WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ФЕДЮНИНА Дина Юрьевна ОЦЕНКА ТИПОВ СРЕД ЛАНДШАФТОВ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ 25.00.26 -

Землеустройство, кадастр и мониторинг земель Диссертация на соискание ученой степени кандидата географических наук

Научный консультант: кандидат географических наук, профессор ШАЛЬНЕВ В.А.

Ставрополь – 2004 2 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение..................................................................................................................3 Глава 1.1. I. Развитие представлений о географической сре де……………………………………………………………………………….…..7 Формирование учения о географической среде…………...............7 1.2. Современные проблемы учения о географической среде и моделирование сред……………………………………………………………17 Глава II. Типы сред современных ландшафтов Ставропольского края………………………………………………………………………………31 2.1. Типы сред ландшафтов и ландшафтных провинций Ставропольского края………………………………………………………………..31 2.2. Типы сред морфологических единиц ландшафтов Ставропольского края……………………………………………………………………….34 2.3. Виды городских сред места жизни человека ……………………...45 Глава III. Оценка типов сред ландшафтов Ставропольского края……………………………………................................................................51 3.1. Оценка сред ландшафтов Ставропольского края как условий жизни человека…………………............................................................................51 3.2. Оценка ландшафтов Ставропольского края для сельского хозяйства (земледелия)………………………………...…………………...73 Заключение…………………………………………………………………….111 Литература…………………………………………………………………….. Введение Проблема оценки среды жизни и деятельности человека и общества является областью междисциплинарных интересов различных наук. В географических исследованиях понятие среды получило широкое распространение, однако оно вызывает множество споров и дискуссий. В настоящее время парадигма среды как совокупности условий жизни и деятельности человека сменяется парадигмой его выживания в условиях нарастающих процессов изменения структурных и качественных характеристик среды. Ставропольский край - одна из территорий Европейской России, где доминирует аграрная направленность хозяйства, а природная среда ландшафтов преобразована в квазиприродную агрокультурную среду. В связи с этим возникает необходимость проведения типизации и оценки сред ландшафтов края, с одной стороны, как условий жизни человека, а с другой – условий, обеспечивающих оптимизацию сельскохозяйственного производства. Это важно для разработки мероприятий, направленных на поддержание земледелия на высоком уровне, повышение качества среды жизни человека, предотвращение нежелательных экологических проблем, возникающих в результате несоответствия сельскохозяйственного производства конкретным ландшафтным условиям. Цель исследования – провести типизацию сред ландшафтов Ставропольского края, оценив их качество для землепользования и условий жизни человека. Цель определила постановку и решение следующих задач:

- составить пространственно-временную модель среды, которая служила бы основой для типизации и оценки среды ландшафтов Ставропольского края;

- выявить типы сред современных ландшафтов Ставропольского края и дать их кадастровую характеристику;

- оценить типы ландшафтных сред Ставропольского края как условий жизни человека;

- произвести земельную оценку сред ландшафтов Ставропольского края для земледелия;

- создать серию инвентаризационных и оценочных карт типов сред ландшафтов Ставропольского края как основы для дальнейшего мониторинга земель. Объект исследования - географическая среда и типы сред современных ландшафтов Ставропольского края. Предмет исследования – кадастр и территориальная дифференциация типов сред, их современное состояние и оценка компонентов сред ландшафтов Ставропольского края. Научная новизна работы. Рассмотрены новые подходы к понятию «географическая среда» с позиций глобалистики. Составлена оригинальная пространственная модель среды, в которой отражены ее вертикальная и территориальная структуры, а также показаны пространственно-временные циклы субъекта (человека). Создана картографическая схема типов сред в пределах ландшафтных провинций края и рассмотрены особенности внутриландшафтной дифференциации сред. Впервые ландшафты Ставропольского края были сгруппированы по погодно-климатическим условиям, на основании проведенной оценки степени раздражающего действия погодных факторов на организм человека. Разработана методика оценки ландшафтов Ставропольского края для земледелия и на ее основе произведена земельная оценка типов сред ландшафтов края. Создана серия инвентаризационных и оценочных карт типов сред ландшафтов Ставропольского края. Методика исследования и исходные материалы. В исследовании применялись следующие методы: картографический, сравнительногеографический, исторический, математический, статистический, графический, наблюдения. Ландшафты Ставропольского края для целей земледелия оценивались разработанным нами экспертным способом в баллах. При по строении серии карт типов сред морфологических единиц использовалась программа MapInfo. Для определения влияния погодных факторов на организм человека применялись методика количественного определения степени раздражающего действия погодных факторов на организм человека, предложенная Г.Д. Латышевым и В.Г. Бокша (1965, 1980), и методика оценки изменчивости погоды, предложенная В.И. Русановым (1973). Основным исходным материалом для исследования послужили следующие картографические источники: ландшафтная карта Ставропольского края масштаба 1:500000, карта землепользования Ставропольского края масштаба 1:200000, топографическая карта Ставропольского края масштаба 1:200000, почвенная карта Ставропольского края масштаба 1:600000, атлас Ставропольского края (1968), атлас земель Ставропольского края (2000). Были использованы данные, предоставленные Ставропольским центром по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, материалы отчета почвенных исследований ОАО «СтавропольНИИгипрозем», климатические и агроклиматические справочники, агроклиматические ежемесячники, экологический паспорт г. Ставрополя, монографии, научные статьи по исследуемой проблеме. Практическое значение. Сведения, полученные при оценке ландшафтов Ставропольского края для земледелия, могут быть использованы в качестве информационной базы различными учреждениями агропромышленного комплекса с целью выявления мероприятий, которые необходимо проводить для учета качества среды хозяйственной деятельности человека и повышения урожайности сельскохозяйственных культур. Результаты, полученные при оценке ландшафтных провинций края как среды жизни человека, дают представление о территориальной дифференциации среды, что может быть использовано в рекреационных целях. Карты, отражающие кадастровую и оценочную характеристики типов сред ландшафтов Ставропольского края, могут использоваться для дальнейшего мониторинга земель.

Материалы диссертации могут быть полезными при постановке спецкурса «Социобиосферная экология», для студентов географического факультета Ставропольского государственного университета. Апробация работы и публикации. Результаты исследования докладывались на Международной конференции студентов и аспирантов по фундаментальным наукам «Ломоносов – 2002» (Москва, 2002), Всероссийской научно-практической конференции посвященной 175-летию со дня рождения П.П. Семенова-Тян-Шанского (Липецк, 2002), а также на региональных научных и научно-методических конференциях «Университетская наука – региону» (Ставрополь, 1998, 1999, 2002, 2003), «XXI век – век образования» (Ставрополь, 2001). По теме диссертации опубликованы 8 работ, в том числе коллективная монография. Общий объем работы составляет 129 страниц.

Работа содержит 31 рисунок, 8 таблиц. Список литературы включает 200 источников, в том числе 16 на иностранном языке.

Глава I. РАЗВИТИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ГЕОГРАФИЧЕСКОЙ СРЕДЕ 1.1. Формирование учения о географической среде Среда - одно из фундаментальных понятий теории и практики взаимодействия общества и природы. Взаимодействие общества и его географической среды является одним из главнейших содержаний современной географии. Следовательно, для конкретизации данного положения, определяющее значение имеет выявление сущности географической среды. Первоначальная сущность понятия «географическая среда» рассматривалась как природная составляющая. Примером тому может служить французская география на рубеже XIX-XX в.в. Понятие среда было одним из основополагающих принципов географии, опирающимся, на идею «земного единства» и являющимся ее дальнейшим развитием (Александровская, 1972). Наблюдатель сталкивается не с изолированными случаями или несвязанными чертами, но с «группами форм, подчиненных действию целого, связанных родством и работающих сообща» (Vidal de la Blache, 1913, p. 295). Эта совокупность природных явлений на каждом данном участке земной поверхности и есть понятие «среда». Понятие «географическая среда» было введено в науку в конце XIX века французским географом и социологом Э. Реклю и русским географом Л.И. Мечниковым (Максаковский, 1998). Э. Реклю понимал под «географической средой» не только «чистую» природу, но и общественные элементы, называемые им «динамическими». Он писал: «Итак, вся окружающая среда распадается на бесчисленное множество отдельных элементов: одни из них относятся к внешней природе, и их-то обыкновенно и обозначают названием «внешней среды» в узком смысле слова;

другие относятся к иному порядку, так как проистекают из самого хода развития человеческих обществ и образуются, увеличиваясь последовательно до бесконечности, приумножаясь и создавая сложный комплекс явлений в действии» (цит. по: В.А. Анучину, 1972). Эта вторая, «динамическая» среда, присоединяясь к влиянию первич ной, «статичной» среды, образует сумму влияний, в которой определить, какие силы преобладают, - трудно и часто даже невозможно. В марксистской литературе понятие «географическая среда» впервые употребил Г.В. Плеханов. Более чем за столетие своего существования это понятие постепенно углублялось, становясь ядром соответствующего учения. Но одновременно оно вызывало постоянные споры и разногласия. А.А. Григорьев (1966), занимаясь изучением географической среды, неоднократно включал человека в состав географической оболочки. Но был период, когда он под влиянием сильной критики эту часть определения опускал и в своих исследованиях вопроса о месте и роли человека не касался (Преображенский, 1990). Под географической средой А.А. Григорьев чаще подразумевал физико-географическую среду. Он отождествлял понятия «географическая среда» и «географическая оболочка Земли», которые рассматривались «как сфера взаимодействия ее слагаемых (земной коры, атмосферы, вод, почв, растительности, животного мира) в их диалектическом развитии…» (цит. по: официальной стенограмме Ученого совета. Смирнов, 1950, с. 91). С.В. Калесник, как считает В.П. Максаковский (1998), отрицал правомерность включения в географическую среду самого человека, поскольку во взаимоотношениях с природой он играет роль «хозяина», а также существование «переходных» законов. Он полагал, что преобразовательная деятельность людей в природе подчиняется общественным законам, хотя дальнейшее развитие «очеловеченной» природы происходит по естественным законам. С.В. Калесник рассуждает по этому поводу (1949, 1968, 1970, 1984): 1. Географическая среда – это только земное (в смысле планеты Земля) окружение человеческого общества. 2. Географическая среда – это только та часть земного окружения общества, с которым общество находится в данный момент в непосредственном взаимодействии. 3. Географическая среда и географическая (ландшафтная) оболочка – это разные понятия, относящиеся к двум различным объектам. 4. Человеческое общество живет ныне в двух взаимосвязанных средах – географической и техногенной, разных по происхождению и по возможностям дальнейшего саморазвития. 5. Географическая среда возникла без вмешательства человека и независимо от его воли и сознания. В нее входят как нетронутые человеком естественные элементы ландшафтной оболочки, так и те измененные им естественные элементы, которые сохранили и свои типологические аналоги в девственной природе, и способность к саморазвитию. 6. Техногенная среда создана трудом и волей человека. Ее элементы не имеют аналогов в девственной природе и к саморазвитию не способны. Таким образом, рассмотренные точки зрения на «географическую среду» были несколько односторонними. Поэтому дискуссии в географии по этому вопросу вскоре зашли в тупик. Весьма примечательно, что выход из положения был намечен философами. Географы пренебрегли их мнением и не развили его должным образом. Л.Ф. Ильичев (1963), проанализировав ситуацию в географии, указал, что «географическую среду нельзя рассматривать как чисто природную категорию и изучать только с позиции естествознания» (с. 3). Развивая эту точку зрения, Ф.В. Константинов (1964) отметил, что «некоторые товарищи, не желая вступать в противоречие с определением географической среды как чисто природной категории и в то же время понимающие недостаточность ее трактовки, пытались выйти из затруднения самым «радикальным» способом – вообще отказаться от понятия географической среды. Такой выход из положения представляется неприемлемым. Понятие «географическая среда» является научным отражением определенной стороны действительности и потому имеет полное право на существование как научная категория. Следует поэтому не отказываться от этого понятия, а уточнить его содержание» (с. 17). Как видим, философы призывали к логическому анализу понятия гео графической среды с непременным учетом диалектики взаимодействия человеческого общества и окружающей его природной среды. Дальнейшее развитие это понятие получило в работе Ю.К. Плетникова (1971). По его мнению, соотносительность данного понятия не недостаток, а, напротив, его достоинство, так как в этом понятии отражено взаимодополнение и взаимодействие законов природы и общества. «Отсюда становится понятным, - пишет он, - что географическую среду нельзя отождествлять с природой вообще, рассматривать исключительно с позиций естествознания. Однако, столь же недопустима и другая крайность: попытка рассматривать географическую среду только как социальное понятие» (1971, с. 76). Следовательно, делает он вывод, понятие географической среды является естественно-социальным. Исходя из этих положений, постановка вопроса о том, какие именно материальные результаты человеческой деятельности входят в географическую среду, а какие не входят, принципиальным образом меняются, ибо точкой отсчета здесь выступает общество – субъект процесса взаимодействия. При этом уже необходимо учитывать диалектику их взаимодействия. В соответствии с ней в географическую среду входят общество и результаты его предметно – практической деятельности, в процессе которой оно начинает включать в орбиту своего специфического движения географическую среду, ее элементы. Вопрос о границах между обществом и средой не прост. Эти границы размыты, ведь многие элементы среды в их первозданном виде обретают социальное качество, вовлекаясь в орбиту человеческой деятельности. Отсюда соблазн включить какие-то элементы природной среды в общественную систему в качестве компонентов вещественного порядка (Кибернетика и ноосфера, 1986). Да, человеческое общество действительно часть природы, но часть особая, универсальная, превращающая в органы своего общественного тела свою основу, свою предпосылку. Следовательно, природные элементы гео графической среды, будучи вовлеченными в деятельность общества и «оставаясь естественными явлениями, в то же время становятся явлениями социальными». Качество «социального» возникает тогда, когда предметы природы соединяются с человеческим трудом, выполняют определенные социальные функции» (Плетников, 1971). Общество накладывает на среду свой отпечаток, воздействует на нее, преобразует силой разума и рук человеческих. Характерно, что многие вещественные компоненты общества являются теми или иными компонентами среды, преобразованными человеком, обретшими в результате деятельности человека социальное качество. В процессе преобразования среды общество ассимилирует, преобразует соответственно своим интересам и потребностям все новые элементы среды, превращает их в собственные компоненты (Кибернетика и ноосфера, 1986). В материалистическом представлении нет резких различий между природой (естествознанием) и обществом (историей). Иначе это представление не было бы материалистическим. Именно так и рассматривается этот вопрос в «Немецкой идеологии»: «Мы знаем только одну единственную науку, науку истории. Историю можно рассматривать с двух сторон, ее можно разделить на историю природы и историю людей. Однако обе эти стороны неразрывно связаны;

