WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Цатурян Людмила Дмитриевна Функциональное состояние сердечно-сосудистой системы организма детей с учетом их конституциональных особенностей

03.00.13 – физиология 14.00.09 – педиатрия диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Научные руководители: доктор медицинских наук, профессор Бутова О.А. доктор медицинских наук, профессор Калмыкова А.С.

Ставрополь – 2004 ОГЛАВЛЕНИЕ Стр. Список сокращений.............................................................................................. 4 Введение................................................................................................................. 5 Глава 1. Морфофункциональные особенности здоровых детей в норме и при врожденной патологии сердечно-сосудистой системы (обзор литературы).............................................................................................. 11 1.1. 1.2. 1.3. 1.4. Морфофункциональные особенности организма детей периода Конституциональный подход в фундаментальной биологической Частная дерматоглифическая конституция как возможный Клиническая характеристика врожденной сердечно-сосудистой первого детства.................................................................................................... 12 характеристике целостного организма............................................................. 18 парагенетический маркер врожденной патологии.......................................... 23 патологии............................................................................................................. 28 Глава 2. Материал и методы исследования...................................................... 35 2.1. Общая характеристика исследованного контингента.............................. 35 2.2. Антропометрический метод........................................................................ 38 2.3. Метод вариационной пульсометрии.......................................................... 41 2.4. Дерматоглифический метод........................................................................ 48 2.5. Биометрические методы.............................................................................. 51 2.5.1. Корреляционный анализ........................................................................... 51 2.5.2. Метод главных компонент....................................................................... 52 2.5.3. Кластерный анализ.................................................................................... 53 2.5.4. Метод канонических корреляций............................................................ 54 Глава 3. Возрастные и конституциональные особенности функционирования сердечно-сосудистой системы организма детей............ 57 3.1. Физическое развитие и соматотипологические особенности здоровых и больных мальчиков с врожденными пороками сердца.............. 60 3.2. Дерматоглифическая конституция детей первого периода детства....... 3.3 Вегетативный гомеостаз у здоровых и больных мальчиков с врожденными пороками сердца.................................................................... 109 Глава. 4. Взаимосвязь морфологических и функциональных параметров в рамках конституциональной целостности организма периода первого детства................................................................................... 132 4.1. Изучение многомерных связей между антропометрическими, вариационнопульсометрическими и дерматоглифическими признаками у здоровых мальчиков....................................................................................... 132 4.2. Изучение многомерных связей между антропометрическими, вариационнопульсометрическими и дерматоглифическими признаками у больных с врожденными пороками сердца без нарушения гемодинамики.................................................................................................... 134 4.3. Изучение многомерных связей между антропометрическими, вариационнопульсометрическими и дерматоглифическими признаками у больных с врожденными пороками сердца с нарушением гемодинамики.................................................................................................... 137 Заключение........................................................................................................ 144 Выводы............................................................................................................... 160 Список литературы........................................................................................... 162 Приложения....................................................................................................... СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ А – астеноидный тип телосложения Т – торакальный тип телосложения М – мышечный тип телосложения Д – дигестивный тип телосложения КЖС – кожно-жировая складка АП – адаптационный потенциал системы кровообращения ИК – вегетативный индекс Кердо ИН – индекс напряжения Мо – мода АМо – амплитуда моды СКО – среднее квадратическое отклонение Х – вариационный размах ВПС – врожденные пороки сердца Сокращения специальных терминов указаны в тексте соответствующих глав Введение Актуальность исследования. Одной из актуальных проблем современной медицины является исследование индивидуальных, человека и типологических, вариабельности адаптационных особенностей здорового физиологических свойств индивида, отражающихся на течении той или иной болезни и ее “податливости” терапевтическим воздействиям в каждом конкретном случае. В последние десятилетия все возрастающий интерес приобретает изучение конституциональных особенностей и адаптивных возможностей здоровых и больных детей с различной врожденной и приобретенной патологией (Г. Гримм, 1967;

Клиорин А.И. и соавт., 1979;

Антропова А.М. и соавт., 1983, 2003;

Панасюк Т.В., 1984;

Безруких М.М. и соавт., 2000;

Гиренко Л.А., 2002;

Арешидзе Н.В., 2004;

Sanna E.S. et al., 2000;

Monyeki K.D., et al., 2002;

Peeters M.W. et al., 2003). Между тем, данных по исследованию и морфологического, и функционального, и дерматоглифического статуса здоровых и больных детей с врожденной патологией сердца в доступной литературе малочисленны. Наследственная и врожденная патология в настоящее время составляет существенную часть в структуре общей заболеваемости и смертности детского населения России. Об актуальности проблемы врожденных пороков развития говорит и тот факт, что Министерством здравоохранения Российской Федерации издан приказ № 162 от 23.05.97. “О создании Федеральной системы эпидемиологического мониторинга врожденных и наследственных заболеваний и пороков развития у детей”. Врожденные пороки сердца (ВПС) являются самой распространенной группой структурных мальформаций. В последние годы увеличивается число детей, страдающих данной патологией, нередко с тяжелым течением заболевания и высокой летальностью (Барашнев Ю.И. и соавт., 1984;

Бураковский В.И. и соавт., 1987, 1989;

Парийская Т.В. и соавт., 1989;

Белоконь Н.А. и соавт., 1991;

Малышева З.В. и соавт., 1998;

Богданова Г.Н. и соавт., 1999;

Калмыкова А.С. и соавт., 1999, 2002;

Таболин В.А. и соавт., 2000;

Бокерия и соавт., 2001;

Лещенко Я.А. и соавт., 2001;

Подзолков В.П. и соавт., 2001;

2002;

Bankl H., 1980;

Martnez-Fras M.L. et al., 1999;

Вlumberg R.M et al., 2000;

Lin A.E. et al., 2000;

Nugent E.W. et al., 1994, 2000;

Rosano A. et al., 2000;

Besker S.M. et al, 2001;

Cedergren M.I. et al., 2002). Кроме того, основываясь на современных научных данных (Агаджанян Н.А., 1998, 2001;

Бутова О.А. и соавт., 2000, 2001, 2004;

Бец Л.В., 2000) особую В значимость связи с приобретает поиск маркерных актуальным признаков изучение функционального состояния или определенной патологии. указанным, представлялось функционального состояния сердечно-сосудистой системы и механизмов, обеспечивающих ее регуляцию, как у здоровых, так и у больных мальчиков с врожденными пороками сердца на конституциональной основе. Цель исследования – изучить функционирование сердечно-сосудистой системы и установить особенности развития организма детей с учетом фактора конституции в норме и при врожденных пороках сердца. Задачи исследования: 1. Изучить морфологическую типологию организма здоровых и больных мальчиков периода первого детства. 2. Оценить вегетативный гомеостаз и адаптивные возможности здоровых и больных мальчиков с учетом темпов их соматотипологического развития. 3. Выявить особенности дерматоглифической конституции у мальчиков периода первого детства. 4. Установить взаимозависимость антропометрических, вариационнопульсометрических и дерматоглифических параметров в организме здоровых и больных мальчиков с врожденными пороками сердца. Научная новизна. Проведение соматотипологической диагностики впервые позволило установить снижение процента гармоничного развития у мальчиков с врожденными пороками сердца без нарушения гемодинамики на 8,3%, а среди мальчиков с врожденными пороками сердца с гемодинамическим нарушениями гармонического развития не выявлено. С использованием компонентного параметров и кластерного видов анализа темпов дерматоглифических выявлено ускорение соматотипологического развития у здоровых мальчиков и замедление – у больных с врожденными пороками сердца. Установлена морфологическая гетерогенность здоровых и больных детей с различными стадиями ВПС периода первого детства. Примененный метод главных компонент и кластерный анализ позволили выявить сбалансированное влияние звеньев вегетативной нервной системы на деятельность сердца у здоровых мальчиков и рассогласованность отделов вегетативной нервной системы в регуляции ритма сердца в организме мальчиков с врожденными пороками сердца, проявляющиеся в доминирующем воздействии симпатических влияний. Впервые обнаружены канонические переменные морфологических и морфофункциональных признаков детей с врожденными пороками сердца с различными гемодинамическими нарушениями. Теоретическая и практическая значимость исследования. Комплексная оценка морфофункциональных детского систем в рамках конституциональной целостности организма, обеспечивающей индивидуальный характер адаптации, выявляет особенности функционального состояния сердечно-сосудистой системы организма детей от адаптивной реакции до состояния “критического напряжения”, на фоне различных темпов соматотипологического развития. Астенизация, характерная в большей мере для мальчиков с врожденными пороками сердца, сопровождается напряжением механизмов адаптации. Кластеризация антропометрических, дерматоглифических и пульсометрических показателей всех обследованных мальчиков выявила два кластера, но при этом, антропометрический кластер объединил больных с врожденными пороками сердца, а дерматоглифический и вариационнопульсометрический кластеры объединили здоровых мальчиков и больных с ВПС без гемодинамических нарушений. Анализ показателей кардиоинтервалографии позволил обнаружить, что наибольшей значимостью в оценке функциональных особенностей сердечнососудистой системы детей первого детства обладает мода в ортостазе, но у здоровых мальчиков она обнаруживает положительную нагрузку, а у больных – отрицательную нагрузку. Обнаружение маркирующих данную патологию дерматоглифических признаков используется для ранней диагностики врожденной сердечнососудистой патологии в лечебно-диагностических учреждениях г. Ставрополя, в целях первичной профилактики и ранней диагностики врожденных пороков сердца, а также для решения практических вопросов медико-генетического консультирования. Данные по маркерной информативности индекса гребневой ширины используются в работе Городской консультативно-диагностической поликлиники г. Ставрополя при ранней диагностики ВПС у детей. Результаты исследования включены в разделы дисциплины специализации “Человек и его здоровые”, а также базовой дисциплины “Основы медицинских знаний и профилактика болезней” для студентов Ставропольского государственного университета. Материалы исследования используются при чтении лекций и проведении занятий по предметам морфологического и физиологического блоков в Ставропольском государственном университете и Ставропольской государственной медицинской академии. Основные положения, выносимые на защиту: 1. Индивидуальный характер процесса адаптации проявляется у здоровых мальчиков стабильной адаптивной реакцией и средними темпами соматотипологического развития. Компенсаторная реакция у мальчиков с врожденными пороками сердца без нарушения гемодинамики и состояние “критического напряжения” у больных с гемодинамическими нарушениями ассоциируется с астеноидностью, выявляющей ускорение темпов соматотипологического развития. 2. С позиции целостного организма сопряженность морфологических и морфофункциональных признаков в организме мальчиков с врожденными пороками сердца с различной степенью нарушений гемодинамики и отсутствие связей признаков в организме здоровых мальчиков свидетельствует о значимости установленных взаимозависимостей в патокинезе развития заболевания сердца. 3. Различная конституции степень генетической детерминированности маркеров человека подтверждается обнаружением антропометрического кластера, объединяющего детей с врожденными пороками сердца, а так же пульсометрического и дерматоглифического, объединяющего здоровых мальчиков и детей с ВПС без гемодинамических нарушений. Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на научных конференциях (Ставрополь, 2001;

Томск, 2003), (Ставрополь, 2003;

Греция, 2003), (Астрахань-Москва, 2004);

Региональной научно-практической конференции (Ставрополь, 2002);

Межрегиональных конференциях (Ставрополь, 2002;

2003);

Х1 Международном симпозиуме (Москва, 2003);

Международной научной конференции (Москва, 2003);

заседаниях научно-методического семинара кафедры анатомии, физиологии и гигиены человека (Ставрополь, 2001 - 2004). Публикации. По материалам диссертации опубликовано 11 работ. Структура и объем диссертации.

Работа состоит из введения, обзора литературы, описания материала и методов исследования, двух глав с изложением результатов собственного исследования, заключения, выводов, библиографического указателя, включающего 188 отечественных и 50 иностранных источников. Объем диссертации 186 страниц, содержит 32 таблицы, схему и иллюстрирован 28 рисунками.

ГЛАВА 1. МОРФОФУНКЦИНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЗДОРОВЫХ ДЕТЕЙ В НОРМЕ И ПРИ ВРОЖДЕННОЙ ПАТОЛОГИИ СЕРДЕЧНОСОСУДИСТОЙ СИСТЕМЫ (обзор литературы) Здоровье человека слагается из трех основных составляющих: структурнофункциональной, среды и физико-химической здоровье человека и психоэмоциональной. обеспечивают гомеостаз, Взаимодействие, взаимообусловленность и гармония факторов окружающей составляющих стабилизацию адаптивных регуляторных систем и сохранение здоровья. Дисфункция любой из указанных составляющих ведет к дисбалансу во всей живой системе (Агаджанян Н.А., 1997). По мнению Разумова А. (1996) здоровье индивидуума – это состояние оптимума меры адаптации организма как биопсихосоциального существа (системы) к условиям жизни в данный момент. Отклонение адаптивных реакций от оптимальных их значений приводит к очевидной утрате здоровья. На основе многофакторности, определяющей здоровье человека, и следует разрабатывать научно-обоснованные подходы к оценке качества и количества здоровья. Для решения этих задач необходимо определять состояние здоровья, начиная от максимального уровня и до границ болезни, включая предзаболевание или, так называемое третье состояние, то есть весь спектр донозологических состояний. Изучение состояния здоровья с точки зрения клинической физиологии с учетом конституциональных особенностей организма позволяет избежать дихотомического подхода, не отражающего сущности внутричеловеческого взаимодействия (Бутова О.А., 1998). Актуальным представляется конституциональный подход при изучении функциональных особенностей детского организма на одном из этапов онтогенеза, особенно в критические фазы или возрастной интервал, находящийся на стыке критических периодов. Изучаемый нами период онтогенеза (4 – 6 лет), по мнению Никитюка Б.А. (1998) находится на стыке между двумя критическими периодами три и семь лет, который с одной с одной стороны характеризуется большей “пластичностью“, а с другой стороны большей ранимостью биохимических характеристик. 1.1. Морфофункциональные особенности организма детей периода первого детства Любая функциональная система в организме биологически значима. Организм человека в процессе индивидуального развития проходит хорошо различимые стадии (Власов Ю.А., 1985). Возрастное развитие человека индивидуально своеобразно и совершается гетерохронно при внутрипопуляционных сопоставлениях. Рост и развитие – процессы ее взаимосвязанные, тем не менее, рост проявляется уровня преимущественным накоплением массы биологической материи, а развитие – количественным преобразованием, достижением нового структурного совершенства. Процессы роста всегда предшествуют развитию. Руководствуясь законами биологической ауксологии, процессы роста и развития следует считать эндогенно возникающими и протекающими, совершающимися постепенно и необратимо, синхронно для структур одного функционального назначения и, наконец, циклично (Tanner J., 1962;

Никитюк Б.А., 1998;

Loesch D.Z. et al., 1999;

Simonin G., 2000;

Калмыкова А.С. и соавт., 2002). При всем сходстве основных характеристик ростовых процессов, представляющих вариабельность собой итог эволюционного и развития развития является человека, отражением показателей роста пластичности процесса онтогенеза (Година Е.З., 2001). Каждый возрастной период жизни растущего организма характеризуется рядом особенностей деятельности его органов и систем, их регуляции. Согласно схемы возрастной периодизации, принятой на Всесоюзной конференции по возрастной морфологии, физиологии и биохимии (Москва, 1965) возраст от 4 до 7 лет именуется периодом первого детства.

