WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«Московский государственный университет им М. В. Ломоносова Географический факультет На правах рукописи УДК 911.3:301(470.3) Черковец Марина Владимировна Роль социально-экономических факторов в ...»

-- [ Страница 3 ] --

«психологическое» же объяснение заключается в том, что активные люди более оптимистичны и скорее имеют позитивное мироощущение. В отношении «инертного» типа: эта группа характеризуется преобладанием женщин, сельских жителей, пожилых (60 – 80 лет) и молодых (18-30 лет), а также лиц с начальным образованием. Распределение на шкале «бедные-богатые» для этой группы имеет перекос в сторону «крайне бедных» и «верхушки среднего слоя» по сравнению со средним распределением по выборке. Вероятно, можно сделать вывод о том, что эту группу составляют люди, на чью жизнь изменения в социальноэкономической сфере действительно повлияли слабо, но в силу разных причин – большинству просто нечего было терять и они не заметили ухудшения, другие относительно благополучно пережили сложный период, оставаясь «на плаву» в силу достаточно высокого уровня жизни. Отличия в удовлетворенности состоянием здоровья в разных поведенческих типах имеют те же закономерности. Также, доля довольных своим здоровьем выше среди представителей «активного» типа и ниже среди тех, кто для выживания в переходный период прибегал только к экономии (пассивный тип) или был вынужден также предпринимать и активные шаги (активно-пассивный тип). Объяснение этому, вероятно, аналогично объяснению разницы в общем отношении к жизни, и в значи тельной степени исходит из возрастных и социальных различий представителей поведенческих типов. Тип поведения в переходный период и тип поведения в отношении поддержания своего здоровья Анализ взаимосвязи между типом поведения в переходный период и типом поведения в отношении поддержания своего здоровья показывает наличие определенного соответствия между ними (табл. 3.3.6). Люди, более активные в плане поддержания своего положения в 90-е годы, больше внимания уделяют своему здоровью и предпринимают активные действия, направленные на его сохранение. Так, например, среди представителей «активного» социального типа доля активно заботящихся о здоровье составляет 31%, а среди представителей «пассивного» - 11,9%, то есть в три раза меньше. В то же время, доля тех, кто не может или не хочет принимать никаких мер по сохранению своего здоровья («инертный» тип заботы о здоровье), наиболее велика среди лиц с «инертным» типом поведения в период социально-экономических преобразований (31,9%).

Таблица 3.3.6 Тип поведения в связи с адаптацией к изменениям в социально-экономической сфере в 90-е годы и тип заботы о здоровье Тип заботы о здоровье (%) Тип поведения в связи с адаптацией к новым социальноэкономическим условиям Тип 1 Инертный Тип 2 Активный Тип 3 Активнопассивный Тип 4 и Тип 5 Пассивные слабо и сильно выраженный Всего Тип 1 Активный Тип 2 Активнопассивный 19,0 17,4 22,8 24,6 Тип 3 Пассивный Тип 0 Инертный 20,7 31,9 10,1 11, 28,4 30,4 40,5 34, 31,9 20,3 26,6 29, 17,7 21, 33, 27, Изучение динамики и особенностей качества, образа жизни и здоровья респондентов исследуемого района подтвердило исходное предположение о негативном влиянии изменений в социально-экономической сфере на здоровье населения Центральной России в 90-е годы и позволило выявить соответствующие территориальные, социальнодемографические и поведенческие различия. Социально-экономические перемены 90-х годов привели к существенному снижению качества жизни большей части населения. Важнейшими проявлениями негативных процессов стали ограничение возможностей для сохранения и восстановления здоровья в связи со снижением уровня благосостояния, негативными изменениями в сфере обслуживания и т.д., а также неблагоприятность психологического климата, рост стрессовых ситуаций и неудовлетворенности различными аспектами жизни. Кризис сильнее проявился в сельской местности. Материальное положение большинства опрошенных ухудшилось по сравнению с концом 1980-х годов, а дифференциация между городом и селом по обеспеченности населения средствами к существованию возросла. В 1989 г. половина всех респондентов имела достаточно средств на еду, оплату жилья, коммунальных услуг и иногда покупки товаров не первой необходимости, и еще четверть могли купить все, что считали нужным. В 2002 г. большая часть населения обладала средствами для покупки только самой простой еды, оплаты жилья и коммунальных услуг, появилась группа людей, которым денег не хватает, чтобы обеспечить и этот минимум. В структуре распределения семей на шкале «бедные-богатые» на основе собственной оценки респондентов произошел резкий сдвиг в сторону бедных, более выраженный в сельской местности. Ухудшились условия для сохранения и восстановления здоровья населения. В связи с разрушением системы льготных путевок и падением уровня благосостояния существенно снизилась доля как городского, так и сельского населения, проводящего отпуск в санаториях и домах отдыха. По субъективной оценке респондентов, ухудшилось качество питания, что связано с недостатком средств и необходимостью экономить. Половина опрошенных в 2002 г. не имела возможности обеспечить себя необходимыми лекарствами из-за их дороговизны, в то время как в 1989 г. для большинства этой проблемы не существовало. О снижении качества и доступности медицинской помощи свидетельствует высокая доля неудовлетворенных медицинским обслуживанием среди респондентов в 2002 г., существенно выросшая по сравнению с концом 1980-х годов. Аналогичные тенденции отмечаются в отношении удовлетворенности работой и условиями проживания. Снижение качества жизни не могло не отразиться на состоянии здоровья населения. Большинство респондентов считает, что здоровье жителей их города/села за последние 10 лет ухудшилось, повсеместно растет алкоголизм, в городе появилась проблема наркомании. Для жителей города, меньше пострадавших в результате социальноэкономического кризиса, характерна более высокая оценка своего здоровья. Сельчан чаще волнуют проблемы, связанные с собственным здоровьем и здоровьем близких. Общее мироощущение населения, отражающее его психологическое состояние, соответствует субъективной оценке здоровья: как в городе, так и в селе немногим более половины опрошенных в целом довольны жизнью. Анализ распространенности причин негативных эмоций и стрессов свидетельствует о высоком значении личной жизни независимо от типа местности, а также большей озабоченности сельских жителей проблемами, связанными с недостатком средств к существованию, и вынужденной экономией. Существенное влияние на психологическое состояние и субъективную оценку здоровья респондентов оказывает материальное положение их семей. Удовлетворенность состоянием своего здоровья повышается с ростом благосостояния. Наиболее сильная связь выявлена для показателей самоопределения на шкале «бедные-богатые» и общего отношения к жизни. Кризисные процессы в социально-экономической сфере повлекли за собой вынужденные изменения в сфере профессиональной деятель ности, быта и отдыха, связанные с неблагоприятным воздействием как на физическое, так и на психическое здоровье людей: смену места работы или профессии, вынужденную работу в нескольких местах одновременно, необходимость экономить, в т.ч. на питании и лечении. Большинство опрошенных столкнулось с необходимостью сразу нескольких из перечисленных мер. Пассивная модель выживания, основанная на жесткой экономии во всех сферах типична для группы населения с преобладанием лиц возрасте 50-60 лет, женщин, сельских жителей, бедных слоев общества. По-видимому, именно они пережили наибольший стресс и столкнулись с самыми глубокими проявлениями кризиса в 90-е годы.

