WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова На правах рукописи Шиляев Александр Александрович Информационное обеспечение реструктуризации системы управления предприятием ...»

-- [ Страница 2 ] --

Попытки учесть проблемы, возникающие вследствие несовершенной информации, и проблемы, связанные с поведенческими особенностями участников рынка, привели к появлению целого ряда моделей фирмы. В 1973 году вышла статья Майкла Ротшильда, представляющая собой обзор существующих на тот момент моделей рыночных организаций, действующих в условиях несовершенной информации (Rothschild 1973). Ротшильд ограничился рассмотрением моделей, которые подразумевают существование равновесия рынка и отвечают равновесным условиям. Он не рассматривает теорию поиска Стиглера, хотя отмечает, что большая часть рассматриваемых в обзоре моделей берет свое начало (явно или неявно) от модели, предложенной Стиглером. За несколькими исключениями описываемые модели также ограничивались проблемами поиска и определением наилучшей цены и оптимальных объемов поиска. По сути, они представляли собой дальнейшее развитие модели Стиглера с учетом ее критики, а именно отсутствия в ней рассмотрения различных вариантов поведения потребителей при осуществлении ими поиска и недоказанности работоспособности данной модели в условиях равновесия. Представленные модели описывают как условия равновесия, в которых устанавливается единая конкурентная цена, так и условия равновесия, в которых не существует единой цены, но некое распределение цен. Одна группа моделей рассматривает фирмы, когда они ведут себя неагрессивно и даже «абсурдно». В таком случае фирмы или следуют правилам оптимизации, базирующимся на некорректной оценке происходящих событий, или они вообще не пытаются оптимизировать свои действия. К другой группе относятся случаи, в которых фирмы ведут себя агрессивно и являются сознательными максимизаторами прибыли. Такие фирмы часто пытаются обратить в свою пользу неосведомленность потребителей. Этот вариант можно рассматривать, как одно из практических применений фирмами ситуаций, возникающих вследствие несовершенства и асимметричности информации. Ротшильд отмечает, что, к удивлению, в случае, когда наблюдается такое конкурентное поведение фирм, даже когда на рынке существует много фирм, оно приводит к неконкурентным результатам. В этих моделях равновесная цена оказывается выше конкурентной. Второй случай, когда в условиях равновесия не существует единой цены, можно объяснить ситуациями, при которых рынок подвержен постоянным случайным воздействиям, или когда участники рынка испытывают затруднения в сборе информации о происходящих на рынке событиях. Анализ этих моделей показывает, что характер равновесия, которое установится на том или ином рынке, зависит от того, какой информацией обладают участники данного рынка и от их поведения. Несмотря на то, что представленные модели явились, своего рода, дальнейшим развитием неоклассической теории, так как подразумевали, что вся необходимая информация отражена в цене, не пытались дифференцировать информацию, ограничиваясь лишь проблемами поиска, их появление было значительным шагом вперед. Попытки принять во внимание различные варианты поведения покупателей и продавцов, согласующиеся с эмпирическими наблюдениями и подверженные математической трактовке, предпринятые авторами этих моделей, сыграли не последнюю роль в понимании различных вариантов несостоятельности рынков, возникающих вследствие несовершенства информации, и возможных ответных действий участников этих рынков (их поведения). Заключая обзор, Ротшильд отмечает: «Сейчас, когда мы имеем определенное представление о различных вариантах функционирования несовершенных рынков, мы можем надеяться на разработку стандартов эффективности и справедливости и начать поиск институциональных соглашений, которые, представляется, будут наиболее эффективными в условиях несовершенной информации» (Rothschild 1973). Еще одна модель, представленная в обзоре и рассматривающая различные состояния информационного равновесия на рынке труда, была разработана М. Спенсом. Ее мы обсудим ниже в разделе, посвященном подходам по сокращению асимметричности информации.

Проблемы асимметричной информации и пути к ее уменьшению В начале этого раздела мы упомянули про два самостоятельных направления, развившихся за последние 50 лет и рассматривающих вопросы использования и управления информацией и знаниями: экономика инноваций и изобретений и собственно экономика информации. Последняя фокусирует свое внимание на двух центральных проблемах, встречающихся практически повсеместно и потому представляющих значительный интерес для экономики (Stiglitz 2000): • • идентифицирующие характеристики (проблема отбора);

мониторинг поведения (проблема стимулов).

Из литературы первая проблема ассоциируется с термином неблагоприятного отбора (adverse selection) и подразумевает проблемы, возникающие из-за наличия скрытой информации, то есть такой информации, которая известна одной стороне, но неизвестна другой. Вторая проблема имеет дело с ситуациями, связанные с риском недобросовестности (moral hazard). Такие ситуации подразумевают возможность скрытых действий, которые с трудом поддаются наблюдению. И те, и другие ситуации широко распространены, приводят к последствиям, о которых мы уже говорили выше (несовершенство рынков, несуществование рынков, проблемы принуждения и пр.), и поэтому заставляют заинтересованные стороны искать пути по их преодолению.

Проблема отбора Делая тот или иной выбор, индивидуумы таким образом раскрывают информацию о себе (о своих предпочтениях, желаниях, целях). Сегодня такой процесс называют самоотбором (self-selection) (Rothschild and Stiglitz 1976). Одним из примеров, связанных с проблемой отбора, является проблема создания такой системы подоходного налога, которая бы обеспечивала максимизацию общественного благосостояния (Mirrlees 1971). В данном случае проблема заключается в невозможности для государства узнать способности каждого отдельного гражданина. Если бы оно их знало, то проблема оптимального налогообложения могла бы быть решена путем обложения каждого налогоплательщика единовременным совокупным налогом. И это не должно было бы приводить к каким-либо искажениям. Но государство не знает возможностей каждого отдельного индивидуума, оно может, к примеру, наблюдать только доходы и на основе этого показателя строить систему налогообложения, и одновременно на основе этого показателя делать выводы об индивидуальных способностях. Как отмечает Стиглиц, наиболее трудные и до сих пор до конца нерешенные проблемы возникают при попытках анализа конкурентного равновесия в условиях, когда индивидуумы обладают ограниченной информацией, и, зная это, делают заключения на основе имеющейся информации. Работа Акерлофа, посвященная рынку подержанных автомобилей, была первой попыткой представить модель частичного равновесия, в которой рыночные цены влияют на качество предлагаемых товаров, что, в свою очередь, оказывает влияние на спрос (Akerlof 1970). Иллюстративно аргументацию Акерлофа можно представить следующим образом. Представим, что есть рынок подержанных автомобилей, которые делятся на два типа: автомобили хорошего качества («персики») и автомобили плохого качества («лимоны»). «Персики» оцениваются продавцом в 4000 дол. и покупателем в 5000 дол. «Лимоны» -- в 750 и 1000 дол., соответственно. Пусть «лимоны» и «персики» распределены в пропорции 1:1. В случае, если бы покупатели могли однозначно делать различия между «персиками» и «лимонами», то рынок существовал бы для обоих типов машин. Но проблема возникает, когда покупатели не могут сделать четкого различия ме жду типами предлагаемых автомобилей. Мы можем предположить, что продавцы знают, к какому типу они принадлежат (продают ли они «лимон» или «персик»), но покупатели знают только соотношение предлагаемых к продаже автомобилей. Далее, если предположить, что покупатели нейтральны по отношению к риску, т.е. заботятся только об ожидаемой ценности своего приобретения, тогда максимальная цена, которую они будут готовы заплатить за любой автомобиль, будет равна средней стоимости равной 3000 дол. (0,5*5000 + 0,5*1000). В таком случае средняя цена (и максимальная со стороны покупателей) окажется ниже цены, которую хотели бы получить продавцы «персиков» (4000 дол.), но продавцы «лимонов» будут готовы продать свои автомобили по данной цене. В таком случае, покупатели могут заключить, что все предлагаемые автомобили являются «лимонами», и снизить цену до 1000 дол. Это приведет к тому, что только «лимоны» будут проданы. Рынок для «персиков» разрушится. Ситуация, когда невозможно сделать четкого различия между плохими и хорошими автомобилями приводит к тому, что плохой товар вытесняет с рынка хороший, что, в свою очередь, приводит к невозможности существования рынка для хорошего товара. Однако Акерлоф не учел желания обеих сторон (продавцов и покупателей) получить дополнительную информацию. В данном случае для них нет никакой необходимости вести себя пассивно и делать заключения о качестве исключительно на основе ценовой информации. Вполне очевидным было желание найти пути преодоления подобных ситуаций. Литература, посвященная поиску решений по преодолению проблем отбора, быстро развилась в двух направлениях. Первое сфокусировалось на процессах самоотбора, второе – на прямых затратах (скрининг, верификация, поиск), связанных с получением дополнительной информации (Stiglitz 2000). В свою очередь, работы по проблемам самоотбора также пошли в двух направлениях: одна ветвь сконцентрировалась на сигнализировании (signaling), другая – на скрининге (screening). Принципиальное различие в этих двух подходах заключается в том, кто инициирует процесс. В первом случае инициатива принадлежит «информированной» стороне, которая, зная свои отличительные особенности и возможности, «сигнализирует» о них другой стороне. Например, в приведенном выше случае с рынком «лимонов» и «персиков» продавцы «персиков» могут «сигнализировать» покупателям о более высоком качестве своего товара, предлагая гарантийное обслуживание на более длительный срок, чем это могут позволить себе продавцы «лимонов». Во втором случае инициатором процесса скрининга выступает неинформированная сторона. Ее задача заключается в том, чтобы получить о контрагенте необходимую информацию. Типичный пример процедуры скрининга – отношения между страховой компанией и страхователем, когда страховая компания пытается получить необходимую информацию о клиенте, чтобы предложить наиболее подходящую страховую схему. Зная, что страхователи далеко не всегда расположены предоставлять о себе полную информацию, страховые компании разрабатывают набор страховых схем, выбор которых и определит категорию страхователя. Но в виду того, что такие схемы являются «усредненными», их применение имеет и негативные последствия, результатом которых является неблагоприятный отбор, в результате которого некоторые группы потенциальных страхователей не имеют возможности прибегнуть к услугам страховой компании. Это является одним из свидетельств несовершенства рынков страхования. Значительная заслуга в развитии моделей сигнализирования принадлежит Нобелевскому лауреату Майклу Спенсу. В качестве примера и объекта для анализа Спенс взял рынок труда (Spence 1973). Важность проблем, связанных с несовершенствами рынка труда, а также возможность их практического решения становятся очевидными, если принять во внимание, что в той или иной степени каждый является его участником (кто чаще, а кто реже на протяжении жизни). Большое значение сигнализирования для рынка труда обусловлено также тем фактом, что количество непосредственных участников относительно велико, а их присутствие на рынке относительно редко, что приводит к тому, что эти участники не склонны делать инвестиции в приобретение сигнализирующей репутации. Кроме того, инвестиции в набор работников могут рассматриваться как инвестиции в условиях неопределенности, так как в большинстве случаев работодатель не осведомлен о способностях и производительности работника на момент его найма. Отсюда вытекает практическое значение моделей, призванных снять ряд затруднений, возникающих вследствие асимметричной информации. Работодатель узнает о способностях и реальных возможностях работника спустя некоторое время после приема последнего на работу. Таким образом, основываясь на данном и предыдущем опыте, работодатель может сопоставить информацию, предоставленную работником (образование, прежний опыт и пр.) с его результативностью и сделать некие обобщающие выводы на будущее о потенциальных способностях работников, обладающих такими же характеристиками. Традиционно считается, что наличие образования свидетельствует о более высокой производительности его владельца. Спенс предположил, что работнику с более высокими способностями образование будет обходиться дешевле, чем работнику с низкими способностями. Так будет происходить в силу того, что индивиду с высокими способностями потребуется меньше времени и усилий для овладения теми или иными знаниями. Таким образом, такие работники должны быть более производительными. Следовательно, они должны получать большее возна граждение. Индивиды с низкими способностями получают меньшее вознаграждение, поэтому они предпочтут не получать образования, если затраты на его получение превысят выгоды от его приобретения. Проблема же заключается в том, чтобы обеспечить возможность разделения (separation) этих двух категорий работников. Одно из решений для работников с высокими способностями заключается в сигнализировании. Наличие образования служит сигналом для потенциального работодателя о способностях кандидата. На первый взгляд может показаться, что проблема разделения в данном случае не представляет большой сложности, так как ни для кандидата, ни для потенциального работодателя не составляет особого труда сообщить или выяснить имеющийся уровень образования и сделать на основе этого выводы о пригодности кандидата. Но образование является не единственным сигналом, который работодатель (в случае рынка труда) принимает во внимание. В ряде случаев не представляется возможным осуществить разделение. Так может произойти, когда из-за опасения неблагоприятных для себя последствий (отказ в устройстве на работу) человек не желает раскрывать о себе ту или иную информацию, и когда одновременно отсутствует реальная и недорогая возможность получения этой информации. Следствием такой ситуации будет то, что сигнализирование со стороны кандидатов с требуемыми качествами не приведет к желаемому результату, а именно их более высокому вознаграждению или преимущественному найму. В этом заключается еще одно из возможных проявлений проблемы асимметричной информации, приводящее к несовершенству рынков. Это очень не полное и упрощенное представление моделей, разработанных Спенсом, но в данном случае нашей задачей было продемонстрировать существующие подходы к решению проблем асимметричной информации и показать варианты их практического значения и применения. Литература по проблемам самоотбора и сигнализирования представила новый набор инструментов, с помощью которых может рассматриваться множество вопросов. Многочисленные свидетельства из практики доказывают, что сегодня одной из ключевых проблем, заботящих фирмы, является возможность узнать, как будет истолковано то или иное их действие. По мере роста числа взаимодействий фирм между собой значение данной проблемы будет возрастать (о взаимодействиях см. Главу 2).

