисных экономических порядков ставит своей целью изучение основных функций плановой и рыноч­ ной экономики, т.е. важнейших структурных элементов, обусловли­ вающих особенности функционирования централизованно управля­ емого и менового хозяйства. Эти первичные структурные элементы включают в себя функции:

моделирования;

регулирования;

адаптации;

диагностики.

Суть функции моделирования в централизованно управляе­ мой экономике состоит в формировании хозяйственных планов, регламентирующих пропорции и динамику производства и обмена.

Здесь на память сразу приходят всеобъемлющие разнарядки по но­ менклатуре и ценам продукции, которые формировал Госплан СССР. Сущность функции регулирования в плановом хозяйстве также достаточно прозрачна: план подчинял себе всю хозяйствен­ ную деятельность, регулируя социальные предпочтения, количество и качество продукции. Суть функции адаптации в плановом хозяй­ стве состоит в том, что сами планы экономического развития под­ вергаются пересмотру в зависимости от глобальных социальных целей. И наконец, функция диагностики основывается на опреде­ лении степени рассогласования между планом и реальностью.

Сигнал значимого рассогласования может быть использован либо для регулирования хозяйственного порядка, либо для адаптации плана экономической деятельности.

Институциональные элементы, реализующие функции моде­ лирования, регулирования, адаптации и диагностики в рыночной экономике, кардинально отличны от своих "плановых" аналогов.

Основные принципы менового хозяйства предполагают децентра­ лизацию процесса принятия экономических решений и коорди 2. Принципы структуралистской методологии анализа переходной экономики нацию этих решений через механизм цен. Функция моделирова­ ния в меновой экономике представляет собой "расчетную шкалу" (В. Ойкен), т.е. совокупность ценовых пропорций, определяющих относительную ценность экономических благ. Именно через эту всеобъемлющую и гибкую ценовую шкалу осуществляется коор­ динация экономических решений хозяйствующих субъектов в ры­ ночной экономике. Ценовые пропорции различных экономиче­ ских благ устанавливаются в процессе рыночных обменов, когда субъективные ценности товара для продавца и покупателя соотно­ сятся с меновой ценой товара, возникающей в процессе обмена.

"Универсальная сеть рыночных обменов" является тем институ­ циональным механизмом, который реализует функцию регулирова­ ния в рыночной экономике. Естественно, что "ненужные" блага вытесняются из сферы активных рыночных обменов, и, напротив, изобретение инновационных благ резко изменяет универсальную расчетную шкалу, приводя к обновлению всей системы цен. Вместе с тем было бы иллюзией считать, что расчетная шкала в рыночной экономике обладает абсолютной гибкостью. Ойкен [Ойкен, 1996] впервые проанализировал возможные формы менового хозяйства — от совершенной конкуренции до монополии, — отличающиеся раз­ личной степенью "гибкости" ценовой шкалы.

По мнению Ф. Хайека, адаптация является центральным эле­ ментом функциональной структуры рыночной экономики: именно через адаптацию системы цен происходит включение новых благ в систему предпочтений экономических субъектов [Хайек, 2000].

Функция диагностики представляет собой механизм обнару­ жения рассогласований между "реальным" и "нормативным" сос­ тояниями экономической системы. Сигналы о рассогласованиях между "позитивной" и "нормативной" информацией об экономиче­ ской системе могут быть использованы как для изменения состоя­ ния этой системы (функция регулирования), так и для коррекции ее модели (функция адаптации).

Мы рассмотрели столь подробно институциональную реали­ зацию функций моделирования, регулирования, адаптации и диаг­ ностики в плановой и рыночной экономиках с единственной це­ лью: показать, что при всех институциональных различиях базис­ ная структура этих экономических порядков оказывается одной и той же (рис. 2.1).

В этой структуре О — "объект", т.е. экономика (economy), рассматриваемая на субстратном уровне материальных и финансо Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики вых активов;

М — моделирование, R — регулирование, А — адапта­ ция, D — диагностика. Все они — функциональные элементы мета уровня экономического порядка;

стрелками обозначены взаимо­ связи функций моделирования, регулирования, адаптации и диаг­ ностики. Так, информационный сигнал от экономической модели (стрелка M D ) сравнивается в блоке диагноза с информацией от объекта (стрелка OD), и при возникновении значимого рассогла­ сования между этими сигналами может быть предпринята либо кор­ рекция характеристик объекта (стрелки DR и RO), либо коррекция экономической модели (стрелки DA и A M ). Смысл контура регу­ лирования — в сохранении относительной замкнутости экономи­ ческого порядка: все виды хозяйственной деятельности, вступающие в конфликт с основной экономической моделью (М), вытесняются на периферию хозяйственного порядка. Напротив, смысл контура адаптации — в сохранении относительной открытости экономиче­ ского порядка: новые "успешные" виды хозяйственной деятельно­ сти приводят к адаптации существующей экономической модели, включаясь в ядро хозяйственного порядка.

О Рис. 2.1. Базисная структура экономических порядков Помимо "идеальных конституирующих форм" централизован­ но управляемого и менового хозяйств, в работах Ойкена вводится понятие "срединного пути" (Wirtschaftspolitik der mittleren Wege), описывающего попытки регулировать рыночный порядок с помо­ щью государственного вмешательства. Примерами могут служить некоторые европейские государства "всеобщего благосостояния", в которых проводится точечная политика государственного вмеша­ тельства в сфере распределения и занятости. Вместе с тем экономи 2. Принципы структуралистской методологии анализа переходной экономики ческая реальность второй половины XX столетия доставляет нема­ ло примеров экономических систем, сочетающих институциональ­ ные элементы как централизованно управляемого, так и менового хозяйственного порядков и находящихся как бы на полпути от од­ ной идеально типической формы к другой. В этих экономиках госу­ дарственное вмешательство не ограничивается лишь точечной по­ литикой, но глубоко проникает в различные сферы хозяйственно­ го механизма.

К таким переходным экономическим порядкам следует отнести экономики:

развивающихся стран (developing economies);

возникающих рынков (emerging markets);

посткоммунистических стран (post-communist economies).

Общая черта этих экономик — это биполярная структура хо­ зяйственных порядков, включающая подструктуры централизован­ но управляемого и рыночного хозяйств. В развивающихся эконо­ миках государственное регулирование хозяйственных процессов достигает весьма внушительных пропорций. В Чили, Бразилии и Мексике все программы рыночных реформ осуществлялись под патронажем государства, определявшего стратегию и тактику ре­ форм и активно участвовавшего в их реализации.

Притчей во языцех стал "союз государства и бизнеса" в эко­ номиках развивающихся рынков. Экономическая власть чеболей в Южной Корее основана на тесных контактах директоров фирм с верхушкой государственной иерархии. Согласно одной из версий, финансовый кризис в Юго-Восточной Азии 1997—1998 гг. был обу­ словлен так называемым семейным капитализмом, т.е. слишком тесными связями государственных и рыночных структур в эконо­ миках ЮВА.

Экономики посткоммунистических стран в 1988—1998 гг. так­ же приобрели четко выраженную двухполюсную структуру: ослабе­ вающий госсектор здесь сосуществует с новыми рыночными струк­ турами. Несмотря на тезис ортодоксального либерализма о том, что "государство должно уйти из экономики", активно внедрявшийся в российское общественное сознание в 1992—1997 гг., посткризис­ ный период развития российской экономики свидетельствует об обратном: государственное регулирование экономики только уси­ лилось в 1998-2001 гг.

В настоящее время отсутствует общепринятое определение переходной экономики. Так, ряд авторов [Fischer, et al., 1997] пред Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики лагают отождествить понятие переходной экономики с экономика­ ми посткоммунистического типа. Вместе с тем в работе О. Бланшара [Blanchard, 1997] акцентируется специфика посткоммунистической переходной экономики, тогда как в работах Д. Норта и К. Эрроу [North, 2000;

Arrow, 2000] отмечаются институциональные и макро­ экономические признаки посткоммунистических переходных эко­ номик, объединяющие их с развивающимися экономиками Мек­ сики, Чили, Аргентины и Бразилии.

