WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Московская академия экономики и права На правах рукописи ЮЛОВА Екатерина Сергеевна ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) КРЕДИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ Специальность: 12.00.03 - гражданское ...»

-- [ Страница 3 ] --

2) определения правовых последствий возвращения лицензии: правовое положение кредитной организации – должника, его органов управления и арбитражного управляющего с момента восстановления лицензии до прекращения производства по делу о банкротстве;

3) определения правового статуса кредитной организации после прекращения производства по делу о банкротстве либо принятия решения об отказе в признании кредитной организации банкротом с целью защиты прав кредиторов. Принятие арбитражным судом заявления о признании кредитной организации банкротом, а, следовательно, и введение судебных процедур возможно только после отзыва у нее лицензии (ст. 36 НБКО), поэтому факт отсутствия лицензии может служить условием подведомственности дела о банкротстве арбитражному суду. Особый порядок прекращения производства по делу о банкротстве для кредитных организаций НБКО не устанавливает. Поскольку после восстановления лицензии прекращает существовать один из признаков подведомственности дела арбитражному суду, такое восстановление является основанием прекращения дела в соответствии с абз. 1 п. 1 ст. 150 АПК РФ. С другой стороны, признаки несостоятельности, установленные ст. 2 НБКО, не включают отсутствие у кредитной организации – должника лицензии на осуществление банковских операций на момент вынесения решения о признании ее банкротом, поэтому формально наличие лицензии может не препятствовать признанию кредитной организации банкротом. Законом не предусмотрены ни возможность существования такого юридического состава как наличие лицензии у должника после возбуждения в отношении него дела о банкротстве, ни его правовые последствия. Не урегулированы и правовые последствия прекращения действия обстоятельств, являющихся последствием отзыва лицензии.

НБКО не запрещает применение к кредитным организациям абз. 7 п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве, провозглашающего, что при удовлетворении требований кредиторов, в признании банкротом может быть отказано. Поэтому одним из обоснований необходимости возврата лицензии кредитными организациями называется возможность восстановления платежеспособности, как правило, посредством принятия крупной финансовой помощи должнику, реорганизации. С другой стороны, ст. 20 ЗоБД запрещает кредитной организации, в отличие от иных категорий должников, с момента отзыва у нее лицензии на осуществление банковских операций до назначения конкурсного управляющего проводить банковские операции, заключать сделки и исполнять обязательства по сделкам. Для погашения задолженности перед кредиторами первых двух очередей банки после отзыва лицензии стремятся использовать различные схемы выплат, в частности, с помощью переуступки прав требований кредиторов, а также дебиторской задолженности другому банку1. Восстановление лицензии на осуществление банковских операций осуществляется в следующем порядке: 1) В административном порядке Банком России, который приостанавливает на определенный срок либо отменяет действие своего приказа об отзыве у кредитной организации лицензии. В этом надзорный орган в настоящее время юридически не ограничен в том числе и после того, как арбитражным судом возбуждено дело о признании кредитной организации банкротом. Таким образом была возвращена лицензия, в частности, ОНЭКСИМбанку, Элекс – банку, Токобанку и др. Выдача и отзыв лицензии на осуществление банковских операций кредитной организации – одна из функций Банка России (п. 8 ст. 4, ст. 59, ч. 3 ст. 74 Закона о ЦБ РФ), осуществляемой согласно ч. 2 ст. 1 Закона независимо от других органов власти. 2) В судебном порядке арбитражным судом, который признает приказ Банка России об отзыве у кредитной организации лицензии недействительным.

Тальская М. Инкомбанк продолжает бороться за жизнь// Финансовая неделя. 1999. 13 сент.

Такой порядок наиболее часто применяется, например, был использован банками Элбим-банк, Межкомбанк, Мосбизнесбанк, Империал и др1. Нормами права не предусмотрено разграничение полномочий Банка России и арбитражного суда, рассматривающего дело о банкротстве по восстановлению отозванной лицензии. Арбитражная практика в решении вопроса о соотношении наличия лицензии и нахождении в производстве дела о банкротстве не однообразна. В ряде случаев в ходе наблюдения либо конкурсного производства кредитным организациям – должникам (либо банкротам) возвращалась лицензия на осуществление банковских операций, затем снова отзывалась2. Первый прецедент возвращения лицензии в ходе судебной процедуры банкротства имел место при рассмотрении дела о признании банкротом банка «Империал». Приказом ЦБ РФ № ОД-393 от 25 августа 1998 г. у банка была отозвана лицензия на осуществление банковских операций. Уже после введения процедуры наблюдения 30 сентября 1998 г. решением Арбитражного суда г. Москвы от 2 июля 1999 г. указанный приказ был признан недействительным. 26 мая 1999 г. «Империал» признан банкротом при наличии лицензии на осуществление банковских операций. Несмотря на этот факт, решение о признании недействительным приказа ЦБ РФ оставлено без изменения и Постановлением ФАС Московского округа от 12 апреля 2000 г. 17 апреля 2000 г. решение о признании банка «Империал» несостоятельным было отменено апелляционной инстанцией, по тем основаниям, что, в соответствии со ст. 36 НБКО, определенные в законе лица могут реализовать свое право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании кредитной организации банкротом при условии, что у должника к этому моменту отозвана лицензия. Принимая во внимание, что приказ Банка России был признан недействительным, суд истолковал ст. 36 НБКО таким образом, что заявитель не имел правовых оснований для обраще См. также Лунтовский Г.И. О ходе реализации мероприятий по реструктуризации банковской системы РФ // Аналитический банковский журнал. 2001. № 2. С. 33. 2 См., напр. Постановление Президиума ВАС РФ от 21 июля 1998 г. N 7444/97;

от 29 декабря 1999 г. N 5526/96.

ния в арбитражный суд с заявлением о признании банка «Империал» банкротом. Суд пришел к выводу, что дело о банкротстве не подлежит рассмотрению в арбитражном суде, а конкурсный управляющий обязан передать документацию и иное имущество бывшим органам управления банка1. Другой случай восстановления лицензии после введения процедуры наблюдения произошел с Мосбизнесбанком в результате признания Арбитражным судом г. Москвы приказа Банка России от отзыве указанной лицензии недействительным. На протяжении 4-х месяцев проведения наблюдения банк имел указанную лицензию в нарушение ст. 36 НБКО2. Противоположную точку зрения демонстрирует отклонение арбитражным судом ходатайства АКБ «Электробанк», признанного банкротом, о приостановлении производства по делу о его банкротстве, несмотря на то, что решением суда общей юрисдикции приказ Банка России об отзыве лицензии у АКБ «Электробанк» был признан недействительным3. Третий путь решения рассматриваемого вопроса, принятый арбитражными судами – приостановление дела о банкротстве «Токобанка» после того, как по решению Комитета банковского надзора Банка России от 28 октября 1998 г. «Токобанку» была возвращена лицензия сроком на 4 месяца4. До продолжения рассмотрения дела суд обязал временного управляющего продолжать исполнять свои обязанности. Попыткой решения этой проблемы было установление в ч. 5 ст. 20 ЗоБД пресекательного срока обжалования решений Банка России об отзыве лицензии на осуществление банковских операций – 30 дней со дня публикации сообщения об отзыве лицензии в «Вестнике Банка России». Тем самым, считают руководители Юридического департамента Банка России С. А. Голубев и А. Г. Гузнов, «обеспечивается определенная стабильность процедуры ликвидации и Постановление Апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы от 17 апреля 2000 г. по делу №А40-30195/98-3-39Б. 2 Департамент по организации банковского санирования ЦБ РФ от 18 апреля 2000 г. № 33-3-4/201 (л. 34-35 т. 10 дела № А40-26238/99-70-20Б Арбитражного суда г. Москвы;

Гостева Е. Мосбизнесбанк оправдали// Сегодня. 1999. 1 ноября. 3 Постановление ФАС Московского округа от 8 января 2002 г. № КГ-А40/7914-01. 4 Коммерсантъ. 1998. 30 октября.

защищаются интересы кредиторов, при этом сохраняется право лиц на судебную защиту»1. С такой оценкой можно согласиться лишь отчасти. Анализируемая новелла никак не ограничивает сам Банк России в возвращении банку лицензии на любой стадии процесса банкротства, что делает спорным вопрос стабильности процедуры и защиты кредиторов. По мнению автора, правомерно предложение К. Т. Трофимова о том, что «в законодательстве необходимо закрепить положение, что любые действия Банка России в отношении лицензии после начала судебных процедур банкротства возможны только в судебном порядке»2. Несовершенство отечественной судебной системы растягивает на многие месяцы рассмотрение заявлений о признании недействительным приказа Банка России об отзыве лицензии, обжалование принятых по этому поводу судебных актов в судах следующих инстанций. В частности, исковые требования АООТ "Лэнд банк" о признании недействительным приказа Банка России об отзыве лицензии у этого банка арбитражным судом был удовлетворен через семь месяцев нахождения банка без указанной лицензии3. Президиум ВАС РФ отменил это решение через год после признания приказа Банка России недействительным, установив, что приказ был издан обоснованно и оснований для признания его недействительным у суда не имелось. Во – вторых, положения ч. 5 ст. 20 ЗоБД не учитывают те случаи, когда необходимость в возврате лицензии может в большей степени соответствовать интересам кредиторов, а назреет уже по истечении пресекательного срока, что как правило, и имеет место на практике – при появлении инвестора, лица, заинтересованного в присоединении должника, его покупке, договоренности с кредиторам о рассрочке удовлетворения их требований и т.п. Законом не установлены критерии, которым должна соответствовать кредитная организация при восстановлении ей лицензии, нет требования выполнения действий, предусмотренных ст. 14-16 ЗоБД. Арбитражная практика сви Голубев С.А., Гузнов А.Г. Изменения банковского законодательства России: важный этап совершенствования банковского надзора // Деньги и кредит. 2001. № 9. С. 56. 2 Трофимов К.Т. Указ. соч. С. 78. 3 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 июля 1998 г. N 7444/97.

детельствует, что лицензия возвращалась банку, имеющему признаки несостоятельности. Так, через год после издания Банком России приказа об отзыве лицензии у ОАО «Промстройбанк России», суд признал этот приказ недействительным1. Возвращение лицензии требовалось для перехода под управление АРКО. ОАО «Мосбизнесбанк» арбитражным судом была восстановлена лицензия несмотря на критические финансовые показатели: на дату отзыва лицензии собственные средства банка составляли минус 4,5 млрд. руб., обязательства превышали его активы на 3,8 млрд. руб., сумма кредиторской задолженности банка по предварительным данным временного управляющего, составляла на тот момент 10,8 млрд. руб., и за период отсутствия лицензии финансовое положение банка не улучшилось2. Согласно п. 2 ст. 57, ст. 56 Закона о банкротстве, при прекращении производства по делу о банкротстве в случаях, предусмотренных в п. 1 ст. 57 этого Закона, прекращают действие все ограничения, предусмотренные законодательством о банкротстве. Установление арбитражным судом того, что дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде как основание прекращения производства согласно п. 1 ст. 150 АПК, в п. 1 ст. 57 не включено. Последствия прекращения производства в случаях, не предусмотренных п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве, законодательство не содержит. Оценить незащищенность прав кредиторов после восстановления лицензии кредитной организации – должнику позволяют некоторые примеры из практики. На собрании кредиторов ОАО «Промстройбанк России» было предложено голосовать против банкротства банка с целью его санирования. Но, по заявлению заместителя директора департамента по организации банковского санирования ЦБ РФ М. Краюшкина, «руководство Промстройбанка не представило кредиторам серьезных аргументов, которые доказывали бы эффективность предложенного плана восстановления его платежеспособности. Санаторы предложили кредиторам сначала 1 Коммерсантъ. 2000. 13 июля. Лебедев А. Скорее жив? // Время – МН. 1999. 1 ноября.

проголосовать за их план и только потом пообещали полностью раскрыть его подробности»1. Восстановление лицензии в ряде случаев имело позитивный результат. В частности, после расчета с кредиторами и вынесения собранием кредиторов ОНЭКСИМбанка решения о прекращении процедуры банкротства, приостановления действия приказа Банка России об отзыве лицензии, арбитражный суд отказал в признании банка банкротом, и в этот же день была завершена сделка по реструктуризации банка2. Но, в большинстве случаев восстановление лицензии не оправдывает себя и не приводит к финансовому подъему кредитной организации. Впоследствии такие банки не смогли подтвердить либо удержать свою жизнеспособность. Так, иск о признании незаконным отзыва лицензии у Межкомбанка уже был удовлетворен, что было поддержано и апелляционной инстанцией. Однако кассационная инстанция направила дело на новое рассмотрение, которое закончилось с прямо противоположным результатом - 85 % кредиторов банка проголосовало за его банкротство, несмотря на то, что незадолго до этого финансовое оздоровление представлялось вполне возможным, что подтверждал Глава департамента банковского санирования Банка России А.В. Виноградов3. Последствие многочисленных обжалований приказа об отзыве лицензии – лишь затягивание банкротства. Приказ ЦБ РФ об отзыве лицензии у Промстройбанка России был признан недействительным арбитражным судом уже после признания его банкротом в 1999 году, и осенью 2000 г. решение о банкротстве Промстройбанка было отменено. В 2001 г. после признания арбитражным судом правомерности отзыва лицензии, в отношении банка повторно возбуждено дело о банкротстве, которое по состоянию на июль 2003 г. не завершено4. При решении вопроса о правомерности восстановления лицензии на осуществление банковских операций после принятия арбитражным судом за1 Корюкин К. Реструктуризация втемную // Ведомости. 2001. 24 апреля. Семенов А. ОНЭКСИМ расчет закончил // Коммерсантъ-деньги. 2000. № 27. С. 29. 3 Буйлов М. Межкомбанк пал жертвой кредиторов // Коммерсантъ. 2000. 27 июня. 4 Живые и мертвые. Смогут ли клиенты "проблемных" банков получить свои вклады обратно// Известия. 2001. 4 апреля;

Промстройбанк продолжают банкротить//Коммерсант. 2003. 24 июля.

явления о признании кредитной организации банкротом, принципиальным является момент восстановления указанной лицензии: А) после принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Такое решение, согласно п. 2 ст. 52 Закона о банкротстве, подлежит немедленному исполнению, если иное не установлено арбитражным судом. Указанное решение может быть принято, если материалами дела доказано наличие признаков несостоятельности, предусмотренных ст. 2 НБКО. При возвращении лицензии подразумевается, что кредитная организация не имеет оснований для ее отзыва, а, следовательно, и признаков несостоятельности. В соответствии с п. 30 информационного письма ВАС РФ «Вопросы применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) в судебной практике» от 6 августа 1999 г. № 431, при установлении в ходе конкурсного производства способности должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанности по уплате обязательных платежей может свидетельствовать о необоснованности вывода арбитражного суда о несостоятельности должника. В указанном случае решение суда может быть пересмотрено в порядке надзора, а при выявлении определенных обстоятельств – по вновь открывшимся обстоятельствам. Из этого разъяснения ВАС РФ можно сделать вывод, что в случае обнаружения Банком России отсутствия признаков несостоятельности у кредитной организации – банкрота, он должен не возвращать ей лицензию, а совершать процессуальные действия, направленные на пересмотр решения арбитражного суда о признании кредитной организации банкротом. По мнению автора, выдача Банком России лицензии на осуществление банковских операций банкроту неправомерна, поскольку противоречит ст. 10, ч. 1 ст. 118 Конституции РФ, ст. 7 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации», основным принципам законодательства о банкротстве кредитных организаций и о банковской деятельности.

Вестник ВАС РФ. 1999. № 10. С. 80.

