WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи Цатурян Людмила Дмитриевна Функциональное состояние сердечно-сосудистой системы организма детей с учетом их конституциональных особенностей ...»

-- [ Страница 2 ] --

сочетание характеризует малые значения третьей Шестая главная компонента описывает две группы признаков. Первую группу с положительными нагрузками с величиной 0,154-0,401 и вторую с отрицательными нагрузками с величиной от 0,154 до 0,322. Наибольшие значения шестой компонент проявляются у мальчиков с широкими плечами (0,164) и тазом (0,314), хорошо развитым диаметром голени (0,154), жироотложением на предплечье (0,160), животе (0,197), бедре (0,401) и длинным туловищем. Напротив, мальчики невысокого роста, со слабо развитой клетчаткой на спине (-0,322), узкой грудной клеткой (-0,229) и короткими описываемой конечностями компоненты. (-0,281) В демонстрируют с малые значения сочетании разными комбинациями рассмотренных выше компонент, шестая компонента соответствует либо астеноидному, либо торакальному морфотипу. Седьмая компонента также делит антропометрические признаки на две группы. В первую группу с положительными нагрузками с величиной от 0,154 до 0,283 вошли диаметр голени (0,229), КЖС груди (0,194), обхваты бедра (0,276), голени (0,277), плеча (0,283), переднезадний диаметр грудной клетки (0,154). Во вторую группу с отрицательными нагрузками вошли диаметры плеча (-0,455), предплечья (-0,339), КЖС живота (-0,187), кисти (-0,273) и лица (-0,268). Следовательно, наибольшие значения седьмой компоненты характерны больным с преимущественным жироотложением на груди, широкой грудной клеткой и относительно хорошо развитым мышечным компонентом. Небольшие значения описываемой компоненты характерны больным II группы со слабо развитыми диаметрами руки, слабым жироотложением на животе, кисти и лице. Таким образом, седьмая компонента описывает разную степень развития мезоморфии. Восьмая главная компонента имеет биполярный характер. Так, КЖС лица (0,422), обхват плеча (0,174) и голени (0,227), а также длина туловища (0,355) характеризуются положительными нагрузками. Диаметр бедра (-0,259), КЖС предплечья (-0,337), спины (-0,200), бедра (-0,415) и переднезадний диаметр грудной клетки (-0,159) – отрицательными нагрузками. Свои наибольшие значения указанная компонента несет для индивидуальных вариантов, характеризующихся хорошим развитием скелетных размеров в сочетании с низким жироотложением на конечностях и спине и узкой грудной клеткой. Малым значениям восьмой компоненты соответствует обратная комбинация антропометрических признаков. Девятая главная компонента демонстрирует наличие нагрузок разного знака на разные показатели. Диаметр плеча (0,351) и бедра (0,244), КЖС спины (0,157), обхват предплечья (0,177) и голени (0,331), переднезадний диаметр грудной клетки (0,158) и длина туловища (0,379) имеют положительные нагрузки с величиной 0,157-0,379. Вес тела (-0,267), КЖС голени (-0,399), груди (-0,400) и лица (-0,182) характеризуются отрицательными нагрузками с величиной от 0,182 до 0,400. Таким образом, самые высокие значения девятой компоненты характеризуют комбинацию хорошо развитых конечностей и низкого веса тела, жироотложения на спине и слабость развития клетчатки на груди, голени и лице и длинного туловища. Малым значениям указанной компоненты соответствует обратное сочетание морфологических признаков. В результате компонентного анализа антропометрических показателей у мальчиков с ВПС с нарушением кровообращения было выделено 9 главных компонент (табл. 12), описывающих 76,8% изменчивости исходных данных (рис. 8). Первая главная компонента имеет положительные нагрузки на все признаки. Их величина варьирует в пределах 0,153-0,275. В большей степени первая компонента скоррелирована с обхватом плеча (0,275), грудной клетки (0,271) предплечья (0,241), длиной туловища (0,184), весом тела (0,256) и жироотложением на конечностях, спине (0,233) и лице (0,181) голени (0,153) (Приложение 4). При этом, наибольшие значения указанной компоненты характерны больным III группы, имеющим высокие значения описанных параметров антропометрии. Обратная комбинация показателей Таблица 12 Анализ главных компонент антропометрических показателей, выделенных у больных с ВПС с нарушением гемодинамики Компоненты Значение Дисперсия, % 1 8,130 27,10 2 3,295 10,98 3 2,419 8,06 4 2,216 7,39 5 1,831 6,10 6 1,649 5,50 7 1,256 4,19 8 1,138 3,79 9 1,113 3, антропометрии демонстрирует малые значения первой компоненты. Данная компонента практически не скоррелирована с диаметрами конечностей. Это свидетельствует о том, что в формировании первой компоненты большую роль играют эндо- и мезоморфия. Если сопоставить полученные результаты с проведенным нами антропометрическим исследованием, то можно сделать вывод о том, что высокие значения первой главной компоненты соответствуют торакальному (“среднему”) морфотипу. Вторая главная компонента имеет биполярный характер и делит исследуемые признаки на две группы. В первую группу с положительными нагрузками вошли длина тела (0,308), вес (0,197), обхват грудной клетки (0,171), ширина плеч (0,151) и диаметры предплечья (0,336) и бедра (0,171). Вторую группу с отрицательными нагрузками обхват предплечья (-0,221), голени (-0,180) и представляют КЖС груди переднезадний диаметр (-0,213), лица (-0,257) и подлопаточная поперечная КЖС (-0,314), а также грудной клетки (-0,283). Наибольшие значения данной компоненты характерны больным мальчикам с ВПС с хорошо развитыми скелетными размерами, относительно большим весом тела и широкой грудной клеткой. Напротив, малые величины второй компоненты проявляются у мальчиков с относительно слабо развитым мышечным компонентом сомы и подкожным жиром в области лица и верхней части туловища. В сочетании с большими и Значение компонент 0 0 5 10 15 20 25 Компоненты Рис. 8. Главные компоненты выделенные у мальчиков с ВПС с нарушением гемодинамики при анализе антропометрических показателей. средними значениями первой компоненты, описываемая компонента также соответствует торакальному соматотипу. Третья главная компонента имеет нагрузки разного знака на разные признаки. Положительные нагрузки представлены КЖС плеча сзади (0,393), живота (0,202), бедра (0,296), голени (0,180), шириной грудной клетки (0,260) и длиной руки (0,234). Отрицательные нагрузки наблюдаются для обхвата грудной клетки (-0,169), переднезаднего диаметра грудной клетки (-0,270), подлопаточной продольной КЖС (-0,254) и КЖС кисти (-0,145) и лица (-0,221). Наибольшие значения данной компоненты характерны для индивидуальных вариантов, характеризующихся сочетанием относительно сильного развития клетчатки на конечностях и животе и слабого – на спине и лице, узкого таза и грудной клетки. Малым значениям третьей компоненты соответствуют противоположные комбинации морфологических признаков. Третья главная компонента описывает различное соотношение мышечного и жирового компонентов сомы. Четвертая компонента характеризуется наличием и положительных, и отрицательных нагрузок на признаки антропометрии. Первая группа с положительными нагрузками скоррелирована с весом тела (0,167), шириной плеч (0,190) и таза (0,236), КЖС голени (0,184), а также длиной туловища (0,227), диаметром голени (0,438). Отрицательные нагрузки представлены диаметром плеча (-0,180) и бедра (-0,321), КЖС плеча сзади (-0,221), спины (-0,201), бедра (-0,222), подлопаточной продольной КЖС (-0,238). Свои наибольшие значения четвертая компонента демонстрирует у больных III группы относительно большого веса, с широкими плечами и тазом, длинным туловищем, преимущественным развитием диаметра голени и подкожного жира в этой области. Наименьшие величины четвертой компоненты проявляются у индивидов со слабо развитыми диаметрами плеча и бедра, короткими конечностями, относительно слабо развитым жироотложением на спине, плече и бедре. Таким образом, четвертая главная компонента, прежде всего, характеризует пропорции детского организма. Пятая компонента имеет положительные нагрузки, описывающие диаметр плеча (0,527) и голени (0,231), КЖС живота (0,300), груди (0,313) и обхват голени (0,151). Длина тела (-0,164) и туловища (-0,151), ширина таза (-0,278), грудной клетки (-0,161), переднезадний диметр грудной клетки (-0,216), КЖС голени (-0,213) и подлопаточная КЖС (-0,265) выявляют отрицательные нагрузки. Мальчики с ВПС III группы с преимущественным жироотложением на туловище, хорошо развитыми диаметрами конечностей характеризуются большими значениями описываемой компоненты. Малыми значениями пятой компоненты характеризуются представители относительно высокого роста с длинным туловищем, узкими тазом и грудной клеткой и слабым жироотложением на спине в области лопатки. Шестая главная компонента делит признаки на две группы. При этом, первая группа с положительными нагрузками, включила в себя длину тела (0,203), туловища (0,218), руки (0,214) диаметр голени (0,254), КЖС плеча (0,208), груди (0,363), кисти (0,149) и лица (0,237). Ширина плеч (-0,315), диаметры плеча (-0,233) и предне-задний диаметр грудной клетки (-0,167), КЖС предплечья (-0,282), живота (-0,328), бедра (-0,169) и голени (-0,184) составили вторую группу с отрицательными нагрузками. Наибольшие величины шестой компоненты характерны для больных с ВПС высокого роста, с длинными руками и ногами и преимущественным жироотложением на лице, груди и руке. Напротив, у больных с узкими плечами и грудной клеткой, слабо развитыми диаметрами руки и жироотложением на животе и ноге наблюдаются малые величины данной компоненты. Таким образом, шестая компонента описывает соотношение мышечного и жирового компонентов сомы и при больших своих величинах может соответствовать торакальному соматотипу, а при малых – астеноидному. Седьмая главная компонента практически не скоррелирована с признаками антропометрии. Лишь, ширина таза (0,248) и переднезадний диаметр грудной клетки (0,266) и предплечья (0,249), КЖС живота (0,505), плеча КЖС (0,257), (-0,157), кисти обхват (0,257) (-0,189) обнаружили и голени положительную (-0,299) выявили скоррелированность, а КЖС спины (-0,307) голени (-0,200), подлопаточная бедра отрицательную скоррелированность. Таким образом, величины седьмой компоненты проявляются у больных мальчиков III группы с относительно высокими значениями обхватов нижней конечности и преимущественным развитием подкожного жира на спине, полученные данные могут соответствовать торакальному соматотипу. Восьмая главная компонента характеризуется и положительными, и отрицательными нагрузками. Так, положительные нагрузки свойственны, в основном, ширине плеч (0,280), диаметру плеча (0,192), КЖС живота (0,237), подлопаточной КЖС (0,201), обхвату голени (0,170) и длине руки (0,285). Отрицательные нагрузки характерны диаметрам предплечья (-0,371) и бедра (-0,246), КЖС бедра (-0,376), спины (-0,240), предплечья (-0,152), груди (-0,256), обхвату предплечья (-0,246). Свои наибольшие значения восьмая компонента демонстрирует для больных мальчиков, имеющих широкие плечи, длинные руки хорошо развитый диаметр плеча и наибольшее жироотложение на животе и в области лопаток. Малым величинам восьмой компоненты соответствует преимущественное жироотложение в поясничной области, на груди и конечностях и большие значения диаметров предплечья и бедра. Таким образом, восьмая главная компонента демонстрирует соотношение жирового и костного компонентов сомы. Девятая компонента также имеет биполярных характер и делит исходные данные на две группы. В первую группу вошли вес тела (0,265), КЖС голени (0,400), груди (0,384), обхват голени (0,213) и ширина грудной клетки (0,293). Вторая группа образована КЖС плеча (-0,317), подлопаточной КЖС (-0,349), обхватами плеча (-0,149), предплечья (-0,181) и длиной туловища (-0,190). Мальчики с относительно большим весом тела, преимущественным жироотложением на груди и голени и широкой грудной клеткой характеризуются наибольшими значениями данной компоненты. Напротив, короткое туловище, относительно высокое развитие подкожного жира на плечевом поясе и обхватных размеров верхней конечности будут описывать больных с малыми величинами девятой компоненты. Таким образом, девятая главная компонента описывает разную степень развития жирового компонента сомы у представителей торакального и астеноидного соматотипа. В результате проведенного компонентного анализа антропометрических показателей у мальчиков с ВПС III группы, можно сделать заключение о том, что 9 главных компонент демонстрируют наличие в данной группе двух типов телосложения – астеноидного и торакального, а так же высокую скоррелированность главных компонент, особенно шестой, седьмой и девятой, с кожно-жировыми складками на туловище и конечностях. Кроме того, наименьшей информативной значимостью обладают размеры дистальных частей плеча и предплечья, и обхват бедра, по-всей видимости, высокая скоррелированность жирового компонента сомы может быть объяснена нарушениями со стороны сердечно-сосудистой системы. В целом, завершая компонентный анализ признаков антропометрии можно сделать следующие выводы: в группе здоровых мальчиков было выделено 6 главных компонент, в своей совокупности соответствующих астеноидному, торакальному, мышечному и дигестивному соматотипам. Однако, антропометрические признаки в данной группе продемонстрировали сравнительно низкую скоррелированность с выделенными компонентами. Это позволило нам отметить невысокую информативную значимость продольных и некоторых обхватных размеров тела, диаметров плеча и бедра. Кроме того, у здоровых мальчиков обнаружена тенденция преобладания жирового компонента сомы над мышечным, что свойственно для данного возрастного периода. В группе мальчиков с ВПС без нарушения гемодинамики выделено 9 главных компонент, демонстрирующих различные комбинации астеноидного и торакального соматотипов. Антропометрические показатели имели гораздо большую скоррелированность с главными компонентами, чем у здоровых детей. При этом, нами была отмечена высокая скоррелированность с мезоморфией. Об этом свидетельствует высокая скоррелированность главных компонент с шириной и переднезадним диаметром грудной клетки. Наименее информативными показателями антропометрии в данной группе обследуемых оказались: ширина таза, размеры дистальных частей предплечья и голени, КЖС кисти, лица, подлопаточная КЖС. Можно предположить, что полученные в результате компонентного анализа факты связаны с нарушением деятельности сердечно-сосудистой системы у мальчиков с ВПС II группы с одной стороны, а с другой – это может быть обусловлено возрастными особенностями. В группе мальчиков с ВПС с нарушением гемодинамики, также было выделено главных 9 главных с компонент, демонстрирующих складками на наличие двух и соматотипов – астеноидного и торакального и высокой скоррелированностью компонент кожно-жировыми туловище конечностях. Наименьшую информативную значимостью несут размеры дистальных частей плеча и предплечья, и обхват бедра.

*** С использованием компонентного анализа антропометрических признаков обнаружено нарастание количества главных компонент у мальчиков с ВПС, при этом степенью их скоррелированности с мезоморфией отмечаются больные с ВПС без нарушения гемодинамики, а с эндоморфией – мальчики с ВПС с гемодинамическими нарушениями. На основании проведенного анализа по методу главных компонент, нам представлялось целесообразным проведение кластерного анализа, предназначенного для разбиения множества объектов на некоторое число классов на основании какого-то критерия качества классификации. В нашем исследовании данным критерием служило последовательное объединение кластеров. Дендрограмма антропометрических параметров выявила большую близость в обоих группах (II и III) больных с врожденными пороками сердца (рис. 9). По наборам антропометрических признаков первый кластер образуют мальчики с ВПС без нарушения и с нарушением гемодинамики, евклидово расстояние составило 13,4 усл. ед..

Расстояние Рис. 9. Дендрограмма антропометрических показателей у здоровых мальчиков(1), больных с ВПС без нарушения гемодинамики (2) и с нарушением гемодинамики (3).

Евклидово расстояние между кластером больных с ВПС и здоровых детей было равно 60,8 усл. ед., что предполагает значительное отличие группы здоровых мальчиков от больных по антропометрическим признакам. Согласно результатам кластерного анализа, можно полагать, что в рассматриваемом периоде онтогенеза, когда формирование морфотипа еще не завершено у здоровых мальчиков и больных с ВПС проявляются особенности соматотипологического развития, причем проявляющиеся у больных, как в случае нарушения, так и без нарушения гемодинамики. С использованием кластерного анализа, нам удалось выявить указанные закономерности, объединив раннее выявленные формы телосложения, более близкие у мальчиков с ВПС без нарушения и с нарушением гемодинамики, а так же развитие костного, мышечного и жирового компонентов сомы среди всех представителей указанных групп. Кроме этого, проведенная соматотипологическая диагностика среди детей наглядно демонстрирует закономерности гетерохронного развития организма, проявляющиеся в ускоренных темпах у здоровых мальчиков и замедленных у больных с врожденными пороками сердца.

