WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ на правах рукописи Ушмаева Ксения Алексеевна РАЗВИТИЕ ВЫСШЕГО ИСТОРИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ С 1945 ПО 2000 гг. (по материалам Дона, Кубани и ...»

-- [ Страница 4 ] --

ГЛАВА III. ФОРМИРОВАНИЕ НОВЫХ ПРИНЦИПОВ ИСТОРИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ И ИХ РЕАЛИЗАЦИЯ В ВЫСШЕЙ ШКОЛЕ ДОНА, КУБАНИ, СТАВРОПОЛЬЯ 3.1. Социально-политические, экономические и культурные изменения конца 90-х гг. и историческая наука. Апрель 1985 г. стал прологом больших изменений в нашей стране, во всех сферах ее жизни, вплоть до смены модели общественного развития. Исходным моментом этого непростого периода отечественной истории стала смена партийного руководства, генеральным секретарем был избран М.С. Горбачев. Приход нового советского лидера на сей раз означал смену партийного курса. Такой поворот был связан необходимостью модернизации, которая была осознана не только либерально настроенной частью политической элиты, но и обществом в целом, уставшим от многочисленных программ и проектов предыдущих лет, так и оставшихся нереализованными. Политика «перестройки» с ее гласностью, плюрализмом и открытостью представляла собой новый, после «оттепели» 60-х гг., импульс к изменениям в общественном сознании. Как всякая переломная эпоха, середина и конец 80-х гг. породила интерес общества к собственной истории, выразившийся в активизации исторической публицистики. Этот жанр захватил и историковпрофессионалов1. В центре внимания ученых и журналистов оказались «белые пятна» отечественной истории: это проблемы, ранее исключенные из поля исследователей, новые ракурсы старых тем. Сигнал к изменениям отношения общества к своей истории прозвучал в докладе М.С. Горбачева «Великий Октябрь и перестройка», который призвал решительно пересмотреть прошлое с учетом общечеловеческих ценностей2. Этот призыв нашел отклик в среде ученых-историков. Об этом, в частности, свидетельствует материалы последнего Всесоюзного совещания заведующих кафедрами общественных наук (1986), Всесоюзного симпозиума историков (октябрь 1988).Там в докладе директора Института всеобщей истории А.О. Чубарьяна внимание было сосредоточено на идее о том, что догма тизм и стереотипное мышление длительное время определяли застой в советской исторической науке.3 Необходимость решительного обновления методологии исследований, которая становится очевидной к началу 90-х гг., была обусловлена невозможностью многих историков мыслить по-старому в постоянно меняющемся мире науки. Жесткая методологическая заданность исторических работ советского периода, классовый подход к анализу истории, замкнутость историков и обществоведов на одной, «единственно верной» методологической базе исследования привели к давно назревающему кризису исторической науки. Имеющий аналогии и в других странах, в России кризис методологии истории усугублялся системным экономическим и политическим кризисом 90-х гг. Исторический «бум» конца 80-х – начала 90-х выявил главную слабость советских историков: жесткая идеологическая заданность вела к методологической беспомощности, атрофии способности к теоретическим поискам. Поэтому любые попытки по-новому взглянуть на историю России часто сводились к перемене политических и идеологических оценок, обнародованию политически «удобных» фактов и повторению «задов» западной исторической науки. Одновременно на переломе двух тысячелетий историческая наука переживала кризис постмодернизма, разочарование и поиск выходов из очередного методологического тупика. Таким образом, возвращение исторической науки в лоно мирового научного сообщества совпало с системным кризисом советского общества и с кризисом как советской, так и западной историографии. Все сказанное выше объясняет оживление области теоретикометодологических изысканий. Об этом свидетельствуют работы М.А. Барга А.Я. Гуревича. И.Д. Ковальченко.4 В них были обозначены подходы к таким теоретическим проблемам, как место истории в системе наук, проблема исторического источника и исторического факта, структура и уровни исторического исследования, методы и категории исторической науки и др.

Перемены в исторической науке в той или иной мере затронули провинциальную историографию, в том числе и в изучаемом нами регионе. Краеведы и историки Северного Кавказа обозначали «белые пятна» истории Северного Кавказа такие, как: деятельность немарксистских партий в революционном цикле 1905-1917 гг., развитие региона в период НЭПа, реальность коллективизации на Северном Кавказе, восстановления имен репрессированных, история Великой Отечественной войны, история депортированных народов и др. Появившиеся в годы перестройки статьи, брошюры, а затем и крупные научные труды по этой тематике, вызвали большой общественный резонанс.5 После августа 1991 г. новые политические реалии обострили политическое противостояние в различных слоях российского общества. Это касалось и отношения к экономическим преобразованиям, и к изменениям политического режима, и к оценке прошлого, далекого и близкого. С другой стороны, процессы демократизации для историков создали свободу выбора тем исследований, свободу методологических разработок, убрав давление «единственно научного учения». Так, теоретические поиски отечественных историков в конкретноисторической обстановке 90-х годов проводили к выводу о целесообразности смены формационного подхода цивилизационным. В Институте всеобщей истории РАН был создан сектор «Древних цивилизаций»6, подобные исследования велись и в других центрах теоретических исследований: на историческом факультете МГУ им. М.В.Ломоносова, в Российском государственном гуманитарном университете и др.7 Ученые Ставропольского госуниверситета поставили проблему о развитии российской цивилизации на Северном Кавказе. Примером такого рода поисков и попытки создания концепции о Кавказской и Северо-Кавказской цивилизации.8 В частности, эту концепцию выдвинул Р.Г. Абдулатипов, который говорит о кавказской цивилизации в целом как о культурноисторической общности армян и азербайджанцев, грузин, абхазов, осетин и ингушей9.

Интерес к проблемам цивилизаций в 90-е гг. сочетался с иными подходами местных ученых к истории. Обращение к темам, исследование которых оказались свернутыми в советское время инициировало переиздание некоторых трудов дореволюционных историков о Северном Кавказе. Часть специалистов в пытались сочетать цивилизационные другие – методы на с линейноисторикоформационным подходом, оставались материалистических позициях. К концу 90-х гг. ученые Ростовского, Кубанского и Ставропольского госуниверситетов все чаще начали обращаться к альтернативным моделям исторического исследования: синергетической, герменевтике и т.д.10 В 90-е гг. в историографии Северного Кавказа актуализировалась тема казачества. Наиболее успешно в этой области работают историки Дона и Кубани. 11. По этой теме проведено свыше десятка научных конференций, которые приобрели в последние годы исследовательский характер. Всвязи с разработкой о зарождении и социальной структуре казачества, его места в Российской истории и др. в оборот было введено большое количество новых архивных источников. Например, ученые ИППК при Ростовском госуниверситете во главе с директором, доктором философских наук, профессором Ю.Г. Волковым подготовили крупный обобщающий труд по истории донского казачества. Опираясь на многофакторный подход, ученые проанализировали зарождение донского казачества, структуру управления и общественный уклад, а также боевые походы донских казаков12. Помимо темы казачества, «горячими точками» исторических исследований в 90-е гг. становятся темы или проблемы, ранее исключенные из исследовательского поля историков Северного Кавказа: вопросы религии и церкви13, история немарксистских партий14, история новых социальных групп (промышленников, предпринимателей)15, белого движения16, коллективизации17, репрессий и депортации народов18, истории модернизации региона19. Исследование этих тем построено на значительно расширенной по сравнению с советской историографией источниковой базе и открывает много новых страниц в истории Северного Кавказа.

Помимо новых тем, в 90-е гг. усилилось внимание исследователей региона к «новому прочтению» традиционных тем: революций и реформ20, истории Великой Отечественной войны21, культуры и социальной истории22, этнографии народов Северного Кавказа23 и истории отдельных областей Северного Кавказа24, разработка которых позволяет изучить множество нерешенных ранее вопросов, например оккупационной политики на Северном Кавказе, роли средств массовой информации в годы войны, истории благотворительности в дореволюционной России и т.д. Публикация новых документов и материалов позволяют по-новому осветить многие вопросы сражений на Кавказе25. Особое значение в регионах имеет изучение межнациональных отношений и путей урегулирования конфликтных ситуаций на Северном Кавказе. Чеченская война затормозила научное изучение данных вопросов. Хотя ряд авторов предприняли в целом удачную попытку освещения этнополитических процессов на Северном Кавказе и предложили научно обоснованную программу развития национальных отношений в этом регионе26. В последнее десятилетия значительно выросло число исследований, посвященных общероссийской и мировой исторической проблематике: различным вопросам археологии27, истории древнего мира и средних веков28, новой и новейшей истории стран Европы29, истории Азии и Африки.30. Среди тем всеобщей истории, весьма разнообразных по проблематике, периоду и географии исследуемых стран заметно увеличения числа исследований, посвященных социальным отношениям, идеологии, культуре и этнографии. В последнее время, как показывает анализ тематики кандидатских диссертаций, также большое внимание стало уделяться проблемам международных отношений, вопросам мирного урегулирования конфликтов, деятельности международных организаций на Северном Кавказе31. Качественная характеристика научной работы историков региона, выразившаяся в многообразии тем и обновлении методологических разработок может быть существенно дополнена количественными показателями, свидетельствующими об оживлении исследовательской работы преподавателей и студентов исторических факультетов. Например, в РГУ в 90-е гг. в научных разработках принимало участие 72,3 % преподавателей, среди них почти 100% докторов наук, 78,4 % кандидатов наук. Официальные данные за 2000 г. свидетельствуют, что по количеству исследовательских тем среди классических университетов лидируют ученые РГУ – 333 темы, КубГУ – 268, СГУ – 67, АГУ – 46. Среди педагогических вузов широтой тематики и объемом научных исследований заметно выделяется Ростовский государственный педуниверситет, который по этим показателям превзошел вузы региона в 7-10 раз.32 В КубГУ научными исследованиями и подготовкой научных кадров занимается 32 доктора наук, профессора, которые создали свои научные школы. Среди них историки А.Г. Иванов, Н.И. Кирей, Ю.Г. Смертин, Е.Е. Минц, Р.М. Ачагу и др. Большую роль в подготовке научно-педагогических кадров на Северном Кавказе в последние десятилетия играет доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой отечественной истории КубГУ В.Н. Ратушняк. Под его руководством создана научная школа, которая объединяет десятки специалистов и любителей по истории Кубани. За годы своей научной и педагогической деятельности В.Н. Ратушняк подготовил около 20 кандидатов и несколько докторов наук. В своих исследованиях по экономической истории Северного Кавказа ученый смело использует новые методики научного анализа. Не случайно Профессор А.Н. Анфимов в письме 1992 г. писал: «…я считаю Вас лучшим их своих учеников и фактически крупнейшим специалистом предреволюционной аграрной истории России, хотя «пока» и работаете на Юге страны, Вы превзошли меня в методике исследования, применив новейшие математические способы анализа соответствующих материалов»33. В СГУ сложилось 9 научных школ и 30 научных направлений.34 Среди них: исследование истории советского периода, историческое краеведение (профессор Д.В. Кочура), история становления и развития северо-кавказского средневекового города (профессор А.А. Кудрявцев), история западноевропейской цивилизации (профессор А.А. Аникеев), новая локальная история (доц. С.И. Маловичко), образ жизни и обыденное сознание в доиндустриальном обществе (профессор И.А. Краснова) и др.35. Последнее научное направление начинает формироваться с 1997 г., с создания кафедры древнего мира и средних веков, и включает в себя разработку ряда проблем, важность и интерес которых в наши дни стал очевиден: повседневного религиозного сознания, гендерной истории, изучение восприятия на обыденном уровне политики и власти в древней и средневековой истории, обыденного сознания этноконфессиональных групп и т.п. Методологией исследования признаны методы микроистории, просопографии, исторической антропологии, истории ментальностей, новой социальной истории и др.36 Преподаватели Ставропольского государственного университета совместно с учеными Историко-архивного института (РГГУ) работают над несколькими направлениями, связанными единством концепции новой локальной истории37. Под «локальной историей» понимается история определенной местности и совокупности микрособщности ее жителей.38 Под руководством С.И. Маловичко и Т.А. Булыгиной в СГУ создан центр «локальной истории», который ведет изучение проблем провинциального общества, его повседневности, фолклорных традиций.39 Направление «интеллектуальной истории», в рамках проекта, предоставляет возможность исследовать продукты мыслительной деятельности известных и забытых деятелей местной истории. Создано региональное общество интеллектуальной истории, которое провело ряд конференций и выпустило несколько альманахов40. Направление «история пограничных областей» - изучает историю зон культурного обмена между коренными жителями Северного Кавказа, а также прибывавшими представителями восточнославянских и других этносов. Квалифицированные специалисты выросли и на исторических факультетах Адыгейского, Карачаево-Черкесского госуниверситетов и Армавирского госпедуниверситета. Существенное значение для становления исторического факультета в АГПИ имела школа профессора В.Б.Виноградова, которая в августе 1993 г. переехала в Армавир из Грозного. Многие его ученики за щитили докторские и кандидатские диссертации. Историки АГПИ уделяют особое внимание привлечению нового материала в учебный процесс, например, истории освоения людьми Приэльбрусья (В.Б. Виноградов), истории ментальности (А.И. Шаповалов), проблемы молодежи в постреволюционных преобразованиях России в 20-30-е гг. (Ю.А. Стецура).41 Профессор С.Л. Дударев опубликовал крупную монографию: «Взаимоотношения племен Северного Кавказа с кочевниками Юго-восточной Европы в предскифскую эпоху» (Армавир, 1999). Профессор Адыгейского госуниверситета А.С.Иващенко много лет изучал политику США в Афганистане, результатом чего стал книга «Политика США в отношении Афганистана (1945-1998)» (М., 2000), раскрывающая основные этапы дипломатической и военно-экономической политики США в Афганистане. К сожалению, объем исследования не позволяет проанализировать все множество книг и статей, которые опубликовали историки Дона, Кубани и Ставрополья в 90-е годы. Очевидно одно, что эти исследования не только осветили ряд неисследованных проблем в отечественной и зарубежной истории, но и обогатили отечественную историографию и преподавание истории в вузах. Развитию научно-исследовательской работы и профессиональному росту историков Северного Кавказа в конце 80-х – 90-е гг. способствовало открытие во многих вузах диссертационных советов по историческим наукам: если примерно до середины 90-х годов они проводились главным образом в научных и учебных учреждениях Москвы, Санкт-Петербурга и некоторых наиболее крупных, «традиционных», научных центрах России, то в последние годы география защит значительно расширилась. Уже в 90-е гг. советы по защите докторских диссертаций функционируют в Ростовском, Кубанском госуниверситетах, в Северо-Кавказском технологическом университете. По защите диссертаций на ученую степень кандидата исторических наук – в Дагестанском, Кабардино-Балкарском, Северо-Осетинском, Адыгейском госуниверситетах.

