WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования Российской Федерации Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова

На правах рукописи

Хандохов Тахир Хамидбиевич Влияние переменных электромагнитных

полей различных частот на растительные тест-системы 03.00.16 – экология Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Научный консультант: доктор биологических наук, профессор Керефова М.К.

Нальчик 2004 2 ОГЛАВЛЕНИЕ стр. ВВЕДЕНИЕ........................................................................…………………...……3 Глава 1. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.............................................……………………10 1.1. История и современные представления о влиянии магнитных полей на живые системы……………………………………..….…..10 1.1.1. Влияние геомагнитных полей на функционирование биологических систем в природных популяциях………………..………..10 1.1.2. Влияние искусственных магнитных полей на живые системы………………………………………………..…………….…15 1.1.3. Физиологические, биохимические и ферментативные эффекты в магнитных полях…………………………………………………25 1.1.4. Эффекты магнитных полей на ДНК……………………….…...29 1.1.5. Цитологические и генетические эффекты в МП………….…...32 1.2. Представления о механизмах действия магнитных полей на живые системы………………………………………………….………..42 Глава 2. МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЙ.......……………..…50 2.1. Традесканция как тест-система для выявления мутагенной активности переменных магнитных полей……………………..…………..…….50 2.2. Скерда (Crepis capillaris (L.) как тест-система для выявления мутагенной активности переменных магнитных полей..........…………...….57 2.3. Оборудование для проведения опыта...........................………………58 2.4. Методика эксперимента..............................…………………………...60 Глава 3.РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ……………………................….….65 3.1. Влияние переменных магнитных полей на традесканцию………………………………………………….…………………....65 3.2. Влияние переменных магнитных полей на Crepis capillaris L…………………………………...…………………………...88 3.3. Корреляционная зависимость между числом гепов и мутационными событиями в условиях опыта………………………………………....110 3.4. Длина хромосом у Crepis capillaris L. в условиях эксперимента…..113 ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………………………………..115 ВЫВОДЫ..................................................………………………………………..120 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.......................……………………………………..... ВВЕДЕНИЕ Такие физические факторы как магнитное поле, лазерные лучи, ультразвуковые колебания и др., привлекают все большее внимание ученых в связи с перспективой их использования, как для стимулирования жизненных процессов живых организмов, так и для исследований в области экологии и генетики. Достижения современной цивилизации и быстрые темпы научнотехнического развития приводят к неконтролируемым изменениям в биосфере, которые оказывают влияние на функционирование живых систем, в том числе на наследственность и изменчивость. Одним из важнейших факторов окружающей среды является магнетизм. Магнетизм, как исключительно интересное явление природы, известен с V века до н.э. А.С. Пресман (1968) пишет, что чудесная сила магнита издавна влекла к себе изобретателей и ученых. Первые научные обоснования некоторых свойств магнита принадлежат Псев Перегрину, который в 1269 году опубликовал манускрипт о наличии у магнита полюсов, один из которых указывает на север, а другой – на юг. Им было установлено также, что одноименные полюса магнитов отталкиваются, а разноименные притягиваются. Ведущая роль в изучении магнетизма в XVII веке принадлежала английскому натур-философу Уильяму Гильберту, который в 1600 году опубликовал работу «О магните, магнитных телах и о великом магните Земли». В ней он впервые высказал предположение, что наша планета представляет собой огромный шарообразный магнит, ничем не отличающийся по своим проявлениям на поверхности от любого другого сферического магнита. Он не только предельно объективно классифицировал множество известных явлений, о многих из которых, возможно, узнал по работам Перегрина, но и высказал мысль, что «магнетическое действие выливается с каждой стороны» магнитного тела. Почти одновременно с работой У. Гильберта появился труд о магнетизме итальянского ученого Баттисто Порта. Оба этих ученых считали, что магнитные силы относятся к классу духовных сил.

4 Материалистическая концепция магнетизма отражена в работе великого французского философа Рене Департе, который дал первую подробную теорию магнетизма. Одной из практических сторон применения магнитов, использование магнитов для лечебных целей восходит еще к Гиппократу, во времена которого с их помощью снимали боль, пытались лечить водянку. В конце XVIII века появились даже попытки научного обоснования лечебного действия магнитного поля. Крупный вклад в науку о магнетизме сделали русские ученые. М.В. Ломоносов говорил: «Из наблюдений устанавливать теорию, через теорию исправлять наблюдения есть лучший из всех способ к изысканию правды. Посему и паче всего в магнитной теории, тончайшей всех материй, что ни есть в физике, поступать должно». Великий русский ученый уже в то время пришел к правильному выводу о необходимости пересмотра старой теории магнетизма, объяснявшей магнитные явления истечением из них каких-то особых частиц. По мнению М.В. Ломоносова, в этих исследованиях первого места заслуживает магнитная теория и особенно вопросы земного магнетизма, магнитное наклонение и склонение. Немалая заслуга в разработке теории магнетизма принадлежит и таким выдающимся ученым, как Ф. Эпинусу – немецкому физику, работавшему в России, а также Кулону, развившему двухфлюидную теорию магнетизма. Ученым потребовалось еще более двухсот лет, чтобы сделать гигантский шаг от наивных представлений о существовании в телах особых магнитных жидкостей, от магнитной «души» до стойкой квантовой теории магнетизма, которая объясняет, что магнетизм – это движение элементарных частиц: движение электрона по орбите, внутриядерное движение протонов и нейтронов. Механизмы действия высокочастотных полей на организм изучались П.П. Лазаревым еще в 1916 году. Каждое изменение электромагнитной силы переменного тока, по мнению П.П. Лазарева, оказывает влияние на диполи, которые, подвергаясь диэлектрической поляризации, приходят во вращательное движение. Ав 5 тор считал, что возникающее эндогенное тепло под влиянием электромагнитных полей понижает возбудимость тканей, а специфическое действие электромагнитных волн приводит к возбуждению тканей. В процессе длительной эволюции биосферы живые системы выработали как механизмы взаимодействия внутренних и внешних факторов среды, так и ответных реакций на их изменение, в том числе и на антропогенные воздействия. Характерной особенностью этих механизмов является способность организмов избирательно реагировать на раздражители (Коган и др., 1977). Вопросы, связанные с их чувствительностью к электромагнитным полям в настоящее время широко рассматриваются в различных аспектах биологической науки, формируя самостоятельное направление – электромагнитобиологию. Интерес вызывает не только влияние электромагнитных полей, связанных с мощностью и частотой воздействия поглощенной энергии, но и сигнальные характеристики этих полей, которые формируют три подхода к выявлению механизмов: кибернетический, синергетический и квантовый. Данные, полученные экспериментальным путем многочисленными исследователями, свидетельствуют о специфическом влиянии электромагнитных полей на биологические системы. Установлены возможности при помощи электромагнитных излучений, регулировать физиолого-биохимические функции организма и повышать его резистентность. Показана избирательная чувствительность живых систем к определенным частотным диапазонам электромагнитных полей. Изучение взаимодействия электромагнитных полей с биологическими системами дало ценные результаты в различных областях (медицине, технике обнаружения последствий ядерных взрывов, сельском хозяйстве и т.д.). Однако, известно и отрицательное влияние на организм человека электромагнитных полей определенных частот и напряженностей (профессиональные заболевания работников электротранспорта, радио- и телестанций, радарных установок и т.д.). В связи с этим, возникает необходимость разработки методов исследования взаимодействия электромагнитных полей с биологическими объектами, в том числе и их мутагенной активности.

6 Не прекращающееся насыщение биосферы физическими и химическими факторами антропогенной природы вызывает большую обеспокоенность у генетиков и экологов, полагающих, что загрязнение природной среды увеличивает мутационный груз в популяциях организмов. Следует особо подчеркнуть, что еще несколько лет назад электромагнитное воздействие на организм не рассматривали с точки зрения их мутагенной активности. Вместе с тем, С.Г. ИнгеВечтомов в учебнике по генетике с основами селекции, изданном в 1989 году (Москва, Изд-во «Высшая школа») на стр. 528 указывает: «Развитие технологии, приводящее к новым физическим воздействиям на окружающую среду: действие ультразвука, токов высокой частоты, переменного магнитного поля и т.д., требует постоянного генетико-токсикологического контроля для своевременного выявления и предотвращения генетических последствий действия этих факторов». Таким образом, любые биологические объекты, в том числе и человек, постоянно испытывают непрерывное действие суммарного электромагнитного фона от различных источников, что вызывает необходимость комплексного исследования их влияния. Целью наших исследований явилось изучение генетической активности переменных электромагнитных полей различных частот на двух широко известных растительных тест-системах: традесканция (Tradescantia, клон 02) и скерда (Crepis capillaris L.). Для достижения поставленной цели решали следующие задачи: 1. Изучить и дать количественную оценку влиянию ПеМП различных частот на характер изменения волосков тычиночных нитей в цветках традесканции (клон 02), по которым можно судить о генетических последствиях их воздействия. 2. Выявить мутагенную активность исследуемого физического фактора на митотических препаратах корешков Crepis capillaris L. и провести учет хромосомных аберраций. 3. Определить влияние ПеМП различных частот на длину хромосом у Crepis capillaris L.

7 4. Провести анализ характера генетических изменений у Традесканции и у Crepis capillaris L. внутри катушки индуктивности и на фиксированном расстоянии от нее. 5. Установить на основе полученных данных возможность использования изученных растений в качестве тест-систем для регистрации мутагенного эффекта переменных электромагнитных полей. Актуальность. Окружающая среда в настоящее время насыщена и продолжает насыщаться огромным количеством радиотехнических приборов, работа которых сопровождается генерацией магнитных полей в окружающую среду и влияние которых на живые объекты, несомненно, хотя недостаточно изучено. Тем более ограничены данные по генетическому потенциалу этого важнейшего фактора в окружающей среде. Из данных центра электромагнитной безопасности России и анализа зарубежных научно-технических публикаций (Григорьев и др., 2003), становится ясным, что человечество столкнулось с новой серьезнейшей проблемой, суть которой состоит в том, что сети электроснабжения 0,4 кВ в зданиях, оснащенных компьютерной техникой (персональные компьютеры, файл-серверы, компьютерная периферия, мониторы, лазерные принтеры, блоки бесперебойного питания, другое обязательное офисное оборудование – копировальные аппараты, факсы, газоразрядные лампы, другие нелинейные электропотребители, а также бытовые приборы «заражены» высшими по отношению к промышленной частоте (50 Гц) гармониками. В связи с вышеизложенным, изучение влияния переменных магнитных полей на живые системы актуально и имеет теоретическое и практическое значение. Научная новизна. Впервые на двух растительных тест–системах получены результаты по исследованию влияния переменных электромагнитных полей различных частот и установлено в этих условиях достоверное изменение числа хромосомных аберраций в корешках скерды и мутационных событий в волосках тычиночных нитей у традесканции (клон 02) по сравнению с контролем. Выявлена возможность использования широко известных тест-систем для учета генетических изменений под действием такого важного экологического факто 8 ра, как переменные электромагнитные поля, по действию которых на живые объекты имеются весьма противоречивые мнения. Показано, что переменные электромагнитные поля приводят к изменению длины хромосом и возникновению значительного числа гепов у Crepis capillaris L., что может явиться одним из возможных объяснений механизма их действия на живые системы. Практическое значение работы. Изучена мутагенная активность переменных магнитных полей на растительных объектах. Установлено, что широко используемые для цитогенетических экспериментов, тест-системы – традесканция (клон 02) и скерда могут быть применены для выявления мутагенного потенциала переменных магнитных полей и изучения механизма их действия. Обнаружена специфичность действия переменных магнитных полей на эти тест-системы, заключающаяся в появлении большого числа таких изменений как гепы и нарушение пигментации в волосках тычиночных нитей традесканции и их ветвление. Эти данные свидетельствуют о том, что спектр действия переменных магнитных полей весьма разнообразен, что необходимо учитывать при их широком использовании. Апробация результатов исследований. По материалам диссертации опубликовано 6 научных работ и тезисов докладов. Основные положения диссертации апробировались на 27 Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс» (Новосибирск, 1999);

на международной конференции молодых ученых и студентов «Актуальные проблемы современной науки» (Самара, 2000);

на Региональной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых Северного Кавказа «Кавказ-2000» (Нальчик, 2000);

. в Вестнике Кабардино-Балкарского государственного университета (серия биологические науки. Вып. 4. Нальчик, 2000);

на XXXIX международной научной студенческой конференции: «Студент и научно-технический прогресс», посвященной 70-летию академика В.А. Коптюга. (Новосибирск, 2001);

на Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Перспектива-2003» (Нальчик, 2003).

9 Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, материала и методики, результатов исследований, выводов и списка литературы. Текст диссертации изложен на 144 страницах, включающих 19 таблиц и 20 рисунков. Список литературы состоит из 230 источников, в том числе 93 отечественных и 137 иностранных авторов.

ГЛАВА I. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 1.1 История и современные представления о влиянии магнитных полей на живые системы 1.1.1. Влияние геомагнитных полей на функционирование биологических систем в природных популяциях Вопрос о влиянии естественного магнитного поля (МП) на растения исторически сравнительно не нов. По материалам Ю.И. Новицкого и др. (1970), изучением данной проблемы занимались еще в XIX веке Беккерель в 1837 г, Дютроши в 1846 г. Райнке в 1882 г. исследовал влияние магнитного поля на движение протоплазмы в клетках хары и традесканции. A. д Арсонваль (1886), наблюдал ускорение роста кресс-салата под влиянием постоянного магнитного поля (ПМП), затем Дж. Толомей (Tolomei,1893) сообщил, что геотропизм корней фасоли нарушается ПМП. В то же время, Л. Эррера (Errera, 1890) не наблюдал влияние ПМП на митоз в волосках тычиночных нитей традесканции. В 1966 г. на VIII Международном океанологическом конгрессе было высказано мнение о биологической роли геомагнитного поля (ГМП), заключающейся в том, что оно препятствует проникновению радиоактивных, заряженных частиц в биосферу, снижая радиационный фон и частоту мутаций (Берман, 1966). Таким образом, ГМП отводится чисто пассивная роль. Между тем, накопленные биологами многочисленные факты, касающиеся чувствительности растений и животных к ПМП, позволяют утверждать, что оно может являться непосредственным биологически активно действующим и значимым фактором. В принципе вопрос о значимости флюктуаций ГМП был поставлен и проанализирован Дж. Райнке (Reinke, 1876) еще в 1876 г. на примере роста камыша болотного (суточные вариации интенсивности роста увязывались с ГМП). Рядом исследователей были проведены эксперименты по выявлению действия природных магнитных полей на живые объекты.

