WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ЦЫКАЛОВА НАТАЛЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА МЕСТНЫЕ ОРГАНЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В КАЛМЫКИИ В СЕРЕДИНЕ XIX-XX ВВ.

(ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ) Специальность 12.00.01.- Теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор С.Н. Медведев Ставрополь - 2005 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ …………………………………………………………………3 ГЛАВА 1. ФОРМИРОВАНИЕ МЕСТНЫХ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В КАЛМЫКИИ В СЕРЕДИНЕ ХIХ – НАЧАЛЕ ХХ ВЕКОВ ……………………………………………………………………..19 1.1. Становление и развитие местных органов власти калмыцкого народа.……………………………………………………………………………19 1.2. Земское самоуправление в Калмыцкой степи.………….…………...45 1.3. Создание местных органов советской власти в Калмыкии …………65 ГЛАВА 2. МЕСТНЫЕ ОРГАНЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В КАЛМЫКИИ В ХХ ВЕКЕ...…..83 2.1. Развитие местных органов государственной власти в Калмыкии в советский период………………. ……………………………………………...83 2.2. Местное самоуправление в Калмыкии в постсоветский период………………………………………………………………………………...115 2.3. Значение современного законодательства для совершенствования местного самоуправления в Республике Калмыкия …………………………137 ЗАКЛЮЧЕНИЕ ………………………………………………………….160 ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА ……………………………………...171 ПРИЛОЖЕНИЯ ………………………………………………………… Введение Актуальность темы диссертационного исследования. В современных условиях демократизации российского общества особое значение наряду с реформами государства приобретают реформы местного самоуправления. Исследованию местного самоуправления в юридической науке уделяется все большее внимание. Интерес к вопросам местного самоуправления вызван необходимостью демократических преобразований и признанием огромной роли местного самоуправления в решении вопросов жизнеобеспечения населения. В соответствии с Конституцией Российской Федерации1 и Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» признается и гарантируется право населения муниципальных образований самостоятельно, через образуемые органы, под свою ответственность решать вопросы местного значения, исходя из исторических и иных местных особенностей и традиций. В «Основных положениях государственной политики в области развития местного самоуправления в Российской Федерации», утвержденных Указом Президента РФ, в качестве одной из основных ставится задача «проведения фундаментальных научных исследований в области местного самоуправления». В этой связи одним из направлений научных исследований является изучение становления и развития местного самоуправления как в целом в России, так и в её регионах. Россия на протяжении своего развития накопила определенный опыт организации местной власти. Изучение этого опыта, возрождение и использование его традиций являются непременным условием оптимальной организации местной власти на современном этапе.

1 Конституция Российской Федерации. М., 1996. Собрание Законодательства Российской Федерации. 1995. № 35. Ст.3506.

Указ Президента Российской Федерации № 1317 от 15.10.99 г. «Об утверждении основных положений государственной политики в области развития местного самоуправления в Российской Федерации» //Российская газета. № 208. 1999. 21 октября.

Процесс практического введения местного самоуправления в Российской Федерации происходит весьма неравномерно. Одни субъекты Российской Федерации имеют реально функционирующие муниципальноправовые системы, другие находятся на начальном этапе его формирования. В современном законодательстве субъектов Российской Федерации самоуправление. Это разнообразие Определенная в специфика представлены различные правовые подходы и решения, связанные с осуществлением права населения на развития субъектов Российской регионального законодательства обусловлено исторической особенностью Федерации. организации местного самоуправления имеется законодательстве Республики Калмыкия. Эти особенности, к сожалению, пока не получили достаточно широкого освещения в юридической литературе. Вместе с тем изучение вопросов местного самоуправления с учетом региональных особенностей позволит поновому взглянуть на организацию местного самоуправления в Республике Калмыкия, что будет способствовать более эффективному осуществлению в республике реформ. Недостаточно теоретически обосновывается происходящий в Республике Калмыкия законотворческий процесс, порождающий возникновение новых проблем. К их числу следует отнести проблему развития законодательства и определения его тенденций. На основании изложенного становится очевидным, что проблема формирования, становления и развития местного Республике Калмыкия имеет Объектом самоуправления в большое теоретическое и практическое исследования общественные значение. Это обусловило выбор темы диссертационного исследования. диссертационного отношения, связанные со становлением и развитием местных органов государственной власти и местного самоуправления в Калмыкии в середине XIX – XX вв.

Предметом исследования являются проблемы понимания местных органов государственной власти и местного самоуправления в Калмыкии в середине XIX – XX вв. Степень научной разработанности проблемы. Состояние научной разработанности темы, избранной в качестве исследования, свидетельствует об отсутствии по ней специальных обобщающих трудов. Проблематика местного самоуправления в Калмыкии не подвергалась глубокому научному анализу. Поэтому до сих пор в комплексе не осмыслены и не систематизированы вопросы становления, развития и своеобразия местных органов государственной власти и местного интерес к самоуправления в Калмыкии. Но в юридической литературе возникновением проблематике местного самоуправления занимает одно из ведущих мест. Впервые вопросы, связанные с и устройством муниципального управления в России, поднимались в середине 60-х гг. XIX века. Они рассматривались в связи с подготовкой городской реформы 1870 года.Поэтому первые работы представляли собой обзоры существующих систем европейского и отечественного самоуправления. Именно данный период и начало XX в. характеризуются фундаментальными исследованиями в этой области. Неоценимый вклад в становление и развитие теории муниципального права внесли такие видные исследователи, как А.И. Васильчиков, Л.А. Велихов, Б.Б. Веселовский, С.Ю. Витте, В.М. Гессен, А.Д. Градовский, Г.А. Джаншиев, Н.М. Коркунов, М.А. Курчинский, Н.И. Лазаревский, А.Г. Михайловский, В.Н. Пешков, Б.Н. Чичерин, М.И. Свешников.5 Были переведены на русский язык и опубликованы труды 4 Безобразов В. Государство и общество. Управление, самоуправление и судебная власть. СПб., 1882;

Головин К.Ф. Наше местное управление и местное представительство. СПб., 1884;

Мулов П. Историческое обозрение правительственных мер по устройству городского общественного управления. СПб., 1864;

Второв Н. Сравнительное обозрение муниципальных учреждений Франции, Бельгии, Италии, Австрии, Пруссии с присовокуплением очерка местного самоуправления Англии. СПб., 1864. 5 Васильчиков А.И. О самоуправлении. Сравнительный обзор русских и иностранных земских и общественных учреждений. Т. 1-3. СПб., 1869-1871;

Веселовский Б.Б. Земство и земская реформа. Петроград, 1918;

Он же. История земств за 40 лет. В 4 т. СПб., 1909-1911;

Градовский А.Д. История местного управления в России. СПб., 1868;

Гессен В.М. Городское самоуправление. Доп. к курсу «Русского государственного права». СПб., 1912;

Приклонский С.А. Очерки самоуправления земского, городского и сельского. СПб., 1886;

Джаншиев Г.А. Эпоха великих реформ. СПб., 1892;

Свешников М.И. Основы и пределы самоуправления. СПб, 1892;

Витте С.Ю. Самодержавие и земство. СПб., 1906;

Велихов Л.А. Основы городского хозяйства. М., 1928 и др.

выдающихся государствоведов Р. Гнейста, Г. Еллинека, П. Лабанда, А. де Токвиля, Л. Штейна и др. Многие фундаментальные проблемы, касающиеся теоретических основ местной власти, нашли свое объяснение в работах советских ученых. Среди научных исследований данного времени особое место занимают труды ученых-юристов С.А. Авакьяна, И.А. Азовкина, Г.В. Барабашева, В.И. Васильева, В.Ф. Котика, О.Е Кутафина, Б.М. Лазарева, Р.С. Павловского, В.А. Пертцика, В.П. Фадеева, М.А. Шафира, К.Ф. Шеремета и др. Реформирование социально-политических политической институтов в системы, установление Федерации новых вновь Российской актуализировали вопросы децентрализации власти. Концептуальные и текущие аспекты российского местного самоуправления рассмотрены и разработаны такими ведущими учеными и специалистами конституционного и муниципального права России и зарубежных стран, как Н.С. Бондарь, И.В. Выдрин, Ю.А. Дмитриев, А.А. Замотаев, Е.И. Колюшин, И.В. Котелевская, М.А. Краснов, В.А. Кряжков, Д.Н. Миронов, Н.А. Михалева, Е.А. Пахомов, А.Е. Постников, Ю.А. Скуратов, Б.А. Страшун, Н.С. Тимофеев, Ю.А. Тихомиров, В.И. Фадеев, А. И. Черкасов, Е.С. Шугрина и др. Среди работ по истории местного самоуправления следует отметить труды М.Н. Покровского, В монографии Б.Г. Литвака, Н.Я. Эйдельмана, Л.Г. Захаровой, Н.Д., посвященной земскому и В.Г.Чернухи, Н.П. Ерошкина, П.А.Зайончковского. 6 Судавцова городскому самоуправлению России было уделено внимание в годы первой мировой войны, работе Временного правительства по созданию правовой базы для реформирования местного самоуправления, в том числе касающегося и Калмыцкой степи. 6 Покровский М.Н. Избранные произведения. В 4-х томах. М., 1965.;

Литвак Б.Г. Переворот 1861 года в России: почему не реализовалась реформаторская альтернатива? М.: Политиздат,1991;

Эйдельман Н.Я. «Революция сверху» в России/ [Вступит. ст. Н.Н. Покровского].- М.: Книга, 1989;

Захарова Л.Г. Россия на переломе (самодержавие и реформы 1861 – 1874 гг.)// История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России IX - начала XXвв./ Сост.: С.В. Мироненко.-М.: Политиздат, 1991;

Чернуха В.Г. Внутренняя политика царизма с середины 50-х до начала 80-х гг. XIX века / Под ред. Р.Ш. Ганелина. – Л.: Наука, 1978;

Ерошин Н.П. История государственных учреждений России до Великой Октябрьской социалистической революции. М., 1965;

Зайончковский П.А. Российское самодержавие в конце XIX столетия. (Политическая реакция 80-х – начала 90-х гг.). М., «Мысль», 1970. 7 Судавцов Н.Д. Земское и городское самоуправление России в годы первой мировой войны. Москва-Ставрополь. 2001.

В монографии Е.М.Трусовой8 комплексно рассматривается местное самоуправление на Дону, Кубани и Ставрополье в ходе Февральской революции 1917 года. В последние несколько лет появилось несколько фундаментальных исследований по истории и теории местного самоуправления.9 Исторические аспекты возникновения и функционирования органов самоуправления поднимаются в исследованиях Калинина В.Д., Лаптевой Л.Е., Шутова А.Ю., Рыженко В.Г., Герасименко Г.А., Емельянова Н.А.10 Данное направление представляется весьма перспективным для дальнейшей разработки. Были изданы две обстоятельные монографии Е.Е. Некрасова об историко-правовом исследовании государственной власти и местного самоуправления в России. 11 Вопросы, связанные с возникновением и устройством первых органов власти и управления в Калмыкии поднимаются в трудах ученых Калмыкии конца 50-х-середины 80-х гг. Предпринимаются меры к созданию базы для изучения революции и Гражданской войны, национально-государственного строительства, социалистических преобразований. Особое значение имела публикация мемуаров участников событий - О.И. Городовикова, А.Г. Маслова, Х.Б. Канукова, Б.Г. Майорова, переиздание мемуаров В. А. Хомутникова. Трусова Е.М. Местное управление и самоуправление на Дону, Кубани и Ставрополье в 1917г. Ростов н/Д, 1999. Местное самоуправление: проблемы и решения. Материалы междунар. симпозиума. Москва, 1995/РАН ИНИОН;

Редкол.: … Веселовский С.Я. (отв. ред.-сост.) и др. М.: ИНИОН, 1996;

Местное самоуправление: российский путь/ Волков Ю.Г., Дыльнов Г.В., Кузьмин И.Г., Аникин Л.С.;

Под общ. ред. Дыльнова Г.В.- Саратов: Дет. кн., 1999;

Местное самоуправление на Юге России и в республиках Северного Кавказа. Ростов н/Д, 1997;

Игнатов В.Г., Бутов В.И. Зарубежный опыт местного самоуправления и российская практика. Москва-Ростов, 1999. 10 Калинин В.Д. Из истории становления городского самоуправления в России (XVII-XXвв.). /Ин-т эк-ки РАН. Отд. статистики и эконом. анализа. – М., 1994;

Лаптева Л.Е., Шутов А.Ю. Из истории земского, городского и сословного самоуправления в России /Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ.- М.: Изд-во РАГС, 1999;

Лаптева Л.Е. Региональное и местное управление в России (вторая половина XIX в.). М.: ИГПАИ, 1998;

Рыженко В.Г. Историко-культурные аспекты городского самоуправления в России в переломные эпохи (XXв.). /Русский вопрос: история и современность. Омск, 1993, Герасименко Г.А. Первый акт народовластия в России: общественные исполнительные комитеты (1917 г.). М.: Ника, 1992;

Он же. Народ и власть. 1917. М., 1995;

Емельянов Н.А. Местное самоуправление в России: генезис и тенденция развития. Москва-Тула, 1997. 11 Некрасов Е.Е. Местная власть в России: историко-правовой анализ. М., 1998;

Он же. Государственная власть и местное самоуправление: опыт историко-правового исследования. М., 1999. 12 Городовиков О.И. Воспоминания. Элиста, 1969;

Маслов А.Г. Страницы былого. Элиста, 1962;

Он же. Ленин и автономия калмыцкого народа //Ученые записки КНИИФЭ. Элиста, 1979. Вып. 9;

Майоров Б.Г. Незабываемые годы. Элиста, 1962;

Майоров Б.Г. Великая перемена. Элиста, 1970;

Хомутников В.А. Военные калмыцкие части в боях за Советы. Элиста, 1964;

2-е изд. 1991.