Б) до признания кредитной организации банкротом. Повторная выдача Банком России лицензии кредитной организации после вынесения арбитражным судом определения о признании кредитной организации банкротом, по нашему мнению, препятствует осуществлению правосудия арбитражным судом. Осуществление кредиторами и иными уполномоченными лицами своих прав на рассмотрение судом их заявлений о признании банка банкротом ограничивается и ставится в зависимость от индивидуально-правового акта ЦБ РФ, поскольку этим актом дело становится неподведомственным арбитражному суду. Такой порядок фактически наделяет ненормативные акты ЦБ РФ по рассматриваемому вопросу высшей юридической силой по отношению к судебным актам. На его дальнейшее закрепление была направлена внесенная на рассмотрение в Государственную Думу РФ поправка к действующему законодательству, исключающая возможность приостановления судом решений ЦБ РФ об отзыве у кредитных организаций лицензий на осуществление банковских операций до результатов рассмотрения дела по существу1. По нашему мнению это неправомерно ограничивает компетенцию арбитражного суда, а реализация преследуемой такими положениями цели требует использования иных правовых конструкций. В силу принципа самостоятельности судебной власти (ст. 10 Конституции РФ) законодатель, согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 12 марта 2001 г., не вправе лишать суд необходимых для осуществления правосудия дискреционных полномочий. Такой довод подтверждает и неопределенность правового статуса Банка России, которую не решил и новый Закон о ЦБ РФ. В правовой и экономической литературе неоднократно обращалось внимание на то, что Федеральный закон «О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России)» не определяет Банк России как публично – правовое образование и не определяет его место в системе органов государственной власти и управления2.

Концептуальные вопросы развития банковской системы РФ. Проект // Деньги и кредит. 2001. № 1. С. 13. 2 См.: Гейвандов Я.А. Правовое положение ЦБ РФ // Государство и право. 1997. № 11. С. 75 – 76;

Правовое регулирование банковской деятельности / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1997. С. 26;

Клейн Теперь перейдем к вопросу целесообразности восстановления лицензии после возбуждения производства по делу о признании банка банкротом с точки зрения защиты законных интересов его кредиторов и экономики нашей страны в целом. Закономерности рыночной экономики, правовое регулирование деятельности кредитной организации на досудебном этапе банкротства, и обусловленная этими факторами практика позволяют выделить следующие последствия возвращения кредитной организации лицензии: 1. Кредитная организация на момент отзыва лицензии находится в крайне тяжелом финансовом положении, которое умело скрывается ее органами управления на протяжении длительного времени и этим еще больше усугубляется. В частности, из Описи картотеки неоплаченных расчетно-денежных документов КБ «Технобанк»1, следует, что банк не вносил своевременно поступающие и не оплаченные банком документы, вводя тем самым в заблуждение Банк России относительно своего финансового положения (документ, поступивший к оплате 4 сентября 1998 г., был помещен в картотеку 12 июля 1999 г. в нарушение п. 2 Письма ЦБ РФ от 16 июля 1996 г. N 3052). В ходе проведения проверки «Мегаполисбанка» Управлением инспектирования коммерческих банков ГУ ЦБ по г. Москве было установлено, что банк нарушает порядок учета и отражения в балансе просроченной ссудной задолженности3. «Бывшим руководством «Мосбизнесбанка» задолженность по безнадежным кредитам переоформлялась в векселя с целью улучшения балансовых показателей при составлении отчетности для банка России»4.

Н.И., Чубаров В В. Правоспособность ЦБ РФ // Право и экономика. 2000. № 1. С 15.;

Гришковец А.А. Правовое положение служащих Банка России // Журнал российского права. 2000. № 2. С. 29. 1 Листы 29-103 т. 5 дела № А40-15129/00-88-21 «Б»//Архив Арбитражного суда г. Москвы. 2 Письмо ЦБ РФ от 16 июля 1996 г. N 305 «Положение о порядке ведения и представления отчетности по картотекам неоплаченных расчетных документов из-за отсутствия средств на корреспондентских счетах (субсчетах) кредитных организаций (в ред. Указаний ЦБ РФ от 24.11.98 N 420-У) // ВБР. 1998. N 83. 3 Письмо Начальника ГУ ЦБ РФ К.Б. Шора от 21 апреля 1995 г. №06-2-049/885 Директору департамента банковского надзора ЦБ РФ (л. 120 т. 1 дела № 70-108Б)//Архив Арбитражного суда г. Москвы. 4 Отчет конкурсного управляющего «Мосбизнесбанка» о проведении конкурсного производства (л. 6 т. 69 дела №А40-26238/99-70-20Б)//Архив Арбитражного суда г. Москвы.

В связи с ограничениями, установленными ст. 20 ЗоБД, кредитная организация не имеет возможности после отзыва лицензии получать доходы от проведения банковских операций, а, следовательно, улучшать свое финансовое состояние. Единственный пример обратного показал Инкомбанк, который, не имея лицензии, закончил 1999 год с прибылью в размере 200 млн. руб., полученных, в основном, от сдачи в аренду помещений, перечисления дебиторами процентов и штрафных санкций, от переоценки ценных бумаг, в частности, после проведения новации ГКО-ОФЗ1. Тем не менее, от несостоятельности это банк не спасло. 2. В соответствии с ч. 3 ст. 17 НБКО факт отзыва лицензии становится общеизвестным, поскольку публикуется в «Вестнике Банка России», а согласно абз. 4, 5 п. 3 Положения № 2642 также в прессе, в местных средствах массовой информации по месту расположения кредитной организации и ее филиалов. После публикации сообщений репутация должника становится безнадежно испорченной. Кредиторы и вкладчики напуганы и в случае восстановления лицензии предпринимают все действия для изъятия своих средств из кредитной организации, чем немедленно возвращают ее в состояние неплатежеспособности. Спасти кредитную организацию в таком случае от новой неплатежеспособности могло бы только введение моратория на удовлетворение требований кредиторов на определенный срок с момента восстановления лицензии. Помимо этого, как правильно заметил президент Росбанка М. Прохоров, «банк - это не только активы и капитал, это инфраструктура, софт, люди, умение зарабатывать деньги»3, что утрачивается за месяцы существования без лицензии. 3. Удовлетворением в этот период требований наиболее «предприимчивых» кредиторов (находящихся, как правило, в тесных отношениях с руководством банка) будут нарушены права вкладчиков и иных кредиторов, предосКоммерсантъ. 2000. 8 января. Положение ЦБ РФ от 02. 04. 1996 г. «Об отзыве лицензии на осуществление банковских операций у кредитных организаций в Российской Федерации». 3 Прохоров М. Интервью. Хороший банк - мертвый Инкомбанк // Коммерсантъ-деньги. 2001. № 3. С. 10.

2 тавленные им установлением очередности п. 1 ст. 49 НБКО, ст. 134 Закона о банкротстве. 4. Возвращение лицензии отменяет запрет на заключение сделок и исполнение обязательств по сделкам кредитной организации (за исключением узкого круга сделок). Последствием возвращения лицензии в соответствии с действующим законодательством является и отмена контроля деятельности банка со стороны временной администрации. Руководство банка, понимая, что ему предоставлена последняя возможность самостоятельного распоряжения банковскими ресурсами, максимально использует этот короткий промежуток времени до следующего отзыва лицензии для вывода указанных ресурсов в свою пользу, нарушив законные интересы кредиторов. Возврат лицензии хотя бы на один день практически превращает в фикцию такую функцию процедур банкротства как сохранение имущества должника. 5. Заинтересованные лица предпринимают действия по восстановлению лицензии с целью затягивания процедур банкротства, а также избежания последствий начала процедур банкротства, таких как запрет выхода учредителя (участника) из кредитной организации, особые основания признания сделки недействительной. Так, по мнению конкурсного управляющего банка «Империал», крупнейший акционер этого банка заинтересован в прекращении процедуры банкротства потому, что незадолго до отзыва лицензии у этого банка, он получил несколько кредитов на 150 млн. долларов США, в обеспечение которых представил рублевые векселя с большими сроками погашения1. Восстановление лицензии исключает реализацию одной из гарантий законных интересов кредиторов, предоставляемую п. 3 ст. 103 Закона о банкротстве. Сделки кредитной организации, заключенные или совершенные ею в течение 6 месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании ее банкротом, в случае прекращения процесса банкротства выпадают из сферы применения п. 3 ст. 103 Закона. Это происходит по причине того, что если состояние должника после возвращения лицензии снова станет отвечать признакам несостоятельности (ст.

Коммерсантъ. 2000. 14 апреля.

2 НБКО), со дня первого обращения в суд о признании его банкротом до дня следующего аналогичного обращения, неизбежно проходит более 6 месяцев. 6. Перечисленные благоприятные последствия для руководства кредитной организации, создаваемые возвращением лицензии, вкупе с неограниченными полномочиями Банка России по возвращению лицензии способствуют коррупции и произволу со стороны Банка России и кредитных организаций. Практика проведения банкротств банков являет случаи желания кредиторов и должника избежать признания банка несостоятельным. Это голосование кредиторов против банкротства кредитной организации (например, 52 % кредиторов ОАО «Промстройбанк России» проголосовали против его банкротства1);

случаи «добросовестной» несостоятельности, когда учредители (участники) желают восстановить деятельность организации, а такая возможность возникает уже после отзыва лицензии;

заинтересованности кредиторов в реструктуризации обязательств банка перед ними, которая позволит обеспечить больший процент удовлетворения их требований;

появления перспективы присоединения или продажи банка. Например, временный управляющий банка «ОНЭКСИМбанк» представил суду доказательства удовлетворения заявленных требований, а также согласие кредиторов на реструктуризацию, что послужило для арбитражного суда основанием прекращения банкротства банка2. Эти вопросы не урегулированы в законодательстве. По мнению С. Е. Егорова необходимо «проводить меры, прежде всего по реорганизации проблемных банков, не делая упор на их банкротство, поскольку оно в 8 – 10 раз обходится дороже государству, населению и банкам, чем их реструктуризация»3. Справедливость этого замечания подтверждается практикой. Быстрая реализация многих активов не дает их адекватной стоимости. К тому же следует учитывать значимость активов, подлежащих реализации, и длительность судебных процессов. Итоги конкурсного производства «Мосбиз1 Коммерсантъ. 2000. 30 мая. Семенов А. ОНЭКСИМбанк попал в цейтнот // Коммерсантъ. 2000. 4 июля. 3 Егоров С.Е. Реструктуризация банков в центре внимания Правительства РФ// Вестник Ассоциации российских банков. 1999. № 9. С. 47.

несбанка» демонстрируют крайнюю невыгодность ликвидации банка в порядке указанной процедуры с точки зрения имущественных интересов кредиторов. От всей ссудной задолженности по балансу банка на дату признания банкротом (3917 млн. руб.): 30,8 % - составила задолженность отсутствующих должников, по 11% - получены сведения о безнадежности кредитов, в том числе с заявлениями о возбуждении уголовных дел, по 21,6 % в период конкурсного производства получены акты судебных приставов – исполнителей о невозможности взыскания, 4,4% - не удалось выявить должников ввиду отсутствия расшифровки по лицевым счетам, 6 % - должники прекратили свое существование в период конкурсного производства. Решением комитета кредиторов управляющему было разрешено устанавливать минимальные цены реализации имущества в размере 10 % от балансовой суммы задолженности на первых торгах и 5% на повторных. Всего за период конкурсного производства на открытые торги от балансовой величины всей задолженности выставлялось 78 %, было реализовано лишь 23 % (995 млн. руб.) за 20 млн. руб., то есть за 2% от стоимости уступленной задолженности. По исполнительным листам было получено 2,2% от предъявленной к принудительному взысканию суммы. По договорам уступки права требования была уступлена задолженность суммой в 47% от всей ссудного портфеля банка, в результате исполнения всех указанных договоров в конкурсную массу поступило 73,9 млн. руб. За весь период конкурсного производства было реализовано ценных бумаг банка на сумму в 5,3 % от имеющихся по балансу на дату признания банкротом и выявленных в ходе конкурсного производства. От продажи финансовых участий банка в конкурсную массу поступило 0,3 % от их балансовой стоимости на начало конкурсного производства. В 26 исках отказано в связи с пропуском исковой давности и введения до подачи иска процедуры банкротства в отношении должников банкрота. На дату отзыва лицензии на осуществление банковских операций активы банка составляли 6,7 млрд. руб., на дату признания банка банкротом валюта сводного баланса составляла 13,3 млрд. руб., а конкурсная масса составила 725 млн. руб. Фактические расходы за весь период конкурсного производства составил 236,5 млн. руб. Требования кредиторов 5-й очереди не удовлетворены, 4-й – удовлетворены на 4,25% 1. Органы управления банка самоустраняются от участия и помощи временной администрации и арбитражным управляющим. По замечанию Председателя Национального Банка республики Дагестан ЦБ РФ С. Ильясова, «с определенными трудностями приходится сталкиваться при розыске бывших руководителей и учредителей банков для привлечения их к ликвидационным процедурам»2. Именно бесповоротность банкротства нацеливает органы управления на совершение неправомерных действий. Отсутствие правовых механизмов предупреждения несостоятельности после отзыва лицензии побуждает органы управления кредитных организаций к попыткам возвращения лицензии. Напрмер, ОНЭКСИМбанку в целях реализации рамочного соглашения о реструктуризации задолженности несколько раз продлевался срок действия лицензии3, что можно оценить как попытку совмещения банковской практики и требований законодательства. Конкурсным управляющим банка «Люблино» было получено ходатайство КБ «Инфобанк» о проведении «мероприятий по возобновлению деятельности банка», в том числе «Инфобанк» намеревался взять на себя обязательства по погашению задолженности КБ «Люблино» перед кредиторами, рассматривал схемы по реструктуризации данного банка4. В ответе Главного управления ЦБ РФ по г. Москве на запрос конкурсного управляющего о возможности проведения указанных процедур и заключения мирового соглашения с кредиторами указано, что намерения провести процедуру санации могут быть реализованы при условиях отмены Арбитражным судом г. Москвы решения о банкротстве банка и приостановлении действия приказа Банка России об отзыве лицензии на осуществле Отчет конкурсного управляющего ОАО «Мосбизнесбанк» за весь период конкурсного производства с 18 января 2000 г. по 1 ноября 2002 г.;

Письмо Департамента по организации банковского санирования ЦБ РФ от 18 января 2000 г., Отчет временного управляющего о проведении процедуры наблюдения (л. 2-44 т. 69, л. 22, 34 т. 10 дела №А40-26238/99-70-20Б). 2 Ильясов С. Указ. соч. С. 78 3 Эксперт. 2000. № 8 С. 44. 4 Ходатайство конкурсного управляющего а Арбитражный суд г. Москвы от 7 июня 2000 г., Письмо коммерческого банка «Инфобанк» от 31 марта 2000 г. (л. 89 т. 2 дела № А40-16547/98-70-36Б).

ние банковских операций у «Люблино». Банку «Люблино» необходимо обратиться в Банк России с ходатайством о приостановлении действия указанного приказа1. Суд отклонил ходатайство конкурсного управляющего об отложении рассмотрения отчета о проведении конкурсного производства в связи с возможностью заключения мирового соглашения, представитель Банка России также возражал против удовлетворения этого ходатайства. Основанием отклонения послужило то, что процедуры мирового соглашения после признания банка банкротом законодательством о банкротстве не предусмотрено2. Тем не менее, проведение предлагаемых санатором процедур было бы вполне реально и соответствовало интересам кредиторов, поскольку по данным «Инфобанка» для погашения кредиторской задолженности и возобновления нормальной деятельности банка «Люблино» потребовалось бы вложение порядка 150 тысяч долларов США, а по результатам завершения конкурсного производства требования кредиторов «Люблино» не были удовлетворены даже частично, поскольку сформированная конкурсная масса составила 10 тыс. рублей3. Таким образом, в результате отсутствия разграничения полномочий Банка России и арбитражного суда, рассматривающего дело о банкротстве по восстановлению отозванной лицензии затягивались процессы банкротства, создавались препятствия в принятии мер по предупреждению несостоятельности. Особая судебная процедура для осуществления кредитной организацией реструктуризационных мер под контролем суда, кредиторов, специального контролирующего органа не предусмотрена. Зачастую такие меры имеют правовую природу мирового соглашения, которое из судебных процедур кредитных организаций исключено. Проведение реструктуризации кредиторской задолженности либо реорганизации при восстановленной лицензии делает уязвимыми права и законные интересы кредиторов, особенно первых очередей Письмо Главного управления ЦБ РФ по г. Москве от 4 мая 2000 г. № 12-8-100/52ДСП. Определение Арбитражного суда г. Москвы от 8 июня 2000 г. № А40-16547/98-70-36Б // Л. 95 т. 2 дела № А40-16547/98-70-36Б. Архив Арбитражного суда г. Москвы. 3 Письмо КБ «Инфобанк» от 31 марта 2000 г., определение Арбитражного суда г. Москвы от 21 октября 2002 г. (л. 89 т. 2, л. 18 т. 5 дела № А40-16547/98-70-36Б) // Архив Арбитражного суда г. Москвы..