Заключение Результаты, полученные в ходе диссертационного исследования, позволяют сделать ряд выводов, как носящих теоретический характер, так и имеющих значимость для анализа ситуации в конкретных регионах.

1. Исследование обусловленности здоровья населения является сложной междисциплинарной проблемой, которая в силу большого количества факторов воздействия, наличия внутренних взаимосвязей и сложных механизмов влияния не может иметь однозначного решения. Анализ существующих представлений, концепций и исследований в медицине, социологии, психологии, географии свидетельствует о высоком интересе к изучению роли социально-экономических факторов в формировании здоровья населения России в 90-е годы. В результате их обобщения предложена интегральная схема факторов воздействия на здоровье населения. На первом этапе все факторы подразде ляются на экзогенные, связанные с воздействием на человека внешней среды, и эндогенные, связанные с особенностями его организма. На втором этапе выделяются четыре группы факторов, из которых к эндогенным относятся генетические, биологические факторы, к экзогенным - факторы окружающей среды и социально-экономические факторы, включая медицинское обслуживание, а на стыке экзогенных и эндогенных оказываются факторы, связанные с поведенческими, психологическими и эмоциональными особенностями человека. Последние выделены в отдельную группу в связи со спецификой их природы и увеличением числа свидетельств их значимости для здоровья человека. Все факторы тесно взаимодействуют между собой и в совокупности определяют образ и качество жизни населения, которые являются интегральными факторами, влияющими на здоровье населения. Образ жизни характеризует различные виды, способы деятельности человека (быт, труд, отдых), а качество жизни – среду проживания, условия (в широком смысле слова), в которых эта деятельность осуществляется, с точки зрения комфортности для человека, и субъективную оценку их человеком. В данной системе действуют и обратные связи: здоровье влияет на образ и качество жизни населения, которые в свою очередь оказывают определенное воздействие на биологические и наследственные характери стики следующих поколений, психологические, поведенческие и эмоциональные особенности человека, социально-экономическое развитие и окружающую среду. Для выявления роли социально-экономических факторов в формировании здоровья населения в работе рассматриваются следующие показатели: ожидаемая продолжительность предстоящей жизни;

показатели смертности (младенческая смертность, перинатальная смертность, смертность по причинам, включая самоубийства и убийства);

некоторые показатели заболеваемости, в т.ч. психические заболевания, включая алкоголизм и наркоманию, отдельные инфекционные (туберкулез) и венерические (сифилис и др.) болезни;

а также субъективная оценка своего здоровья населением 2. Большинство существующих исследований посвящены изучению обусловленности здоровья на одном территориальном уровне, что позволяет использовать для анализа ограниченный набор показателей. В диссертации реализована методика комплексного анализа ситуации на разных территориальных уровнях на основе использования различных наборов показателей, с применением совокупности географических, социологических, математических и других методов исследования, и получены конкретные выводы в отношении отдельных территорий Центральной России. Такой подход позволил изучить проблему на уровне популяции (уровень страны, экономического района (макроуровень), субъекта федерации (мезоуровень)) и перейти к конкретному исследованию человека (микроуровень) с учетом субъективных оценок. Взгляд на проблему на каждом уровне детализации дал возможность выявить закономерности и особенности, «невидимые» на других уровнях. 3. Результаты проведенного анализа на всех уровнях подтверждают существенное влияние социально-экономических факторов на здоровье населения Центральной России в 90-е годы. Выявлены территориальные различия и динамика социально-экономических характеристик и показателей здоровья населения, а также выделены факторы воздействия и обусловленные ими изменения в здоровье населения и его групп. На макро- и ме зоуровне проявлениями негативной реакции населения на снижение уровня благосостояния, рост безработицы, ухудшение медицинского обслуживания стали: уменьшение ожидаемой продолжительности жизни населения, рост младенческой смертности, смертности и заболеваемости по социально обусловленным причинам. Те же тенденции выявлены на микроуровне в других показателях и с большей степенью детализации. Снижение уровня жизни и удовлетворенности населения материальным положением, ухудшение качества и вынужденное изменение образа жизни в связи с адаптацией к новым социально-экономическим условиям привели к росту неудовлетворенности жизнью в целом и состоянием своего здоровья, увеличению частоты негативных эмоций, большей распространенности алкоголизма и наркомании. 4. На макроуровне выявлены территориальные различия в социально-экономической ситуации, состоянии здоровья населения и воздействии социально-экономических факторов на здоровье населения регионов Центральной России. Для характеристики социально-экономического положения на основе 14 исходных статистических показателей путем последовательного факторного анализа получены три индекса, характеризующие уровни благосостояния, медицинского обслуживания и безработицы;