до тех пор, пока существуют люди, история природы и история людей взаимно обуславливают друг друга» (Маркс и Энгельс, 1966, с.19). Граница между историей природы и историей общества, не только отделяет одно от другого, но и соединяет одно с другим. Прежде чем дать определение географической среды, выясним, элементами какой структуры являются материальные результаты человеческой деятельности – общества или географической среды. Решение этого вопроса требует диалектико-логического подхода, рассматривающего познание сложных проблем путем выявления всех противоречивых отношений реального взаимодействия. При этом оказалось, что материальные результаты деятельности, будучи элементами структуры общественного организма, в то же время входят в систему природных отношений, то есть в географическую среду. С одной стороны, природные явления географической среды, приобретая социальные функции, становятся элементами процесса общественного развития, с другой – материальные результаты человеческой деятельности, то есть социальные явления, становясь элементами географической среды и, воздействуя на нее, входят в состав географической среды. Как видим, географическая среда представляет собой диалектическое единство природных и социальных явлений, развивающееся под воздействием двух классов закономерностей. В.С. Лямин в одной из своих публикаций берет под сомнение существование «закономерной взаимозависимости между обществом, как системой, и системами живой и неживой природы» (1967, 1978). По В.С. Лямину, общество не может быть частью природы, так как оно не выполняет «жизнеобеспечивающих функций по отношению к природе. Следовательно, общество и природа не есть система, и нет закономерной взаимозависимости между ними». Эти рассуждения представляются односторонними. Человек – часть не только общества, но и природы, точно так же как и само общество есть часть природы. И не только в генетическом плане. Человек и общество в целом в своей телесной, субстратной основе всегда принадлежали природе как ее специфическая часть. Именно поэтому в последние годы все глубже разрабатывается биосоциальная концепция сущности человека. С другой стороны, общество в результате своей деятельности «вбирает» в себя природу, превращает ее в свое неорганическое тело. Часть (общество) становится больше целого (природы) и превращает его в собственную часть. Общество как целое не может существовать без своей природной части. Поэтому общество должно заботиться о собственной части, выполняющей жизнеобеспечивающую функцию. В этом и заключается диалектика взаимоотношений общества и географической среды. Природа и общество существуют в тесной взаимосвя зи. Их взаимодействие имеет свою историю. Кроме того, они в единстве образуют саморазвивающуюся систему «общество - природа». В ней ведущим, организующим компонентом все больше начинает выступать общество. Общество является своеобразным состоянием материи, таким уровнем его организации, когда она развивалась до осознания своего бытия, тогда как остальная природа - это материя, не осознающая своего бытия. Основными каналами связи между компонентами системы «общество - природа» служат природные круговороты вещества и энергии, в структуру которых люди должны научиться искусно включать свою деятельность. Связь общества с природой сложна как по формам и уровням преобразующей деятельности человека, так и по формам и уровням биологической зависимости человеческого организма от естественной среды;

они практически означают взаимодействие сложнейших разнокачественных, многоуровневых систем - социальных и естественных. В этом взаимодействии системы проявляют свои свойства, определяя тем самым сущность и характер связи общества с природой. Испытывая воздействия человека, природные системы приобретают новые свойства, эволюционируют. Характер их эволюции определяется не только сущностью их внутрисистемных связей, но и сущностью их системообразующих факторов социальных систем (Галеева, 1978). Законы общественного развития отличаются от законов развития биологических систем своей сложностью;

как законы более высокой формы движения, они менее долговечны, чем законы остальной природы, и проявляются не как действия слепых стихийных сил, а исключительно через деятельность людей. Выделившись из окружающей природы как социальная система, как высшая форма движения, общество не «выпрыгнуло» за рамки природы. Противопоставление человека природе противоестественно, наоборот, в человеке «природа приходит к осознанию самой себя» пишет Ф. Энгельс. Ос таваясь «внутри» природы, в единстве с ней, человек как разумное существо сам по себе не является разрушительной силой, враждебной природе. На определенном историческом этапе, когда география была связана с историческим материализмом как двуединая наука, понятие географической среды достигло большой конкретизации, но оно требует уточнения. Под географической средой Д.И. Чесноков (1965) понимает «не природу в целом, как он пишет, - а часть природы, непосредственно взаимодействующую с обществом. Составляя внешние условия развития общества, географическая среда сама испытывает воздействие с его стороны тем больше, чем выше уровень развития производительных сил. В этом отношении географическая среда не только следствие природных сил, но и в известной мере результат развития общества. Это, однако, не означает превращения географической среды в общественную силу. Она остается элементом природы в отличие от общества. Включать географическую среду в систему общественных элементов также неправомерно, как и не видеть воздействия общества на природу» (с.40). В этом определении, не учитывающем диалектики взаимодействия общества и географической среды, заметна некоторая односторонность. Действительно, географическая среда остается частью природы, но ее элементы, будучи по своей сути природными, приобретают общественные функции и становятся элементами социального организма. В силу этого географическая среда выступает по отношению к обществу не как простое вместилище, безразличное к внутреннему (обществу), лишь внешним образом воздействующее на него, а как такое внешнее, которое диалектически связано с внутренним (обществом), включено в орбиту, обогащено им и в свою очередь воздействует на внутреннее в той мере, в какой оно служит необходимой основой, предпосылкой его существования (Мукитанов, 1985). В таком понимании географическая среда не тождественна географической оболочке, так как, будучи явлением естественно-социальным, выступает в качестве предмета всей системы географических наук.

Географическая среда формируется в результате воздействия общества на его окружающую природную среду. Конечно, основа географической среды остается природной, однако на эту основу накладывается множество факторов общественного происхождения, которые, вовлекаясь в естественногеоргафические процессы, взаимодействуя с ними, в существенной степени изменяют географическую среду. Впервые на географическую среду, как интегральную структуру, обратил внимание В.А. Анучин. Он считал, что «географическая среда – это часть природной среды, сфера взаимодействия общества с природой в пределах географической оболочки, которая изменена целенаправленной человеческой деятельностью и насыщена результатами его труда» (1978, с. 104, 106). В.А. Анучин пишет, что усиливающийся с каждым этапом истории человечества процесс взаимодействия общества с природой обуславливает ускорение «очеловечивания» геосреды. Элементы среды, создаваемые человеческим трудом, он делит на две основные группы: 1. Элементы, возникшие в результате видоизменения земной природы, существовавшей до человека. 2. Элементы среды, созданные человеком. Люди активно формируют среду. В определенном отношении вполне оправдано рассмотрение общества внутри земной природы в качестве ее специфической части. Изменение природы человеком есть одновременно и изменение общества. Это единый процесс. Общество не может быть саморазвивающейся системой, если в эту систему не включается и ряд природных предметов. Таким образом, нужно различать внешнюю обществу природу и географическую среду. С ростом техники географическая среда все больше и больше приобретает антропогенный характер. Но видоизменение среды не «отменяет» в ней действия законов природы. Отсюда возникают новые связи между обществом и природой.

В.А. Анучин выделяет основные свойства и особенности географической среды: 1. Географическая среда – часть ландшафтной сферы Земли, в которой происходит развитие человеческого общества и его взаимодействие с природой. 2. Географическая среда - часть внешней природы, измененной целенаправленной человеческой деятельностью, насыщена результатами труда. 3. Вовлеченные в процесс общественного производства элементы земной природы превращаются в производительные силы общества, а следовательно, становятся одновременно составными частями общества. 4. Окружающая общество среда является, с одной стороны «объектом», откуда черпаются материальные средства общественного развития. Но с другой стороны, она и результат общественного воздействия на природу. Общество и географическая среда, проникая друг в друга, представляют собой единство, особую форму материального мира (Морозов, 1963). 5. Общество и географическая среда не могут существовать друг без друга. Люди всегда будут жить в географической среде. Поэтому необходимо другое понятие – «окружающая среда», или «сфера человеческой деятельности». 6. Сущность географической среды, ее специфика заключается во взаимодействии разнокачественных законов. 7. Географическая среда состоит из трех основных комплексов элементов. Развитие каждого комплекса определяется специфичными закономерностями. Первая группа – неорганическая, развивается под определяющим воздействием физико-химических законов. Развитие второй группы, органической, определяется биологическими законами. Третья группа, общественная, развивается под определяющим воздействием общественных законов. Отсюда географическая среда – это система связей в территориальном выражении, она представляет собой сложное, противоречивое единство, внутри которого происходит борьба противоположностей.

8. Общественное воздействие на среду на каждом отрезке истории ограничено степенью познания законов природы Не географическая среда является причиной общественного развития, а, наоборот, общество является причиной качественно особого развития природы земной поверхности. Усиление общественного влияния на природу и усиление опосредованной зависимости общества от природы, резкое возрастание качественного различия между обществом и остальной природой усиливают целостность географической среды. Одним из законов геосреды можно назвать закон взаимообусловленности в развитии её отдельных элементов: при сколько-нибудь существенном изменении одного из элементов геосреды неизбежно происходит изменение других ее элементов, происходит изменение среды в целом. Нормальное развитие географической среды определяется динамическим равновесием между ее элементами. Поэтому, изменяя географическую среду, общество должно не забывать и об этом (Анучин, 1972). Определение сущности географической среды – это основная трудность на пути формирования теоретического знания в географии, ибо – это одна из центральных проблем, и от её решения зависит теоретизация всей системы географического знания. Поэтому последовательное раскрытие сущности географической среды, диалектики соотношения естественного и общественного в ней составляет предмет особого раздела географии – теории географической среды (Мукитанов, 1985).

1.2.

Современные проблемы учения о географической среде и моделирование сред Как отмечает Л.В. Максимова (1994), понятие среда является принципиально соотносительным, так как отражает субъект-объектные отношения и потому утрачивает содержание без определения того, к какому субъекту оно относится. Среда человека выступает сложным образованием, интегрирую щим множество различных компонентов, что дает возможность говорить о большом количестве сред, по отношению к которым «среда человека» выступает родовым понятием. Разнообразие, множественность разнородных сред, составляющих единую среду человека, определяют в конечном счете многообразие ее влияния на него. При определении родового понятия среды Н.Ф. Реймерс (1990) приводит три различных варианта: 1) вещество или пространство, окружающее рассматриваемый объект (физич.);

2) природные тела и явления, с которыми организм находится в прямых или косвенных взаимоотношениях (биол.);

3) совокупность физических (природных), природно-антропогенных и социальных факторов жизни человека. В философском энциклопедическом словаре имеется одностороннее определение среды, учитывающее только природные условия: «(франц. Milieu) - окружение, совокупность природных условий, в которых протекает деятельность человеческого общества и организмов, то есть те из окружающих условий, которые они способны переживать и от которых зависит их существование и продолжение рода» (1999, с. 435). В экологии под средой понимают всю совокупность тел и сил внешнего по отношению к живому организму мира (Акимова, 2000, 1998). Понятие «среда» всегда является отражением субъект-объектных отношений, антропоцентрических или биоцентрических. В силу этого при определении среды всегда необходимо указывать, с каким субъектом соотносится «окружение». Термин «среда» принят Европейским экономическим сообществом и трактуется как совокупность элементов, из согласованности отношений которых создаются пространства, идеальные, или переживаемые, условия жизни человека (Маркович, 1997). В энциклопедических изданиях чаще всего дается определение социальной среды и ее составляющих – макро- и микросреда. На наш взгляд наибо лее удачное определение среды приводит Э.Б. Алаев: «Среда - все, что находится вне рассматриваемой системы и в той или иной степени взаимодействует с ней» (1983, с. 59). Разнообразие точек зрения на понятие «среда», с одной стороны, свидетельствует о большом интересе к проблеме и актуальности ее разработки, с другой – о сложности проблемы, и как следствие, слабой разработанности методических и теоретических положений учения о среде. В современной географии в учении о географической среде появилось больше ясности, но многие разногласия еще остаются.

Так, по определению Э.Б. Алаева географическая среда - это та часть географической оболочки…, которая тем или иным способом, в той или иной мере освоена человеком, вовлечена в общественное производство и составляет, таким образом, материальную основу существования человеческого общества (1983, с.18). С другой стороны, академик В.М. Котляков в последние годы не раз писал о том, что географическая оболочка в своем первобытном, естественном виде уже не существует, как практически уже нет и естественных ландшафтов. В какой-то мере примирению обеих сторон способствовало появление в 70-х годах в своем роде компромиссного термина «окружающая среда». При определении окружающей среды также возникают различные споры и неточности. Употребляются, например, такие термины, как «окружающая среда», «среда людей», «окружение человека», «жизненная среда», «природная среда», «амбиент», «окружение» и др (Маркович, 1997). Под окружающей средой чаще понимают всю среду обитания и производственной деятельности человеческого общества, весь окружающий человека материальный мир, включая и природную и технологическую среды. В Большом энциклопедическом словаре окружающая среда - «среда обитания и деятельности, окружающий человека природный и созданный им материальный мир. Окружающая среда включает природную среду, искусственную среду, т. е. совокупность элементов среды, созданных из природных веществ трудом и соз нательной волей человека и не имеющих аналогов в девственной природе» (1997, с. 837). Среда, окружающая человека (население), - понятие антропоцентрическое. Используется для того, чтобы показать, что здесь идет речь об условиях жизни, о среде человека или (в территориальном преломлении) населения. Окружающую человека среду образуют не только природные явления (Охрана ландшафтов, 1982). В экологии широко используется понятие окружающая среда, соответствующая той части экологической среды, с элементами которой данный организм в данное время контактирует и взаимодействует. Экологи также отмечают, что чаще всего это понятие используют применительно к человеку, имея в виду окружающую человека среду (Акимова, 2000, с. 143). Философы в окружающую среду включают помимо поверхности Земли и ее недр также часть Солнечной системы, попадающей или могущей попасть в сферу деятельности человека. В структуре окружающей среды они в свою очередь выделяют две важнейшие составляющие: естественную и искусственные среды. Под естественной средой обитания (ее еще называют первой природой) подразумевают неживую и живую часть природы - биосферу. Искусственная среда (вторая природа) это то, что создано человеком, а также сложившиеся между людьми общественные отношения (Социальная философия, 1995). Односторонне к рассмотрению этого понятия подходит М. Радованович (1976): «В широком смысле слова окружающая среда - это планета Земля, тонкая жизненная оболочка, называемая биосферой, и космическое пространство, окружающее Землю». Определяемая, таким образом, окружающая среда включает в себя весь материальный мир, окружающий человека. Поэтому с таким ее определением можно согласиться условно как с определением естественного окружения человека. В приведенных определениях «окружающей среды» вкладывается различный смысл. При этом В.В. Братков, Г.К. Беляев, Т.А. Сафранов базиру ются на том содержании этого понятия, которое определено 1-ой Межправительственной конференцией по образованию в области окружающей среды (Тбилиси, 1977), научно-практической конференцией по экологическому образованию и воспитанию в Северной Осетии (Владикавказ, 1993), а также лептонной гипотезой Б.И. Искакова (1991, 1992). В соответствии с ними В.В. Братков c соавторами (1996) предложили следующую структуру окружающей человека среды: это сложное природное, техногенное и социальное образование, включающее в себя следующие компоненты: А. Естественная (природная) среда. Естественная среда - это наше природное окружение: литосфера, гидросфера, атмосфера, магнитосфера, биосфера и лептоносфера. Б. Техногенная (созданная человеком) среда. Техногенная среда - совокупность всего, созданного человеком во всех природных сферах, это весь комплекс антропогенной техники и все созданное им в результате применения этой техники В. Социальная среда. Это среда, формируемая взаимоотношениями людей, она слагается из нескольких составляющих: культурного, морального (нравственного) и эстетического аспектов. По мнению Д.Ж. Марковича (1991), понятие среда человека в самом общем виде может быть определено как совокупность естественных и искусственных условий, в которых человек реализует себя как природное и общественное существо. Среда человека состоит из двух взаимосвязанных частей: природной и общественной. Природный компонент среды составляет совокупное пространство, доступное человеку. Это прежде всего планета Земля с ее многообразными оболочками. Общественную часть среды человека составляют общество и общественные отношения. В качестве элементов природной среды (в узком ее понимании) Д.Ж. Маркович (1991) рассматривает атмосферу, гидросферу, литосферу, расте ния, животных и микроорганизмы. Л.В. Максимова (1994) на основе анализа обширной литературы составила обобщенную модель среды человека. Среда человека состоит из трех компонентов: природная, антропогенная и жизненная среды. Природная среда состоит из абиотической и биотической;