В целом наиболее приемлемым является структурное опреде­ ление, описывающее переходную экономику как биполярную струк­ туру, включающую в себя институциональные элементы как цент­ рализованно управляемого, так и менового хозяйств. Это определение содержит известную трактовку экономических трансформаций как "перехода" от относительно замкнутой модели централизованно уп­ равляемого хозяйства к открытой модели рыночной экономики. В ра­ ботах Я. Корнай сформулировано представление о переходной эко­ номике как "дуальной системе" [Kornai, 1998], весьма близкое к введенному выше определению. Различие между этими определе­ ниями состоит в том, что Корнай настаивает на эксплицитном включении в диапазон анализа проблем переходной экономики всего спектра экономических, политических, исторических и куль­ турных факторов, тогда как структурное определение апеллирует не к социальным подсистемам, а к функциям метауровня экономиче­ ского порядка, которые имплицитно содержат в себе политические, юридические, исторические, культурные и др. факторы экономи­ ческого развития.

Схема биполярной структуры переходной экономики приве­ дена на рис. 2.2. В этой структуре индекс " 1 " относится к подсистеме централизованно управляемого хозяйства, индекс "2" — к рыноч­ ной экономике. Двойные стрелки между объектами 0 1 и 02 озна­ чают процессы реаллокации материальных и финансовых ресурсов между подсистемами централизованно управляемого и рыночного хозяйств.

Понимание переходной экономики как биполярной структу­ ры, основанной на взаимодействии различных экономических по­ рядков, в корне противоречит широко распространенному взгляду на переходную экономику как временный конгломерат ("эфемери­ ду") старых, "дерегулированных" хозяйственных механизмов и воз­ никающих на их месте новых экономических структур. Именно по­ следний взгляд доминировал в концепциях экономических преоб 2. Принципы структуралистской методологии анализа переходной экономики разований, предложенных российской правящей элитой в 1992— 1997 гг. Апелляция к "невидимой руке рынка", которая "со време­ нем все расставит по местам", звучала как набат в российской эко­ номической публицистике 1990—1995 гг.

Рис. 2.2. Биполярная структура переходной экономики Изучение особенностей мотивации и поведения экономиче­ ских субъектов в условиях реформ является неотъемлемым компо­ нентом структуралистского анализа. Вместе с тем методы структур­ ного анализа экономической микросреды в настоящее время разви­ ты весьма слабо. На микроэкономическом уровне господствует тра­ диционная неоклассическая методология. Однако применимость ее результатов к анализу переходных экономик подвергается серьез­ ной критике в работах Дж. Стиглица, Я. Корнай, Д. Норта [Stiglitz, 1994;

Kornai, 1998;

North, 1997] и других исследователей. Поэтому в следующем параграфе мы рассмотрим краткий очерк структурного анализа экономической микросреды, который является методоло­ гическим базисом для анализа макроэкономических и структурных проблем переходных экономик.

Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики 2. Структурный анализ частного и общего микро и макроэкономического равновесия Модели и результаты, излагаемые далее в этом параграфе, являются принципиально новыми. Их "право на существование" может быть обосновано плодотворностью в использовании для анализа теоре­ тических проблем переходной экономики. В отличие от неоклас­ сических и неокейнсианских статических моделей частного и об­ щего микро- и макроэкономического равновесия, модели, разрабо­ танные в рамках структуралистского подхода, являются принципи­ ально динамическими. Но отнюдь не только это, и даже главным образом не это, обстоятельство обусловливает их ценность для ана­ лиза проблем экономической трансформации. Дело в том, что эти модели описывают ситуации с переменной структурой предпочте­ ний экономических агентов — ситуации, являющиеся абсолютной terra incognita для неоклассики и неокейнсианства. Вместе с тем именно модели с переменной структурой предпочтений могут ока­ зать существенную помощь в исследовании процесса реструктури­ зации экономических систем.

Далее будут разработаны и проанализированы следующие мо­ дели:

• модель обмена и ее устойчивость;

• модели "ошибок" и "провалов" рынка (трансакционные из­ держки, ухудшающий отбор, моральный риск);

о модели частного макроэкономического равновесия (рынок сбережен и й -и н вести ци й, рынок труда);

• модели общего экономического равновесия.

2.3. Модель обмена и ее устойчивость Исследование рынков совершенной конкуренции начинается с анализа частного экономического равновесия — "спонтанного ры­ ночного порядка", возникающего в результате элементарных ры 2. Структурный анализ частного и общего микро- и макроэкономического равновесия ночных трансакций между поставщиком и потребителем некоторо­ го экономического блага. Далее я привожу структуралистское опи­ сание этого феномена и его формальный анализ.

Будем полагать, что на рынке некоторого экономического блага А действуют два экономических агента: потребитель и произ­ водитель этого блага. Обозначим через А, А, объемы спроса и пред­ Г ложения со стороны этих агентов соответственно;

р, p — субъек­ с s тивные ценности обмениваемого блага для потребителя и произво­ дителя;

р,р — объективные ценности (рыночные цены) блага т т для потребителя и производителя соответственно.

Субъективные ценности обмениваемого блага для потребителя и производителя могут быть представлены обратными функциями спроса и предложения:

р' =p (A J.), p =p (A,I ), (2-1) v s s r t s где 1, /, — бюджет потребителя и производителя соответственно.

С На содержательном уровне смысл этих зависимостей состоит в том, что субъективные ценности обмениваемого блага для потреби­ теля и производителя оказываются связанными с объемами потреб­ ления и производства этих благ соответственно. В неоклассике обос­ нование этих зависимостей проводится на базе "теории полезности", подвергаемой сегодня обоснованной критике. Теория "выявленных предпочтений" П. Самуэльсона может служить достаточно твердой методологической основой для обоснования этих зависимостей.

Функция моделирования в рассматриваемой системе состоит в том, что потребитель и поставщик "моделируют" рыночную цену экономического блага. Это означает, процесс экономического обме­ на в рассматриваемой системе опосредован некоторой "общей цен­ ностью" — рыночной ценой обмениваемого блага, формируемой в результате обоюдного соглашения (или договорного процесса) эко­ номических агентов. В общем случае р Ф p, т.е. рыночная цена с s т m блага для потребителя и поставщика различна. Но вначале рассмот­ рим случай рынка с полной информацией и нулевыми трансакци онными издержками, для которого р = р' - р, где р — единая с т т т т рыночная цена блага, представляющая собой общую ценность для участников рыночного обмена.

Функция управления для подсистем спроса " С" и предложе­ ния "S" состоит в регулировании объема спроса ( А ) и предложе- с Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики ния ( A ) с целью уменьшения различий между субъективной цен­ s ностью блага и его рыночной ценой, т.е.

A =k (p (A,I )-p ), k >0, (2-2) c c c c c c m A =k (p {A J )-p ), k <0, (2-3) s s s s s s m где A - dA I dt\ t — время в рассматриваемой системе.

c c Интерпретация этих уравнений такова: если субъективная цен­ ность блага для потребителя выше текущей рыночной цены этого блага, то объем потребления блага увеличивается;

и наоборот, если субъективная ценность блага для поставщика выше рыночной цены этого блага, сложившейся на данный момент, то объем поставок будет уменьшаться. Например, если потребитель высоко ценит ка­ кое-либо благо, а стоит оно на конкретном рынке весьма дешево, то потребитель будет стремиться увеличить объем покупок блага на этом рынке. Аналогично, если издержки по производству некото­ рого продукта у производителя значительно ниже цены за этот про­ дукт, предлагаемой на рынке, то данный производитель будет стре­ миться увеличить поставки своей продукции на этот рынок.

Заметим, что функция диагностики в этой системе с полной ин­ формацией состоит в формировании рассогласований между субъ­ ективной и объективной ценностью экономического блага. Более сложные процедуры диагностики присущи системам с неполной информацией.

Функция адаптации в этой системе состоит в коррекции ры­ ночной цены блага в зависимости от текущей ситуации рыночного обмена. Если объем спроса превышает объем предложения, то ры­ ночная цена блага будет повышаться и наоборот:

p =a(A -A ), а>0. (2-4) m c s Содержательный смысл уравнений (2-2)—(2-4) интуитивно ясен из нашего повседневного опыта. Коэффициенты к,^'^по­ с лагаются здесь постоянными.

Таким образом, простейшая система рыночного обмена мо­ жет быть описана следующими уравнениями:

A =к'(р' (A J,)- р ), к' >0, (2-5) r т A =k {p\A,I )- \ k <0, (2-6) s s s s s Pm 2. Структурный анализ частного и общего микро- и макроэкономического равновесия (2-7) р = ( с-А1 аА а > т Допустим для простоты, что эта система имеет единственную стационарную точку: А* = А* = А*, р (A*,I ) = р (А*,I ) = р*. с s C s т Для исследования устойчивости этого равновесия рассмотрим окре­ стность стационарной точки. Линеаризованная система имеет вид q = Jq, q= (A -A\A -A\p -p*J, (2-8) c s m где cd < k P dA c 0 (2-9) dA s a -a Условия устойчивости положения равновесия могут быть за­ писаны следующим образом:

Ф1 Ф г + г < а dA dA c dp dp c s (2-10) <0, dA c * dp dp dp', dp c s 0, c c s т.е. в случае "нормального" блага. При этом точка равновесия (А*, А", р' ) системы (2-5)—(2-7) является устойчивым фокусом.

