WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ЩЕРБИНА ТАИСИЯ АЛЕКСАНДРОВНА КАНАДО-СОВЕТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ (1942–1953 гг.): ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И НАПРАВЛЕНИЯ Специальность 07.00.03 –

Всеобщая история (Новая и новейшая история) ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Научные руководители: ведущий научный сотрудник ИВИ РАН, доктор исторических наук Коленеко В. А. доктор исторических наук, профессор Аникеев А. А.

СТАВРОПОЛЬ, 2004 2 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ............................................................................................................. 3 ГЛАВА I. РАЗВИТИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ КАНАДЫ И СССР В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ........................................... 32 I.1. УСТАНОВЛЕНИЕ ОФИЦИАЛЬНЫХ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ........... 32 I.2. ПРОБЛЕМЫ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА........................... 58 ГЛАВА II. ОСОБЕННОСТИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ДВУХ СТРАН В ОБЛАСТИ ЭКОНОМИКИ, КУЛЬТУРЫ И НАУКИ (1942–1945 ГГ.)..... 91 II.1. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА............................................................................................................................. 91 II.2. КАНАДО-СОВЕТСКИЕ СВЯЗИ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ И НАУКИ........................ 134 ГЛАВА III. КАНАДО-СОВЕТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В РАННИЙ ПЕРИОД ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ................................................................... 166 III.1. ВЛИЯНИЕ «ДЕЛА ГУЗЕНКО» НА ОСЛОЖНЕНИЕ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИЙ........................................................................................................................... 166 III.2. ОЦЕНКА СОВЕТСКОЙ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В КАНАДСКИХ АНАЛИТИЧЕСКИХ ДОКУМЕНТАХ................................................... III.3. ОБРАЗ КАНАДЫ В ОБЩЕСТВЕННОМ МНЕНИИ СССР................................ 210 ЗАКЛЮЧЕНИЕ................................................................................................. 235 СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ............................................ 3 ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы. За последние пятнадцать лет в России произошли глобальные изменения, которые привели к формированию новой российской внешнеполитической доктрины, подразумевающей прежде всего активизацию различных аспектов отношений с зарубежными государствами. Рост интереса России к такой стране, как Канада, обусловлен не только известными экономическими, политическими и идеологическими обстоятельствами, приходом в науку нового поколения исследователей, но и изменением роли самой Канады в современном мире. Для нее характерны многие черты, вызывающие практический интерес у стран, стремящихся найти свое место в мире в эпоху глобализации. Поучительным для России является тот факт, что всего лишь за один век Канаде удалось добиться серьезных экономических и политических успехов в мировом масштабе. Если в начале ХХ века эта страна представляла собой доминион Великобритании, шедший в форваторе внешней политики метрополии, то на сегодняшний день Канада является одной из самых развитых индустриальных стран мира. Уникальное сходство природно-географических условий, масштабности территорий, полиэтничности населения и государственного устройства (федерация) объясняет общность проблем и заинтересованность стран в сотрудничестве. Кроме того, располагая крупнейшими в мире территориями с суровыми климатическими условиями, Россия и Канада являются незаменимыми партнерами с точки зрения взаимного изучения опыта крупномасштабного освоения северных районов. Активизация двусторонних связей между странами, а также рассекречивание большинства архивных материалов заставляют заново проанализировать историю становления и развития официальных отношений между Канадой и СССР.

4 Научная актуальность исследования объясняется отсутствием системного и объективного знания в отечественной и отчасти зарубежной историографии об особенностях становления и развития канадосоветских отношений в начале 40-х – первой половине 50-х гг. ХХ века. В связи с этим объектом исследования является история развития канадо-советских отношений в 1942–1953 гг. Предметом исследования стали предпосылки развития двусторонних отношений, особенности становления внешнеполитических, экономических и культурных связей Канады и СССР в годы Второй мировой войны, а также причины осложнения их с началом холодной войны. Хронологические рамки исследования охватывают период с 1942 по 1953 год. Начальная дата обусловлена установлением официальных дипломатических отношений между Канадой и СССР в июне 1942 г. Это событие положило начало новому периоду во взаимоотношениях между двумя странами. Конечная дата связана со сменой партийного руководства в Кремле и началом нового этапа в развитии канадо-советских связей. Территориальные рамки исследования преимущественно определены территориями Канады и СССР. Степень научной разработанности темы исследования. Тема взаимоотношений Канады и СССР в отечественной историографии не получила широкого освещения, хотя первые работы по канадоведению, частично затрагивающие исследуемую проблему, появились еще в конце 40– х гг. ХХ века. Всестороннему и объективному изучению данной темы мешали жесткий идеологический контроль и отсутствие четких теоретикометодологических подходов. Для трудов этого периода характерна крайняя политизация всех рассматриваемых аспектов. Так, труды И. Сосенского1, А. Милейковского2, С. Щербатых1 полностью соответствуют духу того времени.

1 Сосенский И. Война и экономика Канады. – М., 1947. Милейковский А. Современная Канада // Мировое хозяйство и мировая политика. – 1947. №9. С. 96– 110.

5 Сложные межгосударственные отношения двух стран в начале 20х гг. анализируются в работе Н.И. Лазарева2, при этом выводы и суждения автора основываются в большинстве своем на зарубежных источниках и мнениях западных ученых. Статья несомненно представляет научный интерес, несмотря на то, что проблемы поднимаемые в ней относятся к более раннему периоду. В полной мере идеологические шаблоны нашли свое отражение в канндидатской диссертации И.И. Воленко, посвященной советско-канадским отношениям 1917–1945 гг., защищенной в 1953 г. при Высшей Дипломатической школе МИДа СССР3. Являясь сотрудником советского посольства в Канаде с момента его открытия в 1942г., И.И. Воленко был непосредственным участником процесса становления и развития канадо-советских официальных отношений. В строгом соответствии с требованиями времени, автор всячески подчеркивает политическую актуальность изучаемого вопроса в связи «с открыто проводимой в послевоенные годы канадским правительством агрессивной политикой, представлявшей угрозу всеобщему миру и непосредственно Советскому Союзу».

Работа насыщена идейно-политическими тезисами в ущерб характеристике источников. Ее теоретической основой явились труды В.И. Ленина, И.В. Сталина, высказывания Г.М. Маленкова, Л.П. Берии, В.М. Молотова, А.А. Жданова, А.Я. Вышинского;

широко использованы материалы XIX съезда КПСС. Работа И.И. Воленко является показательной и представляет интерес с точки зрения построения историко-дипломатического исследований начала 50х годов. Следующий этап в развитии советского канадоведения пришелся на 70е–80-е гг. XX века, когда началось планомерное изучение новой и новейшей Щербатых С. Канада – военная база США // Красная звезда. – 1950. –11 октября;

Он же. Канада се годня // Вокруг света. – 1950. №12. С. 23–29;

Он же. У канадских славян (заметки журналиста) // Славяне. – 1950. №5. С. 41–47;

Он же. Канада – вотчина американского империализма. – М., 1951.

Лазарев Н.И. Советско-канадские отношения в период 1918 –1924 гг. // Известия Академии наук Воленко И. И. Советско-канадские отношения (1917–1945 гг.): Дис… канд. ист. наук – М., 1953.

СССР. Сер. истории и философии. Т.4. – 1947. №3. С. 242–256.

6 истории Канады. Это было время международной разрядки и смягчения отношений между Востоком и Западом в целом и СССР и Канадой в частности. Несмотря на сохранившееся идеологическое противостояние, период разрядки обусловил определенные подвижки, что выразилось в расширении предметного поля исследования и круга используемых источников. Работы, написанные в этот период, хотя и несут на себе следы идеологических установок эпохи, но уже качественно отличаются от работ предыдущего этапа. На волне положительных сдвигов в двусторонних отношениях задачи по изучению канадской проблематики взяли на себя два научных центра: Сектор Канады в Институте США и Канады РАН и Сектор истории США и Канады Института всеобщей истории РАН. Как справедливо отметил известный канадовед С.Ф. Молочков, «к моменту организации канадских исследований в ИСКРАН советское канадоведение, в отличие от отечественной американистики, находилось на ином, начальном этапе своего развития. Из научных трудов по общим и конкретным вопросам всей многогранной истории экономического и политического развития Соединенных Штатов можно было уже в то время составить целые библиотеки, тогда как книги по канадской проблематике, главным образом по экономическим вопросам можно было пересчитать по пальцам. Поэтому работы по Канаде в нашем институте носят неизбежно – пионерский характер»1. Несмотря на то, что в деятельности ИСКРАН были выделены три основные направления исследования: изучение внутренних социальноэкономических и политических проблем Канады, проблем внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности Канады и проблем отношения нашей страны с Канадой, – последнему было уделено наименьшее внимание.

Молочков С.Ф. Канадоведческие исследования в ИСКРАН: Основные направления и итоги // США:

Экономика, политика, идеология. – 1998. №6. С. 45.

7 Более активно тему канадосоветских отношений развивал Сектор истории США и Канады ИВИ РАН. В этом плане показательна коллективная работа «Канада. 1918–1945: Исторический очерк», опубликованная в 1976 г. под общей редакцией Л.В. Поздеевой1. Над этой работой почти десять лет трудился коллектив авторов в составе Л.В. Поздеевой, И.В. Галкиной, С.Ф. Молочкова, О.С. Сороко-Цюпы, К.Н. Татариновой, К.И. Клейменовой. Работа сразу получила высокую оценку среди отечественных ученых2. Книга явилась одной из первых фундаментальных коллективных работ того времени, написанной на основе многочисленных источников и затрагивающей практически все сферы жизни канадского государства. Авторы довольно подробно анализируют вопросы политической и экономической жизни Канады, хотя экономическим составляющим уделено меньше внимания, чем политическим. Исходя из поставленных задач, авторы не обошли вниманием и специфику международного положения Канады, находящейся в особых отношениях с Соединенными Штатами и Великобританией. Непосредственно канадо-советским связям в книге уделено мало внимания, хотя в контексте всего материала становится понятной общая тенденция развития двусторонних отношений. Следует также отметить широкое привлечение авторами новых, в большинстве своем зарубежных источников. Отсутствие в исследовании новых отечественных документов объясняется недоступностью материалов, находившихся в засекреченных фондах советских архивов. В 70-е гг. были опубликованы канадоведческие работы А.В. Антиповой и И.Ф. Антоновой3, Л.О. Лещенко, В.В. Поволоцкого и др. Наибольшую ценность представляет исследование Л.О. Лещенко «СССР и Канада в антигит1 Канада.1918–1945: Исторический очерк / Отв. ред. Поздеева Л.В. – М., 1976. Шлепаков А.Н. Рецензия на книгу: Канада.1918–1945: Исторический очерк // Новая и новейшая исАнтипова А. В., Антонова И. Ф. Канада. – М., 1972.

тория. – 1977. №6. С.177–179.

8 леровской коалиции».

Автор развертывает многоплановую тему советско-канадских отношений в период Великой Отечественной войны, рассматривая взаимоотношения Канады и СССР с позиции союзников по антигитлеровской коалиции, имеющих одинаковые первоочередные цели борьбы с врагом. Научная новизна работы состояла в привлечении автором большого количества фактологического материала, ранее не используемого другими историками. Изучением Канады в этот период занимались не только историки, но и экономисты. Так, В.В. Поволоцкий в диссертации «Внешнеторговая стратегия Канады и перспективы советско-канадского экономического сотрудничества»2 указал на важность и актуальность изучения внешнеэкономических связей Канады и научно обосновал перспективность двусторонних торговоэкономических отношений. Несмотря на то, что исследование посвящено 70м гг., проблемы экономического характера, поднимаемые автором, во многом созвучны и проблемам 40-х – 50-х гг. В начале 80-х появилась работа А.А. Тишкова, Л.В. Кошелева «История Канады»3, которая остается актуальной и в настоящее время. Основное внимание в ней уделено этнографическим и партийно-политическим вопросам, проблемы же взаимоотношения Канады с Советским Союзом затронуты лишь отчасти. Долгие годы работа оставалась одним из основных монографических трудов по истории Канады. Несколько позже была опубликована монография О.С. Сороко-Цюпы с аналогичным названием4, в которой подводятся итоги многолетнего труда по 1 Лещенко Л. О. СРСР i Канада в антiгiтлерiвськiй коалiцii. – Киiв, 1973. Поволоцкий В. В. Внешнеторговая стратегия Канады и перспективы советско-канадского экономиТишков В. А., Кошелев Л. В. История Канады. – М., 1982;

См.о кн. Севостьянов Г.Н. Рец.на книгу ческого сотрудничества: Дис. …канд. эконом. наук. – М., 1978.

Тишкова В. А., Кошелева Л. В. История Канады // Вопросы истории. – 1983. №11. С. 139–141.;

Евтух В.Б. Рец. на книгу Тишкова В. А., Кошелева Л. В. История Канады // Новая и новейшая история. – 1984. №2. С. 192–194.

Сороко-Цюпа О. С. История Канады: Учебное пособие. – М., 1985.

9 изучению Канады. В научный оборот ученым было введено большое количество канадских архивных источников. Как и его коллеги, автор исследовал внутриполитические и экономические проблемы этой страны. Несмотря на то, что в работе канадо-советским отношениям не уделено большого внимания, она представляет для данного исследования несомненный интерес, поскольку объясняет процесс формирования самостоятельной внешнеполитической линии Канады. Наиболее значительными в теоретическом плане работами данного периода являются труды Л.В. Поздеевой1, из которых отдельно следует отметить монографическое исследование «Канада в годы Второй мировой войны». В ней детально анализируется внутреннее и международное положение Канады, специфика экономических и политических связей с другими странами «атлантического треугольника», участие в антигитлеровской коалиции, процесс становления страны, как самостоятельного субъекта международных отношений и приобретение Канадой статуса «державы среднего ранга». Отдельная глава монографии посвящена канадо-советским отношениям в годы Великой Отечественной войны, в которой автор исследует процесс установления дипломатических и военно-экономических отношений. Во избежание идеологических штампов, а также из-за недоступности советских архивных материалов исследователь пользуется, преимущественно, документами канадских архивов, а также специальной зарубежной литературой.

Поздеева Л.В. Канада в годы Второй мировой воины. – М., 1986;

Она же. Канада в годы Второй ми ровой войны (канадская историография вопроса) // Новая и новейшая история. – 1979. № 2. С. 155-169;

Она же. Канада в годы Первой и Второй мировых войн // Проблемы историографии Канады. – М., 1981. С. 81102;

Она же. Канада и СССР в годы Второй мировой войны (из истории установления дипломатических отношений) // Американский ежегодник. 1982. – М., 1982. С. 9-37;

Она же. Канадо-советские отношения (1942–1945) // Американский ежегодник. 1983. – М., 1983. С. 176-199;

Она же. Канадо-английские отношения (1939–1945) // Из истории Европы в новое и новейшее время. – М., 1984. С. 208-230;

Она же. Канадские историки о некоторых аспектах внешней политики // Буржуазная историография Второй мировой войны. – М., 1985. С. 234-248;

Поздеева Л.В., Коленеко В.А. Межнациональные отношения в Канаде // Новая и новейшая история. – 1990. № 1. С. 35-47;

Поздеева Л.В. Создание ООН и канадская дипломатия // Новая и Новейшая история. – 1982. №.3. С.15–32.