3.2. Дерматоглифическая конституция детей периода первого детства Одним из маркеров темпов онтогенеза служат показатели дерматоглифики в виде формы кожного узора на подушечках пальцев (дуга – петля - завиток) и количественных характеристик. Кроме того, в последние годы обращается внимание на ассоциативность пальцевых узоров с особенностями изменяющимся телосложения условиям человека, некоторыми среды. С врожденными этих и наследственными заболеваниями, а так же адаптированностью человека к окружающей позиций представлялось актуальным изучение дерматоглифической конституции у здоровых и больных детей с врожденными пороками сердца и поиск ассоциативных связей “дерматоглифика – врожденные пороки развития” в одном из изучаемых периодов онтогенеза человека. При сравнительном исследовании пальцевых узоров, полученные результаты выявили наличие всех типов узоров, представленных на рисунке 10. Ульнарные петли (U) являются доминирующими, как у здоровых детей (60,2%), так и в группах с врожденными пороками сердца (57,4% и 56,5% соответственно). Наибольший процент завитков (W) встречается у здоровых мальчиков (27,6%) и у больных с ВПС II группы (27,1%), а наименьший (23,5%) в III группе. Дуги (А) – наиболее редко встречающийся пальцевой узор, были обнаружены у 7,3% здоровых мальчиков. В группах у мальчиков с врожденными пороками сердца, прослеживается тенденция к увеличению дугового узора (9,8% и 11,6% соответственно). Радиальные петли (R) в сравнении с ульнарными являются реже наблюдаемым пальцевым узором, и у здоровых мальчиков выявлены в 4,9 % случаев, однако у больных с ВПС с нарушением гемодинамики отмечается значительное увеличение радиальных петель (8,4%).

Таким образом, при изучении пальцевых дерматоглифов у здоровых мальчиков обнаружена тенденция к большей сложности пальцевых узоров, а у мальчиков с ВПС – прослеживается упрощение папиллярных рисунков. На наш взгляд представлялось актуальным изучение количественных параметров дерматоглифики.

11,6 8, 23,5 56,5 27,1 57,4 27,6 60,2 W A R U 9,8 5, 7,3 4,9 0 80 % Рис. 10. Распределение пальцевых узоров среди детей. Узоры: U – ульнарные петли, R – радиальные петли, А – дуги, W – завитки. Группы: 1 – здоровые дети, 2 – больные с ВПС без нарушения гемодинамики, 3 – больные с ВПС с нарушением гемодинамики. Низкий гребневой счёт (табл. 13) чаще встречается у здоровых мальчиков астеноидного (135,86±4,43) типа телосложения, а у больных с врожденными пороками сердца – торакального (132,17±15,13) и астеноидного (140,27±7,29) соматотипов. Здоровые мальчики дигестивного типа телосложения характеризуются максимальным (149,37±6,1) значением гребневого счета. Оценку гребневой ширины получали с помощью индекса отношения длины кисти к количеству гребешков на 10 ладонных полях, так называемого индекса гребневой ширины (ИГШ) (рис. 11). Индекс гребневой ширины Таблица 13 Некоторые дерматоглифические показатели у здоровых и больных с ВПС, с учетом соматотипов Соматотипы Астеноидный Торакальный Мышечный Дигестивный Гребневой счет на пяти пальцах правой руки (ГСп) I 72,44±1,35 70,61±2,40 72,71±3,68 75,05±3,15 75,79±3,17 II 71,42±2,62 71,06±3,68 69,96±4,26 76,51±1,06 76,53±1,77 III 71,76±3,76 73,79±3,76 68,24±7,76 Р >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 Р1 >0,10 >0,10 >0,10 Р2 >0,10 >0,10 >0,10 Гребневой счет на пяти пальцах левой руки (ГСл) I 68,74±1,36 65,25±2,38 69,61±2,20 72,50±3,22 73,58±3,02 II 68,45±2,73 69,21±3,78 65,46±4,06 72,50±1,06 70,50±3,89 III 66,86±3,67 68,50±3,77 63,93±7,44 Р >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 Р1 >0,10 >0,10 >0,10 Р2 >0,10 >0,10 >0,10 Тотальный гребневой счет (ТГС) I 141,18±2,60 135,86±4,43 142,32±4,31 147,55±6,14 149,37±6,11 II 139,87±5,17 140,27±7,29 135,43±8,32 149,01±2,12 147,03±5,66 III 138,62±7,37 142,29±7,44 132,17±15,13 Р >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 Р1 >0,10 >0,10 >0,10 Р2 >0,10 >0,10 >0,10 Дельтовый индекс (Dli) I 11,85±0,26 11,65±0,44 11,80±0,41 12,10±0,67 12,37±0,85 II 11,39±0,48 11,48±0,69 10,93±0,69 11,01±1,41 12,50±1,62 III 10,24±0,58 10,54±0,64 10,83±1,14 Р >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 Р1 <0,02 >0,10 >0,10 Р2 >0,10 >0,10 >0,10 Индекс гребневой ширины правой руки (ИГШп) I 4,94±0,04 4,95±0,05 4,93±0,06 5,00±0,10 4,83±0,07 II 4,87±0,18 4,98±0,28 4,65±0,27 5,05±0,04 5,03±0,08 III 4,47±0,20 4,49±0,18 4,53±0,44 Р >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 Р1 <0,05 <0,02 >0,10 Р2 >0,10 >0,10 >0,10 Индекс гребневой ширины левой руки (ИГШл) I 4,95±0,04 4,93±0,06 4,95±0,06 5,10±0,11 4,87±0,06 II 4,69±0,18 4,89±0,28 4,49±0,25 5,05±0,07 5,01±0,09 III 4,45±0,20 4,44±0,18 4,45±0,43 Р >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 Р1 <0,02 <0,02 >0,10 Р2 >0,10 >0,10 >0,10 Примечание: Группы: I, II, III. Р – уровень достоверности показателей I и II группы Р1 – уровень достоверности показателей I и III группы;

Р2 – уровень достоверности показателей II и III группы. 89 Группа М±m здоровых детей на правой и левой руке составил 4,94±0,04 и 4,95±0,04 соответственно. В группе мальчиков с ВПС, без учета их соматотипов, характеризующихся нарушением кровообращения, обнаружено достоверное уменьшение ИГШ на правой (4,47±0,20) (Р<0,05) и левой (4,45±0,20) (Р<0,02) руке. Тенденция снижения индекса гребневой ширины на правой и левой руке в большей степени характерна для детей второй группы с ВПС. Дельтовый индекс – количественный параметр дерматоглифики, учитывающий все три типа пальцевых узоров (дуга, петля, завиток), отражающий сложность формы папиллярного узора и количество дельт на одного человека. Дельтовый индекс у здоровых мальчиков (11,85±0,26) выше по сравнению с больными, страдающими врожденными пороками сердца (11,39±0,48 и 10,24±0,58 соответственно).

ИГШп 4,94* 141,1 ТГС 139,87 4,87 ИГШл 4,69 4,95* 4,47 138,62 4, 66,86 10,2 11,39 11,85* 68,74 68,45 71,42 Dl ГСл 71,76 72,44 ГСп Рис. 11. Некоторые показатели дерматоглифики у здоровых и больных ВПС. здоровые мальчики, … больные с ВПС без нарушения гемодинамики, больные с ВПС с нарушением гемодинамики. Можно высказать предположение, что у мальчиков с ВПС отмечается упрощение сложности пальцевого узора, при котором количественные параметры дерматоглифики – ИГШ, Dli, являясь объективными, характеризуют особенность дерматотипа здоровых и больных мальчиков с врожденными пороками сердца в одном из периодов онтогенеза.

Особый интерес представляет исследование распределения папиллярных рисунков на правой и левой руке, связанный с закономерностями биосимметрии. Ульнарные петли у здоровых и больных мальчиков с ВПС чаще встречаются на левой руке (рис. 12). Причем, процент ульнарных петель максимально (32,4%) представлен у мальчиков с врожденными пороками сердца с нарушением кровообращения на левой руке, а минимально (24,1%) – в той же группе мальчиков на правой руке. Радиальные петли, в изучаемых группах, чаще встречаются на правой руке, наибольший (4,9%) процент радиальных узоров на правой руке отмечен у больных мальчиков с ВПС III группы, а наименьший (2,3%) – у здоровых мальчиков на левой руке. Дуговые узоры на левой руке в большинстве своем выявили мальчики с врожденными пороками сердца. Более всего дуги встретились у мальчиков с ВПС III группы (6,8%) на левой руке, а наименьшим представительством дуговых узоров (3,5%) характеризуются здоровые мальчики. Завитковый узор в исследуемых группах в большинстве своем чаще встречается на правой руке. Максимальное число, указанного узора (17,2%) отмечено у больных мальчиков с ВПС II группы на правой руке, а минимальное (8,8%) – у больных III группы на левой руке. В рамках вышесказанного, нам представлялось между целесообразным и больными определить обобщенное расстояние здоровыми мальчиками с врожденными пороками сердца (рис. 13). Между здоровыми (I) и больными мальчиками с ВПС без нарушения гемодинамики (II) оно составило 5,6 усл. ед., между детьми с врожденными пороками сердца с нарушением гемодинамики (III) и здоровыми мальчиками (I) – 15,6 усл. ед., а в группах мальчиков с врожденными пороками сердца (II) и (III) – 10,2 усл. ед. Таким образом, анализ обобщенного расстояния по встречаемости всех типов узоров выявил, что наиболее близки здоровые мальчики и больные с Ульнарные петли 40 30 20 10 0 1 2 3 % 28,4 31,8 27,7 29,7 32,4 24, Радиальные петли 6 5 4 3 2 1 0 % 4,9 2,6 2,3 3,2 1,9 3, Дуговой узор % 8 6 4 2 0 1 2 3 3,5 3,8 4,7 5,1 4,8 6, Завитковый узор % 20 15 10 5 0 1 2 3 15,6 12,0 17,2 10,5 14,7 8, Рис. 12. Билатеральные различия распределения пальцевых узоров у здоровых мальчиков (1), больных с ВПС без нарушения гемодинамики (2), с нарушением гемодинамики (3). – правая рука, –левая рука.

I 5, II II 10, III I 15, III Рис. 13. Обобщенное расстояние по встречаемости всех типов пальцевых узоров между здоровыми (I), больными с ВПС без нарушения гемодинамики (II) и больными с нарушением гемодинамики (III). врожденными пороками сердца, характеризующиеся компенсированной формой порока (II группа), а максимальное обобщенное расстояние (15,6 усл. ед.) характеризует здоровых детей (I) и больных с ВПС, имеющих выраженные нарушения кровообращения (III группа). Кроме этого, интересным на наш взгляд представлялось изучение дерматоглифической картины при различных нозологических формах врожденных пороков сердца. В этой связи, был проведен анализ количественных и качественных параметров дерматоглифики. Ульнарные петли (U) выявили доминирующий характер, как у здоровых детей (60,2%), так и в группах с врожденными пороками сердца (табл. 14). Наиболее часто ульнарные петли встречаются при ДМЖП (61,4%) и относительно редко при стенозе легочной артерии (38,6%). Радиальные петли (R) у здоровых мальчиков выявлены в 4,9% случаев, Максимально представлены радиальные петли на пальцах кисти рук с ОАП (10,1%), ДМЖП (10,9%), а минимально – при стенозе легочной артерии (4,3%) и ДМПП (3,9%).

Редкий пальцевой узор – дуга (A) встречается у 7,3% здоровых мальчиков. У мальчиков с ВПС отмечена тенденция к повышению дугового узора, за исключением ОАП (4,4%) и СЛА (5,7%). Таблица 14 Частота встречаемости узоров на пальцах рук Группа обследованных Типы пальцевых узоров Ульнарные петли (U) 5,93±0,26 Радиальные петли (R) 0,48±0,06 Дуги (A) 0,83±0,15 Завитки (W) 2,75±0, Здоровые мальчики n=193 ДМПП n=25 Р ДМЖП n=31 Р СЛА n=7 Р СА n=11 Р ТФ n=12 Р ОAП n=9 Р Другие пороки n=14 Р 5,04±0,44 >0,10 5,16±0,51 >0,10 3,86±0,47 <0,001 5,36±0,47 >0,10 5,67±0,46 >0,10 6,44±0,79 >0,10 5,59±0,48 >0, 0,36±0,12 >0,10 0,92±0,21 <0,05 0,43±0,28 >0,10 0,82±0,25 >0,10 0,92±0,34 >0,10 1,01±0,42 >0,10 0,31±0,36 >0, 1,84±0,26 <0,001 0,87±0,22 >0,10 0,57±0,28 >0,10 2,09±0,45 <0,01 1,67±0,56 >0,10 0,44±0,32 >0,10 0,11±0,24 >0, 1,88±0,36 >0,10 1,45±0,28 <0,002 5,14±0,65 <0,001 1,73±0,69 >0,10 1,74±0,61 >0,10 2,03±0,61 >0,10 3,36±0,68 >0, Примечание: n – число обследованных в группе, Р - уровень достоверности различий в каждой группе в сравнении с группой здоровых мальчиков. 27,6% здоровых мальчиков обнаружили наиболее сложный вид пальцевого узора – завитки (W). Наиболее низкие значения завиткового узора выявили мальчики с ДМЖП (17,4%), а увеличение частоты встречаемости завитков обнаружили больные мальчики со стенозом легочной артерии. Можно предположить, что формирующиеся элементы пальцевого узора в эмбриональном развитии связаны с потоками соединительнотканных элементов и упрощенная форма узора свидетельствует о замедленности пренатальной дифференцировки производных эктодермы, а усложненность узора (в сторону завитка) – об ускорении этого процесса (Никитюк Б.А., 1998). Исследование изменяющаяся с количественных возрастом параметров пальцевой дерматоглифики дерматоглифики, представляет несомненный интерес. Гребневой счет – стабильная не особенность представляющая собой сумму папиллярных линий, отрезков и точек, проведенных от центра узора до дельты. Тотальный гребневой счет является суммой гребневого счета на правой и левой руке. ГС у здоровых мальчиков на правой руке (72,44±1,35) превышает таковой показатель на левой руке (68,74±1,36) (табл. 15). ГС на левой кисти детей с врожденными пороками сердца минимально представлен при ТФ (59,12±3,63), а максимально при СЛА (77,16±4,96). Максимальное значение ГС на правой руке выявлено при – СЛА (85,42±5,63), снижение данного показателя в 1,2 раза выявлено при ТФ (рис. 14). ТГС у здоровых мальчиков по результатам настоящего исследования составил 141,18±2,60. Наименьшие значения ТГС (126,71±7,03) выявлены у мальчиков страдающих пороком синего типа – тетрада Фалло, а наибольшее значение (162,53±10,40) – при стенозе легочной артерии, являющимся пороком белого типа.

Индекс гребневой ширины (ИГШ) у здоровых мальчиков на правой и левой руке составил 4,94±0,04 и 4,95±0,04 соответственно. Наибольшее значение ИГШ на правой руке выявлено при СЛА (4,99±0,18), а наименьшее – ДМЖП (4,38±0,39) и ТФ (4,59±0,11). Величина ИГШ на левой руке у Таблица 15 Дерматоглифические показатели у здоровых и больных мальчиков с ВПС Группа Обследованных Здоровые мальчики ДМПП Р ДМЖП Р СЛА Р СА Р ТФ Р ОАП Р Другие пороки Р >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 69,56±3,95 >0,10 71,94±4,28 >0,10 85,43±5,63 <0,05 76,64±4,47 >0,10 67,62±3,88 >0,10 67,11±6,34 >0,10 72,43±4,35 67,60±4,49 >0,10 67,65±4,06 >0,10 77,16±4,96 >0,10 68,73±3,79 >0,10 59,12±3,63 <0,02 63,22±4,47 >0,10 65,79±4,11 137,24±8,27 >0,10 139,59±8,23 >0,10 <0,05 145,37±8,13 >0,10 126,71±7,03 >0,10 >0,10 138,15±8,16 10,25±0,67 <0,05 10,65±0,75 >0,10 >0,10 10,44±1,03 >0,10 10,08±1,02 >0,10 <0,05 11,01±0,71 4,63±0,32 >0,10 4,38±0,39 >0,10 4,99±0,18 >0,10 4,84±0,23 >0,10 4,59±0,11 <0,01 4,71±0,33 >0,10 4,83±0,25 4,61±0,31 >0,10 4,14±0,39 <0,05 4,41±0,18 <0,01 4,51±0,21 <0,05 4,43±0,19 <0,01 4,66±0,49 >0,10 4,92±0,24 72,44±1,35 68,74±1,36 141,18±2,60 11,85±0,26 4,94±0,04 4,95±0,04 ГСп ГСл ТГС Dli ИГШп ИГШл 162,51±10,40 13,29±0, 130,35±10,32 10,36±0, Примечание: n – число обследованных в группе, Р – уровень достоверности различий в каждой группе в сравнении с группой здоровых мальчиков.

