WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«Ставропольский государственный университет На правах рукописи Черепкова Наталья Викторовна Психологическая диагностика и прогнозирование конституционально-типологической недостаточности у детей в ...»

-- [ Страница 2 ] --

А.И. Захаров, 1988). H.Teichmann (цит. по Рычковой Н.А., 2001) опросил 1800 родителей о степени их удовлетворенности школьными успехами своих детей. Почти половина опрошенных родителей оказалась неудовлетворенной. Родителей, неудовлетворенных успехами своих детей, можно было разделить на несколько групп. Первая — родители, которые успешно продвигаются по службе, занимают руководящие посты. Они привыкли предъявлять к себе высокие требования, которые автоматически переносят на своих детей, не учитывая их реальных возможностей. Вторая — это семьи, из которых на протяжении нескольких поколений выходили высококвалифицированные специалисты, сохранению научные работники. статуса. Здесь Третья преобладают — тенденции с к социального родители низкой профессиональной квалификацией, возлагающие на своих детей осуществление не достигнутых ими самими надежд. H.Teichmann обнаружил, что 24% отвечают требованиям родителей, но при этом подвергаются длительным и тяжелым нагрузкам, 72% - пассивны, 4% — постоянно занимают позицию протеста, проявляющуюся в нарушениях поведения, непослушании, вплоть до ярко выраженного невротического развития. Существенную роль в механизме нарушения поведения играет расстройство адаптации личности к окружающей среде. К признакам нарушения социальной адаптации относятся потеря социально направленных чувств, недоверие к близкому социальному кругу и нормам, социальная неконтактность, неадекватная оценка собственных возможностей. Согласно Х. Христозову, факторы, обусловливающие формирование расстройства поведения, ведущим проявлением которых является социальная дезадаптация, могут быть подразделены на следующие: 1) болезненное усиление влечений в результате органических мозговых заболеваний или конституционально обусловленной неполноценности, что ведет к различным изменениям влечений, достигающих иногда степени глубоких, несовместимых с правилами социальной среды, извращениям;

2) отсутствие авторитета воспитателей в условиях противоречивых морально-эстетических и общественных норм поведения родителей;

3) реакции протеста, возникающие в результате несправедливого отношения со стороны родителей или воспитателей;

4) неразрешимые личностные конфликты. Было бы неправильно говорить о формировании нарушений поведения и личности вне влияний современной жизни общества. Непрерывное увеличение объема информации, пропаганда жестокости и насилия приводят к нарастанию относительной изоляции и отчужденности при одновременном увеличении уровня занятости. Все это оказывает влияние на внутри- и внесемейные отношения, приводя к изменению нормативных эталонов во многих сферах жизни. Такого рода изменения оказывают влияние на детскую психику и формирующуюся личность ребенка, создавая предпосылки для девиации поведения как нарушение адаптационных возможностей. Неизбежное в этих условиях стремление к независимости легко порождает реакции отказа, протеста, отрицания авторитетов, что приводит к нарушению общепринятых норм поведения. При недостаточной адаптации ребенка или подростка, невозможности усвоения им социально полезных стереотипов, неправильной ценностной ориентации, влиянии асоциальных установок может формироваться эгоцентрично-утилитарная мотивационная система, которая является существенной предпосылкой для развития дезадаптивного, антисоциального поведения. В работах психиатров выделяются два основных типа психического дизонтогенеза – ретардация и асинхрония (Ушаков, 1973;

Ковалев, 1985). Под ретардацией авторы понимают запаздывание или приостановку психического развития. Различают общую (тотальную) и частичную (парциальную) психическую ретардацию. При частичной ретардации наблюдается приостановка или запаздывание в развитии отдельных психических функций. Нейрофизиологической основой парциальной ретардации является нарушение темпов и сроков созревания отдельных функциональных систем. Характерным признаком асинхрония является выраженное опережение в развитии одних психических функций и свойств формирующейся личности и значительное отставание темпов и сроков созревания других. Это становится основой дисгармоничного развития психики в целом. Следует отличать асинхронию от физиологической гетерохронии, т. е. разновременности созревания церебральных структур и функций, что наблюдается при нормальном психическом развитии (Ананьев, 1968;

Анохин, 1975;

Рыбалко, 1990 и др.). Г.К. Ушаков (1973) рассматривает несколько вариантов проявления асинхронии, приводящей к психическому дизонтогенезу. К ним автор относит ретардацию как отставание в развитии одной или нескольких функциональных систем. Например, у ребенка, страдающего олигофренией, навыки ходьбы, речи, мелкой моторики формируются значительно позже, чем у здорового ребенка. Асинхронией автор считает также акселерацию, когда одна или несколько функциональных систем развиваются с выраженным опережением. Кроме того, автор говорит о третьем варианте это сложная асинхрония, где ретардация одних функций способствует акселерации других. Как в онтогенезе, так и в дизонтогенезе, асинхрония развития психических функций наиболее заметна в периоды возрастных кризисов, когда начинается интенсивное формирование новых качеств психики индивида. В.В. Ковалев кроме ретардации и асинхронии как основных типов психического дизонтогенеза выделяет еще третий тип, «связанный с механизмом высвобождения и фиксации более ранних онтогенетических форм нервно-психического реагирования» (Ковалев, 1985 с. 9). В основе этого типа дизонтогенеза лежит, по мнению автора, «преходящая физиологическая незрелость, а также временный возврат к незрелым формам нервно-психического реагирования» (там же, с. 9-10). Под влиянием неблагоприятных условий среды (как биологических, так и социальных) может происходить задержка дальнейшего созревания «уже незрелых» структур и функций мозга. Это проявляется у ребенка в более ранних, примитивных формах нервно-психического реагирования. В исследованиях психологов и физиологов показано, что степень зрелости отдельных функциональных систем на определенных возрастных этапах значительно различается. Одни функциональные системы уже сформировались и в процессе онтогенеза незначительно модифицируются, тогда, как другие только начинают формироваться. Именно в этом и заключается принцип гетерохронности, неодновременности развития функциональных систем. Каждая функциональная система и даже отдельные ее звенья имеют собственную программу развития. Но, несмотря на это, мозг работает как единое целое. Интегративная деятельность мозга предполагает теснейшее взаимодействие его различных систем, их взаимную обусловленность. «Наряду с гетерохронностью созревания отдельных функциональных систем необходима определенная синхронность в их взаимодействиях. В каждом возрастном периоде отдельные системы должны находиться в определенной степени зрелости, иначе не произойдет полного слияния систем в единый ансамбль» (Бадалян, 1983, с.213). Развитие нервной системы ребенка, как подчеркивает Л.О. Бадалян, сопровождается не только появлением новых форм реагирования, но и угасанием старых, первоначальных автоматизмов. Запаздывание в угасании старых форм реагирования в ряде случаев препятствует усложнению рефлекторной деятельности, формированию новых межанализаторных связей. Г.Е. Сухарева (1959) выделяет три вида психического дизонтогенеза: задержанное, поврежденное и искаженное развитие. Л. Каннер (1955) называет два вида - это недоразвитие и искаженное развитие. Lutz (1968) выделяет пять типов нарушения психического развития: необратимое развитие, которое автор связывает с моделью олигофрении;

дисгармоничное развитие с психопатией;

регрессирующее развитие с прогрессирующими дегенеративными заболеваниями;

альтернирующее развитие, включающее состояния асинхронии развития;

измененное развитие, наблюдаемое при шизофреническом процессе (по: Лебединский, 1985 с. 28). Представленные авторами классификации вариантов психического дизонтогенеза в целом не исключают, а дополняют и уточняют друг друга. Однако для психологического анализа наиболее удобной, на наш взгляд, является классификация, предложенная В.В. Лебединским (1985). Автор выделяет шесть основных видов психического дизонтогенеза: 1) психическое недоразвитие, 2) задержанное психическое развитие, 3) поврежденное развитие, 4) дефицитарное развитие, 5) искаженное развитие, 6) дисгармоничное развитие. Важным моментом в изучении нормального и аномального онтогенеза явилось выделение Л.С. Выготским (2003) двух взаимосвязанных линий развития: биологической и социально-психологической, когда нарушение биологической линии развития создает препятствия для социальнопсихического развития – усвоения знаний и умений, формирования личности ребенка. Исходя из идеи о системном строении дефекта Л.С. Выготский (2003) предложил различать в аномальном развитии две группы симптомов: первичные – нарушения, непосредственно вытекающие из характера болезни и вторичные, возникающие опосредованно в процессе аномального социального развития. Эти положения указывают на существование патологической почвы, а также являются основанием для развития идеи, согласно которой любое психическое расстройство у детей возникает и течет одновременно в условиях имеющегося дефекта (дизонтогенеза) и продолжающегося созревания. В понятие «патологически измененная почва» входят не только конституциональные и врожденные факторы, но и все особенности развития субъекта: перенесенные заболевания, результаты влияния социальной среды, индивидуальные особенности личности, активность, творческие и компенсаторные возможности (Г.Е. Сухарева, 1974, с.14). По мнению В.В. Ковалева (1995), под фактором «измененной почвы» следует понимать субклинические изменения структур и функционального состояния мозга, сохраняющиеся длительно (в части случаев пожизненно) и оказывающие то или иное влияние на церебральную реактивность как в отношении внешних, так и внутренних расстройств. Выражением такой субклинической резидуально-органической недостаточности могут быть признаки психической инертности, персеверативности мышления и затрудненной переключаемости, подверженность аллергическим реакциям, простудным заболеваниям, склонность к "застреванию" на отрицательных эмоциональных переживаниях с повышенной готовностью к возникновению патологических психогенных реакций. Сложность патоморфоза психических расстройств при дизонтогенезе обнаруживается в изменении степени тяжести проявлений и в сочетании нескольких психических расстройств, т.е. коморбидности (A.R. Feinstein, 1970;

Wittchen и Essau, 1993;

Б.Н. Пивень, 1998;

Б.Д. Карвасарский, 1990) и нарастающем характере социальной дезадаптации (О.А. Ахвердова, И.В.Боев, Н.Н. Волоскова, 2000).

Дизонтогенез возрастного развития характеризуется сочетанностью проявлений психических характер расстройств коморбидностью обусловленный и тем, носит что усложняющийся дезадаптации, неразрешенные проблемы на предыдущих этапах развития добавляются к проблемам текущего периода. Другими словами, органическое является одним из непременных условий вероятностного формирования аномальной личностной изменчивости, имеющей свои характеристики и закономерности развития. Тем не менее, несмотря на этиологическую значимость как органического, так и социального, не следует их абсолютизировать. Психологам и клиницистам хорошо известно, что в одной семье, в одном коллективе у детей или подростков, имеющих одинаковую органическую или социально-психологическую предиспозицию, не наблюдается формирование аномальной личностной изменчивости, а наблюдаемые дети и подростки надежно соответствуют конституционально-континуальному диапазону психологической нормы (О.А. Ахвердова, И.В. Боев, Н.Н. Волоскова, 2000). Дизонтогенез возрастного развития - это фактор "патологически измененной почвы", на которой при определенных условиях возможно аномальное личностное развитие, так как "психическое как процесс" представляет собой важнейшую психологическую реальность, из которой формируются все психические явления, функции и состояния, личностные и психические свойства, превращающиеся в последующем в продукты этого процесса (личностно-характерологическую и поведенческую структуры), включающиеся в дальнейшее аномальное формирование или позитивное развитие как существенное внутреннее условие. В связи с этими рассуждениями изучение детей с органической недостаточностью мозга приводит к изучению аномальной личностной изменчивости с позиций конституционального, патогенетического анализа психологических, психофизиологических, антропометрических результатов исследования. Это определяет системогенетический анализ процессов развития и формулировку следующих принципов системного характера морфогенетических процессов: 1.Принцип индивидуального подхода к изучению человека. 2.Онтогенетический 3.Принцип Функциональная принцип, позволяющий определить систем. индивидуальный возрастной уровень нервно-психического реагирования. минимального система обеспечения функциональных становится «продуктивной»(обеспечивающей достижение результата и имеющей все необходимые составляющие операциональной архитектоники до того, как все ее компоненты получат окончательное структурное оформление). 4.Принцип гетерохромной закладки компонентов функциональной системы. За счет внутрисистемной гетерохронии – неодновременной закладки и разной скорости формирования различных по сложности компонентов формирование данной системы. 5.Принципы «компенсация – – альтернативы «адаптация дают – дезадаптация» и декомпенсация» возможность рассматривать функциональной более сложных системы (более ранняя – эти закладка и компонентов) компоненты «подгоняются» к одновременному началу функционирования в рамках пограничные психические расстройства в связи с их влиянием на социальнопсихологические уровни. 6.Принцип феноменологической оценки клинически наблюдаемого признака (феномена в узком понимании). Определение психической нормы исходит из уровня адаптации, при этом степень дезадаптации коррелирует с вероятностью возникновения психических расстройств. Данные принципы определяют использование психологических, патопсихологических и математических методов исследования. Таким образом, локальные изменения в эмбриогенезе и/или нарушения характера и последовательности смены морфофизиологических изменений эмбриона и плода участвуют в формировании аномальной психотипической изменчивости. Органическое является одним из непременных условий вероятностного формирования аномальной психотипологической и личностной изменчивости, что требует системогенетического анализа процессов развития.

2.2.

