WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

nИnИАННА nунrИНА Сидишь ты предо мной в черной одежде, и пьем вино с тобой мы - я и ты.

А перед нами молодые лица.

Такими же, мой друг, ведь мы были тогда. Или теперь мне это только снится? И те же мы и не прошли года?

А эта девочка с прелестными чертами и с грацией семнадцатой весны кто перевоплотил волшебными перстами тебя в нее, действительное в сны? Ту девочку я видела когда-то, я видела ее тогда - шестого июня, в ночь, нам памятна с тобою эта дата, и странно мне, что это - твоя дочь. Ну что ж, мой друг, пусть пенятся бокалы, была ведь и для нас прекрасная пора, ведь и для нас когда-то розы были алы, и было нам семнадцать лет тогда.

Вот такое трогательное, наивное стихотворение.

В Германии был уже Г итлер, и ехать через Германию было невозможно. Надо было ехать в объезд, через Италию и Австрию.

Я помню э тот поезд, сперва такой веселы й - нач а­ ло ма я, еще занимались горны ми лыжами, - лыжники в спортивных костюмах, веселы е, загорелы е. И по мере того как мы продвигались ближе к В остоку, он стано­ вилс я все б олее уны лы м, уже никаких лыжников, ка­ кие-то понур ы е люди, - и вот м ы попали в В аршаву.

Мама и папа - это гимназический роман. М ама закон­ чила полтавскую гимназию, а папа - реальное у чилище с инженерно-техническим уклоном.

И ту т началась Первая мировая война, папа пошел воевать. Что называлось, "вольноопределяющимся". И попал в н емецкий плен. Почти чеТЫI:е года сидел в немецком плену, поэтому потом очень хорошо говорил по-немецки.

И получил сразу первое назначение - заведующим гороно в город Смоленск. Куда папа с мамой и переехали, там им дали комнату - келью в Смоленском монастыре, где шестнадцатого июня двадцатого года я и родилась.

Весь московский период, а потом и в дальнейшем меня сопровождали куклы. Мама была страстной любительницей кукольных театров и хотела создать свой театр.

В двадцать пятом году был брошен клич, что нужно начать торговать с Западом. М НОI'ИХ членов партии с высшим образованием стали посылать на :агранработу.

От первого у чебного года у меня осталос ь очень яркое воспоминание. К ак-то раз к нам приехал Горький. Он эмигрировал из России еще в двадцать первом году.

За время нашей жизни в Германии я превратилась в немецкую девочку. Потому что я ходила в посольскую школу только первый год, а потом пошла в нормаль­ ную немецкую гимназию, нау чилас ь писать готическими буквами, бойко читала детские, готическими буквами напечатанные книжки.

i Р' fLЮ ':З,·,tJi,· J i, J' ' :

1:' ' Бульвар Пастера, тринадцать - на всю жизнь запомнила этот адрес, дом Ревекки, маминой гимназической подруг и. Она вышла замуж за сына очень знаменитого в России в те годы профессора психиатрии Минора.

Помню, как в первый же вечер Ревекка с мамой куда-то ушли, а мы, дети, остались одни. Мальчик Ляля, на три года старше меня, и девочка Зина, немыслимая краса­ вица, на пять лет меня старше, белокурая, с совершенно роскошными локонами.

m-Ч m:t n'.fЬiе'n,cortlonnest V ejJ l;

е iiiJogue Зrntant ;

'que les geste>s etalt i Ыn' f pou\- 1nekser <};

eg"'fuut petits Mt, qui On't'Sllii toute'l-a, reрfеse'ilt:адоп n'ec uneattention рз..s.siОПl1ее. Оп еn ava1t la preuvedins l"nienim.e et l'art1eur' avec l:es.qUЁIS 'les !e11f::JntS·, x.epol1dalent аих queEit16nS que Te-u.r' роза1еnt раt'mоПiеrits СtсШ!., "н."'1: ", les minuSictifes 'а,1N"dtl.s nе :PouV'()z)S,,entre-r-dam le"detail. des nombreuses 'scris;