мальчиков с врожденными пороками сердца минимально представлена у больных с ДМЖП (4,14±0,39), СЛА (4,41±0,18), а максимально – у больных с ОАП (4,66±0,49), СА (4,51±0,21). Значимым представлялось изучение еще одного количественного параметра дерматоглифики – дельтового индекса (Дli) или индекса интенсивности, показывающего, сколько дельт приходится в популяции на одного человека. В наших исследованиях дельтовый индекс у здоровых мальчиков составил 11,85±0,26.

ГСп 85, ИГШл 4, ИГШп 4,51 4,41 59,12 4,84 126,71 141,18 4,99 4,94 10,44 162,51 11,85 ТГС 13, 77,16 72,44 67,62 ГСл 68, Dli Рис. 14. Количественные признаки дерматоглифики у здоровых детей (), больных с – тетрадой Фалло ( ), стенозом легочной артерии (·····). Больные с врожденными пороками во всех нозологических группах обнаружили незначительное снижение его величины, за исключением больных мальчиков со стенозом легочной артерии (13,29±0,75). Можно высказать предположение, что у детей с врожденными пороками сердца отмечается упрощение сложности пальцевого узора, –Дli, при ИГШ, котором являясь детей с количественные объективными, параметры характеризуют дерматоглифики особенность дерматотипа врожденными пороками сердца. Указанные особенности дерматоглифики, с одной стороны характеризуют темпы соматотипологического развития, а с другой стороны выявляют маркерную значимость, по крайней мере, двух дерматоглифических признаков – ИГШ и Dli. Можно предположить, что количественные признаки дерматоглифики в случае увеличения их значений маркируют врожденные пороки сердца белого типа, а в случае их снижения – врожденные пороки сердца синего типа. Для интерпретации данных, полученных в результате компонентного анализа (табл. 16), нами было рассмотрено шесть главных компонент. Они совместно описывают 81,8% суммарной изменчивости параметров Таблица 16 Анализ главных компонент дерматоглифических показателей, выделенных у здоровых мальчиков Компоненты 1 2 3 4 5 6 Значение 3,635 2,264 1,906 1,479 1,135 1,037 Дисперсия, % 25,97 16,18 13,61 10,57 8,11 7, дерматоглифики (рис. 15).

Первая главная компонента (Приложение 5) имеет нагрузки разного знака. Так, положительные нагрузки характерны, в первую очередь, ульнарным петлям (0,345), (0,325) и дугам (0,242), (0,254). Отрицательные нагрузки описывают завитки (-0,472), (-0,455), гребневой счет (-0,226), (-0,229) и сложные узоры на левой руке (-0,264). Свои наибольшие значения первая компонента проявляет у мальчиков с преобладанием простых и “средних” узоров и относительно малым представительством сложных пальцевых узоров, и, следовательно, низким гребневым счетом. Обратная комбинация данной дерматоглифических обследуемых показателей даст об малые величины их описываемой компоненты. Кроме того, преобладание простых узоров, в группе свидетельствует ускоренности соматического развития.

Вторая главная компонента также делит признаки на две группы. Первая группа с положительными нагрузками (0,157-0,349) включила в себя дуговые узоры (0,311), (0,349) и завитки на левой руке (0,157), а во вторую группу с отрицательными нагрузками вошли ульнарные петли (0,348), (0,410), гребневой счет (0,445), (0,411) и индексы гребневой ширины (0,177), (0,187) на обеих руках. Наибольшие значения данной компоненты характерны индивидуальным вариантам с преобладанием простых узоров, сочетающихся с низкой частотой встречаемости более сложных узоров, небольшими величинами компоненты. Третья главная компонента, в большей мере скоррелирована с индексами гребневой ширины, здесь величина нагрузок составила 0,642 и 0,647. Затем следуют дуги (0,266) и сложные узоры на левой руке (0,168). Таким образом, наибольшие значения третьей главной компоненты описывают сочетание высоких величин индекса гребневой ширины и гребневого счета и индексов гребневой ширины.

Противоположное сочетание будет соответствовать малым значениям второй Значение компонент 0 0 3 6 9 12 Компоненты Рис. 15. Главные компоненты, выделенные у здоровых мальчиков при анализе дерматоглифических показателей. большую частоту простых узоров. Напротив, учащенность встречаемости дуговых узоров и относительно низкие величины описанных индексов дадут малые значения третьей компоненты. Следовательно, сочетание больших и средних величин первой, второй и третьей компонент демонстрирует ускоренность развития организма этих детей. Для четвертой главной компоненты, в большей степени, характерны отрицательные нагрузки (0,150-0,651). Они описывают низкую частоту встречаемости радиальных петель и дуг на правой руке, а также низкие величины гребневого счета. Положительную нагрузку (0,250) имеют лишь ульнарные петли на правой руке. Таким образом, наибольшие значения описываемой компоненты отмечены у мальчиков с преобладанием ульнарных петель на левой руке и низкой частотой встречаемости простых узоров и малых величин гребневого счета. Наименьшим значениям соответствовует противоположное сочетание признаков дерматоглифики. Пятая главная компонента имеет биполярный характер и делит признаки на две группы. В первую вошли дуги (0,475), (0,363) и величина гребневого счета (0,360), (0,374). Во вторую группу вошли радиальные петли на левой руке (-0,365) и сложные узоры (-0,356), (-0,262). Большие величины гребневого счета и больший процент встречаемости дуг описывают большие значения пятой компоненты. Небольшой процент встречаемости радиальных и сложных узоров даст малые величины данной компоненты. Таким образом, четвертая и пятая главные компоненты описывают различное сочетание ускоренного и замедленного темпов роста. Шестая главная компонента также делит признаки на две группы. Положительные нагрузки характерны для первой группы (0,170-0,230), куда вошли индексы гребневой ширины и завитковые узоры на левой руке. Отрицательные нагрузки описывают вторую группу, характерную дугам (-0,248), (-0,202), сложным узорам (-0,739), (-0,332) и гребневому счету (-0,249), (-0,190). Наибольшие значения шестой главной компоненты проявляются в случае сочетания высоких величин индексов гребневой ширины, большой частотой встречаемости завитков с одной стороны и низких величин гребневого счета, дуг и сложных узоров с другой стороны.

Таким образом, шестая компонента описывает замедленные темпы развития организма. Подводя итог компонентному анализу признаков дерматоглифики у здоровых мальчиков, необходимо отметить следующее, в отличие от антропометрических показателей, параметры дерматоглифики, оказались более скоррелированы с главными компонентами. Это дает основание использовать данный метод в качестве прогностического. Кроме того, в своей совокупности и в различных сочетаниях шесть главных компонент описывают, прежде всего, ускоренные процессы соматического развития организма. В результате компонентного анализа параметров дерматоглифики у мальчиков с ВПС без нарушений гемодинамики обнаружено 5 главных компонент (табл. 17). Они в своей сумме описывают 77,8% суммарной изменчивости исходных данных (рис. 16). Таблица 17 Анализ главных компонент дерматоглифических показателей, выделенных у больных с ВПС без нарушения гемодинамики Компоненты 1 2 3 4 5 Значение 4,028 2,234 1,756 1,529 1,349 Дисперсия, % 28,77 15,96 12,55 10,93 9, Первая главная компонента обнаружила положительные нагрузки, за исключением сложных узоров на левой руке (Приложение 6). В наибольшей степени она скоррелирована с гребневым счетом и индексами гребневой ширины на обеих руках, здесь наблюдаются нагрузки от 0,451 до 0,463. Ульнарные петли, завитки обнаруживают несколько меньшую скоррелированность (0,168-0,230). Таким образом, наибольшие значения первой компоненты проявляются у больных мальчиков, имеющих большие величины гребневого счета, индекса гребневой ширины и высокую частоту встречаемости сложных узоров на правой и левой руках. Напротив, мальчики с простыми узорами и низкими величинами гребневого счета, индексов гребневой ширины демонстрируют малые значения первой компоненты. Первая главная компонента описывает, преимущественно, замедленные темпы развития организма. Вторая главная компонента имеет биполярный характер. Первая компонента с положительными нагрузками (0,200-0,333) представлена ульнарными, радиальными петлями и дугами на левой руке. Во вторую с отрицательными нагрузками (0,237-0,510) вошли завитковые и сложные узоры. Большая частота встречаемости дуговых и петлевых узоров в сочетании с относительно низкой встречаемостью сложных узоров демонстрируют наибольшие значения описываемой компоненты. Обратная комбинация параметров дерматоглифики описывает малые значения данной компоненты. Таким образом, вторая главная компонента описывает, преимущественно, ускоренные темпы развития систем организма.

Значение компонент 0 0 3 6 9 12 Компоненты Рис. 16. Главные компоненты, выделенные у мальчиков с ВПС без нарушения гемодинамики, при анализе показателей дерматоглифики.

Третья главная компонента также делит признаки на две группы. Дуги (0,419), (0,299) и завитки на левой руке (0,184) образуют первую группу. Ульнарные петли на левой руке, радиальные петли и сложные узоры формируют вторую группу признаков с отрицательными нагрузками (-0,2370,489). Сочетание большой частоты встречаемости дуговых и завитковых узоров с относительно низкой встречаемостью радиальных петель и сложных узоров, а также ульнарных петель на левой руке демонстрирует большие значения данной компоненты. Обратное сочетание дерматоглифических признаков даст малые значения третьей компоненты. Данная компонента демонстрирует разные темпы созревания организма, а также симметричность в распространении пальцевых узоров. Четвертая главная компонента описывает две группы нагрузок. Группа с положительными нагрузками (0,146-0,417) включает в себя ульнарные петли (0,417), (0,338) и сложные узоры (0,146), (0,249). Отрицательные нагрузки характерны лишь для радиальных петель (-0,528, -0,555). Таким образом, наибольшие значения четвертой компоненты проявляются у мальчиков с ВПС с большой частотой встречаемости сложных узоров и наименьшие значения – с относительно низкой встречаемостью простых узоров. Четвертая главная компонента демонстрирует замедленность развития систем организма. Пятая главная компонента имеет и положительные, и отрицательные нагрузки. Положительные нагрузки описывают, прежде всего, ульнарные петли на правой руке (0,184) и завитки на левой руке (0,168). Отрицательные нагрузки характерны дугам -0,590). Наибольшие (-0,461, -0,590) и сложным узорам (-0,398, будут проявляться у больных с значения преимущественным распределением ульнарных петель на правой руке, а завитковых узоров на левой руке. Минимальные значения пятой компоненты характерны для больных мальчиков с низкой частотой встречаемости дуговых и сложных узоров. Таким образом, пятая главная компонента описывает с одной стороны замедленные темпы соматического развития организма, а с другой распределение пальцевых узоров на обеих руках. На пять основании проведенного в компонентного анализа они признаков описывают дерматоглифики у мальчиков с ВПС без нарушения гемодинамики выделено главных компонент, своей совокупности замедленность темпов соматического развития организма на одном из этапов онтогенеза, что проявляется в большей частоте встречаемости сложных узоров и определенным распределением пальцевых узоров (симметричное и асимметричное) на правой и левой руках. В результате компонентного анализа для параметров дерматоглифики у больных мальчиков с ВПС с нарушением гемодинамики, было выделено пять главных компонент (табл. 18), описывающих 82,4% вариабельности данных признаков (рис. 17). Таблица 18 Анализ главных компонент дерматоглифических показателей, выделенных у больных с ВПС с нарушением гемодинамики Компоненты 1 2 3 4 5 Значение 4,527 3,009 1,503 1,369 1,132 Дисперсия, % 32,34 21,50 10,73 9,78 8, Первая главная компонента (Приложение 7) наиболее скоррелирована с гребневым счетом и индексами гребневой ширины, при этом наблюдаются положительные положительные наибольшие нагрузки нагрузки значения с равны первая величиной ульнарные 0,277-0,345. компонента 0,415-0,446. петли, Таким для Меньшую которых свои для скоррелированность обнаруживают образом, демонстрирует индивидуальных вариантов с высокими значениями гребневого счета и индексов гребневой ширины, а также большей частотой встречаемости ульнарных петель на обеих руках.

Первая компонента описывает замедленные темпы развития организма. Вторая главная компонента делит признаки на две группы. Группу с положительными нагрузками (0,310-0,474) характеризуют завитковые и сложные узоры. Дуги и радиальные петли на правой руке формируют вторую группу с отрицательными нагрузками (-0,210, -0,411). Для больных мальчиков, характеризующихся сочетанием значительного числа сложных узоров, с меньшей частотой встречаемости простых узоров наблюдаются большие значения второй компоненты. Обратная комбинация признаков дерматоглифики даст малые величины описываемой компоненты. Вторая компонента также описывает замедленные темпы развития.

Значение компонент 0 0 3 6 9 12 Компоненты Рис. 17. Главные компоненты, выделенные у мальчиков с ВПС с нарушением гемодинамики, при анализе показателей дерматолифики. Третья главная компонента обнаружила большую скоррелированность с признаками дерматоглифики по сравнению с первыми двумя компонентами. Радиальные петли, дуги, завитки, гребневой счет и сложные узоры на левой руке образовали первую группу с положительными нагрузками (0,150-0,313). Отрицательные нагрузки (-0,466, -0,563) описывают только ульнарные петли. Большие значения данной компоненты наблюдаются у больных мальчиков с наибольшей частотой встречаемости радиальных петель, дуговых и завитковых узоров и больших величин гребневого счета, а наименьшее число ульнарных петель – малые величины третьей компоненты. Таким образом, данная компонента демонстрирует, в основном, разную степень симметричного распределения пальцевых узоров. Четвертая главная компонента, также делит признаки на две группы с нагрузками разного знака. С положительными нагрузками скоррелированы радиальные петли (0,434-0,570), а с отрицательными – дуги (-0,424, 0,394) и сложные узоры на правой руке (-0,327). Радиальные петли в сочетании с более низкой частотой встречаемости дуг и сложных узоров описывают большие значения данной компоненты. Напротив, небольшая частота встречаемости радиальных петель и большое число дуговых и сложных узоров соответствовует малым величинам четвертой главной компоненты. По-видимому, четвертая компонента, совместно с большими и малыми значениями третьей главной компоненты, описывает разную частоту встречаемости пальцевых узоров. Пятая главная компонента имеет биполярный. Радиальные петли на левой руке, дуги на правой руке, завитки на правой руке и сложные узоры на правой руке составили первую группу, здесь наблюдаются положительные нагрузки с величиной 0,166-0,585. Радиальные петли на правой руке, завитковые и сложные узоры на левой руке описывают вторую группу признаков, для которой характерны отрицательные нагрузки с величиной (-0,303 – -0,419). Свои наибольшие значения пятая главная компонента демонстрирует для больных мальчиков, характеризующихся большой частотой встречаемости однодельтовых узоров на правой руке, а на левой без-, дву- и многодельтовых узоров. Малые величины пятой компоненты описывают большую частоту встречаемости относительно простых узоров на правой руке, а сложных – на левой. Таким образом, пятая главная компонента описывает симметричность распределения сложных и простых узоров на правой и левой руках.

Результаты компонентного анализа признаков дерматоглифики у мальчиков с ВПС с нарушением гемодинамики, показали, что выделенные пять главных компонент в своей совокупности описывают симметричность распределения простых и сложных пальцевых узоров на правой и левой руках с одной стороны, а с другой – замедленные темпы развития. Нами был проведен кластерный анализ дерматоглифических параметров. Согласно результатам кластерного анализа, наиболее близкими по параметрам дерматоглифики оказались здоровые мальчики и больные с ВПС без нарушения гемодинамики (рис. 18).