Установление Советской власти, национально-государственное строительство в Калмыкии составляет в эти годы предмет исследований И.И. Орехова, И.И. Иванько. Советы Калмыкии - объект исследований В.Б. Убушаева и М.Л. Кичикова. 13 А.И. Наберухину, одному их наиболее активных сотрудников научных организаций и Калмыцкого государственного университета в 60-80-е гг., принадлежит обширный цикл работ о первых шагах советской государственности и автономии Калмыкии (некоторые из них написаны совместно с В.Ш. Бембеевым, И.И. Иванько, К.Н. Максимовым, И.И. Ореховым, А.Ф. Раровым, А.В. Тепикиным).14 Территориальная организация и управление в Калмыкии освещены в работах М.П.Иванова, К.Ц. Саврушевой, К.Н. Максимова, Л.С. Бурчиновой, С.Б.Бадмаева, А.Н. Команджаева, С.Д. Таванец, К.П. Катушова. 15 К исследованию национальной истории Калмыкии обратились государственные деятели Калмыкии - Президент Республики Калмыкия К.Н. Илюмжинов, Председатель Народного Хурала (Парламента) первого созыва К.Н. Максимов.16 В их работах прослеживается стремление, с одной стороны выявить истоки и традиции национальной культуры, корни и преемственность в ее развитии, с Убушаев В.Б. Классовая борьба и укрепление советского строя в Калмыкии. Автореф.дисс…канд..ист..наук. М.,1972;

Он же. Укрепление Советов в Калмыкии. Элиста, 1972;

Он же. Советы и особенности осуществления НЭПа в Калмыкии // Региональные особенности экономической политики переходного периода в СССР. М., 1983;

Кичиков М.Л. К вопросу о сущности Советов в годы социалистической революции и гражданской войны.// Калмыкия в трех революциях и гражданской войне. Сб. статей. Элиста, 1980.и др. 14 Наберухин А.И. Установление Советской власти и начало национально-государственного строительства в Калмыкии (февраль-июль 1918г.) // Вестник института КНИИЯЛИ. Элиста, 1967. 4.1. № 2. С. 5 - 24;

Наберухин А.И., Орехов И.И. Победа Советской власти в Калмыкии. Элиста, 1968;

Иванько И.И., Наберухин А.И., Орехов И.И. Великий Октябрь и гражданская война в Калмыкии. Элиста, 1968;

Наберухин А.И., Тепикин А.В. Программные требования калмыцкой национальной буржуазии накануне и в годы первой русской революции // Калмыкия в трех революциях и гражданской войне. Сб. статей. Элиста, 1980;

Максимов К.Н., Наберухин А.И. Советская Калмыкия в составе СССР. Элиста, 1983;

Наберухин А.И. Калмыкия в трех российских революциях. Элиста, 1987 и др. 15 Иванов М.П. Осуществление ленинской национальной политики в Калмыкии (1917 -1937 гг.). Элиста, 1973;

Он же. Ленинские декреты 1919 года в судьбах калмыцкого народа // Роль ленинских декретов в образовании и развитии советской автономии в Калмыкии. Элиста, 1982;

Саврушева К.Ц. Образование Калмыцкой автономной области. Элиста, 1969;

Максимов К.Н. Органы государственной власти и государственного управления Калмыцкой автономной области (1920-1935 гг.). Элиста, 1970;

Бурчинова Л.С. К вопросу земства в Калмыкии //Вестник института /КНИИЯЛИ. Элиста, 1967. №2. Ч. 1;

Бадмаев С.Б. Краткий социально-экономический обзор Калмыцкой степи Астраханской губернии во II половине Х1Хв. /Проблемы экономики Калмыцкой АССР. Элиста, 1970. Вып. 1;

Команджаев А.Н. Хозяйство и социальные отношения в Калмыкии в конце ХIХ-начале XX века: исторический опыт и современность. Элиста, 1999;

Таванец С.Д. Реформы в постсоветской Калмыкии как часть преобразования России /История и культура монгольских народов: источники и традиции. Элиста, 1999. Ч. 2. Тез. докл. и сообщ.;

Катушев К. П. Калмыкия в геополитическом пространстве России. Элиста, 1998 и др. 16 Илюмжинов К.Н. Калмыкия сделала выбор. Элиста, 1995. Он же. Калмыкия курсом радикальных реформ. Элиста, 1997;

Kirsan Ilyumzhinov. The President's crown of thorns. Moscow, 1998;

Максимов К. Н. Развитие калмыцкой национальной государственности и проблемы ее формирования на современном этапе /Репрессированные народы: упразднение их национальной государственности и проблемы их реабилитации. Элиста, 1993. Тез.докл. и сообщ.;

Он же. Калмыцкая государственность: прошлое и настоящее / Калмыкия: этнополитическая панорама. Очерки. Документы. Материалы. М., 1995;

т.1;

Калмыкия - субъект Российской Федерации. М., 1995;

Илюмжинов К.Н., Максимов К.Н. Калмыкия на рубеже веков. М., 1997 и др.

другой - осмыслить историю Калмыкии как в рамках Российской Федерации, так и в более крупных геополитических образованиях. Работы профессора К.Н.Максимова посвящены исследованию развития республике, проблем многопартийности, истории парламентаризма представительных в и законодательных органов власти Калмыкии, анализу взаимодействия центральных и местных органов власти, формированию органов государственной власти в России (РСФСР, СССР, РФ) и в Калмыкии. Новым этапом в современном изучении власти в Калмыкии явилась работа А.В. Дорждеева, в которой анализируется деятельность органов исполнительной власти в Калмыкии на разных периодах ее развития. Особенностью данной работы является широкое освещение истории органов власти дореволюционного периода.17 Тема самоуправления нашла свое отражение и в диссертационных последних лет. Анализ тематики существующих исследованиях диссертационных исследований выявляет интерес к земскому и городскому самоуправлению в России во второй половине XIX века, развитию муниципального конституционным управления вопросам в России в 80-90-е годы в ХХ века, местного самоуправления Российской Федерации, нормотворчеству органов местного самоуправления.18 Развитие и становление органов местного самоуправления в Республике Калмыкия выпали из поля зрения исследователей. Представляется необходимым восполнить этот пробел в исследовании региона. Состояние научной разработанности темы, избранной для исследования, свидетельствует об отсутствии по ней специальных обобщающих трудов. В комплексе не осмыслены и не систематизированы вопросы формирования, становления, своеобразия органов местного управления и самоуправления в Дорждеев А.В. Высшие органы исполнительной власти Калмыкии: история и современность (1918-2000). Элиста, 2000. Чичерова И.А. Земское и городское самоуправление в России во второй половине XIX века: (историко-правовой анализ). Автореф. дис….канд.юрид. наук/Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ. – М., 1995;

Лясковский А.И. Становление местного самоуправления в Российской Федерации. Автореф. дис….канд. юрид. наук. М., 1992;

Фейгин М.С. Конституционные основы местного самоуправления в Российской Федерации. Дис…канд. юрид. наук: 12.00.02.Саратов, 1999;

Кашироков З.К. Национально-государственное строительство на Северном Кавказе: политико-правовой аспект. Автореф. дис... канд. юрид. наук. СПб., 1998;

Емельянов Н.А. Местное самоуправление в Российской Федерации: конституционно-правовой и институционный анализ. Дис…д-ра юрид. наук: 12.00.02. /Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ. - М., 1998;

Масловская Т.С. Нормотворчество органов местного самоуправления Российской Федерации. Автореф. дис... канд. юрид. наук/ Омский гос. ун-т.- Омск, 1998 и др.

18 Калмыкии. В то же время необходимо признать, что до сих пор проблематика местного самоуправления в Калмыкии не подвергалась глубокому научному анализу. Хронологические рамки диссертации охватывают 1847 – 1997 гг. Начальная дата определяется утверждением Конечная дата императором Николаем I Положения об управлении калмыцким народом от 27 апреля 1847 года. исследования совпадает с установлением, согласно новой системы местного самоуправления в Конституции Российской Федерации, Степного Уложения (Конституции) Республики Калмыкия, Республике Калмыкия, формированием на основе демократических прямых выборов новых органов местного самоуправления в лице представительных (законодательных) органов муниципальных образований, глав муниципальных образований. Источниковая база. Диссертационное исследование выполнено на основе широкого круга опубликованных и неопубликованных источников, содержащих ценные сведения по изучаемой теме. Весь массив источников условно можно разделить на несколько связанных между собой групп: нормативно-правовые акты, сборники документов и материалов, статистические данные, архивные документы, материалы периодической печати. Основная группа источниковой базы представлена нормативноправовыми актами. Хронологические рамки исследования потребовали привлечения к исследованию следующих законодательных актов: «Положения об управлении калмыцким «Об отмене народом»,19 одобренные Государственным советом и отношений между отдельными сословиями советом и утвержденные 23 апреля 1847 г. указом Николая I;

Закон от 16 марта 1892 г. обязательных народа»20, о калмыцкого правительства утвержденный Государственным местного подписанный императором Александром III;

постановления Временного системы самоуправления.

реформировании Представляют интерес первые документы по установлению советской власти и 19 Полное Законодательство Российской империи ( далее - ПСЗ Российской империи).1 Отд. Т.22. № 21144. С.349-372. ПСЗ Российской империи. Т.12. № 8429. С.173-175.

документы I Общекалмыцкого съезда Советов депутатов трудового калмыцкого народа, провозгласившего государственность в форме автономной области;

«Декларация прав трудового калмыцкого народа», имевшая значение конституционного Советов акта;

21 постановление III Общекалмыцкого съезда об органах государственной власти и управления Калмыцкой Автономной области от 18 мая 1922 года;

22 а также конституции и законы Калмыцкой АССР, Степное Уложение (Основной Закон) Республики Калмыкия, законы Республики Калмыкия, подзаконные акты высших органов государственной власти Республики Калмыкия. В качестве одного из важнейших источников выступают опубликованные материалы работы местных органов управления в Калмыкии. Наряду со сметами, публиковались и журналы заседаний, постановления, различные отчеты о деятельности органов самоуправления. Опубликованные журналы заседаний помогают понять весь спектр вопросов, интересующих представителей местной власти в Калмыкии. Анализ содержания этих документов проливает свет на взаимоотношения Сборник органов местного самоуправления с органами государственной власти. «Установление и упрочение Советской власти в Калмыкии 264 документа, выявленных в (январь 1918-апрель 1919 гг.)», содержащий источников.23 Летописью становления Элистинского городского самоуправления, обобщением федерального практики и реализации в столице Республики о Калмыкия местном республиканского законодательств различных архивах страны, значительно расширил круг опубликованных самоуправлении является вышедшая в 1998 году книга об Элистинском К истории образования автономной области калмыцкого народа (октябрь 1917-ноябрь 1920 гг.). Сб. документов и материалов. Элиста, 1960. Док. № 59. С.70. 22 Резолюции III Общекалмыцкого съезда Советов, состоявшегося 16-20 мая 1922 г. Астрахань, 1922. 23 Первый Общекалмыцкий съезд Советов. 2-9 июля 1920г. Протоколы. Элиста, 1971;

Установление и упрочение Советской власти в Калмыкии (январь 1918-апрель 1919 гг.). Элиста,1981;

Национально-государственное строительство в КАССР (1920-1937гт.). Элиста, 1981 и др.

городском самоуправлении. Данный сборник является своеобразным отчетом органов городского самоуправления о проделанной за год работе.24 Ежегодно публикуемые обзоры, отчеты руководителей местных органов власти наполнили исследование конкретными статистическими данными о численности народонаселения региона, динамике ее изменений, состоянии городского хозяйства и финансов и пр. энциклопедические и статистические о словари В результате развития по изучению народов состоянии архивах: первых научных сведений авторскими коллективами создаются первые Российской империи.25 На основе сведений этой группы источников автор составил цельное представление Автором исследования архиве социально-экономическом работа в следующих (ГАРФ), региона, ходе выборных кампаний в местные органы.26 велась Государственном Российской Федерации Российском государственном историческом архиве (РГИА), Государственном архиве Ставропольского края (ГАСК), Национальном архиве Республики Калмыкия (НАРК). Анализ неопубликованных документов позволяет дать комплексное научное представление о создании и деятельности органов местного управления и самоуправления в исследуемом регионе, осуществить новые подходы к изучению местных органов самоуправления. В В исследовании целом и использовались всех материалы групп периодической печати, освещающие определенные аспекты исследуемой темы. совокупность задачи использованных источников объекта целью обеспечивает базу для проведения диссертационного исследования. Цель исследования определяются природой исследования и степенью разработанности проблемы. Главной 24 Элистинское городское самоуправление. Сборник нормативных актов (февраль 1997- февраль 1998). Элиста, 1998. Калмыки. Географо-статистический словарь Российской империи. СПб., 1864. Т. 2, вып.2. С. 440-442;

Калмыцкая степь /Энциклопедический словарь. СПб., 1895. Вып. 27. С. 66-71;

Материалы статистическо - экономического и естественноисторического обследования Калмыцкой степи. Астрахань, 1910. Тт. 1-2;

Калмыцкая степь: улусные управления /Памятная книжка Астраханской губернии на 1891 г. Астрахань, 1890. 26 Итоги выборов в местные Советы депутатов трудящихся РСФСР 24 декабря 1939 года. Сборник цифровых материалов. М., 1940;

Итоги выборов и состав депутатов местных Советов депутатов трудящихся РСФСР. 1967г. М., 1967;

Составы местных Советов депутатов трудящихся РСФСР. 1965 г. М., 1965 и др.

настоящей работы является исследование правовых основ Калмыкии в период с середины XIX века - XX вв.

становления и развития местных органов государственной власти и местного самоуправления в Для реализации этой цели с использованием историко-правовой базы были поставлены следующие задачи: проанализировать особенности проведения реформы местного самоуправления в Калмыцкой степи на основе опыта российских реформ с середины XIX века;

- изучить становление территориальных образований, определявших характер местного самоуправления на территории калмыцкого народа в середине XIX- начале XX вв.;

выявить организационные основы местного самоуправления калмыцкого народа, принципы законодательного и правового регулирования в середине XIX - начале XX вв.;

- провести анализ законодательства о местных органах государственной власти советского и постсоветского периодов;

- рассмотреть правовые предпосылки развития законодательства о местном самоуправлении в Калмыкии;

- охарактеризовать этапы становления и развития правовой основы местного самоуправления в Калмыкии. Методологическую основу исследования составляет органическое сочетание различных принципов и методов научного исследования. В исследовании использовались как общенаучные, так и специальные методы: историко-правовой, сравнительно-правовой, социологический. Использование историко-правового метода позволило в наибольшей мере приблизиться к воспроизведению в правовом плане реальной истории объекта в его развитии, показать причинно-следственные связи, закономерности развития. Использование сравнительно-правового метода способствовало выявлению объективных закономерностей развития исследуемого объекта, позволило сделать определенные выводы и заключения в ходе научной работы. Сравнительноправовой метод дал возможность выделить общее и особенное в изучении исследуемой темы, определить общую картину развития местного управления и самоуправления в Калмыкии на протяжении длительного времени.

