WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

MARK BLAUG МАРК БЛАУГ Методология экономической науки The Methodology of Economics OR HOW ECONOMISTS EXPLAIN ИЛИ КАК

ЭКОНОМИСТЫ ОБЪЯСНЯЮТ Second Edition Второе издайие Перевод с английского Под редакцией члена-корреспондента РАН B.C. ABTOHOMOBA Cambridge University Press НП «Журнал Вопросы экономики» 1992 Москва 2004 УДК 330.101:167 ББК 65.01 Б 68 Перевоз с ангяиййасого — Ю.В. Автономова БЛАУГ МАРК Методология экономической науки, или Как экономисты объяс няют. Пер. с англ. / Науч. ред. и вступ. ст. B.C. Автономова. — М.: НП «Журнал Вопросы экономики», 2004. — 416 с.

Моему сыну Тристану посвящается Книга одного из самых известных в мире историков и методоло гов экономической науки посвящена исследованию природы эконо мического объяснения. Сделав строгий методологический обзор ос новных разделов современной экономической теории, автор стремится выяснить насколько "научна" экономическая наука, в какой мере она нацелена на объяснение реальных фактов.

Ставшая классической, книга профессора Блауга адресована эко номистам, в первую очередь преподавателям и студентам экономи ческих вузов, но представляет интерес также для историков и фило софов науки.

Данное издание выпущено в рамках проекта "Translation Project" при поддержке Института "Открытое общество" (Фонд Сороса) - Россия и Института "Открытое общество" — Будапешт ) Cambridge University Press, ) Русский текст, вступительная статья НП «Редакция журнала "Вопросы экономики" ISBN 5-901389-04- Оглавление B.C. Автономов. За что экономисты не любят методологов,.. "Боюсь, что, выбрав именно эту тему [предмет и метод Предисловие экономической теории] для сегодняшнего разговора, я могу Предисловие к первому изданию '',., подвергнуться двум серьезным обвинениям: в занудстве и са монадеянности. Спекуляции вокруг методологии печально зна Часть I. То, что вы всегда хотели узнать о философии ' мениты своим многословием и банальностью. Они дают хоро науки, но боялись спросить ший повод для междоусобицы;

заявления противоборствую щих сторон не связаны никакими ограничениями, и победа в Глава 1. От традиционных взглядов— к взглядам Поппера..

споре, если победителя вообще удается определить, по обще Традиционный взгляд — 43. Гипотетико-дедуктив му мнению, не приносит явной пользы науке. Зачастую бес полезности методологических выводов сопутствует утомитель- ная модель — 44. Тезис симметрии — 46. Нормы и ность процесса, которым они достигаются. реальная практика — 53. Фальсификационизм Поп Обвиненный в занудстве методолог не может искать спа- пера — 55. Логическая ошибка — 58. Проблема ин сения в скромности. Напротив, он гордо выступает вперед, дукции — 59. Иммунизирующие стратагемы — 63.

готовый давать советы всем и каждому, критиковать работы Статистический вывод — 67. Степени корробора тех, кто с большим или меньшим успехом, но все же пытался ции — 70. Центральный вывод — 74.

быть конструктивным;

он выдает себя за верховного судью прошлых и диктатора будущих научных трудов". Глава 2. От Поппера— к новой неортодоксии Парадигмы Куна — 76. Методология против исто Рой Ф. Харрод, "Economic Journal", рии — 81. Научно-исследовательские программы — 82. Методологический анархизм Фейерабенда — 90.

Назад к первым принципам — 95. Аргументы в пользу методологического монизма — 96.

Часть II. История экономической методологии Глава 3. Верификационизм как феномен преимущественно^ <-. л XIX века "Доисторическое прошлое" методологии экономи ческой науки — 107. Очерк Милля — 111. Законы тенденции — 118. "Логика" Милля — 122. Эконо Оглавление Оглавление мическая теория Милля на практике — 126. "Ло- Глава 7. Теория фирмы гический метод" Кернса — 131. Джон Невилл Классическая защита — 243. Ситуационный детер Кейнс подводит итоги — 136. "Эссе" Роббинса — минизм — 248. Конкурентные результаты, несмот 141. Новые австрийцы — 147.

ря на олигополию — 252.

Глава 4. Фальсификационизм как феномен исключительно Глава 8. Теория общего равновесия XX века Проверки теории общего равновесия — 257. Тео Ультраэмпиризм? — 150. И снова априоризм — 154.

рия или аналитический каркас? — 258. Практичес Операционализм — 155. Тезис об иррелевантности кая значимость — 262.

предпосылок — 160..F-уклон — 169. Дарвинист ский механизм выживания — 172. Наивный фаль- Глава 9. Теория предельной производительности сификационизм против развитого фальсифика- •'•''-.

Производственные функции — 269. Теория отно ционизма — 179. Назад к эссенциализму — 182. к сительных долей дохода Хикса — 272. Проверки Институционализм и моделирование структур — теории предельной производительности — 275.

186. Современное основное течение — 188. Р Глава 10. Переключение, обратное переключение и тому Глава 5. Различие между позитивной и нормативной эконо- подобное 19б мической теорией Измерение капитала — 279. Существование функ "Гильотина Юма" — 190. Методологические сужде- ции спроса на капитал — 280. Эмпирическая зна ния и ценностные суждения — 193. Существует ли чимость обратного переключения — 282.

свободная от ценностей общественная наука? — ГлаваЛ. Теория международной торговли Хекшера—Улина.... 196. Пример атаки на Wertfreiheit — 198. Решения •'' • проблемы невозможности Wertfreiheit— 202. Крат- Теорема Хекшера—Улина — 288. Теорема Самуэль кий исторический очерк — 203. Позитивная эко- сона о выравнивании цен на факторы — 289. Пара номическая теория благосостояния Парето — 207. докс Леонтьева — 290. Исследовательская програм Теорема о "невидимой руке" — 210. Диктатура па- ма Улина—Самуэльсона — 292. Дальнейшие провер ретовой экономической теории благосостояния — ки — 293. Теорема Хекшера—Улина—Ванека — 295.

212. Экономист в роли технократа — 214. Искаже ния при оценке фактов — 218. Глава 12. Кейнсианцы против монетаристов Бесплодные дебаты? — 298. Последовательные вер Часть III. Методологическая оценка неоклассической сии монетаризма Фридмена — 299. Теория Фрид исследовательской программы мена — 301. III фаза монетаризма — 303. Восста навливая идеи Кейнса — 304. Взлет и падение мо Глава 6. Теория потребительского выбора нетаризма — 306. Новая классическая макроэко Введение — 225. Является ли закон спроса зако- номика — 311. Макроэкономика через лакатоши ном? — 227. От кривых безразличия к выявленным анские очки — 313.

предпочтениям — 231. Эмпирические исследова Глава 13. Теория человеческого капитала ния спроса — 235. Важность товаров Гиффена — } 237. Теория потребительских характеристик Лан-\ Твердое ядро и защитный пояс — 317. Методоло кастера — 239. гический индивидуализм — 321. Границы програм Оглавление За что экономисты мы — 325. Гипотеза скрининга — 326. Итоговая оценка — 332. Послесловие — 334. не любят методологов Глава 14. Новая экономическая теория семьи Производственные функции домашних хозяйств — 336. Подгонки задним числом (Adhockery) — 339.

Некоторые результаты — 340. И вновь верифика Раскроем читателю один секрет: большинство экономистов, ционизм — 344. Оглядываясь назад — 347.

по всей видимости, не интересуются вопросами экономичес кой методологии или даже относятся к ней неприязненно. Если Глава 15. Постулат рациональности мы ограничимся великими экономистами, то ясной картины Значение рациональности — 348. Рациональность по этому вопросу не получим. Действительно, история знала как святыня — 350. Критика рациональности — 352. великих экономистов-теоретиков, считавших методы, которы ми они пользуются, самоочевидными и потому не нуждаю Часть IV. Что мы узнали об экономической теории? щимися в обсуждении (Д. Рикардо, Л. Вальрас, Дж.М. Кейнс), хотя были и противоположные примеры (Дж.С. Милль, К. Менгер, Глава 16. Выводы М. Фридмен). Считается, что "практикующие" экономисты недо Кризис современной экономической теории — 357. любливают методологов за то, что последние лезут в чужие дела, Измерение без теории — 362. И вновь фальсифи- плохо в них разбираясь: кто не может сам, тот учит других. Кос кационизм — 366. Прикладная эконометрика — 367. венным подтверждением этого тезиса может служить тот факт, Какой путь избрать? — 370. что иногда теоретики обращались к методологическим вопро сам только в конце своей научной карьеры, когда их главные 373 труды остались в прошлом (Дж. Хикс), хотя очевидно, что теоре Глоссарий тическое новаторство и философскую умудренность исследовате Рекомендации по дальнейшему знакомству с литературой ли могут демонстрировать в разном возрасте. У российских эко Библиография номистов есть и свои особые основания подозрительно отно ' Именной указатель 402 ситься к трудам по методологии экономической науки. Набившие оскомину схоластические дискуссии в советской экономичес Предметный указатель кой литературе об исходном и основном производственных от ношениях, производительном и непроизводительном труде и т.д. могли отвратить от методологических вопросов кого угодно.

Но есть и другой вариант ответа: может быть теоретиков раздражают упреки методологов, потому что их совесть не впол не чиста? Ведь в экономической теории методологические про блемы в принципе стоят острее, чем в других общественных науках, поскольку, благодаря использованию модели челове ка, максимизирующего целевую функцию, и связанного с ней математического аппарата, степень абстрагирования от реаль ности в ней намного выше, и теоретические модели могут раз виваться до некоторой степени независимо от объясняемых и моделируемых явлений. ;

;

, За что экономисты не любят методологов B.C. Автономов дисциплины, неизменно присутствует элемент оправдания сло Чтобы разобраться в сложном отношении экономистов к жившейся практики — "защитной методологии", если исполь экономической методологии, на наш взгляд, полезно разли зовать термин Лакатоша. Среди классических произведений в чать нормативную и позитивную методологию экономической жанре защитной методологии первое место занимает знамени науки. Нормативная методология науки призвана быть ее со тое эссе Фридмена о методологии позитивной экономической вестью — моральным кодексом профессии, содержащим опи теории. Основной, хотя и не высказанной открыто, задачей сание допустимых методов исследования или, по крайней мере, Фридмена было как раз отбиться от нападок нормативных мето описание идеала, к которому надо стремиться. Она, как пра дологов, выступавших в данном случае с позиций последова вило, задается извне и опирается на требования философии тельного логического позитивизма и требующих эмпирической науки или признанные достижения других наук (в качестве проверки не только выводов теории, но и ее предпосылок.

примера для экономической науки выдвигались и классическая Следует также упомянуть, что между нормативной и по механика, и биология, и психология, и социология) и доста зитивной методологиями возможен компромисс: рекомендо точно критична по отношению к практике, которая в той или вана может быть не процедура отбора одной правильной гипо иной степени обычно не дотягивает до этого идеала. Вспом тезы, а употребление той, которая в данном случае "удобнее".

ним хотя бы резкую методологическую критику экономичес Такая позиция, основанная на методологическом анархизме кой теории в статьях Торстейна Веблена, которая велась с Фейерабенда и постмодернистских подходах, нашла последо позиций эволюционной биологии и социальной психологии.

вателей и среди экономистов (наиболее известными в данном Важнейшее место в нормативном идеале занимает рекоменду отношении являются взгляды Д. Макклоски).

емая процедура проверки обоснованности теоретических ги Интерес экономистов к методологическим проблемам ис потез. Применительно к экономической науке в этой области пытывает выраженные взлеты и падения. Когда экономическая используется фальсификационизм Поппера, а также идеал про (как и любая другая) наука развивается по гладкой траектории грессивной научно-исследовательской программы Лакатоша.

(по Куну, это период "нормальной науки"), методологичес Ярким примером такой методологии могут служить взгляды кие вопросы как дескриптивной, так и нормативной методо Марка Блауга — автора данной книги.

логии обычно находятся на периферии внимания. Но в период Возражения экономистов против претензий нормативной кризисов, вызванных внутринаучными или внешними причи методологии могут иметь разный характер. Так, Мизес и другие нами, методологические основы науки извлекаются из "запас представители неоавстрийской школы упрекают философов ников" и подвергаются интенсивной рефлексии. В истории эко методологов, которые выдвигают свои рекомендации, опираясь номической науки такое случалось, например, в ходе маржи на опыт физики и других естественных наук, в непонимании налистской революции конца XIX в. (знаменитый "спор о специфики экономической теории как дедуктивной дисципли методе") и в 70—80-е годы XX в., когда кризис методов госу ны, выводящей свои положения из априорно заданной аксио дарственного регулирования экономики привел к кризису "ве мы экономически рационального поведения (максимизации ликого неоклассического синтеза" и активизации альтернатив целевой функции). Другие, такие как Милтон Фридмен, под ных мэйнстриму направлений.

черкивают прагматический статус экономической теории как В настоящее время у нас, кажется, нет оснований гово генератора эмпирических прогнозов, вследствие чего эмпири рить о столь остром периоде в развитии экономической на ческая проверка вспомогательных теоретических конструкций, уки, но интерес к методологическим вопросам, тем не ме ведущих к данным прогнозам, становится необязательной.

нее, достаточно ярко выражен, о чем можно судить хотя бы Позитивная методология — это попытка осознать и обоб по количеству монографий и статей, посвященных данной те щить практику исследований в данной области науки, объяс матике. Важнейшей причиной этого нам представляется обес нить методологически невинным ученым Журденам, что на са покоенность научного сообщества излишней формализацией мом деле они говорят прозой и заслуживают за это полного ува основного (неоклассического) течения экономической науки, жения. В этом осознании, которое всегда идет изнутри данной B.C. Автономов За что экономисты не любят методологов Позиция Блауга противопоставляет его не только тем эконо нежеланием многих его представителей иметь дело с фактами мистам-неоклассикам, которые создают теоретические модели реальной жизни или их стремлением довольно сильно препа без оглядки на реальность, но и приверженцам методологическо рировать эти факты так, чтобы к ним можно было применить го плюрализма (Б. Колдуэлл, Д. Макклоски), рассматривающим методы неоклассической теории.

экономическую теорию как совокупность различных инструмен Автора данной книги Марка Блауга никак нельзя упрекнуть тов, эффективность которых невозможно сравнить, а потому в дилетантизме в области современной экономической теории равнодопустимых и равноправных. Блауг верит в то, что сопос или деструктивной оппозиционности по отношению к основ тавление с фактами (в той мере, в какой оно возможно) позво ному течению. Хорошо известны его труды в области экономики ляет сделать выбор в пользу теории, которая лучше их объясняет.