30 25 20 15 10 5 0 1 2 Рис. 18. Дендрограмма дерматоглифических показателей у здоровых мальчиков (1), больных с ВПС без нарушения гемодинамики (2) и больных с нарушением гемодинамики (3). Евклидово расстояние для них составило 21,5 усл. ед. По всей видимости, это связано со значительно сходными значениями гребневого счета и индексов гребневой ширины у детей 1 и 2 группы. Кластер с наибольшим расстоянием (27,2 усл. ед.) образуют здоровые мальчики (1) и больные с врожденными пороками сердца с нарушением гемодинамики (3). Поскольку дерматоглифический анализ, выявляющий особенности частной конституции, позволяет оценить генетическую компоненту, постольку можно предположить, что особенности дерматоглифики у мальчиков с ВПС с нарушением гемодинамики жестко детерминированы, а Расстояние следовательно и формируют их особую конституцию. Фенотипически это подтверждается низкими количественными параметрами дерматоглифики (ИГШ, ГС, ТГС). *** Таким образом, результаты компонентного и кластерного видов анализа параметров сложных дерматоглифики, пальцевых наглядно иллюстрируют а у детей их с прогностическое значение. У здоровых мальчиков они демонстрируют преобладание узоров (завитки), врожденными пороками сердца – простых узоров (дуг). Кроме того, в отличие от антропометрических признаков, параметры дерматоглифики обнаружили более высокую степень скоррелированности с главными компонентами. Это позволяет отнести характер распределения пальцевых узоров в меньшей мере, а гребневой счет и индекс гребневой ширины в большей мере к признакам дерматоглифики, имеющим маркерную информативность и прогностическую значимость. Особенности дерматоглифики фенотипически проявляющиеся в более простых или сложных узорах, маркирующих темпы развития организма, могут помочь в формировании групп “риска” по заболеваниям сердечнососудистой системы в целях первичной профилактики и решения ряда практических вопросов медико-генетического консультирования.

Хорошо известно, что темпы внутриутробного соматического развития у лиц женского пола ниже, чем мужского, что определяет отставание в среднем девочек на момент рождения по массе и длине тела. Отклонение лиц мужского пола от эволюциионной тенденции замедления внутриутробного роста совпадает с большей усложненностью в среднем пальцевых узоров у мужчин сравнительно с женщинами (Агаджанян Н.А., Никитюк Б.А., 2000). Анализ полученных данных выявил ряд особенностей, которые могут быть использованы патологиям. в рекомендательных целях групп риска по различным 3.3. Вегетативный гомеостаз у здоровых и больных с врожденными пороками сердца Наряду с морфологическими характеристиками организма в одном из периодов развития значительный интерес представляет исследование функциональных параметров, характеризующих резервные возможности организма. Изучение функциональных параметров на фоне установленных морфологических особенностей, существенно дополняет характеристику детского организма на одном из этапов онтогенеза. Вариационнопульсометрические показатели в клиноположении здоровых детей имеют различия в сравнении с больными, страдающими врожденными пороками сердца (Приложение 1). Так, здоровые мальчики обнаруживают минимальные значения индекса напряжения (ИН), амплитуды моды (АМо) и максимальные значения диастолического артериального давления (ДАД), среднего квадратического отклонения (CКО) и вариационного размаха (Х). В клиноположении больные мальчики с ВПС характеризуются максимальными значениями индекса напряжения (ИН), амплитуды моды (АМо) и минимальными значениями диастолического артериального давления (ДАД), среднего квадратического отклонения (CКО) и вариационного размаха (Х). При анализе величин ИН у здоровых (96,70±6,48 усл. ед.) и больных мальчиков с ВПС II и III группы (153,02±17,25 усл. ед. и 174,58±23,03 усл. ед.) обнаружена тенденция к увеличению индекса напряжения у больных мальчиков, параметры что в свидетельствует у о более здоровых выраженном мальчиков напряжении обнаружили компенсаторных механизмов (табл. 19). Вариационнопульсометрические клиноположении достоверные изменения в сравнении с больными детьми. Так, у мальчиков с ВПС II группы достоверно ниже диастолическое артериальное давление (ДАД) (Р<0,01) и выше индекс напряжения (ИН) (Р<0,01), у больных с Таблица Вариационнопульсометрические показатели здоровых и больных мальчиков с ВПС САД ДАД ЧСС ИН Мо АМо СКО Х АП ИК М±m I группа Клинопо -ложение Ортостаз Р Клинопо -ложение Ортостаз Р Р1 Р2 Клинопо -ложение Ортостаз Р Р3 Р4 Р5 Р 89,13 ±0,52 94,16 ±0,58 <0,001 88,79 ±1,01 93,88 ±0,99 <0,001 >0,10 >0,10 88,58 ±1,12 94,91 ±1,25 <0,001 >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 55,54 ±0,51 59,76 ±0,45 <0,001 52,97 ±0,73 58,42 ±0,68 <0,001 <0,01 >0,10 50,40 ±0,88 55,14 ±0,94 <0,001 <0,001 <0,001 <0,05 <0,01 94,43 ±0,69 100,03 ±0,68 <0,001 96,14 ±1,48 103,30 ±1,51 <0,001 >0,10 >0,10 99,74 ±1,56 105,81 ±1,56 <0,05 <0,01 <0,001 >0,10 >0,10 96,70 ±6,48 146,47 ±11,16 <0,001 153,02 ±17,25 171,32 ±16,43 >0,10 <0,01 >0,10 174,58 ±23,03 212,42 ±28,10 >0,10 <0,002 <0,05 >0,10 >0,10 587,24 ±4,78 551,04 ±4,13 <0,001 598,48 ±10,44 554,44 ±11,12 <0,01 >0,10 >0,10 569,77 ±17,02 553,49 ±13,30 >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 39,39 ±0,92 43,45 ±0,95 <0,01 42,92 ±2,06 49,24 ±2,50 >0,10 >0,10 <0,05 45,12 ±2,13 49,79 ±2,88 >0,10 <0,02 <0,05 >0,10 >0,10 66,56 ±1,54 59,16 ±1,73 <0,002 64,05 ±3,13 57,30 ±3,21 >0,10 >0,10 >0,10 59,74 ±3,78 50,21 ±4,06 >0,10 >0,10 <0,05 >0,10 >0,10 448,13 ±16,29 398,40 ±15,93 <0,05 428,83 ±23,90 374,65 ±28,39 >0,10 >0,10 >0,10 439,53 ±32,98 357,05 ±34,23 >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 1,68 ±0,01 1,85 ±0,01 <0,001 1,70 ±0,03 1,93 ±0,06 <0,001 >0,10 >0,10 1,71 ±0,02 1,91 ±0,03 <0,001 >0,10 >0,10 >0,10 >0,10 40,62 ±0,80 39,72 ±0,73 >0,10 43,54 ±1,25 42,62 ±1,22 >0,10 >0,10 <0,05 48,83 ±1,33 47,34 ±1,26 >0,10 <0,001 <0,001 <0,05 <0, II группа III группа Примечание: I группа – здоровые мальчики, II группа – больные без нарушений гемодинамики, III группа – больные с нарушением гемодинамики, Р – достоверность различий показателей в клиноположении и ортостазе у мальчиков одной группы, Р1 – достоверность различий показателей в клиноположении I и II группы, Р2 – достоверность различий показателей в ортостазе I и II группы, Р3 – достоверность различий показателей в клиноположении I и III группы, Р4 – достоверность различий показателей в ортостазе I и III группы, Р5 – достоверность различий показателей в клиноположени II и III группы, Р6 – достоверность различий показателей в ортостазе II и III группы.

врожденными пороками ІІІ группы выявлено достоверное уменьшение величины диастолического артериального давления (ДАД) (Р<0,001) и увеличение параметров индекса напряжения (ИН) (Р<0,002), амплитуды моды (АМо) (Р<0,02). Изменение вышеуказанных параметров у здоровых мальчиков, дает основание говорить о том, что в данной группе обследуемых отмечается влияние симпатического отдела вегетативной нервной системы. Увеличение значений АМо и снижение Х свидетельствует о мобилизирующем влиянии на кардиоритм симпатического отдела вегетативной нервной системы в регуляции ритма сердца у больных детей с врожденными пороками сердца без нарушения гемодинамики, а у больных III группы некоторым преобладанием парасимпатических влияний на сердечный ритм. Среди здоровых мальчиков в клиноположении 59,8%, а максимально симпатотоники представленными оказались нормотоники минимально – 15,6%. Вегетативный тонус у больных мальчиков с ВПС без нарушения и с нарушением гемодинамики характеризуются преобладанием нормотонии (45,5% и 38,4%), тем не менее, в группах больных увеличивается процент ваготоников 25,0% и 31,2% соответственно. Распределение нормотоников, ваготоников и симпатотоников среди здоровых и больных мальчиков в клиноположении, представлено на рисунке 19. Анализ адаптационного потенциала системы кровообращения в клиноположении, с учетом соматотипологической принадлежности среди обследуемых здоровых детей, выявил нормальную адаптацию практически у всех мальчиков, тем не менее, величина адаптационного потенциала у астеноидных (АП=1,71) и дигестивных (АП=1,68) мальчиков представлена максимальными значениями в сравнении с детьми торакального (АП=1,67) и мышечного соматотипов (АП=1,64). Показатели индекса Кердо у здоровых мальчиков выявили преобладание симпатикотонического влияния на кардиоритм среди всех обследованных здоровых детей, в большей мере свойственного детям астеноидного (42,44) и дигестивного (40,56) соматотипов. с ВПС Здоровые мальчики 1 группа B 24,6% N 59,8% C 15,6% B C N Больные с ВПС 2 группа В 25,0% N 45,5% В С N С 29,5% Больные с ВПС 3 группа В 31,2% N 38,4% В С N С 30,4% Рис. 19. Распределение нормотоников, ваготоников и симпатотоников среди здоровых и больных мальчиков.

На основании вышесказанного, можно предположить, что здоровые мальчики астеноидного и дигестивного соматотипов, впоследствии при воздействии неблагоприятных экзо-и эндогенных факторов составят группу “риска” по “напряжению” и “срыву” механизмов адаптации сердечнососудистой системы, что в свою очередь может привести патологическим изменениям. Максимальная величина адаптационного потенциала системы кровообращения в клиноположении среди мальчиков с врожденными пороками сердца II и III группы выявлена у больных астеноидного соматотипа (АП=1,94 и АП=1,99), а минимальная – у торакального (АП=1,86 и АП=1,85). Анализ показателей индекса Кердо среди больных ВПС с учетом соматотипологической принадлежности, свидетельствует о преобладающем симпатическом влиянии на сердечный ритм, причем мальчики II и III группы астеноидного соматотипа, выявили более выраженное симпатическое влияние на кардиоритм, значения индекса Кердо составили 46,08 и 48,79 соответственно. Переход из горизонтального положения в вертикальное вызвал у здоровых мальчиков достоверные изменения показателей функционирования сердечно-сосудистой системы, выразившиеся в увеличении ИН, АМо и снижении Мо, СКО, свидетельствующих об активирующем влиянии симпатического отдела вегетативной нервной системы. В ортостазе здоровые мальчики обнаружили достоверные отличия по вариационнопульсометрическим показателям в сравнении с больными ІІ и III группы. Мальчики с врожденными пороками сердца II группы в ортостазе обнаружили достоверно (Р<0,05) низкие величины АМо. Больные с ВПС III группы выявили достоверное снижение величины ДАД (Р<0,001) и СКО (Р<0,05) и достоверное увеличение ЧСС (Р<0,001), ИН (Р<0,05), АМо (Р<0,05). При анализе величины ИН в ортостазе у мальчиков III группы, нами было отмечено максимальное (ИН=212,42) его значение (рис. 20).

к серьезным Клиноположение ИН 153,02 96,70 174,58 598,48 587, Х 448,13 439, 428,83 569,77 59, Мо 39,39 42,92 45, 66, 64, СКО АМо Ортостаз 171, 146, ИН 212, 553,49 554, Х 398, Мо 374,65 357,05 551,04 43, 49,24 50, 57, 49, СКО 59, АМо Рис. 20. Некоторые показатели математического анализа сердечного ритма у здоровых мальчиков, … мальчиков с ВПС без нарушения гемодинамики, мальчиков с ВПС с нарушением гемодинамики в клиноположении и ортостазе.

При анализе адаптационного потенциала в ортостазе здоровые мальчики с учетом соматотипологической принадлежности выявили нормальную адаптивную реакцию. Максимальная величина адаптационного потенциала свойственна мальчикам атеноидного (АП=1,86) и дигестивного (АП=1,88) соматотипов, а минимальная - представителям мышечного соматотипа (АП=1,79). Величины индекса Кердо у здоровых мальчиков свидетельствуют о преобладающем симпатическом влиянии на ритм сердца, в большей мере свойственного детям астеноидного (41,32) и дигестивного (39,18) соматоматотипов. Анализ адаптационного потенциала среди больных мальчиков с врожденными пороками сердца II и III группы в ортостазе выявил изменение его величины. Так, мальчики III группы астеноидного соматотипа обнаружили напряжение механизмов адаптации, при этом величина АП составила 2,11. Представители остальных соматотипов обнаружили нормальную величину адаптационного потенциала. Показатели индекса Кердо подтвердили симпатический характер влияния на сердечный ритм среди больных II и III группы. Таким образом, переход из горизонтального положения в вертикальное у здоровых мальчиков всех соматотипов, вызвал нормальную адаптационную реакцию. При этом, нами было отмечено, что наибольшая величина адаптационного потенциала свойственна мальчикам дигестивного соматотипа. Возможно, представители данного соматотипа составят группу “риска” по развитию различных нозологических форм сердечно-сосудистой патологии. У больных мальчиков с врожденными пороками сердца с нарушением гемодинамики атеноидного соматотипа в ортостазе выявлено напряжение механизмов адаптации, что возможно связано с имеющейся врожденной сердечно-сосудистой патологией, играющую немаловажную роль в изменении функциональной деятельности многих систем организма.

Оценка вегетативной реактивности, означающей немедленную перестройку периферических аппаратов вегетативной нервной системы, при выполнении клиноортостатической пробы, выявила три её варианта, представленных на рисунке 21. У здоровых представленным оказался мальчиков максимально вариант (37,0%), а симпатикотонический минимально – асимпатикотонический (29,2%). Больные с ВПС II группы характеризуются преобладанием гиперсимпатонического (37,9%) варианта, а мальчики III группы обнаружили преобладание асимпатикотонического (патологического) (41,9%) варианта вегетативной реактивности.