Применение социологического метода в исследовании позволило составить сравнительно-статистические таблицы количественного и социального состава избирателей. Выбор данных методов зависел как от основных характеристик изучаемого объекта, предмета и хронологических рамок работы, так и от поставленных задач. Научная новизна диссертации заключается в следующем: диссертация представляет собой одну из первых комплексных исследований вопросов, связанных с возникновением, формированием и развитием местных органов государственной власти и местного самоуправления в Калмыкии. Автором исследуются процессы становления органов царской власти, управляющих калмыцким народом и законодательство в этой области, а также – процессы, связанные с возникновением и развитием административных образований – хотонов и улусов – как территориальных первооснов государственности и местного самоуправления в Калмыкии. Диссертантом отстаивается точка зрения, что земская реформа в Калмыцкой степи имела свои особенности, заключавшиеся в том, что формирование местного самоуправления калмыцкого народа происходило под контролем государственной власти. Анализируется проблема становления местного самоуправления в Калмыкии в советский и постсоветский основанная на принципе и местной периоды. Излагается концепции существования власти местного территориальной организации местной власти в Республике Калмыкия, параллельного государственной современной самоуправления Дается Калмыкия. Рассматривается представительного деятельность органа Республики высшего Калмыкия (законодательного) по формированию и особенностях базы, социально-экономической ситуации. правовой анализ законодательной направленной на регулирование местного самоуправления в Республике законодательства о местном самоуправлении и анализируются периоды становления и развития этого законодательства. Основные положения, выносимые на защиту: 1. На основе анализа законодательства обосновывается положение о том, что улусные и аймачные сходы являлись основой местных органов государственной власти и самоуправления калмыцкого народа, которые формировались на основе цензового представительства и в силу этого носили сословно-представительный характер. 2. Особенности земского самоуправления в Калмыцкой степи состояли в том, что земские органы формировались на основе калмыцких обществ (улусы, аймаки), а также в том, что данные органы существовали параллельно с Советами. Улусные и аймачные Советы, возникшие у калмыцкого народа в феврале 1918 года, отличались от Советов более развитых областей России. 3. В 90-е г. ХХ века в условиях развития демократических тенденций в Калмыкии происходит дальнейшее разграничение системы государственного управления, возрастание роли органов местного самоуправления и начинается процесс их реформирования. В результате проведенной в Республике Калмыкия - Хальмг Тангч реформы местного самоуправления, с учетом социально-экономического положения в республике и интересов населения, была законодательно закреплена новая демократическая форма самоорганизации – органы общественного самоуправления. 4. Особенностью проведения в Калмыкии поэтапной правовой реформы организации местного самоуправления явилось возложение обязанности глав местного самоуправления на Представителей Президента РК-ХТ в районах и городе Элисте. Тем самым в единую систему исполнительной власти, возглавляемую Президентом РК-ХТ, вошли Представители Президента РК-ХТ, сельские, поселковые, городские ахлачи (главы) и им переданы полномочия бывших Советов народных депутатов. Эта реорганизация органов государственной власти и местного самоуправления в Республике Калмыкия - Хальмг Тангч позволила избежать конфронтации властей, ликвидировать Советы и создать на тот период времени эффективную систему органов управления в республике. 5. Обосновывается положение о том, что с принятием Степного Уложения (Основного Закона) Республики Калмыкия была подготовлена юридическая основа для осуществления в республике реформ в сфере местного самоуправления. Сформированные в соответствии с федеральным и республиканским законодательством в 1996 – 1997 гг. органы местного самоуправления в Калмыкии принципиально отличались от предыдущих органов общественного самоуправления. Введенная новая система местного самоуправления предоставляла населению возможность самостоятельно решать вопросы местного значения и, что особенно важно, – в сфере владения, пользования и распоряжения муниципальной собственностью. 6. Процесс становления, развития и формирования особенностей законодательства по местному самоуправлению в Калмыкии предлагается разграничить на три периода. Первый период 1847-1920 гг., второй период 1920-1990 гг., третий период с 90-х годов самоуправлении Калмыкии, которым – по настоящее время. Определяется политико-экономические критерий предложенной периодизации развития законодательства о местном является условия, складывающиеся в процессе исторического развития Калмыкии. 7. Предлагается разработать комплексную программу совершенствования законодательства Республики Калмыкия о местном самоуправлении на основе положений Федерального закона от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»;

сформировать государственную систему подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров для органов местного самоуправления;

создать систему информирования населения о законодательстве и деятельности на его основе органов государственной власти и должностных лиц местного самоуправления, предусмотрев аспекты обратной связи, в целях в совершенствования местного самоуправления. Практическая материалов эволюции. и значимость в диссертации заключается возможности использования ее конкретных фактических, статистических выводов и дальнейшей данной научно-исследовательской диссертации могут быть разработке проблем местного самоуправления на различных этапах его Материалы в выводы использованы лекционных курсах, спецсеминарах, посвященных проблемам местного самоуправления, а также при изучении курса истории отечественного государства и права, теории государства и права. И, наконец, органами систематизированные государственной при сведения (как могут быть востребованы так и по местному власти законодательной, исполнительной) органов местного разработке в законопроектов качестве опыта, самоуправлению и использованы в практической деятельности современных самоуправления результатов работая в органа накопленного предшественниками в деле организации местного управления. Апробация диссертации диссертации, исследования. в Аппарате Республики Материалы и выводы работе. Автор законодательного принимал использовались автором практической высшего (представительного) Калмыкия, непосредственное участие в разработке законов Республики Калмыкия в области местного самоуправления. Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялись при разработке типовых уставов органов местного самоуправления и консультационной деятельности по вопросам местного самоуправления. Основные положения диссертации докладывались на университетских, региональных, межрегиональных конференциях в 2002-2005 годах. Выводы исследования отражены в ряде научных статей. Основные положения диссертации неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры истории государства и права СГУ.

Структура диссертации. Основные задачи

определили структуру диссертации. Она состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы и приложений. Глава 1. Формирование местных органов государственной власти в Калмыкии в середине ХIХ – начале ХХ веков 1.1. Становление и развитие местных органов власти калмыцкого народа Исследуя развитие национальной государственности Калмыкии, предлагаем обратиться к калмыцкому опыту формирования и развития местных органов государственной власти и местного самоуправления, так как этот опыт не только значителен, но и определен собственными общественно-историческими традициями, обогащен традиционной национальной культурой и ценностями образа жизни. Это позволит более глубоко взглянуть на суть местного самоуправления и его роль в сегодняшних условиях и задуматься о будущем местного сообщества на следующее столетие.

«Положение об управлении ХIХ века, калмыцким народом»,27 на одобренное построение Государственным советом и утвержденное 23 апреля 1847 г. указом Николая I, является документом направленным управления калмыцкого народа на основе новых принципов организации экономической и политической жизни. Согласно этому документу, главное управление калмыцким народом находилось в ведении Министерства государственных имуществ, поскольку оно ведало не только национальными окраинами, но и государственными крестьянами, а простые калмыки простолюдины – по статусу были приравнены к ним. В нем также определялась система местных органов и суда: в улусе – улусное управление, улусный зарго;

в аймаке – родовой зайсанг (если не было родового зайсанга, то аймачный старшина);

в хотонах – хотонный староста. Религиозные дела находились в ведении ламы. В соответствии с данным положением впервые в Калмыкии формировались улусные и аймачные органы местного самоуправления – сходы.

ПСЗ Российской империи.1 Отд. Т.22. № 21144. С.349-372.

Положение 1847 г. внесло некоторые изменения в организацию управления Калмыкии. Вместо высшего областного коллегиального органа – Совета калмыцкого управления создавался исполнительно-распорядительный орган, действующий на принципах единоначалия, - Отделение по делам калмыцкого народа при Астраханской палате государственных имуществ во главе с его управляющим (он же Главный попечитель калмыцкого народа). В состав отделения входили: советник, чиновник по особым поручениям, два столоначальника, работники канцелярии, а также депутат от калмыцкого народа, избираемый на три года от владельцев и родовых зайсангов и утверждаемый в этой должности министром государственных имуществ. Депутат одновременно был представителем калмыцкого народа в Астраханской палате уголовного и гражданского суда, поскольку в 1848 г. был ликвидирован областной Суд Зарго. 28 Местный исполнительно-распорядительный орган был представлен улусным управлением в составе: попечитель, который назначался Главным попечителем калмыцкого народа и утверждался министром государственных имуществ;

найон – владелец (в казенных улусах – правитель), два помощника попечителя. Кроме того, в штат входили три демчея (сборщики денежных налогов) и три присяжных ценовщика для оценки вещей и убытков, ценовщики избирались на улусных сходах;

переводчик, толмач, письмоводители. Поскольку на управление были возложены функции полицейского надзора, в его подчинении находилась военная команда. «Положение» 1847 г. впервые ввело систему местных органов самоуправления – улусные и аймачные сходы, которые по составу и принципам действия более всего напоминали институты сословно-представительных органов, формируемых исключительно на основе цензового представительства. В улусных сходах имели право принимать участие владельцы, зайсанги, старшины, старосты и простолюдины (один от 20 кибиток), достигшие возраста ПСЗ Российской империи. 1 отд. Т.24. №22896. С.8.

более 25 лет, имеющие собственность и положительную репутацию, несудимые и не состоящие под следствием;

в аймачных сходах – зайсанги, старшины, старосты и простолюдины (один от 5 кибиток). Сходы созывались Главным попечителем и происходили под его председательством: в улусе – владельца, правителя;

в аймаке – зайсанга, опекуна под наблюдением попечителя. На улусных сходах, созываемых один раз в три года, обсуждались выборы должностных лиц (заседателей в улусный зарго, демчеев, ценовщиков, бодокчея, старшин для управления частью улуса), распределение и выполнение натуральных повинностей, а также другие вопросы, связанные с общественными делами. На аймачных сходах избирались старшина аймака, хотонные старосты, обсуждались распределение и выполнение натуральных повинностей, назначались опекуны над сиротами и т.п. Принятые сходами решения оформлялись в виде общественных приговоров. Возраст избираемых лиц на указанные должности в улусе и аймаке не должен был превышать 60 лет, среди других условий – хорошее состояние здоровья, первичное выдвижение.29 Аймаком по-прежнему управлял родовой зайсанг (в случае его малолетства – опекун), который утверждался начальником губернии, в неродовых аймаках избирался старшина из безаймачных зайсангов. Хотоны возглавляли старосты, избираемые аймачными сходами из калмыков - простолюдинов. Установленная система управления калмыцкого народа и его отношения с центральными и губернскими органами власти оставались длительное время почти без изменений, за исключением реорганизации в 1867 году Отделения по делам калмыцкого народа Астраханской палаты государственных имуществ в Управление калмыцким народом после (УКН) отмены Астраханского крепостного управления права.30 Эта государственных имуществ, проведенной в соответствии с реформой органов государственных имуществ ПСЗ Российской империи. 1 отд. Т.24. № 22896. С.352-353. Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. 3-е изд. М.,1983.С.242.

относительная стабильность местного аппарата управления объясняется тем, что отмена крепостного права и связанные с ней реформы государственных учреждений не коснулись земель и угодий, предоставленных калмыцкому народу в пользование. Своеобразная крестьянская реформа, отмена крепостнических отношений калмыцкого народа была проведена лишь в начале 90-х годов ХIX в., то есть в годы быстрого капиталистического развития России. 16 марта 1892 г. был утвержден Государственным советом и подписан императором Александром III закон «Об отмене обязательных отношений между отдельными сословиями калмыцкого народа»,31 по которому калмыки - простолюдины освобождались от феодальной зависимости, им были предоставлены все личные права, отменено «право калмыцких нойнов-владельцев, мелких владельцев и родовых зайсангов на подвластных им калмыков, а равно взимание с сих последних денежного сбора…». В связи с изменениями в социальной и экономической основе общества, объективно возникла необходимость в перестройке управления. Нойонывладельцы и родовые зайсанги были освобождены от обязанностей по управлению улусами и аймаками, а должности правителей улусов упразднялись. Управление улусами и улусными судами возлагалось на улусных попечителей и их помощников, а родовыми аймаками – на аймачных старшин. Почти одновременно был решен вопрос об управлении всеми делами калмыцкого народа – оно было передано Министерству внутренних дел. А Управление калмыцким народом на месте было переподчинено Астраханскому губернскому правлению. По выяснению и изучению деятельности органов местного управления и самоуправления в Калмыкии дореволюционного периода автором велась работа в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Российском государственном историческом архиве (РГИА). Документы ряда фондов ПСЗ Российской империи. Т.12. №8429. С.173-175.

ГАРФа и РГИА характеризуют конкретную деятельность комиссаров Временного правительства на местах, органов управления и самоуправления, которые вели постоянную переписку, посылали доклады и отчеты министру внутренних дел в отдел по местному управлению. Делопроизводственная документация в значительной степени сосредоточена в фонде Департамента полиции Министерства внутренних дел 1880-1917 гг. (фонд 102) и Департамента государственных земельных имуществ (фонд 396) и других фондах, хранящих материалы, относящиеся к созданию местных органов управления в Калмыкии. В своей книге «Земство и земская реформа» (1918 г.) Б.Б. Веселовский писал: «При крепостном праве, до 60-х годов прошлого века, Россия управлялась всецело чиновниками и помещиками, которых Николай I называл своими полицмейстерами... Несовершенства такого управления и таких порядков становились все яснее и яснее, по мере того как жизнь развивалась и русское государство должно было равняться по другим цивилизованным государствам... Приходилось подумать, как улучшить это управление. И уже в начале ХIХ века правительство стало составлять разные проекты, как исправить дела местного управления... Составлялись секретно разные проекты, как бы ослабить гнет крепостного права, однако боялись поступить решительно боялись восстания крестьян, боялись повредить и интересам помещиков. Но жизнь делала свое дело, и в конце концов пришлось отказаться от крепостного права (реформа 19 февраля 1861 г.). Одновременно с этим был поставлен и вопрос, как улучшить управление на местах. При крепостном праве нельзя было улучшить местное управление;

упразднение же крепостного права сразу выдвинуло и вопрос о таком улучшении».32 Осторожный подход царского самодержавия к поземельному переустройству Калмыцкой степи происходил на фоне начавшейся, но еще слабо выраженной и неуверенной его переориентации с общины на частнособственническое землевладение и предпринимательство зажиточно Веселовский Б.Б. Земство и земская реформа. Петроград, 1918. С. 30-32.

кулацких слоев русской деревни.33 Наметившиеся сдвиги в крестьянском вопросе не могли не оказать влияния на появление новых нюансов в колониальной политике царизма. Основные принципы колониальной политики по отношению к калмыцкому народу были сформулированы в середине XIX в. министром государственных имуществ Николая I П. Д. Киселевым. Они выражались в следующих словах: «Управление народом сделать проще и по возможности сблизить в правилах и порядке с управлением государственными крестьянами, дабы таким образом, водворяя между калмыками постепенно русские начала, приуготовить их к слиянию с коренными жителями, подобно другим инородцам».34 Этот откровенно ассимиляторский курс оставался неизменным вплоть до крушения царизма. Проводился он, как завещал граф Киселев, постепенно. Медленно менялись и методы его осуществления. Однако наиболее рьяные колонизаторы, расценив отмену крепостного права в Калмыкии как сигнал к переходу от постепенности к решительному насаждению «русских начал», сочли, что наступает завершающий этап в политике, направленный на ассимиляцию калмыцкого народа. Именно этими соображениями руководствовался астраханский губернатор Н. Н. Тевяшов, когда в марте 1895 г. он представил свой проект «Положения об устройстве общественного и административного управления калмыками». В основе проекта лежала идея унификации управления калмыцким и русским крестьянским населением Астраханской губернии. С этой целью Калмыцкая степь как особая административно-территориальная единица упразднялась. Вся ее территория распределялась по трем существовавшим русским уездам и двум, создаваемым заново. К Астраханскому уезду должны должен были был отойти ликвидировавшиеся Багацохуровский и Яндыко-Мочажный Харахусовский и Эркетеневский улусы, а также поселок Калмыцкий Базар. Енотаевский уезд поглотить улусы, 33 Кризис самодержавия в России. 1895-1917 гг. Л., 1984. С. 66-67. Российский государственный исторический архив (далее - РГИА), ф. 396, оп. 1, д. 529, л. 38.