образования, написанные в рамках неоклассической традиции (точнее, в рамках теории человеческого капитала). Вышедшая Предлагаемая вниманию читателя книга "Методология эко из-под его пера популярная во всем мире история экономической номической науки" состоит из четырех основных частей. Пер мысли также ставит в центр внимания историю и логику развития вая часть — это краткий и весьма полезный для экономиста идей, которые легли в основу неоклассического мэйнстрима. очерк философии науки, из которого автор извлекает свой методологический идеал развитого (sophisticated) фальсифи Тем не менее Марк Блауг занимает в современной литера кационизма. По ироничному признанию самого автора, она туре по экономической методологии особое место. В отличие от задумывалась как "детское пособие по последним тенденциям истории экономической науки, где книга Блауга "Экономи в философии науки". Хотя при желании ее можно использовать ческая мысль в ретроспективе" является общепринятым учеб как "курс ликвидации безграмотности" в данной области, по ным пособием, в области методологии его позиция гораздо менее стилю она больше напоминает не учебник, а традиционный популярна. Но у нее были и есть влиятельные сторонники, ко платоновский диалог: начиная свой рассказ с рассмотрения торые видят перспективы экономической науки в усилении ее основных черт традиционного взгляда на философию науки, внимания к фактам, — Василий Леонтьев, Морис Алле, Джо Блауг умело избегает присущей историкам науки самоуспокоен зеф Стиглиц и другие. Блауг — один из главных приверженцев ности, представляет каждую из методологических проблем — применения к экономической теории нормативной методоло симметрию прогнозирования и объяснения, демаркацию меж гии Поппера—Лакатоша, которая выдвигает весьма жесткие, ду наукой и ненаукой у Поппера, проблемы познания при ис чтобы не сказать неудобные, требования. Эту точку зрения нельзя пользовании индукции и статистическом выводе — как не сегодня назвать преобладающей в научном сообществе. Боль оконченный спор, не изрекая истин в последней инстанции.

шинство ученых-экономистов и сочувствующие им методологи Мы могли бы выразить его идею, перефразируя Черчилля: "раз экономической науки склонны в наши дни облегчать норма витый фальсификационизм — это худшая методологическая ус тивные требования и допускать большую степень независимос тановка, если не считать всех прочих".

ти экономических теорий от наблюдаемых фактов. Здесь Блауг однозначно придерживается маршаллианской линии частичного Вторая часть книги, пожалуй, наиболее близка к тому, что равновесия в развитии экономической мысли XX в., сторонни- можно было бы назвать учебником. Она представляет собой очерк ки которой сознательно жертвовали степенью обобщенности и истории экономической методологии, начиная с Сениора и элегантностью теории ради ее близости к фактам и возможно- Дж.С. Милля до 80-х годов XX в. Рассматривая взгляды знаме сти практического применения. Противоположная линия об- нитых авторов, писавших о методологии экономики на протя щего равновесия Вальраса, которая, начиная с 30-х годов XX в. жении полутора веков, на природу экономического объясне (во многом — усилиями Самуэльсона), решительно возоблада- ния, Блауг отслеживает последовательную трансформацию того, ла в основном неоклассическом течении экономической тео- какой представители экономической профессии видели (точ рии, в значительной мере осуждается Блаугом как неэффек- нее, хотели видеть) свою науку. Текст изобилует сносками, тивная трата сил общества на формалистское совершенствова- которыми читатель может воспользоваться в качестве путево ние теории без осмысления и предсказания новых фактов. дителя по темам, представляющим для него особый интерес.

14 В. С. Автономов Наибольший интерес, на мой взгляд, представляет третья Предисловие часть книги, в которой Блауг с точки зрения принятых им ме тодологических принципов оценивает различные области со временной неоклассической теории и останавливается на том, в какой мере в них генерируются эмпирически опровержимые положения, объясняются новые факты. В некоторых описанных Блаугом областях (а надо сказать, что его перечень содержит основные из них) за последнее десятилетие произошли значи- Первое издание этой книги вышло в 1980 г. С тех пор появи тельные изменения и его оценка ситуации несколько устарела лись семь основательных учебников, три хрестоматии, анноти (это относится, например, к теориям международной торгов- рованная библиография и, конечно, сотни статей, посвящен ли, новым эндогенным теориям экономического роста и проч.). ных экономической методологии, — не так уж плохо для ка Но со времени выхода второго издания "Методологии эконо- ких-то десяти с небольшим лет интеллектуальной активности мической науки" (1992) не появилось столь масштабной и по- в относительно второстепенной области экономической науки.

следовательной методологической оценки основных областей Поток новой литературы по методологии экономической на неоклассической теории. Наконец, последняя, четвертая часть уки уже сам по себе требовал второго издания, с тем чтобы книги представляет собой послесловие, критически оценива- учесть появившиеся в этой области новые разработки. К тому ющее состояние как основного течения, так и альтернативных же, моя основная мысль иногда была понята неверно (несом подходов в экономической теории. ненно, из-за того, что мне не удалось ее выразить четко и ясно), что побуждало меня переформулировать свою аргументацию.

В целом книга Блауга будет чрезвычайно полезна для пре подающих и изучающих экономическую теорию в российских университетах, поскольку в нашей стране отсутствует тради- Предлагаю перечень вышедшей литературы в хронологическом порядке, ция научных исследований в рамках неоклассического подхо- перечисляя исключительно книги: Katouzian H. Ideology and Method in Economics да, и преподавание в вузах ведется преимущественно людьми, (1980);

Samuels W.J. (ed.). The Methodology of Economics. Critical Papers from the знающими лишь учебники. В учебниках же не уделяется внима- Journal of Economic Issues (1980);

Pitt J. (ed.). Philosophy in Economics (1981);

Caldwell B.J. Beyond Positivism. Economic Methodology in the Twentieth Century ния границам применения теории и обоснованности ее выво- (1982);

Stegmiiller W., Balzer W. and Spohn W. (eds.). Philosophy of Economics дов. Поэтому студент может либо воспринять науку некрити- (1982);

Boland L.A., The Foundations of Economic Method (1982);

Eichner A.S. (ed.).

чески, как некое божественное откровение, либо, что более Why Economics Is Not Yet A Science (1983);

Coats A.W. (ed.). Methodological Controversy вероятно, столкнуться с очевидными противоречиями между in Economics: Historical Essays in Honor ofT. W. Hutchison (1983);

MarrW.L. and Raj B. (eds.). How Economists Explain. A Reader in Methodology (1983);

McKenzie R.B.

теорией и фактами и сделать скоропалительный вывод о том, The Limits of Economic Science (1983);

Caldwell B.J. (ed.). Appraisal and Criticism in что его учили не тому, что нужно. Хорошие книги по методо- Economics: A Book of Readings (1984);

Hausman D.M. (ed.). The Philosophy of Economics:

логии науки, к которым безусловно относится монография An Anthology (1984);

Wiles P. and Routh G. (eds.). Economics in Disarray (1984);

Klant J.J. The Rules of the Game: The Logical Structure of Economic Theories (1984);

Марка Блауга, позволяют восполнить этот пробел в нашем Weintraub E.R. General Equilibrium Analysis (1985);

Mingat A., Salmon P. and экономическом образовании. Wolfelsperger A. Methodologie economique (1985);

McCloskey D. The Rhetoric of Economics (1985);

Dow S.C. Macroeconomic Thought. A Methodological Approach (1985);

Lawson T. and Pesarian H. (eds.) Keynes' Economics: Methodological Issues (1985);

Й B.C. Автономов, Boland L.A. Methodology for a New Microeconomics (1986);

O'Sullivan P.J. Economic w ;

: член-корреспондент РАН Methodology and Freedom to Choose (1987);

Pheby J. Methodology and Economics:

A Critical Introduction (1988);

de Marchi N. (ed.). The Popperian Legacy in Economics (1988);

Boland L.A. The Methodology of Economic Model Building: Methodology After Samuelson (1989);

Roy S. Philosophy of Economics (1989);

Redman D.A. (ed.). Economic Methodology. A Bibliography (1989);

Glass J.C. and Johnson W. Economics. Progression, Stagnation or Degeneration? (1989);

Redman D. A. Economics and the Philosophy of Science (1991);

Gordon S. The History and Philosophy of Social Science (1991).

16 Предисловие Предисловие Кроме того, некоторые из примеров, приведенных во второй нец, методология не дает механического алгоритма ни для по половине книги, были слишком шатки, а другие нуждались в строения, ни для обоснования теорий, и этим она больше на обновлении. Наконец, новые разработки в области макроэконо- поминает искусство, нежели науку. Мы также сходимся в том, мики, теории общего равновесия и теории международной тор- что экономические теории рано или поздно нужно сравнивать говли также вдохновляли меня на подготовку нового издания. с фактами реального мира, и это — окончательный критерий Сначала я амбициозно намеревался чуть ли не удвоить объем истины, но эмпирическая проверка столь трудна и неодно прежней книги, дополнив ее новыми главами о посткейнсиан- значна, что мы вряд ли сможем найти много примеров эконо ской макроэкономике, экспериментальной экономике, теории мических теорий, решительно отвергнутых в результате много игр и кризисе в эконометрике, разрешившим спор между байе- кратных эмпирических опровержений (несмотря на это, как совой и классической теориями статистического вывода. Но в мы увидим, существуют поразительные примеры таких случа конце концов интеллектуальная лень и нежелание бросаться ев). Тщетно искать эмпирический аналог каждой используемой туда, куда поостереглись бы вступать даже ангелы, привели к теоретической концепции — такая цель попросту недостижи появлению этого второго издания, которое лишь незначитель-. ма, но мы можем осуществить косвенную проверку, анализи но превышает по объему и отличается по содержанию от пер- руя совокупность основополагающих концепций конкретной вого. Я дополнил свое рассмотрение теории общего равнове- теории и выводя из них следствия, касающиеся некоторых яв сия, теории международной торговли Хекшера—Улина, моне- лений реального мира. Это не означает, однако, что предсказа таризма и новой классической макроэкономики, а также ния важны сами по себе, независимо от того, насколько "реа добавил новую главу о постулате рациональности как "твер- листичны" допущения. Экономические теории нельзя считать дом ядре" основного течения экономической мысли. В основ- инструментами, позволяющими точно предсказывать эконо ном, однако, новое издание представляет собой все ту же кни- мические события, — это просто попытки раскрыть причины гу, что и старое. Амбициозные добавления, которые я надеялся и отыскать движущие силы в экономической системе.

сделать, оставляю для другой книги. Впрочем, на этом согласие между нами и заканчивается. Я Теперь позвольте еще раз сформулировать центральную привожу доводы в пользу фальсификационизма, определяемого мысль моей книги, сравнив свой собственный подход к мето- как методологическая позиция, согласно которой теории и ги дологии экономической науки с подходом Брюса Колдуэлла, потезы считаются научными тогда и только тогда, когда сде который содержится в его книге "За пределами позитивизма"2. ланные на их основе прогнозы, по крайней мере в принципе, Наши книги демонстрируют удивительное единодушие по мно- опровержимы, то есть когда они исключают всякую возмож гим ключевым вопросам экономической методологии: методо- ность каких-то определенных действий, состояний или собы логия — это не просто яркое название для "методов исследова- тий. Я придерживаюсь этой точки зрения отчасти по эпистемо ния", а изучение связи между теоретическими концепциями и логическим причинам, поскольку единственный способ узнать, обоснованными выводами о реальном мире;

в частности, ме- что та или иная теория верна или, скорее, не ошибочна, — это тодология — это та ветвь экономической науки, где мы рас- проверить какой-либо следующий из нее прогноз о действиях, сматриваем способы, которыми экономисты обосновывают свои состояниях или событиях, а отчасти по историческим причи теории, и приводимые ими причины, по которым они пред- нам, ибо научное знание всегда развивалось путем опроверже почитают одну теорию другой. Методология одновременно яв- ния существующих теорий и построения новых теорий, устой ляется описательной ("вот что делает большинство экономис- чивых к опровержению. Более того, я утверждаю, что совре тов") и предписывающей дисциплиной ("вот что экономисты менные экономисты на самом деле разделяют методологию должны делать, чтобы продвинуть свою науку вперед"). Нако- фальсификационизма: несмотря на некоторые расхождения во мнениях, особенно по поводу прямой проверки фундаменталь ных предпосылок, представители основного течения экономи Последующие рассуждения во многом повторяют мои "Комментарии" к ческой мысли отказываются принимать всерьез любую эконо книге Уайлза и Рута (Wiles P. and Routh G., 1984, p. 30—36).

18 Предисловие Предисловие мическую теорию, если она не отваживается на определенные конфирмационизма, чем фальсификационизма. Фальсифика прогнозы экономических событий, и в конечном счете судят ционизм является более строгой доктриной. В своей простей об экономических теориях по точности сделанных на их основе шей форме, говоря словами самого Колдуэлла, он сводится к предсказаний. При этом, однако, я считаю, что в реальности следующему: "Ученые должны не только эмпирически прове экономисты не практикуют то, что проповедуют: их рабочая рять свои гипотезы, они должны выдвигать гипотезы, на осно философия науки может быть метко охарактеризована как "без ве которых можно делать смелые прогнозы, и пытаться опро опасный фальсификационизм". Иными словами, я скептиче вергнуть их в ходе своих проверок. Также важно, чтобы ученые ски отношусь к тому, что экономисты делают на самом деле, в использовали только подтвержденные гипотезы и отвергали те, противоположность тому, что они об этом говорят.

которые подтверждения не нашли. Тогда проверка действительно Колдуэлл, со своей стороны, сомневается, что фальсифи будет чего-то стоить" (Caldwell В., 1982, р. 125).

кационизм является методологией, которую можно рекомен Таким образом, различие между конфирмационизмом и довать: по его мнению, правила фальсификационизма столь фальсификационизмом зависит частично от степени, в кото строги, что при их последовательном соблюдении жизнеспо рой теоретиков вынуждают делать рискованные опровержимые собной оказалась бы лишь небольшая часть экономических тео прогнозы, а частично от того, принимаются ли опровержения рий. К тому же, он почти не видит признаков того, чтобы эко всерьез, как возможные свидетельства фундаментальной оши номисты на деле прибегали к фальсификационизму даже в бочности теории. Конфирмационисты стремятся к тому, чтобы его "безопасной форме". Он отстаивает "методологический их теории не подвергались большому риску, а столкнувшись с плюрализм", исповедует принцип "пусть расцветают сто цве эмпирическим опровержением, усаживаются "чинить" теорию тов", полагая, что различные школы в экономической теории или корректировать область ее применения, но никогда не от можно критиковать только изнутри, то есть в рамках признава брасывают ее как ложную. Фальсификационисты, напротив, емых ими же самими критериев. Но если все методологические намеренно подвергают себя риску и воспринимают многократ стандарты считать равноприменимыми, придется признать до ную неспособность сделать точный прогноз как свидетельство пустимым любое теоретизирование. С ультралиберальной пози того, что следует обратить внимание на альтернативные тео ции "методологического плюрализма" не является очевидным рии. Очевидно, эти различия носят скорее количественный, а даже то, почему мы должны требовать, чтобы теории были не качественный характер, и два методолога, подобно мне и логически непротиворечивы или утверждали что-либо опреде Колдуэллу, могут честно расходиться во мнениях по поводу ' ленное о реальном мире, что в конце концов подразумевает того, следует ли относить современных экономистов к "кон наличие возможности показать их ложность.

фирмационистам" или к "безопасным фальсификационистам".