антропогенная из техногенной и социальной. Особого внимания заслуживает компонент, обозначенный Л.В. Максимовой как «жизненная среда». Это - тип среды, включая ее разновидности (социально-бытовую, производственную и рекреационную среды), становится сегодня объектом пристального интереса многих исследователей. В тех случаях, когда имеется в виду только природная среда, правильнее говорить об «окружающей природной среде» (Максаковский, 1998). Среда, окружающая человека природная – совокупность природных и незначительно измененных деятельностью людей абиотических и биотических естественных факторов, оказывающих влияние на человека. Отличается от других составляющих окружающей человека среды свойством самоподдержания и саморегуляции без корректирующего воздействия человека. Проблема понятийного определения окружающей среды решалась и в юридической науке различных стран. Так, например, в Японии по закону окружающая среда включает в себя «имущество, тесно связанное с жизнью;

животных и растения, тесно связанных с жизнью человека и средой, в которой они живут» (Чок, 1973). Закон о защите окружающей среды в Румынии гласит, что окружающую среду составляют все природные факторы и материальные ценности, созданные человеческим трудом, которые благодаря своей взаимозависимости обеспечивают сохранение экологического равновесия, оказывая решающее влияние на условия жизни людей и развитие общества (Чолич, 1975). В Югославии окружающая среда юридически определена как совокупность природных и созданных трудом ценностей, представляющих интерес для здоровой, уверенной и плодотворной жизни и труда современных и будущих поколений (Маркович, 1997). Б.Г. Розанов под окружающей средой понимает «все то, что окружает человека и взаимодействует с ним, это среда обитания человека, включающая физические природные и искусственно созданные факторы, а также социально-экономические и психологические факторы». Далее он рассуждает, что методологически очень важно различать два совершенно разных понятия: природная среда и окружающая среда. К природной среде Б.Г. Розанов относит «лишь часть окружающей среды, то есть такие природные компоненты, существующие на Земле и вокруг нее, как материальные природные тела» (1984). Соответственно система «человек – природа» является лишь подсистемой в более общей системе «человек – окружающая среда». Если подсистема «человек – природа» подверглась в истории науки весьма серьезному исследованию (Кашкаров, 1933;

Воейков, 1963;

Дювиньо, Танг, 1968, 1973;

Ефремов, 1968;

Природа и общество, 1968;

Куражковский, 1969;

Низова, 1971;

Рябчиков, 1972;

Федоров, 1972;

Алексеев, 1973;

Эренфельд, 1973;

Лаптев, 1975;

Гирусов, 1976;

Миланова и Рябчиков, 1979), то более общая система «человек – окружающая среда» изучена еще явно в недостаточной степени. Система «человек – окружающая среда» – очень сложная поликомпонентная система с бесконечным множеством прямых и обратных связей, включающая в себя человека и окружающую среду в историческом процессе их взаимодействия. Физических компонентов окружающей среды Б.Г. Розанов (1984) выделяет две группы, существенно различающиеся по своей роли в системе – это природные и искусственно созданные человеком физические компоненты. Природные физические компоненты окружающей среды, связаны с географией планеты и ее положением в Космосе, а их роль в процессах взаимодействия определяются общепланетарными факторами, включая космические, а также исторически сложившимся способом производства. Очень важно различать среди группы природных физических компонентов окружающей среды две большие подгруппы – это неизмененные и измененные человеком природные физические компоненты.

Созданные человеком физические компоненты окружающей среды включают в себя также огромное количество материальных тел, процессов и явлений, имеющих только то общее, что они созданы человеком и являются искусственными по отношению к природе. Социально-экономические компоненты окружающей среды. То, что человек не только биологический организм, но и член человеческого общества, то есть явление социальное, - аксиома. Соответственно он существует не только в физической среде своего обитания, но и в среде социальной, то есть находится в постоянном обмене материальными телами, энергией и информацией с другими членами человеческого общества. Экономические факторы определяют наличие или отсутствие физических возможностей удовлетворения растущих потребностей человека в условиях непрерывного прогрессивного развития человечества в целом или его отдельных групп. В различных общественно-экономических формациях эти факторы действуют различно, как в качественном, так и в количественном отношениях. Человек как компонент окружающей среды. По Б.Г. Розанову методологически очень важно установить то обстоятельство, что человек сам является компонентом окружающей среды. В наиболее простом восприятии это аргументируется фактом многообразного социально-экономического или физического влияния на человека других членов общества, в котором он обитает. В свою очередь и сам человек влияет определенным образом на окружающих его людей. Если другие люди составляют окружающую среду для отдельно взятого человека, то сам он является элементом окружающей среды для других людей. Диалектическое единство человека как компонента и как объекта окружающей среды весьма сложно: человек зависит от среды своего обитания, влияет на нее, управляет ею и сам является ее компонентом. Человек, и человеческое общество в особенности, обладает возможностью целенаправленного изменения окружающей среды, приспосабливая ее к своим потребностям.

В этом одно из существенных отличий его от остального животного мира: если животные преимущественно приспосабливаются к среде обитания, то человек преимущественно приспосабливает среду к своим потребностям, целесообразно воздействуя на нее в меру своих технических возможностей на том или ином этапе (Гирусов, 1976). Также довольно развернутое и полное определение среды, окружающей человека приводит Н.Ф. Реймерс: «совокупность абиотической, биотической и социальных сред (а одновременно природной, квазиприродной, артеприродной и др. сред), совместно и непосредственно оказывающие влияние на людей и их хозяйство». Природная среда, окружающая человека - факторы чисто естественного или природно-антропогенного системного происхождения, воздействующие на отдельного человека или человеческие общности. Среда «второй природы» (квазиприроды) - это все элементы природной среды, искусственно преобразованные, модифицированные людьми;

они в отличие от собственно природной среды не способны системно самоподдерживать себя. «Третьей природой» (артеприродой) Н.Ф. Реймерс называет весь искусственно созданный, сотворенный человеком мир, не имеющий аналогов в естественной природе и без постоянного поддержания и обновления человеком неизбежно начинающий разрушаться. Современного человека окружает, главным образом, именно артеприродная среда, а не природная - «первой» и «второй» природы. Наконец, четвертый компонент среды человека составляют общество и разнообразные общественные прцессы. Социальная среда – это прежде всего культурно-психологический климат, создаваемый самими людьми и слагающийся из влияния людей друг на друга, осуществляемого непосредственно, а также с помощью средств материального, энергетического и информационного воздействия. По словам Н.Ф. Реймерса, - замечают В.А. Ситаров и В.В. Пустовойтов (2000), - социальная среда, объединяясь с природной, квазиприродной и артеприродной средами, образует общую совокупность человеческой среды. Каждая из названных сред тесно взаимосвязана с другими, причем ни одна из них не может быть заменена другой или быть безболезненно исключена из общей системы окружающей человека среды. В среде, окружающей человека он выделяет интимную среду (жилье, семья, рабочий коллектив);

ближнюю среду (населенное место от поселка до мегалополиса);

дальнюю, или региональную, среду (обеспечивающую людей основной массой продовольствия и рекреацией);

глобальную среду. Отмечают также реальную и потенциальную среды (не используемую или малоиспользуемую часть дальней среды, а также район возможного еще освоения в перспективе) (Реймерс, 1994). Как видим, происходит путаница в понятийном аппарате. В.А. Шальнев (1998) внес некоторую ясность, графически отобразив соотношение объемов понятий «природная среда», «географическая среда», «ландшафтная среда», «среда жизни человека» (рис. 1).

Рис. 1. Соотношение объемов понятий «природная среда», «географическая среда», «ландшафтная среда» и «среда жизни человека» (по Шальневу, 1998) Теоретические положения о видовом разнообразии «сред» до сих пор разработаны слабо. Так, Н.Ф. Реймерс в своем словаре - справочнике приводит уже тридцать два названия видового разнообразия сред. Вот некоторые из них – природная, квазиприродная, артеприродная, биологическая, геологическая, внешняя, окружающая, культурная, социально-психологическая и т.д. Проблематичными остаются и вопросы структуры сред. При рассмотрении территориальной структуры среды важным становится пространственный аспект. Территориальную структуру среды можно рассмотреть на примере поляризованного ландшафта. Концепция поляризованного ландшафта была выдвинута Б.Б. Родоманом в 70-х годах. Эта концепция была навеяна, прежде всего, нарастающей урбанизацией. Ее основная идея, по словам самого автора, заключается в том, чтобы растущий город не мешал природному ландшафту. Для этого в свою очередь нужно как можно более разделить два этих полюса, разместив между ними все прочие земли так, чтобы они служили своего рода прокладкой, уменьшали «трение» между цивилизацией и природой. Отсюда и вытекает конструкция идеального поляризованного ландшафта, в котором сосуществуют три обособленных сетевых пространства или три «мира»: 1) повседневно-утилитарный, 2) дикая и полудикая природа, 3) пространство для рекреации (Родоман, 1999, 2002). Основой формирования положений учения о среде может стать глобалистика и учение о геоверсуме (Шальнев, 2000). Глобалистика как научнофилософское направление, рассматривает коэволюцию природы и человечества в их особом качестве целостности. Ее предмет структурируется как динамическое равновесие трех главных факторов эволюции - внутренних, внешних и глобальных, дающих в сочетании специфику четвертого пространственно-временного образования (Каширин, 1998). Глобальным фактором является «универсум» космоса с космической средой. Внешним фактором - геологическая система планеты Земля, формирующая геологическую среду. Внутренним фактором выступает геоверсум, то есть географическая оболочка истории человечества (Шальнев, 2000). Геоверсум, как сложная геосистема, и особое геопространство Земли, обеспечивает в силу своего своеобразия функционирование общества и его составных частей. Его эмерджентными свойствами являются природные условия географической оболочки, обеспечившие возникновение и существование жизни, в том числе и мыслящей. За историю существования общества эти условия стали инвариантной средой жизни общества. Именно за этим понятием мы и предлагаем закрепить термин «географическая среда» или «среда геоверсума». Географическая среда имеет сложную структуру. С целью уточнения разнообразия структуры и объема видовых понятий геоверсума, нами предлагается ее пространственная модель (рис. 2). С позиций философского подхода в построении этой модели отражается специфика самого геопространства геоверсума, включающая в себя понятия как вертикальной оси – «пространство (общее)» - «место (частное)», так и горизонтальной - «территория (целое)» – «место (часть)» (Костинский, 1997). Для субъекта (человека, группы людей) «место» является, с одной стороны, частью общего, включающего не только среду самого геоверсума, но и среду внешней природы (геологическую) и глобальную (космическую) среду. С другой стороны, «место» представляет часть территории, в пределах которой протекает жизнедеятельность человека в зависимости от циклов его пространственного поведения - суточных, недельных, годовых и так далее. Таким образом, географическая среда – это часть среды материального мира, уникальное качество геопространства геоверсума Земли, эмерджентные свойства которого выступают в виде инвариантной, стабилизирующей среды жизни человечества. Географическая среда (родовое понятие) включает в себя набор частных сред (видовых понятий), структура которых (то есть набор объектов, взаимодействующих с субъектом) все больше усложняется по направлению к «месту», где находится субъект. В числе наиболее значимых сред вертикального геопространства можно назвать – социобиосферную, ландшафтную и среду места жизни человека. Социобиосферная среда – это часть географической среды, среды Космос Рис. 2. Пространственно-временная модель среды (ориг.) Пространственно-временные циклы субъекта: а - суточный, б - недельный, в - месячный, г - годовой и т. д. Территориальные типы сред: 1 - артеприродная (искусственная), 2 - внутриквартирная, 3 - семейная, 4 - квазиприродная, 5 - культурная, 6 - производственная, 7 - социально-психологическая, 8 - ландшафтная природная, 9 - ландшафтная квазиприродная, 10 - ландшафтная селитебная, 11 - ландшафтная культурная, 12 - политическая, 13 - этно-социальная, 14 социально-экономическая, 15 – языковая, 16 - зонально-климатическая, 17 - континентальная, 18 морская и т. д. СМЖЧ - среда места жизни человека, - субъект.

существования общества в пределах биосферы, измененной (и продолжающей интенсивно изменяться) целенаправленной человеческой деятельностью и насыщенной результатами процесса труда. Это среда очеловеченной природы, которая может быть названа «второй природой». По мнению В.А. Анучина без мира «второй природы» не было бы и социального мира (1972).

Ландшафтная среда - это часть социобиосферной среды жизни группы людей, среды первичных (природных) ландшафтов, осмысленных и обустроенных по В.И. Вернадскому энергией человеческой культуры, этнокультурными и культурно-национальными ценностями определенного этапа цивилизации. Такая среда имеет не только пространственные особенности, но и исторические (временные). В современной философии такое явление получило название принципа темпорального монодуализма пространства-времени с функциональной первичностью времени в нем. Если социобиосферная среда - это среда Большой Ойкумены (всего человечества), то ландшафтная среда Малой Ойкумены, малой родины, малой группы людей. Среда места жизни человека (СМЖЧ) – это часть ландшафтной среды, среда места жительства человека в течение короткого (чаще всего суточного) цикла его жизнедеятельности. Она наиболее сложно устроена и динамична, так как отражает в себе как в фокусе все свойства сред вертикальной структуры, включая и внешнюю природу, так и разнообразие территориальных сред, связанных с циклами жизнедеятельности человека. Наиболее сложно устроена городская СМЖЧ. Перемещаясь в течение суток в пространстве городского ландшафта, человек неоднократно меняет свою окружающую среду: семейную на производственную, природную на артеприродную (искусственную), культурную и так далее. В недельном цикле жизнедеятельности человек может изменить не только свою традиционную СМЖЧ, но и ландшафтную среду, уехав на рыбалку, охоту или к родственникам в другой ландшафт. В отпускном или календарном цикле, перемещаясь на большие расстояния, человек может изменить не только СМЖЧ и ландшафтную среду, но и социобиосферную. Переезжая в другое государство или континент (его часть) меняет политическую, языковую, климатическую, этнонациональную и другие виды сред, присущие социобиосферной. Выход в космическое пространство означает и выход из географического пространства, из географической среды.