Психологические проблемы, обусловленные конституционально-типологической недостаточностью высшей нервной деятельности и личности. Необходимость учета типа темперамента при диагностике и коррекции различных расстройств очевидна. Существуют концепции темперамента, дающие свою оценку взаимосвязи его природы и психосоматического состояния человека. Так, Э. Кречмер (1930) рассматривал темперамент как фактор фатально предопределяющий возникновение той или иной формы патологии. По данным Айзенка (Eysenck H.J., 1967) при значительном усилении невротизма в сочетании с выраженной интраверсией развиваются дистимии с навязчивостью, страхами, а в сочетании с экстраверсией – психопатии и истерии. И.П. Павлов считал, что холерики склонны к неврастении, а меланхолики к истерии. Существуют работы отечественных исследователей, посвященные изучению особенностей характеристик темперамента у лиц с различными хроническими соматическими заболеваниями (Петросян Е.Ю., Савченков Ю.И. 1995, 1996). Оказалось, что у юношей и девушек (возраст 18-20 лет) хронические соматические заболевания различной этиологии в стадии ремиссии закономерно накладывают своеобразный отпечаток на характеристики темперамента. Причем характер этого влияния имеет определенную половую дифференцированность и зависит от нозологии. Так, например, характеристики темперамента у девушек при наличии хронических соматических заболеваний в стадии ремиссии оказываются более устойчивыми, чем у юношей. Более всего подвержены изменениям характеристики темперамента юношей и девушек при болезнях нервной системы, и меньше при легочной. Авторы делают вывод, что темперамент не определяет возникновение того или иного заболевания, а именно болезнь вызывает такие изменения характеристик темперамента, при которых их общая комбинация укладывается в рамки нового стиля поведения, отличного от того, который был присущ человеку до возникновения болезни. Из зарубежных работ привлекло внимание исследование темперамента и окружающей среды в формировании расстройств поведения (Chess S., Thomas A. 1996). В исследованиях, начавшихся в 1956 году и продолжающихся до сих пор (New York Longitudinal Study) участвуют 136 детей, из которых было выделено 42 клинических случая с расстройствами поведения. В группе клинических детей выделялось две подгруппы. Одна из них, включающая большую часть детей этой группы (34 ребенка), характеризовалась сильно выраженными симптомами активности, другая – симптомами пассивности (8 детей), что в известном смысле соответствует делению на гипервозбудимых и заторможенных. На основании количественного и качественного анализов установлено, что отдельные группы детей различаются по определенным свойствам темперамента, причем эти различия касались в основном активности, ритмичности, порога чувствительности, интенсивности реакций, качества настроения и концентрации внимания. Произведя факторный анализ, измеряемых свойств, авторы обнаружили фактор, названный ими фактор А, по которому клиническая группа существенно отличалась от неклинической. Этот фактор включает главным образом такие свойства темперамента как настроение, интенсивность, приближение и адаптивность. Кроме того в него входит высокая степень постоянства, измеренная в течении первых пяти лет жизни. Среднее значение фактора А у детей с расстройствами поведения значительно выше, чем в норме, что выражается в плохом настроении, большей интенсивности реакции, тенденции к избеганию и низкой адаптационной способности. Различия в значении этого фактора между двумя группами увеличивается с возрастом. Авторы (Shess S., Thomas A.,1995) обнаружили, что связь темперамента с развитием расстройств поведения особенно заметна у детей, у которых такие расстройства замечены в раннем возрасте. В этот период расстройства прежде всего связаны с органическими изменениями, а не со средой, влияние которой скажется позднее и будет усиливаться с возрастом. Авторы называют пять следующих совокупностей свойств темперамента, которые чаще других проявляются у детей с расстройствами поведения: 1-неритмичность, низкая адаптивная способность, тенденция к избеганию, преобладание негативного настроения большой интенсивности;

2- боязнь новых ситуаций, слабые негативные реакции, медленная адаптация;

3-чрезмерное упрямство;

4-чрезмерная отвлекаемость;

5-повышенная или пониженная активность. Вместе с тем, во всех работах, чьи авторы используют концепцию А. Томаса, подчеркивается следующее. Наличие перечисленных совокупностей свойств темперамента не дают еще основания для установления клинического диагноза (гиперкинетический синдром детского возраста;

гиперактивность, заторможенность и прочие). В исследовании особенностей темперамента детей и подростков здоровых и с резедуально-органическими психическими нарушениями Г.А.Макаровой (1998) было обследовано 788 детей, 688 здоровых детей (391 мальчика и 297 девочек) и 100 больных детей (50 девочек и 50 мальчиков) в возрасте от 6 месяцев до 16 лет. В основу изучения темперамента положена типология темперамента по А. Томасу и диагностические кластеры, представленные в работах W. Fullard, S.C.Mc. Devit, W.B. Carey, 1987. Полученные данные о распределении типов темперамента среди здоровых детей сравниваются с двумя исследованиями, проведёнными в США и одним исследованием в России. В американскую выборку входило 309 детей в возрасте от года до четырёх лет (Fullard W, McDevitt S.C., 1987) и 187 детей в возрасте от 8 до 12 лет (Hegvik R. 1982). В американской популяции здоровых детей было больше детей с типом темперамента «лёгкий ребёнок» (37,9%) и меньше с типом «трудный ребёнок» (12,3%) и «медленно разогревающийся» (6,2%). В работе Е. Слободской (1995) обследовались 89 здоровых детей в возрасте от полгода до двух лет из полноценных семей (84%), посещавших ясли и проживающие в г. Новосибирске. По сравнению с нашими данными в новосибирской популяции было больше детей с типом темперамента «трудный ребёнок» (17,3%) и «медленно разогревающийся» (11,5%). Тип темперамента «лёгкий ребёнок» составлял 25,2% и встречался реже, чем в нашей и американской группах обследованных детей. Во всех трёх исследованиях типы темперамента «средне высокий» и «средне низкий» составляли в сумме 43-46%. Распределение типов темперамента среди здоровых детей в возрасте от 8 до 12 лет, представленное в работе R.Hegvik (Hegvik R. 1982), существенно не отличалось от нашего, колебания составляли 1-2%. Полученные результаты о распределении типов темперамента среди больных детей лишены возможности сравнения, так как Г.А. Макаровой в доступной литературе не удалось обнаружить данных о типологии темперамента больных детей. При сравнении типов темперамента у здоровых и больных детей выявлены значительные отличия. Так, в клинической группе детей в возрасте полгода - 2 года тип темперамента «средне высокий» в 2 раза (р=0,05), а «средне низкий» в 1,5 раза встречаются чаще, чем в группе здоровых детей. Тип темперамента «лёгкий ребёнок» для больных детей не характерен и не встречается вообще, тогда как в группе здоровых детей он составляет почти треть (31,5 %) от общего числа обследуемых детей. Типы темперамента «трудный ребёнок», «медленно разогревающийся» и «средний» в данных группах встречаются с одинаковой частотой. В группе детей в возрасте 3-7 лет среди больных детей типы темперамента «средне высокий» встречается в 4 раза чаще (р=0,001), а «средне низкий» в 2,5 раза чаще (р=0,01), чем среди здоровых детей. Типы темперамента «лёгкий ребёнок» и «средний» вообще не наблюдались в кли нической группе детей, в то время как в группе здоровых детей эти типы темперамента составляли более чем половину. Резюмируя можно предположить, что типология свойств темперамента по А. Томасу (A.Thomas, Chess S. 1994-1996), которая использует шесть, диагностических кластеров-типов темперамента у детей («лёгкий ребёнок», «трудный ребёнок», «медленно разогревающийся», «средний», «средне высокий» и «средне низкий»), позволяет описать варианты темперамента, как здоровых детей, так и детей страдающих психическими нарушениями. Отклонение от средневозрастной нормы больше, чем на +о двух и более из следующих показателей свойств темперамента: («активность», «адаптивность», «приближение», «интенсивность», «настроение», «ритмичность») у детей в возрасте полгода-12 лет является косвенным признаком органического поражения головного мозга. Это может служить основанием для консультации ребёнка у медицинского психолога или детского психиатра. Среди отечественных исследований привлекла наше внимание работа Е.Р.Слободской (2000) «Темперамент как фактор приспособления личности в критические периоды развития». Ею выделяются три уровня индивидуальности: организм, индивид, личность. На уровне индивида предметом исследования был темперамент. Общие закономерности многомерной организации темперамента в критические периоды раннего и подросткового возраста обеспечиваются психофизиологическими механизмами регуляции поведения и эмоций, которые сходным образом проявляются в различных культурах. При анализе многомерной структуры темперамента в критические периоды раннего и подросткового возраста и сопоставлении полученных результатов с данными других исследований выявлено три независимых источника индивидуальных различий: один определяет настроение и приближение, второй - особенности внимания, а третий - упорядоченность жизнедеятельности. Поведенческие проявления темперамента в раннем детстве сопряжены с механизмами регуляции сердечного ритма. Полученные в диссертационном исследовании новые данные о вегетативной регуляции сердечного ритма говорят о том, что парасимпатический тонус имеет ведущее значение в регуляции поведения и эмоций в раннем возрасте. Эти данные позволяют внести определенную ясность в понимание психофизиологических механизмов, темперамента, так как работы с использованием модели С. Порджеса (Forges, 1995;

Forges et al., 1994) выполнены в основном на младенцах, а широко известные исследования Дж. Кэгана (Kagan, 1994;

Kagan et al., 1987) придают ведущее значение симпатической регуляции поведения. Индивидуальнотипологические особенности телосложения в раннем возрасте и их связь с темпераментом говорят о том, что устойчивые психосоматические соотношения как проявления общей конституции наблюдаются на самых ранних этапах индивидуального развития. В исследовании показано, что массивности и худощавости телосложения сопутствует большая двигательная активность, а миниатюрности и упитанности - подверженность отрицательным эмоциям. Это в определенной степени подтверждает концепции Э. Кречмера (1930) и У.Шелдона (Sheldon et al., 1940) и свидетельствует в пользу целостного подхода к индивидуальности человека, выраженного в понятии «интегративная антропология» (Никитюк, Корнетов, 1998). Традиционно темперамент рассматривался в связи со стабильными биологически обусловленными характеристиками поведения, лежащими в основе личности, а социальные факторы - как внешние условия ее формирования. В данной работе проанализированы взаимосвязи между темпераментом человека и социальными условиями его жизнедеятельности и рассмотрены Многочисленные том, что обеспечивающие взаимовлияния подбирает их между и психологические социальными механизмы. факторами и темпераментом свидетельствуют и о средовых влияниях на темперамент, и о темперамент формирует окружающую среду. Единственные дети более активны и легче привыкают к изменениям, в новых условиях воспитания стойко ухудшается настроение. У детей с повышенным интересом к новому отцы относительно молоды, оба родителя стремятся получить образование, и семья чаще живет в общежитии, в то время как дети с избеганием нового чаще живут в больших семьях - трехпоколенных, с несколькими детьми. Отсутствие у российских подростков типичных для других культур межполовых различий в темпераменте может объясняться социально-психологическими механизмами формирования половой роли. Полученные данные говорят о том, что стиль приспособления в раннем детстве в наибольшей степени определяется индивидуальными психофизиологическими особенностями. В более старшем возрасте приспособление все в большей степени определяется жизненным опытом и волевыми качествами личности, однако данные исследования говорят о том, что характер возникающих отклонений в существенной степени зависит от темперамента и биологических характеристик личности. В ходе экспериментального исследования Е.Р. Слободской было установлено, что темперамент и конституция имеют существенное значение в процессе приспособления личности, так что особенности психофизиологических систем регуляции поведения и эмоций во многом определяют индивидуальный стиль приспособления. Выявлены психологические механизмы, посредством которых осуществляется это влияние, и определены механизмы вегетативной регуляции, тесно связанные с приспособлением личности. Выявлено, что низкий уровень нежелательного поведения, мыслей и аффектов в подростковом возрасте сопровождается повышенным артериальным давлением. Выяснены возможные психологические механизмы взаимосвязи между нарушениями приспособленности и уровнем артериального давления. Отсутствие связи темперамента с заболеваемостью в раннем детстве говорит о равных адаптивных возможностях конституциональных типов. В подростковом успеваемость;

возрасте высокая упорядоченность активность, положительно и влияет на интенсивность приближение способствуют отклонениям в поведении, а чувствительность - эмоциональным расстройствам. Т.о. в процессе индивидуального развития происходит постоянное взаимовлияние внешних и внутренних факторов и промежуточных результатов. Исследования И.В. Боева, О.А. Ахвердовой, Н.Н. Волосковой указывают на резидуально-органическую недостаточность центральной нервной системы как «почву», которая обусловливает дизонтогнез возрастного развития. Волосковой Н.Н. (2001), что пренатальные, натальные и ранние постнатальные экзогенные воздействия способствуют формированию нервной конституционально-типологической недостаточности высшей деятельности и/или личности. С точки зрения О.А. Ахвердовой (1998), И.В. Боева (1999), этиопатогенетическими механизмами, приводящими к аномальной личностной изменчивости, могут быть различные экзогенные воздействия. Боевым И.В. (1999) был выделен конституциональнотипологический личностный континуум, в котором промежуточное положение между психологической нормой - акцентуациями характера и патологической психической конституцией психопатией занимает пограничная аномальная личность (ПАЛ). Диагностический диапазон пограничной аномальной личности в конституционально-континуальном пространстве личностных и является психобиологической расстройств основой для развития, формирования пограничных нервно-психических, психосоматических, поведенческих информационно-стрессового, сосудистого, химико-токсического происхождения (В.И. Кривоконь, 1999;

И.В.Боев, В.И. Кривоконь, В.Ф. Гнучев, 1999;

А.В. Кочергина, 2000;

В.Н. Петровский, 2000;

В.А. Якшин, 2000). Н.Н. Волосковой (1996-2000) развивается и доказывается положение о том, что именно пренатальные, натальные и ранние постнатальные деструктивные аномальной последствия личностной экзогенных воздействий служат основой изменчивости экзогенно-органического происхождения. Н.Н.Волосковой, хологическую Внедрение позволяет и результатов решать исследований, актуальную проблему представляемых социально-псисвоевременной весьма медико-психологическую диагностики и профилактики аномальной личностной изменчивости в подростковом возрасте, обусловленную экзогенно-органическими факторами (инфекции, интоксикации, неблагоприятная экология, ЧМТ и т.д.). Таким образом, конституционально-типологическая недостаточность высшей нервной деятельности и/или личности обуславливает изменения поведения детей в виде снижения адаптивной способности, появлению тревожности, чрезмерного упрямства, высокой отвлекаемости, повышению или понижению активности. Эти проявления могут сопровождаться вегетативной симптоматикой;

благоприятная социальная среда может понижать изменения в поведении ребенка, а неблагоприятная – усиливать.