Проблема риска недобросовестности Вторая ключевая проблема асимметричной информации связана с риском недобросовестности, которая впоследствии стала рассматриваться как проблема стимулов. Внимание на данную проблему обратил Эрроу в 1963 году (Arrow 1971). Существование рис ка недобросовестности Эрроу продемонстрировал на примере страхового бизнеса. Так, если индивиды застрахованы от того или иного риска, они теряют адекватные стимулы для принятия действий, направленных на избежание риска. Одним из классических примеров является страхование имущества. В данном случае наличие страховки приводит к тому, что страхователь уделяет меньше внимания и усилий для предотвращения, скажем, угона автомобиля. Если бы страховая компания обладала полной информацией о поведении человека, она могла бы учесть это в контракте, избежав тем самым проблемы стимулов. Но страховая компания не имеет такой возможности, и действия застрахованного лица, таким образом, не могут быть полностью контролируемыми. Одним из ответных действий компании в данном случае является предоставление страховых схем, которые не обеспечивают полного покрытия ущерба при наступлении страхового случая. Такие схемы создают для страхователей стимулы для разделения риска и принятия действий по его уменьшению, так как при наступлении страхового случая возмещение части ущерба ложится на плечи самого страхователя. Другим примером риска недобросовестности может служить еще один классический пример проблемы, возникающей в отношениях «заказчик – исполнитель». Заказчик (например, менеджер) не имеет прямой возможность для оценки усилий, которые прилагает исполнитель (работник) для выполнения того или иного задания. Заказчик может оценивать лишь относительную производительность исполнителя, сравнивая результаты его труда с результатами других подчиненных. В командах, когда оценивается групповая работа, такая ситуация может приводить к отлыниванию некоторых исполнителей от работы (shirking). Проблемы отношений «заказчик – исполнитель» очень распространены: они возникают между менеджерами и работниками, между акционерами и менеджерами, между избирателями и их представителями и часто имеют своим следствием усугубление проблем асимметричной информации к выгоде стороны, обладающей большей информацией (исполнитель). Поэтому не случайно, что решению проблемы «заказчик – исполнитель» уделяется значительное внимание не только в экономике информации, но и в теории фирмы. Стиглиц предложил два основных подхода к решению проблемы стимулов: мониторинг и поощрительная оплата (Stiglitz 1974). Данные подходы могут дополнять друг друга. При построении системы оплаты на основе стимулов значительная трудность заключается в выборе «правильных» и значимых показателей, так как часто создание стимулирующих моделей на основе легко наблюдаемых показателей может отвлечь внимание от более важных, но трудно оцениваемых, -- например, познавательных способностей. 1.3.Синтез: экономическая теория и практика реструктуризации Заключая вышеизложенное и предваряя последующее изложение, скажем несколько слов о роли и значении современных экономических теорий для практики реструктуризации системы управления и, в частности, для ее информационного обеспечения. На самом деле, по меньшей мере, парадоксальной представляется ситуация, когда теории, вскрывающие суть происходящих в реальности событий и предлагающие пути преодоления существующих несовершенств, отставляются в сторону. Однако сложность фирмы как объекта исследования обусловлена набором выполняемых ею функций, условий ее деятельности, ее составными частями и их взаимосвязями, факторами, влияющими на самое существование фирмы, ее воздействием на окружающую и внутреннюю среду. Все эти факторы являются предметами изучения экономических теорий, обсуждаемых в первой главе. С другой стороны, любые нарушения в этом организме представляют из себя реальные проблемы, с которыми может столкнуться и сталкивается любая фирма. Несмотря на то, что многие обсуждавшиеся здесь положения теорий затрагивают макроэкономические аспекты, в не меньшей степени актуальны они при обсуждении проблем, наблюдаемых и возникающих на микроэкономическом уровне и на уровне отдельной фирмы. Преодоление этих проблем представляет для процесса реструктуризации одно из первостепенных значений. Каким образом описанные выше теории с их моделями и постулатами могут помочь практической реализации попыток реструктуризации предприятий и их систем управления? Для ответа на данный вопрос целесообразно сначала обратиться к проблемам, с которыми сталкивается современное предприятие, и которые призвана преодолеть реструктуризация системы управления предприятием. В первую очередь, и это, наверное, самое главное в данном вопросе, современные теории фирмы и экономика информации помогают лучше понять природу происходящих явлений, установить их причинно-следственную связь, и через это наметить шаги преодоления реальных, а не мнимых препятствий. Схематично связь теории с практикой реструктуризации системы управления представлена на Рисунке 4.

Рисунок 4. Реструктуризации системы управления предприятием: связь теории с практикой Как видно из предложенной схемы, видимые и осознаваемые стимулы реструктуризации системы управления на организационном уровне часто обусловлены ошибками и недостатками, наблюдаемыми в управленческой структуре фирмы (красный блок). Однако, в свою очередь, эти ошибки имеют более глубокие корни. Так, например, проблемы с распределением полномочий в организации могут иметь своими последствиями избыточную концентрацию власти, следствием которой окажется невозможность со стороны менеджеров установления должного контроля над подчиненными, что в свою очередь, будет способствовать усилению риска недобросовестности в командах, выливающегося в проблему «зайцев» (free-riders). Последняя же наступает по причине наличия асимметричной информации и является предметом исследования экономикой информации и агентской теории. Другая крайность – делегирование – также приводит к усилению асимметричности информации. В таком случае менеджеры концентрируют в руках большую власть, что открывает для них дополнительные возможности по присвоению управленческой ренты. Но причина такого положения дел заключается не в самом факте делегирования, а в недостаточно проработанной системе стимуляции и контроля. Данная проблема также является предметом изучения экономики информации и теории фирмы, но не артикулирована явным образом в управленческих методиках и моделях. Эти частные, но повсеместные примеры в очередной раз доказывают, что процессы и явления, изучаемые теоретической наукой и лежащие в основе многих видимых несовершенств управленческой практики, должны явным образом учитываться при планировании реструктуризации предприятий. По мере развития бизнеса и расширения его границ усложняются и отношения между хозяйствующими субъектами. Усложнение отношений наблюдается на всех уровнях – между фирмой и ее партнерами, потребителями, поставщиками, конкурентами, государством – и обусловлено увеличением количества деловых связей, дальнейшим проникновением регулирования в сферу бизнеса и изощренностью законодательства. Контрактный подход, в отличие от подхода «выбора», теория имплицитных контрактов, взгляд на фирму как единицу владения и систему власти предлагают целый ряд практических решений проблем, существующих или потенциальных, которые возникают в отношениях между фирмами, между фирмами и ее работниками, расширяя тем самым спектр возможных решений. Увеличивающееся в последнее время число трансакций с активами (слияния, поглощения, ликвидация и др.) часто сопряжено с реструктуризацией системы управления или является ее предпосылкой. Теоретические модели, получившие развитие в работах Вильямсона, Харта, Гроссмана, Мура и других ученых, дают практикам основу для планирования, позволяют оценить возможные последствия принимаемых решений и скрытые опасности, возникающие по причине оппортунистического поведения, проблем «заложников» и «грабежа». Так, например, данные теоретические положения дают практикам более глубокое понимание природы явлений, в неявном виде скрывающихся за терминами «власть покупателя» и «власть продавца» в модели Портера. Знание теорий, обосновывающих в ряде случаев преимущества вертикальной интеграции, позволяет преодолеть частые заблуждения, вызванные к жизни модой и усилиями консультантов, ратующих за децентрализацию и создание «плоских» структур, которые якобы лучше отвечают требованиям сегодняшнего дня. По мере роста числа фирм растет число их контактов с внешним миром. Рост числа фирм и взаимодействий, в свою очередь, вызывает рост количества доступной и требуемой информации. Такой рост приводит к увеличению трансакционных издержек, связанных не только с использованием рыночного механизма, а с взаимодействием фирм друг с другом. Так, в 1970 г. 45% ВВП США было обеспечено трансакционным сектором экономики (Wallis and North 1986). Фирмы как хозяйствующие субъекты вынуждены осуществлять трансакции. Трансакции влекут за собой издержки. В свою очередь, по мере роста объемов информации увеличивается количество трансакций, совершаемых фирмой, что приводит к дальнейшему росту трансакционных издержек. Таким образом, доля трансак ционных издержек в себестоимости продукции/услуг постоянно увеличивается, и задачи по управлению ими и их сокращению уже не могут рассматриваться как второстепенные. Так как в значительной степени причиной роста трансакционных издержек являются информационные проблемы, их решение должно способствовать снижению данного вида издержек. Если говорить применительно к фирме, то трансакционные издержки, связанные с решением проблем оппортунистического поведения, риска недобросовестности в командах, и как более широкий пример – проблемы агентской теории, вызваны наличием асимметричной информации. Издержки, возникающие вследствие необходимости поиска, сбора, обработки и обслуживания информации, не могут быть отнесены исключительно к трансакционным. Но, по мере роста объемов информации, используемой фирмой, этот вид издержек также растет. Данный аргумент становится более очевидным, если учесть, что инвестиции в ИКТ носят избыточный характер. Поэтому задача сокращения этих издержек и управления ими также остается. А с точки зрения стратегического менеджмента сокращение любого вида издержек ведет к повышению эффективности деятельности фирмы и созданию конкурентных преимуществ. И данная задача часто рассматривается в качестве конечного пункта при проведении реструктуризации системы управления предприятием, если конечная цель подразумевает общее повышение эффективности. Но для того, чтобы мероприятия по реструктуризации привели к намеченной цели, в части сокращения издержек и управления ими менеджерам необходимо знать, как распределяются между собой издержки, каковы их масштабы и тенденции дальнейшего поведения, что ведет к их увеличению/сокращению, воздействие на какие элементы структуры предприятия необходимо предпринять, чтобы добиться максимального эффекта. Но влияние информационных проблем на фирму и экономику идет гораздо дальше. Увеличение числа взаимодействий и усиливающийся динамизм происходящих событий приводят к увеличению числа принимаемых управленческих решений, с одной стороны, и сокращению времени на их принятие, -- с другой. В свою очередь, эти факторы приводят к увеличению доступных и необходимых объемов информации и требуют, чтобы эта информация обрабатывалась все быстрее. В таких условиях качеству поступающей информации предъявляются повышенные требования, выполнение которых не может быть достигнуто только лишь за счет использования ИКТ. Важность учета информационных проблем обусловлена также тем фактом, что они распространены повсеместно. Фирмы и индивидуумы сталкиваются с асимметричной информацией повсюду и ежедневно: при выборе схем страхования, при выборе схем финансирования, при поиске работы и подборе персонала, при покупке/продаже товаров и услуг. От того, насколько изобретательной окажется фирма при решении информационных проблем, во многом будет зависеть успех предпринимаемой ею реструктуризации и дальнейшей деятельности. Поэтому игнорирование тех механизмов, которые сегодня предлагает нам экономическая теория для преодоления асимметричности информации, было бы равноценно попытке в очередной раз изобрести колесо. Одной из первоочередных задач реструктуризации системы управления является повышение управляемости компании (с учетом физических расстояний, расширения сфер бизнеса, увеличения ассортимента выпускаемой продукции). И далеко не всегда простая калькуляция выгод и затрат помогает в решении проблем взаимоотношений. Поэтому все большую роль для современной организации начинают играть такие категории как доверие, обучение, опыт, внимание. В свою очередь, наиболее эффективное использование данных факторов также во многом зависит от степени осознания фирмой информационных проблем и ее умения их преодолевать. Ниже кратко проанализируем некоторые проблемы, с которыми сталкиваются сегодня попытки реструктурировать систему управления предприятием. Во-первых, анализ целого ряда мероприятий по реструктуризации показывает, что при ее планировании и проведении компании ориентируются на сбор и анализ преимущественно внутренней информации и внутренних проблем. Это не позволяет составить истинную картину состояния предприятия с учетом его положения в отрасли и относительно конкурентов. Подобная практика часто не позволяет определить истинные причины сложившегося положения дел, что, в свою очередь, приводит к ошибочным управленческим решениям. На практике это выливается в то, что предпринимаются неадекватные реальным проблемам пути их решения. Часто «лечатся» не причины, а следствия. В то же время, задействуя даже в минимальной степени теоретический аппарат, предлагаемый теорией фирмы и экономикой информации, нетрудно проследить причинно-следственные связи возникших у предприятия проблем. Во-вторых, часто усилия по реструктуризации в рамках системы управления сводятся к решению частных задач (финансовых, логистических, производственных, автоматизации, проблем документооборота и т.п.). Часто понимание реструктуризации системы управления не идет дальше технической стороны вопроса, а именно автоматизации и внедрения АСУ. Нередко осуществление реинжиниринга бизнес процессов считается необходимым и достаточным шагом для того, чтобы реструктуризация прошла успешно. Будь у руководителей более глубокое понимание природы фирмы, принципов ее функционирования и адекватности тех или иных управленческих инструментов, многих проблем в ходе планирования реструктуризации и ее осуществления удалось бы избежать.

В-третьих, слабое знание теории и ее возможностей часто приводит к тому, что реструктуризация осуществляется ради реструктуризации («искусство ради искусства»). Значительное количество сделок с активами (покупка, последующая продажа), выделение подразделений в отдельные фирмы, выстраивание отношений с партнерами не имеют какого-либо серьезного обоснования и оказываются неэффективными. В значительной степени вся эта «мышиная возня» -- лишь очередное свидетельство информационных проблем, слабого анализа и планирования. Будь руководители лучше осведомлены о наличии в экономике таких факторов как трансакционные издержки, специфичность активов, распределение остаточных прав на активы, они относились бы к подобным своим действиям с куда большим вниманием и осторожностью. В-четвертых, практически все, существующие на сегодняшний день управленческие методики наследуют от неоклассической теории и ее постулатов. Но, как мы уже говорили, эти постулаты далеки от реальных условий, в которых существуют фирмы. Принципиальное различие взглядов неоклассической теории и экономики информации на ряд факторов приводится в Таблице 1. Учитывая, что все эти факторы, как и многие другие, еще не нашли должно отражения в управленческих подходах, следует признать, что используемый сегодня практиками управления инструментарий также далек от совершенства.