В развитии человека существуют критические периоды, именно на этих этапах онтогенеза должны сложиться защитные механизмы (Агаджанян Н.А., Никитюк Б.А., 2000). Детский организм чрезвычайно резко реагирует на неблагоприятные внешние влияния в период наиболее интенсивной гистоморфологической и функциональной перестройки органов и систем в переходные, так называемые узловые возрастные периоды. Одним из таких периодов является период от трех до 6 – 7 лет (Антропова М.В. и соавт., 1983, 2003). Особенностью данного периода онтогенеза является нарастание темпов роста, выявляется так называемый полуростовой скачок для разных размеров тела, совершающийся гетерохронно (Панасюк Т.В., 1984). В исследованиях Чернышова В.Н. и соавт. (2002) выявлены особенности физического развития детей г. Ростова-на Дону. Второе ростовое ускорение имеет различие по половому признаку и приходится у девочек на пятый год жизни, а у мальчиков на шестой. В исследованиях Чаплыгина Е.В. и соавт. (2002) установлено, что максимальный подъем остеогенеза наблюдается у детей 4 – 5 лет всех сототипов, при этом наиболее интенсивен этот процесс у детей микросомального типа, а наименее выражен – у макросомального типа телосложения. Вместе с тем важным с прогностической точки зрения является предыдущий этап “округления”, приходящийся на первый год жизни и характеризующийся опережением прироста массы над приростом длины тела. По мнению авторов в качестве критического периода раннего онтогенеза следует считать второй и пятый годы жизни, которые являются периодом “вытягивания”. В работах Давыдова В.Ю. (1995), Корнева М.А. и соавт. (2003) установлено, что ростовые процессы длины и массы тела у девочек происходят интенсивнее, чем у мальчиков на протяжении всего периода первого детства. Это характерно для представителей всех соматотипов, исключение составляют мальчики макросомального типа в возрасте 6 – 7 лет, у которых наблюдается максимальное снижение скорости роста и длины тела. В период первого детства вторичные половые признаки мало выражены, преобладает “тип малого ребенка”, с относительно крупной головой и туловищем, сравнительно короткими конечностями, слабой мускулатурой, не способной к сильным и длительным сокращениям, хорошо развитым жироотложением, отсутствием отчетливого подразделения туловища на грудной и брюшной отделы, еще не сформировавшимися окончательно изгибами позвоночника, большой подвижностью суставов, округлым лицом и т. д. Этот период нередко обозначают, как “нейтральное детство”. (Аршавский И.А., 1967;

Миклашевская Н.Н. и соавт., 1988;

Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В., 1999). Возраст первое детство является важным периодом в становлении произвольной двигательной функции, которая характеризуется дальнейшим морфологическим созреванием и развитием функциональных возможностей центрального и периферического отделов двигательного анализатора. (Маркосян А.А., 1969). На сердечно-сосудистую систему, осуществляющую кровообращение, падает основная часть тех биологически важнейших процессов, посредством которых достигается консолидация и прямое материальное объединение, интеграция всех разнородных и многочисленных тканей, органов и клеток в целостную систему. Функционирование сердечно-сосудистой системы в данный период имеет ряд особенностей: темпы роста массы сердца замедленны, в сердце происходит окончательная тканевая дифференцировка, обогащение соединительной и эластической тканью, а так же дальнейшее утолщение мышечных волокон (Власов Ю.А.,1985). Особенностью возрастной гистоархитектоники миокарда в данный возрастной период заключается в слабом развитии соединительно-тканного остова миокарда, обильным типом крово-и лимфоснабжения (Козлов В.И., Фарбер Д.А., 1983). В период с 3 – 7 лет при относительно медленном темпе роста массы сердца происходит его окончательная тканевая дифференцировка, обогащение соединительной и эластической тканью, дальнейшее утолщение мышечных волокон. В стволе сердца идет интенсивная редукция мышечных волокон, появляется фибриллярность, разрастается соединительная ткань. Сейчас накапливаются данные о существенных особенностях электрофизиологических свойств мышечных и специализированных клеток сердца у детей. Потенциалы действия, образующиеся в волокнах Пуркинье, возникают при относительно низком мембранном потенциале, точнее, менее отрицательном, чем у взрослых. Нарастание потенциала идет очень медленно. Это говорит о меньшей плотности натрия каналов в мембранах клеток Пуркинье. Реполяризация волокон Пуркинье у детей возникает значительно быстрее, чем у взрослых. Масса сердца несколько больше у мальчиков, чем у девочек. Эта разница увеличивается вначале медленно (до 11 лет), а затем сердце девочек увеличивается быстрее (Мазурин А.В., Воронцов И.М., 1999). Нервная регуляция сердечной деятельности осуществляется с помощью центральных и местных механизмов. К центральным относится система блуждающего и симпатического нервов. Блуждающий нерв снижает тонус сердечной мышцы и автоматизм в основном синусового узла и в меньшей степени атриовентрикулярного соединения, в силу чего сердечные сокращения урежаются. В целом, активация парасимпатической системы ведет к ослаблению деятельности сердечного насоса. Симпатический нерв учащает и усиливает сердечные сокращения (Белоконь Н.А., Кубергер М.Б., 1987;

Сперелакис Н., 1990;

Morman D et al., 2000). Согласно данным И.А. Аршавского (1967) у детей раннего возраста слабо выражено вагусное тормозящее влияние на частоту и силу сердечных сокращений. Вагусная регуляция окончательно устанавливается к 5 – 6 годам. Кроме нервного, на сердечную деятельность влияют и гуморальные механизмы. В возрасте 4 – 6 лет частота сердечных сокращений заметно уменьшается по сравнению с таковой у более младших детей. Переход ребенка в вертикальное положение и начало активной деятельности способствует урежению сердечных сокращений. С возрастом происходит увеличение ударного и минутного объема крови, к 7 года объем крови возрастает в 10 раз. Как урежение пульса, так и возникновение дыхательной аритмии являются внешними маркерами созревания сердечно-сосудистой системы. (Белоконь Н.А., Кубергер М.Б., 1987;

Мазурин А.В., Воронцов И.М., 1999;

Spurr G.B. et al., 1997). Половые различия заключаются в относительно более благоприятном функциональном состоянии сердца у мальчиков, чем у девочек. Они невелики и проявляются только в разной степени напряжения систем регуляции (Баевский Р.М., Мотылянская Р.Е., 1986). Кроме этого, различия в изменениях параметров сердечного ритма на умственную и физическую нагрузки, свидетельствуют о менее выраженной зрелости функциональных систем организма у мальчиков по сравнению с девочками (Батенкова И.И., 2001). Показатели кардиоинтервалографии (КИГ) отражают динамику развития и периодичность включения механизмов регуляции синусового сердечного ритма. У детей 4 – 7 лет преобладают симпатикотонические ритмограммы (Белоконь Н.А., Кубергер М.Б., 1987). В исследованиях, проведенных Л.В. Твердяковой и соавт. (2001, 2003), установлено выраженное влияние парасимпатического отдела вегетативной нервной системы на ритм работы сердца у городских мальчиков в возрасте 7 – 8 лет. У подростков Юга России выявлено, также преобладающее влияние парасимпатического отдела вегетативной нервной системы в регуляции ритма сердца (О.А.Бутова и соавт., 2003).

В клинической систем практике метод кардиоинтервалографии позволяет диагностировать тяжесть поражений сердечно-сосудистой и центральной во все возрастные периоды. В литературе имеются сведения об использовании КИГ у новорожденных детей, подростков для характеристики состояния компенсаторно-приспособительных реакций (Oberiander T.F. et al., 1995;

Федорова М.В., 1999;

Панкова Т.Б. и соавт., 2002). С возрастом у детей растет преимущественно систолическое артериальное давление, диастолическое имеет только тенденцию к повышению. Увеличение давления происходит более интенсивно в первые три года жизни, в препубертатном и пубертатном периоде. Повышение давления с возрастом идет параллельно росту скорости распространения пульсовой волны по сосудам мышечного типа и связано с повышением тонуса этих сосудов. Показатели артериального давления тесно коррелируют с физическим развитием детей. Имеют значение не только достигнутый уровень размеров или массы тела, но и их динамика, т.е. темп роста ребенка (Антипов Е.Е и соавт., 1978;

Мазурин А.В., Воронцов И.М., 1999). Когда структура сердечно-сосудистой системы формируется с существенными отклонениями от генотипа нарушениями, приводящими к изменению ее функции, то факторы внутренней среды, обусловленные этими изменениями, оказываются в такой степени значимыми для процессов интеграции организма в целую систему, как и факторы внешней среды. Развитие организма при их совместном влиянии оказывается возможным только в том случае, если нарушения внутренней среды, вызванные неправильным развитием сердечно-сосудистой системы, либо выражены слабо, и активная адаптация к условиям внешней среды, и к изменениям в пределах внутренней среды организма осуществляется в достаточной степени, либо их максимальное неблагоприятное влияние проявляется в таком возрастном периоде, когда в целом окончилось формирование фенотипа организма (Власов Ю.А.,1985).

Возникновение, организме развитие и течение патологических сложной процессов в рассматривается как результат конвергенции биологических, экологических и социальных факторов (Бец Л.В., 2000). При этом возможно изменение типа телосложения, функциональных показателей, характеризующих особенности конституции детского организма. 1.2. Конституциональный подход в фундаментальной биологической характеристике целостного организма Особую значимость в конституционологии приобретает изучение индивидуальных и индивидуально-типологических характеристик, особенно в периоде развития. В общей форме конституцию можно определить как достаточно стабильную, комплексную, биологическую характеристику человека, вариант адаптивной нормы, отражающий реактивность и резистентность организма к факторам внешней среды (Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В., 1999;

Дерябин В.Е., 1993). В формировании конституции равноправное участие принимают как внешняя среда, так и наследственность. Наследственно детерминируются главные признаки конституции – продольные размеры тела и доминирующий тип обмена веществ, причем последний наследуется лишь в том случае, если в одной и той же местности постоянно жили два-три поколения семьи (Никитюк Б.А., 1990, 1997, 1998;

Агаджанян Н.А., 2000). Принято считать, что конституция и человека это комплекс индивидуальных анатомических физиологических особенностей, складывающихся в определенных природных и социальных условиях и проявляющихся в его реакциях на различные воздействия, в том числе и болезнетворные (Клиорин А.И., 1986). Конституционология является областью науки, где многоплановость техники соматотипирования не затрудняет накопление информации и прогресс знаний. Это не приводит к рассогласованию результатов потому, что в конечном итоге многообразие телесных проявлений сводится к двум крайним соматотипам – эктоморфному (долихоморфный, лептосомный, астенический) обусловленность против эндоморфного (брахиморфный, эйрисомный, при гиперстенический) – и одному промежуточному. Конституциональная процессов жизнедеятельности выявляется сопоставлении крайних форм телосложения (Агаджанян Н.А. и соавт., 2000). Типы конституции детей являются наименее исследованным разделом конституционологии. Процессы роста и развития, особенно в первые годы жизни ребенка, естественно сказываются на строении его тела, создавая дополнительные трудности для характеристики типа конституции. При этом относительно хорошо известны индивидуальные различия в темпах этих взаимосвязанных процессов. Созревание организма ребенка, разумеется, не только выражается изменением его облика, телосложения, но и существенными сдвигами в многочисленных функциональных показателях, так же характеризующих особенности его конституции. В результате преобразований, происходящих в деятельности нервной, эндокринной и других систем, дети одного календарного возраста развивающиеся в разном темпе, фактически характеризуются существенными различиями по многим очень важным показателям. Внешние соматические характеристики претерпевают определенные изменения на протяжении жизни человека при ограниченности генетически заданными рамками. Конституциональные особенности в известной мере формируются в период антенатального развития организма и в начале постнатальной жизни. При этом вероятно, наряду с наследственными предпосылками имеют значение факторы окружающей среды. В результате действия чрезвычайных раздражителей, а так же под влиянием некоторых других условий жизни при недостаточной их стабильности возможны существенные изменения типа конституции (Клиорин А.И., 1979). В.Г. Штефко и А.Д. Островский (1929) в целях характеристики времени окончательного формирования конституциональных типов отмечали, что окончательное формирование мышечного типа конституции обычно связано с половой зрелостью.

Торакальный и астеноидный типы выкристаллизовываются раньше – с 10 – 13 лет (торакальный) и с 10 лет (астеноидный). Tanner J. (1962) полагает, что с большей степенью вероятности окажется возможным прогнозировать конституцию взрослого на основании оценки его телосложения в возрасте 4 – 5 лет. Однако процессы акселерации роста и развития ребенка, позволяют сместить эти сроки к более раннему возрасту, об этом свидетельствуют исследования Панасюк Т.В. (2000). Уже в период первого детства, возможно, прогнозировать конституциональный тип. Индивидуально-типологические особенности физического, организма полового определяют развития уровень, и гармоничности, темпы функциональное состояние кардиореспираторной системы мальчиков в онтогенезе (Гиренко Л.А., 2002). В исследованиях Твердяковой Л.В. и соавт. (2001, 2002), проводимых с целью типологической диагностики, среди мальчиков Ставропольского региона, наиболее представленными 7 – 8 лет оказались астеноидный и торакальный соматотипы. Для подростков Юга России доминирующим является торакальный соматотип (Бутова О.А., 1999). При обследовании детей г. Москвы, по данным Панасюк Т.В. (2000) в течение первого детства соматотип остается стабильным примерно у половины детей (51,2% у девочек и 45% у мальчиков). Изменение соматотипа у девочек происходит преимущественно в пределах соседних соматотипов, причем усиление типа отмечается чаще (24,4%), чем ослабление (17,1%), и лишь у 7,3% детей соматотип меняется радикально. При анализе изменчивости, отдельных соматотипов установлено, что наибольшей стабильностью в первом детстве отличаются астеноидный и торакальный типы;

за ним следует дигестивный. Наиболее изменчив мышечный тип, который может трансформироваться за четыре года в любой другой, но с наибольшей вероятностью (58 – 60%) – в торакальный. Представители дигестивного типа могут перейти только в мышечный, а торакального и астеноидного отличаются более широким спектром изменчивости. Крайние типы – астеноидный и дигестивный – значимо различаются по всем морфологическим признакам, начиная с трех лет, как у мальчиков, так и у девочек. Соматотип ребенка в первом периоде детства выражен достаточно, но не окончателен. Направление и пределы изменчивости зависят от исходного соматотипа и пола ребенка: наиболее изменчив мышечный тип, наиболее стабилен у мальчиков – астеноидный, у девочек – торакальный тип. Для представителей каждого типа конституции характерны не только особенности телосложения, размеры и формы тела, но и деятельности нейроэндокринной, кардиореспираторной системы, обмена веществ, предрасположенности к различным патологическим состояниям. При оценке конституции ребенка, следует, считаться с необходимостью, различать генетически обусловленные задержки темпа роста и развития, и последствия тяжелых и длительных заболеваний, врожденных пороков развития, воздействия различных факторов, на ранних этапах онтогенеза. Самые разнообразные отрицательные воздействия на организм ребенка, в большей степени сказываются на развитии мальчиков, чем девочек. Можно полагать, что подобные половые различия типичны и для формирования типа конституции у представителей различного пола. Большая изменчивость в формировании окончательного типа конституции выявляется у девочек, чем у мальчиков. В раннем возрасте проявления различных типов конституции неопределенны, и особенно слабо изучены. В период новорожденности, да и в течение всего первого года жизни, слишком велико значение, в известной мере, переходящих влияний антенатального периода развития ребенка. У школьников конституциональные особенности организма чаще оказываются стабильными и более четко выраженными. Отклонения функций организма, связанные с наличием патологических генов, и чрезвычайных воздействий агентов окружающей среды могут привести к развитию заболеваний, что изменяет С некоторые ранее существовавшие изменение у детей.