правобережную часть Александровского (Хошеутовского). Северная часть Малодербетовского улуса входила в Черноярский уезд. Из этого уезда вычленялся Крестовской новый, и Ремонтненский, уезд с в составе Ремонтненской, к нему Элистинской волостей присоединением Икицохуровского и южной части Малодербетовского улусов. Создавался еще один новый уезд - Харабалинский. К нему относились Харабалинская, Княжевская, Золотухинская и Болхунская волости из Енотаевского уезда, Владимирская волость из Царевского уезда. Из Калмыцкой степи сюда должна была отойти левобережная часть Александровского очередные Вместо кочевья.35 изжившей себя попечительской администрации улуса и предусматривалось ввести институт земских начальников, а общее управление передать Министерству внутренних дел. На страже новых порядков призван был стоять ранее невиданный в Калмыкии по своей разветвленности полицейский аппарат во главе с уездными исправниками, их помощниками и становыми приставами.36 Проект Тевяшова должен был довести до логического конца проявление в Калмыкии полицейскобюрократической сущности царизма. Обсуждение проекта Тевяшова в правительственных инстанциях было прервано обрушившимся на Калмыцкую степь в 1895-1896 гг. тяжелым стихийным бедствием, связанным с лютой зимой, вызвавшей массовый падеж скота. Социальные последствия стихийного бедствия выявили неспособность царизма управлять Калмыкией старыми методами и средствами. Становилось очевидным, что требует какой-то корректировки та «тактика, на которую толкает правительство весь его громадный политический опыт и полицейский инстинкт». Колесо внутриполитического механизма завертелось несколько быстрее. Принимаются решения об изменении системы налогового 35 РГИА, ф. 1291, оп. 84, 1895 г., д. 10, л. 185. Там же, л.л. 185 об. -186.

обложения, упрощении верхнего звена попечительского аппарата, о ведомственном переподчинении управления калмыцким народом. Вслед за проектом Тевяшова разрабатываются другие проекты административного переустройства Калмыцкой степи. При деятельном участии чиновника по особым поручениям Министерства внутренних дел П. И. Крафта в земском отделе этого министерства в 1903-1904 гг. разрабатывается проект «О преобразовании административного, общественного и поземельного устройства калмыков Астраханской губернии». Он значительно отличался от проекта Тевяшова. Катастрофическая зима 1895-1896 гг. заставила правительство пристальнее взглянуть на положение дел в Калмыкии, признать тевяшовский проект «немотивированным» и вернуться к традиционному постепенному «киселевскому» курсу. В противоположность проекту Тевяшова, новый проект административной реформы отвергал дробление Калмыцкой степи по уездам. Разделение на уезды объявлялось фикцией, ибо при кочевом образе жизни калмыки не считались бы с уездными границами и выходили из-под контроля администрации. Но самое главное, возникали опасения, что дальнейшее расчленение Калмыцкой степи «создавало бы почву для возникновения среди калмыков неудовольствий», могло бы вызвать «брожение умов и нежелательные опасения за целость своего религиозного единства».37 Это были новые нотки в правительственных суждениях относительно общественнополитической обстановки в Калмыкии, косвенное признание факта зарождения калмыцкого национального движения, способного выступить против наиболее грубых проявлений колониальной политики. В проекте обосновывалась необходимость преобразования Калмыцкой степи в единый уезд, но особого, колониального типа. Ему присваивалось наименование Яшкульского (по названию поселка, выбранного в качестве уездного центра). Само же понятие «Калмыцкая степь» должно было РГИА, ф. 1291, оп. 84, 1904 г., д. 75, л. 13.

исчезнуть с географической карты. Делался вывод о преждевременности распространения на калмыков системы управления, существовавшей в русских уездах. «Названные инородцы, – говорилось в объяснительной записке к проекту, – по условиям своего быта еще не созрели для восприятия тех форм общественной организации и тех более или менее сложных порядков общественного управления, какие установлены Общим положением о крестьянах».38 Иными словами, достижение конечной цели политики самодержавия в отношении калмыцкого народа расценивалось теперь как более трудная и отдаленная задача, нежели это представлялось десять лет назад. Поэтому, считали авторы проекта, следовало ужесточить административнополицейский режим, усилить централизацию управления, «так как только единство власти может сообщить последней должную энергию и сознание общности правительственных задач и мероприятий».39 Под «единством власти» подразумевалось сосредоточение ее в одних руках на всей территории бывшей Калмыцкой степи. В европейской России во главе уезда не стояло одно должностное лицо - управление было рассредоточено по различным ведомствам и замыкалось на губернаторе. Только на некоторых колониальных окраинах (в Средней Азии, Казахстане) имелись такие должностные лица - уездные начальники. Чтобы внедрить в управление калмыцким народом опробованные в других колониях методы господства царского самодержавия, должность начальника вводилась и в Яшкульском уезде. Особые надежды при реализации другого принципа, заложенного в проекте, – принципа «сильной власти» – возлагались, помимо полиции, на земских участковых начальников. Наделенные более чем улусные попечители, они могли об отмене приговоров аймачных сходов, широкими полномочиями, самостоятельно принимать решения вмешиваться в ход судебных 38 РГИА, ф. 1291, оп. 84, 1904 г., д. 75, л. 11 об. Там же, л. 26 об.

разбирательств, в хозяйственную жизнь, в постановку школьного дела. Все это на языке царской бюрократии означало создание «близкой к народу власти».40 Чиновники земского отдела МВД, сочинившие проект, не замечали, что их детище вступает в противоречие с правительственным курсом на расширение хозяйственной самостоятельности калмыцкого крестьянства. Проект вступал в противоречие и с давно устоявшимися традиционными основами местного управления в европейской России. Начальник уезда с чрезмерно широкими полномочиями вторгался бы в сферу компетенции губернатора - ключевой фигуры самодержавного аппарата власти на местах.41 Покушение на губернаторские прерогативы и послужило основанием для отклонения решаясь на проекта. Создавался замкнутый круг: правительство оно не удовлетворял ни проект Тевяшова, ни проект земского отдела МВД. Не радикальное переустройство управления, могло заимствовать из того и другого проектов лишь отдельные, частные положения. Правительство не находило, чем заменить аппарат попечительства, и хотя видело его несоответствие новым условиям, вынуждено было сохранить его почти без всяких изменений. Поиски царизмом новых методов колониального господства в Калмыкии заходили в тупик, что являлось одним из проявлений начавшегося в преддверии первой революции в России общего кризиса самодержавия. На общем фоне российской революции Калмыкия не являлась крупным ее очагом. Народные выступления, какими бы они ни были значительными в местном масштабе, не могли сами по себе привести к освобождению национальной окраины от колониального гнета, ликвидировать здесь феодальные порядки. Но, вливаясь в общую борьбу, эти и подобные им выступления расшатывали устои самодержавия, дезорганизовывали отлаженную десятилетиями деятельность правительственного аппарата, 40 РГИА, ф. 1291, оп. 84, 1904 г., д. 75, л. л. 38, 42 и об. Там же, л. л. 87-89 и об.

распыляли внимание царизма в его борьбе с революцией, способствовали созданию дополнительных условий для сосредоточения революционных сил в более важных центрах. Для народных масс Калмыкии эти выступления явились первым опытом их стихийного и пока еще неуверенного подъема к революционному творчеству. Сведения о состоянии местного управления и самоуправления в Калмыкии дореволюционного периода широко представлены в фондах Национального архива Республики Калмыкия – Управление калмыцким народом (фонд 9), Центрального исполнительного комитета по управлению калмыцким народом (фонд 4) и Попечителя поселка Калмыцкий Базар (фонд 12). Используя материалы этих фондов, содержащие сведения о государственных и местных учреждениях Калмыцкой степи, информацию о социально-экономическом развитии Калмыкии до событий гражданской войны, автор диссертации исследует комплекс документов, отражающих деятельность царской администрации, деятельность местных органов власти и их участие в революционных событиях 1905-1907 гг. Революция началась в январе 1905 г., и уже в марте ее влияние стало ощущаться в Калмыкии. Первые народные выступления в Калмыцкой степи в условиях революции оказались направленными против попечительской администрации, против задуманной царским правительством реформы местного управления и тех методов, которыми проводилась ее подготовка. В середине марта улусные попечители получили распоряжение приступить к реорганизации «общественного управления». Это была та небольшая часть, оставшаяся от обширного проекта земского отдела МВД, которую царское правительство решило осуществить, отвергнув административную реформу в целом. В 1905 году планировалось созвать уже не улусные, а только аймачные и хотонные сходы, более податливые, как казалось администрации, ее нажиму. Она надеялась, что намеченные мероприятия получат поддержку сходов, «вызовут у населения стремление к общественной инициативе и хозяйственной самодеятельности» и в конечном итоге «дадут населению близкую и твердую власть».42 Реформа, как она оценивалась в правительственных кругах, касалась лишь «некоторых улучшений в управлении калмыцким народом».43 Она не затрагивала общих принципов управления Калмыцкой степью и сводилась к укреплению аймачного и частично улусного звеньев управления. Прежде всего, предполагалось укрупнить аймаки, вместо имевшихся 284 создать 43 новых, примерно соответствующих демчейским (налоговым) участкам. Новая группировка аймачных обществ проводилась «по признаку общности хозяйственных интересов и соседственности», должна была подорвать влияние зайсангов, особенно тех, кто до 1892 г. владел или управлял прежними аймаками. Укрупненный аймак должен был напоминать русскую волость, обязанности аймачного старшины - приблизиться к функциям волостных старшин.44 Будучи буржуазной по своей направленности, реформа несла в себе прогрессивные черты. В то же время реформа усиливала полицейско-бюрократические основы местного управления. как Если раньше аймачные старшины рассматривались «исполнители словесных распоряжений администрации», как «простые помощники полицейских стражников», то теперь при них создавалась канцелярия для ведения дел по учету населения, выдаче свидетельств на отлучку, податному счетоводству. Старшина превращался в придаток этой канцелярии, главной фигурой в аймаке становился писарь - лицо, не избираемое сходом, а назначаемое улусным попечителем. В ходе подготовки к сходам администрация начала рьяно подбирать на должности писарей, аймачных старшин и хотонных старост «добросовестных и полезных людей», пользующихся, с ее точки зрения, «безупречною репутациею», иначе говоря, своих ставленников. 42 НА РК, ф. 9, оп. 9. д. 6, л. 13 об. РГИА, ф. 1291, 1905 г., д. 39, л. 1. 44 Труды съездов улусных попечителей,1904,1907 и 1908 гг. Астрахань, 1910. С. 75. 45 НА РК, ф. 9, оп. 9, д. 6, л. 13, 14, 16, 52 и об.

Устранение населения от выдвижения кандидатур на выборные должности в аймаках и хотонах могло привести к превращению сходов в фикцию. Однако в условиях начавшейся в стране революции это стало уже невозможным. Во всех слоях калмыцкого народа, в том числе в среде крестьянства, начали раздаваться голоса в пользу неформального проведения выборов. Более того, в марте 1905 г. в южной части Малодербетовского улуса было выдвинуто требование «выбор старшин произвести открытым баллотировкой голосованием под вместо голосования».46 и давлением Речь шла о демократизации избирательной практики. Раньше выборы производились надзором попечительских чиновников. Теперь ставился вопрос о введении тайного голосования в наиболее распространенной в то время форме – баллотировке шарами. Историческую значимость этого факта трудно переоценить. В Калмыкии было услышано, подхвачено и применено к местным условиям одно из основных политических требований общероссийского и революционнодемократического лагеря, разделявшееся поддерживавшееся большевистской партией, – требование всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайной подаче голосов на выборах. Конечно, взятое само по себе, без соединения с лозунгом свержения самодержавия и учреждения демократической республики, оно не было в полном смысле революционным. Но заимствованное из общедемократической программы, пусть даже не в развернутом виде, оно было первым, самым элементарным, очень доступным неискушенным в политике массам требованием, соответствующим первым шагам их приобщения к политической борьбе. Царская администрация незамедлительно отреагировала на неожиданное требование. Заведующий калмыцким народом князь Н. Л. Оболенский, по согласованию с губернатором, 1 апреля 1905 г.ответил, что «при наличии шаров и ящиков баллотировка допустима».47 Власти предпочли не Там же, л. 24. НА РК, ф. 9, оп. 9, д. 6, л.л. 24, 27.

раздражать население, тем более, что закрытая баллотировка прямо не противоречила закону. С конца марта до середины июня 1905 г. во всех улусах прошли аймачные сходы. Царские чиновники рекламировали на них предстоящую реформу, пытались доказать, что «грядущая реорганизация» не только не вызовет новых расходов за счет налогоплательщиков а, наоборот, освободит население от «непосильной тяготы». калмыков-простолюдинов Как особое обещание благодеяние для в преподносилось ликвидировать результате реформы «темные» сборы, общая сумма которых достигала не менее 15 процентов всех узаконенных и неузаконенных платежей.48 Вряд ли это было возможно. «Темные» сборы являлись плотью от плоти феодальной системы с присущими ей патриархально-родовыми пережитками. Реформа не посягала на эту систему, на аймачную организацию общества. Внутри укрупненных аймаков все равно долгое время неофициально оставались бы старые, дореформенные, привычные населению аймаки, «роды», а в них, пусть даже ослабленное, но все же сохранявшееся влияние зайсангов – первых претендентов на всякого рода «темные» поборы. Даже в Министерстве внутренних дел не очень-то верили в собственную затею. «В представлении населения, сжившегося с произволом, – констатировал земский отдел МВД, – разные наиболее тяжелые мирские повинности и «темные» сборы считаются чем-то незыблемым, которое никто не в состоянии изменить».49 Тем не менее Управление калмыцким народом предписывало улусным попечителям на период проведения аймачных сходов «неуклонно наблюдать за недопущением негласных с калмыков сборов», привлекать к суду как берущих, так и допускающих произвол должностных лиц.50 Начавшаяся в стране революция заставила местную администрацию обратить внимание на необходимость соблюдения хотя бы элементарных норм законности.

48 РГИА, ф. 1291, оп. 84, 1904 г., д. 75. л. 67. РГИА, ф. 1291, оп. 84, 1904 г., д. 75. л. 60. 50 НА РК, ф. 9, оп. 9. д. 6, л. 28.

Реформа не встретила так или иначе выраженной поддержки, по крайней мере, в трех из восьми улусов. В Малодербетовском улусе в виду перенесенной тяжелой зимы была высказана просьба отсрочить введение реформы в действие с 1 июля 1905 г. до 1 января 1906 г. Со ссылкой на эту же причину в Яндыко-Мочажном улусе просили выделить капитала на проведение реформы В из калмыцкого общественного долгосрочную ссуду. Александровском (Хошеутовском) улусе раздались более решительные голоса за то, чтобы налогоплательщиков вообще освободить от финансирования реформы, а средства для нее целиком изъять из общественного капитала. В других улусах на аймачных сходах выражалось недовольство отдельными сторонами предстоящей реформы. Так, Гайдукское общество Эркетеневского улуса протестовало против слишком больших расходов на строительство здания аймачного управления.51 В условиях охватившей страну революции царскому правительству, занятому борьбой с массовым рабочим и крестьянским движением, ростом влияния большевистской партии, пришлось отложить реформу в Калмыкии на неопределенное время. Сначала стало ясным, что провести реформу в назначенный срок не удастся, и он был перенесен на начало 1906 г. Затем, по мере подъема революции, возникли опасения дальнейшего роста недовольства калмыцкого крестьянства. Губернские власти еще раз изучили «заявления улусных и аймачных обществ, отказавшихся от несения мирских расходов» и признали необоснованность своих прежних заверений об уменьшении налоговых тягот. Революция окончательно убедила царизм в невозможности сохранения в неприкосновенности крестьянской общины. Вследствие «перенесения этого была поставлена устоев под сомнение целесообразность общественного обветшалых крестьянского управления на жизнь кочевого населения». 51 Там же, л.л. 96-98. РГИА, ф. 1291, оп. 84, 1905 г., д. 39, л. 98 об.

