WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Новочеркасская государственная мелиоративная академия На правах рукописи Тимченко Владимир Александрович Деятельность южнороссийских благотворительных обществ, заведений, братств и попечительств во ...»

-- [ Страница 3 ] --

132 на содержании своих родственников, имеющих порядочные места. По моему мнению полезно было бы препроводить списки призреваемых попечительством вдов и сирот в благочиннические советы, дабы последние донесли: все ли эти вдовы и сироты имеют нужду в попечительском пособии и не следует ли одним из них уменьшить, а другим увеличить оное»182. С 1870 по 1887 год число лиц, призреваемых попечительством возросло в 2 раза (с 504 до 974), а сумма ежегодно выдаваемых постоянных и единовременных пособий – всего лишь в 2,5 раза (с 4910р. до 12644р.)183, что в свою очередь свидетельствовало о незначительном увеличении размера пособий. Так, средний размер пособия на человека за 17 лет возрос всего лишь на 2р.25к. (с 9р.25к. в 1870 году до 11р.50к. в 1887 году). Размеры же постоянных пособий в Ставропольской епархии в 1886 году составляли от 5 до 50 рублей в год на каждое призреваемое лицо, учитывая его материальное состояние, возраст и семейное положение. А таких лиц, в отчетном году было только 462 человека из числа заштатных, вдов и сирот184. Подобное уменьшение числа призреваемых произошло в результате выделения церквей и духовенства Терской области и Черноморского округа из Кавказской, а начиная с 1886 года Ставропольской епархии в епархии Грузинского экзархата. Говорить эффективности оказывается о сопоставительной характеристике степеней функционирования возможным Ставропольского статистическим епархиального сведениям, попечительства о бедных духовного звания и Донского попечительства благодаря представленным в нижеследующей таблице185:

Донские епархиальные ведомости. – 1871. - № 8. – С. 231. Подсчитано по материалам: Донские епархиальные ведомости. – 1871. - № 8. – С. 228;

Донские епархиальные ведомости. – 1889. - № 2. – С. 38. 184 Православная церковь на Кубани (конец XVIII– начало ХХ вв.): Сб. документов.–Краснодар, 2001.–С. 92. 185 Составлено по материалам: Кавказские епархиальные ведомости. – 1876. - № 7. – С. 242;

ГАСК.Ф. 361. Оп.1. Д.488. Л. 15об;

ГАСК.Ф. 364. Оп.1. Д.57. Л. 8 об.;

Донские епархиальные ведомости. – 1875. - № 7. – С. 211.;

Донские епархиальные ведомости. – 1884. - № 19. – С. 710.;

Донские епархиальные ведомости. – 1897. - № 7. – С. 157.

133 Наличие капиталов Ставропольское епархиальное попечительство о бедных духовного звания Донское епархиальное попечительство о бедных духовного звания Согласно данным таблицы, если в 1873 году Ставропольское попечительство располагало 76% капиталов от общей суммы, имевшейся в наличии Донского попечительства, то уже в 1883 году положение дел изменилось не в пользу попечительства Донской епархии, так как к этому времени оно обладало 59% сумм от доходов Ставропольского попечительства. Наверстать упущенное не удалось Донскому попечительству и к концу XIX века, так как в 1896 году сумма капиталов данного попечительства составила всего лишь 50% от суммы доходов Ставропольского попечительства. Следовательно, можно заключить, что более эффективную помощь бедным духовного звания к началу ХХ века осуществляло Ставропольское попечительство, так как наряду с тем, что в его распоряжении находились суммы, в 2 раза превышающие доходы Донского попечительства, ему после образования в 1886 году Ставропольской епархии и отделения от нее ряда территорий, приходилось призревать меньшее, по сравнению с Донским попечительством, число нуждавшихся лиц, что давало возможность с каждым последующим годом значительно увеличивать размеры пособий. Несоизмеримо большей эффективностью, по сравнению с Донским и Ставропольским попечительствами о бедных духовного звания, обладало Донское епархиальное Общество взаимного вспоможения, учрежденное в 1879 году и призванное компенсировать неспособность Донского 33835р.99к. 35794р.11к. 44417р.58к. 25589р.72к. 60357р.62к. 91505р.30к. 1873 1883 134 попечительства осуществлять эффективную деятельность. Цель данного Общества заключалась в ежегодной выдаче определенных пенсий его действительным членам, оставившим службу как по болезни или по старости, так и в связи с сокращением штатов186. Подобная помощь оказывалась него также вдовам были и сиротам обязательно действительных состоять все членов. священноДействительными членами Общества с правом впоследствии пользоваться от помощью должны церковнослужители Донской епархии. Средства Общества образовывались из таких источников как: обязательные взносы от священно-церковнослужителей епархии;

церковностаничный капитал 60000руб.;

остатки от суммы на епархиальные нужды;

5% с кошельковой суммы, ежегодно собираемой по церквам епархии, а также частные пожертвования. Для ежегодных денежных взносов в общественную кассу действительные члены Общества выбирали одну из следующих категорий взносов: в 18 руб., 12 руб. и 6 руб. На получение денежных пожизненных пенсий из капитала Общества имели право только те действительные члены, которые делали взносы в кассу Общества не менее 8ми лет ко времени выхода на пенсию. Вдова умершего действительного члена Общества пользовалась правом на получение пенсии пожизненно в случае, если не выходила замуж за другого, в противном же случае она лишалась этого права. Дети умершего члена Общества, в связи со смертью их матери или при выходе ее замуж за другого, пользовались правами на получение пенсий: сыновья – до окончания ими обучения в учебных заведениях;

ушедшие же из учебных заведений преждевременно до поступления на службу, но не достигшие 22летнего возраста, не способные поступить ни на какую службу по инвалидности – пожизненно, дочери до выхода замуж или до занятия ими какой-либо должности с определенным жалованием, не вышедшие замуж – пожизненно. Вдовы и сироты лиц, не дослуживших до определенного Устав Донского епархиального Общества взаимного вспоможения. – Новочеркасск, 1897. – С. 2.

135 Уставом числа лет для получения права на пенсию, после смерти действительных членов имели право продолжать взносы и тем самым приобрести право на получение пенсии. Выдача пенсий вкладчикам или их семьям, получившим на то право за 8 лет уплаты взносов, производилась пропорционально их взносам, т.е. вносившим в течение 8-ми лет по 1 категории – по 18 руб., выдавалось 60 рублей;

по 2-й категории – 12 руб., выдавалось 40 руб;

и вносившим по 3-й категории – по 6 руб., выдавалось по 20 руб. С не внесших своевременно взносы Комитет Общества через благочинных взимал эти вклады с процентами по 1% в месяц. Чтобы побудить неисправных плательщиков к взносу денег, Комитет доносил о таких случаях епархиальному начальству. Никто из действительных членов Общества, состоявших на службе, не имел права прекратить свой взнос. Священнослужители, лишившиеся сана по суду или по собственному желанию, и псаломщики, исключенные из духовного звания, получали свои взносы обратно и затем взаимоотношения между ними, их семьями и кассой прекращались. Освобождались от взносов, не теряя прав на пенсию: все выходящие на пенсию за выслугой положенных законом лет;

умалишенные или потерявшие место из-за сокращения штатов;

подвергшиеся болезни или по другим уважительным причинам, а в случае их выздоровления или поступления на службу, они обязывались по-прежнему продолжать свои взносы. Согласно Уставу, если по неопределенным обстоятельствам Обществу пришлось бы прекратить свои действия, то члены Общества и лица, пользовавшиеся пенсиями из общественного капитала, получили бы обратно всю сумму, внесенную ими или их родителями и мужьями с причитающимися процентами, а остатки сумм, что примечательно, передались бы в Донское попечительство о бедных духовного звания. Причиной неспособность возникновения данного Общества обеспечить послужила стабильное приходских попечительств 136 материальное положение духовенства. Донское духовенство прилагало немало усилий для процветания Общества. Со дня его открытия церковнослужители добровольно стали вносить посильную лепту в кассу Общества. Большинство лиц, которые по различным обстоятельствам не могли вовремя представить взносы, при первой же возможности восполняли имевшиеся за ними недоимки с известными процентами. Но имели место и случаи беспечности некоторых членов духовенства, не производивших свои взносы и потому лишавших себя и свои семьи права на получение пенсий с процентов на капитал Общества. Так, в отчете Комитета Общества за первое пятилетие отмечено: «В слободе N умирает священник;

его родственник священник в день получения уведомления о его смерти, спешит в Комитет Общества вспоможения за справками о его членских вкладах и с печалью возвращается по случаю известия о том, что таковых не было. Умирает градский священник и его вдова с детьми остается в нужде без права на всякую пенсию. В городе скончался священник, его вдова должна была прибегнуть к помощи попечительства для погребения тела покойного, а выяснилось что пенсии от Общества не имеется. Но прискорбнее всего положение священника, который по болезненному состоянию и дряхлости удаляется за штат;

имея сына в сонме адвокатов, он не получает от него никакого пособия, что по крайней мере видно из его вполне жалких просьб, ежегодно поступающих в попечительство о выдаче ему единовременных пособий. А между тем он в свое время был на одном из лучших приходов и имел легкую возможность в один раз внести в кассу Общества 180 р., зато теперь получал бы пенсию в 120 рублей»187. Примечательно, что согласно отчету Комитета Общества за 18791883 гг., трое из псаломщиков состояли членами по двойной самой высшей категории и 21 – по первой категории188, в то время как некоторые из священников, занимавших лучшие места в епархии, едва ли делали взносы 187 Донские епархиальные ведомости. – 1884. - № 5. – С. 177-178. Там же, с. 169.

по низшей категории.