при этом, наибольший вклад имеет уровень благосостояния. На основе полученных частных индексов с учетом весов рассчитан итоговый социально-экономический индекс для интегральной оценки региональных различий в социальноэкономическом положении. В результате выделены 4 группы областей с относительно благоприятным, выше среднего, удовлетворительным и неблагоприятным социально-экономическим положением с точки зрения влияния на здоровье населения. Изучение территориальной дифференциации здоровья населения проводилось по показателям ожидаемой продолжительности жизни при рождении (с учетом различий по полу и типу местности) и младенческой смертности. На первом этапе путем нормирования исходных показателей получены соответствующие частные индексы по областям. Интегральная оценка территориальных различий производилась на основе суммарного индекса здоровья, рассчитанного как среднее арифметическое частных индексов исходя из предположения об их равнозначности. В итоге выделены 4 группы регионов с относительно хорошим, выше среднего, удовлетворительным и плохим здоровьем населения. Анализ связи между индексом здоровья и социально-экономическим индексом путем построения диаграммы рассеяния, расчета коэффициента корреляции и построения уравнения линейной регрессии позволил выявить два типа областей: • с прямой зависимостью между социально-экономическим положением и здоровьем населения;

эту группу составляют области с удовлетворительным и хорошим здоровьем населения (за исключением Ивановской области) уровень которого соответствует благоприятности социальноэкономического положения (Московская, Ярославская, Рязанская, Орловская, Брянская, Калужская, Костромская, Владимирская, Ивановская);

• с отсутствием зависимости и приоритетным значением для здоровья других факторов;

эту группу составляют области с плохим здоровьем населения (Тульская, Смоленская, Тверская). Для более детального изучения роли социально-экономических фак торов в формировании здоровья населения на мезоуровне выбраны два региона: Ивановская область - депрессивная с неблагоприятным социальноэкономическим положением и низким уровнем здоровья;

Калужская область - среднестатистическая как по социально-экономическому положению, так и по состоянию здоровья населения. 5. Исследование на мезоуровне социально-экономических изменений и здоровья населения в 90-е годы в депрессивной (Ивановская) и «средней» (Калужская) областях позволило сделать следующие выводы. Динамика изменений в социально-экономической сфере и состоянии здоровья населения обеих областей в 90-е годы имеют схожие черты, отражающие ситуацию в целом по России, но ярче проявившиеся в Ивановской области: резкий спад (ухудшение) в начале 90-х годов, достижение «дна» к 1994 – 1995 гг., стабилизация и некоторый подъем к 1998 г., новый период ухудшения ситуации после обвала экономики в 1998 г., в настоящее время сменившийся стабилизацией. Наиболее значимые негативные изменения в здоровье населения имеют социально-экономическую обусловленность. • Ожидаемая продолжительность жизни населения достигла минимального значения в 1994-1995 гг., особенно глубокий спад показателя отмечен у мужчин. В Калужской области в течение десятилетия величина ОПЖ в основном соответствовала или немного превышала среднероссийский уровень;

в Ивановской области ОПЖ была ниже средней по России, и к концу 90-х годов разрыв увеличился, особенно у мужчин. • В середине 90-х годов произошло резкое увеличение смертности от отравления алкоголем, в Ивановской области этот показатель превышал среднероссийский уровень. • О напряженности социальной ситуации свидетельствуют рост числа самоубийств среди, в основном, среди мужского населения. В то время как в Калужской области значение данного показателя в целом соответствовало среднему по России, в Ивановской области отмечалось существенное превышение. Особенно сильно эта тенденция проявилась в группе мужчин в возрасте от 40 до 60 лет, что можно интерпретировать как результат повышенного потребления алкоголя или крайний шаг на пути безрезультатных попыток адаптации к «безвыходной» ситуации, сложившейся в жизни многих семей. • Увеличилось количество детей с отставанием психического развития, что наряду с биологическими факторами является свидетельством недостаточного внимания родителей, алкоголизма и низкого уровня жизни. В отличие от Ивановской области, кризис переходного периода в Калужской области не достиг такой глубины и не привел к столь резкому ухудшению здоровья населения. При наличии тех же негативных тенденций, основные демографические показатели здоровья (ожидаемая продолжительность жизни и младенческая смертность) оставались на уровне среднероссийских. Неблагоприятная социальная ситуация привела к росту смертности и заболеваемости по социально значимым причинам, что ха рактерно и для страны в целом. Одной из наиболее устойчивых тенденций, приостановить которую удалось только в 2001 г., является рост заболеваемости и смертности от туберкулеза, проявившийся в Калужской области сильнее, чем в Ивановской. Динамика, соответствующая изменению большинства социально-экономических показателей, характерна для венерических заболеваний – гонореи и сифилиса, а также выделенных в отдельную группу таких психических заболеваний как алкогольные психозы и алкоголизм. Рост распространения наркомании несколько запаздывает, его пик пришелся конец 90-х годов. Более подробный анализ ситуации в Калужской области на основе составления серии карт показал наличие существенных различий в уровне и условия жизни и заболеваемости населения социально значимыми болезнями по районам. В целом, более высокий уровень заболеваемости отмечается в районах с городами – промышленными центрами, высокой долей городского населения, пониженной долей населения старших возрастов.