. paii'& 'et "ci1tin­ Мез pn't iёs niafionnettes -d -Мй;

riе rmal1. k:'dogtufues v А" 'rэ, "h-, 'm::t]1Ue'.s ':tvec excitultl et pre6'fslbn',p:ar "dJ>in sibles : ma.ins, еНе;

otIra:ient иl1 speъticl:e

;

' lt, ' Все, что она делала, ".. N'бus fl'etnieg1StrorIl yoo' t51al$h- се попи кружок одиноких, ff!'itu s'Uбс'е:S d{'Oure::mtchea.'''§11 6фпi­ E и детский сад, и то т sв:nt,dё ver1t«ble,s :!ete&',·" f.amll!J il' кукольный театр "Петрушка", который com;

ble une lacul1e et rend ип sef.ffce 51все-таки завоевал gnai-n'$$1 bten а lа рорUlt\1;

ЮIf·luz1епnе Париж, шутка, яu' etr:?gets,M'tls de сказать - все газеты рее _ аuх-.

• А потом мама орга­ ! f, низовала кукольный "q театр. Назывался '. ('... 1 t он русским словом "Пе трушка ". Кукольный театр -'.,.".. :.... I.;

es m·axionne'tte5 очень простой ont· 'te ptsentees jeudl. 'э,рre.s;

..midi, а куклы и ширма. В одной руке ширма, • au.re ea;

а иn.tres nomb1''eUx pub1ic, в другой - чемодан­ dans' le1quel оп pouw.ait cOl1tStater' 'lа рхечик с куклами, 'oon:c d>e plus de trois cents en!an't$. ·Une и можно путешест­ suite de cene-s tres bien сопс;

иез et _те­ вовать хоть куда. оliе рои.. g1ees.mettaient,еn vаlе:ц писали рецензиии, это что-нибудь да значит! - она делала талан тливо.

OMEDIE AUMARTIN 25, rae Caamartla ТELEPHONE: LOUV!lE 07- I Dlreetear М.

КоЬеао' GЛLLОIS 8есМ!tаlre G&aral, ". Gabrl.. 1 ""ИИОТ •• • Le 1.25 я Иаrhапd d'Idees Она вылепила пятнадцать-двадцать кукол, набрала ребят, детей знакомых. Во­ круг Ревекки была компания бывших советских людей, ставших эмигрантами.

играла маленькую роль, но, в общем, роль в большом спектакле. Пьеса называлась "Продавец мыслей" - "Ле маршан д'идэ". И было написано в программке, она у меня сохранилась: Лили Имали.

Conte en trois Т,с,lе Solange spectacJe sera DUVERNON presel1te рат Jcan MERCURE actes t ( prologue 1. p V"// Мама перевела меня в лицей Виктора Дюрюи. Довольно близко, тоже в Латинском квартале, я пешком утром ходила в этот лицей. И там я нашла свою любимую французскую подругу...

Q'/ \/ '?

Лето мы проводили в Сен-Жан-де-Люзе, выступали, но было много свободног о времени. Все эти ребята вокруг Лиды, с которыми я подружилась, каждое лето туда ездили. И летом я включалась в этот мир старших друзей.

Сен-Жан-де-Люз - з наменитый, престижный курорт. Где, между прочим, жил Шаля пин. У него была вилла, немножко выше, над городом, и мы с мамой ходи­ ли приглашать Шаляпина на спектакль кукольного театра.

-{.

<.

!