2 и иных миноритарных кредиторов, поскольку отсутствует внешний контроль фактического распоряжения имуществом должника, равно как и контроль исполнения должником принятых обязательств. Арбитражный суд Ульяновской области в отчете о своей деятельности за 1998 г. излагает мнение о том, что применение реорганизационных процедур к банкам возможно только в том случае, если в законе будет предусмотрено, что при принятии решения арбитражным судом об открытии реорганизационных процедур Банк России будет обязан выдать этому банку лицензию на осуществление банковских операций на срок проведения указанных процедур1. В проекте изменений к НБКО, предложенном Банком России к обсуждению во втором чтении в январе 2003 г., в ст.ст. 46, 71 регламентируется, на наш взгляд, лишь частный случай возможности банка восстановить свою деятельность после возбуждения процесса банкротства в арбитражном суде. Согласно этим нормам, арбитражный суд прекращает производство по делу о банкротстве в случае удовлетворения банком за счет средств любых лиц всех требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов. Совершенно обоснованно предусматривается, что при прекращении производства по делу о банкротстве лицензия на осуществление банковских операций может быть выдана только в случае соблюдения всех предъявляемых требований к выдаче лицензии в соответствии с ЗоБД. Однако это условие сложно выполнимо. Существенно ограничивает возможность повторного получения лицензии второе обязательное условие, предлагаемого в законопроекте Банком России, - погашение банком обязательств перед кредиторами не позднее шести месяцев со дня отзыва лицензии. На практике предусматриваются длительные сроки полного удовлетворения требований. Например, реструктуризация задолженности ОНЭКСИМбанка предусматривала погашение части требований наличными деньгами и переоформление другой части в 12-летние облигации Росбанка. Последний должен был выкупить согласованную с кредиторами часть активов должника, расплачиваясь иностранной валютой и долгосрочными облигациями.

Зайцева В.В. Банкротство кредитных организаций // Законность. 2000. № 2. С. 30.

Сделка предусматривала создание трех трастовых компаний, две из которых будут принадлежать кредиторам, а через третью, принадлежащую Росбанку, он обменяет свои облигации на определенные активы ОНЭКСИМбанка. Малая часть активов осталась в распоряжении должника. Разным группам кредиторов предложены несколько разные условия. По завершении реструктуризации, процедура банкротства ОНЭКСИМбанка слияние с Росбанком. Зарубежный опыт использует различные альтернативы ликвидации банка в порядке конкурсного производства. Закон Республики Польша от 3 февраля 1993 г. о финансовой реструктуризации предприятий и банков предусматривает процедуру банковского урегулирования, которая проводится банком – кредитором в соответствии с программой экономической реабилитации. Процедура предусматривает заключение Договора о банковском урегулировании, который может включать следующие условия: 1) обязательство должника совершить определенные действия, направленные на реабилитацию бизнеса;

2) обязательство кредиторов предпринять меры, связанные с поддержкой и исполнением плана реабилитации, включая отсрочку платежей, с обменом требований на акции, предоставлением должнику новых кредитов или гарантий, уменьшением штрафных санкций и т.д.;

3) порядок покрытия расходов на проведение процедуры;

4) порядок удовлетворения требований, включенных в банковское урегулирование после легализации процедуры. Контроль за проведением этой процедуры может включать назначение комитета кредиторов;

передачу «по соответствующей доверенности» акций (доли) определенному кредитору. Процедура может предоставлять более благоприятные условия для мелких кредиторов. Если должник не выполняет обязательства, вытекающие из Договора, банк, осуществляющий процедуру, по собственной инициативе или по требованию иного кредитора, подает в суд иск о прекращении процедуры банковского урегулирования, или удовлетворяет требования кредиторов, возникшие вследствие неисполнения должником указанной процедуры. Удовлетворение всех требований кредиторов признается прекращением процедуры. В прекращалась и произошло его праве Мексики проекты «Соглашения об отсрочке удовлетворения требований кредиторов», предложенные на собрании кредиторов, направляются для принятия решения государственному органу, участвующему в процедурах банкротства кредитных организаций;

а затем на утверждение суда1. Рассмотренный российский и зарубежный опыт свидетельствует об актуальности разработки судебной процедуры банкротства кредитной организации, альтернативной конкурсному производству, позволяющей избежать негативных последствий ликвидации кредитной организации для ее кредиторов, но в то же время защищающей права и законные интересы кредиторов такой организации и стабильность банковской системы в целом. Некоторое подобие такой меры предусмотрел новый Закон о банкротстве в ст. 125. Однако ее положения позволяют учредителям (участникам) должника, либо третьим лицам удовлетворить только все требования кредиторов и одновременно (п. 1 ст. 125). Указанные условия делают такое удовлетворение экономически неоправданным для банка, а, следовательно, маловероятным, если должником является кредитная организация с большим объемом задолженности. Проведение реструктуризации под управлением АРКО не всегда возможно, поскольку для этого банк должен иметь лицензию на осуществление банковских операций, что исключено после введения судебных процедур банкротства (ст. 1, п. 2 ст. 7, п. 1 ст. 22 Федерального закона «О реструктуризации кредитных организаций», Постановление ФАС Московского округа от 9 марта 2000 г. N КАА40/807-002). Кроме того, под управление АРКО может перейти не любая кредитная организация, а только соответствующая признакам, перечисленным в п. 3 ст. 2 указанного Закона. АРКО вправе отказаться от перехода кредитной организации под управление Агентства по одному из оснований, предусмотренных п. 4 ст. 10 Закона. Итак, на основе проведенного в настоящей главе анализа законодательства, отечественного и зарубежного опыта мы пришли к следующим выводам.

1 Банкротство финансовых компаний. С. 81. Архив ФАС Московского округа.

Оценка целесообразности отзыва лицензии, как условие принятия арбитражным судом заявления о признании кредитной организации банкротом, обеспечивает квалифицированную оценку Банком России финансового состояния должника, экономической эффективности его сохранения и ликвидации, поскольку надзорный орган наделен специальными познаниями и информацией о кредитной организации. Только при наличии такой оценки отзыв лицензии выполняет функцию защиты должника и всей экономической системы от неправомерного исключения кредитной организации из сферы оказания банковских услуг за счет усложнения порядка принятия заявления о признании кредитной организации банкротом. Положения абзаца 4 ч. 2 ст. 20 ЗоБД лишают отзыв лицензии его защитной функции, что может препятствовать успешному проведению мер по предупреждению несостоятельности кредитной организации, в том числе под управлением временной администрации, реорганизации, переходу под управление АРКО, сохранению временно неплатежеспособных кредитных организаций. В результате вступления в силу этой нормы правовое регулирование банкротства кредитных организаций лишилось своей важнейшей особенности, а кредитная организация с момента появления у него признаков несостоятельности фактически приравнивается к иным категориям должников. По нашему мнению, напротив, особое значение и специальная правоспособность кредитной организации-должника, важность ее сохранения для нормального функционирования контрагентов, обусловливают необходимость в каждом случае учета целесообразности отзыва лицензии на осуществление банковских операций у конкретной кредитной организации По мнению автора, для корректировки сложившейся ситуации следует из обязанности Банка России по отзыву у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций, установленной ч. 2 ст. 20 ЗоБД, сделать исключение: «При наступлении обстоятельств, перечисленных в абз. 4 ч. 2 ст. 20 ЗоБД, Банк России вправе не отзывать лицензию на осуществление банковских операций у кредитной организации в случаях:

- осуществления этой кредитной организацией мер по предупреждению несостоятельности в порядке, предусмотренном главами II–IV НБКО;

- намерения Банка России направить в АРКО предложения о переходе кредитной организации под управление АРКО. В этих случаях Банк России обязан назначить временную администрацию в кредитную организацию не позднее 3 дней, после получения Банком России информации о возникновении обстоятельств, перечисленных в абз. 4 ч. 2 ст. 20 ЗоБД». Анализ круга источников правого регулирования отношений, возникающих после принятия арбитражным судом заявления о признании кредитной организации банкротом, позволяет сделать вывод, что отсутствие в НБКО указания на включение ЗоБД в состав таких источников распространяет на кредитные организации нормы ст. 64 Закона о банкротстве, предоставляя органам управления и временному управляющему право совершать сделки с имуществом должника. Арбитражная практика по вопросу применения законодательства о банковской деятельности при банкротстве кредитных организаций противоречива. Сохранение такого положения недопустимо, поскольку способствует выводу активов, противоречит законным интересам кредиторов и сводит к минимуму эффективность всего процесса банкротства. Более соответствующим правовой природе кредитных организаций, а также целям защиты имущественных прав их кредиторов, по нашему мнению, соответствует та позиция арбитражных судов, которая применяет положения ЗоБД после возбуждения дела о банкротстве, поскольку ограничения, предусмотренные ч. 9 ст. 20 ЗоБД, направлены на сохранение денежных средств и имущества кредитной организации до разрешения вопроса о расчетах с кредиторами. Для устранения коллизии между нормами ЗоБД, Закона о банкротстве и необходимостью защиты кредиторов кредитных организаций необходимо в п. 3 ст. 1 НБКО четко определить, относятся ли отношения, возникающие с момента принятия заявления о банкротстве до признания должника банкротом, к отношениям, «связанным с банкротством кредитной организации». Независимо от определения указанных отношений, в тексте Главы V НБКО следует закре пить распространение правовых последствий отзыва лицензии на осуществление банковских операций, установленных в ч. 9 ст. 20 ЗоБД, на правовое регулирование банкротства кредитных организаций до момента принятия арбитражным судом решения о признании кредитной организации банкротом. Отсутствие законодательного разграничения полномочий Банка России и арбитражного суда по восстановлению отозванной лицензии приводит к затягиванию и нестабильности процедур банкротства, ущемлению интересов кредиторов. Восстановление Банком России лицензии на осуществление банковских операций банкроту неправомерно, поскольку противоречит ст. 10, ч. 1 ст. 118 Конституции РФ, ст. 7 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации», основным принципам законодательства о банкротстве кредитных организаций и о банковской деятельности, не согласуется с целями деятельности Банка России, предусмотренными ч. 2, 3 ст. 3 Закона о ЦБ РФ, лишает суд необходимых для осуществления правосудия дискреционных полномочий. Необходимо предоставить право восстанавливать действие лицензии после принятия арбитражным судом заявления о признании кредитной организации банкротом только суду (с учетом мотивированного заключения Банка России), чтобы: все лица, участвующие в деле о банкротстве могли реализовать права, предоставленные им п. 1 ст. 41 АПК РФ по этому важнейшему для процесса банкротства вопросу, придать стабильность процессу банкротства и уменьшить влияние на него незаконных действий. Отсутствие в законодательстве признаков, которым должна соответствовать кредитная организация, ходатайствующая о признании приказа ЦБ РФ об отзыве лицензии на осуществление банковских операций недействительным или о восстановлении лицензии другими способами, придает неопределенность и необъективность процессу банкротства. Представляется правомерным определить указанные признаки как отсутствие у кредитной организации оснований, при которых установлена обязанность Банка России отзывать указанную лицензию (ч. 2 ст. 20 ЗоБД).

Правовые и экономические последствия восстановления лицензии на осуществление банковских операций делают его нецелесообразным, так как способствуют незаконному обогащению руководства кредитных организаций за счет средств кредиторов, наступлению несостоятельности. При восстановлении лицензии через несколько месяцев нахождения в состоянии неплатежеспособности без установления контроля за распоряжением имущества кредитной организации ставятся в опасность права и интересы кредиторов, поскольку уже приведшие однажды в упадок должника органы управления получают возможность снова распоряжаться оставшимися средствами. Восстановление лицензии на осуществление банковских операций должнику не должно влечь автоматического отказа в признании его банкротом с полным восстановлением полномочий его органов управления. Права кредиторов кредитной организации после возвращения ей лицензии необходимо обеспечить правовыми гарантиями в виде назначения Банком России временной администрации по управлению кредитной организацией, либо уполномоченного представителя ЦБ РФ. Срок назначения в данном случае временной администрации (уполномоченного представителя) должен рассчитываться исходя из того, чтобы положительные тенденции в финансовом состоянии кредитной организации приобрели устойчивый характер, например до момента, когда у нее не будут присутствовать основания для осуществления мер по предупреждению несостоятельности. Отсутствие в законодательстве права предотвращения ликвидации после отзыва у кредитной организации лицензии и правовых механизмов такого предотвращения противоречит принципу преимущества сохранения кредитных организаций, порождает противоречия в правоприменении, незащищенность кредиторов при попытках восстановить платежеспособность. Негативные последствия ликвидации кредитной организации, длительность и высокая стоимость процедур ее банкротства, итоги проведения процедур банкротства показывают, что для кредитных организаций реструктуризация выгодней, чем ликвидация. По нашему мнению, соблюдение прав кредиторов при проведении реструктуризационных мероприятий возможно не путем восстановления лицензии и прекращения производства по делу, а только в рамках рассмотрения дела о банкротстве под контролем арбитражного суда и собрания (комитета) кредиторов. Ч. 5 ст. 20 ЗоБД не учитывает те случаи, когда необходимость в возврате лицензии назреет уже по истечении срока для обжалования акта Банка России об отзыве лицензии. С целью предоставления в этот период возможности проведения слияния или присоединения, реструктуризации кредиторской задолженности, частичного (поэтапного) удовлетворения требований кредиторов, перевода долга с одновременной передачей части активов должника, продажи кредитной организации, следует ввести самостоятельную судебную процедуру банкротства кредитной организации – «реструктуризация». Основу предлагаемой процедуры составляют следующие принципы. В компетенцию собрания кредиторов кредитной организации должно быть включено право принятия решения об обращении в арбитражный суд с ходатайством о введении такой процедуры. В ходатайстве должен быть перечислен перечень конкретных действий, которые должник и иные лица обязуются предпринимать с целью прекращения дела о банкротстве, а также срок ее завершения. Обязательным приложением к ходатайству должны служить предварительные договоры об оказании финансовой помощи кредитной организации – должнику (перевода его долга, реструктуризации обязательств и т. п.), проведении реорганизации, либо договоры с отлагательным условием в виде введения процедуры реструктуризации. Арбитражный суд принимает решение о введении процедуры реструктуризации с учетом заключения Банка России о целесообразности и экономической эффективности осуществления такой процедуры. Обязательным условием введения этой процедуры должно стать принятие должником обязательства в первоочередном порядке удовлетворить требования кредиторов первой и второй очередей не менее чем на определенный процент. Для проведения указанной процедуры суд обязывает Банк России выдать кредитной организации на срок проведения процедуры «ограниченную лицензию», где указываются виды банковских операций и, если они не противоречат существу предлагаемых мер, цели, которые они должны преследовать. Пере чень и характер разрешенных банковских операций и сделок указываются в определении о введении процедуры реструктуризации – удовлетворение требований кредиторов первой и второй очередей, требований, включенных в реестр, реструктуризация задолженности, проведение слияния либо присоединения к финансово устойчивой кредитной организации, получение кредитов, обмен задолженности на акции, сдача имущества в аренду, перевод долга и т.п. Проведение указанной процедуры возможно возложить на временную администрацию с ограничением полномочий исполнительных органов управления. По окончании установленного судом срока арбитражному суду, Банку России, собранию кредиторов предоставляется отчет о результатах ее проведения. При успешном проведении процедуры, собрание кредиторов вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об отказе в признании кредитной организации банкротом, либо о прекращении дела о банкротстве. 3.2 Особенности конкурсного производства Конкурсное производство – важнейшая процедура в деле о банкротстве кредитной организации, вводимая арбитражным судом одновременно с признанием такой организации банкротом. Поскольку п. 2 ст. 5 НБКО не допускает применения мирового соглашения и внешнего управления при банкротстве кредитных организаций, конкурсное производство является последней процедурой, предшествующей ликвидации должника. Проект НБКО определяет конкурсное производство как единственную процедуру при рассмотрении арбитражным судом дела о банкротстве кредитной организации. Специального понятия конкурсного производства для кредитных организаций НБКО не устанавливает, что положительно оценивается некоторыми авторами1. Однако и Закон о банкротстве четкого определения этой процедуры не дает, а в различных нормах содержит указания на ее цель, правовой статус участников, момент введения и завершения. Цель конкурсного производства, общая для всех Зайцева В.В. Указ. соч. С. 27.