конституциональные различных дети, особенности организма (Клиорин А.И., Чтецов В.П., 1979). возрастом происходит типов соотношений конституциональных Однако, существуют характеризующиеся устойчивым конституциональным типом на протяжении почти всего постнатального периода развития. И в первую очередь, это относится к выраженным представителям астеноидного типа конституции (Гримм Г., 1967). По мнению Н.А. Корнетова (1993) на патогенезе и патокинезе тех или иных заболеваний стоит властная печать, той или иной конституции. Соматотип служит соматическим симптомом тропного спектра болезней и является прекрасным ориентиром, указывающим, по какому руслу прокладывается патогенез, каковы будут скорости потока симптомов, синдромов и какой ущерб это нанесет организму. В основе заболевания, связанного с наследственной предрасположенностью, могут лежать мутации не одного, а различных генов (Калмыкова Л.Г., 1976). Рассматривая проблему конституции с точки зрения клиники, М.С. Маслов (1925) писал: ”Есть еще что-то в организме каждого индивида, что, присоединяясь к патогенному моменту, трансформирует болезнь, выявляет ее в совершенно особой, индивидуальной форме. Это свойство организма придавать (заболеванию) индивидуальный характер. При каждом заболевании, кроме патогенного, этот момент и является наиболее важным фактором в бесконечном разнообразии болезнетворных проявлений”. В последние годы в литературных источниках были опубликованы материалы о частоте заболеваемости детей и взрослых с разной морфофункциональной конституцией и особенностях клинической картины у представителей разных конституциональных типов (Ботвинникова Е.П., 1974;

Лукоянов Ю.Е. и соавт.,1975;

Адомайтис А.Ю., 1975;

Николаева Л.А., 1975;

Зернов Н.Г., 1977;

Ростовцев В.Н., 1988;

Алексеева Т.И., 1989;

Никитюк Б.А., 1978;

Дубова Н.А. и соавт., 1998;

Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В, 1999;

Дерябин В.Б., 1999;

Шапаренко П.Ф. и соавт., 2002;

Бутова О.А., 2003;

Meier R., 1980;

Li, J. et al., 1998;

Angela G., 2000;

Ojo O. et al., 2000;

Sanna E. et al., 2000;

Peeters, M.W. et al., 2003). Несомненно, на сегодняшний день представляет большой интерес изучение особенностей соматотипов детей на разных этапах развития, в том числе и с различной патологией. 1.3. Частная дерматоглифическая конституция как возможный парагенетический маркер врожденной патологии Дерматоглифика занимается изучением рельефа на пальцах, ладонях и подошвах. Рисунки кожных узоров на пальцах и ладонях строго индивидуальны – на земле нет двух людей с идентичными рисунками, на это впервые обратил внимание Galton F. (1892). Практический интерес к дерматоглифическому методу остается актуальным на современном этапе его изучения. В литературе в последние годы обращается внимание на ассоциативность пальцевых узоров с особенностями телосложения человека, многими врожденными и наследственными заболеваниями, а так же адаптированности человека к изменяющимся условиям окружающей среды. Удобной и информативной системой фенотипических признаков человека, наряду с рельефом ушных раковин, сосудистым рисунком сетчатки, биометрических показателей кистей рук, является гребешковая кожа. Именно, высокая индивидуальная специфичность, неизменяемость в ходе онтогенеза, устойчивость к повреждающим воздействиям (абсолютное восстановление рисунка в процессе посттравматической регенерации), а так же наследственная детерминированность, способствуют использованию дерматоглифических данных в различных областях медицины (Кравченко И.А. и соавт., 2003). В силу того, что показатели дерматоглифики не меняются с возрастом и наследственно обусловлены, можно говорить, о комплексе признаков, несущих информацию, закодированную в генах. Исходя из различной частоты встречаемости дерматоглифических рисунков, установить степень их информативности невозможно, но, исходя из различной частоты их встречаемости, отношения друг к другу, можно говорить о взаимосвязи отдельных дерматоглифических процессов, Гусевой показателей и соответствующих в типа системе узора патологических По мнению обусловленных И.С. (1986) перестройками формирование генотипа индивида (Алексеева Т.И., 1989). детерминировано генами, определяющими чувствительность элементов зачатка (эпидермиса и дермы) к действию генов, которые регулируют распределение жидкости. Это действие сводится к образованию воллярных возвышений различной формы, обуславливающих различную конфигурацию морфогенетических полей, в которых возникают гребни и, как следствие, появляются специфические рисунки. Объем сведений по генетике гребешковой кожи в настоящий момент значительно расширился, и не вызывает сомнения наследственный характер дематоглифических признаков. Хотя, единого мнения о локализации и количестве генов, определяющих образование папиллярных узоров, до сих пор нет, большинство авторов отстаивает полигенную теорию наследования (Щербаков В.В. и соавт., 2002). На сегодняшний день считаются доказанными коррелятивные связи между индивидуальными графическими элементами кожного рисунка и особенностями хромосомного набора индивидуума (Трепаков Е.А., 1989). Высказанное еще в начале ХХ века предположение американских исследователей Сummins H. и Midlo C. (1926, 1929, 1943) о возможности использования дерматоглифики для диагностики заболеваний стало реальностью и широко используется в качестве скрининг-тестов болезни Дауна (Penrose L., 1965;

Штильбанс И.И. и соавт., 1966;

Тимошеек З.К., 1976), синдромов Патау, Эдвардса, Шерешевского-Тернера (Holt S.B., 1961, 1977, 1979), а так же многих психических, соматических, инфекционных заболеваний (Гладкова Т.Д., 1967;

Гусева И.С., 1975, 1998;

Муталимова А.Б. и соавт., 1975;

Баранов Ю.Н., 1982;

Солониченко В.Г. и соавт., 1997;

Чистикин А.Н., 1995;

Филиппова Е.Н.;

Hall Lynn S., 2000;

Гончаров Ю.Ф. и соавт., 2003). Изучается возможность использования дерматоглифических признаков для диагностики параметров адаптированности индивидуумов к тем или иным условиям их существования в социуме (Чистикин А.Н., 1993, 1997;

Бутова О.А., 1999, 2001;

Лисова И.М., 2002, 2003). Признаки дерматоглифики обнаруживают некоторую связь с полом. У мужчин чаще встречаются сложные узоры (завитки и петли), у женщин – простые узоры (петли и дуги). У женщин кожные гребни несколько тоньше, то есть их больше на 1 см2. Но ни расовый, ни половой компоненты генотипа существенно не влияют на распределение основных типов узора по ладоням и пальцам. Дуги и ульнарные петли чаще встречаются на пальцах левых рук;

завитки и радиальные петли – на пальцах правых рук. Это объясняется особенностями взаимодействия генетических элементов с тканевыми структурами, в области которых они функционируют. Описанная ассиметрия характерна для праворуких, у левшей она инвертирована. (Гусева И.С.,1986). Работы Щербакова В.В. и соавт. (2002), заключаются в применении метода дерматоглифики для идентификации личности погибших в условиях массовых катастроф. В проведенных исследованиях установлено, что для папиллярных узоров пальцев ног, так же как и для рук, наследование происходит в основном от доминирующего родителя, вариабельность в передаче характеристик папиллярных узоров от родителя к ребенку для пальцев ног больше, чем для пальцев рук и наконец “передача узора” на пальцах рук может происходить от одного из родителей, а на пальцах ног от другого. Передача графических элементов кожи из поколения в поколение дает основание для практического применения дерматоглифики при спорном отцовстве, материнстве, подмене детей (Okros S., 1965;

Гладкова Т.Д., 1967).

В исследованиях Колкутина В.В.

и соавт.

(2001) предложен морфологический метод, выявляющий симптомокомплекс психического заболевания важнейшей частью которого служит картина папиллярных узоров пальцев рук и ладоней, являющаяся морфологическим маркером психического статуса. Этот маркер не меняется в течении всей жизни. Он “маркирует” не только развившееся заболевание, но и все его скрытые латентные формы, тем самым прогнозирует возможные психические и поведенческие расстройства, всякого рода дезадаптации, скрытые в данный момент и проявляющиеся в стрессовой ситуации или отдаленный период служебной деятельности. Интересны дерматоглифики исследования по изучению рассовых особенностей Хить Г.Л. (1983), Тегако Л.И. (1989), Чистикина А.Н.

(1993). В работах Гладковой Т.Д. (1966) показано, что у народов Европы, Северной Африки, европеоидов Индии и Северной Америки петли встречаются чаще, чем завитки, тогда как процент завитков увеличивается с севера Европы на юг и с запада на восток. Дерматоглифическая конституция, является, по существу совокупностью генетических маркеров. Структура конституции такова, что отдельный ее признак способен отразить общие для данного типа конституции состояния реактивности и ростовых процессов. Темпы внутриутробного соматического развития у лиц женского пола ниже, чем мужского, что определяет отставание в среднем девочек на момент рождения по массе и длине тела. Отклонение лиц мужского пола от эволюционной тенденции замедления внутриутробного роста совпадает с большей усложненностью в среднем пальцевых узоров у мужчин сравнительно с женщинами. Форма узора характеризует темп роста экто-мезодермальных образований, образующих кожные покровы на пальцевой подушечке;

простая форма (дуга, петля) возникает при торможении ростовых процессов, сложная форма (завиток) – при ускоренности последних. Рисунок узора усложняется при “заполнении“ пространства пальцевой подушечки структурами, образующимися в убыстренном темпе. Существует определенная связь дерматоглифических признаков с размерами тела или их отношениями. Астенический вариант соматотипа ассоциирован с преобладанием простых кожных узоров на пальцевых подушечках, что объясняется замедлением внутриутробного роста экто-мезодермальных закладок (Никитюк Б.А. c соавт., 1975, 1978, 1998;

Бутова О.А., 1999). Дерматоглифическая конституция изучалась и у детей с врожденными пороками сердца. В работах Хрисели А.И. (1974), проанализированы отпечатки пальцев у девочек и мальчиков с врожденными пороками сердца. Было установлено, что у больных с ВПС наиболее часто встречаются ульнарные петли, менее часто – радиальные петли. Выявлена тесная взаимосвязь между признаками дерматоглифики и врожденными пороками сердца в группе у больных со стенозом легочной артерии, аортальным стенозом и открытым артериальным протоком. По данным Моровой Н.А. (1989) установлено, что у детей с ВПС, страдающих тетрадой Фалло (ТФ), показатели дерматоглифики изменены в большей степени. У мальчиков с ТФ чаще, чем у здоровых детей встречались петли, редко – завитки. У девочек с ВПС, как и в контрольной группе, наиболее частым был фенотип – петля-завиток. В работах Achs R. (1967), изучались врожденные пороки сердца, обусловленные краснухой, перенесенной матерью во время беременности. В результате воздействия патогенного фактора на ранних этапах эмбрионального развития возникали нарушения в морфогенезе гребешковой кожи, выражающиеся в группе связей “внутриутробная инфекция – порок развития сердца - изменения в дерматоглифике”. В аспекте изучаемой проблемы, представляется актуальным дальнейшее изучение дерматоглифической конституции у здоровых детей и детей с врожденной патологией сердечно-сосудистой системы, а так же поиск ассоциативных связей в системе “врожденные аномалии развития – дерматоглифика”.

1.4. Клиническая характеристика врожденной сердечно-сосудистой патологии В сложном спектре показателей, отражающих состояние и динамику общественного здоровья, важное, значение имеют эпидемиологические характеристики врожденных пороков развития (ВПР) у детей. Широкое признание получила точка зрения о том, что эти характеристики можно использовать в качестве индикатора опасности внешнесредовых мутагенных и таратогенных воздействий (Бочков Н.П. и соавт., 1989, 1996). Под термином врожденный порок развития понимают стойкие морфологические изменения органа или всего организма, выходящие за пределы вариаций их строения и приводящие к расстройствам их функций (Бадалян Л.О. и соавт., 1971). Наследственная и врожденная патология в настоящее время составляет существенную часть в структуре заболеваемости и смертности детского населения. В ряде регионов России врожденные пороки развития занимают лидирующее место в структуре детской смертности. Это связывают как с неудовлетворительным относительным состоянием “груза” окружающей врожденных среды, и так и с увеличением наследственных заболеваний (Дементьева Т.Г. и соавт., 1999). Тенденция роста врожденной патологии в какой-то мере является “эхом” (отсроченным эффектом) экотехногенной агрессии минувших десятилетий, направленной на городские субпопуляции детей и подростков на этапе восходящего онтогенеза (Лещенко Я.А. и соавт., 2001). За последние годы в литературе представлены данные ряда авторов, (Бердышев Г.Д., Криворучко И.Ф., 1979;

Бараншев Ю.И. и соавт., 1984, 1996;

Малышева З.В., 1998;

2001;

Петросян Р.Р., 2002;

Martnez-Fras M.L. et al., 1999;

Rosano A. et al., 2000), свидетельствующие об увеличении уровня распространенности врожденных пороков развития, как на территории России, так и за рубежом. В детских стационарах развитых стран 25 – 40% коечного фонда заняты пациентами, страдающими врожденной патологией, большинство из которых протекает в хронической форме и мало подвержены коррекции (Курьянинова В.А., Герасимова О.Г., Дрепа Т.Г., 2003). Структура врожденных пороков развития (ВПР), согласно проведенному комплексному исследованию Дементьевой Д.М. (2001) в г. Ставрополе за период с 1996 – 1999 годы представлена пороками костно-суставной системы (59%), сердечно-сосудистой системы (17%), органов чувств (12%) и множественными пороками развития (11%), а в структуре смертности детей от ВПР ведущее значение имеют аномалии сердечно-сосудистой системы. За последние годы существенные изменения претерпела структура сердечно-сосудистых заболеваний в детском возрасте. На фоне снижения ряда органических заболеваний, в частности ревматизма, возрос удельный вес функциональных расстройств и неспецифических кардиопатий, а так же врожденных пороков сердца (Cтуденкин А.А. и соавт., 1998;

Петрова Н.Н. и соавт., 1999;

Loffredo Ch.A., 2000;

Guitti J. et al., 2000). Врожденные пороки сердца – одна из наиболее распространенных врожденных аномалий у детей. Частота ВПС составляет 30% от всех пороков развития (Антоненко В.Г. и соавт., 1998;

Подзолков В.П. и соавт., 2001;

Мутафьян О.А., 2000, 2002;

Kramer H.H. et al., 1987). ВПС обнаруживаются по данным различных авторов (Шманек М. И. и соавт., 1978;

Парийская Т.В., Гикавый В.И., 1989;

Белоконь Н.А.,1991;

Таболин Н.П. и соавт., 2000;

Бокерия Л.А., 2001;

Аllen Н.D. et al., 1995) у 0,7 1,7% новорожденных. По данным Школьниковой М.А. (2000) в России ежегодно рождается 20 – 22 тыс. детей с ВПС, в США – 30 – 35 тыс. детей. Клинические и паталогоанатомические исследования врожденных пороков сердца и крупных сосудов указывают на более высокий процент среди лиц мужского пола (57% у лиц мужского пола и 43% у женского пола) (Bankl H., 1980). Подобный анализ соотношения больных детей по полу (Власов Ю.А., 1985) показывает, что среди детей с ВПС в возрасте до года преобладают мальчики.