2.3. Речевая патология как показатель биологически неполноценной почвы формирования индивидуально – психологических особенностей ребенка. Концепция психического как процесса (С.Л. Рубинштейн) является методологической основой понимания и исследования преемственности и непрерывности (континуальности) психики в целом и любого ее традиционно выделяемого компонента (И.М. Сеченов, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, А.В. Брушлинский). Будучи опосредованной системой языковых знаков, которые Л.С.Выготский называл психическими орудиями, речь перестраивает все психические процессы человека, достигающих уровня произвольного, сознательного функционирования. Связанная человека Любая включается в определенные функция, психическими процессами. психическая представляющая собой сложную сознательную форму психической деятельности, обладает определенными структурными и динамическими характеристиками. Структурный, или операциональный состав деятельности, опирающийся на готовые, хорошо усвоенные системы кодов (речевые, логические, числовые, перцептивные и т.д.) отражают способы реализации того или иного вида деятельности в соответствии с конкретными условиями стоящей перед субъектом задачи. Индивидуальная речевая деятельность включает все необходимые для этого рецептивные, интегративные и продуктивные компоненты. Поскольку причиной речевых нарушений могут быть различные внутренние и внешние факторы как отдельно, так и в комбинациях, обусловливающие индивидуальное овладение речевой деятельностью и ее реализации, то нарушенными оказываются взаимоотношения, объективно существующие между индивидуумом и обществом, проявляющиеся в речевом общении. с сознанием в целом, речь со всеми взаимоотношения В связи с этим острую актуальность приобретает психологический аспект изучения лиц с речевыми нарушениями, которые в большинстве своем обусловлены органической недостаточностью центральной нервной системы (Л.И. Белякова, 1992;

Н.С. Жукова, Е.Н. Мастюкова, Т.Б. Филичева, 1973, 1998). Известно, что любое поражение мозга приводит к снижению адаптационных механизмов организма, к снижению «нормы-реакции», которая лежит в основе практически всех изменений жизнедеятельности организма (Л.С. Выготский, 1928;

А.Р. Лурия, 1962;

П.К. Анохин, 1968 и др.). Все психические процессы у ребенка – восприятие, память, внимание, воображение, мышление, целенаправленное поведение – формируются и развиваются с прямым участием речи (Л.С. Выготский, А.Р. Лурия, С.Л.Рубинштейн, В.М. Бехтерев, А.Н. Леонтьев). Как показали работы Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурия и других ученых, человеческие формы поведения, речь, психические функции и способности не даны ребенку от рождения. Они формируются под решающим влиянием целенаправленного восприятия и обучения, условий жизни его в обществе. Изучая человеческое сознание и подчеркивая его связь с деятельностью, в которой оно не только появляется, но и формируется, нельзя отвлечься оттого, что человек – общественное существо, его деятельность – общественная деятельность и сознание его – общественное сознание. Сознание человека формируется в процессе общения между людьми посредством речи (Л.С. Рубинштейн). Н.И. Жинкиным (1966) речь трактуется как один из видов деятельности, включенный в общую систему деятельности человека. Л.С. Выготский (1995) писал: «Все высшие психические функции – логическая память, произвольное внимание, мышление, речь – имеют общую психическую основу…» «…Центральную роль в построении высших психических функций, как показывают исследования, играет речь и речевое мышление, те несомненно специфические человеческие функции, которые, по-видимому, бесспорно должны быть отнесены к продуктам исторического развития человека». Связанное с сознанием в целом, речь человека включается в определенные взаимоотношения со всеми психическими процессами;

но основным и определяющим для речи является ее отношение к мышлению. Априорно, то есть без особых доказательств, ясно, что язык и мышление связаны друг с другом. Однако соотношение мышления и речи – достаточно сложная проблема. Предлагаемые ее решения были самыми разными – от признания самостоятельности и полного разделения мышления и речи до столь же однозначного их отождествления. В настоящее время преобладающей является компромиссная точка зрения, согласно которой мышление и речь тесно взаимосвязаны, хотя по генезу и функционированию они являются относительно независимыми реальностями. В возрасте около 2-х лет у ребенка между мышлением и «орудием» мышления. (Выготский Л.С., 2000) Взаимосвязь мышления и речи изучали многие психологи. Так, В.М.Бехтерев (1991) писал: «Между мышлением и речью существует тесная связь, благодаря которой течение ассоциаций получает большую отчетливость, когда оно выразилось в подходящих словах, и с другой стороны, богатое и образное течение ассоциаций всегда найдет для себя подходящую форму в словесных символах. На этом же основании недостаток интеллекта делает речь бедной по содержанию и однообразной. С другой стороны, огромное значение в ходе интеллектуального развития доказывается тем, что природный недостаток речи связывается с недостатком умственного развития. Этот недостаток сказывается не только в тех случаях, когда речь идет о перцептирующей речевой способности, но и при отсутствии производящей речевой способности». речью наступает переломный момент, и речью постепенно становится механизмом, Леонтьев А.Н. (1981) отмечал, что в качестве функции человеческого мозга мышление представляет собой естественный процесс, но мышление не существует вне общества, вне накопленных человеком знаний и выработанных им способов мыслительной деятельности. Таким образом, каждый отдельный человек становится субъектом мышления, лишь овладевая языком, понятиями, логикой, представляющими собой обобщенное отражение опыта общественной практики. Рубинштейн С.Л. (2000) писал о том, что нельзя отрывать мышление и речь друг от друга. Речь не просто внешняя одежда мысли, которую она сбрасывает или одевает, не изменяя этим своего существа. Речь, слово служат не только для того, чтобы выразить, вынести во вне, передать другому уже готовую без речи мысль. В речи мы формулируем мысль, но, формулируя ее, мы сплошь и рядом ее формируем. Речь здесь нечто большее, чем внешнее орудие мысли;

она включается в самый процесс мышления как форма, связанная с его содержанием. Создавая речевую форму, мышление само формируется. Мышление и речь, не отожествляясь, включаются в единство одного процесса. Мышление в речи не только выражается, но по большей части оно в речи и совершается. В тех случаях, когда мышление совершается в основном не в форме речи в специфическом смысле слова, а в форме образов, эти образы по существу выполняют в мышлении функцию речи, поскольку их чувственное содержание функционирует в мышлении в качестве носителя его смыслового содержания. Вот почему можно сказать, что мышление вообще не возможно без речи (С.Л. Рубинштейн, 2001). Клинико-физиологические и психолого-педагогические исследования, а также наблюдения специалистов по речи свидетельствует о том, что детям с речевой патологией свойственны особенности и своеобразие психических процессов: внимания, восприятия, памяти, мышления (И.Г. Василенко,1990;

Е.М. Мастюкова, 1980, 1985;

О.Н. Усанова, 1990, 1995 и др.).

Многие авторы связывают особенность развития и нарушения мышления детей с речевой патологией с изменением их способности к приему и передачи информации. О.Н. Усанова (1995) в исследовании особенностей мышления детей с проблемами в речевом и психическом развитии отмечает, что при решении наглядно-действенных, наглядно-образных и вербально-логических задач выделяются два основных типа дисгармоничности их мышления: 1)общая несформированность мыслительной деятельности;

2)нарушение отдельных операций мышления при общей сформированности мыслительной деятельности. При нарушении мыслительной деятельности у ребенка оказывается несформированным умение целенаправленно анализировать условия мыслительной задачи, выделять в ней существенные элементы, соотносить их между собой, осуществлять сравнение, обобщение, абстрагирование, осуществлять контроль за мыслительной деятельностью. Главным препятствием к выполнению мыслительной деятельности у таких детей является невозможность спланировать деятельность как логическую череду последовательных конкретных действий. В то же время усвоение отдельных операций не вызывает у детей с речевой патологией затруднений. В других случаях, указывает О.Н. Усанова (1990, 1995), ведущим нарушением в мыслительной деятельности является несформированность отдельных операций, в то время как план деятельности ребенком осмысляется и выполняется. Наиболее ярко такие затруднения выявляются при решении задач, связанных с конструированием, в основе которых лежит операционная сторона мышления, требующая сформированного пространственного гнозиса. В исследованиях А.Р. Лурия (1998) указывается на то, что при нарушениях речи страдают межфункциональные связи, возникают диспропорции и ассинхронии в развитии различных психических функций. Отмечается, что в этих случаях изменяются способы коммуникации, социальной адаптации в сторону их деструкции, ограничивается способность детей к приему и переработке информации. При всех видах нарушений речевого развития, по мнению ряда авторов, уменьшается объем информации, которая может быть принята в единицу времени: снижается точность принимаемой информации, замедляется ее переработка. Другими словами, медленно, но неуклонно формируется база не только для экзогенноорганического поражения мозга, но и для аномальной личностной изменчивости в сторону диапазона пограничной аномальной личности. Специфические особенности интеллектуального развития детей с речевой патологией обусловлены в значительной мере механизмом и структурой речевого дефекта. По данным ряда авторов (Р.И. Мартынова, 1973 и др.) в дошкольном возрасте дети с дислалией отличаются повышенной возбудимостью или, наоборот, заторможенностью;

часто у них имеется незначительное отставание в общем развитии. Дети с нарушением звукопроизношения менее активны в коллективе, стесняются своего недостатка. Их речь часто вызывает насмешки у сверстников и критические замечания у взрослых – это еще больше подавляет их и приводит к вторичным изменениям в характере. У таких детей рано может развиться раздражительность, плаксивость, обидчивость. Они сами не могут справиться с плохой речью и, страдая от этого, реагируют непослушанием, агрессивным поведением. У больных с ринолалией (расщелинами неба, губы) имеют место особенности душевных переживаний, связанные с положением таких детей в коллективе или дошкольного учреждения. Все это легко сглаживается в семье при достаточно разумном и любовном отношении окружающих ребенка близких людей. Среди оперированных по поводу расщелин неба имеются люди, окончившие с отличием вузы, поступившие в аспирантуры, способные работники разных специальностей. В исследованиях клиницистов отмечается возможность патологического формирования личности у детей с речевыми расстройствами, с церебральными параличами (Семенова К.А., 1968, 1997 и др.). У этих детей выявленные нарушения связаны не только с расстройствами эмоциональноволевой сферы органического генеза, но и с различными психосоциальными факторами. Ряд авторов описали невротический вариант развития личности больных ДЦП (Р.Я. Абрамович-Лехтман, 1962;

Э.С. Калижнюк, 1987;

Ю.С.Шевченко, 1995), выделяли инфантилизм, склонность к аутизму. Клиническая следующими неустойчивым, типология психогенного патологического формирования личности дефицитарного типа при ДЦП представлена более детально вариантами: возбудимым, астено-невротическим, истероидным, реже псевдоаутическим, паранояльным. В исследованиях педагогов подчеркивается, что при различных вариантах дисгармоничного развития личности детей с ДЦП ведущую роль играют не биологические место также (тяжесть и локализация поражения мозга), а социальные психотравмирующие своей физической воздействия, которые связаны с факторы. В генезе патологического формирования личности при ДЦП имеют переживаниями неполноценности, неправильным воспитанием по типу гиперопеки, частым пребыванием детей в больнице и хирургическими вмешательствами. Все это формирует у больного ребенка незрелость эмоционально-волевой сферы, эгоцентризм, повышенную внушаемость. Также выделены такие личностные характеристики больных ДЦП, как нестабильность нервно-психических процессов, высокий уровень реактивной личностной тревожности, неустойчивость к фрустрации. У детей с дизартрией в большей мере нарушена устойчивость внимания, в меньшей мере – концентрация, активность и переключаемость внимания, однако не достаточно по сравнению с нормой. Дети плохо понимают инструкции, им требуется дополнительное повторение и разъяснение задания, они долго не могут переключиться на выполнение следующего задания. После проделанной работы не проявляют интереса к полученным результатам. У детей с дизартрией картина развития обусловлена сочетаниями двигательных и речевых нарушений. Дети, ограниченные в передвижении, не могут приобрести того запаса знаний и представлений об окружающем мире, которыми овладевают их нормальные сверстники;

кроме того, условия существования задерживают развитие манипулятивной, игровой деятельности, являющейся необходимой основой формирования оптикогностических функций, пространственных представлений и мыслительных операций. Речевые нарушения ограничивают контакт и общение этих детей со здоровыми сверстниками и взрослыми, что отрицательно влияет на развитие познавательной деятельности. По данным М.В. Ипполитовой (1985) и Е.М. Мастюковой (1980, 1985), у детей с дизартрией наблюдается задержка развития логического мышления, часто дети устанавливают сходство и различие между предметами и явлениями окружающего мира по несущественным признакам;

классификацию предметов проводят по принципу конкретных ситуационных связей;

не сформированы многие обобщающие понятия. Задержка развития логического мышления сочетается у детей с дизартрией с низким уровнем сформированности замедленности познавательных интересов. плохой Этой группе детей в характерным является органический психосиндром, который появляется в психических процессов, переключаемости интеллектуальной деятельности, повышенной раздражительности с чертами однообразия выполняемых действий, повышенной истощаемости. По мнению авторов, у детей с дизартрией страдает начальная стадия познавательного акта – сосредоточение и произвольный выбор информации. Это отражается на всех последующих стадиях познавательного процесса – запоминании, осмыслении. Повышенная истощаемость внимания выражается в низкой интеллектуальной работоспособности, повышенной инертности, трудности переключения с одного задания на другое, «трафаретные» способы решения познавательных задач. При моторной алалии, афазии, дизартрии – речевых дефектов, возникших вследствие органического поражения центральной нервной системы, - нарушения произвольных процессов мышления более выражены, чем при заикании органического генеза. Указанные тяжелые расстройства речи изменяют у детей способы коммуникации, социально – психологической адаптации, нарушают средства и способы общения, снижая общий уровень интеллектуального развития. У детей с выраженными нарушениями речи часто наблюдается задержка психического развития, для которой характерен замедленный темп приема и качества переработки информации, что также ухудшает адаптационные и коммуникационные возможности ребенка. У этой группы детей оказывается несформированным умением целенаправленно анализировать условия мыслительной задачи, ситуации, в которой они находятся в реальной жизни, выделять в ней существенные элементы, осуществлять сравнение, обобщение, абстрагирование, осуществлять контроль и адекватно оценивать результаты свой деятельности. Возникают практические затруднения в планировании и адекватном выборе решения задач, а также при последовательном осуществлении тех операций, которыми ребенок овладеет, в частности в осуществлении «пошагового» контроля за собственной деятельностью. Эти затруднения сочетаются с устойчивостью и нарушением переключения внимания, что приводит не только к многочисленным ошибкам, но и к неврозоподобной симптоматике в виде раздражительности, инактивности, эмоциальной лабильности и т.д. В одних случаях дети проявляют интерес к наглядному материалу, который им предлагается, и сразу же приступают к действию с ним, не выслушав инструкции или не делая попыток проанализировать условие задачи. При этом действия у них носят неорганизованный, хаотичный характер, что сочетается с многочисленными неконтролируемыми ошибками, анализ которых показывает, что дети действуют импульсивно, план решения задачи у них отсутствует. При исследовании обнаруживается несформированность мотивации и ориентировочной деятельности ребенка, что проявляется при постепенном усложнении задач. Аналогичные явления прослеживаются при выполнении заданий из сферы вербально-логических видов мышления. Так, при описании сюжета серии последовательных картинок такие дети лишь со стимулирующей помощью справляются с легкими сериями, но они не могут ориентироваться в сюжетах со скрытым смыслом, при увеличении объема картинок в серии. Следующий вариант особенности принятия задачи проявляется в том, что некоторые дети не могут начать самостоятельно действовать, хотя они понимают условие задания и даже могут его повторить. Такие дети не обладают достаточно развитой направленностью побуждений, необходимых для преодоления трудностей, связанных с решением мыслительных задач. Им характерна инактивность, инертность в разных видах деятельности. Несформированность ориентировочной основы действия у этой группы детей обусловлена нарушением мотивации к деятельности, что четко прослеживается при введении стимулирующей и организующей помощи. При введении плана действия в схеме, даже без описания способов их выполнения, задание оказывается доступным. Таким образом, внешняя помощь в программировании поведения ребенка в этих случаях приводит к преодолению затруднений в решении мыслительных задач. При этом изобилие ошибок носит специфическую природу: это проявление инертности. У детей с грубыми нарушениями речи, имеющих персеверации в речи, наблюдаются и в других видах деятельности персеверации, а также при решении мыслительных задач. В действиях детей при решении наглядных задач наблюдаются персеверации (например, в качестве лишней картинки ребенок все время показывает картинку в правом верхнем углу, так как однажды эта позиция совпала с реальным решением), а при классификации выражено «соскальзывание» с основного на побочный признак, что характеризует непоследовательность мыслительной деятельности. Характерно, что дети с выраженными нарушениями речи (алалией, афазией, дизартрией) редко обращаются с вопросами к экспериментатору, чаще всего не ищут его поддержки при оценке результатов своей деятельности. Закончив решение задач, не сличают результат с условием, а сразу же спешат заявить о том, что задание выполнено. У школьников с моторной алалией выявлены значительные нарушения произвольного внимания, памяти. В большей степени нарушены устойчивость, концентрация и активность внимания. В силу этого дети с алалией длительное время не могут сосредоточится на предложенной деятельности, долго уясняют ее содержание, не могут сразу включиться в деятельность. Дети постоянно нуждаются в побуждении и деятельности, в поддержании интереса к заданиям, поскольку у них снижена познавательная активность, им свойственны персеверации и медленное включение в новый вид деятельности. У заикающихся детей наиболее выражены нарушения концентрации и активности внимания. В связи с этим заикающиеся дети проявляют импульсивность, торопливость, несдержанность. Выслушав инструкцию, они сразу включаются в деятельность, но не могут сосредоточиться на выполнении заданий. Им требуется разъяснение задания, а для самоорганизации их психической деятельности. У детей с заиканием и дизартрическими проявлениями нередко имеет место неловкость, они долго не могут овладеть операциями, требующими тонкой моторной дифференциации. У них, как правило, преобладает обилие синкинезий, дистоний, вычурных поз и ригидных телесных установок. Нельзя сказать, что у этих детей в особой степени страдает какая-либо психическая функция. Однако постоянные флуктуации внимания, возникающие во время обследования, «застывания» с ссылкой на то, что он как раз подумал о другом и просит повторить инструкцию, конкретно чего от него хотят, приводят к неуспеху в любом виде деятельности. Речь, как правило, у этих детей не просто хорошо развита, но иногда даже представляется несколько вычурной, ребенок пытается блеснуть всеми достаточно обширными познаниями. В школьном возрасте у этих детей крайне затруднена исполнительная сторона графической деятельности и наводит на метафору «как курица лапой». Исследование мышления у группы больных с поражением левой височной доли мозга (с акустико-мнестической афазией), проводимое учеными факультета психологии МГУ, показало следующее: у данной группы больных нет нарушений интеллектуальной деятельности со стороны ориентировки в задании и контроля за правильностью выполнения операций;