категорий должников, сформулирована в ст. 2 Закона о банкротстве как соразмерное удовлетворение требований кредиторов. Содержание конкурсного производства являет собой комплекс последовательных мер, предусмотренных гл. 6 НБКО, гл. 7 Закона о банкротстве, вводимым арбитражным судом с момента признания кредитной организации банкротом и прекращающимся с момента вынесения определения о завершении конкурсного производства. Указанный комплекс мер предусматривает, прежде всего, передачу имущественного комплекса банкрота профессиональному управляющему для его отчуждения по наиболее выгодной цене с дальнейшим распределением вырученных средств среди кредиторов в соответствии с установленными государством приоритетами. При этом конкурсный управляющий должен руководствоваться в своих действиях интересами всех кредиторов и требованиями закона, стремиться максимально увеличить конкурсную массу с помощью возвращения дебиторской задолженности, признания сделок банкрота недействительными и применения последствий недействительности, привлечения к ответственности его органов управления и иных действий для удовлетворения требований как можно большего количества кредиторов. НБКО устанавливает ряд значительных особенностей правового регулирования конкурсного производства кредитных организаций по сравнению с иными категориями должников. Они касаются: 1) порядка открытия и ведения корреспондентского счета кредитной организации в ходе конкурсного производства;

2) порядка публикации сведений о признании кредитной организации банкротом и об открытии конкурсного производства;

3) состава обязанностей конкурсного управляющего;

4) осуществления предварительных выплат кредиторам первой очереди, порядка ведения конкурсным управляющим реестра требований указанных кредиторов;

5) порядка ликвидации кредитной организации, составления промежуточного ликвидационного и ликвидационного балансов, передачи документов в Архивный фонд Российской Федерации;

6) распределения конкурсной массы;

7) ответственности учредителей (участников), членов совета директоров (наблюдательного совета), руководителей кредитной организации за доведение ее до банкротства;

8) установления дополнительного контроля за деятельностью конкурсного управляющего со стороны Банка России, что «позволяет усилить контроль со стороны Банка России за ходом ликвидационных процедур»1. В связи с такими особенностями хозяйственной деятельности банков, как проведение кредитных и расчетных операций, без проведения активной работы по взысканию дебиторской задолженности конкурсная масса кредитной организации останется крайне незначительной. Вывод ликвидных активов из банков их органами управления затронул практически все банки и причиняет огромный ущерб, как кредиторам этих банков, так и социально-экономической ситуации в стране. Это требует обязательного принятия в ходе конкурсного производства мер по возврату выведенных средств для удовлетворения требований хотя бы первых очередей. Необходимость укрепления доверия к отечественной банковской системе со стороны потенциальных вкладчиков и клиентов, предотвращения цепочки неплатежей, порожденной потерей средств в банке кредиторами – предпринимателями обуславливает уделение максимального внимания наиболее полному удовлетворению требований кредиторов. М.В. Телюкина и В.Н. Ткачев делают вывод, что «все функции конкурсного управляющего направлены на формирование конкурсной массы должника»2. Поэтому защита кредиторов в ходе конкурсного производства состоит, по нашему мнению, в обеспечении наиболее полного удовлетворения их требова Виноградов А.В. Некоторые аспекты применения федеральных законов «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» и «О реструктуризации кредитных организаций» // Деньги и кредит. 1999. № 10. С. 13. 2 Телюкина М.В., Ткачев В.Н. Конкурсная масса несостоятельного должника//Адвокат. 2003. С. 21.

ний. Рассмотрим, насколько такое обеспечение подкреплено нормами законодательства, в том числе при определении цели и срока проведения данной процедуры, очередности удовлетворения требований кредиторов, и насколько реализуется на практике. Федеральным законом от 19 июня 2001 г. № 86 – ФЗ в положения НБКО были внесены дополнительные особенности конкурсного производства кредитной организации. Прогрессивные новеллы содержит ст. 47.1 НБКО, обязывающая конкурсного управляющего выполнять возложенные на него функции добросовестно, учитывая права и законные интересы всех кредиторов. Конкурсный управляющий теперь обязан обращаться в суд с требованием о признании сделок, совершенных кредитной организацией, недействительными;

о применении последствий недействительности ничтожных сделок;

о привлечении учредителей (участников), руководителей этой организации к субсидиарной ответственности по обязательствам кредитной организации. Новелла Закона о банкротстве устанавливает в п. 2 ст. 129 обязанности конкурсных управляющих по пополнению конкурсной массы. На фоне нарушений конкурсными управляющими законодательства и законных интересов кредиторов, недобросовестного исполнения своих обязанностей, рассмотренные нормы представляется весьма положительными. Достижению цели защиты имущественных прав кредиторов и повышению их доверия к банковской системе призваны способствовать такие новеллы НБКО, как осуществление предварительных выплат кредиторам первой очереди (ст. 47.2 НБКО), сокращение сроков начала указанных выплат (пп.2, 3 ст. 47 НБКО). С точки зрения стимулирования исполнения конкурсным управляющим обязанностей по пополнению конкурсной массы, пресечения завышения расходов на ведение этой процедуры и преодоления иных злоупотреблений управляющих, расширения круга потенциальных покупателей имущества банкрота представляют ценность положения ст. ст. 47.3 – 47.6 законопроекта о внесении изменений и дополнений в НБКО № 214856-3. Указанные положения предлагают дополнить правовое регулирование особенностями, регламенти рующими: порядок продажи имущества и уступки прав требования кредитной организации, контроль за деятельностью арбитражного управляющего, предоставления отчетов о ходе конкурсного производства, и публикации сведений (в том числе сметы расходов на ведение процедуры;

отчета об итогах инвентаризации, оценке имущества, о выполнении предусмотренных ст. 47.1 НБКО обязанностей). НБКО предоставляет право комитету кредиторов принять решение о нецелесообразности обращения в суд о признании отдельных сделок кредитной организации недействительными, что исключает соответствующую обязанность управляющего. Но изучение практики показало, что в комитет кредиторов нередко входят лица, имевшие непосредственное отношение к совершению сделок, недействительность которых и должна быть признана. «После назначения конкурсного управляющего вместо реализации активов банка на рынке начинает проводить «зачетные» схемы, переуступая избранным кредиторам самые лучшие оставшиеся активы банка по заниженным ценам. После окончания таких «ликвидационных процедур» основная масса кредиторов, включая частные лица, остаются без возмещения своих требований, и суды завершают дело о банкротстве, подтверждая правильность действий конкурсного управляющего»1. В дореволюционном правовом регулировании банкротства мы находим отстранение кредиторов кредитных организаций от влияния на работу ликвидационной комиссии: вопросы, подлежащие утверждению общего собрания кредиторов при банкротстве иных видов должников, в ходе конкурсного производства в кредитных организациях разрешались судом (ст. 126 Устава Кредитного изд. 1893 г.). Поэтому представляется сомнительным предоставление полномочия комитету кредиторов по освобождению управляющего от обязанности требовать признания сделки кредитной организации недействительной при наличии достаточных для того оснований.

Козлов А. Вопросы модернизации банковской системы России // Рынок ценных бумаг. 2000. № 9. С.6.

НБКО не регулирует особо общий срок конкурсного производства, при банкротстве кредитных организаций действует общее правило. В новом Законе о банкротстве максимальный срок конкурсного производства ограничен восемнадцатью месяцами. Проблема ограничения срока конкурсного производства в правовой литературе вызывает немало споров. На практике он намного превышает установленный Законом о банкротстве. Для обеспечения интересов кредиторов в ходе данной процедуры представляется важным решение вопроса о том, насколько ограничение срока конкурсного производства в кредитных организациях допустимо для этой категории должников. По мнению многих специалистов, Банка России и правоведов, отсутствие подобных ограничений приводит к «затягиванию сроков ликвидации кредитной организации и обесценивает требования кредиторов»1. Проанализируем основные причины чрезмерной длительности конкурсного производства в кредитных организациях. В соответствии со статьей 48 НБКО, составление и согласование промежуточного ликвидационного и окончательного ликвидационного балансов является обязательной стадией и особенностью конкурсного производства кредитных организаций. Предельных сроков составления промежуточного и ликвидационного балансов НБКО не содержит. Согласно п. 3 ст. 48 НБКО срок для составления промежуточного ликвидационного баланса кредитной организации, признанной банкротом, включающий срок составления реестра требований кредиторов, не должен превышать 6 месяцев после открытия конкурсного производства, но указанные сроки могут быть продлены арбитражным судом по заявлению конкурсного управляющего. Право продления срока составления промежуточного ликвидационного баланса активно используется конкурсными управляющими. Так, конкурсный управляющий банка «Империал» был обязан арбитражным судом составить реестр требований кредиторов по истечении Трофимов К.Т. Указ.соч. С.103.

месяцев после открытия конкурсного производства, а предоставить промежуточный ликвидационный баланс по истечении 11 месяцев соответственно1. Несмотря на требования п. 1 ст. 124 Закона о банкротстве, принятие арбитражным судом решения о признании кредитной организации – должника банкротом не всегда влечет утверждение конкурсного управляющего. Это нередко обусловлено продолжительностью получения кандидатом аттестата Банка России2. При этом арбитражный суд исчисляет срок конкурсного производства с момента назначения конкурсного управляющего, которое иногда происходит спустя несколько месяцев после признания банка банкротом3. Другая причина - отложение судебного заседания до рассмотрения кассационной жалобы на решение о признании банка банкротом. Конкурсный управляющий не имеет возможности инициировать взыскание всей дебиторской задолженности или возврат имущества банкрота иными способами в короткие сроки после своего назначения в связи со следующими обстоятельствами: 1. Срок исполнения многих обязательств перед кредитной организацией еще не наступил, поэтому требовать их исполнения невозможно, а уступать права требования крайне невыгодно. 2. Длительное время занимает поиск имущества и документов, устанавливающих права требования или основания для оспаривания сделок банкрота, поскольку во многих случаях не проводится сдача дел конкурсному управляющему;

до его утверждения учет не ведется, и отчетность не сдается должником несколько месяцев, многие документы отсутствуют, неправомерность сделок завуалирована. Работников, которые могли бы ввести аппарат конкурсного управляющего в курс дел должника, как правило, не остается. Случается, что срок исполнения обязательств наступил, но банк - банкрот вовремя не обратился в суд. Арбитражные суды, применяя по заявлению ответчика срок исковой Коммерсант. 2000. № 2. С. 7. Напр. Постановление ФАС Московского округа от 27 апреля 2002 г. N КГ-А40/2518-02, 2,3,4. 3 См., напр. определение Арбитражного суда г. Москвы от 1 февраля 2001 г. по делу № 70-108 Б о завершении конкурсного производства Акционерного коммерческого банка «Мегаполисбанк» (л. 4950 т. 7 дела) //Архив Арбитражного суда г. Москвы.

2 давности, нередко исходят из того, что право оспаривания сделок должника конкурсный управляющий мог реализовать с момента его утверждения. Однако кассационная инстанция указала, что суд при решении вопроса о применении срока исковой давности должен был исходить не из даты вступления конкурсного управляющего в должность, а установить, когда конкурсному управляющему стало известно о тех обстоятельствах, которые послужили основанием для признания недействительными сделки и действий должника. Такая позиция была аргументирована тем, что обязанность конкурсного управляющего располагать полной информацией о состоянии дел должника уже в день своего назначения на должность Законом о банкротстве 1998 г. не предусмотрена1. Новый Закон о банкротстве этот вопрос не разрешил, поэтому представленное толкование может быть распространено и на современное законодательство. Большое количество кредиторов заявляют свои требования после закрытия реестра, сдачи промежуточного ликвидационного баланса2. С учетом положений п. 5 ст. 142 Закона о банкротстве, п. 5 ст. 47 НБКО, это обстоятельство также обусловливает продолжительность конкурсного производства. Особенности конкурсного производства кредитных организаций обусловлены в том числе наличием в составе конкурсной массы значительного числа дебиторской задолженности, в связи с чем важной гражданско – правовой формой реализации имущества кредитной организации-банкрота является уступка требования. Длительность судебного разбирательства отягощается неисполнением судебного решения, обращением взыскания на имущество дебитора, банкротством дебитора. В последнем случае удовлетворение требования кредитной организации-банкрота и соответственное увеличение конкурсной массы может отложиться на несколько лет. Стесненность в средствах на рекламу обуславливают реализацию имущества по заниженным ценам. По 1 Постановление ФАС Московского округа от 17.03.1999 N КА-А40/614-99. После установленного срока заявили свои требования 402 кредитора «Мосбизнесбанка», в том чиле 15 – после сдачи ликвидационного баланса (Отчет Конкурсного управляющего «Мосбизнесбанка» за период с 18 января 2000 г. по 1 ноября 2002 г. - Л.2 т. 69 дела №№А40-26238/99-70-20Б);

большая часть требований кредиторов АБ «Воскрешение» была внесена в реестр после даты его закрытия (л. 9-14 т. 5 дела №А40-9592/01-70-9Б)// Архив Арбитражного суда г. Москвы.

данным аналитиков размер дисконта при уступке требования часто превышает 50%1, а из анализа дел о банкротстве кредитных организаций следует, что в большинстве случаев он превышает 90%, в том числе при наличии обеспечения исполнения уступаемого обязательства, и при продаже на открытых торгах. Практика свидетельствует о нередком отсутствии активной работы конкурсных управляющих по взысканию дебиторской задолженности, действия которых зачастую «направлены лишь на открытие счета, зачисление средств со счетов обязательных резервов и расходование их на оплату труда ликвидатора, а дальше этого их деятельность не распространяется»2. Согласно арбитражной практике, непринятие конкурсным управляющим мер по формированию конкурсной массы за счет уступки прав требования банка к дебиторам, нельзя признать основанием для отстранения конкурсного управляющего, поскольку в Законе о банкротстве 1998 г. не содержится положений, обязывающих конкурсного управляющего в обязательном порядке заключать договоры уступки права требования3. Не предусматривает такой обязанности и новый Закон о банкротстве. Недобросовестность конкурсных управляющих нередко становится возможной ввиду недостаточного контроля со стороны государства. Банк России и ФСФО РФ, как правило, не реализуют предоставленные им положениями ст. 45 НБКО права, не реагируют на ненадлежащее исполнение обязанностей управляющими. ФСФО РФ в лице Московского Комитета по делам о несостоятельности (банкротстве) зачастую не присутствует в судебных заседаниях по делам о банкротстве кредитных организаций4. ЦБ РФ отреагировал на нарушение конкурсным управляющим отсутствующего банка - должника п. 3 ст. 48 НБКО Кирьян П. Рынок корпоративных долгов на подъеме // Эксперт. 2001. № 6. С. 12. Ильясов С. Совершенствование правового обеспечения реструктуризации банковской системы// Хозяйство и право. 2001. № 1. С. 78;

Определение Арбитражного суда г. Москвы от 3 января 2002 г. по делу № А40-9592/01-70-9Б (л. 47, т. 6). 3 Постановление ФАС Уральского округа от 26 марта 2002 г. N Ф09-517/02-ГК. 4 Л. 135 т. 30 дела №А40-15129/00-88-21Б;

л. 120 т. 3, л. 133 т. 5 дела №А40-16266/00-70-15Б;

л. 53 т. 2, л. 50 т. 4, л. 1 т. 5, л. 6 т. 5 дела № А40-16547/98-70-36Б.