Всероссийская политическая стачка в октябре 1905 г. принесла первую победу революционному народу и вынудила Николая II издать манифест «Об усовершенствовании государственного порядка». У царизма были вырваны такие уступки, как провозглашение неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов, созыв законодательной Государственной думы. Стремясь сломать сложившееся равновесие сил в свою пользу, затушить пожар революции, самодержавие рассматривало манифест 17 октября как средство к «прекращению сей неслыханной смуты».53 Царизм пошел на некоторые уступки и национальным движениям. Вскоре после издания манифеста, 29 октября 1905 г. земский отдел МВД известил астраханского губернатора, что «со стороны отдела не встречается препятствий к приостановке осуществления постановлений съезда улусных попечителей Калмыцкой степи 1904 года об устройстве аймачных управлений в виду вызываемой этою мерою непосильной для населения затратности».54 Таким образом, административная реформа в Калмыцкой степи на время революции оказалась похороненной. Это был крупный успех калмыцкого национального движения и прежде всего участвовавших в нем крестьянских масс. Революция поломала расчеты самодержавия на резкое усиление колониалистских порядков в Калмыкии. Непосредственным следствием такого поворота событий стал дальнейший рост влияния крестьянства на тех аймачных старшин, которые сами были крестьянами и тяготились своей должностью, относясь к ней, как к тяжелой государственной повинности, отвлекающей их от хозяйственных занятий. С 1905 года возрастает игнорирование ими распоряжений улусных попечителей, завуалированный саботаж непопулярных в народе мероприятий, особенно связанных с налоговой политикой и полицейскими притеснениями. Некоторые аймачные старшины и хотонные старосты стали вести себя с точки зрения 53 ПЗС Российской империи. 1 отд. Т. 25. 1905 г. № 26803. С. 754-755. РГИА, ф. 1291, оп. 84, 1905 г., д. 39. л. 99.

попечительских чиновников явно вызывающе. Попечители жаловались, что их поведение «граничит с полнейшей дерзостью», подавали рапорты в УКН о необходимости подвергнуть их «примерному наказанию, дабы поддержать престиж местной власти».55 Налицо было ослабление позиций колониальной администрации в Калмыцкой степи. Наиболее преданные самодержавию чиновники выражали свое неудовлетворение создавшейся ситуацией. Один из них, заведующий южной частью Малодербетовского улуса Н. М. Рысин в ноябре 1905 г. ставил перед УКН вопрос о «безотлагательной необходимости иметь зарго, старшин, урядников».56 Иными словами, он и ему подобные, несмотря на официальную приостановку аймачной реформы, продолжали настаивать на укрупнении аймаков, подборе и назначении старшин «нового типа», а также на создании судов низшей инстанции – зарго в тех улусах, где их еще не было, на укреплении полицейской стражи. Два последних мероприятия царской администрации удалось провести лишь после того, как первая российская революция, достигнув в декабре 1905 г. высшего подъема, пошла затем на спад. К аймачной же реформе правительство вернулось только в годы послереволюционной столыпинской реакции, но уже не впрямую за счет налогоплательщиков, а за счет других средств. В 1909 г. царизму удалось наконец провести аймачную реформу, сорванную сопротивлением народа в годы революции. Случаи противодействия реформе были отмечены теперь только в Багацохуровском улусе, где в марте и октябре 1908 г. были предприняты попытки поджога строившихся зданий улусного управления.57 В результате реформы на 1 января 1910 г. количество аймаков сократилось со 198 до 34, а хотонов с 772 до 172. Учитывая уроки революции, администрация не возлагала теперь расходы на аймачную реформу целиком на налогоплательщиков. Большая часть расходов возмещалась из улусных капиталов и аймачных выпасных сумм и 55 НА РК, ф. 9, оп. 2, д. 132, л. 328, 331-332, 353 и об., 360 об. Там же, оп. 9, д. 6, л. 55. 57 Государственный архив Российской Федерации (далее- ГАРФ), ф. 102, 1908 г., д. 4, ч. 10, л.л. 23, 102 и об.

лишь при их недостатке частично восполнялась путем дополнительного обложения населения. Аймачные старшины подбирались из числа зайсангов, крупных скотовладельцев и лиц, зарекомендовавших себя на прежней службе в улусных управлениях. Революция заставила попечителей оценить всех этих лиц как «самых почетных и уважаемых в степи людей», обратиться за поддержкой «к привилегированному сословию зайсангов, пользующемуся до сего времени громадным влиянием на народ и авторитетом».58 Осуществив аймачную реформу, царское правительство вновь вернулось к идее преобразования Калмыцкой степи в уезд колониального типа во главе с уездным начальником. За основу был взят проект земского отдела МВД 1903-1904 гг. с той лишь разницей, что теперь уезд предполагалось назвать Павловским в память об императоре Павле I и центром его сделать село Элисту. Задача всемерного укрепления после революции уездного звена управления возобладала над опасениями ущемить прерогативы губернатора. Более детально определялись права участковых земских начальников. На них возлагались, в частности, задачи надзора над аймачными старшинами и хотонным старостами, взыскания с населения податей и налогов. Земские начальники, настаивало министерство, «должны обладать полномочиями по принятию мер побуждения неисправных плательщиков и должностных лиц общественного управления...».59 9 октября 1913 г. проект преобразования административного, судебного и земского устройства Калмыцкой степи Астраханской губернии был передан для рассмотрения Государственной думой. Насколько большое значение придавало царское правительство этому проекту, говорит то обстоятельство, что министр внутренних дел Н. А. Маклаков поставил его в один ряд с другими готовившимися тогда «громадными законопроектами». 58 РГИА, ф. 1291, оп. 84, 1907 г., д. 55, ч. 2, л.л. 57, 60. РГИА, ф. 1291, оп. 84, 1910 г., д. 243, л. 24, 27—29. 60 Аврех А. Я. Царизм и IV Дума. 1912-1914 гг. М., 1981. С. 142.

Обсуждению проекта помешала начавшаяся мировая война, а затем Февральская революция. Вопросы о ликвидации колониальной попечительской системы управления и ее замены новой были предметом обсуждения на 1-м съезде представителей калмыцкого народа. Первый пункт принятого съездом развернутого постановления гласил: «Упразднить институт попечительской власти». По мысли съезда, попечительская власть должна быть заменена местным самоуправлением «на началах общего, равного, тайного и прямого избирательного права».61 Что собой будет представлять это самоуправление, съезд не определил. Стремление к превращению Калмыцкой степи в автономную политико-административную единицу не находило поддержки Астраханского губисполкома, а мнение Временного правительства по этому вопросу съезду известно не было. Не желая осложнять отношений с губернской властью, съезд в своем постановлении обошел молчанием вопрос об автономии, решив, однако, поставить его перед Временным правительством в очень осторожной и завуалированной форме. Впредь до окончательного решения вопроса о самоуправлении учреждались временные центральные и местные органы, заменявшие собой попечительскую администрацию. В Астрахани создавался Центральный комитет по управлению калмыцким народом из 5 членов и 5 кандидатов: на местах – улусные исполнительные комитеты в составе от 3 до 6 членов и двух кандидатов;

аймачные – не менее 3 членов и 2 кандидатов. Центральный исполнительный комитет избирался съездом, а местные исполкомы– улусными и аймачными сходами в соответствии с дореволюционным составом этих сходов (аймачные старшины, хотонные старосты и выборные от кибиток). Намек на автономное самоуправление содержался в 7-м пункте постановления съезда: «Центральный комитет...

РГИА, ф. 1291, оп. 84, 1917 г., д. 31, л. 25.

является учреждением самостоятельным в делах по управлению калмыцким народом, а по вопросам, связанным с делами общегубернскими, входит в сношение с губернским комиссаром».62 Новая система временных органов управления должна была функционировать до всероссийского Учредительного собрания, на рассмотрение которого ЦК УКН обязывался съездом представить проект неотложных мероприятий в областях самоуправления, суда, земельной, народнохозяйственной и общекультурной. Замена попечительской колониальной системы выборными коллегиальными органами являлась для Калмыкии глубоко прогрессивной реформой. Проведение ее стало возможным благодаря победе буржуазнодемократической революции, в условиях революционного подъема масс в целом по стране. Право избрания в исполнительные комитеты лиц «без различия сословий и национальностей» означало значительное ослабление национального гнета. Об этом же свидетельствовал и сам факт созыва калмыцкого съезда, немыслимый при царизме. Демократизация системы управления Калмыцкой степью была налицо. Однако это была прежде всего демократизация формы управления, а не ее существа. В ЦК УКН оказались избранными преимущественно представители эксплуататорских слоев, в том числе наиболее влиятельные - нойоны. Делегаты съезда и члены ЦК УКН отдавали себе отчет в том, что на местах вновь создаваемые исполкомы будут по своему составу более демократичны, чем центральный орган. Поэтому постановление съезда (пункт 12) предоставило ЦК право утверждать или не утверждать членов улусных исполкомов «с точки зрения соответствия избранных лиц своему назначению» и назначать для перевыборов повторный сход. Ознакомившись с постановлениями съезда, Временное правительство обратило внимание прежде всего на содержавшиеся в нем демократические тенденции. Ряд положений, связанных с порядком выборов РГИА, ф. 1291, оп. 84, 1917 г., д. 31, л. 25 об.

должностных лиц, был квалифицирован им как «нелепица и беззаконие», а созыв сходов для пересмотра вопроса о личном составе улусных комитетов и зарго – как «стеснение свободы», «нарушение свободы выборов». Замена назначаемых членов зарго выборными лицами расценивалась как «самочинные действия, противные закону».63 Но наибольшее недовольство вызвало у Временного правительства предложение о совмещении функций председателя ЦК УКН и комиссара калмыцкого народа, сам принцип выборности правительственного комиссара. Временное правительство рассматривало всякого рода местные комитеты общественных нежелательное организаций, а к явление, ним относился к и ЦК УКН, как вызванное жизни чрезвычайными обстоятельствами революции, с которыми можно мириться лишь до поры до времени. Оно надеялось заменить их в самые ближайшие сроки «твердой властью» во главе не с выборным, а назначаемым правительством комиссаром. Отсюда полный представителей Временное калмыцкого не сарказма ответ на предложение съезда народа о выборности этого комиссара с последующим его утверждением правительственным указом: «К несчастью, правительство разделяет взгляда Калмыцкой республики».64 Созданный на 1 съезде представителей калмыцкого народа Центральный Комитет сразу же взялся за организацию местных органов власти в Калмыцкой степи. Временно, до создания новых местных органов управления, им были привлечены специальные лица, которые должны были наблюдать за общественным порядком в улусах. Например, в Малодербетовском улусе постановлением от 5 апреля 1917 года поручено Ланцену Азыдову, Аля Лиджиеву и Бади Даваеву поддерживать общественное спокойствие, а хотонная и аймачная администрации призывались оказывать данным лицам всемерное содействие и помощь. 63 РГИА, ф. 1291, оп. 84, 1917 г., д. 31, л. 26, 27. РГИА, ф. 1291, оп. 84, 1917 г., д. 31, л. 29. 65 НА РК, ф.4, оп.3, д.4, л.1.

ЦК УКН решил провести улусные сходы по реорганизации органов улусного и аймачного управления и самоуправления, причем члены Центрального Комитета командировались на сходы в каждый улус: О. Босхомджиев 12 апреля – в Эркетеневский, 16 апреля – в Яндыко-Мочажный, Н.Очиров 15 апреля – в Малодербетовский, 20 апреля – в Багацохуровский, С. Баянов 15 апреля – в Манычский, 18 апреля – в Икицохуровский, 20 апреля – в Харахусовский и Б.-А. Шонхоров 20 апреля – в Александровский улусы.66 Создание улусных и аймачных исполкомов проходило в апреле-мае 1917 года. Эту работу проводили члены и кандидаты в члены Центрального Исполнительного Комитета совместно с бывшей местной царской администрацией. Выборы новых органов проходили на улусных и аймачных сходах, созданных еще в 1915 году. В поселке попечительство Калмыцкий Базар 8 марта 1917 года было ликвидировано самим населением. Здесь был избран поселковый комитет под председательством врача А. И. Цветкова. Комитет представлял интересы калмыков, русских и татар, проживающих в поселке.67 Население поселка Калмыцкий Базар, в котором проживала промысловых территориальной поселка призвало автономии калмыцкого народа. Центральный исполком значительная часть рабочих, первым поставило проблему национальноСобрание жителей «одинаково заботиться об удовлетворении нужд всех наций, проживающих в степи, а не только калмыков, иметь в нем представителей не только от калмыков, но и от других наций».68 Однако ни Временное правительство, ни Центральный исполком не в состоянии были разрешить этот вопрос. Материалы согласиться с исполнительные Национального существующим комитеты архива в РК без не позволяют мнением, всяких что выборов полностью улусные «сверху» литературе повсеместно 66 Там же, лл.7, 20, 40, 60, 282, 284. НА РК, ф. 4, Центральный Комитет по управлению калмыцким народом, оп. 3, д. 4, лл. 11, 14, 37. 68 Там же, лл. 56, 49.

назначались Центральным Комитетом.69 В действительности, Центральный Комитет играл лишь руководящую роль в данном деле. Приговор схода Эркетеневского улуса, на котором присутствовали выборные 120 лиц от 20-ти кибиток, хотонные старосты и аймачные старшины, 12 апреля 1917 года постановил избрать улусный комитет из трех лиц. На сходе было решено: в виду того, что на место председателя комитета нет подходящего лица, пригласить бывшего помощника попечителя В. И. Елина, а членами избрать Алексея Джубляева (он же товарищ председателя) и Биджаник Мангутова. Избраны были кандидаты к членам комитета Слава Сарангов, Балдыр Онкоров и секретарь, исполняющий обязанности письмоводителя улусного управления, Санджи-Гаря Эрдениев. Члены комитета пунктом 4-м приговора схода утверждались также в обязанностях членов улусного зарго.70 По представлению данного приговора в Центральный Комитет были сделаны замечания Эркетеневскому улусному сходу. Центральный Комитет указал на то, что секретарь не избирается, а приглашается самим комитетом;

далее, что он не утверждает А. Джубляева членом комитета, так как тот находится под следствием по обвинению в общеуголовном преступлении, и временно назначает до избрания нового члена кандидата Славу Сарангова.71 В Икицохуровском улусе выборы прошли не совсем гладко. Когда прибывший на сход С.Баянов ознакомил присутствующих с условиями предстоящих выборов членов улусного исполнительного комитета, то ему пришлось натолкнуться на заявление схода о том, что его состав нельзя считать правомочным в таком важном деле, т.к. представители избирались на улусный сход 2-3 года тому назад и часть выборщиков была реквизирована на тыловые работы в действующую армию. При этом сам сход разделился на две партии, и каждая из них считала нужным избрать тех, кто, по ее мнению, более подходил на должность члена комитета. Представители Зюнгаровского и части КетченерШебенеровского аймаков даже удалились со схода, заявив об отказе подписать 69 Санджиев Б. Установление Советской власти в Калмыкии. Элиста. 1960. С. 13. НА РК ф.4. оп. 3, д.6, лл.1,2. 71 Там же, лл. 3, 23.