Как отмечается в ежегодном отчете ВАК за 2000 г., такое увеличение количества диссертационных советов отразилось на расширении тематики исследований за счет региональных проблем, что, несомненно, имеет положительное значение. Более основательно используются материалы местных архивов как база для более углубленного исследования региональных тем, а они, в свою очередь, расширяют возможности для исследования широких, обобщающих проблем.42 Особым образом среди докторских ВАК отметил диссертационное исследование профессора СГУ Т.А. Булыгиной «Общественные науки в СССР в середине пятидесятых - первой половине восьмидесятых годов» (СГУ), в работе которой проанализировано влияние социально-политических перемен на общественные науки, направления государственной политики в отношении обществознания, общественные науки и власть в СССР, особенности академического и вузовского обществоведения, проблемы преподавания социально-политических дисциплин в вузах и др.43 Так же была отмечена докторская диссертация армавирского ученого А.И. Шаповалова «Феномен советской политической культуры: этапы становления и развития ментальных признаков» (защищена в МПГУ). Введенные исследователем в научный оборот новые материалы позволили глубоко проанализировать проблемы политического и идеологического конформизма и нонконформизма в советскую эпоху, раскрыть своеобразие процесса формирования советской ментальной среды и политической культуры в области властных отношений44. Анализ данных о количестве преподавателей, имеющих ученые степени, в вузах Северного Кавказа позволяет сделать некоторые выводы о подготовке квалифицированных кадров в регионе. В частности, на сегодняшний день очевидно, что вузы региона, ведущие подготовку историков, отличаются и численностью профессорско-преподавательского состава и уровнем его квалификации. Ведущими вузами, как и раньше, являются Ростовский, Кубанский и Ставропольский университеты, где сосредоточена основная масса докторов наук: КубГУ – 98, РГУ – 208, СГУ – 79 человек. Сравнительно не большие коллективы преподавателей работают в Армавирском госпедуниверситете, Карачаево-Черкесском госуниверситете и Таганрогском педагогическом институте, хотя общий процент лиц, имеющих ученые степени и звания в них достаточно высок: АГПУ – 58,5%, КЧГУ – 51,3%, ТГПИ – 54,5%. По нашим подсчетам, процент штатных преподавателей, имеющих ученую степень, на исторических кафедрах вузов Северного Кавказа составляет 57,9 % (по данным на 1999г.), среди них – 10,1% докторов наук и 47,8% кандидатов наук.45 Наиболее высокой квалификацией отличается профессорскопреподавательский состав РГУ и КубГУ, где доктора наук составляют около 15% основного штата (см.: Приложения, таблица 9).46 Таким образом, в 90-е гг. в исторической науке многое изменилось: некоторую трансформацию претерпели теоретико-методологические основы исследований, заметно расширилась тематика, в работы вовлечены новые пласты местных и центральных архивов, музеев, археологических раскопок, ресурсов Интернет. В регионе создаются ресурсы для исследования по ранее не развивавшимся специальностям: историографии, источниковедению и др. Вместе с тем, узкая специализация диссертационных советов - это, за редким исключением «отечественная» и «всеобщая» история, - это, как нам кажется, является одной из причин дублирования тем кандидатских диссертаций, постановки уже достаточно полно разработанных проблем, на что указала в аналитическом обзоре эксперт ВАКа В.И. Уколова47. Сравнительно большое количество докторских и кандидатских диссертаций по обширной тематике, защищенных преподавателями и аспирантами вузов Северного Кавказа за последние 10-15 лет, говорит о значительном улучшении кадрового обеспечения, которое оставалось недостаточным в течение трех десятилетий после войны. Заметный рост числа аспирантов и докторантов в регионе, особенно заметный к концу 90-х гг., когда были открыты советы по новым специальностям, свидетельствует о том, что вузам удалось решить важную задачу переходного периода – сохранить и умножить потенциал высшей школы.

Наряду с основными вузами Северного Кавказа, ведущими подготовку историков еще с 40-х гг., широкий цикл исторических дисциплин преподают ученые кафедр исторического и гуманитарного профиля других вузов региона, многие из которых были созданы в последние 20 лет: институтов культуры, сельскохозяйственных, медицинских, политехнических и др. вузов. Так, например, в Адыгейском пединституте еще в 1982 г., в составе факультета иностранных языков (декан Н.А. Ханжиев) было создано историческое отделение. Первыми преподавателями этого отделения были С.П.Маркова, Р.А. Хуажев, доц., А.Т. Керашев, Ф.Х. Шебзухова, Н.Г. Ловпаче, Ф.А. Напсо и др. В 1984 г. приказом Министерства просвещения РСФСР был создан исторический факультет, деканом которого стала доцент Е.М.Малышева. Как отмечают создатели факультета, в это время шло энергичное, но достаточно сложное формирование преподавательских кадров, создание фондов учебной и научной литературы. Факультет работал по учебному плану подготовки специалистов «Учитель истории и правоведения». Преподавательский состав, особенно по историческим дисциплинам, был достаточно квалифицирован. Большинство преподавателей имели степень кандидата наук. В сентябре 1988 г. на факультете были созданы две специализированные кафедры: история СССР (зав. кафедрой доктор исторических наук, профессор Э.А. Шеуджен) и всеобщей истории (зав. кафедрой кандидат исторических наук, доцент Р.А. Хуажев).48 С конца 1980-х гг. на историческом факультете в учебный процесс стали активно внедряться проблемы историографии и методологии истории. Под руководством декана факультета Э.А. Шеуджен сложился преподавательский коллектив специальных кафедр факультета, занимающийся разработкой и внедрением проблем методологии и историографии в учебные курсы49. Особенно последовательно эту работу проводили молодые преподаватели С.А. Кудаева, Н.А. Нефляшева, А.Г. Баранов, З.Я. Емтыль, Р.В. Хапачева, Н.А.Решетова и др. Интеграции науки и образования на факультете способствует сборник научных трудов «Вопросы истории и методологии истории»50.

Интересный научный коллектив историков сложился на кафедрах Краснодарского государственного университета культуры и искусства (КГУКИ). На факультете социально-культурной деятельности, включающем в себя кафедры теории и истории культуры, музееведение и архивоведение, социально-культурной деятельности работает 8 докторов наук и 15 кандидатов наук. В последние годы подготовлены и защищены 3 докторских диссертации (А.Н. Ереемеева, В.И.Лях, Н.Г.Денисов). Под руководством профессоров факультета защищено пять кандидатских диссертаций (А.И.Федина, И.В.Данильченко. Г.М.Мирзоев, Р.С. Лаво, И.Е.Богданова). А.В.Баранов, В.И.Чуприна, Л.А.Карапетян и М.И.Серова работали над завершением докторских, И.С.Овечкина, В.Н.Анисимова, В.Э.Гусева, А.А. Батура - над завершением кандидатских диссертацией.51 Ученые КГУКИ в содружестве с историками других вузов издали «Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших временя до октября 1917 г.», объемом 95,5 п.л. Составитель и научный редактор доктор исторических наук, профессор Б.А. Трехбратов52. Кроме того, подготовлен так же сборник документов и материалов «Православная церковь Кубани (конец XVIII – начало XIXвека)», объемом 45 п.л. (Краснодар, 2001). Крупным научным потенциалом располагает Северо-Кавказская академия государственной службы (СКАГС), функционирующая с 1992 г. Историки-профессионалы работают на кафедре истории и философии (зав. кафедрой, проф. Е.М. Трусова, проф., докт. ист. наук В.Н. Сергеев, В.Н. Смирнов, докт. ист. наук, доц. А.Г. Данилов), а так же на кафедре политологи и этнополитики (заведующий кафедрой, докт. полит, наук, проф. А.В. Понеделков). Все названные ученые специализируются по проблеме истории государственного управления России, которая является составной частью общеакадемической научной концепции государственного и муниципального управления, комплексно разрабатываемой всеми учеными СКАГС под руководством ректора СКАГС, докт. экон. наук, проф., Заслуженного деятеля науки Российской Федерации В.Г. Игнатова. По различным отраслям названной концепции за 10 лет работы ученых СКАГС было выпущено 324 наименования книг (в том числе 28 монографий, 37 сборников, статей и тезисов докладов, 27 учебных пособий, большое количество брошюр и 8 номеров научного журнала «Государственное и муниципальное управление»53. Деятельность кафедр СКАГС наглядно показывает, что ныне настало время междисциплинарных исследований. Историческая наука при этом выступает в качестве базовой дисциплины, которая аккумулирует вокруг себя специалистов других специальностей и при этом получаются значительные результаты. В последние годы к разработке этой проблем истории Кавказа и межнациональных отношений активно подключились ученые СевероКавказского научного центра высшей школы. С 1995 г. начал издаваться научный и общественно-теоретический журнал «Научная мысль Кавказа» (главный редактор член-корреспондент РАН Ю.А.Жданов). Журнал регулярно публикует статьи и материалы, направленный на поиск межнационального согласия на Кавказе. В 1996 г. на его страницах была опубликована «Декларация за межнациональное согласие, мир и экономическое и культурное сотрудничество на Кавказе», принятая на встрече глав государств Азербайджана, Армении, Грузии и России54. В последние годы произошли структурные преобразования в СКНЦ ВШ и ИППК при РГУ. В первом из них создан новый исследовательский центр – «Институт народов Кавказа» (директор Н.С. Авдулов). Институт ставит перед собой цель всесторонне изучить Кавказ, который был и остается для ученых сферой постоянных поисков и открытий, имеющих общечеловеческую ценность. Для этого в институте завершается формирование «Энциклопедии народов Северного Кавказа», которая будет иметь большую познавательную и общественную ценность. В октябре 1999 г. в ИППК при РГУ образован Центр системных региональных исследований и прогнозирования (директор Центра В.В.Черноус). Основные направления деятельности Центра включают в себя вопросы цивилизационно-культурного взаимодействия на Северном Кавказе, этноконфессиональных отношений, этнополитических процессов на Юге России и т.п.55.

Центр уже заявил о себе изданием серии проблемных сборников и монографий: «Современные проблемы геополитики на Северном Кавказе», «Русские на Северном Кавказе», «Ислам на Северном Кавказе» и др. В декабре 1999 г. ИППК при РГУ при поддержке Института «Открытое общество» и Министерства по делам федерации и национальностей Российской Федерации провели Всероссийскую научно-практическую конференцию: «Кавказский регион: проблемы культурного развития и взаимодействия», в которой приняли участие ученые из 17 городов страны: Москвы, Санкт-Петербурга, Махачкалы, Владикавказа, Волгограда, Майкопа, Нальчика, Ставрополья и др. На пленарном заседании председатель СКНЦ ВШ, член-корреспондент РАН Ю.А.Жданов, отметив негативные тенденции в развитии межнациональных отношений на Кавказе в последнее десятилетие, призвал интеллектуальную элиту, интеллигенцию осознать свою ответственность за судьбу народов Кавказа56. Проблемы стабильности на Кавказе волнуют ученых региона. С этой целью на базе Пятигорского лингвистического университета проведено 4 международных конгресса «За мир на Кавказе через языки, литературу и искусство», на которых представители всех кавказских республик, а также ученые их Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краев всесторонне проанализировали причины обострения межэтнических отношений на Северном Кавказе и выразили свою твердую волю внести мир и покой на эту землю57. Одним из актуальных вопросов в организации НИР в регионе в 90-е гг. была слабая координация деятельности ученых. Для ликвидации этого пробела в 27-28 августа 1999 г. в городе Ростов-на-Дону был проведен первый съезд ученых-кавказоведов. В работе съезда приняло участие более 150 ученых-кавказоведов практически из всех республик, краев и областей Северного Кавказа. Председатель СКНЦ ВШ Ю.А.Жданов в своем докладе отметил успехи региональной науки в последние десятилетия. Это создание на Северном Кавказе научных учреждений фундаментального профиля, универси тетов как крупных консолидирующих научных центров, разработка региональных программ и проведение фундаментальных исследований58. Заместитель министра по делам Федерации и национальностей РФ К.М. Цаголов в докладе о политике России на Северном Кавказе, отметив ряд ошибок центральных органов власти в проведении национальной политики в регионе, подверг критике также лозунг "национального возрождения", активно используемый в настоящее время. Попытка его реализации, - отметил докладчик, - зачастую приводит к восстановлению феодальных клановых отношений. Возрождение на практике стало откатом назад, и поэтому лозунг "национального возрождения" необходимо заменить лозунгом "национального развития"59. В докладе "Наука о Кавказе: состояние, проблемы и тенденции развития" директор НИИ Кавказа Н.С. Авдулов отметил, что нарушение преемственности в изучении проблем истории Северного Кавказа требует пересмотра соответствующих методологических подходов, в т.ч. рассмотрение через призму цивилизационных и геополитических моделей. Докладчик обратил внимание на проблему эффективности кавказоведческих исследований, влияния их на умонастроения людей, на оздоровление обстановки в регионе. В настоящей ситуации приоритеты науки должны определяться потребностью общества60. На конференции выступили также А.А. Айшаев и С.И. Эфендиев (Нальчик), К. Т. Лайпанов (Черкесск), Э.А. Шеуджен (Майкоп), А.А. Соловьев (Элиста), А.И.Османов (Махачкала), В.А. Тишков (Москва), В.П. Крикунов (Георгиевск), В.Х.Акаев (Москва), Е.П. Гуськов, В.В. Гаташов, Ю.С. Колесников (Ростов-на-Дону). Докладчики говорили о за всемерном развитии научных связей, осуществлении совместных научных проектов силами исследователей не одного города, республики, области или края, а всего региона. Были выдвинуты предложения о создании на Северном Кавказе специального центра по подготовке кадров кавказоведов-востоковедов, о возобновлении работы над 3-4 томами "Истории народов Северного Кавказа", об активизации работы над "Энциклопедией народов Северного Кавказа", о разработке геополитической модели Северного Кавказа и ряд других проектов.

