WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Московская академия экономики и права

На правах рукописи

ЮЛОВА Екатерина Сергеевна ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА) КРЕДИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ Специальность: 12.00.03 - гражданское

право;

предпринимательское право;

семейное право;

международное частное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель – кандидат юридических наук, доцент Е.В. Протас Научный консультант – доктор юридических наук И.В. Дойников МОСКВА – 2004 2 СОДЕРЖАНИЕ Введение…………………………………………………………………..…………4 Глава 1. Банкротство кредитных организаций и его развитие как института российского права…………………………………………...…………13 1.1 Несостоятельность и банкротство кредитных организаций: понятие и процедуры …………………………………………………….…………….…..13 1.2 Социально-экономическая и правовая обусловленность особенностей банкротства кредитных организаций…………………….……28 1.3 Развитие института несостоятельности (банкротства) кредитных организаций ……………………………………………………………………38 Глава 2. Правовое регулирование досудебных процедур банкротства кредитных организаций…………..…………..……………………………………58 2.1 Правовое обеспечение сохранности и восстановления имущества кредитной организации ………………….….………………………………... 58 2.2 Назначение временной администрации после отзыва лицензии на осуществление банковских операций.………….………………………..……87 Глава 3. Правовое регулирование судебных процедур банкротства кредитных организаций…..........................................................................................................115 3.1 Особенности процедур банкротства, обусловленные лицензированием банковских операций ……………………….……...........................…………115 3.2 Особенности конкурсного производства….………………………...…...148 Заключение…………….…………………………………………………………..166 Библиографический список ……………………………..…………………….… ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ 1. Нормативно – правовые акты АПК – Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 г. ГК РФ – Гражданский Кодекс Российской Федерации, часть первая от 30 ноября 1994 г., часть вторая от 26 января 1996 г. Закон о банкротстве - Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127 – ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Закон о банкротстве 1998 г. - Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 6– ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Закон о ЦБ РФ - Федеральный закон от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». ЗоБД – Федеральный закон от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности». НБКО – Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций». 2. Официальные издания ВБР – Вестник Банка России Вестник ВАС РФ – Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации РГ – Российская газета СЗ РФ – Собрание законодательства Российской Федерации 3. Прочие сокращения АРКО – Агентство по реструктуризации кредитных организаций ВАПОЛ – временная администрация по управлению кредитной организацией, назначенная после отзыва у этой организации лицензии на осуществление банковских операций в соответствии с ч. 2 ст. 17 НБКО ЦБ РФ – Центральный банк Российской Федерации (Банк России) ФАС – Федеральный арбитражный суд ФСФО РФ - Федеральная служба России по финансовому оздоровлению и банкротству ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования. Функциональная способность кредитных организаций к накоплению и перераспределению капитала, созданию кредитных денег, организации и осуществлению расчетов обусловливает определяющее значение банковской деятельности для развития рыночной экономики России. Кредитный потенциал банковской системы прямо пропорционален уверенности будущих клиентов и вкладчиков в возврате своих средств в случае несостоятельности кредитной организации. Поэтому обеспечение доверия субъектов гражданского оборота к кредитным организациям служит залогом использования временно свободных денежных средств для финансирования инноваций, кредитования реального сектора, стимулирования предпринимательства, улучшения уровня жизни населения. Общие для юридических лиц положения законодательства о несостоятельности (банкротстве), не учитывающие специфику хозяйственной деятельности и правового статуса кредитных организаций, оказываются неэффективными при их применении к этой категории должников. Необходимость разработки специальных правил, регулирующих процедуры банкротства кредитных организаций, подтверждается соответствующей тенденцией как русского дореволюционного, так и современного зарубежного права. Крайне негативные последствия краха отечественных коммерческих банков, наиболее ярко проявившиеся в результате кризиса августа 1998 г., ставят в разряд первостепенных проблему адекватности и достаточности существующего правового регулирования банкротства кредитных организаций для защиты интересов их кредиторов, общества и государства. Сотням тысяч кредиторов причинен имущественный и моральный ущерб, в том числе в результате злоупотреблений органов управления кредитной организации, а также лиц, участвующих в деле о банкротстве, как в преддверии, так и в ходе процедур банкротства. В 1999 г. арбитражными судами принято решение о признании банкротом – 182, в 2000 г. – 136, в 2001 г. – 77, в 2002 г. – 100 кредитных организаций1. Требования кредиторов, среди которых российские и иностранные граждане, промышленные, торговые, кредитные и иные организации, публично-правовые образования, не удовлетворяются полностью или в большей части, средства обесцениваются в результате девальвации. Следствием являются неисполнение этими лицами своих обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей, рост задолженности по заработной плате, нарушение работы расчетной системы, несостоятельность иных субъектов предпринимательской деятельности, дестабилизация общей социальноэкономической ситуации. Неспособность государства предотвратить расхищение в процессе банкротства привлеченных кредитными организациями средств препятствует в итоге установлению уважительного отношения мирового сообщества к России и налаживанию международных связей. Несмотря на принятие в последние годы целого ряда нормативноправовых актов, регулирующих особенности правового регулирования несостоятельности (банкротства) кредитных организаций, многие теоретические и практические вопросы, возникающие в этой сфере, остаются неразрешенными, законодательные нормы – нечеткими и несогласованными, а существенные особенности правовой природы этого вида должников – неучтенными. Актуальность темы исследования подтверждается разработкой Государственной Думой изменений и дополнений к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»2 (далее по тексту – Закон о банкротстве кредитных организаций). Степень научной разработанности проблемы. Развитию законодательства о банкротстве юридических лиц уделено большое внимание представителями как дореволюционной, так и современной правовой мысли. Защищен ряд диссертаций в области правового регулирования банкротства А.Б. Агеевым, А.А. Дубинчиным, Е.Е. Еньковой, Ю.П. Свит, В.В. Степановым, М. В. ТелюкиВестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2000. № 1. С. 11;

2002. № 4. С. 24;

2003. № 4. С. 29. 2 Проект Федерального закона № 214856-3 "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", принятый Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в 1-м чтении 18 декабря 2002 г.

ной, В.Н. Ткачевым и др. В то же время институту несостоятельности кредитных организаций на протяжении всего его существования в отечественном праве уделяется несоразмерно мало внимания. Освещение рассматриваемого института либо затрагивает отдельные аспекты выбранной темы1, либо ее уголовно-правовой, арбитражно-процессуальный, финансово-экономический срезы2. Практика предупреждения несостоятельности кредитных организаций и процедур их банкротства также недостаточно анализировалась и обобщалась. По отдельно взятым вопросам опубликовано незначительное количество научно-практических работ такими правоведами, как С.А. Голубев, В.В. Зайцева, Н.Г. Лившиц, И.С. Михайленко, С.В. Сарбаш, М.В. Телюкина и др. Среди попыток наиболее глубокого освещения исследуемой темы необходимо отметить работы Г.А. Тосуняна и А.Ю. Викулина, К.Т. Трофимова. На монографическом уровне практически не нашел отражения такой аспект банкротства кредитных организаций, как защита прав и законных интересов их многочисленных кредиторов, находящихся в процессе банкротства в качестве экономически ущемленной стороны. Между тем исследование проблемы защиты кредиторов кредитных организаций нормами законодательства о банкротстве имеет особое значение для обеспечения экономического развития и социальной стабильности. Цель исследования состоит в проведении комплексного анализа правового регулирования несостоятельности (банкротства) кредитных организаций, опыта его применения, в выделении наиболее существенных теоретических и практических проблем этой области общественных отношений и выработке на Зайцева В.В. Правовые проблемы конкурсного производства в процессе банкротства банков: Дис. … канд. юрид. наук. – М., 1999;

Михайленко И.С. Правовые проблемы предупреждения банкротства кредитных организаций: Дис. … канд. юрид. наук. – М., 2001;

Суворов А.В. Банкротство кредитных организаций: Автореф. канд. юрид. наук. – М., 2002;

Федоренко Н.В Особенности правового регулирования отношений в сфере реорганизации и ликвидации банков: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2000. 2 Зубенко А.В. Механизм банкротства кредитных организаций: мировой опыт и российская практика: Дис. … канд. экон. наук. – М., 2000;

Лунтовский Г.К. Финансовое оздоровление российских коммерческих банков: Дис. … канд. экон. наук. – М., 1998;

Федоров С.И. Некоторые проблемы рассмотрения арбитражными судами дел о несостоятельности (банкротстве): Дис. … канд. юрид. наук. – М., 1999.

этой основе предложений по совершенствованию действующего законодательства. Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи исследования:

- определить содержание категории «банкротство кредитных организаций»;

- показать социально-экономическую и правовую обусловленность особенностей банкротства кредитных организаций для определения направлений совершенствования этого правового института;

- выделить и охарактеризовать этапы развития правового регулирования несостоятельности (банкротства) кредитных организаций в России;

- разработать научно обоснованные рекомендации по совершенствованию правового обеспечения сохранности и восстановления имущества кредитной организации при осуществлении мер по предупреждению ее несостоятельности;

- раскрыть влияние лицензирования банковских операций на правовое регулирование судебных процедур банкротства кредитных организаций;

- провести анализ конкурсного производства кредитной организации. Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе банкротства кредитных организаций с момента возникновения у них оснований для осуществления мер по предупреждению несостоятельности до завершения конкурсного производства. Предметом исследования выступают российское и зарубежное правовое регулирование несостоятельности (банкротства) кредитных организаций, практика его применения, научные разработки в данной области. Методологическая основа исследования. При подготовке диссертации использовались общенаучная методология познания действительности, а также частнонаучные методы: исторический, сравнительного правоведения, системного анализа, комплексного анализа, метод конкретных социологических исследований – анализ статистических данных, в том числе данных судебной и банковской практики. Теоретическая основа исследования. Теоретическую базу работы составили научные труды А.Э. Бардзкого, А.Х. Гольмстена, А.Н. Гурьева, К.И. Малышева, Л.М. Варшавского, И.И. Кауфмана, Е.А. Нефедьева, А.Н. Трайнина, Н.А. Тура, Я.И. Печерина, Г.Ф. Шершеневича и иных представителей дореволюционной правовой мысли и банковского дела, а также исследования советских и современных ученых: С.Е. Андреева, С.А. Андрюшина, П.Д. Баренбойм, Е.А. Васильева, А.Ю. Викулина, А.В. Виноградова, В.В. Витрянского, В.В. Геращенко, И.Ф. Гиндина, С.А. Голубева, В.Н. Горюнова, В.П. Грибанова, С.Ю. Евсеева, Е.Ю. Ерпылевой, Л.Г. Ефимовой, А.Ю. Кабалкина, Д.А. Лебедева, Г.К. Лунтовского, М.Г. Масевич, П.В. Медведева, О.А. Никитиной, Л.А. Новоселовой, О.М. Олейник, Е.А. Павлодского, Т.В. Парамоновой, В.Ф. Попондопуло, В.В. Степанова, Е.А. Суханова, А.Л. Тарасевич, М.В. Телюкиной, В.Н. Ткачева, Г.А. Тосунян, К.Т. Трофимова, других отечественных и иностранных авторов. Эмпирическая база исследования. В работе проанализированы нормативно-правовые акты;

акты Конституционного Суда РФ;

опубликованные и неопубликованные материалы практики Высшего Арбитражного Суда РФ, федеральных арбитражных судов Дальневосточного, Западно-Сибирского, Московского, Поволжского, Северо-Западного, Уральского округов, Арбитражного суда г. Москвы по делам о банкротстве кредитных организаций. Помимо этого исследование опирается на практику Банка России и кредитных организаций, банков «Восток-Запад», «МАПО-Банк» и «Местбанк»;

на статистическую и иную информацию Высшего Арбитражного Суда РФ, ЦБ РФ, Ассоциации российских банков, а также представленную в правовых, экономических, банковских изданиях;

данные, приведенные в публикациях ведущих специалистов и руководителей Банка России, Агентства по реструктуризации кредитных организаций, ФСФО РФ, правоохранительных и налоговых органов, членов временных администраций, арбитражных управляющих.

Научная новизна исследования. Диссертация представляет собой одно из первых комплексных монографических исследований правового регулирования несостоятельности (банкротства) кредитных организаций. Научная новизна работы заключается в следующем:

- предложен новый подход к формулировке и разграничению понятий несостоятельности и банкротства кредитных организаций с учетом использования этих терминов законодательством и практикой;

- представлена авторская трактовка понятия, признаков и классификации процедур банкротства кредитных организаций;

- предложены новые способы правового обеспечения своевременного и эффективного осуществления мер по предупреждению несостоятельности кредитной организации;

- обоснован и разработан комплекс мер по совершенствованию правового регулирования банкротства кредитных организаций, более полно учитывающий их экономико-правовой статус после отзыва лицензии на осуществление банковских операций;

- аргументирована целесообразность установления новой процедуры банкротства кредитных организаций, определены ее содержание, участники, правовые последствия. Основные положения, выносимые на защиту: 1. Понятия «несостоятельность» и «банкротство» кредитной организации целесообразно разграничить следующим образом: «несостоятельность» – это финансовое состояние, предусмотренное ст. 2 Закона о банкротстве кредитных организаций;

«банкротство кредитной организации» – процесс применения к кредитной организации совокупности экономических и правовых мер, досудебных и судебных процедур, связанных с предупреждением ее несостоятельности, рассмотрением и разрешением арбитражным судом дела о ее банкротстве, обеспечением соразмерного и наиболее полного удовлетворения требований ее кредиторов.

2. Процедура банкротства кредитной организации – это комплекс последовательных мер, устанавливающий особый правовой статус кредитной организации и ее органов управления, а также особый правовой режим ее имущества, вводимый Банком России либо арбитражным судом с определенной целью на определенный срок при наличии оснований, предусмотренных законодательством о банкротстве. Банкротство кредитной организации включает досудебные и судебные процедуры. Досудебные процедуры могут быть классифицированы в зависимости от цели проведения: 1) процедуры, имеющие целью предупреждение несостоятельности (финансовое оздоровление, назначение временной администрации с ограничением полномочий исполнительных органов кредитной организации, назначение временной администрации с приостановлением полномочий исполнительных органов кредитной организации, реорганизация);

2) процедуры, не имеющие такой цели (назначение временной администрации после отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций). 3. Институт банкротства кредитных организаций на дореволюционном этапе развития был направлен на повышение защиты кредиторов. Современное законодательство о банкротстве продолжает эту традицию и имеет тенденцию введения норм, защищающих наиболее слабую в экономическом отношении сторону (кредиторов). 4. Для защиты прав и законных интересов кредиторов от нарушений на стадии досудебных процедур, связанных с совершением неправомерных действий в отношении имущества и документации кредитной организации, а также для эффективного осуществления мер по предупреждению несостоятельности, поощрения реорганизации необходим комплекс мер, включающий установление обязанности ЦБ РФ назначать в кредитную организацию временную администрацию на наиболее раннем этапе ухудшения финансового состояния, расширение пределов контроля полномочий органов управления должника, дополнение оснований признания сделок кредитной организации недействительными.