11 П.В. Савостиным (1937) высказано предположение, что периодичная чувствительность роста растений к ГМП обуславливается периодичностью митозов. Им же было показано, что нутационные движения усиков гороха расстраиваются при наложении ПМП. Также заслуживает внимания его точка зрения, о том, что ГМП является координатой (наряду с вращением Земли и гравитацией), на которую «опирается наследственность при своей реализации в онтогенезе». Это предполагает в свою очередь существование механизма высокой чувствительности к ПМП. В своей работе автор ссылался на неодинаковую чувствительность различных органов растения к действию магнитного поля. В опытах А.П. Дуброва и Е.В. Булыгиной (1967) смещалась ритмика корневых выделений и при изменении горизонтальной составляющей ГМП. Вообще, в действии слабых МП, связь между этим действием и периодическими явлениями вне растительного объекта – движением солнца, луны, – улавливается яснее, чем при действии сильных МП (Palmer, 1963;

Браун, 1964). Вместе с тем, каков же должен быть механизм, обеспечивающий чувствительность к МП, которое в сотни и даже тысячи раз слабее ГМП? Известно, что в истории Земли были не только периоды, когда ГМП имело иное направление, но и когда оно было в десятки раз слабее современного. С этой точки зрения, не является ли временное усиление и угнетение роста у растений при снижении поля реакцией временной потери чувствительности к полю, позже восстанавливаемой, а отсутствие реакции у ряда растений на снижение напряженности МП – просто тем, что для них «магнитная» координата все еще существует? Действительно, в работе A.M. Dycus и A.J. Shultz (1964) утверждается, что снижение напряженности ГМП в сотни и тысячи раз, имеет определенные физиологические последствия для ряда растительных объектов. При этом некоторые растения отвечают ускорением (огурцы и редис), другие – торможением роста (кукуруза, ячмень) с последующим возвратом к норме, третьи не реагируют совсем или наблюдается появление опухолевидных образований при большей степени 12 компенсации поля (с точностью до 10 э). Явление в большинстве случаев но- сило временный характер, и его регистрировали только на протяжении месяца. В 1967 г. были поставлены опыты (Чуваев, 1969), в которых напряженность ГМП в опыте снижалась почти в 50 000 раз. Получены интересные результаты, свидетельствующие о некоторых расстройствах в росте корней. Корни утолщаются, укорачиваются, изгибаются, на них образуются наросты. Л. Одесу (Audus, 1960) удалось показать, что изгибание корня кресс– салата в МП 4 500 э, можно зафиксировать на кинопленке уже через несколько минут, причем корень уходит из области наибольшего градиента в область наименьшего, проявляя отрицательный магнитотропизм. Л. Одес факт изгибания кончика корня по градиенту положил в основу своего понимания магнитотропизма. Совершено иной смысл в понятие магнитотропизма вложили А.В. Крылов, Г.А. Тараканова (1960) и А.В. Крылов (1961). Они считали магнитотропизмом полученный ими эффект изгибания первичного корешка при прорастании в направлении к одному из полюсов, т.е. по или против вектора напряженности магнитного поля. В опытах А.В. Крылова и Г.А. Таракановой было обнаружено, что при добавлении стимулятора роста (гибберелина) картина менялась: активнее прорастали семена, ориентированные корешком зародыша к северному полюсу магнита. Оказалось, что полярность играет роль и в иммунитете растений. Проростки семян, ориентируемых корешком зародыша к северному магнитному полюсу, густо зарастали плесневыми грибками, тогда как при противоположной ориентации проростки были чистыми. Наконец, третье понятие магнитотропизма дает U.J. Pittman (1962-1964), который понимает под ним явление ориентации корневых систем под влиянием ГМП в природе. В этом случае корневые системы ориентируются либо вдоль магнитного меридиана, либо поперек него, в широтном направлении. Там, где направления магнитного и географического меридианов близки, это направле 13 ние вытянутости корневых систем совпадает с направлением С-Ю и З-В. У.Дж. Питтману (Pittman, 1967) удалось показать, что изменение направления МП меняет направление ориентации корневой системы. Оказалось, что в направлении преимущественного расположения корней поглотительная активность корневой системы, выражена сильнее (например, по отношению к фосфору). Практический вывод автора состоит в том, чтобы вносить удобрения поперек преимущественного распределения корневой системы. К тому же выводу, но более чем на 10 лет раньше пришел и Шрайбер (по Lissman, 1958) относительно сахарной свеклы. Ю.И. Новицкий (1971) с коллегами в 1967г. изучали распределение корневых борозд сахарной свеклы и редиса в полевых условиях. Ими установлено, что у них преобладают два основных направления: С-Ю и З-В, составляющие более 90% случаев. Корни этих растений обладают наибольшим весом, хотя неизвестно, каково содержание сахара в этих корнях. Авторы считают, что магнитотропическая реакция имеет место в природе и связана с активной поглотительной деятельностью корневой системы. Более того, ориентация относительно силовых линий МП столь важна, что растения переориентируют корневую систему в случае, если по той или иной причине меняется взаимное расположение поля и корневой системы. Исследуя влияние ориентации личинок дрозофилы по отношению к магнитным полюсам, на сексуализацию В.В. Аброськин (1969) установил, что ориентация личинок дрозофилы головным отделом зародыша на север способствует его сексуализации в мужском направлении, а ориентация на юг–проявлению женской сексуализации. Все это указывает на прямое воздействие ГМП на генетический аппарат насекомых. Подтверждением такого вывода могут служить результаты опыта с дрозофилой, находившейся в гипомагнитных условиях (Tegenkampf, 1969), а также исследования динамики естественного мутационного процесса (Дубров, 1969-1971, 1973). Показано большое значение ГМП для 14 мутационных изменений, протекающих у насекомых в естественных условиях. С помощью метода прямого сопоставления было обнаружено, что у дрозофилы сезонный ход инверсий хромосом в природных популяциях точно соответствует изменению ГМП за тот же период времени. При воздействии искусственным магнитным полем, а также при снижении уровня естественного ГМП до 0,05 э у дрозофилы наблюдали отклонение в соотношении полов по сравнению с нормальным ожидаемым соотношением 1:1 (Tegenkampf, 1969). Характерно, что у насекомых, находившихся долгое время после спаривания в гипомагнитных условиях (0,05 э), особенно в F2 и F3 поколениях, обнаружен высокий статистически значимый сдвиг в соотношении полов в сторону преобладания мужских особей. В районе Курской магнитной аномалии изучали динамику роста и урожайности сельскохозяйственных культур (Травкин, 1969, 1971). По средним данным за 1964-1969 гг., в районах с аномальным полем урожаи озимой пшеницы, ржи, кукурузы, подсолнечника, однолетних трав оказались ниже, чем в районах с нормальным полем. Однако, урожаи картофеля были выше в аномальных районах, чем в нормальных. В аномальных районах рост корней сахарной свеклы отставал от роста корней в нормальных районах, но различий в сахаристости корнеплодов обнаружено не было. Влияние экранирования геомагнитного поля на некоторые структурнофункциональные показатели у высших растений, а именно всхожесть семян и рост проростков, исследовали Р.Д. Говорун и др. (1990). Изучалось прорастание семян гороха, чечевицы, льна и рост проростков (весенне–летний период 1985– 1988 гг.) в условиях геомагнитного поля (ГМП) и при его экранировании в 105106 раз с помощью сконструированной в объединенном Институте ядерных исследований (Дубна) установки «магнитный экран». Показано, что в условиях «магнитного вакуума» (МВ) сохранялась способность к прорастанию семян и росту проростков. Доминирующей реакцией на условия «магнитного вакуума» 15 явилась задержка прорастания семян (~ 67 % опытов) и торможение роста проростков (~ 79 % опытов). Отмечена связь флуктуаций ГМП с ростом проростков. Экспериментально показано, что более быстрый рост проростков в условиях ГМП связан с превышением минимального уровня поглощенной электромагнитной энергии Wэм. Таким образом, в первой половине XX века и позже были получены многочисленные данные по выявлению роли геомагнитных полей в функционировании живых систем и начаты широкие исследования по использованию искусственных магнитных полей для воздействия на микроорганизмы, растения и животных.

1.1.2. Влияние искусственных магнитных полей на живые системы И.В. Мичурин писал в 1929 г. о том, что он ставил пыльцу плодовых деревьев на короткое время в межполюсное пространство сильных магнитов. Хотя опыты и не были закончены, И.В. Мичурин считал необходимым упомянуть о них, чтобы указать своим последователям на возможность применения магнитных полей в деле гибридизации. В.И. Кармилов (1948) подвергал воздействию магнитного поля предназначенные к посадке луковицы, семена огурцов, помидоров и картофель. В результате он наблюдал лучшее ветвление стеблей опытных растений и увеличение урожайности помидоров и картофеля. В последнем случае часто появлялись причудливо уродливые клубни. Распространенное в литературе мнение о том, что ПМП более низкой напряженности слабее действует на физиологические процессы, часто не подтверждается. Так, П.В. Савостин (1930), первым заметил, что ПМП 1600 э оказывает на рост проростков пшеницы действие менее заметное, чем поле в 60 э (речь шла о темновых колеоптилях чистолинейных ростков пшеницы). Заслу 16 живает внимания тот факт, что и кратковременное (до 30 мин.) действие магнитного поля 20 э, совпадающего по направлению с магнитным полем Земли, стимулирует рост корня, действуя как раздражитель. Однако то же поле, но направленное против земного, не оказывало влияние на рост корня, что позволило автору рассматривать ПМП не просто как механически действующий фактор, а как физиологический раздражитель, действие которого должно, в общем, определяться по известной кривой раздражимости, конкретная форма которой, быть может, различна, но общие положения о нижнем пороге, зоне стимуляции, зоне (или фазе) торможения должны соблюдаться. Примером такой кривой может явиться опубликованная А.И. Мочалкиным с соавторами в 1962 г. кривая зависимости темпов прорастания ржи «Гатчинская», подвергнутой действию ПМП. Такого же типа кривые получены авторами и для ряда других культур (Мочалкин, Рик, Батыгин, 1962). Кроме того, проблема действия МП на интенсивность роста растений тесно связана с вопросом о первичной ориентации растущего объекта, относительно силовых линий ПМП. Как это следует из работ Ю.И. Новицкого и др. (1971), которые сравнивали ростовую реакцию различных прорастающих семян на ориентацию относительно горизонтальной составляющей ГМП. Единственно, что они могли констатировать, было то, что было уже известно из работы А.В. Крылова и Г.А. Таракановой (1960) и общая длина корней темновых проростков у некоторых культур при ориентации зародышем на север достигает за первые 3–4–7 дней большей величины, чем при ориентации в противоположном направлении. Магнитное поле напряженностью 20–60 э стимулировало прорастание семян многих растений (овес, пшеница, рожь, огурцы, бобы и другие) при определенной ориентации семени в пространстве (Новицкий, Тараканова и Стрекова, 1960-1966). Стимуляция роста, определяемая по высоте проростков и длине корневой системы, сопровождалась снижением потребления кислорода 17 на 15%, особенно, в первые два-три дня прорастания. Большая длина корневой системы у проростков, обращенных зародышем к южному магнитному полюсу, обеспечивается увеличением размера клеток в зоне растяжения. Магнитное поле задерживало деление клеток при общей кажущейся стимуляции роста. Следовательно, клетки наиболее чувствительны к магнитному полю в период деления. Это подтверждают и современные исследования С.И. Аксенова, А.А. Булычева, Т.Ю. Груниной, В.Б. Туровецкого, (1996), показывающие, что кратковременное воздействие низкочастотного магнитного поля на этапе высвобождения эстераз в ходе набухания семян пшеницы заметно ускоряет выход ферментов из связанного состояния, а также выход семян из состояния покоя. Позднее эффекты поля заметно падают. Опыты Ю.И. Новицкого, В.Ю. Стрековой, Г.А. Таракановой, проведенные совместно с А.М. Смирновым в 1965 г. показали, что изолированные корни фасоли, выращенные в течение 7–10 дней в кольцах Гельмгольца (20 э), медленнее растут по сравнению с контролем, находившимся при той же температуре (Смирнов, 1967). В опытах Ю.И. Новицкого и др. (1971), расположенные рядом кольца Гельмгольца – источники однородного магнитного поля – определяли направление горизонтальных составляющих по и против направления ГМП при одинаковой ориентации зерен зародышами по отношению к солнцу. Именно усиление роста характеризует проростки, семена которых были ориентированы первоначально на юг. Эта реакция усиления роста сохраняется и при увеличении напряженности поля до 60 э, но при 4 000 и 12 000 э она уже проявляется как тормозящая рост. Лабораторные и полевые опыты, проведенные J. Novak, L. Valek (1965) подтвердили биологическое действие МП на растения. С помощью соленоида, изготовленного из пяти колец медной проволоки большого сечения, было получено магнитное поле напряженностью 280 гамм. У растений одуванчика, по 18 мещенного в такой соленоид, соцветия открывались и закрывались с замедлением, а после длительного воздействия растения увядали и погибали. В лабораторных условиях было показано, что слабые магнитные поля (0,05–3 э) влияют на ростовые и формообразовательные процессы у растений (Сиротина, Сиротин, Травкин, 1971). При воздействии МП 0,05 э на замоченные семена в течение двух суток, ускоренно развиваются проростки, раньше начинается дифференциация стеблевых метамеров в апикальных меристемах точек роста, стимулируется образование боковых и придаточных корней. В начале 80–х годов в Курганском сельскохозяйственном институте В.А. Савельевым (1983) проведены исследования по изучению влияния магнитной и лазерной обработки семян пшеницы. Для обработки семян был использован постоянный магнит с индукционным полем 1Тл. Как показали исследования, всхожесть семян пшеницы после обработки магнитным полем составила 93,7 % (контроль 91,7 %). Особенно большой эффект получен от допосевных обработок травмированных семян пшеницы, у которых со стороны хохолка были повреждены слой эндосперма, семенная и плодовая оболочки. Всхожесть этих семян после обработки магнитным полем стала почти такой же, как и у не травмированных. Как в засушливые годы (1981), так и в годы с большим количеством осадков (1982). Допосевная обработка магнитным полем дала достоверную прибавку урожая яровой пшеницы. Японские ученые Muraji Masafumi et al. (1990) исследуя влияние статического магнитного поля на рост первичных корней кукурузы, достоверно установили, что сильное статическое магнитное поле оказывает слабое тормозящее влияние на рост первичных корней проросших семян кукурузы, незначительно уменьшая их гравитропическую реакцию. Эти же исследователи изучали влияние переменного магнитного поля (ПеМП) на рост первичного корня кукурузы и показали, что ПеМП с частотой 200–320 Гц и магнитной индукцией 0,005 Тл 19 ингибируют рост корня, как в целом, так и в направлении действия сил гравитации. Электромагнитную стимуляцию почек каштана в культуре ткани изучали ученые из Словакии R. Ruzic et al. (1992). Зародыши, выделенные из семян, культивировали in vitro на среде Хеллера. Культуру подвергали обработке ЭМП 1,2;

3,2 и 5,9 мТл по 1 ч в день, 6 дней в неделю в течение 28 недель. Влияние поля на рост почек зависело от сезона. В начале лета оно усиливало рост на 50– 60 % по сравнению с контролем, а в конце лета слабо ингибировало. В начале зимы опять наблюдали стимуляцию роста. O.A. Kuznetsov, K.H. Hasenstein (1994) с помощью индукции искривления корня при магнетофорезе, исследовали возможность замены гравитационного вектора для корней высоким градиентом магнитного поля. Корни льна расположили вблизи острия ферромагнитного конуса, намагниченного равномерным наружным магнитным полем. При размещении корней вертикально в высоком градиенте магнитного поля скорость роста была той же, что и при отсутствии вращения у горизонтально расположенных корней, но кривизна вне близости с конусом проявлялась только в варианте 1–часового воздействия. Полученные данные, показывают, что, несмотря на некоторое уменьшение скорости роста, а также искривления корня у вращавшихся сеянцев, по сравнению с не вращавшимися, магнитное поле может заменять гравитационное. Эффекты электромагнитного поля на ранний рост у трех видов растений были изучены M. S. Davies (1996). Семена Raphanus sativus L. (редис), Sinapsis alba L. (горчица), и Hordeum vulgare L. (ячмень), выращивались в непрерывных ЭМП в условиях ионного циклотронного резонанса, для стимулирования ионов Ca2+. Вес сухого стебля и высота были значительно больше у опытных растений, чем у контрольных в каждом ЭМП эксперименте, хотя другие признаки 20 мало, чем отличались от контроля. Растения горчицы слабо поддавались действию ЭМП. Стимулирование прорастания, роста и регенерации побегов каллуса Nicotiana tabacum L. пульсирующими электромагнитными полями (пЭМП) исследовали R. Bovelli, A. Bennici (2000). Авторы ссылаются на результаты Lucchesini et al. (1992) которые обнаружили, что обработка электромагнитным полем (пЭМП) стимулировала растения Prunus cerasifera Ehrh (слива растопыренная), разводившихся in vitro. Что и вызвало постановку специальных опытов по исследованию эффектов пЭМП на прорастание семян, прирост каллуса, и регенерацию побегов Nicotiana tabacum L. Семена Nicotiana tabacum L. обработанные электромагнитным полем в 2 мТл, с частотой 75 Гц и семена контроля, показали приблизительно одинаковые проценты прорастания после 16 дней воздействия (80 и 82, соответственно). Последующая 14 дневная обработка пЭМП вызвала 10%-ное увеличение в прорастании по сравнению с контрольными семенами. Все обработанные пЭМП побеги в опыте и контроле дали каллус. Средние величины влажного и сухого веса (г) каллуса были оценены после 55 дней культивирования. Значимый прирост отметили у обработанного пЭМП по сравнению с необработанным каллусом. Влияние ЭМП линий электропередач на покрытосеменные растения, изучали В.Г. Рошко, В.В. Роман (1997). В зоне линий электропередач (ЛЭП) 120000 В, определяли фитомассу посевов люцерны, кукурузы, злакового разнотравья с преобладаньем пырея ползучего, а в зоне ЛЭП–750000 В - яровой пшеницы и злакового разнотравья. Выявлена общая закономерность, согласно которой фитомасса возрастает по мере удаления от ЛЭП. Эта закономерность проявляется при любом напряжении >35000 В. Влияние напряжения проявляется обратно пропорционально при однородности растительного покрова и микрорельефа, т.е., проявляется угнетающая роль электромагнитного поля ЛЭП на рост и физиологические процессы у высших растений.