больным доступно образование новых понятий, что говорит о принципиально сохранных операциях обобщения и абстрагирования;

интеллектуальная деятельность у данной группы больных нарушается в операционном звене, что связано прежде всего с дефектами речи;

интеллектуальные дефекты у больных с височными поражениями мозга могут быть преодолены в результате восстановления речи и речевых функций. В монографии А.Н. Корнева (1997), посвященной нарушениям письма и чтения у детей, отмечается, что в ряде случаев при дислексии у детей 9-11 лет присоединяется аффективная неустойчивость. При этом, как правило, усугубляется школьная дезадаптация и у некоторых детей начинаются развиваться вторичные психогенные психические нарушения в связи с реакцией на собственную несостоятельность и ситуацию «хронического неуспеха». Таким образом, общим для познавательной деятельности детей с речевыми нарушениями является то, что у всех недостаточно сформировано произвольное внимание, в частности таких его свойств, как концентрация, активность, переключаемость, устойчивость. Имеются расстройства памяти слуховой, зрительной, вербально-логической. Общим является то, что нарушения оказывают влияние на протекание речевой других психических Нарушения процессов: восприятие, мышление, на самоорганизацию целенаправленной деятельности, усугубляет процесс деятельности. внимания, памяти оказывают существенное воздействие на личностнохарактеологические структуры ребенка, «расшатывая» конституциональнобиологическую предпозицию конкретного личностного психотипа. Наши наблюдения и комплексные экспериментально-психологические исследования показывают, что умеренно-выраженная конституциональнотипологическая недостаточность высшей нервной деятельности и личности, взаимодействуя с неблагоприятными внешними факторами (социальными, экологическими), способствует негативному дрейфу психотипологических особенностей из диапазона нормы в сторону границ диапазона пограничной аномальной личности и органического личностную происхождения;

изменчивость выраженная органического конституционально-типологическая недостаточность формирует гротескную психотипологическую происхождения диапазона пограничной аномальной личности и является условием для негативного дрейфа в конституционально-континуальном пространстве к границам диапазона психопатии. Крайние варианты психологической конституционально-типологической нормы – акцентуанты имеющие (шизотимики, эпилептотимики, истеротимики, выявляют циклотимики), органическую недостаточность, особенности речевой деятельности, которые либо в силу сохранных компенсаторных способностей нивелируются к определенному возрасту, либо адекватно корригируются в сроки сензитивного периода, либо не влияют на адаптацию данного ребенка, подростка и позволяют ему удерживаться в рамках психологической нормы. Представители пограничной аномальной личности выявляют низкий уровень компенсаторных возможностей мозга. Быстро формирующаяся патологическая способствует функциональная развитию система речи подавляет и защитные дальнейшей механизмы и адаптационные формы перестройки нервной системы, что патологического процесса дезинтеграции деятельности центральной нервной системы в целом. Это проявляется в хронификации речевого расстройства и в целом всей нервной системы и как следствие появляется переживание своего дефекта, психологические проблемы личностного характера. Следовательно, конституциональная обусловленность органической недостаточности мозга позволяет определить принадлежность к конкретному психотипу, относящегося к конкретному диапазону психотипологического континуума. Конституционально-типологическая недостаточность высшей нервной деятельности и личности приводит под влиянием неблагоприятных факторов к быстрому углублению и стабилизации аномальной личностной изменчивости у детей с речевой патологией, от акцентуаций характера к диапазону пограничной аномальной личности до психопатии. При этом речь является одним из основных показателей конституционально-континуальной изменчивости личности.

Глава 3. Экспериментально-психологическое конституционально-типологической недостаточности психотипологической предиспозиции у дошкольников.

исследование ВНД и 3.1. Организация и методики исследования. В экспериментально-психологическом исследовании приняли участие 350 детей в возрасте 6-7 лет, составивших две группы обследования: 1 группа (контрольная – 200 человек) – практически здоровые дети, успешно усваивающие программу дошкольного образовательного учреждения и характеризующиеся социально-приемлимым стереотипом поведения;

2 группа (экспериментальная – 150 обследованных) – дети с нарушениями речи различной этиологии. Обследование проводилось на базе муниципальных дошкольных образовательных учреждений – детских садов №1, №12, № 27, №34, №38, №39, №68, №71 г. Ставрополя. Для реализации поставленной цели и задач в настоящем диссертационном исследовании были использованы психологические, патопсихологические и математические методы исследования. Психологические методы исследования. Опросник для определения черт темперамента А. Томаса и С.Чесс. Теоретическая концепция темперамента и инструменты его измерения (родительские опросники) были разработаны американскими учёными А.Томасом и С.Чесс (A.Thomas, S.Chess 1963,1968,1970,1977). Авторы работ (A.Thomas, H.G.Birch, S.Chess 1956-1996) в результате длительного наблюдения (в США) за развитием детей пришли к выводу, что родители могут быть эффективным источником информации о темпераменте детей. Анализ бесед с матерями о поведении детей в типичных ситуациях при сопоставлении полученных сведений с экспертной оценкой, сделанной на основе врачебного наблюдения позволил А.Томасу с соавторами выделить 9 характеристик, черт темперамента. 1.Активность (Activity):

- количество физических действий, совершаемых испытуемым в единицу времени. Моторный компонент поведения ребёнка, включающий подвижность во время купания, игр, еды и т.д. Черта темперамента, характеризующая темп, частоту и степень выраженности, с которыми моторный компонент выступает в поведении. Малое число баллов означает низкую моторную активность, большое - высокую активность. 2. Ритмичность (Rhythmicity):

- степень постоянства и регулярности поведения ребёнка;

регулярность проявления основных физиологических систем, предсказуемость времени функционирования этих систем. Черта темперамента отвечающая за стабильность, постоянство временного интервала между проявлениями основных физиологических процессов, таких как: пассивность-активность, сон-бодрствование, принятие пищи дефикация и т.д. Малое число баллов по этой черте означает, что поведение ребёнка в большинстве случаев непредсказуемо, аритмично;

большое число баллов означает предсказуемость и ритмичность физиологических процессов. 3. Адаптивность (Adaptability): того, чтобы приспособиться время необходимое испытуемому для первичной реакции к новому после раздражителю, например, к новой пище или новой ситуации. Черта темперамента, которая характеризует как быстро или медленно испытуемый приспособиться к новым условиям. начает слабые адаптационные способности, Малое число баллов оздлительную адаптацию;

большое - высокую способность и быструю адаптацию. 4. Приближение – избегание (уход) (Approach-Withdrawal): первая реакция ребёнка на новые стимулы (на пищу, игрушки, людей, процедуры и т.д.). Эта черта может быть истолкована как результирующая реакции страха и исследовательского рефлекса число баллов означает (приближения, интереса). 5. Интенсивность (Intensity): энергетический уровень реакций, в ответ на новый раздражитель. Низкое (ухода, преобладание отрицательной реакции избегания, страха), высокое – преобладание положительной реакции независимо от их положительного или отрицательного знака, от их вида и направления. Большое число баллов указывает на высокую интенсивность реакций, малое - на низкую. 6. Порог чувствительности к (Threshold) уровень (уязвимость): силы общая чувствительность раздражителям;

раздражителя, необходимый для вызова реакции. Малое число баллов (высокий порог) указывает на низкую готовность реагировать на раздражители умеренной силы;

большое число баллов, наоборот, указывает на низкий порог, т.е. высокую готовность реагировать, высокую реактивность. 7. Настроение (Mood): качество настроения. Преобладание положительного (смех, радость, удовольствие и т.д.) - большое количество баллов. Преобладание негативного, такого как неудовольствия - малое количество баллов. 8. Внимание - настойчивость (Attention - Persistence): время, в течение которого испытуемый удерживается в рамках одного вида деятельности. Черта темперамента, которая концентрации внимания. характеризует способность ребёнка к Малое число баллов означает короткое время плач, крик, выражение внимания и слабую концентрацию внимания, большое - устойчивое внимание и большую настойчивость. 9. Отвлекаемость (Distractability):

- реакция на внешние раздражители, время т.д.). необходимое Малое число г. испытуемому баллов указывает В.Г. для на перехода низкую от одного вида деятельности к другому при воздействии раздражителя (свет, шум и отвлекаемость, Макаровым ригидность поведения;

большое - на высокую отвлекаемость. Учёными Новосибирска Колпаковым, В.В. (1984,1987;

), Макаровой Г.А. (1997,1998) были переведены и адаптированы к русскоязычной популяции эти опросники. Вопросник представлен в приложении. В применяемой нами методике исследования свойств темперамента заложена возможность их точной количественной оценки. Как уже приводилось выше в обзоре литературы, А.Томас с соавторами (A.Thomas 1970) выделили несколько типов темперамента: «лёгкий ребёнок» (40% популяции), «трудный ребёнок» (10%), «медленно разогревающийся» (15%). Не вошедшие в эти 3 группы индивидуальные наборы черт темперамента были отнесены к «недифференцированному» типу. В оценке типов темперамента авторами учитываются только шесть, с их точки зрения наиболее важных, свойств темперамента: активность, ритмичность, приближение, адаптивность, интенсивность и настроение. Таблица №1.

черта/тип лёгкий трудный медленно разогревающийся средний средневысокий средне-низкий * * низкая Типы темперамента по А. Томасу.

интенсивность спокойный интенсивный спокойный настроение позитивное негативное негативное активритмиприбли- адаптивность чность жение ность ритмич- приближевысокая ный ние аритмичный уход уход медленно медленно ритмич- приближеный ние * * * * средняя * * средняя * * позитивное * * Результатом исследования темперамента с помощью родительских опросников является набор из девяти свойств темперамента испытуемого, при этом каждое свойство имеет количественную оценку, выраженную в числовом эквиваленте. При проведении популяционных исследований экспериментаторы получают темпераментальный портрет популяции, который представлен в виде средних значений по каждому из девяти свойств темперамента. Типология темперамента по А.Томасу (A.Thomas, 1970) построена на отклонении значений свойств темперамента от средней величины на +-Q. Так, например, тип темперамента «лёгкий ребёнок» диагностируется, если количество баллов выше среднего значения не более, чем по двум чертам темперамента из пяти, указанных в таблице. Причём, превышение показателя не должно быть больше, чем стандартное отклонение. Тип темперамента «трудный ребёнок» диагностируется, если четыре или пять показателей (cм. табл. 1) превышают средние значения. Обязательным считается превышение показателя «интенсивность» и ещё двух из четырёх более, чем на одно стандартное отклонение. Тип темперамента приближающийся) «медленно разогревающийся» следующим образом: (медленно обязательно диагностируется четыре или пять показателей черт темперамента должны превышать средние значения: «приближение» или «адаптивность» могут быть выше +Q;

показатель «активность» не должен превышать среднее значения более, чем на +0,5Q, а показатель «настроение» не должен быть ниже -0,5Q. В более поздних работах (W. Fullard, S.C. McDevit, W.В. Carey,1987) были введены ещё 3 группы, теперь они не назывались типами темперамента, а диагностическими кластерами черт темперамента и учитывали отклонения от средних величин превышающие величину одного стандартного отклонения. Эти группы назывались: «средние», «средневысокие» и «средне низкие». К «средневысокому» кластеру относится набор черт темперамента, в котором у 2 и более из 6, обозначенных в таблице значком (*), числовое значение превышает среднепопуляционное на величину превышающую одно стандартное отклонение, а остальные показатели соответствуют средним значениям. Для «среднего» все показатели черт темперамента не выходят за пределы среднепопуляционного доверительного интервала. К диагностическому кластеру темперамента «средне низкий» относятся все остальные индивидуальные наборы черт темперамента, которые не вошли в перечисленные. Мы в своём исследовании широко использовали методику диагностических кластеров.