. l. { j - -' J v,> 1· ПОДСТРОЧНИК Там остановились, жили два-три дня у маминых знако­ мых. После Парижа Варш ава мне показалась городом из другой части света - каким-то полуазиатским, перена­ селенным, беспорядочным, забитым фиакрами и допо­ топными авто. М амины знакомые оказались милыми ра­ ду ш ными людьми, в доме было пятеро детей и все время толпились друзья и соседи. Нас немедленно усадили за стол. В жизни не видела столько колбас и копченостей. В се говорили только одно: "Куда вы едете, как вы може­ те ехать в эту страшную страну? Т ам же голод! Все стре­ мятся оттуда, а вы туда, вас обратно не выпустят, вы ока­ жетесь заперты в клетке!" И как-то сердце все больш е сжимал ось, мама отвечала : "В се реш ено, муж нас ждет", - и под влиянием этих разговоров покупала ка­ кие-то бесконечные колбасы, которые клались в чемода­ ны... Н аконец сели в поезд. То гда г раница с П ольшей была не Брест-Л итовск, как теперь, а станция Н егорелое. М ама ре шила послать телег рамму отцу, и мы вы шли на перрон. П оезд стоял в Н егорелом несколько часов, а почта, нам сказали, - на площади. Из вокзала выходить на перрон было' нельзя, а внутрь пройти можно. М ы вошли в зал ожидания, и я увидела страшное зрелище. В есь пол был устлан людь ­ ми, которые то ли спали, то ли были больны и бессиль ­ ны, я плохо понимала, что с ними, плакали дети, ну, в общем, зрелище каких-то полуживых людей. А ког да мы вышли на площадь, то и вся площадь была устлана ими. Это были люди, которые пытались уехать от голо-. да, де йствительно умирающие с голоду люди. Я стояла в синем пальто с какими-то сере бряными или золотыми ) пу г овицами и каракулевым воротником, а передо мной - все черное, лохмотья. И я почувствовала такой ужас и такую свою неуместность... Мне стало очень Жизнь в Париже оставила в моей памяти ощущение бега. Я мчалас ь куда-то впе­ ред. Не ш ла, не сидела, я бежа ла, я мчалась чему-то навстречу. И вдруг меня рез ко с дороги сбили в совершенно другую сторону.

Подстрочник n.n.АННА nУНГ.НА вых боях Отечественной войны.

Она мне рассказала, что М арк и Женя погибли в пер­ Томик Пастернака с надписью - все, что у меня от Жени осталось. Но образ его прошел через всю мою жизнь. Я о нем никогда не забывала. Он как-то присутст­ вовал в моей жизни всегда. Женя, мой младший сын, на­ зван в его честь. И Павлик был бы Женей, но С има очень хотел назвать первого сына в честь своего деда, и когда Павлик родился в день Петра и Павла, я ре шила, что сама судьба распорядилась, как его назвать, и он стал Павли­ ком. Второй, естественно, стал Женей. Ася договорилась в военкомате в Москве, что поедет в часть М арка, она хочет там быть медсестрой, и вот теперь плыла навестить своих родителей, которые жили выше по Каме, в Бондюге, чтобы с ними проститься. Потом Я К ней поехала на несколько дней, отпросивши сь в своей га­ зете, и она уехала. Ася действительно стала медсестрой в части, где погибли М арк и Женя - они были вместе, - и провоевала до конца войны. Второе событие весны - появление другого знакомо­ 1 го мне человека, а именно М аргариты Алигер. Оказа­ лось, ее старшая дочка Таня с бабушкой, ее матерью, тоже жили в Набережных Челнах. Мы были немножко знако­ мы. Р ита приехала их проведать. И я - здесь мой авантюристический нрав сказался твердо решила, что уеду с ней. В Москву. Не насовсем, а ненадолго. Но была настолько слабодушна и труслива, что не посмела сказать маме. И сказала: мама, я поеду с Маргаритой до Чистополя, где писательская организация, может, мы сумеем перевестись куда-нибудь, в общем, по­ пробуем как-то улучшить нашу жизнь, отпусти меня на в Москву мы приехали четвертого мая тридцат ь четвертого года. Первые впе­ чатления. К вартира. Знаменитый дом К аляевка, пять, построенный на деньги людей, работавших за границей. За валюту, которую папа заработал в Берли­ не, он получил квартиру. Номер 215, на седьмом этаже. Лестниц еще не было, а о лифте и говорить нечего, - были настилы. И вот нужно на седьмой этаж подниматься по таким настилам.

М.И.Алuzер (1915-1992) -поэтесса.

<:) i-.h :у CI) ".