21 A. Yano et al. (2001) подвергали первичные корни саженцев редиса (Raphanus sativus L.) действию однородного статического магнитного поля. В направлении роста корней наблюдали отрицательный тропизм. Они реагировали значительно на южный полюс (P<0,05) магнита. Также обнаружен, небольшой, и незначительный, ответ корней на северный полюс. Влияние магнитных полей на животных исследовано многими учеными. Полученные результаты свидетельствуют о действии магнитных полей на все стороны жизнедеятельности организмов относящихся к различным систематическим группам. Остановимся на некоторых данных. Ф. Браун, его сотрудники и последователи подтверждают биологическое действие слабых искусственных магнитных полей (Brown, 1960, 1962;

Brown, Barnwell, Webb, 1964;

Brown, Jr. 1965, 1969;

Gotlieb, Caldwell, 1967;

Palmer, 1963a). Они показали, что любые организмы могут различать интенсивность магнитного поля и чувствовать направление, по которому магнитные силовые линии проходят через их тело. Причем максимальной эффективностью всегда обладали магнитные поля напряженностью, близкой к ГМП. У молоди европейского угря выявилась способность воспринимать постоянное магнитное поле напряженностью всего несколько десятков гамм и различать полярность используемого магнита (Ходорковский, Полонников, 1971). В.А. Ходорковским (1972) выявлена высокая чувствительность рыб к МП малой напряженности. Рыбы могут направленно двигаться вдоль силовой линии, в сторону увеличения напряженности поля, даже если градиент между точками пути всего 52 гаммы (Ходорковский, Глейзер, 1972), и изменять двигательную активность при смене индуктивности поля от 0,3 Т до нуля (Васильев, Глейзер 1973). Эффекты активации синтеза протеина и действие на мембранный транспорт в крысиной коже импульсных электромагнитных полей исследовали W. De Loecker et al. (1989). Угнетения роста, стимуляцию семенников и синтеза 22 мелатонина у Джунгарских хомячков (Phodopus sungorus) слабым МП (50 Гц) выявили M. Niehaus et al. (1997 г). Влияние магнитного поля на звездную ориентацию молодых мигрирующих птиц изучали P. Weindler et al. (1996 г). В ходе эксперимента ими был сделан вывод, что МП необходимо для развития способности выбора популяционно–специфического направления на основе МП. Китообразные разных видов регулярно мигрируют на тысячи, и даже десятки тысяч километров. Возникло предположение, что животные находят путь в океане при помощи «магнитного чувства». Обнаружение биогенного магнетита в твердой мозговой оболочке у обыкновенного дельфина Delphinus delphis (Zoeger, Dunn, Fuller, 1981), а затем у представителей Ziphius, Tursiops, Phocenoides и Megaptera (Бауер и др. 1989), существенно подкрепило это предположение. В.Б. Кузнецов (1999) изучил вегетативные реакции дельфина афалины на изменение постоянного МП. Показана высокая чувствительность дельфина к изменению величины ПМП («магнитное чувство»). С древнейших времен привлекали внимание случаи выбрасывания на берег живых китов и дельфинов. Сопоставление мест выбрасывания с данными магнитной съемки показало, что китообразные чаще всего выбрасываются в тех местах, где отрицательные линейные аномалии ГМП пересекают береговую линию (Klinowska, 1983, 1985;

Kirschvink et al. 1986;

Kirschvink, 1990). Предполагается, что во время миграции китообразные двигаются вдоль локальных минимумов линейных аномалий ГМП, а в прибрежной зоне не успевают скорректировать свой маршрут, что и приводит к выбрасыванию на берег. Кроме того, множество данных получено и по влиянию магнитных полей на микроорганизмы. Приведем некоторые из них. При экранировании микроорганизмов от ГМП резко снижается рост колоний (Becker, 1963;

Ачкасов, 1973), образуются мутантные штаммы (Чуваев, 1969).

23 Анализ изменений спонтанного уровня титра фага в лизогенной культуре E. Coli K12 (), показал зависимость их от изменений горизонтальной составляющей ГМП (Белокрысенко, Горшков, Давыдова, 1972). M.R. Gretz (1989), наблюдал нарушение биогенеза целлюлозы у бактерий и высших растений магнитными полями. А.Ю. Матрончик и др. (1996) исследовали действие низкочастотного и постоянного магнитных полей на конформационное состояние генома клеток E.Coli, обнаружена волнообразная зависимость изменений конформационного состояния генома от магнитной индукции в диапазоне от 0 до 110 мкТл. Ж.Р. Алавердян и др. (1996 г) исследовали влияние постоянного и переменного магнитных полей на кислотообразующую способность и фазы роста молочнокислых бактерий. Наблюдалась стимуляция роста при воздействии ПМП продолжительностью 30 мин. в различные фазы роста штамма Lactobacterium acidophilum. Kudo et al., (1993) исследовали образование противоопухолевого антибиотика неокарциностатина (НКС) Streptomyces Carzinostaticus Var. F 41 зависящее от внешнего магнитного поля. Ими выявлено повышение выхода НКС при действии магнитного поля в течение экспоненциальной фазы роста. А.В. Макаревич (1999) изучал влияние ПМП, источником которого является ферритонаполненные полимерные композиты (магнитопласты), на процессы роста микроорганизмов Pseudomonas fluorescens, Staphylococcus albus, Aspergillus niger в твердых и жидких питательных средах. Установлена стимуляция метаболизма и роста микробных клеток. Особое внимание исследователей обращено на неблагоприятные эффекты МП вблизи силовых линий или электрических приборов, на здоровье человека (особенно в плане карценогенеза).

24 Эффекты магнитных полей 50 Гц на клетках легкого китайского хомячка изучали C.M. Li et al. (1999). Предполагается, что эта частота МП может выступать в качестве активатора и соактиватора рака. В 1998, J. E. Moulder сделал обзор почти 100 опубликованных работ по ЭМП и карциногенезу (онкология). В нем отмечена невоспроизводимость полученных результатов, свидетельствующих о связи между МП и раком. Adair (1991), считает, что ЭМП не имеют достаточной энергии, чтобы разорвать химическую связь или вызвать мутацию ДНК. Некоторые теории биологических механизмов возникновения рака основаны на том, что «механизм резонанса» мог бы преодолеть биофизические ограничения и сделать клетки и организмы чувствительными к энергии частотных ЭМП. Тем не менее, ученые, рассматривающие, такие теории, находят подобный механизм маловероятным (Adair, 1992). Liboff et al. (1987) предполагают, что «ионный циклотронный резонанс» мог бы повлиять на прохождение кальциевых ионов в клетку, что могло бы, в известной мере, объяснить эпидемиологические ассоциации. Авторы обнаружили, подобный эффект ЭМП. В последующих работах, тем не менее, не удалось воспроизвести этот эффект (Parkinson, Hanks, 1989). Другая теория биологического механизма возникновения рака связана с продукцией гормона мелатонина, и предполагает, что экспозиция ЭМП может подавлять продукцию мелатонина, предохраняющего от появления рака (Stevens, et al. 1992). Тем не менее, в работах, как на постоянных, так и на переменных магнитных полях не обнаружен эффект влияния ЭМП на продукцию мелатонина (Graham, et al. 1996.).

25 1.1.3. Физиологические, биохимические и ферментативные эффекты в магнитных полях При изучении влияния магнитных полей, исследователи обращают внимание не только на морфологические изменения в функционировании растений, но и на их физиологические и биохимические эффекты, в том числе на ферментативную активность. Было замечено несоответствие между усилением роста в слабом МП при ориентации семени зародышем к магнитному югу и потреблением кислорода. Усиленному, по сравнению с контролем, росту соответствовало уменьшенное, по сравнению с контролем, потребление кислорода (Тишанькин, 1950;

Reno, Nutini, 1963 и др.;

Тараканова, Стрекова, Прудникова, Новицкий, 1965). При обращении семени зародышем к магнитному северу это несоответствие не оказалось столь ясно выраженным. Вообще, снижение потребления кислорода в МП – факт хорошо установленный. Однако авторов заинтересовала именно необычная связь этих процессов – усиленный рост и сниженное дыхание. П. Житарю с сотр. (Jitariu et al. 1961) на цыплятах были получены данные для стимулирующих доз импульсных ЭМП. Им удалось связать свои результаты с процессами энергетического обмена и показать, что ЭМП повышает сопряженность процессов окисления и фосфорилирования. Наблюдаемые изменения в характере газообмена связаны, прежде всего, с изменением характера сопряженности процессов окисления и фосфорилирования при общем уклонении обмена веществ под влиянием МП в сторону анаэробиоза (Тараканова и др. 1965;

Новицкий и др. 1966). К сходному выводу пришли П. Житарю с сотр. (1964) при изучении действия импульсных ЭМП на вылупляемость цыплят, а также И.А. Тарчевский (1964), А.И. Заботин и др. (1964) при изучении неблагоприятных воздействий на фотосинтез (засуха, МП, электрическое поле) в отношении фотофосфорилирования.

26 Действительно, динитрофенольным методом Г.А. Таракановой (1968) было показано, что в тех случаях, когда рост под действием МП усилен (МП 20 э), потребление кислорода корнями опытных растений при стимулирующих дозах динитрофенола возрастает значительно больше, чем у контрольных. При подавлении роста (сильные ПМП 4 000 и 12 000 э) имеет место ослабление этой связи причем длительное воздействие ПМП (30 сут.) не изменяет направленности процессов, а лишь усиливает их. При этом ДК (дыхательный коэффициент) несколько увеличивается. Действие же одночасовых экспозиций слабого (20 э) МП на отдельные корни не обнаруживается. Обращает на себя внимание тот факт, что последействие сильных МП (особенно при длительных экспозициях) вызывает обратный действию эффект – повышение интенсивности дыхания. При этом также значительно возрастает величина ДК. Сходную картину наблюдал при некоторых экспозициях с ИМП на примере метаболизма K+, Na+, Ca2+ и др. элементов П. Житарю с соавт. (1961). Все это весьма похоже на компенсирующую реакцию неспецифического порядка на неблагоприятный раздражитель (Холодов, 1965;

Barnothy, 1963 и др.). Полученные данные полностью коррелируют с изменением интенсивности ростового процесса и энергетической эффективностью дыхания в МП. Они означают, по-видимому, что ПМП нарушает протекание биологических окислительных процессов в клетке, изменяя интенсивность свечения. Изменение характера протекания цепного процесса окисления при действии ПМП проявляется, быть может, в нарушении синтеза нуклеиновых кислот, белков, что и сказывается на ходе клеточного деления и темпах роста. Характерной чертой биохимических данных, полученных в результате воздействия магнитных полей на растительные объекты, является их неспецифичность, т.е., отвлекаясь от природы вызвавшего эти изменения фактора, невозможно установить по ходу биохимических изменений, каким физическим 27 фактором они вызваны, что впервые было подчеркнуто И.А. Тарчевским (1964), а также в др. работах (Холодов, 1965;

Jitariu et al. 1962 и др.;

Barnothy, 1963). Вопрос о действии на магнитные массы включает в себя также действие на парамагнитные вещества клетки. В свое время П.В. Савостин (1928) придавал этому большое значение, считая, что именно содержание парамагнитных элементов в клетке определяет ее чувствительность к ПМП. Наибольшее содержание парамагнитных элементов в органе или ткани также является причиной того, почему этот орган или ткань наиболее чувствительны к полю. Конечно, парамагнитные элементы, такие как Fe и Co, связаны с важнейшими ферментными и кодирующими системами, но эти системы не обладают столь «выдающимися» магнитными свойствами (Theorell, Ehrenberg,1952), чтобы через них можно было бы объяснить биологические реакции как следствие особого поведения этих веществ в МП достаточно сильных, средних и тем более слабых напряженностей. Более того, благодаря вязкости протоплазмы этот механизм действия в клетке вообще может быть поставлен под сомнение. Подводя итог вышесказанному, можно предположить, что действие МП на растения, на их физиологические функции, может проявляться либо как результат влияния на генетический аппарат, например через деление клетки (непосредственно на код или на передачу информации), либо как результат непосредственного вмешательства в обмен веществ или в координационные процессы, связанные с ориентацией в пространстве и во времени. Так как в полях больших напряженностей и градиента мы имеем дело с многими из этих явлений сразу, то вычленить какой – либо из этих механизмов представляется проблематичным. В то же время, в полях порядка земного (и менее) отчетливо проявляется связь действия ПМП с последними из упомянутых явлений, что, может быть объяснено не только резонансными эффектами, но и особой чувствительностью переходных структурных состояний органических гелей к внешним воздействиям.

