WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

«Доклад о человеческом развитии в Центральной Азии В будущее без барьеров: Региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности В будущее без барьеров: ...»

-- [ Страница 8 ] --

а также создает условия для роста стихийной поддержки альтернативных групп политической оппозиции и религиозных экстремистских группировок, таких как Хизб-утТахрир.51 И хотя лидеры трех государств выступают за укрепление регионального сотрудничества, на практике они едва приблизились к этой цели. Возможно, региональная интеграция и связанные с ней либерализация и конкуренция уничтожат сверхприбыли и монополию либо близких к режиму групп, либо тех, чье недовольство в результате потери привилегированного положения может представлять угрозу. Все правительства говорят о необходимости борьбы с коррупцией для стимулирования частного бизнеса, привлечения инвестиций, развития торговли и региональной интеграции, но их деятельность в этой сфере недостаточна. Именно более всего пораженные коррупцией структуры – полиция, таможня, пограничная служба и суды – нужны для установления и поддержки правопорядка, необходимого для экономического развития и регионального сотрудничества, а также для эффективного управления границами и превращения их в границы «с человеческим лицом».52 Однако именно эти структуры прочно переплетены с группировками, имеющими значительное влияние на государство. Назначения на ключевые посты в основном происходят благодаря личным связям с властью предержащей.53 А назначенные руководители используют свои организации для создания собственной системы протекционизма и погони за рентой. И все же пример трех стран показывает, что даже ограниченные политические и экономические реформы дают некоторые положительные результаты. Приватизированные в начале 1990-х гг. малые и средние предприятия работают более свободно и создали бизнес-ассоциации и коалиции, которые стремятся к развитию межрегиональной торговли, транзита и сотрудничества. Местный казахский бизнес выиграл от либерализации в области торговли и прямых иностранных инвестиций и формирует лобби, хотя и слабое, для поддержки дальнейших экономических и политических реформ. Более того, быстрый подъем казахской экономики побуждает местный бизнес к поиску новых инвестиционных и торговых возможностей в более открытых соседних странах – Кыргызстане и Таджикистане,54 промышленность и сельское хозяйство которых должны, несомненно, выиграть от притока иностранных инвестиций. Два других государства – Туркменистан и Узбекистан – почти не проводили никаких экономических и политических реформ во время переходного периода, однако также столкнулись с появлением влиятельных политических и экономических групп, что противоречит теории политических и экономических реформ, рассмотренных выше. Уклонение от реформ не исключает возможности появления влиятельных групп, защищающих свои интересы. Хотя основные активы остались в руках государства, группы влияния все равно появились и сыграли значительную роль в торможении реформ. Наличие монополий (государственных, полугосударственных или частных), сверхприбыли, сопротивление элиты экономическим реформам, в т. ч. реформам в области регионального сотрудничества и интеграции, вытекающее из этого тяжелое положение общества – всё это характерно для Узбекистана и Туркменистана. Влияние различных групп на принятие решений в Узбекистане представляется очень значительным. Неформальные структуры, пришедшие к власти в конце 1980-х гг. и в начале 1990-х гг., быстро закрепились в качестве политической Даже ограниченные политические и экономические реформы дают некоторые положительные результаты Политические, институциональные препятствия и возможности их преодоления силы, заинтересованной в сохранении существующего положения в политической и экономической сфере. К 1995 г., когда правительство рассматривало возможность проведения реформ при поддержке Международного валютного фонда (МВФ), эти группы блокировали запланированные меры. Таким же образом они противодействовали политической реформе, поскольку сознавали, что при более прозрачной политической и экономической ситуации могут потерять свое влияние в государственных структурах. Влиятельные группы блокировали также реформу сельского хозяйства, поскольку она сократила бы монополию в производстве хлопка. Когда в середине 1990-х гг. мировые цены на хлопок упали и эти группы стали искать новые источники прибыли, они оказали влияние на правительство, чтобы добиться отмены конвертируемости валюты (конвертируемость могла бы привести к снижению ренты). Последовал валютный кризис, который стал наглядным примером главенства клановых интересов.55 Более шести лет правительство откладывало введение конвертируемости валюты, несмотря на аргументы МВФ, Всемирного банка и двусторонних доноров. В 1999 г. президент Каримов объявил, что узбекская валюта станет конвертируемой к 1 января 2000 г.;

однако исполнение решения остановилось из-за противодействия групп, обладавших монополией на торговлю алкоголем, сахаром, автомобилями и пр. Ограниченная конвертируемость узбекской валюты позволяла им продавать твердую валюту, полученную при продаже газа, золота и хлопка на черном рынке по очень завышенным ценам. Неконвертируемость валюты вместе с ограничениями на приватизацию помешали иностранным инвесторам появиться на рынке и конкурировать с местными монополиями.56 В то время как кланы использовали неформальные связи для обмена своих прибылей в узбекской валюте на доллары, иностранные бизнесмены не могли сделать то же самое без специального соглашения с правительством и, таким образом, не могли вывозить прибыль. В результате прямые иностранные инвестиции в Узбекистане были очень ограниченными.57 В 2003 г., когда узбекские банки все-таки номинально ввели свободную конвертируемость местной валюты, группы, которые могли пострадать в результате такого решения, протолкнули принятие торговых ограничений, обеспечивавших им монополию в других областях экономики и новые источники сверхприбыли. В Туркменистане авторитарный президентский режим и постоянные чистки среди высших и низших чиновников правительства не дают различным группам обрести влияние на госу дарственном уровне, хотя судебные процессы и разоблачения определенных элит и их богатства свидетельствуют о значительной коррупции в стране. Неформальные группы влияния в Туркменистане, вероятно, имеют меньше воздействия на государственную власть, чем в других странах Центральной Азии, просто потому, что туркменский режим столь централизован вокруг одного человека. Политические и экономические группы влияния различаются по странам. Тем не менее во всех из них есть мощные силы, не приемлющие региональную экономическую интеграцию и сотрудничество, и крупные монополисты, которые, по крайней мере в краткосрочной перспективе, не выиграют от либерализации торговли или открытой, конкурентной и интегрированной экономики. В Туркменистане и Узбекистане несколько таких групп опасаются потерять сверхприбыли и влияние при осуществлении политических мер по развитию регионального сотрудничества и интеграции. В Казахстане и Кыргызстане и, вероятно, все в большей мере в Таджикистане более дальновидные элиты и экономические группы из крупного и менее концентрированного частного сектора начали обнаруживать преимущества, которые могут последовать в перспективе. Однако еще одна важная проблема беспокоит все три страны в той же мере, что и остальные. Местная и транснациональная мафия, коррупция среди пограничников, полиции, служб безопасности и бюрократии часто препятствует принятию или внедрению региональных инициатив в области сотрудничества. Торговля и транзит превращаются в очень дорогостоящее и опасное занятие, а высокие транзакционные издержки отпугивают местных и иностранных инвесторов. Эффективность управления и верховенство закона, которые мы будем рассматривать более подробно в следующем разделе, остаются на очень низком уровне. Таким образом, несмотря на готовность к региональному сотрудничеству и интеграции в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане, на этом пути все еще немало препятствий. Препятствия представляются еще более труднопреодолимыми в Узбекистане. А в Туркменистане они кажутся непреодолимыми.

Во всех пяти центральноазиатских странах есть мощные силы, не приемлющие региональную экономическую интеграцию и сотрудничество, и крупные монополисты, которые, по крайней мере в краткосрочной перспективе, не выиграют от либерализации торговли или открытой, конкурентной и интегрированной экономики Роль эффективного управления и государственных структур Проблема эффективного управления непосредственно связана с проблемой политических интересов и структур, препятствующих Местная и транснациональная мафия, коррупция среди пограничников, полиции, служб безопасности и бюрократии часто препятствует принятию или внедрению региональных инициатив в области сотрудничества В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Проблемы неэффективного управления, особенно политическая и экономическая коррупция, появляются на всех уровнях государственной бюрократии, президентского аппарата, в государственных, полугосударственных и частных предприятиях, близких к государству региональному сотрудничеству. Под эффективным управлением подразумевают сильное и эффективное государство, которое подотчетно своему народу, в котором властвует закон и которое способно обеспечить стабильную политическую обстановку. По показателям эффективности управления, используемым во всем мире, центральноазиатские страны обычно находятся в самом низком квинтиле из всех стран (см. Таблицу 7.1). Суперпрезидентские системы по своей природе характеризуются отсутствием механизмов подотчетности, поскольку руководство сосредотачивается на контроле или запрещении политической или демократической оппозиции. Однако они часто игнорируют или не могут контролировать проблемы внутри государственного аппарата и системы протекционизма, на которые они опираются. В немалой степени это объясняется тем, что такие системы не представляют последствий своих действий из-за отсутствия обратной связи через свободную прессу, парламент, гражданское общество и другие механизмы подотчетности, которыми располагают более открытые и прозрачные общества. Как результат, проблемы неэффективного управления, особенно политическая и экономическая коррупция, появляются на всех уровнях государственной бюрократии, президентского аппарата, в государственных, полугосударственных и частных предприятиях, близких к государству. Ниже мы поочередно рассмотрим политические и экономические аспекты этих проблем. Подобные проблемы управления имеют несколько негативных последствий. Во-первых, они снижают эффективность и результативность государственной политики. Во-вторых, они подрывают сам процесс выработки рациональных государственных решений, допуская коррумпированное вмешательство со стороны групп влияния и крупных компаний, кланов или мафии. Например, некоторые защищенные внутренние монополисты могут подкупать госчиновников или другим образом влиять на них, чтобы те блокировали либерализацию торговли и другие экономические реформы, необходимые для регионального сотрудничества. Эта форма коррупции часто называется «захват государства» группами влияния. В-третьих, всепроникающая коррупция нарушает стабильную и предсказуемую экономическую обстановку, необходимую для ведения нормального бизнеса внутри страны и притока ПИИ. В-четвертых, коррумпированность полиции, служб безопасности, таможенных чиновников, пограничников и представителей налоговых ведомств снижает потоки транзита товаров и возможности предпринимателей заниматься выгодной и безопасной торговлей. И наконец, все упомянутые факторы усиливают недовольство и разочарование в обществе, выводят государство и режим за рамки закона и угрожают политической стабильности, что ослабляет экономическую эффективность, региональную интеграцию, человеческое развитие и обеспечение человеческой безопасности. В этом разделе мы вкратце рассмотрим возможное развитие такой модели в Центральной Азии.

Политические преобразования и управление Выборы с участием независимых партий, независимость судебной власти и парламента, активное гражданское общество и свободная пресса – все это способы обратной связи, при помощи которой граждане страны сообщают своим лидерам важную информацию, поддерживают подотчетность правительства и выражают свои требования по эффективному управлению.58 Правительства, обеспечивающие такие Таблица 7.1 Показатели эффективности управления и стабильности в Центральной Азии, 2002 г.

Эффективность Верховенство правительства закона (процентиль) (процентиль) 21,6 18,6 Казахстан 20,6 22,2 Кыргызстан 8,8 6,7 Таджикистан Туркменистан 3,6 10,8 11,9 10,3 Узбекистан Страна Чуткость и подотчетность (процентиль) 17,7 19,7 21,2 2,5 5, Политическая стабильность (процентиль) 62,2 16,2 17,8 37,8 18, Примечание: Процентиль указывает на процент стран в мире, показатели которых ниже, чем у данной страны (допускается предел погрешности). Самый лучший показатель – 100-й процентиль, самый худший – нулевой. Источник: Kaufmann et al. 2003, База данных по управлению Всемирного банка на сайте http://info.worldbank.org/governance/kkz2002/mc_region.asp.

Политические, институциональные препятствия и возможности их преодоления характеристики либерального политического управления, как правило, более эффективны, более представительны и, следовательно, более законны, а также, в итоге, более стабильны в политическом плане. В Таблице 7.2 при сравнении показателей Центральной Азии с показателями Венгрии и России на первый план выводится несколько параметров политической либерализации. Во всех рейтингах различных исследовательских центров и международных организаций прослеживается поразительное постоянство. По общему мнению, в Центральной Азии имела место лишь незначительная политическая либерализация, и по прошествии более десяти лет после провозглашения независимости в регионе отсутствуют ключевые элементы демократии и эффективного управления. Самым основным и необходимым, но не единственно достаточным показателем демократического управления является проведение регулярных, свободных, справедливых и прозрачных выборов. Большинство центральноазиатских правительств приняло законы о многопартийной системе и выборах. Это значительный шаг на пути к созданию базы для демократического управления. Однако по всей Центральной Азии Таблица 7. политические партии повсеместно создаются и контролируются самими правительствами. Во всех странах региона у партий нет возможности функционировать в качестве постоянного и открытого механизма для участия в принятии решений и представительства, для требования подотчетности от государственных служащих или для продвижения реформ в области управления. В Узбекистане Министерство юстиции отказалось регистрировать независимые оппозиционные партии Эрк, Бирлик, Партию аграриев и предпринимателей и Партию свободных крестьян. Казахское, кыргызское и таджикское правительства разрешили нескольким оппозиционным партиям зарегистрироваться и участвовать в выборах, однако с определенными ограничениями. В Казахстане через несколько месяцев после выборов 2004 г. суд постановил запретить ведущую оппозиционную партию Демократический выбор Казахстана.59 Таджикская полиция арестовала лидера Демократической партии за несколько месяцев до парламентских выборов 2004 г., а Партия исламского возрождения и коммунисты постоянно испытывают давление властей. В Кыргызстане партии более свободны, но многочисленным кандидатам от В Центральной Азии имела место лишь незначительная политическая либерализация, и по прошествии более десяти лет после провозглашения независимости в регионе отсутствуют ключевые элементы демократии и эффективного управления Индекс политических преобразований, 2004 г. 2,0 Казахстан Кыргызстан 1,8 1,6 Таджикистан 1,4 Туркменистан Узбекистан 1,4 Российская 3,8 Федерация 5,0 Венгрия Страна Индекс конституционного либерализма, 2003 г. 0,25 0,28 0,20 0,18 0,20 0,28 0, Индекс открытости государства, 2003 г -6 -3 -3 -9 -9 7 Тип Индекс государства, гражданских 2004 г. свобод, 2004 г. Автократия 5 Автократия 5 Автократия 5 Автократия 7 Автократия 6 Частичная 5 демократия Демократия Индекс политических прав, 2004 г. 6 6 6 7 7 6 Индекс свободы, 2004 г. Не свободная Не свободная Не свободная Не свободная Не свободная Не свободная Свободная Показатели политических преобразований и демократизации Источник: Колонка 1: Bertelsmann Transformation Index, Bertelsmann Foundation. Шкала от 0 до 5, от незначительных до значительных преобразований. Колонка 2: Индекс конституционного либерализма (EBRD 2003b). Шкала от 0 до 1, от низкого до высокого качества конституционного управления. Колонка 3: Индекс властности режима (Форма правления IV), шкала от –10 до 10, от наиболее авторитарного до наиболее демократичного. Колонка 4: Оценка типа режима, основывается на результате Формы правления IV. Отрицательные показатели отражают автократические режимы. Колонка 5: Индекс гражданских свобод, Freedom House. Шкала от 1 до 7, от наибольших до наименьших гражданских свобод (включая права прессы, право на объединения, собрания, протест, вероисповедание и так далее). Колонка 6: Индекс политических свобод, Freedom House. Шкала от 1 до 7, от наибольших до наименьших политических прав (включая право создавать оппозицию, право на свободные и справедливые выборы, свободу от политического преследования и так далее). Колонка 7: Freedom House Оценка свободы, основанная на объединенных результатах показателей политических прав и гражданских свобод.