На наш взгляд введение кластеров описывающих отклонения от среднего позволяет описать раннее не участвующую «недифференцированную» группу, которая содержит треть (35%) популяции. Так же, введение самого понятия диагностического кластера как индивидуального набора черт темперамента, позволяет расширить возможности типологии и описать разнообразные индивидуальные наборы психодинамических характеристик поведения. Тест для выявления тревожности В.С. Мерлина. Предварительно готовятся песочные часы на 3 минуты, материал для занятий за первым и вторым столом. Испытуемые - три ребенка старшего дошкольного возраста, наблюдение ведется за одним из них. Показатель тревожности - поведение ребенка в фрустированной ситуации, которая создается дефицитом времени для выполнения задания. Организация: ребенок должен выполнить задания за двумя столами: за первым с часами, за вторым - без часов. Задание должно быть рассчитано на 1015 минут (например, за первым столом задание со строительным материалом, за вторым - с узором из мозаики). Инструкция общая: «Ты будешь выполнять задания за двумя столами. Сначала за этим (экспериментатор показывает, что ребенок должен сделать), затем за вторым (показывает, что нужно делать за вторым столом), затем снова за первым и т. д. Работать будешь за каждым столом по 3 минуты, пока не закончишь всю работу». Инструкция для первого стола: «По моей команде начнешь работать за первым столом. Работать будешь ровно 3 минуты. Всю работу ты сделать за это время не успеешь, но как только три минуты истекут, встанешь и перейдешь за второй стол. Поработаешь там столько же (3 минуты) и вернешься опять за этот стол. Время узнаешь по песочным часам (ребенку показывают, как работают песочные часы). Выполнять задание надо аккуратно, хорошо. Если сделаешь плохо - работа не будет зачтена и придется делать все заново».

Инструкция для второго стола: «Начинай работать. Поработаешь ровно 3 минуты. Всю работу сделать не успеешь, но по истечении 3 минут перейдешь за первый стол, потом снова вернешься сюда. Часы я закрою и ты должен сам, без напоминания, догадаться, когда пересыпался песочек. Работать надо аккуратно, точно по времени. Если сделаешь плохо, работа не будет учтена и придется начать все заново». Через полторы минуты надо напомнить: «Ты не забыл про часы?» Показатели тревожности: работа за вторым столом без часов;

проявление беспокойства за первым и вторым столом (смотрит на часы, торопится). Регистрируются характер действий испытуемого, время работы. К числу «тревожных» относят испытуемых, которые за вторым столом работали меньше 3 минут;

к числу «беззаботных» - более 3 минут. Теппинг-тест О. Черниковой (в модификации А.И. Вайнштейна, В.П. Жура, Л.В. Кармановой). На листе бумаги экспериментатором рисуются 6 квадратов. Перед проведением теста детям несколько раз дают поиграть в игру «Насыпем птичкам в клетки зернышек» с тем, чтобы у них образовался навык проставления точек в максимально быстром темпе. Затем проводится сам тест. У каждого ребенка лист с квадратами и карандаш. По сигналу экспериментатора дети начинают в максимальном темпе ставить точки в 1 квадрат («сыпать зернышки птичке»). По второму сигналу ребенок без остановки переходит к работе во втором квадрате и т. д. Продолжительность проставления точек в каждом квадрате по 10 секунд. В целом тестирование длится 1 минуту. Тест выявляет динамику работоспособности ребенка. Экспериментатор анализирует полученные данные по каждому ребенку. К сильному типу нервной системы относят детей, у которых разница между 1 -м и 6-м квадратом отсутствует или же наблюдается увеличение точек в 6-м квадрате. Сильный тип нервной системы характеризуется отсутствием пиков. Пиком считается увеличение более чем на 10 % числа точек в одном квадрате по отношению к среднему показателю точек. Средний показатель вычисляется путем сложения числа точек во всех 6 квадратах и делением на число квадратов, т. е. на 6. Эти показатели говорят о том, что у ребенка сохраняется высокая работоспособность без значительных колебаний в течение заданного времени. Слабый тип нервной системы характеризуется значительным снижением количества точек в последних квадратах и наличием нескольких пиков. Это является показателем того, что период работоспособности ребенка непродолжителен и характеризуется перепадами. Методика диагностики темперамента Айзенка. Предназначена для диагностики индивидуальных особенностей детей 6-9 лет. Методика имеет цель оценить три показателя: экстраверсии, интроверсии, нейротизма;

(шкалу лжи). Инструкция: Вам предлагается (зачитывается) ряд вопросов об особенностях Вашего поведения. Если «+», Вы отвечаете если на вопрос утвердительно («согласен»), то экспериментатор ставит в соответствующей клетке регистрационного бланка знак согласен»), то знак каждый вопрос. Используя данную методику, можно определить тип темперамента или выявить преобладание тех или иных черт темперамента, поскольку в чистом виде в жизни они встречаются редко. Классические типы темперамента сангвиник, холерик, флегматик, меланхолик - диагностируются по Айзенку, исходя из двух основных шкал: шкалы экстраверсии - интроверсии и шкалы нейротизма. Экстраверсия по Айзенку связана с общительностью, жаждой новых отрицательно («не «-». Старайтесь отвечать на вопросы искренне, а также определить к какому типу темперамента относится опрашиваемый;

содержит шкалу устойчивости и социальной желательности быстро, не раздумывая, т.к. важна Ваша первая реакция. Отвечать нужно на впечатлений, возбуждения. Экстраверт имеет много друзей. Склонен к рискованным поступкам, действует под влиянием момента, импульсивен, любит шутки, "не лезет в карман за словом". Экстраверт беззаботен, добродушен, весел, оптимистичен, любит смеяться, предпочитает движение и действие, имеет тенденцию к агрессивности, вспыльчивости. Его эмоции строго не контролируются, на него не всегда можно положиться. Интроверт - спокоен, застенчив, склонен к самоанализу, предпочитает общению книгу, сдержан и отдален от всех, кроме близких людей. Планирует и обдумывает свои действия заранее, не доверяет внезапным побуждениям. Он серьезно относится к принятию решений, любит во всем порядок, контролирует свои чувства, редко поступает агрессивно, не выходит из себя. Нейротизм по Айзенку характеризует эмоциональную устойчивость (эмоциональную стабильность - нестабильность). Нейротизм, по некоторым данным, связан с показателями лабильности нервной системы. На плюсе эмоциональной стабильности находится тип личности, характеризующийся чрезвычайной устойчивостью, зрелостью, отличной адаптацией, а на другом - чрезвычайно нервозный, неустойчивый, плохо адаптированный тип. Опросный лист, оценка результатов представлены в приложении. Экспериментальная методика Ю. А. Самарина «Перенос кубиков». Испытуемый получает небольшую лопатку, на которую один на другой ставятся кубики (3, 4, 5 и т. д.). Ребенок должен пронести эти кубики, держа лопатку в правой руке, от одного стола до другого на расстояние 3 м, затем повернуться на 180" (продолжая держать лопатку в руке), принести кубики обратно, поставить лопатку с кубиками на стол, не уронив ни одного кубика. Для ребенка это испытание ловкости, увлекательная игра. Для экспериментатора не имеет значения, сколько кубиков перенес ребенок, он регистрирует реакции ребенка на удачи и неудачи. Учитывается сила нервных процессов, работоспособность (сколько времени ребенок может добиваться успешного выполнения задания, как без стимуляции экспериментатора, так и при его стимуляции). По поведению ребенка в игровой ситуации можно выявить уравновешенность нервных процессов: в какой мере ребенок может сдерживать недовольство при неудачах, не проявлять его ни в двигательных, ни в речевых формах. Изучается и подвижность нервных процессов - как быстро ребенок включается в данную работу, приспосабливается к ней, имеют ли место отвлечения при выполнении задания. Приведем описание типичного поведения детей разных темпераментов в процессе экспериментальной игры «Перенос кубиков». Дети-сангвиники очень охотно включаются в игру, рвутся выполнять задания в числе первых. Первые неудачи не смущают их. Они энергичны и веселы, охвачены азартом, уверены в успехе. После 2-3 неудачных попыток азарт пропадает, а с ним исчезает и желание продолжать борьбу. Ребенок теряет интерес, дальнейшее участие в игре кажется ему ненужным и бессмысленным. Дети-холерики более настойчивы в достижении цели. Они достаточно долго пытаются добиться успеха, не сдаются, несмотря ни на что. Неудачи вызывают раздражение, агрессию, но настойчивое усердие наиболее ловких приводит к победе, а те, кто не добился успеха, снова и снова просят экспериментатора разрешить им еще одну попытку. Дети-флегматики не сразу включаются в игру. Они спокойны, присматриваются, двигаются медленно, не суетятся, не делают резких движений. На неудачи почти не обращают внимания, продолжают делать новые попытки так же усердно и сосредоточенно. Дети-меланхолики долго медлят. Им страшно даже прикоснуться к лопатке. Подбадривание воспитателя не снимает трепетного волнения. Они предвидят неудачу, еще не включившись в игру. А после первых неудач выходят из игры, не поддаваясь никаким уговорам. У многих вся процедура заканчивается непреодолимым смущением и слезами. Экспериментальные данные подтверждались наблюдением, которое велось по программе изучения индивидуально-типологических особенностей дошкольника Л.И. Уманского (прил. 2), анамнестическими данными (прил. 3). Конституциональная органическая недостаточность высшей нервной деятельности у испытуемых сравнительной группы подтверждалась данными, анализируемыми на основании следующих критериев: 1)отягощенный анамнез, указывающий на наличие у обследуемых в раннем детстве признаков резидуально-органической церебральной недостаточности;

2) наличие неврологической микросимптоматики (сглаженность носогубных складок, затрудненные двигательные пробы артикуляционной моторики, общей и моторики пальцев рук);

3) трудности овладения речью, проявляющиеся в стойких нарушениях звукопроизношения, нарушения грамматического строя речи, связной речи. Перечисленные критерии анализировались в корреляции с признаками аномального результатов личностного целенаправленных родителями и и поведенческого реагирования. ребенка условиях Психотипологические особенности у детей определялись с использованием характеристик самого конкретного в воспитателями, С целью экспериментатора влияния естественного эксперимента. статистического обоснования вялотекущего психоневрологического заболевания на проявления диагностируемых качеств в группе больных детей мы использовали непараметрический аналог дисперсионного анализа – критерий Краскелла-Уоллиса (Kruskal-Wallis test). Для более глубокого патогенетического анализа структуры взаимосвязи изучаемых признаков нами использовался иерархический анализ - метод дендрограмм. В качестве меры различия между исходными признаками мы использовали критерий корреляции l-r, где r – коэффициент линейной корреляции, что позволяет однозначно толковать выявленное сходство между признаками как положительную связь между ними. Оценка статистической достоверности разницы между средними значениями при попарном сравнении групп детей с различными психоневрологическими диагнозами, основу которых составляла речевая патология, проводилась при помощи t-критерия Стьюдента и U-критерия Манна-Уитни. Результаты сравнительного психологического исследования всех детей подверглись сплошной математической обработке, исходя из предположения нулевой гипотезы с использованием критерия Х – квадрат (К. Браунли, 1982), что никаких различий между испытуемыми дошкольного возраста основной и контрольной групп не существует.

3.2. Анализ анамнестических данных. Результатом биологических наших и исследований явилось выявление на значимых социальных воздействий формирование психологического и психического здоровья детей дошкольного возраста. Анамнестические данные собирались по схеме, предложенной Т.Б. Филичевой, Н.А. Чиркиной (1987). Данные о пре-, пере-, постнатальном развитии ребенка сопровождались сведениями из медицинских карточек детей. Данные анамнеза нами сгруппированы на категории: 1) течение беременности;

2) роды;

3) раннее физическое развитие;

4) инфекционные, соматические заболевания до трех лет;

5) механические и психологические травмы;

6) диспансерный учет и лечение у невропатолога;

7) развитие мелкой и общей моторики. Данные анамнеза детей контрольной группы распределились следующим образом: 1)течение беременности: отмечались легкие токсикозы 1 половины беременности в 30 % случаев, токсикозы второй половины беременности 10% случаев, токсикозы второй и первой половины беременности 1%. 2) роды: затяжные или стремительные роды отмечались в 12% случаев, роды с применением щипцов и наложением вакуума не отмечались, обвитие ребенка пуповиной (асфиксия) встречалось в 3 % случаев, кесарево сечение не отмечалось. 3) раннее физическое развитие детей контрольной группы протекало без особенностей, развитие соответствует норме. 4) инфекционные, соматические заболевания до трех лет: среди инфекционных заболеваний чаще всего отмечались Грипп и ОРВИ, в не осложненной форме этими заболеваниями переболели 81 % детей основной группы;

другие инфекционные заболевания и длительные соматические заболевания родителями не отмечались.

5) механические и психологические травмы: механические травмы головы (падение с дерева, удар баскетбольным мячом и т.д.) встречались в 6 % случаев;

психологические травмы (смерть матери, отца, испуг) отмечались в 2 %. 6) на диспансерном учете и лечении у невропатолога находятся два ребенка, что составляет 1% от общего числа детей основной группы. 7) развитие мелкой и общей моторики соответствует возрасту, без особенностей. Характеристика данных анамнеза детей экспериментальной группы: 1) течение беременности: отмечались токсикозы 1 половины беременности в 40 % случаев, токсикозы второй половины беременности 30% случаев, токсикозы второй и первой половины беременности 30%. 2) роды: затяжные или стремительные роды отмечались в 32% случаев, роды с применением щипцов и наложением вакуума в 21%, обвитие ребенка пуповиной (асфиксия) встречалось в 23 % случаев, кесарево сечение отмечалось в 4 % случаев. 3) раннее физическое развитие детей сравнительной группы протекало с некоторыми особенностями: в 35 % случаев наблюдалась незначительная задержка в раннем физическом развитии, дети позже стали держать головку, сидеть, ползать, ходить. 4) инфекционные, соматические заболевания до трех лет: инфекционными заболеваниями (Грипп и ОРВИ) в не осложненной форме переболели 91 % детей основной группы;

Гриппом в тяжелой форме, давшей осложнения переболели 21% детей;

хронические соматические заболевания отмечались у 14 % детей. 5) механические и психологические травмы: механические травмы головы, ушибы, падения ребенка отмечались родителями в 14 % случаев;

психологические травмы отмечались в 2 %. 6) на диспансерном учете и лечении у невропатолога находится ребенок, что составляет 86 % от общего числа детей экспериментальной группы. 7) у всех детей нарушено развитие мелкой моторики;

наблюдаются нарушения общей моторики в виде затруднений скоординированности движений в игре, на музыкальных и физкультурных занятиях. Анамнестические данные на достоверном уровне подтвердили, что все дети основной экспериментальной группы (с нарушениями речи различной этиологии), перенесли осложненную патологию во время родов с умеренной и выраженной степенью асфиксии (р<0,01). В то же время у детей из контрольной группы были обнаружены признаки патологии во время родов, лишь с легкой степенью асфиксии (р<0,05). У 50% детей из основной группы возраст матери при родах превышал 30 лет, что сопровождалось патологией беременности (гриппозные, аденовирусные, инфекционные и др. заболевания, перенесенные во время беременности;

в анамнезе - угрозы срыва беременности;

алкоголизация или алкоголизм у родителей отмечался в 37% случаев;

70% детей перенесли легкие закрытые черепно-мозговые травмы, у 85% - отмечался транзиторный энурез и проявления психомоторной расторможенности в первые 3-5 лет жизни. Таким образом, биологические факторы, характеризующие формирование конституционально-типологических и психотипологических основы ребенка, указывают на признаки органической недостаточности мозга, достоверно встречаясь (р<0,01) среди обследованных экспериментальной группы. Дошкольники из контрольной группы отличались достоверно меньшей отягощенностью патологии беременности со стороны матери и практически не встречалась наследственная отягощенность алкоголизмом родителей (р<0,05). Анализ неблагоприятных микросоциальных факторов (неправильное воспитание;

наличие деструктивной, неполной семьи) в сравниваемых группах подтвердил отсутствие достоверных различий (р<0,05). Таким образом, анализ неблагоприятных биологических и микросоциальных факторов внешней среды обитания указывал на высокий риск становления сочетанной конституционально-типологической недостаточности ВНД и психотипологической предиспозиции у детей дошкольного возраста с нарушениями речи различной этиологии.