Следовательно, состоявшийся первый съезд ученых-кавказоведов явился крупным вкладом в восстановление и развитие научных координационных связей на Северном Кавказе. Примечательно, что историки СевероКавказского региона широко оценивают роль исторических знаний в современных межнациональных отношениях, не закрывают глаза на проблемы современной политики, хотя очевидно, что в условиях чеченской войны и обострения межнациональных отношений, им не удалось предотвратить всплеск антинаучных концепций об исторических корнях местных народов, возрождения ваххабитской идеологии и антирусских настроений. Таким образом, вторая половина 80-х – 90-е гг. стали временем обновления исторической науки, разработки новых методов и подходов к истории, новых тем и проблем. В условиях демократических реформ историки СевероКавказского региона обогатили отечественную историографию разработкой ряда проблем философии и методологии истории, зарождения и развития казачества, политических партий, их структуры и функций, этнографии и геополитики, проблем развития и взаимодействия национальных культур, истории ментальностей и идеологии, истории городов и сел региона и многих других. В последнее десятилетие в регионе расширилась система исторической и общественно-теоретической периодики. Ведущее место среди этих изданий занимают издания «Научная мысль Кавказа», «Донская археология», «Мир Востока», «Голос минувшего. Краснодарский краевой исторический журнал», «Вестник Ставропольского государственного университета» и другие, которые вносят весомый вклад в развитие исторической науки и образования в регионе. К концу 90-х годов под влиянием постмодернизма получают развитие неоклассические направления в историографии. По этим направлениям проводятся семинары, конференции, пишутся диссертации. Вместе с тем, некоторые проблемы высшего образования в 90-е гг. в вузах Дона, Кубани и Ставрополья оставались нерешенными: отсутствовал постоянно действующий семинар по теоретико-методологическим вопросам, нерегулярно проводились тематические и проблемные семинары в отдельных вузах и факультетах, недостаточно эффективно работала аспирантура, где процент своевременно защищаемых диссертаций на ряде факультетов не превышает 30% и т.д. Проблема подготовки кадров, несмотря на высокий процент преподавателей, имеющих ученую степень, для ряда специальностей продолжает оставаться актуальной. В частности, к «вымирающим» специалистам с недавнего времени стали относить историков-античников и медиевистов. Трудоемкость подготовки диссертации по этим специальностям, невозможность выезда в иностранные командировки, нерегулярные международные связи, недостаточное оснащение библиотек, слабая работа межбиблиотечного абонемента – все это сдерживает развитие науки и замедляет подготовку кадров в регионе.

3.2. Поиски новых подходов в реализации Государственных образовательных стандартов в подготовке историков в 90-е гг. XX века Провозглашенные в ходе реформ 90-х гг. цели создания демократического государства в России, его возрождения и возвращения в мировую цивилизацию, потребовали качественного и структурного изменения системы образования, преодоления технократических подходов и обновления исторического образования в вузах и школах. При ряде достижений в учебнометодическом плане, организация учебного процесса в вузах в советский период страдала однообразием, жесткой привязанностью к государственным планам и учебным программам, слабой восприимчивостью к новейшим достижениям исторической науки. Идеологический диктат, разрыв системных связей естественнонаучной и гуманитарной подготовки, составляющих основу высшего образования, привели к обеднению гуманитарного потенциала исторического образования. Перемены в обществе в конце 80-х - начале 90-х годов в значительной степени затронули систему образования. «Закон об образовании» от 31 июля 1992 г. провозгласил новые принципы государственной политики в этой области: гуманистический характер образования, единство федерального культурного и образовательного пространства, защита системой образования национальных культур и региональных культурных традиций в условиях многонационального государства;

автономность образовательных учреждений, общедоступность, свобода и плюрализм образования и т.п. 61Таким образом, законодательно была закреплена новая концепция высшего образования в России, в значительной степени освобожденная от идеологического воздействия государства, перенесшая акцент с узкопрофессионального подхода подготовки кадров на личность обучающегося. “Закон о высшем и послевузовском профессиональном образовании”, принятый 28 августа 1996г.,62 предусматривал создание стройной системы получения знаний на самых высших ступенях профессионального обучения и определил основные направления развития вузов России на ближайшие годы. Закон регламентировал основные принципы государственной политики в об ласти высшего профессионального образования: суверенность прав субъектов РФ в определении национально-региональных компонентов государственных образовательных стандартов, непрерывность и преемственность процесса образования, интеграцию высшего профессионального образования страны в мировую систему высшего образования и др. Законодательный акт устанавливал ступени высшего профессионального образования, сроки и формы его получения.63 Что характеризовало обновление высшей школы в конце 80-х - 90-е гг.? Важным направлением реформирования высшей школы стало обеспечение условий для свободы и плюрализма в образовании, для автономности образовательной деятельности. Это, а также демократические преобразования в стране в конце 80-х гг., способствовало увеличению количества вузов, усложнению их структуры и изменению статуса. С конца 80-х, а особенно в 90-е гг. одно за другим стали открываться государственные и негосударственные учебные заведения, пединституты превращаться в педуниверситеты, в старых и новых центрах высшего образования открываются новые факультеты и специальности, в том числе и исторические факультеты. Процессы обновления образования и развития науки создали условия для возникновения новых центров исторического образования на Северном Кавказе. В середине 80-х гг. был открыт исторический факультет в Адыгейском педагогическом институте, а в 90-е гг. – в Армавирском, КарачаевоЧеркесском и Таганрогском педагогических институтах. Это было вызвано потребностью региона в учителях истории, в стремлении приблизить образовательные услуги к месту проживания и работы будущих специалистов. Создание новых исторических факультетов способствовало складыванию научных направлений, играющих основную роль в разработке проблем истории и этнографии народов Северного Кавказа. Стремление молодежи в условиях демократизации к историческим знаниям и нехватка учителей истории привело к созданию в 1992 г. исторического факультета в Карачаево-Черкесском госпединституте. На факультете было сформированы кафедра истории России и кафедра всеобщей истории, отличающиеся достаточно квалифицированным преподавательским составом: 66% преподавателей имели ученые степени и звания64. Кафедра истории России под руководством профессора К.М. Тикеевой в 90-е гг. начала преподавать курсы этнографического и историографического характера, а также по истории Карачаево-Черкесии. Кафедра всеобщей истории пыталась сблизить отечественную и зарубежную историю, работая над комплексной темой: «Кавказ и Европа: пересечение судеб»65. В сентябре 1991 г. для студентов - будущих историков - распахнул двери Армавирский педагогический институт. К 2000 г. число студентовисториков в институте и его филиалах выросло до 707 человек. Исторический факультет начинался с кафедры отечественной истории (заведующий кафедрой кандидат исторических наук, доцент С.С. Лукьяненков), а так же кафедры истории и теории культуры (заведующий кафедрой доктор исторических наук, профессор А.И. Шаповалов). С 1993 г. возникает кафедра всеобщей истории (заведующий кафедрой доктор исторических наук, профессор В.Б.Виноградов), которая затем переименовывается в кафедру регионоведения и специальных исторических дисциплин (РИСИД). Кафедру всеобщей истории возглавил доктор исторических наук, профессор С.Л. Дударев.66 В июле 1998 г. был создан исторический факультет Таганрогского педагогического института. Небольшой факультет (набор всего 50 человек) готовит учителей истории и специалистов по организации управления. Преподавательский коллектив объединил декан факультета, заведующий кафедрой истории России, профессор В.А.Селюнин. Кафедру всемирной истории возглавляет кандидат философских наук, доцент Л.Н. Лабунская, проблемам исторического познания67. В 90-е гг. менялись организационно-правовые условия подготовки историков. Педагогические институты преобразовывались в университеты, что, во-первых, придавало им новый статус, во-вторых, количественно и качественно расширяло диапазон изучаемых дисциплин. В-третьих, университетская подготовка кардинально меняла цели высшего образования, которое текоторая в учебной и научной работе значительное внимание уделяет теоретическим перь было направлено не на получение ряда прикладных знаний и навыков, необходимых учителю истории, но на подготовку педагогов-исследователей, способных на более высоком уровне смотреть на исторические проблемы. Так, в начале 90-х гг. Ставропольский пединститут был преобразован в педуниверситет, а в феврале 1996 г. на базе Ставропольского педагогического университета и Московской юридической академии был создан Ставропольский государственный университет. По словам избранного ректором СГУ В.А. Шаповалова, «государственный университет призван стать региональным центром науки, образования, культуры, кроме того – научно-методическим центром развития высшего образования в крае».68 Создание классического университета открыло перед коллективом исторического факультета СГУ новые перспективы. На факультете было создано пять кафедр: истории России, археологии и региональной истории, историографии и источниковедения, истории древнего мира и средних веков, новой и новейшей истории. Была продолжена работа по переходу на многоуровневую систему образования, в частности, магистратура получила государственный статус. Началось внедрение государственного образовательного стандарта по направлению «История» и обучение студентов по новому учебному плану, были открыты новые специализации по архивоведению, музееведению и исторической информатике. В качестве основных направлений внедрения ГОСВПО Ученый совет СГУ от 29 ноября 1996г. определил обновление содержания высшего образования через усиление фундаментальной подготовки, изменения в структуре и содержании гуманитарных дисциплин, расширение естественно-научного компонента, широкое внедрение информационных технологий и т.п.69 В последние годы подготовка историков в регионе расширилась. Были созданы Ставропольский педагогический институт, Невинномысский институт непрерывного образования, Северо-Кавказский технологический университет, в составе которых имеются группы историков. Важным направлением реформирования высшей школы в начале 90-х гг. стала ее нацеленность гуманизацию и гуманитаризацию процесса обуче ния. Сущность и содержание гуманитарного образования значительно расширились за счет введения специальностей, которые отразили основные тенденции развития гуманитарных наук в мире. Появились, например, такие новые для российской высшей школы предметы, как политология, культурология, социальная антропология, коммерция, менеджмент и др. Принципиальные изменения произошли в цикле общественных наук. Прежняя структура, состоящая из четырех дисциплин (истории КПСС, марксистко-ленинской философии, политэкономии и научного коммунизма) была заменена новой структурой. Она стала включать философию, историю, социологию, экономику, правоведение, политологию, культурологию, психологию, педагогику и иностранный язык. Гуманизация образования, а также создание новых гуманитарных стандартов означали преодоление технократических тенденций в подготовке специалистов, возвращение к историческим традициям российского гуманитарного образования и изменение качества преподавания гуманитарных дисциплин. Однако процесс структурной ломки вузовского образования шел сложно и противоречиво. С одной стороны, наблюдался повышенный интерес студентов к вопросам истории, политическим процессам, происходившим как в нашей стране, так и за рубежом, рос спрос на общественнополитическую литературу и периодическую печать. С другой стороны, не единичны были случаи отказа студентов вузов изучать социальнополитические дисциплины, посещать занятия отдельных преподавателей, сдавать экзамены. Большинство высших учебных заведений отказалось от проведения государственных экзаменов по общественным дисциплинам, а в ряде институтов перешли на изучение социально-политических наук в виде спецкурсов и спецсеминаров70. Таким образом, обновление содержания исторического образования было важнейшей проблемой организации учебного процесса в 90-х гг. В Ростовском, Кубанском, Ставропольском госуниверситетах и Ростовском педагогическом университете началась целенаправленная работа по обновлению содержания не только социально-политических дисциплин, но и всего ком плекса учебных курсов исторических факультетов. Используя положительный опыт прошлых лет, опираясь на разработки учебно-методических объединений, созданных при ведущих вузах страны, общаясь с коллегами зарубежных стран, в указанных выше вузах вырабатывались концептуальные модели образовательно-профессиональных программ различного уровня высшего исторического образования. Такие материалы были разработаны в 1993/94 учебном году в Ростовском, Кубанском, Ставропольском и Адыгейском госуниверситетах, а также Ростовском госпедуниверситете.71 Но это были разрозненные усилия, разные подходы и модели. Требовались нормативные акты, которые закрепили системный характер реформы высшей школы, ее опору на традиции своего народа, морально-этические ценности мировой цивилизации и современный опыт организации учебно-воспитательного процесса. Большое значение для развития высшего образования в стране имело принятие в 1994 г. системы Государственных образовательных стандартов. В частности было определено, что Государственные стандарты призваны обеспечить качество образования, единство образовательного пространства РФ, основу объективной оценки деятельности образовательных учреждений, признание и установление эквивалентности документов иностранных государств с дипломами о высшем и послевузовском профессиональном образовании Российской Федерации. Для реализации этих целей устанавливались два взаимосвязанных компонента стандарта: федеральный, содержащий минимальный набор обязательных для изучения дисциплин, и национальнорегиональный, включающий вариативный набор предметов, выбранных данным регионом.72 Региональный компонент, прежде всего, характеризует особенности и возможности вуза, потенциал его научно-педагогических и научных кадров, использование опыта и результатов исследования научных школ и направлений. Следовательно, введение Государственного образовательного стандарта по истории должно было помочь устранить серьезные деформации в историческом образовании в предшествующий период. Речь шла, во-первых, о преодолении в преподавании былой оторванности Российской истории от всемирной, что создавало ее искаженное обособленно-национальное видение. Во-вторых, вузы получили право самостоятельно определять наиболее приемлемые формы организации учебного процесса. В-третьих, регионы имели возможность в большей степени учитывать свои социальноэкономические, политические и культурные особенности в подготовке кадров. В целом Госстандарты обеспечили демократизацию систему высшей школы и значительно расширили возможности для углубленной исторической подготовки73. В соответствии с требованием Госстандарта в учебных планах, разрабатывавшихся факультетами, были выделены основные циклы: общих гуманитарных и социально-экономических дисциплин, общих общепрофессиональных дисциплин, специальных дисциплин, дисциплин специализации и спецкурсов или спецсеминаров, дополнительные виды подготовки, факультативы, практики и государственная итоговая квалификационная аттестация. Исходя из государственных требований и минимума профессиональной образовательной программы по направлению 520700 “История” - второй уровень высшего исторического образования «бакалавр»74, например, исторический факультет Ставропольского госпедуниверситета включил в цикл учебного плана “Общих гуманитарных и социально-экономических дисциплин” на 1996 г. «Философию», «Культурологию, «Право», «Социологию», «Политологию», «Экономику», «Психологию и педагогику», «Иностранный язык» и «Физическую культуру» общим объемом 1700 часов. Цикл “Общих математических и естественно-научных дисциплин” был представлен: «Математикой и информатикой», «Концепциями современного естествознания» общим объемом в 456 часов. Цикл “Общепрофессиональных дисциплин” наиболее крупный и насыщенный - включал «Историю мировых цивилизаций (всеобщую историю)», «Историю России», «Историю мировой культуры», «Источниковедение», «Историю исторической науки», «Историогра фию», «Сравнительную историю мировых религий» общим объемом 3350 часов.75 Цикл специальных дисциплин устанавливался вузом (факультетом) и содержал: «Археологию», «Этнологию», «Вспомогательные исторические дисциплины», «Историю славян», «Историческое краеведение», «Методологию истории», «Латинский язык», «Архивоведение» и «Музееведение» общим объемом 1080 часов. Кроме того, по каждому циклу факультет ещё имел возможность включать курсы по выбору студентов общим объемом 914 часов. Вместе с дополнительными видами подготовки (военная подготовка, гражданская оборона) и факультативами. Общая продолжительность теоретического обучения бакалавров истории составляла 7236 часов76. В учебных планах исторических факультетов Дона, Кубани и Ставрополья были заложены все дисциплины федерального компонента, а также многие - национально-регионального. Для региона было особенно важно изучение таких дисциплин, как историческое краеведение и этнология, которые при составлении плана заменялись конкретно-историческими дисциплинами: история Дона и Северного Кавказа, история Ставрополья, история Кубани, история народов Северного Кавказа и др. Теоретическое обучение сопровождалось различными видами практик: археологической или этнологической (3 недели), музейной или музейноэкскурсионной (3 недели), архивной (3 недели). Государственная итоговая квалификационная аттестация на втором уровне высшего профессионального образования в СГУ состояла из защиты выпускной работы и сдачи комплексного экзамена по истории.77 Таким образом, учебный план студентов-историков (бакалавров) в середине 90-х гг. претерпевает значительные трансформации. Историческое образование в значительной степени деидеологизируется;