Фактор Существующие рынки конкурентны Существует полный набор рынков Информация доступна всем агентам в полном объеме Контракты являются полными и совершенными Трансакционные издержки существуют Неоклассическая теория Да Да Да Да Нет Экономика информации Нет Нет Нет Нет Да Таблица 1. Восприятие ряда факторов неоклассической теорией и экономикой информации В настоящей работе мы остановимся на решении информационных проблем реструктуризации системы управления предприятием. Тем не менее, знание положений теории фирмы также необходимо, так как, несмотря на масштаб и распространенность информационных проблем, для их эффективного преодоления необходимо в каждом конкретном случае знать, где они проявятся, на какие элементы фирмы окажут наибольшее воздействие в том или ином случае. Анализ эволюции теории фирмы позволяет выявить те «узелки», которые служат целями и задачами реструктуризации системы управления в современных условиях: рост трансакционных издержек – контракты – системы стимуляции – проблемы управления и владения активами – механизмы разрешения споров и т.д. В большинстве случае отсутствие должного понимания массы реальных, но скрытых причин не позволяет компаниям успешно спланировать реструктуризацию и воплотить планы в жизнь. Не приводит также к желаемому результату и бездумное использование тех или иных методик, тем более несовершенных. Человек должен знать и понимать, что он делает, зачем и почему. И мы твердо убеждены, что такое понимание невозможно без глубокого знания теории, в противном случае любое осознание проблем будет основываться на интуиции, которая, несомненно, важна в любом творческом процессе, но не может использоваться в качестве основы для принятия ответственных управленческих решений.

Глава 2. Практические аспекты информационного обеспечения реструктуризации системы управления предприятием 2.1. Реструктуризация и задачи ее информационного обеспечения Понятие В последние годы как в зарубежной, так и в российской печати появилось значительное количество работ, посвященных проблемам реструктуризации российской экономики и отдельных российских предприятий (см. например, Берлин 1998;

Леонтьев с соавт. 2000, Отчеты БЭА 2000, 2001;

Aslund 1999;

Black et al. 2000;

Schwarz et al. 2002;

Stiglitz 1999, 2001). С одной стороны, такой повышенный интерес объясняется масштабом стоящих перед Россией задач в части перевода экономики на рыночные рельсы, с другой стороны, рядом неудач российских реформ при сравнении с результатами аналогичных процессов в других странах (Колодко 2000, Stiglitz 1999, 2001). Принимая во внимание сложность и масштабность задач, стоящих в переходный период перед экономикой России в целом, в данной работе мы будем говорить о реструктуризации применительно к отдельному предприятию, а именно – о реструктуризации системы управления. Прежде, чем говорить о реструктуризации как о понятии, подразумевающем направленный процесс по переводу организации из одного состояния в другое, более благоприятное и отвечающее требованиям конкретного промежутка времени и конкретным условиям, следует отметить, что в западной практике не существует единого определения подобным процессам. Наряду с термином «реструктуризация» употребляются такие, как адаптация (Morris et al. 1999), трансформация (Markus and Benjamin 1997, Cross and Earl 1997, Day and Jung 2000, Linder 2004), реорганизация, редизайн (Heygate 1993, Hagel 1993, Browning 1993), переход (transition) (Корнаи 1990, Blanchard 1997, De Melo et al. 1996). Анализ наиболее часто встречающихся терминов показал, что в русскоязычной литературе большим предпочтением для описания переходных процессов пользуется слово «реструктуризация», в то время как в англоязычной литературе чаще используется термин «трансформация». Чтобы не нарушать традиции в настоящей работе мы будет пользоваться термином реструктуризация, и если не оговорено особо, будем применять его в отношении любого переходного процесса независимо от масштабов и продолжительности. В данном случае для нас важно лишь то, что те или иные направления реструктуризации осуществляются фирмой осознанно и целенаправленно. В виду значительного количества литературы по реструктури зации (см. перечень выше) здесь мы не ставим задачей подробное обсуждение факторов и стимулов, заставляющих компании прибегать к реструктуризации.

Определения Наряду с множественностью используемых терминов для описания переходных процессов, в литературе существует значительное количество определений понятию «реструктуризация». Относительно существующего положения дел с определением данного термина А.Д. Берлин справедливо отмечает, что «как и другие новые термины, он сначала появляется в языке и лишь позднее, в процессе обсуждения темы разными авторами, приобретает относительно четкое определение» (Берлин 1998). Каждое конкретное определение зависит от уровня восприятия самого процесса реструктуризации тем или иным автором, масштаба решаемых (описываемых) проблем, степени знакомства автора с уже существующей литературой по данной теме. Так, В.И. Ионов и Н.Е. Морозова определяют реструктуризацию как управленческий аспект, обеспечивающий принятие оперативных и стратегических решений по проблемам выживания предприятия в условиях кризиса (Ионов и Морозова 1999). В.Д. Шопенко дает следующее определение: «Реструктуризацию можно определить как целенаправленное преобразование технологии производства и управления фирмой, основанное на выборе ее конкурентной стратегии в изменяющихся условиях и приводящее к изменению ее производственной, организационной и информационной структуры, а в случае необходимости – и организационно-правового статуса» (Шопенко 1998, со ссылкой на O. Andrews and S. Stalick 1994). Словарь бизнес терминов FreeSearch определяет реструктуризацию как процесс организации компании, бизнеса или системы новым способом с тем, чтобы заставить ее функционировать более эффективно.71 Некоторые авторы внутри общего термина выделяют реструктуризацию различных функций и систем организации – финансовой, структуры предприятия, системы управления и пр. (Мазур и Шапиро 2000). В настоящей работе, говоря о реструктуризации системы управления, собственно под понятием реструктуризации мы будем подразумевать любой целенаправленный процесс по внесению изменений в существующую систему с целью ее адаптации к новым условиям и требованиям, призванный обеспечить более эффективное функционирование как самой системы управления, так и организации в целом.

Цели и задачи Любая реструктуризация независимо от масштаба представляет собой переход из состояния А в состояние В. Целью данного процесса является обеспечение более высокой эффективности (Е) и показателей деятельности в состоянии В, так чтобы выполнялось условие E A p EB, где ЕА – эффективность в состоянии А, ЕВ – эффективность в состоянии В. Следует отметить, что данное неравенство должно быть строгим, иначе поставленные цели повышения эффективности не будут достигнуты: 1) по причине того, что эффективность в состоянии В не будет превышать таковую в состоянии А;

2) вследствие понесенных на реструктуризацию затрат. Необходимость обеспечения более высокой эффективности в состоянии В требует понимания текущего состояния фирмы, причин, его вызвавших, действий, которые должны быть предприняты для успешного осуществления реструктуризации, а также условий функционирования компании в состоянии В, способных обеспечить необратимость достигнутых результатов. Таким образом, в части информационного обеспечения процесс реструктуризации требует наличия в компании информации как для успешного осуществления собственно переходного процесса, так и для последующей деятельности организации. Важное условие для того, чтобы данные требования к успешному осуществлению реструктуризации соблюдались, заключается в отношении к реструктуризации как к адаптационному процессу. Это, в свою очередь, подразумевает принятие во внимание изменений во внутренней и внешней среде фирмы, которые происходят постоянно, но могут иметь разный масштаб и последствия. Обеспечение такого механизма особенно важно в наиболее активных фазах переходных процессов, так как из-за повышения активности фирмы на этих этапах возрастает интенсивность информационного обмена как внутри фирмы, так и вовне. На практике принцип допущения «при прочих равных условиях» часто приводит к тому, что, рассматривая тот или иной параметр, принимают неизменность прочих как данность (или для удобства). Динамическая же система подразумевает, что на любое действие следует ответное действие – благоприятное, неблагоприятное или нейтральное, -- которое, в свою очередь, определяет следующий шаг взаимодействия. Если какая-то часть системы не обеспечивает постоянную обратную связь, то это приводит к тому, что какая-то часть (или несколько) системы перестает нормально функционировать или прекращает свое существование.72 Предпосылки и направления реструктуризации системы управления В литературе по реструктуризации значительное внимание уделяется вопросам предпосылок, приводящих к решениям о реструктуризации компании или ее отдельных подразделений/функций (см. ссылки выше). Как будет показано ниже, некоторые из предпосылок одновременно служат препятствиями реструктуризации. Некоторые из них представлены в Таблице 2.

Глобальные Глобализация и интернационализация политических, деловых и культурных отношений вызывают ряд новых требований к бизнесу, среди которых: Локальные К числу локальных предпосылок могут относиться, например, решения национальных (местных) органов власти. В качестве примера предпосылками к реструктуризации для предприятий послужили решения правительства России в начале 90-х годов: • о либерализации цен;

• о либерализации внешнеторговой деятельности;

• о введении новых форм собственности • др. Внутренние К внутренним предпосылкам относятся любые предпосылки, возникающие в рамках отдельной организации и связанные с ее стратегическими и операционными недостатками, например: • неэффективная структура управления;

• рискованное финансовое положение;

• бесперспективность используемых технологий;

• др.

• контрактное право, подразумевающее необходимость учета требований, диктуемых международным законодательством при осуществлении внешнеторговых операций, при выходе на мировые рынки капитала и пр.;

• корпоратизация бизнеса, имеющая своим последствием все большее разобщение собственников и менеджеров, что, в свою очередь, служит стимулом для усиления оппортунистического поведения, асимметричности информации, и пр.;

• развитие ИКТ, приводящее к увеличению доступных объемов информации и скорости ее передачи;

• усиление диверсификации и специфичности активов вследствие роста специализации, разделения труда;

• быстрые технологические изменения и обусловленная ими быстрая смена предлагаемых потребителям товаров и услуг;

• рост риска и неопределенности, возникающий в связи с данными тенденциями.

Таблица 2. Предпосылки реструктуризации В исследовании, проведенном БЭА и посвященном процессам реструктуризации промышленных предприятий России, было выделено 12 направлений реструктуризации, к которым в той или иной степени прибегали промышленные предприятия в конце 90-ых годов (Проблемы собственности и управления…2000):

1. 3. 5. снятие с производства убыточных видов продукции внедрение новых видов продукции внедрение новых технологических процессов 2. 4. 6. создание дочерних структур передача объектов социальной сферы продажа и коммерческое использование объектов социальной сферы 8. продажа производственных зданий, оборудования 10. изменение организационной структуры управления 12. дополнительная эмиссия акций 7. ликвидация цехов, подразделений 9. образование новых цехов, подразделений 11. выделение подразделений в самостоятельные единицы Очевидно, что данные направления не являются взаимоисключающими. Многие компании задействуют одновременно (или последовательно) сразу несколько направлений реструктуризации. Примечательно также, что изменение организационной структуры выделено как самостоятельное направление. С другой стороны, такая классификация несколько условна, так как многие из перечисленных направлений требуют одновременно и изменения системы управления. Например, осуществление таких видов реструктуризации, как выделение подразделений в самостоятельные единицы или создание дочерних структур представляется весьма затруднительным без соответствующих, порой значительных, изменений в структуре управления компанией. В исследовании причин низкой производительности труда российских предприятий, проведенном McKinsey Global Institute, отмечено, что неэффективная организация деятельности предприятий является одним из основных факторов, влияющих на производительность труда. Оценивая потенциал роста производительности труда на жизнеспособных старых (бывших советских) предприятиях, специалисты McKinsey определили, что «усовершенствованная организация труда и более совершенные навыки в области маркетинга и управления» могут обеспечить 15% прирост производительности труда. В числе основных стимулов к реструктуризации организационной структуры предприятий исследователи из БЭА называют диверсификацию товаров и рынков и рост компаний в сфере производства товаров массового потребления после кризиса 1998 года. В данных условиях характерная для большинства советских предприятий функциональная структура превратилась в «тормоз для процессов развития». В связи с этим, по свидетельству авторов, некоторые предприятия начинали переход к дивизиональным структурам с четко определенными центрами прибыли. И для крупных предприятий это имело «существенное значение для роста их эффективности». Наиболее продвинутые и активно развивающиеся предприятия ставили для себя более «высокие» цели – переход к процессному управлению. Одним из аргументов в пользу такой структуры был тот, что «четкое фиксирование бизнес-процессов является необходимым условием для внедрения корпоративных информационных систем». С нашей точки зрения такая аргументация, несомненно, имеет под собой почву. Но при этом менеджеры должны иметь в виду, что излишняя жесткость и фиксация структуры приводит к тому, что дальнейшие преобразования в организации затрудняются и могут быть поставлены под вопрос. Тем более, если учесть значительные размеры бюджетов, которые требуются на внедрение и сопровождение КИС. В такой ситуации самое время вспомнить поговорку «лучшее – враг хорошего». Многие работы, в которых рассматриваются вопросы реструктуризации системы управления и структуры предприятия, часто не идут дальше перечисления возможных структур и их слабых и сильных сторон, что само по себе уже весьма условно. Естественно, что подобные работы накладывают свой отпечаток на восприятие проблем реструкту ризации менеджерами компаний. В беседах и многочисленных интервью часто можно слышать подобные фразы: «В настоящий момент мы перестраиваем всю систему отношений в работе с клиентами, поставщиками и подразделениями фирмы. Думаю, что со временем мы придем к дивизиональной (матричной, процессной) структуре». При этом вопросы координации внутри организации не имеют особого приоритета, поэтому часто реструктуризация и процессы внедрения КИС осуществляются независимо друг от друга (пример «Айс-Фили»73). Выделяя изменение организационной структуры как одно их направлений реструктуризации, авторы приведенного выше исследования также не вышли за рамки упомянутой классификации. С одной стороны, если рассматривать приведенные в исследовании БЭА данные как отражение фактической ситуации, то аргументация понятна. С другой стороны, если в качестве одной из целей предполагается выделение ключевых моментов, которые необходимо учесть, чтобы реструктуризация структуры управления обеспечила наибольший эффект, то данную проблему следует рассматривать более широко. Полагаю, на данном этапе целесообразно дать характеристику системе управления. Система управления предприятием может быть определена следующим образом: Система управления предприятием – набор элементов, структур и лиц предприятия, которые не принимают непосредственного участия в производстве товаров/услуг, а также механизмы их взаимодействия, коммуникации, координации, планирования и контроля их деятельности. Система управления включает все существующие (или возможные) иерархические уровни организации кроме низовых, члены которых не имеют подчиненных. К системе управления не относится обслуживающий персонал на низовых уровнях иерархии и не участвующий в основной деятельности фирмы. Дополнением к данному определению может служить схема системы управления предприятием, как представлено на Рисунке 5. Логика данной схемы заключается в том, что составляющие ее блоки являются универсальными применительно к любой описанной структуре построения организации – линейной, дивизиональной, матричной, адхократической и т.п.