приговор и намерении избрать свой комитет. С.Баянов стремился их примирить с мнением большинства, но безрезультатно.72 Поскольку сход не пришел к единому мнению, 10 мая 1917 года ЦИК провел новый сход, на котором председателем исполкома был избран крупный скотовладелец Ц.У. Леджинов.73 15 апреля 1917 года Малодербетовский улусный сход избрал письмоводителя улусного управления Л. Азыдова председателем исполкома. В Манычском улусе председателем был избран зайсанг Г. Д. Балзанов. В других улусах в течение апреля председателями исполкомов были избраны бывшие русские чиновники, работники колониальной администрации, лояльно относившиеся к калмыцкому населению: в Яндыко-Мочажном улусе – 19 А. Г. Мещеряков, в Харахусовском – 1917 года, состоялись выборы в В. М. Балабанов, в Хошеутовском улусе. Александровско-Багацохуровском – В. Ф. Недоносков.74 Несколько позже, июня Председателем комитета был избран бывший попечитель Н. М. Рысин.75 Таким же путем, как и выборы улусных исполнительных комитетов, были организованы выборы в аймачные органы местного Например, Калмыцко-Базаринским управления. и аймачным сходом 23 апреля избран аймачный комитет из 3-х лиц: председатель Дорджи Бакаев, товарищ его Ордаш Босхомджиев и член Даланта Насунов;

кандидатами к ним - Тюрбе Натыров и Бембет Сарангов.76 Позже согласился с просьбой Ордаша занимаемой должности товарища Калмыцко-Базаринский председателя сход Босхомджиева освободить его от аймачного исполнительного комитета по той причине, что он занят в Центральном Комитете;

на его место 11 мая 1917 года был избран Тюрбе Натыров, а 72 Там же, д. 5, л.12. Там же, л. 3. 74 Плюнов Ф. И. Калмыцкий народ и Октябрьская революция. Рукопись. 1926. С. 73-74. 75 НА РК, ф. р-49, Хошеутовский уисполком, оп. 1, д. 1,лл. 44-48. 76 НА РК, ф.4, оп.3, д.3, л.4;

ф.4, оп.3, д.6, лл. 17,18;

ф. 4, оп.3, д.5, лл. 23,31.

кандидатом-Ара Тегусов, что и утвердил Центральный Комитет по управлению калмыцким народом 26 мая 1917 года. Таким образом, в течение апреля-мая 1917 года в Калмыцкой степи произошла реорганизация местного самоуправления, в результате которой в состав улусных и аймачных исполкомов и улусных зарго было привлечено свыше 250 человек. Это были в основном работники бывшей колониальной администрации или выразители интересов зажиточных слоев Калмыкии – как князья Д. Д. Тундутов и Т. Тюмень, зайсанг Гаря Балзанов;

бывшие царские чиновники – как А. Г. Мещеряков (бывший заведующий Икицохуровским улусом);

Н. М. Рысин (бывший улусный попечитель);

В. И. Елин (помощник попечителя) и др. В то же время среди них оказалось немало представителей патриотически настроенной интеллигенции, значительная часть которой составила революционно-демократическое направление в национальном движении калмыцкого общества. Так, следует отметить А. Ч. Чапчаева, А. М Амур-Санана, Л. Карвина, X. М. Джалыкова, Э. А. Кекеева, X. Б. Канукова, У. Д. Душана, П. Д. Котвыкова, С. Г. Хадылова, Т. Д. Юркову и многих других. Вышеприведенные факты убеждают в том, что Февральская революция в России явилась толчком к пробуждению национального самосознания калмыков. Под ее непосредственным влиянием в Калмыкии национальноосвободительное движение вылилось, в частности, в существовавшей при царизме колониальной опеки. Следует отметить, что, несмотря на введение в Калмыцкой степи органов Комитета самоуправления, обязанностей исполнение председателем комиссара,78 Центрального упразднение правительственного организацию центрального и местных исполнительных комитетов с упразднением НА РК, ф.9, оп.4, д.1881, л.22.

По решению II съезда представителей калмыцкого народа было возбуждено ходатайство о совмещении в одном лице должностей комиссара и председателя земской управы. См.: ГА РФ, ф.398, оп. 2, д.81, лл. 140-141.

попечительства, Временное правительство лишь 1 ноября 1917 года придало этим преобразованиям законную силу.79 С упразднением попечительской власти, замененной на местах исполнительными комитетами, Калмыцкая степь оставалась к началу июня 1917 г. без представителей правительственной власти. В этом отношении обращает на себя внимание письмо председателя Эркетеневского улусного исполнительного комитета В. И. Елина от 3 июня, Калмыцкой адресованное Б. с Э. ее степи председателю-комиссару Криштафовичу:«...обширная Центрального территория Комитета разнообразными и многосложными запросами, безусловно, нуждается в установлении на местах правительственной власти в лице улусных (уездных) комиссаров, непосредственно подчиненных комиссару калмыцкого народа. Такое назначение, по моему мнению, придало бы больший авторитет руководителям улусных комитетов и, вместе с тем, облекло бы их известной властью, способной гарантировать закономерность действий местных органов управления степью. Назначение председателей улусных комитетов правительственными комиссарами облегчило бы еще в значительной степени и сношение с окрестным русским населением, говоря по правде, как ранее, так и теперь весьма недоброжелательно настроенным к калмыцкому народу».80 Таким образом, созданные органы самоуправления в Калмыцкой степи были по своей природе буржуазно-национальными, в основном проводившим политику контрреволюционного Временного правительства. Они просуществовали до конца сентября, когда стало вводиться земство.

1.2. Земское самоуправление в Калмыцкой степи.

Там же, лл. 106-112. НА РК, ф.4, оп.3, д.6, л.25.

Важным этапом в истории местного самоуправления России явился 1917 г., когда после свержения самодержавия, прихода к власти Временного правительства и широкого распространения демократических начал в жизни общества перед земским и городским самоуправлением открывались новые перспективы - стать основой местного управления в стране. Это было время, когда в стране шли невиданные доселе процессы переустройства всех сфер жизни Российского государства. Страна в течение нескольких месяцев шагнула от самодержавия к демократии, к республике и встала на путь социалистического развития. Это было время не только трудных испытаний для местного самоуправления, но и период, когда перед ним открывались большие возможности для широкого участия в решении многих вопросов в жизни государства, прежде всего применительно к регионам.81 Великая Октябрьская социалистическая революция застала калмыцкий народ политически и экономически расчлененным на три большие единицы: основная его группа входила в состав Астраханской губернии (по реформе 1910 года было образовано 8 улусов, 44 аймака, 180 хотонов с общим населением около 150 тысяч человек);

в состав Ставропольской губернии входил Большедербетовский улус, объединявший 13 аймачных управлений с населением около 9 тысяч человек. В составе 13 станичных управлений области Войска Донского проживало около 36 тысяч калмыков-казаков. Кумский аймак, в котором проживало около 4 тысяч калмыков, примыкавший к Эркетеневскому улусу, входил в состав Терской области. Более мелкие группы калмыков проживали также в составе других административных единиц.82 Таким образом, накануне революционных событий 1917 года на бывшей территории кочевий проживало около 200 тысяч калмыков. Административная расчлененность не могла не отразиться на социально 81 Судавцов Н.Д. Земское и городское самоуправление России в годы первой мировой войны. МоскваСтаврополь. 2001.С.659. 82 Иванько Н., Наберухин А., Орехов И. Великий Октябрь и гражданская война в Калмыкии. Элиста, 1968. С. 7.

экономической структуре различных групп народа, хотя в политическом отношении все они были лишены как инородцы каких-либо прав. Изменение экономической структуры калмыцкого общества, усиление социальной дифференциации, развитие отходничества и батрачества, рост промышленного коннозаводства и скотоводства требовали соответствующих преобразований и политической организации. Борьба же за эти преобразования неизбежно включала калмыцкое общество в 1917 году в революционное движение России. Разбуженная Февральской революцией Калмыцкая степь причиняла много хлопот и требовала от Центрального Комитета действенных преобразований, но последний медлил с реформой управления, признанием Калмыцкой степи самостоятельной административной единицей в рамках буржуазно-демократической России. Это беспокойство и тревога проскальзывают в телеграмме министру - председателю Временного правительства князю Львову: «Явилась настойчивая нужда в срочном порядке образовать выборные органы самоуправления Калмыцкой степью, заменив ими утратившую всякий авторитет административную власть».83 Временное правительство также не желало, чтобы в национальных окраинах власть перешла к Советам. Поддерживаемое эсерами, которые пытались противопоставить земские учреждения Советам, оно пошло навстречу ходатайству Центрального Комитета по управлению калмыцким народом о признании Калмыцкой степи областной единицей с введением в ней земства. В докладной записке начальнику отдела местного управления министерства внутренних дел члены Центрального Комитета князь Тундутов и Н. Очиров, основываясь на решении I съезда представителей калмыцкого народа о праве «на непосредственное и независимое от губернского комиссара и общегубернского исполнительного комитета» существование Центрального комитета, писали: «Необходимо и в дальней ГАРФ, ф. 398, оп.2, д.81, л.110.

шем сохранение такой независимой от губернской власти управления, а также совместительства органов органов и управления самоуправления калмыков. По сему образование из Калмыцкой степи Астраханской губернии по проекту комиссии по реформе Астраханскому губернскому местного управления и самоуправления в неземских губерниях, подведомственных земству уездных земских единиц, как несоответствующее возвещенным Временным правительством началам и противоречащее желаниям калмыцкого народа, является совершенно недопустимым. При таком зависимом положении от губернского земства интерес калмыцкого народа всегда будет на втором месте...».84 Комиссия по реформе местного управления и самоуправления в земских губерниях, рассматривая данное ходатайство, нашла возможным заявить на своем заседании 3 июня, что вопрос о земском преобразовании Калмыцкой степи в самостоятельную единицу можно решить положительно, т. е. выделить Калмыцкую степь из губернского земства с присоединением к ней территории, занимаемой терскими калмыками в составе одного аймака (около 2 300 человек).85 6 июля 1917 года в Центральный Комитет пришла телеграмма от командированного в Петроград Б.Э. Криштафовича: «Издан закон об образовании областного земства с правами губернского и присоединением терских (кумских) калмыков».86 1 июля 1917 года Временное правительство постановило: 1) Положение о губернских уездных земских учреждениях и временное положение о волостном земском управлении ввести в действие в местностях, занятых в Астраханской губернии кочующими калмыками. 2) Выделить из Терской области один аймак и присоединить его к территории, отведенной астраханским калмыкам.

84 ГАРФ, ф.398, оп.2, д.81, л.127. Там же, л. 126. 86 ПлюновФ. Калмыкия и Октябрьская революция. Рукопись. 1926. Ч.11.

3) 4) Элиста. 5) Территорию калмыков приравнять к соседним губерниям в отношении Управлению земель присвоить наименование «Калмыцкого степного дел местного управления и хозяйства. земского управления», местопребыванием которого назначить поселение Улусы Калмыцкой степи приравнять к уездным управлениям, присвоив наименование улусных. Господствующие слои калмыцкого общества ухватились за идею введения земства, как за один из методов сохранения своей власти. Следует заметить, что после Февральской революции крестьяне окрестных русских сел не только не прекращали самочинных захватов калмыцких земель, но и возбудили в марте месяце перед Астраханским временным Комитетом ходатайство о расширении фактического землепользования оседлых поселений за счет калмыцких и казахских земель. Этим самым затрагивались земельные интересы и господствующих слоев Калмыцкой степи. Например, крестьяне Черноярского уезда в апреле 1917 года разделили землю князя Тундутова и самостоятельно приступили к распашке и выпасу скота.87 Поэтому имущие калмыцкие слои не случайно были заинтересованы в реализации идеи приравнивания Калмыцкой степи к правам самостоятельной губернии, установление твердых границ которой могло оградить их экономические интересы от посягательств крестьян. При обсуждении вопроса о земстве решением II съезда представителей калмыцкого народа в Степной области было образовано шесть земских участков: Малодербетовский, Яндыко-Мочажный, Эркетеневский с Кумским аймаком, Икицохуро-Харахусовский и Багацохуро-Хошеутовский с Калмыцким Базаром.88 Слишком мал был срок для подготовительных работ по введению областного и улусных земских учреждений, следовало учитывать полную неосведомленность как исполнительных комитетов, так и самих избирателей.

87 ГАРФ, ф.406, оп.2, д. 169, л.13. Плюнов Ф. Указан. соч.;

НА РК. ф. 4, оп. 3, д. 40, лл. 1, 3.

В Калмыцкой степи вводилось местное самоуправление, в то время как в большинстве центральных губерний России земская реформа проводилась в 70-е годы XIX века;

национальные же ее районы стали получать право земств в начале XX века. В предвыборной кампании по земству Центральному Комитету УКН приходилось опираться на немногочисленную калмыцкую интеллигенцию. Врач Дулаханов с этой целью был командирован на Икицохуpoв Харахусовский участок с 10 августа по 5 сентября, О. Босхомджиев – Манычский с 10 августа по 5 сентября, Э. А. Сарангов – в Яндыко-Мочажный с 11 августа по 11 сентября, У. Иванов – в Александровско- Багацохуровский с 13 но 22 августа, Б. Хундаев и А. Маслов – в Малодербетовский с 11 августа по 21 сентября.89 Министерство внутренних дел постоянно следило за проводимой работой и направляло на места инструкции, циркуляры с указаниями о том, что и как нужно делать. Временное правительство до издания закона о губернских и земских гласных, которыми уездных земских учреждениях издало 21 мая 1917 года Временные правила о производстве выборов губернских и уездных должна была руководствоваться Степная область калмыцкого народа. Позже в Вестнике Временного правительства (8 августа № 125) опубликован был наказ уездным земским учреждениям по применению Временных правил о производстве выборов волостных земских гласных. Наказ содержал в себе те же положения, что и Временные правила о производстве выборов земских гласных, направленные улусным комитетом при циркуляре от 10 августа за № 452, за исключением некоторых статей, касающихся процесса выбора гласных. За краткостью времени каждая избирательная комиссия получила в руководство из наказа отдельные статьи.90 Согласно Временным правилам, губернские и улусные земские гласные избирались сроком до 1-го января 1919 года. Предварительно каждый 89 НА РК, ф.4, оп.3, д.4, лл. 273, 275, 282, 287, 289, 290, 297, 300-302. Там же, оп.1, д.1, л.73.

аймак должен был по указанию Центрального Комитета иметь свою избирательную комиссию по составлению избирательных списков;

она до 25 июля создавалась из 4-х лиц при председателе, избираемом последними, и секретаре. Избирательные комиссии должны были составить списки лиц, достигших гражданского совершеннолетия.91 В списки вносились фамилии, имена, отчества избирателей в алфавитном порядке с указанием возраста и основания внесения их в списки.92 Правом голоса в земских выборах пользовались граждане, достигшие 20-ти лет, если они к моменту составления избирательных списков проживали или в пределах избирательного округа, или имели определенное занятие, либо состояли там на д. Центральным Комитетом было указано для каждого улуса избираемых земских гласных: гласных, количество по 30 Яндыко-Мочажный и Малодербетовский службе. К выборам не допускались лица монашествующие, душевнобольные, осужденные до истечения 3-х лет по отбытию наказания и т.