5. Отзыв лицензии на осуществление банковских операций без учета его целесообразности лишает это обязательное условие возбуждения дела о банкротстве кредитных организаций его защитной функции, препятствует сохранению временно неплатежеспособного должника, ограничивает возможность предупреждения несостоятельности. Назначение временной администрации представляется оптимальным основанием для освобождения Банка России от обязанности отозвать лицензию на осуществление банковских операций, предусмотренной ч. 2 ст. 20 ЗоБД. 6. Отсутствие законодательного разграничения полномочий ЦБ РФ и арбитражного суда по восстановлению отозванной лицензии на осуществление банковских операций порождает незащищенность прав кредиторов. Повышению их правовой защиты послужит отнесение восстановления отозванной лицензии к исключительной компетенции арбитражного суда (с учетом мотивированного заключения Банка России). 7. Правовое регулирование процедуры наблюдения и совокупности мер, применяемых к кредитной организации с момента отзыва у нее лицензии, позволяет рассматривать назначение временной администрации после отзыва лицензии как досудебный аналог процедуры наблюдения. Действующее законодательство допускает дублирование функций временного управляющего и временной администрации, формальность первого собрания кредиторов кредитной организации, в связи с чем обосновывается преимущество исключения наблюдения из числа процедур в деле о банкротстве кредитных организаций с одновременным совершенствованием правового режима досудебной процедуры «назначение временной администрации после отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций». 8. Негативные последствия ликвидации кредитной организации, длительность и высокая стоимость процедур банкротства, предпочтительность защиты интересов кредиторов и стабильности банковской системы свидетельствуют о необходимости предоставления и в ходе судебных процедур возможности проведения мероприятий по предотвращению несостоятельности и ликвидации кредитных организаций, реструктуризации их задолженности, присоединению к финансово устойчивой кредитной организации, переводу долга, прекращению производства по делу о банкротстве. Это порождает необходимость введения самостоятельной судебной процедуры банкротства кредитных организаций – реструктуризации. Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретические выводы и практические предложения могут быть использованы для дальнейшей научной разработки затронутых проблем, совершенствования правового регулирования банкротства кредитных организаций, а также в процессе преподавания курсов гражданского, предпринимательского, конкурсного и банковского права, при составлении учебных и методических пособий. Ряд положений может использоваться в деятельности кредитных организаций, временных администраций по управлению кредитными организациями, арбитражных управляющих, правоохранительных органов. Апробация результатов исследования. Положения и выводы диссертации были одобрены в ходе обсуждения работы в Научно-исследовательском центре Московской академии экономики и права. Материалы исследования используются в учебном процессе при преподавании курсов «Правовое регулирование финансовой несостоятельности (банкротства)», «Гражданское право», «Конкурсное право» в Московском государственном индустриальном университете и Московской академии экономики и права;

при проведении процедур банкротства в инвестиционном банке «Восток-Запад» и коммерческих банках «МАПО-Банк» и «Местбанк». Основные выводы были изложены на научной конференции «Актуальные вопросы права» в 2000 г. в Московском государственном индустриальном университете. По теме диссертации опубликовано семь научных статей. Структура диссертации обусловлена целями и задачами работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

ГЛАВА 1. БАНКРОТСТВО КРЕДИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ И ЕГО РАЗВИТИЕ КАК ИНСТИТУТА РОССИЙСКОГО ПРАВА 1.1 Н е с о с т о я т е л ь н о с т ь и б а н к р о т с т в о к р е д и т н ы х о р г а н и з а ц и й: п о н я т и е и п р о ц е д у р ы В действующем законодательстве понятия «несостоятельность» и «банкротство» кредитных организаций определены в ст. 2 НБКО как тождественные. Между тем на протяжении истории своего существования в законодательстве и доктрине они наделялись и продолжают наделяться неоднозначным содержанием. В настоящее время это создает условия для двусмысленного толкования и неверного использования указанных терминов для обозначения явлений. На основе изучения сущности указанных терминов, их употребления в правовых и судебных актах, а также в юридической науке, считаем необходимым установить, насколько предусмотренное законом определение «несостоятельности (банкротства)» соответствует природе этих понятий и потребностям правового использования. При определении содержания «несостоятельности» и «банкротства» законодатель отошел от традиции толкования термина «банкротство» отечественным дореволюционным и в целом романо-германским правом. Очевидно, это было сделано с целью унификации с понятийным аппаратом британского права, где конкурсный процесс издревле именовался банкротским. Аналогичным образом формировалось понятие банкротства и в США1. Введенное в Великобритании Законом 1813 г. особое регулирование банкротства лиц, не занимающихся предпринимательством, было обозначено иным термином «несостоятельность неторговая (insolvency)»2. В настоящее время в англосаксонской правовой системе несостоятельность и банкротство принимаются как Уставы о банкротстве 1800 г., 1867 г. / Малышев К. Исторический очерк конкурсного процесса. СПб., 1871. С. 211 – 221. 2 Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. – Казань, 1898. С. 140.

синонимы1, при этом «понятие «несостоятельности» применяется в отношении юридических лиц, понятие «банкротство» в отношении физических лиц»2. Анализ содержания законов о банкротстве делает очевидным противоречие между изначальным определением банкротства как тождественного несостоятельности, как определенного финансового состояния, а именно «…неспособности удовлетворить требования…» (ст. 2 Закона о банкротстве, ст. 2 НБКО) и употреблением этого термина в другом контексте. Так, ст.ст. 2, 27, п. 2, 3 ст. 233, глава ХI Закона о банкротстве употребляют словосочетание «процедуры банкротства». Если подставить ядро определения банкротства в указанное словосочетание, то получится «процедуры неспособности удовлетворить требования…». Но процедуры есть процесс, растянутый во времени, а неспособность удовлетворить требования кредиторов – качество кредитной организации, признанное судом в определенный момент. Причем многие из перечисленных в законе «процедур банкротства» (наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление) проводятся в отношении должника еще до признания его несостоятельным (банкротом). Необходимо поддержать мнение В. Н. Ткачева о том, что недопустима неточность в законе, имеющая место в настоящее время, когда, если следовать логике закона, «банкротством» одновременно является и состояние дел должника и его действия»3. Вложение более широкого смысла в понятие «банкротства», чем это было сделано в ст. 2 Закона о банкротстве и ст. 2 НБКО, допускается и в других случаях: гл. Х Закона о банкротстве предусматривают «особенности банкротства» иных категорий должников. Исходя из смысла, вложенного в понятие банкротства, данное в ст. 2 указанных законов, правовые нормы этой главы должны устанавливать особые критерии и признаки его финансового состояния, при наличии которых должник может быть признан судом несостоятельным. Однако наряду с такими положениями, указанная глава содержит процесВасильев Е. А. Правовое регулирование конкурсного процесса в капиталистических странах. С. 7. Трощенков В. Зарубежный опыт законодательного регулирования процедур финансового оздоровления и банкротства //Аналитический банковский журнал. 2001. № 2. С. 37. 3 Ткачев В.Н. Актуальные проблемы несостоятельности (банкротства) в современном российском праве: Дис. … канд. юрид. наук. – М., 1999. С. 139.

2 суальные нормы, меры, применяемых к должнику, особенности процедур в деле о банкротстве и т.п. Конституционный Суд РФ также употребляет термин «банкротство» в ином значении, чем это делает ст. 2 НБКО, - в значении определенного порядка: «…отзыв лицензии является начальным этапом процедуры банкротства или ликвидации банка»1. Практическое значение уточнения рассматриваемой терминологии состоит в следующем. Пункты 2, 3 ст. 1 НБКО проводят различие между отношениями «по предупреждению несостоятельности (банкротства)» и «связанными с несостоятельностью (банкротством)», определяя различный состав источников правового регулирования этих отношений. Однако недостаточная проработанность понятийного аппарата не позволяет определить правовые границы существования указанных отношений, юридический факт, с которым связано их возникновение. Таким фактом может быть как появление у кредитной организации признаков несостоятельности, так и установление этих признаков арбитражным судом и признание банкротом. В частности, В.Ф. Попондопуло процедурами банкротства считает только те, которые применяются к должнику, признанному судом банкротом2. При буквальном толковании критерием указанного разделения закон ставит наличие в качестве цели применения правовых мер предупреждение несостоятельности. Однако с таким делением нельзя согласиться. Не все процедуры, применяемые к кредитной организации до возбуждения производства по делу о ее банкротстве в арбитражном суде преследуют цель предупреждения несостоятельности. Так, временная администрация, назначаемая после отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций, не имеет такой цели и не могла бы ее реализовать по объективной причине прекращения предпринимательской деятельности кредитной организации. С другой стороны, безосновательно было Определение Конституционного Суда РФ по запросу Арбитражного суда г. Москвы о проверке конституционности пп. 1 и 4 ч. 4 ст. 20 ЗоБД // Вестник ВАС РФ. 2000. № 1. С. 74. 2 Попондопуло В.Ф. Конкурсное право. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства): Учеб. пособие. М.: Юристъ, 2001. С. 27.

бы связывать начало банкротства с отзывом лицензии, поскольку он не свидетельствует о наличии признаков несостоятельности. Арбитражная практика в решении этого вопроса также не однообразна. Толкуя положения пп. 2, 3 ст. 1 НБКО, арбитражные суды в одних случаях под отношениями, связанными с банкротством кредитной организации, понимают отношения, возникающие с момента возбуждения производства по делу о банкротстве в арбитражном суде1, в других случаях – возникающие с момента признания кредитной организации банкротом. Анализ юридической доктрины позволяет выделить 4 подхода к соотношению рассматриваемых понятий. Первый состоит в необходимости смыслового разделения этих терминов, при котором «несостоятельность» - состояние недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов, а банкротство составляет преступное деяние, совершаемое несостоятельным должником2, причинение им вреда кредиторам. Эта позиция была характерна для дореволюционной правовой мысли, ее предлагают продолжить и многие современные авторы3. Аналогичное различие иногда проводится и в зарубежных правовых системах4. Второй подход также основан на разграничении рассматриваемых понятий, но предлагает в качестве критерия дифференциации степень тяжести финансового состояния должника5. При этом наличие критерия «неоплатности» как недостаточности имущества для удовлетворения требований кредиторов характеризует «банкротство» должника. Можно сделать вывод, что при такой точке зрения и несостоятельность, и банкротство определяются как финансовое Постановления ФАС Северо-западного округа от 14.11.2001 г. № А56-9642/01;

Поволжского округа от 11.05.2001 г. № А 72-4790/00-Р183;

Московского округа от 08.09.2000 г. № КА-А40/3992-00. 2 Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 474.;

Трайнин А.Ф. Несостоятельность и банкротство. - СПб., 1913. 3 Ефимова Л. Г., Тосунян Г. А. и др. Банковский бизнес в России: криминологические и уголовноправовые проблемы. М., 1994. С.118;

Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». Отв. ред. Кабалкин А.Ю. М., 1998. С.9.;

Телюкина М.В. Проблемы несостоятельности и банкротства юридических лиц. Дис.... канд. юрид. наук. М., 1997. С. 33;

Ткачев В.Н. Термины "банкротство" и "несостоятельность": сущность и соотношение // Адвокат. 2003. № 3. С. 27. 4 См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств. М., 1993. С.441. 5 Булко О., Шевчук Л. Законодательство о банкротстве. Вариант Белоруссии // Хозяйство и право. 1992. № 5. С. состояние должника, что не соответствует фактическому правовому содержанию данного понятия. Третий взгляд на проблему к финансовому критерию разграничения добавляет правовой, а именно признание факта банкротства арбитражным судом1. Несостоятельностью признается неспособность своевременно надлежащим образом исполнить свои обязательства, а банкротство имеет место после принятия решения о признании должника банкротом. Четвертый подход понятия несостоятельности и банкротства отождествляет: «возведение «непреодолимой стены» между рассматриваемыми понятиями не только не нужно, но в отдельных случаях может быть даже вредным»2. Напротив, представляется, что требования современной практики свидетельствуют о том, что эти понятия нуждаются в законодательном разделении в целях повышения точности, четкости, простоты юридической лексики, избежания необходимости употребления во всех нормативных и судебных актах, научных трудах исключительно словосочетания «несостоятельность (банкротство)» ради соответствия букве закона. Оценивая аргументированность первого научного подхода, отметим следующее. Его сторонники во многом апеллируют к продолжению сложившейся в русской правовой науке традиции. Но в дореволюционных науке3, законе (ст. 480 – 483 Устава Кредитного, ст. 531 Устава Судопроизводства Торгового) и судебной практике (согласно актам Правительствующего Сената) не было единого понятия банкротства, существовало отождествление неосторожной несостоятельности и простого банкротства4. В содержание «банкротства» включались и состояние имущества, и противоправное деяния.

Ле Хоа. Новый закон РФ о несостоятельности (банкротстве): взгляд зарубежного экономиста // Экономика и жизнь, 1998. № 11. С. 20.;

Колб Б. Состав преступления и понятие банкротства // Законность. 1998. № 1. С. 48-49. 2 Тосунян Г.А., Викулин.А.Ю. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве) кредитной организации». - М., 1999. С. 24. 3 Судопроизводство Торговое. Конкурсный процесс. Из лекций проф. Е.А. Нефедьева. М., 1908. С. 94. 4 Неклюдов Г. Цит. по Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. С. 478.;

Законы о несостоятельности торговой и неторговой и о личном задержании неисправных должников. Составитель Бардзкий А.Э. Одесса, 1914. С. 197.