Колдуэлл явно симпатизирует методологии фальсификаци Имеются веские причины, затрудняющие применение ме онизма, но многие из своих негативных выводов о ней он де тодологии фальсификационизма в экономической науке: лю лает, исходя из тонкого различия между методологиями кон бая гипотеза предполагает, что некоторые условия принима фирмационизма и фальсификационизма. Он отмечает: большин ются неизменными, количество этих условий очень велико и ство современных экономистов верят, "что теории должны они не всегда поддаются точному определению;

в экономичес поддаваться проверке;

что полезным средством проверки яв кой теории нет хорошо подтвержденных универсальных зако ляется сравнение предсказаний, сделанных на основе теории, нов, а существующие имеют статистическую форму, или фор с реальностью;

что точность прогнозов часто является самым му тенденций, без каких-либо универсальных констант;

чтобы важным свойством, на которое только может претендовать тео проверить теорию, мы должны построить ее модель, но, к со рия;

что, наконец, относительная иерархия теорий должна жалению, одна и та же теория может быть представлена широ определяться степенью подтверждения, или корроборации, ким разнообразием моделей;

наконец, данные, используемые сравниваемых теорий" (Caldwell В., 1982, р. 124). Эти четыре при любой эмпирической проверке, могут лишь приблизительно принципа, утверждает он, характеризуют скорее методологию соответствовать концепциям проверяемой теории (Caldwell В., 20 » Предисловие Предисловие 1982, p. 238—242). Однако точно те же факторы действуют и в "закона" Боули, провозглашающего постоянство относитель физике, химии, биологии, хотя и в меньшей степени. Дей- ных долей дохода на капитал и на труд в национальном доходе, ствительно, так называемый тезис Дюгема—Куайна гласит, что и от общего "закона" постоянного отношения объема капита решительно опровергнуть какую-либо теорию логически не- ла к выпуску во всей экономике;

отказ в 1950-е от кейнсиан возможно, ибо любая проверка теории подразумевает сочета- ской функции потребления, ставящей текущее потребление ние исходных условий и составных элементов теории, так что в зависимость исключительно от текущего дохода;

отказ в опровержение всегда можно объяснить неправильно заданны- 1930-е годы от представлений финансовых властей о полном ми исходными условиями. Выход из этой дилеммы один — на- вытеснении государственных расходов во время депрессий;

от ложить ограничения на то, что Поппер называет "иммунизи- каз в это же время от предположения, что реальная заработ рующими стратагемами", используемыми исключительно для ная плата изменяется контрциклично, — этот ряд примеров защиты теорий от эмпирических опровержений. Эти ограниче- можно было бы продолжать почти до бесконечности. Пред ния являются важной чертой методологии фальсификациониз- ставление, что экономические теории, как старые солдаты, ма, которую Колдуэлл, наряду со многими другими авторами, никогда не умирают, но лишь "угасают", — это просто миф, пишущими по методологическим вопросам, просто игнорирует. устоявшийся благодаря частому повторению.

Допустим, в экономической (как, впрочем, и в любой дру- Так, Колдуэлл недавно признал, что по крайней мере один гой) науке действительно не существует недвусмысленно ин- из аргументов, приводившихся им из года в год в порядке крити терпретируемых проверок. Но это не означает согласия с Кол- ки фальсификационизма, "если и не ложен... то серьезно уязвим".

дуэллом, будто экономисты всегда игнорируют результаты "Моей ошибкой было заявлять, что фальсификация является не проверок, не подтверждающих теорию, или в лучшем случае подходящей методологией для экономической науки, потому что боль осуществляют корректировку своей теории, имеющую целью шинство экономических теорий не могут быть решительно опроверг не допустить дальнейших опровержений. История экономичес нуты. Чтобы подкрепить это утверждение, я указывал на многочислен кой науки, в особенности современной, дает нам многочис ные препятствия для осуществления надежных проверок экономических ленные примеры теорий и гипотез, отвергнутых если и не са теорий....[Но] каждая наука сталкивается с трудностями в поисках мым решительным образом, то в результате систематических безупречных опровержений. Таким образом, нельзя считать эффек эмпирических опровержений. "В экономической теории не тивным аргументом против фальсификационизма указание на то, что просто найти такое утверждение, — сказал однажды Фрэнк решительные опровержения встречаются редко. Эта проблема суще Хан, — которое все здравомыслящие экономисты признали ствует повсюду" (Caldwell В., 1991, р. 7).

бы решительно опровергнутым эмпирическими свидетельства ми" (Hahn F., 1987, р. 110). На самом деле это сделать очень А между тем решить проблему очень просто: надо прило легко. Конечно, все зависит от того, кого мы относим к "здра- жить больше усилий! Конечно, эта рекомендация должна быть вомыслящим экономистам", и что понимаем под "решитель- выполнима, то есть предписывающая методология типа фаль ным опровержением". Но существует список примеров: пол- сификационизма должна быть адекватна или, по крайней мере, ный отказ в 1970-е годы от кривой Филлипса, понимаемой реалистична для описания предмета. На этом месте Колдуэлл как устойчивая связь между инфляцией и безработицей;

отказ снова обращается к своему прошлому убеждению, что фаль в 1980-е от гипотезы о постоянной скорости обращения денег сификационизм никогда не практиковался сколь-нибудь ши и соответственно от представления, что инфляцию можно кон- роко в экономической науке: "Ни Хатчисон, ни Блауг не тролировать, просто управляя денежным предложением, и даже смогли указать на парадигматические эпизоды использования свести к нулю за два или три года;

отказ в 1980-е от предполо- фальсификационизма. Примеры Хатчисона (отказ от теории жения, что рациональные ожидания исключают возможность народонаселения Мальтуса и некоторых неадекватных версий изменить реальный выпуск или занятость с помощью моне- кейнсианской и монетаристской макроэкономики) описыва тарной или фискальной политики;

отказ примерно в 1960-е от ют случаи, когда, обычно по прошествии довольно длитель 22 23.

Предисловие Предисловие что действительно делают экономисты, либо отстаиваем об ного времени, стало очевидно, что прогнозы, сделанные на разцовую экономическую теорию, подозревая, что многие эко основе теории, не сбылись" (Caldwell В., 1991, р. 9). Я наде номисты не дотягивают до образца.

юсь, прочитав 12-ю главу этой книги любой "здравомысля щий экономист" убедится, что вся история послевоенной мак- Лоуренс Боулэнд не заходит так далеко, как Хаусман: он роэкономики содержит целый ряд парадигматических эпизо- утверждает, что фальсификационизм может быть реализован, дов практического применения фальсификационизма, то есть но в действительности не реализуется. "Для Блауга любое при случаев, когда достаточно быстро становилось ясно, что менение того, что он называет фальсификационизмом, сво "теоретические предсказания не сбылись". дится не только к разработке в принципе опровержимых моде лей, но также к активным попыткам их опровергнуть. Вряд ли Брюс Колдуэлл задал тон для дальнейшей реакции мето дологов экономической науки на первое издание этой книги. хоть один принадлежащий к основному течению экономист Дэниел Хаусман (Hausman D.M., 1985, 1988, 1989) утверж- когда-либо защищал методологическое требование опровержи дал, что фальсификационизм не применялся никогда, посколь- мости Поппера—Самуэльсона в таком строгом смысле за ис ку на практике он неосуществим. По его словам, современные ключением единственного краткого периода, когда эта точка экономисты привержены тому, что он называет "дедуктивиз- зрения была популярной на семинарах Лондонской школы эко мом", а я — "верификационизмом", "святым покровителем" номики" (Boland L.A., 1989, р. 10;

см. также 1982, ch. 10—11).

которого в действительности является Джон Стюарт Милль, Боулэнд признает, что экономистов действительно волнует а не Карл Поппер: "учитывая, как слабо обоснованы различные проверяемость как необходимое свойство адекватных эконо вспомогательные утверждения, необходимые для построения мических моделей, но они рассматривают эмпирическое опро экономических теорий, следовать попперианским советам Бла- вержение как вызов, требующий улучшить модель, увеличив уга и рассматривать несбывшиеся прогнозы как опровержение "степень" ее проверяемости, а не как повод отвергнуть саму экономических теорий просто неразумно или безответствен- теорию, лежащую в основе модели.

но" (Hausman D.M., 1989, p. 119)3. После этого не приходится Клант (Klant J.J., 1984, р. 184-186) и де Марки (de Marchi N..

удивляться, что Хаусман (Hausman D.M., 1989, р. 122—123) 1988, p. 12—13) также испытывают серьезные опасения в отно является приверженцем описательной, а не предписывающей шении критерия опровержимое™ в экономической теории, рас методологии. Снова и снова мы сталкиваемся у него с фраза- сматривая его как невозможный на практике идеал, достижи ми, что фальсификационизм — "агрессивная методология", мый в лучшем случае лишь в какой-то степени;

короче, они критически относящаяся к большей части того, что считается оставляют за фальсификационизмом статус нормативной ме современной экономической теорией, в то время как критики тодологии. Деборе Редман, напротив, не нужны такие филосо фальсификационизма неизменно принимают "защитную ме фы науки, как Поппер, Кун и Лакатош, и она рассматривает тодологию", утверждая, что задачей методологов экономичес попперианское наследие в экономической теории как почти кой науки является описание реальной работы экономистов, полностью пагубное. Понимая фальсификацию как "решитель что, коротко говоря, означает делать хорошую мину при пло ное опровержение", она без труда показывает, что такого в хой игре. Это — старое различие между позитивной и норма науке вообще не может быть, откуда следует, что «защита тео тивной экономической наукой, перенесенное в область ме рии на том основании, что она до сих пор еще не была "фаль тодологии: мы либо описываем, объясняем и одобряем то, сифицирована"... на самом деле неубедительна» (Redman D.A., 1991, p. VIII). Логика этого аргумента безупречна. Беда лишь в том, что никто и никогда не определял фальсификацию как Точно также Харгривс-Хип (Hargreaves-Heap S., 1989, ch. 2) использует эквивалент решительного опровержения, и Поппер в своей тезис Дюгема—Куайна для атаки на фальсификационизм, утверждая, что по скольку эмпирические проверки не носят решающего характера, в экономи- "Логике научного открытия" исписал немало страниц, оспари ческой теории мы должны стремиться к "пониманию", а значит эмпиричес вая тезис, что кто-либо вообще может решительно опроверг кие свидетельства имеют определенное, но не решающее значение для выбо нуть хоть что-то, — страниц, которые сама Редман (Redman D.A., ра теории.

Предисловие Предисловие 1991, p. 32—35, p. 124) обстоятельно цитирует. Установив, к уверяет нас Макклоски, характеризуется десятью заповедями, своему полному удовольствию, что экономические теории, в среди которых есть и такие: для оценки верности той или иной ее смысле слова, не более опровержимы, чем физические, она теории имеют значение только поддающиеся наблюдению пред обвиняет меня в противоречии самому себе: "Блауг утвержда- сказания, основанные на этой теории;

факты и системы цен ет, что экономисты называют своей целью фальсификацию, ностей — совершенно разные категории, поэтому позитивные которую на самом деле не практикуют, но тогда их должно выводы всегда надо отличать от нормативных;

для любого на упрекать за то, что они не делают того, что Блауг в любом учного объяснения того или иного явления характерно стремле случае считает невозможным" (р. 119). По-моему это хороший ние подвести его под какой-то общий закон;

интроспекция, пример того, как можно выиграть спор, придумав аргумента- метафизические воззрения, эстетические соображения и т.п.

цию воображаемого оппонента. могут использоваться при выдвижении гипотезы, но не имеют Наконец, Билл Джеррард в полезном обзоре недавно вы- отношения к ее обоснованию. Подобные представления, ука шедшей литературы по экономической методологии различает зывает Макклоски, теперь отвергаются многими профессио "радикальный" и "догматический" фальсификационизм: нальными философами, но экономисты не обратили внима ния на реакцию философов на "модернизм" и продолжают "Приверженцы радикального фальсификационизма осознают воз- верить, что единственным "фундаментальным" доказательством можную ошибочность знания, подчеркивают роль эмпирических про экономического утверждения является объективная количе верок в качестве предохранителя, защищающего науку от догматиз ственная проверка. Именно эта наивная вера в эмпирическую ма, но при этом признают трудности эмпирической проверки теорий проверку как критерий истины составляет ядро "модернизма" в силу неоднородности самой их структуры. Со своей стороны, пред и является главным жупелом в книге Макклоски. "Трудно усом ставители догматического фальсификационизма рассматривают эм ниться в главенстве модернизма в экономической науке, — пирическую проверку как безупречный и абсолютно объективный замечает он, — хотя объективная количественная проверка, способ получения истинного знания" (Gerrard В., 1990, р. 201—202).

конечно, придала бы этому, да и любому утверждению, правдо подобия и была бы здесь уместной" (McCloskey D., 1985, р. 11).

Первый, заявляет Джеррард, соответствует методологии самого Поппера, второй — попперианской методологии. Он С одной стороны, он осуждает любые намеки на предписыва заключает: «Представляется очевидным, что в экономичес- ющую методологию;

то есть никому не дано закладывать мета кой теории должно быть больше методологии Поппера, но ее теоретические стандарты того, что следует считать хорошей, а следует освободить от такой искаженной версии, как "поп- что плохой аргументацией. С другой стороны, "объективная ко перианский метод"». личественная проверка, конечно, придала бы этому... правдо Среди книг, которые комментирует Джеррард, — "Рито- подобия и была бы здесь уместной" (курсив мой. — М.Б.). Да, рика экономической науки" Дональда Макклоски (McCloskey она могла бы сделать предположение более правдоподобным, D., 1985), остроумная и вызывающая работа, специально на- хотя бы потому, что нефилософствующие экономисты склон писанная с целью очистить экономическую науку от всех пред- ны воспринимать количественные проверки всерьез. Но поче писывающих методологий, таких как фальсификационизм, ве- му она была бы уместной, если не имеет отношения к истин рификационизм и т.п. Экономисты, утверждает Макклоски, ности утверждения? А если она имеет к ней по крайней мере питают уважение к вышедшей из моды философии науки, ко- какое-то отношение, почему нам не говорят, какое? Макклос торую он называет "модернизмом", хотя обычно ее именуют ки высмеивает читателя, верящего, что в экономической тео "логическим позитивизмом". Названия здесь имеют значение, рии есть предположения, которые могут быть либо верны, либо поскольку автор в мгновение ока приписывает модернизму нет, и в результате трудно понять, почему эмпирическая про различные предположения, которые приобрели хождение сре- верка вообще когда-либо бывает уместной.

ди экономистов, но не имеют ничего общего с философским Если предписывающая методология исключена, то остает движением, известным как логический позитивизм. Модернизм, ся только описательная методология, или то, что Макклоски 26 Предисловие Предисловие предпочитает называть изучением "риторики" или "речи". В повторяющих любые самоочевидные наблюдения;

всегда срав последнее время слово риторика приобрело уничижительное нивать свои выводы с выводами конкурирующих теорий, если значение, но вплоть до XIX в. оно обозначало просто способы таковые существуют;

воздерживаться от таких корректировок воздействовать на аудиторию с помощью тщательного постро- своих теорий, которые не имеют другой цели, кроме объяс ения речи;

это — искусство говорить или писать убедительно. нения эмпирической аномалии). К сожалению, я не вижу ра Макклоски нигде не дает точного определения термина рито- циональных оснований для подразумеваемого здесь разгра рика, но общий смысл, вкладываемый им в этот термин, дос- ничения между осуждаемой Методологией и достойной вся таточно ясен. Более того, во второй половине своей книги он ческого поощрения методологией, да и сам Макклоски так приводит несколько примеров риторического анализа, осно- их нигде и не приводит4.