45,0 % 40,0 35,0 30,0 25,0 20,0 15,0 10,0 5,0 0,0 37,9 33,8 29,2 30,3 31,8 С Г А 41, 37, 39, 18, Рис. 21. Распределение вариантов вегетативной реактивности у здоровых и больных с врожденными пороками сердца. 1 – здоровые мальчики, 2 – больные с ВПС без нарушения гемодинамики, 3 – больные с ВПС с нарушением гемодинамики, С- симпатикотонический вариант, Г- гиперсимпатикотонический, А – асимпатикотонический вариант. На наш взгляд представлялось актуальным изучение вариантов вегетативной реактивности с учетом соматотипологической принадлежности. Так, симпатикотонический (37,0%) и преимущественно в асимпатикотонический (29,2%) типе телосложения, варианты вегетативной реактивности у здоровых мальчиков выявлены торакальном гиперсимпатикотонический (33,8%) вариант максимально представлен мальчиками астеноидного типа, то есть напряжение механизмов адаптации характеризует астеноидных здоровых мальчиков с ускоренными темпами соматотипологического развития и дерматоглифическими показателями с упрощением пальцевых узоров. Среди больных мальчиков II группы максимально выражен гиперсимпатикотонический (37,9%) вариант, среди которого доминируют представители торакального типа телосложения. Симпатикотонический (30,3%) и асимпатикотонический (31,8%) варианты вегетативной реактивности обнаружены у преимущественно у мальчиков астеноидного соматотипа Анализ вегетативной реактивности среди больных III группы выявил три её варианта, максимально представленный асимпатикотоническим (41,9%) вариантом, среди которых, преобладающими оказались мальчики астеноидного типа телосложения. Таким образом, анализ вегетативной реактивности у здоровых и больных мальчиков с врожденными пороками сердца выявил три её варианта. У здоровых мальчиков преобладающим является симпатикотонический вариант вегетативной реактивности, в большей степени свойственный торакальным (49,3%) мальчикам. У больных с ВПС II группы, доминирующим является гиперсимпатикотонический характеризуются вариант, среди которых преобладают представители торакального (48,0%) соматотипа и мальчики III группы максимально выраженным асимпатикотоническим (патологическим) (41,9%) вариантом, среди которых доминируют больные астеноидного соматотипа. Патологический (1999) вариант вегетативной и реактивности у здоровых варианты мальчиков выявлен в 29,2% случаев, по мнению Таболина В.А. и соавт. гиперсимпатикотонический асимпатикотонический вегетативной реактивности являются доклиническими маркерами вегетососудистой дистонии. Складывается впечатление, что сердечно-сосудистая система у мальчиков с ВПС находится под регулирующим влиянием вегетативной нервной системы, в случае отсутствия нарушений гемодинамики – испытывает эрготропные воздействия, приводящие к формированию вегетативной деятельности к гиперсимпатикотонического (патологического) варианта реактивности, а у детей с врожденными пороками сердца с нарушением гемодинамики основными механизмами в регулировании сердечно-сосудистой формированию, так же системы – трофотропные, приводящие патологического, но наименее благоприятного, асмпатикотонического варианта. В первом случае, это происходит на фоне скоррелированности антропометрических параметров с мезоморфоной осью соматотипа, а во втором случае – с эндоморфной осью. Таким образом, вектор осей соматотипа (мезо- / эндоморфии) обуславливает трансформацию характеристик механизмов вегетативного гомеостаза (эрго/ трофотропные), приводящих к преобладанию патологических вариантов вегетативной реактивности. Развитие эндоморфной оси соматотипа у мальчиков с врожденными пороками сердца с гемодинамическими мезоморфии – нарушениями эрготропные выявляет влияния – трофотропные влияния – асимпатикотонический вариант вегетативной реактивности, развитие гиперсимпатикопонический вариант вегетативной реактивности. Базовым и весьма информативным показателем гемодинамики является артериальное давление и частота сердечных сокращений. Результаты проведенных нами исследований показали, что у здоровых и больных мальчиков II и III группы имеются существенные отличительные особенности данных параметров (Приложение 1). В клиноположении диастолическое артериальное давление (55,54±0,51) у здоровых мальчиков достоверно выше, чем у больных II (52,97±0,73;

Р<0,01) и III группы (50,40±0,88;

Р<0,001), систолическое артериальное давление достоверных отличий не выявило, тем не менее, отмечается тенденция снижения величин САД у больных страдающих ВПС в обоих группах.

В ортостазе сердца.

величина Средняя САД у здоровых мальчиков не имеет существенных отличий с группами больных, страдающих врожденными пороками величина диастолического артериального давления (59,76±0,58) у здоровых мальчиков достоверно выше в сравнении величиной ДАД (55,14±0,94;

Р<0,001) у больных III группы. Частота сердечных сокращений (94,43±0,69) у здоровых мальчиков достоверно ниже в сравнении с ЧСС (99,74±1,56;

Р<0,01) больных мальчиков III группы. Более высокие показатели артериального давления среди здоровых мальчиков нами отмечены у представителей крайних по темпам развития (дигестивный и астеноидный) соматотипов, замедленного в первом и ускоренного во втором случае (табл. 20). Во II группе наибольшие значения систолического давления выявлены среди больных мальчиков мышечного и дигестивного типов телосложения, а в III группе – у представителей торакального соматотипа, “среднего” по темпам развития. Гемодинамический конституциональные компенсированной параметр, диссоциации. формой ВПС отражающий У больных периферический мальчиков с гемодинамический гомеостаз, увеличивается у здоровых детей, выявляя подтверждает заинтересованность же мезоморфия и замедленность темпов морфогенеза при формировании врожденной патологии сердечно-сосудистой системы. У больных мальчиков с врожденными пороками сердца с нарушением гемодинамики, обнаруживает “слабое звено”, при средних темпах cоматотипологического развития с эндоморфным вектором соматотипа.

Таблица 20 Показатели артериального давления у здоровых и больных мальчиков с ВПС выделенных соматотипов в клиноположении и ортостазе.

Группа Положение Соматотип А Т М Д Систолическое артериальное давление (мм. рт. ст.) I Клиноположение 88,79±0,85 89,37±0,81 87,62±1,31 90,21±1,67 Ортостаз 93,67±0,94 93,95±0,94 93,43±1,74 96,84±1,93 Р <0,001 <0,001 <0,01 <0,01 II Клиноположение 88,45±1,43 88,59±1,57 95,00±1,41 91,00±3,54 92,85±1,35 94,48±1,56 101,00±0,71 95,00±3,54 Ортостаз Р <0,05 <0,01 <0,001 >0,10 Р1 >0,10 >0,10 <0,001 >0,10 Р2 >0,10 >0,10 <0,001 >0,10 III Клиноположение 87,82±1,41 90,00±1,80 94,68±1,36 95,33±2,51 Ортостаз Р <0,002 >0,10 Р3 >0,10 >0,10 Р4 >0,10 >0,10 Р5 >0,10 >0,10 Р6 >0,10 >0,10 Диастолическое артериальное давление (мм. рт. ст.) I Клиноположение 55,33±0,81 55,48±0,84 56,00±1,00 54,74±1,13 Ортостаз 59,44±0,67 59,83±0,79 59,67±1,79 59,84±0,92 Р <0,001 <0,001 >0,10 <0,001 II Клиноположение 52,18±1,04 53,66±1,13 54,50±0,35 54,50±0,37 Ортостаз 57,09±0,83 59,91±1,15 57,50±1,77 60,00±1,41 Р <0,001 <0,001 >0,10 <0,001 Р1 <0,02 >0,10 >0,10 >0,10 Р2 <0,05 >0,10 >0,10 >0,10 III Клиноположение 51,01±1,09 50,27±1,48 Ортостаз 55,75±1,36 54,02±1,85 Р <0,01 >0,10 Р3 <0,002 <0,01 Р4 <0,02 <0,01 Р5 >0,10 >0,10 Р6 >0,10 <0,01 Примечание: I группа – здоровые мальчики, II группа – больные без нарушений гемодинамики, III группа – больные с нарушением гемодинамики, Р – достоверность различий показателей в клиноположении и ортостазе у мальчиков одной группы, Р1 – достоверность различий показателей в клиноположении I и II группы, Р2 – достоверность различий показателей в ортостазе I и II группы, Р3 – достоверность различий показателей в клиноположении I и III группы, Р4 – достоверность различий показателей в ортостазе I и III группы, Р5 – достоверность различий показателей в клиноположени II и III группы, Р6 – достоверность различий показателей в ортостазе II и III группы. Подвергнув показатели вариационной пульсометрии у здоровых мальчиков анализу по методу главных компонент, выявили четыре главных компоненты (таблица 21), описывающих 73,6% суммарной изменчивости исходных данных (рис. 22). Первая главная компонента демонстрирует свой биполярный характер и соответственно делит показатели вариационной пульсометрии на две группы (Приложение 8). В первую группу с положительными нагрузками (0,2400,387) вошли мода (Мо) (0,358), (0,387), среднее квадратическое отклонение (СКО) (0,324) в клино- и ортостазе (0,240), а также вариационный размах (Х) (0,271) в клиноположении. Вторую группу, характеризующуюся отрицательными нагрузками составили частота сердечных сокращений (ЧСС) (-0,325) и амплитуда моды (АМо) в клиноположении (-0,354) и ортостазе (-0,308). Свои наибольшие значения первая компонента проявляет у мальчиков с высокими значениями моды, среднего квадратического отклонения, как в покое, так и при выполнении нагрузки и вариационного размаха в клиноположении. Малым значениям описываемой компоненты характерны относительная тахикардия и большие величины амплитуды моды в клино- и ортоположении. Таблица 21 Анализ главных компонент вариационнопульсометрических показателей, выделенных у здоровых мальчиков Компоненты 1 2 3 4 Значение 4,156 2,914 1,673 1,565 Дисперсия, % 29,69 20,81 11,95 11, Первая сердца.

главная компонента иллюстрирует гармоничное влияние парасимпатической и симпатической нервной системы на деятельность Вторая главная компонента имеет и положительные, и отрицательные нагрузки. Мода в клино - (0,177) и ортоположении (0,192) характеризуется положительными выполнении нагрузками, а систолическое (-0,499, (САД) (-0,481) и диастолическое (ДАД) (-0,478) артериальное давление в покое и при нагрузочной пробы 0,443) характеризуются отрицательными нагрузками. Свои наибольшие значения вторая компонента демонстрирует у здоровых мальчиков с большими величинами моды и низким артериальным давлением, как в клиноположении, так и в ортостазе. Обратная комбинация пульсометрических показателей иллюстрирует малые значения данной компоненты. Третья главная компонента также делит признаки вариационной пульсометрии на две группы. Положительные нагрузки Значение компонент 0 0 3 6 9 12 Компоненты Рис. 22. Главные компоненты, выделенные у здоровых мальчиков при анализе вариационнопульсометрических показателей. описывают первую группу, в которую вошли Мо (0,167) в клиноположении и АМо в ортостазе (0,339). Отрицательные нагрузки (0,243-0,508) наблюдаются для второй группы, в нее вошли ЧСС, СКО в клиноположении и в ортостазе, а также вариационный размах в ортостазе. Большие величины моды в клиноположении и амплитуды моды в ортостазе в сочетании с меньшими величинами ЧСС, СКО в покое и после выполнения нагрузки и Х в ортостазе демонстрируют большие значения третьей компоненты. Противоположное сочетание пульсометрических признаков даст малые величины описываемой компоненты. Третья главная компонента характеризует гармоничное взаимодействие и взаимовлияние отделов вегетативной нервной системы на цикл работы сердца. Четвертая главная компонента имеет биполярный характер. При этом, амплитуда моды в клиноположении (0,378) и среднее квадратическое отклонение (0,272), вариационный размах нагрузками. в ортостазе Частота (0,379) характеризуются положительными сердечных сокращений в клино - (-0,294) и ортоположении (-0,297), среднее квадратическое отклонение в клиноположении (-0,405), вариационный размах в клиноположении (0,415) и амплитуда моды (-0,261) в ортостазе характеризуются отрицательными нагрузками. Наибольшие значения четвертой главной компоненты характерны мальчикам с преобладанием симпатических влияний на деятельность сердца в покое и парасимпатических после выполнения ортостатической пробы. Малые величины данной компоненты характерны индивидам с обратным сочетанием вегетативных влияний на цикл работы сердца. Таким образом, выделенные нами четыре главных компоненты у здоровых мальчиков, иллюстрируют гармоничное влияние на деятельность сердца симпатической и парасимпатической вегетативной нервной системы. При этом, чаще всего, симпатические влияния преобладают в покое, а парасимпатические – после выполнения нагрузочной пробы. Анализ показателей вариационной пульсометрии у мальчиков с ВПС без нарушения гемодинамики выделил также четыре главных компоненты (табл. 22), описывающих в своей совокупности 74,7% дисперсии исходных данных (рис. 23).

Таблица 22 Анализ главных компонент вариационнопульсометрических показателей, выделенных у больных с ВПС без нарушения гемодинамики Компоненты 1 2 3 4 Значение 4,249 3,110 1,740 1,364 Дисперсия, % 30,35 22,21 12,43 9, Первая главная компонента выделяет две группы признаков (Приложение 9). В первую группу с положительными нагрузками (0,2600,351) вошли частота сердечных сокращений и амплитуда моды в клиноположении и ортостазе. Вторую группу с отрицательными нагрузками (0,188-0,413) формируют мода в клино-(-0,391) в ортостазе (-0,413), среднее квадратическое отклонение в клино - (-0,334) и ортоположении (-0,188) и вариационный размах в покое (-0,269). Свои наибольшие значения первая компонента проявляет у больных с большими величинами ЧСС и АМо в клиноположении и ортостазе. Малые значения первой компоненты характерны индивидам с большими величинами Мо, СКО в покое и ортостазе, а также Х после выполнения ортостатической пробы. Первая главная компонента описывает преобладающее влияние симпатической нервной системы на ритм сердца в клиноположении и парасимпатической – в ортостазе. Вторая главная компонента имеет и положительные, и отрицательные нагрузки. Так, систолическое и диастолическое артериальное давление в клиноположении и ортостазе характеризуются положительными нагрузками (0,452-0,495), а амплитуда моды и вариационный размах в ортостазе – отрицательными нагрузками (0,152-0,173). Свои наибольшие значения вторая компонента демонстрирует для индивидуальных вариантов, характеризующихся высоким артериальным давлением, как в покое, так и после нагрузки. Напротив, малые значения данной компоненты описывают больных мальчиков с высокими величинами АМо и Х в ортостазе. Таким образом, вторая главная компонента описывает увеличение значений артериального давления при сбалансированном влиянии отделов вегетативной нервной системы на сердечную деятельность в ортостазе. Третья главная компонента выявила, преимущественно, отрицательные нагрузки. Они характерны систолическому артериальному давлению (0,161) в клиноположении, частоте сердечных сокращений (-0,348), среднему квадратичному отклонению(-0,207) в покое и после выполнения нагрузки вариационному размаху (-0,547), СКО (-0,463) в ортостазе, величина нагрузок варьирует от 0,161 до 0,547. Амплитуде моды в ортостазе характерна положительная нагрузка (0,408). Наибольшие значения третьей компоненты характерны больным с высокими значениями АМо в ортостазе, сочетающимися с низкими величинами САД в покое, ЧСС и СКО в клино- и ортоположении и Х после выполнения клиноортостатической пробы. Третья компонента демонстрирует преобладание симпатических влияний на ритм сердца как в клиноположении, так и ортостазе.

Значение компонент 0 0 3 6 9 12 Компоненты Рис. 23. Главные компоненты, выделенные у больных мальчиков с ВПС без нарушения гемодинамики при анализе показателей вариационной пульсометрии.

Четвертая главная компонента делит показатели антропометрии на две группы. Первая группа характеризуется положительными нагрузками с величиной от 0,170 до 0,384, ее формируют амплитуда моды в клиноположении, мода, среднее квадратическое отклонение и вариационный размах в ортостазе. Отрицательные нагрузки (0,281-0,490) описывают вторую группу, представленную ЧСС в клино- и ортоположении, СКО и Х в покое и амплитуда моды в ортостазе. Наибольшие значения четвертая главная компонента демонстрирует для мальчиков с ВПС, имеющих высокие величины АМо в покое и Мо, СКО, Х в ортостазе. Напротив, малые значения данной компоненты характерны для больных с высокими величинами ЧСС в покое и после выполнения нагрузки, СКО, Х в клиноположении и АМо в ортостазе. Большие величины четвертой главной компоненты описывают, преимущественно, парасимпатические влияния на деятельность сердца в ортостазе, а малые значения – в клиноположении. В результате компонентного анализа показателей вариационной пульсометрии было выявлено преимущественное симпатическое влияние вегетативной нервной системы на ритм сердца. Полученные данные соответствуют возрастным особенностям исследованного контингента и, кроме того, могут быть обусловлены изменениями деятельности сердечнососудистой системы. По результатам компонентного анализа показателей вариационной пульсометрии у мальчиков с ВПС с нарушением кровообращения, было выделено четыре главных компоненты (табл. 23), описывающих 76,5% суммарной изменчивости исходных данных (рис. 24). Все показатели вариационной пульсометрии оказались достаточно сильно скоррелироваными с первой главной компонентой (Приложение 10). При этом было выделено две группы признаков с разными нагрузками. Первая группа образована артериальным давлением (0,258;

0,233), средним квадратическим отклонением (0,249;

0,272) и вариационным размахом (0,251;

0,157) как в клиноположении, так и в ортостазе. Здесь наблюдаются положительные Таблица 23 Анализ главных компонент вариационнопульсометрических показателей, выделенных у больных с ВПС с нарушением гемодинамики Компоненты 1 2 3 4 Значение 4,477 2,592 2,103 1,535 Дисперсия, % 31,98 18,51 15,02 10, нагрузки с величиной 0,157-0,312. Вторая группа признаков образована частотой сердечных сокращений (-0,257;

-0,236), амплитудой моды (-0,293;

0,306) в покое и после выполнения нагрузочной пробы и модой (-0,344) в ортоположении. Для них наблюдаются отрицательные нагрузки с величиной от 0,236 до 0,344. Свои наибольшие значения первая компонента демонстрирует у больных мальчиков с высокими величинами САД, ДАД, СКО и Х в клино- и ортоположении. Малым величинам описываемой компоненты соответствуют большие значения ЧСС и АМо в покое и ортостазе, а так же моды в ортостазе.