10 В работах Б.А. Мартыненко1 проблемы «формирования североатлантического треугольника» представляются в рамках анализа внешней политики Канады накануне и в начальный период Второй мировой войны по отношению к США и Великобритании. По мнению автора, развитию канадо-советских отношений в то время препятствовала канадская сторона. Новый этап в исследовании канадоведческой проблематики начинается в начале 90-х годов, в связи с рассекречиванием архивов и продолжается до сегодняшнего времени. Этот период связан со временем глубоких политических преобразований, которые стали результатом изменений, произошедших в мире. Отход от жестких идеологических рамок и теоретикометодологический плюрализм способствовали выходу отечественной историографии на новый качественный уровень: поднимаются ранее не исследуемые темы, пересматриваются устоявшиеся оценки. Важную роль в исследовании канадоведческих проблем сыграло создание ряда научных центров, ученые которых объединены в Российское Общество Изучения Канады (РОИК). Наиболее крупными центрами по изучению Канады в современной России по-прежнему являются Институт США и Канады РАН и Сектор США и Канады ИВИ РАН. Канадской проблематикой занимаются Л.В. Поздеева, В.А. Коленеко, А.И. Черкасов, И.А. Аггеева, Л.А. Немова, В.И. Соколов, Е.Г. Комкова и др. Так на базе Санкт-Петербургского государственного университета создано Санкт-Петербергское отделение РОИК, возглавляемое докто Мартыненко Б.А. Канада во Второй мировой войне. Формирование «североатлантического тре угольника». 1939-1941. – Киев, 1986;

Он же. Некоторые вопросы экономической политики Канады в начальный период второй мировой войны (1939-1941 гг.) // Вопросы новой и новейшей истории. Республиканский межведомственный научный сборник. Вып. 27. – Киев, 1981. С. 51-58;

Он же. Канада в межсоюзнических отношениях в годы Второй мировой войны (1939-1941 гг.). Дис… канд.ист.наук – Киев, 1982;

Он же. Из истории внешней политики Канады накануне Второй мировой войны: Зарождение идеи «Североатлантического треугольника» // Международные отношения и международное право. Вестник Киевского университета. Вып. 19. –1984. С. 59-64;

Он же. К вопросу о борьбе Канады против британской «опеки» накануне Второй мировой войны // Вопросы новой и новейшей истории. Вып. 32. – Киев, 1986. С. 79-87.

11 ром исторических наук Ю.Г. Акимовым. Аналогичные отделения открыты на базе Волгоградского и Магнитогорского государственных университетов, возглавляемые соответственно докторами наук А.И. Кубышкиным и Г.И. Лузяниным. Исследования по данной проблематике проводятся также в Казани, Тамбове, Саратове и других городах. Несмотря на рассекречивание архивов и расширение исследуемых проблем, в этот период, так же как в предыдущие, не было опубликовано ни одной монографической работы, посвященной заявленной диссертантом теме. Тем не менее, необходимо отметить работу Г.И. Лузянина1, посвященную анализу советско-канадских отношений в период 1893–1927 гг. В ней даются детальные оценки первых контактов между Россией и Канадой, раскрываются интеллектуальный уровень общественной мысли России, которая искала в Канаде ответы на вопросы, поставленные российской действительностью, анализируется комплекс проблем в истории установления и развития консульских отношений 1893–1917 гг., рассматриваются официальные советскоканадские торговые отношения в 1917–1927 гг. Кроме того, автор впервые вводит в научный оборот материалы российских архивов. Дальнейшее развитие тема канадо-советских отношений получила в работе В.А. Коленеко2. Ценность публикации состоит в том, что автор проводит глубокий анализ вопроса, опираясь на широкую как зарубежную, так и отечественную источниковую базу. Задачи, поставленные ученым при изучении взаимного восприятия Канады и России в 1900–1917 гг. во многом созвучны задачам представленного исследования, однако процесс их решения осуществляется в данной работе в иных хронологических рамках.

Лузянин Г.И. Россия и Канада в 1893–1927г. – М., 1997;

См. о работе: Курков Н.В. Рец. на книгу ЛуКоленеко В. А. Надежды и иллюзии двух северных цивилизаций: Становление русско-канадских зянина Г.И. Россия и Канада в 1893–1927г. // Новая и новейшая история. – 1998. № 6. С. 199-200.

отношений (1900–1917) // Американский ежегодник 2001. – М., 2003.

12 Проводя историографический обзор, следует выделить еще один труд, используемый в изучении заявленной темы. Это работа М.Н. Супруна «Ленд-лиз и северные конвои»1. В ней подробно освещается вопрос принятия закона о Ленд-лизе, и частично затрагиваются вопросы участия в программе помощи Канады. На основе материалов Государственного Архива Экономики автор приводит данные по поставкам Канады в Советский Союз. Эти данные представляют особый интерес, поскольку в официальных статистических сборниках сведения такого характера отображаются частично. Вопросам сотрудничества двух стран в годы Великой Отечественной войны посвящена статья Н.Л. Тудоряну2. Написанная на основе российских архивных материалов, работа изобилует фактологическим и статистическим материалом. Автор подробно анализирует деятельность различных канадских организаций, оказывавших материальную помощь Советскому Союзу. Введение в научный оборот новых источников позволило по-новому осветить некоторые существенные аспекты военного партнерства Канады и СССР. Отдельно следует отметить исследования, посвященные различным аспектам канадо-советских отношений в начальный период холодной войны. Такие работы стали появляться только в последнее время в связи с переоценкой учеными истории взаимоотношений Советского Союза со странами Запада в годы холодной войны. Длительное время внешняя политика СССР в глазах советского общества была непогрешимой, и лишь теперь, с рассекречиванием архивных материалов, становятся понятными его явные внешнеполитические просчеты. Работы таких ученых, как В.О. Печатнов3, Д.Г. Над1 Супрун М. Н. Ленд-лиз и северные конвои 1941-1945. – М., 1997. Тудоряну Н. Л. Помощь населения Канады Советскому Союзу в годы Великой Отечественной войПечатнов В.О. От союза - к вражде (советско–американские отношения в 1945-1946гг) Холодная ны // Отечественная история. – 2000. №.1. С.64–76.

война 1945-1963гг. Историческая ретроспектива / Отв. ред. Егорова Н.И. – М., 2003. С.21–64;

Он же. «Стрельба холостыми»: советская пропаганда на Запад в начале холодной войны (1945-1947) // Сталинское десятилетие холодной войны. Факты и гипотезы // Отв. ред. Чубарьян А. О. – М., 1999. С. 108–133.

13 жафов1, Н.И. Егорова2, В.В. Поздняков3, Л.М. Нежинский4, А.В. Голубев5, М.М. Наринский6 и др., использовались при определении концепции внешней политики Советского Союза в годы холодной войны. Особое внимание необходимо уделить статье И.А. Аггеевой «Канада и начало холодной войны: «дело Гузенко» в советско-канадских отношениях»7. Эта работа новая и оригинальная – не только по времени публикации, но и по методологическим подходам, предусматривающим компексное изучение источников канадских и российских архивов. Автору удалось поднять ряд проблем, ранее находившихся вне поля зрения отечественных историков. И.А. Аггеева детально рассматривает «дело Гузенко», явившееся поворотным пунктом в двусторонних отношениях, и на основе источников обобщает канадский взгляд на СССР. В итоге высказывается мысль, что события ранней холодной войны способствовали утверждению Канады в качестве самостоятельного и активного субъекта международных отношений. Рассмотрев отечественную историографию исследуемой темы, можно утверждать, что, несмотря на многочисленность канадоведческих исследова Наджафов Д.Г. Антиамериканские пропагандистские пристрастия сталинского руководства // Ста линское десятилетие холодной войны. С. 134–141.;

Он же. Сталинский Агитпром в холодной войне // Сталин и холодная война / Отв. ред. Егорова Н.И. – М., 1998. С. 206–222;

Он же. К вопросу о генезисе холодной войны // Холодная война 1945–1963 гг. С. 65–104.

Егорова Н.И. Европейская безопасность и угроза «НАТО» в оценках сталинского руководства // Позняков В. В. Тайная война Иосифа Сталина: советские разведывательные службы в Соединенных Сталинское десятилетие холодной войны. С. 56–78.

Штатах накануне и в начале холодной войны, 1943–1953 // Сталин и холодная война. С.147–157;

Он же. Разведка, разведывательная информация и процесс принятия решений: поворотные пункты раннего периода холодной войны. (1944–1953) // Холодная война 1945-1963гг. С. 321–368.

Нежинский Л.М. Власть и внешняя политика советского государства в послевоенные десятилетия // Голубев А.В. «В осажденной крепости» (к вопросу о предпосылках «холодной войны»). Там же. С. Холодная война: Новые подходы, новые документы. / Отв. ред. Наринский М. М. – М., 1995;

Он же. Аггеева И.А. Канада и начало холодной войны: «дело Гузенко» в советско- канадских отношениях.

Советское общество: будни холодной войны / Отв. ред. Лельчук В. С. – М.– Арзамаз. 2000.

48–57.

Холодная война: идеология и геополитика / История. – 2000. № 34. С. 1–3.

// Холодная война 1945-1963 гг. С. 369–405.

14 ний, большинство из них лишь частично затрагивают проблемы канадо-советских отношений 1942–1953 гг. Исследование взаимоотношений Канады и СССР в 1942–1953 гг. невозможно без изучения зарубежной историографии, поскольку именно в ней наиболее полно разработан и освещен указанный круг проблем. Если следовать хронологическому принципу, то первой в этом ряду должна быть названа монография канадского журналиста Р.А. Дэвиса «Канада и Россия. Друзья и соседи»1. Опубликованная еще в 1944 г., то есть в период «пика» военного сотрудничества Канады и СССР, работа проникнута духом взаимной заинтересованности и добрососедства. Ценность монографии состоит в том, что она является первой канадской работой, посвященной двусторонним связям, но при этом она не отличается зрелым научным подходом. Автор прослеживает процесс положительных изменений во внешней политике СССР по сравнению с начальным периодом Второй мировой войны, когда Советский Союз заключил с Германией Пакт о ненападении и вступил в войну с Финляндией. В качестве доказательной базы своих позиций журналист использует выдержки из канадских газет, речей премьер-министра М. Кинга, касающихся Советского Союза, приводит многочисленные статистические данные, а также выдержки из различного рода официальных документов. Рассматривая исследования данного периода, нельзя обойти вниманием работу, вышедшую в 1950 г. в серии «Канада в системе международных отношений» под редакцией Ф. Соуарда, анализирующую период 1944–1946 гг.2 В одной из глав автор останавливается на отношениях Канады с СССР. Он оценивает этот поистине переломный период в двусторонних отношениях с позиции недоверия к советскому правительству, подробно рассматривает суть дела И. Гузенко, а также позиции канадского общества и правительства по отношению к этому инциденту, опираясь на многочисленные отчеты Ка1 Davies R. A. Canada and Russia. Friends and neighbours. –Toronto, 1944. Canada in world affairs. From Normandy to Paris. 1944–1946. Vol.4 / Ed. by Soward F.H. – London – To ronto – N. Y., 1950.

15 надской Королевской Комиссии, используемые в исследованиях впервые. Несмотря на то что работа была написана в разгар холодной войны, она носит достаточно объективный характер. Планомерное академическое изучение взаимоотношений со странами социалистического лагеря, и прежде всего с Советским Союзом, началось в Канаде лишь к 60-м гг. прошлого века. Проблемами истории развития канадо-советских отношений интересовались такие ученые, как Дж. Корри1, Дж. Иерс2 и др. Особое внимание следует уделить работам А. Балауайдера. В 70-х годах вышла в свет его монография посвященная канадо-советским отношениям в межвоенный период3. На основе тщательно изученного по новым архивным источникам фактологического материала автор исследует политические и экономические составляющие канадской внешней политики по отношению к СССР, анализирует процессы, происходившие в советском государстве. При этом ученый на наш взгляд достаточно убедителен и, одновременно, сдержан в оценках советской внешней политики. Опубликованная спустя десятилетие коллективная работа под общей редакцией А. Балауайдера «Канадо-советские отношения. 1939–1980», представляет для данного исследования особый интерес, поскольку в ней непосредственно затрагиваются проблемы взаимоотношений двух стран исследуемого периода. В статье А. Балауайдера, посвященной становлению официальных канадо-советских отношений в годы войны4, рассматриваются причины и сущность канадо-советских противоречий в довоенный период. Особое внимание уделяется союзу СССР с Германией и реакции на этот союз в Канаде. Кроме того, автор детально описывает процесс установления 1 2 3 Corry J.A. Soviet Russia and the Western Alliance. –Toronto, 1958. Eayrs J. Nothen Approaches. Canada and the Search for peace. –Toronto, 1961. Balawyder A. Canadian-Soviet relation between the World Wars. –Toronto, 1972. Balawyder A. Canada in the uneasy war alliance // Canadian-Soviet relation 1939-1980 / Balawyder A. – Oakville, 1981. P. 1-13.

16 дипломатических отношений и прибытие первой канадской миссии в СССР. Он не обходит вниманием и экономическое сотрудничество, в частности, освещает канадские военные поставки в Советский Союз. Используемые источники позволили автору объективно оценить характер межгосударственных отношений в годы Второй мировой войны. Автор другой статьи Дональд Пейдж1 ставит своей целью «узнать русских» через характеристику сущности советского государства и анализа его внешней и внутренней политики. Источниковой базой для исследователя стали прежде всего многочисленные отчеты первого канадского посла в СССР Д. Уилгресса и поверенных в делах Канады в СССР Л. Мейранда и Р. Форда, регулярно отправляемые ими в Оттаву. Кроме того, были использованы речи премьер-министра М. Кинга, а также видных политических деятелей – таких как Л. Пирсон, В. Кларк, С. Геберт, Э. Рейд. Следуя поставленным задачам, автор большое внимание автор уделяет повседневной жизни советского народа, отнюдь не такой красочной и легкой, какой ее показательно описывало советское партийной руководство за границей. Исследователь указывает на огромное количество противоречий и расхождений между советской идеологией и реальной жизнью. Анализируя отчеты канадских представителей из Москвы, Д. Пейдж показал, из чего складывалась и что собой представляла официальная позиция канадского правительства по отношению к СССР. В следующей статье (Л Д. Коллинса2) обосновывается ответ на вопрос, почему Канада в ранний период холодной войны заняла позицию «золотой середины», а также раскрывается сущность канадской внешней политики по отношению к СССР.Статья отличается глубоким анализом источников и обширными теоретическими выводами. Работу обогащают исследования и характеристика многочисленных аналитических работ видных канадских поли 1 Page D. Getting to know Russians – 1943-1948 // Ibid. – P. 15–39. Collins L. D. Canadian-Soviet relations during the Cold war // Ibid. – P. 41–60.