О ·,, } седьмом l.Ф1ассе я попала в школу, которую потом и Нчила. Это была в моей жизни двенадцатая школа. Самая главная и любимая. Ia,'bl'j

в х ле1'. nша д н.

щил со щ:мирно з аме­ - раза в меащ, мы ходили всей семьей к НИМ обедать. Он жror здесь в эмиг­ ' рации бежавnш от,:Гитлера, он был еврей, как й3l3еС1J"ИО. Чувстовал,сt;

бя ' здесь JlеуюТно;

мало..,J<ОГQ ал, очень привязался' к папе и даже ИГfал с. и ' щахматы после этих обедов. На каком-то 'очередном' обеде"'он нам сказал:

атистом Эмануилом ЛаскеРО)1, по Вkресенъям, /:(Ба-три вce,j4hl попросили визу, уезжаем в.лмеРklКУ. Мы боимся здесь оставаться. " 2. Я, в своем стремлении всех перезнакомить, немедленно познакомила их с Люсей Товалевой, моей одноклассницей по немец кой школе: у нее к тому времени мать тоже арестовали. И Люська пе­ ребралась жить к Алене. И под Нов ый тридцать вось­ мой год у Алены в квартире арестовали Люсю.

Люся провела десять лет в карагандинском лагере. Она мне сказала как-то: "Мне казалось, меня больше нет. Это кто-то другой живет в моем теле. Я запретила себе вспоми­ нать о прошлом". Когда Люсин срок кончился, она не испытала никакой радости.

Собеседование проводили не про­ фессора, а совсем молодой человек, которо го, как я вскоре узнала, зовут Яша Додзин и который был одно­ временно начальником отдела кадров и начальником спецотдела ифли.

А потом вышел совсем уже молодой мальчи к и сказал: "Можешь не вол­ новаться - тебя примут". Он стал моим очень близким дру гом и заме­ чательным переводчиком, мы вместе работали - звали его Нёма Кацман.

2. Марк Бершадский учился на русском отделении, до это го (он был старше нас на год) проучился год в консерва­ тории, решил, что это не ДЛЯ не го, 11 вот пост упил В ифли.

Женя Астерман учился в ан глийской группе. Он сразу, видимо, обратил на меня внимание, потому что на Но­ выи год перво го курса я получила от "е го изумительный подарок...

Старшекурсники все говорили: вот подождите, на втором курсе вам будет читать Владимир Романович Гриб, и вы увидите, что это такое. И мы увидели. М ы совершенно обал­ дели, но это оборвалось.

Когда он попал в больницу, курс Возрождения стал читать Леонид Ефимович ПинскиЙ. Е го невнятное бормотание - это был процесс мыс­ ли. Мы впервые видели, слышали, как человек мыслит. В дальнейшем этот мальчик стал из­ вестен на всю страну, это, я думаю, лучший поэт нашего поколения, Да­ вид Самойлов.

Это был Юра Кнабе, Геор­ гий Степанович К набе он потом стал завкафедрой иностранных языков во ВГ И Ке.

А на втором курсе к нам пришел учиться сын советско го посла в Америке Олег Троянов­ ский. Он был очень милый парень, довольно плохо говорил по-русски И знал не все слова.

Думаю, я именно в фли обрела какое-то нас оящее ви дение и мира, и л юдей, и культуры. Я поня а еще, что над о защищать к кие-то вещи. Может быть, в тот момент заглох и страх, не знаю.

ухожу, как Ларис, за своею Еленой, бездоМНОЙ тоскою своей ухож:у • • • 11 л.КОган • ( ) ПРОФЕССОР РАдциr была очень силь­ на я г ру ппа молодых поэтов. Во 'главе ее стоял Павел Ко­ ган. Они противопостав­ ляли себя поэтам старшего поколения.

в ИФЛИ 2· Профессор.rJ"ДЗИЙ.

Театральная молодежь тоже считала, что в театре застой. И вот молодой актер Плу­ чек и молодой драматург Алексей Арбузов создали студию. Задумано было так, что каждый из участников придумает себе образ и напишет заявку на свою роль.