т Этот вывод совпадает с анализом устойчивости частного мик­ роэкономического равновесия, проведенным Вальрасом и Маршал­ лом [Gravelle, Rees 1992;

Davis, 1963]. Однако в ситуациях, когда кривая предложения имеет отрицательный наклон (dp* IdA < 0 ) s или кривая спроса — положительный наклон {dp IdA > 0, благо с c Гиффена), условия устойчивости (2-10) положения равновесия мо­ гут нарушаться. Хорошо известно, что подходы Вальраса и Мар Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики шалла к анализу устойчивости в этой ситуации приводят к совер­ шенно различным результатам. Вместе с тем описанный выше под­ ход объединяет преимущества вальрасианского и маршаллианского анализа устойчивости частного экономического равновесия, по­ скольку в уравнениях (2-5)—(2-7) одновременно меняются и объ­ емы, и цены блага для потребителя и производителя, и позволяет сформулировать более точные условия устойчивости равновесия.

Переход к "трехмерному" анализу частного экономического равновесия (2-5)—(2-7) позволяет исследовать динамику рыноч­ ного процесса самоорганизации (что и является главной целью "ав­ стрийского" подхода), но в то же время дает возможность изучать предельный случай "сравнительной статики" (что характерно для подхода неоклассической школы).

Рассмотрим теперь случай ненулевых трансакционных из­ держек. Здесь рыночная цена обмениваемого блага будет различ­ ной для поставщика и потребителя, т.е. р Ф p. Рассмотрим вна­ с s т m чале простейшую аддитивную модель трансакционных издержек, в которой р = р + А, р' = p +A, Д,.,Д. >0. Система (2-5)—(2-7) с я т С т m s принимает вид A =k (p (A,I )-p -A ) f >Q, c c c c c m c> A =k (p (A,I )-p -A ), k <0, (2-11) s s s s s s m s p =a(A -A ), a>0.

m c s Эта система имеет единственную стационарную точку Д. =A = А\ р (А*,I )-A - p (A*,I ) - A. Как правило, транс с s S C C s s акционные издержки покупателя выше, чем у поставщика блага, т.е.

А > А,. При этом А* < Д*, где Д* соответствует равновесному с объему обмениваемого блага при нулевых трансакционных из­ держках.

Мы рассмотрели простейшую модель аддитивных трансакци­ онных издержек. Более сложные ситуации мультипликативных из­ держек, соответствующие влиянию "посредников" на механизмы рыночного обмена, будут исследованы далее.

Проведенный анализ элементарного экономического обмена позволяет сформулировать следующие выводы. Гипотеза "ценопо лучателя" (price taking behavior), обычно формулируемая при теоре­ тическом анализе систем частного и общего экономического равно­ весия, далеко не соответствует реальности. Субъективные ценности 2. Структурный анализ частного и общего микро- и макроэкономического равновесия обмениваемого блага для потребителя и поставщика непрерывно корректируются в процессе рыночного обмена и постоянно срав­ ниваются с объективной ценностью — рыночной ценой обмени­ ваемого блага. Эта объективная рыночная цена формируется в про­ цессе экономического или символического обмена. Таким образом, "спонтанный порядок человеческого сотрудничества" (Хайек) по­ является в результате координации субъективных ценностей на ос­ нове "общей ценности" — рыночной цены обмениваемого блага.

Как известно, биржа и фондовый рынок являются одними из фундаментальных институтов чистого рыночного капитализма. При­ веденная выше модель экономического обмена идеально соответ­ ствует особенностям биржевой торговли: действительно, рыночная цена товара формируется здесь в процессе биржевой торговли и ко­ ординации субъективных ценностей обмениваемого товара у поку­ пателя и поставщика. Это дает нам основания утверждать, что опи­ санная модель отражает весьма существенные черты процесса эко­ номического обмена.

2.3. "Ошибки" и "провалы" рынка Одним из наиболее типичных примеров провалов рынка (market failure) является феномен трансакционных издержек, впервые про­ анализированный Р. Коузом [Coase, 1960].

Трансакдионные издержки Продемонстрируем этот феномен на примере простейшей системы "поставщик — потребитель" с трансакционными издержками муль­ типликативного типа, возникающими вследствие маржи, взимаемой посредником за совершенную сделку. Эта система описывается сле­ дующей моделью:

k (p (A,I<:)-tP,nl ^>0, t>\, А C C (2-12) k°(p (A,i )- j, k 0.

c s Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики В данной модели переменная t > 1 отражает эффект влияния транс­ акционных издержек на рыночную цену блага для потребителя.

Равновесная точка в системе (2-12) определяется из условий:

p (A\l ) = tp'(A\l,),A =A,=A'.

e c e Отсюда видно, что трансакционные издержки мультиплика­ тивного типа приводят к снижению объемов сделок между эконо­ мическими агентами и общему росту цен. Равновесие обмена сме­ щается от совершенно конкурентного Е к равновесию трансакци х онной "ловушки" Е. Покажем, что равновесие Е является ус­ 2 тойчивым. Матрица линеаризованной системы (2-12) имеет вид. dp c О •tk c, dp* О k -k 7= s dA s а -а О 2. Структурный анализ частного и общего микро- и макроэкономического равновесия Пусть а, = k ——, а = к". Тогда характеристический по c dA dA c s лином рассматриваемой системы имеет вид | ЛЕ -11= Л - Л (а + а ) + Л{а а - ак + а + к ) + (a ak - a atk ).

ъ 2 с с s c х 2 х 2 x Условия устойчивости Гурвица - а - а > О, х - (а, + а )а а + a ak -а ак > О, s с 2 х 2 2 х a k -a tk > О, s c x очевидно, выполнены для любого t > 1. Равновесие Е является ус­ тойчивым.

Таким образом, трансакциейные издержки в системе эконо­ мического обмена приводят к устойчивому сдвигу положения рав­ новесия от точки эффективной рыночной аллокации ресурсов.

С этим явлением связан механизм вертикальной и горизонталь­ ной интеграции, в рамках которого звено "посредник" ликвидирует­ ся и равновесие обмена в идеале возвращается в точку равновесия при совершенной конкуренции. Однако возникновение интегриро­ ванных структур влечет за собой монополизацию рынков с извест­ ными негативными последствиями. Поэтому в действительности равновесие смещается в точку, отличную от положения равнове­ сия при совершенной конкуренции.

Моральный риск Другой известный случай "провалов рынка" также легко ин­ терпретировать в рамках структуралистского анализа. Ситуация "мо­ рального риска" (moral hazard) возникает в системе "принципал — агент", когда экономический агент (производитель некоторого ре­ сурса) склонен завышать объемы поставок ресурса, используя не­ полноту информации в системе обмена. Эта ситуация описывается следующей моделью:

A =k (p (A,I )-p ), k >0, c c c c c c m A =k (p (A,I )-pJ, *'<0, (2-13) s s s s s p„=a(A -hA ), а>0, h>l.

c s Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики Здесь Д — фактический объем поставок ресурса агентом, h A > Д, — демонстрируемый объем поставок ресурса, h > 1 — не­ s который ненаблюдаемый параметр.

Равновесная точка в системе (2-13) определяется из уравне­ ния p (hA*) = p (A"). Отсюда видно, что в ситуации морального c s риска объемы сделок между экономическими агентами также сни­ жаются, а уровень цен сделок падает (рис. 2.4). Устойчивость ново­ го равновесия Е проверяется непосредственно по аналогии с пре­ дыдущим случаем. Следовательно, эффект морального риска ведет к образованию институциональной "ловушки".