Значение компонент 0 0 3 6 9 12 Компоненты Рис. 24. Главные компоненты, выделенные у мальчиков с ВПС с нарушением кровообращения при анализе показателей вариационной пульсометрии.

Большие значения первой главной компоненты демонстрируют преобладание влияний парасимпатической нервной системы на деятельность сердца, а малые, наоборот, – симпатической нервной системы. Вторая главная компонента имеет биполярный характер и делит признаки вариационной пульсометрии на две группы. В первую, с положительными нагрузками (0,257-0,437), вошли артериальное давление в клино- и ортоположении и амплитуда моды в клиноположении. Во вторую группу, с отрицательными нагрузками (-0,156 – -0,279) характеризуют мода, среднее квадратическое отклонение в покое и после выполнения нагрузочной пробы, а также вариационный размах в клиноположении. Сочетание высокого артериального давления, амплитуды моды в клиноположении с низкими величинами моды, СКО и Х в покое соответствует высоким значениям второй компоненты. Обратное сочетание пульсометрических показателей даст малые величины. Вторая главная компонента иллюстрирует превалирование симпатической нервной системы в регуляции ритма сердца у мальчиков страдающих врожденными пороками сердца с нарушением гемодинамики. Третья главная компонента имеет и положительные, и отрицательные нагрузки. Положительные нагрузки (0,241-0,470) характеризуют диастолическое артериальное давление (0,243 – 0,295), частоту сердечных сокращений (0,470 – 0,466) в клино- и ортоположении, СКО (0,382) и вариационный размах (0,241) в покое. Отрицательные нагрузки (-0,191 – -0,313) описывают амплитуду моды в клиноположении и среднее квадратическое отклонение и вариационный размах в ортостазе. Наибольшие значения третьей компоненты характерны для сочетания высокого ДАД, ЧСС в покое и после нагрузки, СКО и Х в клиноположении с низкими величинами АМо в покое, СКО и Х в ортостазе. Для малых значений описываемой компоненты характерна обратная картина сочетаний показателей вариационной пульсометрии. Большие значения третьей главной компоненты характеризуют взаимодействие отделов вегетативной нервной системы в регуляции ритма сердца в покое, а малые – преимущественное влияние парасимпатической нервной системы после выполнения нагрузки. Четвертая главная компонента также имеет биполярный характер. Положительные нагрузки (0,283-0,582) характерны частоте сердечных сокращений в покое и после нагрузки, среднему квадратическому отклонению и вариационному размаху в ортостазе. Отрицательные нагрузки (-0,300 и -0,384) описывают моду в клиноположении и амплитуду моды в ортостазе. Свои наибольшие значения указанная компонента, проявляет у больных с ВПС с нарушением гемодинамики, характеризующихся высокой ЧСС, СКО и Х после нагрузки. Малые величины четвертой главной компоненты проявляются для высоких показателей Мо в покое и АМо в ортостазе. Четвертая главная компонента описывает парасимпатические влияния на ритм сердца в ортостазе. Таким образом, в результате проведенного анализа по методу главных компонент у мальчиков с врожденными пороками сердца с нарушением гемодинамики, были выявлены четыре главных компоненты. Их большие значения описывают влияние симпатического и парасимпатического отделов вегетативной нервной системы на деятельность сердца, а малые значения, напротив, – преобладание парасимпатических сердечного ритма. Несмотря на лабильность функциональных показателей в сравнении с более стабильными морфологическими, показателей дендрогрмма большую вариационнопульсометрических иллюстрирует влияний в регуляции схожесть параметров ритма сердца у здоровых и больных с ВПС без нарушения гемодинамики (рис.25), расстояние между ними составило 18,4 усл. ед..

24 20 16 12 8 4 0 1 2 Рис. 25. Дендрограмма показателей вариационной пульсометрии у здоровых мальчиков (1), больных с ВПС без нарушения гемодинамики (2) и больных с ВПС с нарушением гемодинамики (3). У больных мальчиков с ВПС с нарушением гемодинамики наблюдается наибольшее отклонение (20,8 усл. ед.), как со здоровыми сверстниками, так и с больными без нарушения гемодинамики. Это подтверждается и на уровне вегетативного тонуса, и на уровне вариантов вегетативной реактивности, именно у больных с ВПС с нарушением гемодинамики выявили в 42% случае асимпатикотонический вариант вегетативной реактивности. По результатам кластерного анализа и по метода главных компонент, можно сделать следующее заключение: здоровые мальчики характеризуются сбалансированным влиянием отделов вегетативной нервной системы на деятельность сердца, больные с ВПС II и III группы характеризуются доминирующим воздействием симпатических влияний на ритм сердца, а мальчики с ВПС с нарушением гемодинамики – некоторым преобладанием парасимпатических влияний на сердечный ритм. Кроме этого, выявлено большее сходство вариационнопульсометрических показателей у здоровых мальчиков и больных с ВПС без гемодинамических нарушений. Полученные фактические данные, могут быть объяснены возрастными особенностями обследованных мальчиков, характеризующихся относительной Расстояние симпатикотонией и существующей врожденной патологией сердечнососудистой системы. Метод главных компонент ярко проиллюстрировал прогностическую и информативную значимость показателей вариационной пульсометрии в диагностике возможной патологии и формировании групп “риска” по сердечно-сосудистым заболеваниям. *** Из показателей кардиоинтервалографии наибольшей значимостью по нагрузкам на главные компоненты является мода в ортостазе и у здоровых мальчиков, обнаруживая нагрузку на первую компоненту +0,387;

этот же показатель у мальчиков с ВПС и с нарушением гемодинамики и без гемодинамических нарушений, так же обнаруживают нагрузку на первую компоненту, но с отрицательными знаками -0,413 – -0,344 соответственно. Таким образом, мода, являясь показателем вариационной пульсометрии, указывающая на доминирующий уровень функционирования синусового узла, с применением метода главных компонент выявляет различные уровни, лежащие в основе функционирования сердечно-сосудистой системы у здоровых мальчиков и больных с врожденными пороками сердца.

ГЛАВА 4. ВЗАИМОСВЯЗЬ МОРФОЛОГИЧЕСКИХ И ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ПАРАМЕТРОВ В РАМКАХ КОНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ЦЕЛОСТЕОСТИ ОРГАНИЗМА В ПЕРИОДЕ ПЕРВОГО ДЕТСТВА Учитывая роль биохронологического фактора в конституциогенезе, раскрывающего два конституционально-значимых варианта индивидуального развития – ускоренный и замедленный, определяют гармоничность-дисгармоничность частных проявлений конституции. В связи с тем, что тип телосложения и параметры дерматоглифики выявляют индивидуальность, особенности организма в различных условиях существования, а вегетативный гомеостаз свидетельствует об адаптивных возможностях организма и, исходя из многофакторности конституции человека, нами были изучены многомерные связи между количественными признаками разных систем с применением метода канонических корреляций. Значимость подобного рода анализа обусловлена выявлением функционального смысла установленных связей признаков, обоснованием их роли в становлении систем признаков в норме и при патологии. Неодинаковые темпы развития могут проявляться в различного рода дисгармоничных, особенностях саморегуляции, способностей компенсировать возникающие дезадаптивные изменения. 4.1. Изучение многомерных связей между антропометрическими, дерматоглифическими и вариационнопульсомтрическими признаками у здоровых мальчиков Для изучения многомерной связи количественных признаков, нами применен метод канонических корреляций. При здоровых 24, 25, 26).

проведении детей найдены анализа связей антропометрических, корреляций вариационнопульсометрических признаков и параметров дерматоглифики у коэффициенты канонических (Приложение 11 – 22), но их неслучайность статистически не доказана (табл.

Таблица 24 Канонические корреляции антропометрических признаков и показателей дерматоглифики у здоровых мальчиков Число корней 0 1 2 3 4 Канон. корреляция 0,652 0,555 0,525 0,510 0,471 Квадр. канон. корреляции 0,425 0,308 0,275 0,260 0,222 Хиквадрат 456,489 363,282 301,261 247,036 196,333 Число степеней свободы 420 377 336 297 260 Уровень значимости 0,108 0,684 0,913 0,984 0,999 Критерий лямбда 0,066595 0,115790 0,167312 0,230826 0, Таблица 25 Канонические корреляции антропометрических показателей и вариационной пульсометрии у здоровых мальчиков Число корней 0 1 2 3 4 Канон. корреляция 0,640 0,586 0,502 0,477 0,474 Квадр. канон. корреляции 0,410 0,344 0,252 0,227 0,224 Хиквадрат 452,507 363,542 292,512 243,669 200,242 Число степеней свободы 420 377 336 297 260 Уровень значимости 0,134 0,681 0,957 0,989 0,998 Критерий лямбда 0,068187 0,115612 0,176228 0,235485 0, Таблица 26 Канонические корреляции дерматоглифических признаков и показателей вариационной пульсометрии у здоровых мальчиков Число корней 0 1 Канон. корреляция 0,471 0,411 Квадр. канон. корреляции 0,222 0,169 Хиквадрат 168,795 124,543 Число степеней свободы 196 169 Уровень значимости 0,920 0,996 Критерий лямбда 0,384294 0, Многомерной связи антропометрических, пульсометрических и дерматоглифических признаков у здоровых мальчиков нами не было выявлено. Поиск наличия и установления возможных связей признаков различных систем организма не дал положительных результатов. По всей видимости, это свидетельствует о гетерохронности развития здоровых мальчиков исследуемого возраста, а также может быть связано с их все еще развивающимся конституциональным портретом. 4.2. Изучение многомерных связей между антропометрическими, вариационнопульсомтрическими и дерматоглифическими признаками у больных мальчиков с врожденными пороками сердца без нарушения гемодинамики При проведении анализа связей антропометрических признаков и параметров дерматоглифики у мальчиков с врожденными пороками сердца без нарушения гемодинамики (Приложение 23 - 26) были найдены коэффициенты канонических корреляций, причем неслучайность первой канонической переменной статистически доказана (табл. 27). Таблица 27 Канонические корреляции антропометрических признаков и параметров дерматоглифики у мальчиков с ВПС без нарушения гемодинамики Число корней 0 1 2 3 4 Канон. корреляция 0,947 0,914 0,844 0,811 0,764 Квадр. канон. корреляции 0,897 0,836 0,713 0,657 0,584 Хиквадрат 469,056 372,542 295,718 242,705 197,205 Число степеней свободы 420 377 336 297 260 Уровень значимости 0,050*** 0,555 0,944 0,990 0,999 Критерий лямбда 0,000016 0,000156 0,000951 0,003310 0, *** – P 0,05 У больных с врожденными пороками сердца без нарушения гемодинамики первая каноническая переменная (R=0,947) для набора антропометрических признаков положительно скоррелирована с кожножировыми складками живота (r=0,207) и груди (r=0,203) и отрицательно – с длиной руки (r=-0,440), ноги (r=-0,318) и шириной грудной клетки (r=-0,205) (Приложение 25). Таким образом, большие величины этой переменной характеризуют, тех больных с ВПС у которых признаки первой группы имеют большие значения, а признаки второй группы, их два – низкие. Для дерматоглифических показателей каноническая переменная положительно скоррелирована с радиальными петлями (r=0,602, r =0,730) и дугами (r=0,187, r=0,181) на правой и левой руке, гребневым счетом (r=0,440, r=0,445), и индексами гребневой ширины (r=0,418, r=0,416) на обеих руках, отрицательно – с завитками (r=-0,197, r=-0,153) и сложными узорами на левой руке (r=-0,307) (Приложение 26). Большие величины указанной переменной характерны, для тех больных мальчиков с ВПС без нарушения гемодинамики, у которых признаки первой группы имеют большие значения, а признаки второй группы меньшие значения. Таким многомерную образом, связь первая величины каноническая переменная выявляет с антропометрических показателей, описанными выше комбинациями дерматоглифических признаков. Установление связи антропометрических признаков и показателей вариационной пульсометрии в группе детей с ВПС без нарушения гемодинамики (Приложение 27 - 30) методом канонических корреляций, позволило обнаружить их коэффициенты, однако их статистическая неслучайность не была доказана (табл. 28). Таблица 28 Канонические корреляции антропометрических признаков и параметров вариационной пульсометрии у мальчиков с ВПС без нарушения гемодинамики Число корней 0 1 2 Канон. корреляция 0,910 0,872 0,820 Квадр. канон. корреляции 0,829 0,761 0,672 Хиквадрат 397,012 321,991 261,169 Число степеней свободы 420 377 336 Уровень значимости 0,782 0,981 0,999 Критерий лямбда 0,000088 0,000512 0, Установление вариационной связи дерматоглифических у мальчиков признаков с ВПС и без показателей нарушения пульсометрии гемодинамики (Приложение 31 – 34) позволило обнаружить коэффициенты канонических корреляций. Однако их неслучайность статистически не была доказана (табл. 29).

Таблица 29 Канонические корреляции дерматоглифических признаков и показателей вариационной пульсометрии у мальчиков с ВПС без нарушения гемодинамики Число корней 0 1 Канон. корреляция 0,715 0,665 Квадр. канон. корреляции 0,511 0,443 Хиквадрат 155,043 118,963 Число степеней свободы 196 169 Уровень значимости 0,986 0,999 Критерий лямбда 0,046414 0, Многомерной связи общего уровня между признаками дерматоглифики и пульсометрическими признаками нами не было обнаружено. Примененный нами метод канонических корреляций, представляющий собой многомерное обобщение парной корреляции признаков, позволил выявить связь между антропометрическими и дерматоглифическими признаками, демонстрирующие морфологические и дерматоглифические особенности организма детей с врожденными пороками сердца без нарушения гемодинамики (рис. 26).

КЖС груди r=0,203 КЖС живота r=0,207 Длина руки r=-0,440 Ширина грудной клетки r=-0,205 Rп. r=0,602 Rл. r=0, Ап. r=0,187 Ал. r=0, ГСп. r=0,440 ГСл. r=0, R=0, ИГШп. r=0,418 ИГШл. r=0, Длина ноги r=-0, Wп. r=0,197 W 0 Сложные узоры на левой руке r=-0, Рис. 26. Корреляции канонической переменной с антропометрическими и дерматоглифическими признаками в организме мальчиков с ВПС без нарушения гемодинамики.

4.3.

Изучение многомерных связей между и антропометрическими, дерматоглифическими вариационнопульсометрическими гемодинамики параметрами у больных с врожденными пороками сердца с нарушением При проведении анализа связей антропометрических признаков и параметров дерматоглифики у мальчиков с врожденными пороками сердца с нарушением гемодинамики (Приложение 35 – 38) найдены коэффициенты канонических корреляций, причем неслучайность первой и второй канонических переменных статистически доказана. Нам представлялось целесообразным рассмотреть первую каноническую корреляцию, имеющую наибольший уровень значимости (табл. 30). Таблица 30 Канонические корреляции антропометрических признаков и параметров дерматоглифики у мальчиков с ВПС с нарушением гемодинамики Число корней 0 1 2 3 4 5 Канон. корреляция 0,992 0,984 0,968 0,964 0,924 0,910 Квадр. канон. корреляции 0,984 0,968 0,937 0,928 0,853 0,828 Хиквадрат 570,783 462,015 370,498 297,207 227,300 176,503 Число степеней свободы 420 377 336 297 260 225 Уровень значимости 0,000* 0,002** 0,096 0,486 0,928 0,993 Критерий лямбда 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0, * – P < 0,001, ** – Р < 0,01 Первая каноническая переменная (R=0,992) для набора антропометрических признаков, значимых положительных корреляций не обнаружила и была отрицательно скоррелирована с КЖС плеча (r=-0,410), обхватами предплечья (r=-0,454) и бедра (r=-0,301), а также с шириной грудной клетки (r=-0,381) (Приложение 37). Таким образом, малые величины указанной переменной характерны, для тех больных мальчиков у которых наблюдается незначительное жироотложение на плече, узкая грудная клетка в сочетании с малыми величинами обхватных размеров предплечья и бедра.