137 Отсюда, естественно, вытекает вывод, что испытывающие крайнюю нужду во всех ее проявлениях стремились всеми путями устранить последствия нищеты для своей семьи и других. И наоборот, лица, располагавшие полным довольствием в материальном отношении, относились к участи сочленов, лишенных средств к существованию, с полным равнодушием. Необходимо отметить, что всякие опасения по поводу стабильности существования Общества были беспочвенными, так как каждая осиротевшая семья действительного члена, производившего регулярно взносы, получала пенсию, сообразно взносам по категориям. Такая пенсия ежегодно составляла две трети или 67% от всей суммы, внесенной к тому времени в кассу Общества, что являлось совершенно невозможным с коммерческой точки зрения, потому что самый высший процент, выплачиваемый банками по вечным вкладам составлял всего лишь 8% с капитала189. О том прогрессивном значении, которое имело Общество на поприще церковной благотворительности, свидетельствовали постоянно возраставшие размеры основного капитала и увеличивавшееся из года в год число действительных членов. Так, если за первые пять лет существования Общества в его распоряжении находилось 74 тыс.руб.190, то по истечении 20летнего срока эта цифра увеличилась в 7 раз и составила 513937руб191. В число вышеозначенного капитала, за первые 10 лет его существования, поступило пожертвований на сумму 18411р.33к.192, что составило десятую часть всех сумм Общества, а количество действительных членов с момента основания Общества к концу XIX века увеличилось с 1118 до 1518 человек193. Из представленных данных можно заключить, что Общество за 20 лет своего существования внесло весомый вклад в развитие церковной благотворительности в виде стремления духовенства облегчить участь тех, 189 Донские епархиальные ведомости. – 1884. - № 5. – С. 176-177. Донские епархиальные ведомости. – 1884. - № 4. – С. 174. 191 Донские епархиальные ведомости. – 1900. - № 18. – С. 404. 192 Донские епархиальные ведомости. – 1889. - № 12. – С. 556. 193 Донские епархиальные ведомости. – 1900. - № 18. – С. 402.

138 попечение о которых составляло цель учреждения Донского епархиального Общества взаимного вспоможения. Помимо перечисленных учреждений, осуществлявших на территории Донской епархии помощь нуждавшимся лицам духовного сословия, во второй половине XIX века функционировало и общество, призванное оказывать материальную помощь воспитанникам Духовной семинарии. Это общество было учреждено в 1888 году под названием: «Иоанно-Богословское Общество вспомоществования нуждающимся воспитанникам Донской Духовной Семинарии». Сообразно с целью Общество на собственный счет содержало нуждавшихся воспитанников в семинарском общежитии или на частных квартирах;

снабжало их одеждой, обувью, бельем и другими вещами, а также учебниками и учебными пособиями;

выдавало им, заимообразно или безвозвратно, денежные пособия в случае крайней необходимости;

назначало единовременные окончанию пособия нуждавшимся воспитанникам, желали для которые по полного семинарского курса, продолжения образования поступить в высшее учебное заведение;

назначало отчисленным из Семинарии воспитанникам, в случае крайней надобности, денежные пособия и содействовало, по возможности, эстетическому образованию воспитанников приобретением для них музыкальных инструментов, нот и т.п. Средства Общества состояли из членских взносов;

единовременных пожертвований как членов Общества, так и посторонних лиц, деньгами или вещами;

из процентов на капитал Общества и сборов из кружек. Наличные деньги, которые к концу каждого года оставались неизрасходованными, зачислялись в неприкосновенный капитал Общества. В этот же капитал зачислялись билеты кредитных учреждений, жертвуемые в пользу Общества и единовременные взносы его членов194.

Устав Иоанно-Богословского Общества вспомоществования нуждающимся воспитанникам Донской Духовной Семинарии. – Новочеркасск, 1888. – С. 2, 4.

139 Судить о результатах деятельности данного Общества к концу XIX века представляется возможным проанализировав данные нижеследующей таблицы195: Число членов 1888-1889 1899-1900 115 284 Приход 1479р.14к. 1695р.5к. Расход 849р.77к. 1649р.95к. Остаток 629р.37к. 3991р.3к.

Несмотря на то, что количество членов Общества за 10 лет его существования увеличилось в 2,5 раза денежные средства, составляющие приход, возросли всего лишь в 1,1 раза, а увеличение расходов произошло в 2,5 раза, что свидетельствовало о невозможности повышения размеров пособий и оказании более или менее эффективной помощи всем нуждавшимся воспитанникам. Подтверждением данному выводу являются сведения, помещенные в отчетах о деятельности Общества за 3-й и 13-й год его существования. В первом из них отмечено: «Менее утешительными представляются данные, касающиеся пожертвований как епархиального духовенства, так и частных лиц, несмотря даже на то, что епархиальный съезд оо. депутатов донского духовенства еще в 1889 году «просил оо. благочинных Донской епархии расположить подведомственные им причты делать добровольные взносы в пользу бедных учеников Донской Семинарии через Иоанно-Богословское Общество». В предшествующем 1889-1890 году, Совет имел утешение получить от 20 благочинных пожертвований в количестве 446 р.52к.;

между тем как в отчетном году пожертвования поступили только от 16 благочинных в количестве 424р.98к.»196. Неутешительный характер имели результаты деятельности Общества и в 1900-1901гг. Так, в отчете за этот год говорилось: «Было подано 102 прошения о помощи, из них было удовлетворено полностью или отчасти только 91, Составлено по материалам : Донские епархиальные ведомости. – 1889. - № 11. – С. 482-483;

Донские епархиальные ведомости. – 1900. - № 35. – С. 835-836. 196 Донские епархиальные ведомости. – 1891. - № 20. – С. 853.

140 а 11-ти отказано или потому, что уже раз была оказана помощь в отчетное время, или по неимению в данное время средств, или по разным другим причинам и соображениям, например, вследствие малоуспешности»197. Подводя учреждений, итоги деятельности во второй церковных половине благотворительных XIX века помощь оказывавших нуждавшимся лицам духовного звания, следует отметить, что принцип сословности в их деятельности был возведен в высшую степень, проявлением чего и явился характер оказываемой ими помощи. Выражением данного принципа являлось приобретение на неотъемлемого получение права при для всех представителей духовенства определенных обстоятельствах гарантированных пенсий с процентов на капиталы тех церковных благотворительных учреждений, которые осуществляли свою деятельность на началах сословной взаимопомощи. Проведенное исследование позволяет утверждать, что во второй половине XIX века в рассматриваемом регионе существовало на два направления церковной благотворительности. Наряду со всесословными благотворительными церковные сословной религиозными учреждениями территории на началах Кавказской (Ставропольской) и Донской епархий функционировали и благотворительные взаимопомощи. организации, Наибольшим построенные количеством учреждений, осуществлявших свою деятельность в рамках первого направления, обладала Донская епархия, в границах существования которой определенным образом трансформировалась общероссийская тенденция вытеснения светского начала из деятельности вышеупомянутых организаций. Специфической чертой функционирования ряда церковно-приходских попечительств в Донской епархии явилось сосуществование в их деятельности как светского начала, защитники которого отстаивали земское предназначение приходских попечительств, так и духовного начала, суть которого заключалась в Донские епархиальные ведомости. – 1901. - № 33. – С. 795.

141 подчиненном положении попечительств по отношению к духовным властям. Несмотря на количественное преобладание, организациям данной епархии, не удалось избежать в качественном отношении ряда общих недостатков. К недостаткам, присущим деятельности церковно-приходских попечительств, относились такие как: разноплановый характер задач, большинство из которых не под силу было выполнить ни одному из приходских попечительств;

несоответствие осуществляемых задач местным нуждам, что охлаждало отношение прихожан к попечительствам и тормозило их работу;

отсутствие всякого контроля за деятельностью попечительств, а также неспособность попечительств удовлетворять по религиозно-нравственные духовных потребности церковного прихода. Осуществлением функций удовлетворению потребностей прихожан, а не хозяйственных и благоустроительных, выполнение которых возлагалось на церковно-приходские попечительства, занимались церковно-приходские братства. Причиной малоизвестности и неповсеместности распространения последних в рассматриваемых епархиях послужило отсутствие их взаимодействия с церковно-приходскими попечительствами, что наложило негативный отпечаток на эффективность деятельности как тех, так и других. Особенностью функционирования церковно-приходских братств являлось то, что задачи, возлагаемые на них, осуществлялись разными способами, в соответствии с тем, в какой местности они действовали, с какими религиозными интересами сталкивались, в какой среде работали и какими средствами располагали. Специфика деятельности учреждений, функционировавших отношений, в рамках второго направления, появилась проявилась в постепенном складывании внутрисословной системы ссудо-сберегательных посредством эволюции которых возможность осуществления ежегодной выдачи пенсий как вкладчикам, производившим денежные взносы, так и их семьям. Правом получения пенсии, являвшейся прямо пропорциональной размерам взносов, могли воспользоваться как священноцерковнослужители, 142 оставившие службу в силу состояния здоровья, сокращения численности штатов или за выслугой положенных по закону лет, так и их вдовы и сироты при определенных обстоятельствах. Деятельность каждого из упомянутых направлений имела свои специфические черты. Так, если внутрисословное направление, оказывавшее помощь нуждающимся лицам духовного звания, характеризовалось строгой адресностью, фиксированным размером пособия, зависящим от должности, материального положения и возраста духовного лица, то всесословное направление являлось в ряде случаев неразборчивым, продолжавшим традиции церковной благотворительности предшествовавших веков. Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что данными направлениями преследовались различные цели: в первом случае – призрение, а во втором – расширение социальной базы и повышение авторитета русской православной церкви, что в рассматриваемое время на территориях данных епархий имело огромное значение.

Глава III. Благотворительные учреждения, состоявшие под покровительством общероссийских благотворительных ведомств.

§1. Благотворительная деятельность воспитательнообразовательных учреждений. Среди благотворительных учреждений, функционировавших во второй половине XIX века, выделялись как организации, относящиеся к министерствам, преследовавшим только благотворительные цели, так и учреждения, принадлежавшие к ведомствам, не имеющим специального благотворительного назначения. В числе последних можно назвать такие ведомства как: Ведомство Православного Исповедования и военного духовенства, Министерство внутренних дел, Министерство военное, Министерство юстиции, Министерство финансов, Министерство народного образования. В первую же группу входили учреждения, относящиеся к Ведомству учреждений Императрицы Марии, Российскому обществу Красного Креста, Императорскому Человеколюбивому Обществу и Попечительству о домах трудолюбия и работных домах. К началу 1899 года общее число благотворительных учреждений Российской Империи, составлявшее 14.005 обществ и заведений (за исключением 849 благотворительных учреждений Великого Княжества Финляндского), по ведомствам и министерствам в процентном отношении распределялось следующим образом:198 Ведомства и Министерства Ведомство учреждений Императрицы Марии Российское Общество Красного Креста Императорское Человеколюбивое Общество Обществ Заведений 1,1 6,1 0,6 8,3 1,5 2, Всех учреждений 4,8 3,7 1, Статистические сведения, представленные в нижеследующей таблице, получены в результате анализа данных, содержащихся в сборнике «Благотворительные учреждения Российской Империи. Составлено по высочайшему повелению Собственною Его Императорского Величества Канцеляриею по учреждениям Императрицы Марии». Т.1. СПБ., 1900.