ванных на работах Пола Самуэльсона, Роберта Солоу, Джона Можно представить себе, как выглядел бы риторический Мута и Роберта Фогеля, которые являются поучительными, анализ монетаристских работ Милтона Фридмена. Фридмен даже если вы и не разделяете то, что Макклоски называет пользуется некоторыми явными и неявными стилистически "анархической теорией познания в экономической науке". ми приемами, которые, похоже, объясняют невероятную убе Остается загадкой, каким образом Макклоски удается ана- дительность его рассуждений и, следовательно, его влияние лизировать язык, используемый экономистами, без каких- на современную экономическую науку. Изучив эти приемы, либо критериев "хорошего" и "плохого" языка, без каких-то я, вероятно, в какой-то момент задам себе вопрос: верно ли, стандартов того, что следует искать в лингвистических сред- что контроль над денежным предложением является ключом к ствах, используемых этими экономистами для убеждения своих контролю над инфляцией в современных промышленно раз читателей. По сути дела, ему это и не удается: приведенные витых экономиках? И я уже мысленно слышу ответ Макклос им примеры риторического анализа полны неявных метатео- ки: "Дурачок, что же ты ищешь истину в экономических тео ретических суждений. Например, в предпоследней главе Мак- риях?". "Экономика, подобно геологии, эволюционной био клоски критикует одно из самых слабых мест современной логии или самой истории является, скорее, исторической наукой, экономической теории — путаницу между проверкой на ста- чем наукой, предсказывающей будущее" (McCloskey D., 1985, тистическую значимость эффекта и проверкой на его нали- р. 18). Но геология, эволюционная биология и история — на чие. Эта глава буквально переполнена советами по поводу "хо- уки, касающиеся прошлого, то есть справедливость их пред рошей" статистической практики, с которыми лично я пол- положений действительно зависит ex post facto от эмпиричес ностью согласен. Но откуда взяться таким советам, если не ких данных (достаточно вспомнить о значении палеонтологи из метатеоретических норм, также известных как методоло- ческих находок для обоснования теории Дарвина). Можно ли гия, то есть логика методов, используемых в какой-либо дис- сказать то же об экономической теории? Зависит ли истин циплине. Макклоски неизменно возражает против Методо- ность монетаризма, если не от точности его прогнозов в отно логии (с прописной буквы), но весьма благосклонно отно- шении будущего, то от точности его предположений о прош сится к методологии (со строчной буквы). Это, похоже, лом? Фридмен в конце концов является одним из авторов книги означает следующее: вы можете давать много предписаний "Денежная история Соединенных Штатов, 1867—1960". Про по мелочам (например, не прибегайте к слишком резким вы- верял ли он справедливость монетаризма с помощью истори ражениям;

не будьте предвзяты;

повернитесь лицом к фак- ческих данных о денежном предложении и уровне цен? И важ там;

не попадайтесь на удочку собственной риторики;

не го- но ли это знать? "Дурачок, ты опять занимаешься Методоло ворите о больших или малых эффектах без указания критериев, гией? Голову тебе долой!" по которым судите;

не смешивайте статистическую значи мость с реальной;

замените метод вывода по Нейману—Пир сону байесовым и т. д.), но не можете делать предписаний по Другие примеры критики Макклоски, содержащие более или менее ту же мысль, можно найти в работах: Caldwell BJ. and Coats A.W. (1984), важным вопросам (например, стремиться избегать выводов, Rosenberg A. (1988), Gerrard B. (1990, p. 208-212), Backhouse R.E. (1991b).

28 Предисловие Предисловие Идея изучать то, как экономисты убеждают друг друга на ся отрицать, что на деле экономисты прибегают в лучшем слу практике, выглядит заманчиво, но неверно утверждать, что чае к "безопасной" разновидности фальсификационизма, а в все причины верить какой-либо экономической теории одина- худшем — к верификационизму в духе Милля5.

ково хороши и что экономисты на самом деле так и думают. А Моя глубокая вера в то, что экономистов можно побудить ведь Макклоски утверждает именно это: более серьезно относиться к фальсификационизму, за послед ние десять лет была несколько поколеблена. Некоторые специа «Рассмотрим, например, следующую фразу из экономической тео- листы по теории общего равновесия и теории игр в последние рии: "Кривая спроса имеет отрицательный наклон". Согласно офи- годы открыто высказывали свое отрицательное отношение к циальной риторике экономисты верят в это на основании статисти фальсификационизму (см. ниже, главу 8), а состоявшаяся в 1989 г.

ческих свидетельств — отрицательных коэффициентов в функциях конференция по приложимости философии науки Лакатоша к спроса на чугун или отрицательных диагональных элементов в матри экономике выявила упорный скептицизм ее участников в от цах спроса, — которые систематически повторяются в научных жур ношении применимости идей Поппера и Лакатоша в такой об налах. Именно они считаются проверками, результаты которых "со ласти, как экономическая наука, и, в частности, их нежела гласуются с гипотезой". Однако в гораздо большей степени убежде ние оценивать экономические теории в свете новейших эмпи ние в достоверности гипотез проистекает из других источников:

рических данных (de Marchi N., 1991, p. 504—506, 509). Стало интроспекции ("как бы поступил я в подобной ситуации?");

опыта очевидно, что многие экономисты не в силах расстаться с пред неконтролируемых событий (подобных нефтяному кризису);

автори ставлением, будто чисто теоретический прогресс, более глубо тета человека, выдвинувшего данную гипотезу ("ее считал верной кое понимание некоторых экономических проблем имеют са Альфред Маршалл");

соображений симметрии ("если есть закон пред мостоятельную ценность, даже если они не вносят сколько ложения, должен быть и закон спроса");

соображений, верных по нибудь существенного вклада в разработку экономической определению ("более высокая цена приводит к сокращению спро политики или в нашу способность предвидеть последствия этой са");

и, главное, аналогии ("если кривая спроса на жевательную ре зинку имеет отрицательный наклон, почему бы кривым спроса на политики. В этом находит свое отражение современная тенден недвижимость и продажную любовь не быть такими же?"). Как можно ция рассматривать экономическое теоретизирование как чисто убедиться в любой аудитории и на любом семинаре, круг аргументов, интеллектуальную игру, не пытаясь даже сопоставить свои тео выдвигаемых в экономической науке, гораздо шире, чем признается ретические построения с внешним миром в слабой надежде официальной риторикой» (McCloskey D., 1987, р. 174). узнать нечто, что в один прекрасный день прольет свет на функ ционирование реальной экономики.

Можно не сомневаться, что существует множество причин, В своем письме в журнал "Science" Василий Леонтьев по которым кривые спроса имеют отрицательный наклон, но (Leontief W., 1982) проанализировал статьи, опубликованные так же нет сомнения в том, что если бы статистические данные в "American Economic Review" за предшествовавшее десятиле многократно показывали иное, ничто не заставило бы эконо тие, и обнаружил, что более половины из них представляли мистов просто поверить в "закон спроса". Главным образом их собой математические модели без каких-либо эмпирических "убежденность в достоверности гипотезы" проистекает вовсе не из других источников, как уверяет Макклоски, и, конечно, не должна проистекать. В данном случае, равно как и во многих Кентерберри и Буркхардт (Canterberry E.R. and Burkhardt R.J., 1983), проанализировав 542 эмпирические статьи в четырех ведущих экономических других, описание и предписания абсолютно согласуются друг журналах за 1973—1978 гг., обнаружили, что только в трех статьях содержа с другом. И в этом — суть моей аргументации. лась попытка опровергнуть предложенные гипотезы;

во всех остальных случа В этой книге я показываю поразительную преемственность ях нулевая гипотеза принималась. Это показывает, что экономисты скорее подтверждают, нежели опровергают. Не о том ли же самом говорят некоторые в методологических принципах современных экономистов, критики фальсификационизма, вроде Хаусмана? Да, но они приветствуют принципах, которые так или иначе соответствуют фальсифи такое положение или воспринимают его как неизбежность, в то время как я кационистской схеме Поппера. Но в то же время не приходит- не хочу с ним мириться и утверждаю, что его можно и нужно исправить.

30 Предисловие Предисловие данных, примерно 15% содержали совершенно нематематизи- ны, будто главным условием, необходимым для их профессио рованный теоретический анализ (также без эмпирических дан- нальной карьеры, являются аналитические способности, а не ных) и только в оставшихся 35% статей использовались при- знание экономических реалий или знакомство с экономичес емы эмпирического анализа. кой литературой. Студенты обычно проницательно оценива ют избранную ими профессию и остро чувствуют "скрытую Характеристика статей, опубликованных в AER программу", заложенную в своем учебном плане. Ясно, что 1972-1976 гг. 1977-1981 гг. американские аспиранты чутко уловили: в экономической на (%) уке больше всего преуспевают математические "пиротехни (%) ки", временами обнаруживающие некоторые познания в мод 1. Математические модели без каких-либо эмпирических данных ной ныне эконометрике.

50,1 54, 2. Теоретические модели без Тот факт, что процесс экономического образования разви математической формулировки вает скорее способность к решению математических головоло и эмпирических данных 21,2 11,6 мок в ущерб существенным знаниям об экономической систе 3. Статистическая методология 0,6 0,5 ме, просто отражает торжество пустого формализма, характер 4. Эмпирический анализ, ного для всей современной экономической науки. А почему бы основанный на данных автора 0,8 1,4 и нет? Что плохого в элегантной экономической теории, ис 5. Эмпирический анализ, пользующейся в качестве интеллектуального времяпрепровож основанный на опубликованных дения? Я думаю, на этот вопрос есть два ответа. Один из них статистических данных 21,4 22, заключается в том, что некоторые из нас испытывают "празд 6. Другие виды эмпирического ное любопытство" по отношению к реальной экономике. Не анализа 5,4 7, 7. Эмпирический анализ, смотря на все удовольствие от абстрактной, математически основанный на искусственной сформулированной экономической теории, мы не можем не имитации и эксперименте 0,5 задумываться о том, как экономика функционирует на самом 1, деле, и большая часть лемм строгой и чистой теории не утоля Источник: Leontief W. (1982).

ет нашей жажды понять, как связаны вещи друг с другом в мире экономики. Второй ответ заключается в том, что эконо Морган (Morgan Т., 1988) обновил обзор Леонтьева, вновь мическая теория на протяжении всей своей долгой истории показав, что половина статей в "American Economic Review" была тесно связана с экономической политикой, желанием и "Economic Journal" не содержит каких бы то ни было дан ных и что это намного превышает аналогичную долю для фи- поправить дела в экономике, искоренить бедность, выровнять зических и химических журналов. Освальд (Oswald A.J., 1991а) распределение доходов и богатства, противодействовать деп подтвердил результаты, полученные Леонтьевым и Морганом, рессиям и т.д., и все это никогда не ощущалось так остро, как применительно к микроэкономике, и пришел к совершенно в недавний послевоенный период. Но если экономисты хотят справедливому заключению, что многие экономисты рассмат- занять определенную позицию в вопросах экономической по ривают свою дисциплину как "разновидность математичес- литики, не говоря уже о том, чтобы помочь правительствам в кой философии" (или, лучше сказать, "социальной матема- ее разработке, они должны ясно представлять, как функцио тики", то есть такой ветви математики, которая имеет дело с нирует экономическая система: мы знаем, что приватизация, социальными проблемами, но подходит к ним сугубо фор- если она сопровождается увеличением числа производителей, мально). Здесь мы наблюдаем своеобразный формализм: ссь приводит к росту объемов и повышению качества продукции;

вершенствование техники исследования как самоцель, ради мы знаем, что платежный баланс можно избавить от дефицита самой техники. Коландер и Клэмер (Colander D. and Klamer А", путем девальвации и даже сколько времени на это потребует 1987, 1988) показали, что американские аспиранты, убежде- ся;

мы знаем, что инфляцию можно снизить, проводя жесткую 32 Предисловие Предисловие к первому изданию фискальную и монетарную политику, и даже знаем, что необ ходимо сделать для снижения инфляции на заданное число процентных пунктов, — или только думаем, что знаем? Все это я говорю к тому, что экономическая теория должна преж де всего быть эмпирической наукой, покончив со своим древ ним занятием — "социальной инженерией"6.

Утверждение, что экономисты в конечном счете должны В отношении выражения "методология чего-либо" сложи проверять свои идеи фактами, что аналитической строгостью лась пагубная двусмысленность. Термин "методология "иногда иногда приходится жертвовать ради практической значимос понимают как совокупность технических процедур дисципли ти, еще не означает, будто им необходимо придерживаться ны, как более внушительно звучащий синоним ее методов. Од Методологии фальсификационизма. Аргументы в пользу эм нако чаще он обозначает исследование концепций, теорий и пирически ориентированной экономической теории могут сле основных принципов рассуждения, принятых в той или иной довать и из методологических (со строчной буквы "м") сооб науке, и в? этой книге мы будем придерживаться именно тако ражений7. В этом нет сомнений, но все равно любая метатеоре го, более широкого значения термина. Чтобы избежать недо тическая рекомендация ничем не лучше Методологии, лежащей разумений, я дополнил название книги подзаголовком "Как в ее основе. Что бы ни говорил Макклоски, между методоло экономисты объясняют ", имея в виду, что "методологию эко гией и Методологией нет ни логических, ни философских раз номической науки" следует понимать просто как философию личий. И Методологией, которая лучше всего поддерживает науки в ее приложении к экономике.

стремление экономиста к реальному знанию экономических Спрашивать, как экономисты объясняют изучаемые ими взаимосвязей, является философия науки, связанная с име явления, на самом деле означает задаться вопросом: в каком нами Карла Поппера и Имре Лакатоша. Я все еще верю, что смысле экономическая теория является наукой. Говоря сло достижение идеала опровержимости в полной мере — это важ вами одного выдающегося современного философа науки:

нейшая цель экономической науки.

"Именно жажда объяснений, одновременно и систематичес ких, и сопоставляемых с фактами, порождает науку;

именно организация и классификация знания на основе объясняющих принципов является отличительной целью наук" (Nagel E., 1961, р. 4). Несомненно, экономическая теория содержит много примеров "объяснений, одновременно и систематических, и сопоставляемых с фактами", поэтому мы не будем тратить времени на доказательство того, что она является наукой. Од нако при этом экономическая теория является достаточно своеобразной наукой, отличающейся, например, от физи ки, ибо она изучает человеческую деятельность и, следова тельно, усматривает "причины вещей" в основаниях челове ческих поступков и мотивах, руководящих людьми. С другой стороны, она отличается, скажем, от социологии и полито логии, поскольку ей все-таки удается генерировать строгие Этот аргумент выразительнее всего был высказан Хатчисоном (Hutchison T.W., Дедуктивные теории человеческого действия, почти полнос 1988, р. 172-173;

1992).

Майер (Mayer Т., 1992) детально обосновывает эту точку зрения в сво- тью отсутствующие в этих двух науках о поведении человека.

ей новой книге, само название которой отражает ее основную мысль: "Исти Короче говоря, объяснения, используемые экономистами, на против точности в экономической науке". > Предисловие к первому изданию Предисловие к первому изданию являются специфическим видом более общего рода научных альные исследования могли быть весьма далеки о того, что объяснений и в этом смысле они ставят перед нами некото проповедовалось, эти проповеди достойны рассмотрения рые особые проблемы.