Рис. 2.4. Равновесия в системе моральных рисков Ухудшающий отбор Пожалуй, именно ситуация "ухудшающего отбора" (adverse selection) иллюстрирует сложность поиска общих институциональ­ ных ценностей — рыночных цен обмениваемых благ — наиболее наглядно. Эта ситуация типична для неполных рынков, когда пот­ ребитель не может дифференцировать блага различного типа и вы­ нужден формировать свои субъективные предпочтения с учетом ап­ риорных предположений о структуре рынка. Классический пример 2. Структурный анализ частного и общего микро- и макроэкономического равновесия ситуации ухудшающего отбора — рынок подержанных автомоби­ лей, которые могут оказаться либо вполне приемлемого качества, либо совсем плохими, т.е. "лимонами". В работе Дж. Акерлофа [Akerlof, 1970] было показано, что в большинстве ситуаций этот рынок деградирует, поскольку на нем остаются только продавцы "лимонов". Причина распада подобных плохо сегментированных рынков заключается в невозможности формирования общей для покупателей и продавцов рыночной цены обмениваемых благ и, соответственно, в отсутствии рыночного равновесия.

Рассмотрим интерпретацию ситуации ухудшающего отбора в рамках структуралистского метода. Как отмечалось выше, в ситуа­ циях "неполных" рынков потребитель вынужден модифицировать свои субъективные предпочтения с учетом того, что на рынке при­ сутствуют блага различного типа (например высокого и низкого качества). В частности, в модели рынка "лимонов" обратная функ­ ция потребительского спроса будет зависеть не только от общего объема спроса, но и от субъективной оценки доли "лимонов" на рынке у'. При возрастании у объем спроса будет уменьшаться.

: с Более конкретно будем предполагать, что объемы предложе­ ния нормальных благ А и "лимонов" L равны соответственно Q S A и Q], общий объем потребительского спроса на рынке равен Q.

Обратные функции спроса и предложения равны соответственно:

Р (Q,7 ), Pa(Q'I), P[(Ql)\ рыночная цена равна р. Тогда рас­ C C т сматриваемый рынок описывается следующей формальной моделью:

Q =k (jZ(Q',f)- h k' >0, r r :

Pm &=К(РЖ)-РЛ К<О, _ (2 И) &=К(РЖУ-Р )> К < о, т P =a{Q -Q ~Q[), а>0.

c s m A Равновесная точка в системе (2-14) определяется из условий:

Q' =Q:+Ql РЖ) = РЖ) = P (Ql + Qlf) = Р • Покажем, что r т эти условия не выполняются при естественных предположениях о характере функций спроса и предложения благ. В самом деле, по­ скольку стоимость качественных благ намного выше стоимости "лимонов", то для любого Q Рл>р1 (2-15) Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики (2-16) dQ dQ Условие (2-16) означает, что при уменьшении рыночной це­ ны предложение качественных благ будет сокращаться резче, чем предложение "лимонов" (рис. 2.5).

| Р'.Р'Л.Р!

уРл (Р'У V \ /у р [ Р.

Р С QL Q1+QI Рис. 2.5. Спрос и предложение в системе ухудшающего отбора При условиях (2-15)—(2-16) <2^ > Q и поэтому субъективная S A оценка доли "лимонов" на рынке у будет возрастать, а криваяс рыночного спроса смещаться вниз и влево от исходного положе­ ния p (Q + Q'l,0). При этом рыночная цена р падает, а количе­ c s A т ство качественных благ Q\ на рынке сокращается гораздо быстрее объема предложения "лимонов" Q[, вследствие чего субъективная оценка доли "лимонов" у будет возрастать далее, что приведет к с дальнейшему сдвигу кривой рыночного спроса р ' (Q +Q,y ) с s c A L вниз и влево. В результате этих "мысленных экспериментов" субъ­ екты экономического обмена не могут прийти к взаимоприемле­ мому соглашению о рыночной цене р в данной ситуации, и ры­ т нок деградирует: на нем остаются только продавцы "лимонов".

Следует отметить характерную черту рассмотренной ситуации, которая обычно "затушевывается" при традиционном неокласси 2. Структурный анализ частного и общего микро- и макроэкономического равновесия ческом анализе феномена "ухудшающего отбора". Это особая роль субъективных ожиданий экономических агентов — оценок у, — с которые являются компонентом функции моделирования на данном неполном рынке. По сути дела, неполные рынки являются пере­ ходной формой экономического выбора от совершенно конкурент­ ных рынков к рынкам несовершенной конкуренции, которые ха­ рактеризуются отсутствием общих институциональных ценностей у агентов экономического обмена и особой ролью механизмов фор­ мирования субъективных ожиданий агентов.

2.3. Частное макроэкономическое равновесие Методы структурного анализа экономической микросреды позво­ ляют исследовать проблемы частного и общего макроэкономическо­ го равновесия. Далее мы рассмотрим две основные модели частного макроэкономического равновесия: динамику рынка инвестиций сбережений и рынка труда.

Рынок сбережений-инвестиций Основными макропеременными для этого рынка являются спрос на инвестиции ( 7 ) и предложение инвестиций ( S ), предельная производительность капитала (т(1)), ставка по кредитам ( г ) и с депозитам ( / ). В неоклассических моделях обычно предполагает­ ся, что S = I, тогда как в кейнсианских моделях S Ф I. Мы рас­ смотрим модель, построенную на вышеизложенных принципах, ко­ торая объединяет черты неоклассического и неокейнсианского под­ ходов. Эта модель описывает рынок сбережений-инвестиций сле­ дующей системой уравнений:

i = k (m(I)-r -S), k,>0, (2-17) I c S = k H(S) + r -7t), k >0, (2-18) s c s r = a(I-S), a>0. (2-19) c В этой системе: / — спрос на инвестиции в основной капитал;

S — предложение инвестиций, полагаемое равным предложению част Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики ных сбережений: т(1) — предельная производительность капитала, являющаяся убывающей функцией от I ;

i(S) — депозитная ставка коммерческих банков, являющаяся функцией сбережений S: в обычной ситуации с ростом депозитной ставки банки могут при­ влекать больший объем частных сбережений и соответственно пре­ доставлять больше инвестиционных кредитов реальному сектору;

г — ставка по кредитам банков;

д — норма амортизации: ж — с норма банковской прибыли.

Экономический смысл уравнения (2-17) состоит в том, что если m(I)>r +S, т.е. предельная производительность капитала, c сложившаяся на данный момент, выше суммы текущей ставки по кредитам и нормы амортизации, то спрос на инвестиции начинает расширяться и наоборот.

Уравнение (2-18) описывает динамику предложения инвести­ ций S: если текущая ставка по кредитам выше суммы текущей де­ позитной ставки и нормы банковской прибыли, то предложение ин­ вестиций начинает расширяться. Заметим, что в уравнении (2-18) неявно предполагается, что объемы предложения сбережений и ин­ вестиций совпадают (что подразумевает отсутствие альтернативных способов вложения финансовых средств у банков).

Уравнение (2-19) описывает динамику кредитной ставки: если спрос на инвестиции превышает предложение инвестиций, то кре­ дитная ставка начинает возрастать и наоборот.

Общее замечание. В уравнениях (2-17)—(2-19) речь идет о ре­ альных процентных ставках и реальных (дефлированных) объемах спроса и предложения инвестиций.

Таким образом, модель описывает экономическое поведение трех основных групп участников рынка: предпринимателей, домо хозяйств и финансовых посредников. Из системы (2-17)—(2-19) следует, что если коэффициенты a,k,,k достаточно велики, то s ставка процента и объемы сбережений и инвестиций будут доста­ точно гибкими, а рынок сбережений-инвестиций будет хорошо описываться неоклассической моделью: в положении равновесия / = S. Однако если коэффициент а достаточно мал, то ставка про­ цента г будет жесткой, а система (2-17)—(2-19) будет хорошо опи­ с сываться кейнсианской моделью: I Ф S, т.е. рынок сбережений-ин­ вестиций будет почти всегда в неравновесии.

Из условий устойчивости (2-10) мы заключаем, что положе­ ние равновесия системы (2-17)—(2-19) будет устойчивым, если 2. Структурный анализ частного и общего микро- и макроэкономического равновесия dm!dl < О, diIdS > О, т.е. в случае "нормального" рынка сбереже­ ний-инвестиций. Однако известно весьма немало случаев, когда не существует устойчивых положений равновесия на рынке сбереже­ ний-инвестиций или когда существует несколько устойчивых и не­ устойчивых равновесий этого рынка.

Рассмотрим пример. Характерная форма кривой предложения инвестиций i(S) приведена на рис. 2.6. При очень высоких депо­ зитных ставках i объемы депозитов населения в коммерческих бан­ ках начинают сокращаться ввиду недостатка доверия к надежности банковской системы и ожиданий банковского кризиса. Эта ситуация является типичной в периоды экономических и финансовых кризи­ сов, подобных Великой депрессии в США 1929—1932 гг. или рос­ сийским реформам 1992—1994 гг.