144 Попечительство о домах трудолюбия и 1,3 работных домах Ведомство Православного Исповедания 32,2 Министерство Внутренних Дел 42,2 Министерство Военное 0,8 Министерство Юстиции 9,6 Министерство Финансов 5,8 Прочие Министерства и Ведомства 0,3 Согласно данным, представленным в учреждений, находившихся ведомств, организаций под благотворительных благотворительных составляло 12% 2,5 16,3 55,3 0,9 1,3 10,1 1,5 таблице, от 2,0 23,9 49,2 0,8 5,2 8,0 0,9 количество числа покровительством Российской общероссийских общего Наибольшим Империи.

количеством учреждений вышеназванной группы в масштабах страны обладало Ведомство учреждений Императрицы Марии Фёдоровны. Из нижеследующей таблицы199 можно сделать заключение о преобладающих формах благотворительности в различных министерствах и ведомствах. Ведомства и Министерства: По отношению к общему количеству учреждений составляют: Общества Заведения 11% 89% 79% 21% 20% 80% 33% 67% 64% 3% 6% 5% 12% 49% 45% 87% 35% 18% 36% 97% 94% 95% 88% 51% 55% 13% 65% 82% Ведомство Учреждений Императрицы Марии Российское Общество Красного Креста Императорское Человеколюбивое Общество Попечительство о домах трудолюбия и работных домах Ведомство Православного Исповедания Сословные учреждения Городские учреждения Земские учреждения Приказы Общественного Призрения Частные Министерство Военное Министерство Юстиции Министерство Финансов Прочие министерства Министерство внутренних дел Опубликовано в сборнике «Благотворительные учреждения Российской Империи».Т.1. – СПб.,1900, С. 7.

145 Опираясь на сведения данной таблицы, можно сделать вывод о том, что наиболее предпочтительной формой благотворительности в среде общероссийских благотворительных ведомств было открытие и содержание различного рода благотворительных заведений, лидером в создании которых являлось всё тоже Ведомство учреждений Императрицы Марии Фёдоровны, в ведении которого к началу 1899 года находилось 683 благотворительных учреждений (Для сравнения: в ведении Российского Общества Красного Креста было 518 обществ и заведений;

в ведении Императорского Человеколюбивого Общества – 212 учреждений;

в ведении Попечительства о домах трудолюбия и работных домах – 274 организации).200 Соотношение численности благотворительных учреждений Юга России, находившихся к концу XIX века ведомств под и покровительством подтверждение общероссийских благотворительных общероссийской тенденции лидерства Ведомства учреждений Императрицы Марии по созданию благотворительных учреждений, легко проследить, прибегая к статистическим сведениям, помещённым в приложении 4:201 Ведомство учреждений Императрицы Марии Фёдоровны являлось старейшим среди учреждений «на особых основаниях управляемых», история основания которого восходит к 12 ноября 1796 года, когда супруга Павла I императрица Мария Фёдоровна приняла на себя руководство Обществом благородных девиц и его мещанским отделением. По её инициативе, в течение короткого промежутка времени, одно за другим возникли различные учреждения просветительного и благотворительного характера. В мае 1797 года Мария Фёдоровна приняла на себя руководство Петербургским и Московским воспитательными домами и коммерческим училищем. В 1798-1802 годах на ее средства в столицах были основаны женские училища Ордена святой Екатерины (для девочек из мещанских и Вестник благотворительности, 1901, № 7-8, С. 94. Составлено по материалам сборника «Благотворительные учреждения Российской Империи». Т. 3. – СПб., 1900.

201 146 купеческих семей). В 1801 году на ее иждивение поступила Павловская больница;

в 1802 году – открылся еще один воспитательный дом в Гатчине;

в 1803 году в Москве и Петербурге открылись так называемые «Вдовьи дома» (богадельни для неимущих вдов военных и гражданских чиновников) и больницы для бедных. В 1806 году на средства Марии Фёдоровны в Павловске было учреждено первое в России училище для глухонемых детей, переехавшее в 1810 году в Санкт-Петербург. В 1807 году под покровительство Марии Фёдоровны России перешло военно-сиротское училище» для отделение (впоследствии – Павловский институт). В 1811 году в Петербурге было основано первое в «повивальное подготовки квалифицированных акушерок. Позднее в 1817 году под покровительство императрицы перешел Харьковский институт благородных девиц, а в 1820-1826 годах открылись 4 училища для унтер-офицерских и солдатских дочерей. Незадолго до своей смерти (в октябре 1828 года) Мария Фёдоровна писала: «Все мы должны быть воодушевлены одной мыслью – сохранить в точности и неизменно все правила начертанные для сбережения всех привилегий, дарованных заведениям, соединяя все старания к тому, чтобы сберечь детский возраст, развивая в нем, насколько возможно, материнские чувства, стараться прийти на помощь вдовам и сиротам … только тогда мы исполняем дела милосердия, в которых Божественный Спаситель даровал нам собою пример».202 В память об императрице по указанию Николая I было создано специальное Ведомство Учреждений императрицы Марии Фёдоровны, а вошедшие в его состав учебно-воспитательные заведения стали именоваться впоследствии «мариинскими». Во второй четверти XIX века деятельность Мариинского ведомства выразилась как в расширении сети институтов благородных девиц, так и в учреждении сиротских институтов. В конце 1850-х годов Ведомство Лихачева Е. Материалы для истории женского образования в России. Т. 3. – СПб., 1899. С. 3;

Жукова Л. По заветам Марфы и Марии // Родина.1996. №3. С.20.

147 выступило инициатором организации открытых всесословных женских учебных заведений. В апреле 1859 года под руководством профессора Н. А. Вышнеградского была учреждена первая в России гимназия в Петербурге, открыв доступ к среднему образованию для женщин. Тем самым, кроме собственно благотворительной деятельности Ведомство императрицы Марии развернуло и широкую учебно-воспитательную работу. В 1860 году после кончины императрицы Александры Фёдоровны, Высочайшее покровительство над учреждениями ведомства приняла императрица Мария Александровна. «Проводив тело незабвенной матери нашей до последнего жилища», - писал государь в рескрипте на имя императрицы Марии Александровны, - «мы желаем, чтобы оплакивающие ее воспитательные и благотворительные заведения, 32 года процветавшие под кротким и мудрым ее попечительством, не оставались далее без покровительницы и для сего поручаем их вашему величеству со всеми правами, принадлежавшими блаженной памяти императрицы Александре Фёдоровне. Мы твердо уверены, что непосредственное ваше покровительство будет для означенных учреждений надежнейшим залогом к дальнейшему их преуспеянию на пользу России и что в попечении о постоянно возрастающей семье воспитывающихся и призреваемых вы найдете новую пищу для христианской вашей деятельности и высокую для материнского сердца отраду. Любезнейшая же родительница наша, из горней обители, благословит заботы вашего величества о заведениях, кои она столь много и нежно любила».203 К 1873 году в структуре управления Ведомством были осуществлены значительные изменения. Территориальные опекунские советы были объединены в единый Опекунский совет Учреждений Императрицы Марии с образованием двух присутствий в Санкт-Петербурге и в Москве на правах высших государственных учреждений по делам законодательного и финансового управления. С мая 1880 года вследствие Император Александр II. Его жизнь и царствование. С. С. Татищев. Т. 2. – СПб., 1911. С. 263.

смерти императрицы Марии 148 Александровны, жены Александра II, воспитательные и благотворительные заведения Ведомства были вверены цесаревне Марии Фёдоровне, жене Александра III, которая не только продолжила, но и развила деятельность Ведомства, основав средние женские учебные заведения, где наряду с общеобразовательными предметами обучали профессиям и ремеслам. Являясь инициатором учреждения открытых всесословных женских учебно-воспитательных заведений Ведомство учреждений Императрицы Марии Фёдоровны во второй половине XIX века способствовало решению проблемы женского образования в Российской Империи. Данная проблема имела актуальное значение в рассматриваемое время и на Юге России. Остроту вопроса на Северном Кавказе подтверждают слова члена-секретаря Ставропольского губернского статистического комитета И. В. Бентковского, который в 1877 году отметил, что: «Какая бы, впрочем, не была задача благотворительности: питание ли алчущих, призрение бедных и страждущих больных, или же, помощь в различных несчастных случаях и житейских бедствиях, несомненно, благотворительность, направляемая к учебновоспитательным целям, занимает первое место в ряду подвигов на пользу общества».204 Осуществлением последней задачи на территории Ставропольской губернии занималось Ставропольское женское благотворительное общество Святой Александры, основанное в 1849 году по мысли Светлейшей Княгини Е. К. Воронцовой. По ее же инициативе общество в том же году было принято под Августейшее покровительство Государыни Императрицы Александры Фёдоровны. С самого начала своего существования общество имело целью «дать основательное, в христианском духе, образование и воспитание дочерям недостаточных родителей», в соответствии с чем в 1849 году открыло в Обозрение XXVII-летней деятельности Ставропольского Благотворительного Общества по учебному заведению Св. Александры. Издание Ставропольского губернского статистического комитета. Вып. VIII. – Ставрополь, 1877. С. 121.

149 городе Ставрополе женское училище Святой Александры, которое в 1880 году было преобразовано в гимназию на основаниях, изложенных в Высочайше утвержденном 24 мая 1870 года Положении о женских гимназиях и прогимназиях ведомства Министерства Народного Просвещения. С этого времени общество было озабочено исключительно содержанием гимназии Святой Александры с пансионом при ней. Согласно Уставу общества, оно пользовалось и правом учреждения, по мере своих средств, начальных училищ по всему Северному Кавказу. В своей деятельности Общество руководствовалось Высочайше утвержденным 13 ноября 1869 года уставом, измененным и дополненным Высочайше утвержденным 8 апреля 1880 года мнением Государственного Совета. С 1885 года Общество состояло под Августейшим покровительством Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Фёдоровны. Высшим попечением об обществе и координацией его деятельности обладал Наместник Кавказский. Ближайшее содействие обществу оказывал начальник Ставропольской губернии. Главное наблюдение за обучением и воспитанием в заведениях общества отводилось попечителю Кавказского учебного округа, который действовал через посредство директора училищ Ставропольской губернии и инспектора женского училища 1 разряда. Управлением делами общества и состоявшими в его ведении учебновоспитательными заведениями занимался Ставропольский совет общества. Общество состояло из членов-благотворителей, звание которых принадлежало каждому лицу, изъявившему желание вносить в кассу общества ежегодно не менее 10 рублей или единовременно 100 рублей. Средствами общества, для достижения его целей, служили такие как: 1) проценты с его капиталов, образовавшихся с пожертвований и сбережений;

2) доходы с недвижимой собственности;

3) денежные взносы его членов;

4) приношения частных благотворителей;

5) плата за воспитание 150 девиц;