только через 22 месяца после введения конкурсного производства1. За 2 года исполнения обязанностей первым конкурсным управляющим банка «Люблино», работа которого признана судом неудовлетворительной, и за 9 месяцев исполнения обязанностей второго, отстраненного по состоянию здоровья, обязанности ими практически не исполнялись, в судебное заседание они, как правило, не являлись, определения суда не исполняли, необходимые документы и ликвидационный баланс не предоставляли суду, документация банка следующему управляющему не была передана2. Вместе с тем, первым конкурсным управляющим банка «Люблино» через 6 месяцев после его отстранения судом от исполнения своих обязанностей и назначения нового управляющего было произведено списание 150 тыс. руб. с корреспондентского счета конкурсного производства, несмотря на то, что Банк России был надлежаще уведомлен о его отстранении3. В результате, остатков денежных средств на основном счете должника на момент утверждения третьего по счету конкурсного управляющего обнаружено не было4. Схожая ситуация складывалась и в АКБ «Мегаполисбанк», где конкурсный управляющий был отстранен арбитражным судом от исполнения своих обязанностей по истечении 3,5 лет с момента утверждения, конкурсная масса им была сформирована только за счет поступления денежных средств банка, депонированных на счетах ЦБ РФ, при этом 49 % этих средств (более 1 млн. руб.) были израсходованы на конкурсное производство. Новому управляющему отстраненным управляющим документация конкурсного производства и банка не была передана, требования кредиторов первой очереди кредиторов отнесены ко второй очереди и наоборот, в документах отсутствуют сведения об основаниях признанных требований, подтверждения выплат кредиторам первой и Письмо Главного управления ЦБ РФ по г. Москве от 29 июня 2000 г. № 12-9-113/224 (л. 100 т. 2 дела № А40-16547/98-70-36Б) // Архив Арбитражного суда г. Москвы. 2 Определения Арбитражного суда г. Москвы от 18 июля 2000 г., от 17 августа 2000 г.;

Ходатайство конкурсного управляющего от 29 июня 2001 г. (л. 104 т. 2, л. 74 т. 3 дела № А40-16547/98-70-36Б)// Архив Арбитражного суда г. Москвы. 3 Письмо конкурсного управляющего № 13-Ил от 16 июля 2001 г. в Московское ГТУ ЦБ РФ (л.95 т. 3 дела № А40-16547/98-70-36Б). 4 Отчет конкурсного управляющего коммерческого банка «Люблино» (л. 105 т. 3 дела № А4016547/98-70-36Б) // Архив Арбитражного суда г. Москвы.

второй очередей. Суд в своем определении обратил внимание на то, что бывший конкурсный управляющий нанес реальный ущерб кредиторам, однако каких-либо неблагоприятных последствий для виновного лица это не повлекло1. В связи с ненадлежащим надзора Банка России за деятельностью конкурсного управляющего, длительным непредставлением кандидатур первого управляющего (5 месяцев) и второго (10 месяцев)2, срок конкурсного производства АКБ «Мегаполисбанк» составил 5,5 лет. Арбитражный суд неоднократно в своих определениях обращал внимание на необоснованную длительность проведения конкурсного производства конкурсным управляющим3. Одной из важнейших причин чрезмерной длительности конкурсного производства является рассмотренная в п. 2.2 настоящей работы проблема отсутствия запрета назначать одно лицо на должность арбитражного управляющего при банкротстве более чем одного должника. Банк России сообщает о задержке предоставления отчетности арбитражными управляющими ряда банков на срок до 63-х рабочих дней4. Нередко даже в банках, являющихся отсутствующими должниками, не имеющих ни имущества, ни документации, ни ведущих работы по пополнению конкурсной массы из конкурсной массы оплачиваются и вознаграждение управляющего, и заработная плата работников, и юридические услуги, включающие исполнение непосредственных обязанностей самого управляющего5.

Определение Арбитражного суда г. Москвы от 1 февраля 2001 г. по делу № 70-108Б о завершении конкурсного производства АКБ «Мегаполисбанк» (л. 49-50 т. 7 дела). 2 Частное определение в адрес Банка России от 15 февраля 2000 г., определения от 25 ноября 1999 г., от 16 марта 2000 г., Письмо Заместителя Председателя ВАС РФ Арифулина А.А. от 21 июля 2000 г. № 4230 в адрес Банка России (л. 67,94, 111, 156 т. 5 дела № 70-108 Б)// Архив Арбитражного суда г. Москвы. 3 Определение от 28 марта 2000 г. по делу № А40-18128/98-70-39Б о завершении конкурсного производства коммерческого банка «Мосфермбанк» //Архив Арбитражного суда г. Москвы 4 Письмо Московского ГТУ ЦБ РФ от 3 апреля 2002 г. № ВН-12-8/960 (л. 86 т. 4 дела № А4016547/98-70-36Б) //Архив Арбитражного суда г. Москвы. 5 В АКБ «Межотраслевой интеграции» за 6 месяцев конкурсного производства указанные расходы составили более 72% от конкурсной массы – 249 тыс. руб.//Ходатайство Московского Комитета по делам о несостоятельности (банкротстве) от 2 ноября 2001 г. №Б-31-7171/1-11 об отстранении арбитражного управляющего АКБ «АМБИ»;

отчет конкурсного управляющего;

акт выполнения этапа работ по договору № 56 от 18 июня 2001 г. (л. 94, 100-103 т. 1, л.4 т. 2 дела № № А40-14474/01-7010Б)// Архив Арбитражного суда г. Москвы.

Вина ЦБ РФ в затягивании сроков конкурсного производства выражается также в следующем. ЦБ РФ неоднократно нарушал Положение ЦБ РФ от 4 октября 2000 г. N 125-П "О порядке составления промежуточного ликвидационного баланса и ликвидационного баланса кредитной организации и их согласования территориальными учреждениями Банка России", статью 48 НБКО и ввиду длительного несогласования с конкурсным управляющим КБ "Люблино" промежуточного и ликвидационного балансов в отношении должника необоснованно затягивал процедуру конкурсного производства, увеличивая тем самым расходы на ведение конкурсного производства, нарушая интересы кредиторов, что не соответствует целям и задачам конкурсного производства, предусмотренным НБКО1. Так, одним из поводов несогласования явилось то, что, по мнению ЦБ РФ, конкурсный управляющий не представил доказательства обоснованности списания с баланса автотранспортных средств, в то время как имеются сведения из ГИБДД об отсутствии автотранспортных средств, числящихся за должником2. В связи с действиями ЦБ РФ рассмотрение судом отчета конкурсного управляющего четырежды откладывалось на протяжении 10 месяцев. При этом трижды представитель Московского ГТУ ЦБ РФ пояснял, что замечаний по работе конкурсного управляющего не имеется, однако промежуточный ликвидационный баланс не согласован, поскольку имеются незначительные замечания, а в четвертом судебном заседании не смог пояснить, почему на момент судебного заседания не согласован промежуточный баланс КБ "Люблино". Нередко надлежащему проведению конкурсного производства препятствуют действия работников правоохранительных органов при производстве выемок подлинных документов. Представители правоохранительных органов зачастую не составляют опись изымаемых документов, попутно изымают множество лишних документов, парализуют работу компьютерной системы, привлекают для поиска доказательств работников конкурсного производства, 1 Постановление ФАС Московского округа от 11 июля.2002 г. N КГ-А40/4399-02. Определение Арбитражного суда г. Москвы от 31 января 2002 г. (л. 49 т. 4 дела № А40-16547/98-7036Б)//Архив Арбитражного суда г. Москвы.

проявляют отсутствие познаний в банковской сфере, что влечет утрату документации, тормозит работу конкурсного производства. Такие действия имели место как в отношении Инвестиционного банка «Восток – Запад», так и других кредитных организаций1. Ненадлежащее исполнение своих обязанностей государственными органами также затягивают передачу на хранение архивных документов банкрота: «Территориальные налоговые службы повторно запрашивают пакеты документов, которые ранее высылались им всеми закрывающимися филиалами, нередко в объемах, значительно превышающих количество и виды, определенными налоговым законодательством. Необоснованно с ноября 1999 г. по февраль 2002 г. задерживается снятие филиала с налогового учета. Имели место многократные отказы региональных архивных служб в приеме документов, в том числе обязательных к приему по действующему законодательству;

недопустимые колебания цен за прием на обработку и хранение дел (от 50 до 1000 руб. за одно дело) в нарушение Распоряжения Правительства и Приказа Федеральной Архивной службы РФ от 22 ноября 2000 г. № 67 об обязательном приеме на бесплатной основе»2. Работники конкурсного производства, помимо исполнения прямых обязанностей, вынуждены разыскивать и передавать выписки и архивные документы клиентам банка, а также в качестве доказательных средств налоговым и правоохранительным органам, судебным приставам и др.3 Объем предоставленных ответов на подобные запросы составляет десятки томов.

Письма Ассоциации российских банков к Генеральному Прокурору от 23 февраля 2001 г. № А-01/5140 и 27 марта 2001 г. № А-01/5-220 «О нарушении законности при производстве обысков и выемок в банке». 2 Отчет конкурсного управляющего КБ «Мосбизнесбанк» (т. 24 л. 32 дела №А40-26238/99-70-20Б) // Архив Арбитражного суда г. Москвы. 3 Напр., Отчет конкурсного управляющего КБ «Мосбизнесбанк» (т. 24 л. 28 дела №А40-26238/99-7020Б)//Архив Арбитражного суда г. Москвы.

Поэтому совершенно правильно мнение В.А. Химичева: «Реальное сокращение сроков конкурсного производства не может быть достигнуто только запретом их проведения»1. Согласно п. 1 ст. 49 НБКО особенностью распределения конкурсной массы кредитной организации является удовлетворение в первую очередь требований физических лиц, являющихся кредиторами кредитной организации по заключенным с ними договорам банковского вклада и банковского счета, а не только требования граждан, перед которыми кредитная организация несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью2. В то же время п.1 ст. 64 ГК РФ более широко определяет круг кредиторов, чьи требования удовлетворяются в первую очередь «при ликвидации банков и других кредитных учреждений», включая в него всех граждан, являющихся кредиторами таких организаций. Несогласованность формулировок указанных норм Федеральных законов не раз отмечалась правоведами3. Анализ содержания и соотношение норм п. 3 ст. 65, абз. 2 п. 1 ст. 64 ГК РФ, п. 3 ст. 1, п. 4 ст. 4 Закона о банкротстве, п. п. 1, 3 ст. 1 НБКО позволяет сделать вывод о применении при разрешении разногласий по поводу размера и очередности включения требований физических лиц в реестр, правил, установленных НБКО. Из совокупности норм ч. 1 ст. 64, ч. 3 ст. 65 ГК РФ, ст.ст. 134, 135, 137 Закона о банкротстве, ст. 49 НБКО следует, что законодатель не разделил требования кредиторов - физических лиц на требования о возврате суммы вклада, процентов за пользование вкладом и на требования о взыскании неустоек и убытков в связи с неисполнением банком своих обязательств. Законодательство не содержит указания на то, что какие-либо из требований, вытекающих из договора банковского вклада, удовлетворяются в иной, чем по требованиям суммы вклада, очередности. Поэтому требования кредитора об уплате суммы Химичев В.А. Обеспечение прав и законных интересов кредиторов//Арбитражная практика. 2003. № 4.С.10. 2 Это отмечено и в Постановлении Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. N 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"// Вестник ВАС РФ. 2003. № 6. С. 5-11. 3 См., напр. Богомолов О. Формирование первой очереди кредиторов при банкротстве банков: некоторые проблемы // Хозяйство и право. 1999. № 6. С. 115.

вклада и установленных договором процентов, процентов за незаконное пользование чужими денежными в порядке ст. 395 ГК РФ, о возмещении причиненных убытков в соответствии с п. 4 ст. 840 ГК РФ, требования об уплате неустойки подлежат, согласно действующему законодательству помещению в первую очередь. Арбитражная практика по этому вопросу не однообразна. В одних случаях суд учитывает цель законодателя обеспечить реализацию прав наиболее слабо защищенного социального круга кредиторов, полагая, что вне зависимости от оснований возникновения обязательств должника в гражданско - правовой сфере перед кредиторами с определенными в ст. 49 НБКО признаками их требования подлежат удовлетворению в первоочередном порядке1. В первую же очередь включаются также и суммы в возмещение убытков2, курсовая разница от недополученной суммы долга по договору банковского вклада3. В других случаях конкурсные управляющие и арбитражные суды требований граждан об уплате финансовых санкций вносят в пятую очередь4, что согласно новому Закону о банкротстве соответствует третьей очереди. По нашему мнению, защита прав вкладчиков как социально и экономически более слабой стороны уже осуществлена включением их основных требований в первую очередь удовлетворения, а также положениями гл. 2 Федерального закона «О Постановления ФАС Московского округа от 13 дек. 2001 г. N КГ-А40/7201-01;

от 5 февр. 2002 г. N КГ-А40/184-02-А;

от 20 февр. 2002 г. N КГ-А40/8078-01;

от 24 февр. 2002 г. N КГ-А40/2403-02;

от 4 апр. 2002 г. N КГ-А40/478-02;

от 21 мая 2002 г. N КГ-А40/3038-02;

от 14 мая 2002 г. N КГ-А40/296202;

от 2 июля 2002 г. N КГ-А40/4242-02;

от 5 июня 2002 г. N КГ-А40/3531-02-Б;

от 6 июня 2002 г. N КГ-40/3412-02-В;

от 19 июня 2002 г. N КГ-А40/3161-02-Д;

от 18 июня 2002 г. N КГ-А40/3740-02;

от 18 июня 2002 г. N КГ-А40/3708-02-2;

от 18 июля 2002 г. N КГ-А40/4562-02-3;

Постановления ФАС Западно-сибирского округа от 7 марта 2002 г. N Ф04/833-100/А27-2002;

от 6 мая 2002 г. N Ф04/1536385/А27-2002. 2 Постановление ФАС Московского округа от 21 марта 2002 г. N КГ-А40/616-02 3 Постановление ФАС Московского округа от 26 марта 2002 г. N КГ-А40/1604-02-В 4 Определения Арбитражного суда г. Москвы от 10 окт. 2001 г. № А40-44606/00-66-78б/73-20б;

от 11 сент. 2001 г. № А40-35610/98-95-27Б;

от 5 дек. 2001 г. № А40-35610/98-95-27Б;

от 8 янв. 2002 г. № А40-35610/98-95-27Б;

от 20 февр. 2002 г. № А40-35610/98-95-27Б;

от 12 июля 2001 г. № А4035610/98-95-27Б;

от 14 февр. 2001 г. № А40-35610/98-95-27"Б";

от 5 февр. 2002 г. № А40-35610/98-9527Б;

28 февр. 2002 г. № А40-15435/01-73-22Б;

от 16 апр. 2002 г. N А40-44606/00-66-78б/73-20б;

от 13 марта 2002 г. № А40-35610/98-95-27Б;

18 марта 2002 г. N А40-44606/00-66-78Б/73-20Б;

от 6 авг. 2002 г. N КГ-А40/5043-02А40-35610/98-95-27 Б;

Определения Арбитражного суда Кемеровской обл. от 20 июля 2001 г. N А27-8202/2000-4;

от 10 авг. 2001 г. № А27-8202/2000-4;

Постановление ФАС Западно – Сибирского округа от 20 авг. 2001 г. N Ф04/2466-721/А27-2001.

страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации». Иные кредиторы по основаниям, рассмотренным в п. 1.2 настоящего исследования, также нуждаются в возмещении реального ущерба, причиненного неисполнением банком своих обязательств. Поэтому более правильными с точки зрения справедливого удовлетворения требований всех кредиторов банков является вторая точка зрения судебных органов. Права и интересы кредиторов первой очереди нередко ущемляются вследствие того, что привлечение свободных денежных средств физических лиц банками на практике нередко оформляется согласно ст. 836 ГК РФ путем передачи клиенту векселей, акций, облигаций. В случае признания банка банкротом такие кредиторы фактически остаются без удовлетворения. Неопределенным остается вопрос отнесения к первой очереди требований индивидуальных предпринимателей. В соответствии с п. 3 ст. 23 ГК РФ к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются правила ГК РФ, которые регулируют деятельность юридических, а не физических лиц. Держателем депозитного сертификата согласно ст. 844 ГК РФ может быть только юридическое лицо. Поэтому арбитражная практика пошла по пути исключения из состава первой очереди реестра требований кредиторов требования физического лица по простым векселям банка, по депозитному сертификату, если указанное лицо является предпринимателем без образования юридического лица1. Требования гражданина по договору брокерского обслуживания, в рамках которого был открыт счет для учета денежных средств инвестора также не относят к первой очереди удовлетворения. При этом арбитражные суды исходили из того, что указанный договор по своей правовой природе являлся разновидностью договора комиссии2. Резюмируя проведенный в настоящем параграфе анализ, следует отметить, что наиболее полное удовлетворение требований кредиторов в ходе 1 Постановление ФАС Московского округа от 19 февраля 2002 г. N КГ-А40/184-02-В. Постановление ФАС Московского округа от 20 ноября 2001 г. N КГ-А40/6719-01.

конкурсного производства предполагает активные и добросовестные действия конкурсного управляющего по максимизации конкурсной массы, в том числе поиску и возврату имущества, выгодной его реализации. Кроме того, удовлетворение требований одной категории кредиторов в ущерб другой умаляет имущественную сферу последней. По нашему мнению, действующая формулировка цели конкурсного производства не способствует занятию конкурсным управляющим активной позиции, провоцирует его к пассивной раздаче кредиторам остатков имущества банкрота. Исходя из социально-экономической специфики кредитных организаций, анализа действующего законодательства, практики проведения конкурсного производства представляется обоснованным расширить цель конкурсного производства кредитных организаций, обозначив ее как «максимизация конкурсной массы, заключающаяся в принятии всех правовых мер по ее увеличению и одновременном сокращении осуществляемых за ее счет расходов, для наиболее полного удовлетворения требований кредиторов в соответствии с установленной законом очередностью». Изменение цели способно скорректировать общую направленность деятельности конкурсного управляющего в сторону активного отстаивания интересов кредиторов. Основания затягивания конкурсного производства можно классифицировать на производные от несовершенства законодательства о банкротстве (отсутствие обязанности Банка России своевременно вводить меры, обеспечивающие сохранность документации и имущества должника;

недостаточно высокие требования, предъявляемые ЦБ РФ к профессиональным качествам, загруженности и результатам предшествующей деятельности кандидатуры конкурсного управляющего;

низкое качество исполнения контрольных функций Банком России, недостаточность полномочий арбитражного суда по назначению управляющего в случае затягивания Банком России выдачи аттестата управляющему, по проверке обоснованности осуществленных конкурсным управляющим расходов, оценке его деятельности и применению адекватных мер воздействия), и на не связанные напрямую с институтом банкротства (неразвитость рынка факторинга, ненадлежащее исполнение обязанностей и низкий профессионализм служащих правоохранительных органов, перегруженность судебных органов). Многие из выявленных оснований не зависят от добросовестности и профессионализма конкурсного управляющего. Поэтому установление жестких сроков окончания конкурсного производства противоречило бы интересам кредиторов, поскольку не дало бы возможности максимально увеличить конкурсную массу. Для преодоления проблемы чрезмерной продолжительности конкурсного производства следует повышать требования к арбитражным управляющим, предотвращать утрату документов и имущества кредитной организации до назначения конкурсного управляющего, стабилизировать работу правоохранительных органов, расширить полномочия арбитражного суда в части утверждения арбитражного управляющего, не имеющего соответствующего аттестата ЦБ РФ при затягивании Банком России выдачи указанного аттестата, а также в части контроля надлежащего исполнения конкурсным управляющим своих обязанностей. Но при этом следует ввести более короткие (каждые 3 месяца) промежуточные сроки отчета конкурсного управляющего перед арбитражным судом с представлением обоснованных оснований неисполнения своевременно предусмотренных законом обязанностей и дальнейшего продления процедуры. Удовлетворение требований кредиторов первой очереди в части штрафных санкций препятствует выполнению цели конкурсного производства – соразмерному удовлетворению требований всех кредиторов, противоречит общим началам и смыслу гражданского законодательства, требованиям добросовестности, разумности и справедливости. Это положение можно исправить, закрепив включение в состав требований кредиторов первой очереди только требований о возврате суммы основного долга и процентов по договорам банковского вклада и счета1.

Аналогичную точку зрения высказывают и А.Б. Вакка и А.Н. Ерофеев в статье «Актуальные проблемы определения очередности и размера требований кредиторов – физических лиц в делах о банкротстве кредитных организаций» // Весткик ВАС РФ. 2003. № 6. С. 105.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ В результате изучения отечественного, в том числе дореволюционного, и зарубежного законодательства о несостоятельности (банкротстве) и опыта его применения, анализа специфики кредитных организаций по сравнению с иными юридическими лицами автором выявлена необходимость расширения правовой защиты прав и законных интересов кредиторов при банкротстве кредитных организаций. По мнению автора, выполнению этой задачи может способствовать внесение корректив в действующее законодательство и в практику Банка России и арбитражных судов в части обеспечения сохранности и возврата имущества кредитной организации, расширения правовых форм предупреждения несостоятельности, более раннее применение контрольных и ограничительных мер, повышение требований к управлению кредитной организацией при предупреждении несостоятельности и в ходе судебных процедур банкротства. Эффективность действия правового института невозможна без детальной проработки его теоретической основы. Действующие нормативные акты, научно-практическая терминология наделяет формально тождественные понятия «несостоятельность (банкротство)» различными содержаниями, не раскрывают понятие и классификацию процедур банкротства кредитной организации. Предложенные автором разграничение и формулировки указанных понятий отражают их фактическое правовое содержание, потребности правоприменения. Установление обязанности Банка России вводить непосредственный контроль за распоряжением имуществом кредитной организацией, при выявлении первых свидетельств приближения несостоятельности, а также подкрепление этой обязанности мерами ответственности, по нашему мнению, сможет сократить масштабы вывода активов из проблемных кредитных организаций и фиктивной уплаты обязательных платежей, сокрытия правоустанавливающей документации, обеспечить своевременное предупреждение несостоятельности.

Повышение эффективности института признания сделок кредитной организации недействительными при банкротстве, учитывая практику совершения заведомо невыгодных сделок путем многократной передачи имущества кредитной организации между ее взаимосвязанными аффилированными лицами, автор полагает возможным с помощью расширения оснований признания сделок недействительными. Стимулированию проведения реорганизации как меры по предупреждению несостоятельности будет способствовать предложенное автором предоставление права кредитной организации, образованной в результате такой реорганизации, обращаться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными сделок реорганизованной кредитной организации, по основаниям, предусмотренным законодательством о банкротстве. Разработанные в настоящем исследовании пути совершенствования оснований и последствий возбуждения и прекращения производства по делу о банкротстве призваны содействовать сохранению кредитных организаций, сокращению убытков кредиторов, учету изменений экономико-правового статуса таких должников после отзыва у них лицензии на осуществление банковских операций. Комплекс мер, выдвинутых диссертантом, касающихся отмены процедуры наблюдения в деле о банкротстве кредитных организаций с сохранением его сущности в рамках меры «назначение временной администрации» после отзыва лицензии на осуществление банковских операций, при одновременном совершенствовании правового статуса временной администрации, обеспечит сокращение сроков и стоимости производства;

компетентность, контролируемость и качество управления кредитной организацией;

обеспечение сохранности имущественного комплекса должника. Направлению деятельности конкурсного управляющего в сторону максимизации имущества должника для наиболее полного удовлетворения требований кредиторов, по мнению автора, поможет соответствующее расширение цели конкурсного производства. Показанная практикой обусловленность длительности конкурсного производства в кредитных организациях причинами, не зависящими от законодательства о банкротстве, делает существующее ограничение срока этой процедуры необоснованным и способным препятствовать удовлетворению требований кредиторов. Диссертантом предложено ограничение состава требований кредиторов первой очереди для реализации принципов справедливости и пропорциональности при осуществлении цели конкурсного производства. В настоящем исследовании разрабатываются и другие проблемы, выявленные правоприменительной практикой, приводятся предложения по их и разрешению. Конечно, рамки диссертационного исследования не позволяют рассмотреть все вопросы правового регулирования банкротства кредитных организаций, связанные с защитой прав кредиторов, но такая задача и не ставилась. Автор надеется, что настоящая работа будет полезна для участников правоотношений, связанных с банкротством кредитных организаций, и проведения дальнейших научных разработок.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК Нормативные правовые акты 1. Конституция РФ от 12 декабря 1993 г. (с изменениями, внесенными Указом Президента РФ от 25 июля 2003 г. N 841)// РГ. - 2003. – 30 июля.

2. Гражданский кодекс РФ, ч. 1 от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (в редакции Федерального закона от 23 декабря 2003 г. № 182-ФЗ)// РГ. - 2003. – 27 декабря.

3. Гражданский кодекс РФ, ч. 2 от 26 янв. 1996 г. N 14-ФЗ (в ред. Федерального закона от 26 марта 2003 г. N 37-ФЗ)// СЗ РФ. - 2003. - N 13. - Ст. 1179.

4. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 64-ФЗ (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162 - ФЗ) // РГ. - 2003. – 16 декабря.

5. Налоговый кодекс РФ, ч.1 от 31 июля 1998 г. № 146 – ФЗ (в ред. Федерально го закона от 7 июля 2003 г. N 104-ФЗ) // РГ. - 2003. – 27 декабря.

6. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (в ред. Федерального закона от 24 июня 2003 г. № 103-ФЗ)// РГ. – 2003. – 9 июля.

7. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ//РГ. - 2002. - 27 июля.

8. Федеральный закон от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (в ред. Федерального закона от 23 декабря 2003 г. № 181-ФЗ)// РГ. - 2003. – 1 июля.

9. Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ (в ред. Федерального закона от 27 февраля 2003 г. N 29-ФЗ) // СЗ РФ. 2003. - N 9. - Ст. 805.

10. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 8 января 1998 г.

№ 6–ФЗ (с изменениями, внесенными определением Конституционного Суда РФ от 1 октября 2002 г. N 286-О)// Вестник Конституционного Суда РФ. – 2003. - N 2.

Далее по тексту – «в ред.».

11. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных органи заций» от 25 февраля 1999 г. № 40 – ФЗ (в ред. Федерального закона от 21 марта 2002 г. N 31 - ФЗ)// СЗ РФ. - 2002. - N 12. - Ст. 1093.

12. Федеральный закон от 8 июля 1999 г. № 144 – ФЗ «О реструктуризации кредитных организаций» (в ред. Федерального закона от 21 марта 2002 г. N 31ФЗ)// СЗ РФ. – 2002. - N 12. - Ст. 1093.

13. Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (в ред. Федерального закона от 11 марта 2003 г. N 32-ФЗ)// СЗ РФ. – 2003. - N 13. - Ст. 1178.

14. Федеральный закон от 21 марта 2002 г. № 31-ФЗ «О приведении законода тельных актов в соответствие с Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц» (в ред. Федерального закона от 11 июня 2003 г. N 74-ФЗ)// СЗ РФ. – 2003. - N 24ю - Ст. 2249.

15. Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ (в ред. Федерального закона от 23 дек. 2003 г. № 180-ФЗ)//РГ. - 2003. – 27 дек.

16. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября г. № 127-ФЗ//РГ. - 2002.- 2 ноября.

17. Федеральный закон «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» от 23 дек. 2003 г. № 177-ФЗ//РГ. - 2003. – 27 дек.

18. Постановление Правительства РФ от 4 апреля 2000 г. N 301 "Об утвержде нии Положения о Федеральной Службе России по финансовому оздоровлению и банкротству»// СЗ РФ. -2000. - N 15. - ст. 1597.

19. Постановление Правительства РФ от 11 ноября 2002 г. № 805 «О формиро вании и ведении реестра дисквалифицированных лиц»//РГ. – 2002. - 14 ноября.

20. Постановление Правительства РФ от 30 декабря 2002 г. № 938 «О списании реструктурированной задолженности кредитных организаций перед федеральным бюджетом по пеням и штрафам»//РГ. - 2003.- 15 января.

21. Постановление Правительства РФ от 14 февраля 2003 г. № 100 «Об уполно моченном органе в делах о банкротстве и в процедурах банкротства и регули рующем органе, осуществляющем контроль за саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих» //РГ. - 2003. – 20 февраля.

22. Постановление Правительства РФ от 15 апр. 2003 г. № 218 «О порядке предъявления требований по обязательствам перед Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства»//РГ. - 2003. – 26 апреля.

23. Постановление Правительства РФ от 20 мая 2003 г. N 295 "О представителе собственника имущества должника - федерального государственного унитарного предприятия при проведении процедур банкротства"//РГ. - 2003.- 28 мая.

24. Постановление Правительства РФ от 22 мая 2003 г. N 299 "Об утверждении общих правил подготовки отчетов (заключений) арбитражного управляющего"// РГ. - 2003. - 27 мая.

25. Постановление Правительства РФ от 28 мая 2003 г. № 308 «Об утверждении Правил проведения и сдачи теоретического экзамена по единой программе подготовки арбитражных управляющих// СЗ РФ. – 2003.- № 22. - ст. 2169.

26. Инструкция ЦБ РФ от 23 июля 1998 г. № 75 – И «О порядке применения федеральных законов, регламентирующих процедуру регистрации кредитных организаций и лицензирования банковской деятельности» (в ред. Указания ЦБ РФ от 5 июля 2002 г. N 1177-У// ВБР. – 2002. - №№ 39, 43.

27. Инструкция ЦБ РФ от 12 июля 1999 г. № 84 – И «О порядке осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства) кредитных организаций» (в ред. Указания ЦБ РФ от 21 июня 2002 г.)// ВБР. - 2002. - № 37.

28. Письмо ЦБ РФ от 16 июля 1996 г. N 305 «Положение о порядке ведения и представления отчетности по картотекам неоплаченных расчетных документов из-за отсутствия средств на корреспондентских счетах (субсчетах) кредитных организаций (в ред. Указаний ЦБ РФ от 24.11.98 N 420-У) // ВБР. - 1998. - N 83.

29. Письмо ЦБ РФ от 15 января 1998 г. N 12-Т «Об обеспечении сохранности документов кредитных организаций»//ВБР. – 1998. - N 5-6.

30. Письмо ЦБ РФ от 2 апреля 1998 г. № 85-Т «О порядке применения мер воздействия к реорганизующимся кредитным организациям» // ВБР. - 1998. - № 22.

31. Письмо ЦБ РФ от 5 авг. 1998 г. № 169-Т «О размещении архивов и порядке уничтожения документов при ликвидации кредитных организаций»//ВБР. 1998.- № 57.

32. Письмо ЦБ РФ от 2 февраля 1999 г. № 45 – Т «Разъяснения по вопросам банковского санирования»//Опубликован не был.

33. Письмо ЦБ РФ от 25 марта 1999 г. № 108 – Т «О некоторых вопросах, связанных с применением Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»// ВБР. - 1999. - № 19.

34. Письмо ЦБ РФ от ноября 1999 г. № 317-Т «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»//ВБР. - 1999. - № 70-71.