28 Ученые П. Совински и др. (1990), возвращаясь к вопросу о механизме действия постоянного МП на проростки кукурузы, выявляемого по повышению устойчивости к холоду, показали, что понижение чувствительности к холоду происходит вследствие освобождения ионов Са2+, защищающих структуру клеточных мембран при охлаждении. Еще раньше ими было установлено, что постоянное МП вызывает уменьшение холодоповреждения проростков холодотолерантного гибрида кукурузы F7CO151 и холодочувствительного S72CO125. В литературе имеются данные по влиянию магнитных полей и на повышение активности различных ферментов, участвующих в окислительных и других биохимических процессах, как в искусственных системах, так и в живом организме. Заслуживают внимания результаты, полученные Г. Акоюноглоу (1964) на карбоксидисмутазе. Интересные результаты были получены W. Haberditzl, (1967) на каталазе и глутаматдегидрогеназе. Однородное поле мало меняло активность ферментов, в то время как неоднородное поле угнетало активность глутаматдегидрогеназы до 92,7 % и увеличивало активность каталазы до 52 %. Среди других работ можно упомянуть об исследовании активности ряда окислительных ферментов (сукцинат–, глутамат– и малатдегидрогеназы), гистидазы и аспарагиназы (Шишло, Евсеев, 1966;

Шишло, Шимкевич, 1966). Авторы обнаружили угнетение активности окислительных ферментов и повышение активности аспарагиназы на 24,5 % и снижение ее у гистидазы на 24,9 %. Первые данные об изменении газообмена у интактных животных при короткой экспозиции ПМП были получены В.Ф. Тишанькиным (1950). Исследованию окислительного фосфорилирования в тканях животных при действии прерывистых низкочастотных МП на целостный организм посвящена работа. (Jitariu et al., 1965). Litovitz et al. (1993, 1997a, 1997b) и Penafiel et al. (1997) тестировали клетки на продукцию орнитиндекарбоксилазы, являющейся энзимом обнаруживае 29 мом в быстро растущих тканях, особенно опухолях. Они сообщили о значительном влиянии амплитудно-модулированного микроволнового излучения сотового телефона с частотой 835 МГц на активность орнитин декарбоксилазы в клетках L929.

1.1.4. Эффекты магнитных полей на ДНК Репарацию ДНК после гамма радиации на человеческих лимфоцитах in vitro, находящихся в низкочастотном пульсирующем ЭМП изучали A. Cossarizza et al. (1989). Действие пульсирующего ЭМП в их опытах не повлияло на незапланированный синтез ДНК или выживаемость клетки. Предполагается, что этот тип неионизирующего излучения, которым человек может подвергаться в окружающей среде, и которое используется как для диагностических, так и терапевтических целей не влияет на механизм репарации ДНК. Кратковременное увеличение транскрипции ДНК при нахождении клеток в электромагнитных полях исследовали T.A. Litovitz et al. (1990). Нахождение клеток в сравнительно низко-интенсивном пульсирующем, низкочастотном ЭМП может закончиться увеличением синтеза м-РНК. Произведен расчет модели химической реакции для главных характеристик, наблюдающихся во времени и интенсивность-подчиненных изменений транскрипционных эффектов. Решающим предположением обсуждаемой модели является увеличение константы скорости, при воздействии электромагнитных полей на клетку, характеризующее одну из последовательных промежуточных реакций в синтезе мРНК. H. Lai и N.P. Singh (1995) обнаружили, что цепь ДНК разрывается под действием микроволнового радиочастотного излучения (РЧИ), на низких уровнях интенсивности. Доза-зависимое увеличение одно- и двуцепочечных разрывов ДНК в клетках мозга наблюдалось после двух часов воздействия РЧИ с частотой 2450 MГц. Singh, получены данные свидетельствующие о том, что воз 30 действие как непрерывно-волнового так и пульсирующего РЧИ проиводят к повреждениям ДНК. Позже в 1998, J. Phillips et al описали одноцепочечные разрывы ДНК подвергнутой воздействию РЧИ 813,5 и 836,5 MГц (частот сотового телефона), на низком уровне интенсивности. По их мнению, на степень ДНК-репарации может влиять воздействие РЧИ. Они указывают на воздействие чрезвычайно низкой частоты (ЧНЧ) 60 Гц, которое вызывает существенное увеличение в ДНК одноценочечных разрывов в лимфобластных клетках Molt-4. Авторы считают, что воздействие магнитного поля ЧНЧ может повлиять как на процессы повреждения и репарации ДНК, так и привести к смерти клетки. Eiichiro Hirakawa et al. (1996) исследовали изменения дополнительного синтеза ДНК магнитными полями окружающей среды в свободно-клеточных системах. Эксперименты показали, что воздействие МП окружающей среды увеличивают клеточную транскрипцию и повышают синтез ДНК, но механизмы, лежащие в основе этого эффекта мало изучены. Авторами рассмотрен непосредственный эффект МП, при использовании свободно-клеточной глобиновой системы синтеза дополнительной ДНК кролика. Было установлено, что синтез доп-ДНК был нарушен магнитным полем 5-100 Tл, 60 Гц. Двуцепочечный синтез доп-ДНК возрастал от воздействия МП только в течение реакций двуцепочечного синтеза, и большое увеличение двуцепочечного синтеза допДНК было обнаружено, когда воздействие МП было равным 10 Tл, только в течение двуцепочечного синтеза. Двуцепочечный синтез доп-ДНК уменьшался только когда одно-цепочечный синтез подвергался действию МП (100 Tл). Увеличение синтеза доп-ДНК вызывало повышение синтеза глобина доп-ДНК кролика и молекул больших размеров. H. Lai, N.P. Singh (1997) провели исследования хронического воздействия магнитных полей, увеличивающих разрывы цепи ДНК в клетках мозга крыс. Двухчасовое воздействие на крыс магнитными полями 60 Гц (0,1;

0,25 и 0,5 мTл) вызвало доза-зависимое увеличение разрывов в цепи ДНК мозговых кле 31 ток. Увеличение одноцепочечных разрывов ДНК отмечали после воздействия МП 0,1;

0,25 и 0,5 мTл. Увеличение двуцепочечных разрывов ДНК наблюдалось при 0,25 и 0,5 мTл. Разрыв цепи ДНК может повлиять на клеточные функции, привести к карценогенезу, смерти клетки, и обуславливать начало нейродегенеративных болезней. Принято считать, что микроволны не генотоксичны, если не создаются высокие температуры (термический эффект микроволн на геном). Существует мнение (Blank, Goodman, 1997), что ЭМ поля в первую очередь взаимодействуют с мембраной клетки, но этот механизм может быть не единственным. Данные последних работ с ЭМ-сигналами, трансдукция в мембрану Na, KATФаза наилучшим образом объясняются прямым взаимодействием электрических и магнитных полей с подвижными зарядами внутри энзима. Взаимодействие с подвижными зарядами может быть механизмом, действующим и в других биополимерах. Современные работы на ДНК показали, что большие электронные потоки возможны в пределах стеков пар оснований двойной спирали. Следовательно, активизация гена магнитными полями может быть следствием прямого взаимодействия с перемещением электронов в пределах ДНК. Электрические поля, а также магнитные поля стимулируют транскрипцию, и оба поля могут взаимодействовать с ДНК непосредственно. В предшествующей работе R. Goodman и M. Blank на тепловом шоке белков, показано, что клеточный ответ на ЭM поля происходит благодаря активизация той же самой системы стрессового ответа как и при нагреве, но при более низкой энергии, чем ответ на тепловой шок. В то же время, Robert K. Adair (1998), ознакомившись с работой M. Blank и R. Goodman (1997), считает, что чрезвычайно низко частотные электромагнитные поля не должны взаимодействовать непосредственно с ДНК, т.к. это не соответствует физическим принципам. Эффекты высоких и чрезвычайно низко частотных магнитных полей на энзим-каталитический ДНК и РНК синтез in vitro и ошибки репарации в сво 32 бодно-клеточной ДНК исследовали S. Harada et al. (2001). Авторы независимо изучили высокую и чрезвычайно низкую частоту (ЧНЧ) переменных магнитных полей, которые могли бы повлиять на синтез ДНК, транскрипцию или репарацию, используя in vitro модели систем с определенными последовательностями. Влияние магнитного поля на степень и точность ДНК полимеразного катализируемого синтеза ДНК, а также РНК-полимеразу катализирующую синтез РНК, статистически не значимо. Также не повлияло воздействие магнитного поля на эффективность mut S зависимую репарацию ошибок в человеческих клеточных экстрактах. Авторы приходят к выводу о том, что ядерные процессы связанные с передачей генетической информации – устойчивы к действию высоких и ЧНЧ магнитных полей.

1.1.5. Цитологические и генетические эффекты в МП До сих пор мы рассматривали внешние ростовые проявления реакции растений на МП, выражавшуюся в изменении, например скорости роста корня или направления этого роста. Цитологической основой роста, как известно, является деление и растяжение клеток. Следовательно, изменение этих двух процессов под влиянием МП должно предшествовать морфологическому оформлению роста. Однако в большинстве работ, за исключением исследований М.Р. Челестре (Celestre, 1957), Д.В. Данлопа и Б.Л. Смита (Dunlop, Schmidt, 1964;

1965), отмечается лишь конечный результат действия поля на рост растений и не анализируются, какие цитологические процессы обуславливают этот эффект. В.Ю. Стрекова и др. (1965) при изучении влияния МП не ограничились лишь изучением действия поля на рост проростков. Задачей цитологического исследования было решение вопроса, на какую фазу роста – эмбриональную или растяжения – влияет МП, изменяя темпы роста. В связи с большим значением нуклеиновых кислот в ростовых процессах, интенсивность роста увязыва 33 лась ими с изучением содержания нуклеиновых кислот. Полученные данные– большая интенсивность окраски метил-грюн-пиронином, увеличение размера и числа ядрышек – свидетельствуют о большем содержании РНК у растений, выращенных в слабом неоднородном МП (60 э). Заметной разницы в содержании ДНК у опытных и контрольных растений не установлено. Если исходить из представления, что одним из основных биохимических механизмов митоза является нуклеиновый обмен, то различный уровень содержания РНК у растений, выращенных в МП и в контроле, должен был сказаться на митотической активности клеток. Действительно, у растений, выращенных в слабом МП, митотический индекс был более высок, чем у контрольных. Установлено, что МП оказывает влияние не только на зону клеточного деления, но и на зону растяжения, увеличивая размер клеток и содержание РНК. При действии полей высокой напряженности (12000 э), явно тормозящих темпы роста (4000 э–на 17%, 12000 э–на 30%), В.Ю. Стрековой (1967) отмечено значительное снижение митотического индекса (с 10,65% в контроле до 5,11% в опыте). Задержка митоза в МП происходит с самих ранних фаз и отмечается уже в профазе. Это очевидно, и приводит к подавлению митоза на последующих этапах деления и тормозит процесс в целом. О справедливости такого предположения говорят близкие величины подавления митоза на разных его фазах. Как показали дальнейшие наблюдения В.Ю. Стрековой, МП напряженностью 12000 э увеличивает число хромосомных аберраций (8,1%), заключающихся в образовании мостов, фрагментов и микроядер. При этом осталось не выясненным, отличаются ли качественно хромосомные аберрации, вызванные ПМП, от таковых при облучении или при воздействии высокой температурой. Проявления действия поля уже на первых этапах клеточного деления дает возможность предположить, что ПМП оказывает влияние главным образом на подготовительные к делению этапы клеточного цикла (интерфазу).

34 Полученные данные по хромосомным аберрациям дают возможность более определенно судить, на какой именно период этого этапа оказывает влияние сильное МП. Известно, что хромосомные аберрации возникают в тех случаях, когда какой-либо фактор действует на пресинтетический период интерфазы (G1). Поэтому наблюдаемые хромосомные аберрации можно связать с действием поля именно на этот период. Если сравнить данные В.Ю. Стрековой с полученными раннее результатами М.Р. Челестре и др. (1954) и М.Р. Челестре (1957), то найдем в них много сходного. При более кратковременном (2 часа) воздействии МП 15000 э на луковицы гиацинта и тюльпана митотические аберрации выражались в слипании хромосом и появлении свободных и связанных фрагментов, а при 5-часовой экспозиции наблюдалось сильное торможение активности веретена с 8,6% хроматиновых мостов с фрагментами и свободные фрагменты. В покоящихся ядрах обнаружены пикноз и вырождение. Агглютинация и разрывы хроматиновых нитей похожи при этом на те, что вызываются излучением и действием ПеМП или электрического поля. А. Пировано (1954) и М.Р. Челестре (1957) считают, что все описанные выше явления представляются результатом расстройства и несогласованности в перемещении движущихся заряженных масс ядерного материала в процессе митоза или его подготовки под воздействием магнитного или электрического (постоянного или переменного) полей. Таким образом, они определяют нарушение митоза как следствие прямого неспецифического вмешательства МП в процесс клеточного деления. D.W. Dunlop, B.L. Schmidt, (1964, 1965) изучали действие ПМП 500-1000 и 5000 э (неоднородное) на луковицы нарцисса, лука и амариллиса в течении 2 месяцев. Общая картина торможения роста корня на анатомо-морфологическом уровне представляется ими как появление изгибов корня, утолщение корня, появление дополнительных боковых корней из инициальной области и возникновение опухолей в апикальной области. На цитологическом уровне авторы отме 35 чали замедление и прекращение митозов, затем разрушение и отмирание меристиматической зоны при общем увеличении размера клеток в области поля и ускоренное вызревание трахейных элементов в верхушке. Таким образом, цитологические изменения в МП приводят к той визуально наблюдаемой картине, которая проявляется как задержка роста корня в МП. Одной из возможных причин понижения митотического коэффициента может оказаться снижение энергетической эффективности дыхания в сильном МП (4000–12000 э), это тем более вероятно, что в литературе имеются указания на то, что блокирование окислительного фосфорилирования может либо затормозить, либо даже полностью остановить ход митоза (Мэзия, 1963). Изменение синтеза полипептидов действием на клетки слюнных желез низкочастотного электромагнитного поля исследовали R. Goodman, A.S. Henderson (1988). Клетки слюнных желез мушки (Sciara coprophila) подвергали действию пяти низкочастотных (1,5-72 Гц) электромагнитных сигналов: три сигнала (1,5;

15 и 72 Гц) имели форму пульсирующего несимметричного поля и два сигнала (60 и 72 Гц) были синусоидальными. Оказалось, что действие на клетки низкочастотного электромагнитного поля закончилось как качественными, так и количественными изменениями белкового синтеза в объектах. Таким образом, генерированные сигналы с различными характеристиками поля обуславливают появление некоторых, прежде не обнаруживаемых полипептидов, которые были сигнал-специфическими и увеличивали или подавляли синтез других полипептидов. Полипептидный синтез в образцах отличался от такового при тепловом шоке. Только пять полипептидов в клетках, подвергнутых электромагнитному воздействию, частично совпадали с полипептидами, подвергнутыми тепловому шоку. Характерное для теплового удара подавление белкового синтеза, в данном случае, не происходит. Действие сверхвысокочастотного излучения (СВЧ) миллиметрового диапазона на интерфазные изменения у линий кукурузы исследовали М.Д. Горюк, 36 О.В. Бляндур, Е.К. Гуцуляк (1993). Ими изучен эффект влияния СВЧ-излучений на изменчивость количества ДНК в ядрах клеток линий Л-346 и Л-502. Облучение семян в электромагнитном поле мм-волнами (длина волны 5,6 и 8,2 мм) уменьшает количество ДНК в ядре в 1,4-1,6 раза. Эффект зависит от параметров СВЧ-поля. Облучение семян в ЭМП с длиной волны 5,6 мм подавляет активность движения клеток по фазам митотического цикла с последующим их скоплением в периоде синтеза (до 60,0–88,7 %). Влияние СВЧ-поля мм-волн на проникновение клеток в постсинтетический период интерфазы неоднозначно. При длине волны электромагнитного поля 5,6 мм оно весьма редуцировано (от 3,8 до 9,3 % клеток), а при 7,2 мм заметно активизируется преодоление клетками блока S–G2 (до 53,0 %), а тем самым и резкое восстановление синтеза ДНК. Индийские ученые Singh Poonam et al. (1996) изучая морфологическое и цитогенетическое влияние обработанного электромагнитным полем (50 Гц, 51,2 мкТл) питательного раствора на Vicia faba (конские бобы), обнаружили дискретные морфологические и цитогенетические эффекты. Предполагается, что изменения в структурной организации входящей в состав питательного раствора воды, индуцированные силовыми линиями поля, обуславливают возникновение вышеупомянутых эффектов за счет пространственного распределения ионов, комплексообразования у ингредиентов, взаимодействующих с физиологическими путями метаболизма и воздействуя на биосинтез и организацию цитологических инфраструктур. При 24-часовом воздействии максимальными были длина хромосом, объем ядра, увеличивалась высота растений и количество боковых побегов. При 48-часовой обработке, все эти показатели были минимальными, но максимальной становилась ширина хроматид. Таким образом, авторы связывают наблюдаемые цитологические изменения с биохимическими и физиологическими процессами. Влияние магнитных полей чрезвычайно низкой частоты на хромосомы и митотический цикл конских бобов (Vicia faba L.), изучали в1998 г B.I. Rapley et 37 al. Сеянцы Vicia faba подвергали непрерывному действию одного из следующих магнитных полей в течение 3 дней: 0 Гц (ПМП) и 5 мTл;