6) сборы с законом разрешенных мероприятий;

7) отдача в залог его недвижимого имущества. Начав свою деятельность открытием приюта для дочерей бедных родителей, общество, руководимое просвещенной основательницей, принятое по ее прошению под Августейшее Государыни Императрицы покровительство, встало в нравственном отношении на твердую почву, в материальном же отношении оно долгое время пребывало в шатком состоянии. Но, благодаря финансовым вливаниям из ряда источников к 1877 году обществу удалось добиться стабильного материального положения. Денежные средства общества в этом году, заключающиеся в движимых и недвижимых имуществах, неприкосновенных составили, по крайней мере, 200.000 рублей.205 К моменту основания общества потребность в женском образовании на Северном Кавказе сказалась так сильно, что в первый год открытия учебного заведения Святой Александры, вместо предполагаемых сорока воспитанниц, пришлось принять 57, в числе которых 22 девушки поступили на счет родителей.206 Несмотря на троекратное увеличение платы за учение (с 80 до 155 рублей),207 число последних постоянно возрастало. В 1877 году число своекоштных воспитанниц составило 53% всех учащихся, но были годы, когда эта цифра достигала 60%. В среднем же ежегодное количество своекоштных воспитанниц составляло 52%. Поэтому общество, наряду с бедными сиротами, воспитывало дочерей материально обеспеченных, а нередко и богатых родителей, состоянию что следовало в отчасти отнести к удовлетворительному отношении. Существенными источниками финансового благосостояния общества (начальный капитал составил 22.326 рублей)208 послужили как Обозрение XXVII-летней деятельности Ставропольского женского Благотворительного Общества по учебному заведению Св. Александры. Вып. VIII. – Ставрополь, 1877. С. 227. 206 Там же. 207 Там же. 208 Там же, с. 228.

и наличных капиталах, заведения учебно-воспитательном частная, так и сословная 151 благотворительность, представленная Ставропольским городским обществом (Ставропольское купеческое и мещанское общества на воспитание своих 69 пансионерок с 1849 по 1876 год издержало 45.000 рублей;

в среднем в год по 1300 рублей)209 и бывшим Кавказским линейным казачьим войском. С течением времени к обществу Святой Александры примкнули общества уездных городов губернии, Черноморского и бывшего Кавказского линейного казачьих войск. Вслед за этим на свой счет стали воспитывать пансионерок и некоторые правительственные и частные учреждения, как то: Ставропольские: приказ общественного призрения, контрольная палата, Андреевское братство и благородное собрание (клуб). Одну пансионерку содержало и Кавказское городское управление. Таким образом, советом благотворительного общества принимались в пансионерки девушки всех сословий и состояний, без различия исповедываемой ими религии, что давало полное право учебному заведению Святой Александры считаться первым по времени возникновения распространителем женского образования на Северном Кавказе. К 1875 году во всех учебных заведениях на Северном Кавказе, включая и смешанные народные школы обучалось: в Ставропольской губернии 1819, в Кубанской области 1669 и в Терской области 1470, а всего 4958 девушек разных сословий, состояний и религий.210 В одном только Ставрополе обучалось 819 девушек или 16,5% всех учащихся на Северном Кавказе и 45% учащихся в Ставропольской губернии. В среде воспитанниц учебного заведения Святой Александры, число которых составляло 3,6% или 178 от всех учащихся девушек на Северном Кавказе, встречались пансионерки как из вышеупомянутых регионов, так и из Дагестана и Ростова-на-Дону.

Обозрение XXVII-летней деятельности Ставропольского женского Благотворительного Общества по учебному заведению Св. Александры. Вып. VIII. – Ставрополь, 1877. С. 228. 210 Там же, с. 232.

Выполнение стабильности 152 учебно-воспитательной программы, ее объем и результаты, всегда находились в прямой зависимости от финансовой того или иного учебного заведения. Рассматриваемое благотворительное общество в силу ограниченности материальных средств было вынуждено вступить в контакт со Ставропольской женской гимназией для достижения поставленных целей. Правами, которыми не обладали прежде воспитанницы Святой Александры, по окончанию полного курса средних учебных заведений наряду с образованием, стала впоследствии наделять только гимназия. Гимназия с момента объединения (1871 г.) принимала на себя обязанности по учебной части в заведении Святой Александры и получала с последнего 3300 рублей211 в год на выплату жалованья учителям. С тех пор благотворительное общество по училищу Святой Александры имело в среднем в год 35.328 рублей дохода и 28.735 рублей расхода.212 В течение 27-летнего существования (с 1849 по 1876 гг.) в распоряжение вышеупомянутого общества поступили следующие суммы: а) членских взносов 10.775 рублей;

б) пожертвований разных лиц – 100.881 рубль 80 копеек;

в) поступлений от лотерей, спектаклей и концертов 22.260 рублей 31 копейка;

г) поступлений от разных источников 85.062 рубля 20 копеек;

д) платы за воспитание 416.761 рубль 61 копейка. Общая сумма поступлений за указанный период составила 635.740 рублей 92 копейки.213 Ставропольское женское благотворительное общество, приняв на себя осуществление воспитательно-образовательной учебного заведения функции, оказало в неоцененную услугу всему населению Северного Кавказа уже тем, что учреждением женского Святой Александры Ставрополе, почти на двадцать лет опередило открытие Ставропольской Ольгинской женской гимназии. Благотворительное общество, учредив Обозрение XXVII-летней деятельности Ставропольского женского Благотворительного Общества по учебному заведению Св. Александры. Вып. VIII. – Ставрополь, 1877. С. 230. 212 Там же, с. 231. 213 Там же, с. 228.

153 учебное заведение для весьма скромного числа девушек (40) и с достаточно узкой учебной программой, уже в 1893 году создало условия по завершению полного гимназического курса в стенах того же учебного заведения для 227 девушек.214 К 1877 году более 30 воспитанниц данного заведения осуществляли педагогическую деятельность в сельских школах в звании учительниц, получая жалованье в размере от 120 до 440 рублей в год.215 Предоставляя таким образом своим воспитанницам, по большей части дочерям бедных родителей, и нередко круглым сиротам, возможность собственным трудом зарабатывать деньги на кусок хлеба, общество, сообразно с развитием своих материальных средств (а к 1894 году в его распоряжении было 114.221 рубль 45 копеек в процентных бумагах и 3816 рублей 91 копейка наличными),216 к середине 90-х XIX века смогло воспитать более тысячи девушек.217 Деятельность благотворительному под аналогичную обществу Ее Святой Ставропольскому Александры, на женскому территории Государыни женское Кубанской области во второй половине XIX века осуществляло состоявшее покровительством Марии Императорского Фёдоровны, Величества Императрицы Екатеринодарское благотворительное общество, поводом к учреждению которого послужило отсутствие вплоть до конца 50-х годов XIX века в Кубанской области женских общеобразовательных учебных заведений. Вот почему в то время в среде кубанских дам, благодаря энергичным стараниям жены генерал-майора Иванина возникла мысль помочь получить элементарное образование дочерям представителей малоимущего класса. Так, в начале 60-х годов XIX века образовался кружек дам, положивший начало вышеупомянутому женскому благотворительному обществу, имевшему целью учреждение в Отчет Ставропольского женского благотворительного общества Св. Александры за 1892 и 1893 годы. – Ставрополь, 1894. С. 7. 215 Обозрение XXVII-летней деятельности Ставропольского женского Благотворительного Общества по учебному заведению Св. Александры. Вып. VIII. – Ставрополь, 1877. С. 121. 216 Отчет Ставропольского женского благотворительного общества Св. Александры за 1892 и 1893 годы. – Ставрополь, 1894. С. 16. 217 Там же, с. 7.

154 городе Екатеринодаре и в станицах земли Кубанского казачьего войска, по мере средств и потребности, заведений для воспитания и необходимого образования дочерей офицеров и казаков. Денежные средства первоначального кружка пополнялись из разных источников. В пользу открытого в Екатеринодаре в 1861 году училища были организованы спектакли пожертвования благотворителей, а с состоятельных учениц взималась плата за обучение. Наряду с училищем существовал пансион, учрежденный покойным войсковым старшиной Посполитаки, принимавшим заметное участие в деле благотворения и жертвовавшим на него солидный капитал. В 1861 году Его Величество Государь Император проезжая через Екатеринодар, изволил пожаловать в пользу школ Общества 800 рублей, на которые был приобретен дом для училища, а в 1863 году Его Высочество Наместник Кавказский пожаловал на нужды Общества 250 рублей.218 В течение трех лет (1861-1863 гг.) в кассу Общества из ряда источников поступило 1070 рублей. Кроме того, на содержание воспитанниц пансиона покойным Посполитаки было потрачено 2690 рублей.219 Вплоть до 1864 года Общество не имело утвержденного устава. Оно открыло свои действия только 23 декабря 1864 года, хотя устав его был Высочайше утвержден еще 25 октября 1862 года. В это же время училище Общества отделилось от училища Посполитаки, которое также получило свой устав и особую организацию. Кроме упомянутого училища, Общество в мае 1861 года, при содействии причта Дмитриевской церкви в Екатеринодаре, открыло другое элементарное училище для обучения детей обоих полов, впоследствии разделенное на два училища: женское, содержимое Обществом и мужское, поступившее в ведение Мужского благотворительного общества. С начала 1865 года Женское благотворительное общество входит в новый период своего существования, осуществляя свои действия на 218 Кубанские областные ведомости, часть неофициальная, 1877, 2-го июля, № 26. С. 2. Там же, с. 2.

155 основании устава. С этого времени общество стало открывать элементарные училища и в станицах области. Частью Общество содержало эти училища на свои средства, а частью с помощью станичных обществ. К первой категории относилось Дмитриевское училище, а ко второй – все остальные. Станичные училища получали от Благотворительного общества штатное содержание, учебники, учебные классные пособия, а станичные общества предоставляли отопление, нанимали прислугу и осуществляли за свой счет ремонт зданий. Последние же принадлежали частью Обществу, как в Екатеринодаре и станице Успенской, а частью – войску и станичным обществам, как в других местностях. В виде ограниченности денежных средств Общество на протяжении своего существования было вынуждено закрыть ряд станичных училищ. Но оно было бы не в состоянии выполнить свои обязательства даже по отношению к оставшимся училищам, если бы в его пользу, на основании §5 устава, из войсковых сумм не отпускалось бы ежегодное пособие в размере 1200 рублей.220 В крайнем случае, Общество должно было бы ограничить круг своих действий одним городом Екатеринодаром, так как сочувствие публики, которое в начале 60-х годов высказалось так благотворно (в отчете за 1871 год Правление жалуется, что в члены записалось всего лишь пять местных дам, вследствие чего и нельзя было осуществить избрание нового состава Правления, члены которого уже отслужили положенный срок. См. «Кубанские Областные Ведомости» №11 за 1872 г.), за исключением небольшого кружка дам, охладевало. Уже в начале 70-х годов XIX века Правление Общества, за недостатком средств, малочисленности учащихся и в результате административных преобразований в Кубанской области, признало необходимым закрыть Баталпашинское, Отрадненское, Ладовское и Пшехское училища. Подтверждением скудности средств Общества в рассматриваемое время служат следующие примеры. На просьбу госпожи Кубанский календарь на 1899 год. Изд-е Кубанского областного статистического комитета/Под ред. действит. члена А. С. Собриевского. Приложение: «Кубанский сборник» Том V. – Екатеринодар, 1899. С.163.