17 тических деятелей. Рассматривая надские и американские источники. Особое внимание проблемам внешней политики Канады в годы холодной войны уделено в монографии Д. Смита «Дипломатия страха»1. В названии работы отражена основная концепция исследования. В его труде сделана попытка теоретического осмысления некоторых центральных проблем периода конфронтации в канадо-советских отношениях. Автор приводит содержательные выдержки из канадских документов, позволяющие ему определить собственные позиции по существу вопроса. В современной историографии по теме канадо-советских отношений в годы холодной войны данная работа занимает прочные научные позиции и не теряет своей актуальности в настоящее время. В аспекте изучения теоретико-методологических проблем взаимоотношений Канады и СССР определенный интерес представляет коллективная работа Л. Аронсена и М. Китчена2, посвященная поиску истоков холодной войны. Основной акцент авторы делают на изучение внешней политики стран «атлантического треугольника»: США, Великобритании и Канады по отношению к СССР. В одной из глав, непосредственно освещающей канадосоветские отношения, ученые рассматривают вопросы военноэкономического сотрудничества двух стран, позицию официальной Оттавы к проблеме открытия второго фронта, процесс формирования ООН и НАТО и степень участия в них Канады и СССР. Работа написана на высоком аналитическом уровне и содержит глубокие теоретические выводы. Одной из лучших канадских работ по проблемам холодной войны и участию в ней Канады считается совместный труд Р. Уитекера и Г. Маркузе такой сложный процесс как межгосударственные отношения, исследователь использует, однако лишь ка 1 Smith. D. Diplomacy of fear. Canada and the Cold War. 1941-1948. – Toronto, 1988. Aronsen L. Kitchen M. The origins of the Cold war in comparative perspective. American, British and Ca nadian relation with the Soviet Union, 1941–1948. – Montreal, 1988.

18 «Холодная война Канады: создание небезопасного государства 1945–1957»1. Авторы подробно останавливаются на характеристике послевоенного периода, акцентируя внимание на «деле Гузенко». Исследователи доказывают, что многочисленные судебные «шпионские процессы», антикоммунистическая кампания и, как следствие этого, ужесточение канадской внутренней и внешней политики прежде всего способствовали ухудшению внутренней ситуации в Канаде. Работа опирается на канадские архивные и официальные опубликованные источники. В первой группе наиболее ценными являются введенные в научный оборот документы Канадской Королевской комиссии. Во второй – многочисленные аналитические работы видных канадских политиков, посвященные анализу отношений их страны с Советским Союзом, сущности советской внешней политики, ближайших перспектив международных отношений и возможности начала новой мировой войны. Работа представляет собой фундаментальное исследование по начальному периоду холодной войны. В ряде работ о холодной войне следует выделить также сборник научных статей «Почти Соседи. Канада и Советский Союз: от Холодной войны до разрядки и после» под редакцией Л. Блэка и н. Хиллмера. Определенный научный интерес представляют статьи Л. Блэка и Н. Хиллмера2, А. Чэндлера3, А.К. Янга4, Дж.В. Холмса5, Л. Сарти6. В них освещаются вопросы о причинах возникновения холодной войны, анализируются советские и канадские Whitaker R., Marcuse G. Cold war Canada: The making of a National Insecurity State 1945–1957. – ToBlack J.L. and Norman Hillmer. Canada and the Soviet Union as neighbours // Nearly Neighbours. Canada ronto, 1994.

and Soviet Union: from Cold war to dtente and beyond / Black J.L. and Norman Hillmer. – Kingston, 1989. P. 1– 16.

3 Chandler A. A soviet writer’s cold war impressions of Canada: Ilya Erenburg in 1946 // Ibid. – P. 16–28. Young Alice K. Escott Reid as Cold Warrior? A Canadian diplomats reflections on the Soviet Union // Holmes John. Moscow 1947–1948: Reflections on the Origins of my Cold War // Ibid. – P. 41–55. Sarty Leigh E. The limits of internationalism: Canada and the soviet blockade of Berlin, 1948–1949 // Ibid.

Ibid..– P. 29–40.

5 – P 56–74.

19 документы и, соответственно, взаимное отношение стран друг к другу на этапе конфронтации. Авторами данных публикаций была предпринята попытка выделить и показать традиционные и новые подходы к изучению двусторонних отношений в период конфронтации, продемонстрировать как несомненные достижения, так и серьезные нерешенные проблемы в этой области знаний. Важное место при исследовании восприятия Канады общественным мнением СССР занимает монография Л. Блэка «Канада в советском восприятии (Идеология и восприятие советской внешней политикой 1917–1991)» 1. Автор собрал и проанализировал огромное количество русскоязычных источников, которые так или иначе затрагивали Канаду. Ученый использовал при этом материалы АВП РФ, ГАРФ, РГАЭ, а также материалы советской прессы – («Правды», «Известий», «Литературной газеты», «Красной звезды», «Огонька», «Мирового хозяйства и мировой политики», «Внешней торговли»). Исходя из характеристики собранного материала, автор определил основные черты и стереотипы восприятия Канады в общественном мнении СССР, а также попытался объяснить причины военного сотрудничества и конфронтации в годы холодной войны. Подводя итог анализа зарубежной историографии по указанной проблеме, следует отметить, что исследователей интересовали в основном политические аспекты взаимоотношений Канады и СССР в рассматриваемый период. Представленный историографический обзор свидетельствует о том, что в отечественной и, отчасти, зарубежной историографии отсутствует комплексное исследование политических, экономических и культурных связей Канады и СССР в рассматриваемый период.

Black J.L. Canada in the Soviet mirror.Ideology and perception in Soviet Foreign Affairs 1917- 1991. – Ottawa: Carleton University press, 1995.

20 Учитывая недостаточную степень изученности темы, и ее актуальность, автор определил цель и задачи исследования. Цель и задачи исследования. Целью работы является комплексное исследование основных тенденций и направлений канадо-советских отношений в 1942–1953гг. Для реализации цели решались следующие задачи: • проанализировать особенности установления официальных дипломатических отношений между Канадой и СССР;

• рассмотреть ключевые проблемы военно-политического сотрудничества этих стран;

• определить основные направления экономического сотрудничества Канады и СССР в годы Второй мировой войны;

• изучить особенности канадо-советских отношений в области культуры и науки в военный период;

• проанализировать причины ухудшения двусторонних отношений на раннем этапе холодной войны и их последствия;

• рассмотреть процесс изменения официальных правительственных позиций и общественного мнения обеих стран по отношению к друг к другу на раннем этапе холодной войны. Источниковая база диссертации представлена широким кругом материалов, которые по своей научной значимости можно разделить на следующие группы: 1) архивные документы и материалы, 2) опубликованные официальные документы и материалы, 3) мемуарная литература, 4) статистический материал, 5) периодическая печать, 6) публицистика, 7) документы и материалы Интернет сайтов. Первую группу источников составили архивные документы и материалы. Упрощение в начале 90-х годов прошлого века процедуры доступа к документам архивов и массовое рассекречивание хранящихся там материалов способствовали активизации использования документов, вовлечению в научный оборот ранее не известных и мало известных архивных источников. При работе над диссертацией использованы фонды Архива Внешней Поли 21 тики Российской Федерации (АВПРФ), Российского Государственного Архива Экономики (РГАЭ) и Государственного Архива Российской Федерации (ГАРФ). В рассекреченных фондах АВПРФ (Фонд 099 – «Референтура по Канаде. Секретно», Фонд 05 – «Секретариат Литвинова М. М. Секретно», Фонд 06 – «Секретариат Молотова В.М. Секретно» (открыты не все материалы), Фонд 012 – «Секретариат Деканозова В.Г. Секретно», Фонд 0512– «Комиссия Литвинова М. М. по подготовке мирных договоров. Секретно») содержится огромное количество источников, отражающих взаимоотношения СССР и Канады. Использовались дневники и письма первых советских послов в Канаде Ф.Т. Гусева и Г.Н. Зарубина, Наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова, посла СССР в Великобритании И. Майского, заместителя Наркома иностранных дел и председателя Комиссии по подготовке мирных договоров и послевоенного устройства М.М. Литвинова, заместителей Наркома иностранных дел С.А. Лозовского, В.Г. Деканозова, А.Я. Вышинского. Особо ценными в этих дневниках являются записи регулярных бесед с первым канадским послом Д. Уилгрессом. Являясь официальным представителем Канады, на встречах Д. Уилгресс вручал различного рода меморандумы и памятные записки своего правительства советскому. Анализ документов позволил получить необходимые данные о взаимоотношениях двух стран, выявить приоритетные направления в развитии двусторонних отношений и проследить процессы разрешения различного рода спорных вопросов. Большой объем информации по изучаемой проблеме содержат отчеты сотрудников советского посольства в Оттаве. Составленные ими обзоры канадской прессы дают возможность не только судить о реальном отношении канадского общества к СССР, но и определить интересы советского государства в Северной Америке. По дипломатическим документам можно восстановить основные события двусторонних отношений, выявить официальные позиции сторон, а также предпосылки для принятия того или иного решения.

22 Материалы РГАЭ свидетельствуют о признании правительствами обеих стран приоритетности развития экономических отношений. Эта тенденция особо прослеживается в военный период. Фонд 413 – «Наркомвнешторг СССР» содержит многочисленные документы о торговоэкономических отношениях Советского Союза и Канады, в частности, о поставках Канадой Советскому Союзу вооружения, стратегического сырья, промышленного оборудования и продовольствия, меморандумы переговоров торговых представителей двух стран. В этой связи показательны следующие документы: меморандум переговоров атташе по торговым делам миссии СССР в Канаде И. И. Кротова с начальником отдела экспортных разрешений министерства торговли Канады гном Хисманом от 21 декабря 1942 г. Он обьясняет процедуру выдачи экспортных разрешений на вывоз товаров, собранных в Канаде в фонд помощи России;

заявление М. Кинга в Палате общин от 16 марта 1944 относительно соглашений о поставках, заключенных Канадой с СССР, (в нем премьерминистр выражает надежду на послевоенное экономическое сотрудничество);

меморандум беседы И. И. Кротова с директором администрации канадского комитета Взаимопомощи К. Фрезером от 17 апреля 1944 г. ( он представляет оценку стоимости поставок из Канады по третьему Протоколу). Некоторые документы экономического характера интересно сопоставить с дипломатическими документами, относящимися к этим же вопросам. Это позволяет определить широту интерпретаций при решении ключевых политических и экономических вопросов. Для исследования контактов СССР и Канады в сфере науки и культуры использовались материалы АВПРФ ( Фонд 178 – «Посольство в Канаде») и ГАРФ (Фонд 5283 – «Общественно-политические организации»), содержащие документы Английского Отдела Всесоюзного Общества культурной связи с заграницей (ВОКС), многие из которых вводятся в научный оборот впервые. Подробные отчеты уполномоченных ВОКСа в Канаде дают достаточно полную картину состояния канадо-советских культурных отношений в 23 исследуемый период. Оказались полезными документы об организации и структуре Общества канадо-советской дружбы, о формах и методах его работы, о создании на территории Канады различного рода выставок, посвященных СССР. Представляет интерес переписка научных учреждений и простых граждан двух стран по вопросам обмена научными и художественными книгами, кинофильмами и делегациями. Материалы насыщены статистическими данными, что позволяет точно определить объем поставляемой советской научной и культурной продукции в Канаду, а также канадской – в СССР. После войны в связи с ухудшением отношений Общество канадосоветской дружбы пережило несколько кризисов. Поэтому ВОКС стал уделять больше внимания другим организациям, например, Федерации русских канадцев. Материалы, присланные этой организацией, также использовались в данном исследовании. Вторая группа источников представлена опубликованными официальными документами и материалами. К ним относятся документы государственных учреждений обеих стран. Важные материалы, на основании которых можно проследить за развитием официальных двусторонних отношений, находятся в опубликованных сборниках документов1. Они содержат тексты основных соглашений между советским и канадским правительствами, касающиеся установления дипломатических отношений, военных поставок в Советский Союз из Канады и т.д. Их дополняют источники, характеризующие общую международную обстановку в мире2. Недостатком вышеуказанных советских изданий является наличие в них текстов лишь основных двусторонних договоров и соглашений, в то время как в аналогичных канадских сборниках собран более широкий круг Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны: Документы и материалы. Т. Хрестоматия по новейшей истории 1939-1945. Т.2 / Отв. ред. А. Гофман. – М., 1960;

Антология ми 1–3. – М., 1946–1947;

Документы внешней политики СССР. Т.1–24. – М., 1958–2000.

ровой политической мысли: Политические документы. Т.5 / Отв. ред. Усачев И. Г. – М., 1997.

24 материалов об отношениях с Советским Союзом. Среди них многотомное издание Министерства иностранных дел Канады1, в котором содержатся практически все официальные документы, отражающие широкий спектр мнений канадских внешнеполитических деятелей по ряду проблем межгосударственных отношений исследуемого периода. Сюда включены соглашения, меморандумы, правительственные ноты, телеграммы, аналитические и статистические документы, выдержки из заседаний Военного Комитета, выступления политических деятелей в Палате Общин и многое другое. Зачастую на материалах стоит гриф «Секретно», «Совершенно секретно» или «Конфиденциально». Основное место отведено переписке, поскольку она позволяет проследить процесс принятия того или иного решения по отношению к Советскому Союзу. Так, по советскому вопросу обширно представлены переписка премьер-министра М. Кинга, зам. министра иностранных дел Н. Робертсона, первого посла Канады в СССР Д. Уилгресса, поверенных в делах Канады в СССР Мейранда и Форда, посла Канады в Вашингтоне Л. Пирсона, Верховного комиссара Канады в Великобритании В. Массея, а также ряда сотрудников советского посольства в Канаде и сотрудников Канадского министерства иностранных дел Э. Рейда, Ч. Ритчи и др. Следует также отметить еще один канадский сборник документов, характеризующий внешнюю политику этой страны в 1945– 1954 гг.2 В нем представлены записи речей ведущих канадских политиков и официальные документы. Использование многочисленных официальных канадских документов позволяет всесторонне оценить процесс становления и развития канадо-советских отношений в 1942–1953 гг. Важнейшее место в процессе работы над темой занимает третья группа источников: мемуарная литература. Ее особенностью является осмысление исторических событий на основе собственного опыта авторов. Эти события 1 Documents on Canadian External Relations Vol. 1–17. – Ottawa, 1964–1996. Mackay R.A. Canadian foreign policy 1945–1954. Selected. Speeches and documents. –Toronto, 1971.

25 описаны так, как были пережиты и картину изучаемого периода. Наиболее ценными для диссертационного исследования оказались мемуары первого канадского посла в СССР Д. Уилгресса1, сотрудников внешнеполитических ведомств Канады Л. Пирсона2 и Э Рейда3, а также мемуары советского разведчика, в то время работавшего в советском посольстве в Оттаве В. Г. Павлова4, и воспоминания генерал-лейтенант М. Мильштейна5, бывшего зам. начальника Первого управления военно-стратегической разведки в США, Канаде и Мексике. Отдельно следует остановиться на характеристике мемуаров Д. Уилгресса. В них автор подробно описывает процесс установления дипломатических отношений, состав первой канадской миссии, впечатления, которые произвел на него и его штат Советский Союз, раскрывает подробности процесса принятия решений по различного рода государственным вопросам. Кроме того, автор описывает позиции Канады и ее видение развития двусторонних отношений, что для исследования является чрезвычайно важным. Мемуары также содержат подробную информацию о повседневной деятельности канадского посольства в Москве. Не менее значимыми в научном плане представляются воспоминания Э. Рейда и Л. Пирсона, которые явились родоначальниками идеи создания НАТО, носящего не только военный характер. Некоторые их предложения были включены в Устав НАТО и функционируют вплоть до сегодняшнего дня. В прочувствованы непосредственными их участниками, без чего невозможно создать целостную 1 Wilgress L.D. Memoirs. –Toronto, 1967. Mike. The memoirs of Lester B. Pearson. Former Prime minister of Canada and ambassador to the United Radical Mandarin. The Memoirs of Escott Reid. –Toronto, 1989;

Escott Reid. Time of fear and hope. The Павлов. В.Г. Операция «Снег». Полвека во внешней разведке КГБ. – М., 1996. Мильштейн М. Новые документы о предательстве века. Побег Гузенко / Совершенно секретно. – States. Vol. 2. 1948–1957. –N.Y., 1973.

making of the North Atlantic Treaty 1947-1949. – Toronto, 1977.