появляется много дисциплин, призванных интегрировать учащихся в мир национальной и мировой культуры. Меняется сама цель образования – вузы теперь не призваны «вооружить учащихся прочными знаниями и формировать коммунистическое мировоззрение»78, но, прежде всего, «обеспечить самоопределение лич ности, создать условия для ее самореализации».79 Следовательно, меняется и содержание образования, которое теперь направлено на формирование адекватному мировому уровню культуры выпускника, на привитие общечеловеческих ценностей. Содержание образования студентов-историков в значительной мере определялось Госстандартом, в котором предъявляются довольно высокие требования к знаниям и умениям бакалавров. Например, согласно Госстандарту первого поколения, по циклу общеобразовательных дисциплин они должны: • знать основные эпохи в истории мировых цивилизаций, их хронологи, конкретную историю отдельных стран, регионов и всего человечества в целом, факты, события, имена исторических деятелей;

знать основные этапы исторического развития России, её место в системе мировых цивилизаций, общее и особенное в развитии цивилизационного процесса в России, • знать основные компоненты исторических источников, владеть основными приемами и навыками их научного анализа;

знать содержание и основные этапы формирования исторических знаний, превращение их в науку;

иметь представление о функциях исторической науки как составной части научной мысли и духовной культуры общества;

• знать формы и типы культур, основные культурно-исторические центры и регионы мира, закономерности их функционирования и развития, основные концепции культурно-исторических эпох и типов мировой культуры;

знать историю культуры России понимать своеобразие достижений “золотого” и “серебряного” её веков, основные проблемы культуры XX века;

• иметь представление о роли науки в развитии человечества, об общем содержании и главных достижениях основных этапов развития науки, об основных методах изучения истории науки, понимать соотношение научного, философского и религиозного сознания, глубинную связь естественнонаучного и гуманитарного знания в их историческом взаимодействии;

иметь представление об основных этапах становления истории как науки, её основных направлениях и школах;

• владеть навыками историографического и библиографического анализа;

уметь решать исследовательские задачи, опираясь на принципы цивилизационного, культурологического и формационного подходов к анализу исторических процессов и т.п. Безусловно, эти требования Госстандарта к содержанию образования историков очень схематичны и, как показало время, далеко не совершенны. Там не менее, формирование вышеназванных знаний и умений позволяет получить студенту знания о месте истории среди современных наук, её предмете и функциях, основных проблемах и методах. Кроме того, он получает значительные знания о формах и типах культур, овладевает навыками научного анализа и т.п. Таким образом, содержание образования в 90-е гг. существенно дополняется теорией и методологией истории, историей культур и цивилизаций, историей науки – теми пластами исторических знаний, которые практически не были задействованы в содержании исторического образования в советское время. Для студентов, получивших степень бакалавра, согласно стандарту, предусматривается дополнительная квалификация “Преподаватель”, одногодичное обучение для подготовки к профессиональной деятельности специалиста. Дисциплины по этой квалификации в вузах Северного Кавказа включали изучение дополнительных глав по «Педагогике и психологии», «Основ предметных технологий», «Методике преподавания истории в школе», «Научных основ школьных курсов истории», «Компьютерных технологий в науке и образовании». Специальная подготовка на историческом факультете составляла общим объёмом 844 часа, включая обязательное прохождение педагогической практики. Обучение специалиста завершалось защитой дипломной работы по истории и выпускной работы по методике преподавания истории80. В ряде вузов Северного Кавказа (РГУ, СГУ, АГУ) реализовывалась образовательно-профессиональная программа магистратуры по направлению “История”. Магистерская подготовка представляет собой одну из основных профессиональных образовательных программ в многоуровневой структуре высшего образования, которая прежде всего ориентированна на научноисследовательскую и научно-педагогическую деятельность. Рассмотрим реализацию Госстандарта магистерской подготовки на примере Ставропольского госуниверситета, где она была введена раньше, чем в других вузах. Магистратура по направлению “История” была создана решением Ученого Совета СГУ от 1-го октября 1993 г. Первые годы она работала в порядке эксперимента по вечерней форме обучения, а с 1 сентября 1997 г. в соответствии с государственным планом подготовки специалистов стационара. Основополагающим документом для деятельности магистратуры явилось “Положение о магистерской подготовке в системе многоуровнего образования РФ” от 10 августа 1992 г. и “Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования” (направление 520800 “История”) от 15 апреля 1996 г81. На историческом факультете СГУ подготовка магистров велась по двум специализациям: “Отечественная история” и “Новая и новейшая история”. Учебный план магистратуры в 1994г. включал в себя такие базовые дисциплины, как: «Философские проблемы исторической науки» (136 ч.), «Проблемы методологии истории» (68 ч.), «История политических и правовых учений» (68 ч.), «История мировых цивилизаций» (204 ч.), «История России в контексте мировых цивилизаций», «Современные психологопедагогические теории» (204 ч.);

«Архивоведение» (136 ч.) и многие другие82. В соответствии с новыми требованиями Госстандарта, учебный план магистратуры за последние годы претерпел ряд изменений. В частности, появились такие дисциплины, как: «История культуры народов Северного Кавказа» (120 ч.);

«Историческая политология» (100 ч.);

«Актуальные проблемы историографии истории России» (96 ч.), «Актуальные проблемы историографии Всеобщей истории (96 ч.);

«Источниковедение и методы исторического исследования истории России (96 ч.), «Источниковедение и методы исторического исследования всеобщей истории (96 ч.), блок педагогических дисциплин и др. Во второй половине 90-х гг. получили развитие информационные образовательные технологии. С этой целью было ведено преподавание таких дисциплин, как: “Компьютерные технологии в исторической науке и образовании”, “Статистические методы, математическое прогнозирование и моделирование в исторических исследованиях”, “Современные технологии информационного поиска в исторической науке”. Информационные технологии открывают доступ студентов к мировому информационному пространству и применяются для организации самостоятельной и научно-исследовательской работы студентов. Магистратура ставит перед собой задачу формирования не только научных, но и педагогических качеств выпускников. В этой связи в 1997 г. был внедрен Госстандарт дополнительной квалификации «Преподаватель высшей школы». Образовательный минимум дополнительной квалификации составляет 1080 часов. Он содержит дисциплины «Педагогика и психология высшей школы», «Технологии профессионального обучения», «Организационные основы исторического образования», «Профессиональноориентированный тренинг». Студенты положительно восприняли введение дополнительной квалификации, так как это внесло определенность в их профессиональный и общественный статус. Численность состава научно-педагогических кадров, обеспечивающих учебный процесс и научные исследования магистратуре ИФ, по состоянию на 1 октября 2000 года, составила 31 человек;

из них имеют ученые степени и звания 96,7%, в том числе профессоров - 33,3%.84. Преподавателями магистратуры разработали учебные программы (из них 3 авторских) по всем дисциплинам, содержание которых соответствуют задачам и специфике профессиональной образовательной программы85. С 1995 по 2000 гг. преподавателями магистратуры ИФ опубликовано 9 монографий и учебно-методических пособий, из них: Авксентьев В.А. Этнические проблемы современной России: социально-философский аспект анализа. (Ставрополь, 1995);

Аникеев А.А. Проблемы методологии истории. Курс лекций. (Ставрополь, 1995) и Технология магистерского исследования.

(Ставрополь, 1996);

Горовая В.И. Высшее педагогическое образование: проблемы и перспективы. (Ставрополь, 1995);

Озеров В.П. Диагностика психомоторных способностей у школьников и студентов. (Ставрополь, 1998);

Беляев А.В. Социально-педагогические основы формирования гражданственности учащейся молодежи. (Ставрополь, 1999);

Аникеев И.А Историческая информатика в России. (Ставрополь, 1999) и др. Таким образом, магистратура СГУ провела работу по формированию банка собственного учебнометодического обеспечения дисциплин учебного плана, что имеет большое значение для подготовки квалифицированных специалистов в регионе. Преподаватели магистратуры активно участвуют в разработке и внедрении в учебный процесс новых форм, методов и средств обучения, которые осуществляются как в процессе изучения обязательных предметов, так и дисциплин по выбору. Ежегодно пересматривается, обновляется и дополняется с учетом последних достижений науки и практики содержание профессиональных образовательных программам, лекций, планы практических, лабораторных и семинарских занятий. Как показывает статистика, из методов и методик «активного обучения» среди преподавателей магистратуры наибольшее распространение получили проблемные лекции, деловые игры, учебные дискуссии, эвристические методы;

проведение научных студенческих конференций и конференций по результатам педагогической практики.86 При этом ведущими видами занятий остаются лекции, семинарские и практические занятия, а также научно-исследовательская работа87. Содержание научно-исследовательской работы студентов магистратуры определяется индивидуальными планами и темой магистерских диссертаций. Студенты магистратуры активно участвуют в научных конференциях. Магистры явились докладчиками на таких конференциях, как: «Кавказ: геополитика, история, культура»;

«Проблемы повседневности в истории: образ жизни, сознание и методология изучения», «Западноевропейская цивилизация и Россия: пути взаимодействия». За последние пять лет (с 1997 по 2001 гг.) ими опубликовано более 150 статей88. Тематика магистерских диссертаций актуальна и связана с планом НИР кафедр исторического факультета.

Для руководства научной работой студентов, согласно приказу ректора СГУ профессора В.А. Шаповалова, закрепляются профессора и доценты факультета, которые проводят еженедельные консультации. Переход на дневную форму обучения с 1997/98 учебного года заметно повысил качество подготовки выпускников. Так, например, анализ летней сессии 1999-2000 учебного года, показал следующие знания студентов: по циклу общеобразовательных дисциплин средний бал составил – 4,8, по циклу специальных дисциплин – 4,8, по социально-гуманитарным и экономическим дисциплинам - 4,7. Об уровне подготовки выпускников магистратуры свидетельствуют и результаты ГАК за последние несколько лет: комплексный экзамен по педагогике, психологии и методике преподавания в высшей школе с 1997 по 2000 г. на «отлично» сдавали от 75% до 89, 5% студентов. Качество магистерских диссертаций более стабильно: ежегодно более 84% студентов защищали их с оценкой «отлично» (см.