В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности За несколькими исключениями, выборы не были для населения адекватным способом выразить свое мнение или достаточно эффективным механизмом требовать подотчетности правительства оппозиционных партий было отказано в регистрации на парламентских выборах в начале 2005 г. В то же время было широко известно, что самая мощная новая партия – Алга Кыргызстан – была партией дочери президента, и ее обвиняли в нарушении избирательного законодательства. Эти факторы сыграли значительную роль во вспышке самых крупных за всю новую историю Кыргызстана протестов в феврале и марте 2005 г. При полном отсутствии или наличии только очень слабых независимых политических партий выборы по всей Центральной Азии с 1991 г. были в лучшем случае сомнительными и часто дискредитированными как несвободные. Изза неудовлетворительной правовой базы для свободных выборов, а также из-за серьезных нарушений перед выборами ОБСЕ в некоторых случаях даже не посылала своих наблюдателей в страны Центральной Азии. Таким образом, за несколькими исключениями, выборы не были для населения адекватным способом выразить свое мнение или достаточно эффективным механизмом требовать подотчетности правительства. Предстоящие президентские выборы в 2005 и 2007 гг. в Казахстане, Таджикистане и Узбекистане станут серьезным испытанием для правительств, населения и стабильности в регионе. Политические потрясения в Кыргызстане в марте 2005 г., внезапный отъезд и отставка президента Акаева и последовавшие за этим президентские выборы в июле 2005 г. продемонстрировали потенциальную возможность изменений. Кыргызские президентские выборы были в целом признаны ОБСЕ как выборы, на которых страна достигла значительного прогресса на пути к демократическим стандартам и которые представляют собой точку отсчета для будущих выборов.60 Другие ключевые элементы политической подотчетности и демократического управления – свободные средства массовой информации и активное гражданское общество. В посткоммунистических странах Центральной Европы гражданское общество активизировалось в 1980-х гг. и играло ведущую роль в свержении коммунизма и переходе к демократическим режимам. А затем гражданские организации – включая средства массовой информации и различные неправительственные организации (бизнес-объединения, организации по защите окружающей среды, по защите прав человека и т. п.) – продолжили осуществлять контроль за правительственной и государственной бюрократией. Гражданское общество требовало проведения экономических и политических реформ, которые должны были улучшить жизнь широких слоев населения, настойчиво отстаи вало сотрудничество с Западом и вступление в Европейский союз. В отличие от стран Центральной Европы, суперпрезидентские системы в Центральной Азии, основываясь на советском опыте управления, свели к минимуму или уничтожили механизмы подотчетности и прозрачности, состоящие из независимой судебной системы, средств массовой информации, гражданского общества и независимых политических партий. Они опасались, что подобные механизмы выявят личные, семейные, клановые или иные интересы и не позволят соответствующим группам влиять на государственную политику и захватывать рычаги распределения государственных ресурсов. Именно это является основным препятствием на пути установления демократического управления. Слабость гражданского общества в Центральной Азии можно частично объяснить жестким политическим контролем в 1980-х гг. и даже в период горбачевской перестройки. Кроме того, лидеры гражданского общества были ограничены как в доступе к западным демократическим институтам, так и в финансировании своих организаций. И все же в последние 15 лет в Центральной Азии развилось стихийное гражданское общество, особенно в Кыргызстане, где первоначальная демократизация при президенте Акаеве способствовала развитию гражданского общества и свободных средств массовой информации. В Таджикистане многочисленные гражданские организации окрепли после окончания гражданской войны, стараясь совместными усилиями предотвратить возобновление конфликта. В Казахстане общественные организации наиболее активны в области защиты окружающей среды, а в частном бизнесе играют ограниченную роль. В Узбекистане и Туркменистане гражданское общество находится под жестким контролем государства, и НПОи в основном работают в сферах, почти не касающихся политики. Хотя уровень политических и гражданских свобод в Центральной Азии с течением времени менялся, в целом сфера гражданской активности оставалась очень ограниченной. Профессиональные союзы до 1991 г. находились под жестким партийным контролем, а в постсоветской Центральной Азии почти исчезли или являются инструментами государственного управления. После развала промышленности и из-за недостатка финансирования профсоюзы очень малочисленны и не обладают почти никакой властью. Правительства внимательно наблюдают за ассоциациями частных фермеров. В советские времена никаких ассоциаций частного бизнеса просто не существовало, а Хотя уровень политических и гражданских свобод в Центральной Азии с течением времени менялся, в целом сфера гражданской активности оставалась очень ограниченной Политические, институциональные препятствия и возможности их преодоления сейчас правительства Центральной Азии не слишком поддерживают бизнес-организации и формирование среднего класса, ряды которого остаются малочисленными несмотря на утверждения правительства о высоком уровне приватизации. Даже торговые палаты, как правило, не имеют существенного влияния на правительство в области либерализации экономки. В общем, в современной политической ситуации бизнес-ассоциации не способны выступать в качестве лоббистских групп, отстаивающих региональное сотрудничество. И хотя правительства все больше признают и поддерживают гражданские организации, работающие в социальных сферах, таких как борьба с ВИЧ/СПИД или гендерное равенство, однако организации, требующие политической прозрачности, более эффективного управления и экономических реформ, совершенно не защищены от преследований и могут в любой момент оказаться под запретом. Более того, гражданские организации всех видов сталкиваются с большими трудностями в работе на региональном уровне – национальные правительства в основном препятствуют работе межгосударственных гражданских групп, пытающихся влиять на их политику. При ограниченном политическом пространстве, в котором центральноазиатское гражданское общество, включая бизнес-сообщество, существовало в 1990-х гг., возможности организаций гражданского общества влиять на ситуацию в регионе еще более сократились за последние несколько лет. Недавно эта тенденция получила развитие в связи с реакцией центральноазиатских властей на революцию Роз в Грузии и Оранжевую революцию на Украине. Все последствия смещения правительства Кыргызстана в марте 2005 г. еще предстоит оценить, но, скорее всего, это событие усилит реакцию, вызванную у правительств стран Центральной Азии успешными требованиями «снизу» в Грузии и на Украине. В ответ центральноазиатские руководители перешли к жестким мерам, повысив давление государства на гражданское общество, особенно на средства массовой информации и политически ориентированные неправительственные организации. Деятельность гражданских организаций, финансируемых международным сообществом, также ограничивается в Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане. И наконец, в большинстве стран Центральной Азии средства массовой информации, особенно телевидение и центральные газеты, находятся под жестким контролем. И хотя в нескольких областях региона распространяются небольшие частные газеты, они не имеют больших ти ражей, а журналисты отягощены самоцензурой или сталкиваются с проблемами со стороны властей. В Казахстане и Кыргызстане близкие к режиму лица скупили несколько ведущих независимых издательств и газет. Средства массовой информации, пользующиеся зарубежной финансовой поддержкой, такие как Британская радиовещательная корпорация (BBC), радио Свободная Европа/Радио Свобода и Институт за военные и мирные репортажи, также часто не имеют возможности работать свободно. В период предвыборной кампании независимые средства массовой информации подвергаются особому давлению.61 Подводя итог, можно сказать, что центральноазиатские правительства в основном подчинили, поглотили или, как в некоторых случаях, уничтожили общественные силы, которые могли бы помочь им добиться успехов в области демократического управления. Обычно они действовали исходя из предположения, что эти группы являются антиправительственными. На самом деле они могли бы работать сообща, решая проблемы коррупции или окружающей среды, и обеспечивать более тесные региональные связи, способствующие лучшему пониманию общих региональных проблем, эффективному поиску решений и действенному внедрению программ региональной политики.

Все гражданские организации сталкиваются с большими трудностями в своей деятельности на региональном уровне Экономические преобразования, коррупция и управление Второй элемент эффективного управления – свобода деятельности в экономической сфере. В Таблице 7.3 приведены некоторые показатели экономической свободы и качества экономического регулирования. И здесь показатели Центральной Азии далеко отстают от международных стандартов в области экономической свободы, несмотря на недавнее улучшение макроэкономических показателей по всему региону. В соответствии с индексом глобальных экономических реформ Wall Street Journal/Heritage, все центральноазиатские страны попадают в нижний квартиль. Казахстан и Кыргызстан получили оценку «в основном несвободные», а другие – оценку «подавленные.» Узбекистан и Туркменистан находятся среди 10 стран мира с самой низкой степенью экономической свободы. Все центральноазиатские страны далеко отстают от Венгрии и других центральноевропейских стран, но находятся примерно на том же уровне, что и Россия. По качеству экономического регулирования страны Центральной Азии также располагаются на последних местах мирового рейтинга.

В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Таблица 7.3 Индексы экономических преобразований Страна Место в мире по показателям экономической свободы 130 97 144 151 147 124 Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан Россия Венгрия Суммарный балл Оценка по показателям экономической экономической свободы свободы В основном 3,66 несвободная В основном 3,29 несвободная 4,00 Подавленная 4,36 Подавленная 4,10 Подавленная В основном 3,56 несвободная В основном 2,40 свободная Качество регулирования (мировой процентиль) 24,2 37,6 7,7 1,0 5,7 44,3 84, Источники: Колонки 1, 2 и 3: Wall Street Journal / HeritageFoundation Колонка 1 см.: http://cf.heritage.org/index/indexoreedom.cfm Колонка 2 см.: http://cf.heritage.org/index/indexoreedom.cfm;

Оба индекса оценивают страны по всему миру. Колонка 2 – это суммарный балл индивидуальных показателей экономической свободы (включая приватизацию, вмешательство государства, права собственности, налоговое бремя, налоговую нагрузку, иностранные инвестиции, банковский сектор и заработную плату). 1 – лучший показатель, 5 – худший. Колонка 3, оценка стран по всему миру, см: http://cf.heritage.org/index/indexoreedom.cfm;

Колонка 4: Kaufmann et al. 2003 и База данных по управлению Всемирного банка на сайте: http://info.worldbank.org/governance/kkz2002/mc_region.asp.;

Процентиль указывает на процент стран в мире, которые имеют более низкие показатели, чем выбранная страна (допускается предел погрешности). Лучший результат – 100-й процентиль, худший – 0-й. Обратите внимание, что данные в колонках 1 – 3 для России и Венгрии относятся к 2003 г., а данные по странам Центральной Азии – к 2004 г.

Низкие показатели в сфере политических и экономических преобразований в центральноазиатских странах отражают очень слабое соблюдение принципа законности в целом Низкие показатели в сфере политических и экономических преобразований в центральноазиатских странах отражают не только ограниченные экономические и политические свободы, но и очень слабое соблюдение принципа законности в целом. Один из основных объясняющих факторов – коррупция или отсутствие важнейших институтов, необходимых для поддержания законности, таких как государственные службы, суд и полиция.62 Когда общественность считает, что эти структуры пронизаны коррупцией, режим теряет еще большую легитимность. Выкрики демонстрантов в Кыргызстане в феврале и марте явно свидетельствовали о том, что недовольство коррупцией было одной из основных причин, заставивших людей выйти с протестом и потребовать отставки режима.63 Можно сказать, что по всему региону народное недовольство неэффективным управлением, коррупцией и ограниченным участием оппозиции в государственных делах весьма высоко. В исследовании общественного мнения 6 000 респондентов, проведенного Всемирным банком в 2004 г. (см. Главу 2), самое большое недовольство высказывалось именно коррупцией. 67% респондентов заявили, что коррупция очень или довольно высока в их стране, а 61% то же самое думал о коррупции в судах. 63% заявили, что у них есть жалобы, с которыми они хотели бы обратиться к властям. И хотя больше всего недовольных было в Кыргызстане, их количество было значительным и в других странах.64 Коррупция глубоко укоренилась в политической и экономической системе Центральной Азии. В советский период существовала обширная система протекционизма и кумовства. Она не только сохранилась, но с тех пор даже выросла. Используя родственные, клановые и местные связи в качестве основы для кадровых назначений, правительственные чиновники создали сеть «своих людей». Эта система имеет серьезный недостаток, поскольку неформально дискриминирует квалифицированных кандидатов, а также создает непрофессиональную и плохо образованную правительственную администрацию. В результате страдают государственные структуры. Чиновники часто не осознают необходимости или не имеют стимула для разработки или внедрения мер по снятию ограничений в области регионального сотрудничества. Казахстан пока единственная страна Политические, институциональные препятствия и возможности их преодоления в регионе, которая ввела программу реформирования государственной службы. Еще более серьезно коррупция влияет на деловой климат и торговлю. Отношение к политическим институтам как к частной собственности – для раздачи наград своим друзьям или для личного обогащения – распространено очень широко. Самые разные независимые исследования коррупции оценивают страны региона примерно одинаково (см. Табл. 7.4), располагая их в самом конце списка по уровню управления. И хотя показатели коррупции всегда несовершенны и, в общем, оценивают восприятие коррупции, а не действительные ее размеры, межстрановые исследования и рейтинги центральноазиатских стран на удивление негативны, особенно при сравнении с показателями стран Центральной Европы. Эти оценки, а также другие исследования общественного мнения в регионе свидетельствуют о существовании глубокого общественного недоверия к государству и его политическим и экономическим структурам. На всех уровнях государства служащие и члены правоохранительных органов используют свое положение, чтобы вымогать взятки или иную мзду. Такая практика делает бизнес дорогостоящим, сложным и нестабильным. В результате сильно страдают малый бизнес и малообеспеченные слои населения, которые особенно не защищены от вымогательств.65 И хотя мотивом представителей государства необязательно является препятствование региональному сотрудничеству, отсутствие принципа законности наряду с коррупцией в структурах, необходимых для эффективного развития торговли, экономического сотрудничества и интеграции, то есть в таможенных и налоговых управлениях, в министерствах внешнеэкономических связей или инвестиций, де-факто ограничивает возможности для сотрудничества, а также снижает международную заинтересованность в инвестициях. Соответственно, страдает экономика конкретных государств и региона в целом. Результаты исследования, проведенного Азиатским банком развития в Кыргызстане, показали, что население воспринимает коррупцию как главное препятствие на пути реформ и экономического роста и считает, что коррупция больше всего распространена в органах правопорядка, включая полицию и суды, таможенные и налоговые управления.66 Без добросовестных органов правопорядка инвестиции становятся очень рискованными, а торговля и транзит – дорогостоящими. Местные журналисты и представители деловых кругов в Кыргызстане На всех уровнях государства служащие и члены правоохранительных органов используют свое положение, чтобы вымогать взятки;