Для набора дерматоглифических признаков первая каноническая переменная положительно скоррелирована с ульнарными петлями (r=0,349), дугами (r=0,315) и индексом гребневой ширины (r=0,404), только лишь на левой руки и отрицательно – с завитковыми узорами на левой руке (r=-0,353) (Приложение 38). Большие значения этой переменной характерны для больных с ВПС с большей частотой встречаемости ульнарных петель, дуг и малой частотой – завитков на левой руке и относительно большими значениями индекса гребневой ширины на этой же руке. Малые значения первой канонической переменной наблюдаются у мальчиков с большой частотой встречаемости завитков и относительно малой насыщенностью ульнарными петлями и дугами на левой руке, а также небольшими значениями индекса гребневой ширины на левой руке. Вторая каноническая переменная (R=0,984) для набора антропометрических признаков положительно скоррелирована с кожнойжировой складкой бедра (r=0,297), длиной тела (r=0,216) и длиной ноги (r=0,220) и отрицательно – с диаметром плеча (r=-0,318), КЖС живота (r=-0,367) и кисти (r=-0,360) (Приложение 37). Большие величины, указанных признаков свойственны больным с ВПС с нарушением гемодинамики с относительно высоким ростом и длиной ноги, и повышенным жироотложением в области бедра. Малые величины, характеризуют больных с малым диаметром ширины плеч и низким жироотложением на животе и кистях. Для набора дерматоглифических признаков вторая каноническая переменная положительно скоррелирована с завитковыми узорами на правой (r=0,297) и левой руке (r=0,406) и отрицательно – с радиальными петлями (r=-0,367), индексом гребневой ширины (r=-0,496) на левой руке и гребневым счетом на обеих руках (r=-0,348), (r=-0,493) (Приложение 38). Большие значения, указанной переменной характерны больным с ВПС с нарушением гемодинамики с большой частотой встречаемости завитковых узоров и малой частотой встречаемости образом, радиальных первая и петель, вторая и низкими значениями корреляции гребневого счета на обеих руках и индекса гребневой ширины на левой руке. Таким канонические иллюстрируют многомерную связь антропометрических показателей с описанными выше комбинациями дерматоглифических признаков (рис. 27).

Uл r=0, Ал r=0, R=0, КЖС плеча r=-0,410 Ширина грудной клетки r=-0, ИГШл r=0, Обхват предплечья r=-0, Обхват бедра r=-0, Wл r=-0, Рис. 27. Корреляции канонической переменной с антропометрическими и дерматоглифическими признаками в организме мальчиков с ВПС с нарушением гемодинамики. Установление связи антропометрических признаков и показателей вариационной пульсометрии в группе мальчиков с ВПС с гемодинамическими нарушениями (Приложение 39 – 42) методом канонических корреляций, позволило обнаружить их коэффициенты, при этом неслучайность первой и второй канонических корреляций была статистически доказана (табл. 31).

Таблица 31 Канонические корреляции антропометрических признаков и показателей вариационной пульсометрии у мальчиков с ВПС с нарушением гемодинамики Число корней 0 1 2 3 4 5 6 0 Канон. корреляция 0,984 0,978 0,972 0,937 0,930 0,883 0,855 0,984 Квадр. канон. корреляции 0,968 0,957 0,944 0,877 0,865 0,779 0,731 0,968 Хиквадрат 537,175 446,162 362,704 286,272 230,638 177,531 137,546 537,175 Число степеней свободы 420,000 377,000 336,000 297,000 260,000 225,000 192,000 420,000 Уровень значимости 0,000* 0,008** 0,153 0,661 0,904 0,991 0,999 0,000 Критерий лямбда 0,000 0,000 0,000 0,000 0,000 0,001 0,006 0, Первая каноническая переменная (R=0,984) для антропометрических показателей положительно скоррелирована преимущественно с обхватами плеча (r=0,408), предплечья (r=0,495) и переднезадним диаметром грудной клетки (r=0,299) и отрицательно – с длиной ноги (r=-0,208) (Приложение 41). Большие значения, указанной переменной характерны для больных с ВПС с нарушением гемодинамики с большими величинами указанных параметров, малые значения длины ноги будут соответствовать низким значениям канонической переменной. Для признаков вариационной пульсометрии первая каноническая переменная положительно скоррелирована с амплитудой моды (r=0,272) в клиноположении и отрицательно – с СКО (r=-0,340), Х (r=-0,794) в клиноположении и диастолическим артериальным давлением (r=-0,277), частотой сердечных сокращений (r=-0,219), модой (r=-0,208) и средним квадратическим отклонением (r=-0,277) в ортостазе (Приложение 42). Большие значения этой канонической переменной наблюдаются у больных с ВПС с большими значениями АМо в клиноположении и малыми величинами СКО и Х в покое, ДАД, ЧСС, Мо и СКО после выполнения нагрузки.

Обратная картина распределения показателей из двух описанных групп будет иллюстрироваться меньшими значениями первой канонической переменной. Вторая каноническая переменная (R=0,978) для антропометрических признаков положительно скоррелирована с шириной таза (r=0,239), диаметром голени (r=0,225) и КЖС спины (r=0,255) и отрицательно – с КЖС плеча сзади (r=-0,269), предплечья (r=0,246), бедра (r=-0,298), голени (r=-0,215) и подлопаточной поперечной КЖС (r=-0,404) (Приложение 41). Большие значения второй канонической переменной характерны больным с ВПС с нарушением гемодинамики с широким тазом и большим диаметром голени, с повышенным отложением подкожного жира в области спины, а низкие значения – характеризуют представителей с уменьшенным жироотложением в подлопаточной области, области предплечья, а так же в области бедра и голени. Вторая каноническая переменная, для пульсометрии положительно показателей вариационной с систолическим и скоррелирована диастолическим артериальным давлением в клиноположении (r=0,236, r=0,721) и ортостазе (r=0,419, r=0,666) и отрицательно – с СКО (r=-0,216) в клиноположении и частотой сердечных сокращений (r=0,211) в ортостазе (Приложение 42). Большие значения второй канонической переменной наблюдаются у больных мальчиков с ВПС с нарушением гемодинамики с большими значениями систолического и диастолического артериального давления в клино- и ортостазе, а малые – с СКО и ЧСС в ортостазе. Таким образом, первая каноническая корреляция описывает связь антропометрических признаков, соответствующих больным мальчикам с врожденными пороками сердца с нарушением гемодинамики с замедленными темпами развития, и комбинаций показателей вариационной пульсометрии (рис. 28). Установление связи дерматоглифических признаков и показателей вариационной пульсометрии у мальчиков с ВПС с нарушением Переднезадний диаметр грудной клетки r =0,299 Обхват предплечья r=0, Обхват плеча r=0, АМок r=0, R=0, CКОк r=-0, ЧССо r=-0, Длина ноги r=-0, Хк r=-0, ДАДо r=-0, Моо r=-0, СКОо r=-0, Рис. 28. Корреляция канонической переменной антропометрических признаков и показателей вариационной пульсометрии в организме мальчиков с ВПС с нарушением гемодинамики. кровообращения коэффициенты Связи (Приложение канонических 43 – 46) позволило их и обнаружить неслучайность показателями корреляций.

Однако признаками статистически не была доказана (табл. 32). между дерматоглифическими вариационной пульсометрии нами не было обнаружено. Таким образом, использованный нами метод канонических корреляций, позволил выявить связь между антропометрическими и дерматоглифическими и пульсометрическими признаками, демонстрируя морфофункциональные и дерматоглифические особенности организма детей.

Таблица 32 Канонические корреляции дерматоглифических признаков и показателей вариационной пульсометрии у мальчиков с ВПС с нарушением гемодинамики Число корней 0 1 2 3 4 Канон. корреляция 0,890 0,780 0,755 0,725 0,620 Квадр. канон. корреляции 0,793 0,609 0,570 0,525 0,384 Хиквадрат 211,355 157,043 124,632 95,499 69,809 Число степеней свободы 196 169 144 121 100 Уровень значимости 0,216 0,735 0,876 0,958 0,991 Критерий лямбда 0,002 0,011 0,027 0,063 0, с врожденными пороками сердца. *** Поиск наличия возможных связей и установления этих связей, характеризующих различные системы организма, выявил взаимозависимость антропометрических, дерматоглифических и пульсометрических признаков у больных с врожденными пороками сердца. Сопряженность и разнонаправленность связей в организме детей с врожденными пороками сердца с различной стадией нарушения гемодинамики позволяет выявить картину дальнейшего прогрессирования болезни и наметить пути коррекции нарушений, не допуская усугубления тяжести течения процесса.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Среди множества проблем, стоящих перед клинической физиологией и педиатрией, немаловажное значение приобретает исследование возрастных, функциональных особенностей детского организма с учетом конституционального статуса. Проблема конституции важна для различных разделов наук, но значительный интерес представляет сфера трансгрессии конституционологии и медицины, поскольку учения о конституции у самых своих истоков являлось комплексной медицинской проблемой. Конституция с одной стороны, представляет уже в раннем собой проявление с наследственно стороны до – закрепленных отношений между органами и системами организма, и должна манифестироваться незавершенностью возрасте, статуса другой вплоть морфофункциональные особенности детского организма, характеризуются конституционального полового созревания (Панасюк Т.В., 1984;

Миклашевская и соавт., 1988). Указанное, обусловило целесообразность изучения функциональных особенностей детского организма в норме и при врожденной сердечно-сосудистой патологии на одном из этапов онтогенеза. Изучение конституциональной типологии детского организма основано на том, что многие его свойства связаны между собой. Конституциональная принадлежность ребенка во многом на определяет разных скорость ростовых, дифференцировочных Нами проведено процессов изучение этапах индивидуального особенностей развития (Сонькин В.Д. и соавт., 2000). морфофизиологических здоровых и больных мальчиков с врожденными пороками сердца, проживающих на территории города Ставрополя, включающих особенности физического развития, типа телосложения, дерматотипа и показателей ритма сердца. Анализ показателей физического развития, выявил преобладание гармоничного уровня развития у здоровых мальчиков и тенденцию снижения уровня гармоничного развития у больных с врожденными пороками сердца. Результаты наших исследований подтверждают данные Калмыковой А.С. и соавт. (2003), Евсигнеевой Ю.В. (2004), установивших преобладание среди здоровых детей дошкольного возраста – гармоничного развития у детей г. Ставрополя в изучаемом периоде онтогенеза. Кроме этого, при анализе показателей, характеризующих динамические процессы роста, у больных отмечается рассогласованность темпов роста с врожденной сердечнососудистой патологией. Это подтверждается исследованиями А.Ю. Адомайтис (1975), в которых изучалось физическое развитие, и исследовался ход полового созревания детей с врожденными пороками сердца. Было выявлено, что больные с ВПС в возрасте от 1 до 14 лет отстают в соответствующем возрасте от здоровых детей по всем основным показателям физического развития. Ретардация затрагивает в большей степени массу тела (максимальное отставание у мальчиков и девочек в среднем 19,7% и 17,2%), в меньшей степени – окружность грудной клетки (10,9 - 8,5%), наименьше – длину тела (4,6 – 5,0%). Ретардация у мальчиков выражена сильнее, чем у девочек. Анализ полученных нами антропометрических данных, выявивших преобладание торакального “среднего” соматотипа у здоровых детей и доминирование астеноидного “слабого” морфотипа у детей, страдающих врожденными пороками сердца, подтверждает существующее мнение о том, что дети в возрасте 4 – 7 лет, обладают набором конституциональноспецифических свойств и признаков (Клиорин А.И., 1979;

Панасюк Т.В. и соавт., 2000;

Соколов В.В. и соавт., 2002;

Чернышов В.Н. и соавт., 2002;

Казин Э.М. и соавт., 2003;

Monyeki K.D et al., 2002;

Sanna E.S. et al., 2000). Соматотипологическая диагностика ориентирована на уточнение уровня реактивности организма, оценки темпов ростовых процессов и биологического созревания организма, а конституциональный подход позволяет объяснить биохронологическое разнообразие, возникающее в процессе роста и созревания детского организма (Койносонов П.Г. и соавт., 2001). Полученные данные по соматотипологической диагностике у здоровых мальчиков выявили наряду с преобладанием торакального соматотипа, наличие всех основных морфотипов. У мальчиков с ВПС на фоне астненизации, характеризующей представителей, как второй, так и третьей групп отмечается снижение спектра типов телосложения, при этом доминирует “слабый” морфотип (схема 1). При ВПС, как с нарушением гемодинамики, так и без нарушения гемодинамики ведущим вектором формирования соматотипа является эктоморфный, приводящий к ускорению соматотипологического развития. Сравнительный анализ морфологических характеристик показал, что здоровые мальчики астеноидного соматотипа отстают от своих сверстников других смоматотипов, а больные с врожденными пороками сердца астеноидного соматотипа имеют выраженную “астеноидность” в сравнении со здоровыми мальчиками того же соматотипа, что выражается в снижении развития компонентов сомы, наиболее ярко проявляющегося в снижении жирового компонента сомы у “астенизированных” мальчиков с врожденными пороками сердца с нарушение гемодинамики. В ранее проводимых исследованиях Бутовой О.А. (1999), Твердяковой Л.В. (2001), Лисовой И.М. (2002), Цатурян Л.Д. (2003) установлено преобладание торакального и астеноидного соматотипов среди здоровых мальчиков и юношей, проживающих в условиях Ставрополья. Однако, по данным Сонькина В.Д. и соавт. (2000), исследовавшего мальчиков и девочек в возрасте 4 – 7 лет г. Москвы, выявлен доминирующий мышечный соматотип. На территории Белоруссии проведено комплексное исследование Саливон И.И. (1996), позволившее установить преобладание Преобладающий соматотип Здоровые мальчики I группа торакальный Больные с ВПС II группа астеноидный Больные с ВПС III группа астеноидный Компоненты сомы РМК I >II >III РКК I>II>III РЖК I>II>III Пальцевые узоры U I>II>III A III>III Вегетативная реактивность I группа симпатикотонический II группа гиперсимпатикотонический III группа асимпатикотонический Схема 1. Особенности функциональных и конституциональных характеристик у мальчиков периода первого детства. эктоморфного и мезоморфного соматотипов у мальчиков того же возрастного периода. В исследованиях Корнева М.А., Комиссаровой Е.Н. (2003), проводимых в г. Санкт-Петербурге среди мальчиков 5 – 7 лет микросомный соматотип свойственен (21,1 – 28,3%). Полученные климатическими Мышечный тип достаточно большому количеству обследованных о и с снижении процента мышечного отбором, среды, и результаты, условиями, коррелирует “мезоморфного” соматотипа, связаны с экологическими и природнообусловлены показателем своеобразным “суровости” сохраняющим лиц с требованиями, адекватными окружающей среде. распределение типов телосложения в климато-георгафических зонах, требующих адаптационного напряжения отличается, от зон, близких к комфортным (Бутова О.А., 1999). Компонентный состав тела не исчерпывает всего разнообразия тканей организма, но каждый из компонентов включает в себя материал трех эмбриональных зародышевых листков, давшим начало всем тканям организма: экто-, мезо-и энтодермальное происхождение. Таким способом как-бы, устанавливается онтологическая связь между зиготой и компонентами зрелого организма (Cонькин В.Д. и соавт., 2000). Мускульная и скелетная ткани являются высоко дифференцированными биологическим системами, 1966). С позиций современных научных данных Kuzawa Ch.W. (1998) жировую ткань организма человека рассматривают как энергетический фактор, смягчающий подкожного влияние стресса. у С возрастом происходит обоих изменение полов от жироотложения представителей а жировую ткань можно отнести к одной из слабо дифференцированных тканей человеческого организма (Смирнова Н.С., экстремальности к трункальности (Максинев Д.В. и соавт, 2001). Развитие мышечного, жирового и костного компонентов сомы на групповом уровне у детей, страдающих ВПС достоверно снижено в сравнении со здоровыми детьми. С учетом соматотипологической диагностики наиболее иллюстрированным является жировой компонент у астеноидов всех трех групп, с самими минимальными значениями у мальчиков с врожденными пороками сердца, сопровождающиеся нарушением гемодинамики. Результаты наших исследований выявляют наиболее стрессонезащищенную группу детей – с врожденными пороками сердца с нарушением гемодинамики. В исследованиях проведенных, Шапаренко П.Ф. и соавт. (2002) на территории Украины, обследованы дети периода первого и второго детства, при этом обращает на себя внимание, доминирующее преимущество мышечного компонента (более 50%), тогда, как костный и жировой – в пределах до 21%. У обследованных нами детей трех групп, доля мышечного компонента составила 75 - 76%, на долю костного компонента – 23%, а для жирового компонента менее 1%, что еще более убеждает нас в правильности избранного подхода в оценке компонентного состава тела при изучаемой патологии. Соматотипологическая диагностика, ориентирована на уровни реактивности и темпы роста и развития, может быть более успешной при выделении двух крайних и одного промежуточного типов. Чем больше типов представлено в схеме конституциональной диагностики, тем информативнее характеризуется соматотипическая полиморфность популяции (Агаджанян Н.А., Никитюк Б.А., 2000). Данная точка зрения, находит отражение и в наших исследованиях, в проведенном комплексном исследовании среди здоровых мальчиков представлено четыре основных конституциональных типа, а у больных с врожденными пороками сердца происходит снижение спектра полиморфности, изучаемой популяции. Примененный метод главных компонент при анализе антропометрических признаков, выявил нарастание количества главных компонент у больных с врожденными пороками сердца, при этом высокой степенью скоррелированности с мезоморфией характеризуются больные с ВПС без гемодинамических нарушений, а с эндоморфией – мальчики с ВПС с гемодинамическими нарушениями.