: Приложения, таблица 5).89 Анализ представленных к защите магистерских диссертаций позволяет сделать вывод о том, что по своей тематике они были посвящены актуальным проблемам истории России, стран Запада и Востока. Большая часть работ, защищенных магистрами, выполнена на высоком уровне. Так, в 1999 году 16 выпускников защитили магистерские диссертации на “отлично”, 3 человека на “хорошо”. Среди них новизной и оригинальностью тематики, глубиной исследования выделяются магистерские диссертации Балахоновой Л.В. “Формирование парламентской системы в Англии в XVIII в.”, Черкашина Е. Д. “История создания ядерного оружия в США”, Куприченко Л.Н. “Портрет ренессанской личности: проявления индивидуальности в поисках, сомнениях, разочарованиях (на примере Флоренции XIV-XVI вв”. Выпускники магистратуры большое внимание уделяли проблемам региональной истории, в частности, истории Ставропольского края. К ним можно отнести магистерские диссертации Оборского Е.Е. “Общественное сознание в Ставропольской губернии в 1917 г.”, Макаренко О.А. “Общественное презрение и благотворительность в Ставропольской губернии 1847- 1917 гг.”, Камыниной О.И. “Проблемы взаимоотношения казаков и горцев Северного Кавказа (середина - 2 половина XIX в.): культурно-исторический аспект” и др.90 При подготовке магистерской диссертации широко использовались документы местных архивов, публикации документов, а также материалы Интернет. Авторефераты лучших магистерских работ опубликованы в сборнике «Magister Historia»91. За 10 лет существования магистратуры ее закончили 162 выпускника. Подавляющее большинство магистров впоследствии продолжают учебу в аспирантуре. Так, из 26 выпускников магистратуры 2001г. - 24 человека (92,3%) были рекомендованы ГАК для дальнейшей учебы в аспирантуре92. Согласно стандарту магистерской подготовки, результаты по гуманитарным, математическим и естественнонаучным дисциплинам засчитываются в качестве кандидатских экзаменов. Этим правом воспользовались многие выпускники магистратуры ИФ СГУ, 35 из которых уже защитили кандидатские диссертации, а 5 человек готовят к защите докторские диссертации. Выпускник магистратуры И.В.Крючков в 2003 г. успешно защитил докторскую диссертацию. Кроме того, часть выпускников магистратуры работает в школах города и края в качестве учителей истории гимназий и лицеев, заместителей директоров школ по научно-исследовательской работе и руководителями образовательных учреждений. Выпускник магистратуры АА. Павлищев является заместителем министра образования Ставропольского края. Таким образом, магистратура по направлению «История», созданная на историческом факультете СГУ, полностью отвечает требованиям квалификационно-образовательной программы для третьего уровня обучения. Осуществляя свою главную функцию – подготовку студентов к образовательной и научно-исследовательской работе, магистратура в значительной степени способствует увеличению числа квалифицированных научно-педагогических работников. Конечно, не все проблемы магистратуры решены. Во-первых, во многих вузах, включая университеты Северного Кавказа, до сих пор не оценены возможности магистратуры как эффективной формы подготовки научнопедагогических кадров. Некоторые руководители вузов или деканатов рас сматривают ее в качестве архитектурного излишества в российской системе высшего образования. Во-вторых, слабо решается вопрос с индивидуальной работой руководителей с магистрами. Укоренившаяся привычка группового обучения студентов не позволяет вырабатывать у магистров профессиональные навыки, знакомить их со всеми «секретами» исторической науки. Наконец, в-третьих, до сих пор не решен вопрос о месте магистров в Единой тарифной сетке, уровне их зарплаты и т.п. Публикация второго поколения Государственного образовательного стандарта магистратуры в 2001г. выявила еще ряд крупных вопросов. Вопервых, по непонятным причинам из федерального компонента исключены дисциплины: «Философия» и «Иностранный язык». Это объясняется, видимо, тем, что вопреки закону, некоторые руководители УМО стремятся свести магистратуру к курсам повышения квалификации. Или существует надежда на то, что процесс всемирной глобализации обойдет Россию стороной и российской системе образование не придется интегрироваться в мировое образовательное пространство? Во-вторых, отсутствует среди существующих стандартов высшей школы такие специальности, как: архивоведение, музееведение, библиотековедение, некоторые другие, потребность в которых в регионах огромна. В большинстве архивов, музеев и библиотек Северо-Кавказского региона работают в подавляющем большинстве лица, не имеющие специального образования. Отсюда уровень работы этих учреждений, в частности почти полное отсутствие научных публикаций документов, музейных и библиотечных каталогов, их полная беспомощность перед компьютеризацией архивов, музеев, библиотек. Конечно, некоторые из этих проблем можно решить путем специализаций. В ряде вузов Северного Кавказа начата специализация по архивоведению, музееведению, исторической информатике93. Но это паллиатив, требуется кардинальное решение этих проблем. Анализ вопросов, нерешенных и нереализованных Госстандартом первого и второго поколения, позволяет сделать вывод о том, что на историче ских факультетах и кафедрах требуется дальнейшая работа по внедрению минимума содержания исторических дисциплин, по обновлению содержания и всех других учебных дисциплин. Если в первой половине 90-х годов речь шла о гуманизации и гуманитаризации исторического образования, то современное видение исторического процесса предполагает преодоление инерции прежних представлений об одномерности, однолинейности его динамики, исходить из многовариантности, альтернативности, объективно свойственной историческому развитию. Именно такое видение исторического процесса, по словам доцента кафедры истории ИППК при РГУ, Г.А. Матвеева, «позволяет не только объемнее, реалистичнее, а значит вернее представить живую ткань прошлого, но и сформировать более адекватное, глубокое представление о содержании исторической жизни, извлечь из нее полноценные уроки»94. Принципиальной особенностью обновления гуманитарного образования в условиях многонационального российского государства и одной из проблем реализации Госстандарта было обязательное выделение национально-регионального компонента в преподавании гуманитарных наук. Основная цель введения национально-регионального вузовского компонента состоит в том, чтобы расширить содержание образования, дополнить его региональными аспектами, подготовить специалиста-историка в соответствии с потребностями в более углубленном изучении исторического прошлого региона.95 Реализация национального компонента, его внедрение в образовательный процесс осуществляется преимущественно двумя путями: первый – включение региональной проблематики в содержание цикла “Общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины”, второй – включение региональной проблематики в содержание курсов по выбору. Именно по этому пути следуют Ростовский, Кубанский, Ставропольский, Адыгейский государственные университеты и другие вузы, которые существенно разнообразят систему спецкурсов, спецсеминаров и курсов по выбору в 90-е гг. Так, на историческом факультете РГУ ведутся следующие курсы по выбору и спецкурсы: II курс – профессор Мининков Н.А. “Донское казачество в эпоху позднего Средневековья”, доцент Бородин С.В. “Тоталитарные системы Европы”, профессор Венков А.В. “Теории особого исторического пути России”;

доцент Стариков Н.В. “Политическая психология”;

доцент Черницын С.В. “Мифологические истоки бытового и ритуального поведения”;

преподаватель Пуховская Н.Е. “Культура и культурная политика в нацистской Германии”;

III курс– доцент Агафонов А.И. “Казачьи войска Юга России в XVIII –пер. пол. XIX в. (военная организация и управление);

профессор Демешина Е.И. “История России в воспоминаниях современников (вторая половина XIX –начало XX вв.);

доцент Трут В.П. “Донское казачество в XX в.;

преподаватель Попов Э.А. “Русский политический консерватизм последней четверти XIX – нач. XX в: лидеры и направления”;

преподаватель Гуркин С.В. Степи Евразии в эпоху раннего средневековья”;

Старший преподаватель Витвицкая Н.М. “Национальное возрождение и формирование славянского менталитета в Центральной и Юго-Восточной Европе в XIX в.” и др.96 Второй формой углубления знаний студентов являются спецсеминары, которые, как правило, посвящаются наименее исследованным проблемам прошлого и предполагают самостоятельную работу студентов с источниками. Среди таких видов занятий исторического факультета РГУ можно выделить: спецкурсы по политической – професора истории Э.Д. России, профессора профессора С.М.Смагиной, доцента Н.А. Попова, доцента Н.В. Старикова;

по социальноэкономической истории Осколковой, Е.И.Демешиной, профессора П.Г. Чернопицкого, доцента М.Г. Резниченко;

по истории культуры и общественной мысли – доцента Л.Т. Тоценко, профессора В.С. Панченко, профессора А.И. Нарежного;

ряд спецкурсов по истории казачества профессора Н.А. Мининкова, доцента В.П. Трута, доцента В.Н. Королева, спецсеминар профессор А.И. Козлова 97и др. Из перечня курсов по выбору, а также спецкурсов и спецсеминаров видно, что читаются они на малоизученные темы, часто дискуссионные, связанные с историей края, культурой, религией, историей повседневной жизни, т.е. теми направлениям, которые сейчас больше всего интересуют исследова телей и студентов. Многие из этих курсов являются результатом научных разработок авторов, что позволяет им знакомить студентов не только с историческими фактами, но и с методикой и методологией исторического познания. Таким образом, перечисленные курсы по выбору, а также спецкурсы расширяют и углубляют знания студентов по отдельным наиболее актуальным проблемам исторической науки и являются важным звеном в процессе профессиональной подготовки студентов. В Кубанском госуниверситете специализация в подготовке студентов уже переросла в научные центры и институты. На истфаке работает два отделения: историческое и международных отношений. Здесь функционирует Центр Черноморско-Кавказских исследований во главе с профессором А.Г. Ивановым;

Миусский центр исторической психологии, которым руководит профессор Е.Е. Минц;

общество по изучения русской культуры “Славянский мир”и центр археологических исследований. Кроме того, при КубГУ действует Институт экономики, права и естественных специальностей с факультетом востоковедения. В рамках вышеназванных центров и объединений студенты проходят специализацию, изучают различные спецкурсы и факультативы98. В числе наиболее полезной для востоковедческой ориентации студентов стали спецкурсы: “Культурно-религиозные традиции стран Востока и современность”, “Религия Востока”, “История общественной мысли Востока” (Ф.В. Ватульян), “Историография средневековых стран Востока”, “Этнография народов Африки”, “Этнография арабов” (Н.И. Кирей), “Духовная культура народов Азии и Африки в средние века” (В.Г. Кукуян, Ю.Г. Смертин), “Культура народов Древнего Востока”, “Ветхий завет в системе культур народов Востока” (А. В. Ачагу), “История христианства” (В.Г. Кукуян), “Семиотика традиционных культур” (Н.И. Бондарь), “Дальневосточные цивилизации”, “Новейшие теории исторического процесса” (Ю.Г. Смертин), “Проблемы экономики, политики и культуры стран Востока” (Э.Г. Вартанян), “Мировые конфликты” (Р.М. Ачагу)99.

Однако значение спецкурсов и спецсеминаров состоит не только в том, чтобы углубить знания студентов по отдельным актуальным проблемам, но и в том, чтобы их тематика отражала научные интересы кафедр и определялась в результате серьезной исследовательской работы, на основе широкого круга исследования и научной литературы, с одной стороны, а, с другой, - спецкурсы и спецсеминары призваны прививать студентам исследовательские навыки, методы и приемы. Спецкурсы и спецсеминары должны знакомить студента с творческой лабораторной ученого, вооружать их навыками научноисследовательской работы. Одним словом, спецкурсы и особенно спецсеминары следует превратить в исследовательские школы, участвуя в работе которых, студент не только узнает новую информацию, но и учится самостоятельно добывать эту информацию из источников, вырабатывать навыки их внешней и внутренней критики, интерпретации полученных знаний, применять основные методы исторического познания. Такая постановка спецкурсов и спецсеминаров позволит существенно улучшить профессиональную подготовку студентов, в частности при написании курсовых работ, которые ныне носят часто формальный характер и не прививают необходимых навыков. Это обстоятельство еще в большей степени актуально на старших курсах, где спецкурсы и спецсеминары выступают в качестве главного средства специализации студентов, завершения их профессиональную подготовку и написание дипломной работы. Национально-региональным компонентам в Госстандарте вузов принадлежит ведущая роль в деле изучения истории и культуры народов Северного Кавказа, направлений и форм самобытных культур, в воспитании толерантности, в сохранении мира и согласия в регионе. В этой связи учебный план исторического факультета СГУ предусматривает изучение студентами ряда дисциплин по этой тематике: археология Северного Кавказа, древняя и средневековая этнология Центрального Предкавказья, население территории Ставрополья в XIV - XVIII вв., Россия и карта Кавказа в XVIII- XIX вв., история народов Северного Кавказа, этнология народов Северного Кавказа, Се веро-восточный Кавказ в системе международных связей Ближнего и Среднего Востока и др.100 Материалы Армавирского педагогического института также свидетельствуют, что формированию культуры межнациональных отношений уделяется должное внимание. На историческом факультете читаются спецкурсы и курсы по выбору по истории и культуре восточных славян, мифологии восточных славян, национальным отношениям на Северном Кавказе и др.101 Постановка исторического образования в Адыгейском и КарачаевоЧеркесского госуниверситетах показывает, что специфика подготовки историков в национальных республиках состоит в том, что студенты проявляют большой интерес к истории своей республики и Кавказскому региону в целом. Преподаватели исторических факультетов стремятся удовлетворить этот интерес. В обоих университетах изучается история своей республики, ведутся спецкурсы по истории религии, культуры и традиций. Однако, как отметила доцент АГУ Л.Р. Хут: “Со спецификой подготовки историков в национальных республиках сталкиваются в большей степени преподаватели отечественной истории, когда при изучении тех или иных сюжетов национальной истории надо избежать опасности скатывания и в национализм и в великодержавный шовинизм102. В систему исторического образования входит также преподавание исторических дисциплин на неисторических факультетах и вузах. Курсы по истории в этих учебных заведениях играют важную роль в формировании личности специалистов, в воспитании гражданских качеств. Вместе с тем, как отмечают авторы аналитического обзора «Состояние исторического образования в технических вузах Российской Федерации», подготовленного межвузовским центром, «преподавание истории в вузах России за последние 15 лет претерпело такие изменения, каких не знала ни одна дисциплина в системе социогуманитарного образования. Неоднократно менялись названия курсов, их программы, цели, задачи и место истории в гуманитарном цикле, которые подчас диктовались не научной целесообразностью, а политической коньюнктурой». Подтверждением этому служат те факты, что во многих из технических, аграрных, медицинских и других вузов кафедры истории были упразднены, в большинстве своем соединены с другими дисциплинами и подчинены интересам профиля учебного заведения. Так, Из 65 государственных и негосударственных учебных заведений Дона, Кубани, Ставрополья только в 11 из них имеются кафедры истории или отечественной истории. Как правило, такие кафедры объединяют несколько дисциплин: историю отечества и права (Северо-Кавказский технический университет, Южно-Российский технический университет;