такая практика делает бизнес дорогостоящим, сложным и нестабильным Таблица 7. Страна Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан Российская Федерация Венгрия Балл Процент Восприятие Мировой Ответ на Ответ на вопрос переходных стран мира коррупции, рейтинг вопрос иссле- исследования: стран по с более 2003 г. коррупции, дования: ЯвЯвляется ли уровню низким ляется ли кор- коррупция в 2003 г. коррупции рейтингом рупция очень судах очень коррупции или довольно или довольно серьезным серьезной? (%) явлением? (%) 6,5 10,8 2,4 100 85 81 6,0 23,7 2,1 118 81 77 6,25 10,3 1,8 124 79 79 6,5 4,6 нет данных нет данных нет данных нет данных 6,0 11,9 2,4 100 77 72 5,75 2,75 29,1 74,4 2,7 4,8 86 40 нет данных нет данных нет данных нет данных Ответ на вопрос исследования: Является ли коррупция очень или довольно высокой в паспортных столах и отделах регистрации? (%) нет данных 70 61 нет данных 50 нет данных нет данных Показатели восприятия коррупции в Центральной Азии Источники: Колонка 1: Freedom House. См. www.freedomhouse.org/research/nitransit/2005/addendum2005.pdf. Колонка 2: Kaufmann, et al. 2003 и База данных по управлению Всемирного банка на сайте http://info.worldbank.org/governance/kkz2002/mc_region.asp. Это совокупный показатель. Процентиль указывает процент стран по всему миру, имеющих показатель ниже, чем у выбранной страны (допускается предел погрешности). Показатели России и Венгрии указаны за 2004 г. Колонка 3: Transparency International Index, 2003 г. Оценки от 0 до 10, от высокого до низкого уровня коррупции. Колонка 4: Transparency International Index, 2003 г. Оценки от 1 до 133, от наименее до наиболее коррумпированной страны в мире. Колонки 5, 6, 7: Опрос общественного мнения Всемирного банка;

результаты: процент респондентов, ответивших «да» (исследование по случайной выборке 2004 г.). Исследование проведено Всемирным банком в четырех странах Центральной Азии (за исключением Туркменистана).

В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Коррупция в судебной системе и среди государственных прокуроров заставляет местных и зарубежных бизнесменов воздерживаться от инвестирования капитала в экономику частного сектора и Таджикистане считают, что коррупция в рядах пограничников, таможенников и полицейских в их собственных странах, а также в Казахстане, России и Узбекистане – главный тормоз на пути более активной торговли несмотря на законы, направленные на ее развитие. Коррупция в судебной системе и среди государственных прокуроров заставляет местных и зарубежных бизнесменов воздерживаться от инвестирования капитала в экономику частного сектора.67 Неэффективное управление и неблагоприятный инвестиционный климат, а самое главное – недостатки в управлении границами, также препятствуют возможности плодотворного регионального сотрудничества и интеграции.

Последствия неэффективного управления и деятельности групп влияния В предыдущих главах были изучены некоторые социальные и экономические последствия появления групп влияния, замороженных реформ и неэффективного управления. Когда руководители производят назначения на ключевые посты по принципу личной преданности, страдает качество управления. Государственные учреждения заполняются чиновниками, которым не хватает образования и профессионализма и которые рассматривают свои посты как возможность получать ренту или присваивать государственные активы. Невозможность получить перспективную работу без нужных связей, особенно для молодых людей без высоких покровителей, приводит к «утечке мозгов» из образованных слоев общества, росту наркомании и алкоголизма, а также сочувствия экстремистским группировкам. Дальнейшее сохранение такого положения в Центральной Азии означает не только потери из-за неиспользованных экономических возможностей и коррупции для общества в целом, но определенные среднесрочные и долгосрочные последствия для самих элит. Кроме несправедливого распределения благ, роста бедности, снижения эффективности систем социального обслуживания населения и общего уровня жизни (см. Главу 2), протекционистская система и коррупция в Центральной Азии являются еще и основной причиной низкого уровня гражданских и политических прав во время переходного периода.68 Свидетельства из Центральной Азии и других стран мира, особенно из Африки и Юго-Восточной Азии, показывают, что коррумпированные политические системы, управление в которых строится на протекционизме и интересах отдельных групп, нестабильны в среднесрочной и долгосрочной перспективе.69 Неудовлетворенные экономические ожидания, слабый потенциал государства и низкая эффективность базового социального обслуживания населения, а также политическое недовольство коррумпированными государственными чиновниками – все это вносит свой вклад в снижение легитимности режима в глазах народа. Эти факторы готовят почву для протестов, насилия и краха государства.70 Более того, как показывают различные исследования, общественная оппозиция растущей коррупции, неравенству и неэффективности управления может привести в мусульманских странах к росту поддержки радикальной исламской политической оппозиции, которая рассматривается как единственная альтернатива нелегитимному, несправедливому и неэффективному управлению.71 Реформа управления очень важна не только для демократизации и укрепления прав человека, но и для стабильности режима и государства. Фактически экономические, институциональные и политические силы попадают в порочный круг, когда экономический кризис и коррумпированное управление приводят к общественным волнениям и сокращению местных и зарубежных инвестиций. Это в свою очередь углубляет экономический кризис, что тем более лишает правительство возможности обеспечивать общественные блага. Для того чтобы не проиграть на выборах, элиты отменяют их или подтасовывают результаты голосования. Это провоцирует еще большие общественные беспорядки и рост политической нестабильности, а в некоторых случаях поощряет к открытому сопротивлению и даже революции. От Алжира до Грузии и Ирана описанный выше порочный круг приводил к социальному протесту, беспорядкам и смене правящего режима. Нестабильность и беспорядки в одной стране обычно влияют на торговлю и инвестиционный климат в соседних странах, поскольку часто ведут к закрытию границ, экономическим потрясениям и потере уверенности инвесторов по всему региону. В случае с Кыргызстаном этот процесс уже привел к серьезным последствиям. К концу 1990-х гг. кыргызское общество стало проявлять все большее недовольство режимом Акаева и его версией демократии. После серьезных нарушений во время выборов 2000 г. начались небольшие демонстрации и голодовки. В первой половине 2002 г. недовольство оппозиции переросло в демонстрации, начались аресты, и, в итоге, все это вылилось в насилие.72 Переговоры между лидерами гражданского общества и президентом в 2003 г. привели к референдуму и некоторым изменениям, которые, как наде Реформа управления очень важна не только для демократизации и укрепления прав человека, но и для стабильности режима и государства Политические, институциональные препятствия и возможности их преодоления ялись демократические активисты, позволили повысить влияние законодательной власти. Однако появление новой мощной партии семьи президента и репрессии в отношении оппозиционных партий вызвали еще большее недовольство и протесты. По некоторым сведениям, подпольная исламская оппозиционная группа Хизб-ут-Тахрир начала пользоваться все большим доверием среди населения, а ее ряды стали увеличиваться за счет людей, недовольных коррумпированным режимом.73 В марте 2005 г. широкое, хотя и разнородное оппозиционное движение отвергло результаты парламентских выборов, а по всей стране прокатилась волна протестов против коррупции в правительстве и продолжающихся экономических трудностей. Это привело к отдельным случаям насилия и – в конечном итоге – к свержению режима президента Акаева.74 В других странах Центральной Азии процесс не дошел до своего логического завершения и не обязательно дойдет. Этому могут помешать несколько потенциально сдерживающих факторов. Один из них – общее экономическое возрождение региона, что особенно заметно в Казахстане и Таджикистане, в меньшей степени – в Кыргызстане и Узбекистане. По результатам исследований Всемирного банка, приведенным в Главе 2, большинство респондентов довольно оптимистично оценивают современную экономическую ситуацию в Центральной Азии. Второй фактор, судя по другим исследованиям, заключается в том, что острота восприятия проблемы коррупции деловыми кругами снизилась в период с 1999 по 2002 гг. в Казахстане, Кыргызстане и Узбекистане.75 Третий фактор состоит в том, что правительства Центральной Азии прекрасно понимают, с какой угрозой внутренней безопасности они столкнулись после ряда насильственных действий в разных частях региона, и в особенности после всплеска насилия в Узбекистане (г. Андижан) в мае 2005 г. (см. Главу 5, Вставку 5.4) и после революций в Грузии и на Украине. Соответственно, они предпринимают все меры, чтобы взять под контроль любые оставшиеся элементы открытой оппозиции. Во время встречи, прошедшей в рамках ШОС в Астане в июле 2005 г., руководители стран Центральной Азии вместе с Китаем и Россией дали обещание поддерживать друг друга в сфере региональной безопасности. Эти и, возможно, другие факторы – например, память об ужасах гражданской войны 1990-х гг. среди таджикского населения – могут помочь Центральной Азии на некоторое время избежать целого ряда последствий, вызванных авторитарными правительствами и правительствами, поддерживающими чьи-то интересы, неэффективным управлением, бедностью, радикализацией оппозиции и, как результат, общей политической и экономической нестабильностью. Однако экономический подъем не длится вечно и не обязательно доходит до каждого человека. В регионе, несомненно, существуют очаги народного недовольства, а политические репрессии в долгосрочной перспективе могут только усугубить проблемы управления и радикализировать оппозицию. Фактически, как мы рассмотрели это в Главах 3 и 5, политические меры, направленные на ограничение торговли и коммерческой деятельности, особенно в приграничных регионах, являются одними из ключевых факторов, разжигающих народное недовольство. Чтобы укрепить стабильность в регионе, правительства должны искать более продуманные и долгосрочные решения. Они могут двигаться по двум стратегическим направлениям: первое – не сдерживать развитие свободного политического процесса внутри страны, разрешить открытые дебаты всех политических сил и не препятствовать созданию плюралистического и подотчетного правительства;

второе – развивать межгосударственное сотрудничество и интеграцию методами, предложенными в этом докладе.

Чтобы укрепить стабильность в регионе, правительства должны искать более продуманные и долгосрочные решения, одно из них – развивать межгосударственное сотрудничество и интеграцию Выводы и рекомендации Выводы После обретения независимости республиками Центральной Азии на пути развития регионального сотрудничества и интеграции появилось несколько серьезных политических препятствий. Некоторые из них были преодолены, другие еще требуют усилий по преодолению. По крайней мере первоначально, политика национальных элит формировалась в основном под влиянием двух факторов – наследия советского прошлого и опыта распада советской империи. Новые лидеры и элиты занялись национальной политикой и созданием национальных государств, независимых от соседей и окруженных границами, защищающими население от этнического насилия или угрозы этнического сепаратизма. Новые лидеры стремились также изолировать свои страны от внешних угроз, вылазок террористов и исламской оппозиции. Постепенно национальные элиты перестали опасаться распада государства, передела границ, этнического сепаратизма и межгосударственных конфликтов, что позволило руководителям стран сосредоточить свои усилия в большей степени на региональных, а не на сугубо национальных инициативах. Были сохранены и В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Проблемы с управлением становятся хроническими и ведут к неспособности эффективно, гуманно и предсказуемо управлять границами и экономическими отношениями между странами развиты некоторые торговые и транспортные связи. Региональные проблемы, связанные с водными и энергетическими ресурсами, стали решаться ненасильственными, хотя и экономически дорогостоящими способами. Интернет помог создать межгосударственные связи между народами региона. Растущее понимание общих интересов в сфере безопасности и роль ШОС в решении этих вопросов создали базу для большего доверия и сотрудничества в других областях. Теперь на основе общего признания необходимости совместных усилий в вопросах обеспечения безопасности появляется возможность развивать экономическое сотрудничество, являющееся важным элементом регионального развития, безопасности и стабильности. Однако со стороны чрезмерно централизованных президентских структур, интересов влиятельных представителей бизнеса, близких к правительству, средних и низших эшелонов государственного управления и служб безопасности появились препятствия дальнейшим экономическим реформам, региональному сотрудничеству и интеграции. Эти препятствия тесно связаны с проблемами политического и экономического управления. Официальные государственные органы и широко распространенные неформальные структуры и политические группы срослись в единый конгломерат, который выигрывает от поддержания статус-кво, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. В одной стране, Кыргызстане, это уже привело к окончательному формированию порочного круга, в котором влиятельные политические группы использовали свое привилегированное положение, избегая подотчетности и подавляя конкуренцию и оппозицию, до тех пор пока оппозиция не ответила радикальными действиями и не свергла режим. Подобный цикл, если он ничем не сдерживается, ввергает страну и регион в политический и экономический хаос, подрывает основы регионального сотрудничества по ключевым экономическим вопросам. Проблемы с управлением, особенно с коррупцией, становятся хроническими и ведут к неспособности эффективно, гуманно и предсказуемо управлять границами и экономическими отношениями между странами. Они также ведут к снижению ресурсов страны, падению объемов прямых иностранных инвестиций, за исключением добывающих секторов экономики, увеличивают социальное неравенство, замораживают реформы и вызывают рост недовольства населения. Нестабильные социальные и экономические условия ведут к политической неустойчивости и краху, если лежащие в их основе проблемы не решают ся. Падение власти в Кыргызстане и насилие в Узбекистане по-разному и в различной степени являются примером такого процесса. Невозможно предвидеть, каким образом будет развиваться политическая ситуация в регионе, но события в Кыргызстане и Узбекистане весной 2005 г. – предупредительный сигнал для центральноазиатских правительств. То, как они его интерпретируют и как на него отреагируют, определит будущее региона и положение в сфере человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности для народов Центральной Азии. В основном возможны три сценария развития событий. При первом – руководители государств будут все больше ограничивать политические и экономические свободы;