Рисунок 5. Логическая схема системы управления предприятием Существующие варианты классификации организационных форм, несомненно, дают представление о наиболее распространенных подходах к организации деятельности. Но при этом не следует забывать, что существует значительное количество компаний, сочетающих в себе сразу несколько вариантов, что значительно затрудняет отнесение их к какой-то конкретной группе. А возникновение в последнее время различных сетевых форм организации и альянсов вообще еще не нашло должного отражения в учебниках по менеджменту. Так, в зависимости от рода деятельности той или иной фирмы, для ряда подразделений может оказаться наиболее эффективной одна форма организации, в то время как наилучшее управление прочими подразделениями будет достигаться при других условиях организационного дизайна. Поэтому руководители и менеджеры, ответственные за реструктуризацию, не должны пытаться подогнать свою компанию под какие-то усредненные нормы. Наоборот, они должны смотреть дальше формальной структуры, а именно на факторы, определяющие и влияющие на эту структуру в тех или иных условиях. В конце концов, это может послужить одним из конкурентных преимуществ фирмы. Насколько получившаяся структура впишется в известные рамки – не столь важно, так как та или иная форма организационного дизайна еще не гарантирует, что системы вознаграждения/поощрения в компании будут оптимальными, что стимулы менеджеров к повышению стоимости бизнеса окажутся сильнее стимулов по извлечению «управленческой ренты», что контрактная система и отношения с партнерами и потребителями позволят снизить риск оппортунистического поведения. На наш взгляд нельзя отождествлять понятия системы управления и организационной структуры. Необходимо учитывать поведенческие и культурные аспекты сложившейся и/или планируемой структуры управления, стиль руководства. Они имеют значение. В то же время собственно организационная структура подразумевает некую обезличенность. В понятии организационной структуры (в общепризнанном смысле) нет места человеку. Иерархии и каналы коммуникации четко заданы. Но мы знаем, что при этом стили руководства отдельных людей при сходной организационной структуре могут существенно отличаться, оказывая тем самым воздействие на эффективность той или иной фирмы в целом и на климат в ней. А эти факторы, в свою очередь, оказывают влияние на то, как люди в организации воспринимают сам процесс реструктуризации, их отношение к ней. Организационный дизайн – одна из трех фундаментальных основ современной теории фирмы (Stiglitz 2001). Но мы также знаем из теории фирмы и экономики информации, что организации существуют и действуют в условиях несовершенства рынков и информации, неполноты контрактов, ограниченной рациональности людей и наличия трансакци онных издержек – факторов, которые пока не нашли отражения и закрепления в управленческих подходах. Но взаимосвязь и взаимозависимость этих факторов со структурой фирмы очевидны и требуют тщательного рассмотрения и анализа при попытках изменения структуры и системы управления.

Препятствия на пути реструктуризации Рост объемов информации В 2000 году профессора из Беркли Лайман и Вэриан провели исследования с целью определения ежегодных объемов вновь создаваемой (производимой) человечеством информации. Данный проект получил продолжение в 2003 году (Lyman and Varian 2003), в котором были объединены результаты прошлого исследования и приведены сравнительные результаты. В ходе исследований рассматривались четыре типа физических носителей, а также четыре типа информационных потоков, посредством которых информация, представленная на этих носителях, воспринимается человеком.74 Основные выводы были следующими: 1. В 2002 году указанные носители обеспечили 5 экзабайт новой информации.75 92% новой информации было сохранено на магнитных носителях, преимущественно на жестких дисках. 2. Количество новой информации, сохраненной на бумажных, пленочных, магнитных и оптических носителях примерно удвоилось за последние три года. Количество информации на бумажных носителях пока продолжает расти, но основная часть этой информации приходится на офисные документы и почтовые отправления, а не на официально публикуемые издания, такие как книги, газеты и журналы. 3. Информационные потоки через электронные каналы составили почти 18 экзабайт новой информации, что в 3,5 раза больше, чем записано на средствах хранения информации. 98% от этого количества составляет информация, принятая и переданная посредством телефонных звонков, включая голосовую информацию и данные, переданные как по фиксированным линиям, так и по беспроводной связи. Обобщенные результаты представлены в Таблице 3.

Носитель Бумага Пленка Магнитный Оптический ИТОГО:

2002 Верхняя оценка 1,634 420,254 4,999,230 103 5,421, 2002 Нижняя оценка 327 76,69 3,416,230 51 3,416, 1999-2000 Верхняя оценка 1,200 431,690 2,779, 760 81 3,212, 1999-2000 Изменения, % Нижняя оценка Верхняя оценка 240 36 58,209 -3 2,073,760 80 29 28 2,132,238 69 Источник: How Much Information Таблица 3. Мировое производство оригинальной информации, в цифровом виде, в терабайтах на 2002 г. Верхние оценки предполагают информацию, представленную в отсканированном виде;

нижние оценки предполагают, что цифровые изображения были сжаты Как мы используем информацию. Опубликованные исследования по использованию средств связи дают следующую картину: взрослый американец (в среднем) пользуется телефоном 16,17 часов в месяц, слушает радио 90 часов в месяц, смотрит телевизор 131 час в месяц. Около 53% населения США пользуется Интернетом;

на это уходит в среднем около 13% времени (около 100 часов в месяц). Несмотря на ряд методологических препятствий,76 результаты исследований могут служить хорошей иллюстрацией «информационного изобилия», существованию и развитию которого во многом способствует развитие современных ИКТ. Это одна из важнейших причин, почему в современных условиях проблемам управления информацией должно уделяться более пристальное и постоянное внимание, а модели управления и планирования требуют пересмотра. Рост объемов доступной информации и развитие ИКТ привели к увеличению уровня взаимодействий как внутри компаний, так и между ними. Сегодня взаимодействия (взаимосвязи) составляют около 1/3 всей экономической активности в США (Butler et al. 1997). Батлер с соавторами определяет взаимодействия как «поиск, координацию и мониторинг действий, которые предпринимают люди и фирмы при обмене товарами, услугами и идеями». Все подобные взаимодействия связаны с получением, передачей, поиском, обработкой той или иной информации. Поэтому приводимые в работе цифры представляют для нашего анализа существенный интерес (Таблица 4).

Масштаб уровня Экономика (США) Отрасль (услуги) Фирма (электроэнергетика, США) Индивидуальный: менеджер рабочий Доля взаимодействий в общем объеме трудовой активности, % 51 50 58 80 15 Источник: Butler et al. 1997, McKinsey Quarterly Таблица 4. Рост уровня взаимодействий в трудовой активности Работников, которые по преимуществу вовлечены во взаимодействия, можно назвать «информационными» работниками. К ним авторы относят, например, специалистов, занятых стратегическим планированием, координаторов, аналитиков и др. Ниже на примере США представлены данные о динамике изменения соотношения между информационными работниками и работниками физического труда (Рисунок 6). Экспоненциальный рост объемов информации привел к росту числа «информационных» работников и увеличению уровня взаимодействия на всех направлениях. Рост трансакционных издержек в экономике непосредственно обусловлен данными факторам. С другой стороны, ускорение темпов информационного обмена привело к необходимости более быстрого принятия управленческих решений при неизменном требовании сохранения их качества.

Изменение доли информационных работников во времени 100 80 60 40 20 0 1900 1930 1960 1994 Годы Информационные работники Работники физического труда % от занятости, США Источник: Butler et al. 1997, McKinsey Quarterly Рисунок 6. Изменение доли информационных работников по отношению к работникам физического труда В то же время надежды на новый виток роста вследствие информатизации экономики до сих пор не оправдались. Помимо очевидных и лежащих на поверхности проблем, связанных с ростом объемов информации, происходят и более глубокие изменения. Рост численности информационных работников, сокращение работников физического труда и рост уровня взаимодействий вызывают сдвиги в специализации и приобретаемых и необходимых навыках. Ни информационное изобилие, ни современные технологии сами по себе не могут обеспечить повышение эффективности деятельности компаний без построения адекватной изменениям системы управления. Поэтому одной из задач реструктуризации системы управления является создание условий для внедрения новых систем подготовки и мотивации персонала, а также разработка новых методов по оценке результативности деятельности информационных работников.

Ограниченные способности людей Несмотря на значительные технологические достижения нескольких последних десятилетий мало что изменилось в природе человека. Наша способность манипулировать данными и обрабатывать их значительно опережает наши возможности (человеческие, но не технологические) по взаимодействию, не говоря уже о способностях к восприятию и обработке значительно больших объемов информации. За несколько последних столетий в природе и способностях человека не произошло каких-либо заметных изменений. Способности человека усваивать, запоминать ту или иную информацию остались практически на том же уровне, что были несколько веков назад. Технологические изменения в области вычислительной и коммуникационной техники не привели к тому, что писатели получили возможность больше писать, а читатели – больше читать, и т.п. И более того, увеличение информационной нагрузки, ускорение ритмов деловой жизни привели в последнее время к росту психических и нервных расстройств в развитых странах. Следует признать факт, что использование и освоение современных технологий не успевает за их развитием. Батлер с соавторами приводит примеры повышения эффективности взаимодействия, связанные с развитием ИКТ. Согласно представленным данным, процесс поиска высокодоходного депозита по телефону требует 25 минут, тот же поиск с использованием Интернета занимает 10 минут, координационная проблема (изменение в заказе) решается с помощью электронной почты за 1,6 минуты, в то время как использование системы EDI требует 0,3 минуты. Однако, несмотря на все преимущества от использования современных технологий, эти примеры не должны вводить в заблуждение, так как они, скорее, вуалируют истинные проблемы, чем пытаются предложить решение. Ни в одном из этих случаев, ни одна технология не позволяет снять препятствия, связанные с несовершенством и асимметричностью информации, или снять с человека груз ответственности за принимаемые решения. Таким образом, фундаментальные препятствия остаются непреодоленными. С точки зрения экономической эффективности проблемы, возникающие вследствие переизбытка информации и возрастающих требований к ускорению процесса принятия решений, с одной стороны, и остающиеся практически неизменными способности человека к восприятию и переработке этой информации, с другой, приводят к росту численности «информационных работников» в штате компаний. Задача данной категории персонала и состоит в обработке этой информации. Таким образом, становится очевидным, что решение информационных проблем сегодня, по большей части, осуществляется за счет экстенсивного подхода. Это, в свою очередь, приводит к росту затрат на заработную плату и оборудование рабочих мест для данной категории работников. В части издержек ситуация усугубляется тем фактом, что заработная плата «информационных» работников выше, чем у производственных рабочих. Современные предприятия сегодня тратят больше усилий не на то, чтобы произвести продукцию и услуги, а на то, чтобы их продать. Существует еще ряд проблем, имеющих отношение к распределению информации между сотрудниками и обусловленных психологическими особенностями людей. С одной стороны, с точки зрения оптимального и наиболее эффективного использования информации целесообразно создать такую систему информационного обмена, которая обеспечила бы сотрудникам доступ к критически важной для выполнения возложенных на них обязанностей информации и исключить доступ к другой – бесполезной для одних и важной для других информации. Такая система позволила бы снизить масштабы информационного переполнения. В то же время, подобное рационирование информации со стороны руководителей по отношению к подчиненным вызывает у последних чувство зависти, непричастности, недоверия и обиды. Подчиненные начинают воспринимать такой подход как отчуждение, что может привести к ощущению собственной бесполезности для компании. Результатом является снижение мотивации и, как следствие, снижение эффективности работы. Продуманная и четко озвученная информационная политика поможет преодолеть психологические барьеры, упомянутые выше. Работники должны недвусмысленно понимать мотивы тех или иных действий руководителей, которые приводят к рационированию информации. Кроме того, такая политика со стороны менеджеров не должна иметь волюнтаристский характер. Для обеспечения подобных условий информационные ресурсы требуют по отношению к себе столь же пристального внимания, как и прочие (финансы, персонал, технологии и пр.). Дефицит квалифицированных кадров Следует признать, что остается проблема нехватки квалифицированных управленческих кадров и относительно низкий уровень их подготовки. Большинство существующих программ по подготовке управленческих кадров в России (программы MBA) предполагают заочную или вечернюю форму обучения сроком от 1 года до 2-х лет. При этом в западных странах преобладающее большинство программ MBA являются очными 2-х годичными программами.78 Несопоставимо и количество выпускников таких школ в России и в развитых странах (с учетом разницы в общей численности населения и занятых). При этом, несмотря на общий рост численности таких программ и вузов, предлагающих программы бизнес-образования, следует признать, что уровень подготовки в большинстве из них остается крайне низким. Еще одной причиной такого положения дел в дополнение к уже перечисленным является низкий уровень преподавательского состава (особенно в регионах).