);

историю и политологию (Ростовский строительный университет, Ставропольский аграрный университет);

историю и философию (Ростовская-на-Дону университет). Практически на всех кафедрах истории в технических вузах работают преподаватели, имеющие базовое образование. Около 80% преподавателей государственных вузов - доктора и кандидаты наук. В негосударственных образовательных институтах и филиалах – этот показатель в два раза ниже. В подавляющем большинстве вузов преподается дисциплина «Отечественная история» на первом курсе. Госстандарт предусматривает изучение этой дисциплины в объеме 78 часов, однако на практике эта цифр значительно колеблется от 54 (в Кубанском технологическом университете и Ростовском строительном университете) и до 92 часов (в Ростовской-на-Дону государственной академии машиностроения).47 В соответствии с программой, содержание дисциплин отражает основные вехи отечественной истории с IX в. до конца XX в. Такого подхода поддерживается большинство кафедр, однако есть попытки преподавать усеченные курсы – с XVI в. до 90-х гг. XX вв. Кроме того, слабо прослеживается связь отечественной и всемирной истории. Следовательно, реализация национально-регионального компонента ГОСВПО при всей ее сложности, позволяет студентам освоить основные этапы истории Северного Кавказа в контексте истории России, этнографию академия сельскохозяйственного машиностроения, Ставропольская медицинская академия, Таганрогский радиотехнический горных народов, этническую историю колонизации Северного Кавказа, понимать специфику и особенности региона, уметь анализировать исторические источники и применять различные методы исторического исследования.103 Все это в условиях сложной социально-политической обстановки на Северном Кавказе имеет первостепенное значение. Переход к государственным образовательным стандартам потребовал значительного усиления методологической подготовки студентов и преподавателей. Для этой цели ГОСВПО предусматривал постановку целого ряда не только конкретно-исторических дисциплин: «Россия в контексте мировых цивилизаций», «История мировых цивилизаций», «Сравнительная история мировых религий», но и постановки специальных курсов по методологии истории. Например, в учебный план бакалавриата исторического факультета СГУ был включен курс «Основы методологии истории», в план магистратуры и специалистов – «Теория и методология исторической науки».104 Постановка новых дисциплин потребовала повысить методологическую культуру преподавателей факультета. По инициативе профессоров Т.А. Булыгиной и С.И. Маловичко на историческом факультете СГУ с 2002 г. стали ежемесячно проводиться «методологические вторники», на которых обсуждаются различные вопросы классической и неклассической методологии истории. Анализ развития исторического образования в высшей школе Северного Кавказа показывает на необходимость приведения его в соответствие с потребностями страны. И главной проблемой здесь является сохранение единого образовательного пространства в регионе. Наличие трех религиозных конфессий, разных исторических традиций семейного и общественного воспитания у горских народов, чеченская война - все это оставило глубокий след на историческом сознании народов Северного Кавказа. В июне 1999 года состоялись парламентские слушания комитета по образованию Государственной думы РФ по проблемам законодательного регулирования процесса сохранения единого образовательного пространства в России на примере Северо-Кавказского региона. Как отмечено в ходе слуша ний, единый научно-образовательный центр призван стать важным средством обмена достижениями национальных культур, обеспечения современного уровня профессиональной подготовки специалистов, экономического подъема южно-российских территорий.105 Подводя общий итог проблеме внедрения в вузах региона Госстандартов исторического образования, следует отметить, что они освободили высшие учебные заведения от идеологической и административной регламентации и опеки, позволили сохранить единое образовательное пространство России, учесть национальные и региональные особенности в деятельности вузов, закрепили академические свободы преподавания и обучения. За 90-е гг. многие вузы Северного Кавказа превратились в региональные центры образования, науки и культуры, в них внедрена новая система гуманитарных и специальных дисциплин, кардинальным образом пересмотрена профессиональная подготовка историков, введена многоуровневая структура обучения выпускников. В учебном процессе Ростовского, Кубанского, Ставропольского и Адыгейского госуниверситетов большое внимание уделялось методологической, профессиональной и информационной подготовке студентов, освоению ими современных методик исторического исследования и образования. Не все вопросы высшей школы и исторического образования в регионе решены. В условиях ослабления финансового и материально-технического обеспечения не все вузы перешли на многоуровневую систему подготовки кадров, слабо используют научно-исследовательскую работу студентов, как важнейший фактор учебного процесса, оказались свернутыми многие формы воспитательной работы. Это отрицательно сказалось на формировании мировоззрения будущих специалистов, их способности мыслить широкими социальными категориями и работать в современных условиях. Очевидно, что в сложившейся ситуации нужна научная детализация содержания образования по направлениям и специальностям и отдельным курсам, выбор наиболее целесообразного размещения учебного материала по семестрам и хронологическим периодам. Следует разгрузить курсы отечественной истории (и не только отечественной) от второстепенных материалов. Определить в программах и учебниках содержание обучения. Концепция учебного курса, разрабатываемого для исторических и межфакультетских кафедр, на наш взгляд, должна исходить, прежде всего, из того, что студенты должны иметь представление о сущности, формах исторических знаний, методах и источниках изучения прошлого, об основных проблемах методологии истории, что позволит им лучше понимать специфику исторических событий.

3.3. Научно-методическая работа и применение компьютерных технологий на исторических факультетах в последние годы XX века Как известно, одной из задач исторического образования является выявление и изучение основных закономерностей развития общества со времени его возникновения до наших дней. Именно история позволяет не только проследить изменения в системе общественных отношений, но и понять основные направления развития человечества. Ярко выраженный воспитательный характер истории позволяет говорить о её особой роли в формировании гражданского общества. Наличие у преподавателя истории чётких программных установок, стабильных учебников и методических пособий, дополнительной монографической литературы в недавнем прошлом было важнейшим показателем эффективности и надёжности работы вузовского педагога. Определённой идеологически отшлифованной базе знаний по всем курсам отечественной и всеобщей истории соответствовала чёткая методическая надстройка в виде указаний, разработок вплоть до того, как лучше построить, провести занятия по той или иной теме. Свобода преподавателя, плюрализм мнений и шквал оценок исторических событий, а также отсутствие современной концепции преподавания истории в наши дни породили в вузе ряд опасных тенденций. Одна из них связана с пренебрежением известными подходами к отбору содержания учебного исторического материала. При изучении теоретического содержания курсов истории одни преподаватели больше внимания уделяют историческим личностям, другие – краеведческому материалу, третьи строят своё преподавание на базе социально-экономической истории, четвёртые – предлагают изучать предмет с уклоном в историю церкви и религии, пятые -настаивают на изучении культуры, быта нравов, повседневной жизни. Доцент МПГУ М.В. Коротков в этой связи спрашивает: «Кто прав?», а отвечает каждый по-своему, но все вместе готовят выпускников с различными, ограниченными представлениями, разным уровнем осмысления исто рического процесса, в конечном счете, с различными мировоззренческими установками и социальными ориентирами».106 Другая тенденция, порождаемая современными процессами в системе исторического образования, - это беспомощность многих преподавателей в вопросах методологии. Часть из них отказалась от марксистской теории, но при этом не позаботились, чтобы подкрепить свой идейно-теоретический багаж современными теориями, скажем, цивилизационной, культурологический, антропологической и т.д. Вместе с тем, в 90-е гг. преподавание истории насыщено большим количеством материала, который часто не содержит теоретических обобщений или даже заключительного вывода, а порой и преподавательской позиции. Такие занятия теряют свою целостность и снижают объективный интерес студентов к истории. И, наконец, третья тенденция – подавление историческим содержанием методик преподавания, а часто и просто отсутствие всякой методики преподавания истории в вузе. Преподавать историю без продуманной методической системы, как справедливо отмечают современные историки-методисты, – это глубочайшая ошибка и серьёзная издержка современного исторического образования.107 Все перечисленные тенденции не способствуют быстрому и качественному обучению студентов, развитие необходимых историку умений и навыков, а также научно-исследовательского интереса. Именно поэтому для современного преподавания так необходима разработка концептуальных основ. Современная концепция исторического образования нацеливает на приоритетность изучения отечественной истории;

рассмотрение её в контексте мирового развития;

преемственность между уровнями исторического образования в рамках становления системы непрерывного образования;

углубление содержания читаемых исторических дисциплин и расширение объёма учебного времени;

повышение воспитательной роли исторического образования и т.п.108 Современный учебный процесс требует оснащения определённой литературой, учебно-методическими пособиями и техническими средствами. По мимо собственно учебника, написанного с учётом обязательного минимума содержания профессиональной образовательной программы по направлениям специальности «История», для обучения историков признаны необходимыми хрестоматия или практикумы, книги-справочники, исторические карты и атласы. 109 Также сейчас становится очевидным использование в преподавании истории аудио- и видеозаписей, ресурсов Интернет по отечественной и зарубежной истории. В ходе научно-практической конференции, проведенной Министерством образования Российской Федерации в Москве 3 декабря 2001г., помимо проблем преподавания новейшей отечественной истории, обсуждение коснулось всех разделов отечественной и зарубежной истории, и их обеспечения учебной литературой. В своих выступлениях первый заместитель министра образования РФ А.Ф. Киселев и вице-президент РАН Н.А. Платэ подчеркнули, что сегодня невозможна единая концепция новейшей отечественной истории. Есть различные точки зрения в исторической науке, и они должны иметь право на жизнь.110 Директор Института российской истории РАН, член-корреспондент РАН А.Н. Сахаров сказал о том, что любое историческое событие необходимо оценивать с позиции исторического процесса».111 Директор Института всеобщей истории РАН А.О. Чубарьян отметил необходимость первостепенного внимания в содержании учебников к истории повседневной жизни.112 Очевидно, что вышеназванные требования относятся, прежде всего, к будущим учебникам, учебникам вузов XXI века. Тем не менее, важно дать хотя бы общую оценку современных учебников по различным историческим дисциплинам, не вдаваясь в детальный разбор каждого из них, тем более что на большинство из них были даны рецензии, подчас не однозначные, на страницах исторических журналов. В целом отметим, что учебники для вузов в 90-е годы стали писать с разных методологических позиций: формационного, цивилизационного или их сочетания. Других теоретических подходов практически не наблюдается. В учебниках сократились разделы об экономике, революциях, войнах. Поя вились главы и темы о развитии культуры, повседневной жизни и религии (правда, в основном в учебниках по древней и средневековой истории). В учебниках по отечественной истории XX века, по новой и новейшей истории Запада, как правило, преобладают политические сюжеты, практически нет глав об историческом создании и путях формирования менталитета в России и зарубежных странах. В учебниках по отечественной истории почти не просматривается мировой контекст. Учебники стали издаваться в ярких обложках, но цветных иллюстраций, дидактического материала, документов одновременно с авторским текстом в учебниках по новой и новейшей истории, как и раньше, не даётся. До сих пор нет добротных хрестоматий и практикумов по новой и новейшей истории зарубежных стран и специальным историческим дисциплинам. Эти замечания в разной степени относятся к учебникам, по которым ныне учатся студенты вузов. Студенты исторических факультетов Северного Кавказа в настоящее время используют учебники и учебные пособия как изданные в центре, так и на местах. По отечественной истории из центральных изданий наиболее широко используются учебники и учебные пособия: «История России в древнейших времён до наших дней» (Авторы: Орлов А.Е., Георгиев В.А., Георгиева Н.Г., Сивохин Г.А.);

«История России с древнейших времён до 1861 года» / Под редакцией Н.И. Павленко;

«История России XX век» (Авторы: А.Ф. Киселев, Э.М. Щагин);

«Новейшая истории России (1945-1999 гг.)» / Под редакцией А.В. Безбородова и др. На занятиях используются хрестоматии по истории России в 2-х книгах (составители И.В. Бабич, В.Н. Захарова, В.И. Уколова);

хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней (составители Орлов А.С., Георгиев В.А., Георгиева Н.Г., Сивохина Г.Н. и другие). В этих учебниках и учебных пособиях стало больше внимания уделяться географическому фактору, социальным отношениям, духовной культуре. Хотя далеко не все проблемы, поставленные современной исторической наукой, нашли отражение на страницах вузовских учебников, кроме того, из отечественной учебной литературы выпала история стран СНГ – ближайших соседей и партнёров России. По всеобщей истории четвертым изданием опубликован учебник В.И. Кузищина «История древнего мира», а также «История средних веков» под редакцией С.П. Карпова, «Новая и новейшая история стран Европы и Америки» под ред. Е.Ф. Язькова, «История южных и западных славян» редакцией Г.Ф. Матвеева, З.В. Ненашева и «История Востока» - автор Л.С. Васильев. В названых учебниках стало больше внимания уделяться складыванию наций, гражданского общества, общественно-культурным процессам. Продолжая традиции, заложенные на историческом факультете МГУ профессором И.С. Галкиным, учёные переработали учебное пособие по историографии нового и новейшего времени, назвав его «Историческая наука в XX веке. Историография истории нового и новейшего времени стран Европы и Америки» (под редакцией И.П. Дементьева, А.И. Патрушева). Авторы восстановили в мировой исторической науке имена многих тех, кого раньше марксистская историография относила в разряд «оппортунистов» и «ревизионистов». Хотя европоцентристский подход к освещению развития историографии XX века, как нам кажется, преодолеть не удалось. Коллектив учёных Российского государственного гуманитарного университета пересмотрел теоретические основы источниковедения. В учебном пособии для гуманитарных факультетов «Источниковедение» (авторы И.Н. Данилевский, В.В. Кабанов, О.М. Медушевская, М.Ф. Румянцева) особое внимание уделено теории источниковедения и междисциплинарным аспектам анализа источников. К сожалению, в главе III «Массовые источники» авторы ограничиваются лишь дискуссией Б.Г. Литвака и И.Д. Ковальченко об определении массовых источников и не дают рекомендаций для работы с ними, в частности, путём количественного анализа и ЭВМ. Перечисленные выше учебники и учебные пособия написаны с разных теоретических позиций. У них разная структура и дидактическая компонента. Последняя, на наш взгляд, во многих случаях явно недостаточна, чтобы повысить эвристическую (обучающую) роль учебников. Отметим, что практи чески все перечисленные учебники были изданы и стали использоваться студентами только со второй половины 90-х гг. Студенты-историки, обучавшиеся в конце 80-х и в начала 90-х обучались по старым учебникам, многие из которых были написаны в 60-70гг., и если они были вполне пригодными при изучении древнего мира и средних веков, то по отечественной истории, написанные с позиций формационного подхода, не выдерживают никакой критики. Пересмотр учебных программ и наполнение содержания образования новыми дисциплинами и научными подходами, побудило многие региональные вузы (в том числе и вузы Северного Кавказа) к изданию ряда учебников и методологических пособий по читаемым дисциплинам. в вузах. Так, в 1997 году вышел в свет учебник «История России в вопросах и ответах» ростовских авторов, где с помощью понятия «цивилизация» авторы раскрывают основные тенденции отечественной и частично всемирной истории. Авторы исходили из представления о формировании на территории Российской империи – СССР – СНГ целостной российской евразийской цивилизации.113 Достоинством данного учебного пособия является также тщательная проработка теоретических вопросов и понятий: «цивилизация», мировая и всемирная история, ее периодизация, является ли Россия цивилизацией? и т.п. Через два года в Ставрополе был издан курс лекций А.А. Аникеева «Проблемы методологии истории», в основу которого легли лекции автора для магистров. Учебное пособие раскрывает основные проблемы методологии истории: предмет и функции исторической науки, специфику цивилизационного и формационного подходов, роль категорий и понятий в историческом познании, методы исторической науки, вопросы хронологии и периодизации, проблемы исторических фактов и источников и т.д.114 В 1999 году в Ростове-на-Дону была издана книга Н.А. Мининкова «Философия истории». Учебное пособие посвящено пониманию внутренних закономерностей, причин, смыслов и значений исторической науки. Книга делится на три взаимосвязанных раздела: обзор основных исторических концепций от античности до XX века;

экспозиция кардинальных теоретических проблем философии истории, словарь, персоналий, программа учебного курса и список литературы. Всё сделано компактно и насыщенно.115 В этом же году в Майкопе было издано учебное пособие Э.А. Шеуджен «Историография. История исторической науки». Книга состоит из 18 лекций, в первой из которых даётся характеристика историографии как учебной дисциплины, а в остальных главах сведения о развитии исторических знаний с древнейших времен до наших дней. Учитывая, что в пособии большое внимание уделяется понятиям «предмет историографии», «кризис исторической науки», «историографический факт» и «историографический источник» и другим, представляется, что данный труд мог бы играть роль введения в изучение историографии, а потому, как нам кажется, его можно назвать «Введение в изучение историографии».116 На основе концепций модернизации сотрудники кафедры общественных движений и партий исторического факультета РГУ под руководством профессора С.И. Смагиной рассмотрели место и роль основных политических партий России на фоне сложных процессов общественного развития страны во второй половине XIX-XX веков. Особое место отведено возникновению и формированию партийных программ и идеологий. Благодаря широкому использованию архивных материалов и новейших источников в книге органически соединены чисто партийные сюжеты с событиями отечественной истории, в значительной степени предопределявшими тот или иной политический выбор. Особое место уделено судьбе российских партий после октября 1917 года. Материал советского и постсоветского периодов объединен проблемой «власть и оппозиция» и её трансформация на рубеже 80-90-х годов в проблему современной многопартийности.117 Книга «История России IX-XX веков» группы ростовских авторов, изданная в 1999г., представляет собой воссоздание истории в «деяниях людских», т. е. биографии государственных деятелей от первых князей Древней Руси до первого президента РФ Б.Н. Ельцина. Определяя методологические позиции коллектива, ответственный редактор Я.А. Перехов пишет, что «становление и эволюция российской государственности экономическое, соци ально-политическое и культурное развитие общества рассматривается через призму исторического взгляда правителей страны, первых лиц государства за двенадцать прошедших веков с IX до конца XX столетия».118 С позиции формационного подхода коллектив отечественной и зарубежной истории Пятигорского лингвистического университета издал «Очерки истории западноевропейских государств (Британия, Германия, Испания, Франция)». Пособие написано коллективом авторов: доцентами А.П. Горбуновым, В.П. Ермаковым, В.В. Зюзиным, Е.И. Линец, А.И. Перепелицыным и Б.Б. Шапошниковым. «Очерки» написаны примерно по одинаковой схеме: от возникновения государственности в V-VI веках и до начала 90-х годов XX века. Анализируются экономические отношения, система политической власти, внутренняя и внешняя политика, революционные выступления и президентские выборы. К сожалению, в пособии не нашли отражения проблемы социальной политики, культуры, повседневной жизни, религии. Учитывая, что такие курсы читаются студентам лингвистического университета, то эти сюжеты были бы очень интересны для обучающихся, существенно расширив их мировоззрение. В учебном пособии ставропольских авторов «История» предпринята попытка показать историю человеческого общества в контексте «Запад – Россия – Восток», т.е. в полном соответствии с Госстандартом курса истории для межфакультетских кафедр. В этой связи освещены основные тенденции развития России и зарубежных стран с древнейших времён до наших дней. Исходной теоретической позицией при этом служит тезис: «Ныне история, начиная с древнейших времён нуждается в научном освещении и правдивом изображении».119 Каждая глава пособия содержит «документ эпохи», основные понятия, иллюстрации, контрольные вопросы, литературу и хронологию событий. Важно отметить и то, что в 90-е гг. учебные заведения получили реальную возможность осуществлять преподавание исторических дисциплин в форме авторских лекционных курсов. Так, студенты вузов Ростовского госуниверситета, Ставрополья охотно пользуются учебниками под редакцией И.М. Узнародова «История России», а также Н.А. Акимкиной «Новейшая история с 1945 г. до наших дней» (Ростов н/Д. 1997). Они построены по проблемному принципу, что существенно облегчает восприятие материала. Студенты Кубанского госуниверситета изучают международные отношения по учебному пособию А.Г. Иванова «Очерки дипломатической истории Европы (1918-1945)». (Краснодар. 1999). А историю стран Востока - по учебнику Н.И. Кирея «Этнография арабов Передней Азии и Северной Африки» (Краснодар. 1996). Таким образом, во второй половине 80-х- 90-х годах были сделаны важные шаги в создании новой учебной литературы. Ее отличала определенная авторская концепция, свой аспект видения российского исторического процесса, раскованность в высказывании мнения, преподаватели получили возможность знакомить студентов с самыми различными подходами и оценками. Появились условия для более широкого знакомства молодежи с судьбами государства и исторических деятелей России, олицетворяющих те или иные этапы российской истории120. Изучаемый период ознаменовался также широкой публикацией результатов научно-педагогической деятельности преподавателей, т.е. публикацией учебников, научно-методических пособий и статей. В 2000 году Кубанский госуниверситет опубликовал 1583 издания, из них 99 учебников и учебных пособий, Ростовский госуниверситет – 2721, из них 78 учебников и учебных пособий, Ставропольский госуниверситет – 1567, из них 57 учебников и учебных пособий, Ростовский госпедуниверситет – 862 издания, из них 129 учебника и учебных пособия и т.д.121. Целый ряд учебников и пособий издано с грифом УМО или Министерства образования РФ, и тысяча статей опубликовано в зарубежных изданиях. Анализ количества изданных учебников и учебно-методических пособий, изданных в регионе за последние несколько лет позволяет сделать вывод, что научно-методическая работа наиболее основательно велась в Ростовском, Кубанском, Ставропольском госуниверситетах, а также в Ростовском госпедуниверситете, - в этих вузах опубликовано в совокупности более чем 6,5 тысячи учебников, учебных пособий и статей. Они же идут впереди и по публикации статей в зарубежных изданиях, что говорит о высоком уровне состояния в них научно-методической работы, в том числе и по истории. Остановимся на характеристике научно-методической работы исторических факультетов региона. Структура исторического факультета РГУ, значительно усложнившаяся за последние 10 лет, сейчас насчитывает 9 кафедр: археологии, древнего мира и средних веков;

исторической политологии;

новой и новейшей истории;

отечественной истории новейшего времени;

отечественной истории периода феодализма и вспомогательных исторических дисциплин;

отечественной истории XIX-начала XX веков;

историографии, источниковедения и методологии истории;

политической истории;

отечественной истории средних веков и нового времени122. Факультет под руководством декана, профессора И.М. Узнародова осуществляет подготовку по следующим специальностям: 520700 – история, история общественных движений и политических партий, археология и регионоведение. Специализация студентов старших курсов осуществляется в виде магистерской подготовки. В основе организации учебного процесса на факультете лежит учебный план и опубликованные программы всех дисциплин, изучаемых студентами стационара и ОЗО. Эти издания подготовлены при содействии заместителя декана факультета Г.Ю. Магакова, вручаются в начале семестра всем студентам, и они самостоятельно могут строить траекторию своего обучения. Сложившаяся на историческом факультете РГУ система методического обеспечения учебных курсов представляет собой модульную организацию преподавания, когда по каждому из читаемых курсов чётко определено его содержание в виде логически завершённых блоков, их технологическое и методическое «оснащение», обеспечивающее дидактический процесс в соответствии с учебными целями123. Помимо крупных изданий, большая часть преподавателей РГУ опубликовала методические рекомендации по отдельным курсам124 важность которых состоит в том, что они помогают студентам вырабатывать навыки само стоятельной работы, готовиться к зачётам. Так, например, программа спецкурса «Власть и российская интеллигенция в XIX - 30-е гг. ХХ в.», разработанная кафедрой истории общественных движений и политических партий России, опирается на уже наработанный опыт кафедры преподавания этой тематики и построена по хронологическому принципу. Она рассматривает взаимодействие политической власти и интеллигенции в годы гражданской войны, в условиях новой экономической политики и во время формирования тоталитарного политического режима. При этом анализируются численность, материальное положение, социальный статус, основные профессиональные группы, квалификация, социально-политические воззрения и нравственный облик. Программа завершается тематикой докладов, рефератов и списком литературы125. Представляется, что такой спецкурс познакомит студентов с современными методологическими подходами и теоретическими аспектами темы, современной отечественной и зарубежной историографии о проблемах взаимоотношения власти и интеллигенции в России конца XIX – середины ХХ вв. При всем обилии методических разработок исторического факультета РГУ обращает внимание отсутствие среди учебно-методических изданий по написанию курсовых и дипломных работ. А это ведь важнейшая сторона учебного процесса. Кафедры применяют различные формы работы для активации познавательной деятельности студентов, так, например, преподаватели кафедры политической истории практиковали на других факультетах разнообразные формы письменных работ. Студенты получают задания, рассчитанные на 1015 минут в начале или в конце семинара на заранее подготовленных листах и должны были выполнить их в отведённое время. Это могли быть 3-4 контрольных вопроса по только что обсуждённой на семинаре проблеме, таблица, которую нужно заполнить, тест, заключающийся в том, что нужно из нескольких предложенных ответов выбрать один правильный. Как показала практика, применение разнообразных методик обучения способствовало бо лее систематической работе студентов над материалами курса, значительно повысила интерес студентов к предмету.126 Для выявления в ходе самообследования степени усвоения студентами программного материала преподаватели всех кафедр факультета РГУ разработали фонды контрольных заданий, уровень сложности которых может быть определён как выше среднего. Сравнение двух показателей - успеваемости и качества знаний показало, что на первых двух курсах в результате систематической учебно-методической работы преподавателям удаётся добиваться более высоких показателей, чем на старших курсах, где и качество знаний, и успеваемость значительно ниже. Сравнение успеваемости студентов по различным блокам дисциплин обнаружило более высокие показатели по гуманитарным и социально-экономическим дисциплинам и менее - по общепрофессиональным и специальным127. Таким образом, очевидно, что на первый план в преподавании выходит проблема обучения студентов навыкам учебной работы в вузе и ответственности студентов за результаты своей учёбы. Модульная система организации занятий позволяет не только обеспечить достаточно высокий уровень усвоения студентами текущих знаний, но и подготовиться к итоговым испытаниям. В последние годы итоговые аттестационные испытания на исторических факультетах состоят из защиты дипломных работ и государственного экзамена по профилю кафедры специализации (выпускающей кафедры). В отчётах председателей Государственных аттестационных комиссий отмечается, что аттестационные испытания проходят на высоком организационном уровне. Анализ представленных к защите дипломных работ свидетельствует, что их тематика отличается актуальностью и разнообразием, соответствует уровню стоящих перед современной исторической наукой задач. Исторический факультет Кубанского государственного университета в 90-е годы заметно расширил свою деятельность. Под руководством декана факультета, доктора исторических наук, профессора Р.М. Ачагу, в составе факультета работает 5 кафедр: кафедра дореволюционной отечественной ис тории (зав. кафедрой –профессор В.Н. Ратушняк);