Глава II. ТИПЫ СРЕД СОВРЕМЕННЫХ ЛАНДШАФТОВ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ 2.1. Типы сред ландшафтов и ландшафтных провинций Ставропольского края При рассмотрении типов сред Ставропольского края необходимо учитывать их генезис. На территории края, согласно такому подходу, можно выделить два типа среды: 1) природная и культурно-природная, 2) селитебная. Природная и культурно-природная среда сформировалась под преобладающим воздействием природных факторов. В формировании селитебной среды ведущая роль принадлежит социально-экономическим факторам. Исследование особенностей зонально-провинциальных закономерностей территории Ставропольского края позволило выделить следующие классы сред: ландшафтов типичных и байрачных лесостепей, степных ландшафтов, полупустынных ландшафтов, предгорных степных и лесостепных ландшафтов, среднегорных ландшафтов, сильнодигрессионная культурнотехногенная полифункциональных городов, среднедигрессионная квазиприродно-социальная монофункциональных городов (с производственными функциями), слабодигрессионная природно-квазиприродно-социальная монофункциональных городов (с непроизводственными функциями), слабодигрессионная социально-квазиприродная руральная (сельских поселений). Виды сред выделялись с учетом доминантных групп урочищ и местностей, их ресурсовоспроизодящих функций в формировании интегральной среды. Учитывались общие тенденции проявления культурогенеза, которые сказались в первую очередь на биоценотической подсистеме, играющей решающую роль в воспроизводстве природной среды и природных ресурсов. Выделены следующие виды сред ландшафтов Ставропольского края (рис. 3): 1. Устойчивая природная лесная среда истории человека, определяющая совокупность естественных условий существования человека и формирую Красногвардейское (Кувл.<0,3) Дивное Ипатово Новоалександровск Донское Летняя Ставка Светлоград Арзгир УСЛОВНЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ Изобильный Среды ландшафтов типичных и байрачных лесостепей - среднеустойчивая природная Благодарный степная пастбищ и сенокосов - устойчивая природная лесная СТАВРОПОЛЬ - слабоустойчивая квазиприродная Величаевское агрокультурная Среды степных ландшафтов Левокумское Буденновск - среднеустойчивая природная степНовоселицкое Нефтекумск ная пастбищ и сенокосов Александровское - слабоустойчивая природная интраНевинномысск Кочубеевское зональная пойменных лесов - слабоустойчивая квазиприродная Ачикулак агрокультурная - слабоустойчивая квазиприродная Курсавка лесных насаждений Зеленокумск Среды полупустынных ландшафтов Степное - слабоустойчивая природная полупустынь с Минеральные Воды участками пастбищ - среднеустойчивая природная сухих степей с участками пастбищ Рощино Георгиевск - слабоустойчивая природная интразональная пойменных лесов Ессентуки - аквальных природных комплексов Пятигорск Курская - слабоустойчивая квазиприродная агрокультурная Новопавловск - слабоустойчивая квазиприродная лесных насаждений Кисловодск Среды предгорных степных и лесостепных ландшафтов - среднеустойчивая природная степная - устойчивая природная лесная - слабоустойчивая природная интразональная пойменных лесов Селитебная среда - слабоустойчивая квазиприродная агрокультурная - сильнодигрессионная культурно-техногенная - слабодигрессионная природно-квазиприродноСреды среднегорных ландшафтов полифункциональных городов социальная монофункциональных городов - среднеустойчивая природная остепненных лугов - среднедигрессионная квазиприродно-социальная (с непроизводственными функциями) монофункциональных городов (с производствен- слабодигрессионная социально-квазиприродная - устойчивая природная лесная ными функциями) руральная (сельских поселений) - слабоустойчивая квазиприродная агрокультурная Рис.2. Типы сред ландшафтных провинций Ставропольского края щаяся природными биоценозаами, которые развиваются и функционируют независимо от человека и оказывают на него влияние. Такая среда сохранилась лишь в лесных природных комплексах ландшафтов типичных лесостепей Ставропольской возвышенности и предгорий. Однако они претерпевали неоднократные рубки, что вызвало определенные изменения лесных биоценозов;

2. Среднеустойчивая природная степная среда пастбищ и сенокосов истории человека с дигрессией биоценозов и почв 1 и 2-й стадий. Сохранилась такая среда на склонах останцовых массивов и речных долин в лесостепных ландшафтах Ставропольской возвышенности и предгорий. Средоформирующие и ресурсовоспроизводящие функции природных комплексов идут по природному типу, однако они ослаблены хозяйственной деятельностью человека. При отсутствии этой деятельности они могут в короткие сроки восстановить свои природные свойства и функции;

3. Слабоустойчивая природная среда пастбищ полупустынных ландшафтов с дигрессией биоценозов 3 и 4-й стадий. Это критическое состояние природных геокомплексов ландшафтов, которое может перейти в стадию полной дигрессии биоценозов. Здесь средоформирующие и ресурсовоспроизводящие функции сильно ослаблены;

4. Слабоустойчивая квазиприродная агрокультурная среда, формирующаяся агроценозами, которые отличаются от естественных тремя особенностями: а) они получают находящуюся под контролем человека вспомогательную энергию, дополняющую или заменяющую солнечную;

б) разнообразие организмов резко снижено, чтобы максимизировать выход какого-то одного продукта;

в) доминирующие виды растений и животных подвергаются искусственному, а не естественному отбору (Одум, 1986). Отмечается полная деградация природных биоценозов. Такая среда распространена на плакорных участках бывших степей лесостепных ландшафтов, господствует в пределах степной провинции (распаханность достигает 80-85%) на водораздель ных участках речных долин и занимает западные районы полупустынной провинции на первичных аккумулятивных четвертичных равнинах;

5. Слабоустойчивая природная интразональная среда речных долин с биоценозами опустыненных степей и полупустынь, а также небольшими площадями пойменных лесов (Кубань, Кума, Терек). Под влиянием хозяйственной деятельности эти биоценозы находятся на 3 и 4-й стадиях дигрессии, что сильно ослабило их ресурсовоспроизводящие и средоформирующие функции;

6. Аквальные интразональные типы сред, связанные с естественными озерами и крупными водохранилищами, формирующими хозяйственные и рекреационные виды деятельности. Таким образом, на ландшафтно-провинциальном уровне наблюдается значительное видовое разнообразие сред. Такая мозаичность обусловлена, прежде всего, хозяйственной деятельностью человека. Несмотря на столь богатый спектр сред доминирующим видом среды во всех ландшафтах является квазиприродная агрокультурная среда, что объясняется вполне понятными причинами (интенсивная распашка земель, выпас скота и др.).

2.2. Типы сред морфологических единиц ландшафтов Ставропольского края Морфологическая подсистема ландшафта определяет внутриландшафтную дифференциацию на частные среды морфологических единиц. Дело в том, что специфический ресурсный потенциал ландшафта локализуется в определенных группах урочищ и местностей. Поэтому хозяйственная деятельность человека, используя этот разнообразный ресурсный потенциал, проводится в этих морфологических единицах и, как следствие, изменяет среду этих территорий с учетом культурно-духовных ценностей населения. Есть еще понятие «среда места жизни человека», связанная с инвариант ными и вариативными видами деятельности человека в течение суток, которая определяет основные функциональные свойства жизни человека и особенности его поведения в пределах морфологических единиц ландшафта. Такая среда приурочена к постоянному или временному (отпуск, командировка, отдых выходного дня) месту жизни. Она очень разнообразна и может быть семейной, производственной, культурной, артеприродной и т.д. Преобладают здесь социально-культурные виды сред. Рассмотрим особенности внутриландшафтной дифференциации сред на примере некоторых ландшафтов Ставропольского края. Верхнеегорлыкский культурно-природный ландшафт входит в провинцию типичных лесостепей. Основу этого ландшафта составляют останцовые платообразные массивы (остатки верхнесарматской поверхности выравнивания) и речные долины Егорлыка с притоками и Грачевки (притока Калауса). Равнинные участки занимают небольшие площади (около 30% площади ландшафта). Они в основном заняты пашнями. Преобладают склоновые участки останцовых плато и речных долин разной экспозиции и крутизны. Они используются сезонно под пастбища и сенокосы. Большие площади здесь занимают леса. Поэтому на территории ландшафта хорошо сохранилась биоценотическая подсистема с природными биоценозами слабой и средней нарушенности, что сохраняет устойчивые средоформирующие функции многих морфологических единиц (групп урочищ) ландшафта. В Верхнеегорлыкском ландшафте представлены следующие виды сред морфологических единиц (рис. 4): 1) устойчивая природная лесная среда истории человека плакоров останцовых массивов и верховий речных долин 3го порядка (13,9% от площади ландшафта);

2) среднеустойчивая природная степная среда пастбищ и сенокосов склонов останцовых массивов и речных долин с элементами дигрессии 1 и 2-ой стадий (29,7%);

3) слабоустойчивая квазиприродная агрокультурная среда пахотных угодий плакоров останцовых массивов, пологих склонов (до 50) и днищ речных долин (48,5%);

4) слабоустойчивая квазиприродная агрокультурная среда садов и Рис. 4. Верхнеегорлыкский культурно-природный ландшафт провинции лесостепей.

садово-огородных дачных участков плакоров останцовых массивов и склонов речных долин (1,2%);

5) слабодигрессионная селитебная квазиприродная среда сельских поселений с коттеджной застройкой, садами и огородами и разнообразием сред места жизни человека (семейной, производственной, культурно-просветительской и т.д.) (4 %). Особое место на территории ландшафта занимает город Ставрополь (2,7%), который по сути дела является самостоятельным ландшафтом с культурно-техногенной средой жизни. Для него характерно наличие специфических функциональных зон (селитебных, промышленных, рекреационных и др.) и разнообразных морфологических единиц (многоэтажной и коттеджной селитебной застройки, промышленной застройки, лесопарков и т.д.), формирующих разнообразие видов сред жизни человека. Ташлянский природно-культурный ландшафт входит в провинцию байрачных лесостепей. Основу Ташлянского ландшафта составляют междолинные платообразные поверхности останцовых массивов от 250 до 500 м абсолютной высоты, а также широкие и глубокие речные долины. Большая часть территории ландшафта распахана. Особенно это касается междолинных платообразных равнин. Склоны речных долин Ташлы, Тугулука, Терновки, Развилки, Кугульты, Берестовки используются под пастбища и сенокосы. Байрачные леса здесь занимают небольшие площади в верховьях речных долин Ташлы и Члы. В Ташлянском ландшафте выделяется тот же видовой набор сред морфологических единиц, как и в Верхнеегорлыкском ландшафте;

площадное же соотношение этих сред значительно варьирует. Здесь почти повсеместно преобладает квазиприродная агрокультурная среда пахотных угодий, а также природные биоценозы средней и сильной нарушенности. Виды сред: 1) устойчивая природная байрачных лесов истории человека верховий речных долин (0,3%);

2) среднеустойчивая природная степная пастбищ и сенокосов склонов речных долин с незначительной дигрессией (14,1%);

3) слабоустойчивая квазиприродная агрокультурная среда пахотных угодий междолинных платообразных равнин (80,2%);

4) среднеустойчивая квазиприродная агрокультурная садов (0,5%);

5) среднеустойчивая селитебная квазиприродная сельских поселений (3,7%);

6) слабоустойчивая урбанизированная антропогенно-техногенных комплексов (городов) (1,2%) (рис. 5). Среднеегорлыкский природно-культурный ландшафт относится к степной провинции. Ландшафт формируют эрозионно-аккумулятивные равнины, а также балки и долины Егорлыка и его притоков. Водораздельные равнины практически полностью распаханы. Природные биоценозы сохранились в долинах Егорлыка и его притоков (Каменка, Малая Кугульта, Малый Гок, Большой Гок, Сладкая Балка, Горькая Балка, Калалы и др.). Но даже в долинах природные биоценозы изменяются, уступая место сенокосам и пастбищам. В связи с тем, что природная составляющая сильно изменена хозяйственной деятельностью, средоформирующие функции ландшафта (как природной системы) несколько утрачены. В Среднеегорлыкском ландшафте выделяется несколько видов сред морфологических единиц: 1) среднеустойчивая природная степная пастбищ и сенокосов склонов и террас речных долин с элементами дигрессии начальной стадии (14,9%);

2) слабоустойчивая квазиприродная агрокультурная среда пахотных угодий водораздельных междолинных равнин (81,7%);

3) среднеустойчивая интразональная аквальных комплексов (озер) (0,8%);

4) среднеустойчивая селитебная квазиприродная сельских поселений (2,6%) (рис. 6). Нижнекумско-Прикаспийский культурно-природный ландшафт входит в провинцию полупустынь. Основанием ландшафта являются низкие плоские морские низменности и пойменная аллювиальная равнина р. Кума. Если бы не засушливый климат и скудные почвы, то здесь были бы оптимальные условия для развития земледелия. Но в связи с аридностью (коэффициент увлажнения 0,3) и континентальностью климата распашке подвер гаются лишь западные площади аллювиальных аккумулятивных низменностей. На всей остальной территории ландшафта распространены пастбища с небольшими участками сенокосов. На крайнем востоке эоловых низменностей имеются подвижные пески. В пойме р. Кумы между Бургун-Маджарами и Новокумским разбиты сады. Далее по течению Кумы распространены болотно-солончаковые луга и плавни. Несмотря на суровость и сухость провинции, в НижнекумскоПрикаспийском ландшафте отмечается богатое видовое разнообразие сред морфологических единиц: 1) слабоустойчивая природная сухостепная и полупустынная среда пастбищ с участками сенокосов, с элементами дигрессии 2-ой стадии (60,9%);

2) слабоустойчивая природная среда полупустынь с участками отгонных пастбищ морских низменностей (12,7%);

3) слабоустойчивая и неустойчивая квазиприродная агрокультурная среда пахотных угодий морских аккумулятивных равнин (22,4%);

4) слабоустойчивая квазиприродная агрокультурная садов речных пойм (0,9%);

5) слабоустойчивая интразональная квазиприродная лесных насаждений (0,7%);

6) слабоустойчивая природная среда пойменных лугов и плавней (1,1%);

7) слабоустойчивая селитебная квазиприродная сельских поселений (1,2 %);

8) неустойчивая урбанизированная антропогенно-техногенных комплексов (городов) (0,1%) (рис. 7). Кубано-Малкинский культурно-природный ландшафт относится к горной провинции лесостепей и остепненных лугов Б. Кавказа. Основу этого ландшафта составляют куэста Пастбищного хребта и глубокие долины рек Малки и Подкумка. Повсеместно доминируют склоны куэст и речных долин разной экспозиции. Причем северные склоны куэст имеют незначительную крутизну, а южные обрывисты и круты. Огромные участки этих склонов отведены под пастбища и сенокосы. Относительно ровные участки занимают небольшие площади на северном склоне Пастбищного хребта и межкуэстовые депрессии. Эти территории, а также фрагменты речных долин заняты пашнями. Значительные площади на моноклинальных куэстах занимают дубовые и березовые леса. В результате сложности рельефа ландшафтов (наличие мало удобных для хозяйственного использования хребтов) экологическая подсистема хорошо сохранила природный генофонд, который обеспечивает устойчивые средоформирующие функции. В Кубано-Малкинском ландшафте можно выделить несколько видов сред морфологических единиц: 1) устойчивая природная лесная среда истории человека средневысотных моноклинальных куэст (11,1%);

2) среднеустойчивая природная степная пастбищ и сенокосов склонов куэст и речных долин с дигрессией начальной стадии (15,9 %);

3) слабоустойчивая квазиприродная агрокультурная среда пахотных угодий северных склонов куэсты Пастбищного хребта (65,7%);

4) среднеустойчивая селитебная квазиприродная сельских поселений (2,1%);

5) среднеустойчивая рекреационноурбанизированная природно-антропогенных комплексов (городов) (5,2%) (рис. 8). Подкумско-Золкинский природно-культурный ландшафт входит в провинцию предгорных степей и лесостепей. Ландшафт сформирован Минераловодской наклонной террасированной равниной (200-500 м), широкими долинами Кумы, Подкумка, Золки, Суркуля, а также интрузивными магматическими горами. Большая часть предгорных аллювиальных междолинных равнин и речных террас распахана. Склоны гор (Бештау, Машук, Железная) покрывают широколиственные дубово-грабовые леса. Днища речных долин Кумы (между Бекешевской и Суворовской, а также на юго-запад от Бекешевской), Подкумка (близ Лысогорской), Киркиля, Этоки, Золки и Малки используются под пастбища и сенокосы. Природные биоценозы на территории ландшафта сохранились плохо. В Подкумско-Золкинском ландшафте можно выделить следующие виды сред морфологических единиц: 1) среднеустойчивая природная степная пастбищ и сенокосов днищ речных долин (11,1%);

2) устойчивая природная Боргустанская Боргустанская Ясная Поляна Ясная Поляна Боргустанские Горы Боргустанские Горы Условные обозначения - устойчивая природная лесная среда - среднеустойчивая природная степная Нежинский Нежинский среда пастбищ и сенокосов Зеленогорский Зеленогорский - слабоустойчивая квазиприродная агроКисловодск Кисловодск культурная среда пахотных угодий Индустрия Индустрия - среднеустойчивая селитебная квазиНарзанный Нарзанный природная среда сельских поселений Левоберезовский Левоберезовский Высокогорный Высокогорный - среднеустойчивая рекреационноПравоберезовский Правоберезовский урбанизированная среда природно-антропогенных комплексов (городов-курортов) Мирный Мирный Подкумок Подкумок Горный Горный Белокаменское Белокаменское Рис. 8. Кубано-Малкинский культурно-природный ландшафт среднегорной провинции лесостепей и остепненных лугов.