3.3. Сравнительные данные анализа исследования индивидуальнотипологической недостаточности ВНД и психотипологической предиспозиции у дошкольников. Экспериментально-психологическое результаты. Дошкольники с аномальным речевым развитием, составляющие экспериментальную группу, были разделены нами на группы в зависимости от этиологии речевого расстройства: дети с дислалией, дизартрией, моторной алалией, заиканием. Статистические отличия между детьми с различными речевыми диагнозами и детьми контрольной группы приведены в таблицах №2, №3, №4, №5, №6. Таблица №2. Количественное распределение показателей характеристик темперамента у детей из контрольной и основной экспериментальной групп на примере речевого нарушения дислалия. контрольная группа 35,31 36,04 35,55 34,98 29,72 25,47 34,05 34,7 35,67 дислалия 35,81 34,05 36,33 33,87 29 29,36 33,84 32 36,06 разность показателей -0,5 1,99 -0,78 1,11 0,72 -3,89 0,21 2,7 -0,39 исследование дошкольников с помощью опросника А. Томаса и С. Чесс позволило получить следующие активность ритмичность адаптивность приближение интенсивность порог чувствительности настроение внимание, настойчивость отвлекаемость Дети контрольной группы и дети основной группы с речевым нарушением дислалия (табл. 2) имеют значимые статистические отличия по следующим характеристикам темперамента: ритмичность, порог чувствительности, внимание-настойчивость в пользу испытуемых первой группы. Данные свидетельствуют о том, что у детей с дислалией ослаблена саморегуляция и самоконтроль своего поведения;

физиологические процессы имеют меньшую ритмичность, порог чувствительности к раздражителям умеренной силы снижается на 4 единицы, испытуемые демонстрируют высокую готовность к реагированию и высокую реактивность. У них же характеристика темперамента по фактору вниманиенастойчивость снижается на 2,7 единицы, свидетельствуя о неспособности к длительной фиксации своего внимания в рамках одной деятельности, что автоматически снижает способность к концентрации внимания и лишает их целенаправленной настойчивости при достижении цели. Следовательно, проявления дислалии, основывающиеся на конституциональнокомпенсации из и типологической недостаточности ВНД, детерминируют недостаточность конституциональных психологических механизмов адаптации, что провоцирует негативный психотипологический дрейф в конституционально-континуальном пространстве диапазона психологической нормы – акцентуации в сторону диапазона ПАЛ. Таблица №3. Количественное распределение показателей характеристик темперамента у детей из контрольной и основной экспериментальной групп на примере речевого нарушения дизартрия. контрольная группа 35,31 36,04 35,55 34,98 29,72 25,47 34,05 34,7 35,67 дизартрия 34,76 31,08 33,28 30,04 29,64 28,16 35,92 29 35,92 разность показателей 0,55 4,96 2,27 4,94 0,08 -2,69 -1,87 5,7 -0, активность ритмичность адаптивность приближение интенсивность порог чувствительности настроение внимание, настойчивость отвлекаемость Дети контрольной группы и дети с речевым нарушением дизартрия (табл. 3) обнаружили значимые статистические отличия по следующим характеристикам темперамента: ритмичность (4,96), адаптивность (2,27), приближение (4,94), порог чувствительности (-2,69), вниманиенастойчивость (5,7), подтверждая тот факт, что дети с речевым нарушением дизартрия имеют меньшую степень саморегуляции поведения и худшие проявления ритмичности основных физиологических систем (сонбодрствование, принятие пищи – дефикация и т.д.). У детей с признаками дизартрии снижаются адаптационные способности, когда им требуется большее количество времени, чтобы приспособиться к новым условиям деятельности;

в ответ на новый раздражитель повышается количество отрицательных реакций (ухода, страха и т.д.), что указывает на повышение тревожности чувствительности испытуемые реагированию. как к психотипологической раздражителям с высокой умеренной высокую особенности. силы к к Порог и снижается демонстрируют Наряду готовность готовностью аномальному аномальным психологическим реакциям на незначительные раздражители, у испытуемых с дизартрией снижается способность к концентрации и устойчивости внимания, отражая превалирование психологических механизмов декомпенсации и дезадаптации. Дети контрольной группы и испытуемые с моторной алалией (табл. 4) подтверждают в процессе эксперимента значимые статистические отличия по всем девяти характеристикам темперамента. Активность испытуемых увеличена на 2,81 единицы, т.е. в поведении ребенка преобладает моторный компонент, обеспечивая высокую и слабо контролируемую подвижность во время свободной деятельности (прием пищи, игры, занятия). Ритмичность функциональной активности основных физиологических систем снижается на 4,82 единицы, поведение ребенка в большинстве случаев приобретает непредсказуемый характер, отличаясь выраженной аритмичностью основных физиологических процессов. Таблица №4. Количественное распределение показателей характеристик темперамента у детей из контрольной и основной экспериментальной групп на примере речевого нарушения моторная алалия. основная группа 35,31 36,04 35,55 34,98 29,72 25,47 34,05 34,7 35,67 моторная алалия 38,12 31,22 30,9 29,1 26 28 31,9 27,78 29,5 разность показателей -2,81 4,82 4,65 5,88 3,72 -2,53 2,15 6,92 6, активность ритмичность адаптивность приближение интенсивность порог чувствительности настроение внимание, настойчивость отвлекаемость Снижение показателя адаптивности на 4,65 единиц подтверждает заметное ухудшение приспособления к новой ситуации, подчеркивая слабость конституциональных адаптационных механизмов, что препятствует полноценной адаптации в окружающей среде. У испытуемых преобладают отрицательные реакции ухода, избегания, страха на новые стимулы, что подтверждается снижением показателей по черте приближение на 5,88 единиц. Интенсивность реакций независимо от их положительного или отрицательного знака, от их вида и направленности снижается на 3,72 единицы. В тоже время наблюдается снижение порога чувствительности на раздражители умеренной силы на 2,53 единицы, отражая усиление дезадаптационных механизмов. Анализируя качество настроения, отмечаем его снижение на 2,15 единиц, что указывает на преобладание субдепрессивного и дисфорического настроения: плач, крик, выражение недовольства и злости. Детям данной группы трудно сконцентрировать внимание в рамках одного вида деятельности, они быстро отвлекаются, не могут усидеть на месте, постоянно находятся в движении, незначительный внешний раздражитель вызывает бурную ответную реакцию, что подтверждается снижением показателей внимания на 6,92 единиц. При необходимости перехода к другому виду деятельности, сигналом которому служит воздействие дополнительного раздражителя (например, свет), дети с моторной алалией демонстрируют ригидность поведения, что подчеркивает слабость конституциональных психологических механизмов компенсации. Таблица №5. Количественное распределение показателей характеристик темперамента у детей из контрольной и основной экспериментальной групп на примере речевого нарушения заикание. основная группа 35,31 36,04 35,55 34,98 29,72 25,47 34,05 34,7 35,67 заикание 41,54 30,9 31,33 31 29 28,9 35,5 28,7 39 разность показателей -6,23 5,14 4,22 3,98 0,72 -3,43 -1,45 6 -3, активность ритмичность адаптивность приближение интенсивность порог чувствительности настроение внимание, настойчивость отвлекаемость Сравнительный экспериментально-психологический анализ подтвердил (табл. 5) значимые отличия по следующим характеристикам темперамента: активность, ритмичность, адаптивность, приближение, порог чувствительности, внимание, отвлекаемость. Активность детей с заиканием возрастает на 6,23 единицы, этот показатель самый высокий среди испытуемых. У детей с заиканием ярче, чем в контрольной группе и сравниваемых подгруппах основной группы, проявляется аномальный моторный компонент в поведении. Ритмичность основных физиологических процессов снижается на 5,14 единиц;

адаптивность – на 4,22 единицы, что указывает на необходимость более длительного отрезка времени для приспособления к новым условиям. В ответ на новый раздражитель преобладают реакции ухода и страха, о чем свидетельствует снижение показателя приближения снижаются на на 3,98 6 единицы. что Показатели внимания, слабую настойчивости единиц, подтверждает способность к концентрации внимания на одном предмете или деятельности. В тоже время увеличение показателя отвлекаемости на 3,33 единицы подтверждает раздражителей. высокую отвлекаемость дети при воздействии подгруппы обычных отличаются Следовательно, данной неустойчивостью индивидуального барьера психической и психологической адаптации и невысокой толерантностью даже к банальным внешним раздражителям, что подтверждает механизмов защиты. Таблица №6. Значимые статистические отличия экспериментальной группы, разделенной на подгруппы по этиологии речевого расстройства от контрольной группы. дислалия активность ритмичность адаптивность приближение интенсивность порог чувствительности настроение внимание, настойчивость отвлекаемость 6,17 3,33 2,7 5,7 2,15 6,92 6 1,9 3,89 дизартрия 4,96 2,27 4,94 2,69 моторная алалия 2,81 4,82 4,65 5,88 3,72 2,53 заикание 6,23 5,14 4,22 3,98 3,43 ослабленность конституциональных Далее мы представляем результаты сравнительного анализа изменения показателей дезадаптивности по значимым характеристикам темперамента в зависимости от степени выраженности органической недостаточности мозга, определяющей конституционально-типологическую недостаточность ВНД и психотипологическую предиспозицию испытуемых (табл. 6). В результате нашего исследования нам удалось выявить следующую зависимость проявления характеристик темперамента в поведении детей контрольной и экспериментальной групп. Дети с функциональным нарушением речи дислалией, которые имеют незначительные отягощения в анамнезе: легкие токсикозы первой или второй половины беременности, соматические заболевание в первые три года жизни, отличаются по статистическим данным проявления трех характеристик темперамента: ритмичности, порога чувствительности, внимания. Дети с органическими нарушениями речи: дизартрией, алалией, заиканием показывают наиболее высокие статистические отличия проявления характеристик темперамента в поведении. Дети с органическим нарушением речи дизартрией, имеющие в анамнезе асфиксии, родовые травмы, инфекционные заболевания, черепно-мозговые травмы, нарушения артикуляционной, мелкой и общей моторики, неврологическую микросимптоматику (сглаженность носогубных складок и т.д.), показывают отличия проявления пяти характеристик темперамента в поведении: снижение ритмичности, умеренной понижение силы, порога чувствительности к раздражителям снижение концентрации внимания, снижение адаптивности, повышение числа отрицательных реакций при появлении нового раздражителя. Дети с органическим речевым нарушением моторная алалия, в анамнезе которых наблюдаются тяжелые токсикозы беременности, родовые травмы, асфиксии, травмы мозга, болезни раннего детства с осложнением на мозг, нарушения общей, мелкой, артикуляторной моторики показывают по результатам нашего исследования значимые статистические отличия в проявлении всех характеристик темперамента.

Дети с органическим нарушением речи заиканием в анамнезе имеют внутриутробные и родовые травмы, асфиксии, постнатальные инфекционные и травматические нарушения, в поведении отличаются от детей контрольной группы по семи характеристикам вниманию, темперамента: адаптивности, отвлекаемости, приближению, ритмичности, активности. Таким образом, степень функциональной утраты находится в прямо пропорциональной зависимости от степени выраженности экзогенноорганического поражения мозга, проявляющегося недостаточностью сочетанной ВНД и конституционально-типологической уязвимости, психотипологической предиспозицией испытуемых:

- у детей, имеющих в анамнезе незначительные вредности (легкие токсикозы во время беременности матери, частые соматические заболевания в первые три года жизни), обнаруживаются существенные отличия от детей диапазона психологической нормы – акцентуации по трем характеристикам темперамента: ритмичности, порогу чувствительности, незначительным снижением внимания;

- дошкольники, у которых в анамнезе присутствуют родовые травмы, асфиксия, инфекционные заболевания, черепно-мозговые травмы, неврологическая вялотекущая микросимптоматика, характеризуются формированием конституционально-типологической недостаточности ВНД органического происхождения с нарушением речевого развития. Эта подгруппа отличается от детей диапазона нормы по пяти и более показателям темперамента: повышению раздражителя, психологической ритмичности, числа снижению порога при с о чувствительности появлении к раздражителям умеренной силы, снижению внимания и адаптивности, отрицательных что реакций нового затрудненной уязвимости, контактности окружающими, выраженной свидетельствует психотипологической предиспозиции испытуемых.

Корреляционные связи между 9 чертами темперамента у детей в возрасте 6-7 лет. Возможности компьютерного пакета Microsoft Excel 5,0 позволили выделить корреляционные взаимосвязи в структуре показателей, образующих темперамент. Таблица, рассчитанных программой коэффициентов корреляций находится в приложении. Представляет интерес, насколько 9 черт темперамента зависимы друг от друга. Можно предположить, что корреляция между двумя чертами темперамента обусловлена существованием определенного психофизиологического механизма, участвующего в формировании обеих черт. Структура корреляционных связей представлена ниже (рис. 1).

1 2 4 6 8 5 Рис. 1. Структура корреляционных связей в системе свойств показателей 9 свойств темперамента. Символы свойств темперамента: 1- приближение, 2 – адаптивность, 3 – порог чувствительности, 4 – ритмичность, 5 – интенсивность, 6 – активность, 7 – настроение, 8 – внимание, 9 – отвлекаемость. Оказалось, что изучаемые по корреляционным связям свойства темперамента четко делятся на две независимые группы, между которыми корреляций нет. К первой группе относятся: ритмичность, адаптивность, приближение, порог чувствительности. Ко второй группе относятся: активность, интенсивность, отвлекаемость, внимание. На наш взгляд черты темперамента, относящиеся к первой группе, больше подвержены социализации, чем черты темперамента второй группы, которые, вероятнее всего, определяют силу, выраженность и пластичность реакций поведения. Получая с помощью экспериментально-психологического анализа индивидуальный набор характеристик темперамента, входящий в первую группу, психолог имеет возможность достаточно подробно представить индивидуальный стереотип поведения ребенка и прогнозировать адаптационные способности в новых условиях внешней среды обитания. Таким образом, адаптационные способности ребенка зависят от приближения, настроения, ритмичности, порога чувствительности. Внимание ребенка находится в обратной зависимости от его моторной активности. Мы считаем, что важным аспектом поведения в этом возрасте является отвлекаемость, которая связана обратно пропорционально с адаптивностью, приближением, уязвимостью. Воля ребенка 6-7 лет еще слаба, ребенку трудно регулировать интенсивность эмоциональных проявлений, поэтому интенсивность имеет обратно пропорциональную корреляционную связь с отвлекаемостью, настроением, адаптивностью и прямую с активностью. Между отвлекаемостью и вниманием также существует обратная корреляционная связь.