50 Гц и 1,5 мTл;

60 Гц и 1,5 мTл, и 75 Гц и 1,5 мTл. Длина всех фаз митоза отличалась от контроля при всех вариантах обработки переменными магнитными полями и для профазы и метафазы в условиях ПМП. В конкретном случае, все варианты обработки способствовали увеличению длины профазы в клетках меристемы корневого кончика по сравнению с контролем. Авторами отмечено значение этих результатов для хромосомной спирализации. Кроме того, ни одно из обработанных сеянцев не имело большей частоты хромосомных аберраций по сравнению с контрольными растениями. Перечисленные факты позволяют предполагать, что на клеточном уровне действие МП может осуществляться через неспецифическое изменение поляризации клеточных мембран и их проницаемости. Нужно сразу же заметить, что это не единственный путь воздействия. Магнитное поле может влиять не только на цитоплазматическую мембрану клетки, но и на другие субклеточные образования, в частности, на ядро. Доказательством может служить то обстоятельство, что магнитное поле вызывает и генетические эффекты. А. Пировано (1954.), утверждал, что с помощью магнитного поля у растений можно вызвать наследственные изменения. По мнению Ж. Барноти (Barnothy, 1963), в отличие от физиологических эффектов, генетические влияния магнитного поля могут наблюдаться через длительный интервал времени после прекращения воздействия. Этот интервал сравним с временем деления клетки. Например, у мышей только через 6-18 месяцев после воздействия магнитного поля наблюдали патологические изменения в надпочечниках, затормаживание симптомов старения (старые мыши в отличие от контрольных не лысели) и снижение числа спонтанных опухолей. У стафилококков торможение развития обнаруживали в 6-8 поколении, торможение роста вируса – через 12 часов. У грибов аскомицетов увеличивалось число 38 мутаций после пребывания в сильном магнитном поле. Основываясь на данных вышеприведенных исследователей, можно заключить, что магнитное поле может вызывать прямые изменения хромосом в растительных и животных клетках. Особенно четко мутации выявляются на фоне радиационного повреждения. А.А. Позолотин (1971) показал, что импульсное магнитное поле напряженностью 2105 э, не вызывало хромосомных повреждений (аберраций), но увеличивало на 30–40 % число клеток с хромосомными повреждениями в облученных проростках гороха. Интересно, что воздействие магнитного поля на покоящиеся и набухшие семена к такому эффекту не приводило. В стадии наклевывания у облученных семян задерживалось начало деления. Первые делящиеся клетки появлялись на несколько часов позже, чем в контроле. Большой экспериментальный материал по изменению митотической активности и некоторых цитогенетических показателей под влиянием магнитных полей у животных получен многими учеными. На плодовой мушке дрозофиле показано, что пребывание яиц в магнитном поле 3000 э на протяжении суток приводит к увеличению числа мутаций летальных (смертельных) или выражающихся в ненормальном развитии крыльев. В полях 100, 600 и 1500 э подобный эффект не обнаруживали. В. Левенгуд показал, что среднее количество потомства дрозофил, находящихся в магнитном поле 300–1000 э, выше, чем в контроле. Важно, что это свойство сохранялось в поколениях, выросших вне поля (Levengood, 1965). Мутагенная активность ЧНЧ магнитных полей, изучена T. Koana et. al (2000), при помощи соматической мутации и рекомбинации тест-системы Drosophila melanogaster. Показано статистически значимое увеличение частоты точек соматической рекомбинации по сравнению с контролем. Частота мутантных пятен, возникающих из-за не расхождения хромосом или терминальной делеции также увеличивалась. Личинки, ползавшие по внешнему кольцу, имели 39 больше мутантных точек, чем те же внутри чашки. Эти результаты наводят на мысль, что обнаруженная мутагенная активность скорее была вызвана вихревым током, чем самим магнитным полем. Авторы приходят к выводу, что магнитное поле вызывает мутации на хромосомном уровне, а не на уровне ДНК. H. Lin, R. Goodman, A. Shirley-Henderson (1994) установили, что специфические участки промотора гена c–myc чувствительны к магнитным полям. Авторы показали, что воздействие на клетки низкочастотного переменного электромагнитного поля с частотой 60 Гц увеличивает экспрессию гена. Регуляция гена c-fos повреждается электромагнитными полями (Rao, Henderson, 1996 г). Авторами установлено, что обработка культур клеток линии Hela с трансфицированным участком гена c–fos длиной в 700 пар оснований внешним электромагнитным полем низкой частоты и напряженности, сопровождается значимым усилением экспрессии трансфицированного гена в сравнении с контролем, однако через 40 мин. воздействия поля уровень экспрессии становился таким же, как и в контроле. Эффекты воздействия МП окружающей среды на транскрипцию CMV (прямого раннего активатора ДНК) в свободно-клеточной in vitro системе транскрипции изучали Miki H. et al. (1999). Реакция транскрипции, в смеси содержащей CMV (непосредственный ранний промотор ДНК) и ядерные экстракты клетки HeLa была подвергнута действию магнитных полей разной индуктивности, 10, 50, и 100 Tл. Результаты показали несущественные различия в количестве синтезированной РНК в экстрактах подвергнутых воздействию МП, в сравнении контролем. Miyakoshi et al. (1996), проанализировали мутагенную активность сильных МП вплоть до 400 мTл. Они сообщили, что воздействие полей вызвавших мутацию в культуре человеческих клеток MeWo, скорее порождены индукционным током, чем самим МП, казавшимся мутагенным.

40 Garag-Vrhovac et al. (1999) сообщили, что воздействие микроволнового излучения 10-20 µW/см2 на рабочих, подвергнутых хроническому действию электромагнитного поля 1250-1350 MГц было достаточным, чтобы вызвать увеличение числа микроядер (аберрантная форма ДНК). Vijayalaxmi et al. (1997, 1998) обнаружили повышение частоты микроядер в периферийной крови и костном мозге раково-склонных мышей подвергнутых хроническому действию микроволнового радиочастотного излучения 2450 MГц. В публикации за 1997 г авторы сообщили об отсутствии значимого увеличения микроядер;

в публикации 1998 года приведено значимое увеличение микроядер при коррекции в вычислениях. Maes et al. (1993) подвергли человеческие лимфоциты крови воздействию микроволнового излучения с частотой 2450 MГц. Отмеченное увеличение частоты хромосомных аберраций и микроядер, зафиксировано на нетепловых уровнях излучения. Один тип изученных повреждений (появление хромосом дицентриков), считается «отличительным признаком» воздействия ионизирующего излучения. Аналогичные результаты повреждений микроволновым излучением на других частотах и интенсивностях сообщены другими исследователями (Leonard et al., 1983;

Garaj-Vrhovac et al., 1990, 1991). Maes et al. (1995) отметили возрастание хромосомных аберраций, в крови, подвергнутой воздействию излучающей антенны базовой станции GSM. Также было сообщено и об одноцепочечных разрывах ДНК. Goswami et al. (1999), обнаружили 2-х кратное повышение экспрессии на Fos мРНК уровне прото-онкогенной мРНК в клетках фибробластов, подвергнутых частотному излучению сотового телефона. Действие на СХО (сестринские хроматидные обмены) в человеческих хромосомах in vitro низкоинтенсивного пульсирующего магнитного поля исследовали J.M. Garcia-Sagredo, L.A. Parada, J.L. Monteagudo (1990). Показано увеличение индуцированных хромосомных повреждений.

41 Усиление под влиянием пульсирующего магнитного поля компьютерных мониторов – повреждаемости ДНК при действии метилнитрозогуанидина на клетки FL человека in vitro исследовали Wu Ruiying et al. (1996 г). Полученные данные указывают на способность тестированного магнитного поля усиливать мутагенную активность метилнитрозогуанидина. J.M. Garcia-Sagredo et al. (1998) исследовали генотоксичность чрезвычайно низкочастотных ЭМП 50 Гц на клетках человека. Результаты показали увеличение индуцированных хромосомных повреждений. Цитогенетические эффекты магнитного поля 50 Гц различной индуктивности изучали A. Maes et al. (2000). Исследования были выполнены на человеческих лимфоцитах. Цитологические эффекты магнитных полей 60 Гц в человеческих лимфоцитах in vitro: обмен сестринских хроматид, кинетика клетки и митотический индекс изучали J. Antonio Heredia-Rojas, et al. (2001). Показано стимулирование лимфоцитной пролиферации, хотя и без влияния на частоту сестринского хроматидного обмена (СХО). K. Skyberg et al. (2001) исследовали хромосомные аберрации в лимфоцитах у персонала трансформаторного и генераторного производства, подверженных влиянию электромагнитного поля и минерального масла. Анализ данных показал, что среднее число хроматидных и хромосомных разрывов, по сравнению с контролем было достоверно увеличено. Итак, многие исследования показывают, что генетический аппарат клетки подвержен воздействию магнитного поля, что заставляет более ответственно относиться к нормированию его действия в производственных условиях, а также указывают на возможность существенных изменений биологических объектов с помощью нового инструмента – магнитного поля.

42 1.2. Представления о механизмах действия магнитных полей на живые системы В настоящее время многими исследователями, изучающими влияние магнитных полей на живые системы, предприняты попытки, определить механизмы их действия. П.В. Савостин (1928) считал, что действие постоянных магнитных полей определяется: 1) действием на биохимические реакции;

2) действием на магнитные массы веществ клетки;

3) действием на биотоки. Неоднородность МП способствует проявлению общей реакции. Наличие градиента облегчает реакцию на МП, делает ее эффективной в случае меньших напряженностей. На это так же указал M. Cotton (1938). N. Perakis (1939). При обработке яиц морского ежа однородным МП в 30000 э они не обнаружили никакого эффекта, в то же время поле в 8800 э, но с градиентом, давало определенный угнетающий эффект. На растительных объектах роль градиента в подавлении роста опухоли на пеларгонии показали J. Magrou, P. Manigault (1946;

1948). Действие слабого магнитного поля трудно объяснить механическим эффектом на движущуюся протоплазму, как это происходит в условиях действия сильного поля. Скорее всего, к магнитному полю особо чувствительны какие– то коллоидные структуры протоплазмы (Новицкий, 1968). Советский физик Я.Г. Дорфман в 1962 г. высказал гипотезу о том, что анизотропные макромолекулы (ферменты, нуклеиновые кислоты) могут менять свою ориентацию в сильных МП, влияя тем самым на биологические процессы. Исходя из развитых Я.Г. Дорфманом (1966) представлений о действии МП на биохимические реакции, можно предположить, что решающими здесь будут молекулярный вес реагента и субстрата, напряженность МП и его неоднородность. Это положение подтверждается работами W. Haberditzl (Haberditzl, 1967;

Haberditzl. und Muller, 1965). Исследования показали, что высокочастотные 43 электромагнитные поля действуют непосредственно на клетки, на их макромолекулы. В макромолекулах клетки под действием высокоинтенсивных электромагнитных полей происходит диэлектрическое насыщение. Все боковые цепи макромолекул ориентируются в направлении электрических силовых линий, происходит разрыв водородных связей и межмолекулярных связей. Было показано, что под влиянием электромагнитных полей происходит денатурация молекул. Белковые молекулы обладают способностью к резонансному поглощению электромагнитных волн, причем они оказывают влияние на распределение протонов в молекулах. Под влиянием электромагнитных полей может произойти вращение внутримолекулярных структур с переходом гидроксильных групп из одного положения в другое. В основу постановки проблемы взаимодействия электромагнитных полей и живой природы А.С. Пресманом положено предположение о существовании трех видов передачи информации при помощи этих полей в живой природе: из внешней среды в организм, внутри самих организмов и, наконец, между организмами. В его монографии (1968) приведен обширный обзор данных о действии электромагнитных полей разных частот на организмы самых различных видов – от одноклеточных до человека, об эффектах таких полей на различных уровнях организации жизни – молекулярном, клеточном, органном и организменном. К сожалению, в литературе отсутствуют данные развивающие эти подходы к взаимодействию электромагнитных полей с живой природой. Определенную роль во влиянии электромагнитных полей на живые системы отводят воде. На роль воды в действии ЭМП на молекулярном уровне указывали и ранее (Клотц, 1964). Белковые молекулы, по мнению автора, в водном растворе способствуют организации молекул воды в стабильную кристаллическую структуру;

вокруг неполярных групп белковых молекул образу 44 ются кристаллогидраты, а денатурация белковых молекул связана с их плавлением. Вместе с тем, имеются экспериментальные данные об участии воды в образовании специфической структуры, характерной для макромолекулы, т.е. играет существенную роль в стабилизации структуры молекул белков. Возможно, что влияние ЭМП на белковые молекулы в значительной степени обусловлено воздействием на молекулы и микрокристаллы воды, а следовательно, на упорядоченность гидратных оболочек белковых молекул. Известно, что для свободных молекул воды частота релаксации находится в сверхвысокочастотном диапазоне, а для льда в области звуковых частот. С влиянием ЭМП на внутриклеточные процессы следует связывать генетические эффекты, которые могут быть обусловлены как нарушениями биохимических процессов в цитоплазме, так и непосредственным воздействием электромагнитного поля на ДНК. Было показано (Зырянов, 1961), что взаимодействие между гомологичными участками хромосом, происходит, по-видимому, за счет электрического поля, возникающего в связи с флуктуациями плотности электрического заряда. Между тем, экспериментально показана возможность существования взаимодействия между макромолекулами за счет ЭМП радиочастотного диапазона в связи с дипольными переходами, обусловленными флуктуациями распределения заряда в молекулах (Vogelhut, 1960). Если такого рода дипольдипольные переходы существуют и в молекулах ДНК, то можно ожидать резонансного воздействия ЭМП соответствующих частот на эти молекулы, а также нарушения взаимодействия между такими молекулами (или между ДНК и РНК) под действием ЭМП. К механизмам мутагенного действия магнитного поля можно было бы подойти, как считает Я.Г. Дорфман (1962, 1966), на основе теоретически воз 45 можного изменения ориентации молекул ДНК в этом поле, что и служит причиной различных нарушений в росте, развитии и других процессах. Внимания заслуживает предполагаемый Я.Г. Дорфманом (1966) эффект возникновения резонанса между частотой биопотенциалов и частотой возбужденных МП механических колебаний, а также при совпадении частоты собственных механических колебаний органа (или частиц) с собственной частотой свободных колебаний. Это, как указывает Дорфман, могло бы объяснить наличие биологических эффектов в весьма слабых МП (порядка 0,5э). По мнению Новицкого, Стрековой, Таракановой (1970), перемещение органелл и частиц внутри клетки, как основа механизма реакции на МП, ввиду большой вязкости протоплазмы даже при больших напряженностях поля и градиента – маловероятно. Реально развитие давления на прилегающие слои протоплазмы с такой силой, что это может быть зафиксировано как сигнал. По той же причине маловероятны повороты отдельных хромосом или нуклеиновых и белковых соединений в однородном МП, хотя не исключено, что в некоторые моменты – в период ослабления и расхождения хромосом – создаются условия, когда вязкость локально понижается, фрагментарные связи ослабевают и в это время сильные МП могут оказать свое действие. Многими авторами отмечается особая чувствительность процесса митоза к сильному магнитному полю. К настоящему времени имеются данные о влиянии ЭМП на химические реакции в парах и растворах (Овсянкин, Феофилов, 1970;