по второму – жесткий политический контроль будет сочетаться с экономическими свободами;

а третий характеризуется, по крайней мере, постепенной либерализацией как в политической, так в и экономической сфере. По первому сценарию, сопротивление руководителей государства открытой политической конкуренции и выборам, растущее подавление гражданского общества, вмешательство государства в экономические реформы, терпимость к коррупции и недостаточное сотрудничество с соседними странами и остальным миром, очень вероятно, могут привести к более широким народным выступлениям с непредсказуемыми результатами, возможно, чреватыми насилием. В свою очередь, дестабилизация региона, скорее всего, подорвет усилия по созданию более открытых границ и развитию регионального сотрудничества. Второй сценарий, в принципе, вполне осуществимый, на практике не является долгосрочным вариантом, поскольку ни одна власть в Центральной Азии, скорее всего, не обладает структурным потенциалом или идеологической базой, чтобы успешно справляться с фундаментальными противоречиями и проблемами, которые неизбежны в системе, сочетающей политические репрессии с экономическими свободами. Третий сценарий должен открыть двери к устойчивой политической и экономической стабильности. Расширение регионального сотрудничества могло бы значительно укрепить надежды на политический и экономический успех при таком развитии событий. Однако такой подход требует убежденного и смелого руководства, готового пойти на некоторый риск роста краткосрочного социального напряжения и стремящегося противостоять силам, которые сопротивляются любым проявлениям политической и экономической либерализа Политические, институциональные препятствия и возможности их преодоления ции. Страны – соседи государств Центральной Азии и международное сообщество могли бы поддержать такой вариант развития региона. В свете политических, экономических и институциональных реалий Центральной Азии мы можем ожидать только ограниченного регионального сотрудничества в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Самый вероятный сценарий развития в ближайшем будущем – двустороннее и трехстороннее сотрудничество между Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном. Оно наиболее вероятно в областях, где эти государства согласны друг с другом и имеют общие интересы, а именно: торговля, транспорт и транзит, водные и энергетические ресурсы, разрешение пограничных споров и предотвращение межэтнических конфликтов. Однако для успешного сотрудничества даже эти три страны должны будут принять меры против групп влияния в собственных странах, включая коррумпированных государственных чиновников, которые в прошлом блокировали исполнение договоров по региональному сотрудничеству. Руководители Туркменистана и Узбекистана, вероятно, в меньшей степени выиграют от реализации регионального сотрудничества в краткосрочной перспективе, поскольку правящие политические круги и структуры, скорее всего, почувствуют угрозу со стороны открытой торговли и либерализации экономики. Однако, наблюдая за тем, какие преимущества получают от либерализации и сотрудничества соседние страны и стремясь снизить риски, связанные с бедностью и внутренней нестабильностью, эти страны и их лидеры в итоге также могут начать двигаться в этом направлении.

• Правительствам стран Центральной Азии необходимо: Преобразовать «суперпрезидентскую» систему, характеризующуюся недостаточной подотчетностью и прозрачностью, в более открытую, подотчетную, плюралистическую, основанную на участии граждан форму правления, одновременно с проведением экономических, социальных и структурных реформ;

для этого, вероятно, потребуется пройти через постепенный и длительный процесс политических перемен. Этот переход требует от правительств готовности к дальновидным решениям и противостоянию группам влияния, включая силы, поддерживающие режим, но считающие, что они проиграют в результате таких реформ. Реформировать государственную службу для улучшения работы государственных структур, решать проблемы коррупции и неэффективного управления, препятствующие действенному сотрудничеству. Реформировать полицию и пограничную службу, что поможет ликвидировать важнейшее препятствие на пути экономического сотрудничества в области инвестиций, торговли и транзита. Поскольку данные службы – «лицо» правительства, с которым сталкивается население, злоупотребления создают восприятие о нелегитимности правительства и нагнетают социальное недовольство и политическую нестабильность. Внедрить под руководством высших чиновников широкие антикоррупционные программы, которые должны быть направлены на самые проблемные области: сбор государственных доходов, в т. ч. налоговые и таможенные учреждения, судебные органы, суды, прокуратуру, полицию и пограничную службу. Участвовать в региональном сотрудничестве и региональных организациях с целью укрепления экономических реформ, оказания политической поддержки антикоррупционным программам и эффективному управлению, а также получения экономических и социальных преимуществ от интеграции, что в свою очередь обеспечит политический импульс для дальнейших реформ внутри страны.

Самый вероятный сценарий развития в ближайшем будущем – двустороннее и трехстороннее сотрудничество между странами • • • Рекомендации Анализ политических и институциональных препятствий, проблем и возможностей в этой главе предполагает, что центральноазиатские правительства и международное сообщество сосредоточиваются на нескольких ключевых политических вопросах. Для достижения долгосрочной политической стабильности и интеграции в преуспевающую региональную экономику большинство действий необходимо предпринять правительствам отдельных стран, и особенно президентам, которые должны возглавить свои страны в создании экономических и политических предпосылок для достижения долгосрочной политической стабильности и интеграции в процветающую региональную экономику. Необходимые реформы сложны даже в идеальных условиях, они особенно сложны в текущей политической, институциональной и экономической обстановке Центральной Азии.

• • Региональным организациям в Центральной Азии необходимо: Поддерживать национальные реформы и содействовать региональному сотрудничеству и интеграции посредством совместной оценки реформ в соответствии По мере того как разные страны будут наблюдать за тем, какие преимущества получают от либерализации и сотрудничества их соседи, они также могут начать двигаться в этом направлении В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности • с согласованными стандартами и механизмами разрешения конфликтов, где это необходимо. Это долгосрочная цель, учитывая, что, вероятно, в ближайшем будущем правительства стран Центральной Азии не проявят достаточной готовности к такому процессу. Поддерживать региональные сети организаций гражданского общества, включая региональные торгово-промышленные палаты, ассоциации фермеров и профсоюзы, а также сети неправительственных организаций, занимающиеся ключевыми вопросами, такими как экология, гендерные проблемы, права человека, предотвращение катастроф и так далее. Такие региональные гражданские сообщества могли бы играть значительную роль в развитии мониторинга и обеспечении обратной связи в ключевых областях национальных реформ и регионального сотрудничества.

Международным партнерам необходимо:

• • Поддерживать национальные реформы, направленные на повышение эффективности управления, усиление подотчетности и прозрачности правительства, искоренение коррупции, предоставляя аналитическую, техническую и финансовую помощь. Поддержка должна быть специально разработана в зависимости от восприимчивости правительства. Содействовать развитию регионального сотрудничества правительств и поддерживать региональные структуры в разработке общерегиональных программ на национальном и местном уровне, включая сотрудничество через целевые программы разрешения конфликтов, управления пограничными и таможенными службами и развития региональных сетей гражданских организаций. Прогресс в этих областях будет как прямо, так и косвенно содействовать человеческому развитию и обеспечению человеческой безопасности.

Глава Региональное и международное сотрудничество с соседними странами и другими партнерами «Главную внешнюю роль в региональном процессе интеграции в Центральной Азии могут сыграть Россия, Китай, а также основные организации по оказанию международной технической помощи, работающие под эгидой и в тесном сотрудничестве с ООН. В то же время Афганистан и Иран – наиболее удобные стратегические транспортные артерии, соединяющие эти страны с глобальной экономикой.» Страновое исследование ПРООН по Узбекистану В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Мирное сотрудничество и интеграция сулят существенные выгоды всем соседствующим с Центральной Азией странам и международным партнерам Положение центральной Азии в широком международном контексте Центральная Азия в прошлом не раз становилась центром геополитических событий, например, во времена «большой игры» в XIX веке. Сегодня регион вновь в центре международного внимания. Он соседствует с самыми неспокойными территориями мира (Афганистан и Ближний Восток), а также со странами с наиболее динамично развивающейся рыночной экономикой (Китай и Россия). Он обладает крупными энергетическими ресурсами глобального значения, является транзитным коридором для наркоторговли и может стать крупным транзитным узлом для трансконтинентальной евразийской торговли. Центральная Азия может также стать источником нестабильности и разногласий. Соседи и партнеры крайне заинтересованы в безопасной, стабильной и процветающей Центральной Азии. Ни один из них не может рассчитывать на какую-то выгоду от развала государств Центральной Азии, которые погрязнут во внутренних и трансграничных конфликтах или сохранят роль континентального коридора для наркоторговли. Мирное сотрудничество и интеграция сулят существенные выгоды всем (см. Вставку 8.1). Страны, соседствующие с государствами Центральной Азии, и другие основные партнеры в международном сообществе могут способствовать достижению целей человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности в регионе, а также оказать значительное влияние на ход и характер регионального сотрудничества.1 Самым важным экономическим партнером центральноазиатских республик является Россия. С ней существует значительно меньше языковых и культурных барьеров, чем с другими странами;

она является огромным рынком, раем для ищущих работу, образцом в области высшего образования и источником инвестиций. Россия – активный партнер в двусторонних отношениях и участник большинства региональных организаций в Центральной Азии. Второй важнейший региональный экономический партнер – Китай. Активные поиски новых источников энергии для динамично развивающейся экономики привели к быстрому росту значительных инвестиций в топливно-энергетический комплекс Центральной Азии со стороны Китая. Кроме того, заинтересованность Китая в стабильном соседе подогревает его интерес к экономическому и политическому будущему Центральной Азии. И Китай, и Россия являются ключевыми партнерами в вопросах региональной безопасности, в основном в рамках ШОС, которая призвана решать проблемы региона, связанные с терроризмом, наркоторговлей и оружием. Другими непосредственными соседями Центральной Азии являются Афганистан и Иран;

и на некотором отдалении также Индия, Пакистан и Турция. Все они непосредственно заинтересованы в добрососедских отношениях. Среди других двусторонних партнеров, предоставляющих экономическую помощь региону, один из ключевых игроков – США, особенно если речь идет о безопасности, продвижении демократии и экономической помощи. Значительную помощь оказывают также Европейский союз и Япония наряду с Германией, Швейцари Вставка 8. Выгоды от региональной интеграции Центральной Азии для соседей и партнеры: взгляд со стороны Узбекистана Ускорение интеграционных процессов в Центральной Азии важно для соседних стран и международных доноров:

• Интеграция обеспечит в долгосрочной перспективе внутреннюю устойчивость, восстановление сельскохозяйственного и • Китай получит возможность нарастить производственные мощности в западных и центральных провинциях и расширить • • • внешнеторговые связи. Иран получит возможность быстрого индустриального развития и уменьшит зависимость экономики от экспорта нефти. Это усилит позитивную роль Ирана мв регионе. Россия сохранит высокотехнологичные отрасли экономики, восстановив экономические отношения со странами Центральной Азии. Сообщество международных доноров повысит эффективность проектов и программ в области политических и экономических реформ, направленных на человеческое развитие и обеспечение человеческой безопасности. Источник: Страновое исследование ПРООН по Узбекистану. промышленного производства в Афганистане.

Региональное и международное сотрудничество с соседними странами и другими партнерами ей и Великобританией. Их программы помощи подкреплены стратегическими партнерствами, направленными на восстановление и развитие региона. Азиатский банк развития – крупнейший международный донор в регионе. В рамках программы ЦАРЭС он играет ведущую роль в стимулировании других международных доноров к принятию конкретных мер по региональному сотрудничеству. Так, например, АБР руководит деятельностью по планированию и созданию региональной транспортной сети. Всемирный банк, ЕБРР и ПРООН также имеют целевые программы по развитию регионального сотрудничества и продолжают осуществлять двусторонние программы помощи, призванные способствовать человеческому развитию и обеспечению человеческой безопасности. В последние годы МВФ также поддерживал инициативы регионального сотрудничества. Экономическая Комиссия ООН для Европы и Экономическая и социальная комиссия ООН для Азии и Тихого океана содействовали объединению стран Центральной Азии и их соседей в рамках Специальной программы ООН для экономик Центральной Азии (СПЕКА). Разумеется, отношения между центральноазиатскими странами, их соседями и международным сообществом не одинаковы из-за различий в размере, географическом положении, стратегическом и экономическом значении, а также в потребностях развития, политической ориентации и заинтересованности в интеграции с соседями и мировой экономикой. Эти различия обусловили значительные несоответствия в уровне финансовой поддержки со стороны мирового сообщества, как показано в Таблице 8.1. Кыргызстан и Таджикистан, будучи беднейшими странами, а также проявив наибольшую готовность работать с донорами в области политических и институциональных реформ, получили львиную долю внешней финансовой помощи в процентном отношении к ВВП. В данной главе рассматриваются основные элементы взаимоотношений соседей и партнеров центральноазиатских государств в регионе и дается их оценка, особенно в связи с региональным сотрудничеством в целях обеспечения человеческой безопасности и человеческого развития. Отдельно рассматриваются отношения с ближними соседями, промышленно развитыми странами и международными организациями. Не следует проводить слишком резкую грань между разными типами партнеров, поскольку их интересы и их значение для Центральной Азии перекрещиваются. Однако их роли достаточно различны, что предполагает рассмотрение каждого по отдельности.

Отношения Центральной Азии с ближайшими соседями Тот факт, что Центральная Азия не имеет выхода к морю, обусловливает необходимость для пяти стран региона поддерживать хорошие отношения с соседними странами в целях осуществления международной торговли (рынков и снабжения), транспорта и транзитных путей за пределы региона и в сторону крупных международных грузовых портов, а также для борьбы с внешней угрозой терроризма, незаконным оборотом наркотиков и торговлей людьми. Непосредственные соседи – Афганистан, Китай, Иран и Россия – стали важными партнерами центральноазиатских стран по многим из указанных направлений. За исключением Афганистана, их относительно большой размер и богатство открывают возможности для получения инвестиций, доступа к новым технологиям, расширения рынков для природных ресурсов, продукции сельского хозяйства, сырья и некоторых видов промышленных товаров центральноазиатских стран. Даже Афганистан предоставляет определенные деловые возможности центральноазиатским соседям в связи с пото Таблица 8. Казахстан Кыргызстан Таджикистан Туркменистан Узбекистан Официальная помощь Объем помощи на в целях развития и Помощь (в % от ВНД) душу населения (текудругая помощь (млн. щие долл. США) текущих долл. США) 2000 2003 2000 2003 2000 2003 1,10 0,96 12,56 18,04 189,11 268,36 16,71 10,70 43,70 39,12 214,80 197,65 13,35 9,85 20,14 22,85 124,70 144,08 1,18 0,44 6,79 5,59 31,51 27,17 1,37 1,98 7,54 7,60 185,91 194,36 Источник: World Bank 2005f.