156 Семенкиной не закрывать Отрадненское училище до 1 апреля 1871 года, Правление Общества писало: «оставаясь в настоящее время без денежной поддержки из вне не только частных лиц, но и особ принявших на себя лестные обязанности посредничества между Обществом и училищами, в данную минуту Общество находится в самом критическом положении: денежные средства его так скудны, что не представляется никакой возможности продлить на их счет существование Отрадненского училища на дальнейшее время» (Кубанские обл. ведомости, 5 февраля 1871 г. №27). В отзыве к надзирательнице Дмитриевского училища Правление отмечало, что: «покупка исторического атласа и глобуса была бы “непозволительной роскошью” при скудных средствах» («Кубанские областные ведомости, 16 февраля 1871 г. №35). Начиная с 1873 года материальные средства Общества значительно увеличились, вследствие чего уже в 1874 году им были поддержаны не только пришедшие в упадок школы, но и были вновь открыты два училища: в Екатеринодаре и станице Абинской, Темрюкского уезда. К концу XIX века (в 1898-99 гг.) Екатеринодарское женское благотворительное общество содержало на свои средства, при денежной поддержке Кубанского казачьего войска такие женские школы как: Уманскую, Абинскую, Воровскольсскую, Вознесенскую, Переясловскую, Кисляковскую, Тимошевскую, Беломечетскую и рукодельный класс при Чамлыкском двухклассном училище. Благотворительное общество в отчетный период, наряду с открытием новых школ, расширило свою деятельность и по назначению пособий.221 Так, например, в 1899 году, кроме бывшей учительницы Уманского женского училища Кожуховой, с 1882 года ежегодно получавшей пособие по 120 рублей серебром, было выдано пособие казачке Савченковой Георгие-Афипской станицы на содержание грудного ребенка, круглого сироты и назначено пособие по 4 рубля в месяц дочери казака станицы Калужской. Тогда же членом Общества Софьей Нижеприводимые факты помещены в: ГАКК. Ф.460.Оп.1.Д.185.Л.17. ГАКК.Ф.454.Оп.4.Д.139. Л.11-11об.

157 Васильевной Фокой было изъявлено желание ежегодно высылать по 10 рублей в уплату за учение двух беднейших девочек не войскового сословия, а госпожой Белоус внесено 30 рублей с целью предоставить возможность двум беднейшим девочкам обучаться в течение трех лет в Переясловской женской школе. Оценить степень эффективности деятельности названных женских благотворительных обществ, представляется возможным, проанализировав данные нижеследующей таблицы:222 Ставропольское Ж.Б.О. Екатеринодарское Ж.Б.О.

Ставропольское Ж.Б.О. Екатеринодарское Ж.Б.О.

Ставропольское Ж.Б.О. Екатеринодарское Ж.Б.О.

Ставропольское Ж.Б.О. Екатеринодарское Ж.Б.О.

Оставалось 65.195 2.390 71.345 10.696 115.259 3.991 от предыду- руб. руб. руб. руб. руб. руб. щего года 1876 г. Поступило 34.703 7.945 44.090 6.649 42.457 2.900 3.194 руб. руб. руб. руб. руб. руб. руб. 1876 г. Израсходовано 37.758 2.623 41.814 3.027 39.677 2.130 3.767 руб. руб. руб. руб. руб. руб. руб. Число учащихся 221 196 204 227 406 Согласно сведениям, помещенным в таблице, по прошествии 28летнего периода существования каждого из рассматриваемых обществ в кассу Екатеринодарского женского общества в 1893 году поступило 2.900 рублей, а израсходовано 2. 130 рублей, что составило всего лишь 6,6% от доходов и 5% от расходов Ставропольского женского благотворительного общества, имевших место в 1877 году. Учитывая столь огромную разницу в капиталах, составлявших приходо-расходные статьи вышеназванных Приводимые в таблице сведения помещены в: 1) Отчет Совета Ставропольского женского благотворительного Общества, по Училищу Св. Александры, за 1874/5 акад. год/Кубанские областные ведомости, часть неофиц., 9 июля, 1877, №27. 2) Отчет Совета Ставропольского женского благотворительного Общества по училищу Св. Александры за 1877/8 год /Кубанские областные ведомости, часть неофиц., 9 июля, 1877, №27. 3) Отчет Совета Ставропольского женского благотворительного общества Св. Александры за 1892 и 1893 годы/Кубанские областные ведомости, часть неофиц.,16 октября, 1893, №79. 4) ГАКК.Ф.454.Оп.4.Д.139.Л.11д.

обществ, можно заключить, 158 что более отношении эффективную оказывало помощь в воспитательно-образовательном Ставропольское женское благотворительное общество. Среди воспитательно-образовательных обществ Области войска Донского, имевших благотворительный характер и находившихся в ведении Ведомства учреждений Императрицы Марии, можно выделить Донское общество попечения о бедных, открывшее свои действия на рубеже веков, в 1901 году. В отличии от вышеназванных обществ, Донское общество попечения о бедных оказывало помощь как девочкам так и мальчикам, заботясь о их физическом, умственном и нравственном развитии, ограждая детей от жестокого с ними обращения, эксплуатации и от развращающего влияния со стороны взрослых. На средства общества в городе Новочеркасске содержался приют на 24 живущих и 75 приходящих детей. В него принимались дети от 3 до 12 лет, без различия сословий и вероисповеданий, получавшие бесплатно полное содержание и обучение грамоте и переплетному ремеслу. Уже в 1903 году в приюте воспитывалось 10 мальчиков и 14 девочек, а приходящих было 24 мальчика и 44 девочки.223 Капиталы общества к этому времени составили 3.563 рубля, доходы 5.570 рублей (в том числе пожертвования 4.957 рублей), а расходы 6.000 рублей (в том числе на покупку дома 3000 рублей и на содержание заведения 2000 рублей).224 Наиболее крупным учреждением детского призрения, воспитания и обучения в стране, являвшимся структурным подразделением В.У.И.М., было Ведомство детских приютов. Комитет Главного попечительства детских приютов был образован в 1838 году. Его целью стало руководство всеми имеющимися детскими приютами и выработка нормативных актов, регулирующих их деятельность. На местах эта цель реализовывалась сетью губернских (областных) попечительств.

Благотворительность в России. Составлено по Высочайшему повелению Собственной Его Императорского Величества Канцеляриею по учреждениям Императрицы Марии. Том II. Часть I. – СПб., 1904. С. 1. 224 Там же.

159 Среди учреждений Ведомства, функционировавших на территории Области войска Донского, во второй половине XIX века, можно отметить Областное попечительство детских приютов, открытое в 1850 году и содержавшее на свои средства Алексеевский детский приют, получивший свое наименование в ноябре 1850 года в честь Великого Князя Алексея Александровича. Приют был открыт 10 мая 1850 года в доме, пожертвованном торговым казаком М. Р. Болдыревым, внесшего 10.000 рублей серебром225 в Войсковой Приказ Общественного Призрения с условием неприкосновенности капитала, проценты с которого должны были идти на содержание приюта. На таких же условиях почетным гражданином С. Н. Кошкиным было пожертвовано 1.714 рублей серебром, Донским Дворянством – 1000 рублей серебром, а купцом Петровым – 300 рублей серебром.226 Изначально в приют было принято 15 девочек на полное содержание, а так как в то время в Новочеркасске ощущался большой недостаток в учреждениях для призрения детей, то Областное Попечительство признало необходимым, кроме названных 15-ти девочек, принимать детей за плату по 30 рублей серебром в год.227 Уступая настойчивым просьбам со стороны беднейших граждан о принятии их детей в приют, в 1861 году Попечительством было признано необходимым увеличить прием воспитанниц до предела. В связи с этим в 1862 году число воспитанниц было доведено до 48, а в 1863 году – до 55.228 Так продолжалось до 1866 года, когда Областное Попечительство усмотрело, что содержание и обучение детей в приюте с каждым годом порождает все больший и больший дефицит в бюджете. Вследствие этого, в конце 1866 года Областное попечительство было вынуждено провести реформу внутреннего устройства и порядка содержания детей в приюте. Согласно реформе Алексеевский детский приют должен был рассматриваться исключительно Детские приюты Ведомства учреждений Императрицы Марии (1839-1889 гг.). К 50-летию со времени издания положения о детских приютах, 27 декабря 1839 г. – СПб., 1889. С. 208. 226 Там же. 227 Там же, с. 209. 228 Там же.

160 как женское учебное заведение низшего разряда, преследовавшее только образовательную цель. В связи с этим было принято решение не принимать в приют девочек, состоявших на полном содержании, а также отменить обед для приходящих. Впоследствии в приют стали принимать воспитанниц за плату по 8 рублей в год за одно обучение.229 После такого изменения порядка приема детей, число воспитанниц приюта, рассчитанного на 150 девочек, в 1868 году достигло 146 человек.230 Спустя 30 лет, в 1898 году число девочек, призреваемых приютом, составило 208 человек, на обучение которых было потрачено 2.612 рублей.231 Доходы приюта в отчетном году достигли 3.215 рублей, а общая сумма неприкосновенных, основных и специальных капиталов Областного попечительства детских приютов приблизилась к 17.214 рублям.232 Столь значительная цифра обучавшихся в приюте девочек объяснялась отсутствием в Новочеркасске необходимого количества женских училищ, которых к 1880 году в городе с населением 33 тысячи человек233 вообще не было, а к началу XX века открылось всего лишь 2,234 да и то не имеющих благотворительный характер. Потребность в женских учебных заведениях ощущалась не только в городе Новочеркасске. Так, в 1882 году в городе Нахичевани было открыто Гогоевское училище для армянских девочек города Нахичевани в возрасте от 7 до 11 лет, по программе школ Санкт-Петербургского Патриотического общества за плату 300 рублей в год для имущих и бесплатно для бедных. Большинство приходящих обучалось за плату 30 рублей в год.