среда широколиственных лесов истории человека склонов интрузивных гор (4,1%);

3) слабоустойчивая квазиприродная агрокультурная среда пахотных угодий междолинных предгорных аллювиальных равнин и речных террас (73,2%);

4) среднеустойчивая квазиприродная агрокультурная виноградников (1,2%);

5) среднеустойчивая селитебная квазиприродная сельских поселений (4,3%);

6) среднеустойчивая рекреационно урбанизированная природно-антропогенных комплексов (городов) (6,1%) (рис. 9). Обобщая написанное, необходимо отметить, что виды сред морфологических единиц ландшафтов и особенно их площадное соотношение значительно варьируют по ландшафтным провинциям Ставропольского края. Четко прослеживается тенденция к увеличению площади квазиприродной агрокультурной среды, особенно это касается степной провинции и равнинных территорий ландшафтов. Площади природной среды сокращаются. Лишь речные склоны и днища, склоны возвышенностей и гор, а также крайне засушливые территории формируют природную среду истории человека.

2.3. Виды городских сред места жизни человека Наиболее сложно устроена городская среда места жизни человека (СМЖЧ). Особенности городской СМЖЧ вытекают из особенностей структуры «городского ландшафта», который является сложной территориальной геосистемой, разновидностью культурно-техногенного ландшафта специфической средой жизни человека, имеющей сложную вертикальную (природный, материально техногенный и духовный слой культуры) и горизонтальную (морфологическую) структуру, а также доминантной ролью новационных культур и большой плотностью денежно-информационных потоков. Город отличается более интенсивным метаболизмом на единицу площади, большим притоком концентрированной энергии извне, значительными по Новогодний Первомайский Новогодний Первомайский Побегайловка Побегайловка Фруктовый Фруктовый Кр.Поле Прикумское Кр.Поле Прикумское Нов.Жизнь Нов.Жизнь Левокумка Левокумка Гражданское Сунжа Орбельяновка Гражданское Сунжа Орбельяновка Суворовская Суворовская Минеральные Воды Минеральные Воды Быкогорка Быкогорка Ленинский Ленинский Калаборка Калаборка Свобода Свобода Бекешевская Бекешевская Урожайный Урожайный Железноводск Железноводск ШестиНовоблагодарное ШестиНовоблагодарное Незлобная Незлобная Лысогорская Лысогорская Константиновская Константиновская Лермонтов Лермонтов Ессентуки Ессентуки Условные обозначения - среднеустойчивая природная степная среда пастбищ и сенокосов - устойчивая природная лесная среда - слабоустойчивая квазиприродная агрокультурная среда пахотных угодий - среднеустойчивая квазиприродная агрокультурная среда виноградников - среднеустойчивая селитебная квазиприродная среда сельских поселений - слабоустойчивая урбанизированная среда антропогенно-техногенных комплексов (городов) - среднеустойчивая рекреационно-урбанизированная среда природно-антропогенных комплексов (городов-курортов) Пятигорск Горячеводский Горячеводский Комсомолец Комсомолец Нижнеэтокский Нижнеэтокский Верхнетамбуканский Верхнетамбуканский Пятигорский Пятигорский Новопавловск Новопавловск Родниковый Родниковый Тамбукан Тамбукан Зольская Зольская Марьинская Марьинская Старопавловская Старопавловская Рис. 9. Подкумско-Золкинский природно-культурный ландшафт провинции предгорных степей и лесостепей.

требностями в поступлении вещества извне, более мощным и более «ядовитым» потоком отходов жизни, а также разорванным циклом круговорота элементов (Янин, 1999). Ярким примером такого городского ландшафта, такой городской СМЖЧ является г. Ставрополь. В связи со сложностью понимания СМЖЧ нами была разработана модель городской среды жизни человека на примере г. Ставрополя, где показано разнообразие ее территориальных разновидностей. Смена видов СМЖЧ связана с пространственно-временными циклами жизни и деятельности человека. Так, в течение суток человек чаще находится в селитебной, социальноэкономической, культурно-образовательной, культурно-исторической средах. Недельная цикличность (но лишь в определенные сезоны года) связана с квазиприродной СМЖЧ, особенно квазиприродной агрокультурной и дачных участков, природной средой города. Разумеется, все эти пространственновременные циклы человека могут варьировать, так как во многом они зависят от возраста, рода деятельности, занятости человека. На территории Ставрополя выделяем следующие виды СМЖЧ (рис. 10): Селитебная, которая является доминантной среди всех разновидностей СМЖЧ г. Ставрополя. На нее приходится 27% от общей площади города. Она включает в себя следующие компоненты: жилые здания, элементы ин фраструктуры (дороги), магазины, клумбы, детские площадки, рынки, автостоянки, тротуары и т.п. Тип застройки (одноэтажный частный сектор, пятиэтажки, высотные дома, элитная застройка и т.п.) может меняться по районам города. Например Л.Ю. Кирсанова (1998, с. 91-92) проводит типологию географической среды Москвы и выделяет 6 типов застройки: 1. Географическая среда центрального типа;

2. Географическая среда, формирующаяся на основе «сталинской застройки»;

3. Среда пятиэтажек;

4. Среда блочной многоэтажной массовой застройки;

5. Новая серия микрорайонов, застроенных преимущественно 17 этажными домами улучшенной планировки;

6. Элитная (в основном кирпичные башни) Промышленная (социально-экономическая), занимающая 8% территории города и включающая в себя компоненты: промышленные предприятия с обслуживающей их инфраструктурой, близлежащие тротуары, газоны, пустыри Селитебная Промышленная Культурнообразовательная Культурноисторическая Культурнооздоровительная Кладбищ енская Дачных участков Квазиприродная рекреационная Природная лесная Природная степная Квазиприродная сельскохозяйственная Рис. 10. Виды сред места жизни человека г. Ставрополя Культурно-образовательная, включающая высшие учебные заведения, училища, школы, библиотеки с прилегающими к ним общежитиями, спортивными площадками, дворами. На нее приходится 2% от всей площади города, но она «несет» на себе большой интеллектуальный потенциал. Основное культурно-образовательное ядро размещается в центре города. Культурно-образовательная среда с каждым годом все расширяется, увеличивается количество учебных заведений. Данная среда создает необходимые условия для образования, воспитания и науки. Культурно-историческая (3%) состоит из компонентов архитектуры XVIII-XIX и нач. XX вв., музеев, памятников, площадей, символических мест и т.п. Располагается она в историческом ядре города. Культурно-оздоровительная (2,5%) – это стадионы, спортивные площадки, спортивные залы, бассейны, больницы с прилегающими парками или участками леса, аптеки и т.п. Эта среда довольно дискретно располагается в различных частях города и формирует условия для лечения, игр, занятий спортом. Кладбищенская (0,5%) относится к типу социально-экономических сред, так как она выполняет функцию культовых интересов человека, хотя на первый взгляд она напоминает квазиприродную среду. Среда кладбищ – это могилы, деревья, тропинки, тротуары, а также церкви и часовни, размещенные на территории кладбища. Квазиприродная сельскохозяйственная (агрокультурная) (16%) слагается из следующих компонентов и морфологических единиц: сельскохозяйственные растения и животные, помещения в которых содержится скот и птица, элеваторы, овощехранилища, поля, огородные участки, сады, полезащитные полосы, интенсивно используемые пастбища и т.п. Располагается она, главным образом, на окраинах города. Квазиприродная сельскохозяйственная среда выполняет немаловажную функцию, обеспечивая человека необходимыми продуктами питания. Переходной от квазиприродной сельскохозяйственной к квазиприродной рекреационной является среда дачных участков (8%). В этой среде человек живет в определенные сезоны года. Так, многие люди большую часть своего свободного времени, в теплое время года, проводят на дачах, иногда даже поселяясь там на несколько месяцев. Часто это становится своеобразным образом жизни, вторым жилищем. Квазиприродная рекреационная (культурно-природная) (8%), вклю чающая в себя ботанический сад, парки, скверы, бульвары, площади с большими клумбами и др. Она создает условия для отдыха. Территориальная дифференциация – отдельные участки в различных участках города. Природная лесная (13%), включающая лесные массивы с ручьями и прудами на территории города. Недостаток лесной среды в центральной части города компенсируется ее обилием по окраинам города. Леса являются своеобразным буфером, смягчающим давление техногенной среды. Здесь формируются хорошие условия для восстановления сил, экологического воспитания. Природная степная (12%) состоит из степных участков и редко используемых пастбищ, которые сохранили видовое разнообразие и размещается по окраинам города, на крутых склонах. В центральной части города такая среда отсутствует. Она создает условия для создания заказников или охраняемых территорий.

Глава III. Оценка типов сред ландшафтов Ставропольского края 3.1. Оценка сред ландшафтов Ставропольского края как условий жизни человека Природные и антропогенные факторы формируют окружающую среду и оказывают непосредственное воздействие на человека. К ним относятся тепловые, шумовые, световые, радиационные, эмоциональные нагрузки, влияние различных физических полей и явлений и др. Однако наиболее существенными являются климатические факторы. Климатические условия влияют на формирование ландшафтной среды и оказывают существенное влияние на жизнедеятельность человека и его самочувствие в частности. Поэтому эта проблема будет актуальна всегда, независимо от уровня развития общества. Проблема влияния погодно-климатических условий на самочувствие человека была рассмотрена на примере ландшафтов Ставропольского края. Ставропольский край невелик по своим размерам (S=66,3 тыс. км2) (Физическая география Ставропольского края, 2000), но несмотря на это, на его территории наблюдаются весьма разнообразные погодно-климатические условия, которые, в свою очередь, меняются по сезонам года. В связи с этим существует необходимость оценивания погодноклиматических условий края с целью выявления периодов года, когда человеку следует более внимательно следить за своим здоровьем, а отсюда предупредить развитие тех или иных болезней или предотвратить остроту их протекания;

а также своевременно запланировать свой отпуск, переехать в другой ландшафт и т.д. Для выполнения этой задачи была использована методика количественного определения степени раздражающего действия погодных факторов на организм человека, предложенная Г.Д. Латышевым и В.Г. Бокша (1965, 1980). Также в работе была апробирована методика оценки изменчивости погоды за период (месяц, сезон), разработанная В.И. Русано вым (1981). Оценке подверглись все ландшафтные провинции края за исторический интервал с 1996 по 2002 год включительно. На самочувствие здорового и больного человека наиболее существенное значение оказывают непериодические, контрастные изменения погоды (Русанов, 1965, Бокша, 1990). Одними из важнейших «метеопатопусковых факторов», вызывающих патологические метеотропные реакции являются межсуточные перепады температуры, давления, влажности воздуха, скорости ветра, показатели плотности кислорода, атмосферного электричества и, повидимому, геомагнитной активности (Русанов, 1973). Метеотропные реакции возникают не только при резкой смене погоды, но и при повышенной устойчивости однотипной погоды с выраженным однонаправленным воздействием какого-либо элемента. Помимо ухудшения самочувствия в этом случае могут возникать «погодно-психические стрессы – метеорологические дизадаптационные неврозы» (Данишевский, 1968). Их следствием является ослабление внимания, увеличение числа несчастных случаев на производстве, резкое понижение производительности работ, возрастание дорожно-транспортных происшествий, уголовных преступлений, суицидных явлений и т. д. (Исаев, 2001, Ландсберг, 1983). Для оценки погоды разработаны комплексные метеорологические индексы, отражающие потенциальную возможность проявления патологических реакций в организме человека от интегрального действия всех элементов погоды и климата. Г.Д. Латышев и В.Г. Бокша (1965) для количественного определения степени раздражающего действия погодных факторов на организм человека предложили клинический индекс погоды (или общий индекс патогенности) (Бокша, 1980;

Климатотерапия, 1966;

Латышев, 1965;

Исаев, 2001). Он слагается из частных индексов патогенности, каждый из которых пропорционален квадрату параметра патогенности, отражающему динамику погоды суток по изменению температуры воздуха, влажности, скорости ветра, облачности, межсуточного изменения атмосферного давления, температуры и т.

