WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

На правах рукописи

Шиляев Александр Александрович Информационное обеспечение реструктуризации системы управления предприятием

специальность: 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством (экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами: промышленность) Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук

Научный консультант: доктор экономических наук профессор А.Д. Берлин Москва – 2005 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.................................................................................................................................................................2 ГЛАВА 1. СОВРЕМЕННЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ ФИРМЫ И ИНФОРМАЦИИ....................7 1.1. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ФИРМЫ РАЗЛИЧНЫМИ НАУЧНЫМИ ШКОЛАМИ..........................................7 Краткий обзор теорий фирмы.......................................................................................................................11 Критика и пути дальнейшего развития........................................................................................................21 Выводы..............................................................................................................................................................26 1.2. ИНФОРМАЦИЯ КАК РЕСУРС СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЕМ............................................................27 История вопроса..............................................................................................................................................29 Природа информации и проблемы информации...........................................................................................39 1.3.СИНТЕЗ: ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА РЕСТРУКТУРИЗАЦИИ...........................................................59 ГЛАВА 2. ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕСТРУКТУРИЗАЦИИ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЕМ.................................................66 2.1. РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ И ЗАДАЧИ ЕЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ........................................................66 Понятие............................................................................................................................................................66 Предпосылки и направления реструктуризации системы управления.......................................................69 Препятствия на пути реструктуризации....................................................................................................73 2.2. НЕОБХОДИМЫЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ СОЗДАНИЯ ЭФФЕКТИВНОЙ СИСТЕМЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕСТРУКТУРИЗАЦИИ...............................................................................................................................................87 Определение источников информации, их качества и потребителей информации.................................89 Определение необходимых объемов и стоимости информации.................................................................92 Ценность (полезность) информации.............................................................................................................99 Раскрытие информации................................................................................................................................104 2.3. АЛГОРИТМ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕСТРУКТУРИЗАЦИИ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЕМ....................................................................................................................................................108 ЗАКЛЮЧЕНИЕ.....................................................................................................................................................135 ПРИЛОЖЕНИЕ 1..................................................................................................................................................140 ПРИЛОЖЕНИЕ 2..................................................................................................................................................141 ПРИЛОЖЕНИЕ 3..................................................................................................................................................145 ЛИТЕРАТУРА.......................................................................................................................................................152 СНОСКИ................................................................................................................................................................. Введение Актуальность исследования С отказом от политики изоляционизма и либерализацией хозяйственных, политических и культурных отношений изменились сами цели и задачи, стоящие перед экономикой России. По мере расширения деловых связей и дальнейшей интеграции российского бизнеса в международную экономику влияние конкуренции становится все более ощутимым. В то же время дальнейшее расширение хозяйственных отношений приводит к росту неопределенности, деловая жизнь становится более динамичной. Эти и ряд других факторов заставляют компании искать новые пути и подходы для дальнейшего развития бизнеса и поддержания его в конкурентоспособном и устойчивом состоянии. Одно из решений повысить эффективность и управляемость бизнеса заключается в реструктуризации системы управления предприятием, которая в итоге оказалась бы лучше приспособленной к учету возникающих изменений во внутренней и внешней среде фирмы и была бы способной обеспечить адаптацию к новым требованиям с наименьшими затратами. В условиях роста объемов информации и скорости ее передачи одной из важнейших составляющих успешного процесса реструктуризации является информационное обеспечение фирмы как на самом этапе реструктуризации, так и в последующем. Сложность задачи информационного обеспечения фирмы обусловлена самой природой информации как ресурса, а также несовершенствами и асимметричностью информации, которые имеют практически повсеместное распространение и создают значительные трудности для успешной деятельности. Проблема постоянной адаптации фирмы к быстро меняющимся условиям ведения бизнеса заставляет компании уделять пристальное внимание вопросам управления изменениями. Сегодня практика и теория управления изменениями обособились в самостоятельное направление менеджмента. Постоянно возникают новые модели и подходы к осуществлению трансформационных процессов. Однако количество неудачных примеров реструктуризации велико.1 По нашему мнению одна из главнейших причин этих неудач кроется в недостаточном внимании менеджеров и существующих моделей к информационным проблемам и вопросам информационного обеспечения и управления. С другой стороны, современная экономическая наука за последние десятилетия показала значительные успехи в части более глубокого понимания природы фирмы, несовершенств информации и проблем, порождаемых ими. Таким образом, налицо существен ный разрыв во взаимодействиях между экономической наукой и теорией и практикой управления. Решение проблемы обеспечения более тесного взаимодействия представителей теории и практики, интеграции последних достижений экономической теории в практические подходы к реструктуризации сегодня актуально как никогда, особенно в свете задач, стоящих перед российскими предприятиями, и усиливающегося динамизма происходящих в окружающей среде изменений. Степень проработанности проблемы Несмотря на то, что экономисты уже со времен А. Маршалла обращали пристальное внимание на такое явление как фирма, серьезные исследования в этой области начались в первой половине ХХ века с работ Ф. Найта и Р. Коуза, что привело к появлению целого ряда самостоятельных направлений в экономике. Дальнейшее развитие теория фирмы получила в последней четверти ХХ века благодаря работам таких ученых как А. Алчиан, Х. Демсетц, О. Вильямсон, Б. Холмстром, П. Милгром, О. Харт и др. В настоящее время современная теория фирмы представлена целым рядом дополняющих друг друга теорий, рассматривающих различные аспекты функционирования фирмы. К основным вопросам, на которые пытается ответить теория фирмы, относятся вопросы о природе фирмы, причинах ее существования и факторах, определяющих ее границы. Значительное количество теорий фирмы, рассматривающих ее с различных сторон, свидетельствует о значимости и важности этих вопросов, а также об уровне и масштабе исследований в данной области. До середины прошлого века проблемы информации хотя и занимали умы экономистов, но никогда им не отводилось центральное место. Ситуация начала меняться с середины 60-ых годов, благодаря трудам К. Эрроу, Дж. Стиглера, М. Ротшильда, Р. Раднера и др. Исследования в области несовершенства рынков, обусловленного, в свою очередь, несовершенствами и асимметричностью информации оказались, в своем роде, революционными, и привели к появлению еще одного самостоятельного направления в экономике – экономики информации. Последующие работы К. Эрроу, Дж. Акерлофа, Дж. Стиглица, М. Спенса и других ученых позволили объяснить многие проблемы, которые ранее воспринимались как незначительные, либо господствующие экономические теории вовсе игнорировали их. Все это заставило Стиглица говорить о новой парадигме, которая требует кардинального пересмотра прежних постулатов и теорий экономики, например, общей теории равновесия, и что стало возможным благодаря прорыву, достигнутому в области теории фирмы и экономики информации. Выше мы уже говорили, что вопросам реструктуризации предприятия и отдельных его элементов в современной управленческой литературе уделяется серьезное внимание. Значительный вклад в данной области принадлежит таким специалистам, как Т. Дэвенпорт, Дж. Коттер, М. Тушман, М. Хаммер и др. С началом реформ в России данная тема стала активно обсуждаться и среди российских специалистов как в теоретическом, так и в практическом аспектах (Л. Белых, А. Берлин, С. Ильдеменов, В. Кондратьев, В. Краснова, И. Мазур, М. Федотова, В. Шапиро). Проблемам реструктуризации предприятий в России посвящают исследования как зарубежные, так и российские компании и организации (McKinsey & Co., Бюро экономического анализа). Несмотря на значительный объем исследований по проблемам реструктуризации, автору не удалось найти работы, в которых бы делалась попытка привлечь внимание практиков к информационным проблемам в той мере, в которой они осознаются в экономике сегодня, а также предложить подходы к управлению информацией, рассматривая ее как одни из важнейших экономических ресурсов. Эти факторы, по мнению автора, обуславливают актуальность выбранной темы. Цели и задачи исследования Целью настоящей работы является анализ препятствий процессу реструктуризации системы управления фирмы, возникающих вследствие информационных проблем, и разработка походов, призванных оптимизировать процессы, связанные с информационным обеспечением фирмы на этапе реструктуризации и на последующих этапах. Исходя из заявленной цели, в диссертации ставятся и решаются следующие задачи, определяющие структуру работы: 1. выявление новых направлений и тенденций в развитии современной теории фирмы и экономики информации, способных послужить отправной точкой и основой для выработки практических рекомендаций по решению задач информационного обеспечения реструктуризации системы управления предприятием;

2. определение сущности реструктуризации системы управления предприятием, ее задач, целей и направлений с учетом возникающих препятствий, обусловленных информационными проблемами, психологическими и технологическими факторами;

3. выявление и систематизация ключевых факторов, служащих препятствиями на пути реструктуризации;

4. разработка алгоритма, обеспечивающего эффективное управление информацией в процессе реструктуризации системы управления предприятием;

5. экономическое обоснование эффективности предлагаемых подходов по информационному обеспечению реструктуризации системы управления предприятием. Объект и предмет исследования Объектом исследования является система управления фирмы. Предметом исследования является процесс информационного обеспечения фирмы в условиях реструктуризации ее системы управления. Теоретическая основа и методологическая база исследования Теоретической основой диссертации послужили работы отечественных и зарубежных экономистов и специалистов в области управления: по теории фирмы – А. Алчиан, Дж. Бейкер, О. Вильямсон, Р. Гиббонс, Г. Демсетц, М. Дженсен, Й. Барцель, Р. Коуз, Г. Саймон, Ф. Махлуп, П. Милгром, М. Миллер, Ф. Модильяни, Д. Норт, Ю. Фама, Н. Фосс, О. Харт, Б. Холмстром, и др.;

по экономике информации – Дж. Акерлоф, Р. Арнотт, Б. Гринвальд, Дж. Маршак, Р. Раднер, М. Ротшильд, М. Спенс, Дж. Стиглер, Дж. Стиглиц, Дж. Хиршлейфер, К. Шеннон, К. Эрроу, и др.;

по проблемам реструктуризации и управления изменениями – Э. Абрахамсон, Л.М. Бадалов, Н.И. Белоусова, А.Д. Берлин, Т. Дэвенпорт, В.И. Ионов, Дж. Катценбах, И.И. Мазур, М. Портер, М. Хаммер, В.Д. Шапиро, В.Д. Шопенко и др.;

по вопросам управления и использования ИКТ – Д. Бейер, Дж. Кросс, М. Эрл, Т. Дэвенпорт, Дж. Дэмпси, Р. Хейгейт, Дж. Хейджел и др.;

по вопросам использования моделей и подходов для управления переходными процессами – М. Бир, Л. Грейнер, Дж. Джоунс, Дж. Дэй, В. Кеттинджер, Дж. Линдер, М. Хаммер, Р. Эйзенстат, М. Юнг и др. В диссертации использовались материалы деловых периодических изданий, а также материалы исследований российских и зарубежных компаний и организаций – университет Беркли, Бюро экономического анализа, McKinsey. Методологической базой исследования являются наблюдение, сравнение и группировка, сравнительный анализ, анализ причинно-следственных связей, индуктивный и дедуктивный методы. Научная новизна работы В ходе исследования были получены следующие новые научные результаты: 1. выявлены ключевые факторы, препятствующие эффективной реструктуризации системы управления предприятием: рост объемов информации, ограниченные возможности людей по обработке и усвоению информации, дефицит квалифицированных кадров и парадокс производительности ИКТ;

и предложена их классификация;

2. выработаны рекомендации по преодолению недостатков современных подходов к управлению процессами реформирования предприятий (управление изменениями, реструктуризация, реинжиниринг, и пр.);

3. разработан алгоритм информационного обеспечения процесса реструктуризации, позволяющий ослабить последствия асимметричности информации, оптимизировать издержки, связанные с процессами информационного обеспечения, и повысить эффективность управленческих решений (в части направлений реструктуризации, ее масштабов, задач и целей);

4. предложены подходы по повышению эффективности практической деятельности в области информационного обеспечения предприятия и работы с информацией, механизмы контроля издержек, связанных с информационным обеспечением. Практическая значимость исследования Реструктуризация системы управления предприятием – лишь частный случай применения предложенных в настоящей работе выводов и подходов по информационному обеспечению фирмы и организации процесса управления информационными ресурсами. В связи с этим полученные результаты могут использоваться в практической деятельности специалистами на различных уровнях организационной иерархии предприятия, а также консультантами по управлению. Материалы данной диссертации могут быть использованы в учебном процессе при чтении курсов по теории фирмы и экономике информации как для экономистов, так и для подготовки управленческих кадров по программам MBA. Наряду с этим ряд вопросов, затронутых в диссертации, несомненно, представляет интерес и требует дальнейших теоретических исследований. Публикации автора по теме диссертационной работы и структура работы Ряд положений диссертации отражен в публикациях автора общим объемом 2,4 п.л. (см. библиографический список в конце работы). Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, заключения, приложений и списка литературы.