сами по себе. В этом будет состоять задача части II данной Какова же в таком случае природа экономических объясне- книги. Часть I содержит отдельное краткое введение в совре ний? А в той мере, в которой они состоят из определенных менную философию науки, в ней вводятся некоторые раз теорий, — какова структура этих теорий и, в частности, взаи- граничения, которые будут использоваться на протяжении мосвязь между предпосылками и выводами-прогнозами эконо- всей книги (см. Глоссарий).

мических теорий? Если экономисты обосновывают свои тео Сделав в главах 3 и 4 части II обзор литературы, посвя рии с помощью фактов, то сопоставляются ли с фактами только щенной экономической методологии, в главе 5 мы обратимся выводы теорий или только их предпосылки, или же и те и к больному вопросу о логическом статусе экономической тео другие одновременно? Кроме того, что экономисты считают рии благосостояния. Сформировав к концу данной главы бо фактами? Каким образом экономические теории, претендую лее или менее полное представление об основных проблемах щие на объяснение того, что есть, могут использоваться почти методологии экономической науки, мы будем готовы приме в том же виде для демонстрации того, что должно быть! Ины нить выводы, к которым пришли, к некоторым из наиболее ми словами, как соотносятся между собой позитивная и нор известных дискуссионных вопросов экономической теории. По мативная экономические теории, или, говоря более старомод священная этой задаче часть III книги содержит ряд проана ным языком, каково соотношение между экономической тео лизированных примеров, назначение которых — не решить рией как наукой и политической экономией как искусством?

существенные вопросы, по которым экономисты расходятся Подобного рода вопросы и будут занимать наше внимание на во мнениях, но скорее показать, каким образом любой спор протяжении всей этой книги.

ный вопрос в экономической теории связан с проблемами Эти вопросы постоянно беспокоили экономистов со вре- экономической методологии. В последней главе части IV мы мен Нассау Уильяма Сениора и Джона Стюарта Милля, по- сводим результаты наших усилий воедино в попытке прийти этому весьма поучительно обратиться к авторам девятнадца- к некоторым итоговым выводам;

она, возможно, более субъек того столетия и посмотреть, как именно, по их собственной тивна, нежели все прочее содержание книги.

(верной или неверной) оценке, занимались своей наукой Слишком многие авторы, писавшие по вопросам эконо экономисты того времени. К 1891 г. Джону Невиллу Кейнсу мической методологии, видели свою задачу в рационализа удалось обобщить методологические размышления целого по ции традиционных способов аргументации экономистов, и коления экономистов в своей пользующейся заслуженной сла может быть поэтому современный среднестатистический эко вой книге "Предмет и метод политической экономии", ко номист мало нуждается в методологических исследованиях. От торую можно считать своего рода вехой в истории экономи кровенно говоря, экономическая методология занимает весь ческой методологии. В XX в. появилось еще одно подобное ма скромное место в образовании, которое получают совре обобщение — работа Лайонела Роббинса "Природа и значе менные экономисты. Возможно, теперь ситуация меняется.

ние экономической науки" (1932), за которой через несколько После долгих лет полной самоуспокоенности по поводу науч лет последовала другая широко известная книга с диамет ного статуса своей дисциплины многие экономисты начина рально противоположными выводами — "Значение и основ ют задаваться более глубокими вопросами о том, чем они за ные постулаты экономической теории" (1938) Теренса Хат нимаются. Во всяком случае все большее число экономистов чисона. Позднее Милтон Фридмен, Пол Самуэльсон, Фриц подозревают, что не все ладно в здании, возведенном эконо Махлуп и Людвиг фон Мизес также сделали важный вклад в мической теорией. В мою задачу не входит научить их, как методологию экономической науки. Короче говоря, эконо стать более хорошими экономистами, но, с другой стороны, мисты рано осознали необходимость отстаивать "верные" мало толку просто описывать то, что делают экономисты, не принципы рассуждения в своей дисциплине, и хотя их ре извлекая из этого некоторых объективных уроков;

на каком 36 Предисловие к первому изданию Предисловие к первому изданию Рокфеллера. После того как я оставил идиллическую атмосфе то этапе даже самому беспристрастному зрителю должно за ру Центра исследований и конференций в Белладжо, препо хотеться взять на себя роль арбитра. Подобно многим другим давание и другие научные обязанности мешали мне вернуться современным экономистам, у меня тоже есть своя точка зрения к рукописи в течение всего 1976-1977 учебного года. И даже на то, "Что не так с экономической теорией?", как озаглавлена затем мне понадобился весь 1978 г., чтобы закончить ее. Цен книга Бенджамина Уорда, но мои поводы для недовольства ные замечания по поводу черновика рукописи, слишком мно связаны не столько с содержанием современной экономиче гочисленные, чтобы автор мог чувствовать себя комфортно, я ской теории, сколько с тем, как экономисты обосновывают получил от Курта Клаппхольца и Таноса Скураса. Кроме того, свои теории. Я считаю, что у стандартной экономической ме Рут Тауз прочла ее от начала до конца, устранив большин тодологии, как она излагается в первой главе практически ство, если не все мои грамматические ошибки. Эта работа ос каждого учебника по экономической теории, нет особых про тавила меня в долгу перед ней, который может быть оплачен блем;

проблема заключается в том, что сами экономисты не лишь моей глубокой благодарностью.

торопятся следовать собственным проповедям.

Когда Лаэрт обращается к Офелии с просьбой не уступать ухаживаниям Гамлета, она отвечает: "Не поступай со мной как лживый пастырь, // Который хвалит нам тернистый путь // На небеса, а сам, вразрез советам, // Повесничает на стезях греха //И не краснеет". Экономисты XX в., как мне думается, очень похожи на тех "лживых пастырей".

Удалось ли мне доказать свою точку зрения в данной кни ге, оставляю на суд читателям, но в любом случае желание сделать это было главным мотивом ее написания.

Книга адресована в основном студентам-экономистам, то есть тем, кто уже ориентируется в экономической теории, но затрудняется (если вообще видит возможным) сделать выбор между альтернативными экономическими теориями. Между тем рост интереса к методологическим проблемам среди про фессиональных экономистов таков, что осмелюсь утверждать:

моя книга покажется интересной даже некоторым из моих коллег. Люди, посвятившие себя прочим общественным на укам — социологи, антропологи, политологи и историки, — склонны либо завидовать экономистам из-за внешней науч ной строгости их дисциплины, либо презирать их за то, что они находятся на побегушках у правительств. Возможно, они найдут, что данная книга является не столько противоядием от зависти, сколько напоминанием о выгодах, которые эко номическая теория извлекает и всегда извлекала из своей ори ентации на практическую политику.

Эта книга писалась очень (даже слишком) долго. Наброски первой главы были сделаны на Вилле Сербеллони в Белладжо, Италия, где я провел ноябрь 1976 г. благодаря щедрости Фонда Часть I ТО, ЧТО ВЫ ВСЕГДА ХОТЕЛИ УЗНАТЬ О ФИЛОСОФИИ НАУКИ, НО БОЯЛИСЬ СПРОСИТЬ Глава От традиционных взглядов к взглядам Поппера Традиционный взгляд Любой человек, открывший несколько современных учеб ников по философии науки, скоро обнаружит, что это доволь но странный предмет. Речь здесь идет не об изучении психоло гических и социологических факторов, способствующих вы движению новых научных гипотез, как того можно было бы ожидать, не об обзоре философских видений мира, неявно при сутствующих в ведущих научных теориях, и даже не о принци пах, методах и выводах естественных и общественных наук и описании в самом общем виде основных научных достижений.

Вместо всего этого философия науки, похоже, состоит в ос новном из попыток чисто логического анализа формальной структуры научных теорий и больше озабочена рекомендация ми, как подобающим образом заниматься наукой теперь, чем описанием того, что называлось наукой в прошлом. А когда все же речь заходит об истории науки, то делается это так, что классическая физика выглядит идеальным прототипом, кото рому должны рано или поздно уподобиться все дисциплины, достойные носить имя "науки".

Такая характеристика философии науки отражает ситуацию, сложившуюся в период расцвета логического позитивизма — в промежутке между двумя мировыми войнами, — и теперь она несколько устарела. Между 20-ми и 50-ми годами XX в. филосо фы науки в большей или меньшей степени соглашались с тем, что Фредерик Зуппе (Suppe F., 1974) назвал "традиционным взглядом на теории". Но работы Поппера, Поланьи, Хансона, Тулмина, Куна, Лакатоша и Фейерабенда — если перечислять только ведущие имена — практически полностью разрушили этот традиционный взгляд, впрочем, так и не заменив его ника •**' Глава 1 От традиционных взглядов— к взглядам Поппера кой общепризнанной альтернативной концепцией. Одним сло- что любые истинно научные объяснения имеют общую логи вом, начиная с 1960-х годов философия науки переживала не- ческую структуру: они включают как минимум один универ что вроде смутного времени, что делает простой рассказ о ее сальный закон плюс указание релевантных начальных условий сути и развитии в двух главах непростой задачей. По здравому или границ его применимости, которые вместе составляют размышлению, вначале необходимо многое сказать об основ- explanans (объясняющее), или предпосылки, из которых с по ных чертах традиционного взгляда и только затем переходить к мощью правил дедуктивной логики выводится explanandum, описанию нового неортодоксального течения, используя ра утверждение о некотором событии, объяснение которому мы боты Карла Поппера как водораздел между старыми и новыми хотим найти. Под универсальным законом понимается утвержде взглядами на философию науки.

ние типа: "всякий раз, когда происходят события А, происхо дят и события Б". Эти универсальные законы могут иметь де терминистическую форму — если в них говорится об отдельных Гипотетико-дедуктивная модель событиях Б, или статистическую форму — если в них говорится о классах событий типа Б (статистические законы имеют следу Согласно стандартной точке зрения на науку, господство- ющую'форму: "если произошли события А, то события Б про вавшей в середине XIX в., научные исследования должны на- изойдут с вероятностью/?, где 0 <р< 1"). Под правилами дедук чинаться со свободного, непредубежденного наблюдения фак- тивной логики понимаются непогрешимые силлогические рас тов, продолжаться индуктивной формулировкой универсаль- суждения вроде "если А истинно, то Б истинно;

А истинно, ных законов, описывающих эти факты, и в конечном счете, с следовательно, Б истинно" (это пример того, что логики называ помощью дальнейшей индукции, приходить к еще более об- ют гипотетическим силлогизмом). Вряд ли стоит добавлять, что щим утверждениям, которые принято называть теориями. Ис- дедуктивная логика — абстрактный инструмент, и логическая тинность законов и теорий подлежит проверке путем сопос- обоснованность дедуктивных размышлений никак не зависит тавления вытекающих из них эмпирических выводов со всеми от того, справедливы ли на самом деле большая посылка "если наблюдаемыми фактами, включая те, что их породили. Такое А истинно, то Б истинно" или малая посылка "А истинно".

индуктивное видение науки, классически описанное в книге Из общей логической структуры всех истинно научных Джона Стюарта Милля "Система логики" (J843) и по сей день объяснений следует, продолжали Гемпель и Оппенгейм, что остающееся "народным" видением, во второй половине XIX в. при операции, называемой объяснением, используются те же начало рушиться под воздействием работ Эрнста Маха, Анри правила логических выводов, что и при операции, называе Пуанкаре и Пьера Дюгема и было поставлено "с ног на голо- мой прогнозом, с единственной разницей — объяснения сле ву" в гипотетико-дедуктивной модели научного познания, воз- дуют за событиями, а прогнозы предшествуют им. В случае с никшей уже в следующем веке как плод творчества представи- объяснением мы начинаем с явления, которое необходимо телей "Венского кружка" и американских прагматистов (см. объяснить, а потом находим хотя бы один универсальный за Alexander P., 1964;

Harre R., 1967;

Losee J., 1972, chs. 10, 11). кон и набор начальных условий, которые дают логическое суж Тем не менее до самого 1948 г. гипотетико-дедуктивная мо- дение о данном явлении. Иными словами, назвать какую-то дель не была терминологически формализована в качестве един- конкретную причину объяснением данного явления означает ственно возможного способа научного объяснения. Эта автори- просто отнести явление к сфере действия какого-либо уни зованная версия впервые появилась в ставшей впоследствии знаменитой работе Карла Гемпеля и Питера Оппенгейма объяснений (см. ниже, сноску 5). Более ранние, хотя и не столь строгие фор (Hempel C.G. and Oppenheim P., 1965), которые утверждали, мулировки гипотетико-дедуктивной модели можно найти в книге Поппера "Логика научного открытия", впервые опубликованной в 1934 г. на немецком языке, а затем в 1959 г. на английском (Popper К., 1959, р. 59, 68-69;

см. также Тот же тезис более осторожно был заявлен сначала Гемпелем (Hempel C.G., Popper К., 1962, II, р. 262-263, 362-364;

Popper К., 1976, р. 117), а на самом 1942) и вызвал широкую дискуссию среди историков о смысле исторических Деле еще в 1843 г. - у Милля (Mill J.S., 1973, vol. 7, p. 471-472).

44 Глава От традиционных взглядов— к взглядам Поппера нереального закона или группы законов;

поэтому один из кри гнозирование, подобно точным краткосрочным прогнозам по тиков тезиса Гемпеля—Оппенгейма назвал его "способом годы, прекрасно осуществимо с помощью элементарных эври объяснения через покрывающие законы" (Dray W., 1957, ch. 1).

стических правил, дающих вполне удовлетворительные резуль В случае с прогнозом, с другой стороны, мы начинаем с уни таты, хотя мы можем не иметь никакого понятия, почему они версального закона и набора начальных условий и из них с их дают. Одним словом, возможность прогнозировать, ничего помощью дедукции выводим утверждение о неизвестном со не объясняя, абсолютно очевидна.

бытии;

прогнозы часто используются для того, чтобы прове Сказанное, впрочем, не означает, что нам всегда легко ус рить, работает ли исходный универсальный закон. Короче, тановить, достигла ли какая-то конкретная теория впечатляю объяснение — это просто "предсказание назад".

щих прогностических результатов благодаря своим достоинствам, Представление о полной логической симметрии между при или же это простая случайность. Некоторые критики традици родой предсказания и природой объяснения получило название онного взгляда утверждали, что модель научного познания че тезиса симметрии. Оно составляет ядро гипотетико-дедуктивной рез покрывающие законы в конечном счете основана на анализе модели познания, или модели познания через покрывающие причинности Дэвида Юма. По Юму, причинность — это не бо законы. Отличительная черта модели в том, что она не исполь лее чем постоянное сопряжение двух событий, прилегающих друг зует никаких других способов логического рассуждения кроме к другу во времени и в пространстве, из которых следующее дедукции (значение этого замечания вскоре прояснится). Уни первым по времени называется "причиной" второго, называе версальные законы, используемые при объяснении, не являют мого "следствием", хотя на самом деле существование какой ся результатом индуктивного обобщения частных случаев;

это либо связи между ними вовсе необязательно (см. Losee J., 1972, лишь гипотезы, если угодно, догадки, которые можно прове р. 104—106). Иными словами, мы никогда не можем быть увере рить, используя их для построения прогнозов конкретных со ны, что причинность — это не простая корреляция между собы бытий, но сами они несводимы к наблюдениям за событиями.