3.4. Анализ результатов исследования тревожности у дошкольников контрольной и экспериментальной групп. Для выявления тревожности у испытуемых контрольной и сравнительной групп нами был использован тест В.С. Мерлина. В ходе его проведения оценивалось поведение ребенка в фрустированной ситуации, которая создавалась дефицитом времени для выполнения задания. Все дети с удовольствием приняли участие в эксперименте, нам удалось выделить внешние признаки проявления тревожности: общее беспокойство, стремление быстро выполнить действие, не добиваясь точной и правильной реализации инструкции, частое обращение к песочным часам, прекращение действий раньше времени, проявление вегетативной симптоматики (покраснение покровов, потоотделение или наоборот побледнение). В ходе эксперимента нами получены следующие результаты. Склонность к проявлению тревожности, субдепрессивности, астеничности во фрустрационной ситуации показали 30 % детей контрольной группы и 60% детей экспериментальной группы. Для выявления типа темперамента использовался тест Айзенка, экспериментальная методика Ю.А. Самарина «Перенос кубиков». Таблица №7. Количественное распределение типов темперамента у детей из контрольной и экспериментальной групп. сангвиники Контрольная группа Экспериментальная группа 42,8 % 40% 15,7 % 1,5 % 64,3 % 20 % 15,7 % холерики флегматики меланхолики При сравнении проявления тревожности во фрустрированной ситуации с типами темперамента удалось получить следующие экспериментальные данные.

40 35 30 25 20 15 10 5 сангвиники флегматики основная группа меланхолики сравнительная группа холерики Рис. 2. Зависимость проявления тревожности от типа темперамента в условиях фрустрационной ситуации. Анализируя данные рисунка 2, мы убеждаемся, что в экспериментальной группе отмечается увеличение количества детей с холерическим типом темперамента на 20% по сравнению с контрольной группой. В этой же группе наблюдается значительное достоверное усиление тревожности в 2,4 раза (р<0,05), что подчеркивает корреляционную взаимосвязь. Проявления тревожности у представителей холерического типа отличаются большей яркостью и экспрессией, которые соответствуют экстраверсии и высокому уровню нейротизма, отражающему характеристики лабильности нервных процессов и деятельности ВНД у холериков. Правомерно предположить, что усиление тревожности у детей с холерическим типом темперамента в неблагоприятных социальных условиях, указывает на «заострение» психотипологических особенностей, изменяющих стереотип поведения и психологические переживания у испытуемых, свойственный «мягкому» негативному дрейфу в сторону диапазона аномальной психотипологической изменчивости. Учитывая закономерности движения «психического как процесса» (С.Л. Рубинштейн, 1946;

К. Оганян, 2003) можно прогнозировать достаточно хорошую результативность от проведения психокоррекции тревожности у детей – холериков, у которых последняя имманентно присуща холерическому типу темперамента. Выявленное повышение уровня тревожности в 4,5 раза, коррелирующее с умеренной интраверсией, средним уровнем нейротизма у представителей флегматического типа темперамента (р<0,01), свидетельствует о формировании неблагоприятной динамики с устойчивым негативным дрейфом в конституционально-континуальном пространстве к диапазону аномальной психотипологической изменчивости. Тревожность имманентно «не спаяна» с флегматической структурой темперамента, чем, скорее всего, и объясняется неблагоприятная психотипологическая динамика. Существующая изначально конституционально-типологическая недостаточность ВНД и психотипологическая предиспозиция испытуемых в условиях ухудшения среды обитания приводит к аномальной психотипологической изменчивости на достоверном уровне преимущественно у холериков и флегматиков;

дети с сангвинической и меланхолической структурой темперамента отличаются большей устойчивостью к банальным раздражителям и перспектива достижения психокоррекционного эффекта существенно повышается. Таким образом, изначально «неполноценная биологическая почва» у дошкольников на ранних этапах развития, взаимодействуя с деструктивными социальными факторами, детерминирует проявление конституциональных психологических механизмов декомпенсации и дезадаптации, выражающиеся на феноменологическом внешними и экспериментально-психологическом уровнях индивидуальной аномальной психотипологической изменчивостью ребенка. Основными проявлениями индивидуально-типологической недостаточности ВНД и психотипологической предиспозиции дошкольника являются нарушения речевой функции и девиантный стереотип поведения. В нашем исследовании предпринята попытка исследования индивидуально-типологических особенностей дошкольников с различных позиций, а именно - И.П. Павлова, А. Томаса и С. Чесс, Г. Айзенка. Проявления темперамента в поведении ребенка (А. Томас и С. Чесс), сила нервных процессов (И.П.

Павлов), экстраверсия – интраверсия и эмоциональная стабильность - нестабильность (Г. Айзенк) объединены нами в единый комплекс и получены новые характеристики традиционных типов темперамента: холерического, сангвинистического, меланхолического, флегматического (см. рис. 3). Эмоциональная нестабильность слабый тип нервной системы снижение настроения к негативному низкая интенсивность снижение адаптивности избегание низкая активность неритмичный интроверсия тип нервной системы настроение позитивное позитивное интенсивность средняя избегание средняя адаптивность низкая активность ритмичный Эмоциональная стабильность Рис. 3. Взаимосвязь измерений индивидуально-типологических особенностей по И.П. Павлову, Г. Айзенку, А. Томасу и С. Чесс. сильный неуравновешенный тип нервной системы колебания настроения высокая интенсивность снижение адаптивности приближение высокая активность неритмичный экстраверсия тип нервной системы настроение интенсивность спокойная приближение высокая адаптивность высокая активность ритмичный сильный уравновешенный инертный сильный уравновешенный подвижный Нами выявлены корреляционные связи между силой нервных процессов и такими характеристиками темперамента, как активностью, приближением, ритмичностью, вниманием, настойчивостью, настроением. Показателями силы нервного процесса являются сохранение высокого уровня работоспособности при длительной напряженности в работе настойчивость по Томас, Чесс, смелость в разнообразных и непривычных условиях - приближение по Томас, Чесс, устойчивое внимание как в спокойной, так и в шумной обстановке - внимание по Томас, Чесс. О силе (слабости) нервной системы свидетельствуют такие жизненные показатели, как сон (быстро ли засыпает, спокоен ли сон, крепок ли), наблюдается быстрое (медленное) восстановление сил, как ведет себя в состоянии голода, если его не успели вовремя покормить (кричит, плачет или проявляет вялость и спокойствие) – ритмичность по Томас, Чесс. Наблюдается зависимость уравновешенности нервной системы и следующих характеристик темперамента – интенсивности, порога чувствительности. Показателями уравновешенности нервного процесса служат сдержанность, спокойствие, равномерность в динамике настроения – интенсивность по Томас, Чесс, отсутствие периодических резких спадов и подъемов, четкость и плавность речи и др. – порог чувствительности по Томас, Чесс. Показатели подвижности нервной системы коррелируют с адаптивностью по типологии Томаса, Чесс. Показателями подвижности нервных процессов является быстрое реагирование на все новое в окружающей среде, легкое изменение жизненных стереотипов (привычек, навыков), быстрое привыкание к новым людям, к новым условиям – адаптивность по Томас, Чесс. Таким образом, для холерика характерны следующие особенности: сильный неуравновешенный тип нервной системы, высокая интенсивность реакций, высокая активность моторного компонента поведения, преобладание отмечается приближения над избеганием/уходом. в сторону Наряду с этим снижение настроения негативного, снижение адаптивности, аритмичность и непредсказуемость поведения ребенка. Сангвиника характеризует сильный уравновешенный подвижный тип нервной системы стабильная интенсивность реакций, высокая активность моторного компонента поведения, приближение, настроение позитивное и стабильное, высокая адаптивность и ритмичность поведения. У флегматика можно отметить следующие особенности: сильный уравновешенный инертный тип нервной системы, среднюю интенсивность реакций, сниженную активность моторного компонента поведения. Наряду с этими чертами отмечается тенденция к избеганию в сочетании с позитивным настроением, средняя адаптивность и предсказуемость, ритмичность проявления основных физиологических систем. Для меланхолика свойственны: слабый тип нервной системы, низкая интенсивность реакций, низкая активность моторного компонента поведения, избегание сочетается со снижением настроения к негативному фону, снижение адаптивности и аритмичность поведения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Изучение личностных, поведенческих, характерологических особенностей у одной из самых многочисленных на сегодняшний день групп – детей с органической недостаточностью центральной нервной системы является актуальной проблемой современной психологии, клинической психологии, нейропсихологии и других смежных наук. Изначально различными неполноценная биологическая основа, проявляясь формами дизэмбриогенеза, дизонтогенеза, детерминирует психическое и личностное развитие субъекта, что в последствии приводит к различного рода трудностям в обучении, коммуникативным проблемам, поведенческим и личностным аномалиям, дезадаптации. Континуально-генетическая концепция А.В. Брушлинского (1994) о «психическом психологическое позволив основой как и живом процессе» нашла экспериментальноподтверждение новом в клинико-психопатологическое представление о современных исследованиях (О.А. Ахвердовой, 1998;

И.В. Боева, 1999), сформулировать которого варианте конституционально - типологического личностного континуума подростков, является конституциональная деятельности органическая личности недостаточность высшей нервной и/или (Н.Н.Волоскова,2000). Личность развивается как целое и ни одна функция не может развиваться самостоятельно, лишь в целях научного анализа нами абстрагируется та или иная сторона развития (Л.С. Выготский, 1934). Психическое как процесс представляет собой важнейшую психологическую реальность, из которой формируются все психические явления (чувства, мотивы, установки), функции и состояния, личностные, психические свойства (характер и способности), превращаются в последующем в продукты этого процесса (личностно-характерологическую и поведенческую структуры), которые включаются в дальнейшее аномальное формирование или позитивное развитие как существенное внутренне условие. Совокупность внешних и внутренних условий, их соотношение может создать как благоприятные условия для позитивного развития и динамики личностно-характерологических неблагоприятные условия особенностей для ребенка, так и конституционально-типологических трансформаций ребенка. Поэтому к психике следует подходить «как системе, единой, целостной и структурированной. При этом психическое должно рассматриваться в процессе развития, в процессе системогенеза» (В.Д. Шадриков, 1982, 1994). Согласно системному подходу, явление может считаться понятным, если найдена его структура. С нашей точки зрения, понятие конституции, представляющее собой совокупность устойчивых, врожденных или приобретенных признаков, наиболее соответствует попытке описания структуры. Если генотип – это сумма полученного наследственного материала предков, где один ген может обусловливать много признаков, а один признак может быть обусловлен множеством генов, то фенотип – это сумма морфологических, физиологических, поведенческих признаков человека. Это взаимодействие среды с генотипом. Поэтому в зависимости от социальных условий генотип может развиваться различными путями и формировать обусловленной разные фенотипы – направления конституционально пограничной аномальной изменчивости регистров аномальной личности и психопатии. Если в основе общей конституции лежит весь генотип, а основу частных конституций составляют наборы определенных генов, то общая конституция – это генотип в действии (В.М. Русалов, 1979), что наглядно продемонстрировано в экспериментально - психологических результатах исследований детей дошкольного возраста, располагающихся в различных регистрах конституционально - типологического личностного континуума с конституциональной органической предиспозицией и без таковой. Проведенные показали изменчивости у экспериментально степень детей психологические аномальной возраста, исследования личностной обусловленной различную выраженности дошкольного конституционально-типологической недостаточностью. Конституциональнотипологическая недостаточность высшей нервной деятельности и/или личности способствует формированию совокупности психотипологических признаков, свойственных диапазону пограничной аномальной личности органического происхождения в структуре конституционально типологического континуума. Возможно, что у человека генетически заложен ограниченный набор врожденных поведенческих реакций. И только, благодаря развитию высшей нервной деятельности и постепенному включению в различные виды деятельности (игры, учебы, трудовой деятельности и т.д.) «…первоначально генетически заданная система индивидуально биологических свойств человека трансформируется и образует независимо от содержания самой деятельности обобщенную, качественно новую индивидуально устойчивую систему инвариантных, но уже не биологических, а психобиологических или формальных свойств индивидуального поведения. Ведь темперамент – это психобиологическая категория, охватывающая все богатство содержательных характеристик поведения человека» (В.М. Русалов, 1994). Применяемые в нашем исследовании опросники А. Томаса, С.Чесс и Айзенка, экспериментальные методики изучения темперамента, тревожности, наблюдение и анамнез позволили выделить представителей пограничной аномальной личности (ПАЛ) в дошкольном возрасте, имеющих совокупность признаков конституционально-типологической недостаточности высшей нервной деятельности и личности. В этом случае представители ПАЛ олицетворяют собой «патологически измененную почву», являющуюся основой формирующейся личностной предиспозиции и экзогенно-органической недостаточности мозга. Настоящее исследование убедительно подтверждает правомерность существования биопсихосоциальной модели человека, когда внешние неблагоприятные условия (экономические, политические, экологические) вступают в жесткое взаимодействие и взаимовлияние с внутренними психобиологическими факторами (конституциональными, генетическими). Под воздействием факторов неблагоприятных среды обитания внешних наблюдается что (социальных, актуализация приводит к экологических) личности появлению патобиологических механизмов, лежащих в основе пограничной аномальной экзогенно-органического пограничных личностных происхождения, нервно-психических и поведенческих расстройств, расстройств, психосоматических, обусловливающих экзогенез непсихотических расстройств детского возраста.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ: Результаты настоящего диссертационного исследования позволяют рекомендовать социальным психологам, логопедам, клиническим дошкольных психологам, работникам, воспитателям образовательных учреждений, преподавателям соответствующих специальностей высших учебных заведений, специалистам, занимающимся проблемами дошкольного детства, своевременно выявлять на ВНД феноменологическом и и экспериментально-психологическом уровнях признаки конституциональнотипологической недостаточности психотипологической предиспозиции у детей, с целью раннего прогнозирования формирования аномальной психотипологической изменчивости по вектору норма патология или по вектору здоровье болезнь. Своевременная психодиагностика и адекватная психокоррекция, адресованная к механизмам конституциональной психологической защиты, позволит создать условия для гармоничного психического развития ребенка, повысив саморегуляцию и самоконтроль за поведенческим стереотипом, что в значительной степени сохранит психическое и психологическое здоровье дошкольников. В условиях воздействия деструктивных факторов социальной среды на конституционально-психотипологические основы детей необходимо проведение ранней психологической экспресс-диагностики в дошкольных образовательных учреждениях, которая позволяет выявить дошкольников с признаками аномальной психотипологической изменчивости. Наиболее яркими являются феноменологическими с признаками или аномальной изменчивости структурами речевые нарушения, девиантный поведенческий стереотип, холерической флегматической сочетающиеся темперамента, что требует оказания специализированной психологической помощи с использованием триады специалистов: психолог + клинический психолог + психоневролог;

в случаях сангвинического или меланхолического темперамента у дошкольников, возможно ограничиться привлечением психолога и психоневролога или психолога и клинического психолога.