Парадокс производительности ИКТ Последние два десятилетия XX века ознаменовались взрывным развитием информационных технологий. По мере роста вычислительной мощности и снижения цен ИКТ становятся доступными практически для любого бизнеса. В это время появляется огромное количество работ, посвященных практически всем аспектам использования ИС и управления ими (Davenport et al. 1992, Goodhue and Wybo 1992, Earl 1989, Buss 1982, Beyer et al. 1994, Wagle 1998, Dempsey et al. 1997). Процесс развития и внедрения ИКТ в структуры управления организациями и производством носил цепной характер. С одной стороны, рост мощностей приводил к тому, что цены на оборудование снижались, что делало его доступным для все более широких кругов, с другой стороны, возрастающие вычислительные мощности подстегивали создание все более сложного и дорогостоящего ПО. Достаточно скоро наметилась тенденция «дробления» ПО по функциональному признаку. Появляются системы, обеспечивающие автоматизацию как отдельных функциональных участков организации, так и ее комплексную автоматизацию (MRP II, CAD/CAM, ERP, CRM, SCM, DSS, системы управления проектами и др.).79 По мере дальнейшего проникновения ИКТ в недра организаций, проблемы развития информационных систем и управления ими приобретают самостоятельный характер. Многие авторы указывают на стратегическую роль ИКТ в бизнесе, а это накладывает на менеджеров, ответственных за функционирование ИС, соответствующие требования (Lohmeyer et al. 2002;

Hubbard 1999;

Ross and Beath 2001;

Earl and Feeny 1994, 2000;

Cross 1995). На каком-то этапе ИКТ начинают рассматривать чуть не в качестве панацеи, появляется термин «новая экономика» и быстро завоевывает сознание менеджеров, практиков управления, инвесторов. Многие управленческие методики требуют широкого использования компьютерной техники, а некоторые из них рассматривают ИС в качестве ключевого элемента, вокруг которого строится весь дизайн организации (реинжиниринг). Доступные вычислительные мощности, которые прежде могли быть только пределом мечтаний, позволяют вдохнуть новую жизнь в такие подходы как системный анализ и исследование операций. Эти и целый набор других методик предлагаются в качестве хирургических инструментов реинжиниринга бизнес-процессов (Kettinger et al. 1997). Однако к концу XX столетия предостережения, высказывавшиеся учеными в разное время относительно способности ИКТ обеспечить качественно новый уровень экономического роста, оправдались (Handy 1979, Solow 1987 о «парадоксе производительности»). Крах значительного количества высокотехнологичных компаний в середине 2000 года привел к тому, что впервые за всю историю развития ИКТ корпоративный сектор сократил бюджеты на их развитие, а ученые и практики стали с удвоенной силой искать причи ны «парадокса» и пути решения проблем. Задуматься было над чем. Дело в том, что на протяжении двух десятилетий при возрастающем росте расходов на ИКТ, производительность труда в развитых странах, вопреки ожиданиям, показывала лишь очень незначительный рост или его отсутствие. При этом оказалось, что в США рост производительности труда, наблюдаемый с 1995 по 2000 годы, обеспечили всего лишь 6 секторов экономики. Остальные 53 отрасли обеспечили лишь незначительный вклад, причем в некоторых из них рост был отрицательным. Ситуация усугублялась тем, что данные 6 секторов оказались далеко не лидерами в части инвестиций в ИКТ (Productivity in the United States, McKinsey Report, 2001). Опыт западных стран по использованию ИКТ должен послужить еще одним уроком, который следовало бы учесть российскому бизнесу (Шиляев 2003a, 2003b). Это тем более актуально, что экономический кризис последних лет не затронул развивающиеся экономики, и российский бизнес продолжает наращивать темпы инвестиций в ИКТ. Так, обороты 10 крупнейших ИТ-компаний в 2003 году выросли в среднем на 59,5% по сравнению с предыдущим годом. С одной стороны, это оправданно, так как уровень оснащенности российских предприятий еще значительно отстает от такового в западных компаниях.80 С другой стороны, очевидно, что российская экономика не обладает тем запасом прочности, которым обладают экономики развитых стран, ее нынешнее благополучие обусловлено, по большей части, благоприятной конъюнктурой, сложившейся в последние несколько лет на сырьевых рынках. Поэтому любое неблагоприятное изменение на относительно продолжительный срок может повлечь значительно более серьезные последствия для российских компаний. Это обусловлено также и тем, что наши компании в меньшей степени могут полагаться на зарубежные рынки, поэтому, как это ни парадоксально, но восстановление активности на внешних рынках может сослужить российской экономике плохую службу. Современные ИКТ значительно облегчают и ускоряют сбор, хранение и обработку информации. Наиболее явно это наблюдается в случае внутрифирменной информации, когда менеджеры сами определяют необходимые источники, формы отчетов и другие параметры. Ситуация значительно усложняется, когда речь идет о сборе внешней информации и ее интеграции во внутренние централизованные хранилища данных. Такие проблемы часто встречаются и на уровне обмена информацией между подразделениями (дочерними предприятиями) фирмы.81 С точки зрения эффективности и прозрачности бизнеса наибольшие ограничения, присущие современным ИС, лежат в области преодоления несовершенств информации и ее переполнения. Возможность быстрого генерирования различных отчетов, которую пре доставляют ИС, породила в последнее время тенденцию к тому, что менеджеры требуют составления отчетов, предоставляющих информацию о показателях, между которыми наблюдается положительная корреляция. Таким образом, подобные отчеты, оперируя различными данными, по сути, обеспечивают одну и ту же информацию. Налицо дублирование, в котором нет насущной необходимости, но которое приводит к дополнительным издержкам: дополнительная нагрузка на ИС, дополнительные затраты на сбор и обработку данных, временные затраты на сопоставление и анализ отчетов и пр. Проблемы, связанные с сокращением несовершенств информации, также не могут быть преодолены с помощью ИС. Большая часть таких несовершенств является следствием фактора неопределенности. Часто единственным хранилищем значительной части ценной информации, которой обладают менеджеры, и которую они используют для упрочения своего положения, являются их головы. Все это затрудняет или даже делает невозможным формализацию такой информации. Она редко находит «закрепление» на физических носителях. Сложившийся взгляд на информационную систему предприятия как на набор аппаратных и программных средств не может рассматриваться как удовлетворительный. Понятие информационной системы должно быть расширено, и включать в себя не только формальные каналы обмена информацией, но также процедуры принятия решений, учет возможных последствий, возникающих вследствие несовершенства и асимметричности информации, и подходы и практики, используемые фирмой и направленные на их уменьшение. Такой подход к информационной системе предполагает более продвинутую систему планирования информационных потребностей, охватывающую не только вопросы определения технологических потребностей, но также и информационных потребностей с учетом затрат, связанных с получением и обработкой информации. Концентрация внимания собственно на проблемах обеспечения ресурсами (информационными) и их использования позволяет руководителям и менеджерам устранить присущий современной практике управления механицизм и сфокусировать внимание на экономических и социальных аспектах деятельности фирмы. Приведенные выше факты позволяют нам утверждать, что ИКТ не могут и не должны рассматриваться в качестве «последнего прибежища» при реструктуризации, как это часто происходит. И именно восприятие их в таком качестве многими управленцами заставляет нас (наверное, не совсем справедливо) причислить ИКТ к препятствиям реструктуризации. Так будет до тех пор, пока у менеджеров не изменятся ожидания относительно возможностей ИКТ и методы управления ими.

Современные подходы к управлению процессами реформирования и их недостатки Понятие управления изменениями В западной управленческой практике необходимость постоянной адаптации фирм к меняющимся условиям внешней и внутренней среды привела к выделению самостоятельного направления, которое получило название управление изменениями (change management). На сегодняшний день данное направление привлекает все большее внимание менеджеров. Возможно потому, что практика управления изменениями представляет собой, скорее, набор моделей и подходов по управлению переходными процессами, чем целостную теорию, на данный момент не существует четкого и однозначного определения этому понятию. Китчен и Дэйли, ссылаясь на Бернса, пишут: «управление изменениями не является особой дисциплиной с жесткими четко очерченными границами. Точнее, теория и практика управления изменениями основывается на ряде общественно-научных дисциплин и традиций» (Kitchen and Daly 2002). Николс выделяет три основных определения этому понятию: 1) задача по управлению изменениями;

2) область профессиональной практики;

3) область знаний. При этом первая ипостась несет в себе двоякий смысл: с одной стороны, управление изменениями подразумевает действия фирмы в ответ на происходящие перемены, которые организация может контролировать лишь в незначительной степени либо не может вовсе;

с другой стороны, управление изменениями подразумевает направленный процесс, когда организация сама вызывает запланированные и управляемые изменения. Третий пункт – область знаний – послужит предметом дальнейшего обсуждения. Под ним понимается набор практик, методов, моделей и прочих форм знания, которые и являются составными элементами практики управления изменениями в целом. Учитывая, что хотя практика управления изменениями охватывает значительную область знаний, она все же имеет свои ограничения. Возможно, из-за своей практической направленности данная область менеджмента фокусирует свое внимание на проблемах, связанных непосредственно с реализацией задач по переходу из одного состояния к другому. Основные вопросы лежат в области поиска подходящих подходов по осуществлению изменений и приспособлению к ним системы управления и организации в целом. Вопросы же, касающиеся необходимости изменений, их сущности и своевременности, а также их масштабов часто не находят должного отражения в предлагаемых моделях.

Управленческие практики и экономическая теория: существующий разрыв Несмотря на значительное количество как экономических, так и управленческих моделей и теорий, рассматривающих и предлагающих варианты построения наиболее эффективных организационных структур, следует отметить, что существует значительный разрыв в части взаимодействия академических кругов и теоретиков и практиков управления. Чтобы проиллюстрировать это, достаточно вспомнить уже цитировавшиеся высказывания относительно практического (и теоретического) использования идей, изложенных в работе «Природа фирмы» Коуза, и отношения экономистов, не говоря уже про управленцев, к информационным проблемам (Stigler 1961). Такое положение дел не покажется странным, если обратить внимание на то, что и тот, и другой лагерь исследователей практически не обращается к работам друг друга. Надо приложить серьезные усилия, чтобы найти в работах экономистов ссылки на работы теоретиков и практиков управления, и наоборот.82 Нельзя сказать, что исследователи не замечают существующего положения дел. Где косвенно, где более явно они высказывают аналогичные мысли (Lawson and Price 2003;

Nickols 2004, Колодко 2000 и др.). Поэтому, хотя бы отчасти, этим фактом можно объяснить существование целого ряда различных подходов к трансформации бизнеса и, тем более, частые неудачи, с которыми сталкиваются фирмы, предпринимая усилия по реструктуризации бизнеса и адаптации к новым условиям, используя методики, которые в силу тех или иных причин в какой-то момент времени получили широкую огласку (Beer et al. 1990, Dichter et al. 1993, Senge et al. 1999).83 Важно отметить, что, несмотря на практическую ориентацию и значительно более тесный контакт в плане анализа деловой практики, управленцы не пришли к единому видению на то, как должны осуществляться переходные процессы, и какие элементы являются ключевыми, без принятия во внимание которых, успешное осуществление трансформационных процессов становится невозможным. Вот лишь некоторые примеры двусмысленности, наблюдаемой в современных подходах по реструктуризации: 1. Одни исследователи практики и теории управления выступают сторонниками радикальных и революционных мер (Greiner 1967, Hammer 1990, Hammer and Champy 1993, Davenport 1990, Hamel 2002, Kitchen and Daly 2002). Другие предлагают при реструктуризации использовать эволюционный, постепенный подход (Strassmann 1994a, Brown and Eisenhardt 1999, Abrahamson 2000, Lawson and Price 2003). Можно выделить и третий тип организационных изменений – импровизационный (Orlikowski 1996, Orlikowski and Hofman, 1997).

2. Другое отличие предлагаемых подходов заключается в выделении ключевых этапов процесса организационного дизайна и реструктуризации, которые у различных авторов также могут варьировать в значительной степени (Hammer and Champy 1993, Greiner 1967, Kettinger et al. 1997). Многие модели часто фокусируются на конкретных узких аспектах деятельности организации, пытаясь предложить некий алгоритм, представленный в виде ряда наиболее важных (по предположению авторов) действий и перечня элементов, которые необходимо принять во внимание. Таким образом, затеняются прочие факторы. В качестве примеров можно привести следующие подходы: пять конкурентных сил Портера (Porter 1998), модель McKinsey 7S (Pascale and Athos 1982), пять видов организационных структур Минцберга (Mintzberg 1992), шесть принципов высокопроизводительных информационных технологий (Dvorak, et al. 1997), десять принципов управления изменениями (Jones et al. 2004), четыре типа аутсорсинга трансформационных действий (Linder 2004). Более подробное сравнительное описание трех «руководств к действию» приводится в Таблице 5.