Глава 1. Современные экономические теории фирмы и информации 1.1. Теоретическая интерпретация фирмы различными научными школами Очевидно, это свойство человеческого разума начинать изучение любого предмета или явления с их всеобъемлющих и видимых на первый взгляд характеристик и свойств, постепенно углубляясь в сущность предмета и раскрывая все новые и новые горизонты. Если так, то можно объяснить, почему с момента появления экономической науки прошло два столетия прежде, чем исследователи обратили свои взоры к фирме.2 Не будет большой ошибкой сказать, что начало систематическому изучению фирмы было положено работами Найта и Коуза.3 С тех пор неослабевающий интерес к данной теме привел к появлению целого ряда теорий, рассматривающих фирму с различных сторон. Отсутствие на сегодняшний день единой универсальной теории говорит о сложности и многогранности такого явления как фирма. Ниже мы вернемся к основным положениям работы Коуза более подробно. Пока, полагаю, было бы полезно обратиться к работе Махлупа (1967), которая поможет нам понять, как развивалась теория на заре зарождения, ее отправные точки.4 Предметом анализа в данной работе является дискуссия, развернувшаяся между Махлупом и Лестером в 1946-47 г.г. По свидетельству Махлупа теория фирмы, как особая форма маржинализма в его чистом виде, появилась в 30-ых годах ХХ века, и рассматривалась как уступка институционализму, как попытка «дополнить неоклассическую модель фирмы в условиях атомистической конкуренции некоторыми «более реалистическими» моделями, учитывающими огромное множество условий». Неудивительно, что основной целью фирмы с точки зрения данной теории было получение максимальной прибыли при любых условиях, существующих на рынке. Вот эта маржиналистская теория и стала причиной нападок уже в 40-ых годах, а основным вопросом упомянутой дискуссии стал вопрос о состоятельности маржиналистского анализа применительно ко всем ситуациям, в которых может оказаться фирма. Как отмечает сам Махлуп, дискуссия окончилась вничью, если принять, что ее целями было свергнуть маржинализм или защитить его «раз и навсегда». Как бы там ни было, спор не прошел бесследно, и появление примерно в то же время бихевиористской и управленческой теорий (по классификации Махлупа, см. рис. 2) служит тому свидетельством. Так, максимизация прибыли фирмой перестала рассматриваться в качестве единственной и исключительной цели. Теперь мы вернемся к статье Коуза «Природа фирмы». Хотя статья была написана в 1937, что было на десять лет раньше спора, упомянутого выше, это не должно помешать нашему анализу. Как заметил сам Коуз в другой своей работе, «Природа фирмы» «много цитировалась, но мало использовалась» (Coase 1972). Как бы там ни было, статья Коуза сыграла огромную роль в нашем понимании природы фирмы и причин ее возникновения и существования. Фирма есть некое противопоставление рынку. Мы не можем здесь воспроизвести полностью всю аргументацию Коуза. Важно отметить, что фирма у него рассматривается как механизм вытеснения цен с точки зрения их регулирующей и направляющей роли. Таким образом, предполагается, что рыночные ценовые механизмы не могут дать полной информации предпринимателю о том, как наиболее оптимально распределить имеющиеся ресурсы и организовать производство, или в определенный момент решение данной проблемы становится слишком затратным. Коуз пишет: «Основная причина того, что создавать фирмы прибыльно, должна быть та, что существуют издержки использования ценового механизма. Очевиднейшая из издержек «организации» производства с помощью ценового механизма состоит в выяснении того, каковы же соответствующие цены… Использование ценового механизма, однако, имеет и другие недостатки – или издержки…». Эти и ряд других издержек получили название трансакционных.5 Согласно Коузу основной причиной возникновения фирмы является наличие трансакционных издержек, а организация хозяйственной деятельности в форме фирмы приводит к их сокращению. В этом и заключается превосходство фирмы как организации над рынком как организацией. Беспокойство Коуза по поводу того, что «идеи этой статьи… не стали неотъемлемой частью инструментария экономиста», заставило его вернуться к этой идее в предисловии к своей работе «Фирма, рынок и право». Я думаю, здесь уместно еще раз процитировать Коуза: «Чтобы объяснить, почему фирмы существуют и что именно они делают, я счел необходимым ввести понятие, которое я в этой статье [«Природа фирмы»] обозначил как «издержки использования механизма цен», «издержки существования трансакций обмена на открытом рынке», или просто «рыночные издержки»… В экономической литературе, закрепилось выражение «трансакционные издержки»… Существование трансакционных издержек будет подталкивать желающих торговать к введению различных форм деловой практики, обеспечивающих сокращение трансакционных издержек… может быть, наиболее важной формой приспособления к проблеме существования трансакционных издержек является возникновение фирмы» (Коуз 1993). Действительно, идеи, изложенные в статье Коуза, на протяжении трех десятилетий ждали своего развития. Можно сказать, что ренессанс теории фирмы начался в 70-ых го дах ХХ века, но все же нельзя однозначно утверждать, что за этот промежуток мысль стояла на месте, -- достаточно вспомнить, например, работы Алчиана.6 На дальнейшее развитие теории фирмы значительное влияние оказали работы в области изучения поведения и в области экономики информации (Arrow 1969, 1974;

Akerlof 1970). Таким образом, следующий этап развития теории фирмы расширил ее границы, что позволило выделить две группы теорий (см. Рисунок 1): Рисунок 1. Модели и теории фирмы • Модель неполного контракта (Incomplete contracting model) В основе данной модели лежит предположение, что составление всеобъемлющего полного контракта очень дорого и невозможно, а раз так, то возникает необходимость в формировании системы управления контрактными отношениями на основании уже совершенных действий. • Модель «заказчик-исполнитель» (Principal-agent model) Эта модель, наоборот, предполагает, что агенты могут составить детальный контракт на основе заранее определенной системы стимулов и с учетом ограничений, налагаемых фактом существования асимметричной информации.

Представленные модели рассматривают трансакционные издержки с различных сторон, поэтому являются не исключающими, а дополняющими друг друга. Аргументация для такой классификации была следующей. Значительная часть современных теорий организации уходила своими корнями в общую теорию равновесия, которая подразумевала наличие совершенной (полной) информации, доступной всем участникам рынка в равной степени. С другой стороны, в подобных условиях, подразумевающих совершенные контрактные отношения без издержек, нет места и смысла в существовании фирмы. Но фирмы все же существуют. Раз так, то можно предположить, что некоторые из допущений модели Эрроу-Дебре несправедливы (ложны).8 Две основные предпосылки этой модели предполагают допущение совершенных контрактных отношений (возможность составить полный контракт заранее и без издержек) и допущение условий симметричной информации, что подразумевает отсутствие проблем между заказчиком и исполнителем с точки зрения стимуляции. В данном случае эти две предпосылки и послужили основой для приведенной выше классификации.9 Следует заметить, что сближение описанных моделей уже началось. С другой стороны, мы не можем назвать такую классификацию исчерпывающей, а наличие критики по поводу такого деления подтверждает это (см. Рисунок 2). Рисунок 2. Различные подходы к классификации теорий фирмы В последнее время стали особенно заметными вклад и влияние других дисциплин (социология, психология) на формирование теории фирмы. Свидетельством тому может служить появление и развитие в последние годы когнитивной теории фирмы (Nooteboom 2002), которая выходит за рамки экономики трансакционных издержек, включая в анализ такие понятия как обучение и инновации. Подвергая критике ЭТИ11 за ее неспособность включить в анализ такие категории как доверие, когнитивная теория уделяет последнему значительное внимание. С точки зрения когнитивной теории доверие является одним из ключевых факторов, который фирма должна принимать в расчет, осуществляя свою инновационную деятельность. Несколько особняком стоит и эволюционная теория.12 Но пока вернемся к теориям, относящимся к двум описанным выше моделям.

Краткий обзор теорий фирмы Модель «Заказчик—Исполнитель» Фирма как совокупность контрактов Основное различие, которое можно провести между существующими теориями, заключается в том, с какой точки зрения они рассматривают фирму, и какие принципы являются ключевыми для ее существования согласно той или иной теории. В основе всех теорий, составляющих модель «заказчик-исполнитель» лежит проблема определения стимулов, возникающая между агентами (например, работодателем и работником, владельцем и менеджерами). Теории, относящиеся к данной категории, отличаются, по большей части, подходами к решению данной проблемы. Собственно, такие ограниченные рамки теорий и служат предметом критики. Взгляд на фирму как на совокупность контрактов сформировался благодаря работам Алчиана и Демсетца (Alchian and Demsetz 1972), Дженсена и Меклинга (Jensen and Meckling 1976), Фамы (Fama 1980) и ряда других исследователей. Согласно теории наличие властных полномочий применительно к трудовым отношениям не является определяющей характеристикой фирмы. В этом смысле, у работодателя не больше власти над работником, чем у продавца над покупателем. Такая точка зрения позволяет авторам теории рассматривать фирму как набор контрактов, поддерживаемых определенным правовым статусом и относительно продолжительными отношениями между участниками отношений. Критики такого подхода к фирме указывают, что пренебрежение системой властных полномочий отдаляет теорию от фирмы реального мира.

Фирма как решение проблемы недобросовестности в командах Другой теории фирмы, а именно взгляду на фирму как решение проблемы недобросовестности в командах (moral hazard in teams) мы обязаны в основном работам Алчиана и Демсетца (1972) и Холмстрома (Holmstrom 1982). Алчиан и Демсетц отмечают, что фирма характеризуется далеко не только ее правовым статусом, но также технологией группового (командного) производства, под которым понимается производство, при котором производственные функции отдельных участников процесса нераздельны. А это подразумевает, что измерение предельного продукта (marginal products) может быть очень затратным. Подобная ситуация создает условия для возникновения проблемы «зайцев» (free riders), так как такая форма организации производства (team-production) может служить прикрытием для халтурщиков. Решением данной проблемы может быть назначение наблюдателя с соответствующим набором прав для набора и увольнения членов команды на основе оценки их результативности. С другой стороны, набор прав, предоставляемых наблюдателю, должен обеспечивать ему соответствующие стимулы для эффективного выполнения возложенных функций. Согласно Алчиану и Демсетцу такая организация имеет своим результатом распределение прав известное как «классическая капиталистическая фирма» (“classical capitalist firm”). Проблему стимулов для наблюдателя развил Холмстром (1982). Он обратил внимание, что постольку поскольку наблюдатель может быть не информирован об уровне производительности отдельных членов команды, должное выполнение им своих функций возможно только при условии определенных ограничительных условий. Холмстром говорит, что при такой организации производства, когда индивидуальный уровень вклада членов команды не поддается наблюдению, тройное требование системы мотивации, подразумевающее одновременное соблюдение равновесия Нэша, бюджетного балансирования и условие оптимальности Парето не могут соблюдаться одновременно. Таким образом, чтобы система мотивации работала эффективно, она должна обеспечивать возможность того, что если какой-нибудь член команды обеспечивает получение дополнительного дохода, эта часть должна быть предоставлена ему, чтобы быть мотивированным соответствующим образом, что невозможно обеспечить для всех членов в условиях балансирования бюджета. Основная критика данной теории сводится к тому, что ни подход Алчиана и Демсетца, ни подход Холмстрома не дают объяснения, какие факторы определяют границы (рамки) фирмы.

Фирма как система стимулирования Попытки дать ответ на этот вопрос, по крайней мере отчасти, можно найти в теории, рассматривающей фирму как систему стимулирования (incentive system), представленную в работе Холмстрома и Милгрома.13 Как видно из названия теории, она также ставит во главу угла систему вознаграждения. В то же время, рассматривая фирму с точки зрения отношений между собственниками и работниками, акцент ставится на восприятии фирмы как некой системы, которую составляет набор дополняющих друг друга контрактных соглашений, служащих для смягчения конфликтов, связанных с вопросами стимуляции. С точки зрения теории, фирма характеризуется работником, не обладающим активами, работником в условиях «слабой» системы мотивации, и работником в условиях власти работодателя. Эти инструменты системы мотивации являются взаимодополняющими. Выбор между той или иной схемой зависит от того, до какой степени вклад отдельного работника может быть измерен. Таким образом, невозможность измерить тот или иной показатель активности работника является важной характеристикой, определяющей размер фирмы. Настоящая модель принимает во внимание важность распределения прав собственности на физические активы при определении рыночной власти агентов (например, работника и работодателя) и, следовательно, системы вознаграждений. В этом ее общие черты с некоторыми теориями, относящимися ко второй модели. Это позволяет нам, хотя и несколько условно, причислить теорию системы вознаграждений к обеим описанным категориям.

Модель «Неполного Контракта» Фирма как совокупность трудовых отношений Одна из теорий, рассматривающая в качестве основной характеристики фирмы контракт о трудовых отношениях, ассоциируется с работами Коуза и Саймона (Coase 1937, Simon 1951). Согласно этой теории размер фирмы (границы) характеризуется количеством ее работников. Постольку поскольку работник является объектом наблюдения и управления со стороны менеджера, то рост количества работников в определенный момент приводит к «переизбытку информации»: на каком-то этапе менеджер уже не может получать и анализировать всю информацию о работниках, находящихся под его руководством. Таким образом, «переизбыток информации» является основным фактором, влияющим на количество работников, а через это и на размер фирмы. С точки зрения Саймона контракт между работодателем и работником имеет свои преимущества перед контрактом между независимыми агентами. Аргумент в пользу трудового контракта такой: в то время, как контракт между самостоятельными агентами подразумевает выполнение определенных действий в будущем за установленную цену, трудовой контракт определяет права работодателя и обязанности работника осуществлять определенные действия, находящиеся в рамках установленного порядка. Таким образом, преимущество трудового контракта заключается в его гибкости. При изменении тех или иных событий в будущем действия работника могут быть скорректированы соответствующим образом. С другой стороны, при таких отношениях возникает необходимость в формировании определенного уровня доверия между участниками контракта (в основном по отношению к работодателю).14 Подход Саймона также не избежал критики.15 Дело в том, что к выгоде краткосрочного трудового контракта его гибкость сравнивается с «жесткостью» долгосрочного контракта о продаже продукции. Но при этом, очевидно, что такая же гибкость во втором случае может быть достигнута за счет ряда последовательных краткосрочных контрактов. Впоследствии данная теория получила свое развитие в виде теории «корректировки затрат» (“adjustment-cost theory”). Фирма как структура управления Следующая теория рассматривает фирму как структуру управления (власти).17 Теория была разработана Вильямсоном в ряде работ (см., например, Williamson 1971, 1975, 1985, 1996, 2002) и является на сегодняшний день одной из наиболее проработанных теорий фирмы.18 В основе теории лежат саймоновская концепция ограниченной рациональности (bounded rationality) и наличие оппортунистического поведения. Первая подразумевает невозможность составить полный всеобъемлющий контракт, что, со своей стороны, требует адаптивного поведения к постоянно меняющимся условиям и последовательного процесса принятия решений. Оппортунистическое поведение подразумевает, что стороны будут любыми путями искать собственную выгоду, которая может возникнуть из-за неполноты и несовершенства контракта. Поэтому контрактные отношения нуждаются в определенного рода системах защиты и контроля (например, так называемых, «заложниках»). Такие контрактные отношения и сопутствующие им системы защиты Вильямсон называет «структурами управления» (governance structures). В данном случае основная задача заключается в том, чтобы «связать» трансакции с различными структурами управления на основе характеристик, присущих тем или иным трансакциям. Такое «связывание» трансакций в литературе получило название интернализации. Одно из ключевых мест в анализе Вильямсона занимает понятие специфичности активов. Активы отличаются высокой специфичностью в контексте трансакций определенного вида, и имеют малую ценность в условиях других трансакций. Зависимость активов создает условия для возникновения оппортунистического поведения, когда в условиях неполного контракта, который время от времени требует пересмотра условий, одна из сторон может «шантажировать» другую сторону угрозой отказа от контрактных отношений и получать, таким образом, дополнительные выгоды. Подобная ситуация возникает в том случае, если отказ одной из сторон от контрактных отношений или от их пересмотра приведет к тому, что специфические активы другой стороны потеряют часть ценности из-за изменившихся условий, что может привести к частичной или полной потере инвестиций в данные активы. Одним из решений, которое устраняет стимулы к оппортунизму, заключается в вертикальной интеграции. В этой части теория Вильямсона полагается на организационную теорию и теорию права. При такой организации внутри фирмы возникает система «неявного» контрактного права, которая позволяет высшему руководству в большинстве случаев решать возникающие между подразделениями конфликты более эффективно и менее затратно, как если бы решение этих проблем было предоставлено судебной системе.19 В данном случае корпоративная штаб-квартира и ее функции становятся для фирмы «судом высшей инстанции».