6. Изучение динамики и особенностей качества, образа жизни и здо ровья респондентов на микроуровне подтвердило исходное предположение о негативном влиянии изменений в социально-экономической сфере на здоровье населения Центральной России в 90-е годы и позволило выявить соответствующие территориальные, социально-демографические и поведенческие различия. Проведено социологическое исследование, позволившее учесть субъективные оценки и поведенческие особенности отдельных групп населения. Местом его проведения выбран Козельский район, характеризующемся средними значениями большинства социальноэкономических показателей и индикаторов здоровья населения в Калужской области, которая в свою очередь является «среднестатистической» для Центральной России. Социально-экономические перемены 90-х годов привели к существенному снижению качества жизни большей части населения. Результаты опроса свидетельствуют о том, что важнейшими проявлениями негативных процессов стали ограничение возможностей для сохранения и восстановления здоровья в связи со снижением уровня благосостояния, негативными изменениями в сфере обслуживания и т.д., а также неблагоприятность психологического климата, рост стрессовых ситуаций и неудовлетворенности опрошенных средствами к различными по аспектами с В жизни. Кризис концом 1989 на г. 80-х сильнее годов, а проявился в сельской местности. Материальное положение большинства ухудшилось сравнению возросла. дифференциация между городом и селом по обеспеченности населения существованию имела половина оплату всех респондентов достаточно средств еду, жилья, коммунальных услуг и иногда покупки товаров не первой необходимости, и еще четверть могли купить все, что считали нужным. В 2002 г. большая часть населения обладала средствами для покупки только самой простой еды, оплаты жилья и коммунальных услуг, появилась группа людей, которым денег не хватает, чтобы обеспечить и этот минимум. В структуре распределения семей на шкале «бедные-богатые» на основе собственной оценки респондентов произошел резкий сдвиг в сторону бедных, более выраженный в сельской местности. Ухудшились условия для сохранения и восстановления здоровья населения. В связи с разрушением системы льготных отпуск в путевок и падением и домах уровня благосостояния По существенно оценке снизилась доля как городского, так и сельского населения, проводящего санаториях отдыха. субъективной респондентов, ухудшилось качество питания, что связано с недостатком средств и необходимостью экономить. Половина опрошенных в 2002 г. не имела возможности обеспечить себя необходимыми лекарствами из-за их дороговизны, в то время как в 1989 г. для большинства этой проблемы не существовало. О снижении качества и доступности медицинской помощи свидетельствует высокая доля неудовлетворенных медицинским обслуживанием среди респондентов в 2002 г., существенно выросшая по сравнению с концом 80-х годов. Аналогичные тенденции отмечаются в отношении удовлетворенности работой и условиями проживания. Снижение качества жизни не могло не отразиться на состоянии здоровья населения. Большинство респондентов считает, что здоровье жителей их города/села за последние 10 лет ухудшилось, повсеместно растет алкоголизм, в городе появилась проблема наркомании. Для жителей города, меньше пострадавших в результате социально-экономического кризиса, характерна более высокая оценка своего здоровья. Сельчан чаще волнуют проблемы, связанные с собственным здоровьем и здоровьем близких. Общее мироощущение населения, отражающее его психологическое состояние, соответствует субъективной оценке здоровья: как в городе, так и в селе немногим более половины опрошенных в целом довольны жизнью. Анализ распространенности причин негативных эмоций и стрессов свидетельствует о высоком значении личной жизни независимо от типа местности, а также большей озабоченности сельских жителей проблемами, связанными с недостатком средств к существованию, и вынужденной экономией. Существенное влияние на психологическое состояние и субъективную оценку здоровья респондентов оказывает материальное положение их семей. Удовлетворенность состоянием своего здоровья повышается с ростом благосостояния. Наиболее сильная связь выявлена для показателей самоопределения на шкале «бедные-богатые» и общего отношения к жизни. Кризисные процессы в социально-экономической сфере повлекли за собой вынужденные изменения в сфере профессиональной деятельности, быта и отдыха, связанные с неблагоприятным воздействием как на физическое, так и на психическое здоровье людей: смену места работы, профессии, занятость в нескольких местах одновременно, необходимость экономить на отдыхе, одежде и обуви, питании и лекарствах. Большинство опрошенных столкнулось с необходимостью сразу нескольких из перечисленных мер. По совокупности изменений в образе жизни, связанных с адаптацией к новым социально-экономическим условиям, выделено пять типов поведения. Для нескольких групп населения данный период не был связан с указанными выше изменениями в образе жизни: самые пожилые, сельские жители, с начальным образованием и низкими доходами и раньше вели предельно экономный образ жизни и, видимо, «не заметили» происходящих перемен, поскольку им нечего было терять;

представители молодого поколения в 90-е годы жили в семьях родителей и не сталкивались напрямую с проблемами выживания;

люди, относящие себя к «верхушке среднего слоя», относительно благополучно пережили сложный период, оставаясь «на плаву» в силу достаточно высокого уровня жизни. В стремлении найти выход из сложившейся ситуации молодые, мужчины, горожане, лица со средним специальным образованием, представители среднего слоя чаще предпринимали активные действия - смену места работы или профессии, работу в нескольких местах. Сочетание активных действий с пассивной адаптацией (экономией) характерно для группы людей со схожими социально-демографическими характеристиками, но с преобладанием лиц предпенсионного возраста. Среди тех, для кого изменения свелись к вынужденной экономии выборочного характера (на одежде и/или отдыхе), преобладают мужчины, лица в возрасте 30-40 лет, горожане, лица с неполным средним и высшим уровнем образования, представители нижней границы среднего слоя общества. Пассивная модель выживания, основанная на жесткой экономии во всех сферах типична для группы населения с преобладанием лиц возрасте 50-60 лет, женщин, сельских жителей, бедных слоев общества. Повидимому, именно они пережили наибольший стресс и столкнулись с самыми глубокими проявлениями кризиса в 90-е годы. Выявлены различия в здоровье и предпринимаемых мерах по его сохранению среди групп населения с разными типами поведения в период социально-экономических преобразований. Наиболее высокая доля тех, кто доволен своим здоровьем, отмечена среди представителей «активного» типа, что можно объяснить как преобладанием молодежи, так и поведенческими характеристиками, связанными с активной жизненной позицией и здоровым образом жизни (занятия спортом, профилактика и т.д.). Неудовлетворенность своим здоровьем в наибольшей степени характерна для респондентов, столкнувшихся с необходимостью ограничивать себя во всем, включая питание и лекарства.