Кроме того, дореволюционная смысловая традиция придания понятию «банкротства» уголовно-правового оттенка сложилась под влиянием того, что долгое время в отношении несостоятельности юридические лица приравнивались к физическим. Поэтому основаниями выделения банкротства в отдельную категорию являлись негативные личные последствия для должника1. Развитие экономических отношений и института юридических лиц определили изменение субъекта ответственности за совершение неправомерных действий при банкротстве. «Прекращение конкурсного производства, - считает В.Н. Ткачев,исключает гражданско-правовые последствия несостоятельности, но не последствия банкротства. Уголовно-правовое преследование лиц, виновных в банкротстве, должно продолжаться и после окончания производства по делу о несостоятельности»2. По нашему мнению, такая аргументация грешит отождествлением должника – юридического лица с его органами управления. Речь идет не о правовых последствиях банкротства для юридического лица – должника, а для лиц, доведших его до банкротства или нарушивших законодательство о банкротстве. Наличие вины члена органа управления кредитной организации может повлечь его персональную ответственность, но не изменяет правовые последствия банкротства для кредитной организации, а также не оказывает значимого влияния на правовое регулирование процедур ее банкротства. В настоящее время закон определяет иных субъектов ответственности за доведение кредитной организации до несостоятельности. Ими являются члены органов управления кредитной организации, которые имеют право давать обязательные для нее указания или имеют возможность иным образом определять ее действия (ст. 10 Закона о банкротстве, ст. 50 НБКО). Качество (правомерность) несостоятельности устанавливается судом на последней стадии банкротства и влияет исключительно на характер мер, применяемых к виновным лицам, а также на размер конкурсной массы, в связи с положениями ст. 50 НБКО. Представляется неприменимым к кредитным организациям такой Ст.ст. 528 - 531 Устава Судопроизводства Торгового. Бардзкий А.Э. Указ. соч. С. 162. Ткачев В.Н. Актуальные проблемы несостоятельности (банкротства) в современном российском праве: Дис. … канд. юрид. наук. С. 140.

2 аргумент разграничения несостоятельности и банкротства по признаку правомерности, как стремление должника именоваться несостоятельным, а не банкротом с целью сохранения деловой репутации на случай восстановления деятельности. Действующее законодательство практически не оставляет возможности восстановления деятельности кредитной организации после возбуждения дела о банкротстве. Не менее важно, что правовые конструкции несостоятельности и банкротства не использовались в нашей стране на протяжении нескольких десятилетий, и традиция вложения в понятие банкротства уголовно-правового смысла утратилась. Использование действующим законодательством (ст.ст. 195 – 197 Уголовного кодекса РФ1, п. 3 ст. 50 Закона о банкротстве) таких составов преступлений, как преднамеренное банкротство, фиктивное банкротство, неправомерные действия при банкротстве говорит о ненаделении современным законом понятия «банкротство» каким – либо оттенком неправомерности. В юридической литературе встречается расширительное толкование термина «банкротство» как правового механизма, совокупности мер, процесса: 1) «порядок банкротства»2;

2) «процедура банкротства», которой П. Медведев, разработчик НБКО, а также Г.И. Лунтовский, именуют совокупность всех мер в отношении неплатежеспособного должника3, что представляется некорректным и противоречащим ст. 2 Закона о банкротстве, где установлены виды процедур банкротства;

3) «ход банкротства», «процедуры несостоятельности…», под которыми понимается арбитражный процесс по делу о признании лица банкротом4;

Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 64-ФЗ (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162 - ФЗ) // РГ. 2003. 16 декабря. 2 Банкротство финансовых компаний. Под ред. В.Ф. Уколова, А.М. Омарова. М., 1999. С. 80. 3 Андреев Ю.А. Закон вступил в силу // Банковское дело. 1999. № 4. С. 19;

Лунтовский Г.И. О ходе реализации мероприятий по реструктуризации банковской системы РФ // Аналитический банковский журнал. 2001. № 2. С. 34. 4 Кокова В.С., Пшеничникова И.В. Отдельные процедурные вопросы, возникающие в ходе банкротства// Арбитражная практика. 2001. № 6. С. 41.;

Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М., 1999. С. 42.

4) «система банкротства», как система контроля, диагностики и защиты предприятий от неплатежеспособности, а также организационную структуру, участников системы банкротства;

применяемые к банкротам процедуры, и др.1;

5) «банкротство – это система несостоятельности …»2;

6) М.В. Телюкина в одной из своих последних работ пишет о «несостоятельности в широком смысле», которой «иногда называют положение должника в течение всего конкурсного процесса…»3. Предметом дискуссий является и момент начала банкротства. По мнению профессора Е.А. Суханова, сутью института несостоятельности (банкротства) являются правила равномерного и справедливого распределения имеющегося имущества должника между его кредиторами в порядке конкурса или конкурсного производства4. То есть, начало банкротства как процесса этим правоведом подразумевается с момента признания должника банкротом. В то же время Е.А. Суханов признает, что «вместе с тем институт банкротства не направлен только на прекращение (ликвидацию) юридического лица. … Поэтому она является крайней мерой, использованию которой обычно предшествует применение иных, предупредительных мер»5. Банкротство включает не только ликвидацию должника с особым порядком распределения ее имущества, но и реабилитационные меры по предотвращению их несостоятельности либо ликвидации – судебные процедуры банкротства «финансовое оздоровление», «внешнее управление», «мировое соглашение». Процедура наблюдения также не направлена на раздел имущества несостоятельного должника. Арбитражная практика относит отношения, возникающие в ходе наблюдения к отношениям, связанным с предупреждением несостоятельности кредитных организаций6. Между тем все эти процедуры являются частью правоотношений банкротства. Поэтому См: Гаврилова В.Е. Банкротство как инструмент рыночного хозяйства: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1997. С.45. 2 Трефилова Т.И. Наша задача – исключить передел собственности // Арбитражная практика. 2001. № 6. С. 51. 3 Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». М, 2003. С. 14. 4 Гражданское право: В 2 т. Т 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. -2-е изд. – М., 1998. С 206. 5 Там же. С. 208. 6 Постановление ФАС Московского округа от 14 февраля.2001 г. № КА-А40/347-01.

нельзя согласиться с пониманием банкротства лишь как особого порядка прекращения юридического лица, признанного несостоятельным. М.В. Телюкина расширяет предмет исследуемого института, а с ним и рамки банкротства: «Говоря о конкурсном праве, подразумевают систему норм, регулирующих отношения в области несостоятельности (банкротства), т.е. отношения между должником, не исполняющим свои обязательства, его кредиторами и третьими лицами»1. Однако не всякий должник, не исполняющий свои обязательства, становится участником правоотношений банкротства. Согласно п. 2 ст. 3, ст. 30 Закона о банкротстве, лишь появление у лица признаков несостоятельности, а также оснований, установленных в п. 1, 2 ст. 9 этого закона распространяет на него положения Закона о банкротстве. Для определения понятия «банкротство кредитной организации» следует решить вопрос о возможности включения в его содержание мер по предупреждению банкротства. При этом надо уяснить, соответствуют ли предусмотренные в действующем законодательстве досудебные меры признакам составной части банкротства – «процедуре банкротства». Понятие «процедуры банкротства», ни действующие законы о банкротстве, ни проект нового закона не раскрывают. Согласно словарю русского языка, «процедура – 1. Установленная, принятая последовательность действий для осуществления или оформления какого – либо дела»2. Аналогичное определение содержит и словарь иностранных слов3. Для процедур банкротства как в отечественном, так и в зарубежных законодательствах характерен комплекс обязательных правовых характеристик, которые можно считать критериями отграничения процедуры банкротства от иных мер, применяемых в соответствии с законодательством о банкротстве. Такими критериями являются:

- определение законом оснований ее обязательного введения и прекращения, порядка проведения;

Телюкина М.В. Cущность и некоторые проблемы конкурсного права // Законодательство. 2000. № 4. С. 15. 2 Словарь русского языка в четырех томах. Т. 3. Под ред. А.П. Евгеньева. М., 1983. С. 543. 3 Словарь иностранных слов. – 15 – е изд., исп., - М., 1988. – С. 407.

- введение, прекращение актом властного органа;

- назначение для их проведения независимого от должника лица;

- ограничение полномочий должника по распоряжению имуществом, либо отстранение его от управления хозяйственной деятельностью;

- наличие мер, ограничивающих права третьих лиц с целью эффективного проведения процедур банкротства (дополнительные основания признания сделок должника недействительными и отказа от исполнения договоров, мораторий на удовлетворение требований кредиторов, и т.п.);

- контроль ее проведения со стороны уполномоченного независимого органа;

- ответственность участников процедуры за нарушение порядка ее проведения;

- соответствие цели проведения процедуры общим целям института банкротства: обеспечению в рамках закона баланса прав должника и его кредиторов с учетом публичных интересов. Финансовое оздоровление, назначение временной администрации, реорганизация в ст. 3 НБКО обозначены не как «процедуры банкротства», а как «меры по предупреждению банкротства». Изучение содержания и целей проведения указанных мер показывает следующее. «Финансовое оздоровление» включает ряд обязательных последовательных мер, неисполнение которых влечет применение мер ответственности, а проведение проходит под контролем органа банковского надзора. Такими мерами являются: установление в законе обязанностей руководителя кредитной организации обратиться к ее органам управления с ходатайством об осуществлении мер по финансовому оздоровлению;

представить в Банк России соответствующее извещение;

разработать и представить план мер по финансовому оздоровлению;

обязанности органов управления принять решение по ходатайству;

обязанности территориального учреждения ЦБ РФ рассмотреть указанный план и другие1. Мера «назначение вреПп. 3.5 – 3.7, 5.2 – 6.8 Инструкции ЦБ РФ «О порядке осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства) кредитных организаций», гл. 2 НБКО.

менной администрации» также подразумевает обязательное осуществление последовательных действий1. С.Е. Андреев справедливо отмечает, что «назначение временной администрации по некоторым позициям напоминает процедуру внешнего управления (назначение новых органов управления без согласования с участниками (акционерами) кредитной организации, иные ограничения полномочий органов управления, введение моратория на исполнение денежных обязательств и др.), но является досудебной мерой»2. Содержание меры по предупреждению несостоятельности «реорганизация» раскрывается в п. 4.4 – 4.8, 7.1 – 7.8 Инструкции ЦБ РФ «О порядке осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства) кредитных организаций», а также в Указании ЦБ РФ от 4 июня 2003 г. № 230-П «О реорганизации кредитных организаций в форме слияния и присоединения»3. Анализ правового регулирования досудебных мер по предупреждению несостоятельности кредитных организаций позволяет выделить их особенности по сравнению с иными категориями должников: а) обязательный характер проведения;

б) участие в их осуществлении и контроль надзорного органа – Банка России;

в) ответственность кредитной организации и ее органов в случае невыполнения требований закона и (или) властного органа по проведению процедур;

г) использование в ходе проведения процедур контрольнообеспечительных институтов, ограничивающих правоспособность кредитной организации, которые к иным категориям должников применяются только в ходе судебных процедур банкротства;

д) преследование ими общей для института банкротства цели обеспечения публичных интересов и наиболее полного удовлетворения требований кредиторов, поскольку без эффективного и своевременного проведения таких мер удовлетворение требований кредиторов Гл. 6, 9, 11, 12-14, 16, 19 Положения ЦБ РФ «О временной администрации по управлению кредитной организацией», гл. III НБКО. 2 Андреев С.Е. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». М., 2004. С.293. 3 ВБР. 2003. № 39.

невозможно, банкротство не сможет работать «как хорошо отлаженный механизм, главные характеристики которого – системность и комплексность»1. В настоящее время, ввиду недостаточности установленных НБКО контрольно-обеспечительных мер, всем обязательным признакам процедуры банкротства из числа досудебных процедур отвечают лишь назначение временной администрации. В случае установления обязательных мер в отношении кредитной организации и ответственности за их неисполнение уже с момента появления оснований для предупреждения несостоятельности (как это предлагается диссертантом в последующих главах), юридическим фактом, который обуславливает начало процесса банкротства кредитной организации, будет момент появления оснований, предусмотренных ст. 4 НБКО. Таким образом, под «процедурой банкротства кредитной организации» представляется правильным понимать «комплекс последовательных мер, устанавливающий особый правовой статус кредитной организации и ее органов управления, а также особый правовой режим ее имущества, вводимый Банком России либо арбитражным судом с определенной целью на определенный срок, при наличии оснований, предусмотренных законодательством о банкротстве». Особенность категории «банкротство кредитных организаций» состоит, по нашему мнению, в распространении его содержания на правоотношения, предшествующие возбуждению дела о банкротстве. Анализ содержания и целей мер по предупреждению несостоятельности позволяет говорить о них как о процедурах банкротства. На основе проведенного анализа можно сделать вывод, что законодательными и судебными актами, представителями органов государственной власти, ведущими правоведами понятие «несостоятельность (банкротство)» наделяется более широким содержанием, чем в определении, данном законом. В одних случаях оно обозначает установленную арбитражным судом неспособность должника удовлетворить определенные требования, а в других - весь комплекс отношений, регулируемых законодательством о несостоятельности. Наделение Степанов В.В. Указ. соч. С. 139.

одного понятия различными содержаниями не учитывает объективные потребности правоприменения и не является методологически оправданным. По нашему мнению, необходимо дать правовую формулировку второму (более широкому) значению «несостоятельности (банкротства)», которым это понятие наделяется в нарушение ст. 2 НБКО, а именно процессу, в который включается должник и проходит те или иные его стадии (процедуры) с момента появления у него признаков несостоятельности до прекращения дела о банкротстве. Современные правовая и научно-практическая терминологии, в качестве обозначения указанного процесса применяют термин «банкротство», однако, по – разному определяя момент вступления должника в этот процесс. По-этому, с учетом использования этих терминов в положениях законодательства и правоприменительной практике, понятия «несостоятельность» и «банкротство кредитных организаций» целесообразно разграничить. Предусмотренное в ст. 2 Закона о банкротстве кредитных организаций определение несостоятельности (банкротства), как определенного финансового состояния должника, следует закрепить только за термином «несостоятельность». «Банкротством кредитной организации» необходимо признать процесс применения к кредитной организации совокупности экономических и правовых мер, внесудебных и судебных процедур, связанных с предупреждением ее несостоятельности, рассмотрением и разрешением арбитражным судом дела о ее банкротстве, обеспечением соразмерного и наиболее полного удовлетворения требований ее кредиторов. Целесообразно закрепить за понятием «банкротство» указанное содержание, поскольку, как справедливо указывает В.В. Степанов, «юридическая техника должна учитывать устоявшееся содержание фразеологических комплексов и традиции их правового использования»1. Юридическим фактом, определяющим начало досудебных процедур банкротства кредитной организации, следует считать: получение требования Банка России об осуществлении мер по финансовому оздоровлению кредитной Степанов В.В. Английская система регулирования несостоятельности // Вестник ВАС РФ. 1999. № 1. С. 14.