Теория Гроссмана-Харта-Мура Следующей теории из категории теорий неполных контрактов мы обязаны работам Харта, Мура и Гроссмана.20 Теория фирмы Гроссмана-Харта-Мура рассматривает фирму как единицу владения (ownership unit). Данная теория основывается на тех же ключевых элементах, которые использует Вильямсон: наличие трансакционных издержек и ограниченной рациональности. Учитывая наличие этих факторов, контрактам неизбежно свойственна неполнота в том смысле, что распределение прав контроля не может быть заранее специфицировано для всех возможных состояний в будущем. Теория определяет «владение» как обладание остаточными правами контроля, под которыми подразумеваются права контроля над использованием активов в условиях, которые не отражены в контракте. Такое распределение прав будет оказывать влияние на поведение участников контрактных взаимоотношений и на распределение ресурсов. Теория Гроссмана-Харта-Мура определяет фирму как набор активов, находящихся в совместном владении. Таким образом, в соответствии с теорией агент, который намерен осуществить значительные инвестиции в те или иные специфичные активы, должен владеть ими. В противном случае он может стать мишенью для «атаки» со стороны владельца этих активов (как, например, в случае работника и работодателя, когда последний может отстранить работника от пользования активами, уволив его). С другой стороны, наем независимого контрагента подразумевает наделение его некоторой властью, в том смысле, что он может нанести определенный ущерб фирме, отказавшись от отношений и забрав свои активы, владельцем которых он является, и которые использовались совместно. Согласно данной теории оптимальный размер фирмы подразумевает нахождение баланса между этими двумя крайними вариантами взаимодействия.

Теория «подразумеваемых» контрактов В последнее время все больше внимания стало уделяться вопросам установления и поддержания доверительных отношений (trust), а также вопросам культивирования определенных норм поведения как внутри фирмы, так и на межфирменном уровне. В связи с этим засуживает упоминания теория «подразумеваемых контрактов», которая по приведенной выше классификации также относится ко второй категории. Составление полного контракта сильно затруднено из-за того, что многие условия нельзя специфицировать заранее и/или верифицировать те или иные события по факту их свершения. В таких случаях очень часто участники взаимоотношений прибегают к неписаным нормам поведения, или к, так называемым, подразумеваемым договорам. Основная идея данной теории заключается в том, что подразумеваемые договоры могут функционировать отличным образом в случае использования их внутри фирмы, чем между фирмами. Это служит одним из объяснений, почему фирмы предпочитают нанимать работников, а не прибегать к услугам независимых исполнителей.21 Дело в том, что организация и поддержание отношений на основе подразумеваемых договоров проще осуществлять внутри фирмы, чем между фирмами. С другой стороны, такие отношения возникают и между фирмами.22 Различие между двумя вариантами таких отношений для фирмы заключается в уровне свободы, который доступен ей в случае разрыва подразумеваемого контракта. Так, в отличие от независимого подрядчика работник не может разорвать договорные отношения и выйти из них с принадлежащими фирме активами, равно как не может он выйти из отношений с произведенной им продукцией. В случае с независимым подрядчиком такое развитие событий представляется вероятным. А угроза разрыва отношений будет тем выше, чем выше неопределенность (в отношении будущих цен, развития отрасли и т.п.). От степени такой угрозы зависит и сама возможность установления и поддержания неявного контракта. С точки зрения контроля над активами можно проследить связь между этой теорией с описанной выше теорией Гроссмана-Харта-Мура, которая рассматривает фирму как единицу владения. Связь теории подразумеваемого контракта с теорией Вильямсона заключается в том, что данная теория, как и теория Вильямсона, постулирует, что разрешение конфликтов легче осуществить внутри фирмы, чем между фирмами. Таким образом, механизм раз решения конфликтов может рассматриваться как часть системы, служащей для самоусиления практики внедрения подобных отношений внутри фирмы. Теория коммуникаций в иерархиях Еще одна теория, принадлежащая модели неполного контракта, рассматривает фирму с точки зрения иерархий и коммуникаций. Последние работы по теории коммуникации в иерархиях основываются на идее, известной из организационной теории, изложенной в работе Саймона и Марша.24 Согласно организационной теории одной из важнейших функций фирмы является адаптация к новой информации и обработка этой информации. В то же время значительное влияние на развитие данной теории фирмы оказали работы Маршака и Раднера25 по теории команд, в которых основной акцент был сделан на проблемах координации и коммуникации в иерархических структурах. В более поздних работах фирма стала рассматриваться как сеть коммуникаций, целью создания которой является минимизация затрат по обработке информации и по передаче этой информации среди заинтересованных и нуждающихся в ней лиц. Сокращение издержек на передачу информации может быть достигнуто посредством специализации в обработке информации определенного типа. Так, например, в одной из моделей26 предлагается подход, когда каждый агент обладает информацией определенного типа, а различные типы информации объединяются посредством коммуникационной сети. Как будет показано ниже, реализация этих теоретических обоснований на практике может оказаться ключевым фактором, особенно в ходе подготовки реструктуризации системы управления и ее воплощения в жизнь. Как и ряд уже упоминавшихся выше теорий, данная теория не дает ответа на вопрос о том, что определяет границы фирмы. Она не объясняет, почему коммуникационные иерархии не могут существовать между фирмами. С другой стороны, при условии, что такое объяснение будет найдено, вкупе с теорией фирмы как коммуникационной иерархии оно может составить целостную теорию фирмы. Другие теории фирмы В этой части мы кратко рассмотрим несколько относительно новых теорий фирмы. Как уже было отмечено выше, в последнее время наблюдается более тесное взаимодействие между представителями экономической теории и других дисциплин, например таких, как философия, психология, социология. Вполне логично, что объектом пристального внимания этих специалистов стала фирма как экономическая организация, постольку поскольку такой объект, действительно, может представлять интерес для ученых неэкономических дисциплин, особенно, если учесть тенденции последних лет, характеризующиеся усилением роли сетевых структур. Результатом такого совместного сотрудничества стал ряд теорий фирмы.

Когнитивная теория фирмы Когнитивная теория фирмы была предложена голландцем Бартом Ноотебоомом (Nooteboom 2002). Суть претензий Ноотебоома к существующим теориям фирмы приводится ниже в разделе, посвященном критике теорий фирмы. Кратко они сводятся к тому, что современным теориям свойствен технократический подход (взгляд) к фирме. Эти теории не принимают должным образом во внимание процессов, связанных с обучением и инновациями, которые, по мнению автора, должны иметь более высокий приоритет, так как в долгосрочной перспективе имеют для фирмы жизненно важное значение. Кроме того, большинство современных теорий пренебрегает такой категорией как доверие (trust). Когнитивная же теория фирмы, по мнению автора, призвана принять во внимание проблемы обучения и инноваций, а также проблемы, связанные со знанием и технологиями, и проблемами властных отношений. Также делается попытка интегрировать в теорию категорию доверия. Аргументом для необходимости такого шага служит предположение, что доверие и обучение взаимосвязаны: доверие может возникнуть в процессе интерактивного обучения. Для построения теории автор использует инструментарий, заимствованный из социальной психологии и когнитивной философии (например, конструктивистская теория знания). Важным понятием в данной теории служит понятие «когнитивной дистанции». Поскольку интеллектуальные категории развиваются на основе взаимодействия с другими, через ряд обстоятельств, формирующих опыт, наши знания зависят от пройденного пути. В таком случае будет возникать «когнитивная дистанция» между людьми с различным опытом, а когнитивное сходство обнаружится в коллективно используемом опыте, которое будет определяться пределами общения людей между собой. Существование когнитивной дистанции создает определенную проблему, которая заключается в том, что чем эта дистанция больше, тем труднее становится ее преодоление, другими словами, тем труднее становится для нас понять действия и высказывания партнера.28 Таким образом, фирма может рассматриваться в качестве «фокусирующего устройства». Ее важная функция состоит в том, чтобы создать условия по уменьшению когнитивной дистанции или коммуникативную возможность по преодолению этой дистанции, существующей между членами фирмы, и обеспечить тем самым возможность достижения общих целей. Оптимальная дистанция является в когнитивной теории решающим фактором, определяющим границы фирмы. Оптимальная когнитивная дистанция должна, с одной стороны, быть достаточно большой, чтобы позволить партнерам сказать друг другу что-либо новое, и с другой стороны, достаточно малой, чтобы исключить непонимание. Данная теория не единственная, которая пытается учесть категорию знания в анализе фирмы. Последователи праксиологического подхода также уделяют знанию значительное внимание.

Праксиологическая теория фирмы (Yu 1999) Тони Ю предложил праксиологическую теорию, которая рассматривает фирму с точки зрения проблем координации. Согласно теории фирма возникает как институт для решения координационных проблем. Центральным элементом анализа является человеческий фактор. Таким образом, можно говорить, что с одной стороны, данная теория многое унаследовала от австрийского подхода и теории «возможностей» фирмы, с другой стороны, она может рассматриваться как дополнение и дальнейшее развитие этих подходов. В основе праксиологической теории фирмы лежат три блока: 1) теории действия ВебераМизеса и феноменология Шутца;

2) теория структуры капитала Лахмана;

и 3) теория предпринимательской готовности Кирцнера. Данная теория многое позаимствовала от воззрений Шутца и его взгляда на человеческий фактор. Следует заметить, что в отличие от представителей неоинституциональной экономики, предметами анализа которой являются фирма, трансакция или контракт, подход Шутца основывается на методологическом субъективизме (феноменология Шутца) и уделяет в анализе значительное внимание предпринимательской деятельности. С другой стороны, такой акцент на предпринимательстве и его роли в развитии фирмы привел к тому, что пришлось (сознательно или нет) пожертвовать рядом важных факторов, в том числе информационными проблемами. Так, Кирцнер, чья концепция является одной из составных частей праксиологической теории, отвергал информационную экономику и теорию поиска. С точки зрения Кирцнера субъективистская теория знания доказывает, что вещей попросту не существует, если человек не знает об их существовании. Учитывая такое неведение, для человека становится невозможным произвести поиск чего бы то ни было, о чем он не знает, не говоря уже о том, чтобы оценить издержки и выгоды, связанные с таким поиском. Тем не менее, делается попытка объяснить рост фирмы, используя подход Кирцнера. Делается утверждение, что рост фирмы находится в критической зависимости от предпринимательской способности к открытиям (discovery). Расширение фирмы происходит по мере того, как предприниматель обнаруживает и эксплуатирует прибыльные благоприятные возможности. Не вдаваясь глубоко в анализ данной теории, следует отметить, что подобный подход и концентрация на предпринимательской составляющей в объяснении процессов роста фирмы (и не только роста) представляется, по меньшей мере, узким. Предпринимательская активность, несомненно, играет важную роль для молодых компаний, а также небольших компаний, испытывающих высокий уровень конкуренции. Что же касается крупных компаний, то принципы управления в них значительно отличаются от таковых в мелких и молодых компаниях, а их рост все в меньшей степени может быть объяснен предпринимательскими способностями. По мере усиления бюрократических структур в крупных компаниях роль предпринимательства уменьшается, тем не менее, и это может показаться странным, крупные компании часто показывают более высокие темпы роста, большую устойчивость (жизнеспособность, резистентность).

Эволюционная теория фирмы Эволюционный подход к фирме принадлежит к семейству подходов, которые рассматривают фирму как «обработчика знаний». Это отличает данный подход от традиционных теорий, в которых фирма выступает в качестве «обработчика информации». Эволюционный подход признает, что когнитивный механизм является одним из важнейших, а рутинные операции29 (“routine”, Nelson and Winter 1982) составляют один из главных элементов развития в эволюционной теории. Делается попытка представить фирму как иерархию практикуемых организацией рутинных операций, которые определяют нижний уровень организационных навыков и порядок их координации, а также более высокий порядок процедур принятия решений для выбора действий, которые должны выполняться на нижнем уровне. Рутинные операции действуют в качестве координирующего механизма. Также им присущи характеристики когнитивного механизма. Согласно эволюционной теории рутинные операции являются направляющей силой поведения, так как они с трудом поддаются изменениям и являются причиной инерции в организационном поведении.