Внешняя помощь странам Центральной Азии В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Россия играет особую роль в Центральной Азии;

отношения между республиками и Россией сложны и глубоки ком иностранной и военной помощи на свою территорию. В то же время отношения Центральной Азии с соседями отражают сложность национальных интересов и рисков, которые могут привести к напряженности в двусторонних отношениях, а также в рамках региональных организаций и программ.

Россия Россия играет особую роль в Центральной Азии благодаря более чем столетней истории бывшей колониальной державы и движущей силы модернизации и индустриализации региона. Отношения между республиками и Россией сложны и глубоки. Россия остается «экономическим локомотивом и экономическим полюсом притяжения»3 для народов Центральной Азии, крупнейшим торговым партнером региона, поддержкой существующего полжения в интересах нынешних политических элит и источником технической и военной помощи. Русский язык широко используется в регионе в качестве общеупотребительного (см. Главу 6). Российские инвестиции идут в основном в энергетический сектор, и ожидается, что они сыграют значительную роль в долгосрочной эксплуатации крупных нефтяных, газовых и гидроэнергетических ресурсов региона Основные цели России в Центральной Азии в целом согласуются со стремлением правительств центральноазиатских стран к обеспечению экономического роста и политической стабильности. Хотя Россия в основном стремится развивать отношения с каждой из стран на двусторонней основе, она также является членом целого ряда региональных организаций. Среди них – ОЦАС, ЕЭС, ШОС и Организация договора о коллективной безопасности. ОЦАС, к которой Россия присоединилась в мае 2004 г. по инициативе Узбекистана, может оказаться самым важным инструментом для достижения российских экономических целей в регионе.4 Некоторые наблюдатели считают, что недавнее вступление России в ОЦАС отражает новую «южную политику», знаменующую отказ от традиционной ориентации России на подходы в рамках СНГ, в пользу обеспечения ведущей роли в региональных подгруппах внутри Содружества.5 Хотя Россия не имеет крупных программ международной помощи,6 ее государственные и частные компании осуществляют прямые стратегические инвестиции и имеют совместные предприятия в ключевых отраслях, которые способствуют экономическому росту региона, а заодно и приносят России экономические и политические выгоды, в частности, укрепление политического влияния в Центральной Азии. Российские инвестиции идут в основном в энергетический сектор, и ожидается, что они сыграют значительную роль в долгосрочной эксплуатации крупных нефтяных, газовых и гидроэнергетических ресурсов региона (см.

Вставку 8.2). Но в последние годы российские фирмы делают вложения также и в другие отрасли. Например, российские фирмы инвестируют в обрабатывающую промышленность Кыргызстана, низкий уровень зарплаты в которой позволяет российским фирмам переносить производство товаров и затем экспортировать их назад в Россию.7 В 2004 г. московская компания «Мобильные телесистемы» приобрела 74% акций узбекской компании сотовой связи «Уздунробита» за 121 млн. долл. США, с опцией покупки остальных акций за 38 млн. долл. США в течение трех лет.8 Российские государственные и частные фирмы осуществляют активные инвестиции и в Таджикистане, в частности, путем заключения бартерных сделок, получая акции государственных предприятий Таджикистана в обмен на списание долгов Российской Федерации. Это происходит в таких масштабах, которые могут обеспечить российским инвесторам контроль над значительной частью таджикской экономики, в особенности такими важными отраслями, как гидроэнергетика и производство алюминия.9 В дополнение к указанным инвестициям, одна из самых важных форм экономических связей между Россией и Центральной Азией – денежные переводы кыргызских, таджикских и узбекских рабочих, переехавших в Россию на заработки (см. Главу 6).19 Денежные переводы сыграли важную роль в борьбе с бедностью, но в то же время представляют определенный риск в случае изменения экономической и политической ситуации в России, что прервет поток денежных переводов.20 Большинство рабочих – нелегальные иммигранты, не имеющие разрешения на работу. Они обычно выполняют самую низкооплачиваемую работу, могут в любой момент быть уволены и, если попадают в какую-либо неприятность, редко могут рассчитывать на хорошее обращение со стороны работодателей и местных властей. Признавая важность заработков этих рабочих для экономики их родных стран, правительство России стремится усовершенствовать правовую основу миграции.21 Однако, как и в других странах, принимающих большое количество мигрантов из сравнительно бедных соседних стран, в России наблюдается растущая неприязнь к все увеличивающемуся количеству иммигрантов из Центральной Азии. Это вынуждает правительство принимать меры по ограничению их присутствия и контролю за ними. Ситуация непростая, потому что, если правительство введет жесткие ограничения на иммиграцию, потеря денежных переводов может серьезно подорвать экономическую стабильность в странах, откуда они приехали. Если же нелегальная им В дополнение к указанным инвестициям, одна из самых важных форм экономических связей между Россией и Центральной Азией – денежные переводы рабочих, переехавших в Россию на заработки Региональное и международное сотрудничество с соседними странами и другими партнерами Вставка 8. Российские компании инвестируют в энергетический комплекс Центральной Азии В апреле 2004 г. российская компания «Газпром» согласилась выделить 16 млн. долл. США на освоение газовых месторождений в Каракалпакстане в западной части Узбекистана.10 Через два месяца узбекская «Узбекнефтегаз» и российская компания «Лукойл» подписали контракт стоимостью 1 млрд. долл. на разведку нефти. При благоприятном исходе инвестиции смогут обеспечить обнаружение и разработку до 500 млн. баррелей нефти в Узбекистане и 600 млн. в Туркменистане. В июне 2004 г. президент Узбекистана Каримов и президент России Путин подписали соглашение о разделе продукции на сумму 1 млрд. долл. и на срок 35 лет по освоению месторождений природного газа в южных областях Узбекистана – Канды, Хаузак и Шады с доказанными запасами в 280 млрд. куб. м. «Лукойлу» принадлежит 90% акций предприятия, а «Узбекнефтегазу» – 10%. Начало производства ожидается в 2007 г., а ежегодная добыча достигнет 9 млрд. куб. м. Газ будет поставляться в Россию по трубопроводам «Газпрома».11 «Газпром» также осуществляет инвестиции в Казахстане, создав недавно совместное предприятие с казахской компанией «КазМунайГаз» для разработки Имашевского газового месторождения, расположенного на каспийской границе между двумя странами. Соглашение явилось частью более широкого соглашения, подписанного в январе 2005 г., по которому Россия отказывается от суверенных прав на газовые месторождения в обмен на право владения 50% акций компании, которая будет его разрабатывать. После подписания соглашения президент Казахстана Назарбаев сказал: «Россия – долгосрочный стратегический партнер Казахстана, также как, мы надеемся, Казахстан для России.»12 Несмотря на то что гидроэнергетическая отрасль в Кыргызстане является убыточной, государственная электроэнергетическая компания России – РАО ЕЭС – согласилась инвестировать 350 млн. долл. в гидроэлектростанцию Камбарата-II и сформировать крупный инвестиционный пакет для Камбарата-I к 2007 г.13 В 2003 г. Россия подписала крупное соглашение с Туркменистаном сроком на 25 лет по импорту и реэкспорту туркменского газа в Европейский союз через российскую систему трубопроводов по чрезвычайно выгодной для «Газпрома» закупочной цене.14 В 2004 г. «Газпром» создал новую фирму – «РосУкрЭнерго», которая имеет эксклюзивные права на продажу туркменского газа на украинском рынке.15 РАО ЕЭС также планирует инвестировать 250 млн. долл. во вторую по величине гидроэлектростанцию Таджикистана – Сангтуда. Частью сделки является списание Таджикистану 50 млн. долл. долга.16 В 2004 г. РАО ЕЭС организовало партнерство с таджикским и иранским министерствами энергетики по строительству и эксплуатации электростанции, с общей суммой инвестиций в 480 млн. долл. Эти инвестиции значительно увеличивают долю РАО ЕЭС в энергетическом комплексе СНГ. Иран в свою очередь получит дешевое электричество, что снизит дефицит энергии. Правда, еще не решен вопрос о линиях электропередач и организации транзита.17 В октябре 2004 г. во время визита президента Путина в Душанбе было также достигнуто принципиальное соглашение об инвестировании российской алюминиевой компанией «РусАл» 1,6 млрд. долл. США в таджикскую алюминиевую компанию ТАДАЗ и незавершенное строительство гидроэлектростанции и дамбы в Рогуне. миграция будет бесконтрольно расти, то правительство рискует столкнуться с внутренними политическими последствиями для самой России. Российский парламент рассматривал варианты с введением системы удостоверений личности и регистрации и выдачи паспортов и виз с биометрическими данными, однако размер пошлин при этом окажется неподъемным для бедных рабочих из Кыргызстана или Таджикистана.22 У России в Центральной Азии есть и интересы безопасности. По соглашению о выводе российских войск из таджикской приграничной зоны Россия получает право бесплатного и бессрочного использования военной базы в стране и становится собственником бывшего советского центра космического наблюдения в Таджикистане.23 На новой военной базе будут дислоцироваться 5 тыс. российских солдат 201й моторизованной стрелковой дивизии с авиационной поддержкой. Формально она будет контролировать российский центр космического наблюдения.24 С точки зрения Таджикистана, сохранение российского присутствия может обезопасить страну от потенциальной угрозы терроризма и внутренних беспорядков, наркоторговли и военных угроз со стороны соседних стран. В Кыргызстане Россия с декабря 2002 г. арендует военно-воздушную базу в Канте.25 В масштабе региона Россия – активный участник диалога по безопасности в рамках ШОС. Наряду со значительными экономическими выгодами, которые сулит республикам Центральной Азии сотрудничество с Россией, есть и определенные риски. Например, российская монополия на транспортировку газа и нефти по трубопроводам из Туркменистана и Узбекистана ограничивает возможности этих стран воспользоваться высокими мировыми ценами на нефть и газ из-за отсутствия прямого выхода на мировые рынки. Аналогичная озабоченность может возникнуть и в отношении растущего доминирования России в энергетическом секторе Таджикистана. Еще один возможный риск состоит в том, что Россия мало заботится о правах человека и развитии демократических по У России в Центральной Азии есть и интересы безопасности. Россия – активный участник диалога по безопасности в рамках ШОС В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Для Китая важно иметь тесные отношения с республиками Центральной Азии, которые являются источниками энергии и мостами для расширения влияния на Ближнем Востоке и в Европе литических структур и свободы СМИ, наоборот, поддерживает правительства в борьбе с оппозицией для сохранения политической стабильности.26 Это может подорвать в долгосрочной перспективе развитие стабильных политических институтов и экономическое развитие в регионе.