Манычский – 25, а остальные по 23. Но 9 сентября Временного правительства число гласных в 1917 года постановлением Александровском и Александровско-Багацохуровском, а также ИкицохуроХарахусовском улусах вместо 23 было установлено 30 гласных.93 Поскольку по выборам в земство Калмыкии сохранились документы не полностью, трудно судить о том, были ли своевременно составлены избирательные списки в улусах и как велось выборное производство. Во всяком случае, избирательные списки были составлены и представлены кандидатов в гласные улусных земств, предварительно комиссару Степной области калмыцкого народа от некоторых улусов. Списки пронумерованные, подавались за подписью 20-30 гражданами данного избирательного округа председателю своей избирательной комиссии не позднее, 91 чем за дней до дня выборов;

причем, каждый из НА РК, ф. 4, oп. 1, д. 5, л. 1. Наказ о производстве выборов волостных (приложение). 93 ГАРФ, ф.398, оп. 2, д. 69, лл. 106—112.

земских гласных, статьи 15, 16. См.: НА РК, ф.4, оп.1, д. баллотирующихся давал письменное согласие в такой форме:

«Баллотироваться в списке.

кандидаты уездных гласных желаю. В чем и подписываюсь».94 Или же всe кандидаты в гласные расписывались в общем Выборы в земские органы прошли с 25 сентября по 7октября 1917 г. Действительность неожиданно выявила в ходе избирательной кампании отсутствия доверия к земству со стороны крестьянства. Значительная его часть не поддержала земство, проявив пассивность по отношению к выборам, а часть – отнеслась к нему агрессивно, категорически отказываясь принять волостное земство и ввести в своих волостях. И интеллигенция, и либералы, возмущаясь таким поведением крестьянства, не могли понять главных причин, которые лежали в основе всего происходящего. Познав за несколько месяцев после отречения императора от престола, что такое свобода, – когда нет давления со стороны властей, когда вновь созданные комитеты, советы принимают те решения, которые нужны населению, когда властями не принимается никаких репрессивных мер за неуплату окладных платежей, недоимок и невыполнение других повинностей, – крестьяне не хотели принимать земство, пусть и демократическое. Издавна не доверяя интеллигенции, сельское население боялось того, что земства заберут всю власть в свои руки и усилят политическое влияние зажиточной части населения деревни. Именно это больше всего усиливало сопротивление крестьян введению волостного земства. Поэтому они противопоставляли ему свои сословные организации и учреждения. Формы борьбы против введения земства были самые различные. Наиболее существенным препятствием, поставившим проведение выборов под угрозу срыва, являлась позиция многих сельских обществ. Во второй половине июля и в последующие месяцы прошла волна волостных и сельских сходов, на которых обсуждались вопросы, связанные с введением волостного земства. Многие сельские и волостные сходы проходили в жарких спорах, ГА РФ, ф.398, оп. 2, д. 69, лл. 106-112.

дебатировалось:

вводить или не вводить земство.

На сходах часто присутствовали представители уездных и губернских земских управ, местных властей, комитетов общественной безопасности, которые стремились оказать влияние на их решения. Во многих волостях участники сходов категорически отказывались не только от введения земства, но даже от создания избирательных комиссий и составления списков избирателей. В таких волостях сходы проводились по нескольку раз. Свое нежелание вводить волостное земство жители сельской местности часто объясняли обидами на земство. Так, в телеграмме Уланского исполнительного комитета в МВД 16 августа сообщалось о том, что жители села Уланского Астраханской губернии «натерпелись обид от Чернояровского уездного земства», которое забрало в свои руки все, оставив население без всякого рода товаров – сахара, чая калмыцкого, который являлся главной пищей населения данной местности. Не получая чай от земства и частных торговцев, рабочие-калмыки, жившие исключительно чаем, бросали хозяйство на произвол судьбы. Население очень бедствовало, протестовало против введения волостного земства.95 Сводные данные об итогах выборной кампании в улусах не сохранились. Однако имеющиеся избирательные документы по ряду улусов свидетельствуют о слабой активности калмыцкого населения в выборах. Низкую активность избирателей во время выборов можно объяснить рядом причин. Во-первых, спешность выборов. У населения не было времени вполне уяснить значение выборов, так как наказ по выборам, которым рекомендовалось руководствоваться, получен был незадолго до дня, назначенного для выборов. Во-вторых, отрицательное отношение к земству, большая часть населения относилась отрицательно к самим выборам: «не нужно выборов, кого хотим, того поставим, теперь свобода».96 В-третьих, малый интерес самих трудящихся, привыкших к тому, что прежде никто не считался с их мнением.

95 ГА РФ, ф.1789, оп. 1, д. 141, лл. 15-16. Там же, ф. 393, оп. 5, д. 738, л.14.

Немаловажным затруднением было отсутствие на местах подготовленных людей. Нельзя не учесть и того, что фактически выборы подобного рода никогда не проходили в Калмыцкой степи, и народ, привыкший считать, что и без него решат, очень осторожно отнесся к введению земства. Только этим можно объяснить малую активность народа в выборах по всей Степной области калмыцкого народа.97 Так, в Баруновском аймаке на выборы 28 сентября из 1 394 избирателей явилось всего 120. В Гайдуковском округе Эркетеневского улуса голосовало 211 избирателей из 1 230. В Икибагутовском округе Яндыко-Мочажного Большая улуса в голосовании приняло участие 50 процентов избирателей. округе активность наблюдалась в Калмыцком Базаре, в Сатхало-Хошеутовском (здесь, из 1168 избирателей голосовало 1 152). Но в основном по Икицохуровскому и Харахусовскому Манычскому, Малодербетовскому, улусам в голосовании участвовало менее половины избирателей. 98 В ходе выборов по Северному аймаку Малодербетовского улуса был избран член ЦИКа Н. Очиров и забаллотирован князь Д. Тундутов, избранный в земские улусные гласные в Александровско-Багацохуровском улусе. В Икицохуровском улусе в земские гласные был избран Б. Э. Криштафович, Талта Леджинов, в Хошеутовском – Андрей, Темир и Сереб-Джап Тюмени. В числе избранных в земские гласные оказалась большая группа будущих активных участников советского строительства. Среди них следует отметить Эрдни-Ара Кекеева, Надбита Корсикова (по Хошеутовскому улусу), Араша Чапчаева (по Малодербетовскому улусу), Улюмджи Душана (Эркетеневский улус), Шагида Гайфутдинова, Церена Петкиева (по Калмыцкому Базару), Ходжа Отхонова (по Александровско-Багацохуровскому улусу), А. Г. Мещерякова, Д. Т. Котвыкова, X. Джалыкова (по Яндыко-Мочажному улусу), Дорджи Бодрангуева, Бокта Очирова (по Икицохуровскому улусу) и др. Бурчинова Л.С. К вопросу земства в Калмыкии //Вестник института. №2 (Серия историческая). Элиста.1967. С.31. 98 Иванько Н., Наберухин А., Орехов И. Великий Октябрь и гражданская война в Калмыкии. Элиста, 1968. С. 31 99 НА РК, ф. 4, оп.1, д.7, л.11;

д.10, л.14;

оп. 2, д. 4, л. 59;

оп. 3, д. 38, л. 22.

По окончании выборов улусные гласные созывались на первые земские собрания для избрания гласных в губернское земство и организации земских управ, причем, по постановлению Временного правительства от 9 октября все дела, касающиеся земельных, финансовых и продовольственных вопросов и др., передавались из ведения центральных и местных исполнительных комитетов земским управам.100 Лучше, чем в других улусах, было поставлено выборное производство в местное земство Эркетеневским исполнительным комитетом. К тому же оно более полно представлено в сохранившихся документах Национального архива Республики Калмыкия. В Эркетеневском улусе к 18 июля были составлены избирательные списки по всем аймакам. Неизвестно, выставлялись ли они 25 июля, но, во всяком года случае, следует считать, что они опубликовались, т. к. 12 августа в 1917 постановлении Эркетеневского улусного комитета от говорится: «Предложить аймачным избирательным комиссиям исправить надлежащим образом составленные ими избирательные списки и предложить их вновь к всеобщему обозрению 20 сего августа». 101 20 августа списки были обнародованы и два их экземпляра представлены в улусный исполнительный комитет,102 один из которых отправлялся на просмотр комиссару калмыцкого народа, а другой – в окружные избирательные комиссии. Наконец, только 24 августа избирательные списки по Эркетеневскому улусу были представлены в Центральный Комитет, а утверждены комиссаром лишь в сентябре месяце.103 Улусный исполнительный комитет 12 августа 1917 г. постановил провести выборы по четырем округам без деления на участки, что можно представить в виде таблицы (приложение 1). 100 ГАРФ, ф. 398, оп. 2, д. 69, лл. 106-112. НА РК, ф. 4, оп. 1, д. 1, лл. 2-3. 102 Там же, лл. 18, 42, 63. 103 Там же, л.71. 104 Там же, лл. 2,3.

День выборов комитет счел нужным назначить между 3 и 10 октября;

позже 7 октября было объявлено днем выборов по всем четырем округам.105 Сохранившееся делопроизводство Гайдукской окружной комиссии позволяет судить о ходе выборов и по другим округам. 22 сентября в Гайдукскую окружную комиссию по выборам был подан список кандидатов в гласные. Рассмотрев его, избирательная список этот был комиссия нашла, что указанные в нем лица достойны быть избранными на общественные должности. Далее приобщен к делу под №1 и доведен до сведения всех избирателей округа.106 На день выборов 7 октября к 8-ми часам утра в состав избирательной комиссии в качестве члена был приглашен Улазган Тоблыков как первый подписавший кандидатский список №1. Перед началом выборов председатель комиссии еще раз прочитал собравшимся ст. ст. 3, 4, 5, 17 из Временных правил. После того как все присутствующие убедились в том, что избирательный ящик пуст и кибиток явилось всего 211 опечатан, началось голосование. Из 1230 избирателей;

8 октября при вскрытии избирательного ящика и подсчете поданных записок оказалось, что все 211 избирателей голосовали не за 8, а за 10 кандидатов. Поэтому комиссия постановила, согласно ст. 27 Временных правил считать гласными первые 8 кандидатов в Эркетеневское земское собрание.107 Это, возможно, объясняется недостаточной пропагандистской работой во время предвыборной кампании, малым интересом самих трудящихся, привыкших к тому, что прежде никто не считался с их мнением. К тому же простой труженик-калмык имел очень смутное представление о целях, преследовавшихся выборами. Нельзя не учесть и того, что фактически выборы подобного рода никогда не проходили в Калмыцкой степи и народ, привыкший считать, что и без него все решат, не особенно доверчиво, можно сказать, даже очень осторожно отнесся к введению земства. Только этим можно объяснить 105 Циркуляр за № 2963 от 1 сентября Эркетеневского улусного исполнительного комитета. См.: НА РК, ф.4, оп.1, д.1, л.17. 106 Там же, л. 81. 107 Там же, л.л. 83-88.

малую активность народа в выборах не только в Эркетеневском улусе, но и по всей Степной области калмыцкого народа. По окончании выборов Эркетеневский улусный комитет 10 октября пригласил всех избранных 23 гласных на первое земское собрание, но прибыло только 15 человек.108 Первое земское собрание Эркетрневского улуса под председательством С. Сарангова тайным голосованием избрало из двух кандидатских списков в губернское земство У. Душана, В. И. Елина, Б. Булдакова. Председателем улусной земской управы стал В. И. Елин.109 Согласно постановлению Временного правительства от 9 октября 1917 г. и последующему согласию комиссара Степной области, Эркетеневский улусный исполнительный комитет прекратил свои действия 1 ноября 1917 г., передав свои функции по управлению улусом, делопроизводство земской управы.110 В Малодербетовском улусе, несмотря на указания Центрального Комитета по управлению калмыцким народом к 21 августа вывесить избирательные списки по выборам в земство, в августе только были созданы аймачные избирательные комиссии по составлению их: 8 августа – в Цаган-Нурском и Приволжском,111 9 августа – в Шебенеровском,112 14 августа – в Шарнутовском113 аймаках. Примерно через полторы недели списки были вывешены согласно сроку назначенному Улусным Комитетом, а именно к 25 августа. Руководствуясь Временными правилами, Малодербетовский улусный исполнительный комитет 4 октября постановил выборы провести 26 сентября по пяти округам, разбив следующим образом: 1 округ – Цаганнурский аймак;

2 округ – Абганеровский аймак, поселок Кегульта;

3 округ –Шебенеровский аймак, Центральный;

108 в ведение улусной НА РК, ф.4, оп. 3, д. 36, л.л. 7, 9. Там же, д. 38, л. 25. 110 Там же, д. 36, л. 24. 111 НА РК, ф. 4, оп. 1, д. 5,л. 3;

ф. 4, оп. 1,д. 2, л. 2. 112 НА РК, ф. 4, оп. 1, д. 4, л. 55. 113 Там же, д. 7, л. 1.

4 округ – Северный, Сальский;

5 округ – Приволжский, Шартуновский, Багахурульский. Кроме того, было решено повторно вывесить избирательные списки 12 сентября, а 20 сентября список намеченных кандидатов в гласные улусного земского собрания, и вновь назначенные председатели срочно должны были пригласить по 3 человека в избирательные комиссии по принятию записок.114 По реализации данного постановления оказалось, что если вторично избирательный список был обнародован в Северном аймаке и создана Сальская участковая избирательная комиссия 11 сентября,115 то в других аймаках комиссии были созданы на полторы – две недели позже.116 По всему улусному выборному производству не сохранился ни один документ по кандидатским спискам за исключением четвертого округа, где каждый аймак предложил по 7 лиц, желающих баллотироваться в улусные гласные.117 Как было намечено, 26 сентября с 8-ми часов утра начались выборы, когда каждая из комиссий, в присутствии избирателей опечатав ящик и ознакомив еще раз всех присутствующих со ст. ст. 3,5,11 Временных правил о порядке голосования и правах голосующих, приступили к допуску избирателей к голосованию. На следующий день при подсчете поданных избирательных записок не все комиссии правильно засчитали кандидатов, избранными в улусные гласные. Например, первая окружная избирательная комиссия в протоколе от 27 сентября указала избранными гласными 17 человек, т. е. даже таких, как X. Убушиев и Б. Дорджиев, которые получили всего по одному голосу.118 Затем, позже, очевидно, комиссия увидела свою ошибку и нарушение ст. 42 Наказа или ей было указано на это сверху, во всяком случае, в отдельном списке она указала первые 5 из намеченных кандидатов гласными, а последующие 5 – кандидатами к ним.119 В остальных округах выборы прошли без нарушений, за исключением третьего, где в списках гласных есть разница: Санджи Очиров в 114 НА РК, ф.4, оп.1, д. 7, л.л. 4, 5. Там же. 116 НА РК, ф.4, оп.1, д.5, л.12;

ф.4, оп. 1, д. 7, л. 6, ф. 4, оп.1, д. 4, л. 60. 117 НА РК, ф.4, оп.1, д. 3, л. 5. 118 НА РК, ф. 4, оп. 1, д. 5, л.л. 17, 18. 119 НА РК, ф. 4, оп. 1, д. 5, л. 13. Данный список не датирован.