Структура управления фирмы, таким образом, сосредотачивает свое внимание не на разрешении проблем асимметричной информации, а на проблемах координации и развития нового знания (Cohendet and Llerena 1998). В таком подходе можно усмотреть сходство эволюционного подхода и праксиологической теории фирмы.30 Сфокусировав особое внимание на когнитивных и координирующих механизмах, эволюционный подход оказывается «слаб» в анализе механизмов стимулирования, – собственно в тех вопросах, за которые так часто и много критиковалась неоклассическая теория, особенно та ее часть, которая рассматривала проблемы «заказчик-исполнитель». Эволюционный подход предлагает объяснение «трех ключевых проблем, представляющих значение для понимания теоретических основ фирмы»: 1) он объясняет, как можно определить фирму: через набор знаний (способностей), которыми обладает фирма;

2) он объясняет, почему фирмы отличаются друг от друга: потому что они полагаются на различные рутинные операции и знания, которые специфичны, и которые не могут быть переданы (с низкими затратами);

3) он объясняет динамику фирм: через механизм поиска и другие эволюционные механизмы возникает возможность трансформации вторичных рутинных операций в новый основной навык (способность). Если даже признать ответы на данные вопросы исчерпывающими, очевидно, что это не полный перечень вопросов, на которые ищет ответ теория фирмы. В данном перечне (в числе ключевых проблем) нет вопросов и ответов относительно причин возникновения фирм, не дает эволюционная теория ответа на вопросы о факторах, определяющих границы фирмы. Ставя себе в заслугу концентрацию управленческой структуры на механизмах координации и получения нового знания вместо разрешения проблем асимметричной информации, сторонники этой теории чуть ли не с удивлением отмечают, что «…теория пока мало что может предложить в части разрешения конфликтов, возникающих внутри фирмы и, более того, потенциальных конфликтов, которые могут возникнуть между акционерами и менеджерами» (Cohendet and Llerena, там же).

Критика и пути дальнейшего развития Приведенную выше классификацию нельзя считать полной, как нельзя считать полной картину (в той части насколько она может быть полной в рамках данной работы) без учета критики существующих теорий со стороны приверженцев других подходов. Поэтому ниже мы вкратце остановимся на критических суждениях в адрес некоторых теорий.

Несмотря на ту роль, которую фирмы играют в экономике и на бурное развитие направления в экономике, исследующего природу фирмы, мы до сих пор не имеем общепризнанной теории, объясняющей существование фирм и факторы, определяющие размер фирмы (Wernerfelt 1997). Этим, наверное, можно объяснить, почему на сегодняшний день существует такое значительное количество теорий фирмы, и продолжают появляться новые. С одной стороны, сложность составления целостной и гармоничной модели заставляет исследователей фокусировать внимание на определенных аспектах деятельности фирмы, с другой стороны, такая «ограниченность» не может не вызывать критики. Уже в 60-ых годах прошлого века (начало, как мы помним, было положено еще в 40ых годах) неоклассическая теория фирмы подвергалась серьезной критике. Основными пунктами критики были: • игнорирование теорией конфликта интересов, возникающего между владельцами и менеджерами;

• • концентрация теории на максимизации прибыли как единственной цели фирмы;

принятие совершенной (абсолютной) рациональности.

Последний пункт вызывал особое неприятие у сторонников бихевиористской теории.31 Принятие максимизации прибыли в качестве единственной цели фирмы приводило к тому, что фирма рассматривалась как некая оптимизирующая структура, все поведение которой сводилось к выбору между заданными и известными производственными возможностями (Cohendet and Llerena 1998). Такой подход – с точки зрения проблемы выбора – привел к тому, что фирму стали рассматривать как производственную функцию. Неспособность такой «науки выбора» объяснить многие феномены привело к появлению «науки контракта» в качестве альтернативного подхода к изучению сложных явлений в экономике.32 При описании существующих теорий фирмы мы отчасти уже касались их «слабых» сторон. Так, применительно к теории трудовых отношений мы говорили о критике подхода Саймона, подразумевающего гибкость краткосрочных контрактов и жесткость долгосрочных и поэтому отдающего предпочтение краткосрочным контрактам. Если посмотреть несколько глубже, то можно заметить, что с точки зрения ограниченной рациональности, использование краткосрочных контрактов может показаться предпочтительным, так как позволяет лучше приспосабливаться к новым условиям, которые невозможно было предсказать или предвидеть заранее. Но с точки зрения возникающих проблем вознаграждения и стимулирования, которые могут возникнуть при пересмотре условий контракта, а также с точки зрения трансакционных издержек, которые неминуемо вырастут в случае схемы с краткосрочными контрактами, данный подход не дает однозначного представления о своем преимуществе. Другой вопрос, в контексте теории трудовых отношений, связан с проблемой властных полномочий и их распределением. Теория не дает ясного ответа на вопросы: что является основой власти в трудовых отношениях, а также в чем различие между властными полномочиями при трудовых отношениях и таковыми при рыночных отношениях (в случае независимого контракта). Пояснить сказанное можно цитатой известного вопроса из работы Алчиана и Демсетца: «В чем различие между увольнением работника и увольнением бакалейщика?»33 Прежде чем закончить дискуссию относительно влияния работ Саймона на теорию фирмы, будет полезно упомянуть одну из работ Вильямсона, посвященную данной теме.34 Вильямсон ссылается на вопрос, как-то заданный К. Эрроу: «Почему… работы Саймона, которые имеют для всех нас такое большое значение, тем не менее, имели так мало прямых последствий?» Признавая, что работы Саймона оказали огромное влияние на развитие организационной теории и теории фирмы, Вильямсон пытается ответить на вопрос, поставленный Эрроу. Согласно Вильямсону причины были следующие: 1) первая и главная причина заключалась в том, что Саймон предпочел строить свой анализ через призму проблемы выбора вместо того, чтобы обратиться к подходу, использующему контрактный подход (см. выше);

2) пренебрежение стратегическим (оппортунистическим) поведением;

35 3) значительная сложность в трактовке понятия удовлетворенности (satisficing).36 Теория команд, которая послужила одной из отправных точек для коммуникационно-иерархической теории фирмы, стала объектом критики со стороны сторонников эволюционной теории. В данном случае основная критика сводится к тому, что теория команд, как и ряд других теорий, рассматривает фирму как «обработчика информации», в то время как эволюционная теория рассматривает фирму как «обработчика знаний».37 Понятие «обработчик информации» подразумевает, что поведение фирмы может быть определено как оптимальная реакция на сигналы окружающей среды, которые фирма может распознать и идентифицировать.38 Эволюционный подход в основу угла ставит когнитивные механизмы, вопросы выбора, использования и развития знания. С аналогичной точки зрения подвергалась критике теория «заказчик-исполнитель».39 В качестве основного пункта данная теория рассматривает оптимальное распределение усилий между задачами (необходимыми действиями). Данная теория «с большой неохотой» допускает какую-либо кооперацию между агентами даже для локальных и горизон тальных механизмов координации. Во главу угла ставится статическая эффективность. Но, как утверждают приверженцы эволюционной теории, когда среди целей находятся вопросы организационного обучения, основной целью становится гибкость структуры, что подразумевает принятие во внимание динамических характеристик. Поэтому, если мы принимаем во внимание необходимость организационного обучения, а также требования, предъявляемые в таком случае к структуре, оптимальная схема системы вознаграждения/стимулирования, предлагаемая моделью «заказчик-исполнитель», перестает полностью удовлетворять необходимым требованиям. Не вдаваясь глубоко в суть претензий к модели «заказчик-исполнитель», следует все же отметить, что основные пункты критики сводятся к тому, что данная модель не учитывает должным образом вопросы координации и механизмы получения и использования новых знаний (когнитивные), существующие в организации и оказывающие существенное влияние на ее жизнедеятельность.40 Не избежали критики ЭТИ и теория Вильямсона. Нетрудно догадаться, что основными критиками выступили сторонники организационной теории (Саймон) и социологи (Рихтер, Грановеттер).41 Так, говоря о недостатках ЭТИ, Холмстром и Робертс обращают внимание на то, что в ЭТИ функционирующий рынок представляет собой такой же «черный ящик», как и фирма в неоклассической теории.42 Хотя Вильямсон отмечает, что он не согласен с такой точкой зрения на ЭТИ, он (со ссылкой на Холмстрома и Робертса) признает, что она уделяет мало внимания роли обучения и знания в организации. Создатель когнитивной теории фирмы Ноотебоом нашел и другие «слабые» места в ЭТИ и теории Вильямсона. Помимо обучения ЭТИ и теория фирмы как структуры власти (Вильямсон) не уделяют должного внимания инновациям, проблемам доверия (trust), времени, а также ограниченной рациональности.43 Однако согласно теории трансакционных издержек доверие не является достаточно надежным инструментом управления. Ссылаясь на Вильямсона, Ноотебоом приводит точку зрения ЭТИ на доверие: доверие не имеет никакого значения, если выгоды от его эксплуатации не поддаются расчету, но даже в случае, если поддаются, то в рыночных условиях доверие не является «долгожителем».44 Поскольку в основе когнитивной теории лежат принципы доверия, инноваций и когнитивные механизмы, это основные пункты, которые вызывают несогласие и критику Ноотебоомом данных теорий.45 Суть претензий социологов к ЭТИ и теории Вильямсона также касалась «пренебрежения» категорией доверия с их стороны. В одной из своих работ Вильямсон (Williamson 1985) представил таблицу эффективного управления (структуры власти), в которой систематизировал различные подходы по защите от оппортунистического поведения, которые находились в зависимости от размеров специфических инвестиций и частоты трансакций между участниками контрактных отношений. За отсутствие в данной системе доверия Вильямсон и подвергся критике со стороны социологов (Granovetter 1985). Некоторое удивление у социологов вызывала также «привязанность» Вильямсона к двухэлементным отношениям, в том числе, в его последних «гибридных методах».46 Такое удивление со стороны социологов не кажется неуместным, учитывая их попытки обогатить теорию фирмы включением в анализ сетевых структур и сетевых эффектов, которые уже сами по себе подразумевают множественные связи между агентами.47 В заключение данного раздела, полагаю, будет полезно обобщить представленную критику. Когда критикуют теорию фирмы в целом, то, как правило, говорят о новой, или современной теории фирмы. Очевидно, что такой теории в целостном виде на сегодняшний день не существует. И все же, объединяя представленные теории, их элементы анализа, мы можем составить более или менее целостную картину о состоянии дел в данной области, о направлении движения и существующих «белых пятнах». Во-первых, можно с уверенностью сказать, что представленные выше теории в совокупности составляют современную теорию фирмы. Во-вторых, даже если некоторые из представленных теорий еще требуют проверки временем и экспериментом (находятся в листе ожидания), это не означает, что они не могут претендовать на внимание со стороны теоретиков и практиков управления. Говоря о современной теории фирмы, считаю необходимым привести определение, данное Стиглицем в его Нобелевской лекции (Stiglitz 2001). Согласно Стиглицу, современная теория фирмы стоит на трех «китах»: теории корпоративных финансов, теории корпоративного управления и теории корпоративного дизайна. Выше мы уже кратко говорили о роли асимметричной информации в экономическом анализе, и о теориях, которые принимают асимметричную информацию в особое внимание. По утверждению Стиглица теория асимметричной информации служит фундаментом для теории фирмы, которая, в свою очередь, лежит в основе новой общей модели равновесия (выделение мое. – А.Ш.).48 Следуя логике Стиглица, можно утверждать, что современная теория фирмы внесла и продолжает вносить значительный вклад в изучение и прояснение сути целого ряда микрооснов экономики, т.е., решать задачи, с которыми в свое время не смогла справиться неоклассическая экономика.49 Несомненно, такая постановка вопроса может вызвать чье-либо несогласие, так как помимо споров вокруг экономических проблем, не менее активно идут дискуссии по поводу роли и места теории фирмы (в более широком смысле – экономической организации) в экономической науке. В данной ситуации я не считаю возможным и необходимым заострять внимание на данных проблемах.50 Однако следует отметить, что помимо философских вопросов к теории фирмы существует и ряд профессиональных претензий и замечаний. Чрезмерное «увлечение» ученых теорией трансакционных издержек, основанной на системе вознаграждений/стимулирования, заставило Милгрома и Робертса еще 16 лет назад обратить внимание на складывающуюся ситуацию и предсказать появление новых конкурирующих и дополняющих теорий, которые бы уделяли больше внимания вопросам ограниченной рациональности, эволюционным аспектам и изменениям в технологиях.51 Спустя 10 лет Холмстром и Робертс обозначили проблему следующим образом: теория фирмы слишком узко сфокусировалась на проблемах «грабежа» (hold-up) и специфичности активов.52 Любая работа требует периодического подведения итогов и определения дальнейших путей развития. Фосс заметил, что критика Милгрома и Робертса не имела широкого резонанса.53 С другой стороны, кажется вполне разумным, что основное русло занимают те исследования, которые получили веские теоретические и эмпирические обоснования. Насколько справедливой оказалась критика покажут жизнь и дальнейшие исследования.

Выводы Представленный выше перечень существующих на сегодняшний день теорий фирмы никоим образом не является исчерпывающим. Выше уже упоминались теория фирмы корректировки затрат Вернерфельта, теории, в основе которых лежит категория знания, теория возможностей и др. Не представляется возможным в рамках настоящей работы дать сколько-нибудь детальное описание всех существующих теорий фирмы, это и не является целью работы. В то же время, надеюсь, нам удалось показать сложность, глубину и масштаб явлений и факторов, составляющих сущность такого явления как фирма. Об этом свидетельствует и тот факт, что до сих пор не существует единой теории фирмы, охватывающей все аспекты ее жизнедеятельности. Задача изучения природы фирмы осложняется также и тем, что различные факторы, оказывающие влияние на развитие фирмы, имеют различное значение (вес) в зависимости от конкретных условий, в которых та или иная фирма существует (культурные, социальные, политические, экономические, религиозные и пр.). Таким образом, становится очевидной насущная проблема изучения этих факторов и природы фирмы практиками управления, которые в силу своих обязанностей несут ответственность за жизнеспособность того или иного предприятия в каждый конкретный мо мент времени. Поэтому еще более настоятельным звучит требование более глубокого изучения природы фирмы в условиях реструктуризации (в т.ч. реструктуризации системы управления), процесса, которому свойствен более высокий уровень неопределенности, когда цели размыты, а конечный результат скрыт во времени.