Шесть шагов программы эффективных изменений (Beer, et al. 1990) Мобилизация приверженности к изменениям посредством совместного анализа проблем бизнеса Выработка общего видения подходов по организации и управлению с целью сохранения конкурентоспособности Стимуляция консенсуса по поводу нового представления, знаний и сплоченности для его воплощения Распространение новых идей среди всех подразделений без «продавливания» их сверху Закрепление новых практик посредством формальных политик, систем и структур Мониторинг и подгонка стратегий в ответ на проблемы, возникающие в переходный период Динамика успешных организационных изменений (Greiner 1967) Стимулы для структуры Реакция структуры управуправления ления Давление на топ-менеджмент Побуждение к принятию ответных действий Вмешательство сверху Переориентация на внутренние проблемы Распознавание специфических проблем Ориентация на новый образ действий Поиск (определение) результатов Принятие (одобрение) новых подходов Композитные стадии методологий по BPR (Kettinger, et al.)84 Восприятие Инициирование Диагноз проблемных областей Выработка новых решений Экспериментирование с новыми решениями Закрепление положительных результатов Диагноз Редизайн Воссоздание Оценка Таблица 5. Три примера подходов по осуществлению и направлению организационных изменений 3. Многие подходы носят «пропагандистский» характер, концентрируя внимание на каком-то одном варианте действий (направлении движения). Таким образом, они не позволяют составить целостную картину. Так, в последнее время все чаще можно слышать призывы в пользу децентрализации, «уплощения» организационных структур (Ostroff 1999, Boehm and Phipps 1996), а также более активного использования такого вида взаимодействия, как, например, аутсор синг (Lacity and Willcocks 1995, Venkatraman 1997, Linder 2004). В данном случае речь не идет о том, что данные предложения «плохи» или «хороши» в абсолютном понимании. Обращает на себя внимание другое: то, что ни в том, ни в другом случае авторы не говорят о проблемах, которые неизбежно сопровождают подобные формы организации, и которые хорошо известны из теории фирмы. В первом случае неизбежен рост трансакционных издержек, возникновение проблем, связанных с контролем и управлением, собственно тех препятствий, которые, наоборот, служат основными аргументами при принятии решений о вертикальной интеграции компаний. Во втором случае возникают проблемы, связанные со специфичностью активов и неполнотой контрактов (проблемы распределения остаточных прав, не нашедших отражения в контрактах), и, как следствие, усиление оппортунистического поведения, проблемы «заложников» и пр.85 4. Для практиков значительную трудность может представлять также тот факт, что одни модели более тяготеют к «инженерной» (технической) составляющей, другие – к психологическим (поведенческим) и организационным аспектам. Первая группа моделей особо выделяет роль и место современных ИКТ в деле реструктуризации предприятия, отводя им центральную и решающую роль. Инженерный подход пришелся по душе менеджерам. И тот факт, что в последнее время отмечается повышенный интерес управленцев к анализу бизнес-процессов и к подходам управления на уровне бизнес-процессов, может служить свидетельством лишь незначительных изменений в российской (!) практике управления. Стиглиц, говоря о проблемах корпоративного управления, справедливо отметил существование, так называемой, «инженерной экономики», в которой «все фирмы на протяжении двух третей двадцатого столетия занимались выискиванием в руководствах технологий, которые максимизировали рыночную стоимость». При этом менеджеры выступали «инженерами, а не действительно лицами, принимающими решения и пытающимися выяснить – в условиях крайне несовершенной информации, -какие действия с наибольшей вероятностью привели бы к максимизации стоимости фирмы (или их собственного благосостояния)» (Stiglitz 2000). Там же Стиглиц отмечает, что несмотря на то, что до сих пор идут дебаты по поводу предпочтительной системы корпоративного управления, практически ни у кого не вызывает сомнений, что слабое корпоративное управление может привести к реальным проблемам. Особенно это касается переходных экономик, где такие проблемы в немалой степени могут быть отнесены к несовершенствам законодательства, которое во многом определяет практику корпоративного управления, и приводящие к тому, что у менеджеров возникают стимулы, направленные в большей степени на захват и «туннелирование» (сокрытие) активов, чем на приращение благосостояния фирмы. По поводу проблем, вызванных чрезмерным увлечением менеджеров инженерными приемами, высказывались не только экономисты-теоретики. Майкл Портер в своем интервью журналу “CIO” отметил, что в последнее десятилетие (интервью было дано в 1995 г.) компании были поглощены проблемами повышения операционной эффективности посредством различных реструктуризаций, реинжиниринга и прочих подходов по повышению внутренней эффективности. Признавая, что данные меры необходимы в условиях нынешней конкуренции, Портер обращает внимание, что они ни в коей мере не приводили к созданию конкурентных преимуществ и их удержанию в долгосрочной перспективе. Наоборот, фокусировка менеджеров исключительно на проблемах операционной эффективности, приводит к тому, что фирмы теряют стратегическое видение, они с меньшей охотой идут на компромиссы, пытаясь делать «для всех всего понемногу» (Pastore 1995). Страссманн провел анализ результативности крупнейших компаний США и сопоставил эти результаты с отраслями, которые наиболее активно использовали реинжиниринг бизнес-процессов. Выводы были следующими. Менеджмент большинства американских корпораций не обеспечивает приращения благосостояния.86 На протяжении последних 9 лет (на момент опубликования был проанализирован период с 1985-1993 г.г.) суммарная EVA по всей выборке была отрицательной с ухудшающимся трендом. В 1993 году 54,3% из 1000 крупнейших фирм имели отрицательное значение EVA. Другой вывод заключался в том, что наиболее плачевное положение наблюдалось в отраслях, которые наиболее активно прибегали к реинжинирингу бизнес-процессов (Strassmann 1995b). Если взглянуть на сегодняшнее положение дел в российском бизнесе и на любовь наших менеджеров к кардинальным действиям, то можно с уверенностью говорить, что история повторяется. И это для них должно послужить серьезным предостережением в пользу того, что мало знать суть той или иной методики, какая бы привлекательная она ни была, иногда гораздо полезнее знать историю и последствия ее применения на практике. Прихотью, «которая забыла про людей», назвал реинжиниринг один из его создателей Дэвенпорт (Davenport 1995). Чрезмерное полагание на современные ИКТ, которые, по мнению менеджеров, могли бы решить большую часть существующих проблем, привело к тому, что люди стали рассматриваться как помеха дальнейшему успеху. Это приводило к значительным сокращениям персонала, часто преждевременным и чрезмерным. При этом количество занятых в области ИКТ значительно выросло. Следует отметить, что к чести бизнеса, лихорадку реинжиниринга удалось преодолеть достаточно быстро, по крайней мере, в США. Примечательно, что практически все перечисленные работы появились уже в середине 90-ых годов, т.е. спустя пять лет после появления первых статей собственно по реинжинирингу и спустя два года после появления книги Хаммера и Чэмпи.87 И в самом деле, по мере развития ИКТ и их проникновения в самые различные уголки организации, количество ИКТ-ориентированных подходов и методов значительно выросло, -- равно, как и внимание к ним со стороны теоретиков управленческой науки, -- что не могло не сказаться на восприятии менеджерами проблем реструктуризации как проблем, носящих скорее более технический характер, чем экономический и управленческий. Однако со временем узость такого взгляда на положение дел в организации и подходов к ее изменению становилась все более очевидной (Starssmann 1994a, 1994b, 1995a). Вторая группа методов во главу угла ставит человеческий фактор и роль людей, а именно: лидерские качества, умение работать в команде, вопросы стимулирования, человеческое поведение (Katzenbach 1996, Herb et al. 2001, Lawson and Price 2003, Jones et al. 2004). Принимая за основу постулат, что все сознательные действия делаются людьми, соответствующие модели, относящиеся к данному направлению, развивают эту мысль с целью выработки конкретных практических рекомендаций, которые призваны помочь менеджменту пройти процесс реструктуризации с наименьшими «потерями». Современные подходы, используемые в практике управления изменениями, теории, лежащие в их основе, остаются далекими от реального положения дел и тех открытий, которые были сделаны в последнее время экономистами. На сегодняшний день не будет большим преувеличением сказать, что, несмотря на то, что практически все исследователи как в области экономической, так и в области управленческой теорий сходятся во мнении о важности информации как экономического ресурса (см. например, Портер 2000, Сс. 85, 162, 314), ни один из существующих управленческих подходов не принимает во внимание современные достижения теории фирмы и экономики информации должным образом. Они как бы сами собой подразумевают, что информация уже имеется или легко доступна, или может быть получена в необходимых объемах при незначительных затратах. По большей части они оставляют без должного внимания проблемы, возникающие вследствие несовершенства рынков, информации и контрактных отношений, и с которыми могут столкнуться фирмы, следующие моде без должного анализа последствий. Очевидно, что, принимая решение о реструктуризации системы управления, фирмы должны смотреть дальше выгод, предлагаемых, так называемыми, «наилучшими практиками», которые фирмам умело навязывают многочисленные консультанты (Strassmann 1995а). При обсуждении теории фирмы мы уже говорили о недостаточном внимании практиков управле ния к ее открытиям и положениям. Неудивительно, что слабое знание теории вкупе с несовершенными методами имеют своим следствием столь частые неудачи попыток реструктурировать систему управления предприятием. Все эти факты еще раз убеждают нас в необходимости интеграции экономического знания в практику и методологию управления современной экономической организацией.

2.2. Необходимые условия для создания эффективной системы информационного обеспечения реструктуризации Постановка информации в ряд прочих экономических ресурсов требует соответствующего отношения и внимания к проблемам информационного обеспечения. При определенной свободе менеджеров в организации при планировании необходимых финансовых, людских и прочих ресурсов, их планирование, в конечном итоге, носит централизованный характер. Поэтому кажется тем более странной ситуация, когда информационным ресурсам не уделяется должного внимания. Хотя, учитывая «информационный» характер работы управленческих работников, от количества, качества и стоимости информации зависит распределение обязанностей между сотрудниками, рабочая нагрузка, что, в конечном счете, определяет уровень их производительности. Очевидно, что сегодня уже недостаточно одних разговоров о важности информации как экономического ресурса, о ее возрастающей роли, о необходимости получения все больших и больших объемов информации для успешного управления и реагирования на изменяющиеся условия, о возрастающей сложности взаимодействия участников рынка. Фирмы должны соответствующим образом изменить свое отношение к информации как широкодоступному, дешевому и достоверному ресурсу. Принимая решение о сборе (поиске) той или иной информации из того или иного источника, менеджеры должны определить возможные (прямые и косвенные) расходы, необходимый объем поиска, доступность информации, ее достаточность и качество. Рост административного персонала в современных организациях и затрат на него (далеко не только в виде зарплаты) являются прямым следствием тех фактов, что: 1. объемы работ, связанных с получением и обработкой информации, возрастают;

2. способности человека к восприятию определенных объемов информации и его аналитические способности остаются прежними, что связано с его физиологическими и психическими способностями, что, в свою очередь, делает невозможным быстрое качественное улучшение этих способностей. При планировании и определении источников информации (например, о конкурентах, потребителях и др.) следует принимать во внимание тот факт, что в последнее время задача сбора такой информации значительно усложнилась и будет усложняться в дальнейшем. Отчасти это обусловлено ужесточившимися требованиями самих компаний к обеспечению информационной безопасности.88 В России низкий уровень раскрытия компаниями информации приводит к тому, что такой инструмент как бенчмаркинг практически не работает. В то же время, одновременные требования по обеспечению большей открытости (применительно не только к финансовой, но и к управленческой информации) публичными компаниями в отношении заинтересованных участников рынка (потенциальных инвесторов, акционеров) также создает, своего рода, дилемму. С одной стороны, внутренние требования компаний по обеспечению информационной безопасности, и внешние, требующие от компаний большей прозрачности, с другой, несомненно, будут приводить к коллизиям и дальнейшим трудностям. Компании и частные лица являются основными «поставщиками» асимметричной информации, поэтому фирма, осуществляющая поиск и сбор информации о рынках и отраслях, возможно, должна будет обращаться к другим источникам, которые являются независимыми и менее заинтересованными в распространении искаженной информации (независимые поставщики информации, Stigler 1961;

Hagel and Sacconaghi 1996). Использование информации от таких поставщиков имеет свои негативные стороны: предоставляемая ими информация имеет большую степень агрегирования. Но, если фирма имеет значительное количество конкурентов и потребителей, использование таких источников будет предпочтительным, нежели самостоятельный поиск, сбор и обработка информации. Таким образом, одной из наиболее актуальных задач, стоящих сегодня перед менеджментом компаний, является поиск источников информации, которые могут обеспечить наилучшее соотношение цена/качество.89 Приходится констатировать, что решение подобных проблем пока не является приоритетным. Доказательством этого могут служить многочисленные факты, когда фирмы привлекают консультантов, заказывают дорогостоящие исследования, результаты которых не находят должного практического применения. Это, в свою очередь, может служить свидетельством того, что руководство на различных уровнях не всегда точно знает, какая информация имеется в организации, и каким она целям служит. Возможно, в такое положение дел вносит свой вклад также и неспособность использовать для принятия решений уже имеющуюся и доступную информацию. Это свидетельствует о недостаточном уровне внимания к проблемам планирования информационных потребностей в компаниях.

Следующая проблема, стоящая перед фирмами, заключается в необходимости разработки и адаптации подходов, призванных обеспечить оценку качества поступающей и исходящей информации, а также снизить эффекты, возникающие вследствие ее несовершенства и асимметричности. Такое требование не кажется странным, если учесть, что компании часто прибегают к тем или иным подходам, позволяющим уменьшить эффекты, связанные с асимметричной информацией, например, когда производят поиск и отбор персонала, партнеров.90 И в данном случае дело не в том, что используемые фирмами подходы могут быть несовершенны сами по себе и/или односторонни, но в том, чтобы расширить область их применения как внутри, так и вовне фирмы. Многие авторы постоянно обращают внимание на важность коммуникационных процессов в организации, особенно, если фирма находится в процессе серьезных преобразований (Махов 2003, Kitchen and Daly 2002, Jones et al. 2004).91 Примечательно, что, уделяя повышенное внимание коммуникациям, ни одна из работ не поднимает вопросов о предмете коммуникаций, о том между кем и кем конкретно осуществляются те или иные коммуникации в фирме, с какой частотой, в каком объеме. Очевидно, что на данные вопросы невозможно ответить, если не рассматривать информацию, как неотъемлемую часть системы коммуникаций.92 Выше мы уже говорили о возрастающих объемах новой информации, появляющейся ежегодно, и о возрастающем количестве «информационных работников» в современной организации. В этом свете проблемы емкости и архитектура коммуникационной сети, которая во многом является отражением структуры управления фирмы, действительно, становятся объектами первостепенного внимания, особенно в условиях нестабильности, которая сопровождает любой переходный этап. Но и в этом случае определяющими являются информационные потребности и возможности фирмы.