организации;

либо требования о реорганизации;

либо принятие Банком России акта о назначении временной администрации по управлению этой кредитной организацией. В связи со сказанным, определение должника, установленное ст. 2 Закона о банкротстве, не соответствует особенностям правового регулирования банкротства кредитных организаций. Под понятием «кредитная организация – должник» в смысле законодательства о банкротстве следует понимать кредитную организацию, имеющую основания для предупреждения ее несостоятельности, либо в отношении которой арбитражный суд принял заявление о признании банкротом. В настоящее время критерием разделения правоотношений, связанных с предупреждением несостоятельности и с банкротством кредитной организации (пп. 2,3 ст. 1 НБКО), следует считать не цель предупреждения несостоятельности, а факт перехода банкротства под контроль арбитражного суда. Такой переход имеет место с момента введения наблюдения, согласно п. 3 ст. 48 Закона о банкротстве. Анализ правового регулирования показал, что банкротство кредитных организаций предполагает проведение двух видов процедур (в зависимости от участия арбитражного суда в их введении и контроле проведения): досудебные и судебные. Банк России, как орган банковского регулирования и надзора, вводит, контролирует проведение досудебных процедур, а также прекращает их в случае, если арбитражным судом не принято заявление о признании банкротом кредитной организации, в которой проводится досудебная процедура. Судебные процедуры банкротства вводятся, контролируются и прекращаются арбитражным судом. Досудебные процедуры представляется обоснованным разделить на два вида. Основаниями деления на указанные виды являются как цель их проведения, так и кардинальные различия в правовом статусе кредитной организации до отзыва лицензии, когда она продолжает оставаться полноправным участником гражданского оборота и осуществлять банковские операции, и после отзыва лицензии, когда ее правосубъектность становится крайне ограниченной положениями п. 3 ст. 49 ГК РФ, ч. 8, 9 ст. 20 ЗоБД. Первый вид досудебных процедур банкротства кредитных организаций процедуры, направленные на предупреждение несостоятельности, вводимые до отзыва лицензии на проведение банковских операций. Ими являются: 1. Финансовое оздоровление. Вводится с момента получения требования Банка России об осуществлении финансового оздоровления при наличии оснований, предусмотренных ст. 4 НБКО. Цель – оценка финансового состояния кредитной организации, восстановление ее ликвидности, выполнение пруденциальных норм, установленных Банком России. Проводится кредитной организацией самостоятельно при наличии одобрения органом банковского надзора плана мер по оздоровлению и под контролем указанного органа. Прекращается, если основания, послужившие причиной для проведения таких мер, устранены, либо если лицензия на осуществление банковских операций отозвана. 2. Назначение временной администрации с ограничением полномочий исполнительных органов кредитной организации. Вводится актом Банка России при наличии оснований, предусмотренных п. 1 ст. 17 НБКО. Цель – анализ финансового состояния кредитной организации, разработка и контроль мероприятий по финансовому оздоровлению, контроль органов управления банка по распоряжению его имуществом. Проводится временной администрацией, являющейся, согласно п. 1 ст. 16 НБКО, специальным органом управления кредитной организации. Управление кредитной организацией осуществляется ее органами управления. Процедура прекращается с момента принятия Банком России в соответствии с п. 1 ст. 31 НБКО решения о прекращении деятельности временной администрации 3. Назначение временной администрация по управлению кредитной организацией с приостановлением полномочий исполнительных органов кредитной организации. Основания введения и прекращения аналогичны предыдущей процедуре. Цель – реализация полномочий исполнительных органов кредитной организации, анализ ее финансового состояния, разработка и проведение мероприятий по финансовому оздоровлению, обеспечение сохранности имущества и документации. 4. Реорганизация в виде слияния или присоединения к финансово устойчивой кредитной организации. Вводится с момента получения соответствующего требования Банка России при наличии оснований, установленных подпунктами 1 - 3 п. 1 ст. 17 НБКО. Цель – сохранение бизнеса кредитной организации, предотвращение несостоятельности и его негативных последствий. Второй вид досудебных процедур банкротства кредитных организаций процедура, направленная не на восстановление финансовой устойчивости, а на исследование действительного финансового положения должника, обеспечение сохранности и возврат его имущества – «назначение временной администрации по управлению кредитной организацией после отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций». Вводится актом Банка России в случае отзыва указанной лицензии. В отличие от всех предшествующих процедур не имеет цели предупреждения несостоятельности. Цель – реализация полномочий исполнительных органов кредитной организации, обследование кредитной организации на предмет наличия у нее признаков несостоятельности, обеспечение сохранности имущества и документации. Согласно ст. 5 НБКО, пп. 1, 2 ст. 182 Закона о банкротстве, судебными процедурами банкротства кредитных организаций (круг которых сужен по сравнению с механизмом банкротства иных юридических лиц) могут являться только наблюдение и конкурсное производство. 1.2. С о ц и а л ь н о – э к о н о м и ч е с к а я и п р а в о в а я обусловленность особенностей банкротства кредитных организаций Для определения направления совершенствования правового регулирования банкротства кредитной организации, а также логики построения его концептуальной системы, необходимо выяснить специфические характеристики кредитной организации1. Банковская система играет ключевую роль в финансово-кредитной системе государства. Являясь высшей формой кредита, банки аккумулируют временно свободные денежные средства и превращают их в ссудный капитал, что служит основным условием расширенного воспроизводства и развития потребления. «Кредитование субъектов экономической системы государства неизбежно влияет на структурную и инвестиционную политику путем определения приоритетных направлений модернизации и технического переоснащения промышленности и сельского хозяйства, что, в конечном счете, оказывается решающим фактором в развитии научно-технического прогресса, экономического роста государства и улучшения уровня жизни населения»2. Будучи финансовым посредником, кредитная организация связывает денежным потоком всех участников гражданского оборота, государственные органы и население. Банк – это организация, которая осуществляет профессиональное управление денежными средствами3. Поэтому справедливо утверждение С. А. Голубева, А. Г. Гузнова, А. А. Козлачкова: «…в процессе банкротства кредитных организаций происходит столкновение не только частно – правовых интересов отдельных кредиторов друг с другом и с лицом – должником, но и частно – правовых интересов отдельных кредиторов с публично – правовым интересом»4. Залогом успешного осуществления указанных функций служит уверенность потенциальных клиентов и вкладчиков и иных участников финансового рынка в защите их средств при несостоятельности кредитной организации – контрагента. Необходимость специфики правового регулирования банкротства кредитной организации вызвана содержанием ее хозяйственной деятельности и Ерпылева Н.Ю. Международное банковское право: учебное пособие. М., 1998. С. 4. Роуз П.С. Банковский менеджмент / Пер. с англ. 2-го изд. М., 1997. С.5. 4 Голубев С.А., Гузнов А.Г., Козлачков А.А. Правовое регулирование мер по предотвращению банкротства кредитных организаций // Вестник ВАС. 1999. № 4. С. 82.

В настоящей работе под кредитной организацией понимается только то юридическое лицо, которое соответствует признакам, установленным в п.1 ст. 1 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», основным из которых является наличие лицензии Банка России на осуществление банковских операций.

правового статуса. Как правильно отметил С.А. Чубаров, «специфика обусловлена особенностями правового положения данной группы коммерческих организаций, которая заключается главным образом в наличии специального законодательства, регулирующего банковскую деятельность…»1. С экономической точки зрения, как пишет И.М. Стребков, «отличия коммерческих банков от иных хозяйствующих субъектов заключаются в источниках формирования финансовых ресурсов, их структуре и движении, в оценке материальной базы и результатов деятельности»2. В отличие от иных юридических лиц для банковской деятельности характерна постоянная подверженность повышенным рискам. Банкам объективно присущи характеристики, которые определяют их потенциальную неустойчивость. Среди них западные ученые выделяют: высокий уровень финансовой взаимозависимости, основанность на легко изымаемых денежных средствах и недостаточную открытость3. Удельный вес собственного капитала банка в его ресурсах колеблется в пределах 10 %. Это исключает даже теоретически его способность в течение короткого времени удовлетворить требования кредиторов в полном объеме. Как свидетельствуют ведущие российские специалисты в области банковского права, Г.А. Тосунян и А.Ю Викулин, «одномоментное изъятие из любого банка даже 10 % вкладов может привести к банкротству этого банка»4. Поэтому несмотря на такую специфику банка как многократно увеличенный размер минимального уставного капитала по сравнению с иными видами юридических лиц, он не обеспечивает выполнение «защитно-гарантийной функции», о наличии которой делает вывод С.Ю. Кравцова5. Обязанность банка выплатить денежные средства вкладчику по первому требованию, установленная ч. 2 ст.

Чубаров С.А. Проблемы правового регулирования процедур банкротства, применяемых к кредитным организациям // Законодательство. 1999. № 6. С. 69. 2 Стребков И.М. Надежность и устойчивость коммерческого банка в конкурентной среде: Дис. … канд. экон. наук. М., 1999. С 23. 3 Ерпылева Н.Ю. Указ. соч. С. 46. 4 Тосунян Г.А., Викулин А.Ю. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций». М., 1999. С.15. 5 См.: Кравцова С.Ю. Специфика правового регулирования уставного капитала банка // Государство и право. 1999. № 11. С. 51 – 58.

837 ГК РФ, подверженность вкладчиков панике приводит к изъятию ими своих средств при осведомленности даже о незначительных финансовых затруднениях банка. Необходимость приоритетного погашения задолженности перед клиентами не позволяет банку направить средства стабилизационного кредита на санацию банка в приносящие доход операции, а также преграждает доступ к дешевым ресурсам. Это вызывает кризис ликвидности, вынуждая банк реализовать высоколиквидные активы в ограниченные сроки, как правило, значительно ниже их балансовой стоимости. Поэтому банки до последнего момента пытаются скрыть свое истинное положение и упускают время для проведения результативных мер по предупреждению несостоятельности, а контрагенты не успевают защитить свои законные интересы. По свидетельству О. Зайцева, начальника управления по организации инспекционной деятельности Московского Главного территориального учреждения Банка России1, «большинство руководителей проблемных банков стараются вплоть до самого последнего момента «подправлять» свою отчетность. Одновременно предпринимаются отчаянные усилия для привлечения средств. Именно проблемные банки2 тратят нередко большие деньги на рекламу своих депозитных программ, обещая высокие проценты. На рынке межбанковских услуг они готовы на любые условия заимствования, скатываясь на откровенно криминальные схемы (когда, к примеру, из миллиона полученной ссуды половина тут же возвращается кредитору в виде наличных)»3. Не создает благоприятных условий для санации и ЦБ РФ, устанавливая высокие процентные расходы, которые дополнительно несет банк по обслуживанию кредита на свою санацию (ЦБ РФ предоставил указанный кредит Мосбизнесбанку под 60 % годовых), не корректируя обязательные Далее по тексту - Московское ГТУ ЦБ РФ. Согласно Указанию ЦБ РФ от 31 марта 2000 г. N 766-У «О критериях определения финансового состояния кредитных организаций» (в ред. Указания от 21 дек. 2000 г. № 874 – У), «проблемная кредитная организация» - кредитная организация, недостатки в деятельности которой создают или могут создать угрозу интересам их кредиторов, клиентов и (или) участников. 3 Зайцев О. Банкротство банков может стать исключительным событием// Банковское дело в Москве. 2001. № 11. С. 28.

нормативы с учетом возникших нестабильных финансовых условий1. В результате к началу применения мер, предусмотренных законодательством о банкротстве, состояние должника ни допускает финансового оздоровления, он не располагает средствами для удовлетворения требований кредиторов. По сравнению с иными категориями должников для банка характерно значительно большее количество кредиторов, исчисляемое в ряде случаев сотнями тысяч физических и юридических лиц, в том граждан – вкладчиков, являющихся «экономически более слабой стороной правоотношения»2 и поэтому нуждающихся в повышенной защите государством. Например, у ОАО «Акционерный банк «Инкомбанк» было порядка 300 тысяч кредиторов физических лиц и 40 тысяч кредиторов - юридических лиц, у банка «Российский кредит» - 136 тысяч вкладчиков3, у банка «СБС – Агро» - около 1,12 миллиона вкладчиков4. Банком «СБС – Агро» было погашено только 97 % требований частных вкладчиков (на общую сумму 3,6 млрд. рублей) более чем через три года с момента прекращения им платежей, причем в основном за счет средств бюджета, выделенных на эти цели Агентству по реструктуризации кредитных организаций. Между тем, известно, что «вклады населения являются одним из важнейших источников кредитования экономики»5. Последствиями непринятия мер по возвращению доверия вкладчиков, как подчеркнул П. Нойберг, станут «неэффективное размещение сбережений, высокая стоимость финансового перераспределения, высокий уровень процентных ставок …»6. В отличие от иных юридических лиц, кредитные организации распоряжаются в основном привлеченными, заемными денежными средствами, осуществляют расчетные операции. В случае неплатежеспособности банка это вызываПлан финансового оздоровления Мосбизнесбанка // Архив Арбитражного суда г. Москвы. Л. 98 т. 2 дела № А40-26238/00-70-20Б. 2 Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй (постатейный). Отв. ред. д. ю. н., проф. О.Н. Садиков. – М., 1996. С. 404. 3 Коммерсантъ. 2000. 14 нояб. 4 Коммерсантъ. 2001. 20 нояб. 5 Мельников А.Г. Реструктуризация банковской системы: рецепты и прогнозы // Деньги и кредит. 1999. №11. С.13. 6 Нойберг П. Системные структуры преобразования в банковской сфере // Деньги и кредит. 1996. № 5. С. 55.