Детские приюты Ведомства учреждений Императрицы Марии (1839-1889 гг.). К 50-летию со времени издания положения о детских приютах, 27 декабря 1839 г. – СПб., 1889. С. 210. 230 Там же. 231 ГАРО.Ф.353.Оп.1.Д.529.Л.14. 232 Там же. 233 Донские областные ведомости, часть неофиц., 26 ноября, 1880, № 93. 234 Вся Область войска Донского на 1900 год/Под ред. Д. С. Нейфельда. – Ростов-на-Дону, 1900. С. 68.

161 Судить о степени востребованности названного училища для населения города Нахичевани к началу XX века позволяют данные, представленные в нижеследующей таблице: Общая Стоимость Приход сумма недвижинеприкос- мости новенных, основных и специальных капиталов Расход Лица, жившие в учреждении постоянно или временно 28 девочек 23 девочки (из которых 21 бесплатно) Лица, жившие вне учреждения 1898 357.500 руб. 40.000 руб. 367.500 руб. 50.000 руб.

17.790 руб. 16.762 руб.

18.293 руб. 19.087 руб.

87 девочек 60 девочек (из которых 10 бесплатно) Согласно сведениям помещенным в таблице можно сделать вывод, что данное заведение имело достаточно актуальное значение для армянского населения города Нахичевани. Рассчитанное на 30 пансионерок и стипендиаток,236 училище в 1898 году призревало 28 девочек, потратив на содержание каждой из 115 воспитанниц в среднем по 159 рублей. В 1901 году средства, поступившие в расход на обучение и воспитание каждой из 83 девочек были увеличены до 230 рублей. Наряду с областным попечительством детских приютов, на территории Области войска Донского в рассматриваемое время функционировали два окружных попечительства. Одним из них являлось Ростовское-на-Дону окружное попечительство детских приютов, в ведении которого находился детский приют с ремесленным училищем. В заведениях попечительства призревались и обучались грамоте и ремеслам дети обоих полов, от 3-х до 17 лет, без различия национальности, вероисповедания и сословий. В училище, открытом в январе 1899 года на 100 детей, обучались столярному, слесарно-кузнечному, сапожному, переплетному и Приводимые в таблице статистические сведения помещены в: ГАРО.Ф.353.Оп.1.Д.529.ЛЛ.19об-20. / Благотворительность в России. Том II, Часть I. – СПб, 1904. С. 11. 236 ГАРО.Ф.353.Оп.1.Д.529.Л.19об.

162 хлебопекарному ремеслам. Детский же приют, открытый 26 декабря 1843 года, первоначально был рассчитан на 10 детей. Денежные средства приюта долгое время были крайне ограничены. Положение дел стало улучшаться только с 1852 года, когда в должность второго Почетного Старшины приюта вступил купец Литвинов, с обязательством ежегодно жертвовать по 200 рублей.237 В 1857 году ростовская купчиха Мария Копьева пожертвовала в собственность приюта каменный двухэтажный дом, оцененный в 10.000 рублей.238 В 1885 году вдовой Губернского Секретаря Варварой Девицкой в пользу приюта было завещано 547 рублей 50 копеек, а в 1888 году ростовский купец М. Ф. Мерошниченко пожертвовал 5.000 рублей для содержания на % с этого капитала 4-х воспитанников в приюте,239 в память о своих 4-х умерших детях. К 1889 году число призреваемых и приходящих детей обоих полов увеличилось до 33 (10 приходящих и 23 пансионера), а сумма капиталов приюта составила: 2.609 рублей наличными, 4.305 рублей на счету в Ростовском-на-Дону Обществе взаимного кредита и 5000 рублей, поступивших от купца Мерошниченко в неприкосновенный капитал.240 В 1900 году число призреваемых и обучаемых детей приблизилось к 135 (81 мальчик, из них 65 бесплатно и 54 девочки, из них бесплатно 33), а сумма неприкосновенных, основных и специальных капиталов, без учета стоимости недвижимости, составила 58.051 рубль.241 Доходы попечительства в отчетном году достигли 21.900 рублей, а расходы 20.560 рублей.242 Другим окружным попечительством, находившимся в ведении Ведомства учреждений Императрицы Марии, было Таганрогское окружное попечительство детских приютов, открытое в 1850 году. Если при открытии 237 Детские приюты ведомства учреждений Императрицы Марии (1839-1889) – СПб, 1889. С. 249. Там же. 239 Там же, с. 250. 240 Там же. 241 Благотворительность в России. Том II, Часть I. – СПб, 1904. С. 8. 242 Там же.

163 попечительства в его распоряжении было 13.073 рубля, то по прошествии 50 лет оно располагало капиталами на сумму 69.197 рублей, кроме того ему принадлежали дом с постройками и дача, оцененные в 52.000 рублей.243 Доходы попечительства в 1900 году составили 9.535 рублей (в том числе пожертвования 1.917 рублей;

пособия от города 1.141 рубль и других учреждений 200 рублей, доход от заведений общества 326 рублей), а расходы – 9.707 рублей.244 На средства попечительства 6 декабря 1851 года в Таганроге был открыт детский приют, названный «Николаевским», в честь Императора Николая I-го. В приюте бесплатно призревались и обучались грамоте, домоводству и белошвейным работам девочки до 16 лет, без различия вероисповедания, национальности и сословий. Кроме того, дети обоих полов пользовались дневным призрением во время работ их родителей. Число детей, воспитываемых и обучаемых в приюте из года в год возрастало. Так, если в 1898 году эта цифра составляла 80 человек (11 мальчиков и 19 девочек временно и 50 девочек постоянно живущих),245 то уже в 1900 году таких детей насчитывалось 86 (постоянно живущих 55 девочек, а приходящих 13 мальчиков и 18 девочек).246 В 1890 году в городе Таганроге было открыто отделение Николаевского детского приюта, учрежденное Таганрогским Мариинским Обществом «Ясли». Данное Общество состояло в ведении Ведомства учреждений Императрицы Марии и непосредственно подчинялось Таганрогскому попечительству Николаевского детского приюта. В приют Общества с одноименным названием «Ясли» принимались дети, брошенные матерями на произвол судьбы. По достижению 4-хлетнего возраста они на льготных основаниях зачислялись стипендиатами имени учредителя Марка Николаевича Комнино-Варваци в детский приют. Если же 243 Благотворительность в России. Том II, Часть I. – СПб, 1904. С. 13 Там же. 245 ГАРО.Ф.353.Оп.1.Д.529.Л.15об. 246 Благотворительность в России. Том II, Часть I. – СПб, 1904. С. 13.

164 в приюте отсутствовали вакантные места, то такие дети отдавались на попечение к частным лицам или членам Мариинского общества «Ясли». Проследить динамику развития приходо-расходной деятельности Таганрогского Мариинского Общества «Ясли» и ежегодного движения призреваемых детей можно опираясь на статистические сведения следующих таблиц:247 В течение: Капитал к 1-му января Приход Расход 1890 года 1891 года 1892 года 1893 года 1894 года 1895 года 1896 года 1897 года 1898 года 1899 года 1900 года ВСЕГО 1901 года 7.664 р. 15.698 р. 18.093 р. 18.328 р. 19.347 р. 17.048 р. 15.936 р. 14.939 р. 14.015 р. 14.400 р. 14.211 р. 13.817 р.

07 к. 78 к. 15 к. 42 к. 70 к. 74 к. 55 к. 83 к. 89 к. 81 к. 90 к. 89 к.

11.891 р. 8.304 р. 7.183 р. 8.657 р. 10.942 р. 10.259 р. 10.614 р. 9.095 р. 6.102 р. 7.542 р. 6.953 р. 97.545 р.

71 к. 06 к. 08 к. 14 к. 03 к. 80 к. 22 к. 32 к. 82 к. 30 к. 16 к. 64 к.

3.857 р. 5.909 р. 6.947 р. 7.637 р. 13.240 р. 11.371 р. 11.610 р. 10.019 р. 5.717 р. 7.731 р. 7.347 р. 91.391 р. 60 к. 81 к. 86 к. 99 к. 99 к. 94 к. 26 к. 90 к. 21 к. 17 к. 73 к.

169.685 р. 84 к.

Приводимые статистические данные извлечены из: Отчет комитета Таганрогского Мариинского Общества «Ясли» за 1900 год (XI год). – Таганрог, 1901. С. 13, 24.

Состояло к 1-му января Принято Всего находилось на попечении Общества Возвращено родителям Отдано в усыновление Умерло Переведено в другие благотворительные учреждения Мал. Дев. Осталось на 31-е декабря В течение Мал.

Мал.

Мал.

Мал.

Мал.

Мал.

Мал. Дев.

Дев.

Дев.

Дев.

Дев.

Дев.

1890 года 1891 года 1892 года 1893 года 1894 года 1895 года 1896 года 1897 года 1898 года 1899 года 1900 года Итого 50 60 32 44 32 49 34 60 46 60 42 73 44 62 43 73 48 68 53 91 83 87 78 113 21 28 50 81 2 50 64 80 86 60 34 1 3 5 8 13 11 2 7 6 13 12 1 6 17 9 11 15 23 7 11 7 30 39 43 35 49 35 8 9 5 32 44 34 60 42 73 43 73 53 27 30 34 17 42 43 3 3 5 120 3 2 135 1 2 141 8 6 178 5 4 141 4 3 91 74 59 1 6 78 113 50 81 39 99 52 53 48 23 15 11 33 39 57 14 17 36 43 12 16 29 42 11 436 677 363 7 10 36 43 29 42 27 10 22 Столь высокий уровень заболеваемости и смертности младенцев, находившихся на попечении Общества, объяснялся как недоброкачественным и несвоевременным питанием детей до приема в приют, так и отсутствием возможности установления ежедневного надзора за кормилицами в деревнях и невозможностью скорой подачи первой медицинской помощи при заболеваниях. Говорить о степени эффективности 11-тилетней работы Таганрогского Мариинского Общества «Ясли» уместно в сравнении с деятельностью Екатеринодарского женского благотворительного Общества. Учитывая то, что упомянутые общества в течении 11-ти лет Дев.