Бучаченко и др., 1978;

Бучаченко, 1979). По их мнению, поля влияют, как правило, не на энергетику реакции, а на вероятность протекания тех или иных элементарных актов, особенно на вероятность реакций, протекающих через состояние с разной спиновой мультиплетностью при фотофизических и фотохимических процессах. Кисловский (1976) указывает на то, что увеличение времени возбужденного состояния и к возрастанию чувствительности к слабым полям приводит к возникновению кооперативных эффектов, при которых во взаимодействии с 46 полем принимают участие несколько частиц, тесно взаимодействующих между собой как единое целое. Такими кооперативными системами являются водные среды, взаимодействующие с неорганическими ионами и биополимерами. Исключительные свойства водных систем обусловлены, прежде всего, большим дипольным моментом отдельной молекулы и способностью молекулы воды образовывать кооперативные системы путем установления сети водородных связей. Молекулы воды, изменяясь, сами, определяющим образом влияют и на свойства системы, в которой участвуют (Кисловский, 1976). Итак, в водных средах, благодаря кооперативному эффекту установления и разрушения системы водородных связей, постоянно возникают ассоциаты того или иного размера. Ассоциаты очень чувствительны к адекватным или слабым физическим воздействиям. Взаимодействие ионов с водой зависит от размера ассоциатов. Так, слабые возмущения влияют на гидратацию ионов и образование метастабильных структур. Изменение гидратации ионов меняет взаимодействие других молекул с водной средой, в частности ведет к конформационным переходам макромолекул, к кооперативным переключениям системы мембран, и влияет на ферментативные, свободно радикальные и оперонные системы управления живой клетки и тем самым на состояние и адаптационные изменения в организме (Кисловский, 1984). В.Ф. Киселев и др. (1989), исследовав влияние слабых МП на водные растворы белка, обнаружили, что очень слабые взаимодействия МП с заряженными продуктами термической диссоциации воды и их электронными спинами приводят к макроскопическим изменениям во всей структуре воды и растворенного в ней белка. В литературе накоплен большой фактический материал по влиянию слабых магнитных полей с напряженностью H


затем энергия должна быть рассеяна в клеточные структуры, в кристаллы магнетита. На стохастические эффекты резонанса и слабых сигналов указывает R.K. Adair (1996), используя простую парадигматическую модель для иллюстрации общих свойств эффектов включенных в разряд стохастического резонанса. В частности, анализ модели показывает, что 1) небольшое количество шума добавленное к значительно большему сигналу может существенно увеличить ответ на сигнал, но 2) слабый сигнал добавленный, к значительно большему шуму не вызовет заметного дополнительного ответа. A.R. Liboff (1997) предлагает теорию электрически-полевого ионного циклотронного резонанса, рассматривая возможность взаимодействия магнитных полей в резонансной манере с эндогенными электрическими полями в биологических системах. Автор считает, что свойственное электрически-полевому ион циклотронному резонансу (ИЦР) взаимодействие, было бы более физически вероятным чем в моделях, основанных на внешних магнитных полях, и могло бы ожидаться как эволюционный ответ на долгосрочное постоянство геомагнитного поля. H. Bohr et al. (1997) предложили механизм молекулярного скручивающего резонанса в цепных молекулах. Показано, что частота коллективного возбуждения искривления в цепных молекулах может быть в мегагерц и гигагерц диапазоне. Соответственно, состояния резонанса могут быть получены на специфических частотах и могут иметь место явления, включающие изменения структурных свойств молекул. Молекулы могут изменить строение и способность функционировать, и может произойти разрыв цепи. Mikhail N. Zhadin (1998) предложил свои теоретические взгляды комбинированного действия статических и переменных магнитные полей на движение 49 иона в макромолекуле. Автор пытается решить энергетическую проблему первичного обнаружения слабого параллельного статического (ПСП) и переменных чрезвычайно низко частотных (ЧНЧ) магнитных полей (ПеМП). Эффекты резонанса обнаружены на дискретных частотах ионной термической генерации определенной величины ПС поля и частоты поля ПеМП. R. K. Adair (1999) предлагает механизм эффектов очень слабых магнитных полей на преобразовании радикальных пар, который состоит в том, что биологические ответы на слабые ЧНЧ электромагнитные поля могут маскироваться термическим шумом. Однако, вращение электронов в пределах биологически важных молекул слабо связано с термической «ямой» и эффекты прецесессионых вращений внешними магнитными полями не ограничены тепловым шумом и ориентация вращения в рекомбинации радикальных пар (РП) может составлять механизм для биологических эффектов очень слабых полей. Эта рекомбинация будет иметь место, если только валентные электроны в этих двух радикалах находятся в синглетном состоянии и любые эффекты должны быть, в основном, независимыми от частоты магнитного поля вплоть до величин нескольких мегагерц. Таким образом, следует еще раз подчеркнуть, что несмотря на попытки многих исследователей сформулировать теорию взаимодействия внешних электромагнитных полей с живыми системами, они не дали определенных результатов, позволивших бы четко определить этот механизм или механизмы.

ГЛАВА II. МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЙ 2.1. Традесканция как тест-система для выявления мутагенной активности переменных магнитных полей Роль растений как объектов генетических исследований не может недооцениваться, поскольку лишь благодаря им были установлены многие принципы и положения генетики и цитогенетики. На растениях было продемонстрировано повышение частоты мутаций и аберраций в связи с увеличением дозы радиации, а также впервые показана мутагенная активность химических соединений (Constantin, Ouens, 1982). Еще больше возрастает роль растений при проверке действия факторов окружающей среды на генотоксичность, где растительные тест-системы незаменимы в силу ряда преимуществ: 1. Растения являются эукариотами и их хромосомы структурно и морфологически сходны с хромосомами млекопитающих, включая и человека. 2. У растений и млекопитающих отмечена сходная чувствительность к мутагенам. 3. Ответная реакция растений на воздействия мутагенов сходна с таковой у млекопитающих и других эукариот. 4. Возможность регенерации целого растения из культуры клеток. 5. Короткий жизненный цикл и возможность исследовать как гаплоидные, так и диплоидные поколения, 6. Относительная дешевизна, особенно по сравнению с тестами in vivo на млекопитающих. 7. Возможность проводить исследования in situ. Все это делает растения очень удобными тест-системами для скрининга мутагенов и мониторинга загрязнений окружающей среды.

51 При сравнении данных по мутагенности с использованием растений отмечена корреляция с данными, полученными на других тест-системах (Grant, 1978). В силу этого растения рекомендуется использовать в качестве первого этапа в системе определения возможной генетической опасности различных загрязнителей окружающей среды (Grant, 1982). Кроме того, исследование мутагенного влияния загрязнителей на растения важно само по себе, поскольку растения являются важнейшей составной частью биосферы, от которой зависит благополучие как биосферы в целом, так и человека, как части биосферы (Schairer, Van t Hof, Hayes, 1978). Из растительных тест-систем широкое распространение получили традесканция (Tradescantia L.) клоны 02, 4430 и скерда (Crepis capillaris L.). В системе мониторинга окружающей среды традесканция занимает особое место. На сегодняшний день это практически единственная тест-система пригодная для обнаружения мутагенности атмосферных загрязнителей in situ и она рекомендована в качестве экспресс-метода на первом этапе в системе генетического мониторинга загрязнения окружающей среды. Традесканция отличается высокой чувствительностью к воздействию облучения и химических мутагенов и обладает целым рядом преимуществ по сравнению с другими тест-системами:

- высокой чувствительностью;

- пригодностью для обнаружения как газообразных, так и водорастворимых мутагенов;

- возможностью использования in situ для обнаружения атмосферных загрязнений;

- нетребовательностью растений, их легко выращивать и цветение в теплицах происходит круглый год;

- не требуется наличие стерильных условий;

52 - наличием дополнительных возможностей: у традесканции можно одновременно изучать хромосомные аберрации и другие мутации на одних и тех же растениях. Хромосомные аберрации и их частоту исследуют на микроспорах, в гаметах и соматических клетках – кончиках корней, в лепестках и волосках тычиночных нитей (в.т.н.), которые укорачиваются за счет гибели клеток. Наиболее удобными объектами являются соматические мутации в волосках тычиночных нитей, поскольку они более чувствительны к воздействию физических и химических мутагенов (Schairer, Van t Hof, Hayes, 1978). Традесканция удобна и для цитогенетического анализа, поскольку имеет небольшое количество (2n = 12) относительно больших хромосом. Все это делает традесканцию удобным объектом, широко используемым в радиобиологических исследованиях и исследованиях по химическому мутагенезу. В большинстве работ используются в основном два клона традесканции, гетерозиготных по окраске цветка. Это клоны 02 и 4430, которые имеют гибридное происхождение и характеризуются голубой окраской цветков, которая доминирует. Происхождение клона 02 не совсем ясно. Предполагается, что он является межвидовым гибридом Tradescantia occidentales Briffon ex Ridb. и T.ohiensis Raf. Клон 4430 был получен в результате скрещивания T.hirsutigloraвида с голубой окраской цветков и Tradescantia Subacaulis, имеющий розовые цветки. (Schairer, Van t Hof, Hayes, 1978;

Underbrink, Schairer, Sparrow, 1973;

Сальникова и др., 1994). В наших опытах использован клон 02. Видимым маркером, используемым в данной тест-системе, является фенотипическое изменение в пигментации от голубого к розовому в клетках волосков тычиночных нитей или лепестков. Генетическая природа мутации еще не совсем ясна, но она интенсивно изучается. У традесканции по крайней мере 5 генов кодируют процесс синтеза пигментов, обуславливающих окраску цветков. В гетерозиготных растениях мутации или потеря гена голубого пигмента приводят к фенотипическим изменени 53 ям от голубой окраски к розовой у мутантных клеток лепестков или волосков тычиночных нитей (Underbrink, Schairer, Sparrow, 1973). Розовая окраска мутантных клеток обусловлена наличием антоцианового компонента цианидина и они отличаются от исходных голубых клеток неспособностью синтезировать голубой компонент антоцианов – дельфинидин. Голубая окраска даже гомозиготных доминант обусловлена наличием и голубых, и красных пигментов, а не только голубых. В связи с этим возникает вопрос – является ли генетический фактор или факторы, контролирующие синтез розового пигмента цианидина, действительно аллельным фактором, контролирующим синтез голубого пигмента дельфинидина, или же цианидин является просто остаточным продуктом предшественником синтеза дельфинидина, по скольку в процессе синтеза антоцианов эти два вещества имеют общие ступени синтеза (Schairer, Sautkulis, 1982)? Как считают многие исследователи, вопрос о генетической природе механизмов, ведущих к появлению розовых клеток, остается открытым и это является одним из недостатков данной системы. Появление розовых клеток может быть обусловлено любым процессом инактивации или мутации, в результате, которого фактор синтеза голубого пигмента дельфинидина удаляется из клетки и при этом не затрагивается синтез розового пигмента цианидина. Причиной появления розовых клеток могут служить самые разнообразные нарушения генома. Это аберрации хромосом, генные мутации, нерасхождения хромосом, митотический кроссинговер и др. Доказательством того, что одной из причин появления розовых клеток в результате облучения являются делеции, служит тот факт, что существует тесная связь между наличием микроядер и розовыми клетками. В облученных клетках микроядра встречаются или в самих розовых клетках, или в голубых клетках непосредственно примыкающих к ним. Следовательно, одной из причин появления розовых клеток, по крайней мере в случае воздействия радиации, являются делеции.

54 При низких дозах радиации и в случае спонтанного мутагенеза такой связи между мутантными клетками и микроядрами не наблюдается. Следовательно, в этих случаях механизм появления мутантных клеток должен быть другим. Здесь могут иметь место генные мутации, нерасхождения хромосом и соматический кроссинговер (Schairer, Sautkulis, 1982). Предполагается, что соматический кроссинговер играет важную роль в появлении розовых секторов в волосках тычиночных нитей традесканции (Mericle, Mericle, 1967). Доказательством этого может служить появление парных секторов у T.hirsuticuaulis. Окраска цветков у этого вида пурпурная и соматические мутации вызывают появление трех типов пятен – красных, голубых и парных (красные – голубые). Причиной появления парных секторов может быть только митотический кроссинговер (Schairer, Sautkulis, 1982). Доказано, что у ряда организмов процесс митотического кроссинговера находится под генетическим контролем. Поскольку у традесканции соматический кроссинговер тоже имеет место, то следует предполагать и наличие модулятора, поскольку у разных растений клона 02 имеется различный спонтанный уровень появления розовых секторов. Присутствие этого фактора обусловливает повышенный уровень митотического кроссинговера, что соответствует повышенному уровню спонтанных мутаций. Потеря этого модулятора в результате делеций, или мутация его в менее активное состояние приводит к низкому спонтанному уровню появления розовых секторов (Schairer, Sautkulis, 1982). Кроме мутаций от голубого к розовому, в клетках волосков тычиночных нитей традесканции имеется еще ряд соматических мутаций, выражающийся в появлении бесцветных, карликовых и гигантских клеток, а также изогнутых и ветвящихся волосков (Рис. 1.). Следует отметить, что система в.т.н. традесканции, кроме учета пигментных мутаций, включает ряд других показателей, в том числе появление гигантских или карликовых клеток, ветвление волосков, летальное поражение волос 55 ков и ряд других. Гигантские клетки появляются в результате инактивации митотического веретена, а ветвящиеся волоски – в результате неправильной его ориентации (Van t Hof J., Schairer, 1982). Но, поскольку генетическая природа всех этих мутаций не совсем ясна, а розовые мутации являются еще и наиболее чувствительными к воздействиям различных факторов, то в работе с традесканцией, как правило, учитываются только соматические мутации от голубого к розовому (Mericle, Mericle, 1967).

Рис. 1. Типы нарушений в волосках тычиночных нитей традесканции (по Underbrink et al., 1970). 1 – нормальный волосок, 2 – розовые и бесцветные клетки, 3 – гигантские клетки, 4 – карликовые клетки, 5 – изгибающийся волосок, 6 – разветвленный волосок, 7-9 – волоски с задержанным ростом, 10-12 – некоторые сложные комбинации типов клеток;

а – голубой, б – розовый, в – бесцветный волосок. Кроме этих изменений точную информацию дает тест образования бесцветных пигментных мутаций (Осипова, Шевченко, 1984).