ет консервацию необходимой экономике ликвидности на несколько лет. По состоянию на 1 апреля 2000 г. в российских банках с отозванной лицензией находилось средств предприятий и организаций на сумму 65,4 млрд. руб., вкладов населения - 10,2 млрд. руб., привлеченных межбанковских кредитов 46,5 млрд. руб.1 Удовлетворение требований кредиторов пятой очереди при несостоятельности банков имели место в единичных случаях и не более чем на 5 %2. Кредиторы такой кредитной организации оказываются не в состоянии исполнить свои обязательства и обязанности, что в порядке «цепной реакции» влечет развитие неплатежей. Поэтому оправдано мнение о том, что «с точки зрения публично – правового интереса часто необходимо не столько банкротство банка – должника, сколько сохранение его как элемента расчетной системы и системы предоставления банковских услуг»3. Участие кредитной организации в банковской группе, банковском холдинге, финансово-промышленной группе приводит к чрезмерной ориентации на ограниченный круг заемщиков, разделению активов и пассивов банка между членами этих групп таким образом, что в случае его несостоятельности конкурсная масса практически отсутствует. Влияние множественности кредиторов на последствия несостоятельности, помимо социально-экономической дестабилизации, состоит в повышении сложности, длительности и стоимости проведения процедур банкротства4. В Геращенко В.В. О денежно-кредитной политике в ходе реструктуризации банковской системы // Деньги и кредит. 2000. № 6. С. 11. 2 Напр., в ходе конкурсного производства ОАО «Мосбизнесбанк» были удовлетворены требования 4й очереди на 4, 25 % от суммы требований (л. 5 т. 69 дела №А40-26238/99-70-20Б);

в банке «ВостокЗапад» задолженность перед кредиторами 5-й очереди была погашена на 4,8 % от суммы долга (Определение Арбитражного суда г. Москвы от 3 января 2001 г. по делу № А40-4508/99-88-4Б);

в «Технобанке» погашено 77,2% требований кредиторов 1-й очереди (Определение от 23 мая 2002 г. по делу № №А-40-15129/00-88-21Б);

в банке «Юнибест» удовлетворены требования кредиторов только первой очереди на 74% (Определение от 3 января 2002 г. по делу №А40-27631/99-95-36Б)//Архив Арбитражного суда г. Москвы. 3 Голубев С.А., Гузнов А.Г., Козлачков А.А. Правовое регулирование мер по предотвращению банкротства кредитных организаций // Вестник ВАС РФ. 1999. № 4. С.82. 4 Общая сумма расходов на проведение судебных процедур банкротства АКБ «Юнибест» составили 10 млн. руб. (Определение Арбитражного суда г. Москвы от 3 января 2002 г. № А40-2763199-95-36Б);

на проведение конкурсного производства «Технобанка» - 4 млн. руб (Отчет конкурсного управляющего – л. 115 т. 13 дела № А40-15129/00-88-21Б);

в АКБ «Кредитресурс» расходы на конкурсное частности, при проведении инвентаризации архивных документальных материалов банка «Юнибест», было обнаружено документов на 745713 листах1;

общий объем архивной массы региональных филиалов «Мосбизнесбанка» составил 250000 томов2. Для ряда банков характерно расположение широкой филиальной сети в различных субъектах РФ, удаленность имущества, кредиторов и должников от места проведения процесса банкротства. Затрудняется поиск кредиторов и должников, их оповещение, проверка заявленных требований;

выяснение воли, учет и защита интересов различных категорий кредиторов и вкладчиков. Проведение кредитной организацией банковских операций с нерезидентами впоследствии также повышает расходы арбитражных управляющих, а в ряде случаев и препятствует возвращению дебиторской задолженности3. Наличие огромного числа должников обусловливает гораздо больший объем судебных процессов4. Споры между многочисленными участниками правоотношений банкротства кредитных организаций задерживают ликвидацию активов. Осуществление расчетных операций, предусмотренных пп. 3 - 5 ст. 5 ЗоБД, дополнительно расширяет сферу деятельности конкурсного производства. Если иные юридические лица в ходе процедур банкротства ведут работу только со своими контрагентами по хозяйственной деятельности, то кредитная организация вынуждена выполнять аналогичные задачи по расчетам своих клиентов с бюджетом, в том числе не произведенных по причине прекращения производство на 40 % превысили сумму средств, распределенных между кредиторами (Определение от 25 октября 2001 г. № А40-16266/00-70-15 Б) // Архив Арбитражного суда г. Москвы. 1 Акт результатов проведения инвентаризации архивных документальных материалов акционерного коммерческого банка «Юнибест» от 20 августа 2000 г. (л. 18 т. 13 дела № А40-27631/99-95-36Б) // Архив Арбитражного суда г. Москвы. 2 Промежуточный отчет о проведении конкурсного производства (л. 89 т. 13 дела №А40-26238/99-7020Б) // Архив Арбитражного суда г. Москвы. 3 Напр., Протокол № 19 заседания комитета кредиторов «Технобанка» от 4 февраля 2002 г. по вопросу списания активов, нереальных ко взысканию, в том числе остатков денежных средств на корреспондентских счетах в банках – нерезидентах в иностранной валюте (л. 4 т. 35 дела № А4015129/00-88-21Б)// Архив Арбитражного суда г. Москвы. 4 Напр., «Инкомбанк» на начало 2002 г. вел более 700 судебных дел, связанных с формированием конкурсной массы, «Мосбизнесбанк» - за весь период конкурсного производства – 400 дел. Несмотря на длительность (2,9 года) конкурсного производства последнего, по 32 делам в судах и 65 делам в стадии исполнительного производства завершить не удалось (л.28 т. 69 № А40-26238/99-70-20Б).

кредитной организацией платежей;

запрашиваемых правоохранительными органами, и другие. Банкротство кредитной организации – участника рынка ценных бумаг в обязанности конкурсного управляющего включает ликвидацию депозитария в соответствии со ст.ст. 187-189 Закона о банкротстве, Указаниями Банка России № 588-У «О порядке прекращения депозитарной деятельности кредитной организации»1. Несоразмерность сроков конкурсного производства с длительностью судебных и исполнительных производств по взысканию дебиторской задолженности, сроками исполнения обязательств, в которых кредитная организация – банкрот выступает в роли кредитора, служит причиной преимущественного обращения конкурсного управляющего к договорам уступки права требования. В таком случае конкурсная масса несет значительные потери в связи с низкой ценой уступки. Отставание вторичного кредитного рынка, на котором можно было бы реализовать кредиты ликвидируемых банков, усугубляет затягивание ликвидации в связи с необходимостью обеспечения возврата кредитов банка. Денежный характер подавляющего большинства обязательств кредитной организации, право при наличии соответствующей лицензии проводить операции в иностранной валюте усиливают негативное влияние длительности процедур банкротства на потери кредиторов в связи с инфляцией и девальвацией. Следует отметить, что ключевую роль как в сохранении и восстановлении платежеспособности, так и наиболее полном удовлетворении требований кредиторов играет наличие у кредитной организации имущества, и, в первую очередь, ликвидных активов. С этой точки зрения представляется правильным категоричное утверждение М. Полуэктова о том, что «способы защиты интере Указания Банка России № 588-Уот 25 июня 1999 г. // ВБР. 1999. 30 июня. Согласно отчета конкурсного управляющего ОАО «Мосбизнесбанк» за время конкурсного производства было выведено из депозитария «Мосбизнесбанка» ценных бумаг в количестве 1 млн. штук 47 депонентов (л. 32 т. 24 дела № А40-26238/99-70-20Б)//Архив Арбитражного суда г. Москвы.

сов должника и кредиторов в основном направлены на пресечение растаскивания и возврат имущества потенциального банкрота»1. Между тем, рассмотренные особенности банковской деятельности приводят к поглощению более значительной части стоимости имущественного комплекса кредитной организации при ее банкротстве по сравнению с иными видами юридических лиц. По заявлению представителя ЦБ РФ в ходе судебного заседания по делу о признании банкротом ОАО «Инкомбанк», «смета представлена на январь 260 тыс. долларов США в месяц только на содержание аппарата временного управляющего и 360 тыс. долларов США на консультации временного управляющего по процедуре наблюдения, не считая расходов на аудиторские проверки»2. За два года конкурсного производства в «Мосбизнесбанке» расходы на его проведение составили 122, 7 млн. руб.3 В банке «Восток – Запад» расходы на конкурсное производство с учетом погашения задолженности, возникшей в ходе наблюдения, составили 33, 2 млн. руб. - 20 % от конкурсной массы4. Анализ правового статуса кредитной организации после отзыва у нее лицензии на осуществление банковских операций в совокупности с содержанием процедур банкротства показывает, что лицензионный режим банковской деятельности оказывает на них широкое воздействие. Поэтому мы солидарны с мнением профессора В.В. Витрянского о том, что «необходимость правового регулирования особенностей банкротства кредитных организаций диктуется тем, что в отличие от большинства иных коммерческих организаций, обладающих общей правоспособностью в сфере предпринимательской деятельности (ст. 49 ГК РФ), кредитные организации наделены лишь ограниченной (целевой) правоспособностью, в рамках которой они могут выполнять соответствующие Полуэктов М. Способы защиты интересов должника и кредиторов в законодательстве о несостоятельности (банкротстве) // Законодательство и экономика. 1999. № 11. С. 5 – 12. 2 Кулакова Н. Удивительные подробности из жизни Инкомбанка// Коммерсантъ – деньги. 1999. № 4. С. 28. 3 Отчет конкурсного управляющего Мосбизнесбанка (Л. 23 т. 24 дела № №А40-26238/99-70-20Б) // Архив Арбитражного суда г. Москвы. 4 Определение Арбитражного суда г. Москвы № А40-4508/99-88-4Б // Архив Арбитражного суда г. Москвы.

банковские операции и совершать определенные сделки»1. Как следует из п. 4 ч. 9 ст. 20 ЗоБД, с момента отзыва лицензии ее правоспособность ограничивается, причем не только как банковской структуры - на ту совокупность правомочий, которые были предоставлены лицензией, но и как субъекта хозяйствования вообще, запрещая ей совершать и исполнять сделки, не связанные с банковской деятельностью. Кредитная организация не имеет возможности после отзыва лицензии на осуществление банковских операций предпринимать меры, имеющиеся в арсенале иных категорий должников для предотвращения ликвидации и возвращения финансовой стабильности2. Следует отметить, что банковская специфика вызвала появление и в других современных законодательствах – Великобритании3, США4, Мексики5 тенденции применения специальных схем регулирования банкротства кредитных организаций по сравнению с другими категориями должников. Подводя итог, можно сделать вывод, что развитие особенностей банкротства кредитных организаций обусловлено системой факторов. Социально экономическими факторами являются: ключевая роль в финансово – кредитной системе государства;

публичное значение сохранения функционирования банка;

специфика хозяйственной деятельности (в том числе проведение расчетных операций и операций в иностранной валюте);

отличная структура имущества, значительно больший удельный вес заемных средств, денежный характер большинства обязательств, большая доля в имуществе прав требования, нередкое наличие широкой филиальной сети;

прямая зависимость финансового благополучия от действий вкладчиков;

стремительность ухудшения финансового положения и повышенная сложность его улучшения;

отсутствие на финансоФедеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» / Под общ. ред. В.В. Витрянского. М., 1998. С. 301. 2 Подробнее проблемы соотношения лицензирования банковской деятельности и процедур банкротства будут исследованы в п. 3.1 настоящей работы. 3 Васильев Е.А. Правовое регулирование конкурсного производства в капиталистических странах. М., 1988. С.22. 4 Хамильтон Г. Несостоятельность. В сборнике статей Европейской службы банковского консультирования «Организация качественной и эффективной работы банка». М.: Финансы и статистика, 1997. С. 92 – 100. 5 Банкротство финансовых компаний. Под ред. Уколова В.Ф., Омарова А.М. М., 1999. С.80.

вом рынке своевременной объективной информации о действительном положении кредитной организации;

количество кредиторов и должников, в том числе граждан и нерезидентов, в сотни и тысячи раз превышающее аналогичные показатели иных категорий должников;

и как следствие - причинение значительно большего ущерба в результате несостоятельности в результате «цепной реакции» экономическим субъектам и всем сферам общественной жизни. Правовыми факторами можно считать специальную правоспособность кредитных организаций;

специфику их правового статуса, обусловленную банковским законодательством. 1.3. Р а з в и т и е и н с т и т у т а несостоятельности (б а н к р о т с т в а) к р е д и т н ы х о р г а н и з а ц и й Правовой институт несостоятельности (банкротства) кредитных организаций получил свое второе рождение после более чем семидесятилетнего перерыва. Непродолжительность опыта, слабость разработки современного правового регулирования заставляет обратиться к анализу его становления, что, по меткому замечанию выдающегося историка – правоведа К. Малышева, «пролило бы яркий свет на окружающее нас состояние права, как исторический результат мировой мысли и опыта»1. На Руси зарождение кредитных отношений произошло на исходе ХII в., о чем свидетельствуют Пространная редакция Русской правды (1070 – е гг.)2, Устав Вл. Мономаха, «Псковская ссудная грамота». Первые кредитные организации, именуемые в дореволюционном праве «кредитные установления», стали появляться со 2-й четверти ХVIII в., банки - с 1754 г.3. Для кредитных организаций до отмены крепостного права была характерна государственная форма 1 Малышев К. Исторический очерк конкурсного процесса. СПб., 1871. С. 1. См. также Бугров А. Кредит в России до зарождения первых банков// Банки и технологии. 2000. № 2. С. 84. 3 Батюшков Д.Д. Банки. Их значение, операции, история развития и счетоводство. Владикавказ, 1905. С.32.

собственности, не допускающая возникновения конкурного процесса1, а частные банки, частные банкирские конторы были немногочисленны2. Частные кредитные организации («земские банки») стали учреждаться с 1861 г., а акционерные частные коммерческие банки - с 1864 г3. К началу ХХ века Россия имела развитую систему разнообразных кредитных установлений государственной, общественной и частной форм собственности. Конкурсный процесс на примитивном уровне существовал в России с древнейших времен4. Первыми российскими законодательными актами в этой сфере являются Уставы о несостоятельности 1740 г., 1763 г., Устав о банкротах 1800 г. Наиболее значительный акт - Устав о несостоятельности 1832 г. действовал до 1917 г. Несмотря на продолжительность участия в гражданском обороте, кредитные организации долгое время не наделялись статусом специального субъекта правового регулирования несостоятельности. Как указывает А.Н. Гурьев, «в уставах банков не было предусмотрено ликвидации их дел, между тем производство таковой в общеустановленном уставами о торговой несостоятельности порядке оказалось на практике неудобным, весьма стеснительным для кредиторов»5. Это послужило причиной того, что 22 мая 1884 г. начинает свое существование институт банкротства кредитных организаций – с момента принятия Закона «О порядке ликвидации дел частных и общественных установлений краткосрочного кредита». Субъектами специального правового регулирования стали акционерные коммерческие банки, общества краткосрочного взаимного кредита, городские общественные банки. Особенностями регламентации несостоятельности явились: более жесткие основания ликвидации;

введение дополнительного субъекта права возбуждения дела о несостоятельности (министерства финансов);

возможность проведения конкурсного См.: Кауфман И.И. Государственые долги России. Вестник Европы. Кн.11. 1885. С.584. Мехряков В. Государственный банк Российской Империи в первые годы развития // Банки и технологии. 2000. № 1. С. 90. 3 Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права /по изданию 1914 г./. – М., 1994. С. 242. 4 См.: Гольмстен А.Х. Исторический очерк русского конкурсного процесса. СПб., 1888. С. 35.;

Калачев Н.В. Предварительные юридические сведения для полного объяснения «Русской правды». СПб. 1880. С. 10. 5 Гурьев А.Н. Очерк развития кредитных учреждений в России. СПб., 1904. С.207.