4 1995. №3. С. 24–25.

26 мемуарах Э. Рейда и Л. Пирсона прослеживается процесс становления собственной внешнеполитической линии Канады. Являясь представителями нового поколения политиков, они внесли существенные изменения во все сферы жизни Канады, укрепив ее международный авторитет. В мемуарах также приведены аналитические документы, написанные авторами в ранний период холодной войны и оказавшие серьезное влияние на отношения с Советским Союзом. В ходе диссертационного исследования использовались и мемуары советского разведчика В.Г. Павлова ««Операция «Снег». Полвека во внешней разведке КГБ», работавшего в качестве сотрудника советского посольства в Канаде. Своими воспоминаниями автор проливает свет на довольно не изученный период двусторонних отношений, а именно – вторую половину 40-х гг. прошлого века. Из мемуаров, опубликованных лишь в 1996 г., становится известно о советской агентурной сети в Канаде, о вербовке канадских граждан на службу Советскому Союзу. Кроме того, мемуары открывают подробности самого громкого шпионского скандала того времени – получившего название «дело Гузенко», явившегося поводом для начала конфронтации между Канадой и Советским Союзом. В воспоминаниях М. Мильштейна «Новые документы о предательстве века. Побег Гузенко» детально описан побег шифровальщика советского посольства И. Гузенко, а также реакция на эти события в Советском Союзе. Автор повествует о дальнейшей жизни участников тех событий. Эти сведения представляют несомненный научный интерес, поскольку подробности дела до сих пор не известны и находятся в засекреченных материалах российских архивов. Кроме того, в работе использовались мемуары У. Черчилля1, И.М. Майского2, В. Смита3 и других видных политических деятелей1.

1 2 Черчилль У. Мускулы мира. – М., 2002. Майский И.М. Воспоминания советского посла. Война 1939–1943. – М., 1965. Smith Walter Bedell. My three years in Moscow. –Philadelphia – N.Y., –1950.

27 Статистический материал образует четвертую группу источников, в которую вошли данные официальной статистики. Основной массив документов содержится в канадских ежегодных статистических сборниках2. Статистические таблицы позволяют точно определить объемы и масштабы канадо-советских торгово-экономических отношений. Большинство приведенных данных относится к первой половине исследуемого периода, то есть ко времени Второй мировой войны. Значительное сокращение объемов торговли, которое зафиксировано в этих сборниках, свидетельствует об ухудшении канадо-советских отношений в целом. Развитые в рамках антигитлеровской коалиции экономические связи со второй половины 40-х годов XX века были практически свернуты. Не менее ценными источниками стали советские сборники материалов3, хотя они и не содержат столь подробных и точных данных, как канадские аналоги. К примеру, они позволяют оценить реальные поставки Канады Советскому Союзу – ведь определенное количество кораблей, груженных канадской продукцией и вооружением, были потоплены в результате немецких рейдов, так и не дошли до СССР. Пятая группа источников – периодическая печать, представлена такими центральными изданиями, как «Правда», «Известия», «Внешняя торговля», «Литературная газета», «Славяне», «Огонек», «Красная звезда» и др. Их информация необходима при изучении становления и развития официальных канадо-советских отношений, а также при изучении советского общественного мнения по отношению к Канаде.

Дипломаты вспоминают. Мир глазами ветеранов дипломатической службы/ Петрик П.П., Поклад Б.И. – М.,1997;

Six war years 1939–1945. Memories of Canadians at home and abroad / Ed. by Barry Broadgoot. – Toronto–New York, 1974.

The Canada year book. The official statistical annual of the resources, history institutions and social and Фрей Л.И. Внешняя торговля СССР. – М., 1947;

История социалистической экономики СССР. Со economic conditions of the dominion. 1943–1950. – Toronto, 1943–1950.

ветская экономика накануне и в период Великой отечественной войны 1938–1945 гг. Т. 5. – М., 1945;

Внешняя торговля СССР: Статистический сборник. 1918–1966. – М., 1967.

28 В шестую группу выделена – публицистика. Сюда включены работы советских и канадских публицистов, писателей и общественных деятелей, позволившие изучить настроения общественности обеих стран по отношению друг к другу, а также провести их сравнительный анализ на этапе сотрудничества и конфронтации. Показательными в этой связи являются работы И. Эренбурга1, Д. Заславского2, Дж. Эндикотта3, Т Бака4, П. Годро5. Отдельно следует выделить работы представителей Федерации русских канадцев – И.М. Малании6 и Г.Г. Окулевича7. Первая вышла в Торонто в 1945 г. и представляет собой своего рода пособие по истории Канады для проживающего там русскоязычного населения. Она посвящена периоду, охватывающему период с момента открытия Канады и заканчивая Второй мировой войной. Поэтому для данного исследования она интересна лишь в общем плане. Другая работа рецензируется в журнале «Славяне» с названием, говорящим о ее содержании, – «Книга о работе рабочих переселенцев»8. Как журналист и общественный деятель Г.Г. Окулевич уделил особое внимание проблемам иммигрантов из России. Вышедшая в разгар холодной войны и рассчитанная на определенный эффект работа носит пропагандистский характер. Автор затрагивает вопросы борьбы русских иммигрантов за политиче Эренбург И.Г. В Канаде // Известия. – 1946. – 21 августа;

Он же. В Америке (Очерк). – М., 1947;

Он Заславский Д. Жалкий финал позорной комедии // Правда. – 1946. – 3 августа. Беседа с председателем Комитета сторонников мира Канады ДЖ. Эндикоттом // Литературная газеБак Т. Наша борьба за Канаду. Избранные произведения 1923–1959 / Пер. с англ. – М., 1961;

Он же.

же. Кинопровокаторы. Скверный фарс в Оттаве // Культура и жизнь. – 1948. – 21 февраля.

2 та. – 1950. – 15 марта.

Тридцать лет коммунистического движения в Канаде (1922-1952) / Пер. с англ. – М., 1954;

Он же. Правда о Канаде / Сокр. пер. с англ. – М., Годро П. Неведение и превратные представления в российско-канадских отношениях // Российские исследования по канадской проблематике / Отв. ред. В.А. Коленеко // Труды РАИК. Вып. 3. – М., 1999. С. 115–153.

Малания И. М. Краткая история Канады. – Торонто, 1945.

7 Окулевич Г.Г. Русские в Канаде. – Торонто,1954. Пилипчук С.Н. Книга о жизни рабочих переселенцев // Славяне. – 1954. №12. С.56–59.

29 ские и экономические права в ционные идеи в Канаде. Седьмую группу источников представляют документы и материалы Интернет сайтов. В основном здесь находятся канадские официальные правительственные документы, а также различного рода статистическая информация1. Научная новизна работы состоит в следующем. • Впервые в отечественной историографии комплексно исследована и обобщена специфика становления и развития канадо-советских отношений в годы Второй мировой войны, выявлены причины и последствия ухудшения их в ранний период холодной войны. • На основе архивных материалов впервые рассмотрены культурные и научные связи Канады и СССР в годы Второй мировой войны. • С новых методологических позиций изучено «дело Гузенко», осложнившее канадо-советские отношения после окончания военных действий и перехода стран от этапа партнерства к этапу конфронтации. • Впервые предпринята попытка определить отношение Канады к СССР на основе аналитических документов канадских политиков, а также рассмотреть советскую официальную позицию по отношению к Канаде. • Новизна исследования связана в том числе и с выбором хронологических рамок исследования, позволившего сравнить характер двусторонних отношений в годы Второй мировой войны и начальный период холодной войны. • Проанализированы и введены в научный оборот новые архивные документы из фондов АВПРФ, ГАРФ, РГАЭ, касающиеся двустороннего сотрудКанаде, высоко оценивает деятельность «прогрессивных» русских и украинцев, отстаивающих револю URL:http//www.dfait-maeci.gc.ca/department/history/dcer/menu-en.asp;

URL:http//www.dfait maeci.gc.ca/department/history/hp/people- en.asp/an=1#w;

URL:http//www.ccg.gcc.ca.

30 ничества и позволившие поновому оценить роль Канады в истории международных отношений в рассматриваемый период. Методологической основой диссертации явились принципы историзма, научной объективности и системности. Принцип историзма позволил изучить исследуемые явления и процессы в их конкретно-исторической обусловленности, развитии и соотношении с другими явлениями. Принцип научной объективности способствовал максимальному приближению к действительной картине прошлого. С помощью принципа системности, подразумевающего исследование исторических явлений с точки зрения их системной взаимосвязи, удалось из множественных фрагментов изучаемой проблемы создать обобщенную картину событий и выявить определенные закономерности исторических фактов и процессов. Применение системного подхода способствует многомерному анализу международных отношений и синтезу логического и исторического подходов, что в свою очередь привело к дальнейшему развитию самой научной мысли при исследовании таких сложных явлений, как межгосударственные связи двух стран. При решении поставленных задач использованы специальные методы познания. Сочетание историко-типологического и историко-сравнительного методов помогло структурировать материал в хронологической последовательности и в то же время выделить наиболее важные закономерности и тенденции в развитии взаимоотношений Канады и СССР в рассматриваемый период. Применение историко-генетического метода способствовало выявлению причинно-следственных связей в сложном процессе развития двусторонних отношений. Посредством ретроспективного анализа сделаны конкретные выводы в ходе исследования. Практическая значимость диссертации заключается в том, что полученные в ходе исследования фактологический материал и теоретические обобщения могут быть использованы при разработке учебных курсов по истории международных отношений и внешней политики России, спецкурсов 31 по истории и культуре Канады, а истории стран Европы и Америки. Апробация исследования. Основные положения и выводы исследования обсуждались на заседаниях кафедры новой и новейшей истории Ставропольского государственного университета, на Всероссийской научнопрактической конференции «Западноевропейская цивилизация и Россия: общее и особенное» (Ставрополь, 18–20 октября 2003 г.), Всероссийском научно-практическом семинаре «Канада в североамериканском сообществе» (Волгоград, 12–13 февраля 2004 г.), Международных третьих канадских чтениях (Санкт-Петербург, 20 апреля 2004 г.), Всероссийской конференции молодых канадоведов «Современная Канада» (Москва, 19 мая 2004 г.), а также содержатся в пяти публикациях автора. Структура исследования. Поставленные цель и задачи исследования определили структуру диссертации, которая состоит их введения, трех глав, заключения и списка источников и литературы. Работа строися по проблемно-хронологическому принципу. также в рамках изучения новейшей 32 ГЛАВА ВОЙНЫ I.1. Установление официальных дипломатических отношений Канада и СССР установили дипломатические отношения уже в ходе Второй мировой войны, а именно – 12 июня 1942 г. Чтобы понять причины столь позднего разрешения этой проблемы, по нашему мнению необходимо провести небольшой экскурс в историю. Первое знакомство канадцев с большевиками произошло еще в 1918 г., когда, по предложению Британии, Канада послала свои силы в Россию для участия в иностранной интервенции1. Вмешательство канадских отрядов в российские дела во время гражданской войны, последующая активизация действий коммунистической партии Канады и гонения на религию в России (что особенно критиковалось католическим Квебеком) не способствовали развитию двусторонних связей. Таковые начали развиваться лишь с 1920 г., после снятия Верховным советом Антанты блокады России. Канада была заинтересована в России как перспективном экономическом партнере. С другой стороны, Россия, разоренная гражданской войной и иностранной интервенцией, крайне нуждалась в промышленном оборудовании, сельскохозяйственной технике и особенно в продовольствии. Поэтому, в силу объективных причин, в июле 1922 г. Канада присоединилась к Англо-Советскому торговому соглашению 1921г2. Таким образом, канадо-советские отношения при I.

РАЗВИТИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ КАНАДЫ И СССР В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ В июле 1918 г. в Мурманск прибыли 88 офицеров и унтер-офицеров, в сентябре в Архангельск две батареи канадской полевой артиллерии в составе 469 человек. В октябре 1918 г. из Ванкувера во Владивосток под командованием генерал-майора Элмслея эскадрон северо-западной конной полиции, батарея полевых орудий и другие подразделения – всего около 4 тысяч человек.

Russian trade delegation to Foreign Secretary. –London, 3.07.1922 // Documents on Canadian External Re lations (далее DCER). Vol. 3. (1919–1925) / Ed. By Lovell C. Clark. – Ottawa, 1970. Р.811–812;

Обмен нотами между правительством РСФСР и правительством Великобритании о распространении торгового соглашения 33 обрели официальный статус. Советская Россия, получив со стороны Канады признание де-факто, реализовала свои интересы в деле ликвидации дипломатической изоляции страны, а также в области внешней торговли. В разоренную войной Россию из Канады поступали промышленное и сельскохозяйственное оборудование и ряд других товаров. Для Канады открылся огромный российский рынок. Дальнейшему улучшению отношений способствовало признание в 1924 г. Канадой де-юре нового советского режима. В том же году, в ответ на посещение английской торговой делегацией СССР, в состав которой входили два канадца, Москва отправила в Канаду свою делегацию во главе с А. Язьковым 1. Но канадо-советские отношения носили неустойчивый характер. В 1927 из-за инцидента в Лондоне Канада последовала за Великобританией и разорвала свои отношения с СССР2. В течение следующих пятнадцати лет страны не имели своих представительств друг у друга. В годы депрессии, во время нахождения у власти консервативного кабинета Р. Беннета, антисоветская кампания процветала. В 1931 году канадское правительство установило запрет на ввоз из СССР угля и других товаров. Москва быстро приняла ответные меры, наложив эмбарго на весь канадский импорт. С возвращением к власти либералов в 1935 году канадский министр торговли и коммерции посетил Москву, чтобы принять меры для возобновления нормальных торговых отношений, и в сентябре 1936 г. страны сняли свои за от 16.03.1921г. на Канаду // Документы Внешней Политики СССР (далее ДВП СССР). Т.5. – М., 1961. С.478–479.

1 Лузянин Г. И. Россия и Канада в 1893–1927г. – М., 1997. С148. 12 марта 1927 года лондонская полиция совершила обыск конторы «Аркоса» и торговой делегации СССР в Лондоне. Три дня спустя, Канада была информирована о том, что британское правительство располагало доказательствами того факта, что СССР использовал «Аркос» как центр военного шпионажа и коммунистической деятельности в Великобритании, Соединенных Штатах и доминионах Британской империи. Далее указывалось, что британское правительство вынужденно было разорвать дипломатические отношения с СССР и предложило канадскому правительству поступить аналогичным образом.