Китай В целом геополитическая стратегия Китая состоит в укреплении своего влияния в регионе и мире. Кроме того, динамично развивающейся экономике Китая необходимы электроэнергия и другие природные ресурсы для обеспечения стране более крупной роли в глобальной экономике. Для Китая важно иметь тесные отношения с республиками Центральной Азии, которые являются источниками энергии и мостами для расширения влияния на Ближнем Востоке и в Европе.27 Китай также стремится обеспечить политическую стабильность в регионе и соседних странах, чтобы снизить риски внешней поддержки уйгурским сепаратистам в западной провинции Синьцзян. Политика Китая в отношении Центральной Азии в высшей степени прагматична.28 Эти связи преимущественно двусторонние, и основное внимание уделяется торговле и инвестициям в энергетический сектор. Китай также вовлечен в региональное сотрудничество, будучи активным участником и одним из лидеров в ШОС.29 В рамках этой организации Китай может добиваться своих стратегических целей. В частности, военные инициативы организации, направленные против терроризма, создают основу для сотрудничества Китая с соседями в борьбе против терроризма в регионе, а также сепаратистского движения в пределах своих собственных границ.30 Еще одно преимущество заключается в том, что это является противовесом чрезмерному росту влияния и военного присутствия США в регионе. Об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что саммит ШОС 2005 г. обратился к США с призывом установить график вывода военнослужащих из Центральной Азии. Эта организация также обеспечивает Китаю полезный механизм защиты границ и борьбы против незаконного оборота наркотиков и распространения ВИЧ/СПИДа. С точки зрения Центральной Азии, китайские инвестиции приносят необходимый капитал и технические знания, а помощь в развитии со стороны Китая связана с торговыми кредитами и притоком инвестиций. На ташкентском саммите ШОС в 2004 г. Китай согласился предоставить торговый кредит странам-участницам для закупки китайских товаров в размере 900 млн. долл. Китай также согласился внести вклад в Фонд развития в размере 20 млн. долл. для поддержки различных проектов инфраструктуры регионального экономического значения.31 Объявляя о китайской помощи, президент Китая Ху Дзинтао отметил, что цель Китая не просто в том, чтобы подавить уйгурских сепаратистов в Китае, но и учитывать связь между бедностью и терроризмом в Центральной Азии. «Необходимы усилия по решению проблемы региональной конфронтации и бедности, которые считаются источником терроризма. Терроризм не обязательно связан с конкретными этническими группами или религиями», – сказал он.32 Особенно прочные экономические связи с Китаем у Казахстана33 (см. Вставку 8.3). В 2004 г. на территории Казахстана работали не менее 40 китайских компаний и 70 китайско-казахских совместных предприятий. В период с 1992 по 2002 гг. Китай инвестировал в Казахстан около 800 млн. долл., в основном в энергетику, но также в банковский сектор, пищевую промышленность, производство стройматериалов и сборку автомобилей. Начиная с 2002 г. инвестиции Китая резко возросли, и сейчас страна входит в пятерку крупнейших иностранных инвесторов в Казахстане.34 Банк Китая, Промышленный и коммерческий банк Китая и Генеральная администрация гражданской авиации Китая имеют свои представительства в Казахстане, а Казахстан открыл визовый отдел и представительство гражданской авиации в Урумчи, столице провинции Синьцзян.35 В Узбекистане Китай участвует в разработке небольших нефтяных месторождений в Ферганской долине,42 китайские инвесторы открыли промышленные предприятия по производству электроники и по переработке сельскохозяйственного сырья. Одна из компаний – Harbin Xiandai Group – построила в Ташкенте завод по производству измерительных приборов для сжиженного газа и воды.43 В ходе саммита ШОС 2004 г. президент Ху и президент Каримов подписали 10 документов о сотрудничестве в таких областях, как борьба с незаконным оборотом наркотиков, технология и экономика, в том числе соглашение, позволяющее китайским фирмам участвовать в конкурсах на строительные проекты в Узбекистане и узбекским фирмам участвовать в развитии провинции Синьцзян. Китай согласился выделить несколько кредитов узбекскому правительству, а две государственные энергетические компании – «Узбекнефтегаз» и CNPC подписали меморандум о сотрудничестве с целью дальнейшего привлечения взаимных инвестиций в эти страны.44 Также в 2004 г. Эксимбанк Китая подписал кредитные соглашения на 300 млн. долл. с Узбекистаном.45 Китай, например, предоставил беспроцентную ссуду Региональное и международное сотрудничество с соседними странами и другими партнерами Вставка 8. Экономическое сотрудничество Китая с Казахстаном Громадные нефтегазовые запасы Казахстана представляют для Китая большой интерес и обусловливают крупные китайские инвестиции в нефтегазовый сектор Казахстана. Казахстан уже экспортирует нефть в Китай по железной дороге до Синьцзяна, хотя объемы пока невелики и составляют менее 1% импорта Китая. Однако инвестиции в строительство трубопровода в ближайшее время приведут к значительному увеличению объемов экспорта нефти.36 В 2004 г. началось строительство 1000-километрового трубопровода из Центрального Казахстана в Синьцзян,37 первого участка 3000километрового трубопровода, который соединит Синьцзян с Каспийским морем.38 Второй участок соединит Кенкиякское месторождение дальше к западу и в конечном счете даст выход на Каспийское море. С 1997 г. китайцы уже инвестировали 1,3 млрд. долл. в модернизацию Кенкиякского месторождения, которое осуществляет совместное предприятие с казахской государственной нефтегазовой компанией, причем на объекте работает более 6 тыс. казахов. Миллиардные инвестиции в первую очередь трубопровода обеспечат транспортировку 10 млн. тонн нефти ежегодно. Нефть будет поступать от железнодорожного терминала в Атасу в центральном Карагандинском районе на станцию Дружба-Алашанькоу на казахско-китайской границе. Китай предоставит концессионную ссуду для финансирования начальной фазы строительства. Казахстан участвует в этом проекте, по крайней мере, по двум причинам. Во-первых, новый трубопровод позволяет Казахстану диверсифицировать экспортные пути и уменьшить зависимость от экспорта через Россию. Во-вторых, строительство и эксплуатация трубопроводов создаст тысячи рабочих мест для казахских граждан.39 Нурмухамет Абдибеков, заместитель губернатора Актюбинского района, где расположено месторождение, приветствовал инвестиции со стороны Китая, потому что они способствуют повышению жизненного уровня тысяч семей. «Проект расширяется. Создаются новые рабочие места. Мы считаем весьма позитивным тот факт, что у местных жителей появились новые возможности, что они могут получить новую хорошо оплачиваемую работу и содержать свои семьи.»40 В целом Казахстан считает себя мостом между Восточной Азией и Европой с точки зрения транспорта и коммуникаций. Разрабатывается план строительства новой железнодорожной линии из Китая через Казахстан в Европу. Дорога протяженностью 3 000 км, строительство которой обойдется в 3,5 – 4 млрд. долл., пройдет из Китая через Казахстан и Туркменистан в Турцию. Одно из преимуществ новой железнодорожной линии, по сравнению с российской Транссибирской магистралью, будет состоять в том, что это будет стандартная узкая международная колея, в то время как на российской магистрали колея широкая, требующая продолжительной процедуры перемены колес на границах. Узбекистану в размере 30 млн. долл. сроком на 20 лет для закупки ирригационного оборудования и грант в 6 млн. долл. для осуществления ирригационных проектов.46 Экономические отношения между Китаем и Узбекистаном продолжают развиваться, о чем свидетельствует визит президента Каримова в Пекин в мае 2005 г. вскоре после гражданских беспорядков в Андижане (см. Вставку 8.4). Китай наряду с Россией решительно выступил в поддержку действий узбекских властей в ходе событий, в отличие от правительств западных стран и ОБСЕ, которые потребовали независимого расследования. Будучи членом ВТО, Кыргызстан становится важным перевалочным пунктом для китайских экспортеров и импортеров в странах Центральной Азии, в особенности Казахстане, Таджикистане и Узбекистане. Он пытается трансформировать эту роль в статус торгового центра региона.47 Китай планирует осуществить ряд инвестиций в республике, в том числе в разработке нефтяных месторождений и гидроэнергетическом секторе.48 Намечаются также проекты по разработке железных руд, вольфрама и свинца49 и финансированию в размере 1,5 млрд. долл. строительства автомагистрали из Синьцзяна в Центральную Азию через Кыргызстан. Экономическое сотрудничество Китая с Таджикистаном и Туркменистаном до сих пор остается ограниченным. Торговля между Китаем и Таджикистаном получила некоторое развитие после открытия в 2004 г. пункта пересечения границы в Карасу, что облегчает транспортные связи между провинциальными столицами Кашгаром и Хорогом. Таджикистан заявил, что приветствует участие Китая в региональном экономическом сотрудничестве.51 В Туркменистане китайская компания Huawei Technologies начиная с 2004 г. поставляет телекоммуникационное оборудование и оказывает помощь в развитии телекоммуникаций в Туркменистане.52 Но в целом Китай больше всего заинтересован в долгосрочной поставке энергоресурсов из Туркменистана, о чем еще раз заявил заместитель премьер-министра Китая во время визита в Туркменистан в июле 2005 г.53 Хотя сотрудничество Китая с Центральной Азией находится на начальной стадии, налицо стремление Китая к его расширению. Экономические связи со странами Центральной Азии, по-видимому, будут быстро расти, принося сторонам взаимные выгоды. В области политики и безопасности тесное сотрудничество также может быть взаимовыгодным, в особенности в Хотя сотрудничество Китая с Центральной Азией находится на начальной стадии, налицо стремление Китая к его расширению В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Вставка 8. Сообщение «China Daily» о визите узбекского президента в Пекин 25 мая 2005 г.

Вчера руководители Китая и Узбекистана подписали Соглашение о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, тем самым продемонстрировав еще большую решимость обеих сторон продолжать и укреплять традиционную дружбу. Президент Ху Дзинтао и его узбекский коллега Ислам Каримов встретились вчера в Пекине и присутствовали при подписании еще 14 соглашений, призванных обеспечить рост сотрудничества в торговле, таможенных операциях, высоких технологиях и энергетике. Одно из подписанных соглашений предусматривает создание совместного предприятия между Китайской национальной нефтяной корпорацией и ее узбекским партнером. «Общий объем инвестиций составит 600 млн. долл., и проект рассматривается как важный шаг в энергетическом сотрудничестве между двумя странами» – эти слова Каримова были процитированы газетой «People’s Daily» вчера. Ху сказал, что документ о дружбе, сотрудничестве и партнерстве создает прочную политическую и правовую основу для долгосрочного развития китайскоузбекских отношений, и призвал к расширению двустороннего сотрудничества в газовой отрасли, добыче полезных ископаемых, телекоммуникациях и транспорте. Он также пообещал поддержку Китая Узбекистану при вступлении во Всемирную торговую организацию и высказался за расширение торгового обмена и взаимных инвестиций между предприятиями в обеих странах. Говоря о ситуации в регионе, Ху сказал, что Китай готов вместе с другими странами региона и в рамках Шанхайской организации сотрудничества бороться против трех угроз – терроризма, сепаратизма и экстремизма – с целью обеспечения мира и стабильности в регионе. Шанхайская организация сотрудничества, в которую входят также Россия, Казахстан, Таджикистан и Кыргызстан, – международная организация, основанная в июне 2001 г. Это четвертый визит Каримова в Китай с тех пор как он стал президентом. В пятницу накануне этого визита тысячи вооруженных людей спровоцировали беспорядки в городе Андижан, выпустив заключенных и приняв участие в столкновении с силами безопасности. Во вторник, за день до визита, представитель Министерства иностранных дел Китая Конг Куан заявил, что Китай твердо поддерживает принятые в Узбекистане меры по подавлению террористов, сепаратистов и экстремистов и сохранению стабильности в стране и регионе в целом. Назвав Китай «надежным другом и дружеским соседом», Каримов сказал, что установление партнерства, дружбы и сотрудничества поднимает двусторонние отношения на новый, более высокий уровень. Каримов с оптимизмом оценивает двустороннее торговое сотрудничество, заявив, что предстоит еще много сделать для дальнейшего сотрудничества в различных областях и что ему хотелось бы видеть более широкий обмен в области культуры и образования. Президент сказал, что Узбекистан разделяет позицию Китая по вопросам поддержания регионального мира и безопасности. Источник: China Daily 2005.

Вновь возник интерес Центральной Азии к Афганистану как потенциальному партнеру в торговле и коллективной безопасности рамках ШОС. Как и в случае связей между Россией и Центральной Азией, одна из проблем, которую должны решить Китай и его центральноазиатские партнеры, состоит в том, чтобы политическое давление со стороны недовольных слоев населения вылилось в конструктивную оппозицию в результате открытого политического диалога, а не приводило к взрывам насилия, которое затем нужно было бы подавлять.

и финансовой поддержки мусульманских экстремистов, включая Исламское движение Узбекистана. С падением режима «Талибан» в 2002 г. и началом международной деятельности по восстановлению экономики и политической структуры Афганистана вновь возник интерес Центральной Азии к Афганистану как потенциальному партнеру в торговле и коллективной безопасности. Кроме того, осуществляется сотрудничество международных доноров в рамках программ инвестиций в сфере транспорта с целью восстановления прежних транзитных путей и создания новых на территории Афганистана. Это в значительной мере облегчило бы торговлю во всем регионе от Ирана до Пакистана и Центральной Азии, при условии полного обеспечения безопасности и мира в Афганистане. Были возведены мосты между Афганистаном и Таджикистаном, и с помощью США строятся новые мосты, в том числе через реку Пяндж, строительство которого было начато в 2005 г.54 Азиатский банк развития финансировал предварительное технико-экономическое обоснование строительства трубопровода из Афганистан В новейшей истории Афганистан не был значительным экономическим или политическим партнером Центральной Азии, хотя в отсутствие официальных контактов в годы правления «Талибан» продолжались экономические связи в форме незаконной наркоторговли и неофициальной торговли сельскохозяйственной продукцией, коврами и шерстью из Афганистана и продукцией легкой промышленности, автомобилями и подержанными товарами из Центральной Азии. Правительства стран Центральной Азии сторонились Афганистана, считая его источником незаконных наркотиков Региональное и международное сотрудничество с соседними странами и другими партнерами Туркменистана в Пакистан через Афганистан для поставок природного газа в Пакистан и Индию. Великобритания финансировала модернизацию пограничных пунктов между Афганистаном и Туркменистаном.55 Официальная торговля между Центральной Азией и Афганистаном быстро выросла сразу же после падения режима талибов;

один из примеров – расширение торговли между Афганистаном и Узбекистаном. Начавшись практически с нуля в 2001 г., торговля между двумя странами достигла 36 млн. долл. за первые 7 месяцев 2002 г., почти исключительно за счет экспорта из Узбекистана. Основные предметы экспорта: удобрения, нефтепродукты, металл, стройматериалы, электрооборудование и генераторы. Узбекистан также реэкспортировал 300 тонн гуманитарных грузов в Афганистан через пограничный пункт Термез. Более того, возможность принять участие в восстановлении Афганистана немедленно привлекла бизнесменов из Узбекистана, многие из которых являются руководителями государственных или совместных предприятий. С самого начала узбекские строительные и дорожные фирмы начали конкурировать или сотрудничать с европейскими, турецкими и американскими фирмами за получение крупных донорских контрактов. С 2002 г. объем торговли и контрактов по восстановлению резко возрос, причем новый источник принес большие выгоды узбекским подрядчикам.56 В будущем экономическое развитие Афганистана может открыть целый ряд экономических возможностей в регионе, которые невозможны без эффективного регионального сотрудничества. Можно продавать электроэнергию из Кыргызстана и Таджикистана в Афганистан, а оттуда передавать по высоковольтным линиям в страдающие от дефицита электроэнергии Индию и Пакистан. Сам Афганистан – потенциальный для Казахстана рынок сбыта нефтепродуктов, пшеницы, банковских и инженерных услуг. В период восстановления Афганистана и по его завершении создаются новые возможности для занятости. Кроме того, как только будет завершено создание соответствующей инфраструктуры, возникнет множество законных возможностей торговли товарами и услугами. Готовность Афганистана к региональному сотрудничеству позволяет надеяться, что некоторые из этих возможностей будут реализованы. Правительство Карзая в Афганистане особенно стремится к расширению экономических и политических связей с республиками Центральной Азии. Афганистан принял участие в качестве наблюдателя в последних трех встречах глав государств и правительств ШОС и заявил, что Афганистан заинтересован в полном член стве. Эта позиция нашла поддержку в Организации, особенно если результатом явится более тесное сотрудничество в борьбе с незаконным оборотом наркотиков, источник которого находится в Афганистане.57 Стремясь облегчить экономическое сотрудничество между Афганистаном и соседними странами Центральной Азии, ПРООН вместе с Всемирным банком и Азиатским банком развития организовал в 2004 г. в Бишкеке Конференцию по региональному экономическому сотрудничеству. В ходе пленарных заседаний и в рабочих группах участники – представители государственного и частного секторов из пяти республик, а также Афганистана, Ирана и Пакистана – наметили план действий по расширению торговли, максимальному использованию географического расположения Афганистана как сухопутного моста между Центральной Азией и Ираном, с одной стороны, и Южной Азией – с другой, и облегчению доступа для фирм всех стран-участниц к деятельности по восстановлению Афганистана. После этого в рамках ПРООН был разработан план дальнейших мер в соответствии с пятью рекомендациями конференции (Вставка 8.5). На своем заседании в мае 2005 г. региональный консультативный совет СПЕКА пригласил Афганистан присоединиться к программе. С точки зрения Центральной Азии, будущее Афганистана будет определяться двумя основными факторами: мирной ситуацией и борьбой с нелегальным производством наркотиков. В отсутствие мира страны Центральной Азии не смогут расширять торговлю с южными соседями и развивать транзитные маршруты к ближайшим портам. Если не добиться резкого сокращения производства наркотиков в Афганистане, незаконный оборот наркотиков и его пагубные последствия будут по-прежнему бичом Центральной Азии.