2 управления правительственной конкурсной комиссией. Значением этого закона стало: 1) упрощение порядка ликвидации финансово неустойчивых кредитных организаций;

2) повышение финансовой надежности банков за счет побуждения их пайщиков (участников) к осуществлению мер по предупреждению несостоятельности (путем восстановления утраченной части капитала);

3) улучшение государственного контроля и качества проведения конкурсного производства. Опыт, полученный вследствие кризиса 1901 г., когда обанкротились 9 банков, использован при дальнейшем развитии законодательства. Предупреждению несостоятельности способствовали пруденциальное регулирование, направленное на укрепление финансовой устойчивости1, а также активная государственная поддержка особо значимых банков2. В Своде Законов Российской Империи, Уставе Кредитном издания 1903 г., в редакциях 1906, 1908 и 1909 гг. мы находим уже довольно разработанный институт несостоятельности кредитных организаций, правила которого распространялись на все кредитные установления и применялись субсидиарно к общим положениям о торговой несостоятельности Устава Судопроизводства Торгового. В частности, были предусмотрены следующие особенности правового регулирования несостоятельности (банкротства) кредитных организаций по сравнению с иными лицами. Установление более жесткого критерия несостоятельности, упрощающих возбуждение судебного разбирательства и более отвечающее интересам кредиторов – «прекращение платежей вследствие расстройства своих дел»3, что имело прогрессивное значение. В основе признания несостоятельности некре Закон от 5 апреля 1883 г. «Об изменениях и дополнениях существующих правил относительно открытия новых акционерных коммерческих банков»;

Гиндин И.Ф. Русские коммерческие банки: из истории финансового капитала в России. М., 1948. С.318. 2 Печерин Я.И. Исторический обзор правительственных, общественных и частных кредитных установлений в России. СПб., 1904. С. 126;

Андрюшин С.А. Банки Российской империи. Томск, 1996. С. 126. 3 Свод Законов Российской империи (неофициальное издание). Под ред. Волкова А.Ф., Филипова Ю.Д. СПб. 1898. Т. 11.Ст. 98. С. 529.

дитных организаций оставался критерий неоплатности1, что, по мнению современников, было основной чертой, делающей российский институт несостоятельности не отвечающим складывающимся капиталистическим отношениям2. Специальные меры по предупреждению несостоятельности кредитных организаций законодательством того времени были мало разработаны. В качестве такой процедуры, имевшей внесудебный характер, служило введение «администрации по делам торговым» до признания должника несостоятельным. Она представляла собой участие кредиторов в управлении делами должника – прототип современного внешнего управления. Особенность для кредитных организаций состояла в порядке введения такой администрации, который мог быть только добровольным в виде сделки между должником и всеми его кредиторами. Для иного, ограниченного некоторыми условиями, круга должников она могла применяться и в принудительном порядке. Использование администрации было возможно далеко не всегда, поскольку ограничивалось жесткими рамками: 1) недостаток имущества должника не должен был превышать 50 % его обязательств;

2) целесообразность ее введения определялась комиссией из наиболее уважаемых членов Биржевого комитета;

3) Биржевой комитет должен был вынести постановление о допуске администрации до обращения иных кредиторов в суд с требованием о признании должника несостоятельным3. Другой особенностью предупреждения несостоятельности кредитных организаций было назначение исключительно в такие организации особого органа «ликвидационной комиссии» для «ликвидации дел» кредитной организации, не только не объявленной несостоятельной, но и при отсутствии признаков несостоятельности4. Этот правовой институт можно считать истоком современСм., напр.: Нефедьев Е А. Указ. соч. С.71 – 72. См.: Трайнин А. Несостоятельность и банкротство. СПб., 1913. С. 4. 3 Разъяснения Кассационного Департамента Правительствующего сената. / Законы о несостоятельности торговой и неторговой и о личном задержании неисправных должников. Составитель Бардзкий А.Э. Одесса, 1914. С. 224. 4 Бардзкий А.Э. Указ соч. С. 141.

2 ной временной администрации по управлению кредитной организацией, назначаемой Банком России. Специальные меры по предупреждению несостоятельности банка устанавливались также в каждом конкретном случае индивидуально-правовым актом, содержавшим перечень мер по финансовому оздоровлению, порядок возврата средств, предоставленных государством в целях санации, состав и полномочия временного управления, размер вознаграждения его членов. До полного возвращения государственного кредита с уплатой процентов полномочия органов управления банка переходили временному управлению, подведомственному Государственному Дворянскому Банку. Современная мера – назначение временной администрации с приостановлением полномочий исполнительных органов кредитной организации - воспринимает такое ограничение правоспособности должника. Законом были определены особые меры, применяемые к кредитному установлению как судом, так и административными органами с момента возбуждения дела о несостоятельности, а также особенности судопроизводства. Процедура наблюдения была неизвестна конкурсному праву. Действовал ускоренный порядок признания несостоятельности (ст. 409 Устава Судопроизводства Торгового). Процесс банкротства кредитных установлений имел свои особенности, которые продолжает современное регулирование наблюдения и досудебных процедур. До решения вопроса о несостоятельности, суд был вправе назначить исследование действительного финансового положения кредитной организации посредством ревизии (ст. 141 Устава Кредитного). К профессионализму комиссии по изучению финансового состояния предъявлялись высокие требования. На практике в нее входили как государственные чиновники, так и управляющие государственных банков. Вопрос о наличии «расстройства дел кредитного установления» решался именно этой ревизией, и его отрицательное заключение влекло вынесение судом определения об отказе в признании несостоятельным. Результаты ревизии объявлялись для всеобщего сведения – этой нормой учитывалась особая роль деловой репутации кредитной организации для продолжения ее функционирования. В отличие от иных должников, приняв заявление о несостоятельности кредитного установления, суд был управомочен до вынесения определения о признании его несостоятельным принять меры по охране его имущества (уже именуемого «массой») посредством наложения ареста (ст. 143 Устава Кредитного). Законодательство не допускало мировых сделок по делам о несостоятельности кредитных организаций, чем также учитывало такую особенность кредитных организаций как множественность мелких кредиторов и реализовывало более тщательную защиту их прав. Уже тогда было признано, что «чем больше состав кредиторов и чем менее значительны требования каждого, тем легче, как показала практика, достигнуть должнику желаемых им самим условий сделки»1. Учитывая размеры активов и многофилиальность банков, законодательство предусматривало назначение судом нескольких присяжных попечителей (аналог современного арбитражного управляющего) по усмотрению суда при вынесении определения о признании кредитного установления несостоятельным. Причем в случае возложения надзора за ними на одного из присяжных попечителей, они были независимы от кредиторов. Основной особенностью конкурсного производства была возможность введения вместо конкурсного управления специального органа - ликвидационной комиссии, имеющей иной правовой статус. Таким образом, существовало два вида таких комиссий: первая, как было указано выше, являлась прототипом временной администрации по управлению кредитной организации. Она действовала исключительно от имени кредитного установления и его представляла. В отличие от нее, ликвидационная комиссия второго вида назначалась в кредитную организацию, уже признанную судом несостоятельной, считалась представителем кредиторов и должников кредитной организации, и ее действия были для них обязательны. Интересным положением, на наш взгляд, дающим дополнительные гарантии для максимального использования законных мер Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 459.

увеличения конкурсной массы в интересах кредиторов было следующее правило. Ввиду различий правовой природы двух видов ликвидационных комиссий кредитных организаций, вторая (заменяющая конкурсное управление), а также конкурсное управление не являлись правопреемниками ликвидационной комиссии первого вида и были вправе предъявлять иски по тем же предметам, что предъявлялись первой ликвидационной комиссией1. Состав и порядок формирования ликвидационных комиссий, дополнительный контроль со стороны министра финансов свидетельствуют об учете законодательством специфического состава и стоимости активов банка, упрощающих возможность для незаконных действий конкурсного управления, необходимости участия квалифицированных специалистов в области банковского дела, а также значение этих видов должников для здоровья экономики. Согласно ст. 121 Устава Кредитного (изд. 1893 г.), ликвидационная комиссия состояла из председателя и четырех или шести членов, из которых 2 или 4 члена назначались министром финансов по согласованию с министром юстиции (а по делам о городских общественных банках – с министром внутренних дел). Остальные 2 члена избирались Биржевым комитетом из почетнейших торгующих на бирже купцов – в городах, где существовали биржи, а в прочих городах, и по делам городских общественных банков – Городской Думой из лиц, которые могли быть избраны на должности по городскому общественному управлению. Кредиторы фактически устранялись от влияния на работу комиссии, а вопросы, подлежащие утверждению общего собрания кредиторов иных видов должников, разрешались судом (ст. 126 Устава Кредитного изд. 1893 г.). Однако кредиторам предоставлялось право контроля путем ознакомления с документацией и действиями органов конкурсного производства. Продажа имущества и предварительное удовлетворение требований кредиторов могли быть разрешены судом досрочно, что также было направлено на снижение тяжести последствий консервации в кредитных организациях средств участников гражданского оборота.

Бардзкий А.Э. Указ. соч. С. 141.

Особенности конкурсного управления касались принятия требований кредиторов и установления очередности;

составления расчета удовлетворения;

обязанности сообщения прокурору об обнаруженных признаках противозаконных деяний. Срок для предъявления требований (6 месяцев со дня публикации о несостоятельности кредитного установления) по сравнению с общими правилами был удлинен для кредиторов, проживающих в России, а для находящихся за границей сокращен в 2 раза. В целом это способствовало сокращению продолжительности конкурсного производства. Достижению этой цели способствовало также упрощение порядка уведомления кредиторов кредитных организаций об отнесении их требований к очередям удовлетворения (ст. 153 Устава Кредитного изд. 1903 г.). Состав органов, уполномоченных на регулирование банкротства кредитных организаций и надзор был расширен и включал министров финансов, юстиции, внутренних дел. Эти лица участвовали в назначении ревизии;

в назначении ликвидационной комиссии и ее контроле, определении порядка ее внутреннего делопроизводства, определении размера вознаграждения (в установленных законом границах). Советский этап развития правового регулирования банкротства (19171993 гг.) характеризуется сворачиванием этого правового института и полным отказом от его включения в правовую систему СССР. Причинами этого стали, во–первых, отсутствие экономической оправданности в условиях монополии государственной собственности и концентрации управления финансами, а во– вторых, национализация банков. Как справедливо отмечает М. В. Телюкина, «конкурсное право относится к числу институтов, которые могут существовать только в условиях рыночной экономики»1. Только на время действия нэпа вновь появилась потребность в правовом регулировании отношений банкротства2. В 1927 г. ВЦИК и СНК РСФСР был принят закон о дополнении ГПК Телюкина М.В. Cущность и некоторые проблемы конкурсного права // Законодательство. 2000. № 4. С. 19. 2 См.: Клейнман А.Ф. О несостоятельности частных лиц по советскому процессуальному праву. Иркутск, 1929. С.3.

РСФСР 37-й главой «О несостоятельности частных лиц физических и юридических», а в 1929 г. в ГПК РСФСР были введены главы «О несостоятельности государственных предприятий и смешанных акционерных обществ». Однако влияние на регулирование банкротства лиц, относящихся к кредитным организациям в современном значении, они не оказали. «Нэп, - как пишет С. Прокопович, - сохраняет огосударствление … банковского дела»1. С 1922 г. начали функционировать и негосударственные кредитные организации, но принятое в 1927 г. постановление ЦИК и СНК СССР "О принципах построения кредитной системы" положило начало монополизации банковского дела. В 1930 г. в связи с проведением кредитной реформы, все операции по краткосрочному кредитованию были сосредоточены в Государственном банке, функции банков сельскохозяйственного кредита перешли к Госбанку. В ходе банковской реформы 1988 – 1991 гг., с принятием Закона СССР от 26 мая 1988 г. «О кооперации в СССР» произошел отказ государства от монополии на банковскую деятельность. Вступлением в силу Закона «О несостоятельности (банкротстве) предприятий»2 1 марта 1993 г. начался этап возрождения правового регулирования банкротства кредитных организаций. В законе особенности банкротства были сведены к предварительному отзыву лицензии на совершение банковских операций до возбуждения арбитражным судом дела о несостоятельности. Регламентация указанной сферы формировалась также положениями Указа Президента РФ № 1184 (п. 3)3, но в большей части актами ЦБ РФ. Надзорный орган урегулировал правоотношения по принятию мер по предупреждению несостоятельности4;

составлению планов санации и организации банковского санирования5;

разработал правовой институт временной Нэп. Взгляд со стороны: Сборник / Сост. В.В. Кудрявцев. – М., 1991. С. 40. Ведомости Верховного Совета РФ. 1993. № 1. Ст. 6. 3 Указ Президента РФ «О совершенствовании работы банковской системы РФ» от 10 июня 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 7. Ст. 696. 4 Письмо ЦБ РФ от 24 мая 1995 г. «О мерах по обеспечению выполнения коммерческими банками обязательств перед вкладчиками» // ВБР. 1995. № 22. 5 Указание ЦБ РФ от 22 ноября 1996 г. «О планах санации кредитных организаций».

администрации1;

порядок назначения ликвидатора в случае добровольного объявления кредитной организации о своем банкротстве;

составление ликвидационных балансов в ходе конкурсного производства. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 г.2 в ст.ст. 141 – 143 закреплял субсидиарный порядок применения положений Закона о банкротстве по отношению к специальному закону о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций;

дополнительный критерий подведомственности дела арбитражному суду;

ограничение количества процедур банкротства кредитных организаций. Значительное расширение рассматриваемого института произошло с принятием Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»3. Он установил: 1) основания и порядок осуществления мер по предупреждению несостоятельности кредитных организаций;

2) особенности оснований и процедур рассмотрения дела о банкротстве арбитражным судом. Этот закон характеризуют: преимущественный характер применения его норм к отношениям, связанным с несостоятельностью (банкротством) и осуществлением мер по ее предупреждению;

уделение приоритетного внимания регламентации предупреждения несостоятельности, осуществляемой под эгидой Банка России;

сочетание материальных и процессуальных норм;

усиление роли надзорного органа как субъекта правоотношений банкротства. Являясь комплексным, институт несостоятельности (банкротства) кредитных организаций представляет собой сложную систему, включает нормы гражданского, финансового, административного, уголовного, арбитражного процессуального, а в отдельных случаях и других отраслей. Тем не менее, основу правового регулирования рассматриваемых правоотношений составляют гражданско-правовые нормы. Еще Г.Ф. Шершеневич отмечал, что конкурсное право является отделом частного, гражданского права4.

Письмо ЦБ РФ от 31 августа 1994 г. № 106 «Временное положение о временной администрации по управлению коммерческими банками и другими кредитными учреждениями». 2 Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 6 – ФЗ // СЗ РФ. 1998. № 2, ст. 222. 3 Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. № 40 – ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 9, ст. 1097. 4 Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. – Казань, 1898. – С. 78.