Успешный исход любого переходного процесса определяется не только искусством менеджеров в части использования того или иного управленческого инструментария, но, может быть, в большей степени, глубоким знанием объекта, каковым является фирма с ее системой управления. Независимо от процессов, происходящих в фирме, и этапов ее развития, в ее системе управления постоянно случаются изменения, обусловленные необходимостью адаптации к возникающим вновь и вновь требованиям и вызовам внешней и внутренней среды. Но наиболее кардинальные и сжатые во времени изменения, -- тем более, не спонтанные, а сознательно направляемые, -- происходят в процессе реструктуризации системы управления. Причем эти изменения затрагивают все аспекты – структурные, функциональные, коммуникационные, личностные и пр., -- составляющие систему управления. Понимание взаимоотношений и взаимовлияния этих факторов является необходимым условием для того, чтобы процесс реструктуризации был осознанным и целенаправленным, а конечные результаты измеримыми. Чем в большее количество связей будет вовлечена фирма, чем большее количество агентов будет ее окружать, тем более динамичной будет как внешняя, так и внутренняя среда, и тем более высокий уровень неопределенности и риска будет сопровождать ее деятельность, а следовательно, и деятельность людей, осуществляющих управление фирмой. И уже сегодня современная теория фирмы является мощным инструментом, способным предоставить менеджерам твердую основу для осуществления шагов, направленных на создание более гибкой и эффективной системы управления предприятием. Пренебрежение достижениями теоретической науки со стороны практиков может служить исключительно свидетельством их недальновидности и некомпетентности в вопросах управления фирмой на благо ее процветания, если, конечно, данная цель рассматривается как центральная. 1.2. Информация как ресурс системы управления предприятием Тема информации и ее роли в жизни человека настолько многогранна, что не представляется возможным в рамках данной работы с достаточной степенью детальности затронуть даже малую часть проблем, так или иначе связанных с информацией и ее использованием экономическими структурами и индивидами. Несмотря на то, что информация даже применительно к экономической деятельности человека имеет первостепенное значение как для решения макроэкономических, так и микроэкономических проблем, следует признать, что до последнего времени она не привлекала сколько-нибудь серьезного внимания экономистов.55 Поэтому считаю, что здесь стоит остановиться более подробно на роли и значении информации как для процесса реструктуризации системы управления предприятием, так и для его деятельности в целом. Информация о состоянии окружающей среды фирмы, о событиях, в ней происходящих, является одним из ключевых и критичных факторов и ресурсов, необходимых для успешной деятельности предприятия. Обладание всеми прочими ресурсами, с одной стороны, и незнание возможности их наиболее успешного применения и оптимального распределения, с другой, будут иметь своим последствием крах предприятия. Постольку поскольку ежедневная деятельность любой фирмы складывается из непрерывного потока управленческих решений и действий, предпринимаемых на их основе, информация служит топливом для всего процесса принятия решений. Для того, чтобы этот процесс и качество самих решений были адекватны и своевременны требованиям тех или иных условий, процедура обеспечения фирмы необходимой информацией должна соответствовать требованиям процесса принятия решений, если не превосходить их по качеству. Другими словами, система информационного менеджмента не должна и не может служить бутылочным горлышком для системы управления предприятием. Те же самые требования относятся к процессу информационного менеджмента в части его способности обеспечить обратную связь как внутри, так и вовне фирмы, так как любое управленческое решение и действие подразумевают контроль, который также невозможен без наличия достоверной, своевременной и полной информации. Тем выше становятся требования к информационному обеспечению в условиях реструктуризации системы управления предприятием, потому что процессам реструктуризации, как правило, свойственна более высокая активность в части принимаемых решений, действий, реагирования на изменяющиеся условия. Практика показывает, что во многих случаях неудачи переходных процессов обусловлены неспособностью менеджмента должным образом обеспечить и наладить процесс снабжения фирмы необходимой информацией и эффективного управления информационными потоками. Но, может быть, еще более важный аспект роли и значения информации, и более пристального внимания к вопросам управления, обусловлен самой природой информации, присущими ей несовершенствами и ее асимметричностью. Как будет показано ниже, все эти свойства несут самостоятельные, порой непреодолимые в полной мере проблемы. Ин формация имеет стоимость, не каждый источник информации может рассматриваться как достоверный и заслуживающий внимания, часто затраты на верификацию информации делают ее использование нецелесообразным, большие объемы информации не означают повышения ее полезности и достоверности, инвестиции в малые объемы информации имеют нулевую полезность – это только небольшой перечень проблем, проистекающих из самой природы информации и природы и частных интересов людей, ею обладающих. И каждая из этих проблем должна учитываться системой управления предприятием. В противном случае частых ошибок и неудач не избежать. Все эти факты, взятые вместе, служат более чем убедительным аргументом в пользу самого пристального внимания менеджмента и прочих заинтересованных лиц к информационным проблемам. Вопросами их поиска и преодоления занимается экономика информации.

История вопроса Ф.А. фон Хайек Хотелось бы начать с упоминания двух работ Ф. Хайека (Hayek, 1937, 1945), которые оказали существенное влияние на наше понимание роли информации и процесс формирования знаний. Следует признать, что работы по созданию теории коммуникации (передачи информации) начались несколько раньше, но они имели более прикладной (технический) характер. Поэтому, представляется, не будет большой ошибкой начать с работ Хайека.56 Первая работа называлась «Экономическая теория и знание».57 В ней основным объектом критики стала теория равновесного анализа. Хайек пишет: «Я уверен, многие относятся с раздражением и подозрительностью к присущей всему современному равновесному анализу общей тенденции превращать экономическую теорию в раздел чистой логики, в набор самоочевидных утверждений, не подлежащий… никакой проверке, кроме проверки на внутреннюю непротиворечивость». Однако, такие равновесные модели не имеют ничего общего с реальной ситуацией, когда приходится иметь дело с анализом динамических систем. Приблизиться к реальности можно, если принять предпосылки, касающиеся предвидения: «…допущения, которые приходится делать в отношении предвидения, имеют фундаментальное значение для решения головоломок теории несовершенной конкуренции, проблем дуополии и олигополии… По-видимому, в данном случае дело обстоит так, что, прежде чем мы сможем объяснить, почему люди ошибаются, мы должны сначала объяснить, почему они вообще могут быть правы». Для того, чтобы равновесие сохранялось, а планы осуществлялись, необходимо чтобы ожидания людей относительно тех или иных событий и действий других людей сбывались. Это возможно только при условии, что возможно осуществление «релевантного предвидения». С другой стороны, такое предвидение возможно при наличии у людей «релевантных знаний». Так Хайек приходит к центральным вопросам работы: как приобретаются и передаются знания? что такое релевантное знание? в каком объеме и какие знания необходимы людям, чтобы вообще было возможно какое бы то ни было планирование? Попытка определить, что же такое «релевантное знание» заставляет Хайека усомниться в правомерности модели совершенного рынка, на котором все обладают полной информацией, и все сразу узнают все, как только что-нибудь происходит. В обществе наравне с разделением труда существует разделение знания, когда человек в процессе деятельности и посредством опыта приобретает необходимые ему знания для осуществления своей деятельности, другой человек приобретает свой «кусочек» знания, эти знания затем каким-то образом объединяются, что делает возможным координацию и совместную деятельность. Традиционным в то время было считать необходимым и достаточным только знание цен (ценовых ожиданий). Однако Хайек отмечает, что «ценовые ожидания составляют лишь малую часть проблемы знания». Для целей планирования помимо информации о ценах важно также знание, например, о том, как приобретаются и используются различные товары. Эти, а также ряд других проблем, поднятых в работе (может быть и в неявном виде), не оставляют сомнения, что она послужила отправной точкой для дальнейшей разработки очень широкого круга проблем в различных областях экономической науки (в области теории фирмы, экономики информации и др.). Настоящая работа, как и многие другие работы Хайека, носит скорее философский и методологический, а не технический, характер. Желающие найти в ней однозначные ответы на поставленные вопросы, скорее всего, будут разочарованы. Но, если мы условимся, что это было лишь начало пути, то значение работы становится очевидным. Некоторые из обозначенных выше проблем получили свое развитие в другой работе Хайека (Hayek 1945). Автор снова отмечает, что проблема построения «рационального экономического порядка», когда все ресурсы распределяются и используются максимально эффективным образом, пока легко решается только в математической форме. Данная проблема не является «экономической проблемой, стоящей перед обществом». Согласно представлению Хайека: «…экономическая проблема общества – это не просто проблема размещения «данных» ресурсов, если под «данными» понимается то, что они даны какому-то одному уму, сознательно решающему проблему, поставленную перед ним этими «данными». Это, скорее, проблема, как обеспечить наилучшее использование ресурсов, известных каждому члену общества, для целей, чья относительная важность известна только этим индивидам. Или, короче, это проблема использования знания, которое никому не дано во всей его полноте». Любая экономическая система и деятельность подразумевает планирование. Спор о том, кто и как должен осуществлять планирование идет и по сей день. Должно ли планирование осуществляться централизованно или отдельными индивидами на свое усмотрение и риск? Какая из систем будет наиболее эффективной? Ответ кажется очевидным. Та система, которая сможет наиболее эффективно использовать имеющееся и доступное знание. В таком случае возникает другой вопрос: что будет эффективнее – использование отдельными индивидами доступного им знания или предоставление такого рассеянного знания в распоряжение центрального органа для выполнения им целей планирования? И здесь Хайек снова поднимает вопрос о релевантном, необходимом и полезном знании. Он говорит, что если бы имеющегося «научного» знания было достаточно для осуществления такого планирования, то предоставление его в распоряжение центрального властного органа, состоящего из «должным образом подобранных экспертов», возможно и позволило бы решить проблему. В то же время, продолжает Хайек, «сегодня мысль о том, что научное знание не является суммой всех знаний, звучит почти еретически. Однако минутное размышление покажет, что несомненно существует масса весьма важного, но неорганизованного знания, которое невозможно назвать научным (в смысле познания всеобщих законов), -- это знание особых условий времени и места». К такому виду знаний относятся уникальные знания отдельных индивидов, знание людей, местных условий, определенных обстоятельств. С другой стороны, выгодное использование таких знаний возможно лишь в том случае, если индивид, ими владеющий, сам принимает решения. В то же время, использование таких специфических знаний отдельными индивидами (например, спекулянтами) к собственной выгоде считается нечестным, а это порождает расхожее представление, «что все такое знание… должно быть готово к услугам каждого», чего на самом деле нет. На это Хайек замечает: «Этот взгляд не учитывает того, что способ сделать такое знание настолько широко доступным каждому, насколько вообще возможно, как раз и составляет проблему, для которой нам надлежит найти решение».

Объясняя свою точку зрения, Хайек пишет: «Проблема…нисколько не решается тем, что мы способны показать, что вся совокупность фактов, если бы они были известны какому-то одному уму (как мы гипотетически допускаем, что они даны наблюдателюэкономисту), предопределяла бы единственность решения. Вместо этого мы должны показать, как решение достигается путем взаимодействия людей, каждый из которых владеет лишь частичным знанием. Допускать, что все знание дано какому-то одному уму, точно так же, как, согласно нашим допущениям, оно дано нам как объясняющим экономистам, значит отбросить саму проблему и пренебречь всем, что есть важного и значительного в реальном мире». И далее: «Любой подход, который начинает на деле с предположения, что знание людей соответствует объективным фактам ситуации, как это и происходит во многих разделах математической экономики с ее системами уравнений, последовательно отбрасывает то, объяснение чего и составляет нашу главную задачу. Я далек от того, чтобы отрицать, что в нашей системе равновесный анализ выполняет полезную функцию. Но когда он начинает приводить наших ведущих мыслителей к ложному представлению, что описываемая им ситуация имеет прямое отношение к решению практических проблем, самое время вспомнить, что он вообще не имеет дела с социальным процессом и что он – не более чем полезное вступление к изучению этой главной проблемы» (Hayek 1945). Предваряя дальнейшее обсуждение, следует сказать о некоторых важных аспектах, которые не нашли отражения в работах Хайека. Во-первых, Хайек не попытался смоделировать процессы и подходы, которые экономика использует для обработки информации (даже при условии, что вся необходимая для эффективного распределения ресурсов информация отражена в ценах) (Stiglitz 2000). Во-вторых, Хайек слишком узко сфокусировался на действительно центральной проблеме информации – о редкости ресурсов. Втретьих, сравнивая эффективность рыночной и централизованной моделей, Хайек не упоминает о несовершенстве существующих рынков, их ограниченных возможностях и проблемах, вытекающих из факта несовершенства рынков или их несуществования.

К. Шеннон, Дж. Маршак и Р. Раднер Дальнейшее развитие элементы экономики информации получили в работах К. Шеннона, Дж. Маршака и Р. Раднера. Если говорить более строго, то теории, разработанные этими учеными, имели и имеют самостоятельное значение, и получили отражение и развитие не только в работах по экономике информации. Речь идет о теории коммуникаций Шеннона (Shannon 1948) и ряде работ Маршака (Marschak 1954, 1960) и Маршака и Раднера, в том числе их теория команд (Marschak and Radner 1954, 1972). Думаю, что не будет большим преувеличением, если я отмечу, что на тот момент работы Маршака и Раднера были первой серьезной попыткой интегрировать элементы теории организации с информационной составляющей. Клода Шеннона называют «отцом» информационной теории. При этом понятие информационной теории не следует смешивать с такими понятиями, как экономика информации, информационные технологии или наука информации. Информационная теория представляет собой направление математической теории вероятности и математической статистики. Предметами ее внимания являются концепции информации и информационной энтропии, коммуникационных систем, передачи данных, криптографии и ряд других. Сегодня принято связывать зарождение современной теории информации с уже упомянутой работой Шеннона. В свою очередь, значительное влияние на его работу оказали более ранние работы Г. Найквиста и Р. Хартли. В первое время теория Шеннона рассматривала проблемы коммуникации исключительно как проблемы математической статистики и была призвана дать инженерам подход к определению емкости коммуникационного канала в общепринятых терминах – битах информации.58 В процессе разработки теории коммуникаций, которая могла бы быть использована инженерами при разработке улучшенных телекоммуникационных систем, Шеннон ввел понятие меры энтропии, меры, которая будучи примененной к источнику информации, могла бы позволить определить емкость канала, требуемого для передачи сообщения, закодированного в двоичной системе. Если логарифм в предложенной Шенноном формуле взять с основанием 2, то его значение даст меру энтропии в битах. Таким образом, шенноновская мера энтропии может быть принята как объем (мера) информации, содержащейся в сообщении. В данном случае, понятие энтропии, используемое Шенноном, тесно соотносится с понятием энтропии, определяемом в физике. Приступая к изложению своей теории, Шеннон отметил, что фундаментальная проблема коммуникации заключается в том, чтобы передаваемый сигнал, получаемый в одной точке, соответствовал исходному сигналу. Он признавал, что сообщения часто имеют определенное значение (смысл), но отмечал, что такие семантические аспекты коммуникации не имеют отношения к инженерным проблемам. Кроме того, автор информационной теории выдели три типа коммуникационных систем: дискретные, непрерывные и смешанные. Также Шеннон выделил пять составных частей коммуникационной системы, которая в схематичном виде получила широкое распространение во многих учебниках по менеджменту. Пять составных частей системы коммуникации следующие: источник информации, передатчик, канал передачи сообщения, приемник, конечный получатель. Еще один элемент – источник шума (помех) – является составной частью канала передачи и действует на этом уровне, внося искажения в передаваемое сообщение (Рисунок 3).