IJIOJI8Т.'"И асех стран, со'.""Аliтесы Знамя • ОК1RРЬ 'leтSEPI' 1!Н2ro" но 7d • !!'!

....

ЦЕНА 10 KOR.

(003)..,;

:и• !

• • r. v o e oon..ТРЕБУЕТ СКОТ)' Dыпоn"СItIlI! состзмяет '5l ",ро110 ЛОlUздя.,-90,5 10 овца,", 11 К038И{., 110 ропико.. 7:-1 ""...,,"' з. i_ _ "OIlXO. ох "отори" 13811ТII" ЖIIООТНООО-l'С' OI1U пол угр оэу К тоКА.. иужно от. '.,еI1УЮЩ,j( hО.,ХОЗЫ;

Л'"Нn, ЮI. "та-. н... KO""IITPH8,.

к I • и другие. этих ееАDТenи 3811ИNаются кО.l И'fIIIIЯ поголооья p oraToro скота. Азина ииет 12 корое, о.. ес. ПО ПIlОВУ. KO.IX03 И\II"F-Т }Q kИIЧ·'. добро соорстuым ООП'I I жертв.. lIе O"He люлеn. сов,тек"х tpe6yet-GУ·1ет оот лозунг сове тскиХ PHO"'O. flрекрзсщ> ПОII 'rрудящщ,ся 8'''''ОГО ре8"!! СI)О :1J

С8ящениую ВОАИУ IUHCTCKIIX Н""вкне Ю еще раз жизнь мне улыбну­ лась. Главны й редактор, единс­ твенный редактор этой газеты, оказался совершенно замеча­ тельным человеком. Даричев. Я его помню. Он был настоящий самородок, абсолютный само­ учка, грамоте сам научился.

и чень высоком уровне, в частности, он 2· ПОДСТРОЧНИК неделю. И мама согласилась. И это, конечно, грех боль­ шой на моей душе. Но я как-то не могла поступить иначе. На самом деле я твердо знала, что еду в Москву. Чтобы ехать, нужны были пропуска. Ну, на пароходе столько палу б и кают, что мне лег ко удалось уклониться от прове рок. Потом на вокзале в К азани Р ита каким-то образом купила мне билет, и мы сели в поезд. Билет у меня был, но не было пропуска. Р ита сама волновалась. Настолько, что я даже сказала: может, хочешь, чтобы я с тобой не ехала вместе, может, я поеду в д ру гом ваго­ не? - Н ет-нет, - сказала она, - едем вместе, может, я тебе чем-то смог у помочь. Мы не спали ни день, ни ночь. Два раза проверяли пропуска во время пути. Оба раза я запиралась в уборной, стучали, надоедало стучать, уходили. Я, конечно, до самой Москвы не доехала, до Москвы мне нельзя было доезжать, но это я знала, надо было сойти на какой-нибудь дачной станции и потом на пригородном поезде доехать. И я все это более или менее благополучно проделала. И оказалась в Москве. И уже из Москвы послала маме телеграмму. Мне бьmо очень стыдно, что я так обманула ее, но вместе с тем я подумала, что какие-то вещи еще привезу, нам бу­ дет на что жить... Пришла в свою квартиру и с ужасом увидела, что в ней живут. В каждой из трех комнат. Потому что разбом­ били где-то дома, переселяли людей." Ну, я догадалась пойти в домоуправление и сказать, что вернулась насов­ сем. А Юрка Кнабе, бывший тогда в Москве, дал мне бу­ тьmку водки, чтобы я вручила домоуправу. И тот не спро­ сил у меня пропуска, хотя обязан был бы спросить. И од­ ну комнату освободил мне. Тут я обlIа ружила, что ничего нет. Всё раскрадено. Ве­ щей вообще никаких нет. И больше всего мне было жал ПоДстрочник nИnИАННА nунrИНА Его старший брат Николай в семнадцать лет, во время Г ражданской вой ны, был убит на улице красноармей цами за то, что в руках у него была французская книжка. Как классовый враг. Такого, как Вика, больше не было. С его художествен­ ным темпераментом и непосредственностью он жил в то­ талитарном мире, как жил бы в любом другом. До войны он блестяще учился на архитектора, но дип­ лома не получил. Начальство не приняло его проект, ко­ торый был вдохновлен творчеством Викиного любимого Корбюзье. Как раз в тот год развернулась кампания про­ тив конструктивизма - его объявили буржуазным тече­ нием, враждебным социалистической эстетике. И на дол­ гие годы в советской архитектуре утвердился сталинский неоклассицизм. Некрасову предложили представить дру­ гой проект, если он хочет получить диплом, но он пред­ почел раз и навсегда отказаться от архитектуры, лишь бы не отказываться от Корбюзье. И решил стать актером, в надежде, что эта профессия даст большую независимость. В результате он оказался в городском театре К ривого Рога одновременно в двух амплуа - первого любовника и ху­ дожника-декоратора. Потом началась война. Вика любил повторять, что писателем он стал случай­ После второго ранения под Сталинградом врач посо­ но. ветовал ему каждый день по нескольку часов рисовать или писать, чтобы вернуть подвижность пальцев: "разрабаты­ вать мелкую моторику ", В ика выбрал письмо, поскольку, будучи ленив, любил полежать, а писать можно, не вставая и не садясь за стол. И вот так, лежа на животе на своем продавленном диване и выводя каракули огрызком каран­ даша, он написал "В окопах Сталинграда". Закончил, отдал рукопись машинистке и совершенно не намеревался ее пу бликовать. Не в его ду хе было бегать Подошел сорок седьмой год, и произошло событие, которое перевернуло всю мою жизнь. Я пошла встречать Нов ый год к Эльке Н усинову, как должна была пойти шестью годами раньше. И я уже заранее знала, что там будет их общий приятель, режиссер из театра Станиславского по имени Сима Лун гин.