Центральном аймаке был избран гласным, а в Шебенеровском – С. Мучкаев, который в списке гласных по первому аймаку значится как кандидат.120 Следует отметить, что в результате выборов по четвертому округу забаллотированными оказались члены Центрального Комитета Тундутов и Номто Очиров, за которых голосовало меньше половины участвующих в выборах по Северному аймаку121. Это служит наглядным примером того, как трудящиеся относились к членам центрального руководства. Таким образом, несмотря на погрешности в выборной кампании, в Малодербетовском улусе выборы состоялись в срок. Затем была создана местная управа под председательством А. Чапчаева.122 В Икицохуровском и Харахусовском улусах было намечено провести выборы земских гласных 5 октября по 5-ти округам, но голосование прошло не в сроки и с ошибками, допущенными окружными комиссиями Икицохуровского улуса. Выборное производство по обоим улусам очень хорошо показывало количественный состав избирателей. Так, в Икицохуровском улусе только по Сатхало-Хошеутовскому округу почти все избиратели участвовали в выборах (из 1168 было подано 1152 голоса)123, а в остальных не участвовало в выборах больше половины. В результате из 6063 избирателей только 3463 принимали участие в земских выборах. Не лучше обстояло дело и в Хошеутовском улусе, где в самой ставке из 300 человек явилось на голосование 26, а на Эркетеневском участке из 1763 – всего 511 человек124. В ставке и в Эркетеневском аймаке в результате выборов в гласные прошли первые 23 человека из кандидатского списка, причем есть расхождения в самом списке гласных, как показывают оба протокола участковых комиссий. В значится восьмым С. Халджанов, а во втором – М. Оргечкиев.125 первом 120 НА РК, ф. 4, оп. 1, д. 4, л.л. 43, 66, 67. Там же, д. 6, л. 11. 122 Плюнов Ф.И. Указ. соч. 123 НА РК, ф. 4, оп. 3, д. 38, л.л. 10, 11. 124 Там же, оп. 1, д. 12, л.л. 3, 5. 125 НА РК, ф.4, оп. 11, д. 12, л.л. 3-5.

В Харцеглюнском аймаке все участвующие в выборах 5 октября голосовали за список из 10 человек, которые значатся в общем списке избранных земских гласных.126 В Кетченер-Шебенеровском, Ачинер-Эркетеневском и Зюнгаровском округах выборы прошли не 5-го, а 8 и 9 октября. В Сатхало-Хошеутовском же округе избирательная комиссия правильно включила в состав избранных гласных всех 6 баллотировавшихся кандидатов.127 Но в остальных – при арифметическом подсчете избирательные комиссии допустили ошибки. Из 11 кандидатов по 6-ти спискам Кетченер-Шебенеровская комиссия первого кандидата из списка №1 Дулаханова вместо включила второго из списка № 2 Цаганова и тем самым были нарушены ст.ст.37-40 Временных правил.128 Ачинер-Эркетеневская, Сатхало-Хошеутовская комиссии сделали те же ошибки: они вместо того чтобы из списка № 2 считать гласными первых двух, включили из списка № 1 последних двух кандидатов.129 Таким образом, в Икицохуровском и Харахусовском улусах было избрано 23 гласных, хотя Временным правительством было указано довести число гласных до 30. Довыборов еще 7-ми гласных в земство не было организовано. На первое земское собрание, созванное 27 октября, явилось 26 избранных гласных, т.е. отсутствовало 2/3 состава. В результате оно не состоялось и было перенесено на 15 ноября.130 Позже вместо земской управы было организовано Икицохуро-Харахусовское окружное войсковое правление во главе с окружным атаманом Г. Ташуевым.131 Сохранившееся выборное производство по отдельным округам в Александровско-Багацохуровском, Хошеутовском улусах с Калмыцким Базаром воспроизводит далеко не полную картину выборов земских гласных.

126 Там же, л.л. 2,15. Там же, оп. 3, д.38, л.л.19-20. 128 Там же, л. 38. 129 Там же, л.л. 12-15. 130 Там же, л..24. 131 Плюнов Ф.И. Калмыцкий народ и Октябрьская революция. Рукопись. 1926. C. 84.

Для выборов в Калмыцком Базаре характерно то, что в них принимали участие из 1500 человек, значащихся по избирательному списку, 798 избирателей, которые единогласно голосовали за один кандидатский список, принятый общим собранием 1-го и 3-го сентября.132 В тот же день, т. е. 28 сентября, местная избирательная комиссия закончила выполнение своих обязанностей и передала дела по выборному производству председателю Сереб-Джаповской окружной комиссии Т. Тюменю. Сам же Сереб Джаповский избирательный округ был разделен на участки КоровоЛукшанский и Шолг-Эрдениевский, где выборы прошли в срок, 28 сентября, и участвовали на первом участке 443 избирателя, а на втором – 614133. Из выборов в А. Багацохуро-Хошеутовское земское собрание полнее сохранилось выборное производство по Баруновскому округу № 1134. Вместо того чтобы срочно образовать окружную комиссию, назначенный ее председателем еще 19 августа Шара Бембеев тянул время, и только через месяц комиссия была создана спешным образом, так как требовалось утвердить три поданных кандидатских списка135. Если внимательно их просмотреть, то в глаза бросается совпадение, т. е. одно и то же лицо (Бембеев Басанг) значится кандидатом и списках № 1, № 2. На выборы 28 сентября из 1994-х явилось 120 избирателей, т. е. участвовало 8,6 процента.136 В Яндыко-Мочажном улусе предвыборная кампания проходила так же, как и в Эркетеневском улусе, т. е. после вторичного обозрения избирательных списков 20 августа были образованы окружные комиссии. В частности, из 5ти округов только Ики-Багутовская комиссия начала свою работу с 27 августа под председательством Нарана Джамбаева.137 Ей 21 сентября, т.е. менее, чем за 10 дней до голосования, были поданы два списка, намеченных в гласные 132 НА РК, ф. 4, оп. 1, д. 11, л. 11. Там же, лл. 19, 21, 23. 134 В А.-Багацохуровском улусе был образован еще Зюневский округ, который избирал 11 гласных. См.: НА РК, ф. 4, оп. 1, д. 10, л.л. 1-2. 135 Там же, л.л. 1, 4, 6-9. 136 Там же, л.л. 12-14, 16. 137 Сохранилось выборное производство только указанной комиссии. См.: НА РК, ф.4, оп. 1, д. 9.

Яндыко-Мочажного земства. 4 октября состоялись выборы, в которых приняло участие лишь 50 процентов всех избирателей (из 3889 голосов- 1960 человек). Согласно ст.ст. 38, 39 Временных правил, из списка №1 прошли в улусные гласные 4, а из списка № 2 – 2 кандидата.138 В результате выборов по Яндыко-Мочажному улусу была реорганизована земская управа, председателем которой был избран А.Г. Мещеряков.139 Таким образом, впервые в земских выборах трудящиеся Калмыцкой степи получили не только право голоса, но и право быть избранными. Эти выборы заставили их задуматься над собственной судьбой, судьбой своей земли. Ведь простой калмык за длительный период колониального гнета, гнета собственных нойонов и зайсангов привык думать по старинке, привык, что его судьба решается не им самим, а за его спиной теми, кто его эксплуатирует. Теперь он получил право открыто, без опасений высказать свое мнение и заставить считаться с ним тех, перед кем прежде гнул спину. Поэтому сами выборы сыграли свою роль в пробуждении революционного самосознания калмыцкого народа. В то же время введение земства показало недостаточную активность трудящихся в выборах. Больше половины из них не воспользовались впервые данным им правом наравне со своими господами голосовать за тех, кого они пожелают избрать. Это можно объяснить, как уже указывалось, тем, что земские выборы в Калмыцкой степи проходили впервые. Трудящиеся привыкли к мысли, если в их родной степи что-то проводится со стороны господствующих слоев общества или инициатива идет от царского правительства, то нечего ждать хорошего. Перед людьми возникли вопросы: что такое земство? Что за ним скрывается? Что оно им принесет? На эти вопросы не смогли ответить ни Центральный Комитет по управлению калмыцким народом, ни Временное правительство. Последнему приходилось лавировать, избегая конкретных решений ряда экономических, политических и социальных проблем, назревших в стране. В результате земские выборы в Калмыцкой степи проходили без программы, в которой трудовой народ нашел бы ответы на свои вопросы. С другой стороны, трудящиеся мало верили, что они допускаются к самоуправлению. Сама мысль эта казалась им абсурдной. И, наконец, 138 Там же, л.л. 10-12, 17-19. Плюнов Ф.И. Указ. соч.

калмыцкий народ пережил трудности роста, т.к. он не мог окончательно порвать со старым колониальным положением и вступить на новый путь – путь возрождения национальной демократии. Всем этим воспользовались калмыцкие нойоны, зайсанги, богачи из простонародья. В числе земских гласных оказались как представители местной аристократии Д. Тундутов, Т.Тюмень и др., так и бывшие царские чиновники Б.Э. Криштафович, В.И. Елин, А.Г. Мещаряков. Следует отметить, что, несмотря на стремление калмыцкого центра провести выборную кампанию в как можно более сжатые сроки, выборы в улусные земские управы носили не только замедленный характер, но происходили и с грубыми ошибками. Центральному Комитету не раз приходилось делать замечания местным избирательным комиссиям. Последующее событие – переход калмыков в казачество в октябре 1917 года – привело к тому, что в Калмыцкой степи не была создана областная управа. Октябрьская социалистическая революция и переход руководителей калмыцкого буржуазного правительства в лагерь контрреволюции положили конец введению земства в Калмыкии. Из всего вышеизложенного можно сделать вывод о земских выборах в Калмыцкой степи, как положительном явлении, способствовавшим пробуждению творческой инициативы трудового калмыцкого народа. Земские выборы явились в какой-то степени предварительной подготовкой к тому, что трудящиеся Калмыкии не только положительно восприняли социалистическую революцию, но и приняли самое активное участие в Советах. Формирование земских управ затянулось и не было проведено во всех улусах в связи с переходом в казачество и организацией войскового правления. 1 октября 1917 года состоялось Малодербетовское улусное земское собрание, избравшее земскую управу под председательством заведующего Абганеровской аймачной школы А. Чапчаева.140 В течение октября организуются земские управы в Яндыко-Мочажном улусе (председатель А. Г. Мещеряков) и Манычском (председатель зайсанг Г. Балзанов). Выборы земского управления в Багацохуро-Хошеутовском улусе не состоялись. Сентябрь и октябрь оказались решающими в развитии Калмыкии и местного самоуправления. В эти месяцы прямо был поставлен вопрос: займет ли местное самоуправление достойное место в системе управления? Согласно разработанным правилам, летом и осенью 1917 г. в России в ходе реформ НА РК, ф. 4, оп. 3, д. 32, л. 3;

ф. 4, оп. 2, д. 3, л. 6.

Временного правительства создавался новый тип земского и городского самоуправления. Введение всеобщего избирательного права в сферу местного самоуправления, исчезновение сословных перегородок позволяли вовлекать в выборы широкие массы населения. Однако неожиданно для многих выборы выявили кризис земства, который состоял в том, что значительная часть населения либо не хотела принимать волостное земство, либо относилась к нему равнодушно. Это наиболее ярко проявилось в ходе избирательной кампании по выборам в земство. Обращаясь к процессу формирования земских учреждений в Калмыцкой степи, мы проследили основные этапы становления и развития самоуправления в Калмыкии для учета и дальнейшего использования исторического опыта при определении и уточнении целей и задач, которые должны быть решены органами государственной власти республики в сфере местного самоуправления.

1.3. Создание местных органов советской власти в Калмыкии Законотворчество в сфере организации местной власти было особенно активным в период 1917-1918 гг., когда был принят пакет документов, провозглашавших Советы органами власти в центре и на местах и устанавливавших общие начала их организации и деятельности. Важным этапом в создании аппарата управления местных Советов явились обращения Народного комиссариата внутренних дел «Ко всем Советам рабочих, солдатских, крестьянских и батрацких депутатов», «Об организации местного самоуправления», Инструкция о правах и обязанностях Советов, опубликованные во второй половине 1917 года.141 Эти документы содержали рекомендации по налаживанию практической работы местных учреждений власти, кроме того:

Собрание узаконений РСФСР 1917 года. №2. Ст. 179.

местные действующими местные Советы в объявлялись пределах органами власти тогда и управления, принятого административноорганизациями, в тесной территориального деления страны;

Советы признавались что местные классовыми Советы объединяющими пролетарские и полупролетарские слои населения;

устанавливалось, находятся организационной зависимости и соподчиненности между собой;

при определении компетенции и пределов полномочий местных Советов указывалось, что они самостоятельны в вопросах местного значения, но при этом всегда действуют сообразно декретам центральной власти и более крупных Советов.142 Обращение Народного комиссариата внутренних дел к органам государственной власти на местах об организации местного управления было первым законодательным актом, который закреплял не только систему местных Советов, но и их общую компетенцию. В этом акте перед Советами была поставлена задача ликвидации существовавших до этого органов местного самоуправления. Использование в государственных, партийных и правовых документах начального периода Советской власти термина «местное самоуправление» не должно вводить в заблуждение при анализе вопроса о статусе местных органов власти. Законодательное признание последних в качестве органов государственной власти находилось в русле политики централизации во всех сферах общественной жизни. В этих условиях идее местного самоуправления вообще не оставалось места. Само понятие «местное самоуправление» постепенно исчезло из политического лексикона, а если и употреблялось, то только в негативном, критическом ключе. Местное самоуправление рассматривалось исключительно как институт буржуазной демократии. В декабре 1917 года Народный комиссариат внутренних дел по поручению Советского правительства дал официальное разъяснение по поводу Сборник нормативных актов по советскому государственному праву. С. 22-24.

взаимоотношений Советов с органами местного самоуправления.143 В этом разъяснении указывалось, что земства и городские думы, выступающие против или саботирующие органы местного решения Советов, подлежат немедленной ликвидации;

самоуправления, лояльно относящиеся к Советам, сохраняются и под руководством Советов, по их поручениям, выполняют функции местного управления. Мы видим таким образом, что даже в случае сохранения на тот или иной промежуток времени «традиционных» органов местного самоуправления ни о каком их равноправии с Советами не могло быть и речи. Этим позиция большевиков кардинальным образом отличалась от позиции других политических партий. Так, меньшевики и эсеры, выступая за сохранение земств и городских дум, предлагали разделить функции местного управления между ними и Советами. Советы, по их мнению, должны были выполнять функции политические и культурно-воспитательные, а все вопросы экономической жизни оставались бы в земствах и городских думах.144 Однако такого сосуществования и параллелизма в деятельности Советов и земских и думских органов не получилось. Большевики с самого начала стремились к политическому монополизму, о чем недвусмысленно говорит еще одна аналогичная директива упомянутого выше ведомства. На вопрос, «имеют ли Советы право распускать городские думы и земства», Наркомвнудел дал исчерпывающий ответ: «Да, имеют, если они противодействуют Советской власти. Больше того, Советы обязаны их распускать в подобных случаях. Ибо никакого двоевластия на местах быть не должно».145 Также подчеркивалось, что сохранение земских и городских органов самоуправления «есть временное явление» и они подлежат упразднению по мере укрепления власти Советов.146 «Традиционные» органы местного самоуправления в ряде случаев продолжали существовать, но под контролем нарождающихся советских структур. Очевидно, что Советское правительство считало целесообразным 143 Вестник Народного Комиссариата внутренних дел. 1918. №4. Лепешкин А.И. Советы-власть трудящихся.1917-1936 гг. М., 1966. С. 97. 145 Вестник отдела местного управления Народного Комиссариата внутренних дел. 1918. №2. С. 6-7. 146 Вестник Народного Комиссариата внутренних дел. 1918. № 4.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.