Рисунок 3. Схематичная диаграмма общей коммуникационной системы С точки зрения решения инженерных проблем, теория коммуникации Шеннона внесла значительный вклад в развитие средств передачи информации. Но проблема учета важности вложенного смысла (семантическая составляющая) оказалась за пределами рассмотрения данной теории. Можно сказать, что, отчасти поэтому, современные средства передачи информации, и впоследствии ИКТ в целом, оказались заложниками данной теории, так как проблемы наращивания и совершенствования каналов передачи информации, способов ее хранения и обработки несколько затенили проблемы управления информацией и ее использования, в том числе и семантические. Во многом нерешенными данные проблемы остаются и по сей день. Ведь с точки зрения человека – как получателя информации, как вычислительного центра, центра принятия решений – не столь важен способ передачи информации (аналоговый или цифровой), сколько заложенный в ней первоначально смысл, ее полезность и своевременность. Также для него важно знать источник информации и адресата. Как мы увидим ниже, эти составляющие имеют ключевое значение при манипулировании информацией и создании дополнительных условий для возникновения и сохранения асимметрии информации. Важным вкладом в понимание этих проблем послужили работы Дж. Маршака и Р. Раднера. Бурное развитие в то время таких направлений в экономической теории как эконометрика, теория игр, системный анализ, теория коммуникаций и пр. не могли не оказать влияния на характер этих работ. Поэтому нас не должно удивлять, что, с одной стороны, в работах широко используется математический аппарат, теория вероятности и элементы статистики и теории игр, а с другой стороны, используемые модели и примеры по возможности упрощены. Но эти работы были серьезной попыткой ввести в анализ понятие информации, поведение индивидуумов и фирм, и неопределенности с целью описания оптимальной информационной и организационной структур фирмы. Так, говоря о целях одной из своих работ, Маршак отмечал, что постольку поскольку задача состоит в том, чтобы расширить экономическую теорию рациональной фирмы до уровня принятия в рассмотрение проблем, связанных с неопределенностью, он вынужден использовать как экономический, так и вероятностный подходы, делая при этом специальный акцент на групповом характере фирмы (Marschak 1954). При этом Маршак ставит своей целью ответить на вопрос: какие структуры и процедуры (действия) делают организацию (фирму) прибыльной? Выше я отмечал, что модели, используемые Маршаком и Раднером, максимально упрощены и служат иллюстративным целям. И все же по сравнению с моделями из теории игр, примеры Маршака и Раднера более сложны. В используемое в моделях понятие команд авторы вкладывают следующее (Marschak and Radner 1972). В общем, действия, осуществляемые организацией, отличаются от действий отдельного индивида в двух отношениях. Первое. Тип (вид) информации, на основе которой каждый член организации принимает решения о своих действиях, может отличаться от одного индивидуума к другому. Так, менеджер на производстве и менеджер по персоналу не полностью обмениваются информацией, необходимой для их деятельности (в рамках одной организации). Второе. Интересы и мнения каждого члена организации могут отличаться от интересов и мнений других членов организации. При этом команда определяется как организация, которой свойственна только первая из вышеупомянутых характеристик, но не вторая.59 Такое условие уже накладывает определенные ограничения на дальнейший анализ. Авторы отмечают, что хотя подобные ограничения, накладываемые на характеристики и свойства фирмы, и являются промежуточным случаем, такой подход может оказаться «полезным шагом на пути к более полной и комплексной теории организации». Таким образом, члены команды имеют сходные интересы, но обладают различной информацией. Поэтому основным вопросом с точки зрения организационного дизайна становится вопрос: каким образом должны распределяться задачи по сбору информации, ее передаче и принятию решений среди членов команды, чтобы достичь наилучших результатов с точки зрения их общих интересов и мнений? Маршак и Раднер отмечают, что действия члена группы или команды будут зависеть от его уверенности (веры) в вероятность наступления тех или иных событий в будущем. Более того, эта вера человека, принимающего решение, будет варьировать в зависимости от его доступа к информации. Такая связь и зависимость между информацией и процессом принятия решений позволили Маршаку и Раднеру заключить, что теория принятия решений может быть названа «экономикой информации». Еще одна работа Маршака, вышедшая в 1960 году и посвященная экономике информации, заслуживает внимания (Marschak 1960). В работе затрагиваются многие аспекты, связанные с использованием информации: цена спроса и предложения на информацию, платежная функция, информационная структура, ошибочная (ложная) информация, и ряд других. В нашем случае многие из предложенных в то время Маршаком объяснений сейчас представляют только исторический интерес. Поэтому здесь я хотел бы коснуться другого аспекта, а именно, ее опосредованности. Это поможет лучше понять, как те или иные теории оказывают влияние на последующие работы и предопределяют дальнейшее развитие научной мысли. Выше я уже говорил о влиянии теории коммуникаций Шеннона и ее «инженерной» и «математической» направленности. Настоящая работа Маршака может послужить иллюстрацией сделанного ранее заявления о влиянии теории коммуникаций на другие далекие от инженерных проблем работы в области информации.60 В начале статьи Маршак отмечает, что слова «количество информации», «ценность информации», «стоимость информации» «в недавнее время широко используются, но отношения между этими количествами не всегда проясняются». Далее Маршак пишет, что «параметр, называемый энтропия, в некотором смысле, является показателем степени неопределенности… Этот параметр, со всей очевидностью, не зависит от конкретного использования информации». Но, если пользователь информации спросит: «Насколько ценна для меня эта информация?», «Сколько я готов заплатить за нее?», и если ценность информации для получателя какимто образом определена, то для получения точных ответов на эти вопросы может быть использована логарифмическая функции энтропии, введенная Шенноном. И снова, ограничивая себя формулой энтропии и акцентируя внимание на объемах передаваемой информации и возможностях передающего канала, Маршак пишет: «…затраты [на информацию] пропорциональны количеству информации». Сегодня мы знаем, что это не всегда и не совсем так. В исключительно простых ситуациях такие аргументы могут быть состоятельными. Но выше мы уже говорили о семантических проблемах, связанных с информацией и ее передачей. Факт наличия асимметричной информации также не позволяет нам принять подобные объяснения. Хотя работы Маршака и Раднера были вполне в духе неоклассической теории, они обратили внимание ученых на многие аспекты деятельности организации. Во-первых, тот факт, что информация не универсальна внутри организации, т.е. разные члены организации обладают разной информацией, и этот факт влияет на их действия и принимаемые решения. Во-вторых, значение доступа к информации и выбора «информационных инструментов» (по терминологии авторов) начинает играть одно из ключевых значений при учете фактора неопределенности и принятия решений в условиях неопределенности. Втретьих, при работе с информацией (сборе, передаче, обработке) индивидуумы и фирмы несут издержки, которые могут быть значительными в зависимости от объемов информации и информационной структуры фирмы. То, что Маршак и Раднер сконцентрировали свое внимание на прямых издержках, было, конечно, упрощением ситуации. Но для экономики информации это было лишь началом пути.

Дж. Стиглер В 1961 году вышла в свет работа Нобелевского лауреата Джорджа Стиглера, которая так и называлась – «Экономическая теория информации» (Stigler 1961). Конечно, статья объемом 20 страниц не могла охватить и малой доли проблем, рассматриваемых экономикой информации, значительная часть которых к тому времени даже еще и не поднималась. И все же данная работа оказала огромное влияние на дальнейшие исследования и ход мыслей ученых. Статья характеризует подход чикагской школы к экономике информации. Ее основная тема – «…анализ важной проблемы информации – определения рыночной цены». Суть предлагаемой Стиглером модели заключается в том, что любой покупатель или продавец, желающий определить наилучшую (минимальную в первом случае и максимальную во втором) рыночную цену, должен опросить ряд продавцов или покупателей. Этот процесс автор называет «поиском». Стиглер признает, что на рынке существует разброс цен, который является проявлением и мерой неосведомленности. Таким образом, можно сказать, что в данном случае работа Стиглера была значительным шагом вперед по сравнению с традиционными моделями, подразумевающими единство цены и полную осведомленность всех участников рынка. Действительно, если бы на рынке существовала единая цена на тот или иной товар, у покупателя не было бы необходимости производить поиск с целью выявления наилучшей. Он мог бы с равным успехом купить этот товар у любого продавца. Говоря о разбросе цен, Стиглер пишет: «Разброс цен представляет собой искаженный показатель неосведомленности, поскольку при учете условий продажи невозможна абсолютная однородность никакого товара». Разброс цен определяется мерой этой неосведомленности. Чем она выше, тем больше разброс цен, и наоборот. Поэтому для покупателя существует возможность снизить эту неосведомленность, опросив несколько продавцов. Чем больше продавцов он опросит, тем выше вероятность, что он найдет минимальную цену. Очевидно, что получение дополнительной информации (опрос дополнительного продавца) стоит денег. Очевидно также, что поиск целесообразно проводить до тех пор, пока затраты на его осуществление не превысят ожидаемых от него выгод. В своей работе Стиглер предлагает математическую модель определения оптимального объема поиска. Из этого неявно следует важный вывод – для эффективной деятельности обладание полной информации о предлагаемых ценах не обязательно, более того, обладание полной информацией может быть экономически нецелесообразно в случае, когда затраты на ее приобретение перевешивают выгоды.61 Для эффективного осуществления поиска покупатель должен быть осведомлен об определяющих факторах поиска. Разные покупатели приходят на рынок, обладая разной информацией, что, в свою очередь, влияет на объем поиска, производимый тем или иным покупателем. Следовательно, и стоимость поиска у разных покупателей на одном и том же рынке может различаться. В числе ключевых факторов поиска Стиглер называет следующие: 1) чем больше доля расходов покупателя на данный товар, тем большую экономию может принести поиск, а значит, тем больше объем поиска;

2) чем больше доля опытных постоянных покупателей на рынке, тем больше объем поиска (при позитивной корреляции между ценами разных периодов);

3) чем больше доля опытных продавцов, тем выше корреляция между ценами разных периодов, а значит, по условию 2, тем больше объем накопленного поиска;

4) затраты на поиск тем больше, чем больше географическая протяженность рынка. Факторами же, которые не позволяют полностью исключить разброс цен, являются следующие: 1) затраты дилера на выяснение цен, запрашиваемых конкурентами;

2) покупательский поиск;

3) устаревание информации;

4) изменчивость состава покупателей и продавцов;

5) изменение размеров рынка. Говоря о механизмах, которые, так или иначе, позволяют покупателям сокращать объем поиска, Стиглер упоминает рекламу и репутацию фирмы. Выбрав в качестве объекта модели поиск наилучшей цены, Стиглер, тем не менее, отмечает, что «идентификация продавцов и их цен – это только один пример большой роли поиска информации в экономической жизни. Сходные проблемы возникают при поиске выгодных направлений инвестирования и при выборе наемными работниками отрасли, предприятия и занятия». Но все же основной акцент остался на уровне проблем «поиска». Такой взгляд не мог избежать критики со стороны коллег по цеху. Значительную долю критики Стиглер получил за то, что свел проблемы информации исключительно в область трансакционных издержек. Другие критиковали его за «неполноту» модели – Стиглер не развил свою теорию поиска дальше и не попытался привязать ее к теории равновесия.