Рис. 2.6. Равновесия рынка сбережений-инвестиций Немонотонная форма кривой предложения инвестиций i(S) порождает два равновесия: неустойчивое равновесие ^ ( к е й н с и а н ское квазиравновесие) и устойчивое равновесие N (неоклассиче­ ское равновесие). В равновесии К: di/dS < 0, т.е. условия устойчи­ вости системы (2-17)—(2-19) нарушаются. Рынок сбережений-ин Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики вестиций разрушается в точке К, а экономическая система эволю­ ционирует в направлении неоклассического равновесия N.

Рынок труда Другим краеугольным камнем неоклассической теории макроэко­ номического равновесия является гипотеза о равновесии рынка труда. Фактором, уравновешивающим спрос и предложение труда, является гибкая ставка заработной платы. Эта гипотеза была под­ вергнута критике Кейнсом, выдвинувшим альтернативную гипотезу о жесткости ставки заработной платы. Однако эти различия нео­ классического и кейнсианского подходов можно преодолеть в струк­ туралистской модели рынка труда. В этой динамической модели функционирование рынка труда описывается следующей системой:

L = k (w (L )-w ), k >0, A d d d m d E=k (-w (L ) + J, k >0, (2-20) s s s W s w =j3(L -L ), /?>0, d s m где L,L — спрос на труд и предложение труда соответственно;

d S w (if), w ( L ) — кривые спроса на труд и предложения труда со­ !

d s ответственно;

w — рыночная ставка заработной платы.

m Коэффициент Р характеризует степень жесткости ставки за­ работной платы: для малых J3 ставка заработной платы является жесткой и модель хорошо описывает кейнсианскую ситуацию хро­ нического неравновесия на рынке труда;

для больших /3 ставка за­ работной платы является гибкой и модель характеризует неокласси­ ческую ситуацию, в которой равновесие на рынке труда легко дос­ тижимо. Уравнение w =j3(L?-U) является моделью кривой m Филлипса в ее оригинальной форме.

Условия устойчивости положений равновесия в системе (2-20) прежние: dw I dL < 0, dw I dL > 0. Отметим, что в типичных си­ d s d s туациях кривая предложения труда является немонотонной и по­ этому эти условия равновесия на рынке труда легко нарушаются.

По аналогии с рассмотренной выше моделью рынка сбережений инвестиций в общей ситуации существуют два положения равно­ весия на рынке труда: неустойчивое (кейнсианское) равновесие и устойчивое (неоклассическое) равновесие. Скорость сходимости к положению равновесия определяется коэффициентами /3, k, k. d s 2. Структурный анализ частного и общего микро- и макроэкономического равновесия 2.3. Общее экономическое равновесие Выше было показано, что при некоторых естественных условиях, наложенных на функции субъективных предпочтений экономиче­ ских агентов, существует механизм рационального согласования этих предпочтений, основанный на институте общих социальных ценностей обмениваемых благ. В этом параграфе мы рассмотрим перспективу построения теории общего экономического равнове­ сия, основанную на этой идее: в отличие от концепции общего равновесия Л. Вальраса, базирующейся на гипотезе ценополучате ля (price-taking behavior) экономических агентов, развиваемый да­ лее подход основан на представлении о том, что экономические агенты активно формируют социальные ценности обмениваемых благ, сопоставляя с ними свои субъективные предпочтения этих благ в процессе обмена.

В вальрасианской теории общего равновесия [Arrow, Debreu, 1954;

McKenzie, 1954] экзогенность цен обмениваемых благ порож­ дает необходимость введения в модель искусственных переменных типа "избыточного спроса" на эти блага. С описанием свойств этих переменных связаны существенные трудности, с которыми столк­ нулась современная теория общего экономического равновесия [Sonnenschein, 1973;

Debreu, 1974].

В частности, Зонненшайн показал, что любая непрерывная функция, удовлетворяющая закону Вальраса, может быть представ­ лена как функция избыточного спроса в модели чистого обмена с квазивогнутыми функциями полезности участников. Из теоремы Зонненшайна следует, что без дополнительных предположений о виде функции полезности нельзя предсказать направление изме­ нений эндогенных экономических переменных при вариации эк­ зогенных параметров рассматриваемой модели.

В отличие от вальрасианского подхода в рассматриваемых да­ лее моделях общего равновесия все переменные являются эндоген­ ными, включая рыночные цены обмениваемых благ, и поэтому тео­ ретические затруднения, с которыми сталкиваются вальрасианские теории общего равновесия, не возникают здесь априори.

Сделаем несколько замечаний о природе моделей общего рав­ новесия. В модели социального выбора мы сталкиваемся с систе Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики мой с п потребителями, к благами и одним репрезентативным по­ ставщиком благ (обществом). В модели общего равновесия необ­ ходимо исследовать в некотором смысле обратную ситуацию: один (репрезентативный) потребитель, к благ и п поставщиков благ.

Рассмотрим вначале наиболее простой случай: два блага А и В, два поставщика благ А и В, один потребитель благ А и В. Эта система описывается следующей моделью:

А =р' (А\В,1)-р, с с т А А A =-p (A ) + p, s s s m A A p'"=A -A, c s (2-21) FA B = P (B,A,I)-P2, C C C C B B'=-P (B') + PZ,, B p =B ~B.

m (: S B Равновесные точки системы (2-21) удовлетворяют следую­ щим условиям:

A =А = A*,ff =В =B\pl(A\B*)= :(A*) = p,p (B\A*) = p (B*) = p.

s С С c s P A B B B Как и выше, в случае монотонно убывающих функций спроса р' и монотонно возрастающих функций предложения p для каждо­ s го В' существует единственная точка А* =А*(В*), определяемая из уравнения р (А*,В*) = р (А*). Подставляя это значение в А А уравнение р' (В\А") = р (В"), получим 3 в р (В\А\В*)) = р (В*).

в в Правая часть этого уравнения монотонно возрастает по В*, тогда как его левая часть является монотонно убывающей функцией от В*. Как и выше, предполагаем, что решение этого уравнения в об­ щей ситуации существует. Для единственности этого решения дос­ таточно, чтобы выполнялись условия dpi. др Ъ с W' w>w п в Рв <0 <0 > 2. Структурный анализ частного и общего микро- и макроэкономического равновесия Таким образом, при достаточно общих и естественных усло­ виях, наложенных на функции р,р,р,р, существует единст­ с А в А в венная равновесная точка в системе (2-21).

Для исследования устойчивости этого равновесия рассмот­ рим линеаризованную систему = {А -А*, А -А* B\B -В\р -р ), С 5 S т Р1В С в в = Jq, (fa 0 -1 дА дв с с Фл 0 1 0 0 О dA" о 1 -1 0 0 где J ЭРв 0 0 - дА дв с с dp' 0 0 0 0 B dB s о 0 0 1 - v Заметим, что матрица / является "почти блочной" с "блоками", соответствующими рынкам благ А и В. Достаточные условия ус­ тойчивости этой системы имеют вид ^1 оМ оМ М>о.

< < > дв° дА дв с с дЛ' Эрл Эр^ ЭРл Эр < mm я эл1 dB дА' дв дВ дА s : с с с Эти условия вновь означают, что при естественных предположе­ ниях относительно функций спроса и предложения для благ А и В, а также перекрестных частных производных функций спроса суще­ ствует устойчивая равновесная аллокация в системе экономическо­ го обмена (2-21).

Мы рассмотрели столь подробно условия существования един­ ственного устойчивого равновесия в этой системе потому, что она является основой для исследования рынков несовершенной кон­ куренции.

Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики Обобщение этих результатов на случай с k благами прово­ дится следующим образом. Пусть А{,А^,...,А — объемы потреб­ к ления благ 1,...,к;

А /, А^,..., А — объемы поставок благ 1,...,к н е ­ к зависимыми поставщиками;

Af={А,...,А,,Д,...,А } — множе­ С Г с с 1 Ч +1 к ство к благ с исключенным i -м благом;

р] (А,, А _.) — обратная Г с функция спроса на благо i = l,...,k;

р. ( А / ) — обратная функция предложения блага i = l,...,k;

р™ — рыночная цена блага i, фор­ мирующаяся в процессе обмена.

Тогда рассматриваемая ситуация экономического обмена опи­ сывается моделью вида А?= °(А?Ж )-Р?, Р А/ =-р°(АП + Р?, (2-22) РГ=А-А;

, где i = l,...,k.