д. Оптимальные значения параметров патогенности, при которых возникает минимум метеопатических реакций: температура 18°С, относительная влажность 50%, скорость ветра 0 м/с, облачность 0 баллов, изменчивость давления 0 мб/сут., изменчивость температуры 0°С/сут. Для метеочувствительных людей важным показателем биоклимата является изменчивость погоды. Для оценки изменчивости погоды за период (месяц, сезон) В.И. Русановым (1981) предложен индекс изменчивости текущей (моментной) погоды за календарный период по комплексу температуры, влажности воздуха, скорости ветра и нижней облачности. Индекс изменчивости (К) – отношение числа контрастных смен периодов с однотипной погодой к общему числу дней в рассматриваемом периоде и выражается в процентах: К,% = 100 Мк / N где Мк – число конкретных смен ситуаций с однотипной погодой, N – число дней в рассматриваемый период. Е.М. Байбакова с соавторами (1963) считает, что следует учитывать только число (n) контрастных изменений классов погод, наиболее резко влияющих на человека. В результате проведенных исследований авторы выделили четыре степени изменчивости погодного режима. В пределах К = 020% - погода считается очень устойчивой, 21-35% – устойчивой, 36-50% изменчивой, > или = 50% - сильно изменчивой. К=100% означает, что погода меняется ежедневно. При сильно изменчивой погоде физиологические механизмы адаптации метеочувствительных людей обычно не в состоянии обеспечить приспособление организма к новым условиям погоды. При использовании методики определения степени раздражающего действия погодных факторов на организм человека, предложенную Г.Д. Латышевым и В.Г. Бокша (1965), получили следующие результаты по Ставропольскому краю. В целом для края характерно преобладание как оптимальных ( 44%), так и раздражающих ( 49%) погод, приблизительно в равной степени (рис. 11). На острые погоды приходится всего лишь 7% от общего количества дней в году. Наиболее оптимальные погоды приходятся на май, июнь, сентябрь и октябрь (рис. 12). В апреле, июле и августе наблюдаются, 7% 44% оптимальные раздражающие острые 49% Рис.11. Типы погод в Ставропольском крае Ландшафты КубаноМалкинский (ст. Кисловодск) A Верхнеегорлыкский (ст. Ставрополь) B Ташлянский (ст. Изобильный) C ПодкумскоЗолкинский (ст. Мин. Воды) D Среднеегорлыкский (ст. Красногвардей ское) E Левокумский (ст. Буденновск) F НижнекалаусскоАйгурский (ст. Арзгир) G - раздражающие - оптимальные - острые Провинции: А–среднегорных ландшафтов;

В, С - лесостепных ландшафтов (В-типичные лесостепи, С-байрачные лесостепи);

D – предгорных степей и лесостепей;

Е, G – степных ландшафтов;

F – полупустынных ландшафтов I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII Рис. 12. Типы погод в Ставропольском крае (оценка проведена по методике Г.Д. Латышева, В.Г. Бокша, 1980) приблизительно в равной степени, как оптимальные, так и раздражающие погоды (в зависимости от ландшафта). В остальную часть года (с ноября по март включительно) преобладают раздражающие погоды. Особой неблагоприятностью отличаются зимние месяцы, в некоторых ландшафтных провинциях они характеризуются острыми погодами. Если рассматривать более детально, по отдельным ландшафтным провинциям, то картина более мозаичная (рис. 13). Самый большой период времени с оптимальными погодами приходится на провинции среднегорий Большого Кавказа и лесостепных ландшафтов. В среднегорной провинции оптимальные погоды наблюдаются с апреля по октябрь включительно, то есть большую часть года (рис. 12). В типичных лесостепях на одну половину года ( май - октябрь) приходятся оптимальные погоды, на другую - (ноябрь – апрель) – раздражающие. В провинции степных ландшафтов оптимальные погоды доминируют с апреля по июнь, а также в сентябре и октябре. Остальную часть года – раздражающие погоды, в том числе в июле и августе. В ландшафтах байрачных лесостепей ситуация несколько иная, оптимальные погоды начинаются в мае и продолжаются до октября включительно (за исключением июля, когда преобладают раздражающие погоды). С ноября по апрель – раздражающие погоды. Относительно неблагоприятные погодные условия наблюдаются в предгорной провинции степей и лесостепей и провинции полупустынных ландшафтов. При этом наибольшие контрасты имеют место в полупустынных ландшафтах, где зима отличается острыми погодами;

март, апрель, июль, август и ноябрь – раздражающие, а май, июнь и сентябрь, октябрь – оптимальные погоды. Наблюдается аритмичное чередование и контрастность погод в течение года. В предгорной провинции смена погод носит более плавный характер по сравнению с полупустынной провинцией, но зима также характеризуется острыми погодами. Острые зимние погоды как в полупустынях, так и в пред 18 9 8 10 4 5 - раздражающе-оптимальные (50% и более от всего года - оптимальные погоды) - оптимально-раздражающие (раздража ющее лето и зима, оптимальные весна и осень) 19 2 21 14 15 22 - контрастно-раздражающие (острая зима, оптимальное лето, раздражающие весна и осень) - аритмично-контрастные (острая зима, раздражающее лето, оптимально-раздражающие весна и осень) Рис. 13. Типы погодных условий ландшафтных провинций Ставропольского края по степени раздражающего действия на организм человека Ландшафтные провинции и ландшафты (Современные ландшафты Ставропольского края, 2002): Провинция лесостепных ландшафтов: 1-Верхнеегорлыкский культурно-природный ландшафт, 2-Прикалаусско-Саблинский природно-культурный ландшафт, 3-Ташлянский природно-культурный ландшафт, 4-Грачевско-Калаусский культурно-природный ландшафт, 5-Прикалаусско-Буйволинский природно-культурный ландшафт. Провинция степных ландшафтов: 6-Егорлыкско-Сенгилеевский культурноприродный ландшафт, 7-Расшеватско-Егорлыкский природно-культурный ландшафт;

8Среднеегорлыкский природно-культурный ландшафт, 9-Бурукшунский природнокультурный ландшафт, 10-Нижнекалаусско-Айгурский ландшафт, 11-ЧограйскоРагулинский природно-культурный ландшафт, 12-Карамык-Томузловский природнокультурный ландшафт. Провинция полупустынных ландшафтов: 13-Левокумский природно-культурный ландшафт, 14-Правокумско-Терский природно-культурный ландшафт, 15-КурскоПрикаспийский культурно-природный ландшафт, 16-Нижнекумско-Прикаспийский культурно-природный ландшафт, 17-Чограйско-Прикаспийский культурно-природный ландшафт, 18-Западно-Манычский культурно-природный ландшафт. Ландшафты Большого Кавказа. Провинция предгорных степных и лесостепных ландшафтов: 19-Кубано-Янкульский культурно-природный ландшафт, 20-Прикубанский природно-культурный ландшафт, 21Воровсколесско-Кубанский культурно-природный ландшафт, 22-Подкумско-Золкинский природно-культурный ландшафт, 23-Малкинско-Терский природно-культурный ландшафт. Провинция среднегорных ландшафтов лесостепей и остепненных лугов: 24-КубаноМалкинский культурно-природный ландшафт.

горьях обусловлены прежде всего низкими температурами, высокой относительной влажностью и облачностью. В марте, апреле и октябре, ноябре в предгорьях преобладают раздражающие погоды. Оптимальные условия наблюдаются в конце весны, летний сезон и в начале осени. В северных, северо-восточных и восточных ландшафтах края замечена такая тенденция: июль и август характеризуется раздражающими погодами. Это объясняется прежде всего высокими температурами воздуха. При определении параметров патогенности было выявлено, что самый высокий индекс патогенности температуры воздуха наблюдается (среди рассматриваемых ландшафтов) в январе в Подкумско-Золкинском ландшафте провинции предгорных степей и лесостепей. Это объясняется, прежде всего, относительно низкими температурами (в среднем –5,2°С). Самая высокая относительная влажность в Левокумском ландшафте полупустынной провинции в декабре. Максимальная скорость ветра характерна в марте для Верхнеегорлыкского ландшафта провинции типичных лесостепей. Самый высокий индекс патогенности облачности выявлен для декабря Левокумского ландшафта. Наибольшее межсуточное изменение атмосферного давления в мб/сут наблюдается в Среднеегорлыкском ландшафте степной провинции в марте месяце. Самые большие межсуточные изменения температуры воздуха характерны для марта Кубано-Малкинского ландшафта среднегорной провинции. По методике В.И. Русанова (1973) была проведена оценка изменчивости погоды различных ландшафтов края за период с 1996 по 2002 год включительно. По результатам вычислений видно, что индекс изменчивости текущей (моментной) погоды значительно варьирует из года в год и в различных ландшафтных провинциях его значения существенно отличаются. В 1996 году практически во всех ландшафтах преобладали устойчивые погоды (50-75,1%) (рис. 14, табл. 1). Очень устойчивых погод было гораздо меньше. На востоке степной провинции они отсутствовали, а вот в провинциях среднегорий Большого Кавказа и ландшафтах предгорных степей и ле состепей на них приходилось 25% от всего года. Изменчивые погоды также не являлись доминирующими, но в провинции байрачных лесостепей и в Чограйско-Рагулинском ландшафте их процент составил 33%. Сильно изменчивая погода для 1996 года была большой редкостью. Она была зафиксирована в провинции предгорных степей и лесостепей, а также на востоке степТаблица 1 Типы погод (в %) ландшафтов Ставропольского края за период с 1996 по 2002 год 1996 Очень ус- Устойчивые Изменчивые тойчивые 25,1 8,5 16,9 24,8 8,5 16,1 50 66,7 50,6 58,5 75,1 67,5 58,2 1997 Кубано-Малкинский 1 (ст. Кисловодск) Верхнеегорлыкский 2 (ст. Ставрополь) Ташлянский 3 (ст. Изобильный) 41,4 25,2 8,2 33,7 50,1 58,1 24,4 8,5 16,7 33,7 24,9 24,8 32,5 8,5 16,4 16,4 33,6 8,2 8, Ландшафты (провинции) Кубано-Малкинский 1 (ст. Кисловодск) Верхнеегорлыкский 2 (ст. Ставрополь) Ташлянский 3 (ст. Изобильный) ПодкумскоЗолкинский 4 (ст. Мин. Воды) Среднеегорлыкский 5 (ст. Красногвардейское) Левокумский 6 (ст. Буденновск) ЧограйскоРагулинский 7 (ст. Арзгир) Сильно изменчи вые ПодкумскоЗолкинский 4 (ст. Мин. Воды) Среднеегорлыкский 5 (ст. Красногвардейское) Левокумский 6 (ст. Буденновск) ЧограйскоРагулинский 7 (ст. Арзгир) Кубано-Малкинский 1 (ст. Кисловодск) Верхнеегорлыкский 2 (ст. Ставрополь) Ташлянский 3 (ст. Изобильный) ПодкумскоЗолкинский 4 (ст. Мин. Воды) Среднеегорлыкский 5 (ст. Красногвардейское) Левокумский 6 (ст. Буденновск) ЧограйскоРагулинский 7 (ст. Арзгир) Кубано-Малкинский 1 (ст. Кисловодск) Верхнеегорлыкский 2 (ст. Ставрополь) Ташлянский 3 (ст. Изобильный) ПодкумскоЗолкинский 4 (ст. Мин. Воды) Среднеегорлыкский 5 (ст. Красногвардейское) 8,2 8,2 8,5 8,5 41,4 33,7 41,9 50, Продолжение таблицы 1 41,9 8,5 25,2 49,6 32,9 8,5 32, 58,9 25,2 16,7 25,2 25,2 33,7 25,2 1999 24,4 24,9 24,9 41,7 16,7 50,4 33,7 42,5 50,1 50,4 25,5 33,7 58,6 33,7 50,4 50, 25,2 41,6 33,4 8,5 33,4 7,7 16, 15,9 7,7 16,2 7,7 7,7 8,2 7, 25,2 33,2 32,6 8,2 17 15,9 8, Левокумский 6 (ст. Буденновск) ЧограйскоРагулинский 7 (ст. Арзгир) Кубано-Малкинский 1 (ст. Кисловодск) Верхнеегорлыкский 2 (ст. Ставрополь) Ташлянский 3 (ст. Изобильный) ПодкумскоЗолкинский 4 (ст. Мин. Воды) Среднеегорлыкский 5 (ст. Красногвардейское) Левокумский 6 (ст. Буденновск) ЧограйскоРагулинский 7 (ст. Арзгир) Кубано-Малкинский 1 (ст. Кисловодск) Верхнеегорлыкский 2 (ст. Ставрополь) Ташлянский 3 (ст. Изобильный) ПодкумскоЗолкинский 4 (ст. Мин. Воды) Среднеегорлыкский 5 (ст. Красногвардейское) Левокумский 6 (ст. Буденновск) ЧограйскоРагулинский 7 (ст. Арзгир) 50,1 33,4 2000 16,7 8,4 8,5 16,6 8,5 8,5 8,2 2001 8,5 17 8,5 25,2 25,5 33,2 25,5 8,5 49, Продолжение таблицы 1 41,4 8,5 8, 16,9 58,5 58,5 66,7 58,2 75,1 75, 57,9 16,4 33 8,5 25,4 16,4 16, 8,5 16, 8,2 7, 33,7 16,7 16,7 16,7 16,7 8,2 24, 33,7 41,9 58,1 49,6 32,6 41,6 50, 24,1 24,4 16,7 8,5 25,2 Кубано-Малкинский 1 (ст. Кисловодск) Верхнеегорлыкский 2 (ст. Ставрополь) Ташлянский 3 (ст. Изобильный) ПодкумскоЗолкинский 4 (ст. Мин. Воды) Среднеегорлыкский 5 (ст. Красногвардейское) Левокумский 6 (ст. Буденновск) ЧограйскоРагулинский 7 (ст. Арзгир) 50,1 8,5 16,4 16,7 16,7 25,2 41,4 41,4 49,6 66,3 25,5 33, Продолжение таблицы 1 32,9 17 49,3 42,2 33,4 25,2 25,2 41,4 8,5 8,5 8,5 Примечание: в таблице 1 и в последующих рисунках (14, 16, 18, 20, 22, 24, 26) символика 1-7 единая и означает названия провинций: 1-среднегорных ландшафтов лесостепей и остепненных лугов, 2-лесостепных ландшафтов (типичные лесостепи), 3лесостепных ландшафтов (байрачные лесостепи), 4-предгорных степных и лесостепных ландшафтов, 5-степных ландшафтов, 6-полупустынных ландшафтов, 7-степных ландшафтов.

100% 90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% сильно изменчивые изменчивые устойчивые очень устойчивые Рис. 14. Типы погод ландшафтов Ставропольского края в 1996 году Ку ба н Ве о-М рх а не лки ег н ор ски лы й П од кс (1) Т ку к мс ашл ий ян (2) С коск ре З ий дн ол е е ки н (3 ) го ск рл ий Чо Л ыкс (4) гр ев ай к о к ий ск у (5 о) Ра мск ий гу ли ( н с 6) ки й (7 ) ной провинции (по 8,2%). В целом же по краю очень устойчивые погоды в 1996 году были, как ни странно, характерны для января (рис. 15), изменчивые для июня, августа и сентября. В остальную часть года преобладали устойчивые погоды. Ландшафты КубаноМалкинский A Верхнеегорлыкский B Ташлянский C ПодкумскоЗолкинский D Среднеегорлыкский E Левокумский F НижнекалаусскоАйгурский G I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII - очень устойчивые - устойчивые - изменчивые - сильно изменчивые Провинции: A – среднегорных ландшафтов;

B, C – лесостепных ландшафтов (B – типичные лесостепи, С – байрачные лесостепи);

D – предгорных степей и лесостепей;

E, G – степных ландшафтов;

F – полупустынных ландшафтов.