Основные принципы рассматриваемого правового института установлены Конституцией Российской Федерации. Прежде всего, регулируя отношения между равноправными участниками гражданских правоотношений – должником и его кредиторами - правовая регламентация несостоятельности базируется на принципе признания и защиты равным образом всех форм собственности (ч. 2 ст. 8 Конституции РФ). Ю.В. Литовцева объективно оценивает новый закон о банкротстве как важную ступень в реализации этого принципа1. Роль банкротства в рыночной экономике подтверждает тот факт, что само наличие этого института в системе правовых норм является определяющим фактором поддержки конкуренции, которая гарантируется в России согласно ч. 1 ст. 8 Конституции. Установление повышенной защиты граждан – кредиторов кредитных организаций, в том числе с помощью первоочередного удовлетворения их требований, реализует положения ч. 1 ст. 7 Конституции России. Принцип охраны частной собственности законом (ч. 1 ст. 35 Конституции РФ) обусловливает установление усиленных обеспечительных мер, применяемых при банкротстве, направленных на ограничение права кредитной организации, ее учредителей (участников), кредиторов по реализации своих имущественных прав при урегулировании конфликта интересов указанных лиц. С принципом, заложенным в ч. 3 ст. 35 Конституции, согласуется судебный порядок признания должника банкротом и открытия конкурсного производства, в ходе которого все имущество банкрота отчуждается и распределяется среди его кредиторов. Положения ч. 1,2 ст. 46 Конституции лежат в основе регламентации производства по делу о банкротстве в арбитражном суде, а также участия ЦБ РФ в правоотношениях, связанных с предупреждением несостоятельности кредитной организации. Правило ст. 53 Конституции РФ, на наш взгляд, имеет важнейшее значение при решении проблемы ответственности временной администрации по управлению кредитной организацией и назначившего ее Банка России. Условия и порядок введения моратория на удовлетворение Литовцева Ю.В. Очередность и порядок удовлетворения требований кредиторов //Арбитражная практика. 2003. № 3. С. 4.

требований кредиторов основываются на положениях ч. 3 ст. 55 Конституции. Нормы, зафиксированные в ч. 3 ст. 17, ст. 45 Конституции РФ, по нашему мнению, занимают ведущее место в определении принципов законодательства о банкротстве, поскольку гарантируют государственную защиту прав и свобод человека и гражданина в России, которая распространяется и на юридические лица в той степени, в какой это право по своей природе может быть к ним отнесено1. Рассматривая другой источник регулирования – ГК РФ, необходимо отметить, что в свете п. 3 ст. 232 Закона о банкротстве, основное значение принадлежит не тем его положениям, которые непосредственно регулируют вопросы банкротства (ст. ст. 64, 65 ГК РФ), а иные нормы. Среди них основания признания сделок недействительными (согласно п. 1 ст. 28 НБКО субсидиарно к положениям специального законодательства о банкротстве применяются положения § 2 гл. 9 ГК РФ);

положения об ответственности (п. 3 ст. 53 ГК, ст. 56 ГК, п.1 ст. 399 ГК РФ), в том числе основного общества в случае несостоятельности дочернего (ч. 2 ст. 105 ГК РФ)2. Правовое положение участников должника в деле о банкротстве регулируется также п.1 ст. 87, п.1 ст. 95, п. 1 ст. 96, п. 2 ст. 98 ГК РФ. Пунктом 2 ст. 182 ГК установлены основы правового статуса конкурсного управляющего при банкротстве. Как верно полагают Г.А. Тосунян и А.Ю. Викулин, «многие другие нормы этого Кодекса, хотя и непосредственно не затрагивают проблемы несостоятельности (банкротства) юридических лиц, но играют определяющую роль в решении ряда вопросов, возникающих в связи с их банкротством»3. НБКО закрепляет различные системы источников правового регулирования для отношений, связанных с осуществлением мер по предупреждению См. п.4 постановления Конституционного Суда РФ от 17 декабря 1996 г. № 20-П// СЗ РФ. 1997. № 1. Ст. 197. 2 Эти нормы, как правильно констатирует судья арбитражного суда Орловской области В.А. Химичев, могут быть применены исключительно в конкурсном производстве. См. Химичев В.А. Правовое положение участников должника в деле о банкротстве // Вестник ВАС РФ. 2002. № 3. С. 111. 3 Тосунян Г.А., Викулин А.Ю. Несостоятельность (банкротство) кредитных организаций: учеб.практическое пособие. – М.: Дело, 2002. С. 10.

несостоятельности и отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством). Согласно ч. 2 ст. 1 НБКО, отношения, связанные с осуществлением мер по предупреждению несостоятельности кредитных организаций, не урегулированные Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», регулируются иными федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними нормативными актами ЦБ РФ. Прежде всего, это положения Закона о ЦБ РФ, устанавливающие полномочия ЦБ РФ в области банковского регулирования и банковского надзора (п.9 ст. 4, ст. 7, гл. Х), в том числе дополнительные основания осуществления мероприятий по предупреждению несостоятельности (ст. 74, 75) и порядок принятия такого решения. Установление санкций за нарушение кредитной организацией федеральных законов и актов ЦБ РФ, непредставление полной и достоверной информации (ч.1 ст. 74), не устранение нарушений, совершение операций и сделок, создающих реальную угрозу интересам ее кредиторов (вкладчиков), служит своевременному предупреждению несостоятельности банка. Порядок реорганизации кредитной организации базируется на положениях ст.ст. 57 – 60 ГК РФ, ст. 23 ЗоБД. Важнейшими подзаконными актами выступают: Инструкция ЦБ РФ «О порядке осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства) кредитных организаций»1;

Положение ЦБ РФ «О временной администрации по управлению кредитной организацией»2, Положение ЦБ РФ от 4 июня 2003 г. «О реорганизации кредитных организаций в форме слияния и присоединения», изданное согласно п. 2 ст. 32 НБКО. В соответствии с подпунктом 5 п. 1. ст. 17 НБКО в круг оснований назначения временной администрации включены основания, установленные чч.1,2 ст. 20 ЗоБД. Отзыв лицензии на осуществление банковских операций у кредитной организации значительно изменяет гражданско-правовой статус такой организации в качестве субъекта правоотношений банкротства, является безусловным основанием для назначения временной администрации (п. 2 ст. 1 Инструкция ЦБ РФ от 12 июля 1999 г № 84 – И // ВБР. 1999. № 42-43. Положение ЦБ РФ от 14 мая 1999 г. № 76 – П (в ред. от 17 сентября 2001 г.) // ВБР. 1999. № 31.

НБКО), служит одним из обязательных условий возбуждения дела о несостоятельности кредитной организации арбитражным судом (ст. 36 НБКО). Поэтому в систему правового регулирования входят нормы ст. 20 ЗоБД, устанавливающие основания, порядок обжалования и правовые последствия отзыва у кредитной организации лицензии. Ст. 11.1 ЗоБД также участвует в гражданскоправовом регулировании ответственности руководителей кредитной организации за доведение этой организации до банкротства, согласно п. 4 ст. 50 НБКО. Федеральный закон от 8 июля 1999 г. № 144-ФЗ «О реструктуризации кредитных организаций»1 можно включить в систему правовых норм, регулирующих отношения, связанные с осуществлением мер по предупреждению несостоятельности кредитных организаций только в той части, которая регулирует комплекс мер, применяемых к кредитным организациям и направленных на преодоление их финансовой неустойчивости и восстановление платежеспособности. Такой вывод следует сделать исходя из определения «реструктуризации», данного в п. 1 ст. 2 указанного закона, которое включает помимо вышеизложенного значения этого понятия также и второе значение, а именно «комплекс мер, направленных на осуществление процедур ликвидации кредитных организаций». Некоторые исследователи сужают понятие реструктуризации до первого значения – предотвращения признания банкротом2, что соответствует его сущности и назначению. Говоря о реструктуризации, следует отметить, что она является частным случаем проведения мер по предупреждению несостоятельности и не получила широкого распространения (под управления АРКО перешли 17 банков). Нормативно – правовая база, предметом регламентации которой выступают отношения, связанные не с предупреждением банкротства, а с банкротством кредитных организаций, значительно сужена. В арбитражной практике подчеркивается, что включенные согласно ч. 3 ст. 1 НБКО в качестве предмета регулирования отношения, связанные с несостоятельностью (банкротством) кре1 РГ. 1999. 13 июля. См., напр. Тосунян Г.А., Викулин.А.Ю. Общий и постатейный комментарий к Федеральному закону «О реструктуризации кредитных организаций». – М.: Дело, 2000. С. 22.

дитных организаций, предусматривают применение к ним других федеральных законов и нормативных актов ЦБ РФ с учетом определенного их соотношения с НБКО. «При этом особенность системы правовых актов, содержащих нормы, регулирующие отношения в связи с несостоятельностью кредитной организации, заключается в том, что упомянутые отношения не могут регулироваться какими-либо иными федеральными законами, кроме Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и исчерпывающего списка нормативно правовых актов Банка России, в тех случаях, которые прямо предусмотрены Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций"1. Согласно ст. 34 НБКО, общее процессуально – правовое регулирование осуществляется АПК РФ и Законом о банкротстве, а нормы НБКО являются специальными. Непосредственно особенности рассмотрения дел о банкротстве урегулированы в п.4 ст. 4, ст. 33, п.4 ст. 38, гл. 28 АПК РФ. Нормативные акты ЦБ РФ при этом участвуют в регламентации отношений, связанных с несостоятельностью кредитных организаций только в случаях, предусмотренных НБКО. В соответствии с п. 2 ст. 6, п. 1 ст. 45 НБКО действуют Положения ЦБ РФ «О порядке аттестации арбитражных управляющих (ликвидаторов) кредитных организаций»2, «О проведении Банком России проверок деятельности арбитражных управляющих при банкротстве кредитных организаций»3. В соответствии со ст. 48 НБКО разработано Положение ЦБ РФ «О порядке составления промежуточного ликвидационного баланса и ликвидационного баланса кредитной организации и их согласования с территориальными учреждениями Банка России»4. Помимо указанных в развитие положений НБКО действует целый ряд других подзаконных актов ЦБ РФ. Значительная роль в регулировании судебного этапа банкротства кредитных организаций принадлежит Закону о банкротстве, применяемому субсидиПостановления ФАС Московского округа от 16.10.2001 N КГ-А40/5749-01-2;

от 16.10.2001 N КГА40/5782-01;

от 26.12.2001 N КГ-А40/7648-01-1;

от 14.03.2002 N КГ-А40/669-02//Архив ФАС Московского округа. 2 Положение ЦБ РФ от 7 августа 2001 г. № 146 – П // РГ. 2001. 20 сент. 3 Положение ЦБ РФ от 17 января 2001 г. N 132-П // ВБР. 2001. № 7. 4 Положение ЦБ РФ от 4 октября 2000 г. № 125 – П // ВБР. 2000. № 55.

арно к положениям НБКО. Практика применения его норм показывает его неэффективность, что обуславливает его постоянное корректирование. В связи с тем, что, как справедливо отмечал В.В. Витрянский, число необходимых поправок в тексте Закона о банкротстве 1998 г. вполне сравнимо с общим количеством его статей, и в связи с этим необходима его новеллизация1, 26 октября 2002 г. был принят новый Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)». В нем отражены следующие основные изменения правового регулирования банкротства кредитных организаций: 1. Повышение соответствия банкротства конституционным принципам. Происходит расширение прав учредителей (участников) кредитной организации - должника при разбирательстве дела (ст. 12, 35), на собрании кредиторов, в конкурсном производстве (п. 2 ст. 126);

защита интересов государства путем предоставления права уполномоченным органам участия с правом голоса на всех собраниях кредиторов (п. 1 ст. 12, п. 1 ст. 14, 15, п. 1 ст. 18). С помощью исключения «механической процедуры возбуждения дела о банкротстве»2 защищается должник от действий недобросовестных кредиторов. 2. Происходит расширение прав конкурсных кредиторов (п. 2,5 ст. 12, п.5 ст. 16 Закона), обеспечение и повышение информированности арбитражного суда и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, о проведении и решениях собраний кредиторов (п.7 ст. 12). В то же время, если количество конкурсных кредиторов и уполномоченных органов превышает 500, изменяется порядок их уведомления (по аналогии с дореволюционным) о проведении собрания кредиторов с персонального оповещения на опубликование сообщения в средствах массовой информации (п. 2 ст. 13). Такая новелла будет способствовать сокращению сроков и трудоемкости процедур банкротства. 3. Предусматриваются меры по ограничению злоупотреблений арбитражного управляющего при формулировке вопросов повестки дня собрания Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве// Вестник ВАС РФ. 2001. № 9. С. 104. 2 Бессонова З.Г. Новеллы Закона о банкротстве и проблемы их применения //Арбитражная практика. 2003. № 1. С. 3.

кредиторов (п. 2 ст. 14), при ведении реестра требований кредиторов (п. 1 ст. 16), в том числе возложение функции ведения реестра на реестродержателя, внесение в реестр только тех требований, которые установлены судебным актом. Вводится гласность применения мер дисциплинарного взыскания к арбитражным управляющим, непосредственно влияющая на их деловую репутацию. Расширяются права комитета кредиторов по контролю деятельности арбитражного управляющего (ч. 3 ст. 17), изменяется распределение голосов между его членами. 4. Повышаются требования к теоретической и практической подготовке управляющих, результатам их предшествующей деятельности, финансовому обеспечению их ответственности. Вводится новый субъект конкурсного права – «саморегулируемые организации арбитражных управляющих». Положительными моментами указанной новеллы выступают: дополнительный контроль такой организации за деятельностью своих членов;

повышение их ответственности;

участие в разработке соответствующих нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. Обязательность членства арбитражного управляющего в саморегулируемой организации, порядок формирования ее имущества, нормы об ответственности такой организации обусловливают заинтересованность всех участников саморегулируемой организации в соблюдении законодательства о банкротстве и исключении из своих рядов непрофессиональных и нечестных лиц. По состоянию на 5 июня 2003 г. в единый реестр включено более 25 саморегулируемых организаций арбитражных управляющих1, а на 24 декабря 2003 г. уже 372. 5. Установлены предельный срок конкурсного производства;

возможность прекращения производства по делу о банкротстве, в ходе любой процедуры в случае полного удовлетворения требований кредиторов (ст.ст. 57, 116, 125). Предусмотрена ответственность руководителя и арбитражного управляющего Карлин А. Роль органов Минюста России в реализации Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» // Хозяйство и право. 2003. С. 6. 2 Трефилова Т.И. Возвращение блудного долга (интервью) // РГ. 2003. 24 декабря.