166 призревали практически одинаковое количество детей (Екатеринодарское женское благотворительное Общество с 1865 по 1875 гг. – 2003 ребенка, а Таганрогское Мариинское Общество «Ясли» с 1890 по 1900 гг. – 1948 детей), доходы Таганрогского Мариинского Общества «Ясли» превосходили доходы Екатеринодарского женского благотворительного Общества в 2 раза, а расходы – в 2,5 раза,248 что свидетельствовало о более значительных ежегодных затратах на содержание каждого из призревавшихся детей в заведении Таганрогского Мариинского Общества «Ясли». Среди учреждений Ведомства детских приютов, действовавших в Кубанской области, может быть отмечено Кубанское войсковое попечительство детских приютов, в ведении которого состоял детский приют для девочек на 80 человек, открытый в 1884 году и причисленный в 1891 году к Ведомству учреждений Императрицы Марии.249 В приюте попечительства призревались девочки казачьего сословия в возрасте от 9 до 13 лет бесплатно и за плату 110 рублей в год. Приют практиковал и прием приходящих девочек, которые получали завтрак и обед бесплатно. Воспитанницы приюта обучались грамоте, шёлководству, шёлкоткачеству, шитью платья, вязанию и ведению домашнего хозяйства. К началу XX века в приюте воспитывалось 79 девочек, из которых 16 за плату.250 Капиталы Кубанского войскового попечительства к этому времени составили всего лишь 975 рублей, расходы 12.102 рубля, а доходы 11.777 рублей (в том числе пособия от Кубанского войска 9.600 рублей, платы за пользование заведением 1.163 рубля и от продажи изделий 220 рублей).251 Подобную благотворительную деятельность на Ставрополье осуществляло Ставропольское губернское попечительство детских приютов Ведомства учреждений Императрицы Марии, открытое в Ставрополе 11 мая Отчет комитета Таганрогского Мариинского Общества «Ясли» за 1900 год. – Таганрог, 1901. С. 13. / Кубанские областные ведомости. Часть неофиц,, 2-го июля, 1877, №26. С. 2-3. 249 Отчет попечительства Кубанского войскового приюта для девиц Ведомства учреждений Императрицы Марии в г. Екатеринодаре за 1913 г. – Екатеринодар,1914. С. 17. 250 Благотворительность в России. Том II. Часть II. – СПб, 1904. С. 14. 251 Там же.

167 1911 года. Тогда же был решен вопрос об учреждении на благотворительные средства первого в губернии детского приюта.252 Ведомство детских приютов было далеко не единственным учреждением, на которое возлагалось выполнение воспитательнообразовательных задач. Аналогичные функции осуществляло и Православное Миссионерское общество, состоявшее под покровительством Государыни Императрицы. Представителем данного Общества в Области войска Донского являлся Донской комитет, открытый 21 ноября 1871 года в Новочеркасске. Целью учреждения вышеназванного Комитета являлось содействие обращению в христианство живущих в области калмыков. Необходимо отметить, что Донскому епархиальному комитету, в течение первых 10-ти лет, в силу ограниченности денежных средств и отсутствия необходимой просветительской базы, было не под силу выполнять возлагаемую на него задачу. Подтверждением сделанного вывода является отчет Комитета за 1882 и 1883 годы, в котором отмечено, что: «… просвещение массы людей, да еще полудиких, дело весьма трудное: оно достигается многими десятками лет, смотря по обстоятельствам. А потому 10-12 лет в данном случае весьма незначительное время. Комитет долго и серьезно обсуждал свою цель, обращался к разным братствам (авт., в частности к Совету Ставропольского Андреевского братства, выполнявшего на территории Ставропольской губернии подобные функции)253 с просьбой о сообщении необходимых сведений по настоящему вопросу, и затем, сообразив последние с местными условиями и обстановкою жизни кочевников, остановился на твердой и основательной мысли, что приступить к цивилизации в христианском духе низших братий человечества и по расе и по своей вере можно только единственно посредством школы, - дело трудное и медленное, но зато прочное и основательное…».254 Учрежденный в ноябре 1880 года в слободе Ильинке приют для детей местных иногородцев и 252 ГАСК.Ф.311.Оп.1.Д.29.Л.4. Донские епархиальные ведомости, отдел неофиц., 15-го апреля, 1880, №8. С. 307. 254 Донские епархиальные ведомости, отдел неофиц., 15-го марта, 1884, №6. С. 819.

послужил реализацией 168 вышеозначенной мысли.

Надежды Комитета, возлагаемые на приют, оправдались уже через 3 года, по истечению которых, он был полностью укомплектован пятью калмыцкими мальчиками – сиротами,255 для воспитания из них будущих миссионеров. О проявлении значительного интереса к деятельности приюта свидетельствовали размеры сумм, потраченных Комитетом на содержание в нем калмыцких детей-сирот. Так, например, если в 1884 году статья расходов на нужды приюта составила 11% от общих затрат Комитета (720 рублей и 6273 рубля соответственно),256 то уже в 1887 году аналогичная статья была увеличена в 6 раз и составила 65% от общих расходов Комитета (1210 рублей и 2015 рублей соответственно).257 Определенный вклад в развитие благотворительности в сфере просвещения и образования был внесен Императорским Православным Палестинским Обществом, возникшим в 1882 году под покровительством Великого Князя Сергея Александровича. Одной из основных задач, возложенных на Общество, было открытие и содержание в разных местах Палестины школ для детей бедных и угнетенных иноверцами православных жителей. Учреждение в Области войска Донского отдела Императорского Православного Палестинского Общества в сентябре 1895 года встретило такой же живой интерес, как и открытие самого Общества по всей стране в целом. Показателем сочувственного отношения местного населения к целям и задачам Палестинского Общества служило постепенное ежегодное увеличение, как числа членов Донского отдела, так и его капиталов. Если в первый год существования Отдела число его членов составило 333 человека, то к 1900 году оно возросло до 559, а сумма капиталов увеличилась за тот же период с 8443 рубля до 57000 рублей.258 Подтверждением вялотекущего 255 Донские епархиальные ведомости, отдел неофиц., 15-го марта, 1884, №6. С. 820. Донские епархиальные ведомости, отдел неофиц., 3 июня, 1886, №11. С. 430. 257 Донские епархиальные ведомости, отдел неофиц., 1 августа, 1888, №15. С. 581. 258 Донские епархиальные ведомости, отдел неофиц., 1 июня, 1901, №16. С. 344.

169 развития данной тенденции применительно к Ставропольскому отделу Общества является отчет Отдела за 1901 год, в котором отмечено, что: «Зная великие цели Палестинского Общества и большие нужды оного на разные потребности в Палестине, Отдел кроме религиозно-просветительной деятельности прилагал заботы и к увеличению сбора пожертвований в пользу Общества;

принимались меры и к приглашению большого числа лиц в члены Общества, но к сожалению в этом случае успехи незначительны, почему и число членов по Ставропольскому отделу растет медленно».259 Несмотря на все недостатки присущие благотворительной деятельности воспитательно-образовательных организаций Юга России, находившихся под покровительством Ведомства учреждений Императрицы Марии Фёдоровны, предпринятое исследование позволяет утверждать, что во второй половине XIX века именно это Ведомство выступило инициатором организации открытых всесословных женских учебных заведений, чем способствовало решению проблемы женского образования как по Российской Империи в целом, так и по Югу страны в частности. Стремление восполнить пробел в отсутствии многоуровневой системы женского образования в России обусловило несоразмерно меньшее проявление внимания к мужскому образованию со стороны данного Ведомства. Тем не менее, уделяя первостепенное значение женскому образованию, Ведомство стимулировало развитие прогрессировавшего процесса женской эмансипации и феминизма в стране. Важной тенденцией для сословной России явилось то, что значительное число благотворительных организаций, имеющих воспитательно-образовательный характер, призревало детей всех сословий без различия звания, происхождения и вероисповедания, предоставляя им возможность получения религиозно-нравственного воспитания, первоначального и профессионального образования, а также осуществляя их подготовку к самостоятельному и производительному труду.

Ставропольские епархиальные ведомости, отдел неофиц., 1-го мая, 1901, №9. С. 494.

170 § 2. Деятельность специализированных благотворительных организаций по оказанию амбулаторной и врачебносанитарной помощи. Одним из крупнейших благотворительных учреждений, заявивших о себе во второй половине XIX века, стало Российское общество Красного Креста. Значительным стимулом в деле организации Общества Красного Креста стали последствия Крымской войны 1853-1856 годов. После окончания войны была выдвинута идея создания Общества попечения о раненых и больных воинах, устав которого был утвержден 3 мая 1867 года. С первого года своего основания общество было принято под Августейшее покровительство Государыни Императрицы Марии Александровны, членами которого стали многие особы Императорской Фамилии, а также выдающиеся государственные деятели. В 1876 году Общество было переименовано в Российское общество Красного Креста состоявшее под покровительством Государыни Императрицы Марии Фёдоровны и имевшее в качестве первого действительного члена Государя Императора, а в качестве почетного члена Государыню Императрицу Александру Фёдоровну. Главной целью Общества Красного Креста являлось содействие, во время войны, военной администрации в уходе за ранеными и больными воинами и предоставление им, по мере средств Общества, как врачебного, так и различного рода вспомоществования. Для достижения этой цели, Общество, через свои управления, принимало все, разрешенные законом, меры к увеличению денежных и материальных средств;

приглашало во время ведения военных действий духовных пастырей разных исповеданий для религиозного пособия и утешения страждущих;

принимало меры для подготовки к профессиональной деятельности санитарной прислуги и сестер и братьев милосердия;

занималось сбором лазаретных и перевязочных материалов, а также доставляло все то, что могло служить облегчением положения страждущих воинов.260 Согласно уставу, Общество не получало ГАРО.Ф.91.Оп.1.Д.56.Л.2.

171 государственных субсидий и существовало за счет ежегодных денежных взносов лиц всех сословий, желающих принять участие в Обществе и единовременных имуществом. Заведование делами Общества возлагалось на главное и местные управления. Главное управление находилось в Санкт-Петербурге, а местные управления учреждались в столичных и во всех губернских и областных городах. В условиях отсутствия какой-либо гармоничной связи между всеми благотворительными организациями Российской Империи, в среде которых господствовала полнейшая разрозненность и обособленность, учреждения Российского Общества Красного Креста являлись исключением из правил, так как Главное управление, являвшееся центральным органом Общества, направляло все его действия к надлежащему единству и соответственно цели его назначения. Главное управление сносилось по делам Общества со всеми правительственными, земскими и общественными учреждениями, а также сосредотачивало в себе все сведения о капиталах и прочих средствах местных управлений, перемещая в случае надобности, как суммы, так и имущества из одного управления в другое. В силу возложенных на Общество Красного Креста задач, ему приходилось принимать самое деятельное участие во всех войнах, а также и военных экспедициях. Так, в 1870-1871 годах Общество участвовало в франко-прусской войне. В городе Базель, где во время войны было учреждено международное агентство, был командирован отряд хирургов, который должен был оказывать помощь обеим воюющим сторонам без различия. Для этой цели Красный Крест потратил в общей сложности около 55.000 рублей.261 В междоусобной войне с Испанией в 1873 году Общество также приняло живое участие, отослав 10000 франков262 для разделения их поровну между воюющими странами. В 1876 году русский Красный Крест 261 пожертвований деньгами, вещами и разного рода Благотворительные учреждения России. – СПб, 1911. С. 82. Там же.