Природа информации и проблемы информации «Я надеюсь показать, что экономика информации олицетворяет коренное изменение в господствующей парадигме в экономике. Проблемы информации являются центральными для понимания не только рыночной экономики, но также и политической экономии…», -- такими словами Джозеф Стиглиц начал свою лекцию по случаю награждения его Нобелевской премией в области экономики в 2001 году (Stiglitz 2001). Немногим ранее он писал: «Возможно наиболее важный прорыв последнего времени в области экономики… относится к экономике информации. Сейчас признано, что информация несовершенна, получение информации может быть дорогостоящим, существует значительная асимметрия в информации, и масштаб информационной асимметричности подвержен действиям фирм и индивидуумов…» (Stiglitz 2000). Что заставило Стиглица и других известных экономистов (Akerlof 2001, Spence 2001) делать подобные заявления? И каким образом экономика информации позволила перевернуть существующие до этого на протяжении двух столетий взгляды о функционировании рынков и экономики в целом? Чтобы не остаться несправедливым по отношению к великим экономистам прошлого, следует отметить, что проблемы несовершенства информации не прошли мимо них совсем незамеченными. Смит, Маршалл, Вебер, Сисмонди, Милль в той или иной степени сознавали те или иные информационные проблемы, даже когда они не воспринимали их как таковые (Stiglitz, там же). Но до последнего времени информация никогда не была центральным элементом в формальном анализе. Наоборот, принималось, что информация совершенна. И даже в том случае, если несовершенства информации были очевидны, и серьезность их последствий признавалась, никто из экономистов того времени не пытался определить источник проблем, связанных с информацией, и логику возможных последствий. Как следствие, даже если признавалось, что незначительное количество несовершенной информации на рынках существует, было принято считать, что рынки все равно функционируют подобно рынкам с совершенной информацией. Забегая вперед, скажем, что последующие исследования показали обратное: даже незначительные объемы несовер шенной информации могут иметь самые серьезные последствия для природы равновесия (Stiglitz 2001). «Скромные» намеки экономистов XVIII-XIX веков оставались незамеченными вплоть до второй половины ХХ века. Основные постулаты – совершенство информации, совершенство конкуренции, полный набор рынков и отсутствие проблемы принуждения – легли в основу общей теории равновесия Эрроу-Дебре. Информационные предпосылки даже не принимались моделью во внимание или, другими словами, принимались как данность.62 В то же время становилось все более очевидным, что попытки создать макроэкономическую модель, базирующуюся на традиционной микроэкономике, обречены на провал. В последующие годы (70-е ХХ в.) экономисты стали все более критически высказываться в адрес кейнсианской и неоклассической теорий. Чикагские экономисты (например, Дж. Стиглер;

более подробное см. в тексте) уделяли значительное внимание информации и признавали важность этой категории. Однако их усилия были направлены, скорее, на защиту и развитие старой модели, чем на выработку новой. В их подходе экономика информации принималась как одна из ветвей прикладной экономики. Несовершенства информации рассматривались с точки зрения трансакционных издержек. Такой подход подразумевал, что данные несовершенства могут быть преодолены при условии принятия во внимание и калькуляции этих издержек. Следуя такой логике, можно было предположить, что проблемы, порождаемые несовершенством информации, могут быть решены посредством введения информационной составляющей в производственную функцию. По ряду причин, к которым вы вернемся ниже, такой подход не давал однозначных решений проблем, порождаемых несовершенной и асимметричной информацией. Один из ответов, почему такой подход не мог служить решением проблем, заключается в том, что информация рассматривалась как ресурс, природа которого ничем особенным не отличалась от прочих ресурсов. Так, например, особенность чикагского подхода при попытках объяснить несовершенство рынков капитала заключалась в сведении информационных проблем к проблемам, возникающим вследствие наличия трансакционных издержек. Очевидно, что попытки решить проблемы, порождаемые несовершенством информации, с одной стороны, и непринятие в расчет самих последствий этого несовершенства, с другой, не могли привести к непротиворечивым результатам. Неудовлетворенность существующими макроэкономическими моделями отчасти объяснялась тем, что данные модели не принимали в расчет микрооснов экономики. Становилось все более очевидным, что информация и рынки несовершенны, что многие рын ки являются неразвитыми, а некоторые отсутствуют вовсе (Akerlof 1970, 2001), проблемы принуждения в экономике существуют, институты, которые, на первый взгляд, должны быть неэффективными, широко распространены и устойчивы (Stiglitz 2001). Все эти феномены требовали объяснения и принятия во внимание экономическими моделями. Эмпирические исследования показали, что проблемы, порождаемые несовершенной и асимметричной информацией касаются экономики в целом. Практически не существует такого рынка, который бы не испытывал на себе влияния асимметричности информации, которая подразумевает под собой тот факт, что разные люди обладают различной информацией, информацией о различных вещах, явлениях и событиях, одни обладают большим объемом информации, другие меньшим. И часто индивидуумы и фирмы не склонны раскрывать ту информацию, которой обладают. Вот некоторые примеры асимметричной информации на рынках (по ходу изложения будут даны дополнительные примеры с более детальным описанием проблем): • рынок труда (работник знает о своих способностях больше, чем работодатель;

работодатель знает о способностях своего работника больше, чем другой потенциальный работодатель;

один работник обладает меньшими способностями, чем другой и поэтому не заинтересован в раскрытии этой информации) (Spence 1973, 2001);

• рынок страхования (страхователь знает больше о себе (своем здоровье, склонно стью к риску), чем страховщик) (Rothschild and Stiglitz 1976);

• рынок капиталов (заемщик знает больше о своих возможностях, истинном поло жении дел в компании, своей склонности к риску и пр., чем кредитор) (Greenwald and Stiglitz 1993;

Greenwald, Stiglitz and Weiss 1984);

• рынок потребительских товаров (например, рынок «лимонов» (некачественных товаров) и «персиков» (качественных товаров того же рода);

владелец товара знает о нем больше, чем потенциальный покупатель) (Akerlof 1970). Данный перечень служит единственно цели проиллюстрировать масштабы асимметричной информации в экономике, и никоим образом не является исчерпывающим. В дополнение можно сказать, что асимметричная информация существует внутри фирмы. Участники рынка могут создавать «шум», заставляя тем самым других участников затрачивать ценные ресурсы на преодоление, по крайней мере частичное, этого искусственно созданного «шума». Менеджеры предпринимают действия, направленные на увеличение асимметричности информации с целью повышения своих властных полномочий. Дифференцирование менеджерами информации между сторонними лицами является для них главным источником ренты. Асимметричная информация влияет на выбор структуры корпоративного управления (ее модели) при первоначальном размещении фирмой своих акций на фондовом рынке (Bebchuk 2002). Эти и многие другие примеры говорят о масштабах влияния несовершенств информации на современные фирмы и рынки и на взаимоотношения между ними. Возникающие на рынках диспропорции вследствие наличия асимметричной информации оказывают, таким образом, непосредственное влияние на эффективность рынков и экономики – на ключевые вопросы экономики. Одним из важнейших выводов, в котором экономика информации помогла утвердиться экономистам, был тот, что для эффективного ведения хозяйства недостаточно иметь только лишь информацию о ценах (для эффективного и оптимального распределения ресурсов), как прежде долгое время полагалось экономической теорией. Действительно, даже вышеприведенные примеры наводят на мысль, что одной ценовой информации недостаточно. Работник хочет иметь информацию о возможных работодателях, о размерах заработной платы, в свое время работодатель хочет иметь информацию о качестве рабочей силы;

страховщик хочет знать больше о действительном состоянии здоровья покупателя полиса;

покупатели хотят иметь информацию о качестве покупаемых товаров до момента их приобретения;

инвестор желает знать ожидаемый размер дохода на вложенные инвестиции;

монополист хочет знать максимальную цену, которую потребитель готов заплатить за его товар;

и т.д.63 Не может такого быть, чтобы для обеспечения эффективного функционирования экономики хозяйствующие субъекты могли довольствоваться одной лишь ценовой информацией. Просто по причине того, что постулат экономики, подразумевающий, что на рынке существует единая цена, также не соблюдается. Однородные товары внутри одного рынка продаются по разным ценам, порой сильно различающимся. Принцип совершенной конкуренции – равенство цены предельным издержкам – также далек от действительности. В реальности цены могут превышать (и превышают) предельные издержки. Другими словами, на реальных рынках цены часто оказываются выше конкурентных цен, которые предполагает равновесный анализ.

Информация и проблемы эффективности На протяжении последних двух десятилетий значительная часть наиболее важных политических дебатов вращалась вокруг одной ключевой проблемы: проблемы эффективности рыночной экономики и подходящего уровня взаимоотношений между рынком и правительством. Но, несмотря на то, что экономистов всегда интересовала проблема эко номической эффективности, до последнего времени они фокусировались на единственной информационной проблеме, которую считали значимой – проблеме редкости ресурсов (Stiglitz 2001). Многие из вышеперечисленных проблем оставались нетронутыми. Следует еще раз отметить, что было бы ошибкой говорить, что экономисты не замечали этих проблем вовсе. Они попросту не считали их настолько важными и значимыми, чтобы уделять им отдельное внимание. В традиционной экономике модель общего равновесия в условиях конкуренции не принимала в расчет внешних воздействий, обусловленных неопределенностью. Все параметры задавались изначально, с самого начала предполагалось наличие полного равновесия. Возможность планирования любых последующих событий также подразумевалась (Rothschild 1973, Stiglitz 2001). Таким образом, в учете других переменных не было особой необходимости, по крайней мере, для целей формального анализа. И уж, тем более, совсем другое дело, как модели согласовывались с реальным функционированием реальных рынков (см., например, критику равновесного анализа у Хайека здесь же). При обсуждении существующих моделей рыночных организаций, действующих в условиях несовершенной информации, Ротшильд совершенно справедливо заметил, что не может быть одной единственной универсальной модели, удовлетворяющей всем условиям, существующим на рынке (Rothschild, там же). Применительно к экономике в целом вопрос стоял следующим образом: является ли экономика, в которой существуют проблемы неблагоприятного отбора (adverse selection), риска недобросовестности (moral hazard) или неполный набор рынков (incomplete markets), эффективной по Парето? Одна часть исследователей отвечала на данный вопрос положительно, другая придерживалась противоположной точки зрения. Ко второй группе относится работа Арнотта, Гринвальда и Стиглица (Arnott, Greenwald and Stiglitz 1993). Принимая неспособность рынков добиться улучшения, авторы поставили вопрос подругому: даже в условиях, когда несовершенства информации не могут быть скорректированы, может ли правительство сделать кого-нибудь более благополучным без ущерба другим? Или другими словами: можно ли добиться большей эффективности по Парето?64 Авторы отвечают на эти вопросы положительно: определенные усилия государства могут привести к повышению эффективности экономики. Вопрос о том, какие из них окажутся наиболее действенными, остается за рамками работы. Это уже вопрос политики. И, может быть, более важным выводом может служить тот, что упоминаемая Адамом Смитом «невидимая рука» далеко не всегда способна указать нам правильное направление. Еще одна важная работа, которая поможет дополнить картину, принадлежит К. Эрроу – одному из авторов теории общего равновесия, которая уже не раз здесь упомина лась. 65

Работа была написана в 1985 году и посвящена проблемам эффективности рынков как механизмов распределения ресурсов. Говоря об условиях соблюдения эффективности по Парето, Эрроу замечает, что «…с точки зрения достижения общественного оптимума это условие (условие оптимальности по Парето) является хоть и необходимым, но недостаточным, поскольку откровенно несправедливое распределение, при котором богатство сосредоточено в руках немногих, а уделом остальных является бедность, будет тем не менее оптимальным по Парето, если не существует способа улучшить положение бедных, не ухудшая хоть в какой-то мере положения богатых». Взгляд на проблемы эффективности экономики позволяет нам расширить аргументацию Стиглица и его коллег, приведенную выше, о возможностях государства по улучшению благосостояния. Становится очевидным, что одно лишь стремление улучшения эффективности по Парето не может быть исключительной целью государства, если оно одновременно ставит своей целью заботу о проблемах несправедливого распределения доходов, искоренения бедности и пр. Говоря о «привлекательности» того аспекта неоклассической модели, подразумевающего «скромные требования к объему необходимой информации», Эрроу четко определяет пределы возможностей этой модели. И он не раз повторяет, что возможности ценовой системы «отнюдь не беспредельны». Среди важнейших проблем неоклассической теории общего равновесия, до сих пор не нашедших своего решения, Эрроу выделяет следующие:66 1) соотношение между микро- и макроэкономикой;

2) распространение теории на случай несовершенной конкуренции;

3) учет трансакционных издержек. Так же он упоминает о критике в адрес неоклассической теории по поводу того, что она «игнорирует такие аргументы и функции полезности, как власть, статус, общественное одобрение и прочие, которые также мотивируют участников экономического процесса, а также …не учитывает некоторые ограничения, в том числе вычислительные возможности людей и социальные регуляторы их поведения». В качестве примера неэффективности системы Эрроу приводит отсутствие рынков «для многих форм риска и для большинства будущих сделок», -- фактора, который традиционные экономические модели не принимали во внимание. В данном случае речь идет о фьючерсных рынках. Невозможность создания рынков для экстерналий – еще один пример явления «несуществования» рынков. Побочные эффекты, или экстерналии, согласно Эрроу, служат главной причиной, почему «конкурентная рыночная система может не обеспечить достижение оптимального распределения ресурсов». В свою очередь, данная проблема напрямую связана с проблемой наличия трансакционных издержек: «Отсутствие рынка не является чем-то абсолютным;