Представляется вероятным, что при сохранении низкого качества жизни и вынужденных неблагоприятных особенностей образа жизни, характеризующих современную ситуацию в исследуемых регионах, здоровье значительной части жителей Центральной России в случае оптимистичного варианта развития событий останется на прежнем невысоком уровне, а в случае пессимистичного – еще ухудшится. Диссертационное исследование показало, что при разработке национальных и региональных программ, рассматривающих проблемы здравоохранения и социально-экономического развития, важнейшее значение имеют комплексные исследования территориальных особенностей формирования здоровья населения.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 1. Аведисова А.С., Чахава В.О., Шпикалов А.Ю., Даровская И.Д., Ляшенко А.И. Клинические особенности расстройств адаптации у безработных Москвы // Рос. психиатрич. журнал. 1999. №6. Айвазян С.А. Интегральные индикаторы качества жизни населения: их построение и использование в социально-экономическом управлении и межрегиональных сопоставлениях. – М.: ЦЭМИ РАН, 2000. Алексеев А.И. Условия жизни населения как предмет социальной географии // Прикладные социально-географические исследования: тезисы докладов республиканского семинара-совещания. – Тарту, 1984. Алексеев А.И., Зубаревич Н.В. Кризис урбанизации: формирование нового образа жизни // Проблемы прогнозирования. 2000. №4. Амбарцумов А.А., Стерликов Ф.Ф. 1000 терминов рыночной экономики. – М.: КРОН-ПРЕСС, 1993. Андреев Е.М. Новая демографическая катастрофа в России?// Химия и жизнь. 1994. №10. Антонюк В.В., Позняков С.П., Ермаков С.П. Современные подходы к интегральной оценке изменений состояния здоровья населения под воздействием неблагоприятных факторов внешней среды / Тропцентр – 98. Кн. 2. – М.–Ханой: Совм. Рос.-Вьетн. тропический н.-и. и технол. центр, 1997. Алексеев А.И. Многоликая деревня: население и территория. – М.: Мысль, 1990. Атлас Калужской области. – М., 1971.

2.

3.

4. 5. 6. 7.

8. 9.

10. Атлас «Окружающая среда и здоровье населения». Под. ред. Мюррея Фешбаха. – М.:ПАИМС, 1995. 11. Баранова И.П. Факторы риска синдрома внезапной смерти детей грудного возраста // Проблемы соц. гиг., здравоохр. и истории медицины. 1999. №6. 12. Бедный М.С. Медико-демографическое изучение народонаселения. – М.: Статистика, 1979. 13. Белоконь О.В., Дартау А.А. Нетрудоспособное население в переходный период (социальные и экономические проблемы)//Демография и социология. Вып.18. – М., 1998. 14. Богоявленский Д. Российские самоубийства и российские реформы / Население и общество. Инф. бюлл. Центра демографии и экологии человека ИНП РАН. 2001. №52, апрель.

15. Бочкарева Т.В. Подходы к пониманию и оценке качества городской среды // Проблемы качества городской среды. Сб. науч. тр. – М.: Наука, 1989. 16. Бруй Б.П., Дмитриев В.И., Балыгин М.М. О некоторых медикодемографических и социальных аспектах развития подростков // Здравоохр. РФ. 1999. №2. 17. Васильева Т.П., Васин В.А., Дубисская Л.А. О методических подходах к разработке модели обусловленности здоровья женщин во время беременности // Проблемы соц. гиг., здравоохр. и истории медицины. 1999. №1. 18. Вассерман Л.И. Психодиагностическая шкала для оценки уровня социальной фрустрированности // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. 1995. №2. 19. Ващалова Т.В. Ранжирование территории Российской Федерации по медико-демографическим показателям // Вест. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1997. №5. 20. Величковский Б.Т. Реформы и здоровье населения // Экономика здравоохранения. 2001. №4–5. 21. Вишневский А.Г., Школьников В.М. Смертность в России. Главные группы риска и приоритеты действий / Научные доклады. Вып.19 – М.: Московский центр Карнеги,1997. 22. Вяткина Г.И., Землякова А.С., Устинова О.В. Предпосылки формирования безработицы и некоторые пути решения проблемы занятости // Социальные трансформации и положение женщин в России. Мат-лы междунар. науч. конф. – Иваново, 1995. 23. Географический энциклопедический словарь. – М., 1989. 24. География Калужской области. – Тула: Приокское книжное изд-во, 1989. 25. Гилинский Я., Румянцева Г. Самоубийства в России // Население и общество. Информационный бюллетень центра демографии и экологии человека ИНП РАН. 1998. №25, январь. 26. Голубчик М.М., Сарайкина с.С., Семина И.А. К Оценке категории «качество жизни» (географический аспект)//Человек в зеркале современной географии. - Смоленск, 1996. 27. Горбунова В. А., Бредер В.В. Качество жизни онкологических больных // IV Всеросс. онкологич. конф. – М.: РАГС,2000. 28. Гриценко В.В. Эмоциональное состояние вынужденных мигрантов // Психологический журнал. Т. 21. 2000. №4. 29. Государственный доклад «О состоянии здоровья Российской Федерации в 2000 году». – М., 2001. 30. Гундаров И. А. Отчего умирают люди в России. – М., 1997. населения 31. Гундаров И. А. Цель, объединяющая всех // Независимая газета. 2.02.1997. 32. Даутов Ф.Ф. Изучение здоровья населения в связи с факторами среды. – Казань, 1990. 33. Демографический ежегодник России:стат.сб. – М., 1997. 34. Демографический ежегодник России: стат. сб. – М., 2000. 35. Демографический ежегодник России: стат. сб. – М., 2002. 36. Демографический ежегодник Калужской области: стат.сб. – Калуга, 2001. 37. Демографический энциклопедический словарь. – М.: БСЭ, 1985. 38. Доклад об итогах работы органов и учреждений здравоохранения в 2002 г. и мерах по повышению качества медицинской помощи населению. – Минздрав России, 2003. 39. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 2001 г./Под ред. С.Н. Бобылева. – М.: Права человека, 2001. 40. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 2001 г./Под ред. С.Н. Бобылева. – М.: Интердиалект, 2002. 41. Доклад о состоянии здравоохранения в Европе за 2002 г. / Региональные публикации ВОЗ. Европейская серия. № 97. – Копенгаген: Европейское региональное бюро ВОЗ, 2002. 42. Дьяченко В.Г. Демографические процессы в Приамурье в условиях экономических реформ в России // Проблемы соц. гиг., здравоохр. и истории медицины. 2000. №5. 43. Елохов А. М. Управление качеством жизни в крупном городе//Вопросы теории и практики развития современной экономики. – Пермь, 1998. 44. Ермаков С.П. Современные возможности интегральной оценки медикодемографических процессов. – М.: Институт социально-политических исследований РАН, 1996. 45. Женщина, мужчина, семья в России: последняя треть ХХ века. Проект «Таганрог»/Под ред. Н.М. Римашевской. – М.:ИСЭПН,2001. 46. Жеребин В.М., Ермакова Н.А. Уровень жизни в едином интегральном показателе // Народонаселение. 2001. №4 (14). 47. Жилинский Е.В. Мониторинг социодемографических процессов в России // Народонаселение. 2000. №1. 48. Журавлева И.В. Здоровье населения как междисциплинарная проблема. Становление социологии здоровья // Социология в России. Под ред. Ядова В.А. – М.: Институт социологии РАН, 1998. 49. Журавлева И.В., Коган В.З. Психологические факторы здоровья/ Отношение населения к здоровью. Отв. ред. Журавлева И.В. – М.: Институт социологии РАН, 1998.