Экономическое развитие Афганистана может открыть целый ряд экономических возможностей в регионе, которые невозможны без эффективного регионального сотрудничества Иран Подход Ирана к сотрудничеству с Центральной Азией основан на прагматическом стремлении к взаимовыгодному экономическому сотрудничеству и поисках политических союзников в условиях сложных политических взаимоотношений Ирана с США и Европой.58 Членство Ирана в ОЭС – одно из свидетельств такого подхода. Система регионального сотрудничества ОЭС, призванная прежде всего бороться с незаконным оборотом наркотиков и способствовать развитию региональной торговли, дополняет политику «добрососедства», проводимую Ираном и направленную на укрепление мира, процветание и взаимопомощь. Иран также про С точки зрения Центральной Азии, будущее Афганистана будет определяться двумя основными факторами: мирной ситуацией и борьбой с нелегальным производством наркотиков В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Вставка 8. Сотрудничество Афганистана и Центральной Азии: план действий ПРООН 1. Проводить круглые столы о ведении бизнеса в Афганистане, начиная со встречи в Ташкенте в начале 2005 г., затем в Казахстане и других странах региона. Министр торговли Афганистана совместно с Торговой палатой Афганистана будут сообщать о проведении круглых столов. 2. Организовывать и расширять трансграничную торговлю и закупки через сотрудничество с администрациями провинций и областей, местными торговыми палатами, частным сектором и другими группами. Таджикистан будет первой страной, реализующей эту рекомендацию, к которой затем подключатся Иран, Пакистан, Туркменистан и Узбекистан. 3. Организовать ярмарку закупок в Кабуле с участием всех донорских организаций с целью информирования афганских бизнесменов и деловых людей из других стран региона о возможностях закупок для целей восстановления. 4. Провести анализ и сопоставление потребностей Афганистана по восстановлению и нужд по закупкам со списком потенциальных поставщиков товаров, услуг и технической помощи в Афганистане и соседних странах. 5. Создать интернет-сайт, на котором будут вывешиваться информация о возможности закупок и списки поставщиков по всему региону. Источник: UNDP 2004a.

Тесное экономическое сотрудничество между Ираном и Центральной Азией может обеспечить важные потенциальные выгоды от взаимной торговли, транзита и инвестиций с обеих сторон явил интерес к вступлению в ШОС, отчасти потому, что это даст возможность более тесного сотрудничества с Китаем и Россией в противовес более тесным стратегическим отношениям соседей Ирана с США.59 Иран получил статус наблюдателя на июньском саммите ШОС. Среди стран Центральной Азии Узбекистан рассматривает Иран как важнейший выход на мировые рынки, а Таджикистан, отчасти по причинам культурного характера (поскольку таджикский язык принадлежит к иранской группе языков), принимает участие в ряде совместных экономических проектов.60 Значительные экономические связи с Ираном существуют и у Туркменистана, в особенности в энергетическом секторе.61 Вставка 8.6 рассказывает о некоторых примерах сотрудничества Ирана со странами Центральной Азии, и это лишь небольшая часть двусторонних и многосторонних соглашений, которые инициирует Иран. В частности, в долгосрочной перспективе открытые границы и тесное экономическое сотрудничество могут обеспечить важные потенциальные выгоды от взаимной торговли, транзита и инвестиций с обеих сторон по мере развития партнерства.

бе в 2004 г., на котором отмечалась важность трансазиатской железнодорожной магистрали, соединяющей Алматы и Стамбул, и необходимость укрепления работы Отдела координации наркоконтроля в Секретариате ОЭС.70 Однако ни одна из стран не обладает достаточными ресурсами для обеспечения ОЭС финансовой и иной поддержкой, необходимой для достижения этих целей. Индия и Пакистан получили статус наблюдателей в ШОС в 2005 г. Основное внимание Турции направлено на вопросы, связанные с борьбой с религиозным экстремизмом и наркоторговлей, которые страна решает с помощью ОЭС, а также двусторонней военной поддержки. Интерес Турции к странам Центральной Азии в основном сосредоточен в сфере энергетики. Турция подписала соглашение с Ираном и Туркменистаном о закупке туркменского газа по бартерному соглашению через газопровод Иран – Туркменистан – единственного туркменского газопровода, который не проходит по территории России. В целом Турция, учитывая ее растущий спрос на энергию и стремление стать транзитной страной для энергоресурсов, весьма заинтересована в получении доступа к энергоресурсам Центральной Азии и Кавказа, а страны Центральной Азии заинтересованы в диверсификации путей транспортировки энергии в обход России.71 Турецкие фирмы заключили множество контрактов и осуществили инвестиции в частном строительном секторе, особенно по строительству объектов розничной торговли и гостиничного бизнеса в Центральной Азии. Между Турцией и регионом также создана обширная сеть воздушного сообщения и телекоммуникаций. Кро Другие региональные игроки: Турция, Индия и Пакистан Турция, Индия и Пакистан предпочитают действовать на двусторонней основе, но также поддерживают региональный подход По вопросам экономической помощи Турция, Индия и Пакистан предпочитают действовать на двусторонней основе, но также поддерживают региональный подход. Как члены ОЭС, Турция и Пакистан приветствуют региональное сотрудничество со странами Центральной Азии и внутри региона. Так, например, они приветствовали результаты саммита ОЭС в Душан Региональное и международное сотрудничество с соседними странами и другими партнерами Вставка 8. Экономическое сотрудничество Ирана со странами Центральной Азии Во время визита в Таджикистан в 2004 г. президент Ирана пообещал выделить половину из 500 млн. долл. на строительство гидроэлектростанции на реке Баскш и дополнительно 700 млн. долл. инвестиций в течение последующих пяти лет. Он также высказал идею строительства автомагистрали между двумя странами через Герат в Афганистане в целях расширения торговли.62 В конце 2004 г. Афганистан, Иран и Узбекистан объявили об открытии автомобильного, железнодорожного и воздушного сообщения между тремя странами. Эти страны будут совместно строить автодорогу с севера на юг из Узбекистана через Афганистан для транзита товаров из Средней Азии в страны Персидского залива и Оманского моря, причем Иран выделит на проект 2 млрд. долл.63 Руководитель железнодорожного агентства Узбекистана встретился с заместителем главы государственной железнодорожной компании Ирана, чтобы обсудить вопрос об облегчении процедур пересечения границ и снижении транспортных издержек.64 Во время визита в Узбекистан первого вице-президента Ирана в начале 2005 г. были подписаны три транспортных соглашения, которые расширят и облегчат транспортировку промышленной и сельскохозяйственной продукции Узбекистана через Иран. Было также подписано трехстороннее соглашение между Афганистаном, Ираном и Узбекистаном о разрешении транзита товаров через Афганистан. Это позволит построить 2400-километровую межгосударственную дорогу из Термеза в Узбекистане до побережья Ирана в Персидском заливе. Наконец, количество пассажирских рейсов между Тегераном и Ташкентом было увеличено с 1 до 2 в неделю.65 Иран также предложил Узбекистану кредит в 66 млн. долл. для поддержки иранских инвестиций в частный сектор Узбекистана. Эти средства будут использованы в проектах, в которых у Ирана будет, по крайней мере, 50% акций и которые могут быть завершены за 10 месяцев.66 С Казахстаном Иран заключил соглашение о бартерном обмене нефтепродуктами с целью создания новых рынков для каспийской нефти. Казахская государственная нефтегазовая компания «КазМунайГаз» объявила в 2004 г. о строительстве двух нефтяных терминалов в Иране общей мощностью 150 тыс. баррелей нефти в рамках этого соглашения. Конкретные сроки не были названы. Иран также осуществил крупные инвестиции в объекты на Каспийском море для обеспечения приема нефти из Казахстана, Туркменистана и Узбекистана. В 1990-х гг. по инициативе Ирана были заключены соглашения о бартерных сделках по нефтепродуктам с Казахстаном и Туркменистаном, а позднее и с Узбекистаном. Пока что существующие трубопроводы позволяют проводить сделки объемом до 50 тыс. баррелей в сутки, но строящийся новый трубопровод, финансируемый Китаем, увеличит этот объем до 200 тыс. баррелей в сутки к середине или концу 2005 г. Значительная часть нефти, по этим соглашениям, будет поступать на азиатские рынки, где ее можно будет продавать по более высокой цене, чем в Европе, – возможно, на 3,50 долл. дороже за баррель. От этого проекта выигрывают обе стороны: Иран экономит расходы на транспортировку нефти в северные провинции, а центральноазиатские республики сокращают издержки по экспорту нефти.67 Кроме того, Иран выполняет политическую задачу по расширению энергетического сотрудничества с регионом и прокачке большего объема нефти из Средней Азии через иранские трубопроводы в противовес трубопроводу Баку – Джейхан, которому отдают предпочтение Соединенные Штаты.68 В 2004 г. прошли переговоры кыргызского посла в Иране с заместителем министра иностранных дел Ирана по экономическим вопросам. Обсуждались приоритеты расширения двустороннего сотрудничества между Ираном и Кыргызстаном в рамках ОЭС. Одним из важных вопросов повестки дня было использование Кыргызстаном иранского гранта в 50 млн. евро и закладка строительства иранского банка в Бишкеке. ме того, из-за общности языка и культуры с Центральной Азией, Турция активно сотрудничает с регионом в сфере образования, предоставляя стипендии для учебы в турецких школах и университетах более 10 000 учащихся из центральноазиатских стран. Министерство просвещения Турции и турецкие предприниматели открыли немало школ и университетов по всей Центральной Азии, а Турецкое агентство по международному сотрудничеству предоставляет техническую помощь и обучение бизнесменам и дипломатам из Центральной Азии. Главный интерес Индии в Центральной Азии также связан с энергетикой. Говоря об инвестициях Индии в энергетические компании региона, следует упомянуть покупку 15-процентной доли нефтяных месторождений Алибекмола в Казахстане и 10-процентной доли месторождения Курмангазы. Индия рассматривает возможность серьезных инвестиций в Узбекистане, а также в несколько гидроэнергетических проектов в Кыргызстане и Таджикистане. Опасаясь возможных угроз безопасности трубопроводов, если они будут проходить через территорию Афганистана и Пакистана, Индия высказалась за проработку неоднозначного проекта строительства «энергетической магистрали» длиною 1 400 км и стоимостью 2 млрд. долл., которая пройдет из России через Центральную Азию в индийскую часть Кашмира.72 Индия укрепляет связи с центральноазиатскими странами в отраслях, где ее опыт и знания могут способствовать их развитию, включая нефть и газ и технологии. В 2005 г. в Дели была организована крупная региональная торговая ярмарка В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Cтраны Центральной Азии получат широкие возможности более интенсивного сотрудничества с динамично развивающимися рынками Индии, Пакистана и Турции энергетического оборудования под названием «Индия и Центральная Азия 2005.» Работая по двум направлениям – на уровне бизнеса и на правительственном уровне (см. Вставку 8.7), Индия сумела повысить свой дипломатический и экономический статус в регионе. Интересы Пакистана в Центральной Азии во многом сходны с интересами Индии. В рамках ОЭС Пакистан призвал к совместному финансированию региональных энергетических проектов и транспортной инфраструктуры, а также к снижению тарифов и заключению ряда соглашений о сотрудничестве в области машиностроения, туризма, технологий, бизнеса и т. д. Большой интерес представляет перспектива создания региональной энергосистемы, которая могла бы удовлетворить потребности Пакистана в электроэнергии. У Пакистана создан современный потенциал во всех указанных областях, и он с большой готовностью предоставит свои порты на Индийском океане для центральноазиатских экспортных товаров. Пакистан предложил Таджикистану повысить статус консульства в Исламабаде до статуса посольства, призвал Пакистанский банк открыть отделение в Душанбе и дал отсрочку Кыргызстану по оплате кредита в 13 млн. долл. Пакистан в основном ориентируется на двусторонние отношения, однако полностью поддерживает региональное сотрудничество в приоритетных областях, очерченных ШОС.76 В целом сотрудничество этих стран со странами Центральной Азии дает определенные, хотя и ограниченные, выгоды обеим сторонам. В долгосрочной перспективе, особенно если будет снята проблема безопасности Афганистана, разрешится индо-пакистанский конфликт и бу дет снята напряженность в отношениях между Ираном, с одной стороны, и Европой и США – с другой, что облегчит транзит через Турцию, страны Центральной Азии по отдельности и все вместе получат широкие возможности более интенсивного сотрудничества с динамично развивающимися рынками Индии, Пакистана и Турции.

Партнерства стран центральной азии с крупными промышленно развитыми странами Европейский союз (включая двусторонние программы с Германией и Великобританией), Япония, Южная Корея, Швейцария и США оказывают значительную помощь новым независимым государствам Центральной Азии. Большая часть ее предоставляется в форме официальной международной помощи. В данном разделе рассматриваются программы международной помощи и другие формы партнерства, направленные на обеспечение человеческой безопасности и человеческое развитие в масштабе региона. Невозможно дать исчерпывающее описание всех донорских программ. Поэтому мы выбрали несколько примеров по каждому крупному направлению: создание экономической конкурентоспособности, использование природных ресурсов, региональные угрозы, социальное развитие и эффективное управление, с упором на региональные аспекты и последствия. Эти примеры демонстрируют не только диапазон внешнего донорского участия в регионе, но и множественность и сложность донорских про Вставка 8. Сотрудничество Индии с центральноазиатскими странами Визит казахского президента Назарбаева в Индию в 2002 г. явился важным шагом в продвижении двусторонних отношениях между двумя странами. Президент Назарбаев призвал индийские технологические и фармацевтические компании рассмотреть возможности инвестиций в Казахстане, а также призвал казахские фирмы импортировать индийский научно-технический опыт и технологии. Тот факт, что Индия готова инвестировать не только в энергетический, но и другие сектора, не остался незамеченным казахским президентом, хотя он также приветствовал участие Индии и ее инвестиции в разработку нефтегазовых ресурсов Каспийского моря.73 В 2003 г. тогдашний министр иностранных дел Индии Джасвант Сингх председательствовал на крупной конференции с участием Индии и стран Центральной Азии в Ташкенте, а тогдашний премьер-министр Индии Атал Бихари Ваджпаи имел встречу на высшем уровне с президентом Таджикистана Рахмоновым в Душанбе. Индия объявила о выделении 40 млн. долл. на строительство дороги между двумя странами и модернизацию аэродрома «Айни» под Душанбе.74 Индия также выделила 84 млн. долл. для восстановления сообщения между Гератом в Афганистане и иранской границей. Узбекистан уже связал сообщением южную границу страны и Герат;

когда строительство дороги Герат – Иран будет завершено, Узбекистан сможет поставлять товары по автомагистрали в Персидский залив.75 Индия провела совместные военные учения с Таджикистаном и Узбекистаном в соответствии с соглашением о борьбе с терроризмом. Кроме того, она закупила у Казахстана для индийских ВВС 6 воздушных заправочных самолетов «Ил» и пообещала финансовую поддержку будущему казахскому флоту в Каспийском море.