56 Растения клонов 02 и 4430 похожи друг на друга по внешнему виду, требуют одинакового ухода и одинаково успешно применяются в различных экспериментах. Высота растений этих клонов колеблется в пределах от 20 до 45 см. У каждого растения много побегов, на которых развиваются соцветия, содержащие компактную кисть мелких бутонов. Цветок имеет три голубых лепестка, окруженных чередующимися с ними тремя чашелистиками, и шесть тычинок. На тычинке находится от 40 до 75 тычиночных волосков. В свою очередь каждый волосок содержит до 32 клеток, возникающих в результате повторяющегося деления одной терминальной клетки. Субтерминальная клетка может делится только один раз. Поэтому данные, полученные на традесканции могут быть вполне сравнимы с данными, полученными на микроорганизмах или в культуре тканей (Underbrink, Schairer, Sparrow, 1973). Волоски, имеющие менее чем 12 клеток в длину, в экспериментах по мутагенезу обычно учитываются как не выжившие (Sparrow et al., 1974). Это позволяет, наряду с изучением зависимости мутабильности от дозы, анализировать также дозовую зависимость выживаемости после мутагенного воздействия. Внутри волоска мутантные сектора розового цвета могут состоять из одной клетки или цепочки рядом расположенных клеток. В особых случаях это будет учитываться как одно мутационное событие. Если розовые сектора разделены одной или несколькими голубыми клетками, то это уже будут независимые мутационные события и учитываться они будут каждое отдельно (Mericle, Mericle, 1967;

Schairer, Sautkulis, 1982;

Осипова, Шевченко, 1984). Обработка мутагенами ведется на свежесрезанных или укорененных черенках с молодыми соцветиями, где бутоны уже развились, но цветение еще не началось или расцвели 1-2 цветка. Для каждого варианта необходимо не менее 25 черенков, чтобы ежедневно иметь приблизительно 18 цветков. Рекомендуется ежедневно просматривать не менее 18 тычинок из разных цветков, поскольку уровень спонтанного мутагенеза у отдельных растений различается. Поэтому из каждого цветка берется по одной 57 тычинке, а если цветков меньше, то по несколько тычинок из одного цветка (Mericle, Mericle, 1967). Полученные результаты учетов суммируются.

2.2. Скерда (Crepis capillaris (L.)) как тест-система для выявления мутагенной активности переменных магнитных полей Растение, клеточное ядро которого содержит малое число хромосом, во всех отношениях является благоприятным объектом для кариологического исследования (Навашин, 1985). Среди изученных форм в этом отношении особенное внимание привлекает одно сложноцветное, а именно Crepis virens (capillaris): в его диплоидном ядре, как показал Розенберг (Rosenberg, 1909), содержится всего шесть хромосом. Род Crepis L. с 1905 г. (Juel, 1905) служит одним из излюбленных объектов кариологов ввиду малого числа хромосом у большинства его представителей. У некоторых видов (Crepis capillaris, Reuteriana и др.) в диплоидных ядрах содержится всего шесть хромосом (Rosenberg 1909, 1918). Crepis capillaris L. представляет исключительную ясность кариологических отношений – в виде трех пар хромосом, каждая из которых сразу же может быть распознана и резко отличается от двух других (Левитский, 1978). Эти особенности делают это растение чрезвычайно удобным объектом для изучения различных преобразований ядерного аппарата, ибо даже при самых резких изменениях хромосом их все-таки возможно узнать и установить, что именно с каждой из них произошло. В последнее время C. capillaris L. все чаще используют для исследования вопросов регуляции структурного мутагенеза и проблем генетического мониторинга (Дубинин, 1994), анализа действия малых доз химических мутагенов и радиации на процесс появления генных и хромосомных мутаций. Нормальный набор Crepis capillaris L. (рис. 2) состоит, как известно, из пары длинных нормальных двуплечих «крючковидных» хромосом А, коротких головчатых резко неравноплечих С и длинных одноплечих с маленькими головками и спутниками D.

Рис.2.1–Хромосомы Crepis capillaris L. A, C, D: 2–Диплоидный набор (по М.С. Навашину). Хромосома А представляет собой самую большую неравноплечую хромосому с субмедиальным положением центромеры. Средняя длина ее составляет 7,5 мкм. Хромосома D – вторая по величине, равна длине большого плеча А, с акроцентрическим расположением центромеры, со спутниками и ядрышкообразующим участком на коротком плече. Средняя длина 5,5 мкм. Хромосома С – самая маленькая в наборе у C. capillaris, с терминальным расположением центромеры, ее средняя длина 3 мкм. По данным Р.А. Найлан и М.В. Сайр (Nilan, Sire, 1958;

Sire, Nilan, 1959), средняя длина хромосомных плеч в митотических метафазах составляет: Ад=6,0 мкм;

Ак=1,8;

Dд=4,9;

Dк=0,5;

Сд=3,0;

Ск=1,0 мкм.

2.3. Оборудование для проведения опыта Источником переменных магнитных полей (ПеМП) для наших опытов, служила катушка индуктивности, представляющая собой полый цилиндр диа 59 метром 89 мм и высотой 73 мм. Обмотка на катушке состояла из трех слоев, каждый слой состоял из 85 витков. Сечение провода было равно 0,9 мм. Для генерации переменных полей различных частот и напряженностей служила звуковая карта (ESS ES688 Audio Drive) на базе компьютера «Pentium 120». Сигнал на выходе компьютера усиливался при помощи усилителя «Электрон–104–стерео» и подавался на катушку (Рис. 3). Напряжение тока, подаваемого на катушку, измерялось при помощи вольтметра В3-43. Диапазон измерения напряжения: 300 мкВ - 300 В. Спектр частот 10 Гц - 50 МГц. Частота и форма тока измерялась при помощи полупроводникового двухлучевого осциллографа С1–69.

Рис. 3. 1–компьютер;

2–усилитель;

3–катушка индуктивности. Осциллограф обеспечивает: а) наблюдение формы импульсов обеих полярностей с длительностью от 0,2 µs до 50 s и размахом от 0,5 mV до 200 V, с выносным делителем 1:10 от 5 mV до 500 V;

б) наблюдение периодических сигналов в диапазоне от 0 до 5 MHz;

в) измерение амплитуд исследуемых сигналов от 4 mV до 200 V с выносным делителем–до 500 V;

г) измерение временных интервалов от 0,8 µs до 50 s;

д) Погрешность измерения в рабочих условиях амплитуд импульсных сигналов методом сравнения в диапазоне от 4 mV до 200 V при длительностях импульсов не менее 0,6 µs и следующих с частотой не более 1 MHz при величине изображения 40 mm не превышает ±5%. Напряженность магнитного поля вычисляли по формуле (Калашников, 1985):

60 L=µ0µ N2S/l [Гн.] B=µ0µNI/l B=µ0µH=>H=B/µ0µ Где - µ0 – магнитная постоянная вакуума, µ – магнитная проницаемость среды внутри катушки, N – общее число витков, S – площадь поперечного сечения катушки, l – длина катушки, L – индуктивность катушки.

2.4. Методика эксперимента В исследованиях на традесканции мы использовали шесть вариантов опыта не считая контроль: 1. 50 Гц, напряженность 127,20 мА/м. Время облучения 12 часов. 2. 50 Гц, напряженность 170,12 мА/м. Время облучения 12 часов. 3. 2000 Гц, напряженность 3,04 мА/м. Время облучения 12 часов. 4. 3000 Гц, напряженность 2,02 мА/м. Время облучения 12 часов. 5. 4000 Гц, напряженность 1,55 мА/м. Время облучения 12 часов. 6. 5000 Гц, напряженность 1,22 мА/м. Время облучения 12 часов. Амплитуда колебаний во всех вариантах была равна 85,5 Дб (децибел). После обработки в МП, черенки традесканции содержали при 18-часовом световом дне в стаканчиках с дистиллированной водой. Черенки традесканции опытного варианта (опыт 1) были разделены на две группы. За растениями первой группы продолжали наблюдать, как и прежде, а растения второй группы повторно облучили на 8, 9 и 10-ый дни. Учет мутационных событий в волосках тычиночных нитей производили ежедневно с 6 по 17–й день в соответствии с методикой. Просмотр начинался с 6–го дня после обработки, т.к. в первые 5 дней распускаются цветки, волоски тычиночных нитей которых не подверглись обработке в процессе формирова 61 ния и завершался на 17-19 дни. После 17–го дня число цветков резко сокращается, растения начинают погибать. Анализ волосков тычиночных нитей проводили ежедневно под микроскопом МБС-9. Для каждого варианта брали по 25-30 черенков. Ежедневно просматривали 18 тычинок. Все опыты проводили в трехкратной повторности. В опытах, где количество просмотренных волосков тычиночных нитей было недостаточным, суммировали данные по повторностям для статистического анализа. Цитогенетический анализ на скерде проводили метафазным методом на давленных ацетокарминовых препаратах путем учета структурных аберраций хромосом. После обработки 34 – 36-часовых проростков C. capillaris L. магнитным полем, корешки выдерживали 2 ч в 0,01 % растворе колхицина при температуре 250С в термостате. Затем корешки проростков фиксировали в смеси 3 частей этилового спирта и 1 части ледяной уксусной кислоты. Длительность фиксации 2–3 часа. Зафиксированный материал промывали и хранили в 70%– ном этиловом спирте (Паушева, 1970). При изготовлении давленых препаратов для мацерации тканей использовали 45%–ную уксусную кислоту. Окрашивали препараты ацетокармином на водяной бане в течение 20 минут. Ацетокармин готовили по стандартной методике (Паушева, 1970). Цитологический анализ проводили при помощи микроскопа МБИ–6. Семена для работы брали в количестве 100 штук на каждый вариант эксперимента. Повторность эксперимента трехкратная, каждый раз исследовали около 1000 метафаз. При работе по анализу структурных мутаций хромосом клетки, не удовлетворяющие необходимым требованиям, не учитывали. Использовали только препараты, отвечающие следующим требованиям: 1) наличие однослойных целых клеток с неразорванной оболочкой, что исключает потерю хромосом;

2) расположение хромосом внутри клетки в одной плоскости без наложений, что 62 бы не создавались возможности искажений при анализе;

3) хромосомы должны быть хорошо окрашенными, лежащими на фоне прозрачной цитоплазмы;

4) число хромосом в клетке должно было точно соответствовать плоидности (2n) изучаемой метафазы. Число типов структурных преобразований хромосом сравнительно невелико. В клетках C. capillaris их изучают на метафазных хромосомах, которые содержат две хроматиды, объединенные центромерой (Дубинина, 1978). Характер структурных изменений оказывается различным в зависимости от того, в каком состоянии находится хромосома в момент воздействия тем или иным мутагенным фактором. Поэтому различают хромосомные и хроматидные перестройки. Анализируя структуру метафазных хромосом, можно установить, возникла ли мутация в нерасщепленной хромосоме до синтеза ДНК или она появилась после репликации в одной или двух независимых хроматидах. При рассмотрении хроматидных перестроек различают хроматидные и изохроматидные разрывы. В первом случае разрыв происходит в одной хроматиде, во втором случае – одновременно в двух сестринских хроматидах. Фрагменты, образующиеся от разрыва хроматид, видны в митозе как одиночные. Основными видами структурных мутаций хромосом наблюдаемых нами в опытах с Crepis capillaris L. были разрывные аберрации. К разрывным абберациям относятся разного рода фрагменты (разделение хромосомы на части) (Дубинина, 1978). Нами были также зафиксированы ахроматические повреждения или как их еще называют гепы (пробелы, щели) – Дубинина (1978). Ахроматические повреждения – это узкие пробелы в окраске, которая не воспринимается в данном месте хромосомы. Гепы могут быть одиночными или двойными. Одиночные гепы локализуются в том или ином месте одной хроматиды. Двойные гепы имеют изолокусную природу, занимая одинаковое положение в обеих сестринских хроматидах. M.A. Бендер с сотр. (Bender, 1973) полагают, что гепы–это 63 локальные бреши на уровне отдельных нуклеотидов в молекуле ДНК. В случае двойных брешей имеются гомологичные молекулярные поражения в молекулах ДНК обеих хроматид. W. Scheid и H. Traut (1973) показали, что наличие гепов не изменяет длины хроматид. Авторы высказали мнение, что гепы представляют собой локальные нарушения в спирализации хроматиды или локальные потери хроматинового материала. Некоторые авторы при анализе структурной изменчивости хромосом регистрируют одиночные и двойные гепы, однако, как правило, их не включают в количественный анализ структурных мутаций. Вопрос о природе гепов и их дальнейшей судьбе широко обсуждается в цитогенетической литературе. Имеются две точки зрения о природе этих изменений. S.H. Revell (1958, 1959, 1966) изучая индуцированные радиацией аберрации в первичных корешках Vicia faba, высказал мнение, что гепы не являются реальными разрывами и исчезают, не переходя в структурные мутации. V. Monesi et al. (1967), напротив, сообщил об обнаружении хроматидных аберраций во втором митозе после облучения, что объяснили реализацией части гепов. A.D. Conger (1967) в опытах с традесканцией пришел к выводу, что большинство гепов является истинными разрывами. Этот вопрос был изучен в ряде последовательных К–митозов после облучения клеток C. capillaris. Было показано, что гепы, возникающие в хромосомах первого митоза, не увеличивают количество хроматидных аберраций во втором К–митозе (Сидоров, Соколов, 1966). После облучения –лучами Cs в дозе 400 Р (мощность 570 Р/мин) про ростков семян C. Capillaris L. разного срока хранения было обнаружено, что через 4 ч после облучения в метафазных хромосомах появляются гепы, реализующиеся в анафазах во фрагменты. Их число постепенно увеличивается. В старых семенах гепов больше, чем в молодых. Кофеин препятствует переходу гепов в разрывы (Елисеенко, 1970). Большое количество гепов было получено в хромосомах клеток C. Capillaris L. при обработке проростков N–нитрозо–N– 64 метилмочевиной Б.Д. Димитровым (Dimitrov, 1973). Показано, что гепы, образующиеся в метафазных хромосомах, не дают фрагментов в анафазе. Автор приходит к выводу, что гепы, по–видимому, представляют собой локальную деспирализацию ДНК, которая в дальнейшем не переходит в структурные мутацию. Ниже мы даем варианты опытов, которые были использованы в нашей работе с Crepis capillaris L. Частоты (Гц) ПеМП: 500, 600, 700, 800, 900, 1000, 1100, 1500, 1600, 1800, 2000, 2500, 2900, 3500, 4300, 4400, 4500, 5000, 5100, 5200, 5300, 5400, 5500 при напряженности (мА/м) соответственно - 12,16;

10,14;

8,69;

7,14;

6,76;

6,08;

5,53;

4,05;

3,80;

3,38;

3,04;

2,43;

2,10;

1,74;

1,38;

1,37;

1,35;

1,22;

1,19;

1,17;

1,15;

1,13;

1,11. Начало опыта (облучения) через 21-24 часа после замачивания семян (в зависимости от длины корешков) и время облучения от 10 до 12 часов. Амплитуда колебаний МП во всех вариантах составляла 85,5 Дб (децибел). Одновременно с каждым из опытных вариантов проращивали контроль для каждого варианта. Вместе с тем, для того чтобы полностью исключить влияние магнитного поля на семена, отдельно от опытных вариантов в другом помещении, расположенном рядом, находился контрольный вариант. Контроль проращивали, а затем фиксировали одновременно с опытными растениями. Так появился опыт 1 (черенки традесканции и семена скерды находились в катушке) и опыт 2 растения размещали на расстоянии 2м. Измерения хромосм под микроскопом проводили на вариантах 1000, 2500 и 4500 Гц, при помощи шкалы окуляр-микрометра. При оценке достоверности полученных данных использовали критерий Фишера (Лакин, 1980), и стьюдента (Рокицкий, 1964).