34 перты1. Но, тем не менее, даже к началу войны в Европе торговое соглашение так и не было заключено. Причиной тому послужило новое ухудшение двусторонних отношений. Настоящим потрясением для большинства стран, в том числе и для Канады, стало подписание 23 августа 1939 года Советско-германского Пакта о ненападении2 и неких «секретных протоколов», что было недвусмысленно расценено Канадой как начало сближения СССР с фашистской Германией. Канадский журналист Артур Дэвис в своей книге «Канада и Россия. Друзья и соседи» продемонстрировал отрицательное отношение канадской прессы к советско-германскому соглашению, приводя выдержки из газет, отражавшие точки зрения различных слоев населения. Так, например, «Торонто Телеграмм» писала: «Это удар по демократическим государствам и самой причине демократии. Это означает, что Россия не будет выступать против решения Гитлера напасть на Польшу». «Виннипег Фри Пресс» отмечала: «Россия ведет двойную игру. Каждый помнит четкое отношение Советов к Лиге Наций. Все это были пустые жесты»3? Как свидетельствуют изученные нами материалы отношение канадской общественности к СССР было неоднозначным. Так, например, среди рабочих и фермеров было распространено чувство глубокого сожаления, что Советский Союз не был на союзнической стороне. Сомнения относительно ориентации СССР исчезли с началом советскофинской войны. Теперь даже ранее сочувствующие, перешли к нему в оппозицию. «Ивнинг телеграмм» характеризовала нападение России на Финляндию как часть плана сделаться полной хозяйкой на Балтике. Газета писала: «Советская Россия стала империалистическим государством, столь же жад Canada in world affairs. From Normandy to Paris. 1944–1946. Vol.4 / Ed. by Soward F.H. – London – ToДоговор о ненападении между Германией и СССР. 23 августа 1939г. // Пономарев М. В. Смирнова Davies R. A. Canada and Russia. Friends and neighbours. – Toronto, 1944.

ronto – N. Y., 1950. P.297.

С. Ю. Новая и Новейшая история стран Европы и Америки. – М., 2000. С.191–192.

35 ным, как и царская Россия, но бесконечно более безжалостным, предательским и недобросовестным»1. Премьер-министр Канады Маккензи Кинг назвал советско-финскую войну «страшным укусом безжалостной агрессии», утверждая, что «целью заговора между Гитлером и Сталиным было доминирование над Европой»2. После настойчивых призывов Лиги Наций Канада согласилась направить в Финляндию 100 тысяч долларов для закупки и транспортировки канадских пищевых продуктов. В ответ на просьбу правительства Финляндии Канада разрешила финским подданным присоединиться к их вооруженным силам, но отказалась допустить канадцев к вступлению в финскую армию и снабжать их военным оборудованием. Внезапное прекращение военных действий предотвратило отправку продовольствия и вербовку финских подданных3. Позиция, занятая канадским правительством, была схожа с позициями других двадцати стран, входящих в Лигу Наций. Неологизм «коммунацизм» прочно закрепился в эти дни на газетных полосах. Канадская пресса критиковала СССР за нарушение провозглашенных им же либеральных принципов о «не нарушении мира во всем мире». К Советскому Союзу стали относиться как к государству беспощадному и жестокому, которое своими действиями аннулировало все, что утверждало и символизировало в международных отношениях4. Еще одной из причин столь позднего установления дипломатических отношений между странами послужили конспиративные связи Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала (далее ИККИ) с компартией Канады. Коминтерн требовал от КПК с момента ее образования в 1921г. решительных действий по свержению капитализма. Строго засекреченная 1 Ibid. P.– 87. Balawyder A. Canada in the uneasy war alliance // Canadian–Soviet relation 1939–1980 / Ed. by BalawyIbid. Canada in world affairs. From Normandy to Paris… P.297.

der A. – Oakville, 1981. P.2.

3 36 связь между компартией Канады и ИККИ функционировала оперативно. В Коминтерн поступали протоколы всех заседаний исполкома компартии, экземпляры партийной печати, материалы прошедших съездов. Из Москвы, наряду с общими директивами конгрессов Коминтерна и пленумов ИККИ, направлялись конкретные рекомендации и оценки текущих дел канадских коммунистов. Коминтерн оказывал финансовую помощь КПК через коммерческую фирму «Аламерико» Арманда Хаммера (1898-1990), имеющую офис в Нью-Йорке и филиалы в Москве, Лондоне, Берлине1. Все это вызывало серьезное опасение у канадских властей, и КПК постоянно попадала под запреты. Так, например, нелегально она существовала в 1921-1924, 19311936 гг. Кроме того, неэффективные усилия канадских коммунистов следовать за линией партии привели к ее очередному запрещению в 1940 г. и уходу ее лидеров в подполье2. На нелегальном положении КПК находилась вплоть до роспуска Коминтерна в мае 1943г. Несмотря, однако, на общее отрицательное отношение к коммунизму(особенно со стороны франкоканадцев и правительства М. Кинга), мы можем утверждать, что антикоммунистические чувства в Канаде были не настолько сильны и не достигли такого уровня интенсивности, как в Соединенных Штатах и Великобритании. Коммунизм был лишь маргинальной тенденцией в канадской политической жизни и не рассматривался как серьезная угроза национальной безопасности до начала эры холодной войны. Позже это позволит Канаде пойти на сближение с Советским Союзом. Для того чтобы определить тенденции развития канадо-советских отношений в начале 40-х гг.важно рассмотреть советский взгляд на Канаду. Как же СССР относился к этой стране?

Бондаренко А. С. Коминтерн в Канаде // Переосмысление Канады: кросс-культурные размышления Запрещение Коммунистической Партии Канады // Хрестоматия по новейшей истории 1939–1945. Т.

о канадском обществе. Вып. 2. –Волгоград, –2003. С.78.

2 / Отв. ред. Гофман А. – М.,1960. С.272.

37 К началу Второй мировой войны в Советском Союзе о Канаде знали не много. Изначально советское руководство продолжало воспринимать ее как бывшую колонию Великобритании, не имеющую возможности проводить самостоятельную не только внешнюю, но и внутреннюю политику. Помимо этого, Канада рассматривалась как место англоамериканского соперничества. Общественность СССР могла получать сведения об этой стране только из средств массовой информации. Несмотря на большую идеологизированность и отсутствие политического плюрализма, советская пресса начала 40-х гг. представляет собой ценный источник по изучению советского восприятия Канады. До Второй мировой войны Коминтерновская пресса рассматривала Канаду как жертву, разрываемую империалистическими Соединенными Штатами и Великобританией. На страницах «Коммунистического Интернационала» выходили в свет эссе канадских коммунистов (таких как Т. Бак, С. Карр и др.), в которых описывалось плачевное положение канадского народа1. И, как бы вторя им, в официальных печатных органах СССР «Известиях» и «Правде» публиковались работы о стачках и забастовках в Канаде, об «упадке их капиталистического строя» и успешном распространении коммунистического движения, о гонении на коммунистов. В подтверждение этому можно привести следующие статьи: «Происки реакции в Канаде»2, «Репрессии против компартии в Канаде»3, «Преследование коммунистов в Канаде»4, «Неподготовленность Канады к войне»5. Любым статьям была присуща яркая идеологическая окраска. Со временем все чаще стали появляться публикации в большей степени военного характера и более общего плана, комментирующие ход военных действий, участие в них различных стран, в том числе и Black J.L. Canada in the Soviet mirror ( Ideology and perception in Soviet Foreign Affairs 1917–1991). – Правда. – 1940. – 18 января. Правда. –1940. – 7 марта. Правда. – 1940. – 29 марта. Правда. – 1940. – 22 января.

Carleton, 1998. P.122.

2 3 4 38 Канады. Например: «Развитие военной промышленности в Канаде»1, «Военная помощь Канады Союзникам»2, «США и Канада создают совместное управление по обороне»3 и др. Канадский ученый Дж. Л. Блэк в монографии «Канада в советском восприятии»4, проведя глубокий анализ советской прессы, пришел к выводу о том, что общественность СССР, не имея другого источника, получала информацию в искаженном виде и следовательно, не имела адекватного восприятия Канады. Итак, в силу указанных выше причин Канада и СССР так и не смогли сблизиться и установить дипломатические отношения вплоть до начала Второй мировой войны. Картина решительно изменилась с открытием восточного фронта. Нападение Германии на СССР заставило правящие круги западных держав внести существенные коррективы в свою политику. Правительство Канады, вслед за правительством Великобритании, пошло на установление военного сотрудничества с СССР в целях борьбы с общим врагом. Весть о вторжении Германии на территорию СССР застала канадского премьер-министра в его загородной резиденции в Кингсмере. Вечером того же дня, прослушав речь У.Черчилля по Би-Би-Си, М. Кинг передал текст собственного заявления для канадских СМИ. Он сделал это еще до прихода официальной телеграммы из Лондона, в которой выражалась просьба публично одобрить решение английского правительства о поддержке борьбы СССР. В ней говорилось: «Нацистское нападение на Советскую Россию - не крестовый поход против Красной угрозы. Это новая стадия нападения на 1 2 3 Правда. – 1940. – 30 июня. Правда –1940. – 6 июня. Правда. – 1940. – 20 августа. Black J.L. Op. cit.

39 Англию и на все демократические государства»1. М.Кинг, выступая в парламенте заявил, что не Россия является угрозой миру и свободе, а Германия, при этом добавив: «Каждый, кто воюет с нашим врагом, защищает наше дело»2. Помимо сходного содержания решений британского и канадского правительств, похожими были также и мотивы этих решений. «Отвлечение на восточный фронт, – говорилось в канадском заявлении, – должно дать возможность Британии и Америке усилить Западный Фронт»3. Таким образом, нападение Германии на СССР облегчало положение Запада. Перспектива перенесения на Советский Союз всей тяжести войны с Гитлером устраивала канадское правительство, но, тем не менее, Оттава отчетливо понимала, что если Вермахт поставит на колени Советский Союз, то далее будет претендовать на мировое господство. Такого со стороны союзников допустить было нельзя. Очевидно, что правительство Канады, исходя из общих интересов борьбы с фашистской Германией, высказалось в поддержку СССР. Аналогично оно одобрило и советско-английское соглашение от 12 июля 1941г. На самом деле практическое сотрудничество между странами налаживалось довольно медленно. Отрицательное отношение большинства канадцев к коммунистическому Советскому Союзу не способствовало развитию политических и культурных связей. Так, третий секретарь МИДа С. Рей отметил: «Вражда к Советской России в Канаде являлась постоянным фактором в истории отношений обеих стран, и его действие сразу не прекратится»4. Кроме того, подавляющее большинство канадских печатных изданий также при Immediate. Secret. Dominions secretary to secretary of state of External Affairs. –London, 23.06.1941 // Secretary of state for External Affairs to Dominions secretary. –Ottawa, 23.06.1941 // Ibid. – №955. Ibid. – P.1101. Memorandum by Third Secretary. Canadian comment on recent developments in Canadian–Russian rela DCER. Vol. 8.2. (1939–1941) / Ed. by David R. Murray. –Ottawa, 1976. № 952. P.1099.

P.1100–1102.

3 tionships. – Ottawa, 30.07.1941 // Ibid. – №961. P.1109.

40 держивались антисоветских взглядов. Традиционно антикоммунистическую позицию поддерживала франкоязычная пресса, в частности, «Аксьен Католик», «Ле Друа», «Ле Жур» и др. Редакции таких англоязычных газет как «Файнешнел Пост», торонтовские «Телеграм» и «Глоб энд Мэйл» к этому вопросу относились сдержано, с продолжением осуждения советского коммунистического режима и деятельности компартии Канады. Например, «Телеграмм» писала: «Тот факт, что советское правительство является той же самой породы, что и нацистское, не вызывает сомнения. И хотя сейчас Россия и борется с нашим врагом, ей не стоит доверять больше, чем врагу»1. При всем этом в Канаде были и просоветские издания: «Оттава Ситезен» и «Канадиан Трибьюн», например, полностью поддерживали советскую политику. Правительство Кинга всегда отличалось антикоммунистическими взглядами, но перспективы сотрудничества, особенно экономического плана, а также боязнь Германии были сильнее идеологических антипатий. Начался короткий, но в целом успешный период военно-экономического сотрудничества Канады с Советским Союзом. Изначально в войне Канада делала ставку не на участие в военных действиях, а на промышленное развитие страны. Об этом свидетельствует тот факт, что к моменту вступления в войну канадская армия насчитывала всего 4, 5 тысячи человек2, но военная промышленность развивалась при этом ускоренными темпами. В советской печати стали появляться статьи о росте военно-экономического потенциала Канады. В частности, 23 сентября 1941года «Известия» опубликовали речь руководителя канадской авиационной промышленности Бэлла, в которой он заявлял об успехах в авиастроении3. Вообще авиационной промышленности Канада уделяла особое внимание, поскольку это диктовалось объективными причинами военной действительно1 2 Davies R. A. Op. cit. P.91. Canada at War. 1945. № 45. P.22. Известия. – 1941. – 23 сентября.

41 сти. Так, уже на начальном этапе войны в доминионе было создано более 115 летных школ1. В 1941 году в советской периодике все чаще появлялись статьи о подготовке летных кадров в Канаде. Советская пресса также широко освещала участие канадских войск в войне, сообщалио помощи, которую она оказывала союзникам. Данный факт свидетельствует о том, что СССР четко понимал стратегию Канады и, идя на развитие двусторонних отношений, делал ставку на Канаду, прежде всего как на экономического партнера. Однако, находясь в тесном сотрудничестве с США и Великобританией, Канада не препятствовала союзнической стратегии, по которой основная тяжесть войны должна была лечь на СССР. Такую позицию не раз высказывали канадские политики. Так, в памятной записке Э. Рейда от 24 июня 1941г., впоследствии ставшего экспертом по СССР, говорилось: «В случае удержания России в войне…через год или два мы сможем начать наступление против Германии из России, используя огромные армии России, оснащенные вооружением США»2. Немного позже, а точнее, 30 июля 1941г., в связи с новым этапом в канадо-советских отношениях, аналогичными мыслями делился другой канадский политик С. Рей. В своем меморандуме он заявил: «Жизненно важным для Канады …является удержание России в войне. Если это удастся, то Восточный фронт Германии станет для нее (Германии) постоянным источником истощения людских и материальных ресурсов, и русский фронт может со временем стать плацдармом для наступления против Германии. Но если не удастся удержать Россию в войне, то перспективы для союзников будут мрачными»3. военно 1 Известия. – 1941. – 3 июля. Memorandum from Second Secretary to Under–Secretary of state for External Affairs. –Ottawa, 24.06.1941 Memorandum by Third Secretary. Canadian comment on recent developments in Canadian-Russian rela // DCER. V. 8.2. №956. P.1102–1103.

tionships. –Ottawa, 30.07.1941 // Ibid. – №961. P.1109.

42 Условия военного времени диктовали необходимость установления официальных двусторонних отношений. В Канаде все больше появлялось сочувствующих Советскому Союзу. Движение солидарности включало в себя представителей различных социальных слоев. Осенью 1941 года канадское правительство получило тридцать восемь резолюций от профсоюзов, местных жителей и антифашистских групп, выступающих за дипломатический обмен. Представитель палаты общин А. Макиннис попросил премьер-министра М. Кинга «начать переговоры с советским правительством по обмену министрами, что позволит избавиться от предрассудков, препятствующих Канаде в понимании СССР»1. Предрассудки, о которых шла речь, были связаны со страхом перед коммунизмом, поскольку Коммунистическая партия Канады ассоциировалась с беспорядками в годы депрессии. Канадская общественность также считала, что предпосылки для установления официальных двусторонних отношений давно созрели. «Нет никакой причины, почему наше правительство должно задерживать учреждение дружественных формальных контактов с Россией через обмен дипломатическими представителями», – писала «Глоб энд Мейл» осенью 1941г2. В декабре 1941 г. в Монреале состоялся митинг, организованный «Комитетом оказания медицинской помощи России и Канадским Красным Крестом», на котором присутствовало свыше одиннадцати тысяч человек. Прибывший на этот митинг бывший американский посол в Советском Союзе Дэвис выступил в поддержку Советского Союза. В своей речи он заявил: « Не исключено, что повторится наполеоновский разгром. Провал попыток Гитлера уничтожить Красную Армию, несомненно, является предвестником конечного поражения Германии»3. Кроме того, Советский Союз поддерживали рабочие и профсоюзные организации. Они требовали оказать более прямую и ощутимую помощь русским.