Региональное и международное сотрудничество с соседними странами и другими партнерами грамм. Эти сложности ставят перед участниками серьезные задачи по координации и сотрудничеству между донорами и странами-получателями, с тем чтобы обеспечить правильное распределение и эффективность помощи. Кроме человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности, у международных партнеров есть более широкие стратегические интересы и интересы безопасности, определяющие политику в регионе, также как и у непосредственных соседей Центральной Азии. Это особенно касается США после террористических актов 11 сентября 2001 г., с учетом участия США в международной военной коалиции против правительства «Талибан» в Афганистане и последующем восстановлении мира в стране. В результате США значительно увеличили свое присутствие в Центральной Азии, направив военные части на воздушные базы в Кыргызстане и Узбекистане и заключив соглашения с этими странами. Непосредственно после 11 сентября военное присутствие США приветствовалось в Центральной Азии и в соседних странах, не в последнюю очередь потому, что оно позволило резко снизить уровень террористической угрозы, исходящей от Афганистана, однако со временем это вызвало некоторую напряженность.77 В данной сфере требуется действовать осторожно, чтобы не нарушать общего подхода центральноазиатских стран, их соседей, США и коалиционных сил, осуществляющих помощь Афганистану, в поддержании региональной политической стабильности и безопасности и достижении прогресса в человеческом развитии и обеспечении человеческой безопасности.

строительство моста через реку Пяндж между Афганистаном и Таджикистаном, что откроет выгодные возможности для таджикских коммерсантов по мере возобновления торговли между севером и югом. США финансируют строительство моста, Япония – строительство дорог от моста до национальных автодорог, а ЕС оплачивает строительство портов ввоза и таможенной инфраструктуры.78 Приоритеты германской программы помощи – способствовать экономической реформе и развитию рыночной экономики, уделяя особое внимание совершенствованию государственного управления. Например, в Кыргызстане Германия поддерживает рыночные экономические реформы, осуществление Национальной стратегии сокращения бедности, а также помогает в области профессионального обучения и финансовых программ для малых и средних предприятий. Аналогичная программа проводится в Таджикистане, хотя там приоритетное направление для Германии – сокращение бедности.79 Например, Германия сотрудничает с Агентством по микрофинансированию Ага Хана в поддержке банка микрофинансирования, оказывающего финансовую помощь микро- и малым предприятиям.80 Швейцарская программа помощи адресована малому бизнесу в Кыргызстане и предусматривает обучение персонала, техническую помощь по внедрению современных бизнес-методов и предоставление небольших ссуд параллельно с обучением и технической помощью. Швейцария поддерживает малые предприятия в борьбе против коррупции и бюрократизма.81 Она также помогает крестьянам Кыргызстана научиться выращивать хлопок для европейских рынков.82 В Узбекистане швейцарцы работают с мелкими предпринимателями, стремясь улучшить деловой климат для малого бизнеса.83 В Таджикистане Швейцария нацеливает свою будущую помощь на улучшение делового климата и создание новых финансовых инструментов для малых и средних предприятий. Швейцария будет продолжать поддерживать ЕБРР в осуществлении программы содействия торговле, оказывая помощь в формулировке и проведении национальной стратегии экспорта.84 Через Агентство США по международному развитию (USAID) Соединенные Штаты финансируют инициативы, направленные на развитие торговли и рост инвестиций. Сюда входит техническая помощь по подготовке к вступлению в ВТО, совершенствованию таможенных служб, улучшению нормативно-правового и кредитного климата для частного сектора и содействию в развитии микро-, малых и средних предприятий. USAID также спонсирует региональные Кроме человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности, у международных партнеров есть более широкие стратегические интересы и интересы безопасности, определяющие политику в регионе Укрепление экономической конкурентоспособности Все двусторонние партнеры из крупных промышленных стран предоставляют техническую помощь и гранты для улучшения делового климата и укрепления финансового сектора, а также поддержки роста частного сектора, основанного на рыночных принципах. Некоторые партнеры уделяют основное внимание разработке правовых и институциональных основ частного сектора, в то время как другие предоставляют различного рода финансовую помощь либо делают крупные инвестиции в транспорт и инфраструктуру, необходимые для расширения торговли. Даже США, обычно воздерживающиеся от финансирования транспортной инфраструктуры, осуществляют совместно с ЕС и Японией инвестиции в региональную инфраструктуру. Успешным примером является Все двусторонние партнеры реализуют программы, направленные на поддержку роста частного сектора В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности С точки зрения многих двусторонних доноров вопросы безопасности и соблюдение законности имеют особое значение в Центральной Азии конференции и симпозиумы, обеспечивает техническую поддержку различным бизнес-ассоциациям, некоторые из которых (например, Форум предпринимателей Казахстана) поддерживают реформы по улучшению делового климата. Совместно с Всемирным банком, USAID поддерживает инициативу создания региональной организации бизнес-ассоциаций.85 Через Министерство международного развития (DFID) Великобритания содействует кыргызским специалистам в предоставлении технической помощи Казахстану по вступлению в ВТО и способствует развитию региональной торговли и сотрудничества. Программы развития предприятий в Кыргызстане и Таджикистане ориентированы на экономический рост с учетом интересов бедных слоев и упором на научно обоснованные меры политики в наращивании основных средств, создании рабочих мест и укреплении ключевых структур.86 ЕС поддерживает проекты по улучшению работы таможенной службы и облегчению условий для законной трансграничной торговли. Техническая помощь направлена на увеличение доходов, содействие законной торговле и борьбу с коррупцией. Ряд проектов направлен на модернизацию местных таможенных служб, разработку таможенного законодательства, упрощение процедур и совершенствование технических аспектов таможенного дела. Финансируемые ЕС программы БОМКА/КАДАП направлены на повышение эффективности пограничной службы в регионе (см. Вставку 3.9 в Главе 3). ЕС также осуществил программу обучения менеджеров, предоставив менеджерам из Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана возможность годичной стажировки на предприятиях ЕС, финансировал оказание технической помощи Казахстану, Кыргызстану и Таджикистану в проведении институциональной, судебной и административной реформы, а также в развитии инфраструктуры.

эксплуатации и более эффективного использования водных ресурсов.87 DFID оказывает помощь Казахстану в прозрачном и конструктивном использовании доходов от добычи нефти и газа в рамках Инициативы по транспарентности в добывающей промышленности. DFID также оказывает техническую помощь в развитии водных систем в сельской местности, в области гигиены и санитарии в Казахстане и Кыргызстане, помогая последнему также в планировании землепользования.88 Государственный Секретариат по экономическим вопросам Швейцарии (SECO) сотрудничает с Всемирным банком в финансировании водо-канализационных систем в Бухаре и Самарканде.89 ЕС поддерживает программу межгосударственной транспортировки нефти и газа в Европу. Это международная совместная инициатива по интеграции региональных систем трубопроводов и облегчению транспортировки нефти и газа как внутри региона СНГ, так и на экспортные рынки Европы. Программа также рассчитана на привлечение частных инвесторов, в том числе местных, хотя она и не является инвестиционной программой, а лишь направлена на ускорение и содействие процессу. Все пять стран Центральной Азии с самого начала подписали соглашение по программе в 1999 г. Ряд японских проектов экономического развития в рамках новой Инициативы «Центральная Азия + Япония» направлен на развитие и модернизацию энергетической и других отраслей, связанных с природными ресурсами. Проекты включают геологоразведку, добычу и транспортировку природных ресурсов, разведку и добычу цветных металлов, а также модернизацию цветной металлургии. Предотвращение региональных угроз С точки зрения многих двусторонних доноров из промышленно развитых стран, вопросы безопасности и соблюдение законности имеют особое значение в Центральной Азии, учитывая ее географическую близость к Афганистану и роль важнейшего транзитного коридора для героина и других опиатов из Афганистана на европейские рынки. Правительство США оказывает поддержку для повышения эффективности антитеррористической деятельности и техническую помощь правоохранительным органам в регионе в борьбе с отмыванием денег, незаконным оборотом наркотиков и торговлей людьми. В Кыргызстане США оказали поддержку созданию Агентства по контролю за наркотиками совместно с Управлением ООН по наркотикам и преступности.91 В Таджикистане США усиливают помощь таджик Улучшение рационального использования природных ресурсов Многие из инициатив Агентства по международному развитию США ориентированы на содействие рыночным реформам в области сельского хозяйства и энергетики. Агентство по международному развитию США оказывало поддержку в управлении водопользованием, модернизации ирригации и обучении управлению водными ресурсами. В Кыргызстане Агентство финансировало проект ассоциации водопользователей, который поможет осуществлению на местном уровне программ ремонта и Региональное и международное сотрудничество с соседними странами и другими партнерами скому правительству в борьбе с незаконным оборотом наркотиков из Афганистана. Вместе с Программой ООН по контролю за наркотиками США финансировали создание Таджикского агентства по наркоконтролю, которое призвано координировать всю деятельность в стране по препятствованию ввозу наркотиков и укреплению безопасности границ. В других сферах Программа ЕС БОМКА/КАДАП в значительной части посвящена борьбе с наркоторговлей, в то время как антинаркотическая программа Великобритании в Центральной Азии тесно связана с подобной программой в Афганистане. Помощь в социальном развитии Двусторонние доноры проявляют большой интерес к социальному развитию в Центральной Азии, но по понятным причинам сосредоточиваются на поддержке национальных программ. Однако существуют и региональные, и многонациональные проекты, отражающие существующие возможности региональных подходов. Программа ЕС «Трансъевропейская программа мобильности в области университетского образования» (ТЕМПУС) призвана помочь странам Центральной Азии в реформе и укреплении высшего и профессионально-технического образования. Программа предусматривает партнерство между вузами ЕС и стран-партнеров. Обе стороны определяют приоритетные проекты, куда могут входить разработка и модернизация учебных планов;

реформа вузов и их управление;

укрепление связей с частным сектором для выявления потребности в дефицитных кадрах;

и введение в учебные планы дисциплин по укреплению гражданственности и демократии.93 USAID поддерживает систему образования в Таджикистане, Кыргызстане и Узбекистане и стремится предоставить свою помощь в этой области Туркменистану. Программы Агенства направлены на повышение квалификации преподавателей, модернизацию программ повышения квалификации, повышение участия в делах школы родителей и общественности, продвижение административных реформ и модернизацию школьной инфраструктуры. Аспект социального развития региональной программы DFID направлен на улучшение регионального сотрудничества в борьбе с распространением ВИЧ/СПИДа. управления в Центральной Азии. Например, США отдают предпочтение технической помощи в «укреплении гражданского общества, обеспечении прав человека, совершенствовании политических процессов и государственных учреждений, в поощрении независимости СМИ и отстаивании интересов общества».95 Около 22% бюджета Агентства по международному развитию США для стран Центральной Азии в 2004 г. было израсходовано на подобные программы по укреплению демократического управления.96 Например, в Узбекистане проекты по демократии включают в себя обучение юристов, разработку учебных планов для юридических вузов, гранты правозащитникам, поддержку программы судебной реформы и центров юридической помощи, а также помощь центру правозащитных НПО, создаваемому в Ферганской долине. Агентство по международному развитию США также стремится содействовать большей прозрачности и борьбе с коррупцией посредством предоставления гранта Узбекскому агентству связи и информации на техническую помощь в осуществлении плана электронного правительства и экспериментального проекта в области налогообложения.

Часть технической помощи, предлагаемой партнерами из крупных промышленно развитых стран на двусторонней основе, ориентирована специально на поддержку регионального сотрудничества в Центральной Азии Поддержка регионального сотрудничества Часть технической помощи и грантов, предлагаемых партнерами из крупных промышленно развитых стран на двусторонней основе, ориентирована специально на поддержку регионального сотрудничества в Центральной Азии. Программа ЕС Тасис включает региональный компонент с мая 1993 г., когда была запущена инициатива транспортного коридора из Европы в Центральную Азию – ТРАКЕКА (см. Вставку 3.6 в Главе 3).97 ТРАКЕКА на регулярной основе сотрудничает с ЕБРР, Всемирным банком и Азиатским банком развития. Деятельность ЕС на региональном уровне включает и другие вопросы, такие как энергетика, окружающая среда, незаконный оборот наркотиков и борьба против терроризма и организованной преступности. Некоторые части программы ЕС, в том числе техническая помощь в совершенствовании защиты прав интеллектуальной собственности и помощь во вступлении в ВТО, разрабатываются на региональном уровне, а осуществляются на национальном уровне. Предметом национальных пилотных программ являются непосредственно борьба с бедностью, а также гуманитарные инициативы и инициативы по Ферганской долине.98 ЕС также ведет политический диалог с республиками Центральной Азии с целью стимулировать экономическое сотрудничество. Усовершенствование управления Часть оказываемой на двусторонней основе помощи идет на усовершенствование систем В будущее без барьеров: региональное сотрудничество в области человеческого развития и обеспечения человеческой безопасности Все многосторонние доноры, работающие в Азии, имеют общие цели: способствовать экономическому и социальному развитию в рамках эффективной рыночной экономики, бороться с бедностью, создавать стабильное общество с эффективным управлением Германская программа международной помощи содержит цели поддержки регионального сотрудничества уже начиная с Документа по стратегии 2001;

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.