Симин отец б ыл архитектором, а также занимался облицовкой домов. Он когда-то строил этот дом и поэтому смог полу­ чить в нем большую квартиру.

В какой-то момент я поняла, что не могу, чтобы у нас был один ребенок. Ну­ жен обязательно второй. И родился мальчик. Назвала я его Женей. В честь Же ни Астермана, о котором я рассказывала, - моей ифлийской любви.

3· А может, это удивительный у Симы был дар пре­ творять жизнь в какое-то полутеатральное действо. Мы как бы играли все время. Даже не знаю, как это выразить, - было какое-то ощущение праздника, который длится, который втягивает нас.

В ОКОПАХ СТАЛИИГРАДА ПОВЕСТЬ Наша дружба длилась до дня Викиной смерти. Он стал нам как бы братом, когда бывал в Москве, то жил всегда у !iac, один или с мамой, - вообще он жил в К иеве с мамой со своей. Месяцами жил у нас. Мы почти всегда летом отдыхали вместе.

5. ! !,ЩИ,"'З.1ЬНОСТЬ 31 бывш"е.

, f 'JФе. 1( б.

до Сац.

ПРОllсхождение:

сословие (звание) родителеЙIfе... _ Октябрьско;

;

революциl;

I революции после Октябрьской - --f.А!Jf'' и Ч 2.* 7. Основная профессия (аанятие (ы,GL, _ ;

) основное одигелей ззняти у стаж 10. l<аl<ОЙ раб, гы по этоii ПРОфессии.в. Соц.. ПО.ожение организацией принят в члены КПСС e. urr · Когда "Новый мир" напечатал "Один день Ивана Денисовича" - это было со­ бытие чрезвычайного значения. Общенационального. Вообще, смотрите, как интерено - печатание книг, стихов является каким-то важным моментом в вы' 'свобождении этой несчастной страны из пут пораБЬщения.

Э.