Равновесные точки в системе (2-22) определяются из уравне­ ний Р ;

( А ;

) = Р ;

( А ;

, А :, ), / = 1,...Д. (2-23) В случае монотонно убывающих функций спроса и монотонно возрастающих функций предложения допустим, что существует единственное решение А* = g (A*_ ),i = l,...,k, i i где функции g. монотонно убывают по каждой из координат век­ тора А*,.. Другими словами, для вектора равновесных объемов спро­ са X - (А,*,А*,...,А* ) получим 2 К X = G(X), (2-24) где отображение G является непрерывным.

По теореме Брауэра о неподвижной точке, отсюда следует, что существует решение уравнения (2-24), соответствующее равновес­ ной аллокации благ в системе (2-22).

Для исследования устойчивости положения равновесия рас­ смотрим линеаризованную систему с "почти блочной" матрицей J 2. Структурный анализ частного и общего микро- и макроэкономического равновесия с диагональными б л о к а м и J..., J, соответствующими рынкам )7 k благ i = l,...,к dpi J= О эд' - 1 о и внеблочными элементами вида др. IdA'j, i Ф j. Доказательство сформулированной ниже теоремы 1 использует следующие идеи:

переход к эрмитово-симметризованной матрице S = —(J + J ), использование неравенства Важевского и теоремы Гершгорина для анализа условий устойчивости и собственных значений.

Теорема 1. Пусть обратные функции спроса в системе (2-22) монотонно убывают, а обратные функции предложения благ моно­ тонно возрастают и, кроме того, выполнено следующее условие ог­ раниченности "перекрестных" частных производных функций спроса:

др^Щ V = max ]Г ЭА;

ЭД С i*i U =min эд е 0

Тогда существует единственное устойчивое положение равновесия в системе экономического обмена (2-22).

Возможность совершенно конкурентного равновесия во мно­ гом определяется механизмом согласования индивидуальных пред­ почтений агентов на основе общих институциональных ценностей — рыночных цен, возникающих в процессе обмена. Следует отметить, что, в отличие от традиционной гипотезы ценополучателя, рыноч­ ные цены в рассмотренных моделях не задаются экзогенно как ре Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики зультат чьего-либо произвола или волеизъявления, а являются эндо­ генными переменными, формируемыми в процессе экономиче­ ского обмена.

Учебно-методические материалы к лекции Литература Основная Бродский Б. Трансформационные кризисы / / Экономический журнал ВШЭ. 1998. Т. 2. № 3. С. 322-341.

Ойкен В. Основные принципы экономической политики. М.: Издатель­ ская группа "Прогресс", 1995.

Ойкен В. Основы национальной экономии. М.: Экономика, 1996.

Blanchard О. The Economics of Post-Communist Transition. Oxford: Clarendon Press, 1997.

Kornai J. The System Paradigm: W D I Working Papers. 1998. № 278.

Leontyev W. Input-Output Analysis / / The New Palgrave. A Dictionary of Eco­ nomics / Ed. by J. Eatwell, M. Milgate P. Newma. L., 1980. Vol. 2. P. 860-864.

Phelps Ed. Structural Slumps. Cambridge: M I T Press, 1994.

Reform in Eastern Europe / O. Blanchard, R. Dornbush, P. Krugman et al.

Helsinki: WIDER, 1991.

Shackle G. Epistemics and Economics. A Critique of Economic Doctrines.

Cambridge: Cambridge University Press, 1972.

Учебно-методические материалы к лекции Дополнительная Васильев С. Обзор структурных реформ в России в период после финан­ сового кризиса 1998 г. / / Инвестиционный климат и экономическая стра­ тегия России: Материалы для обсуждения. М.: ГУ ВШЭ, 2000.

Колодко Гж. От шока к терапии. М.: ЗАО "Журнал «Эксперт»", 2000.

Хайек Ф. Индивидуализм и экономический порядок. М.: Изограф, 2000.

Яременко Ю.В. Приоритеты структурной политики и опыт реформ. М.:

Наука, 1999.

Akerlof G. The Market of Lemons: Quality Uncertainty and the Market Mecha­ nism / / Quarterly Journal of Economics. 1970. № 89. P. 488—500.

Arrow K. Economic Transition: Speed and Scope / / Journal of Institutional and Theoretical Economics. 2000. Vol. 156. № 1.

Arrow K., Debreu G. Existence of Equilibrium for a Competitive Economy / / Econometrica. 1954. Vol. 25. P. 265-290.

Berg A. Does Macroeconomic Reform Cause Structural Adjustment. Lessons from Poland / / Journal of Comparative Economics. 1994. Vol. 18. № 3.

Coase R. The Problem of Social Cost / / Journal of Law and Economics. 1960.

№ 3. P. 1-44.

Davis D.G. A Note on Marshallian vs. Walrasian Stability Conditions / / Cana­ dian Journal of Economics and Political Science. 1963. № 29.

Debreu G. Excess Demand Functions / / Journal of Mathematical Economics.

1974. № 1. P. 15-23.

Fischer S., Sahay R., Vegh C. From Transition to Market: Evidence and Growth Prospects / / Lessons from the Economic Transition. Central and Eastern Europe in the 1990s. Kluwer, 1997.

Gravelle H., Rees R. Microeconomics. 2 ed. L.;

N.Y.: Longman, 1992.

nd McKenzie L.W. On Equilibrium in Graham's Model of World Trade and Other Competitive Systems / / Econometrica. 1954. Vol. 22. № 1.

Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики North D. Big-Bang Transformations of Economic Systems: an Introductory Note //Journal of Institutional and Theoretical Economics. 2000. Vol. 156. № 1.

North D. The Contribution of the New Institutional Economics to an Under­ standing of the Transition Problem: WIDER Annual Lectures. Helsinki, 1997.

№ 1.

Partnership for Sustainable Global Growth: Interim Committee Declaration.

Washington D.C: International Monetary Fund, 1996.

Sonnenschein H. Do Walras' Identity and Continuity Characterize the Class of Community Excess Demand Functions? / / Journal of Economic Theory. 1973.

№6.

Stern N. The Transition in Eastern Europe and the Former Soviet Union: Some Strategic Lessons from the Experience of 25 Countries over 6 Years: Conference Paper Presented at OECD/CCET Colloquium. Paris, 1996.

Stiglitz J. Whither Socialism? Harvard: M I T Press, 1994.

Taylor L. Structuralist Macroeconomics. N.Y.: M I T Press, 1983.

Woodford M. Structural Slumps / / Journal of Economic Literature. 1994. Vol. 32.

№4.

Вопросы для повторения 1. Сформулируйте основные положения эволюционистского (Стиглиц), системного (Корнай) и институционалистского (Норт) подходов к ана­ лизу переходной экономики.

2. Назовите отличительные признаки структуралистской методологии ис­ следования переходной экономики.

3. Дайте определение термина "экономическая структура". Нарисуйте и опишите принципиальную схему основных функций экономической струк­ туры и отношений между ними.

4. В чем смысл определений переходной экономики как "дуальной сис­ темы" или "биполярной структуры"? Раскройте содержание определения процесса экономической трансформации как "постепенной реструкту­ ризации" экономики.

Учебно-методические материалы к лекции 5. Охарактеризуйте структуралистскую динамическую модель экономиче­ ского обмена: описание, условия устойчивости равновесий.

6. Опишите модель трансакционных издержек в переходной экономике. Каковы условия возникновения трансакционной ловушки, ее влияние на уровень цен и выпуск.

7. Опишите модель ухудшающего отбора (adverse selection) в переходной экономике: роль субъективных ожиданий агентов в процессе поиска равновесия и взаимосогласованных рыночных цен;

условия распада эко­ номической системы.

8. Опишите модель морального риска (moral hazard) в переходной экономике: условия возникновения институциональной "ловушки", влияние на уровень цен, выпуска.

9. Опишите модель рынка сбережений-инвестиций: условия возникно­ вения неоклассического и кейнсианского равновесий;

особенности функ­ ционирования рынка сбережений-инвестиций в переходной экономике.

10. Охарактеризуйте модель рынка труда: условия возникновения нео­ классического и кейнсианского равновесий;

особенности динамики рын­ ка труда в переходной экономике.

Дополнительные вопросы и задания для самостоятельной работы 1. Каковы, по вашему мнению, перспективы применения хрестоматий­ ных макроэкономических моделей (IS-LM, AS-AD, OLG) в анализе мак­ роэкономических проблем переходных экономик? Обоснуйте свой ответ на примерах применения подобных моделей в анализе переходной эко­ номики.