50. Зайцев А. К. Качество жизни населения региона // Проблемы прогнозирования. 2001. №3. 51. Здоровье населения и деятельность учреждений Калужской области в 2000 году (статистические материалы). – Калуга, 2001. 52. Здоровье населения и деятельность учреждений Калужской области в 1997 году (статистические материалы). – Калуга, 1998. 53. Здоровье населения и деятельность учреждений Калужской области в 1995 году (статистические материалы). – Калуга, 1996. 54. Здравоохранение в России. Статистический сборник. – М., 2001. 55. Здравоохранение Калужской области в 1993 году. – Калуга, 1994. 56. Здравоохранение Калужской области в 1991 году. – Калуга, 1992. 57. Зубаревич Н.В. Социальное развитие регионов и поселений России: изменения 90-х годов // Вест. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 2002. №6. 58. Зубаревич Н.В. Социальное развитие регионов России: проблемы и тенденции переходного периода. – М.: Едиториал УРСС, 2003. 59. Иванова А.Е. Социально-демографическая цена психического здоровья населения. Автореф. дисс. … докт. экон. наук. – М.: Институт социально-политических исследований РАН, 1998. 60. Ивановская область в 1998 году. Статистический сборник. – Иваново: Ивановский областной комитет государственной статистики, 1999. 61. Игнатьева М.Н., Тургель И.Д. Особенности оценки социальноэкономических последствий сокращения женской занятости в моноотраслевых районах // Социальные трансформации и положение женщин в России. Мат-лы междунар. научн. конф. – Иваново, 1995. 62. Какорина Е.П. Социально-гигиенические особенности состояния здоровья населения в современных условиях // Пр-мы соц. гиг., здравоохр. и истории мед-ны. 2000. №2. 63. Калужская область в 1994 году. Статистический сборник. – Калуга, 1995. 64. Калужская область в 2000 году. Статистический сборник. – Калуга, 2001. 65. Квашнина С.И. Медико-социальные и эколого-экономические проблемы на Севере России // Будущее России – социально-экономический аспект. Мат-лы Междунар. науч.-практ. конф. СПб., 1998. 66. Келлер А.А., Кувакин В.И. Медицинская экология. Под ред. А.А. Келлера. – СПб.:PETROC, 1998. 67. Ковалев Е.Е. Анализ уровней риска смерти для населения РФ // Вопросы анализа риска. 1999. №1. 68. Ковалев С.А., Ковальская Н.Я. География населения СССР. – М.: Издво Моск. ун-та, 1980.

69. Колосов В.П. Социально-стрессовые расстройства и психотерапия // Рос. мед. журнал. 1999. №5. 70. Коновалов О.Е. Отношение городских жителей к здоровью // Пр-мы соц. гиг., здравоохр. и истории мед-ны. 1999. № 2. 71. Куролап С.А. Геоэкологические основы мониторинга здоровья населения и региональные модели комфортности окружающей среды. Автореф. дисс. … докт. геогр. наук. – М., 1999. 72. Кутепов Е.Н. Методические основы оценки состояния здоровья населения при воздействии факторов окружающей среды. Автореф. дисс. … докт. мед. наук. – М., 1995. 73. Лейзерович Е.Е. Текстильный цех страны // Советский Союз. Российская Федерация. Центральная Россия. – М.: Мысль, 1970. 74. Либис Р.А., Коц Я.И., Агеев Ф.Т., Мареев В.Ю. Качество жизни как критерий успешной терапии больных с хронической сердечной недостаточностью // Рос. мед. журнал. 1999. № 2 75. Лисицын Ю.П. «Модус» здравоохранения. 2001. №2. здоровья россиян // Экономика 76. Лозовицкий О.В., Чуканов А.Н. Социальные и клинические аспекты суицидологии // Тр. Астрах. гос. мед. акад. Вып. 17.– Астрахань, 1999. 77. Максимова Т.М. Особенности здоровья в условиях формирования новой социальной структуры населения // Пр-мы соц. гиг., здравоохр. и истории мед-ны. 1999. №3. 78. Максимова Т.М., Какорина Е.П., Лушкина Н.П., Королькова Т.А., Токуров М.В. Оценка состояния здоровья населения по результатам пробной переписи населения в 1997 г. // Пр-мы соц. гиг., здравоохр. и истории мед-ны. 1999. №1. 79. Малхазова С.М. Глобальные экологические изменения и здоровье населения//Глобальные социальные и политические перемены в мире. Мат-лы рос.-амер. симпозиума. – М., 1997. 80. Малхазова С.М. Медико-географический анализ территорий: картографирование, оценка, прогноз. Автореф. дисс. … докт. геогр. наук. – М., 1999. 81. Материалы Администрации www.ivadm.ivanovo.ru Ивановской области. – 82. Медицинская география на пороге ХХI века. Под ред. А.А. Келлера / Мат-лы Х Всеросс. конф. по медицинской географии с международным участием. – СПб.: Изд. РГО, 1999. 83. Милле Ф., Школьников В.М., Эртриш В., Валлен Ж. Современные тенденции смертности по причинам смерти в России 1965—1994. — М.: Центр демографии и экологии человека института народнохозяйственного прогнозирования РАН, 1996.