ВЫВОДЫ: 1. Предлагаемый комплекс методик заключает в себе возможности психологической экспресс-диагностики для раннего выявления признаков конституционально-типологической психотипологической предиспозиции недостаточности органического ВНД и/или у происхождения дошкольников, что обосновывает необходимость проведения своевременной специализированной психологической помощи. 2. Выявлены внешние условия, феноменологические признаки и характеристики дошкольников, формирование конституционально-типологической экспериментально-психологические отражающие генеза у детей: дизонтогенез внутриутробного развития;

искаженное онтогенетическое развитие: ускоренное или задержанное;

прогностически неблагоприятное взаимосочетание речевых нарушений, структуры темперамента и проявлений тревожности;

дезадаптивное поведение по комплексным психологическим показателям активности, адаптивности, интенсивности, настроения, ритмичности, приближения или контактности с окружающими;

девиантный стереотип поведения с соответствующими психологическими переживаниями в дошкольном возрасте. 3. Степень функциональной утраты находится в прямо пропорциональной зависимости от выраженности конституционально-типологической недостаточности ВНД и психотипологической предиспозиции дошкольника:

- дети, имеющие в анамнезе незначительные вредности (легкие токсикозы беременности матери, частые соматические заболевания в первые три года жизни), достоверно отличаются от детей диапазона психологической нормы по трем аномально измененным показателям темперамента: ритмичности, недостаточности ВНД и психотипологической предиспозиции органического порогу чувствительности, незначительным снижением концентрации внимания;

- дети, в анамнезе которых присутствуют родовые травмы, асфиксия, инфекционные неврологическая заболевания, черепно-мозговые травмы, вялотекущая вариантами микросимптоматика, характеризуются патологии речи органического происхождения и отличаются от сверстников диапазона нормы по пяти и более характеристикам темперамента: ритмичности, повышению уязвимостью. 4. Индивидуальное взаимосочетание показателей порога темперамента в пределах допустимой экспериментальной нормы у дошкольников в виде ритмичности, адаптивности, приближения, чувствительности, отражают устойчивость и стабильность конституциональных механизмов адаптации и компенсации. Если же показатели темперамента активности, интенсивности, отвлекаемости и концентрации внимания отклоняются от допустимых средневозрастных экспериментальных норм, то правомерно прогнозировать формирование негативного дрейфа к диапазону аномальной психотипологической изменчивости за счет слабости конституциональных механизмов защиты. 5. Отклонения показателей свойств темперамента от средневозрастной экспериментальной нормы больше, чем на два и более показателей (активности, адаптивности, приближения, интенсивности, настроения, ВНД и ритмичности) достоверно является косвенным признаком сочетанной конституционально-типологической психотипологической предиспозиции недостаточности органического происхождения. снижению числа порога чувствительности реакций при к раздражителям нового умеренной силы, снижению концентрации внимания и адаптивности, отрицательных появлении раздражителя, затрудненной контактности с окружающими, психологической Выявление подобной аномальной изменчивости служит основанием для консультации у клинического психолога или детского психоневролога. 6. Дошкольники с патологией речи отличаются высоким уровнем тревожности, которая наиболее выражена при флегматической и холерической структурах темперамента, наименее выражена при сочетании с сангвиническим и меланхолическим темпераментом. В фрустрационной ситуации склонность к усилению тревожности отмечается у 30% детей контрольной группы и 60% испытуемых основной группы, отражая тенденцию к аномальной психотипологической изменчивости органического происхождения.

Литература 1. Абрамович-Лехтман церебральными Р.Я. Психологическая // Лечебная помощь помощь детям детям с с параличами церебральными параличами: Труды НИИ им. Г.И. Турнера. Л., 1962. 2. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. – М., 1980. 3. Ананьев Б.Г. Очерки психологии. - Л.: ЛГУ.,1945.-215с. 4. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. –Л.: Изд-во ЛГУ,1968. – 339 с. 5. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. – М.: Наука, 1977. 6. Анохин П.К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса.- М.: Медицина, 1968. – 287 с. 7. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. - М., Медгиз., 1975.-320с. 8. Анохин П.К. Социальное и биологическое в природе человека.// Соотношение биологического и социального в человеке. - М., 1975. 301 с. 9. Ахвердова О.А., Боев И.В., Коваленко А.П. Дифференциальная психология акцентуаций и конституциональных личностных радикалов у подростков: Учебно-методическое пособие. – Ставрополь, 1997. – 50с. 10. Ахвердова О.А., Боев И.В., Волоскова Н.Н. Личностные и поведенческие расстройства у детей и подростков с органической недостаточностью мозга: Учебное пособие. - Ставрополь,2000. – 273 с. 11. Ахвердова 43 с. 12. Бадалян Л.О. Детская неврология. – М., 1975. О.А. Личностно-характерологический континуум современного подростка: Автореф. дис. д-ра психол. наук. – М., 1998. – 13. Бадалян Л.О. Актуальные проблемы эволюционной неврологии и развитие мозга ребенка // Методологические акспекты науке о мозге. М., 1983. 14. Бадалян Л.О., Журба Л.Т., Тимонина О.В. Детские церебральные параличи. – Киев, 1988. 15. Банщиков В.М., Новинский Г.Д., Эфендиев О.М. О темпераменте человека. - М.,1973.-280с. 16. Белоус В.В. Опыт экспериментальной психофизиологической характеристики некоторых типов темперамента. – В: Типологические исследования по психологии личности. – М.: Медгиз, 1971. – 35-59 с. 17. Белоус В.В., Боязитов И.В. Место и роль темперамента в структуре интегральной индивидуальности // Психол. Журн. – 1989. – т.10, № 4. – 87-93 с. 18. Белоус В.В. Психологические симптомокомплексы и инварианты темперамента: Автореф. докт. Дис., - М., 1982. – 32 с. 19. Белоус В.В. Опыт экспериментальной психофизиологической характеристики некоторых типов темперамента // Типологические исследования по психологии личности. – 1999. 20. Белоус В.В. Введение в психологию полиморфологической индивидуальности. – Пятигорск, 2000. – 134 с. 21. Белякова Л.И. Проблемный подход к анализу патогенетических механизмов заикания // Заикание: проблемы теории и практики: Монография/ Под ред. Л.И. Беляковой. – М., 1992. –148с. 22. Бехтерев В.М. Объективная психология. – М.: Наука, 1991г. 23. Бирюков С.Д. Психогенетическое исследование пластичности как черты темперамента.// Психол. журн., т. 13 вып. 5, 1988, 64-71 с. 24. Боев И.В., Ахвердова О.А., Волоскова Н.Н. Клинико-психологические аспекты диагностики и профилактики отклоняющегося поведения у детей и подростков с органической недостаточностью мозга: Учебное пособие. - Ставрополь,2001.-382 с.

25. Боев И.В. Пограничная аномальная личность. – Ставрополь,1999. – 362с. 26. Боев И.В., Золотарев С.В. Психофизиологическая диагностика и дифференциальная диагностика конституционально-типологического личностного континуума подростков. – Ставрополь, 1999. – 57 с. 27. Брушлинский А.В. Проблемы психологии субъекта. М.: Институт психологии РАН, 1994. 28. Буторина Н.Е. Особенности нарушения психофизического развития детей от больных шизофренией родителей. Автореф. докт. дис. М., 1979. 29. Василенко Л.Д. О взаимодействии ортогональных симптомокомплексов при характеристики типа темперамента. // Проблемы экспериментальной психологии личности. - Пермь,1970. 233-243 с. 30.Василенко И.Г. Особенности словесного мышления у взрослых и детей с нарушениями речи. – М.: Педагогика, 1990г. 31.Волоскова Н.Н. Трудности формирования навыка письма у учащихся начальных классов: Дис… канд. пед. наук. – М., 1996 32.Волоскова Н.Н. Интеллектуальная деятельность детей с речевой патологией. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 1999. – 120с. 33. Волоскова Н.Н. Варианты изменчивости аномальной личности, конституциональнодетерминированной типологической органической недостаточностью мозга, у современных подростков (психодиагностика, психокоррекционные технологии): Дис… д-ра психол. наук. – Ставрополь, 2001. 34. Вундт Основы физиологической психологии, 1880. Цит. по сбор. Текстов по общей психологии. М.: 1998. 35. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. – М.: Изд-во АПН, 1960. – 92 с.

36.Выготский Л.С. Мышление и речь. – М.: Просвещение, 1999.- 350 с. 37.Выготский Л.С. Психология. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000.- 1008 с. 38.Выготский Л.С. Основы дефектологии. – СПб.: Издательство «Лань», 2003. – 656 с. 39.Вяткин Б.А. Управление психологическим стрессом в спортивных соревнованиях. – М., 1981. 40.Ганнушкин П.Б. Избранные труды по психиатрии. – М.: Медицина, 1964. – 291с. 41. Геодакян В.А. Роль полов в передаче и преобразовании генетической информации. // Проблемы передачи информации. - М.,1965. - т.1. - 105112 с. 42. Геодакян В.А. Теория дифференциации полов в проблемах человека. В кн.: Человек в системе наук. - М.: Наука,1989. - 171-189 с. 43.Гиляровский В.А. Психиатрия. М., 1954. 44.Гиндикин В.Я. Клиникостатистические материалы к сравнительной характеристике психопатий и психопатоподобных состояний шизофренического и органического генеза: Автореф. дис… д-ра мед. Наук. – М., 1973. – 44 с. 45. Гиппократ. Избранные труды. М.: 1936. Перевод с греческого проф. Руднева В.И. 736 с. 46. Голубева Э.А. Типологический и измерительный подходы к изучению индивидуальности: от Освальда и Павлова к современным исследованиям.//Психологический журнал, 1995.-Вып. 16, №1.-64-74 с. 47. Гройсман А.Л. Медицинская психологи: Лекции для врачей – слушателей курсов последипломного образования. – М.: Издательство Магистр, 1998. – 360 с. 48. Гуго Глязер. Исследователи человеческого тела от Гиппократа до Павлова. М., 1956. 49. Гуревич К.М. Генезис индивидуально-психологических различий и их классификация // Гуманизация образования. – 1995. - №1. –76-86 с. 50. Гуревич М.О. Психиатрия. М., 1949. 51. Гурьева В.А., Гиндикин В.Я. Юношеские психопатии и алкоголизм. – М.: Медицина, 1980. – 272 с. 52. Давыдова А.Н. Опыт монографического изучения детей с чертами разных типов нервной системы «Известие АПК РСФСР» №52. 1954. 53. Дудин С.И. О связи темперамента с общими способностями. // Психологический журнал,1994. - Вып.15, №2. - 165-170с. 54. Жинкин Н.И. Психологические основы развития речи // В защиту живого слова. М., 1966. 55. Жукова П.С., Мастюкова Е.М., Филичева Т.Б. Преодоление задержки речевого развития у дошкольников. – М., 1973, 1998. 56. Журба Л.Г., Мастюкова Е.М. Нарушения психомоторного развития детей первого года жизни. М., 1981. 57. Захаров А.И. Неврозы у детей и подростков. Л., 1988. 58. Иванов-Смоленский А.Г. Об изучении типов высшей нервной деятельности животных и человека. Журнал ВНД., т.3., вып. 1., 1953. 59. Ильина А.И. Некоторые особенности проявления общительности у школьников в зависимости от подвижности нервных процессов // Доклады на совещании по вопросам психологии личности. – М., 1956. 60. Ильина А.И. Общительность и темперамент школьников. Пермь.,1961. – 105 с. 61. Каган В.Е. Аутизм у детей. Л., 1981. 62. Калижнюк Э.С. Психические нарушения при детских церебральных параличах. – Киев: Вища школа, 1987. 63. Кант И. О темпераменте. Собр. соч., т. 6.-М.,-1996.-325 с. 64. Карвасарский Б.Д. Неврозы. - М.: Медицина, 1990. – 567 с. 65. Кербиков О.В. Проблемы судебной психиатрии (Пограничные состояния). – М., 1971. – с.9-35.

66. Кербиков О.В. Избранные труды. – М.: Медицина, 1971. – 312 с. 67. Ковалёв А.Г., Мясищев В.Н. Психические особенности человека. Л.,1957.- т. 1. 68. Ковалёв А.Г. Характер и закономерности его формирования. - Л.,1954.159с. 69. Ковалев В.В., Кириченко Е.И. К вопросу о динамике речевых и психических нарушений у детей и подростков с синдромом моторной алалии.// Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – М.: Медицина, 1970. – вып. 10. – 1561-1565 с. 70. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста. – М., 1979, 1995. 71. Ковалев В.В. Семиотика и диагностика психических заболеваний у детей и подростков. – М., 1985. 72. Колпаков В.Г., Чугуй В.Ф. и др. Определение темперамента у детей посредством родительских опросников. // Известия СО АН СССР, серия биол. наук. - Вып. 1. -1987. - 128-132 с. 73. Колпаков В.Г., Макарова Г.А. и др. Родительский опросник для определения темперамента детей 3-7 лет. Методические рекомендации, Вып.2, Фонд Ментального Здоровья, Красноярск, 1993. -10с. 74. Колпаков В.Г., Макарова Методические Г.А. Опросник для Вып. определения 4, Фонд темперамента. рекомендации, Ментального Здоровья, Красноярск, 1993. -10с. 75. Кон И.С. Социологическая психология. Москва – Воронеж, 1990. 76. Корнев А.Н. Нарушения чтения и письма у детей. – СПб., 1997. – 284 с. 77. Красногорский Н.И. О типовых особенностях высшей нервной деятельности у детей // ЖВНД. – 1953. Т. 3.Вып. 2. 78. Красногорский Н.И. Высшая нервная деятельность ребенка. – Л.: Медгиз, 1958. – 187 с. 79. Красуский В.К. Методика изучения типов нервной системы животных// Труды Ин-та физиологии им. И.П. Павлова. – Л., 1953. т 2.

80. Кречмер Э. Строение тела и характер. – 2-е изд. / Пер. с нем. – М. – Л.: Госиздат, 1930. – 304 с. 81. Кречмер Э. Медицинская психология / Пер. с нем. – М.: Жизнь и сознание, 1927. – 349 с., СПб., 1998. 82. Крупнов А.И. Психофизиологический анализ индивидуальных различий активности человека.//

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.