Определение источников информации, их качества и потребителей информации Определение источников информации, необходимой как для самого процесса реструктуризации, так и для последующего функционирования фирмы, является важным и неотъемлемым этапом планирования реструктуризации. Как уже говорилось выше и будет обсуждаться в дальнейшем, планирование информационного обеспечения с точки зрения восприятия информации как экономического ресурса, требует, чтобы информация поступала бесперебойно, в необходимых объемах, в требуемые сроки и была достоверной. Поэтому на этапе планирования целесообразно составить перечень необходимой для нормальной деятельности фирмы информации (см. Рисунок 7). Приведенный на рисунке пе речень и классификация входящей информации (равно, как и исходящей и внутренней) призван проиллюстрировать возможный вариант реализации такого подхода и не может рассматриваться как всеобъемлющий, так как, в конечном итоге, перечень необходимой информации для каждой отдельной фирмы будет индивидуальным. Он будет определяться характером и масштабом ее деятельности. В то же время составление такого перечня невозможно без привязки к конкретной структуре фирмы и функциональным обязанностям сотрудников, без учета технологической оснащенности (особенно в части ИКТ) фирмы. Поэтому процедура составления «информационной корзины» должна проводиться с учетом потребителей той или иной информации внутри фирмы. Таким образом, на данном этапе ставится задача определить, какая информация требуется, из каких источников она поступает, кому и для каких целей внутри фирмы она предназначается. Рисунок 7. Информационное обеспечение фирмы и задачи планирования и управления информационными ресурсами У одного источника информации (например, источника/ов нормативной информации) может быть несколько пользователей (подразделений) внутри фирмы, равно как и потребности одного пользователя могут не ограничиваться единственным источником информации. Так, например, служба маркетинга нуждается в получении ценовой информации, информации о законодательстве, информации о состоянии дел в научной сфере в части новых разработок, патентов и пр. Естественно, что поставщиками такой информации будут различные источники. Учет источников информации и их пользователей внутри организации позволяет наиболее эффективным образом спланировать и организовать собственно процесс информационного обеспечения (информационной логистики). Учет потребностей различных пользователей в информации из того или иного источника, и привязка этих потребностей к данному источнику позволяют централизовать процесс информационного обеспечения, что, в свою очередь, может дать сокращение издержек на поиск, сбор и обработку информации. Например, единая информационная база нормативной документации может обеспечивать потребности различных пользователей внутри организации. Централизация обеспечения поступающей извне информации представляется тем более актуальной, что именно данные потоки составляют большую часть потребляемой информации. И если подобная централизация более или менее успешно решается сегодня с помощью современных ИКТ применительно к внутренней информации, генерируемой организацией (бухгалтерский учет и отчетность, учет запасов и продукции, разработки новой продукции, учет персонала и пр.), то в части входящей информации ситуация значительно усложняется. Во многом это объясняется различным форматом данных, поступающих из различных источников (пусть и однородной информации), что затрудняет ее сопоставление и приведение к единообразному виду. Другая причина заключается в различной степени детализации информации, получаемой из разных источников. И одно из главных препятствий заключается в асимметричности и несовершенствах информации, что часто сводит на нет любые усилия по сбору и поиску той или иной информации;

препятствия, которые преодолеваются с наибольшим трудом (затратами) и то лишь до определенной степени. Все эти факторы должны заставлять менеджеров уделять особое внимание источникам информации, которыми они пользуются. Получение, дальнейшая обработка и утилизация информации – затратные процессы, поэтому процедура выбора информационных источников должна преследовать своей целью исключение переполнения сотрудников входящей и внутренней информацией. В связи с этим возникает проблема определения степени доверия к тому или иному информационному источнику. Одно из решений обозначенных проблем заключается в присвоении рейтинга доверия («качества») используемых и потенциальных источников информации (например, по шкале от 1 до 10). Так, источники, не заслуживающие никакого доверия, получают наименьший рейтинг, и наоборот. Такое ранжирование может производиться на основе предыдущего опыта, с учетом репутации источника, по рекомендациям коллег, независимых организаций и пр. Необходимым условием является мониторинг рейтинга, а также установление границ, которые обозначают пригодность того или иного источника для использования организацией в качестве такового. Формализация перечня источников и их рейтингов может служить руководством для сотрудников по пользованию информационными источниками, их валидности, своего рода, корпоративным стандартом. Например, источникам правой информации (официальным) может присваиваться более высокий рейтинг. Это определяется тем, что данная информация является прямым руководством к действию. В то же время из-за ряда характеристик, уже упомянутых выше и свойственных информации и людям, даже этим источникам, скорее всего, не может быть присвоен самый высокий рейтинг по причине того, что законодательные нормы часто не поддаются однозначной трактовке. Менеджеры компании могут трактовать их отличным образом от, например, судебных органов. Таким образом, понадобится время, чтобы та или иная практика стала общепризнанной. Для этого необходим определенный уровень стабильности. Отсюда возникает второй фактор, особенно характерный для российской действительности, который заключается в частой смене законодательства, его неисполнении. Эти факторы также должны приниматься в расчет при оценке источников. Другой крайний пример касается отдельных компаний и лиц, выступающих в качестве источников информации. Уровень их «качества» может в значительной степени варьировать в зависимости от того, насколько заинтересованными они являются при предоставлении той или иной информации, которой владеют. При оценке таких источников менеджеры должны принимать во внимание тот факт, что отдельные компании и индивиды являются основными поставщиками асимметричной информации.94 В данном случае значительную роль играет репутация, уровень информационной открытости и прочие факторы, которые позволяют заинтересованной стороне в значительной степени снизить затраты, связанные с верификацией информации, поступающей из таких источников.

Определение необходимых объемов и стоимости информации Задача определения необходимых и достаточных для принятия обоснованных управленческих решений объемов информации является одной из важнейших в процессе планирования информационной системы предприятия и тесно связана с задачами, описанными в предыдущем разделе. Важность данной задачи и сложность ее решения напрямую обусловлены стремлением людей к изобилию, в том числе и в части информационного обеспечения.95 В условиях тотальной редкости и ограниченности ресурсов такое стремление может показаться вполне оправданным. Но мы не можем признать его экономически оправданным, если принять во внимание тот факт, что информация имеет свою стоимость. С очевидностью для предприятий и отдельных индивидов временные затраты на поиск, сбор и обработку возрастающих объемов информации могут быть выражены в единицах стоимости. Таким образом, экономическая проблема альтернативных издержек остается верной и в случае информационного обеспечения. Применительно к описывае мой здесь задаче житейский постулат «чем больше, тем лучше» неприменим. Даже, если допустить, что нам удалось получить доступ к желаемым объемам информации, которая также удовлетворяет нас по качеству, остается проблема ее восприятия и обработки, которая не может быть решена за отдельного человека кем-либо еще. Задача принятия решения всегда, как правило, индивидуальна. Иначе получилось бы, что ваш обед съел кто-то другой, но, в конечном итоге, это вряд ли пошло бы вам на пользу. Поэтому полностью избежать каких бы то ни было издержек в процессе принятия решений на основе имеющейся информации невозможно. Действительно, определение необходимых и оптимальных объемов информации представляет трудную задачу. В одних случаях ответ вполне очевиден и недвусмыслен. Например, мало пользы от половины текста кого-либо нормативного документа или одной части баланса. В таком случае, основная задача сводится к определению источника, поставляющего данную информацию с наименьшими для фирмы затратами при соблюдении приемлемого соотношения цена/качество. В других случаях возникает необходимость нахождения компромисса между доступными объемами и затратами на их получение. Один такой вариант мы рассмотрим здесь на примере поиска ценовой информации и определения необходимых объемов поиска. Несомненно, что все возможные подходы по определению объемов информации не представляется возможным уложить в предложенные два варианта. Шире данная тема будет обсуждаться в следующем разделе «Полезность информации». В первой части работы мы уже упоминали работу Стиглера, посвященную задаче определения рыночной цены, решение которой осуществляется посредством «поиска», который осуществляет каждый покупатель с целью нахождения наилучшей цены (Stigler 1961). Поиск заключается в опросе ряда продавцов. Необходимость такого поиска возникает из-за того, что в каждый момент на рынке существует определенный разброс цен на однородный товар. В свою очередь, согласно Стиглеру, «разброс цен – это проявление и мера неосведомленности на данном рынке». Процедура поиска призвана снизить уровень этой неосведомленности. Важными ограничениями для того, чтобы поиск был наиболее эффективным, являются требования однородности товара, наличие конкуренции и равномерное распределение цен. Как будет показано ниже, во многих случаях, когда одно или все данные ограничения не соблюдаются, поиск оказывается неэффективным. Согласно Стиглеру, если продавцы, запрашивающие цены (р), равномерно распределены между 0 и 1, то 1) распределение минимальных цен для n поисков будет равно n(1 p ) n1, 2) средняя минимальная цена 1 и n +1 3) дисперсия средней минимальной цены n. ( n + 1) ( n + 2) При наличии нормального распределения, очевидно, что с удлинением поиска выигрыш от еще одного запроса (шага поиска) будет уменьшаться. Таким образом, для покупателя, осуществляющего поиск, основная задача сводится к определению такого оптимального объема поиска, при котором предельные издержки на осуществление поиска сравняются с получаемой выгодой, возникающей вследствие сокращения минимальной цены. Ожидаемая экономия от дополнительной единицы поиска будет приблизительно равна количеству (q), которое покупатель хочет закупить, умноженному на ожидаемое снижение цены в результате поиска, или q Pmin. n В таком предельном случае необходимость определения оптимального объема поиска ценовой информации для целей максимизации ожидаемых выгод очевидна. Отклонение в объемах поиска в любую из сторон (недостаточный или излишний поиск) будет приводить к сокращению выгод для покупателя. В первом случае – за счет необходимости платить более высокую цену за искомый товар;

во втором – вследствие излишних затрат по осуществлению поиска. Рассмотренный пример является наиболее простым в части анализа необходимых объемов информации и затрат на ее получение. В данном случае затраты потребителя на поиск приблизительно пропорциональны числу опрашиваемых продавцов, так как главным образом расходуется время. Бесспорно, что у различных покупателей эти затраты не будут одинаковы в виду того, что они изначально обладают различной информацией, к тому же у людей с более высоким доходом время более ценно. Однако в большинстве случаев задача по поиску и получению необходимой информации не сводится к описанному примеру. Несовершенства и асимметричность информации являются основными причинами, усложняющими практическую реализацию информационного обеспечения. Применительно к фирме описываемые выше затраты на поиск ценовой информации будут представлены, главным образом, заработной платой сотрудников, осуществляющих такой поиск, и будут определяться ставками заработной платы и временем, потраченным на поиск (Cw). Помимо этого, не выходя за рамки примера поиска ценовой информации, часть затрат могут составить выплаты провайдерам услуг, предоставляющих такую информацию (Cf). Современная практика предоставления биржевых котировок в режиме online (например, Reuters) и правой информации (Lexis-Nexis, Гарант и др.) подтверждает наличие таких затрат для потребителей. Как правило, такие издержки являются фиксированными.96 Часто декларируемые цены не являются истинными. Определение истинных цен сделок является наиболее трудоемкой и дорогостоящей задачей. Практика скидок, торговых кредитов, «откатов», размер и характер которых достигается в процессе переговоров, которые, как правило, носят конфиденциальный характер. При этом подобные «сторонние» выплаты и преференции могут существенно влиять на окончательную цену сделки. Затраты на получение такого рода информации определим как затраты на верификацию (Cver). Значение такого рода информации будет тем выше, чем выше ожидаемые выгоды/убытки. Таким образом, совокупные затраты поиска ценовой информации(CTV), достаточной и приемлемой для принятия решений, можно определить следующим образом:

CT V = C w + C f + C ver.

Иначе, совокупную стоимость информации можно определить как функцию от объема поиска и цен, запрашиваемых ее поставщиками:

CTV = f (V, P ).

Объем поиска, в свою очередь, Стиглер определяет как функцию от характеристик товара. Ниже мы покажем, что во многих случаях данное заявление справедливо, делая поиск, в том виде, как он описан Стиглером, неэффективным и не достигающим поставленных целей максимизации выгоды. Следует принимать во внимание тот факт, что эти затраты не являются исчерпывающими, так как неизбежны затраты на обработку информации и принятие решений (Ca), которые во многом определяются возможностями фирмы – организация бизнес процессов, квалификация персонала и пр., -- оказывающими значительное влияние на конечный результат, но с трудом поддающиеся количественной оценке. Также следует принимать в расчет трансакционные издержки, неизбежные на этапе оформления принятого решения (подготовительный этап, переговорный процесс и пр.). Хотя одновременно, значительная часть описанных издержек также относится к категории трансакционных. Еще одна категория затрат, связанных с использованием информации, включает затраты на хранение, классификацию, обеспечение целостности, сохранности и безопасности данных. Учитывая характер затрат на ИКТ, объемы инвестиций в данный вид активов, рост числа персонала, занятого обслуживанием ИКТ, объемы этих затрат могут составлять значительную долю в общем объеме затрат на владение и использование информации (Ck). Так, совокупные затраты на поиск, использование и владение информацией выражаются уравнением:

CT = CTV + C a + C k.

В более сложных случаях, чем поиск ценовой информации, связь и зависимость между одновременной необходимостью поиска и определения источников информации и определением объемов необходимой информации и ее стоимости становится более очевидной. Если уровень затрат (CTV) на получение информации из определенного источника не позволяет удовлетворить требованиям равенства предельных издержек на поиск ожидаемым выгодам, то возможно будет целесообразно получение аналогичной информации из других источников (или их комбинации). В свою очередь такой подход требует определенного уровня планирования и организации процесса информационного обеспечения в организации, так как предполагаемая смена источников по факту уже понесенных затрат приведет лишь к удорожанию процедуры поиска. Еще более сложная – и, может быть, более распространенная – ситуация, связанная с проблемой поиска, возникает, в случае определения наилучшей цены на неоднородные товары и значительную часть услуг.97 В качестве примеров таких услуг и товаров можно привести различного рода консультации, сложное технологическое оборудование, подрядные работы, услуги по ремонту квартиры и пр. Цены на сходные товары (одного класса, категории) и услуги могут варьировать в очень широком диапазоне в зависимости от уровня квалификации специалистов, сроков исполнения работ, используемых материалов, функциональных возможностей, условий поставки и пр. Подобные ситуации служат наглядными примерами, опровергающими постулат неоклассической теории об исключительной достаточности одной лишь ценовой информации для эффективного функционирования экономики и эффективного распределения ресурсов. В таких случаях для оптимального выбора знания только ценовой информации недостаточно. Даже опросив всех поставщиков сходных товаров, и получив, таким образом, весь ценовой диапазон, часто не представляется возможным сделать выбор. Необходима информация о качестве предлагаемых (искомых) товаров и услуг, получение которой, особенно для последних, представляет наиболее трудную задачу. Поэтому становится очевидным, что одной из важнейших составляющих, определяющих объем поиска (VS), является характеристика товара (g). Другая важная составляющая, влияющая в конечном итоге на результат от принятого решения по выбору поставщика, заключается в определении сроков выполнения работ. Заявленные поставщиком сроки могут не совпадать с реальными, причем сам поставщик может знать заранее, что предлагает невыполнимые условия с целью получить контракт. Это типичный пример асимметричной информации на рынке услуг. Строительные и ремонтные компании, системные интеграторы, веб-дизайнеры, консультанты и другие категории сервисных работников часто используют подобный подход. Поскольку такие проекты носят, по большей части, индивидуальный характер, простое сопоставление с аналогичными примерами на рынке неприменимо, и для заказчика практически не представляется возможным на этапе поиска устранить неопределенность, порождаемую несовершенством информации. Дело не только в «злонамеренности» поставщиков неоднородных товаров и услуг. В подобную ситуацию (превышение ранее оговоренных сроков и бюджетов) часто попадают исполнители с хорошей деловой репутацией. Но происходить это может по вине заказчика (покупателя): неспособность организовать взаимодействие с исполнителем, низкая квалификация персонала и прочие факторы на стороне заказчика могут вмешаться. Однако здесь следует сказать более подробно о ситуациях, когда имеет место «злой» умысел, упоминавшийся выше, который с трудом поддается раскрытию, и который, в свете обсуждаемых информационных проблем, представляет для нас значительный интерес. Такой злой умысел со стороны продавцов во многом определяет наличие демпинга на рынках. Часто демпинг является не следствием скрытой конкурентной и экономической мощи, но, наоборот, является проявлением безысходности. Пользуясь естественным желанием заказчика получить больше за меньшие деньги, а также невозможностью на начальном этапе устранить информационные проблемы, связанные с предложением, компании предлагают «наилучшие» условия, зная заранее, что не смогут выполнить все пункты в рамках предлагаемых условий (цены, качества товара/услуг, сроков исполнения). Таким образом, чрезмерная «жадность» со стороны покупателя сама подстегивает существование демпинга и присутствие на рынке безответственных фирм. В фольклоре по этому поводу существует множество метких замечаний. Если барьеры входа/выхода в отрасль низкие, то это создает дополнительные благоприятные условия для существования подобных фирм. На место выбывших будут приходить новые. Такая частая смена части участников рынка привносит дополнительную неопределенность и еще сильнее снижает возможность осуществления поиска покупателями. Данные варианты можно рассматривать как частные случаи описанной Акерлофом проблемы неблагоприятного отбора. Но дело в том, что они не укладываются полностью в предложенную Акерлофом модель, так как в данном случае, как это ни парадоксально, проблемы, порождаемые асимметричной информацией, не приводят к невозможности существования рынков. На рынке уживаются как продавцы «лимонов», так и продавцы «персиков».