за уклонение от передачи конкурсному управляющему документации и имущества (п. 2 ст. 125), подробнее разработан правовой статус конкурсного управляющего и порядок конкурсного производства. Особый интерес представляют тенденции развития законодательства о банкротстве кредитных организаций. Государственной Думой в первом чтении был принят проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» № 214856-3. Его положения направлены на повышение эффективности мер по предупреждению несостоятельности и введение мер, обеспечивающих их немедленное осуществление;

а также на формирование финансовой и юридической системы защиты интересов кредиторов в ходе процедур банкротства кредитных организаций. В их числе следующие последствия возникновения оснований для предупреждения несостоятельности: обязанность разработки кредитной организацией плана мер по финансовому оздоровлению и их проведение;

право ЦБ РФ требовать созыва коллегиальных органов управления для решения вопроса о предупреждении несостоятельности и направить своего представителя для участия в работе указанных органов;

обязанность кредитной организации уведомлять ЦБ РФ о совершении крупных сделок. Расширяются основания для назначения временной администрации. Предлагаются дополнительные меры ответственности органов управления банка за непринятие мер по предупреждению несостоятельности, игнорирование соответствующих требований ЦБ РФ, субсидиарная ответственность по обязательствам, возникшим в этот период. В регулировании судебных процедур банкротства проект предлагает исключение процедуры наблюдения;

наделение правом осуществлять конкурсное производство исключительно юридических лиц, аккредитованных в ЦБ РФ, а конкурсное производство в банках, привлекавших вклады физических лиц возложить на АРКО. При этом вводятся обязанности ликвидатора по публикации информации о конкурсной массе, условиях реализации имущества, расчетах с кредиторами, затратах на проведение процедуры банкротства. Значение этого законопроекта можно оценить как весьма прогрессивное, поскольку его положения будут способствовать предупреждению несостоятельности банков и вывода активов;

сокращению сроков и расходов ликвидации, прозрачности деятельности арбитражного управляющего. Непосредственное влияние на защиту прав вкладчиков при банкротстве банков, субъектный состав, продолжительность и в целом на эффективность его процедур призван сыграть Федеральный закон «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации»1. Однако его принятие не способно не только защитить права иных кредиторов, но и обеспечить полное удовлетворение требований вкладчиков, особенно в случае системного кризиса2. Таким образом, становление правового регулирования банкротства кредитных организаций имеет 3 этапа: 1. С 1884 г. по 1917 г. – дореволюционный этап – возникновение и развитие особого правового института несостоятельности кредитных организаций. Этот институт можно оценить как прогрессивный по сравнению с общим состоянием конкурсного права, ряд его идей представляется полезным использовать в наше время. Он формировался, учитывая такие специфические черты должника как множественность кредиторов, определяющую роль деловой репутации в успешном функционировании, размер и состав активов, наличие отдаленных филиалов, тяжесть последствий несостоятельности кредитных организаций для экономики. Правовое регулирование банкротства кредитных организаций было направлено на повышенную защиту прав и законных интересов кредиторов, более раннее применение контрольных и ограничительных мер с целью обеспечения сохранности имущества должника, избежание ликвидации временно неплатежеспособной кредитной организации, упрощение возбуждения судебного разбирательства по делу о несостоятельности, повышение государственного контроля и качества проведения конкурсного производства, предотвращение неквалифицированного и недобросовестного управления 1 Федеральный закон от 23 декабря 2003 г. № 177-ФЗ // РГ. 2003. 27 декабря. Емелин А. Интервью. Пять простых вопросов о страховании вкладов // РГ. 2003. 27 декабря.

кредитной организацией как в преддверии наступления несостоятельности, так и после признания ее судом. 2. С 1917 г. по 1993 г. – советский этап, на протяжении которого правового регулирования банкротства кредитных организаций (в современном понимании) как самостоятельного правового института не существовало. 3. С 1993 г. по настоящее время – современный этап возрождения и развития банкротства кредитных организаций как специального комплексного правового института. Можно отметить преемственность в современном законодательстве таких черт дореволюционной концепции, как возможность назначения ликвидационной комиссии до появления признаков несостоятельности;

индивидуальный подход при разработке мер по предупреждении несостоятельности;

наложение обеспечительных мер до признания несостоятельности;

зависимость признания банкротом от заключения ревизионной комиссии о финансовом состоянии банка;

проведение обследования и конкурсного управления лицами, имеющими специальные познания в банковской сфере;

неприменение мирового соглашения;

право контроля кредиторами документации и деятельности конкурсного управления;

досрочное (предварительное) удовлетворение требований кредиторов;

участие органа банковского надзора в регламентации и контроле проведения банкротства. Итак, специфика кредитных организаций и накопленный правовой опыт становления института банкротства кредитных организаций позволяют сделать вывод о том, что развитие этого института должно быть направлено на защиту имущественных прав и интересов кредиторов, и прежде всего, на обеспечение сохранности и возврата имущества кредитной организации, расширение правовых форм предупреждения ее несостоятельности, более раннее применение контрольных и ограничительных мер, повышение требований к профессиональному уровню и правомерности управления кредитной организацией при предупреждении несостоятельности и в ходе процедур банкротства.

ГЛАВА 2. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОСУДЕБНЫХ ПРОЦЕДУР БАНКРОТСТВА КРЕДИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ 2.1 П р а в о в о е о б е с п е ч е н и е с о х р а н н о с т и и восстановления имущества кредитной организации Особенность правового регулирования банкротства кредитных организаций состоит в том, что его основная часть посвящена досудебным мерам, имеющим целью предупреждение несостоятельности, порядку и условиям их осуществления. Это обусловливается тем, что «постоянно сохраняющаяся угроза системного кризиса ставит вопрос об укреплении и стабилизации банковской системы на первое место»1. Определенные нами цели развития законодательства о банкротстве кредитных организаций свидетельствуют об актуальности рассмотрения такого аспекта правового регулирования досудебных процедур банкротства, как защита прав кредиторов. Удовлетворение требований кредиторов – как результат успешного проведения мер по предупреждению несостоятельности, либо в ходе конкурсного производства - возможно лишь при наличии ликвидного имущества. Поэтому обеспечение сохранности и возврата имущества кредитной организации представляются первоочередной задачей рассматриваемого этапа банкротства. Согласно действующему законодательству, обеспечение сохранности имущества кредитной организации выражается, прежде всего, в ограничении полномочий органов управления кредитной организации по распоряжению ее имуществом. Пределы такого ограничения зависят от уровня ее финансового положения и применяемых к ней мер Банком России. Наименьшие ограничения могут вводиться на начальной стадии ухудшения ее финансового положения при наличии одного из оснований осуществления мер по предупреждению ее несостоятельности, установленных ст. 4 НБКО. С момента получения требования Банка России об осуществлении мер по финансовому оздоровлению п. 4 ст.

Тарасевич А.Л. Банкротство банка: процедуры и механизм реализации. СПб., 1998. С. 196.

12 НБКО установлен запрет кредитной организации на принятие решения о распределении прибыли между ее учредителями (участниками), выплате (объявлении) дивидендов, на выполнение указанных действий, а также на удовлетворение требований учредителей (участников) о выделе им доли (части доли) или выплате ее действительной стоимости либо выкупе акций. При более тяжелом финансовом положении, критерии которого перечислены в п. 1 ст. 17 НБКО, Банк России вправе назначить временную администрацию по управлению кредитной организацией. Проект НБКО № 214856-3 (п.13) незначительно расширил перечень оснований для назначения временной администрации, включив в него воспрепятствование проведению проверки, назначенной Банком России или участию наблюдателя, направленного Банком России, в общем собрании акционеров (участников) или заседании совета директоров (наблюдательного совета). Лишь в этом случае начинает ограниченно контролироваться распоряжение имуществом должника (п. 1 ст. 21 НБКО) в пределах, установленных п. 3 ст. 21 НБКО. Абзац 2 п. 3 ст. 21 НБКО ограничивает случаи получения согласия временной администрации на совершение сделки в зависимости от цены сделки. В соответствии с п. 3 ст. 22 Закона о банкротстве кредитных организаций, в случае ограничения полномочий исполнительных органов кредитной организации, последние без согласия временной администрации могут совершать сделки с незаинтересованными лицами, связанные с распоряжением движимым имуществом, балансовая стоимость которого составляет менее 1 % балансовой стоимости активов кредитной организации. В то же время многие российские банки имеют активы стоимостью в десятки и сотни миллионов долларов США. Соответственно, в крупном проблемном банке правомерно распоряжение имуществом без контроля временной администрации на сумму до 1 млн. долларов США. Ст. 4.1 законопроекта № 214856-3 обязывает кредитную организацию уведомлять Банк России о совершении сделок, связанных с распоряжением имуществом, стоимость которого составляет более 1 % балансовой стоимости кредитной органи зации на более раннем этапе - с момента появления у нее оснований, предусмотренных ст. 4 НБКО. В случае приостановлении полномочий исполнительных органов временная администрация наделена широкими полномочиями по обеспечению сохранности имущества, установленными в абзаце 5 п. 1, абзацах 3, 4 ст. 22, ст. 23 НБКО. Сама временная администрация в этом случае ограничена согласием совета директоров (наблюдательного совета) или общего собрания учредителей (участников) в пределах их компетенции, при совершении сделок с недвижимостью и крупных сделок, перечисленных в п. 3 ст. 22 НБКО. Важнейшей особенностью правового регулирования, позволяющей сохранить имущество кредитной организации с целью предупреждения несостоятельности, а также избежания преимущественного удовлетворения требований кредиторов последних очередей, является право Банка России ввести мораторий на удовлетворение требований кредиторов в соответствии с требованиями ст. 26 НБКО. Акт Банка России о назначении временной администрации подлежит обязательной публикации согласно п. 3 ст. 17 НБКО, поэтому играет оповестительную роль для клиентов и вкладчиков кредитной организации о ее неудовлетворительном финансовом положении, а следовательно, губительно действует на доверие и расположенность со стороны контрагентов банка. На практике временная администрация назначается, как правило, с приостановлением полномочий исполнительных органов кредитной организации, поскольку в этом случае, согласно п. 1 ст. 26 НБКО Банк России вправе ввести мораторий на удовлетворение требований кредиторов. Наиболее эффективными средствами защиты прав кредиторов призваны служить отзыв лицензии на осуществление банковских операций и следующее за ним, согласно п. 2 ст. 17 НБКО, обязательное назначение временной администрации. Такой вывод можно сделать из анализа последствий ограничения правоспособности кредитной организации, которые влечет отзыв указанной лицензии (абз. 4 ч. 9 ст. 20 ЗоБД), а также ч. 1 ст. 12 ЗоБД, пп. 4 - 6 Положения Банка России «Об отзыве лицензии на осуществление банковских операций у кредитных организаций в Российской Федерации»1. После издания приказа Банка России об отзыве лицензии и до момента назначения конкурсного управляющего (ликвидатора) кредитной организации запрещается заключение сделок и исполнение обязательств по ее сделкам, за исключением расходования денежных средств, связанного с продолжением функционирования кредитной организации. Но и эти расходы осуществляются с корреспондентского счета, открытого в подразделении расчетной сети ЦБ РФ по смете расходов, согласованной с территориальным учреждением ЦБ РФ, либо уполномоченным представителем в случае его назначения. При получении приказа Банка России об отзыве лицензии территориальное учреждение ЦБ РФ, другие кредитные организации прекращают все приходные и расходные операции по балансовым и внебалансовым счетам данной кредитной организации и ее филиалов, кроме операций, предусмотренных пунктами 5, 8 указанного Положения. Назначение временной администрации после отзыва лицензии носит императивный характер при наличии оснований, установленных ч. 2 ст. 20 ЗоБД и диспозитивный (по усмотрению Банка России) в случаях, определенных в ч. 1 ст. 20 ЗоБД. Ст. 76 Закона о ЦБ РФ, Положение ЦБ РФ «Об уполномоченных представителях Центрального Банка Российской Федерации (Банка России) в кредитных организациях»2 предусматривает назначение Банком России в кредитную организацию с момента отзыва лицензии своего уполномоченного представителя. В период деятельности уполномоченного представителя ЦБ РФ кредитная организация вправе осуществлять разрешенные ей федеральными законами сделки только по согласованию с ним. Полномочия уполномоченного представителя ЦБ РФ по получению сведений, составляющих банковскую тайну установлены подзаконным актом Банка России, что препятствует осуществлению им своей деятельности, поскольку «органы, не перечисленные в ст. Положение ЦБ РФ от 2 апреля 1996 г. № 264 (в ред. Указания ЦБ РФ от 19 августа 2003 г. N 1323-У) // ВБР. 2003. № 48. 2 Положение ЦБ РФ от 29 марта 1999 г. № 73-П (в ред. Указания ЦБ РФ от 7 июля 1999 г. № 601-У) // ВБР. 1999. № 21.

ЗоБД, не вправе требовать от кредитной организации предоставления информации, составляющей банковскую тайну»1. С установлением императивности назначения временной администрации в кредитную организацию после отзыва у нее лицензии, институт уполномоченного представителя фактически утратил сферу применения. Закон о ЦБ РФ (ч. 2 ст. 56) запрещает Банку России вмешиваться в оперативную деятельность кредитных организаций. Как констатировал директор департамента банковского санирования Банка России А.В. Виноградов, у ЦБ РФ отсутствуют необходимые полномочия для принятия мер, при которых выводить активы станет невозможно2. Попытка введения непосредственного контроля за действиями проблемного банка до отзыва лицензии была сделана в Инструкции ЦБ РФ «О порядке осуществления надзора за банками, имеющими филиалы» от 2 октября 1997 г. № 65 (в ред. Указания ЦБ РФ от 28 сентября 1999 г. N 650-У)3. В соответствие с п. 36 Инструкции, по согласованию с банком при наличии у него признаков проблемности территориальным учреждениям ЦБ РФ по месту нахождения головной организации банка предоставлялось право направить в банк в качестве наблюдателей без права вмешательства в оперативную деятельность банка экспертов из числа сотрудников территориального учреждения Банка России с правом доступа к информации о текущей деятельности банка. Весьма положительно следует оценить проект НБКО № 241856-3, который предлагает в ст. 12 НБКО закрепить право ЦБ РФ направлять наблюдателя для участия в общем собрании акционеров (участников) или заседании совета директоров (наблюдательного совета). В западных странах активно используется аналогичный институт представителя надзорного органа в кредитных организациях, имеющих основания для предупреждения несостоятельности, а также отстранение органов управления. Так, Банку Испании предоставлено право назначать уполномоченное лицо для 1 Козина С. Банковская тайна и прокурорский надзор // Законность. 2000. № 9. С. 45-46. См.: Виноградов А.В. Интервью. У нас нет рычагов, чтобы запретить вывод активов // Коммерсантъ – деньги. 2000. № 14. С. 40. 3 ВБР. 1999. N 61.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.