2. Докажите устойчивость равновесия в структуралистской динамиче­ ской модели обмена с мультипликативными трансакционными издерж­ ками. Как интерпретировать этот результат в контексте трансформаци­ онного спада в переходной экономике "физических лиц"?

3. Сформулируйте основные различия структуралистских и неокласси­ ческих моделей феноменов морального риска и ухудшающего отбора. В чем преимущества структуралистского описания этих феноменов для анализа проблем переходной экономики?

З-Лекцни по макроэкономике Лекция Методологические проблемы исследования переходной экономики 4. Известно, что фундаментальным различием неоклассических и нео кейнсианских моделей частного и общего макроэкономического равно­ весия является специфика гипотез о характере поведения экономических агентов на рынке труда и рынке сбережений-инвестиций. Насколько, по вашему мнению, структуралистский анализ позволяет преодолеть эти различия? Обоснуйте свой ответ на примерах структуралистских моделей рынка труда и рынка сбережений-инвестиций.

лекция ОСНОВНЫЕ ФАКТЫ И ГИПОТЕЗЫ О МЕХАНИЗМАХ ТРАНСФОРМАЦИИ 3. Эволюция важнейших макроэкономических показателей в переходных экономиках Эволюция важнейших макроиндикаторов переходных экономик продолжает привлекать внимание многих экономистов. Накануне радикальных реформ 1990-х гг. видные ученые (Дж. Сакс, О. Блан шар, С. Фишер и др.) прогнозировали быстрый рост реального ВВП, промышленного производства, улучшение качества продукции в ре­ зультате снятия административных барьеров для частной инициа­ тивы и освобождения предпринимательской энергии. Достаточно заглянуть в подшивки российских газет и популярных журналов 1988—1992 гг., чтобы убедиться как в безоглядном оптимизме ве­ дущих российских экономистов (П. Бунич, В. Селюнин, О. Лацис и др.), так и в интенсивности позитивных ожиданий широкой об­ щественности.

Отрезвляющий шок наступил спустя 2—3 года реформ в стра­ нах ЦВЕ и СНГ. Спад индексов реального ВВП, промышленного производства, инвестиций и занятости оказался значительно более глубоким, чем это ожидалось и предсказывалось авторами Вашинг­ тонского консенсуса. В наиболее успешных переходных экономиках Лекция Основные факты и гипотезы о механизмах трансформации Польши, Словении, Венгрии, Словакии и Чехии уровень дорефор­ менного реального ВВП (база — 1989 г.) был восстановлен лишь через 5—10 лет, а максимальная глубина спада составляла 15—25%.

Вместе с тем в большинстве переходных экономик экономический спад был настолько глубоким, что дореформенный уровень не был достигнут и в 2000—2001 гг. В России максимальная глубина эко­ номического спада, измеренная по индексу реального ВВП (база — 1989 г.), составила 45% в 1998 г.

В настоящее время общепризнанным стилизованным фак­ том переходных экономик является U-образная форма динамики агрегированного выпуска, производства и занятости в ходе реформ (см. рис. 3.1—3.3).

-I,,,,,,,,,,, - 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 — с Венгрия А— — • — Азербайджан —Я—Болгария —X—Казахстан —Ж—Польша — • — Россия —{-—Румыния ——Украина Рис. 3.1. Темпы прироста ВВП (1990=100) Поиск гипотез для интерпретации этих устойчивых эмпири­ ческих закономерностей — причин, сравнительных отличий, ва­ риаций в динамике по различным странам — породил большой массив политэкономической литературы. Исследователи переход­ ных экономик заостряли внимание на таких факторах, как раз­ личные начальные условия реформ, макроэкономические шоки, связанные с дерегулированием плановой системы хозяйства, рас­ падом СССР, войнами и гражданскими конфликтами, а также факторах ма кроэ кон о м и ч с с ко й политики реформ.

3. Эволюция важнейших макроэкономических показателей в переходных экономиках Рис. 3.2. Темпы прироста производства промышленной продукции (1990=100) Рис. 3.3. Темпы прироста занятости (1990=100) В последние годы все большее внимание уделяется вопросу о частичных реформах, в результате которых экономика оказывает­ ся в "ничейной зоне" между "планом" и "рынком".

Лекция Основные факты и гипотезы о механизмах трансформации К наиболее авторитетным политэкономическим исследовани­ ям переходных экономик следует отнести следующие работы:

• Transition — the First Ten Years: Analysis and Lessons for Eastern Europe and the Former Soviet Union: World Bank Report. World Bank.

2002.

• Melo M. de, Denizer C, Gelb A. From Plan to Market: Patterns ofTransition. World Bank, 1996.

в Melo M. de, Denizer C, Gelb A, Tenev S. Circumstance and Choice: the Role of Initial Conditions and Policies in Transition Econo­ mies. World Bank, 1997.

Авторы этих работ вводят следующую классификацию фак­ торов начальных условий, оказывающих влияние на глубину и ско­ рость экономических реформ.

ш Факторы экономической структуры: доля промышленного производства в ВВП;

уровень урбанизации;

торговые связи нака­ нуне реформ;

природные ресурсы;

уровень среднедушевых дохо­ дов накануне реформ.

ш Факторы экономических диспропорций накануне реформ: по­ давленная инфляция, высокие теневые обменные курсы, уровень экономической стагнации.

ш Факторы экономических институтов: рыночная "память", наличие навыков международной торговли и др.

Помимо факторов начальных условий, оказывающих влияние на успех реформ в той или иной стране, во многих исследованиях подчеркивается роль факторов экономической политики в прове­ дении реформ. Дискуссии о последовательности и скорости реформ продолжаются, но современный консенсус о мерах экономической политики, направленных на радикальные реформы, подразумевает:

либерализацию цен и торговли;

макроэкономическую стабилизацию;

ужесточение бюджетных ограничений для предприятий и банков;

создание условий для развития частного сектора;

реформу налоговой системы и реструктуризацию государ­ ственных расходов;

реформу законодательной системы;

реформу государственных институтов.

Эксперты, работающие в Мировом банке, склонны увязывать факты успешности или неудач экономических реформ в той или 3. Базисные гипотезы о механизмах экономической трансформации иной стране с "индексом либерализации", комплексно оцениваю­ щим степень реализации вышеперечисленных направлений эконо­ мической политики реформ [Melo, et al., 1996;

1997].

Помимо работ политэкономического характера, в 1992—2001 гг.

предпринимаются попытки теоретического моделирования и ана­ лиза устойчивых закономерностей в динамике важнейших макро­ экономических показателей переходных экономик.

3. Базисные гипотезы о механизмах экономической трансформации Как отмечалось выше, резкий спад агрегированного выпуска в на­ чальной фазе экономических реформ в подавляющем большинстве стран ЦВЕ и СНГ представляет собой противоречие как с полит экономическими штампами (устранение барьеров для частной ини­ циативы должно привести к резкому подъему экономики), так и действующими по сей день теоретическим представлениями нео­ классики и неокейнсианства (гипотеза эффективности рынка или государственного активизма).

В 1998 г. Корнай назвал этот экономический спад трансформа­ ционным, чтобы подчеркнуть его принципиальное отличие от конъ­ юнктурного макроэкономического спада. Однако в 1992—1994 гг. не было недостатка в попытках объяснения этого спада в рамках кон венциальных экономических теорий. Сегодня любопытно просле­ дить, как реагировало экономическое сообщество на эту фактуаль ную аномалию. Как часто водится в подобных ситуациях, вначале попытались объявить ее искусственным статистическим артефак­ том. В работе Берга и Сакса [Berg, Sachs, 1992] спад агрегированного выпуска в начале реформ объяснялся "просто" несовершенством статистики в постсоциалистических странах, которая-де не в сос­ тоянии учесть весь объем выпуска нового частного сектора. С дру­ гой стороны, экономический спад в начале реформ объяснялся "лживостью" государственной социалистической статистики [W1 niecki, 1991;

Aslund, 1994], которая систематически завышала объем выпуска предприятий. При ближайшем рассмотрении, однако, ока Лекция Основные факты и гипотезы о механизмах трансформации зывается, что это объяснение спада "не работает" для Польши и Венгрии, в которых плановая отчетность предприятий была лик­ видирована до начала радикальных реформ.