ГЛАВА III. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ 3.1. Влияние переменных магнитных полей на традесканцию Все возрастающая антропогенная нагрузка на человека и природу выдвинула на первый план проблемы, решение которых напрямую связано с исследованием и разработкой научно обоснованных мероприятий, направленных на компенсацию техногенного влияния человека на окружающую среду. В этом плане следует отметить все возрастающее из года в год наращивание технических новшеств, использующих для работы электрические токи различных частот и напряжений, что в свою очередь ведет к появлению в окружающем их пространстве таких же частот и напряжений, магнитных полей, действие которых на организм неоднозначно. Исследования по влиянию магнитных полей на различные биологические системы ведутся довольно давно. Изучалось влияние полей не только естественного, но и искусственного происхождения. В последнем случае параметры магнитных полей синхронно изменялись в соответствии с развитием научно– технического прогресса, что в свою очередь подталкивало исследователей к имитации параметров вновь появляющихся в обществе технических разработок для выяснения их влияния на различные живые системы. Использование традесканции как тест-системы в выявлении мутагенного влияния различных антропогенных факторов, в том числе и загрязненного атмосферного воздуха выбросами металлургических предприятий, можно объяснить эффективностью, достаточной информативностью и простотой ее использования (Schairer, Van t Hof, at. al., 1978). По опытным материалам, полученным Н.В. Реутовой (1991) на традесканции, удалось установить ее чувствительность к соединениям тяжелых металлов. Вместе с тем, следует особо подчеркнуть, что в литературе отсутствуют данные по применению традесканции как тест-системы для выявления влияния ПеМП в качестве потенциального мутагенного фактора.

66 В нашем первом опыте с традесканцией были использованы магнитные поля с характеристиками, сходными с промышленными. Частота поля, была аналогичной частоте тока в сети (50 Гц), напряженность магнитного поля 170,12 мА/м. Время облучения составляло 12 часов. Первые результаты показали, что мутационные события (м.с.) можно наблюдать как в опыте, так и в контроле, за который принимали растения, размещенные на расстоянии 2м от катушки. Затем этот контроль был использован как опыт 2, а контрольные растения помещали в другой, рядом расположенной лаборатории со сходными условиями. В связи с тем, что в опытных вариантах и в контроле динамика появления цветков на черенках была неодинаковой, в таблицах приводятся данные на каждый день просмотра (табл. 1). Результаты учета мутационных событий и других изменений в цветках традесканции приведены в таблице 1. Как видно из приведенных данных, на шестой день после облучения в опыте 1 мы не наблюдали увеличения выхода мутационных событий по сравнению с опытом 2 (0,24%), в опыте 1 – 0,22%, хотя в сравнении с контролем (0,023%), число мутаций было достоверно больше. Частота бесцветных волосков тычиночных нитей (в.т.н.) на шестой день составила в опыте 1 – 6,85%, тогда как в опыте 2 и в контроле учитываемые изменения отсутствовали. На седьмой день в опыте 2 частота мутационных событий составляла 0,27%, тогда как в опыте 1 и в контроле мутационных событий не отмечено. Процент же бесцветных или слабоокрашенных волосков тычиночных нитей в опыте 1 увеличился до 15,9, тогда как в опыте 2 и в контроле они отсутствовали. На восьмой день в обоих вариантах опыта мутационные события не отмечали, однако количество бесцветных или слабоокрашенных волосков тычиночных нитей в опыте 1 увеличилось и частота их составила 21,8%, в то время как в опыте 2 и в контроле окраска волосков тычиночных нитей оставалась в норме. На девятый день опыта количество распустившихся цветков в опыте 1 резко сократилось до четырех. Частота бесцветных волосков тычиночных нитей составила 48,6%. В опыте 2 распустившихся цветков было 7, окраска тычиночных нитей оставалась в норме, также как и в контроле. Мутационных 67 событий на этот день не наблюдали. На десятый день количество распустившихся цветков в опыте 1 увеличилось до шести, частота бесцветных тычиночных нитей составила 34,3%, два цветка отклонений не имели. Что касается опыта 2, то окраска и морфология в.т.н., как и в контроле, была в норме. На одиннадцатый день в опыте 1 цветки не появились, а в опыте 2 растения дали 5 цветков. Окраска и морфология тычиночных нитей в цветках опыта 2 и контроле отклонений не имела. На двенадцатый день в опыте 1 появилось три цветка, без отклонений. В опыте 2 цветков было 6. В контроле все цветки были типичными. На тринадцатый день в опыте 1 распустилось два цветка, не имевшие отклонений. Растения опыта 2 цветков не дали. В контроле на этот день все показатели были в норме. На четырнадцатый день наблюдений в опыте 2 распустилось 4 цветка, морфология и окраска тычиночных нитей, так же как и в контроле, были в норме. Растения опыта 1 в этот день цветков не дали. На пятнадцатый день в опыте 2 и контроле отклонений в морфологии и окраске тычиночных нитей не наблюдали. Растения опыта 1 цветков не дали. На шестнадцатый день растения опыта 2 раскрыли 3 цветка, в контроле бесцветных т.н. было 19,6%. Растения опыта 1 в этот день цветков не дали. На семнадцатый день в опыте 2 бесцветных в.т.н. было 56 – 20,82%. В контроле бесцветных в.т.н. было 202 – 82,79%. На восемнадцатый (заключительный) день в опыте 2 и в контроле процент бесцветных в.т.н. был 66,93% и 34,17% соответственно. Таким образом, на 14-18-ые дни в опыте 1 цветки больше не появлялись, а в опыте 2 распустилось еще 13 цветков, из них на 17 день на одном цветке отмечали бесцветные в.т.н. В рассмотренном эксперименте в контрольном варианте за все время учета отмечено 1 м.с. (6-ой день), что составило 0,004%. В опыте 1 на этот же день отмечено 10 м.с. - 0,05%. В то же время в опыте 1 наблюдали на 6-10 дни большое количество бесцветных в.т.н. – 17,55% на 19998 просмотренных тычиночных нитей из 63 цветков, распустившихся за 8 дней наблюдений. В контроле также были бесцветные в.т.н., их общее число составило 1,26%, что намного ниже в сравнении с данными опытов 1 и 2. Как видно из данных таблицы 1, и в опыте 2 после облучения появляются м.с. Большее число м.с. в опыте 2 в первый день относительно опыта 1 можно 68 объяснить, на наш взгляд, тем, что растения этого варианта, находились на расстоянии 2м от центра излучения, и испытывали влияние всех его параметров за исключением напряженности магнитного поля, которая на таком расстоянии была практически не заметна на фоне напряженности геомагнитного поля, и соответственно не подавляла синтез пигментов (как розовых, так и голубых), следствие, которого мы наблюдаем в опыте 1 (6,85%, бесцветных в.т.н.). Увеличение числа бесцветных в.т.н. на следующий день более чем в 2 раза свидетельствует на наш взгляд о дальнейшем подавлении синтеза пигментов и, как следствие, приведшее к полному исчезновению розовых клеток в опыте 1, являющихся особо чувствительными к влиянию физико-химических факторов (в данном случае напряженности магнитного поля). Из этого можно сделать вывод, что, несмотря на значительное расстояние от центра излучения, ПеМП имело влияние на растения традесканции и в опыте 2. В случае с бесцветными в.т.н., преобладание их в опыте 1 в первые дни свидетельствует, по нашему мнению, о прекращении цветения растений и отсутствие пигментов в волосках тычиночных нитей. Подтверждением этого можно считать появление последних цветков на 13 день. Одной из причин появления бесцветных в.т.н. в поздние сроки наблюдений является старение растений и изменение пигментации. Наличие же бесцветных в.т.н. в начале наблюдений связано, по нашему мнению, с влиянием ПеМП, имеющем или мутагенный, или стрессовый эффект. В опыте 2 на 6-7 день отмечено максимальное число мутационных событий – 0,072%, а это выше, чем в опыте 1. Однако бесцветных в.т.н. в этом варианте не оказалось, а появились они только в конце наблюдений и их было значительно меньше, в сравнении с опытом 1 и практически цифры мало отличаются от контрольного варианта.

69 Таблица 1 Влияние ПеМП (50 Гц, 85,5 Дб, 170,12 мА/м) на появление розовых и бесцветных клеток в волосках тычиночных нитей традесканции.

к-во рас- к-во проколичество пустивм.с. смотрен. шихся в.т.н. число % цветков 16 4558 10 0,22 18 5810 0 0,00 14 4868 0 0,00 4 1256 0 0,00 6 1766 0 0,00 0 0 0 0,00 3 918 0 0,00 2 822 0 0,00 0 0 0 0,00 63 19998 10 0,05 8 8 7 7 6 5 6 0 4 4 3 1 1 60 20 18 27 18 12 10 8 5 4 2 2 1 1 128 2910 3296 2648 2714 2462 1892 2122 0 1615 1277 820 269 254 22279 4369 3975 5873 3534 2479 2329 1680 1155 984 438 403 244 199 27662 7 9 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 16 1 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 1 0,24 0,27 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0,072 0,023 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0,004 вариант количество бесцв. в.т.н. число % 312 922 1060 610 606 0,00 0,00 0,00 0,00 3510 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 56 170 226 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 79 202 68 349 6,85 15,87 21,77 48,57 34,31 0 0 0 0 17,55 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 20,82 66,93 1,01 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 19,60 82,79 34,17 1,26 достоверность, Р дни 6 7 8 9 10 11 12 13 14-18 всего 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 всего 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 всего м.с.: P*<0,001;

P**>0,05;

бесцв. в.т.н.: P*<0,001 P**<0, Опыт Опыт м.с.: P*<0,001;

бесцв. в.т.н.: P*<0,01;

P*-уровень вероятности между опытом и контролем;

P**-уровень вероятности между опытом 1 и опытом 2;

контроль 70 По нашему мнению не совпадение максимумов м.с. и бесцветных в.т.н., естественно, т.е. большое число бесцветных в.т.н. препятствовало проявлению м.с. В таблице 2 приведены данные повторного облучения первого варианта Таблица 2 Влияние ПеМП (50 Гц, 85,5 Дб, 170,12 мА/м) на появление розовых и бесцветных клеток в волосках тычиночных нитей традесканции при повторном облучении.

к-во распустивш-ся цветков 24 15 6 3 3 3 0 0 0 0 54 8 8 6 6 7 4 4 3 2 1 49 27 18 12 10 8 5 4 2 1 1 88 к-во просмотрен. в.т.н. 8039п 5528п 1854п 1041 1062 1011 0 0 0 0 18535 2915 2894 2256 2122 2760 1487 1452 1012 764 264 17962 5873 3534 2479 2329 1680 1155 984 438 279 244 18995 вариант количество м.с. число % 0 0 0 0 8 6 0 0 0 0 14 0 0 0 0 3 0 2 0 0 0 5 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0,00 0,00 0,00 0,00 0,56 0,59 0,00 0,00 0,00 0,00 0,076 0 0 0 0 0,11 0 0,14 0 0 0 0,028 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 количество бесцв. в.т.н. число % 2316 2889 867 1041 1062 1011 0,00 0,00 0,00 0,00 9186 0 0 0 0 0 0 0 287 298 0 585 0 0 0 0 0 0 0 0 79 202 281 28,81 52,26 46,76 100 100 100 0 0 0 0 49,56 0 0 0 0 0 0 0 28,36 39,00 0 3,26 0 0 0 0 0 0 0 0 28,32 82,79 1,48 достоверность, Р дни 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 всего 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 всего 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 всего м.с.: P*<0,001;

P**>0,05;

бесцв. в.т.н.: P*<0,001 P**<0, Опыт м.с.: P*<0,001;

бесцв. в.т.н.: P*<0, P*-уровень вероятности между опытом и контролем;

P**-уровень вероятности между опытом 1 и опытом 2;

контроль Опыт 71 опыта т.к. при отсутствии м.с. в последующие дни (начиная с 8-го) нами было решено повторно облучить этот вариант ввиду отсутствия эффекта последействия ПеМП, как это обычно бывает в случае с химическими мутагенами. Как видно из данных приведенных в таблице 2, при повторном облучении м.с. снова появляются в опыте. Мутационные события в этом варианте наблюдали на 12-ый – 8 и 13-ый день – 6 (0,56% и 0,59% соответственно). В опыте 2 м.с. наблюдали только на 11 и 14-ый дни, 0,11 и 0,14%, соответственно. На 8-ой день в опыте 1 бесцветных в.т.н. было 28,8%, на 9-ый 52,3%, на 10-ый 46,8%, на 11, 12 и 13 дни 100%. Бесцветные в.т.н. были на 15 и 16 дни с частотой 28,36 и 39%, соответственно. В контроле наблюдали лишь бесцветные в.т.н. на 16 и 17 день – 28,32% и 82,79%, соответственно. В следующем эксперименте с традесканцией было использовано магнитное поле со следующими характеристиками: частота поля 50 Гц, напряженность магнитного поля 127,2 мА/м. Время облучения составляло 12 часов. На шестой день после облучения в опыте 1 мы наблюдали три мутационных события (0,075%), в опыте 2 – восемь (0,28%), а в контроле – одно (0,023%) (табл. 3). Бесцветных в.т.н. ни в одном из вариантов не наблюдали. На седьмой день, в опыте 1 отметили три м.с., в опыте 2 – семь с частотами соответственно 0,066 и 0,22%, в контроле мутационные события отсутствовали. В то же время в опыте 1 на этот день появились бесцветные в.т.н. (27,13%), в опыте 2 – 4,78%. В контроле цветков с бесцветными в.т.н. не обнаружено, хотя были просмотрены все распустившиеся цветки. В опыте 1 на восьмой день отметили 4 мутационных события (0,305%), а на девятый – одно (0,031%). В последующие дни, т.е. до конца опыта мутаций не было, число распустившихся цветков резко сократилось, и с 16 по 18 день они не появлялись ни у одного растения. Вместе с тем, на 7-9 дни зафиксировано 1855 бесцветных волосков тычиночных нитей из 9090 (20,41%), в последующем бесцветные тычиночные нити не наблюдали. Таким образом, на 18 день опыта из 18488 в опыте 1 было отмечен 11 мутационных событий и 1855 бесцветных в.т.н. при частотах 0,059 и 10,03% соответственно.

72 Таблица 3 Влияние ПеМП (50 Гц, 85,5 Дб, 127,2 мА/м) на появление розовых и бесцветных клеток в волосках тычиночных нитей традесканции.

дни 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 всего 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 всего 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 всего к-во распустившихся цветков 12 13 5 9 6 0 2 3 2 2 0 0 0 54 8 8 7 7 6 5 6 0 4 4 3 1 1 60 20 18 27 18 12 10 8 5 4 2 2 1 1 88 к-во просмотрен. в.т.н. 3990 4549 1312 3229 1882 0 759 1188 807 772 0 0 0 18488 2860 3116 2597 2836 2568 1804 2171 0 1679 1304 903 281 293 23028 4369 3975 5873 3534 2479 2329 1680 1155 984 438 403 244 199 18995 вариант количество м.с. число 3 3 4 1 0 0 0 0 0 0 0 0 0 11 8 7 0 3 0 0 0 0 0 0 0 0 0 18 1 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 1 % 0,075 0,066 0,305 0,031 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0,059 0,28 0,22 0 0,11 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0,078 0,023 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0,005 количество бесцв. в.т.н. число % 0 1234 211 410 0 0 0 0 0 0 0 0 0 1855 0 149 184 0 0 0 0 0 0 0 0 0 257 590 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 49 87 199 335 0 27,13 16,08 12,70 0 0 0 0 0 0 0 0 0 10,03 0 4,78 7,09 0 0 0 0 0 0 0 0 0 87,71 2,56 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 12,16 35,66 100 1,76 достоверность, Р Опыт м.с.: P*<0,001;

P**>0,05;

бесцв. в.т.н.: P*<0,001 P**<0, м.с.: P*<0,001;

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.