Рис. 15. Типы погод ландшафтов Ставропольского края по месяцам в 1996 г В 1997 году доля сильно изменчивых погод увеличивается и составляет в различных ландшафтах 8,5-33,7% (рис. 16, табл. 1). Изменчивых погод также становится гораздо больше 24,4-58,1%. Устойчивых и очень устойчивых погод становится значительно меньше. Например на очень устойчивые погоды приходится 8,2-8,5%. Самый высокий процент сильно изменчивых погод приходится на провинцию байрачных лесостепей (33,7%) и западную часть провинции степных ландшафтов (32,9%). Больше всего изменчивых и сильно изменчивых погод в совокупности (74,8%) наблюдается в Верхнеегорлык 100% 90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% сильно изменчивые изменчивые устойчивые очень устойчивые Рис. 16 Типы погод ландшафтов Ставропольского края в 1997 г. ском ландшафте провинции типичных лесостепей. Доля устойчивых погод слабо варьирует по ландшафтным провинциям края. Очень устойчивые погоды в 1997 году не выявлены для ландшафтов среднегорий Большого Кавказа и ландшафтов типичных лесостепей. Если рассматривать погоды в хронологическом аспекте, то в 1997 году сильно изменчивые погоды были характерны для января, изменчивые для февраля, октября и летних месяцев;

устойчивые для марта, мая и сентября;

очень устойчивые и устойчивые для ноября. В апреле и декабре типы погод значительно варьируют по ландшафтам края (рис. 17). 1998 год – отличается тем, что во всех ландшафтных провинциях выявлены все типы погод, за исключением Кубано-Малкинского ландшафта провинции среднегорий Большого Кавказа, где отсутствовали очень устойчивые погоды (рис. 18, табл. 1). По сравнению с 1997 годом в 1998 году увеличивается доля очень устойчивых погод (16,7-33,7%). Сильно изменчивых погод становится меньше, но в ландшафтных провинциях среднегорий Большого Кавказа и байрачных лесостепей на них приходится 15,9-16,2%. Очень низкий процент изменчивых и сильно изменчивых погод в совокупности зафик Ку ба но Ве -Ма лк рх ин не ск ег и ор лы й (1 П ) кс од Та ки ку ш й мс ля (2 ) ко нс ки С ре Зол й дн (3 ки ) нс ее ки го й рл (4 ы Чо ) кс Ле гр ки во ай й ку (5 ск мс ) оки Ра й гу (6 ли ) нс ки й (7 ) Ландшафты КубаноМалкинский A Верхнеегорлыкский B Ташлянский C ПодкумскоЗолкинский D Среднеегорлыкский E Левокумский F НижнекалаусскоАйгурский G I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII - очень устойчивые - устойчивые - изменчивые - сильно изменчивые Провинции: A – среднегорных ландшафтов;

B, C – лесостепных ландшафтов (B – типичные лесостепи, С – байрачные лесостепи);

D – предгорных степей и лесостепей;

E, G – степных ландшафтов;

F – полупустынных ландшафтов.

Рис. 17. Типы погод ландшафтов Ставропольского края по месяцам в 1997 г.

100% 90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% сильно изменчивые изменчивые устойчивые очень устойчивые Рис. 18. Типы погод ландшафтов Ставропольского края в 1998 г.

Ку ба но Ве -Ма лк рх ин не ск ег и ор лы й (1 П ) кс од Та ки ку ш й мс ля (2 ) ко нс -З ки С ре о й дн лки (3 ) нс ее ки го й рл (4 ы Чо ) кс Ле гр ки во ай й ку (5 ск мс ) оки Ра й гу (6 ли ) нс ки й (7 ) сирован в ландшафтных провинциях полупустынь (15,9%) и предгорных степей и лесостепей (16,2%). В этих же провинциях, соответственно, наблюдается самая высокая доля устойчивых (50,4% и 58,6%) и очень устойчивых погод (33,7% и 25,2%). В среднем по краю в 1998 году очень устойчивые погоды доминировали в августе и сентябре, устойчивые в декабре, январе, марте и июне;

изменчивые – в апреле, октябре и ноябре;

сильно изменчивые в феврале (рис. 19). В мае и в июле по краю в 1998 году были распространены различные типы погод. Ландшафты КубаноМалкинский A Верхнеегорлыкский B Ташлянский C ПодкумскоЗолкинский D Среднеегорлыкский E Левокумский F НижнекалаусскоАйгурский G I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII - очень устойчивые - устойчивые - изменчивые - сильно изменчивые Провинции: A – среднегорных ландшафтов;

B, C – лесостепных ландшафтов (B – типичные лесостепи, С – байрачные лесостепи);

D – предгорных степей и лесостепей;

E, G – степных ландшафтов;

F – полупустынных ландшафтов.

Рис. 19. Типы погод ландшафтов Ставропольского края по месяцам в 1998 г. В 1999 году в крае еще более увеличивается доля очень устойчивых погод и сокращается процент сильно изменчивых погод (рис. 20, табл. 1). Например, в провинции полупустынных ландшафтов на очень устойчивые погоды приходилось 50,1%, в провинции предгорных степей и лесостепей они составили 41,7% от всего года. Больше всего устойчивых и очень устойчивых 100% 90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% сильно изменчивые изменчивые устойчивые очень устойчивые Рис. 20. Типы погод ландшафтов Ставропольского края в 1999 г. погод в сумме наблюдалось опять же в ландшафтной провинции предгорных степей и лесостепей =91,8%, а также на востоке провинции степных ландшафтов (83,3%). Сильно изменчивые погоды отсутствовали во многих ландшафтных провинциях: среднегорий Большого Кавказа, байрачных лесостепей, полупустынь. В 1999 году очень устойчивые погоды были характерны для января, июня, июля и сентября;

устойчивые – для весенних месяцев и октября;

изменчивых погод больше всего было в августе и декабре, а сильно изменчивых – в ноябре (рис. 21). Февраль отличался значительной пестротой погод по ландшафтам края. 2000 год характеризуется тем, что увеличивается процент устойчивых погод (рис. 22, табл. 1). В среднем он составляет 58,4%. Самая высокая доля этого типа погоды наблюдается в ландшафтной провинции полупустынь и на востоке провинции степных ландшафтов (75,1%), а также в провинции предгорных степей и лесостепей (66,7%). Низкий процент устойчивых погод зафиксирован лишь в ландшафтной провинции среднегорий Большого Кавказа (16,9%).

Ку ба но Ве -Ма лк рх ин не ск ег и ор лы й (1 П ) кс од Та ки ку ш й мс ля (2 ) ко нс -З ки С ре о й дн лки (3 ) нс ее ки го й рл (4 ы Чо ) кс Ле гр ки во ай й ку (5 ск мс ) оки Ра й гу (6 ли ) нс ки й (7 ) Ландшафты КубаноМалкинский A Верхнеегорлыкский B Ташлянский C ПодкумскоЗолкинский D Среднеегорлыкский E Левокумский F НижнекалаусскоАйгурский G I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII - очень устойчивые - устойчивые - изменчивые - сильно изменчивые Провинции: A – среднегорных ландшафтов;

B, C – лесостепных ландшафтов (B – типичные лесостепи, С – байрачные лесостепи);

D – предгорных степей и лесостепей;

E, G – степных ландшафтов;

F – полупустынных ландшафтов.

Рис. 21. Типы погод ландшафтов Ставропольского края по месяцам в 1999 г.

100% 90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% сильно изменчивые изменчивые устойчивые очень устойчивые Рис. 22. Типы погод ландшафтов Ставропольского края в 2000 г.

Ку ба н Ве о-М рх а не лки ег н ор ски лы й П од кс (1) Т ку к мс ашл ий ян (2) С ко ск ре З ий дн ол е е ки н (3 ) го ск рл ий Чо Л ыкс (4) гр ев ай к о к ий ск у (5 о) Ра мск ий гу ли ( н с 6) ки й (7 ) Соотношение изменчивых и сильно изменчивых погод существенно варьирует по провинциям края. Например, на Кубано-Малкинский ландшафт провинции среднегорий изменчивых погод приходится 57,9%, а в соседнем Подкумско-Золкинском ландшафте провинции предгорных степей и лесостепей эти погоды составляют лишь 8,5%. Сильно изменчивые погоды отсутствуют в ландшафтах байрачных лесостепей и на востоке края. В целом в 2000 году большую часть года во многих ландшафтах преобладали устойчивые погоды (рис. 23). Изменчивых погод было больше в феврале, марте и мае. Ландшафты КубаноМалкинский A Верхнеегорлыкский B Ташлянский C ПодкумскоЗолкинский D Среднеегорлыкский E Левокумский F НижнекалаусскоАйгурский G I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII - очень устойчивые - устойчивые - изменчивые - сильно изменчивые Провинции: A – среднегорных ландшафтов;

B, C – лесостепных ландшафтов (B – типичные лесостепи, С – байрачные лесостепи);

D – предгорных степей и лесостепей;

E, G – степных ландшафтов;

F – полупустынных ландшафтов.

Рис. 23. Типы погод ландшафтов Ставропольского края по месяцам в 2000 г. В 2001 году в крае наблюдается увеличение изменчивых (43,9%) и сильно изменчивых (16,6%) погод (рис.24, табл. 1). Доля устойчивых погод в сравнении с 2000 годом резко понижается и составляет в среднем 19%. Самый высокий процент сильно изменчивых погод наблюдался в западной части провинции степных ландшафтов (25,2%), типичных лесостепей (24,4%) и 100% 90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% сильно изменчивые изменчивые устойчивые очень устойчивые Рис. 24. Типы погод ландшафтов Ставропольского края в 2001 г. среднегорий (24,1%). Больше всего изменчивых и сильно изменчивых погод в совокупности отмечается в ландшафтах байрачных лесостепей (74,8%) и ландшафтах типичных лесостепей (66,3%). Устойчивых погод мало. В провинции полупустынных ландшафтов их доля понижается до 8,2%. Очень устойчивых погод, как ни странно, несколько больше чем просто устойчивых. Их процент в той же провинции полупустынных ландшафтов достигает 33,2%. Весьма высок он в провинциях степных ландшафтов (25,5%) и предгорных степей и лесостепей (25,2%). В течение года наблюдается довольно четкая дифференциация типов погод, приуроченных к определенным месяцам (рис.25). Очень устойчивые погоды доминируют в июле и августе, устойчивые – в сентябре, сильно изменчивые – в марте. В остальную часть года наблюдаются в основном изменчивые погоды, за исключением января, февраля и ноября, когда проявлялись несколько типов погод. 2002 год отличается тем, что сокращается доля сильно изменчивых и очень устойчивых погод и возрастает доля устойчивых погод (рис. 26, табл.

Ку ба н Ве о-М рх а не лки ег н ор ски лы й П од кс (1) Т ку к мс ашл ий ян (2) С коск ре З ий дн ол е е ки н (3 ) го ск рл ий Чо Л ыкс (4) гр ев ай к о к ий ск у (5 о) Ра мск ий гу ли ( н с 6) ки й (7 ) Ландшафты КубаноМалкинский A Верхнеегорлыкский B Ташлянский C ПодкумскоЗолкинский D Среднеегорлыкский E Левокумский F НижнекалаусскоАйгурский G I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII - очень устойчивые - устойчивые - изменчивые - сильно изменчивые Провинции: A – среднегорных ландшафтов;

B, C – лесостепных ландшафтов (B – типичные лесостепи, С – байрачные лесостепи);

D – предгорных степей и лесостепей;

E, G – степных ландшафтов;

F – полупустынных ландшафтов.

Рис. 25. Типы погод ландшафтов Ставропольского края по месяцам в 2001 г. 1) Сильно изменчивые погоды отсутствуют на востоке ландшафтов степной провинции и в ландшафтах байрачных лесостепей. Очень устойчивых погод в 2002 году нет в ландшафтных провинциях среднегорий Большого Кавказа и полупустынь. В остальных ландшафтных провинциях на этот тип погоды приходится в среднем11,9%, достигая в Чограйско-Рагулинском ландшафте (восток степной провинции) 25,5%. Больше всего устойчивых погод в 2002 году было характерно для провинции полупустынных ландшафтов (66,3%), а также среднегорий Большого Кавказа (50,1%) и западной части провинции степных ландшафтов (49,6%). В среднем по ландшафтам на эти погоды приходилось 43,9%. Во временном масштабе в 2002 году очень устойчивые погоды ни в одном месяце не являлись доминантами (рис. 27). Что же касается устойчивых погод, то они преобладали в середине и конце зимы, в середине и конце лета, начале осени, а также в апреле и ноябре. Изменчивые погоды 100% 90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% сильно изменчивые изменчивые устойчивые очень устойчивые Ландшафты КубаноМалкинский A Верхнеегорлыкский B Ташлянский C ПодкумскоЗолкинский D Среднеегорлыкский E Левокумский F НижнекалаусскоАйгурский G Ку ба но Ве -Ма лк рх ин не ск ег и ор лы й (1 П ) кс од Та ки ку ш й мс ля (2 ) ко нс ки С ре Зол й дн (3 ки ) нс ее ки го й рл (4 ы Чо ) кс Ле гр ки во ай й ку (5 ск мс ) оки Ра й гу (6 ли ) нс ки й (7 ) Рис. 26. Типы погод ландшафтов Ставропольского края в 2002 г. I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII - очень устойчивые - устойчивые - изменчивые - сильно изменчивые Провинции: A – среднегорных ландшафтов;

B, C – лесостепных ландшафтов (B – типичные лесостепи, С – байрачные лесостепи);

D – предгорных степей и лесостепей;

E, G – степных ландшафтов;

F – полупустынных ландшафтов.

Рис. 27. Типы погод ландшафтов Ставропольского края по месяцам в 2002 г.

были характерны для марта, июня и октября, а сильно изменчивые для декабря. Анализ результатов определения степени раздражающего действия погодных факторов среды на организм человека позволил выделить на территории Ставропольского края четыре типа погодных условий (рис. 13): раздражающе-оптимальные (50% и более от всего года – оптимальные погоды), оптимально-раздражающие (раздражающее лето и зима, оптимальные весна и осень), контрастно-раздражающие (острая зима, оптимальное лето, раздражающие весна и осень), аритмично-контрастные (острая зима, раздражающее лето, оптимально-раздражающие весна и осень). Раздражающе-оптимальные погодные условия характерны для провинций лесостепей и среднегорных ландшафтов. Оптимально-раздражающие преобладают в ландшафтной провинции степей. Для провинции предгорных степных и лесостепных ландшафтов типичны контрастно-раздражающие условия, а для ландшафтной провинции полупустынь – аритмичноконтрастные. При апробировании методики определения индекса изменчивости текущей погоды за календарный период было выявлено, что индекс изменчивости может значительно варьировать по различным ландшафтным провинциям края. При этом он может сильно отличаться в одних и тех же ландшафтах, в один и тот же месяц, но в различные годы. Проведя анализ результатов оценки за период с 1996 по 2002 год можно сделать вывод, что 1996, 19982000, 2002 годы характеризуются преобладанием устойчивых погод;

1997 и 2001 годы отличаются доминированием изменчивых погод. При этом больше всего очень устойчивых погод было выявлено в 1999 году, устойчивых погод – в 1996 году, изменчивых и сильно изменчивых – в 2001 году.

3.2.