новейшей отечественной истории и социологии (профессор В.И. Чёрный);

истории древнего мира и средних веков (профессор Н.И. Кирей);

новой и новейшей истории и международных отношений (профессор А.Г. Иванов);

философии (доцент Сидоров В.Г.). Помимо исторического отделения, в 1990-1991 гг. на факультете истории было открыто отделение социологии, в 1996 году - отделение философии. Новой специальностью при историческом факультете является «Международные отношения», первый выпуск студентов которого был в 2003г. 128 Таким образом, в настоящее время в составе исторического факультета КубГУ существуют и развивают свою деятельность четыре отделения – истории, социологии, философии и международных отношений. Выпуск осуществляется также по четырём специальностям: «История», «Социология», «Философия» и «Международные отношения». Кафедры и отделения университета выступают основным звеном в организации учебного процесса и научнометодической работы. Преподаватели кафедр КубГУ в 90-е гг. разработали и опубликовали ряд учебных пособий и методических разработок. Из них можно отметить методические рекомендации В.Н. Ратушняка, А.Г. Иванова, С.А. Красавиной, А.С. Смирновой и др.129 Все работы написаны на разном уровне, содержат разный материал: одни – фактический материал к лекциям, другие – к семинарским занятиям, третьи – по организации учебно-воспитательных мероприятий, но они позволяют организовывать учебно-воспитательный процесс на факультете. Преподавателями опубликованы также программы, словари и методические рекомендации по многим дисциплинам, среди них словарь С.К.Красавина, И.В. Смертин, А.В. Ачагу «Духовная культура стран Востока». Необходимость подготовки «Словаря» авторы объясняют тем, что обилие терминов и понятий в курсах и спецкурсах стран Востока вызывает затруднение их восприятия. Издание призвано помочь студентам более глубоко понять культурную и религиозную жизнь стран Востока130.

Предметом длительной дискуссии преподавателей факультета истории, социологии и международных отношений (ФИСМО) Кубанского госуниверситета был вопрос о подходах к преподаванию всеобщей истории: проблемный или страноведческий. До 80-х годов господствовал страноведческий принцип во всех дисциплинах зарубежной истории. Однако создание отделения социологии, а затем международных отношений поставило перед преподавателями требования читать лекции по проблемному принципу. К 2000 году этот подход возобладал, и большинство учебных дисциплин ныне преподаётся в проблемном изложении, что актуально для систематизации довольно пестрой в историческом развитии истории Востока. Важной формой научно-методической работы в КубГУ является вовлечение студентов в научные кружки, проблемные группы и студенческие конференции. Например, такие кружки существуют на кафедрах дореволюционной отечественной истории и новейшей отечественной истории. Эти же формы вовлечения студентов в НИРС используют кафедры истории древнего мира и средних веков, а также новой и новейшей истории и международных отношений. Причем на последних работают студенческие кружки по восточной проблематике (по истории, традиционной и художественной культуре народов Востока), хотя это не исключает и индивидуальной работы со студентами. На студенческих научных конференциях ФИСМО традиционно выделяются секции по востоковедению. Кафедра истории древнего мира и средних веков организовала факультативное изучение арабского языка. Ежегодно в 1980-90-е гг. в составе дипломников названных кафедр было от 25 до 35% тех, кто работал по разным аспектам проблематики Востока. В результате в 1983-2000 гг. на ФИСМО защищены 334 дипломных работы по востоковедению. В их числе 128 работ по проблемам истории и культуры Ближнего и Среднего Востока, 92 – по народам и странам Восточной Азии, 71 – по Южной Азии, 43 – по Юго-Восточной Азии131. Эти количественные параметры иллюстрируют сферу востоковедных научных интересов преподавателей и студентов. Немало дипломников выполняли также работы по Востоку на фи лологическом, экономическом, юридическом факультетах, на межфакультетских кафедрах (политологии, философии). Исторический факультет Ставропольского госуниверситета на сегодняшний день - один из старейших в вузе. Под руководством декана, д.и.н., профессора А.А. Кудрявцева на факультете ведут подготовку историков пять кафедр: истории России (заведующая кафедрой –профессор Булыгина Т.А.), археологии и региональной истории (профессор Кудрявцев А.А.), истории древнего мира и средних веков (профессор Краснова И.А.), новой и новейшей истории (профессор Аникеев А.А), кафедра историографии и источниковедения ( профессор Покотилова Т.Е.). Факультет ведет подготовку по многоуровневой системе бакалавров (4 года), специалистов (5 лет) и магистров истории (6 лет). Кроме того, в бакалавриате имеются специализации по музееведению, документоведению и исторической информатике. Студенты магистратуры получают дополнительную квалификацию «Преподаватель высшей школы»132. Научно-методическая работа факультета отражает вышеуказанную структуру факультета. За последние 5 лет преподаватели опубликовали 25 учебных пособий для бакалавриата в соответствии в дисциплинами учебного плана133. Данные пособия играют важную роль в организации учебного процесса, т.к. они содержат программы, учебно-тематические планы, темы семинарских занятий и методические рекомендации по подготовке к ним, а также список источников и литературы. Так, например, учебно-методические пособие С.А.Польской «История южных и западных славян в средние века» ориентирует студентов на изучение периодизации, источниковой базы, основных проблем курса, роли южных и западных славян в мировом историческом процессе. Пособие предлагает студентам различные формы занятий: лекция-собеседование, семинары, коллоквиумы, контрольные работы и др.134 Одновременно издано 15 учебно-методических пособий для магистратуры, которые были описаны в предшествующем параграфе. Издание этих пособий существенно облегчило организацию учебного процесса в магистратуре, так как позволило студентам самостоятельно опре делять траекторию обучения и организацию научно-исследовательской работы. Кроме того, издан блок программ и методических рекомендаций по подготовке к государственным экзаменам: 1. Программа государственного экзамена бакалавриата по «Истории». (Ставрополь. 2000);

2. Отечественная история. Программы экзамена ГАК магистратуры 3. Всеобщая история. Программа экзамена ГАК магистратуры и и вступительного экзамена в аспирантуру. (Ставрополь. 2002). Так, например, последняя программа включает пять разделов: история древнего мира, история средних веков, новая история, новейшая история стран Европы, новая и новейшая история стран Востока. Они содержат теоретические проблемы истории мировых цивилизаций, источники и историографию, природные условия, общее и особенное в историческом развитии региона, быт, традиции и нравы135. Эта и другие программы, разработанные на основе Государственного образовательного стандарта, позволяют, с одной стороны, сформировать профессиональные навыки и ценностные ориентации выпускников магистратуры, с другой, - подготовить будущих аспирантов к углубленному изучению отдельных проблем зарубежной истории, к написанию кандидатских диссертаций. Таким образом, факультет обновил практически весь арсенал учебнометодической литературы, которая является важной составляющей в организации учебного процесса на факультете. Есть, правда, и слабые места. В частности, устаревшие программы послевузовского образования – аспирантуры. По отечественной истории программа была создана только в последние годы. По всеобщей истории аспиранты пользуются доработанной программой 1987 г. Но с тех пор многое изменилось. Возможно, ВАК ускорит разработку единых программ для кандидатских экзаменов по специальности. И это завершит цикл подготовки студентов: от бакалавриата через магистратуру и аспирантуру до докторантуры.

Интенсивная учебно-методическая работа под руководством проректора по учебной работе А.А.Панарина ведётся в Армавирском педагогическом университете, в том числе и на историческом факультете. По всем дисциплинам учебных планов на кафедрах имеются в наличии рабочие программы, которые отражают требования Государственного образовательного стандарта. Они разработаны ведущими специалистами факультета и ориентированы на оптимизацию образования и формирование личности педагогаисторика. Принцип «погружения в эпоху», заложенный в учебном плане, предусматривает не просто одновременное изучение соответствующих периодов отечественной, зарубежной истории и истории мировой художественной культуры, но и предполагает глубокое междисциплинарное освоение материала. Таким образом, на факультете понятие учебнометодического комплекса по существу ориентировано на межкафедральный уровень. 1996-1999 годы кафедрами факультета подготовлены 18 учебных и За учебно-методических пособий общим объёмом свыше 80 п.л. По предметам культурологического цикла уже 8 лет существует фоно- и видеотека, включающая свыше 60 часов видеозаписи, около 2 тысяч слайдов, около 20 часов аудиозаписи. Кафедры, обеспечивающие преподавание дисциплин предметного цикла, также формируют видеотеки136. Контроль за усвоением студентами программного материала осуществляется посредством текущей успеваемости. Учебный план предусматривает формы и сроки проведения итоговых проверок. В среднем каждая сессия включает 3 экзамена и 5 зачётов. Данный минимум позволяет охватить все дисциплины соответствующей сессии, при условии, что каждая из них имеет не более одной формы текущей аттестации. Программы и билеты государственных экзаменов в период с 1995 года неоднократно пересматривались и дополнялись в связи с переходом на новый ГОСВПО. Итоги ГАК показывают достаточно высокий уровень подготовки студентов очного отделения: до 60% студентов защитили дипломные работы и сдали государственный итоговый экзамен на «хорошо» и «отлично». Что ка сается заочного отделения, то здесь результаты заметно ниже: на «хорошо» и «отлично» сдали лишь 25% выпускников (см. Приложения, таблица 7,8). Интересны рекомендации комиссии по аккредитации Министерства образования РФ историческому факультету АГПУ. Оценивая в целом положительно деятельность факультета, комиссия рекомендовала: в целях оптимизации и диверсификации сферы образовательных услуг в крае на базе исторического факультете рассмотреть возможность создания гуманитарного факультета, способного кроме исторической и культурологической подготовки давать образование по таким специальностям, как философия, политология, право и т. п. В области научных разработок - профессорскопреподавательскому составу необходимо активнее участвовать в федеральных, региональных целевых программах, конкурсах грантов, как дополнительном источнике финансирования научных изысканий. В плане учебнометодической работы - для совершенствования содержания и организации учебного процесса необходимо шире использовать возможности новых информационных технологий;

эффективнее использовать контроль за СРС и ИРС, создать действующую систему учёта текущей успеваемости студентов и т.п.137 Это высокая оценка и достаточно серьёзные рекомендации, над которыми факультету следует работать, обратив особое внимание на интенсификацию научно-исследовательской и методической работы на современной информационной базе. Специфика учебно-методической работы вузов национальных республик Северного Кавказа, в частности Адыгейского и Карачаево-Черкесского госуниверситетов состоит в том, что преподаватели исторических факультетов в последние годы стали уделять больше внимания научно-методической работе по истории религии и традициям народов Кавказа. Так, доцент АГУ Н.А. Нефляшева разработала курс и методические рекомендации по «Исламоведению», С.Т. Чемкаева – о религии адыгов;

Р.В. Хапачева – об общественном управлении у адыгов в 20-60-е годы XIX в.138 Доцент ЧИГУ П.И. Ма гаева опубликовала учебно-методическое пособие о формировании и развитии мусульманской правовой мысли139. Итак, суммируя итоги обеспечения учебного процесса исторических факультетов вузов Северного Кавказа учебниками и методической литературой, отметим, что по некоторым дисциплинам (особенно по новейшей отечественной и новейшей зарубежной истории) не хватает хрестоматий и практикумов. Например, «Хрестоматия по истории стран Запада» была издана в начале 60-х годов и не содержит документов последних 40 лет. А без тщательной работы студентов над историческими документами трудно сформировать у них творческие навыки. В системе исторического образования не достаёт также такого важного звена, как пособия по методике научноисследовательской работы. До последнего времени практически отсутствовали словари и справочники по истории, издания по методике и организации исторических исследований, которые способствовали бы более быстрому профессиональному росту начинающих историков140. Анализ наименований учебно-методической литературы на исторических факультетах показывает большие отличия в названии и структуре иногда совершенно идентичных по содержанию изданий. На одних факультетах издаются только учебные программы, подчас даже без литературы, на других – подобные издания включают планы семинарских занятий, контрольные вопросы. Представляется, что учебно-методические пособия будут максимально способствовать организации самостоятельной работы студентов, если они будут содержать: пояснительную записку о целях и задачах учебной дисциплины, порядок и время её изучения, формы контроля, программу, учебнотематический план с разбивкой на лекции, семинарские занятия и самостоятельную работу, план семинарских занятий с рекомендациями по подготовке к ним, перечень источников и литературы, вопросы для контроля. Наконец, в вузах необходимо решить вопрос об оперативном издании методических разработок. Только в РГУ создан участок оперативной полиграфии, который быстро печатает необходимые «методички». В других вузах на это уходит подчас очень много времени.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.