84. Население России. 2001. Девятый ежегодный доклад/Отв. ред. А.Г. Вишневский. - М., 2002.

демографический 85. Немцов А.В., Школьников В.М. Потери в связи с алкогольной смертностью в России в 1980-х-1990-х годах // Новости науки и техн. сер. Мед. Вып. Алкогольная болезнь/ВИНИТИ.-1999.-№ 5. 86. Неравенство и смертность в России: Коллективная монография Под ред. В. Школьникова, Е. Андреева и Т. Малевой;

Моск. Центр Карнеги. Москва, Сигналъ, 2000. 87. О демографических процессах в Ивановской области (статистический сборник). – г. Иваново: Областной комитет государственной статистики, 1999. 88. Овчаров В.К. Состояние здоровья населения и организационные проблемы здравоохранения северных регионов страны // Пр-мы соц. гиг., здравоохр. и истории мед-ны. 1999. №5. 89. Основные тенденции формирования здоровья населения Российской федерации в 1998 г. Сост. Щепин О.П., Овчаров В.К., Какорина Е.П // Пр-мы соц. гиг., здравоохр. и истории мед-ны. 1999. № 6. 90. Плющ И.В. География смертности в России. Автореф. дисс. … канд. геогр. наук. – СПб., 1998. 91. Плющ И.В. Историко-культурный потенциал городской цивилизации и продолжительность жизни населения РФ // Исторический город в контексте современности. Нижний Новгород, 1999. 92. Предложения к стратегии содействия сокращения бедности в России: анализ и рекомендации. – М.: Издание Бюро МОТ, 2002. 93. Предпринимательский климат регионов России. География России для инвесторов и предпринимателей. Под ред. А.М. Лаврова и В.Е. Шувалова. – М.: «Начала-пресс», 1997. 94. Прохоров Б.Б. Медико-экологическое районирование и региональный прогноз здоровья населения России. – М.: Изд-во МНЭПУ, 1996. 95. Прохоров Б.Б. Здоровье населения России в прошлом, настоящем и будущем // Проблемы прогнозирования. 2001. №1. 96. Прохоров Б.Б. Здоровье прогнозирования. 1998. №4. населения // России // Проблемы и 97. Психосоциальные расстройства укрепление здоровья. 1999. №3.

Профилактика заболеваний 98. Районы и города Калужской области. Информационно-статистический сборник – Калуга, 1996. 99. Районы и города Калужской области. Информационно-статистический сборник – Калуга, 2001. 100. Ратанова М.П., Колбенева и др. Оценка степени экологической опасности городов России для здоровья населения // Вест. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1995. №3.

101. Ратанова М.П., Черковец М.В. Социально-экономические факторы и здоровье населения Ивановской области // Вест. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 2001. №4. 102. Ревич Б.А. Здоровье городских жителей // Природа. 1993. №2. 103. Ревич Б.А., Быков А.А. Загрязнение воздуха как фактор смертности в городах России // Энергия. 1998. №5. 104. Регионы России в 1998 г. Статистический сборник. – М.,1999. 105. Регионы России в 2001 г. Статистический сборник. – М., 2002. 106. Решетников А.В. Особенности подготовки и проведения медикосоциологических исследований // Экономика здравоохранения. 2001. №1. 107. Решетников А.В. Социальный портрет потребителя медицинских услуг // Экономика здравоохранения. 2000. №12. 108. Решетников К. В. Региональные особенности общественного здоровья в России в переходный период // Проблемы прогнозирования. 2001. №3. 109. Римашевская Н.М., Корхова И.В. Бедность и здоровье в России // Народонаселение. 2001. №4 (14). 110. Римашевская Н.М. Русский крест //Природа.1999. №6. 111. Россия в окружающем мире. Аналитический ежегодник – 1998. – М.:МНЭПУ, 1998. 112. Россия в окружающем мире. Аналитический ежегодник – 1998. – М.:МНЭПУ, 1999. 113. Рывкина Р.В. Образ жизни сельского населения. – Новосибирск: Наука, 1979. 114. Саградов А.А. Россия и индекс человеческого развития // Население и общество. Информ. бюлл. Центра демографии и экологии человека ИНП РАН. 2000. №43, февраль. 115. Сахно А.В. Теоретико-методологические и медико-социальные проблемы общественного здоровья. Автореф. дисс. … д-ра мед. наук. – М., 1993. 116. Светличная Т.Г. Анализ летальных исходов в стационарах города и села // Здравоохр. РФ. 1999. №3. 117. Сидоров П.И., Соловьев А.Г., Коробицын Л.Л., Кирпич И.А., Никуличев В.В. Медико-социальные аспекты пьянства и алкоголизма на европейском севере// Здравоохр. РФ. 2000. №1. 118. Смирнова О.Ю. Невротические расстройства у лиц, вынужденно сменивших работу./Акт. вопросы психиатрии. – Иваново: Иван. гос. мед. акад., 1998. 119. Сороковикова Н.В., Ратанова М.П., Черковец М.В., Орлинский Д.Б. Оценка загрязнения окружающей среды и здоровья населения в промышленном городе / Бюллетень НИИ гигиены, экономики и управления здравоохранением им. Н.А. Семашко. – М, 1999. 120. Состояние здоровья населения и приоритеты развития здравоохранения Свердловской области (опыт мониторинга) / НПО «Медсоцэкономинформ», департамент здравоохранения администрации Свердловской обл., Свердловский областной информационно-вычислительный центр. – М.–Екатеринбург, 1996. 121. Социальная гигиена (медицина) и организация здравоохранения: учебное руководство. Под ред. проф. Ю.П. Лисицина. – М.: НПО «Медикосервис», 1998. 122. Социально-психологическая динамика в условиях экономических изменений. Под ред. А.Л. Журавлева, Е.В. Шороховой. – М.: Изд-во ИП РАН, 1998. 123. Социально-экономическое положение Калужской области. Январьиюль 2001 г. №7. – Калуга, 2001. 124. Социальное положение и уровень жизни населения России. Стат. сборник. – М., 2002. 125. Социогеографическое исследование образа жизни и его элементов (на примере Эстонской ССР). Методическое пособие. Сост. Райтвийр Т. – Таллин, 1979. 126. Страна самоубийц // Независимая газета. 11.08.2003. 127. Судоплатов А.П., Хорева О.Б. Кризисные явления в демографическом развитии России и ее регионов // Вест. Моск. ун-та. Сер. 6. Экон. 2001, №4. 128. Суринов А.Е. Социально-экономическая ситуация в 1992 – 2000 гг. – воздействие на население России. - Мир России. 2001. №2. 129. Тишук Е. Медико-демографические процессы в современной России // Врач. 2000. №1. 130. Тюков Ю.А., Ползик Е.В. Официальная медицинская статистика как основа управления здоровьем населения // Экономика здравоохранения. 2000. №7. 131. Федулов С.В. Географическое изучение образа жизни. Автореф. дисс. … канд. геогр. наук. – М., 1989. 132. Филатов А.Н. Территориальная организация населения в сельской местности центральной России. Автореф. дисс. … канд. геогр. наук. – М., 2002. 133. Чернуха А.Д., Никитин Ю.П. Медико-экологическая и социальная адаптация коренного населения северо-востока России // Пр-мы соц. гиг., здравоохр. и истории мед-ны. 2000. №1. 134. Шевченко Ю. Минздрав – ведомство болезней или здоровья? // Российская газета. 05.08.2003.