В структуре детской смертности, связанной с пороками развития, ВПС занимают первую строку. Естественное течение ВПС, сопровождается высокой летальностью, уровень которой зависит от периода жизни больного и адаптивных возможностей организма, а так же от тяжести самого порока. Большинство детей с ВПС погибают в грудном возрасте (40 – 80%), преимущественно в первые месяцы жизни (Бокерия Л.А. и соавт., 2001;

Allen H.D. et al., 1995). Стадия первичной адаптации сердечно – сосудистой системы к имеющемуся дефекту, начинающаяся с первого вдоха ребенка, охватывает обычно один – два года жизни, после чего наступает стадия относительной компенсации порока, в которую выживаемость больных значительно увеличивается. Поэтому после первого года жизни смертность резко снижается;

у детей в возрасте от одного до пятнадцати лет она составляет 5% (Белоконь Н.А., Подзолков В.П., 1991;

Шабалов Н.П., 2001;

Bankl H., 1980). В этиологии ВПС безусловное порока, значение имеют ряд факторов: среды, генетическое наследование воздействие факторов оказывающих патологическое влияние на эмбриогенез с формированием эмбрио-и фетопатий;

сочетание наследственной предрасположенности и патологического влияния различных факторов среды (Бакулев А.Н., Мешалкин Е.Н., 1955;

Кадурина Т.И., 2000;

Подзолков В.П. и соавт., 2001). В последние годы прослеживается тесная взаимосвязь кардиоваскулярной патологии и дисплазий соединительной ткани сердца, характеризующяяся нарушением постнатальном развития соединительной вследствие ткани в эмбриональном и к периодах, генетически измененного фибриллогенеза внеклеточного матрикса. В дальнейшем, приводящее расстройству гомеостаза на тканевом, органном и организменном уровнях (Дайхин Е.И. и соавт., 1983;

Степура О.Б., 1995;

Мартынов А.И. и соавт., 1997;

Меньшикова Л.И. и соавт., 2001;

Калмыкова А.С. и соавт., 2004;

Wynne-Davirs R., 1970;

Perloff J. K. et al., 1987;

Braunwald E., 1992).

За последние десятилетия значительно расширились инструментальнодиагностические возможности обнаружения врожденных пороков сердца и сосудов, цветная допплерэхокардиография, двухмерная и тремерная ЭхоКГ, компьютерная томография. Произошли новые качественные изменения в развитии сердечно-сосудистой хирургии, что способствовало существенному улучшению результатов лечения, увеличению продолжительности и улучшению качества жизни детей с врожденными пороками сердца (Петрова Н.Н. и соавт., 1999). Увеличение частоты врожденных пороков сердца связано не только с улучшением диагностики всех врожденных пороков развития, но и с увеличением антропогенного прессинга на окружающую среду (Бураковский В.И.,1989). Анализ первичной диагностики врожденных пороков сердца показывает, что наиболее часто встречается дефект межжелудочковой перегородки, по данным различных авторов в 11 – 48% случаев (Парийская Т.В., Гикавый В.И., 1989;

Банкл Г., 1980). Клиническое течение порока тесно связано с величиной и локализацией дефекта и продолжительностью заболевания. Дети с вышеуказанным пороком, рождаются в срок, чаще с нормальной массой тела, в дальнейшем прогрессивно отстают в физическом развитии. В анамнезе большинства больных имеется склонность к затяжным или рецидивирующим пневмониям, обусловленным выраженной гиперволемией. Порок с одинаковой частотой обнаруживается у мальчиков (48 – 53%) и у девочек (47 – 52%) (Бочков А.П., 1989;

Затикян Е.П., 1996;

Nugent E.W. et al., 1994, 2000). Дефект межпредсердной перегородки занимает 2- 3 место по частоте встречаемости по данным всех ВПС и относятся к гемодинамически длительно компенсированным и маломанифестным порокам. Клиническая симптоматика очень судная. К 5 – 7 годам дети выглядят бледными, субтильными, грацильными, отставая в физическом развитии, для них характерна быстрая утомляемость, одышка. (Парийская Т.В., Гикавый В.И., 1989). Открытый артериальный проток относится к порокам бледного типа и является одним из наиболее часто встречающихся ВПС – 5,3% (Бураковский В.И. и соавт., 1989;

Мутафьян О.А., 2002). Порок преобладает у лиц женского пола, в соотношении 2-4: 1. Клиника вариабельна, и зависит от длины и ширины протока, а так же от возраста больных. Клиническая манифестация проявляется к 5 – 6 годам, характеризующаяся бледностью кожных покровов, транзиторным цианозом после физической нагрузки, частые обмороки (Бакулев А.Н., Мешалкин Е.Н., 1955;

Банкл Г., 1980). Тетрада Фалло – многокомпонентный ВПС, относится к порокам цианотического типа. Выявляется у 11 – 13% всех больных ВПС, порок возникает почти с одинаковой частотой у лиц мужского и женского пола. Дети рождаются с нормальной массой тела, в дальнейшем присоединяются явления цианоза и одышки, цианоз нарастает, и становиться тотальным. Больные с данным видом порока заметно отстают в физическом развитии, а в дальнейшем и интеллектуальном развитии, что обусловлено существующей артериальной гипоксемией и нарушением трофики всех органов (Амосов Н.М. и соавт., 1982;

Мутафьян О.А., 2002;

Банкл Г., 1980;

Parenzan L., 1999). Стеноз устья аорты составляет 2 – 11,7% всех ВПС. Начало манифестации порока и характер его клинических проявлений зависят от степени выраженности стеноза. Если стеноз сильный, то начальные проявления порока возникают уже внутриутробно (Банкл Г., 1980;

Мутафьян О.А., 2002). Стеноз легочной артерии у детей встречается в 2,4 - 12% всех случаев ВПС. Данный врожденный порок встречается с одинаковой частотой, как у мальчиков, так и у девочек. Дети рождаются с нормальной массой тела. Характерным при данном пороке является одышка и цианоз при физической нагрузке, бледность кожных покровов, близко к школьному возрасту умеренное отставание в физическом развитии (Сумароков А.В. и соавт., 1996;

Williams R.G., 1989).

Совокупность структурно-функциональных изменений в сердечно сосудистой системе, которые, возникнув в раннем онтогенезе человека, в дальнейшем оказываются существенным фактором и во многом определяют характер кровообращения в последующие периоды жизни и важнейшие функциональные, пропорции в деятельности других функциональных систем (Власов Ю.А., 1985). В свете, данной проблемы представлялось здоровых актуальным детей и изучение с морфофункциональных медицины. особенностей больных врожденными пороками сердца и для физиологии, и для клинической ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В данном разделе излагаются общие принципы разработанной программы исследований. Приводится характеристика исследованного контингента с указанием методов и этапов исследования. 2.1. Общая характеристика исследованного контингента Выполненное нами комплексное исследование охватывает здоровых и больных мальчиков с врожденными пороками сердца, проживающих на территории города Ставрополя для изучения морфологических и функциональных особенностей детского организма. Обследовано три группы детей: здоровые мальчики – I группа;

мальчики, страдающие ВПС без нарушения гемодинамики – II группа и больные с ВПС с нарушением гемодинамики – III группа, в возрасте от 4 до 6 лет (период первого детства). Обследование здоровых мальчиков проводилось на базе детских дошкольных учреждений г. Ставрополя, а больных – на базе Детской Краевой Клинической Больницы в каридиоревматологическом отделении и Детской Краевой Консультативной Поликлинике города Ставрополя, на амбулаторном приеме врача кардиолога. Диагноз ВПС установлен и подтвержден на основании ранее проведенного инструментального обследования стационарных и амбулаторнополиклинических условиях. Обследованные больные имели врожденные пороки сердца по классификации Marder (1957), в основу которой положена характеристика кровотока в малом кругу кровообращения и наличие цианоза: цианотического и ацианотического типа, с нарушением и без нарушения гемодинамики (Шабалов Н.П., 2001). Общая численность обследованных составила: 302 мальчика, из них: (193 здоровых и 109 мальчиков с ВПС). Характеристика контингента и методы исследования представлены в таблицах.

Таблица 1 Характеристика контингента и методы исследования Здоровые мальчики n = 193 Методы I группа n = 193 А Антропометрия n = 302 Вариационная пульсометрия n = 301 Измерение артериального давления n = 301 Дерматоглифика n = 287 70 70 70 69 Т 83 82 82 76 Д 19 19 19 19 М 21 21 21 21 Мальчики с ВПС n = 109 II группа III группа без нарушения с нарушением гемодинамики гемодинамики (НК0) (НКI - II) n=66 n=43 А Т ДМ А Т 33 33 33 31 29 29 29 27 2 2 2 2 2 2 2 2 28 28 28 27 15 15 15 Примечание: А – астеноидный тип телосложения, Т – торакальный тип, М - мышечный тип, Д – дигестивный, n – число измерений. Структура врожденных пороков сердца у исследуемой группы неоднородна и представлена следующим образом. Таблица 2 Типы исследуемых врожденных пороков сердца Исследуемый контингент Вид врожденного порока сердца 1. Дефект межпредсердной перегородки (ДМПП) 2. Дефект межжелудочковой перегородки (ДМЖП) 3. Стеноз легочной артерии (СЛА) 4. Стеноз аорты (СА) 5. Отркытый артериальный проток (ОАП) 6. Тетрада Фалло (ТФ) 7. Другие пороки количество детей 25 31 7 11 9 12 14 без нарушения гемодинамики (НК0) 19 23 5 2 3 0 14 с нарушением гемодинамики (НКI - II) 6 8 2 9 6 12 В группу “другие пороки” вошли следующие нозологические формы ВПС: аневризма межпредсердной перегородки 2 человека, двухстворчатый аортальный клапан – 1, недостаточность аортального клапана – 3, недостаточность митрального клапана – 2, дополнительная хорда левого желудочка – 2, дополнительная хорда правого желудочка – 3. Таблица 3 Характеристика контингента, исследуемых показателей и целей используемых методов Методы Количество обследованных здоровые мальчики мальчики с ВПС Исследуемые показатели Цель исследуемого метода 1 1. Антропометрия. Набор измерительных инструментов фирмы G.P.M. Gneupel Switzerland 2 3 2. Вариационная пульсометрия. Диагностический прибор “Мир – 21М”.

4 Вес тела, длина (тела, туловища, руки, ноги), диаметры (поперечный, продольный, грудной клетки, плечевой, тазогребневый), ширина (нижний эпифиз плеча, запястья, нижние эпифизы бедра, голени), обхваты (груди, плеча, предплечья, бедра, голени), жировые складки (поперечная и продольная подлопаточные, на груди, боковой стенке живота, пояснице, плече спереди и сзади, предплечье, кисти, бедре, голени, лице и средняя), индексы (весо-ростовой, грудной, показатель андроморфии, балловая формула Мx Еу). 41 показатель Частота сердечных сокращений, Мода, амплитуда Моды, вариационный размах, среднее квадратическое отклонение, индекс напряжения (все показатели в клиноположении и ортостазе). 17 показателей 5 Соматотипологическая диагностика.

3. Измерение артериального давления 1 4.Дерматоглифичекий метод 2 3 Определение вегетативного тонуса и вегетативной реактивности, индекса функциональных изменений Артериальное давление систолическое Оценка (в клиноположении и ортостазе). 4 вегетативного показателя обеспечения деятельности при совместном анализе с показателями вариационной пульсометрии. 4 5 Ульнарные и радиальные петли на Изучение правой и левой руке, гребневый счет на узоров ладоней, пальцах обеих рук, дельтовый индекс созданных гребневой ширины, 25 показателей кожными гребешками, билатеральной симметрии 2.2. Антропометрический метод Основным методом изучения особенностей телосложения человека является антропометрический метод, который заключается в измерении размеров тела – измерении живого человека (Мартиросов Э.Г., 1982). Программа обследования включала измерительные признаки, большинство из которых получены с помощью унифицированной методики (Бунак В.В., 1941). Обследование проводилось антропологическими инструментами: толстотный и скользящий циркули, антропометр Мартина, сантиметровая лента с миллиметровой шкалой, калипер типа “Lange”, осуществляющий давление 10 г/мм2. Каждая из ножек имеет прямоугольную форму с закрученными углами (размер прямоугольника 6 х 15мм). Программа включала 30 антропометрических признаков. 1. Продольные размеры тела: длина тела, а так же высоты над полом верхнегрудинной точки, лобковой, плечевой, пальцевой, подвздошно-остистой. На основании этих размеров были вычислены: длина туловища, длина руки и ноги. Измерение проводилось антропометром Мартина. 2. Поперечные размеры тела: плечевой, тазогребневый диаметр, поперечный и переднезадний диаметры грудной клетки. Измерение проводилось толстотным циркулем. 3. Эпифизарные диаметры, характеризующие массивность скелета: ширина запястья, нижнего эпифиза плеча, нижнего эпифиза бедра и нижнего эпифиза голени. Измерение выполнялось скользящим циркулем. 4. 5. Вес тела определялся на медицинских весах, обеспечивающих высокую Толщина кожно-жировых складок на плече (спереди и сзади), предплечье, точность измерения. кисти, бедре, голени, на лице, подлопаточная (продольная и поперечная), на передней поверхности груди, боковой стенке живота, пояснице, измерение проводилось калипером с постоянным давлением 10 г/мм2. На основании полученных данных определялась основная (балловая) формула телосложения: MхEу, где Мх – средний балл мезоморфии (развитие мускулатуры, костяка, абсолютная и относительная ширина плеч, трансверзальный диаметр и обхват грудной клетки), Еу – средний балл эндоморфии (степень жироотложения, весо-ростовой и грудной индексы). На их основе определяли типы конституции, по схеме В.Г. Штефко и А.Д. Островского (1929) и выделялись следующие соматотипы: 1. 2. 3. 4. “слабый” (астеноидный) – со средними баллами эндо- и мезоморфии от 1,0 до 1,8;