МЕЖЕJiАf:}ТИС - Гимн Y1'IY'. Ж4!1чина, Воздух, стихи..Пеt с ЛiIТо,екого д. Самойлов. Ст.анислав Куняев А. сgЛЖErJjИUЬЦi 7' Однн день "'Вана Денисов.ича. ПО9ес"!ь ---Цесять geTBepo....tfuKii. 8з Вильяма Бле'ifиа С. МАF.1ш JbRtR - ПР(Ю'i'а операци АЛКСАМltРА БРТ кязИМ МEY::EB - Ств" раSflЫх-лет. -Переве.ТI с балкаркого С. Л1 ви:кrоР 11I

АНАТОЛИй ПАВЛЕНКО ЭРНЕСТ ХЕМИНГУЭPlИваи Кашкин Большая 3наменка. С.Тllхотворение Мотылек и THКi. расСiаз...

Перевел с а.нгли, -.

НА зАруБЕнiыE ТЕМЫ ЖУКО.J.

Жнзнь и смерть rIатриса Лумумбы -- Ш аламов вернулся следом за Солженицыным. Я с ним познакомилась у Леони­ да Ефимовича. Это был совсем другого облика человек. Я увидела еще не ста­ рого, но совершенно состарившегося, похожего на образы Рембрандта человека.

Освободившись, Солженицын написал повесть. Лева Копелев принес ее своей подруге, замечательному литературному критику, заведующей отде­ лом прозы в "Новом мире" - Анне Самойловне Берзер, Асе Берзер, кото­ рая стала позже редактором Вики Некрасова и моей очень близкой подругой.

Ап leverEml i LOnneberga.

TIX IIOIкт омJulышЕ и lCAPпсоВЕ' " ASТRIO llNDGREN 3- '..

• и это э пизод почти такого же значения, как то, что я двенадцатого января оста­ лась ночевать у Симы. В рабочем плане я вытянула невероятно счастливый жребий. И то, на что я злилась... Вот сделала бы французскую книжку, никто бы ничего не заметил, и я бы ничего не заметила. А тут я попала в изумитель­ ный мир совершенно замечательной детской писательницы Астрид Линдгрен.

3- Вот такая появилась Мотя - деспотичная, очень строгая, с четки м мнением по всякому поводу - и почувствовала себя здесь полной хозяйкой.

ПОДСТРОЧНИК по журналам и издательствам. Он просто хотел дать по­ читать друзьям. Но один из них без ведома автора послал рукопись А лександрову, критику, который до вой ны был в группе Лукача и Л ифшица. А лександров прочитал, пришел в восторг, отдал его в журнал "Знамя", и книгу очень быстро опу бликовали. И впервые все, кто был на вой не, узнали в ней самих себя, впервые люди находили в напечатанном тексте то, что пережили. Но в то же вре­ мя книга бросала вызов всей традиции прославления и возвеличивания Отечественной войны. Тотчас же заголо­ сили, немедленно обвинили Н екрасова в "дегероиза­ ции", в подражании Ремарку - а это было преступлени­ ем. Книгу чуть не изничтожили. И вдруг, уж не знаю ка­ ким чудом, роман получил Сталинскую премию. А кни­ га, которой присуждали эту премию, становилась свя­ щ енной и неприкосновенной, тем более что, по слухам, Сталин собственной рукой внес ее в список. Было не­ сколько изданий "Окопов", огромные тиражи, и это тот редчайший случай, когда официальное признание и за­ служенная слава совпали. Т рудно вообразить, до какой степени Н екрасов стал популярен по всей стране: он по­ лучал тысячи писем, его узнавали на улице, в поезде, лю­ ди подходили, выражая ему благодарность и восхищение. Н о слава его не изменила. Он оставался все тем же Викой, который жил когда-то в коммуналке с мамой, ко­ торая была врачом и целыми днями бегала по лестницам киевских домов, обходя своих больных. При том, что он вне запно сделался народным достоянием, человеком знаменитым и богатым, он сохранил цельность, опреде­ ленность вкусов и ясность представлений о добре и зле. И совсем не изменил свой образ жизни. Двери его пре­ красной квартиры на Крещ атике, которую ему дал С оюз писателей, были открыты для всех, кто нуждался в его Подстрочник




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.