тием, происходящим в момент времени /, и событием, проис ходящим в момент Я-1. Критики отвергли юмовскую "бильярд ную модель причинности" и настояли на том, что истинно Тезис симметрии научное объяснение должно включать промежуточный механизм, соединяющий причину со следствием и гарантирующий, что Модель научного объяснения через покрывающие законы найденная нами связь между двумя событиями является "необ критиковалась с различных позиций, и даже сам Гемпель, ее ходимой" (см., например, Наггё R., 1970, р. 104—126;

1972, наиболее ревностный защитник, с годами несколько отступил р. 92-95, 114-132;

а также Наггё R. and Secord P.F., 1972, ch. 2).

под натиском этих атак (Suppe F., 1974, р. 28п). Большинство Пример теории всемирного тяготения Ньютона, однако, критиков избрали целью своих атак тезис симметрии. Они ут- х показывает, что настоятельное требование указывать истинный верждали, что прогнозирование вполне возможно и без объяс причинный механизм при научном объяснении явлений, если нения и даже что объяснение может не предполагать прогнози его понимать буквально, может оказаться губительным для раз рования. Первое вполне очевидно — для прогноза достаточно вития науки. Абстрагируйтесь от всех свойств движущихся тел, просто найти корреляцию, в то время как для объяснения говорил Ньютон, кроме их положения, массы и ускорения, и этого мало. Таким образом, любая линейная экстраполяция Дайте этим признакам операциональные определения. Вытека МНК-регрессии является своего рода прогнозом, при том что ющая отсюда теория гравитации, включающая универсальный сама регрессия может не иметь под собой никаких теоретичес закон, согласно которому физические тела притягивают друг ких оснований, описывающих взаимосвязь между переменны Друга с силой, прямо пропорциональной произведению их масс ми, не говоря уже о представлениях, что из них является при и обратно пропорциональной квадрату расстояния между ними, чиной, а что — следствием. Ни один экономист не нуждается в позволяет нам предсказывать такие разнообразные явления, как напоминании, что точное краткосрочное экономическое про эллиптические орбиты планет, фазы Луны, частоту морских Глава 1 От традиционных взглядов— к взглядам Поппера приливов и отливов, траектории полета артиллерийских сна- для хранения эмпирических сведений, ценность которых опре рядов и даже скорость падения яблок с яблони. Между тем деляется принципом экономии мыслительных усилий, — то, Ньютон не предложил никакого механизма, который объяс- что теперь называют методологией конвенционализма.

нял бы, как действует гравитация (он так и не был обнару- Достаточно сказать, что прогноз, даже если он сделан на жен), и не смог ответить на возражения многих своих совре- основе высокосистематизированной и тщательно аксиомати менников, утверждавших, что сама идея гравитации, мгно- зированной теории, не обязательно подразумевает наличие венно действующей на расстоянии без какой-либо материальной объяснения. Но как быть с обратным утверждением: можем ли субстанции, посредством которой могла бы передаваться эта мы предложить объяснение, не делая каких-либо прогнозов?

сила ("призрачные пальцы, тянущиеся сквозь пустоту!"), весьма Ответ, очевидно, зависит от того, что мы понимаем под объяс метафизична2. И при всем этом никто не мог отрицать порази- нением — ответ, от которого мы до сих пор осторожно уклоня тельной прогностической силы теории Ньютона, особенно лись. В самом широком смысле слова, объяснить — означает после того, как в 1758 г. подтвердилось предсказание Эдмонда ответить на вопрос "почему?";

объяснить — означает свести Галлея о возвращении кометы, впоследствии названной его нечто таинственное и неизвестное к чему-то, что нам уже зна именем, — достижение, превзойденное в 1846 г. Леверье, ко- комо, вызвав восклицание: "Ага, так вот как это происходит!".

торый с помощью закона о силе притяжения, обратной квад- Если согласиться с этим намеренно вольным словоупотребле рату расстояний, предсказал существование дотоле неизвест- нием, нам покажется, что существуют научные теории, вызы ной планеты Нептун, наблюдая за отклонениями в орбите Урана. вающие у нас это восклицание "Ага!", но не делающие ничего Тот же факт, что порой теория Ньютона давала сбои (о чем или почти ничего в направлении прогноза по отношению к свидетельствуют безуспешные поиски Леверье еще одной не- классу явлений, которого они касаются. Признанный пример, известной "планеты" — Вулкан, существование которой должно часто цитируемый критиками традиционного взгляда (см., в было объяснить аномалии в движении Меркурия), был благо- частности: Kaplan А., 1964, р. 346—351;

Наггё R., 1972, р. 56, получно забыт. Короче говоря, можно утверждать, что ньюто- 176—177), — это дарвиновская теория эволюции, претендую новская теория тяготения — это только высокоэффективный щая на объяснение того, как высокоспециализированные био инструмент прогнозирования, позволяющий делать предска- логические формы последовательно развиваются из менее спе зания, приблизительно верные почти для всех практических циализированных в результате процесса естественного отбора, целей в пределах нашей солнечной системы, но тем не менее максимизирующего способность видов к размножению, одна неспособный действительно "объяснить" движение тел. Подоб- ко не способная предсказать, какие именно высокоспециали ные мысли привели Маха и Пуанкаре в XIX в. к убеждению, зированные формы появятся при заданных природных условиях.

что все научные теории и гипотезы — всего лишь сжатые опи Дарвиновская теория, как говорят критики, может многое сания природных феноменов, не являющиеся сами по себе ни ч рассказать об эволюционном процессе, когда он уже завершил истиной, ни ложью, но играющие роль условных обозначений ся, и не в состоянии сказать о нем почти ничего до тех пор, пока он не произошел. Дело не в том, что теория Дарвина не может указать начальные условия, необходимые для того, что Нам известно, что Ньютон прекрасно знал об этом возражении;

как он писал в письме к другу: "Гравитация должна порождаться агентом, действую- бы действовал процесс естественного отбора, а в том, что она щим постоянно в соответствии с некоторыми законами, но вопрос о том, не в состоянии назвать определенных универсальных законов, материален он или нет, я оставил на суд своим читателям" (цит. по: Toulmin S.

описывающих шансы различных видов на выживание при раз and Goodfield J., 1963, p. 281—282;

см. также Toulmin S. and Goodfield J., 1965, p. 217-220;

Hanson N.R., 1965, p. 90-91;

Losee J., 1972, p. 90-93). Аналогич- личных природных условиях. В той мере, в какой эта теория во ным образом, история концепции гипноза (прошедшей путь от "животного обще что-то предсказывает, она предсказывает принципиаль магнетизма" через "месмеризм" к собственно "гипнозу") показывает, что ную возможность наступления некоего события при заданных многие хорошо известные природные явления, например, эффективное ис условиях, а не вероятность того, что при этих условиях оно про пользование гипноза как анестезирующего средства в медицине, даже и сей час невозможно объяснить в терминах передаточного причинного механизма. изойдет. Например, на ее основе можно сделать предположе 48 Глава 1 От традиционных взглядов— к взглядам Поппера ние, что некоторая доля популяции вида, способного плавать, достатка листьев на деревьях у молодых жирафов с более длин переживет неожиданное наводнение своей до той поры засуш- ными шеями сохраняется больше шансов выжить, дать потом ливой среды обитания, но нельзя предсказать, какая доля дей- ство и произвести на свет больше жирафов с такими же длин ствительно выживет при реальном наводнении, более того — ными шеями, как и у них;

на протяжении многих поколений будет ли эта доля вообще отличной от нуля (Scriven M., 1959). этот эффект формирует жирафа с длинной шеей, которого мы Было бы ошибкой полагать, что теория Дарвина зиждется знаем. Эти два эволюционных механизма принципиально раз на знаменитом заблуждении post hoc, ergo propter hoc, то есть су- личны, и для Дарвина уступить Ламарку хотя бы на йоту озна дит о причинности по простой временной последовательности, чало серьезно поступиться своей фундаментальной теорией.

ибо Дарвин описал механизм, объясняющий процесс эволю- Ирония заключается в том, что к 1872 г. Мендель, труды ции. Причина изменения видов, согласно Дарвину, — естествен- которого выпали из поля зрения Дарвина, как, впрочем, и ный отбор, а естественный отбор выражается в борьбе за суще- всех остальных, уже пришел к идее генов, то есть дискретных ствование, происходящей путем размножения и случайных из- единиц-носителей информации о наследственности, переда менений в том, что он называл "геммулами", подобно тому, ющихся от поколения к поколению без смешивания или ра как это происходит при выведении новых пород домашних жи- створения.-Менделева генетика снабдила теорию Дарвина убеди вотных. Наследственный механизм, описанный Дарвином, был тельным причинным механизмом, но, с нашей точки зрения, системой, с помощью которой признаки обоих родителей сме- статус теории эволюции в результате изменился незначитель шивались в их потомстве, растворяясь в последующих поколе- но: теория Дарвина объясняет то, что не может предсказать, и ниях. К сожалению, изложенный механизм содержал ошибку: в приводит мало аргументов в защиту своих утверждений, кро описываемой ситуации новый вид возникнуть не мог, посколь- ме косвенных свидетельств постфактум. Сам Дарвин провоз ку любая мутация, растворяясь в последующих поколениях, в глашал свою верность гипотетико-дедуктивной модели позна конечном счете выродилась бы до состояния, неспособного ния (Ghiselin M.T., 1969, р. 27-31, 59-76;

George W., 1982, повлиять на естественный отбор. Сам Дарвин позднее признал р. 140—150), но факт остается фактом — для некоторых он и это возражение и, стремясь представить какое-то разумное объяс- по сей день остается "образцом объясняющего, но не прогно нение эволюции, в последнем издании "Происхождения видов" зирующего ученого" (Scriven M., 1959, р. 477).

делал растущие уступки дискредитированной ламарковской кон- Возможно, это преувеличение, поскольку дарвинизм поко цепции прямого наследования приобретенных признаков. ится на некотором количестве специфических условных утвер По Ламарку, жираф выращивает длинную шею, потому ждений о реальности, — например, утверждении, что потом что хочет добраться до растущих высоко на дереве листьев, и ство имеет различные фенотипы, что эти различия системати этот приобретенный признак передается его потомству, у ко- чески связаны с фенотипами родителей и что различные торого шеи становятся длиннее. Согласно Дарвину, у жирафов фенотипы проявляются с разной частотой в отдаленных поко- \ рождается потомство с шеями различной длины, но ввиду не- лениях. И дарвинизм на самом деле подразумевает некоторые прогнозы, например, то, что ни один вид не появляется дваж ды;

таким образом, появление дронтов повлекло бы за собой Не без удовольствия мы должны заметить, что Дарвина вдохновлял опровержение дарвинизма (Mayr E., 1982, ch. 10;

Rosenberg A, один экономист — Томас Мальтус и решительно критиковал другой — Фли минг Дженкин, профессор инженерии из Эдинбургского университета (Джен- 1985, chs. 5—7). Аналогичным образом, говорить, что дарвинов кин, в силу обстоятельств, явился первым британским экономистом, пост ская эволюция может объяснить форму шеи современного жи роившим кривые спроса и предложения). Дженкин в 1867 г. в своем отзыве рафа, но никогда не смогла бы заранее предсказать ее, означает на "Происхождение видов" (1859) первым показал, что теория Дарвина в его собственной формулировке была неверна. Именно это замечание могло неверно понимать теорию Дарвина, которая, если она вообще заставить Дарвина включить в шестое издание "Происхождения видов" но предсказывает, делает это не в отношении отдельных существ вую главу, в которой воскрешались идеи Ламарка (см. Jenkin F., 1973, особ, (например, жирафов) или органов (например, шей), но в от р. 344-345;

Toulmin S. and Goodfield J., 1967, ch.9;

Ghiselin M.T., 1969, ношении признаков или наборов признаков. Сам Дарвин от p. 173-174;

Lee K.K., 1969;

Mayr E., 1982, p. 512-514).

50 Глава 1 От традиционных взглядов— к взглядам Поппера лично знал, что некоторые факты, как, например, существо- Подведем итоги. Мы можем найти случаи, подтверждаю вание бесплодных насекомых и стерильных гибридов, скорее щие тезис об объяснениях без прогноза, но это не слишком всего вступают в противоречие с его теорией: целая глава "Про- сильные аргументы, и я по-прежнему убежден, что модель исхождения видов" была посвящена "различным возражениям научного объяснения через покрывающие законы выдержива против теории естественного отбора", то есть признакам, кото- ет всю критику, которой она подвергалась. Конечно, это про рые не могли бы развиться с помощью механизма естественно тиворечивая позиция, но достаточно сказать, что необходимо го отбора. Короче говоря, дарвинизм в принципе может быть быть настороже, когда нам предлагают объяснение, не дающее опровергнут наблюдениями независимо от возможности наблю возможности прогноза, то есть когда вместо объяснения нам дать видообразование а 1а Дарвин на практике (Ruse M., 1982, предлагают "понимание". "Мы понимаем причины землетря р. 97—108;

1986, р. 20—26). В этом смысле эволюционная теория сений, — писал Фрэнк Хан, — но пока не можем их предска Дарвина логически относится к тому же типу теорий, что и зывать" (Hahn F.H., 1985, р. 10). Впрочем, в последние годы ньютонова механика или теория относительности Эйнштейна геофизики добились большого прогресса в предсказании зем (Williams M.B., 1973;

Flew A., 1984, р. 24-31;

Caplan A.L., 1985).

летрясений, поскольку начали лучше понимать их точные при Тем не менее следует признать, что модель познания через по чины. Каю бы то ни было, когда пониманию не сопутствует крывающие законы со следующим из нее тезисом симметрии способность предсказывать, мы должны задаться вопросом: про не может легко вместить теорию эволюции Дарвина4.

исходит ли это ввиду отсутствия возможности получить все не Существуют другие примеры теорий, которые, как кажет- обходимые сведения о начальных условиях, как в случае с био ся, предоставляют объяснения без каких-либо определенных логической эволюцией, или это происходит потому, что объяс прогнозов, такие как глубинная психология Фрейда и теория нение не опирается на универсальный закон или по крайней самоубийств Дюркгейма, хотя по поводу каждой из них можно мере обобщение некоторого рода, как в случае со многими возразить, что она не является истинно научной. Но еще более историческими объяснениями? Если имеет место последнее, я широкий класс примеров являют собой любого рода истори бы утверждал, что нам определенно пытаются подсунуть "кота ческие объяснения, в лучшем случае дающие достаточные, но в мешке", ибо невозможно объяснить что-либо, не ссылаясь не необходимые условия для того, чтобы событие определен на более обширное множество явлений, элементом которого ного рода произошло;

то, что объясняют историки, почти ни является предмет объяснения (см. Elster J., 1989).

когда строго не выводится из их explanans и таким образом не выливается во что-либо похожее на строгий прогноз (или, ско рее, ретропрогноз). Исторические объяснения, как и научные, Нормы и реальная практика действительно основаны на фактах, но эти факты обычно на столько скудны и двусмысленны, что согласовываются с боль Мы увидели, что модель научного объяснения через по- * > шим числом альтернативных и даже противоречащих друг дру крывающие законы исключает многое из того, что по крайней гу объяснений. Поэтому трудно не согласиться с утверждением мере некоторые люди считали наукой. Но именно это и явля Гемпеля (Hempel C.G., 1942), что почти все исторические объяс ется ее целью: назначение модели в том, чтобы показать, "ка нения являются псевдообъяснениями: они могут быть верны кой наука должна быть", а не "какая она есть на самом деле".

или неверны, но мы редко узнаем, как именно обстоит дело, а Именно эту предписывающую, нормативную функцию дан историк обычно не готов помочь нам отличить одно от другого.