1 2 Balawyder A. Op. cit. P.4. Davies R.A. Op. cit. P.91. Известия. – 1941. – 23 декабря 43 Известный отечественный канадовед Л.В. Поздеева в своей работе «Канада в годы Второй мировой войны» приводит данные опроса, проведенного 6 декабря 1941 года канадским институтом общественного мнения. Опрос показал, что абсолютное большинство (91% канадцев) одобрял помощь России. Достаточно высокий процент наблюдался и во франкоканадской провинции Квебек – 80%1. В конце 1941года правительство Кинга предприняло ряд шагов, направленных на укрепление сотрудничества с СССР. Например, был снят запрет на распространение в Канаде советских периодических изданий, установленный летом 1940г2. Кроме этого, необходимость идти в одном направлении с политикой Британии привела к объявлению доминионом войны Румынии, Венгрии, Финляндии и Японии 7 декабря 1941г, что, по нашему мнению, несомненно, явилось положительным моментом для улучшения канадосоветских отношений. Значение советско-германского фронта еще более возросло с началом военных действий на Тихом океане. Кульминацией развития событий стало подписание 1 января 1942 в Вашингтоне Декларации Объединенных Наций3. Иначе говоря, была сформирована мощная антигитлеровская коалиция в составе 26 государств, в числе которых находились СССР и Канада. Эти два государства официально стали союзниками. Начали налаживаться и первые прямые связи между Оттавой и Москвой по государственной линии. После Московской конференции деятельность которой и пресса, и правящие канадские круги оценили очень высоко, правительство Канады согласилось принять одного-двух советских консулов, для 1 2 Поздеева Л. В. Канада в годы второй мировой войны. – М., 1986. C.214. Там же. С.216. Сиполс В. Великая победа и дипломатия 1941–1945. – М., 2000. С.87.

44 того чтобы облегчить организацию доставки помощи в Советский Союз1. Об этом был извещен посол СССР в Великобритании И. М. Майский2. В Оттаве положительно отреагировали на инициативу правительства СССР в конце 1941г., предложившего заключить на основе взаимности соглашение об обмене консульскими представителями. Лондон же, указывая на неготовность его доминиона установить консульские отношения, был заинтересован в назначении своих консулов в СССР3, но, как отмечает Л. В. Поздеева, канадская дипломатия хотела повысить удельный вес доминиона в оформлявшейся на Вашингтонской конференции структуре высшего военного руководства США и Англии. «Позиции Канады в Объединенном Комитете начальников штабов укрепятся, – заявил заместитель министра иностранных дел Канады Н. Робертсон, – если мы будем иметь собственное прямое представительство в других главных центрах союзнических военных усилий»4. Военный комитет в Оттаве, заслушав информацию Н. Робертсона о ходе двусторонних переговоров, принял решение 6 января 1942г. о том, что Канада должна быть представлена в СССР посланниками. Решено было срочно обратиться к советскому правительству и дать канадскому верховному комиссару в Лондоне полномочия на заключение соглашения об обмене консулами. 22 января 1942 г. такими полномочиями М. Кинг наделил В. Мэсси5. Официальное подписание соглашения об установлении консульских отношений состоялось 5 февраля 1942 года в Лондоне. Со стороны Канады его Most secret. Secretary of state for External Affairs to High Commissioner in Great Britain. – Ottawa, Майский И.М. Воспоминания советского посла. – М., 1987. High Commissar in Great Britain to Secretary of state for External Affairs. – London, 15.12.1941 // DCER. Поздеева Л. В. Указ. соч. С.217. Secretary of state for External Affairs to High Commissar in Great Britain. –Ottawa, 22.01.1942 // DCER.

31.10.1941 // DCER. Vol. 7.1. (1939–1941) /Ed. by David R. Murray. – Ottawa, 1974. № 506. P.356.

2 Vol. 9. (1942–1943) / Ed. by John F. Hilliker. – Ottawa, 1987. № 60. P.42.

4 Vol. 9. № 61. P.44.

45 подписал канадский верховный комиссар в Великобритании В. Мэсси, со стороны СССР – посол СССР в Великобритании И. М. Майский1. Выступая в палате общин практически сразу после подписания соглашения, премьер-министр М. Кинг заявил: «Канадское правительство верит, что учреждение прямых отношений в соответствии с этим соглашением существенно облегчит решение общих проблем, проистекающих из военных усилий наших двух стран»2. Канадская пресса также положительно отнеслась к факту подписания соглашения. «Ле Канада» и «Ле Солей» 7 февраля выражали удовлетворение реалистичной политикой Канады. Торонтовская «Глоб энд Мэйл» от того же числа утверждала, что канадские представители в России смогут сообщать более точную информацию об этой противоречивой стране, а также о военных потребностях Советского Союза3. В советской же печати последовало только официальное сообщение о том, что в результате происходивших в последнее время переговоров между правительствами СССР и Канады 5 февраля в Лондоне было подписано соглашение об установлении консульских отношений и об обмене консульскими представителями4. Но почему же установление формальных отношений произошло лишь на консульском уровне? Ведь еще когда советский дипломат в Великобритании И.М. Майский предлагал черновой проект соглашения, определяющий процедуру такого обмена, канадский военный комитет в принципе согласился с предложениями Майского, но рекомендовал, чтобы обмен был скорее на уровне министров, нежели консулов. Ответ очевидно кроется в том, что Канада оставалась тесно привязанной ко всей системе британских имперских отношений. Являясь членом Британ1 2 3 Известия. – 1942. – 8 февраля. Davies R.A. Op. cit. P.94. Balawyder A. Op. cit. P.5. Известия. – 1942. – 8 февраля.

46 ского Содружества, она не имела права нарушать принципа консультативного сотрудничества, или, выражаясь другими словами, демократического единства империи. Поэтому в своих отношениях с Советским Союзом она продолжала придерживаться политики Британии1, несмотря на то что уже с 1926 г. официально обладала полным суверенитетом во внешнеполитической деятельности2. Установить утраченные отношения с Советским Союзом на консульском уровне было гораздо проще, чем обменяться дипломатическими представителями. Кроме того, существовали и внутригосударственные факторы. Премьер-министр М.Кинг одобрил консульский обмен, чтобы не вызвать возмущение франкоканадцев и антисоветских славянских этнических групп. Но военная действительность ставила перед канадской дипломатией более широкие задачи. Официальная Оттава понимала, что повышение уровня представительства способствовало бы укреплению ее статуса как самостоятельного государства. К тому же, МИД убедил Кинга, что министерский обмен был бы более совместим со статусом Советского Союза и с предполагавшейся ролью, которую СССР будет играть в послевоенные годы. Так, 27 февраля 1942г. заместитель министра иностранных дел Н. Робертсон в своем меморандуме рекомендовал обмен не консулами, а посланниками, то есть на том же уровне, что Великобритания, США и другие союзные страны. Указывая на долгосрочные интересы Оттавы, Робертсон отметил: «В основном нас интересует информация о ведении русскими войны и планы России по реконструкции в послевоенный период. А также вопросы теперешней и послевоенной торговли, самостоятельные выводы о политических условиях и 1 Лузянин Г. И. Указ. соч. С.152. Конференция Империи 1926 года подтвердила в своей Декларации Равноправия, что Соединенное Королевство, а также все доминионы стали «автономными государствами внутри Британской Империи, равными по статусу и никоим образом не подчиняющиеся друг другу». Однако, они были объединены «верностью монархии», и назывались «членами Британского Содружества Наций». Эти резолюции были подтверждены британским парламентом в Вестминстерском законе в 1931 году.

47 внутренней обстановке в России»1. Помимо этого, заместитель министра задавался вопросом: «Почему наше представительство в России должно принять ту же форму, как и наше представительство в Гренландии и на острове Сен-Пьер»2? В заключение он предложил обсудить вопрос об обмене с Россией посланниками на министерском уровне. В связи этим 15 марта 1942 года Оттава обратилась в Лондон с просьбой дать согласие на обращение к правительству СССР с целью создать там на взаимной основе дипломатическую миссию3. В документе выражалась надежда, что такие действия будут способствовать сохранению и развитию дружественных отношений не только между двумя странами, но и между СССР и Британским Содружеством в целом. Также было принято решение уведомить И. Майского о предпринимаемых Канадой шагах в направлении укрепления двусторонних отношений4. Переговоры с СССР заняли немного времени. В подтверждение этому служит телеграмма верховного комиссара В. Мэсси от 31 марта 1942г., направленная в Оттаву, в которой он сообщает, что И. Майский уже получил согласие своего правительства установить дипломатические отношения с Канадой. Мэсси также отметил: «При изменившихся обстоятельствах советское правительство отменило назначение господина Ерофеева в качестве консула в Оттаве, но пожелало в дополнение к своей дипломатической миссии установить консульство в Галифаксе»5. Одновременно с ходом переговоров по установлению канадо-советских дипломатических отношений Лондон хотел, чтобы Оттава присоединилась к будущим договорам с Советским Союзом. В послании В. Мэсси министру Memorandum from Under-secretary of State for External Affairs to Prime Minister. –Ottawa, 27.02.1942 // Ibid. Secretary of state for External Affairs to Dominions Secretary. –Ottawa, 15.03.1942 // Ibid. – № 63. P. 45– Ibid. High Commissar in Great Britain to Secretary of state for External Affairs. –London.31.03.1942 // Ibid. – DCER. Vol. 9. № 62. P.44.

2 46.

4 № 64. P.46.

48 иностранных дел Канады от 22 шут ли эти договоры доминионы?»1 Мнение канадских министров на этот счет было отрицательным. Канаду не устраивало, что британское правительство неофициально исследует вопрос о присоединении доминионов к будущим договорам с СССР. Ссылаясь на отказ США подписать договор, гарантирующий восстановление западных границ СССР, Канада поставила в известность о своем отрицательном решении Британию2. В этом на наш взгляд прослеживается изменившееся положение Канады, смещение ее внешнеполитических акцентов с большей ориентацией на Соединенные Штаты. 26 мая 1942 года англо-советское соглашение было подписано3. Последующее исключение из текста документа всяких ссылок на территориальные вопросы было рассмотрено канадскими политиками как факт, обещающий большую степень согласия между Объединенными Нациями»4. Как свидетельствует источник, помощник Н. Робертсона Дж. Глейзбрук в своем меморандуме от 2 июня 1942 г. указывал, что данный договор не вступает в противоречие с политикой Соединенного Королевства, …и не направлен против интересов других Объединенных Наций»5. апреля 1942г. верховный комиссар доводил до сведения о том, что «в Москве Сталин спрашивал Идена, подпи Secret. High Commissar in Great Britain to Secretary of state for External Affairs. –London.22.04.1942 // Secretary of state for External Affairs to High Commissar in Great Britain. –Ottawa, 1.05.1942 // Ibid. – № 26 мая 1942 года СССР и Англия заключили договор о союзе в войне против гитлеровской Герма Ibid. – № 1532. P.1856.

1534. P.1857.

нии и ее сообщников и о сотрудничестве после войны // История внешней политики СССР. Т. 1. / Отв. ред. Громыко А. А., Пономарева Б. Н. – М., 1976. С.436–437.

Поздеева Л. В. Канада и СССР в годы Второй мировой войны // Американский ежегодник 1982. – Secret. Memorandum by Special Wartime Assistant to Under-secretary of State for External Affairs. – М., 1982. С.22.

Ottawa, 2.06.1942 // DCER. Vol. 9. № 1535. P.1858.

49 Дж. Глейзбрук выделил две возможные линии канадского поведения по отношению к договору: присоединиться или просто одобрить таковой. Зам. министра иностранных дел Н. Робертсон и другие внешнеполитические деятели понимали, что присоединение к договору в дальнейшем могло вовлечь Канаду в более широкую систему коллективной безопасности, к чему она была еще не готова. Поэтому решено было просто одобрить англо-советский договор. 11июня 1942 г., за день до подписания соглашения об установлении дипломатических отношений между Канадой и СССР, Кинг представил палате общин в Оттаве копию англо-советского договора с текстом ответной телеграммы Черчиллю, в которой выражалось удовлетворение по поводу успешного завершения переговоров между Великобританией и СССР1. Таким образом, по нашему мнению одобрение англо-советского договора Канадой еще раз указало на ее желание установить официальные отношения с СССР. После дополнительных переговоров 12 июня 1942 года было подписано официальное соглашение об обмене дипломатическими представителями. Со стороны Канады свою подпись поставил верховный комиссар в Великобритании В. Мэсси, со стороны СССР – советский посол в Великобритании И.М. Майский. По этому договору оба правительства соглашались установить прямые дипломатические отношения и обменяться посланниками. Договор вступил в силу с момента подписания и в ратификации не нуждался2. Это был один из серьезных шагов, направленных на укрепление дружественных отношений между Канадой и СССР. Как только уровень обмена был улажен, оба правительства начали процесс отбора соответствующих кандидатур и их штата. Больше всего Канада 1 Поздеева Л. В. Канада и СССР в годы Второй мировой войны. С.23. Соглашение об установлении дипломатических отношений между Советским Союзом и Кана дой.12.06.1942 // Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т.1. –М., 1946. С. 287–288;

Известия. – 1942г. –13 июня.

50 стремилась иметь квалифицированного и всемирно признанного министра в Москве. Необходимо было найти такого человека, который не только показал бы веру Канады в важность двусторонних отношений, но и указал бы на ее искренность в оказании помощи Советскому союзу в течение и после войны. Было рассмотрено семь кандидатур. После серьезного обдумывания канадским правительством был выбран Л.Д. Уилгресс, тогдашний заместитель министра торговли и коммерции. Он имел блестящую карьеру государственного чиновника: с 1916 по 1932 гг. служил специальным торговым канадским уполномоченным в Омске, Владивостоке, Лондоне, Гамбурге, исполняя при этом обязанности директора разведывательной коммерческой службы. Работал в качестве представителя имперской экономической конференции, проведенной в Оттаве. В 1936 году он сопровождал В. Б. Эйлера в составе торговой делегации в Советский Союз, целью которой являлось возобновление торговли с Россией после снятия эмбарго, введенного в 1931 году1. Знание русского языка и острое понимание экономических вопросов помогло ему снабжать Канаду реальной информацией относительно политической, социальной и экономической ситуации в России, позволяющей проследить перспективы послевоенной торговли. Со стороны СССР посланником был назначен Ф.Т. Гусев, талантливый политик, тонкий дипломат. Его отчеты всегда характеризовались точностью и лаконичностью. В октябре 1942г. он прибыл в столицу Канады, где вручил свои верительные грамоты генерал-губернатору. Советский посланник был принят очень радушно, и, как свидтельстуют архивные материалы в знак особого отношения к Советскому Союзу миссии выделили один из лучших домов Оттавы. Это отметил даже министр иностранных дел Британии Э. Иден, посетивший Канаду2. При вручении своих верительных грамот генерал-губернатору, Ф.Т. Гусев выразил надежду, что установление дипломати1 Wilgress L. D. Memoirs. – Toronto, 1967. P.124. Архив Внешней Политики Российской Федерации (далее АВП РФ). Ф.099. Референтура по Канаде.