“средний” (торакальный) – с баллами эндоморфии и мезоморфии в пределах от 1,7 до 2,2 – 2,3;

“дигестивный” – средний балл эндоморфии от 2,5 и выше, Еу > Мх, развитие жироотложения сильное;

“мышечный” – средний балл эндо- и мезоморфии от 2,3 и выше, причем, как правило, Мх > Еу. Для определения жирового компонента высокую надежность дают формула Matiegka J. (1921). Формула Матейки для определения абсолютного количества жирового компонента в весе тела имеет следующий вид: Д =d S K, где Д – общее количество жира (кг);

d – средняя толщина подкожно-жирового слоя вместе с кожей (м);

S - поверхность тела (см2);

К – константа равная 0,13, полученная на анатомическом материале экспериментальным путем. Средняя величина подкожного жира вместе с кожей вычисляется по формуле:

d= ( d1 + d 2 + d 3 + d 4 + d 5 + d 6 + d 7 + d 8 ), где d1…d8 – толщина подкожно-жировых складок (мм) на плече (спереди и сзади), предплечье, спине, животе, бедре, голени и груди (схема Лутовиновой Н.Ю., Уткиной М.И., Чтецова В.П., 1970). Для определения площади поверхности тела использовали формулу Бойда, формула используется для определения поверхности тела низкорослых людей с суммой веса и длины тела меньше 160 единиц: S = 3,207 H0,3 W0,7285 0,0188 logW, где S – площадь тела в см2, Н – длина тела в см, W – вес тела в г. Для определения абсолютного количества мышечной ткани использовали формулу Матейки (1921): М = L r2 K, где М – абсолютная масса мышечной ткани (кг);

L – длина тела (см);

r – среднее значение радиусов плеча, предплечья, бедра, голени подкожного жира и кожи (см);

K – константа, равная 6,5. При этом, r вычисляли по формуле:

сумма обхватов (плеча, суммарная толщина жировых складок предплечья, бедра, голени) на предплечье, плече (спереди, сзади), бедре, голени r= 25,12 Для определения абсолютной массы костной ткани пользовались формулой Matiegka (1921): O = Lo2 k, где О – абсолютная костной ткани (кг), L – длина тела (см), о2 – квадрат средней величины диаметров дистальных частей плеча, предплечья, бедра, голени, k – константа, равная 1,2. Вычислив данные параметры, проводили конституциональную диагностику, с выделением соматотипов: астеноидный, торакальный, мышечный, дигестивный. Уровень физического развития определялся с использованием центильных таблиц (методические рекомендации, 2002). 2.3. Метод вариационной пульсометрии (кардиоинтервалографии) “Классическая” методика оценки показателей и математический анализ сердечного ритма сердца изложена в работах Р.М. Баевского (1979, 1984, 1988, 2001). Представления о математико-статистических показателях сердечного ритма как об индикаторах состояния различных уровней управления функциями оказалась весьма продуктивными для клинической физиологии и профилактической медицины (Куприянова О.О. и соавт., 1978;

Жемайтите Д. и соавт., 1982, 1998;

Жаринов О.И., 1992;

Нидеккер И.Г. и соавт., 1993;

Степура О.Б. и соавт., 1997;

Батурин В.А. и соавт., 1999;

Михайлов В.М., 2000;

Берсенева И.А., 2000;

Бабунц И.В. и соавт., 2002;

Sayers B.M. et al., 1973;

Malik M. et al., 1994;

Akselrot S., 1995). Методологической основой данного метода стала кардиоинтервалография (КИГ). Благодаря работам академика В.В. Парина и его учеников (1967) сформировалось новое направление в медико-биологической науке, посвященное процессам управления синусовым сердечным ритмом. Данный метод был разработан в Московском НИИ педиатрии и хирургии. По сути, речь идет о новом этапе изучения синусового сердечного ритма с использованием современных приемов математического анализа и кибернетики в приложении к физиологическим представлениям последних лет об адекватности реакций организма (Кубергер М.Б., 1983). В основе метода лежит математический анализ вариативности синусового сердечного ритма как индикатора адаптационно-компенсаторной деятельности целостного организма. Метод математического анализа ритма сердечной деятельности, позволяет судить о степени напряженности регуляторных систем, получил широкое распространение благодаря его простоте, доступности и высокой информативности (Баевский Р.М. и соавт., 1984). КИГ представляет собой последовательный ряд 100 кардиоциклов и более, записанных во II стандартном отведении электрокардиограммы в реальном масштабе времени со скоростью 50 мм/с, а интервал R-R – единицу ее измерения. Для изучения статистических параметров ритма сердца обычно достаточно 100 кардиоциклов. Нами был использован приборе метод вариационной М”, пульсометрии на диагностическом “Мир-21 обеспечивающий регистрацию электрокардиосигнала (ЭКС) с двух рук обследуемого амплитудой от 0,3 до 3 мв, ввод ЭКС в течение 100 сердечных циклов, измерения RR интервалов ЭКС и статистическую обработку. Проводилось измерение систолического (САД) и диастолического (ДАД) артериального давления. Фиксировались числовые характеристики вариационных пульсограмм: Мо (Мода), АМо (Амплитуда Моды), Х (вариационный размах), ИН (индекс напряжения регуляторных систем), ЧСС (частота сердечных сокращений). Исследование включало два последовательных этапа клиноортостатической пробы. При изучении закона распределения кардиоинтервалов, как случайных величин строилась вариационная кривая и определялись следующие показатели: • ЧСС – частота сердечных сокращений;

• Мо (Мода), (мсек) – наиболее часто встречающееся значение кардиоинтервала, характеризующие гуморальный канал регуляции, указывает на наиболее вероятный уровень функционирования системы кровообращения (синусового узла). Синусовый узел сердца – особый функциональный аппарат регуляции физиологических процессов с универсальной формой постоянного значения ритма сердца. Мода указывает на доминирующий уровень функционирования синусового узла, при симпатикотонии – Мода меньше, ваготонии – больше (Михайлов В.М., 2000);

реагирования, обладает широким диапазоном реагирования, выбирает адекватные конкретной ситуации • АМо (Амплитуда Моды), (%) – число значений интервалов, соответствующих Моде и выраженное в процентах общего числа кардиоциклов. Отражает меру мобилизирующего влияния симпатического отдела вегетативной нервной системы;

• Х (вариационный размах), (мсек) – вычисляется как разница между максимальным и минимальным значениями длительности интервалов R-R в гистограмме. Отражает степень активности парасимпатического отдела вегетативной нервной системы на кардиоритм или степень вариабельности;

• CКО (среднее квадратическое отклонение) (мсек) – указывает на суммарный эффект влияния на синусовый узел симпатического и парасимпатического отделов вегетативной нервной системы. Это один из основных показателей вариабельности ритма сердца;

• ИН – (индекс напряжения), представляет собой индекс напряжения (Баевский Р.М., 1979) и вычисляется по формуле: А Мо / 2Х Мо (усл.ед.) Индекс напряжения принято называть индексом Баевского Р.М., характеризующего напряжение компенсаторных механизмов организма.

Показатели КИГ отличаются большой вариабельностью. В зависимости от состояния вегетативной нервной системы различают три варианта вариационных кривых: нормотонические (Мо 0,7 – 0,9 с, колебания менее 0,1 с), симпатикотонические (Мо 0,5 – 0,7 с, колебания менее 0,1 с) и ваготонические (Мо 1 – 1,2 с, колебания 0,4 с). Тестом для исследования резервов вегетативной регуляции кровообращения является клиноортостатическая проба (КОП), нередко ее называют пробой Мартина – это экспериментальное выявление реакции организма на переход из горизонтального в вертикальное положение и поддержание этого положения. Вертикальное положение тела обозначается как “ортостаз”, горизонтальное – “клиноположение”. При переходе из горизонтального положения в вертикальное в организме происходит реакция, именуемая как - ортостатическая реакция. Таблица 4 Оценка состояния регуляторных систем по значениям ИН (Баевский Р.М. и соавт., 1984) ИН1 >500 200 - 500 50 - 200 25 - 50 <25 Состояние регуляторных систем Выраженное преобладание симпатической нервной системы Умеренное преобладание симпатической нервной системы Вегетативный гомеостаз в норме Умеренное преобладание парасимпатической нервной системы Выраженное преобладание парасимпатической нервной системы При переходе человека в вертикальное положение изменяется направление земного притяжения. Вследствие градиента гидростатического давления идет перераспределение массы крови с депонированием ее определенного количества в основном в емкостных сосудах нижних конечностей (7 – 10% объема циркулирующей крови). Увеличение частоты сердечных сокращений на фоне уменьшения сердечного выброса направлено на поддержание минутного объема как компенсаторная реакция. Хронотропная реакция является основным компенсаторным механизмом сердца, но полностью не обеспечивает гемодинамику. Преимущественная роль системной реакции на ортостатическое воздействие принадлежит сосудистому компоненту:

происходит вазоконстрикция резистивных сосудов, снижающая в обычных условиях (у здоровых людей) депонирование крови при ортостазе, сужаются сосуды внутренних органов (почек, печени, селезенки), т. е. происходит определенная централизация кровообращения. Для обеспечения устойчивости гемодинамики при КОП имеет значение взаимодействия сердечного и сосудистого факторов определяющее, в конечном счете уровень артериального давления. Постоянство сердечного выброса у здоровых лиц при ортостазе можно объяснить с позиций тотальной ауторегуляции сосудистого русла наряду с рефлекторными сдвигами тонуса резистивных сосудов. (Осадчий Л.И., 1982). Ортостатический тест позволяет измерить функциональные резервы вегетативной регуляции путем определения активности вазомоторного центра (Баевский Р.М., 2001). Ортостатическую пробу проводили одновременно с кардиоинтервалографией. В течение 10 – 15 мин обследуемый спокойно лежит, после чего у него измеряли артериальное давление на правой руке методом Короткова и проводили запись КИГ. Затем, обследуемый, вставал и сразу же после перехода в вертикальное положение на 1 – 2 мин проводили измерение артериального давления и кардиоинтервалографию. Нормальный вариант при КОП определяется повышением ЧСС на 20 – 40% исходной, увеличением систолического и диастолического давления, вследствие активации симпатического отдела вегетативной нервной системы. Анализ кардиоинтервалограммы при проведении клиноортостатической пробы позволяет оценить вегетативную реактивность. Запись кардиоинтервалограммы при проведении клиноортостатической пробы с расчетом ИН позволяет оценить вегетативную реактивность, с этой целью вычисляется отношение ИН в ортоположении ИН2 к ИН1 в клиноположении, с выделением трех вариантов вегетативной реактивности: нормальный (симпатикотонический), гиперсимпатикотонический и асимпатикотонический в зависимости от ИН1. Таблица Оценка вегетативной реактивности по показателю ИН2/ИН1 при КОП ИН1 в покое усл. ед. >30 30 – 60 61 – 90 91 – 160 и более (Белоконь Н.А., Кубергер М.Б., 1984) Варианты ВР по отношению ИН2 / ИН Симпатикотонический (нормальный) Гиперсимпатикотонический Асимпатикотонический 1–3 1 – 2,5 0,9 – 1,8 1,5 – 0, >3 > 2,5 > 1, 8 > 1, <1 <1 <0,9 < 0, Гиперсимпатикотонический вариант характеризуется повышением систолического и диастолического артериального давления (АД) и пульса, этот вариант отражает как бы гиперадаптацию к гравитационным возмущениям, связанную с нарушением нервной регуляции. Асимпатикотонический вариант при КОП выражается в недостаточном подключении симпатического отдела вегетативной нервной системы. При этом систолическое и диастолическое давление не изменяются или падают, ЧСС может оставаться нормальным или, компенсаторно увеличиваться на 20 – 40% и более. При значительном падении систолического давления возможен обморок – проявление ортостатической гипотонии, связанное с уменьшением мозгового кровотока до критической величины в результате недостаточной активности симпатической нервной системы. У детей с повышенным исходным тонусом симпатического отдела вегетативной нервной системы она не подключается дополнительно при переходе в вертикальное положение (отношение ИН2/ИН1 изменяется незначительно), а дети с исходным ваготоническим тонусом и дистонией обнаруживают гиперсимпатикотоническую реактивность. Для оценки уровня функционирования системы кровообращения и определения адаптационных возможностей организма определяли индекс функционального изменения (ИФИ) или адаптационный потенциал (АП). Для его вычисления использовали формулу предложенную Берсеневой А.П., Баевским Р.М. (1997): ИФИ = 0,011ЧП + 0,014САД + 0,008ДАД + 0,014В + 0,009МТ – 0,009Р – 0,27 ИФИ определяется в условных единицах – баллах, где ЧП – частота пульса, САД - систолическое артериальное давление, ДАД – диастолическое артериальное давление, Р – рост, МТ – масса тела, В – возраст. ИФИ как комплексный, интегральный показатель, отражает сложную функциональных взаимосвязей характеризующих уровень структуру функционирования сердечно-сосудистой системы. Кроме того для оценки состояния вегетативной нервной системы определяли вегетативный индекс Kerdo (Берсенева В.А., 1990, справочник по…), который рассчитывается по формуле: ИК= (1 – ДАД/ЧСС) x 100, где ИК – индекс Kerdo;

- ДАД – диастолическое артериальное давление (мм.рт.ст.);

- ЧСС- частота сердечных сокращений (уд./ мин). Полученное (в единицах), целое положительное число означает сдвиг Таблица 6 Оценка уровня функционирования системы кровообращения по ИФИ (Берсенева А.П., Баевский Р.М., 1997) Уровень функционирования системы Оценка ИФИ (в баллах) кровообращения Удовлетворительная адаптация До 2, Напряжение механизмов адаптации Неудовлетворительная адаптация Срыв адаптации 2,11 – 3,20 3,21 – 3,49 3,50 и выше вегетативного тонуса в симпатическую сторону, а отрицательное число – преобладание парасимпатического тонуса. Если индекс Kerdo находится в интервале от – 0,9 до +0,9, то это свидетельствует о вегетативном равновесии.

2.4. Дерматоглифический метод Дерматоглифический метод занимается изучением рисунка кожных гребешков на пальцах, ладонях и подошвах. Название происходит от греческих слов: derma – кожа и glyphe – гравировать. В 20 – 30-е годы нашего столетия появились значительное количество работ на основе дерматоглифического метода – Cummins H., Midlo Ch. (1943), Holt S.B. (1961), Гладкова Т.Д. (1966), Калантаевская К.А. (1972), Хрисели А.И. (1974), Никитюк Б.А. (1990), Бердышев Г.Д. и Криворучко И.Ф. (1979), Гусева И.С. (1973, 1993), Чистикин А.Н. (1997), Щербаков В.В. и соавт. (2002). Дерматоглифический метод нашел широкое применение в криминалистике, судебной медицине, генетике, антропологии, в последние годы в физиологии и клинических дисциплинах. Изучение рисунка кожных гребешков на подушечках концевых фаланг пальцев является предметом дерматоглифики. Кожа внутренней поверхности дистальных фаланг пальцев имеет ряд особенностей, главная из них заключается в том, что рельеф данных областей представлен рядами различного рода (гребнями) папиллярных линий, которые образуют Узоры, имеющие общие черты строения, рисунки.