ной модели ее критики находят столь спорной. Они утвержда ют, что вместо постулирования логических требований, кото Возможно, поэтому Поппер однажды утверждал, что теория эволюции рым должно удовлетворять научное объяснение, или мини Дарвина не является проверяемой научной теорией, но, скорее, "метафизи мальных критериев, которым в идеале должны соответствовать ческой исследовательской программой, в рамках которой можно строить про научные теории, с большей пользой время можно было бы веряемые научные теории" (Popper К., 1976, р. 168, 171—180;

а также 1972а, Употребить, классифицируя и характеризуя теории, реально р. 69, 241-242, 267-268).

Глава I От традиционных взглядов— к взглядам Поппера находящиеся в научном обороте5. Занявшись этим, мы, по их Скрытый конфликт между описанием и предписанием в мнению, обнаружили бы, что разнообразие теорий гораздо философии науки, а также между историей и методологией более поразительно, нежели их сходство, и это, по всей види- науки сыграл главную роль в произошедшем в 1960-х годах мости, должно говорить об отсутствии у научных теорий практическом ниспровержении традиционного взгляда (см.:

свойств, которые были бы присущи им всем. Toulmin S., 1977). Этот конфликт также чувствуется в трактов Кроме дедуктивных, законоподобных, статистических и ке роли принципа опровержимости в научном прогрессе, дан исторических объяснений, о которых мы уже упоминали, био- ной Карлом Поппером — трактовке, которая явилась одной из логия и общественные науки содержат многочисленные при- основных движущих сил оппозиции традиционному взгляду.

меры функциональных или телеологических объяснений, от- Обсуждение идей Поппера позволит нам вернуться к тезису личающихся тем, что они указывают на инструментальную роль, симметрии, взглянув на него с новой стороны.

которую некоторая часть организма играет в поддержании рас сматриваемого состояния этого организма, или роль, которую действия отдельной личности играют в получении некоторого Фальсификационизм Поппера коллективного результата (см. Nagel E., 1961, р. 20—26). Эти четыре или пять типов объяснения фигурируют в ряде научных Поппер начинает свои рассуждения с определения границы теорий, и сами теории, в свою очередь, можно классифици- между наукой и ненаукой, своего так называемого демаркацион ровать по различным признакам (см., например, Suppe F., 1974, ного критерия, и заканчивает их попыткой разработать стандар р. 120-125;

Kaplan A., 1964, р. 298-302). Но даже подобная ты оценки конкурирующих научных гипотез по степени их прав детализированная типологизация научных теорий вызывает доподобия. По мере того как он продвигается вперед в своих трудности, поскольку многие теории сочетают разные типы рассуждениях, он последовательно удаляется от традиционного объяснения, и даже относящиеся к общей группе теории не взгляда, согласно которому целью философии науки является обязательно будут демонстрировать одинаковые структурные рациональная реконструкция неаккуратных научных теорий прош свойства. Иными словами, когда перед нашим взором предста- лого и приведение их к виду, соответствующему определенным ет всесторонняя панорама научной деятельности, у нас в руках канонам научного объяснения. У Поппера философия науки ста оказывается слишком много материала, чтобы позволить себе новится предметом, в котором мы ищем методы оценки науч предложить единственную "рациональную реконструкцию" тео- ных теорий с того момента, как они были сформулированы.

рий, из которой можно было бы извлечь методологические Отправной точкой Поппера является критика философии нормы, обязательные для всех истинно научных теорий. логического позитивизма в том виде, в котором она поддержи валась представителями "Венского кружка", и нашедшей воп лощение в том, что впоследствии стали называть принципом Подобным образом историки утверждали, что модель исторического верифицируемости, выступающим в качестве критерия позна объяснения через покрывающие законы искажает то, чем они на самом деле вательного значения утверждений о мире. Этот принцип гла заняты: история — это "идеографическая", а не "номотетическая" дисцип лина, изучающая конкретные события и персонажи, а не общие законы сит, что все утверждения делятся на аналитические и синтети развития (см. Dray W., 1957;

1966). Но суть первоначального аргумента Гем ческие — то есть справедливые либо в силу верности собственных пеля состояла в том, что даже отдельные события не могут быть объяснены составляющих, либо в силу подтверждающего их практическо без привлечения обобщений какого-либо рода, как бы тривиальны они ни го опыта, — причем все синтетические утверждения имеют были, и что историки обычно представляют не более чем "эскиз объясне ния", поскольку они либо оказываются неспособны сформулировать свои значение тогда и только тогда, когда они поддаются, по край обобщения, либо неявно и бездоказательно утверждают, что последние хо ней мере в принципе, эмпирической проверке (см. Losee J., рошо известны. Таким образом, дебаты о традиционном взгляде в лагере 1972, р. 184—190). Исторически все члены "Венского кружка" философов науки зеркально отражаются в полемике между Гемпелем и Дрэем (Виттгенштейн, Шлик и Карнап) использовали принцип ве в лагере философов истории (ее здравый и точный обзор см. в: McClelland P.D., 1975, ch. 2). рифицируемости в основном как "иголку для прокалывания" 54 От традиционных взглядов— к взглядам Поппера Глава верности предпосылок с необходимостью следует верность вы раздутых метафизических претензий в науке и ненауке, подразу вода, поскольку нет никакой гарантии, что происходившее в мевая, что даже некоторые утверждения, считавшиеся научны прошлом будет происходить и в будущем. Утверждать, что уни ми, и все утверждения, к науке не относившиеся, можно было версальный закон восхода солнца основан на неизменном опы отвергнуть как не имеющие значения6. На практике принцип те, означает, как сказал Юм, считать утверждение не требую проверяемости породил глубокое подозрение к использованию щим доказательств, поскольку тем самым мы лишь переносим в научных теориях ненаблюдаемых сущностей, таких как абсо проблему индукции с рассматриваемого случая на другой;

про лютное время и абсолютное пространство в ньютоновой меха блема же состоит именно в том, каким образом можно логи нике, электроны в физике элементарных частиц, валентности чески утверждать что-либо о будущем опыте на основе исклю в химии и естественный отбор в теории эволюции. Типичным чительно прошлого опыта. На определенном этапе рассуждения порождением этого антиметафизического уклона логических индуктивный переход от частных случаев к универсальному за позитивистов была методология операционализма, впервые выд кону требует нелогичного мыслительного скачка, дополнитель винутая в 1927 г. и впоследствии широко распространившаяся ного элемента, вполне способного привести нас от верных пред благодаря серии влиятельных работ Перси Бриджмена. Чтобы посылок к ложным выводам. Юм не отрицал, что мы постоянно определить значение любой научной концепции, писал Бридж обобщаем отдельные случаи по привычке и в силу спонтанной мен, нам нужно лишь точно установить физическую опера ассоциации идей, но считал это логически неоправданными цию, необходимую для придания ей количественной опреде догадками. Это и есть знаменитая проблема индукции.

ленности: длина есть результат измерения объектов в одном Из рассуждений Юма вытекает фундаментальная асиммет измерении, а интеллект есть то, что измеряется тестами на рия между индукцией и дедукцией, между доказательством и уровень интеллекта (см. Losee J., 1972, р. 181—184).

опровержением, между верификацией и фальсификацией, между Поппер отвергает любые попытки подобного отделения име утверждением и опровержением утверждения. Ни одно универ ющего значение от не имеющего и заменяет их новым демарка сальное утверждение не может быть логически строго выведено ционным критерием, разделяющим все человеческое знание на или окончательно установлено из сколь угодно большого числа два непересекающихся класса — "науку" и "ненауку". В XIX в.

частных утверждений, но любое универсальное утверждение традиционным решением этой демаркационной проблемы было может быть логически опровергнуто одним-единственным част бы следующее: наука отличается от ненауки тем, что она ис ным утверждением с помощью дедуктивной логики. Проиллю пользует метод индукции, то есть наука исходит из опыта и пе стрируем сказанное любимым попперовским примером (на са реходит от наблюдения и экспериментов к формулировке уни мом деле его впервые привел Джон Стюарт Милль): сколько бы версальных законов с помощью правил индукции. К сожале раз мы не видели белых лебедей, это не дает нам права утверж- \ нию, проблема логического обоснования индукции беспокоила дать, что все лебеди — белые, однако достаточно один раз уви философов еще со времен Дэвида Юма. Возьмем конкретный деть черного лебедя, чтобы опровергнуть данное утверждение.

пример: люди выводят универсальный закон о том, что солнце Короче говоря, вам никогда не удастся доказать, что нечто фак всегда восходит утром, из прошлого опыта;

тем не менее это не тически верно, но вы можете доказать, что некоторые вещи может быть логически убедительным заключением, когда из фактически ложны. Это — утверждение, которое мы можем при нять как первую заповедь методологии науки. Поппер использу ет указанную фундаментальную асимметрию, формулируя свой Подразумевается, что утверждения типа "Бог есть", "жизнь священна", "война — это зло" и "картины Рембрандта прекрасны" являются выражени- критерий демаркации: наука — это совокупность синтетических ями личного вкуса, не имеющими логического или философского значения.

утверждений о реальном мире, которые могут, по крайней мере Определенно, некоторым значением они все же обладают, так что сам выбор в принципе, быть опровергнуты эмпирическими наблюдениями.

примеров для формулировки принципа верифицируемости был рассчитан на то, чтобы вызвать ярость традиционалистов всех мастей. Революционный дух Таким образом, науку характеризует используемый ей метод фор логического позитивизма замечательно отражен в философском бестселлере мулирования и проверки утверждений, а не ее предмет или за всех времен — книге Алфреда Айера "Язык, истина и логика" (1936).

Глава 1 От традиционных взглядов— к взглядам Поппера верения в истинности знаний;

если наука и может хоть в чем-то ваться правилами логики, следовательно, Блауг — квалифи дать уверенность, так это уверенность в незнании. цированный философ" (что, увы, не так).

Проведенная таким образом граница между наукой и ненау- "Подтверждать антецедент" (иногда называемый modus кой, однако, не абсолютна: как опровержимость, так и верифи- ponens) логически верно, но "подтверждать консеквент" — ло цируемость имеют различные степени (Popper К., 1959, р. 113;

гическая ошибка. Однако мы можем "отрицать консеквент" 1972b, p. 257;

1976, р. 42). Иными словами, демаркационный кри- (modus tollens), и это всегда будет логически корректно. Если терий следует понимать как описывающий более или менее не- мы выразим гипотетический силлогизм в отрицательной фор прерывный спектр знания, на одном конце которого находятся ме, мы получим: "Если А истинно, то Б истинно;

Б ложно, некоторые из "твердых" естественных наук, такие как физика и следовательно, А ложно". Возвращаясь к нашему примеру, это химия (рядом с ними стоят более "мягкие" эволюционная био- будет выглядеть так: "Если Блауг некорректно применяет пра логия, геология и космология), на другом — поэзия, искусство, вила логики, мы логически оправданно можем заключить, что литературная критика и т.п., а где-то в середине, хотелось бы он не является квалифицированным философом".

верить, ближе к научному полюсу — общественные науки. Выражая ту же мысль более житейским языком, modus ponens в формальной логике означает, что истинность предпосылок передается выводам, но ложность — нет;

modus tollens, напротив, Логическая ошибка означает, что ложность выводов передается предпосылкам, но истинность — нет. Первый гласит, что когда предпосылки ложны, Давайте проясним разницу между верифицируемостью и вопрос об истинности или ложности выводов остается открытым;

опровержимостью, сделав краткое отступление в захватываю- последний гласит, что если выводы ложны, одна или несколько щую область логических ошибок. Рассмотрим гипотетический предпосылок должны также быть ложными, но даже если выво силлогизм: "Если А истинно, то Б истинно;

А истинно, следо- ды верны, истинность предпосылок мы гарантировать не можем.

вательно, Б истинно". Гипотетическое утверждение большой Вот одна из причин, по которым Поппер опирается на идею посылки разбивается на антецедент — "если А истинно" и кон- асимметрии между верификацией и фальсификацией. Со строго секвент — "то Б истинно". Чтобы прийти к выводу "Б истин- логической точки зрения мы никогда не вправе утверждать, что но", мы должны быть способны сказать, что А действительно гипотеза верна, поскольку она согласуется с фактами;

выводя истинно, или говоря техническим языком логики, мы должны истинность гипотезы из истинности фактов, мы неявно совер "подтвердить антецедент" большой посылки в нашем гипотети- шаем логическую ошибку, "подтверждая консеквент". С другой ческом утверждении, чтобы с логической необходимостью прий- стороны, основываясь на фактах, мы вполне можем отрицать ти к выводу "Б истинно". Заметим, что под термином "истин- истинность гипотезы, поскольку, выводя из отсутствия подтвер но" здесь подразумевается логическая, а не фактическая истина. ч ждающих фактов ложность гипотезы, мы пользуемся логически Посмотрим, что произойдет, если мы немного изменим корректной схемой рассуждения, называющейся "отрицанием малую посылку нашего гипотетического силлогизма, чтобы он консеквента", или modus tollens. Резюмируя все вышесказанное звучал следующим образом: "Если А истинно, то Б истинно;

одной мнемонической формулой, можно было бы сказать: нет Б истинно, следовательно, А истинно". Теперь вместо антеце- логики доказательства, но есть логика опровержения.

дента мы "подтверждаем консеквент" и пытаемся исходя из верности консеквента "Б истинно" вывести верность антеце дента "А истинно". Но такое рассуждение ошибочно, потому Проблема индукции что здесь вывод не следует из предпосылок с логической необ ходимостью. Проиллюстрируем эту мысль примером: "Если Если представить науку как череду бесконечных попыток Блауг — квалифицированный философ, он знает, как верно опровергнуть существующие гипотезы и заменить их теми, что пользоваться правилами логики;

Блауг знает, как верно пользо- успешно противостоят фальсификации, естественно будет спро 58 Глава 1 От традиционных взглядов— к взглядам Поппера сить, откуда появляются эти гипотезы. Поппер (Popper К., 1959, имеет термин индукция. Пока что мы говорили об индукции в р. 31—32) следует общепринятому взгляду, отвергая всякий ин- строго логическом смысле как об аргументации, использую терес к так называемому "контексту открытия" (в противовес щей предпосылки, несущие информацию о некоторых элемен "контексту обоснования") — проблема происхождения науч- тах класса, чтобы обосновать обобщение о классе в целом, вклю ного знания остается в ведении психологии или социологии чая те его элементы, которые мы не рассматривали. Для Поппе знания, — но тем не менее настаивает, что, каков бы ни был ра, так же как и для Юма, индукция в этом смысле не является источник научных обобщений, это определенно не индукция законным способом логической аргументации;

только дедук от частных случаев. Для него индукция — это просто миф: ин- тивная логика позволяет строить то, что логики называют "убе дуктивные гипотезы не только неправомерны, как давно пока- дительными", или неотразимыми, аргументами, в которых ис зал Юм, но и невозможны (Popper К., 1972а, р. 232—239;

1972b, тинность предпосылок всегда влечет за собой истинность выво р. 53). Мы не можем делать индуктивных обобщений, исходя из дов. Но в науке и, очевидно, в повседневной жизни мы серии наблюдений, ибо в тот момент, когда мы выбрали наблю- постоянно встречаемся с так называемыми "индуктивными" ар гументами, имеющими целью показать, что конкретные гипо дения определенного рода из бесконечного множества возмож тезы поддерживаются конкретными фактами. Такие аргументы ных, мы уже встали на некоторую точку зрения, и эта точка можно называть "неубедительными" в том смысле, что выво зрения сама по себе является теорией, как бы проста и груба ды, хотя в некотором смысле и "поддерживаются" предпосыл она ни была. Иными словами, "грубых фактов" не существует — ками, не следуют из них с необходимостью (Barker S.F., 1957, все они уже имеют в подтексте некоторую теорию. Это — фун р. 3—4). Даже если предпосылки верны, неубедительная, индук даментальная идея, к которой мы позднее еще вернемся. Поп тивная гипотеза не может логически исключить возможности пер, как и Юм, не отрицает, что повседневная жизнь полна того, что выводы ложны. Так, утверждение: "Я видел много того, что на первый взгляд кажется примерами индукции, но в белых лебедей;

я никогда не видел черного лебедя;

следова отличие от Юма он идет настолько далеко, что отрицает, буд тельно, все лебеди — белые" является примером неубедитель то эти вольные обобщения укрепляют наши интуитивные со ной, индуктивной гипотезы, которая не следует с необходимо ображения. В обычной жизни, как и в самой науке, сказал бы стью из большой и малой посылок — обе они могут быть совер Поппер, мы получаем знание и улучшаем его в ходе постоян шенно верны и тем не менее из этого логически не следует, что ного процесса выдвижения гипотез и опровержения их с по верен и вывод. Короче говоря, неубедительная аргументация мощью знакомого метода проб и ошибок. В этом смысле можно может в лучшем случае убедить разумного человека, в то время было бы сказать, что Поппер не столько разрешил проблему как убедительная аргументация должна убедить даже упрямца.