После того как трансформационный спад был признан макро­ экономическим фактом, были предприняты попытки его интерпре­ тации на основе нормативной экономической теории. В работах Бруно, Бхадхури и др., Берга и Бланшара, Розати [Bruno, 1992;

Bhad huri et al., 1993;

Berg, Blanchard, 1994;

Rosati, 1993] причиной транс­ формационного спада объявлялась стабилизационная политика правительств в переходных экономиках, приведшая к сжатию аг­ регированного спроса и последующему падению агрегированного предложения. Вместе с тем в России 1992—1993 гг. не удалось осу­ ществить радикальную стабилизацию (годовые темпы инфляции составили 1260% в 1992 г.), но реальный ВВП за первые два года ре­ форм сократился на 18—20%. Анализ данных о динамике годовых индексов реального ВВП в постсоциалистических странах свиде­ тельствует о том, что наибольший спад наблюдался в год наиболее интенсивной либерализации экономики (1990 г. в Польше, 1991 г.

в Чехии и Словакии, 1992 г. в России, 1993 г. на Украине). Это оз­ начает, что трансформационный спад был индуцирован именно либерализацией экономики, в частности либерализацией внутрен­ ней и внешней торговли.

Гомулка и Корнай [Gomulka, 1992;

Kornai, 1993] разработали неформальное объяснение феномена трансформационного спада на основе динамики относительных цен в различных секторах пе­ реходной экономики в начале экономических реформ. Согласно их аргументации, падение выпуска в секторах, где наблюдается сни­ жение относительных цен, не компенсируется ростом выпуска в секторах, где относительные цены повышаются в ходе реформ. Ясно, однако, что эти неформальные объяснения не выходят за рамки по литэкономических усмотрений.

Кальво и Коричелли [Calvo, Coricelli, 1992] предложили фор­ мальную модель, связывающую причины трансформационного спа­ да с резким сжатием банковского кредита в начале реформ. По ло­ гике этих авторов, высокие кредитные ставки, установленные бан­ ками для предприятий, привели к резкому сокращению спроса на кредиты со стороны реального сектора и, как следствие, к падению инвестиций и агрегированного выпуска. Вместе с тем факты не подтверждают гипотезу о прямой зависимости объемов производ­ ства в переходных экономиках от динамики кредитных заимство 3. Базисные гипотезы о механизмах экономической трансформации ваний. В России, например, большая доля инвестиций в основной капитал осуществляется на собственные средства предприятий. Бо­ лее того, в первоначальный пореформенный период подавляющее большинство предприятий финансировало свои инвестиционные потребности, а также пополняло оборотные ресурсы за счет роста взаимной задолженности в реальном секторе.

Другая гипотетическая модель, связывающая причину транс­ формационного спада с фрикционной безработицей, была предло­ жена Аткенеоном и Кехо [Atkenson, Kehoe, 1995]. По мнению этих авторов, существенный спад агрегированного выпуска в переходных экономиках объясняется, прежде всего, реаллокацией трудовых ре­ сурсов между секторами экономики. Однако подобные сектораль­ ные сдвиги наблюдаются и в рыночных экономиках, как правило, не сопровождаясь существенным спадом производства.

В целом следует отметить, что все попытки объяснения транс­ формационного спада на основе конвенциальной экономической теории оказались не слишком успешными. Точнее, называемая при­ чина трансформационного спада — сжатие агрегированного спроса, сокращение кредита, фрикции на рынке труда — имеет неспеци­ фические следствия. Поэтому в 1996—1998 гг. были предприняты первые попытки объяснения феномена трансформационного спада с привлечением институциональных идей.

Наиболее близко подошли к объяснению настоящих причин трансформационного спада Бланшар и Кремер [Blanchard, Kremer, 1996], а также Ролан и Вердье [Roland, Verdier, 1997]. Эти работы объединяет стремление объяснить трансформационный спад на основе феномена дезинтеграции хозяйственных связей между эко­ номическими субъектами в результате дерегулирования старых эко­ номических структур и институтов. Причем, если в работе Бланшара и Кремера основное внимание уделяется проблеме информацион­ ной асимметрии, возникающей в результате экономических реформ (производители "не знают", по какой цене целесообразно прода­ вать продукцию, которая не находит спроса), то в работе Ролана и Вердье предполагается, что либерализация цен предшествует фор­ мированию устойчивых рынков для большинства видов продукции.

Поэтому причина трансформационного спада коренится в неизбеж­ ных трансакционных издержках производителей, связанных с поис­ ком надежных контрагентов. Поисковая активность предпринима­ телей отнимает значительные временные и финансовые ресурсы, Лекция Основные факты и гипотезы о механизмах трансформации что препятствует нормальному инвестиционному процессу и вызы­ вает существенный спад в начальный период реформ.

Отметим, что работы Бланшара и Кремера, Ролана и Вердье заостряют внимание на трансакционных издержках переходного периода, которые и являются основной причиной трансформаци­ онного спада. В предыдущей лекции мы рассмотрели динамическую модель экономического обмена с трансакционными издержками.

Основной вывод, к которому приводит анализ этой модели, состоит в том, что трансакционные издержки, вызванные информационной непрозрачностью рынков, поиском контрагентов, деятельностью посредников, приводят в возникновению устойчивой "трансакци онной ловушки", в которой объемы сделок между экономическим агентами снижаются, а уровень цен возрастает. В масштабах всей экономики это означает, что в начальный период экономических реформ объем агрегированного выпуска будет устойчиво сокращаться.

Как отмечает Бланшар [Blanchard, 1997], причинами столь су­ щественных макроэкономических аномалий не могут быть стан­ дартные факторы макроэкономической конъюнктуры, но гораздо вероятнее — микроэкономические, институциональные и структур­ ные факторы, среди которых он выделяет: реаллокацию ресурсов, дезорганизацию экономической среды, реструктуризацию пред­ приятий.

Реаллокации ресурсов Модель реаллокации ресурсов в переходной экономике, предло­ женная Бланшаром [Blanchard, 1997], представляет интерес как первый опыт интерпретации трансформационного спада с привле­ чением институциональных идей.

В модели предполагается, что накануне радикальных реформ экономика состоит из двух секторов: сектора государственных пред­ приятий 5 и нового частного сектора р. Рассматривается монопро­ дуктовая экономика. Продукция частного сектора отличается более высоким качеством, за которое покупатели готовы платить более высокую цену Р.Р 3. Реаллокация ресурсов Р „ = ( 1 + 0)Р,, где в — дифференциал качества;

P — цена на продукцию госу­ s дарственного сектора;

Р — цена на продукцию частного сектора.

р Государство до реформ субсидирует сектор госпредприятий и облагает повышенными налогами новый частный сектор. Условие ценового арбитража имеет вид (A + (T)P =(l-T)P, f p где а — ставка субсидий для госпредприятий;

г — ставка налого­ обложения для частных предприятий.

В модели рассматривается краткосрочный период после на­ чала реформ, в котором количество капитала в секторе государст­ венных предприятий K и новом частном секторе К„ предполага­ s ется постоянным. Рассматривается также гипотеза о единой ставке номинальной заработной платы в экономике W. Тогда уравнения спроса на труд в секторе госпредприятий и частном секторе имеют вид W Ц= K,f, РД1 + 0-) w pf K Р„<Х-т\ P к Введя в рассмотрение реальную заработную плату w = WI Р, после р преобразований получим мх+ву 1 + сг.

pf L = K \1-т) P P Решение этой системы при условии L +L =L = const имеет вид, s p представленный на рис. 3.4: равновесие на рынке труда достигается при ставке реальной заработной платы w = w*.

Лекция Основные факты и гипотезы о механизмах трансформации Одной из целей реформ является отказ от патерналистской роли государства в экономике, которое прекращает субсидировать государственные предприятия (сг = 0 ). При этом график кривой спроса на труд для сектора госпредприятий смещается к началу ко­ ординат (см. рис. 3.4).

Если бы ставка реальной заработной платы была гибкой, то новое равновесие на рынке труда переместилось бы из точки w* в точку м\. Но реальная ставка заработной платы, как правило, ха­ рактеризуется существенной жесткостью в постсоциалистических экономиках (где еще действуют профсоюзы, защищающие права работников), что приводит к возникновению безработицы (U > 0) и, как следствие, к экономическому спаду. Лишь с течением вре­ мени, по мере развития нового частного бизнеса структурная без­ работица уменьшается вследствие реаллокации трудовых и произ­ водственных ресурсов между секторами экономики.

Интерпретация трансформационного спада, предложенная Бланшаром, базируется на рассмотренной модели процесса реал­ локации трудовых ресурсов. Более подробно мы проанализируем логику этой интерпретации в разделе 3.5.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.