Секретно. Оп.14. П.3. Д.5. Л.47.

51 ческих отношений и обмен дипломатическими представителями между Советским Союзом и Канадой продвинет дружественные отношения между двумя странами1. Канадская миссия начала свою работу пятью месяцами позже советской в Куйбышеве, поскольку туда было эвакуировано большинство дипломатических миссий. В Москве было опасно находиться в связи с близостью фронта. По свидетельству Уилгресса, причиной задержки выезда канадской миссии стало затянувшееся решение организационных вопросов о продовольствии и оборудовании для миссии, кроме того возникли трудности при подборе штата для работы в Союзе2. «Нужны были люди, не являющиеся ни яркими коммунистами, ни яркими антикоммунистами»,– позже вспоминал в своих мемуарах посол3. Совершенно другую причину задержки открытия канадской миссии называет Ф. Гусев. На приеме, который он устроил 2 января 1943г. в Оттаве в честь канадского посланника Д. Уилгресса, зашел разговор о Сталинграде. В своем отчете в Москву Ф.Т. Гусев, указывал, что большинство официальных лиц Канады не предполагали, что советским войскам удастся отстоять город. «Отъезд Уилгресса был задержан в связи с тем, что канадское правительство решило выждать, как обернется дело под Сталинградом и на Кавказе», – отмечал советский посланник4. В конечном итоге в состав первой канадской миссии вошли посланник Л. Д. Уилгресс, капитан канадской армии, лингвист Дж. А. Маккордик, Арнольд Смит, в то время работавший при британском министерстве информа 1 2 3 Balawyder A. Op. cit. P.5. Wilgress L. D. Op. cit. P.124. Ibid. P.124. АВПРФ. Ф.099. Оп.14. П.3. Д.5. Л.1.

52 ции, участник двух мировых войн – канадец русского происхождения1. В ноябре 1942 года на имя И.В. Сталина была получена телеграмма от премьер-министра М. Кинга. В ней он выражает самые сердечные поздравления в связи с установлением дипломатических отношений. «Я имел удовольствие приветствовать г. Федора Гусева по его прибытии в Оттаву. Назначение г. Ф. Гусева в качестве первого советского посланника и назначение г. Д. Уилгресса в качестве первого посланника Канады в СССР было встречено с энтузиазмом народом Канады» – писал М. Кинг2. Помимо этого, канадский премьер-министр выразил восхищение канадцев отвагой и героизмом вооруженных сил и народов СССР в их сопротивлении агрессии. «Мы верим, что обмен дипломатическими представителями будет иметь далеко идущие результаты в дальнейшем развитии… взаимопонимания и тесного сотрудничества» – констатировал последний3. Кинг также выражал надежду, что это был только один из многих шагов, которые в будущем послужат обеспечению общих интересов и более тесно свяжут обе страны узами международной дружбы и доброй воли. Поскольку прибывшая канадская миссия разместилась в Куйбышеве, а большинство руководящего состава, в том числе народный комиссар иностранных дел В. М. Молотов остались в Москве, это вызывало определенные трудности в работе. В Куйбышеве вопросами дипломатии занимался заместитель народного комиссара иностранных дел С. А. Лозовский. С размещением канадской миссии также возникли определенные проблемы, о чем свидетельствуют найденные нами источники, содержащие мноХ. Лефебвр и капитан Г. Окулевич 1 Black J.L. Op. cit. P.133. К обмену дипломатическими представителями между СССР и Канадой. Телеграмма премьер– министра М. Кинга.10.11.1942 // Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т.1. С. Там же.

53 гочисленные условия проживания1. Для представления своих верительных грамот Д. Уилгресс отправился в Москву. Будучи в столице, канадский посланник был принят В. Молотовым 17 марта 1943 г. и в беседе с последним выразил надежду на дальнейшее укрепление дружественных отношений между странами. «Канадское правительство уверенно, что в мирное время СССР и Канада будут иметь много общего, поскольку Канада играет важную роль благодаря своей хорошо развитой промышленности»2. Он также отметил, что канадское правительство придавало большое значение установлению дипломатических отношений с СССР (имелось в виду оказание взаимной помощи против немцев), и выразил надежду на увеличение канадских поставок. В свою очередь В. М. Молотов, высказав свое теплое отношение к канадскому народу, просил также передать благодарность канадскому правительству3. На следующий день, 18 марта 1943, Верительные грамоты были представлены председателю Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинину. В Москве Уилгресс также встретился с В. Г. Деканозовым и другими официальными лицами4. Зная о трудности получения информации в СССР от своих британских и американских коллег, канадский МИД не питал иллюзий относительно достоверности той информации которую будет получать от своего посланника. «Мы понимаем, – писал М. Кинг Д. Уилгрессу, – что Вам будет очень трудно обеспечить подлинность информации о советской политике, особенно относительно будущих тенденций. Поэтому мы не ожидаем, что Вы во многих ходатайства Уилгресса с просьбой улучшить 1 2 3 Wilgress L. D. Op. cit. P.128. АВПРФ. Ф.099. Оп.5. П.24. Д.268. Л.1. Там же. Л.2. АВПРФ. Оп.5. П.5. Д.1. Л.5.

54 случаях сможете обеспечить более чем ее грубую оценку»1. Канадское правительство изначально предложило Уилгрессу собрать общую информацию о стране, о роли коммунизма, оценить советскую политическую систему и социально-экономические условия. Другие задачи, предложенные премьерминистром для изучения, были таковы: определить сущность политики России относительно Китая, Франции, Украины, выяснить действительный характер связи между Коминтерном и Компартией Канады, русское отношение к союзнической помощи, а также к вопросам о международной гражданской авиации и арктическим проблемам. По свидетельству Д. Уилгресса, время, проведенное в Куйбышеве, прошло результативно. В Оттаву было отправлено много различного рода материалов относительно СССР2. Как и предполагалось, многое из отчетов Уилгресса было основано на вторичных источниках. Сообщения в печати, официальные военные коммюнике, наряду с информацией, полученной от других иностранных дипломатов стали основными источниками информации. Беседовать с высокопоставленными советскими чиновниками практически не представлялось возможным. Кроме того, экскурсии в пределах СССР были довольно редкими, а если и случались, то были четко распланированы. В своих мемуарах Уилгресс вспоминает об одной из таких поездок в Ленинград, которая была сильно обременена формальностями дипломатии3. Несмотря на это, его отчеты превзошли все ожидания Оттавы. Они характеризовались достоверностью и глубоким пониманием советской политики. Информацию, предоставленную Уилгрессом, высоко оценили непосредственно в Оттаве, а также в Вашингтоне и Лондоне. В августе 1943 года дипломатический корпус переехал в Москву. К тому времени советское правительство назначило посланника СССР в Канаде Ф.Т.

Page D. Getting to know Russians – 1943–1948 // Canadian- Soviet relation, 1939–1980 / Ed. by BalawyWilgress L. D. Op. cit. P.129. Ibid.

der A. – Oakville, 1981. P.15.

2 55 Гусева послом в Великобритании, практически на год остался Т. Т. Тункин. Правительство Канады, руководствуясь интересами повышения своей международной роли в системе антигитлеровской коалиции, поставило вопрос о преобразовании миссий в посольства. Изначально с таким предложением выступил Д. Уилгресс в связи с сообщением в «Правде» о взаимном преобразовании миссий СССР и Мексики в посольства. Обращая внимание на тот факт, что Канада осталась единственной американской страной, представленной в Вашингтоне на уровне посланника, 8 июля 1943г в своей секретной депеше из Куйбышева Уилгресс рекомендовал преобразовать канадскую миссию в Вашингтоне или Москве в посольство. Это «даст возможность подчеркнуть в глазах советского народа растущее значение Канады в международных делах и ее независимую по отношению к Великобритании внешнюю политику1. Замминистра иностранных дел Н. Робертсон в ответ на депешу Д. Уилгресса согласился с тем, что необходимо как можно скорее преобразовать миссию в посольство2. В связи с этим 12 сентября Н. Робертсон обратился с меморандумом к М. Кингу, в котором настоятельно советовал предпринять соответствующие шаги к преобразованию миссии в СССР в посольство. Он писал: «Остались лишь доминионы, несколько европейских нейтральных стран, а также Иран и Ирак, представленные в главных столицах мира посланниками. Этот ранг не позволяет Канаде… выступать отдельно от Великобритании. Требуется повысить статус канадских посланников в Вашингтоне и Москве, а затем и в других столицах»3. исполняющим обязанности Secret. Minister in Soviet Union to secretary of State for External Affairs. –Kuibyshey, 8.06.1943 // DCER. Ibid. P. 76–77. Memorandum from Under- secretary of State for External Affairs to Prime Minister. –Ottawa, 12.09.1943 // Vol. 9. № 111. P.76.

2 Ibid. – № 113. P.78.

56 Канадский премьер-министр, одобрив предложение Н. Робертсона, санкционировал немедленные шаги к его реализации. В качестве ближайших шагов он наметил преобразование канадских миссий в СССР, Китае и Бразилии1. В конечном счете именно с этими странами Канада решила обменяться послами. Правительство СССР, как об этом сообщал 17 ноября 1943года из Москвы Д. Уилгресс, незаменительно дало согласие на предложение правительства Канады относительно повышения статуса дипломатических представителей обоих государств. Соглашение, по которому миссия СССР в Канаде и миссия Канады в СССР были на основе взаимности преобразованы в посольства, было заключено 11 декабря 1943 года2. Дипломатические представители СССР и Канады возводились в ранг послов. Чрезвычайным и полномочным послом Канады в СССР стал Д. Уилгресс, чрезвычайным и полномочным послом СССР в Канаде в марте 1944 года был назначен Г.Н. Зарубин, бывший глава Американского отдела в МИД СССР. 29 февраля 1944г. Д. Уилгресс официально стал чрезвычайным и полномочным послом. Накануне вручения своих верительных грамот он посетил В.М. Молотова с протокольным визитом, на котором заявив при этом, что считает своей честью быть первым послом Канады в СССР3. В отличие от Уилгресса, который уже приступил к своей работе в начале марта, первый советский посол прибыл в Канаду лишь 22 мая 1944 г. До этого практически год СССР не имел в Канаде полномочного представителя, поскольку Ф. Гусев отбыл из Оттавы еще в августе 1943г. Как свидетельствует источник, по прибытии Г.Н. Зарубин заявил, что счастлив был представлять 1 Secret. Extract from minutes of Cabinet war Committee. –Ottawa, 10. 11.1943 // Ibid. – №120. P.83–84. О преобразовании миссии СССР в Канаде и миссии Канады в СССР в посольства и о введении ди пломатических представителей СССР и Канады в ранг послов. 11.12.1943 //Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. Т. 1. С.428;

Известия. – 1944. – 23 марта.

АВПРФ. Ф.06.Секретариат В. М. Молотова. Секретно. Оп.6. П.39. Д. 494. Л.1.

57 великий Советский Союз в такой дружественной стране, как Канада. Кроме того, он отметил: «Советский народ благодарен не только за Вашу моральную поддержку, а также за Вашу материальную помощь. Я могу заверить Вас, что снаряжение, произведенное в Канаде и посланное в мою страну, используется с предельной эффективностью и дает хорошие результаты»1. 8 июня 1944г. Г. Н. Зарубин вручил свои верительные грамоты чрезвычайного и полномочного посла СССР в Канаде канадскому генералгубернатору. Члены советского теперь уже посольства в Канаде составили и отправили в Москву большую подборку статей канадских газет – таких, как «Оттава Джорнал», «Торонто Дейли Стар», «Ивнинг Джорнал», «Газетт» и др., которые подробно осветили приезд Зарубина и вручение им верительных грамот. Так, «Торонто Дейли Стар» отметила: «Посол является специалистом в области промышленности, что очень важно для послевоенного периода. Нет сомнений, что в расширяющихся отношениях между Канадой и СССР торговля будет занимать важное и,возможно, ведущее место»2. Это была большая дипломатическая победа, хотя среди населения это сообщение не вызвало таких теплых комментариев, как сообщение о подобном соглашении между Канадой и США. Будущая роль Канады на международной арене будет определяться не тем, «что люди, которые представляют нашу страну в иностранных столицах, будут иметь более привилегированное положение. Но если наш народ в стране останется безработным и в нищете, то наше положение среди других стран не будет нам стоить и выеденного яйца»3,– писали канадские газеты. Таким образом, несмотря на давно созревшие в основном экономические предпосылки, Канада и СССР установили дипломатические отношения 1 2 Там же. Ф.99. Референтура по Канаде. Оп.16. П.6. Д.27. Л.55. Там же. Там же. Оп.15. П.5. Д.3. Л.40.

58 только в 1942 г. Сделать этот шаг раньше не позволяли существенные различия в государственном и общественном строе обеих стран: капиталистической Канады и коммунистического СССР. Но с началом Второй мировой войны коренным образом изменилась международная обстановка. Приняв участие в подписании Декларации Объединенных Наций от 1 января 1942 г., Канада и СССР стали союзниками по антигитлеровской коалиции. Условия военного времени требовали отхода от политики изоляционизма по отношению друг к другу. Процесс установления дипломатических отношений между Канадой и Советским Союзом принял затяжной характер и состоял из нескольких этапов. Так в феврале 1942 г. были установлены консульские отношения, в июне того же года состоялось подписание соглашения об обмене дипломатическими миссиями, и лишь в декабре 1943 г. миссии были преобразованы в посольства. Первыми дипломатами стали Л.Д. Уилгресс в Москве и Г.Н. Зарубин в Оттаве. Оформив официальные отношения, Оттава и Москва получили возможность решать возникающие вопросы посредством сначала своих миссий, а позже – посольств, минуя Лондон и Вашингтон. В целом это событие стало крупным дипломатическим достижением обеих стран.

I.2. Проблемы военно-политического сотрудничества Как свидетельствуют многочисленные источники, несмотря на общую положительную реакцию на установление официальных отношений с Москвой, к самому СССР в Канаде относились по-разному. Точки зрения колебались от левых, приветствующих любые связи с Советским Союзом, до крайне правых, отрицающих таковые. В подтверждение этому могут служить статьи таких изданий как «Ле Солей» и «Ле Кэнада» от 1943 г. Первая пишет: «Несмотря на огромные расстояния, борьба, которая ведет русская армия, … касается нас очень близко.