135. Школьников В.М. Факторы формирования пространственных закономерностей смертности населения на территории СССР. Автореф. дисс. … канд. геогр. наук. – М.: Институт географии АН СССР, 1987. 136. Школьников В.М. Географические факторы продолжительности жизни // Изв. РАН. Сер. географич. 1987. №3. 137. Экономическая и социальная А.Т. Хрущева. – М.: Дрофа, 2001. география России. Под. ред.

138. Эпидемиологический анализ онкологической заболеваемости и смертности при оценке влияния радиационного и других факторов на здоровье населения: руководство. – М.: Гос. комитет сан.-эпид. надзора РФ, 1996. 139. Яруллин А.Х., Амиров Н.Х., Тураев Р.Г., Даутов Ф.Ф. Социальногигиенический мониторинг здоровья детского населения. – Казань, 1997. 140. Alexeev A., Semagin U., Shabalina N., Evdokimov M., Pavlov K., Cherkovets M., Filatov A. Transformation of rural settlements in Russia in 1990s. Example of local region in the Central zone of Russia // Современные проблемы географии и природопользования. Вып. 3. – Барнаул, 2000. 141. Catalogue of health indicators. A selection of important health indicators recommended by WHO programmes. - Geneva, WHO, 1996. Division of Health Situation and Trend Assessment. 142. Chenet L., McKee M., Shkolnikov V., Vassin S. Alcohol and cardiovascular mortality in Moscow: new evidence of a causal association. European Journal of Population, 1998, 14: 19-37 143. Development of indicators for monitoring progress towards health for all by the year 2000 (Health for All Series No. 4) - Geneva, WHO, 1981. 144. Elinson J. Toward sociomedical health indicators // Soc. Indicators Res 1974;

1:59-71. 145. Katsching H. Насколько полезна концепция качества психиатрии? - Psychological Medicine, 1998, 28, 159-164 146. Manual of mortality analisys. - Geneva: WHO, 1980. 147. Marthe R. Gold, David Stevenson and others. Similarities and Differences in Summary Measures of Population Health//Annual Review of Public Health, May 2002, Vol. 23: 148. Murrey C.J.L. The infant mortality rate, life expectancy at birth and linear index of mortality as measures of general health status/ International of Epidemiology, 1998-17, №1. 149. Spitzer WO, Dobson AJ, Hall J. et al. Measuring the quality of life in cancer patients: a concise QL index for use by phisicians // J. chronic dis 1981;

34:585-97.

жизни в 150. The world health report 2001: mental health: new understanding, new hope. – Geneva:WHO, 2001. 151. Waldberg P., McKee M., Shkolnikov V., Chenet L., Leon D. Economic change, crime and Russian mortality crisis: a regional analysis. // British Medical Journal, 1998, vol. 317, August. 152. Wenger NK, Mattson ME, Furberg CD, Elinson J. Assessment of quality of life in clinical trials of cardiovascular therapies // Amer. J. Cardiol 1984;

54:908-13 153. WHOQOL-BREF/Programme on mental health - Geneva: WHO, 1996. 154. WHOQOL. Measuring quality of life/Programme on mental health - Geneva: WHO, 1996. 155. WHO Issues New Healthy Life Expectancy Rankings/Press Release WHO. 4 June. 2000. Интернет источники 156. Вишневский А.Г. Будем меньше пить – будем дольше жить // Электронная версия газеты «Известия». 10.04.2002. http://main.izvestia.ru/online/article16942 157. Демоскоп. Электронная версия бюллетеня «Население и общество». http://demoscope.ru/weekly/2003/0129/barom01.php 158. Европейская база данных «Здоровье для всех» (European Health for All Database). www.euro.who.int 159. Ивановская область - "экономическое гетто" России?// Газета «Частник». 07.10.2002. http://news.chastnik.ru/txt.php?plot=14&idx=1540 160. Медицинский информационный сервер. www.medline.ru 161. Программа улучшения качества жизни населения: белгородский проект/Научно-исследовательская лаборатория по проблемам качества жизни населения. 2003. http://www.bel.edu.ru/lab/faq.asp 162. О современном состоянии смертности населения Российской Федерации/Доклад Комиссии по вопросам женщин, семьи и демографии при Президенте Российской Федерации. 1997. http://www.dpni.org/stat55.htm 163. Об итогах социально-экономического развития Ивановской области за 1999 г. Управление экономики и прогнозирования администрация Ивановской области. www.ivadm.ivanovo.ru 164. Статистическая информационная www3.who.int/whosis система ВОЗ (WHOSIS).

165. Экзогенные психические расстройства. Научный центр психического здоровья РАМН. http://www.mentalhealth.ru/lib/tiganov/5/index.cgi?

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.