группировали в классы: дуг, петель завитков. В нашей работе исследованы дерматоглифы 287 мальчиков. Получение отпечатков осуществлялось, по общепринятой методике (Гладкова Т.Д., 1966) с использованием типографской краски. Специальной стеклянной палочкой наносили небольшое количество типографской краски на стекло и раскатывали дактилоскопическим валиком. Промытую ладонь испытуемого, прокатывали валиком, следя, чтобы краска наносилась ровным слоем. На чистый лист бумаги опускали окрашенную ладонь, надавливая на середину тыльной стороны кисти. После получения дерматоглифа, кисть снимали сразу, чтобы избежать смазывания линий. Отпечатки пальцев получали отдельно, прокатывая поочередно пальцы каждой кисти, в строго определенном порядке слева направо I, II, III, IV,V пальцах каждой руки. Отпечатки правых и левых ладоней и пальцев одного индивидуума делали на обеих сторонах одного и того же листа бумаги. Обработка дерматоглифов проведена по Cummins H. B. и Midlo Ch. (Гладкова Т.Д., 1966). На кончиках пальцев и на ладонных возвышениях встречались различные папиллярные узоры в виде завитков, петель и дуг, открытых в радиальную или ульнарную сторону. Дуга А (arch) – тип узора, представляющий собой систему гребешковых линий, пересекающих поперек пальцевую подушечку и выпуклых дистально. Данный вид узора не имеет дельты. Петля L (loop) – полузамкнутый тип узора, в котором кожные гребешки начинаются от одного края пальца, идут, изгибаясь дистально, к другому, но не доходя до него, возвращаются к тому краю от которого начались. Петля имеет одну дельту и один центр;

если дельта располагается с ульнарной стороны, то петля открыта в радиальную сторону и, соответственно называется радиальной (R), если дельта располагается с радиальной стороны, то петля открыта в противоположную ей ульнарную сторону – это ульнарная петля (U). Завиток W (whorl) – замкнутый тип узора, в котором гребешковые линии идут концентрически, завиваясь вокруг сердцевины узора. Такой тип узора обычно имеет две или три дельты и один, два или три центра. В завитковом узоре, учитывают только число гребней со стороны большего расстояния “дельта - центр”.

Реже встречались сложные узоры, которые имеют один или несколько трирадиусов, их включают в состав завитков. Папиллярные узоры изучались под лупой. Для исследования были отобраны следующие дерматоглифические признаки:

выявление частот пальцевых узоров (дуги, петли, завитки, сложные узоры), Dli – дельтовый индекс, вычислялся по формуле:

Dli = L + 2W 10, A + L +W где: А – дуги, W – завитки, L – петли. Индивидуальные колебания индекса небольшие от 0, когда на всех пальцах присутствует дуга (бездельтовый узор), до 20, когда на всех пальцах кистей имеются (двухдельтовый узор).

Гребневый счет (ГС) на пальцах правой и левой рук – сумма папиллярных линий на пальцах правой и левой рук, между центром узора и дельтой, для этого проводят прямую линию, после чего подсчитывают количество гребней и точек, которые касаются или пересекают эту линию, гребни трирадиуса и сердцевины узора в подсчет не входят, на ладонях и на пальцевых подушечках кожные гребешки идут потоками. Точки встречи этих потоков образуют трирадиусы или дельты. Локальное значение гребневого счета определяется числом гребней на линии, соединяющей дельту с центром, при этом количественное значение дуги равно нулю, так как она не имеет дельт. Гребневой счет – стабильная, не изменяющаяся с возрастом, особенность пальцевой дерматоглифики. Но, в морфогенезе – это производный признак, зависящий от гребневой ширины и размера центрального фрагмента узора. Гребневая ширина – это ширина гребня и борозды, как и размер центрального фрагмента, меняется с возрастом (Гусева И.С., 1973).

общий (тотальный) гребневой счет (ТГС) - сумма подсчитанных на всех 10 пальцах папиллярных линий между центром узора и дельтой, индекс гребешковой ширины (ИГШ) - индекс отношения длины кисти к количеству гребешков на 1 см длины на 10 полях кисти, входит количество гребешков, подсчитанных на 10 ладонных полях в 1 см. на I, II, III, IV, V пальцах кисти и ладонной поверхности, на поверхности тенора, гипотенора, межпальцевой области, расположенной между вторым и третьим, третьим и четвертым, четвертым и пятым пальцами. 2.5. Биометрические методы В связи с большим набором исследуемых признаков, в ходе работы была создана объединенная база данных, составившая основу для обработки методами многомерной статистики. Использовались биометрические методы: корреляционный анализ, главных компонент, кластерный анализ и метод канонических корреляций.

2.5.1. Корреляционный анализ При изучении связей между двумя количественными признаками использовался стандартный коэффициент корреляции. Неслучайность его отличий от 0 (неслучайность существования связи) проверялась нами по стандартным таблицам критических величин коэффициента корреляции (Мюллер П. и др., 1982). При превышении критических значении, использовались обозначения: * – связь неслучайна при вероятности Р<0,05;

** – связь неслучайна при вероятности Р<0,01;

*** – связь неслучайна при вероятности Р<0,001. 2. 5. 2. Метод главных компонент В связи с большим количеством изучаемых признаков у обследованных детей, была создана база данных, составившая основу для проведения статистической обработки биометрическими определения незначительного числа методами. Метод главных комбинаций исходных компонент - это классический метод снижения размерности данных путем линейных признаков, объединяющих большую часть изменчивости данных в целом, дающий однозначное решение. Метод главных компонент был предложен К. Пирсоном в 1901 году и затем вновь открыт и детально разработан Хоттелингом в 1933 году (Дюк В., 1997;

Григорьев С.Г. и соавт., 1992;

Morrison D.F., 1990). Этот метод осуществляет переход к новой системе координат у1, …, ур в исходном пространстве признаков х1, …, хр, которая является системой ортонормированных представляют линейных комбинаций. Линейные комбинации векторы собой собственные (характеристические) корреляционной матрицы. Первая главная компонента – это линейная комбинация, обладающая наибольшей дисперсией. Геометрически выглядит как новая ось у1, ориентированная вдоль направления наибольшей вытянутости эллипсоида рассеивания объектов выборки в исходном пространстве. Вторая главная компонента имеет наибольшую дисперсию среди всех оставшихся линейных преобразований, некоррелированных с первой главной компонентой. Она интерпретируется как направление наибольшей вытянутости эллипсоида рассеивания, перпендикулярное первой главной компоненте и т.п. Ценную информацию о структуре данных дают главные компоненты, полученные раздельно для различных классов объектов. В этом случае, интересен анализ главных компонент с высоким порядком, близким к р, на какие главные компоненты приходится минимальный процент дисперсии распределения объектов. Они выражают устойчивые, стабильные свойства классов, инвариантные к изменчивости внутри классов. 2.5.3. Кластерный анализ Термин кластерный анализ впервые ввел Tryon (1939). Фактически кластерный анализ является не столько обычным статистическим методом, сколько “набором” различных алгоритмов “распределения объектов по кластерам”. Следует понимать, что кластерный анализ определяет “наиболее возможно значимое решение”, поэтому проверка статистической значимости в действительности здесь неприменима. Техника кластеризации применяется в самых разнообразных областях. В данной работе нами была использована древовидная кластеризация. Назначение этого метода состоит в объединении объектов в достаточно большие кластеры, используя некоторую меру сходства или расстояние между объектами. Типичным результатом такой кластеризации является иерархическое дерево. Оно начинается с каждого объекта в классе. Затем порог, относящийся к решению об объединении двух или более объектов в один кластер, понижается. В результате, связывается вместе все большее и большее число объектов, и агрегируется (объединяется) все больше и больше кластеров, состоящих из все сильнее различающихся элементов. Окончательно, на последнем шаге все объекты объединяются вместе. На диаграммах, отражающих иерархическое дерево, горизонтальные оси представляют расстояние объединения (в вертикальных древовидных диаграммах вертикальные оси представляют расстояние объединения). Так, для каждого узла в графе (там, где формируется новый кластер) находится величина расстояния, для которого соответствующие элементы связываются в новый единственный кластер (рис. 1). Объединение или метод древовидной кластеризации, используется при формировании кластеров несходства или расстояния между объектами. Эти расстояния могут определяться в одномерном или многомерном пространстве. Наиболее прямой путь вычисления расстояний между объектами в многомерном пространстве состоит в вычислении евклидова расстояния. Евклидово расстояние – это наиболее общий тип расстояния. Оно попросту является геометрическим расстоянием в многомерном пространстве и вычисляется следующим образом: расстояние (x,y) = { i (xi - yi)2 }1/ Это обычный способ его вычисления, который имеет определенные преимущества (например, расстояние между двумя объектами не изменяется при введении в анализ нового объекта, который может оказаться выбросом).

Расстояние Рис. 1. Древовидная диаграмма.

2.5.4. Метод канонических корреляций При изучении двух наборов количественных признаков (антропометрии и пульсометрии, антропометрии и дерматоглифики, пульсометрии и дерматоглифики) применяли метод канонических корреляций, который является многомерным обобщением обычной парной корреляции двух признаков. Суть метода – в переходе от двух наборов исходных признаков X1, X2,..., Xm и Y1, Y2,..., Yn к двум наборам новых показателей, называемых каноническими переменными. При переменные p1 = a11X1 + a12X2 +... + a1mXm p2 = a21X1 + a22X2 +... + a2mXm............... pk = ak1X1 + ak2X2 +... + akmXm. этом для признаков Xi получаются канонические Для признаков Yi получаются аналогичные переменные q1 = b11X1 + b12X2 +... + b1mXm q2 = b21X1 + b22X2 +... + b2mXm............... qk = bk1X1 + bk2X2 +... + bkmXm. Канонические переменные pi и qi получаются таким образом, чтобы первая их пара p1 и q1 была бы скоррелирована так сильно, насколько это только возможно. Коэффициент корреляции p1 и q1 называется первой канонической корреляцией R1. Он описывает наиболее важную многомерную связь двух наборов признаков. Аналогичным образом вторая пара канонических переменных p2 и q2 обнаруживает вторую по степени важности многомерную связь, численно выражаемую каноническим коэффициентом корреляции R2 и т.д. По результатам канонического анализа приводили:

коэффициенты канонической корреляции и их квадраты;

результаты проверки их на достоверность отличия от нуля с применением критерия Хи-квадрат (числа степеней свободы – df, и вероятность ошибки Р);

наборы коэффициентов aij и bij для двух наборов признаков;

наборы коэффициентов корреляции между исходными признаками и каноническими переменными – нагрузки. Обработка материала осуществлялась на кафедре анатомии, физиологии и гигиены человека Ставропольского государственного университета с использованием компьютерной программы STATISTICA Edition, STATGRAPHICS Plus 5.0 и Microcoft Excel.

ГЛАВА 3. ВОЗРАСТНЫЕ И КОНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СЕРДЕЧНОСОСУДИСТОЙ СИСТЕМЫ ОРГАНИЗМА ДЕТЕЙ (результаты собственного исследования) Выявление конституциональных особенностей функционирования сердечно-сосудистой системы в организме детей периода первого детства проводилось с целью получения целостных показателей, определяющих особенности процесса адаптации, как в организме здоровых мальчиков, так и при диагностированном врожденном пороке сердца. Это предполагало определенный алгоритм и логику исследований, связанных с высокой вариабельностью показателей, зависящих от возрастных, физиологических, конституциональных и патологических факторов. Реализация наследственной информации в процессе онтогенеза протекает под действием провоцирующих факторов среды. От характера их воздействия зависит экспрессия генов, что и лежит в основе адаптивных процессов при развитии организма. Реализуется на каждый данный момент тот вариант, который обеспечивает лучшую адаптацию к конкретным условиям среды. Но есть целый ряд признаков, особенно связанных с ростовыми процессами, степень реализации которых в онтогенезе ограничена возрастными рамками (Агаджанян Н.А., Желтиков А.А. и соавт., 2000). По мнению Б.А. Никитюка (1998), структура конституции такова, что отдельный её признак способен отразить общие для данного типа конституции состояния реактивности и ростовых процессов организма. Нами было проведено комплексное обследование здоровых мальчиков периода первого детства и больных того же возрастного периода, с врожденной сердечно-сосудистой патологией. Интересным на наш взгляд представлялось изучение физического развития, соматотипологических признаков у здоровых и больных с ВПС. Оценка физического и соматотипологического развития у мальчиков с врожденными пороками сердца проводилось в зависимости от степени выраженности нарушения гемодинамики.