индукции, как он сам любил утверждать, а просто упразднил Утверждение Поппера о том, что "индукция — это миф", ее. Короче говоря, его утверждение о том, что он "разрешил" относится к индукции в качестве логически убедительного спо проблему индукции, — в некоторой степени игра слов.

соба аргументации, а не к индукции в качестве неубедительной Чтобы избежать недопонимания, нам необходимо уделить попытки подтвердить некоторую гипотезу, часто имеющую ста немного времени двойному смыслу, который в просторечии тистический характер8. О неубедительной индукции или о том, что иногда называют логикой подтверждения (confirmation), Поп перу как раз есть что сказать. Все сказанное нами сводится к История философии полна неудачных попыток разрешить "проблему тому, что нет большего заблуждения, чем общепринятое мне индукции". Даже экономисты не устояли перед соблазном попробовать опро вергнуть Юма. Например, Рой Харрод (Harrod R.F., 1956) написал целую книгу, пытаясь обосновать законность индукции как разновидности рассуж дения в терминах вероятностей, где вероятность рассматривается как логи- Именно тенденции терять из виду двойное значение термина "индук ческое отношение, а не как объективная характеристика событий. При рас ция" Поппер обязан несколькими атаками на свою критику индуктивизма смотрении этого вопроса возникает несколько сложных головоломок, связан (см., например, Griinbaum A., 1976). Данный вопрос хорошо освещен у Бар ных с самой концепцией вероятности, которые здесь мы рассматривать не кера (Barker S.F., 1957), хотя его обсуждение Поппера оставляет желать луч можем (но с ними можно ознакомиться в: Ayer A.J., 1970).

шего. См. также: Braithwaite R.B. (1960, ch. 8).

60 Глава 1 От традиционных взглядов— к взглядам Поппера ние, будто индукция и дедукция являются взаимно обратными Иммунизирующие стратагемы мыслительными операциями: мол, дедукция ведет нас от об щего к частному, а индукция — от частного к общему. Про- Вернемся к Попперу. Он, особенно в своих ранних рабо тивопоставление индукции и дедукции не существенно, в от- тах, часто ссылается на модель научного объяснения через личие от противопоставления убедительных, надежных гипо- покрывающие законы, но наряду с этим можно заметить изна тез и неубедительных, необоснованных (см. Cohen M.R., 1931, чальное и постоянно растущее недоверие к тезису симметрии.

р. 76-82;

Cohen M.R. and Nagel E., 1934, p. 273-284). Прогнозы для него имеют доминирующее значение при про Невообразимой путаницы можно было бы избежать, если бы верке объясняющих теорий, но это не означает, что он рас мы могли принудительно ввести в лингвистический оборот тер- сматривает explanans теории исключительно как аппарат для мин "аддукция" (adduction) для тех неубедительных стилей аргу- генерирования прогнозов: "Я рассматриваю интерес теорети ментации, которые вульгарно называют "индукцией" (Black M., ка к объяснению, то есть нахождению объясняющих теорий, 1970, р. 137). Например, мы часто встречаемся с утверждениями как несводимый к практическому технологическому интересу типа: вся наука основана на индукции;

дедукция есть лишь спо- к выводу предсказаний" (Popper К.,1959, р. 61п;

см. также соб логически мыслить, непригодный в качестве инструмента 1972а, р. 191—195;

Popper К. and Eccles J., 1977, p. 554-555 и для получения нового знания, это — своего рода "колбасная сноску 1 выше). Ученые стремятся объяснить, и они выводят машина", лишь перерабатывающая то, чем мы ее загружаем;

логические прогнозы, являющиеся частью предлагаемого только с помощью индукции мы можем узнать о мире что-то объяснения, чтобы проверить свои теории;

все "истинные" новое, а в накоплении нового знания о мире в конце концов и теории верны лишь условно, постольку поскольку на данный состоит функция науки. Эта точка зрения, практически пере- момент успешно сопротивляются опровержению;

иными сло фразирующая то, что сказано в "Логике" Джона Стюарта Мил- вами, вся доступная нам истина заключена в тех теориях, ля, — не более чем ужасающая словесная путаница. Здесь пред- которые пока не были опровергнуты.

полагается, что индукция есть нечто обратное дедукции и что Таким образом, все зависит от того, способны ли мы опро это — два легитимных метода логического рассуждения. Но та- вергнуть теории, и если да, то способны ли мы делать это од кого явления, как логически убедительная индукция, не суще- нозначно. Давным-давно Пьер Дюгем утверждал, что ни одну ствует, а аддукция ни в коем случае не является методом, об- научную гипотезу нельзя отвергнуть с определенностью, так ратным дедукции, в действительности представляя собой мысли- как мы всегда проверяем весь explanans, то есть гипотезу в со тельную операцию совершенно иного рода. Аддукция есть вокупности со вспомогательными утверждениями, и, таким нелогическая операция перехода от царящего в реальном мире образом, никогда не можем быть уверены, что подтвердили хаоса к интуитивной догадке или пробной гипотезе о факти- или опровергли именно саму гипотезу. Отсюда, любая гипотеза ч ческой взаимосвязи, существующей между набором релевант- может сохраняться даже когда у нас есть свидетельства, опро ных переменных. То, каким образом делается этот переход, от- вергающие ее, и, следовательно, принятие или отвержение носится к контексту открытия. Возможно и не стоит так высо- гипотезы являются в некоторой степени условными. Приведем комерно пренебрегать изучением этого контекста, как велит пример. Если мы хотим проверить закон падения тел Галилея, обычай позитивистов и даже попперианцев, но факт остается нам в конечном счете придется проверять этот закон вместе со фактом: философия науки всецело озабочена не им, а следую- вспомогательной гипотезой о влиянии сопротивления возду щим за ним этапом процесса — тем, как первоначальные гипо- ха, так как закон Галилея распространяется на тела, падающие тезы превращают в научные теории, сплетая из них более или в абсолютном вакууме, а такую среду на деле практически не менее прочную дедуктивную структуру, и как затем эти теории возможно получить;

и ничто не помешает нам отказаться от проверяют на наблюдениях. Короче говоря, давайте не будем опровержения закона Галилея на том основании, что с помо утверждать, что наука основана на индукции, — она основана щью наших измерительных инструментов нам не удалось сде на аддукции с последующей дедукцией. лать поправку на эффект сопротивления воздуха. Одним сло 62 Глава 1 От традиционных взглядов— к взглядам Поппера вом, заключал Дюгем, не существует такой вещи, как "реша- гическое правило..." и т.п., мы найдем более двадцати таких ющий эксперимент" (см. Harding S.G., 1976). О Герберте Спен- фраз. Будет поучительно привести здесь небольшую выборку из них 9 :

сере говорили, что истинной трагедией для него была краси (1) "... принять такие правила, которые обеспечат проверяемость на вая теория, погибшая из-за одного выбивающегося из общей учных утверждений;

то есть их опровержимость" (Popper К., 1965, р. 49);

линии факта. На самом деле ему нечего было беспокоиться:

(2) "... в науке могут делаться только интерсубъективно проверя такие трагедии не происходят никогда!

емые утверждения" (р. 56);

Конвенционалистский аргумент Дюгема сейчас известен как (3) "... в случае угрозы нашей системе мы не будем спасать ее тезис Дюгема—Куайна, поскольку он был переформулирован никакой конвенционалистской стратагемой"(р. 82);

Уиллардом Куайном, современным американским философом.

(4) "... допустимы только те [вспомогательные гипотезы], введе Поппер не только знает о тезисе Дюгема—Куайна — в дей ние которых не уменьшает степени опровержимости или проверяемо ствительности вся его методология построена так, чтобы обой сти рассматриваемой системы, а, напротив, увеличивает ее" (р. 83);

ти его. Поскольку в некоторых кругах Поппера до сих пор счи (5) "Результаты проведенных интерсубъективно экспериментов тают наивным фальсификационистом, то есть тем, кто верит, должны либо приниматься, либо отвергаться в свете результатов контр что единственного противоречия фактам достаточно для того, экспериментов. Апелляцией к логическим следствиям, которые, воз чтобы отвергнуть научную теорию, нам стоит процитировать можно, будут обнаружены в будущем, можно пренебречь" (р. 84);

место, где он сам поддерживает тезис Дюгема—Куайна: (6) "Мы должны считать ее [теорию] опровергнутой только в том случае, если обнаружим воспроизводимый эффект, отрицающий тео "Что касается фактов, мы никогда не можем решительно опро рию. Иными словами, мы признаем теорию опровергнутой, если опи вергнуть какую-либо теорию, поскольку всегда можно сказать, что сывающая подобный эффект эмпирическая гипотеза более низкого результаты эксперимента ненадежны или что противоречия, которые, уровня предложена и корроборирована" (р. 86);

как утверждается, существуют между теорией и экспериментально (7) "... предпочтение следует отдавать теориям, поддающимся полученным результатом, — только кажущиеся, и они исчезнут по наиболее строгой проверке" (р. 121);

мере того, как углубится наше понимание предмета" (Popper К, 1965, (8) "вспомогательные гипотезы следует употреблять по возмож р. 50;

см. также р. 42, 82—83, 108).

ности экономно" (р. 273);

(9) "... из любой новой системы гипотез должны следовать ста Именно потому, что "мы никогда не можем решительно рые, корроборированные закономерности или она должна их объяс опровергнуть какую-либо теорию", нам необходимо наложить нять" (р. 253).

методологические ограничения на стратагемы, которые мо гут использовать ученые для защиты своих теорий от опро Именно эти методологические правила, включая само пра вержения. Эти методологические ограничения не являются из вило опровержимости, составляют демаркационный критерий быточными приложениями к попперовской философии на- ч между наукой и ненаукой у Поппера. Но зачем кому-либо при уки;

наоборот, они относятся к ее базовым элементам. Не всегда нимать подобный критерий? "Единственная причина, по замечают, что для Поппера науку от ненауки отличает не воз которой я предлагаю свой критерий демаркации, — заявляет можность опровержения как таковая;

в действительности науку Поппер, — это его полезность" (Popper К., 1965, р. 55). Но отличает от ненауки возможность опровержения в сочетании полезность для чего? Для науки? Кажущаяся зацикленность ар с методологическими правилами, запрещающими то, что он гументации пропадает, только когда мы вспоминаем, что за вначале называл "вспомогательными предпосылками ad hoc", нятие наукой можно оправдать, лишь в ненаучных терминах.

затем "конвенционалистскими стратагемами" и, наконец, Мы хотим приобрести знание о мире, даже если оно может "иммунизирующими стратагемами" (Popper К., 1972а, р. 15— 16, 30;

1976, р. 42, 44).

'Полный список этих правил можно найти в работе Johannson J. (1975, Если мы будем читать "Логику научного открытия" Поппера chs. 2, 4—11), полезной книге, написанной человеком, не питающим, впро и искать фразы типа "я предлагаю правило...", "примем методоло- чем, симпатии ко всему тому, что ныне считается философией науки.

64 Глава От традиционных взглядов— к взглядам Поппера быть ошибочным, но почему мы должны желать этого знания, Более того, теория научного метода, даже если мы вольно оха остается глубокой и пока неразрешенной метафизической за- рактеризуем ее как разновидность логики, не есть логика науч гадкой человеческой природы (см. Maxwell N., 1972). ного открытия, но скорее логика обоснования, ибо вопрос о "Методологические правила, — говорит нам Поппер, — том, как человек открывает новые плодотворные научные ги существуют в виде конвенций" (Popper К., 1959, р. 59). Заме- потезы, с самого начала был отвергнут Поппером как психо тим, что он не стремится обосновать свои правила обращени- логическая головоломка.

ем к истории науки — Поппер отвергает представление о мето дологии как дисциплине, изучающей поведение ученых в про цессе работы (р. 52). И хотя он часто обращается к истории Статистический вывод науки — одним из главных источников вдохновения для него служит Эйнштейн (р. 35—36), — он не утверждает, что сумел Многих комментаторов серьезно беспокоило понятие ме предложить рациональное объяснение тому, чем, собственно, тодологических принципов, которые не являются обобщения заняты ученые, сознают они это или нет10. Его целью, похоже, ми, основанными на прошлых научных достижениях. Но эко является объяснить ученым, как добиться того, чтобы их рабо номисты великолепно "экипированы" для того, чтобы оценить та способствовала прогрессу науки, и его методологические значение сугубо нормативных методологических правил, по правила носят откровенно нормативный характер, подобно зна скольку постоянно ссылаются на них, когда оценивают стати менитому правилу средневековой схоластики — "бритве Окка стическую зависимость. В любом учебнике начального курса по ма", разумность которого можно обсуждать, но которое нельзя статистике можно прочитать: статистический вывод подразу опровергнуть историческими контрпримерами. В этом смысле мевает использование выборки для того, чтобы сделать неко название главной работы Поппера — "Логика научного откры торые предположения о неизвестных свойствах генеральной со тия" — может ввести в заблуждение сразу по двум направлени вокупности. В процессе статистического вывода мы можем про ям". Логика научного открытия — это не чистая логика, то есть явить чрезмерную строгость или либеральность, но всегда набор аналитических утверждений. Как говорит сам Поппер, рискуем совершить так называемую ошибку первого рода, то "логика научного открытия должна ассоциироваться с теорией есть отвергнуть верную гипотезу. Однако одновременно мы рис научного метода" (Popper К., 1959, р. 49), а эта последняя, как куем совершить и ошибку второго рода, то есть принять лож мы видели, состоит из принципа опровержимости и запреща ную гипотезу, и в целом у нас нет возможности построить ющих методологических правил, рассыпанных по его работам12.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.