35. Письмо ЦБ РФ от 30 мая 2000 г. № 114-Т «Об обращении Банка России в арбитражный суд с заявлениями о признании кредитных организаций банкротами»//ВБР. - 2000. - № 30.

36. Письмо ЦБ РФ от 17 июля 2002 г. № 98-Т «О применении Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»//ВБР.2002. - № 43.

37. Положение ЦБ РФ № 264 от 2 апреля 1996 г. «Об отзыве лицензии на осуществление банковских операций у кредитных организаций в Российской Федерации» (в ред. Указания ЦБ РФ от 19 августа 2003 г. N 1323-У)// ВБР.2003. - № 48.

38. Положение ЦБ РФ от 25 июня 1998 г. № 38 – П «О порядке предоставления Банком России кредитов кредитной организации, осуществляющей мероприятия по санации проблемной кредитной организации (в ред. Указания ЦБ РФ от 31 августа 1998 г. N 334-У)// ВБР. - 1998. - № 64.

39. Положение ЦБ РФ от 29 марта 1999 г. № 73-П «Об уполномоченных пред ставителях Центрального Банка Российской Федерации (Банка России) в кредитных организациях» (в ред. Указания ЦБ РФ от 7 июля 1999 г. № 601-У)// ВБР. - 1999. - № 41.

40. Положение ЦБ РФ от 26 апреля 1999 г. № 75 – П «О порядке открытия и ведения корреспондентских счетов в иностранной валюте ликвидационных комиссий (конкурсных управляющих, ликвидаторов) кредитных организаций уполномоченными банками»// ВБР. – 1999. - N 28.

41. Положение ЦБ РФ от 14 мая 1999 г. № 76 – П «О временной администрации по управлению кредитной организацией» (в ред. Указания ЦБ РФ от 17 сентября 2001 г. N 1033-У)// ВБР. - 2001. - № 59.

42. Положение ЦБ РФ от 13 июля 1999 г. № 79 – П «Об аккредитации Банком России образовательных учреждений для подготовки руководителей временных администраций по управлению кредитных организаций и арбитражных управляющих при банкротстве кредитных организаций»// ВБР. -1999. - N 42-43.

43. Положение ЦБ РФ от 20 августа 1999 г. № 87 – П «О временной админист рации по управлению кредитной организацией, назначаемой на период ее обследования в соответствии с Федеральным законом «О реструктуризации кредитных организаций» (в ред. Указания ЦБ РФ от 2 октября 2000 г. N 837У)// ВБР. - 2000. - N 53.

44. Положение ЦБ РФ от 4 октября 2000 г. № 125 – П «О порядке составления промежуточного ликвидационного баланса и ликвидационного баланса кредитной организации и их согласования с территориальными учреждениями Банка России» (в ред. Указания ЦБ РФ от 13 июня 2002 г.) //ВБР. - 2002. - № 36.

45. Положение ЦБ РФ от 17 января 2001 г. N 132-П «О проведении Банком России проверок деятельности арбитражных управляющих при банкротстве кредитных организаций» (в ред. Положения ЦБ РФ от 11 января 2002 г.)// ВБР. - 2002. - № 10.

46. Положение ЦБ РФ от 7 августа 2001 г. № 146 – П «О порядке аттестации арбитражных управляющих (ликвидаторов) кредитных организаций»// РГ. 2001. - 20 сент.

47. Положение ЦБ РФ от 14 мая 2003 г. N 227-П «О порядке ведения учета и представления информации об аффилированных лицах кредитных организаций"// ВБР. - 2003. - № 35.

48. Положение ЦБ РФ от 4 июня 2003 г. N 230-П «О реорганизации кредитных организаций в форме слияния и присоединения // ВБР. 2003. № 39.

49. Приказ Федеральной архивной службы Росси № 67 от 22 ноября 2000 г. "Об утверждении положения о порядке работы с документами, образовавшимися в деятельности кредитных организаций в случае их ликвидации»//Опубликован не был.

50. Приказ Министерства юстиции РФ от 9 апреля 2003 г. N 84 "Об утвержде нии Положения о порядке ведения единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих"//РГ. - 2003. - 29 мая.

51. Указание ЦБ РФ от 12 апреля 1999 г. N 538-У "О представлении территори альными учреждениями Банка России сведений о проведении ликвидационных процедур в кредитных организациях, у которых отозваны лицензии на осуществление банковских операций»// Документ опубликован не был.

52. Указание ЦБ РФ от 25 июня 1999 г. № 588-У «О порядке прекращения депозитарной деятельности кредитной организации»// ВБР. - 1999. - № 38.

53. Указание ЦБ РФ от 7 июля 1999 г. № 602 – У «О порядке публикации объявления о ликвидации кредитной организации в «Вестнике Банка России»// ВБР. - 1999. - № 41.

54. Указание ЦБ РФ от 31 марта 2000 г. N 766-У «О критериях определения финансового состояния кредитных организаций» (в ред. Указания ЦБ РФ от 21 декабря 2000 г.)// ВБР. - 2000. - № 70.

55. Указание ЦБ РФ от 12 апреля 2001 г. N 951-У «Об особенностях реоргани зации кредитных организаций по решению государственной корпорации «Агентство по реструктуризации кредитных организаций» // ВБР. 2001. № 25.

56. Указание ЦБ РФ от 21 января 2003 г. N 1241-У "О перечне сведений и документов, необходимых для осуществления государственной регистрации кредитной организации в связи с ее ликвидацией, и порядке их представления в Банк России"// ВБР. – 2003. - N 19.

57. Указание ЦБ РФ от 24 марта 2003 г. N 1260-У "О порядке приведения в соответствие размера уставного капитала и величины собственных средств (капитала) кредитных организаций"// ВБР. - 2003. - N 23. Судебные акты и материалы арбитражной практики 58. Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 1999 г. № 182 – О «О проверке конституционности п. 1 и 4 ч. 4 ст. 20 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» // Вестник ВАС РФ. - 2000. - № 1.

59. Постановление Конституционного Суда РФ от 12 марта 2001 г. N 4-П// СЗ РФ. – 2001. - N 12. - ст. 1138.

60. Постановление Конституционного Суда РФ от 3 июля 2001 г. № 10-П // Вестник ВАС РФ. - 2001. - № 9. - С. 75 -81.

61. Постановление Конституционного Суда РФ от 22 июня 2002 г. № 14-П // РГ.

- 2002.- 1 авг.

62. Постановление Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. № 4 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» // Вестник ВАС РФ.- 2003. - № 6. – С. 5-11.

63. Постановление Президиума ВАС РФ от 27 мая 1997 г. № 1040/97 // Вестник ВАС РФ. – 1997. - № 8. – С. 6-7.

64. Постановние Президиума ВАС РФ N 5526/96 от 21 декабря 1999 г. // Вест ник ВАС РФ. – 2000. - № 4. – С. 19-20.

65. Постановление Президиума ВАС РФ N 7918/99 от 25 апреля 2000 г. // Вест ник ВАС РФ. – 2000. - № 7. С. 21-22.

66. Постановление Президиума ВАС РФ N 1497/01 от 28 августа 2001 г. // Вест ник ВАС РФ. – 2002. - № 1. – С. 15-16.

67. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 11 августа 1999 г. N Ф03 А51/99-2/1037// Справочно-правовая система «Консультант плюс».

68. Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 19 августа 1999 г. N Ф04/1633-535/А45-99;

от 20 авг. 2001 г. N Ф04/2466-721/А27-2001// Справочноправовая система «Консультант плюс».

69. Постановления ФАС Московского округа от 16 августа 1999 г. N КА А41/2542-99;

от 16 августа 1999 г. N КА-А41/2542-99;

от 9 марта 2000 г. N КАА40/807-00;

от 8 сентября 2000 г. N КА-А40/3992-00;

от 11 сентября 2000 г. N КА-А40/4072-00;

от 14 февраля 2001 г. N КА-А40/347-01;

от 12 мая 2001 г. N КГ-А40/3518-01от 9 июня 2001 г. N КГ-А40/2692-01;

от 19 июля 2001 г. N КГА40/1084-01;

19 июля 2001 г. N КГ-А40/3605-01;

от 31 августа 2001 г. N КГА40/4605-01-01;

от 9 октября 2001 г. N КГ-А40/5557-0116;

от 12 октября 2001 г. N КГ-А40/5676-01;

от 16 октября 2001 г. N КГ-А40/5782-01-2;

от 16 октября 2001 г. N КГ-А40/5706-01;

от 16 октября 2001 г. N КГ-А40/5782-01;

от 16 ноября 2001 г. N КГ-А40/5749-01-2;

от 18 октября 2001 г. N КА-А40/5884-01;

от 1 ноября 2001 г. N КГ-А41/6218-01;

от 9 ноября 2001 г. N КГ-А40/6539-01;

от 13 ноября 2001 г. N КГ-А40/6544-01-2;

от 14 ноября 2001 г. N КГ-А40/6578-01;

от 20 ноября 2001 г. N КГ-А40/6719-01;

от 23 ноября 2001 г. N КГ-А40/6785-01;

от 18 декабря 2001 г. N КГ-А40/7285-01;

от 19 декабря 2001 г. N КА-А40/740801;

от 26 декабря 2001 г. N КГ-А40/7475-01;

от 26 декабря 2001 г. N КГА40/7648-01-1;

от 8 января 2002 г. N КГ-А40/7819-01;

от 8 января 2002 г. № КГА40/7914-01;

от 9 января 2002 г. N КГ-А40/7897-01;

от 10 января 2002 г. N КГА40/7967-01-2;

от 5 февраля 2002 г. N КГ-А40/8148-5;

от 19 февраля 2002 г. N КГ-А40/184-02-В;

от 23 января 2002 г. N КГ-А40/8343-01;

от 14 марта 2002 г. N КГ-А40/669-02;

от 28 марта 2002 г. N КГ-А40/1524-02;

от 26 июля 2002 г. N КГА40/3708-02-5;

от 6 авг. 2002 г. N КГ-А40/5043-02//Архив ФАС Московского округа.

70. Постановления ФАС Поволжского округа от 20 марта 2001 г. N А 12- /96-С26;

от 11 мая 2001 г. N А 72-4790/00-Р183;

от 28 августа 2001 г. N А 551234/01-27// Справочно-правовая система «Консультант плюс».

71. Постановления ФАС Северо-западного округа от 11 сентября 2001 г. N А05 2939/01-158/23;

от 14 ноября 2001 г. N А56-9642/01// Справочно-правовая система «Консультант плюс».

72. Постановление ФАС Уральского округа от 26 марта 2002 г. N Ф09-517/02 ГК// Справочно-правовая система «Консультант плюс».

73. Определения Арбитражного суда г. Москвы от 9 марта 1999 г. А40 12587/98-36-36Б;

от 27 декабря 1999 г. № 73-20Б;

от 6 апреля 2000 г. № А4012587/98-36-36Б;

от 17 сентября 2001 г. № А40-29444/01-123-13Б;

№ А404508/99-88-4Б;

от 10 окт. 2001 г. № А40-44606/00-66-78б/73-20б;

от 11 сент. 2001 г. № А40-35610/98-95-27Б;

от 5 дек. 2001 г. № А40-35610/98-95-27Б;

от 8 янв. 2002 г. № А40-35610/98-95-27Б;

от 20 февр. 2002 г. № А40-35610/98-9527Б;

от 12 июля 2001 г. № А40-35610/98-95-27Б;

от 14 февр. 2001 г. № А4035610/98-95-27"Б";

от 5 февр. 2002 г. № А40-35610/98-95-27Б;

28 февр. 2002 г. № А40-15435/01-73-22Б;

от 16 апр. 2002 г. N А40-44606/00-66-78б/73-20б;

от 13 марта 2002 г. № А40-35610/98-95-27Б;

18 марта 2002 г. N А40-44606/00-6678Б/73-20Б;

А40-35610/98-95-27 Б //Архив Арбитражного суда г. Москвы.

74. Дела о признании несостоятельным (банкротом): Московского коммерче ского банк «Банк городского развития» № А40-5605/98-70-18Б;

АБ «Воскрешение» № А40-952/01-70-9Б;

Инвестиционного банка «Восток-Запад» № А404508/99-88-4Б;

ОАО АБ «Империал» № А40-30195/98-3-39Б;

ОАО АБ «Инкомбанк» № А40-35610/98-88 (95-27)Б;

ОАО «ИнтерТЭКбанк» № А40-10932/99-8815Б;

ООО КБ «Инфобанк» № А40-34075/01-66-63Б;

АКБ «Кредитресурс» № А40-16266/00-70-15Б;

КБ «Люблино» № А40-16547/98-70-36Б;

АКБ «Мегаполисбанк» №70-108Б;

АКБ Межотраслевой интеграции (АМБИ) № А4014474/01-70-10Б;

АКБ «Местбанк» № А40-41837/02-38-79Б;

КБ «Мономах» № 70-261Б;

Московского акционерного банка содействия предпринимательству (ОАО) Мосбизнесбанк №А40-26238/99-70-20Б;

КБ «Московский фермерский банк» № А40-18128/98-70-39Б;

ОАО «Промрадтехбанк» № А40-35631/01-3-71Б;

КБ «Роскоммунбанк» №А40-13829/98-70-29Б;

АКБ «Русский продовольственный банк» №70-314Б;

Московского банка развития науки и технологий «Тех нобанк» №А40-15129/00-88-21Б;

КБ «Трайдбанк» № А40-47489/01-71-94Б;

АКБ «Юнибест» № А40-27631/99-95-36Б;

ТОО КБ «Юркомбанк» № А40-10568/0270-15Б // Архив Арбитражного суда г. Москвы. Монографии 75. Андреев С.Е. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». - М., 2004. – 336 с.

76. Андрюшин С.А. Банки Российской империи. Томск, 1996. – 215 c. 77. Банковский бизнес в России: криминологические и уголовно-правовые проблемы. / Л.Г. Ефимова и др. М.: Дело Лтд., 1994. - 167 с.

78. Банковское право США/ А.М.Поллард, Ж.Г.Пассейк, К.Х.Эллис, Ж.П Дейли;

Пер. с англ. Командина Г.А.;

Общ. ред. Куника А.Я. - М.: Прогресс. Универс., 1992. – 766 с.

79. Банкротство / Под ред. С.А. Подзорова.- М.: Экзамен, 2001. – 544 с. 80. Банкротство предприятий и кредитных организаций: (Сб. нормат. актов и практических рекомендаций по осуществлению ликвидационных процедур) / Гильдия специалистов по антикризисному управлению. - М., 1999. – 639 с.

81. Банкротство финансовых компаний/ (В.А. Галайда, С.Э. Жилинский, и др.);

Под ред. В.Ф. Уколова, А.М. Омарова. - М., «Луч», 1999. - 91 с.

82. Баренбойм П. Правовые основы банкротства.–М.: Белые альвы, 1995.–194 с. 83. Батюшков Д.Д. Банки. Их значение, операции, историческое развитие и счетоводство. – Владикавказ, 1904. – 208 с.

84. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1.: Общие поло жения. – М.: Статут, 1999. – 840 с.

85. Васильев Е.А. Правовое регулирование несостоятельности и банкротства в гражданском и торговом праве капиталистических государств. - М., МГИМО, 1983. - 85 с.

86. Временная администрация по управлению кредитной организацией. – М., 2000. – 34 с.

87. Гагемейстер Ю.А. Розыскания о финансах Древней России. - СПб, 1833. – 247 с.

88. Гиндин И.Ф. Русские коммерческие банки: из истории финансового капита ла в России. М., 1948.

89. Гольмстен А.Х. Исторический очерк русского конкурсного процесса. - Спб., 1888.– 292 с.

90. Гурьев А.Н. Очерк развития кредитных учреждений в России. - СПб., 1904. – 250 с.

91. Демьяненко Е.В. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций». - М.: «Издательство ПРИОР», 2000. – 96 с.

92. Законы о несостоятельности торговой и неторговой и о личном задержании неисправных должников. Составитель А.Э. Бардзкий. - Одесса, 1914.– 162 с.