Осуществляли определение гармоничности и темпов физического развития, соматотипологическую диагностику с выделением типов телосложения, проводилась оценка вегетативного тонуса, вегетативной реактивности, кроме того, изучались особенности дерматотипа у обследованных мальчиков. Уровень физического развития, выраженность того или иного соматотипа, адаптивные возможности, вегетативный гомеостаз и особенности показателей дерматоглифики характеризуют морфофункциональные онтогенеза. При особенности человека в изучаемом периоде и анализе морфологических, дерматоглифических вариационнопульсометрических показателей здоровых и больных мальчиков выявлены неслучайные различия (Приложение 1). Так, в выборке больных с врожденными пороками сердца, имеющих гемодинамические незначимые нарушения кровообращения неслучайность обнаружена для длины и веса тела, обхвата грудной клетки, ширины плеч, диаметра плеча и бедра, всех кожно-жировых складок, обхвата плеча, предплечья, бедра, голени, ширины грудной клетки, переднезаднего диаметра грудной клетки, длины руки и ноги. Средние значения этих морфологических параметров достоверно были снижены в сравнении со значениями у здоровых мальчиков. В выборке больных мальчиков с ВПС, имеющих выраженные нарушения кровообращения неслучайность была выявлена для длины и веса тела, обхвата грудной клетки, ширины плеча и таза, диаметра предплечья и бедра, всех кожно-жировых складок, обхвата длины руки и ноги. Сравнивая морфологические признаки больных мальчиков II и III групп, выявлена неслучайность различий для обхвата грудной клетки, диаметра предплечья, длины руки, всех кожно-жировых складок, за исключением кожно-жировой подлопаточной поперечной складки. Причем, дети, имеющие плеча, предплечья бедра, голени, ширины грудной клетки, переднезаднего диаметра грудной клетки, выраженные гемодинамические нарушения кровообращения имели более низкие морфологические показатели. Обращает на себя внимание факт снижения антропометрических признаков у больных, страдающих врожденными пороками сердца в сравнении со здоровыми детьми. В изучаемый период онтогенеза (период первого детства), когда формирование морфотипа еще не завершено, даже медленно изменяющиеся параметры морфогенеза статистически значимо изменены у мальчиков с ВПС. Анализ дерматоглифических признаков выявил неслучайные различия для индекса гребневой ширины пальцев правой и левой руки, дельтового индекса у мальчиков с ВПС, сопровождающихся нарушением кровообращения. При этом, средние значения дельтового индекса и индекса гребневой ширины на левой руке достоверно ниже (Р<0,001) таковых у здоровых детей. Вариационнопульсометрические вегетативный гомеостаз выявили параметры, неслучайные характеризующие различия, как в клиноположении, так и в ортостазе у здоровых и больных, страдающих врожденными пороками сердца. Значения индекса напряжения, амплитуды моды в клиноположении и отростазе достоверно (Р<0,02;

Р<0,02;

Р<0,02;

Р<0,05) больше у больных мальчиков с врожденными пороками сердца, имеющих нарушения гемодинамики в сравнении со здоровыми мальчиками. Среднее квадратическое отклонение в ортостазе у здоровых мальчиков достоверно выше (Р<0,05) по сравнению с больными мальчиками III группы. Кроме этого, величины диастолического артериального давления и частоты сердечных сокращений у больных детей достоверно (Р<0,001, Р<0,01) отличаются от указанных параметров у здоровых мальчиков. Сравнив, сосудистой средние системы величины обнаружили, морфофункциональных неслучайные различия параметров отдельных здоровых и больных мальчиков с врожденной патологией сердечно признаков, свидетельствующих о различной степени выраженности ростовых процессов, реактивности организма и вариабельности ритма сердца. С учетом вышесказанного, представлялось актуальным рассмотрение морфофункциональных особенностей здоровых и больных мальчиков с ВПС в указанном периоде онтогенеза. 3.1. Физическое развитие и соматотипологические особенности здоровых и больных мальчиков с врожденными пороками сердца Физическое развитие, характеризуя, геометрические размеры тела и его пропорции, непосредственно влияет на функционирование всех систем организма. Выраженные отклонения от физического развития, как правило, означают нарушения процессов роста и созревания организма. Нами проведена сравнительная оценка физического развития здоровых и больных мальчиков с врожденными пороками сердца. Количество здоровых мальчиков с гармоничным развитием составило 43,6%, умеренно дисгармоничным – 34,8% и дисгармоничным – 21,6%, (Рис. 2). Во II группе больных с ВПС 35,3% мальчиков выявили гармоничное развитие, 36,2% - умеренно дисгармоничное и 28,5% - дисгармоничное. В III группе не выявлено мальчиков с гармоничным развитием, 36,3% больных выявили умеренно дисгармоничное развитие и 63,7% дисгармоничное. Таким образом, морфологические неоднородность внутри одной возрастной группы проявляются свойственные данному организму, в выявляют особенности, изучаемой изучаемом периоде онтогенеза. Вышеуказанные особенности популяции, демонстрируя гетерохронного развития у детей в изучаемом периоде онтогенеза.

закономерности Темпы физического развития являются важной характеристикой для оценки физического развития детского организма. Ускорение или замедление этих темпов зависит от комплекса факторов, но если показатели физического развития укладываются в границы нормы, это свидетельствует в пользу того, что условия роста и развития ребенка адекватны его функциональным 70 60 50 % 40 30 20 10 0 1 2 3 43,6 34,8 21,6 36,2 35,3 28,5 36, 63, Г УД Д Рис. 2. Показатели физического развития среди здоровых и больных мальчиков. 1 – здоровые мальчики I группа, 2 – больные с ВПС II группа, 3 – больные с ВПС III группа;

Г – гармоничное развитие, УД – умеренно дисгармоничное, Д – дисгармоничное. возможностям и особенностям организма. Наибольшее увеличение длины тела у здоровых мальчиков выражено в возрасте 4 – 5 лет, аналогичная динамика нами отмечена и у больных с ВПС без нарушений гемодинамики, а у больных с выраженными нарушениями гемодинамики этот процесс приходится на возрастной интервал с 5 до 6 лет. Выраженная среднегодовая прибавка массы тела у здоровых мальчиков приходится на период с 5 до 6 лет, а у больных с ВПС в двух группах на интервал с 4 до 5 лет. У здоровых мальчиков максимальные темпы роста окружности груди выявлены в интервале 5 – 6 лет, больные с врожденными пороками сердца обнаружили наибольшие темпы роста в возрасте 4 – 5 лет. Таким образом, при сравнительном анализе показателей, характеризующих динамические процессы физического развития у здоровых и больных мальчиков, пролеживается рассогласованность темпов роста у больных с врожденной сердечно-сосудистой патологией. В возрастном аспекте, для оценки особенностей физического развития здоровых и больных мальчиков, нами были проанализированы следующие параметры: длина и вес тела, а так же окружность грудной клетки. При анализе показателей, характеризующих уровень физического развития были выявлены неслучайные различия, представленные в таблице 7. Таблица 7. Основные показатели физического развития здоровых и больных мальчиков с врожденными пороками сердца Группы Показатель Возраст 4 года n= 5 лет Длина тела n= 6 лет n= 4 года Вес тела Окружность груди 5 лет 6 лет 4 года 5 лет 6 лет I группа 107,51±0,61 61 113,98±0,72 69 118,15±0,53 63 17,88±0,31 19,27±0,43 20,92±0,67 55,85±0,35 57,25±0,54 59,94±0,79 II группа 102,65±1,41 24 111,63±1,02 19 115,82±1,09 23 15,11±0,32 17,54±0,66 18,24±0,68 52,68±0,49 55,16±0,62 56,15±0,42 III группа Р Р1 <0,001 <0, 102,35±1,38 <0,002 13 106,44±1,23 16 113,21±1,14 14 14,71±0,45 15,66±0,53 16,26±0,85 51,69±0,67 52,78±0,52 53,54±0,59 >0,10 >0, <0, <0,001 <0,001 <0,05 <0,01 <0,02 <0,001 <0,001 <0, <0,001 <0,001 <0,001 <0, Примечание: Р – уровни достоверности различий показателей I и II групп, Р1 – уровни достоверности различий показателей I и III групп. Так у здоровых мальчиков в возрасте 4 лет отмечается достоверное увеличение длины тела (Р<0,002, Р<0,001), веса (Р<0,001, Р<0,001) и окружности грудной клетки (Р<0,001, Р<0,001) в сравнении с больными второй и третьей группы (Рис. 3.). Показатели физического развития здоровых мальчиков в возрасте 5 лет выявили достоверные различия в сравнении с больными мальчиками III группы, при этом значения данных параметров у здоровых мальчиков были выше физического развития мальчиков в сравнении с группами возраста, обнаружил больных. Сравнительный анализ показателей, характеризующих уровень шестилетнего тенденцию к увеличению, изучаемых параметров у здоровых и снижение вышеуказанных у больных, страдающих врожденными пороками сердца. Анализ показателей физического развития наглядно демонстрирует различные темпы ростовых процессов детского организма на одном из этапов онтогенеза, а так же влияние патологических факторов, оказывающих тормозящее воздействие на уровень физического развития ребенка. Задержка темпов физического развития у больных мальчиков, по всей видимости, связана с имеющейся врожденной сердечно-сосудистой патологией. Особенности типологии в ходе своего индивидуального развития претерпевают изменения. Для каждого индивида, в ходе онтогенеза, имеющего определенный соматотип характерен свой путь развития и окончательного становления. В этой связи, нами была проведена соматотипологическая диагностика здоровых и больных врожденными пороками сердца. Соматотипологическая диагностика выявила наличие всех основных соматотипов среди здоровых мальчиков и больных типов конституции среди здоровых мальчиков с ВПС без характеризуется гемодинамических нарушений, представленных на рисунке 4. Распределение преобладанием торакального (43,0%) и астеноидного (36,3%) соматотипов, несколько меньше представлен мышечный (10,9%) и дигестивный (9,8%) конституциональные типы. У мальчиков с врожденными пороками сердца II группы самым многочисленным оказался астеноидный (50,1%) мышечный (3,0%) морфотипы. У детей с ВПС с гемодинамическими нарушениями (III гр.) выявлено всего два соматотипа, то есть наблюдается сужение спектра морфогенеза, при этом доминирует астеноидный “слабый” морфотип. соматотип. В этой же группе наименее представленными оказались дигестивный (3,0%) и мальчиков с Длина тела 120 115 110 см 105 100 95 90 *** ** *** *** 1 группа 2 группа 3 группа 6 лет 4 года 5 лет Вес тела 25 20 кг 15 10 5 0 4 года 5 лет 6 лет ** * * * * 1 группа 2 группа 3 группа Окружность груди 60 55 см 50 45 4 года 5 лет 6 лет *** *** * *** *** *** 1 группа 2 группа 3 группа Рис. 3. Показатели физического развития здоровых и больных мальчиков с врожденными пороками сердца. 1 группа – здоровые мальчики, 2 – больные с ВПС – II группа, 3 – больные с ВПС III группа, * - Р<0,05 уровень достоверности различий в сравнении с группой здоровых мальчиков, ** - при Р<0,002, *** - при Р<0,001.

При врожденных пороках сердца, как с нарушением гемодианмики, так и без нарушения гемодинамики ведущим вектором формирования соматотипа является эктоморфный, приводящий к ускорению соматотипологического развития, кроме того, если формула телосложения астеноидных здоровых мальчиков М1,39 Е1,41, то у астеноидов II группы - М1,38 Е1,38, а у астеноидов III группы – М1,34 Е1,32, что иллюстрирует нарастание астенизации у больных детей и ее максимальную выраженность у мальчиков с ВПС без нарушения гемодинамики (таблица 8). Соматотипологический анализ показателей андроморфии у здоровых Здоровые дети Д 9,8% М 10,9% Дети с ВПС 2 группа Д 3,0% Т 43,9% М 3,0% А 50,1% А 36,3% А Т Д М Т 43,0% Дети с ВПС 3 группа Т 34,9% А 65,1% А Т Рис. 4. Распределение типов конституции среди здоровых и больных детей: А – астеноидный, Т – торакальный, Д – дигестивный, М – мышечный. мальчиков выявил минимальные значения адроморфии (57,10±0,58). Максимальная андроморфия свойственна у астеноидов мальчикам дигестивного (64,92±0,81) соматотипа. Кроме этого, у здоровых мальчиков мышечного морфотипа выявлено увеличение веса тела (24,54±0,68), данный показатель может рассматриваться, как один из параметров специфической Таблица 8 Характеристики морфологических показателей у здоровых и больных мальчиков с врожденными пороками сердца Группа Количество n= М±m Астеноидный Cоматотипы Торакальный Мышечный Дигестивный 131 126 Основная балловая формула телосложения М 1,91 Е 1,94 М 1,77 Е 1,72 М 1,55 Е 1,50 М 1,39 Е 1,41 М 1,38 Е 1,35 М 1,34 Е 1,32 М 2,05 Е 1,96 М 2,06 Е 2,01 М 1,99 Е 1, I II III n = 193 n = 66 n = М 2,67 Е 2,52 М 2,92 Е 2, М 2,57 Е 2,83 М 2,59 Е 2, Длина тела (ДТ), в см.

I II III Р Р1 Р2 n = 193 n = 66 n = 43 114,033±0,491 109,718±0,928 107,179±1,132 <0,001 <0,001 111,380±0,630 107,018±1,030 105,643±1,308 <0,001 <0,001 114,220±0,852 111,386±1,670 110,967±1,919 119,350±1,182 119,000±0,707 117,030±0,820 117,000±2, >0, >0, >0,10 >0,10 >0, >0, >0, Вес тела (ВТ), в кг.

I II III Р Р1 Р2 n = 193 n = 66 n = 43 19,935±0,274 16,986±0,352 15,390±0,342 <0,001 <0,001 <0,002 17,120±0,184 15,121±0,251 14,620±0,303 <0,001 <0,001 20,360±0,346 18,486±0,590 17,330±0,728 <0,01 <0,001 24,540±0,681 20,500±0,354 <0,001 22,570±0,416 20,250±0,530 <0, >0, >0, Обхват грудной клетки I II III Р Р1 Р2 n = 193 n = 66 n = 43 57,210±0,291 54,598±0,343 52,621±0,360 <0,001 <0,001 <0,001 54,420±0,242 53,242±0,372 52,040±0,394 <0,01 <0,001 <0,05 57,300±0,318 55,554±0,510 53,940±0,606 <0,01 <0,001 <0,05 61,675±0,722 59,000±0,707 <0,01 60,970±0,420 58,500±0,354 <0, Показатель андроморфии (ПА), утроенная ширина плеч – ширина таза.

I II III Р Р1 Р2 n = 193 n = 66 n = 43 60,515±0,425 57,882±0,674 55,393±0,708 <0,001 <0,001 <0,05 57,103±0,583 56,697±0,975 54,804±0,810 61,260±0,580 58,293±0,916 56,800±1,251 <0,01 <0,002 63,695±0,944 64,000±1,414 64,921±0,806 60,000±2,121 <0, >0, <0, >0, >0, >0, Примечание:

Р – уровни достоверности различий антропометрических показателей I и II групп;

Р1 - уровни достоверности различий антропометрических показателей I и III групп;

Р2 – уровни достоверности различий антропометрических показателей II и III групп;

I – здоровые мальчики;

II – мальчики с ВПС без нарушения гемодинамики;

III – мальчики с ВПС с нарушением гемодинамики. адаптации, имеющей конституциональную обусловленность. Дигестивный соматотип большей характеризуется мере свойственны максимальными астеноидному значениями соматотипу, с эндоморфии в формулой (балловая формула М2,57Е2,83), минимальные значения андроморфии телосложения – М1,39 Е1,41. Наименьшие значения параметров эндо- и мезоморфии (М1,34 Е1,32) свойственны больным мальчикам III группы астеноидного соматотипа, что и подтверждается минимальными значениями андроморфии (54,80±0,81). Максимальные значения андроморфии характерны для мальчиков II группы с врожденными пороками сердца без нарушения гемодинамики мышечного (64,00±1,41) соматотипа, иллюстрирующегося формулой телосложения М2,92 Е2,72. С учетом того, что мышечный тип наиболее акселерированный вид соматотипологического развития отсутствует у мальчиков с ВПС с гемодинамическими нарушениями, “мускулизация” развития, превышающая, таковую у здоровых мальчиков, может быть использована в качестве критерия развития гемодинамических нарушений у больных с ВПС. Полученные данные о снижении процента мышечного “мезоморфного” соматотипа, по-видимому, вязаны с экологическими и природноклиматическими условиями и обусловлены своеобразным отбором, сохраняющим лиц с требованиями, адекватными окружающей среде. Мышечный морфотип коррелирует с показателем “cуровости” среды, и распределение типов телосложения в климатогеографических зонах, требующих адаптационного напряжения отличается от зон, близких к комфортным (Бутова О.А., 1999). Наряду с изучением соматотипологической характеристики нами были изучены показатели компонентного состава тела (Таблица 9). Как на групповом уровне, так и с учетом соматотипологической принадлежности выявлены достоверные различия и мышечного, и костного, и жирового компонентов сомы. Прослеживается тенденция снижения мышечного, костного и жирового компонентов сомы у мальчиков II и III Таблица 9 Показатели компонентного состава тела у здоровых и больных мальчиков с ВПС Показател и РМК (I) РМК (II) РМК (III) Р Р1 Р2 РКК (I) РКК (II) РКК (III) Р Р1 Р2 РЖК (I) РЖК (II) РЖК (III) Р Р1 Р2 М±m А 15,557±0,430 11,461±0,202 10,088±0,250 8,843±0,235 8,943±0,305 8,065±0,273 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 <0,01 <0,05 4,702±0,272 3,336±0,065 3,290±0,123 2,674±0,069 2,749±0,110 2,514±0,091 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 <0,002 >0,10 0,088±0,002 0,069±0,001 0,061±0,001 0,056±0,001 0,054±0,001 0,051±0,001 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 Соматотипы Т 15,908±0,357 10,970±0,309 10,927±0,480 <0,001 <0,001 >0,10 4,879±0,577 3,701±0,185 3,356±0,251 >0,10 <0,02 >0,10 0,087±0,010 0,065±0,001 0,061±0,002 <0,001 <0,001 >0,10 М Д 22,752±1,275 18,632±0,586 14,645±1,013 12,065±0,314 <0,001 6,563±0,365 4,935±0,212 <0,001 0,116±0,005 0,089±0,011 <0,02 <0,001 6,147±0,244 5,170±0,364 <0,05 0,119±0,002 0,078±0,002 <0, Примечание: I – здоровые мальчики;

II – мальчики с ВПС без нарушения гемодинамики;

III – мальчики с ВПС с нарушением гемодинамики;

РМК – развитие мышечного компонента;

РКК – развитие костного компонента;

РЖК – развитие жирового компонента;

Р – уровни достоверности различий антропометрических показателей I и II групп;

Р1 – уровни достоверности различий антропометрических показателей I и и III групп;

Р2 – уровни достоверности различий антропометрических показателей II и и III групп.