Более фундаментальная причина, создающая условия для существования неблагонадежных фирм, заключается в том, что покупатели также отличаются по финансовым возможностям, опыту и другим факторам. Далеко не все из них могут заплатить более высокую цену. Это приводит к тому, что наиболее «бедные» покупатели оплачивают «счета» неблагонадежных фирм, прибегающих к демпингу с целью привлечения клиента. Редко подобные отношения заканчиваются благоприятным для обеих сторон исходом. Как правило, со стороны покупателя требуются дополнительные затраты:

Три варианта решения проблемы покупатель платит запрашиваемую сумму, в ходе исполнения контракта его успешное завершение оказывается невозможным, покупатель отказывается от услуг, уплаченная сумма не возмещается покупатель платит запрашиваемую сумму, по ходу контракта выясняется, что требуются дополнительные затраты для успешного завершения;

по той или иной причине покупатель принимает решение о дополнительных издержках в рамках данного контракта покупатель платит запрашиваемую сумму, в ходе исполнения контракта его успешное завершение оказывается невозможным, покупатель принимает решение разорвать отношения и взыскать с исполнителя долг Подобные ситуации могут возникать независимо от типа контракта и вида отношений. Так, часто в самом начале проекта и независимо от дальнейшего развития событий требуется осуществить значительные платежи. Например, в случае проектов по внедрению КИС заказчик уже на первых этапах должен закупить значительное количество оборудования, лицензий на ПО и пр. Объем таких затрат может составлять значительную долю от общей суммы контракта. Реальность и, более того, распространенность подобных ситуаций доказывает, что информационные проблемы не могут быть преодолены исключительно на уровне контрактных взаимодействий. Еще одна важная оговорка по поводу вышесказанного заключается в том, что часто и крупные покупатели попадают в подобные ситуации, а «злонамеренными» фирмами-поставщиками могут оказаться не только мелкие вновь пришедшие на рынок фирмы. Применительно к описываемым ситуациям поиск оказывается неэффективным. Его нельзя исключить полностью, так как задача определения цен все равно остается. Но становится практически невыполнимой задача определения оптимального объема поиска, чтобы уравнять предельные затраты на поиск с ожидаемой выгодой. Параллельная задача по определению качества предлагаемых товаров/услуг подразумевает дополнительные затраты, которые могут превысить затраты на поиск. Чтобы избежать крайних ситуаций (оплаты максимальной цены или повышенного риска в случае выбора поставщика с минимальными ценами) можно порекомендовать поиск и последующий выбор средних цен из выявленного диапазона. Современные ИКТ, внедряемые предприятиями для целей совершенствования процессов управления, позволяют хранить и обрабатывать огромные объемы информации. Несмотря на то, что ИКТ оказывают человеку значительную помощь в части осуществления рутинных операций с информацией, решение задач по выбору той или иной информации, определению ее качества, анализу и принятию решений остается за человеком, равно как и ответственность за эти решения. Поиск, верификация и анализ информации обходится для компаний все дороже. При этом растет доля затрат на выполнение этих функций в общем объеме издержек. Таким образом, данная категория затрат становится важным стратегическим инструментом. Для того, чтобы информационная система фирмы не превратилась в хранилище огромной массы бесполезной информации, менеджеры должны организовать процесс информационного обеспечения таким образом, чтобы он включал в себя процедуры по определению необходимых и оптимальных объемов информации, ее качества (достоверности), а также учитывал стоимость информации. Сегодня для многих компаний сокращение только этой категории издержек может обеспечить значительные конкурентные преимущества.

Ценность (полезность) информации Подход к информации как к экономическому ресурсу требует применения к ней категории ценности (полезности) при анализе потребностей в ней и целей ее использования. Данная тема неразрывно связана с другими проблемами информационного планирования и управления, обсуждавшимися выше. Все они являются звеньями одной цепи. Как обладание малым количеством информации (предмет данного раздела) может иметь нулевую ценность, так и осуществление одного из описанных этапов информационного планирования при одновременном игнорировании любого другого не приведет к ожидаемым эффектам.98 Результатом будут лишь дополнительные и бесцельные издержки. Несмотря на важность обсуждаемого вопроса, следует признать, что до сих пор, по крайней мере в России, данная проблема остается terra incognita. Основные положения теоремы Раднера-Стиглица о невогнутости обсуждались выше в разделе, посвященном экономике информации. Суть их заключается в том, что обладание малым количеством информации имеет нулевую полезность, поэтому для агентов не имеет никакого смысла приобретение и обладание таким объемом информации. Из этого следует другой вывод. В отличие от классических ресурсов, к которым применим закон уменьшающегося дохода (полезности), к информации данный закон неприменим. На определенном отрезке возрастающие объемы информации характеризуются возрастающим доходом (полезностью). Графически эти положения можно представить, как показано на Рисунке 8.

Рисунок 8. Вогнутая функция и графическое объяснение теоремы о невогнутости функции полезности информации.

Ось абсцисс – объемы (стоимость) информации (V), ось ординат – полезность (ценность) информации (U). В левой части (а) рисунка представлена вогнутая функция, отражающая закон убывающего дохода (полезности). График, представленный в правой части (b) рисунка, может служить наглядным объяснением утверждения теоремы о невогнутости.99 Очевидно, что обладание неким объемом информации V будет соответствовать нулевой полезности:

U ( V ) == 0. Далее на каком-то промежутке функция полезности будет расти вместе с ростом объемов информации, что подтверждает неприменимость закона убывающего дохода к информации.100 Применительно к возможной практической ситуации суть требования оценки функции полезности информации в зависимости от ее объемов можно представить, как показано на Рисунке 9. На рисунке представлены 2 гипотетических рынка: рынок (а) представлен 400 участниками, рынок (b) – 9-ю. Затененные квадраты обозначают объем поиска (Vs), который может быть выражен в стоимостном выражении, при этом Vs,a ) == Vs1,b ). Представляется очевидным, что в случае (a) полезность информации будет выше, чем в случае (b), так как в первом случае агент обладает условно полной информацией о 36 участниках рынка (9%), во втором случае агент не обладает условно полной информацией даже об одном участнике рынка, хотя относительный объем имеющейся у него информации от общего объема информации может составлять те же 9%. В первом случае, при выполнении условий, которые обсуждались в разделе об объемах поиска, необходимых для того, чтобы поиск был эффективным, всегда можно найти необходимую и оптимальную статистически значимую величину поиска. В данном случае нет никакой необходимости в получении максимально полной информации о рынке. Как мы уже говорили, это пример ситуации, когда теорема Раднера-Стиглица может не выполняться (закон больших чисел).

Рисунок 9. Объемы информации и полезность информации Противоположная ситуация складывается в условиях монополистической конкуренции, несовершенных и несуществующих рынков – случаев повсеместных, в которых неоклассическая теория чувствует себя очень неуютно. Рассмотрим более подробно случай с Рынком 2. Что будет происходить, если мы станем растягивать квадрат поиска (Vs) по диагонали за правый верхний угол, расширяя тем самым объем поиска и объем наличной информации? На каком-то этапе мы получим полную информацию об одном участнике рынка. Двигаясь дальше, мы будем обладать полной информацией об одном участнике и частичной еще о трех участниках. Можно предположить, что на данном этапе полезность информации (U) о каждом из трех участников будет равна полезности о первом участнике в начале поиска, то есть нулю, так как в случае последующих трех участников, информация о каждом из них в отдельности является неполной. Таким образом, U (Vs 2 ) + U (Vs 3 ) + U (Vs 4 ) = 0, но так как (в частном случае) полезность полной информации о первом участнике больше нуля, то и общая полезность поиска будет положительна U (Vs1 ) + U (Vs 2 ) + U (Vs 3 ) + U (Vs 4 ) 0.101 Если полезность полной информации об отдельном участнике выше нуля, то для оптимизации поиска следует прибегнуть к целенаправленному поиску – последовательному сбору полной информации об отдельных участниках из выборки. Пусть полезность полной информации о каждом отдельном участнике составляет k, тогда U (Vsn ) = k. В приведенном на рисунке (b) примере Vs1 p Vs1,2,5 p Vs14, при этом U (Vs1 ) p U (Vs14 ) p U (Vs1,2,5 ).

То же самое выражение с учетом присвоенного коэффициента полезности 0 p k p 2k.

Таким образом, при обдуманном и взвешенном подходе к проблеме информационного обеспечения при меньшем объеме поиска возможно достижение более высоких значений функции полезности информации.

Мы намеренно усложнили анализ. Внимательное сопоставление выводов теоремы Раднера-Стиглица и только что рассмотренного примера с Рынком 2 неизбежно вызовет ощущение противоречия. Теорема Раднера-Стиглица утверждает, что малый объем информации имеет нулевую полезность. Следовательно, с увеличением объема информации ее полезность (до какого-то предела) должна расти. Так бы и было в случае с Рынком 1. В этом примере получение информации только лишь об одном единственном участнике рынка (малый объем информации), действительно, нецелесообразно. По мере дальнейшего поиска полезность информации увеличивается, как мы только что сказали, до определенной величины, соответствующей оптимальному объему поиска. Дальнейший поиск, как уже было показано в разделе об определении оптимальных объемов информации, также был бы невыгоден.

В примере с рынком 2 объемы информации во втором и третьем вариантах поиска обратно пропорциональны ее полезности. Противоречия никакого здесь нет. Ценность информации зависит не только от ее количества, но и от ее качественных характеристик. Во многих случаях необходимо обладание полной информацией, чтобы ее полезность была положительной. В таком случае можно говорить о дискретности функции полезности и объемов поиска. Точно также как не имеет смысла доехать до Твери, если конечная цель Санкт-Петербург, так зачастую и сбор информации идет по принципу все или ничего. Какая польза от информации, если вам сообщили, что приезжает друг, которого надо встретить, и при этом вы знаете номер вагона и номер поезда, но не знаете дату приезда? Мы с полным основанием можем рассматривать данный пример как заслуживающий отдельного внимания и дальнейшего анализа. Он не опровергает теорему о невогнутости функции полезности информации, но дополняет, акцентируя внимание на качественных характеристиках информации относительно ее полноты, достаточности и достоверности – требованиях, соблюдение которых далеко не всегда обеспечивается одним лишь увеличением объемов информации. Конечно, если есть границы поиска, определяемые не собственно существующим объемом информации, а возможностями и целями того, кто поиск осуществляет. А такие границы, если мы говорим об экономической выгоде и целесообразности, есть всегда. Да и с обычной житейской точки зрения (прагматической, утилитарной) лучше знать что-то одно, но очень хорошо, чем всего понемногу. Проблема невогнутости оказалась очень неудобной для работ, посвященных активному обучению и экспериментированию (Chade and Schlee). То же самое можно отнести и к инновационной деятельности в целом. Дело в том, что согласно существующим моделям, описываемым в этой литературе, в каждый период времени агент вынужден предпринимать действия, находясь в условиях неопределенности относительно того, какое воздействие окажет тот или иной параметр на конечный результат. Интересное свойство данных моделей заключается в том, что агент не только обучается, но может оказывать воздействие на масштаб обучения, варьируя свои действия: он может пожертвовать сегодняшней полезностью с целью увеличения объемов информации, которые будут доступны завтра. Таким образом, нынешнее действие выступает в роли индекса информативности эксперимента, который наблюдает агент. И если ценность информации не является вогнутой в условиях нынешних действий, то анализ оптимального экспериментирования значительно усложняется. Вследствие этого становятся очевидными значение и важность всех возможных трудностей, возникающих из такой неопределенности, и с которыми сталки ваются фирмы при попытках определения уровня будущего спроса, проведении исследовательских работ, попытках определения долгосрочной стратегии. Выше мы достаточно подробно обсуждали характер издержек, которые несет фирма в связи с необходимостью собирать, обрабатывать, классифицировать, хранить и защищать информацию. При этом в любой фирме содержится значительное количество обрывочной информации, которая, согласно представленным аргументам, имеет нулевую полезность (ценность), но, в свою очередь, требует затрат на поддержание. Не говоря уже о затратах, понесенных при ее поиске и сборе. В зависимости от характера деятельности компании, уровня организации информационного менеджмента, используемых источников и их качества, суммарный объем такой осколочной информации может составлять значительную долю в общем информационном пуле. Регулярные ревизии и чистки информационных запасов позволят компаниям сократить издержки на информационное обслуживание. Реализация перечисленных и описанных выше подходов по организации системы информационного планирования, обеспечения и управления, помимо сокращения издержек позволит значительно сократить темпы накопления бесполезной информации.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.