вместо того, чтобы говорить о нем, лучше оперировать более широкой категорией – трансакционными издержками, которые в общем случае мешают, а в частных случаях – полностью блокируют образование рынков». Если традиционные рынки и ценовая система в ряде случае не только не могут сократить эти издержки, но и из-за их наличия не могут возникнуть вообще, то, очевидно, должны возникать институты и механизмы для борьбы с трансакционными издержками. Одним из таких институтов является фирма. Проблемы невозможности существования некоторых рынков и несовершенства рынков имеют непосредственное отношение к деятельности фирмы и, в частности, к реструктуризации системы управления. Часто стратегические планы, намечаемые в процессе реструктуризации, не воплощаются по причине их нежизнеспособности в существующих условиях. Невозможность преодолеть силы несовершенств информации делает фирму своим «заложником». Поэтому задачи, стоящие перед системой управления, выходят далеко за пределы обеспечения фирмы необходимыми ресурсами и их балансировки. Предвосхищая вопросы относительно того, какие выводы мы можем сделать из вышесказанного применительно к микроэкономике, следует сказать, что, несмотря на то, что представленные выше аргументы относятся по большей части к макроэкономическим проблемам, мы должны иметь в виду несколько важных аспектов. Так, для практиков значимость экономики информации и ее принципов для повседневной деятельности заключается в самой роли, которую играют фирмы в экономике. От того, насколько эффективной будет деятельность каждой фирмы в отдельности, будет зависеть эффективность экономики в целом. Проблемы информации оказывают непосредственное воздействие на рациональность принимаемых решений. И до тех пор, пока решения принимают люди, а не машины, руководители должны всегда помнить об ограниченной рациональности людей и факторах, имеющих к ней непосредственное отношение и обуславливающих ее. Другой важный практический аспект касается понимания природы информации и ее свойств как товара. Долгое время считалось, что информация как товар ничем не отличается от прочих. С одной стороны признавалось, что получение информации требует затрат, с другой стороны, полагали, что если принять во внимание стоимость информации, можно утверждать, что рынки могут достичь полной эффективности. Данной точки зрения, может быть и неявно, придерживался Стиглер, описывая свою модель теории поиска (Stigler 1961).67 Но, как мы уже могли убедиться, это не так (Stiglitz 2001). Информация обладает свойствами публичного товара: отсутствие конкуренции между его потребителями между собой, а также то, что потребление данного товара одним покупателем не сокращает количество данного товара для потребления другими (Varian 1999, Stiglitz 2000). Публичные товары имеют как частную, так и общественную ценность. Это делает возможным получение выгоды от наличия такого товара субъектами, не имеющими к нему никакого имущественного отношения. Во многих случаях для собственника такого товара исключение прочих от его использования и получения пользы представляется дорогостоящей процедурой. Но даже если исключение третьих лиц от получения выгоды от использования такого товара и возможно, во многих случаях делать это неэффективно с точки зрения общественной пользы (Hirshleifer 1971, Stiglitz 2000). В связи с этим возникает центральная проблема – проблема присвоения дохода от инвестиций в информацию и знания. Ряд свойств публичного товара, присущих информации, делает невозможным для инвестора присвоение всего дохода от инвестиций в ту или иную информацию. Очевидно, что работодатель, оплативший обучение работников, не может рассчитывать на то, что инвестиции в обучение вернутся к нему в полном объеме, хотя бы по той причине, что работник может уволиться, «захватив» с собой полученные знания и навыки на новое место работы, что, в свою очередь, избавит нового работодателя от необходимости осуществления подобных инвестиций, но позволит ему воспользоваться плодами от инвестиций, осуществленных прежним работодателем.68 Лучшее понимание управленцами природы и свойств информации могло бы в значительной степени способствовать повышению эффективности принимаемых решений. Однако, как мы можем наблюдать, их действия в части использования информации носят прямо противоположный характер. Всячески скрывая и искажая информацию, они тем самым сами способствуют развитию и поддержанию несовершенств рынков. Поэтому постоянные требования большей информационной открытости не являются благим пожеланием, а несут в себе конкретный экономический смысл. И данные требования имеют самое непосредственное отношение ко всем участникам рынка. Новые гипотезы и теории, возникшие в ходе работ по экономике информации, не возникали сами собой. Эти работы начинались с пересмотра каждой основной предпосылки, каждой центральной теоремы, на которых прежде зиждилась экономическая теория (Stiglitz 2001). Одно из таких положений, которое было подвергнуто перепроверке, касалось предположения о выпуклости функции, соответствующей принципам уменьшающегося дохода (полезности), которые долгое время считались универсальными. Но с учетом несовершенной информации (и затрат, связанных с ее приобретением) данные принципы уже не казались вполне убедительными и внушающими доверие. Оказалось, что стоимость приобретения информации не может рассматриваться исключительно как фиксированные (постоянные) затраты.69 Поиски ответа на вопрос «что представляет из себя соот ношение между ценностью информации и затратами на приобретение этой информации» дали, может быть, неожиданный, но вполне логичный результат. В 1984 году Раднер и Стиглиц (Radner and Stiglitz 1984) доказали теорему, в которой показали, что существует фундаментальная невогнутость (nonconcavity) функции ценности информации. Данный принцип подразумевает, что в определенных условиях, предельная полезность малого количества информации равна нулю, или иными словами, осуществление затрат на приобретение незначительного количества информации не имеет смыла с точки зрения окупаемости и какой бы то ни было целесообразности. И это еще одно важное свойство информации. Такая невогнутость имеет несколько важных последствий. Так, спрос на информацию будет представлять прерывистую функцию от цены на информацию (в условиях линейных цен);

агенты не будут покупать «небольшие» объемы информации;

также агенты будут склоняться к специализации в производстве (обеспечении) информации (Chade and Schlee 2002). Одним из основных последствий такой прерывистости в поведении экономических агентов является «несуществование» конкурентного равновесия (Rothschild and Stiglitz 1976). Проблема невогнутости внесла значительную долю беспокойства в стан экономистов. Многие идеи и воззрения оказались под вопросом. В частности это было справедливо по отношению к фундаментальным теоремам экономики благосостояния.70 Гринвальд и Стиглиц (Greenwald and Stiglitz 1986) показали, что в условиях несовершенной информации или неполноты рынков, что наблюдается практически всегда, конкурентные рынки не являются эффективными по Парето. Принимая во внимание затраты на улучшение информации или создание рынков, участники рынка, в принципе, могут улучшить свои позиции без нанесения ущерба кому-либо еще. Таким образом, на рынках существует возможность улучшения оптимальности по Парето, -- ситуация, которую мы уже обсуждали выше. И те фирмы, которые не сумеют использовать эти возможности и предпринять соответствующие действия, будут терять свои конкурентные преимущества и рынки. Затронутые и выявленные Раднером и Стиглицем проблемы побудили многих авторов к их более детальному и всестороннему рассмотрению. Одна группа авторов искала подтверждения и расширения модели Раднера-Стиглица (Chade and Schlee 2002), другая группа авторов, наоборот, концентрировала свое внимание на ограничениях модели и ситуациях, в которых теорема не выполняется (Arrow 1985, Moscarini and Smith 2002). В своей работе Чэйд и Шли отмечают, что наряду с появлением усложняющихся моделей получения информации остается более фундаментальный вопрос: почему так происходит, что информация, по существу, должна показывать увеличивающийся предель ный доход (при начальном условии отсутствия информации)? Пытаясь ответить на этот вопрос, авторы пересмотрели в своей работе ряд условий, которые использовали Раднер и Стиглиц при доказательстве теоремы. Основные выводы, к которым они пришли, заключались в том, что условие невогнутости выполняется и в более «мягких» условиях, показав тем самым, что теорема Раднера-Стиглица может быть распространена и на более общие случаи, которые первоначально не рассматривались при ее доказательстве. Рассматривая также случаи, когда теорема невогнутости не работает, Чэйд и Шли описали ряд трудностей, которые неизбежно возникнут при попытках доказательства общей теоремы о глобальной вогнутости стоимости информации. Отмечая, что одной из неразрешенных до сих пор проблем байесовской теории решений является проблема оценки информации, Москарини и Смит пришли к противоположным результатам и показали, что в ряде случаев информация обнаруживает условия уменьшающегося предельного дохода. Такое поведение наблюдается в условиях, когда существует спрос на «большие объемы» информации или в условиях низких цен на информацию, и когда выгоды от приобретения такой информации значительно перевешивают затраты. В данном случае, если количество информации измеряется числом независимых наблюдений, тогда, в конечном итоге, предельная стоимость информации будет уменьшаться по мере увеличения числа наблюдений. Отсюда, если цена наблюдений сравнительно мала, то спрос на информацию будет «с хорошим поведением». Чэйд и Шли, обсуждая аргументацию Москарини и Смита, показали, что она не вызывает большого противоречия, так как условия, которые использовали для доказательства Москарини и Смит избегают рассмотрения проблемы «малых количеств», подчеркнутой в результатах Раднера и Стиглица. В 1985 году Эрроу опубликовал статью, посвященную информационной структуре фирмы (Arrow 1985). В ней он сконцентрировал внимание на проблемах в формулировке взаимообмена информацией между составными частями фирмы или между другими организациями. В качестве модели Эрроу выбрал теорию команд. В теории команд элементами фирмы являются агенты, среди которых распределены знания и функции принятия решений. Основная проблема, возникающая в данном случае, проблема дизайна, под которым в данном случае подразумевается распределение информации и набора правил по принятию решений между индивидуальными агентами таким образом, чтобы оптимизировать платежную функцию для фирмы в целом. Каждый агент наблюдает случайную переменную, называемую также сигналом, кроме того, каждый агент имеет набор действий, из которого может быть сделан выбор. Постольку поскольку агент наблюдает только оп ределенные сигналы (подходящие), его правило принятия решений является функцией соотнесения его сигнала с набором возможных действий. В таком случае проблема дизайна заключается в том, чтобы выбрать сигнал для каждого агента и набор правил по соотнесению этого сигнала с возможными действиями. Эрроу предлагает называть назначение сигналов агентам информационной структурой, а выбор набора правил структурой принятия решений. Естественно, что выбор информационной структуры является предметом некоторых ограничений, в противном случае каждый агент имел бы возможность наблюдения всех возможных состояний окружающей среды. И далее Эрроу приводит два примера ситуаций, «оба достаточно правдоподобных», в которых стоимость информации характеризуется вогнутой функцией. Основной вывод заключается в том, что решения в различных обстоятельствах могут также значительно отличаться друг от друга даже в том случае, если они основаны на одних и тех же принципах максимизации. Относительно правдоподобности приводимых примеров следует сказать, что они весьма доказательны в том случае, когда может быть использован закон больших чисел. Эта оговорка и условие подтверждают правомерность модели, описыванной Москарини и Смитом, которая в таком случае может рассматриваться как дальнейшее развитие идей Эрроу, но которая не опровергает теоремы невогнутости, предложенной Раднером и Стиглицем.

Экономика информации, рынки, фирмы и поведение Экономика информации помогла прояснить многие проблемы и оказала влияние на развитие других направлений экономической теории, таких как теория фирмы, финансовая теория, теория поведения. Тот факт, что экономика информации в своем развитии опиралась на эмпирические данные, во многом объясняет ее успех и широкие рамки практического использования. Применительно к функционированию рынков капитала и теории корпоративных финансов экономика информации позволила объяснить многие аспекты реального поведения фирм в ответ на внешние изменения окружающей среды. Классический подход Модильяни-Миллера постулирует, что стоимость фирмы и ее операционные решения не зависят от структуры капитала (Модильяни и Миллер 2001). Если говорить более строго, то Модильяни и Миллер утверждали следующее: «…рыночная стоимость фирмы не зависит от структуры ее капитала и определяется нормой капитализации ожидаемого дохода в фирмах ее класса», а «средние затраты фирмы на капитал вовсе не зависят от его структуры и равны норме капитализации потока доходов от акций в этом классе фирм». Следуя такой логике, правомерно предположить, что ни акционеры, ни менеджеры, ни кредиторы не должны уделять особого внимания соотношению собственного и заемного капитала. Для фирмы нет принципиальной разницы, какой источник – займ или выпуск акций, или и тот и другой – будет использоваться для финансирования деятельности. Таким образом, можно предположить, что финансовое положение фирмы не будет отражаться на ее поведении. На практике это не так. Простые наблюдения и систематические эмпирические исследования показали, что финансовая структура и финансовое состояние оказывают значительное влияние на поведение фирмы (Greenwald and Stiglitz 1990). Условия теоремы Модильяни-Миллера требуют (в традициях неоклассической теории) совершенства финансовых рынков. Но финансовые рынки, как и прочие, несовершенны. Модели несовершенной информации изменили традиционный взгляд в двух важных направлениях. 1. Если информация асимметрично распределена между участниками финансовых рынков – покупателями и продавцами финансовых инструментов, -- тогда некоторые рынки, например рынки акций, могут быть сильно ограниченными или вообще отсутствовать (проблема «тонких» рынков или несуществования рынков, идентифицированная Акерлофом). Соответственно, свободный доступ ко всем формам финансирования, предполагаемый подходом Модильяни-Миллера, может отсутствовать. Одним из примеров подобного несовершенства финансовых рынков может служить рационирование кредитов на рынках заемного капитала, которое приводит к тому, что одни фирмы имеют преимущества перед другими при получении займов. Такие преимущества напрямую определяются финансовой структурой и финансовым состоянием заемщика, которые, в свою очередь, во многом определяют его поведение. 2. Если информация асимметрично распределена между теми, кто принимает решения и предполагаемыми получателями выгод от этих решений, тогда функции вознаграждения, которые направляют процесс принятия решений в фирме, по форме могут не соответствовать простой функции максимизации стоимости, предполагаемой неоклассической теорией. В условиях хорошо функционирующих рынков, когда риски могут быть эффективно и широко диверсифицированы, действия фирм в отношении риска будут нейтральными. Но, находясь в условиях реальных рынков, на которых существует асимметричная информация между продавцами и покупателями, инвесторами и менеджерами, фирмы склонны изменять свое поведение, их отношение к риску становится «враждебным» (risk aversion). Это объясняет, почему фирмы предпочитают получать финансирование путем заимствований, а не путем выпуска дополнительных акций. Выпуск акций во многих случаях становится невыгодным для акционеров и менеджмента фирмы, так как привлечение капитала путем продажи акций для рынка служит свидетельством того, что акции переоценены. Ответным действием рынка будет понижение цены акций. Акционеры и менеджеры осведомлены о таких последствиях, и это удерживает их от финансирования за счет увеличения собственного капитала. Более того, фирмы ведут себя враждебно по отношению к риску даже в условиях, когда риски несистематические, т.е., когда фирма собственными действиями может их ослабить или исключить. Так, выбор фирмой того или иного способа финансирования зависит от ее решений. Выпуск акций оказывает негативное влияние на рыночную стоимость фирмы, и это заставляет ее прибегать к заимствованиям в случае необходимости привлечения средств, что, в свою очередь, увеличивает риск банкротства, риск, который находится под воздействием поведения фирмы. Следовательно, финансовая структура фирмы имеет для нее значение и влияет на поведение фирмы;

изменения в финансовой силе (чистой стоимости) фирмы имеют для нее реальные последствия;

а средства, предотвращающие изменения в распределении цен и сделок, оказывают на участников рынка реальный эффект. Несовершенная информация оказывает влияние на обе стороны отношений в организации: как на внутреннюю (определение схем вознаграждений, организационная структура, ценообразование и т.п.), так и на внешнюю (отношения с рынками труда, капитала, товаров). Современная теория фирмы строится на этих основах (Stiglitz 2001). Одно из ее главных отличий от прежних (в духе неоклассической теории) моделей состоит в том, что она принимает во внимание важные последствия, вытекающие и связанные с поведением. Теория ограниченной рациональности, которая уже упоминалась выше, принимает, что любой человек только ограниченно рационален при принятии решений. А именно, не все решения, принимаемые человеком, могут быть объяснены с точки зрения поиска максимальной выгоды. Эмоции и чувства, присущие природе человека, во многом определяют его решения. Такая точка зрения на процесс принятия решений позволила Саймону сделать вывод, что индивиды и фирмы на самом деле не пытаются максимизировать свои функции полезности и прибыль, а следуют принципу достижения приемлемого уровня удовлетворенности. Данная теория оказала существенное влияние на дальнейшее развитие экономической теории и теории фирмы. И все же представляется, что будь даже все действия индивидуумов и организаций полностью рациональными, это не позволило бы преодолеть несовершенств информации и ее асимметричности. Поэтому современная теория фирмы и другие экономические теории в целях более реального приближения к действительности были вынуждены принимать во внимание и несовершенства информации, и поведенческие аспекты.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.