93. Калачев Н.В. Предварительные юридические сведения для полного объяс нения «Русской правды». - С-Пб., 1880.

94. Кауфман И.И. Государственые долги России. Вестник Европы. Кн.11. - Спб., 1885.

95. Клейнман А.Ф. О несостоятельности частных лиц по советскому процессу альному праву. - Иркутск, 1929. - 40 с.

96. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй (постатейный).

Отв. ред. О. Н. Садиков. – М.: ИНФРА-М - НОРМА, 1996. - 800 с.

97. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)».

Отв. ред. А.Ю. Кабалкин. - М., 1998. – 450 с.

98. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В.В. Залесского. - М., 2003. – 617 с.

99. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)»:

Постатейный научно-практический / Под. ред. В.Ф. Попондопуло.- М.: ОмегаЛ, 2003. – 488 с.

100. Малышев К. Исторический очерк конкурсного процесса. СПб., 1871.- 455 с.

101. Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)»/ Под. ред. В.В. Витрянского. - М.: «Статут», 2003. – 1037 с.

102. Нэп. Взгляд со стороны: Сборник / Сост. В.В. Кудрявцев. – М., 1991.–304 с. 103. Судопроизводство Торговое. Конкурсный процесс. Из лекций Е.А. Нефедь ева. - М., 1908. – 105 с.

104. Печерин Я.И. Исторический обзор правительственных, общественных и частных кредитных установлений в России. - СПб., 1904. – 142 с.

105. Правовое регулирование банковской деятельности / Под ред. Е. А. Сухано ва. М., 1997.

106. Роуз П. С. Банковский менеджмент / Пер. с англ. 2-го изд. М., 1997. 107. Рид Э., Коттер Р., Гилл Э., Смит Р. Коммерческие банки. - М., 1983. – 501 с. 108. Свод Законов Российской империи (неофициальное издание) /Под ред.

Волкова А.Ф., Филипова Ю.Д. - СПб., 1898. - Т. 109. Семина А.Н. Банкротство: вопросы правоспособности должника – юриди ческого лица: Научно-практ. изд.- М.: «Экзамен», 2003.- 128 с.

110. Словарь русского языка в четырех томах. Т. 3. Под ред. А.П. Евгеньева. М., «Русский язык», 1983. - С. 543.

111. Словарь иностранных слов. – 15 – е изд., исп.,-М.: «Рус. яз.», 1988. – С. 407. 112. Соколова И.А. Прокурорский надзор за исполнением законодательства о банках и банковской деятельности: Лекция / ИПК РК Генеральной Прокуратуры РФ. – М., 1999. – 88 с.

113. Суворов А.В. Банкротство кредитных организаций. Автореф. … канд.

юрид. наук. – М., 2002. – 24 с.

114. Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. - М.: «Статут», 1999. – 204 с.

115. Судопроизводство Торговое. Конкурсный процесс. Из лекций проф. Е. А.

Нефедьева М., 1908. – 105 С.

116. Тарасевич А.Л. Банкротство банка: процедуры и механизм их реализации. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 1998. – 301 с.

117. Тосунян Г.А. Банковское дело и банковское законодательство в России:

Опыт, проблемы, перспективы / Академия народного хозяйства при Правительстве РФ – М.: Дело Лтд, 1995. – 294 с.

118. Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства) – М.: Дело, 2002. – 536 с.

119. Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельно сти (банкротстве)».- М.: Юрайт-Издат, 2003.- 591 с.

120. Тосунян Г.А., Викулин.А.Ю. Общий и постатейный комментарий к Феде ральному закону «О реструктуризации кредитных организаций». – М.: «Дело», 2000. – 815 с.

121. Тосунян Г.А., Викулин.А.Ю. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций». - М.: БЕК, 1999.

122. Трайнин А.Ф. Несостоятельность и банкротство. - СПб., 1913. - 61 с. 123. Тур Н. Конкурсный Устав Германской Империи и русские законы о кон курсе. - Ч. 1. - Карлсруэ, 1878. – 252 С.

124. Фадейкина Н.В., Болгова Е.К., Сидоренко С.Ю. Финансовая политика и регулирование неплатежеспособностью и несостоятельностью (банкротством) коммерческих банков. - Новосибирск: НГАС, 1996. - 100 с.

125. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» / Под общ. ред.

В.В. Витрянского. - М.: «Статут», 1998. - 418 с.

126. Хамильтон Г. Организация качественной и эффективной работы банка.

Сборник статей. Европейская служба банковского консультирования. - М.: Фин. и статистика, 1997. - 122 с.

127. Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. Казань, 1898. – 497 с.

Учебная литратура 128. Васильев Е. А. Правовое регулирование конкурсного процесса в капитали стических странах: Учеб. пособие/МГИМО - М., 1989. – 99 с.

129. Васильев Е.А. Гражданское и торговое право капиталистических госу дарств. - М., 1993. - 560 с.

130. Гражданское право: В 2 т. Т 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е. А. Суханов. -2-е изд. – М.: БЕК, 1998. - 816 С.

131. Ерпылева Н.Ю. Международное банковское право: учебное пособие. М.:

«Инфра - М», 1998. – 264 с.

132. Олейник О.М. Основы банковского права: Курс лекций. – М. Юрист, 1997.

– 423 с.

133. Попондопуло В.Ф. Конкурсное право. Правовое регулирование несостоя тельности (банкротства): Учеб. пособие. – М.: Юристъ, 2001. – 331 с.

134. Тосунян Г.А., Викулин А.Ю. Несостоятельность (банкротство) кредитных организаций: учеб.- практическое пособие. – М.: «Дело», 2002. – 320 с.

135. Шершеневич Г. Ф. Учебник торгового права /по изданию 1914 г./. – М.:

«СПАРК», 1994. – 335 с. Вступительная статья, Е. А. Суханов. Публикации в периодических изданиях 136. Алжеева Л.А., Санчаев Г.Л. О несостоятельности (банкротстве) // Арбит ражная практика. - 2002. - № 2. - С. 60 - 62.

137. Алексашенко С., Астапович А., Клепач А., Лепетиков Д. Российские банки после кризиса // Вопросы экономики. - 2000. - № 4. – С.54 – 70.

138. Андреев Ю. Закон вступил в силу // Банковское дело. - 1999. -№ 4. 139. Баранов Г., Буйлов М. Соло для дублера//Коммерсантъ-деньги. - 1999. - № 12. - С.22 - 25.

140. Бессонова З.Г. Новеллы Закона о банкротстве и проблемы их примене ния//Арбитражная практика. - 2003. - № 1. - С. 3 - 5.

141. Богомолов О. Формирование первой очереди кредиторов при банкротстве банков: некоторые проблемы//Хозяйство и право. - 1999. - № 6. - С.115-119.

142. Большова А.К. Судебная ошибка возможна, но надо стремиться ее избе жать. Интервью//РГ. - 2003. - 25 января.

143. Бугров А. Кредит в России до зарождения первых банков// Банки и техно логии. - 2000. - № 2.

144. Буйлов М. Межкомбанк пал жертвой кредиторов// Коммерсантъ. - 2000. 27 июня.

145. Булко О., Шевчук Л. Законодательство о банкротстве. Вариант Белорус сии//Хозяйство и право. - 1992. - № 5.

146. Бурлакова Е. Селиванов А. Смета временной администрации // Банковское дело в Москве. - 2001. - № 4. - С. 15 – 16.

147. Бурмач Е. Банки и налоговые обязательства// Финансовая газета. - 1999. 27 авг.

148. Вакка А.Б., Ерофеев А.Н. Актуальные проблемы определения очередности и размера требований кредиторов – физических лиц в делах о банкротстве кредитных организаций// Вестник ВАС РФ. - 2003. - № 6. – С. 105.

149. Виноградов А.В. Некоторые аспекты применения Федеральных законов «О несостоятельности (банкротства) кредитных организаций» и «О реструктуризации кредитных организаций»// Деньги и кредит. - 1999. - № 10.– С.11- 150. Виноградов А.В. У нас нет рычагов, чтобы запретить вывод активов.

Интервью // Коммерсантъ - деньги. - 2000. - № 14. – С. 40.

151. Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротст ве// Вестник ВАС РФ. - 2001. - № 9. - С. 91 – 104.

152. Волошин П. «Похороны банка «Восток-Запад многих обогатили» // Новая газета. - 2000. - № 29.

153. Геращенко В.В. О ситуации в банковской системе и проблемах ее реструк туризации // Вестник Ассоциации российских банков. - 1999. - № 13. - С. 25 – 30.

154. Геращенко В.В. Предварительные итоги 1999 г. и основные задачи на г.// Деньги и кредит. - 2000. - № 1. - С.4-11.

155. Голубев С.А., Гузнов А.Г. Изменения банковского законодательства России: важный этап совершенствования системы банковского надзора//Деньги и кредит. - 2001. - № 9. - С.42-59.

156. Голубев С.А., Гузнов А.Г., Анисимов В.О. Мораторий как один из эффек тивных ин-струментов санации кредитной организации//Деньги и кредит. 2001. - № 2. - С.25 – 28.

157. Голубев С.А., Гузнов А.Г., Козлачков А.А. Правовое регулирование мер по предотвращению банкротства кредитных организаций//Вестник ВАС РФ. 1999. - № 4. - С.81 – 92.

158. Горюнов В.Н. Актуальные вопросы реструктуризации // Деньги и кредит. – 1999. – № 12. – С.44-47.

159. Гречишкин А., Плотников В. Лжебанкротство // Хозяйство и право. - 1999.

- № 12. - С.40–47.

160. Гришковец А.А. Правовое положение служащих Банка России//Журнал российского права. - 2000. - № 2. – С.12-18.

161. Грядунова М. Собственники и руководители банка: роль и место в ходе банкротства // Банковское дело в Москве. - 2001. - № 6. - С.29 – 30.

162. Гузнов А.Г. Гарантирование вкладов граждан в России: правовые условия и перспективы развития // Законодательство. - 1999. - № 10. - С.76 - 89.

163. Дубинчин А.А. Несостоятельность «состоятельного» должника // Хозяйст во и право. - 2001. - С.101 – 104.

164. Егоров С. Е. Реструктуризация банков в центре внимания Правительства РФ// Вестник Ассоциации российских банков. - 1999. - № 9. – С. 15-17.

165. Емелин А. Интервью. Пять простых вопросов о страховании вкладов // РГ. 2003. - 27 дек.

166. Жестеров П. Интервью. Образованные мошенники // РГ. - 2004. - 22 января. 167. Зайцев В. Отзыв лицензии – путь к финансовому оздоровлению // Банков ское дело в Москве. - 2001.- № 9. – С.43-45.

168. Зайцев О. Банкротство банков может стать исключительным событием // Банковское дело в Москве. - 2001. - № 11. – С.27-29.

169. Зайцева В.В. Банкротство кредитных организаций // Законность. - 2000. № 2. - С.17-21.

170. Зинченко С., Казачанский С., Зинченко О. Поиск новой модели законода тельства о банкротстве//Хозяйство и право. - 2001. - № 3. - С.31 – 39.

171. Зотов Ю.Ю. Некоторые аспекты анализа выполнения банками экономиче ских нормативов ЦБ РФ//Банковское дело. - 2001. - № 8. – С.11-16.

172. Ильясов С. Совершенствование правового обеспечения реструктуризации банковской системы//Хозяйство и право. - 2001. - № 1. - С.76-84.

173. Инвестиционный климат в России. Доклад НБФ «Экспертный институт» совместно с компанией «Эрнст энд Янг», Высшей школой экономики и Бюро экономического анализа при поддержке Американской торговой палаты и др. // Вопросы экономики. - 1999 г. - № 12. - С.4-34.

174. Канаматов К.М. Страхование банковских депозитов и АРКО//Деньги и кредит. - 1999. - № 4.- С.5-9.

175. Каримов Р.М. Некоторые вопросы реорганизации российских банков // Деньги и кредит. - 1999. - № 12. - С.50 – 53.

176. Карлин А. Роль органов Министерства юстиции России в реализации Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»//Хозяйство и право. - 2003. - № 4. - С. 3-8.

177. Клейн Н.И., Чубаров В.В. Правоспособность Центрального Банка РФ// Право и экономика. - 2000. - № 1. - С.80-82.

178. Козина С. Банковская тайна и прокурорский надзор//Законность. - 2000. - № 9. - С.45-46.

179. Кокова В.С., Пшеничникова И.В. Отдельные процедурные вопросы, возникающие в ходе банкротства // Арбитражная практика. - 2001. - № 6. – С. 35 – 49.

180. Колб Б. Злоупотребления при банкротстве // Законность. - 2002.- № 5. 181. Концептуальные вопросы развития банковской системы РФ. Проект// Деньги и кредит. - 2001. - № 1. – С. 13 – 18.

182. Корюкин К. Реструктуризация втемную // Ведомости. - 2001. - 24 апр. 183. Кравцова С.Ю. Специфика правового регулирования уставного капитала банка//Государство и право. - 1999. - № 11. - С.51-58.

184. Крючков Ю.Д. Перспективы банковского законодательства//Банковское дело. - 2002. -№ 2. - С.28 – 29.

185. Ле Хоа. Новый закон РФ о несостоятельности (банкротстве): взгляд зару бежного экономиста // Экономика и жизнь. - 1998. - № 11. – С. 20-23.

186. Лившиц Н.Г. Банкротство кредитных организаций//Вестник ВАС РФ. 1999. - № 4. - С.78–81.

187. Литовцева Ю.В. Очередность и порядок удовлетворения требований кредиторов //Арбитражная практика. – 2003. - № 3.- С. 4 - 6.

188. Линтварев И. Нарушения процедуры банкротства // Законность. - 2001.- № 4. - С.48 – 49.

189. Лунев В. Центробанк: кассовая борьба продолжается // Аргументы и факты.

- 1999. - 3 нояб.

190. Лунтовский Г.И. О ходе реализации мероприятий по реструктуризации банковской системы РФ//Аналитический банковский журнал. - 2001. - № 2. С.29-35.

191. Макаревич Л. АРКО дает банкам шанс на спасение // Финансовая неделя. 2000. - 6 марта.

192. Маркалова Н.Г. Публичные аспекты деятельности АРКО в рамках полно мочий, определенных законом//Вестник ВАС РФ. - 2001 г. - № 9. - С.92 – 103.

193. Машкина Т.И. О некоторых вопросах практики применения Закона «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражным судом Красноярского края // Вестник ВАС РФ. - 1999. - № 10. - С.120 – 126.

194. Машкина Т.И. Проблемы недействительности сделок несостоятельных должников // Арбитражная практика. - 2002. - № 5. - С.3-5.

195. Мельников А.Г. Реструктуризация банковской системы: рецепты и прогно зы// Деньги и кредит. - 1999. - №11. - С.11-14.

196. Мехряков В.Д. Государственный банк Российской Империи в первые годы развития// Банки и технологии. - 2000. - № 1. - С.90-94.

197. Мирошников В.А. Антикризисное управление при реструктуризации кредитной организации //Арбитражная практика. – 2001. - № 9. – С.14 -18.

198. Михайленко И.С. Временная администрация по управлению кредитной организацией // Законность. - 2001. - № 5. - С. 39 – 43.

199. Михайленко И.С. Нарушение законодательства о мерах по предупрежде нию банкротства кредитных организаций //Законность. - 2001. - № 10. – С. 5 - 9.

200. Михайлова С. Банкротство с человеческим лицом// Время новостей. - 2001.

- 31 января.

201. Морозова Т. Новое в механизме предупреждения банкротства банков // Банковское дело в Москве. - 2001. - № 11. - С.48 – 53.

202. Кирьян П. Рынок корпоративных долгов на подъеме// Эксперт.- 2001.- № 6.

– С. 13 – 14.

203. Новиков В. Ликвидация банков: неразделенная ответственность// Банков ское дело в Москве. - 2001. - № 1. - С. 22 - 25.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.