группы с врожденными пороками сердца в сравнении со здоровыми детьми, представленных на рис. 5. Развитие мышечного и жирового компонентов у астеноидных детей II и III группы достоверно снижено в сравнении со здоровыми мальчиками. Наиболее жестко детерминированный костный компонент сомы достоверно не отличается у больных II и III групп, то есть, важен патогенетический механизм развития ВПС, но не его формы. У представителей торакального “среднего” соматотипа в развитии компонентов сомы у мальчиков трех групп выявляется “мозаичная” картина.

РМК и РЖК достоверно снижены у больных мальчиков II и III групп по сравнению со здоровыми. У мышечных “акселерированных” и дигестивных “отстающих” по темпам развития детей с ВПС без нарушения гемодинамики выявлены однонаправленные изменения и РМК, и РКК, и РЖК сомы, сниженные при РМК 15, 10,088 8, 0,054 0,061 0, 2,749 3,290 4, РЖК РКК Рис. 5. Морфограмма развития мышечного (РМК), костного (РКК), жирового компонентов сомы у здоровых и больных с врожденными пороками сердца. I группа, ······ II группа, III группа. изучаемой патологии. Полученные данные по соматотипологической диагностике среди здоровых детей г. Ставрополя выявили преобладание торакального типа у здоровых детей, что возможно, связано с климато-географическими факторами, влияющими на формирование соматотипа. Выраженная астенизация, у больных мальчиков с врожденными пороками сердца, проявляющаяся в снижении и жирового, и мышечного компонентов сомы, вероятно обусловлена, опираясь на авторитетное мнение Бакулева А.Н., Мешалкина Е.Н. (1955), Шабалова в тканях, а Н.П. так (2001), же влиянием патофизиологических метаболические процессов (централизация микрогемодинамики, дистрофические, расстройства атрофические и склеротические изменения во всех органах) на организм в изучаемом периоде онтогенеза. На основании вышеуказанного, нам представлялось целесообразным определение незначительного числа линейных комбинаций, объясняющих большую проведен компонент. главных часть анализ Для изменчивости полученных данных в результате главных результате суммарной соматотипирования среди здоровых и больных мальчиков с ВПС. Нами был антропометрических интерпретации Они признаков методом в данных, полученных компонентного анализа (табл. 10), нами было выделено только шесть компонент. совместно описывают 68,8% изменчивости параметров антропометрии (рис. 6). Первая главная компонента имеет положительные нагрузки на все признаки. Она в равной степени скоррелирована с длиной (0,166) и весом тела (0,252), обхватом грудной клетки (0,252), шириной плеч (0,221), обхватом плеча (0,239), обхватом предплечья (0,213), бедра (0,227), а так же кожно-жировыми складками (КЖС): плеча спереди (0,212) и предплечья (0,200), бедра (0,193), подлопаточными (0,196), (0,178), груди (0,194), спины Таблица 10 Анализ главных компонент антропометрических показателей, выделенных у здоровых мальчиков Компоненты 1 2 3 4 5 6 Значение 11,851 3,337 1,598 1,415 1,366 1,083 Дисперсия, % 39,50 11,12 5,33 4,72 4,55 3, (0,184), живота (0,181), КЖС лица (0,152) (Приложение 2).

Первую главную компоненту, можно считать интегративным показателем общей величины тела. Свои наибольшие значения первая главная компонента обнаруживает у здоровых мальчиков с гармоничным развитием костного, мышечного и жирового компонентов сомы. Напротив, наименьшие величины эта компонента выявляет у детей с минимальными значениями указанных параметров. Данную компоненту, можно сопоставить с торакальным типом телосложения из схемы Штефко В.Г.-Островского А.Д., что соответствует проведенным нами типологическим исследованиям. Вторая компонента у разных признаков имеет нагрузки разного знака. Положительные нагрузки характерны для жировых складок: лица (0,197), предплечья (0,192), жировой складки плеча сзади (0,183). Отрицательные нагрузки характерны для длины руки (-0,407), длины тела (-0,384), длины ноги (-0,325). Большие значения второй компоненты обнаружены для индивидуальных вариантов с несколько увеличенным жироотложением в описанных областях и слабым развитием скелетного и мышечного компонентов сомы. При малых значениях первой главной компоненты эти 12 10 8 6 4 2 0 0 5 10 15 20 25 Значение компонент Компоненты Рис. 6. Главные компоненты, выделенные у здоровых мальчиков при анализе антропометрических параметров. варианты можно сопоставить с астеноидным соматотипом схемы Штефко В.Г.-Островского А.Д., что подтверждает правомочность использования указанной схемы для типологии телосложения данного контингента обследуемых. Третья главная компонента, также биполярна и выделяет две группы признаков. Первую из них образуют: диаметр голени (0,523), диаметр предплечья (0,331), КЖС спины (0,293) и КЖС подлопаточная поперечная (0,245). Вторая группа признаков включает обхват голени (-0,376), ширину грудной клетки (-0,213), КЖС плеча спереди (-0,194) и сзади (-0,179). Большие значения третьей главной компоненты характерны для тех мальчиков, у которых относительно хорошо развиты диаметры голени и предплечья, подкожно-жировая клетчатка на спине и в подлопаточной области. Обратное сочетание слабо развитой грудной клетки и обхвата голени с низкой величиной подкожного жира на печах даст малые значения третьей главной компоненты. Таким образом, третья компонента описывает разную степень развития костного компонента сомы, и в сочетании с величинами первой главной компоненты она может соответствовать торакальному (“среднему”) морфотипу. Четвертая главная компонента, также выделяет две группы признаков. В первую группу, с положительными нагрузками вошли: ширина грудной клетки (0,353), кожно-жировые складки подлопаточная поперечная (0,229), продольная (0,298) и КЖС груди (0,213). Отрицательные нагрузки характеризуют вторую группу признаков, куда вошли диаметр бедра (-0,344) и плеча (-0,264), а также жировые складки: плеча спереди (-0,301) и сзади (-0,265) и длина ноги (-0,213). Таким образом, сочетание широкой грудной клетки, жироотложения в верхней части туловища дадут большие величины четвертой признаков компоненты. демонстрирует Обратная малые комбинация величины антропометрических главной описываемой компоненты. Подобное сочетание антропометрических признаков может соответствовать мышечному типу телосложения. Пятая главная компонента, в большей мере несет отрицательные нагрузки. В первую очередь, положительные нагрузки характеризуют КЖС голени (0,490), бедра (0,311), плеча спереди (0,167), а так же диаметр голени (0,144). Отрицательные нагрузки характеризуют передне-задний диаметр грудной клетки (-0,450), КЖС лица (-0,301), обхват голени (-0,253) и диаметр плеча (-0,202). Большие величины пятой компоненты характерны мальчикам с увеличенным жироотложением на конечностях и низким развитием мышечного компонента сомы по отношению к жировому. Малым значениям указанной компоненты соответствует противоположная комбинация антропометрических показателей. Высокие и средние значения первой главной компоненты в сочетание с такими же значениями пятой главной компоненты можно сопоставить с дигестивным типом телосложения схемы Штефко В.Г.-Островского А.Д.. Шестая главная компонента, также выделяет две группы признаков. КЖС кисти (0,453) голени (0,288), бедра (0,146), диаметр предплечья (0,224) и предне-задний диаметр грудной клетки (0,222) формируют первую группу с положительными нагрузками (0,146-0,453). КЖС подлопаточные, спины, обхват предплечья и длина ноги, диаметры бедра и плеча вошли во вторую группу с отрицательными нагрузками (0,203-294). Свои наибольшие значения шестая главная компонента демонстрирует для индивидуальных вариантов, характеризующихся широким тазом и грудной клеткой, хорошо развитыми диаметром предплечья и преимущественным жироотложением на конечностях. Короткие конечности, слабо развитые диаметры плеча и бедра и большие величины подкожного жира на спине и под лопаткой демонстрируют малые величины шестой компоненты. Для интерпретации результатов компонентного анализа в группе мальчиков с ВПС без нарушения гемодинаики было выделено 9 главных компонент (табл. 11), описывающих 74,8% суммарной изменчивости исходных данных (рис. 7).

Таблица 11 Анализ главных компонент антропометрических показателей, выявленных у больных с ВПС без нарушения гемодинамики Компоненты 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Значение 6,861 3,537 2,801 2,197 1,799 1,527 1,318 1,237 1,162 Дисперсия, % 22,87 11,79 9,34 7,32 6,00 5,09 4,39 4,12 3, Первая главная компонента имеет положительные нагрузки на все признаки, за исключением передне-заднего диаметра грудной клетки (Приложение 3). В наибольшей мере она скоррелирована с длиной тела (0,288) и обхватами грудной клетки (0,285), весом тела (0,276), и обхватом плеча (0,266), диаметрами бедра (0,256) и плеча (0,203), шириной плеч (0,246), КЖС подлопаточными (0,251), (0,177), спины (0,206), предплечья (0,183), груди (0,164), живота (0,152). Здесь нагрузки варьируют от 0,152 до 0,288. Свои наибольшие значения первая компонента проявляет у больных мальчиков высокого роста, имеющих длинные конечности, широкие плечи и таз, хорошо развитые диаметры плеча и бедра и равномерное жироотложение по всему телу. Обратная комбинация морфологических признаков дает малые значения первой компоненты. Таким образом, первая компонента может соответствовать торакальному соматотипу из схемы, что и подтверждается нашим физиолого-антропологическим исследованием. Вторая главная компонента имеет биполярный характер и делит признаки на две группы. В первую вошли КЖС плеча сзади (0,361) и спереди (0,347), лица (0,273), КЖС подлопаточная (0,263), предплечья (0,155), спины (0,160), кисти (0,196), обхваты голени (0,274) и бедра (0,162), ширина Значение компонент 0 0 5 10 15 20 25 Компоненты Рис. 7. Главные компоненты, выделенные у мальчиков II группы при анализе антропометрических показателей. грудной клетки (0,225). Здесь наблюдаются положительные нагрузки с величиной 0,155-0,361. Вторая группа с отрицательными нагрузками (0,1460,229) включает длину тела (-0,229) и ноги (-0,219), вес тела (-0,226), обхват грудной клетки (-0,191), ширину таза (-0,212) и плеч (-0,146). Наибольшие значения второй компоненты характерны больным с ВПС с широкой грудной клеткой и преимущественным жироотложением на руке, спине и лице. Малые величины указанной компоненты характеризуют детей небольшого роста, с короткими ногами и маленьким весом, а также узкими плечами и тазом. При малых значениях первой и второй компоненты сочетание антропометрических телосложения. Третья компонента скоррелирована с меньшим числом признаков, по сравнению с первой и второй компонентами. Она делит параметры антропометрии на две группы. Первая группа характеризуется положительными нагрузками (0,161-0,513) и описывает обхват предплечья (0,513), передне-задний диаметр грудной клетки (0,492), КЖС предплечья (0,214), и длину руки (0,168), КЖС живота (0,161). Вторая группа с признаков соответствует астеноидному типу отрицательными нагрузками (0,222-0,349) включает в себя обхваты бедра (-0,349) и голени (-0,222), а также ширину грудной клетки (-0,346). Наибольшие значения третья компонента демонстрирует для индивидуальных вариантов с длинными руками, жироотложением на предплечье и животе, относительно большой величиной передне-заднего диаметра грудной клетки и низкими величинами ширины грудной клетки. Противоположное компоненты. Четвертая главная компонента также биполярна. Диаметр предплечья (0,438), КЖС живота (0,254), груди (0,224), обхват плеча (0,176), бедра (0,247), голени (0,159) и длина туловища (0,269) характеризуются положительными нагрузками (0,159-0,438), а ширина таза (-0,282) и плеч (-0,267), диаметр голени (-0,390), КЖС плеча сзади (-0,252), кисти (-0,165) и подлопаточная продольная КЖС (-0,162) – отрицательными нагрузками. Следовательно, больные мальчики с длинным туловищем, узкими плечами и тазом, хорошо развитым диаметром предплечья и слабо развитым диаметром голени, большими величинами обхватов и преимущественным жироотложением на животе и груди, и слабым – на руке и спине характеризуются большими значениями четвертой компоненты. Таким образом, четвертая компонента описывает разную степень развития костного и мышечного компонентов сомы. Пятая главная компонента имеет разные нагрузки. Так, положительные нагрузки отмечены для КЖС плеча сзади (0,273), бедра (0,298), голени (0,466), а так же длины туловища (0,203), длины руки (0,228) и ноги (0,164). Отрицательные нагрузки (0,303-0,382) наблюдаются для диаметра голени, КЖС живота и груди. Свои наибольшие значения пятая компонента проявляет у больных мальчиков с ВПС II группы с длинными конечностями и туловищем и большой величиной подкожного жира, в основном, на конечностях. Малые величины пятой компоненты проявляются у индивидов с жироотложением на туловище и хорошо развитым диаметром голени.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.