59 Если бы Красная Армия прекратила борьбу и была бы побеждена, мы испытали бы ужас рабства и смерти»1. Франкоканадская католическая пресса такая, как «Ле Девуар», «Аксьен Католик», «Ле Друа», в общем поддерживая военные усилия СССР, считала необходимым относиться к русским с особой осторожностью. «Россия в настоящее время воюет вместе с нами, но одновременно она ведет политическую войну против нас», – писала «Ле Девуар» в декабре 1943 г.2 «Ле Друа» высказывалась о желательности и необходимости смены режима в СССР. Омер Геру в статье «Коммунисты за работой среди нео-канадцев» писал: «Надо быть слепым, чтобы не видеть, что коммунисты максимально используют в интересах своей пропаганды наше случайное военное сотрудничество с Россией»3. Большинство канадских франкоязычных СМИ считало, что можно восхищаться смелостью русских в войне, но нельзя забывать об опасности, источником которой являлась Москва. Проанализировав ряд статей канадских печатных изданий, можно сделать вывод, что однозначного отношения к СССР в Канаде не было. Общественное мнение формировалось под влиянием различного рода политических течений, в том числе – иностранных. Канада была подвержена сильному влиянию английских и американских точек зрения на Советский Союз. Но тем не менее, некоторые из них, напротив, заставляли Канаду формировать собственное четкое отношение к своей внешней политике. Так, большинство канадских газет в начале января 1943 года опубликовало заявление бывшего профессора истории Гарвардского Университета А. Гарта. Он был известен своими историческими прогнозами, которые сбывались с поразительной точностью. А. Гарт предсказывал, что Союзники одержат победу через два года. И, возможно, Россия захочет новых территорий. По его словам, никто не сможет предвидеть, сколь далеко пойдут русские, 1 2 Там же. Оп.14а. П.4. Д.1. Л.26. Там же. Оп. 15. П.5. Д.2. Л.6. Там же. Оп.14а. П.4. Д.1. Л.36.

60 чтобы завладеть Канадой, если последняя останется доминионом истощенной войной Великобритании или даже если станет независимой. Профессор предлагал США постараться присоединить Канаду, чтобы иметь возможность лучше защищать свои земли не только против России, но и против Германии. Несмотря на общую ориентацию канадской политики на США, заявление вызвало бурный протест во всей Канаде. Многие рассматривали это попыткой прямого посягательства на канадский суверенитет, к которому страна так долго стремилась. «Глоб энд Мэйл», «Ле Девуар» и другие сторонники полной независимости страны выступили с резкой критикой А. Гарта. «Глоб энд Мэйл» решительно отвергла возможность советской экспансии в Канаду. 6 января она поместила отклики видных канадских ученых на выступление американского профессора относительно необходимости аннексировать Канаду в связи с возможным вторжением СССР на американский континент. Профессор Торонтовского университета В. Браун заявил «Я не вижу никаких основных причин для русской экспансии в Северную Америку»1. Профессор Сандерс посчитал теорию Гарта «смешной идеей старца. Если СССР и будет иметь территориальные притязания, то это будет Европа»2. Но он добавил, что, возможно, Россия захочет получить концессии для воздушного пути через Северный Полюс. «Ле Друа» допускала возможность советской агрессии через десять – двадцать лет, но «для США вовсе не является необходимостью аннексия Канады»,3 – акцентировала газета. Некоторые СМИ опубликовали сообщение агентства Канадиан Пресс, которое являлось официальной точкой зрения правительства. В нем говори 1 2 Там же. Л.2. Там же. Там же. Л.3.

61 лось, что подобное выступление не способствует международному единству, которое так необходимо для победы (см. об этом)1. Правительственная внешнеполитическая линия поведения несколько отличалась от реальных внутренних процессов, происходящих в стране. Канада взяла курс на упрочнение своего положения на мировой арене, решив развивать отношения с Советским Союзом. В свою очередь СССР также неоднозначно относился к Канаде. Установив официальные отношения, Москва вела дипломатическую игру. Кремль воспринимал своего северного соседа прежде всего как военно-экономического, но не равноправного политического партнера, что проявилось при решении многих международных вопросов. Прибывший в Куйбышев вместе со своим штатом канадский посланник Д. Уилгресс столкнулся с трудностью получения реальной интересующей информации относительно сущности советской внешней и внутренней политики. Д. Уилгресс был практически политически изолирован, поскольку не имел доступа в высшие партийные круги СССР. Несмотря на это, ему удалось довольно правильно проанализировать и раскрыть сущность тех или иных процессов, происходивших в СССР. Д. Уилгресс выделил шесть основных целей советской внешней политики: «сильный Советский Союз со стратегическими целями;

мирный послевоенный период реконструкции и восстановления;

свободный контроль над Восточной Европой;

предотвращение создания антисоветского союза в Западной Европе;

учреждение англосоветского союза;

и, наконец, постоянное ослабление Германии как военной силы»2. Еженедельные встречи канадского посланника с заместителем народного комиссара иностранных дел С. А. Лозовским указывали на прямой интерес СССР к Канаде. Факт советской общественной поддержки этой страны также четко прослеживался в печати. Начиная со времени установления офи 1 Там же. Л.2. Цит. по: Page D. Op. cit. 20.

62 циальных отношений и до окончания войны, в советской прессе регулярно публиковались статьи о развитии и упрочнении советскоканадских связей. Так, например, только в 1943 г. в печати появлось большое количество сведений о происходивших в Канаде различного рода митингах в поддержку СССР, укреплении экономических и политических связей между странами1. Огромный пласт информации о канадо-советских отношениях можно получить, изучив дневники С. А. Лозовского, А. Я Вышинского, А. Корнейчука, В. Г. Деканозова, членов советского посольства в Оттаве и других официальных лиц СССР, которые чаще всех имели контакты с канадскими представителями в течение военного времени. Исходя из характеристики источников, мы пришли к выводу о том, что в решение важнейших политических вопросов, возникших в ходе войны – таких как проблема открытия второго фронта, польский вопрос, участие в развитии системы гражданского воздушного транспорта, а также при формировании Администрации помощи и восстановления Объединенных Наций (ЮНРРА) и Комиссии ОН по военным преступлениям, Канада во многом разделяла позиции своих могущественных союзников – США и Великобритании. Результатом должно было стать укрепление канадского суверенитета и повышение роли Канады на международной арене. Несмотря на то, что эта страна не принимала участия в конференциях Большой тройки, союзническое напряжение все же отразилось на отношени Выступление канадского министра национальной обороны Ролстона // Известия. – 1943. – 26 мая;

Маневры канадской армии на о. Ванкувер // Известия. – 1943. – 4 июня;

Митинги в США, Австралии и Канаде по случаю второй годовщины отечественной войны Советского Союза // Известия. – 1943. – 26 июня;

Выступление Дж. Дэвиса в Торонто // Известия. – 1943. – 1 июля;

Приемы в советских посольствах и миссиях в честь двадцать шестой годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции // Известия. – 1943. – 10 ноября;

Конгресс канадо-советской дружбы в Торонто // Известия. – 1943. – 17 ноября;

Митинг поляков в Канаде // Известия. – 1943. – 28 ноября;

Заявление министра военного снабжения Канады К. Хау // Известия. – 1943. – 1 декабря;

Иностранная печать о конференции руководителей трех держав в Тегеране. Канада // Известия. – 1943. – 10 декабря.

63 ях между Оттавой и Москвой. енным преступлениям. В начале 1943 г. канадское правительство было проинформировано о ходе переговоров между США, СССР, Великобританией и Китаем об образовании ЮНРРА, в которых Канада непосредственного участия не принимала. Целью будущей организации должна была стать помощь государствам, опустошенным силами стран Оси. В результате было принято решение о том, что руководящая роль в Администрации будет принадлежать этим четырем державам и их представители войдут в политический комитет. Другие страны Объединенных Наций были приглашены лишь принять участие в Администрации, без такового представительства. Правительство Великобритании вносило предложение о расширении состава политического комитета до семи человек с тем, чтобы была включена Канада, одно из южно-американских государств и одно европейское, но встретило сопротивление со стороны СССР. 15 февраля 1943 года в ходе официальной встречи советского посланника Ф. Гусева с зам. министром иностранных дел Н. Робертсоном и зав. Европейским отделом департамента иностранных дел Х. Ронгом канадские представители констатировали, что им стало известно о поступившем с советской стороны возражении по расширению состава политического комитета. Канаде было непонятно, почему произошла такая ситуация: ведь Администрация ставила сравнительно узкую задачу, а именно – оказать помощь пострадавшим от агрессии странам по восстановлению нормальных условий жизни. Н. Робертсон заявил, что канадское правительство готово осуществлять полное сотрудничество с другими странами в выполнении задач Администрации, но оно должно принимать участие в решение этих вопросов в политическом комитете, поскольку Канаде как важнейшему поставщику сырья была отведена большая роль. «Без участия представителя Канады общественное мнение и парламент не поймут решения правительства и не дадут согласия нести большие финансовые и материальные тяготы при выполнении планов АдмиОсобенно это проявилось при учреждении ЮНРРА и образовании Комиссии Объединенных Наций по во 64 нистрации», этому вопросу2. Проанализировав соответствующие источники, мы обратили внимание на тот факт, что данная проблема обсуждалась неоднократно. 8 марта 1943 года Ф. Гусев вновь встретился с Н. Робертсоном3. В ходе беседы снова встал важнейший для Канады вопрос о степени ее участия в ЮНРРА. Зам. министра указал, что канадское правительство имеет принципиальное возражение против формы организации руководства Администрации. Второстепенная роль, отведенная ей, не соответствовала тому объему помощи, который она желала оказать. Таким образом, Канада просила советской поддержки стать исполнительным членом Администрации. Если бы ей удалось добиться желаемого результата и стать в решении этого вопроса на одну ступень с великими державами, Оттава значительно бы укрепила свое международное положение. Основная проблема состояла в том, что Москва не желала видеть Оттаву в этой программе на тех условиях, которые последняя желала получить. СССР не мог поставить себя в один ряд со страной «среднего ранга». Советский Союз полагал, что увеличение состава комитета приведет к неэффективной деятельности, поэтому, по его мнению, интересы Канады вполне могли быть представлены Великобританией. Этот вопрос снова поднимался на официальной встрече С.А. Лозовского с Д. Уилгрессом 16 апреля 1943 года, но уже на советской территории4. Уилгресс указывал на ошибочное мнение СССР о зависимости канадского правительства от Великобритании. По мнению Канады, создание таких ограниченных комитетов без вхождения в них держав, активно участвовавших в 1 2 3 – констатировал Робертсон1.

В ходе встречи советскому правительству был также передан канадский меморандум по АВПРФ. Ф.099. Оп.14. П.3. Д.5. Л.19. Там же. Л.22–23. Там же. Там же. Оп.15.П.5. Д.1. Л.16.

65 нынешней войне, слишком напоминало ситуацию после окончания прошлой войны. По мнению самой Канады, в области снабжения продовольствием и сырьем она являлась одним из главных мировых поставщиков и поэтому должна была рассматриваться как великая держава только в сфере продовольствия. Именно отсюда проистекало требование Канады быть представленной в руководящем комитете ЮНРРА. По разным соображениям канадское требование не могло быть удовлетворено полностью. Но, поскольку вопрос был практически уже решен1, ей ничего не оставалось делать, как пойти на компромисс и отказаться от притязаний на представительство в центральном комитете. Позже ей было предоставлено председательское место в комитете снабжения с правом присутствия на заседаниях большой четверки. При этом Оттава считала необходимым довести до сведения СССР свое принципиальное несогласие с подобной организацией: ведь именно здесь она могла бы принять наиболее активное и деятельное участие. Кроме того, в ответ на советское утверждение, что Канада является органичной частью Британского Содружества и ее интересы в четверке могут быть представлены Великобританией, официальная Оттава поспешила сделать оговорки. «У Канады и Британии есть лишь общий король. После войны наша страна будет действовать совершенно самостоятельным курсом»2. В ходе дальнейших переговоров возникли разногласия о форме предоставления поставок. СССР приветствовал такую помощь при условии, что она будет распределяться местными де-факто правительствами в Восточной Европе или Красной Армией. Другими словами, Кремль возражал против рас 9 ноября 1943года была создана организация «Администрация помощи и восстановления Объеди ненных Наций». Задачей этой организации являлось оказание помощи странам, освобожденным от вражеской оккупации продовольствием, одеждой и кровом и т. п.

АВПРФ. Ф.099. Оп.15. П.5. Д.1. Л.17.

66 пределения продовольствия, одежды и медикаментов представителями ЮНРРА. По мнению канадского ученого А. Балауайдера, такие возражения определялись тем фактом, что сотрудники ЮНРРА могли собрать информацию о растущей оппозиции советскому режиму в странах Восточной Европы1. Кроме того, ученый предполагал, что Москва, показывая заинтересованность в развитии благосостояния пострадавших народов, будучи ответственной за распределение товаров, поставляемых из США, Великобритании и Канады, хотела расположить к себе таковые. Помимо этого, Кремль мог бы манипулировать данной организацией. США и Великобритания, которые внесли большой вклад в Администрацию помощи, понимали намерение СССР и прекратили поставки в Советские Республики и Восточную Европу в 1946г. Так как Канада была «младшим партнером» в ЮНРРА, она не имела другого выбора, кроме как последовать за своими союзками. Несмотря на разногласия с Москвой, принимая участие в решение международных вопросов, Канада заявила о себе как о принципиально новом государстве, имеющем свои интересы в мировой политике. Другой проблемой, по которой существовала напряженность между союзниками, и, в частности, между Канадой и СССР, были принципы учреждения в сентябре 1943г. Комиссии Объединенных Наций по военным преступлениям. Все союзники, чьи граждане пострадали от террора нацистов, должны были послать туда своих представителей. В ходе международных переговоров между Канадой и СССР возникли трения в определении статуса Советских республик2. Проблема заключалась в следующем – Соединенное Королевство предложило советскому правительству включить в состав Комиссии Канаду и других членов Британского Содружества. СССР соглашался с этими суждениями при условии что в нее войдут и представители некоторых 1 Balawyder A. Op. cit. P.11. Dominions secretary to secretary of state of External Affairs. –London, 14.08.1943 // DCER. Vol. 9. № 541. P.586;

Under-secretary of State for External Affairs to Department External Affair // Ibid. – №543 P.589.

67 союзных республик, которые особенно сильно пострадали от немецкой оккупации1. Правительство М.Кинга, не желая ставить себя в один ряд с советскими республиками, поспешило сделать заявление о том, что СССР недостаточно информирован относительно международного статуса Канады. Разъясняя свою позицию, канадцы утверждали, что их страна не подчиняется правительству Соединенного Королевства, законодательная власть принадлежит парламенту, и она по своей воле 10 сентября 1939 года объявила войну Германии. Оттава была обеспокоена советскими предложениями, хотя в действительности была слабо связана с работой этой Комиссии. На самом деле, руководство Канады боялось, что Москва, подобно этой ситуации, и в будущем сделает попытку воспрепятствовать участию Канады в других более важных международных организациях в качестве самостоятельного государства. По свидетельству источника, в ходе официальной встречи В. Молотова и Д. Уилгресса 9 сентября 1943 г. последний отметил: «Положение советских республик отличается от положения Канады, которая пользуется признанным международным статусом. Канада не допустит, чтобы ее участие в работе Комиссии по расследованию военных преступлений было обусловлено участием в таковой представителей советских союзных республик»2. Помимо этого, советскому правительству была передана Памятная Записка3, в которой более конкретно излагались канадские замечания. Понимая всю сложность проблемы и не желая идти на серьезный конфликт, канадское правительство поручило Д.Уилгрессу пояснить Москве, что Оттава готова ограничить свое участие в работе Комиссии вопросами, непосредственно касающи Такими республиками были: Украина, Белоруссия, Молдавия, Литва, Латвия, Эстония и КарелоАВПРФ. Ф.06. Оп.5. П.24. Д.268. Л.8. Там же. Л.13.

Финская республика.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.