Оценка ландшафтов Ставропольского края для сельского хозяйства (земледелия) В предыдущем параграфе рассматривалось влияние погодно климатических условий, как наиболее существенного для человека фактора среды. Необходимо также исследовать влияние факторов окружающей среды на жизнедеятельность человека и сельское хозяйство в частности. Вследствие того, что Ставропольский край – это аграрный регион целесообразным является составление методики оценки ландшафтов края для земледелия. Это задача ставится для выявления степени соответствия земледельческих работ природным условиям и возможности предупреждения экологических проблем на ранних стадиях их формирования. Была проведена кадастровая оценка таких компонентов ландшафта как: рельеф, климат и почвенно-растительный покров. При составлении методики оценки земель широко использовался картографический материал (атлас земель Ставропольского края, 2000;

атлас Ставропольского края, 1968;

почвенная карта Ставропольского края масштаба 600000;

ландшафтная карта Ставропольского края масштаба 1:500000;

данные агроклиматического справочника по Ставропольскому краю (1958), отчет почвенных исследований ОАО «СтавропольНИИгипрозем», а также труды ученых Б.И. Кочурова (1999, 1987), В.Б. Сочавы (1978, 1986), Л.И. Мухиной (1973), М.Т. Куприченкова (2002, 2001, 1988, 1986), Н.Ф. Симбирева, А.С. Цыганкова, А.С. Петровой (2002), Е.И. Рябова (2001, 1996) А.Я. Антыкова, А.Я. Стоморева (1970), П.А. Прокопенко, Ю.В. Копейкина (1976), В.Г. Гниловского (1961), С.А. Захарова (1939), В.Я Лысенко (1998), А.И. Подколзина (2002), В.В. Снакина (1995), В.Г. Танфильева (1973), И.Н. Сафронова (1969). Оценкой земель для сельского хозяйства занимались и занимаются как отечественные, так и зарубежные географы. Л.Г. Раменский (1938) широко употреблял термин «экология земель», имея в виду изучение природных факторов, определяющих условия землепользования. Обоснование земельного кадастра и мелиоративных работ, оценка земель и некоторые другие мероприятия, предусмотренные земельным законодательством, требуют информации о состоянии земель. Проблемы оценки земель неразрывно связаны с охраной земельных ресурсов. Эти аспекты существенны и в теоретическом отношении, в частности для понимания ландшафтообразующих процессов и механизма взаимосвязи между компонентами природы (Сочава, 1978). Работы К.В. Зворыкина и Г.Н. Овсянникова (1975), В.Д. Углова (1971) и других исследователей направлены на изучение агроэкологического значения отдельных компонентов ландшафта. К.И. Геренчук (1959, 1975) и его сотрудники подходят к решению этих вопросов в большей мере с комплексных, ландшафтных позиций. Большое внимание уделяется в нашей стране агроэкологическому районированию. Оно осуществляется в целях выявления территориальных различий в условиях роста и развития сельскохозяйственных культур. С этими исследованиями связано районирование сортов культурных растений – размещение их с таким расчетом, чтобы они возделывались на землях, соответствующих их экологии и наибольшей продуктивности. Агроэкологическое районирование осуществляется в свою очередь как метод комплексного учета и оценки природных ресурсов в целях обоснования их рационального использования (Резникова, 1975). Приложением географических знаний к изучению земель занимались географы Московского университета в составе Рязанской экспедиции (Труды Рязанской экспедиции, 1959), ландшафтоведы Львовского и Киевского университетов и другие исследователи. Обращают на себя внимание работы двух научных центров: экологической лаборатории при университете в Колорадо и Центра экологии и фитоценологии им. Л. Амбердже в Монпелье. Работы названных научных корпораций касаются преимущественно экологии пастбищ (Dyne van, 1969, 1975;

Dyne van, Anway, 1976). Экология земель выявляется путем составления серии сопряженных карт крупного масштаба – использования земель, почв, растительности, эрозион ных процессов, подземной биомассы, пастбищной продуктивности, чувствительности растительности, среды ее обитания к выпасу, динамических модификаций и проч. Сопоставление этих карт открывает возможность получения различных выводов нормативного порядка. Экологические исследования земель уже давно обычны на топологическом уровне. Их значение в мире возросло применительно к крупным регионам и даже в планетарном масштабе. В этом отношении интересен опыт Г.Н. Озеровой и Ю. Д. Дмитревского (1975) по выявлению и оценке природного агропотенциала Африканского материка. Для выявления этого потенциала авторы принимают во внимание «различные типы взаимодействия его составных частей, проявляющегося в форме определенных территориальных систем» и рассматривают последние как исходные единицы «оценочного районирования», или ландшафтные выделы с определенными потенциальными возможностями. Для решения этого вопроса они попытались в масштабе материка всесторонне использовать все возможности картографического метода. В предложенной методике все компоненты оценивались по четырехбалльной системе. Самому большому баллу («4») соответствовала самая высокая оценка. Самому низкому баллу («1») – соответствовала самая низкая оценка (табл. 2, 4, 6) После проведения оценки земель ландшафтов Ставропольского края все ландшафты группировались на пять групп с различными условиями:

- оптимальные (3,5-4,0) - благоприятные (2,9-3,4) - пригодные (2,3-2,8) - малопригодные (1,7-2,2) - непригодные (1-1,6) Рельеф. При оценке рельефа ландшафтов Ставропольского края (тaбл. 2, 3) для сельского хозяйства и земледелия в частности, учитывались такие показатели, как амплитуды высот в пределах ландшафта, типы морфострук тур, опасные геологические процессы и степень заовраженности земель. По каждому критерию в отдельности оценивались все ландшафты края. На завершающем этапе все критерии для каждого ландшафта суммировались и выводился средний балл, отражающий степень благоприятности условий. На основе среднего балла составлялась карта. Самый высокий балл («4») получили ландшафты, в которых амплитуды высот отсутствуют, где распространены аллювиальные аккумулятивные четвертичные равнины с покровом лессов и предгорные аллювиальные равнины, ландшафты где отсутствуют опасные геологические процессы, и очень слабая степень заовраженности (< 0,20). «3»-бальной оценке соответствовали территории, где амплитуды высот составили 100-200 м, из типов морфоструктур господствовали эрозионноаккумулятивные равнины с долинно-балочным расчленением, где развитие суффозионных воронок наблюдается лишь на небольших площадях, а степень заовраженности слабая (0,20-0,40). На «2» балла оценивались ландшафты, в которых перепады высот =200500 м;

типы морфоструктур представлены главным образом высокими эрозионно-денудационными глубокорасчлененными равнинами и депрессиями, средневысотными глубокорасчлененными ассиметричными хребтами (куэстами);

из опасных геологических процессов значительное развитие получили суффозионные просадки и оползни, а степень заовраженности составляла 0,41-0,50. «1» баллу соответствовали амплитуды высот более 500 м, эоловое опустынивание более 50%, степень заовраженности сильная (0,51-1,0). Самые низкие амплитуды высот характерны для ландшафтной провинции полупустынь и северной части провинции степных ландшафтов (3-4 балла). Этот факт свидетельствует в пользу того что здесь будут менее развиты такие неблагоприятные геологические процессы как оползни, овраги и пр. Значительные амплитуды высот присущи провинции среднегорных ландшафтов (1 балл), а также отдельным ландшафтам провинции предгорных Таблица 2 Критерии оценки рельефа ландшафтов Ставропольского края для сельскохозяйственного использования (земледелия) Бал лы Амплитуды высот (м) > Типы морфоструктур Опасные геологические процессы Эоловое опустынивание >50% Степень заовражен ности земель Сильная 0,51-1,0 Средняя 0,41-0,50 Слабая 0,20-0, 200500 100200 нет Высокие эрозионно-денудационные глубокорасчлененные равнины и депрессии;

средневысотные Значительное развитие глубокорасчлененные ассиметричные хребты (куэ- суффозионных просадок и оползни сты), высокие эрозионно-денудационные плоские равнины;

останцовые плато и возвышенности Эрозионно-аккумулятивные равнины с долинно- Развитие суффозионных балочным расчленением воронок на небольших площадях Аллювиальные аккумулятивные четвертичные равнины с покровом лессов;

предгорные аллювиальные равнины и речные террасы Отсутствие Очень слабая <0, Таблица 3 Оценка рельефа ландшафтов Ставропольского края для сельскохозяйственного использования. Амплитуды Типы морфо Опасные геологи Степень заовражен Ландшафты высот структур ческие процессы ности земель 1 Верхнеегорлыкский Прикалаусско-Саблинский Ташлянский Грачевско-Калаусский ПрикалаусскоБуйволинский ЕгорлыкскоСенгилеевский Расшеватско-Егорлыкский Среднеегорлыкский Бурукшунский НижнекалаусскоАйгурский Чограйско-Рагулинский Карамык-Томузловский Левокумский Правокумско-Терский Курско-Прикаспийский НижнекумскоПрикаспийский 2 1,6 2 2 1,8 2 2 3 2,9 3,2 2 2,2 2 2 2 3 4 3 2 2,6 2,2 2,3 2,1 2,4 3,1 3,4 3,1 3 3,3 3,3 3,8 4 3,6 3,9 4 2 3,7 2 2,2 3,5 2 4 4 4 2 2 2 2 2 1 3 5 1,3 2,5 2 2,2 3,5 2 3,4 3 3,9 3,6 4 3,6 4 4 4 4 Средний балл 6 1,72 2,7 2,07 2,12 2,77 2,1 3,37 3,32 3,55 2,65 2,87 2,72 2,95 3 2,9 3, Продолжение таблицы 3 1 Чограйско-Прикаспийский Западно-Манычский Прикубанский Воровсколесско-Кубанский Кубано-Янкульский Подкумско-Золкинский Малкинско-Терский Кубано-Малкинский 2 4 4 2 1 3,8 1,9 3,6 1 3 3,8 3,4 3,8 2,2 2,6 3,8 4 2,3 4 3 3 3 3,2 3,3 3 3,5 3 5 4 4 3,3 1,6 1,3 1,9 4 1,1 6 3,7 3,6 3,02 2 2,75 2,65 3,77 1, степей и лесостепей:

Воровсколесско-Кубанскому (1), Подкумско Золкинскому (1,9). Существенные амплитуды высот наблюдаются и в провинции лесостепных ландшафтов, особенно в Верхнеегорлыкском (1,6) и Грачевско-Калаусском (1,8) ландшафтах. Не менее существенное значение на развитие земледелия оказывают типы морфоструктур. Наиболее оптимальные условия, в этом отношении, формируются на востоке края, поскольку там преобладают пологие аллювиальные аккумулятивные равнины (3,6-4). Благоприятные условия складываются также в Прикубанском (3,8) и Подкумско-Золкинском (3,8) ландшафтах, где практически повсеместно доминируют предгорные аллювиальные равнины. Менее благоприятная среда формируется в ландшафтах Ставропольской возвышенности (2-2,3) и в Воровсколесско-Кубанском ландшафте (2,2), так как им соответствуют эрозионно-денудационные расчлененные равнины и останцовые плато и возвышенности. Опасные геологические процессы часто являются серьезным барьером для продуктивного использования земельных угодий. В этом отношении северо-западные ландшафты степной провинции оказываются в более благоприятных условиях (4). Также это касается Прикалаусско-Саблинского (3,7) и Прикалаусско-Буйволинского (3,5) ландшафтов. Экстремальная ситуация характерна для Курско-Прикаспийского ландшафта (1), где эоловое опустынивание более 50% от площади ландшафта. На Ставропольской возвышенности распространены оползневые процессы, в особенности на территории Верхнеегорлыкского (2) и Ташлянского (2) ландшафтов. В ландшафтной провинции полупустынь и на востоке провинции степных ландшафтов нередки просадки (1-2). Весьма нежелательным процессом, получившим широкое распространение на территории Ставропольского края, является развитие овражной деятельности. Наиболее ярко это проявляется в Кубано-Малкинском (1,1), Верхнеегорлыкском (1,3), Кубано-Янкульском (1,3), ВоровсколесскоКубанском (1,6) и Подкумско-Золкинском (1,9) ландшафтах, где коэффици ент расчлененности территории 0,51-1,0 (0,51 означает что на 100 га территории приходится 510 м оврагов). Тем не менее, большая часть ландшафтов края имеет слабую степень заовраженности вследствие равнинности территории и ее слабой расчлененности (0,20-0,40). Суммирование всех показателей по рельефу и определение среднего балла позволили выделить ландшафты с различными условиями: оптимальные условия (3,5-4,0) – в северо-восточных и северных ландшафтах края;

благоприятные условия (2,9-3,4) характерны для западной и южной частей ландшафтной провинции полупустынь, для северо-западных ландшафтов степной провинции, а также для Прикубанского и Чограйско-Рагулинского ландшафтов;

пригодные условия (2,3-2,8) формируются на востоке степной (за исключением Чограйско-Рагулинского ландшафта) и лесостепной ландшафтных провинций, на востоке и севере провинции предгорий;

малопригодные условия (1,7-2,2) типичны для западной и центральной частей ландшафтной провинции лесостепей, а также для Воровсколесско-Кубанского, Егорлыкско-Сенгилеевского ландшафтов и провинции среднегорных ландшафтов лесостепей и остепненных лугов (рис. 28, табл. 3). Климатические факторы. Существенными факторами продуктивности сельскохозяйственных культур в Ставропольском крае является количество осадков в теплый период (в мм), а также суммы температур в этот период на основе которых вычисляются гидротермические коэффициенты (ГТК) по Г.Т. Селянинову. При оценке климатических условий учитывались еще такие показатели как среднегодовое количество осадков (в мм), количество осадков за зимний период (в мм), продолжительность безморозного периода, продолжительность периода со средними суточными температурами воздуха ниже или равными нолю, продолжительность вегетационного периода, число дней со снежным покровом, средний многолетний сток и др. (табл. 4, 5). Оценке в «4» балла соответствовали данные: среднегодовое количество осадков 551-700 мм и более, агроклиматическая зона – влажная и умеренно влажная (ГТК =1,1-1,5), продолжительность снежного покрова – более 18 9 8 10 7 3 11 6 5 13 Условные обозначения. Условия:

- оптимальные (3,5-4) - благоприятные (2,9-3,4) - пригодные (2,3-2,8) - малопригодные (1,7-2,2) 21 14 22 24 23 Рис. 28. Степень пригодности рельефа для сельскохозяйственного использования (земледелия) (Легенда ландшафтной карты имеется в параграфе 3.1.) дней в году. Вегетационный период оценивался в «4» балла, если сумма среднесуточных температур > или =10° была 3200-3600 и более. Модуль стока соответствовал оптимальной оценке, если он = 4-5 л/сек. «3» балла ставили в том случае, если показатели были следующими: среднегодовое количество осадков =451-550 мм, агроклиматическая зона – неустойчиво-влажная (ГТК = 0,9-1,1) и избыточно-влажная (ГТК >1,5), число дней со снежным покровом =60-79, сумма температур > или =10° - 20003200, средний многолетний сток =2-3 л/сек. «2»-балльная отметка выставлялась показателям: осадки =351-450 мм, ГТК =0,7-0,9 (засушливая зона), число дней со снежным покровом менее двух месяцев в году, модуль стока =1 л/сек. Оценка «2» (и «1») для вегетационного периода не ставилась, ввиду того, что территория края, в этом смысле выглядит благоприятно.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.