В изучаемом периоде онтогенеза, у детей проявляются особенности соматотипологического развития, причем проявляются ярко и значимо, как у больных с компенсированной, с использованием так и декомпенсированной анализа нам стадией удалось по врожденного порока сердца. Впервые объединить, кластерного ранее выявленные варианты соматотипов антропометрическим признакам. Более тесная связь обнаружена у больных мальчиков с различной степенью нарушения гемодинамики, евклидово расстояние составило 13,4 усл. ед., а наибольшее евклидово расстояние 60,8 усл. ед. со здоровыми сверстниками. Проведенная демонстрирует соматотипологическая закономерности диагностика развития наглядно организма, гетерохронного проявляющиеся в ускоренных темпах у здоровых мальчиков и замедленных – у больных с врожденными пороками сердца. Анализ дерматоглифических отпечатков позволил выявить своеобразие дерматоглифической конституции у детей с врожденными пороками сердца, что фенотипически выражается в упрощении папиллярных рисунков. Это совпадает с авторитетным мнением Б.А. Никитюка (1998), свидетельствующим о том, что формирующиеся элементы пальцевого узора в эмбриональном развитии связаны с потоками соединительнотканных элементов, и их упрощенная форма свидетельствует о замедленности пренатальной дифференцировки производных эктодермы, а усложненность в сторону завитка – об ускоренности этого процесса. Высказанная точка зрения, находит подтверждение в ранее проводимых исследованиях Бутовой О.А. (1999), Лисовой И.М. (2001), Цатурян Л.Д. (2003). Выявленная нами особенность темпов соматотипологического развития у мальчиков с врожденными пороками сердца (ускоренные) и своеобразие дискретных показателей дерматоглифики, выявляющих замедленность пренатальной диффреренцировки эктодермы, представляет интерес для оценки уровня гомеостаза развития. С позиций концепции Корнетова Н.А.

(1991) конституциональной детерминации клинического полиморфизма заболеваний, суть которой заключается в том, что конституциональные типы определяют предпочтительные варианты патокинеза, вероятно ускоренные темпы соматотипологического развития с одной стороны и замедление темпов пренатальной дифференцировки, и обуславливает развитие данной патологии. Кроме этого, на основании проведенного анализа дерматоглифических признаков с учетом нозологических форм врожденных пороков сердца можно предположить, что количественные параметры дерматоглифики в случае их увеличения маркируют врожденные пороки белого типа, а случае их снижения – врожденные пороки сердца синего типа. Обнаруженные факты, свидетельствующие о том, что при различных формах врожденных пороков сердца признаки дерматоглифики имеют отличительные особенности, это находит частное подтверждение в работе Моровой Н.А. (1990), выявляющее повышение числа петель у мальчиков с тетрадой Фалло. Наряду с известными современной науки фактами, о том, что признаки дерматоглифики характеризуют темпы соматотипологического развития, в наших исследованиях изучалась маркерная информативность дерматоглифических параметров и установлена максимальная маркерная значимость свойственная индексу гребневой ширины. Результаты компонентного и кластерного анализов дерматоглифических признаков, проиллюстрировали их прогностическую значимость, а именно в отличие от антропометрических, параметры дерматоглифики обнаружили более тесную скоррелированность с главными компонентами и более близкими параметрами дерматоглифики между здоровыми и больными мальчиками с ВПС без нарушения гемодинамики, евклидово расстояние составило 21,5 усл. ед., а между здоровыми и больными с ВПС с нарушением гемодинамики – 27,2 усл. ед..

Таким образом, если первый антропометрический кластер образован признаками больных детей с врожденными пороками сердца, то первый кластер образованный дерматоглифическими признаками объединяет здоровых и больных мальчиков без нарушения гемодинамики. Возможно, в этом и подтверждается рассогласование темпов соматотипологического развития и пренатальной дифференцировки производных эктодермы. В этой связи, можно предположить, что особенность распределения пальцевых узоров и количественных параметров дерматоглифики (индекс гребневой ширины) имеет маркерную информативность и прогностическую значимость в формировании групп “риска” по заболеваниям сердечнососудистой системы в целях первичной профилактики при медикогенетическом консультировании. Кроме этого, согласно данным Крымского Л.Д. (1962) обнаружение аномалий дерматоглифики наряду с увеличением частоты пороков развития других органов при ВПС наводит на мысль, что врожденный порок сердца – это лишь “симптом” более общего поражения соединительной ткани в эмбриогенезе. По мнению Г. Гримма (1967) “форма есть застывшая функция”, между формой тела и функцией организма в широком смысле существует определенная корреляция, то есть разработка любой типологии, отражающей различные стороны жизнедеятельности, являются одной из главных задач изучения изменчивости и типологических адаптивных способностей. Анализ параметров сердечного ритма в клиноположении у здоровых мальчиков обнаружил сбалансированность отделов вегетативной нервной системы на кардиоритм. В регуляции ритма сердца с врожденными пороками сердца без нарушения гемодинамики нами выявлено влияние симпатического отдела вегетативной нервной системы, а у больных с декомпенсированной стадией некоторое преобладание парасимпатических влияний на сердечный ритм.

На основании проведенного анализа показателей ритма сердца с учетом соматотипологических особенностей удалось выявить три варианта вегетативной реактивности. У здоровых мальчиков преобладающим является симпатикотонический вариант вегетативной реактивности (37,0%) в большей степени свойственный представителям торакального соматотипа (49,3%). Патологический Таболина В.А. и асимпатикотонический соавт. (1999) вариант вегетативной и реактивности у здоровых мальчиков выявлен в 29,2% случаев, по мнению гиперсимпатикотонический асимпатикотонический варианты вегетативной реактивности являются доклиническими маркерами вегето-сосудистой дистонии. С учетом соматотипологической диагностики у здоровых мальчиков крайних соматотипов астеноидного и дигестивного обнаружено минимальное и максимальное значения адаптационного потенциала. Изучение кардиоритма с учетом конституциональных диссоциаций позволило нам выявить факторы по формированию групп “риска” сердечнососудистой патологии. У больных с ВПС без нарушения гемодинамики доминирующим оказался гипресимпатикотонический вариант (37,9%), среди которых преобладают представители торакального (48,0%) соматотипа. Больные с ВПС с нарушением гемодинамики, характеризуются максимально выраженным, наименее благоприятным асимпатикотоническим вариантом вегетативной реактивности (41,9%), свойственным больным астеноидного соматотипа, при этом мальчики астеноидного соматоитпа обнаружили напряжение механизмов адаптации, величина адаптационного потенциала составила 2,11, что возможно связано с изменением функциональной деятельности многих систем организма (Бакулев А.Н., Мешалкин Е.Н., 1955;

Мутафьян О.А., 2002). Несколько иная картина прослеживается при анализе адаптационного потенциала у мальчиков с врожденными пороками сердца, а именно – минимальные величины адаптационного потенциала характерны для торакальных детей, а максимальные – астеноидных. Сравнительный анализ средних величин систолического (89,13±0,52) и диастолического (55,54±0,51) артериального давления у здоровых мальчиков в клиноположении выявил тенденцию к снижению средних величин систолического (88,58±1,12) и диастолического (50,40±0,88) давления у больных с врожденными пороками сердца с нарушением гемодинамики. В работах других исследователей показатели артериального давления (Тупицин И.О., 1985;

Калмыкова А.С. и соавт., 2000) у мальчиков составляют 91,2±2,9 (систолическое) и 52,92±8,0 (диастолическое) соответственно. В исследованиях Антроповой М.В. и соавт. (2003), проведенных среди мальчиков и девочек периода первого детства г. Москвы показатели вариационной пульсометрии указывали на преобладание симпатических влияний в регуляции ритма сердца, что совпадает с результатами наших исследований. Напряжение адаптационных механизмов выявлено у 31% детей. Избыточность массы тела в большинстве своем сочетается с неблагоприятным состоянием сердечно-сосудистой системы у мальчиков и составила CАД 82,8±1,58, ДАД 57,7±2,3. У мальчиков 8-9-летнего возраста г. Казани, свойственна ярко выраженная вегетативная неустойчивость в регуляции сердечного ритма. Для мальчиков характерна вегетативная дистония по симпатикотоническому типу, 85% из которых гиперсимпатотоники (Cитдиков Ф.Г. и соавт., 2004). Более высокие показатели артериального давления у отмечены здоровых (сиcтолическое 90,21±1,67, диастолическое 54,74±1,13) мальчиков дигестивного соматотипа, то есть гемодинамический показатель наиболее тесно связан с эндоморфным полюсом соматотипа (Твердякова Л.В., 2002;

Ванюшин Ю.С., и соавт., 2003). Результаты исследований выявили, что у больных мальчиков с врожденными пороками сердца 2 и 3 групп, прослеживается тенденция снижения величин систолического и диастолического артериального давления (88,79±1,01, 52,97±0,73 и 88,58±1,12, 50,40±0,88 соответственно), это подтверждается литературными данными (Белоконь Н.А. и соавт, 1991;

Мутафян О.А., 2002). В исследованиях Тарасенко И.И. (1992), Твердяковой Л.В. (2002) высказывается точка зрения о тесной корреляции распределения жировой ткани на туловище у мышечных и дигестивных мальчиков с риском развития сердечно-сосудистых заболеваний, в частности артериальной гипертензии. Повышенный уровень артериального давления у здоровых мальчиков, сочетающийся с увеличенной массой тела, может служить прогностическим признаком возможного развития гипертонической болезни (Курбатов В.С., 1977;

Widimsky I. et al., 1976). Как уже указывалось выше, снижение развития жирового компонента сомы, максимально выраженное у мальчиков с врожденными пороками сердца с нарушением гемодинамики служит проявлением отсутствия стрессовой защищенности, а снижение общей массы тела и балловой формулы телосложения M1,55Е1,50 у больных с нарушением гемодинамики и М1,91 Е1,94 у здоровых детей, обуславливают гипотонию, а возможно и развитие сердечно-сосудистой патологии. Сердечно-сосудистая система у мальчиков с врожденными пороками сердца находится под регулирующим влиянием вегетативной нервной системы: в случае отсутствия нарушений гемодинамики испытывает эрготропные воздействия, приводящие к формированию гиперсимпатикотонического варианта вегетативной реактивности, а у больных с декомпенсированной стадией врожденных пороков сердца преобладающими являются трофотропные влияния, приводящие к формированию патологического варианта – асимпатикотонического. Результаты проведенного анализа по методу главных компонент и кластерного анализа выявили сбалансированное влияние отделов вегетативной нервной системы на деятельность сердца у здоровых мальчиков. Больные с врожденными пороками сердца без нарушения гемодинамики, характеризуются доминирующим воздействием симпатических влияний на сердечный ВПС – Выявлено ритм, некоторым а больные с декопмпенсированной парасимпатических стадией влияний.

преобладанием сходство большее вариационнопульсометрических показателей у здоровых мальчиков и больных с ВПС без нарушения гемодинамики. Из показателей кардиоинтервалографии наибольшей значимостью по нагрузкам на главные компоненты является мода в ортостазе и у здоровых мальчиков, обнаруживая нагрузку на первую компоненту +0,387;

этот же показатель у мальчиков с ВПС и с нарушением гемодинамики и без гемодинамических нарушений, так же обнаруживают нагрузку на первую компоненту, но с отрицательными знаками -0,413, -0,344 соответственно. Мода, указывающая на доминирующий уровень функционирования синусового узла, с применением метода главных компонент выявляет различные уровни, функционирования системы кровообращения. В ранее основании проведенных исследованиях, Твердяковой Л.В. (2002) компонентного анализа пульсометрических признаков на у мальчиков с первым фактором скоррелирован положительно показатель отражающий состояние активности симпатической нервной системы, а отрицательно – с признаками, характеризующие уровень функционирования системы кровообращения и степень влияния парасимпатической нервной системы. Исходя из многофакторности конституции человека, нами были изучены многомерные связи между признаками разных систем с применением метода канонических корреляций. При отсутствии обнаружения связей в организме здоровых детей нами обнаружены: одна каноническая переменная морфологических признаков у детей с врожденными пороками сердца без нарушения гемодинамики и две канонические переменные морфологических и морфофункциональных признаков у больных с врожденными пороками сердца с нарушением гемодинамики.

У больных 2 группы первая каноническая переменная (R=0,947) положительно скоррелирована с кожно-жировыми складками живота, груди и индексом гребневой ширины, гребневым счетом, а переменная У выявляет многомерную 3 группы связь отрицательно – с и длиной руки, ноги и шириной грудной клетки. Первая каноническая антропометрических два дерматоглифических показателей. больных мальчиков найдены коэффициента канонических корреляций для антропометрических и дерматоглифических параметров. Первая каноническая переменная (R=0,992) положительно скоррелирована с индексом гребневой ширины на левой руке и отрицательно с кожно-жировой складкой плеча, обхватами предплечья, бедра и шириной грудной клетки. Большие значения этой переменной будут характерны для больных с врожденными пороками сердца с относительно большими значениями индекса гребневой ширины на левой руке, а малые значения будут наблюдаться у мальчиков с незначительным жироотложением на плече, узкой грудной клеткой и малыми обхватными размерами предплечья и бедра. Установленная закономерность, находит подтверждение в исследованиях (Лисовой И.М., 2002), указывающих на взаимосвязь индекса гребневой ширины и шириной грудной клетки у ставропольских юношей. В этой же группе установлены связи антропометрических и пульсометрических показателей. Первая каноническая переменная (R=0,984) положительно скоррелирована с обхватами предплечья, бедра, перднезадним диаметром грудной клетки и АМо, отрицательно – с длиной ноги, СКО, Х в клиноположении и Мо, СКО, ДАД, ЧСС в ортостазе. Установленная связь косвенно подтверждается результатами работы авторов (Казин Э.М. и соавт., 2003), установивших в результате кластерного анализа у мальчиков и девочек в 7 лет, изучаемые параметры образуют три кластера, наиболее близки кластеры с параметрами, отражающими функционирование сердечно-сосудистой системы и физическое развитие.

В исследованиях Katzmarzyk P.T. et al. (1998) установлена достоверная связь антропометрических и биохимических характеристик у франкоканадских детей методом канонического корреляционного анализа, при этом отмечено, что уменьшение мезо-и эндоморфии корреляционных организма в скоррелированно связей с ослаблением уровня триглицеридов и глюкозы. Установление конституциональной многомерных целостности между периоды морфофункциональными и биохимическими характеристиками в рамках различные онтогенеза, убеждает нас в целесообразности и правомочности избранного нами похода, и позволяет выявить конституционально-обусловленный паттерн особенностей функционирования сердечно-сосудистой системы в норме и при врожденных пороках сердца. Поиск наличия возможных связей и установления этих связей, характеризующих различные системы организма, выявил взаимозависимость антропометрических, дерматоглифических и пульсометрических признаков у больных мальчиков с врожденными пороками сердца. Сопряженность и разнонаправленность связей в организме детей с врожденными пороками с различной стадией нарушения гемодинамики, позволяет выявить картину дальнейшего прогрессирования болезни и наметить пути коррекции нарушений, не допуская усугубления тяжести течения процесса. Поскольку процесс адаптации управляем, а адаптация к любому комплексу факторов сопряжена не только с тратой энергии, но и структурных ресурсов организма, постольку выявленные нами особенности функционирования сердечнососудистой системы детского организма во многом обусловлены их морфотипологическими признаками. Использованный в работе физиологоантропологический подход позволяет приблизиться к управлению процессом адаптации. Данные об ассоциированности асимпатикотонического варианта вегетативной реактивности с эктомофией при врожденных пороках сердца и минимальные значения индекса гребневой ширины могут быть использованы при формировании групп “риска” для первичной профилактики сердечнососудистых заболеваний.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.