172 оказал весьма существенную помощь Сербии во время ее войны с Турцией. Ввиду того, что военно-медицинская часть в Сербии не могла удовлетворить потребности сто тысячной армии, созданной накануне войны с Турцией, Красным Крестом было перечислено на помощь сербам 526276 рублей.263 В очень широких размерах развернулась деятельность Красного Креста во время организации помощи в русско-турецкую войну 1877-1878 годов. Так как Общество Красного Креста к этому времени располагало сравнительно небольшими запасами капиталов (632.000 рублей),264 то и помощь, оказываемая им, имела чисто вспомогательный характер. С началом войны образовался целый ряд временных учреждений Общества. Были созданы дамские кружки для посещения госпиталей с целью оказания помощи раненым и больным, организовались особые комитеты для перевозки раненых от станций к госпиталям, а также для оказания помощи семьям убитых и для снабжения бельем и одеждою, выходящих из госпиталей и прочее. Переход через Дунай и первые действия в Болгарии потребовали дальнейшего устройстве расширения собственных деятельности лазаретов и Общества, бараков, выразившейся: в эвакуации раненых, учреждении этапных и перевозочных пунктов и организации летучих санитарных отрядов. Особое внимание было обращено на эвакуацию и транспортировку раненых. При полном содержании от Красного Креста в ходе русско-турецкой кампании было эвакуировано на санитарных поездах и судах Общества – 76.760 больных и 30.312 раненых, было перевезено обозом Красного Креста – 8.022 человека, нашло приют в 9 эвакуационных пунктах – 229.352 человека, а израсходовано на помощь больным и раненым с апреля 1877 года по 31 декабря 1878 года – 16.788.142 рубля.265 Представленные статистические сведения указывают на весьма успешную деятельность Общества Красного Креста. Помощь Общества, оказанная больным и 263 Благотворительные учреждения России. – СПб, 1911. С. 82. Там же. 265 Там же, с. 83.

173 раненым в период русско-турецкой войны, была удостоена Высочайшего рескрипта, данного Главному Управлению Общества Императрицей Марией Александровной. Красный Крест не ограничивался одним устройством своих собственных лазаретов и приемных пунктов, а оказывал помощь и госпиталям военного ведомства, которая выражалась в доставке пищевых продуктов, которых не было в военном госпитале. Несмотря на большие затраты, понесенные Обществом Красного Креста в 1877-1878 годах, оно признало возможным оказать помощь русским войскам во время АхалТекинской экспедиции, продолжавшейся с 1879 по 1881 год. В 1894 году, вследствие открывшихся военных действий между Японией и Китаем, Общество оказало помощь раненым и больным японской армии. Во время открытия военных действий в 1899 году между Англией и Трансваалем, Главное Управление предложило врачебно-санитарную помощь раненым обеих сторон. В июне 1900 года Обществу Красного Креста пришлось помочь на Дальнем Востоке. Неожиданность военных китайских событий и скорое продвижение наших войск в глубину Китая потребовали от Общества весьма напряженной деятельности для организации помощи больным и раненым воинам. В течение 35-тилетнего существования русский Красный Крест всегда принимал активное участие во всех происходивших за это время войнах. Подтверждая данный вывод, достаточно указать лишь на то, что за короткий период своего функционирования в его кассы поступило добровольных пожертвований около 76 миллионов рублей, из которых было израсходовано на помощь во время войны, эпидемии и прочего, а также больным всех званий и увечным воинам около 64 миллионов рублей.266 Потребность в учреждениях, имевших благотворительный характер, ощущалась не только во время ведения военных действий. Старейшим заведением, являвшим собой пример оказания благотворительной помощи в Благотворительные учреждения России. – СПб, 1911. С. 86.

174 мирное время, в период стихийных и социальных бедствий на территории рассматриваемых регионов Юга России, был созданный в 1825 году Императорский странноприимный дом купца Депальдо в городе Таганроге. Данное заведение принадлежало к числу учреждений Императрицы Марии и имело целью оказание бесплатного призрения мореходцам, потерпевшим крушение на море или впавшим в какое-либо другое бедствие, без различия возраста, места жительства, вероисповедания и сословия, но преимущественно выходцам из Греции и Англии. Имея статус портового города, Таганрог всегда нуждался в таком благотворительном учреждении, значение которого не было утрачено и к началу XX века, так как нуждавшихся в его покровительстве, в особенности в навигационное время года, всегда было больше, чем оно в соответствии со своими средствами могло принять. Обладая к 1901 году капиталами в размере 58.720 рублей, недвижимой собственностью на 20.000 рублей, доходами в 2.651 рубль (в том числе пожертвованиями 387 рублей и пособиями от правительственных учреждений 4 рубля) и расходами в 2.544 рубля, Императорский странноприимный дом купца Депальдо, рассчитанный на 15 человек, в отчетном году призревал 17 человек мужского пола, преимущественно престарелых и неимущих мореходцев греческой и английской национальностей.267 В основу же деятельности Общества Красного Креста в мирное время был положен принцип по оказанию помощи нуждавшимся во время различных народных бедствий, как то: эпидемий, голода, пожаров и т.п. Начало этого рода деятельности было вызвано страшным землятресением в 1872 году, разрушившим до основания город Шемаху. Согласно воле Императрицы Марии Александровны в пользу шемахинцев был организован сбор, давший в сравнительно короткое время 27.628 рублей. 267 ГАРО.Ф.353.Оп.1.Д.529.Л.70. Благотворительные учреждения России. – СПб, 1911. С. 84.

175 Через два года Общество Красного Креста оказало весьма существенную помощь населению самарской губернии, пострадавшему от неурожая, причем на эту помощь Общество затратило около 495.000 рублей.269 27 мая 1875 года пожаром был истреблен город Моршанск. Общество Красного Креста тотчас же пришло на помощь погорельцам и открыло сбор пожертвований, который дал в течение 18 дней – 36.000 рублей.270 Кроме денег, было приступлено к восстановлению уничтоженной пожаром больницы, училища и главным образом, квартир для пострадавших жителей. В конце 1879 года Красный Крест принял участие в борьбе с дифтеритной эпидемией в Полтавской губернии. Не справившись с размахом эпидемии земство в начале 1880 года было вынуждено прибегнуть к помощи Общества. Последнее выработало инструкцию и приступило к формированию отряда. Борьба с дифтеритной эпидемией дезинфицированных домов – 32.793.271 Особенно широкую деятельность Общество Красного Креста развернуло в 1891-1892 годах во время хлебного неурожая на огромном пространстве России. Обществом незамедлительно был открыт сбор в пользу голодающих, на нужды которых из запасных капиталов Главного Управления было отчислено, кроме того, 170.000 рублей.272 Во время наводнения в Петербурге 4 ноября 1897 года Обществом под председательством кроме генерал-майора Шведова еще был и организован материальное временный комитет, который при содействии благотворительных обществ оказал, медицинской помощи, вспомоществование. В Галерной Гавани, где медицинская помощь была оказалось чрезвычайно сложной: больных дифтерией оказалось более 23.000 человек, а 269 Благотворительные учреждения России. – СПб, 1911. С. 84. Там же. 271 Там же. 272 Там же, с. 85.

176 крайне необходимой, Обществом была открыта поликлиника, а также убежище для 44-х детей273 беднейших семей. В 1898 году Обществом была оказана самая разнообразная помощь пострадавшему от неурожая населению семи губерний: симбирской, казанской, пермской, саратовской, вятской, уфимской и самарской. Для принятия соответствующих мер Государем Императором было передано в распоряжение Красного Креста 2,5 миллиона рублей.274 На территории этих губерний было организовано 7518 столовых, где кормили более полутора миллиона человек, а во время эпидемии медицинско-санитарным персоналом Общества, состоявшим из 1200 человек, была оказана медицинская помощь более 140.000 человек.275 Для стариков и детей были учреждены многочисленные приюты, которые в результате прекращения деятельности по оказанию помощи пострадавшим от неурожая лицам, были переданы в попечительства о домах трудолюбия и в местные благотворительные общества. Осуществление вышеперечисленных задач Российского Общества Красного Креста на местах как в мирное, так и в военное время было возложено на местные отделения, которых к началу 1900-х годов по всей России насчитывалось 450 (около 100.000 членов).276 Территориальные управления заботились, главным образом, в пределах своей местности, об увеличении средств Общества. Они принимали как денежные, так и имущественные пожертвования, а также приводили в исполнение все предложения главного управления. В рассматриваемых регионах Юга России Общество Красного Креста было представлено такими управлениями как: Кавказское окружное управление с Надеждинской общиной сестер милосердия, в ведении которого в числе прочих состояли Ставропольское (1869), Кубанское (1877), 273 Благотворительные учреждения России. – СПб, 1911. С. 85. Там же, с. 86. 275 Там же, с. 85. 276 К. В. Кузьмин, Б. А. Сутырин. История социальной работы за рубежом и в России (с древности до начала XX века). – Екатеринбург, 2002. С. 413.

177 Владикавказское (1879), Пятигорское (1897) местные управления, а также Новороссийский и Пятигорский местные комитеты;

Донское окружное управление (1878) при содействии которого к 1900 году в Донской области было открыто 10 органов Красного Креста (Новочеркасская община сестер милосердия, Ростовское местное управление с общиной сестер милосердия, Таганрогское местное управление и 6 местных комитетов в окружных (уездных станицах) и Владикавказское местное управление, учрежденное в Терской области в 1879 году. Первоначальная деятельность Ставропольского местного управления Общества выразилась в накоплении денежных и материальных средств. Одним из основных источников пополнения капиталов управления служили членские взносы, размеры которых из года в год варьировались. Так, если в 1869 году от 72 членов управления было получено 1026 рублей,277 то в 1900 году сумма членских взносов, поступивших от 71 члена, сократилась в 3 раза и составила 309 рублей 88 копеек.278 В связи с ограниченностью денежных средств управления и чрезвычайной нехваткой в Ставропольской губернии медицинского персонала, подготовка врачей-фельдшеров, сестермилосердия, а также санитарных служащих не производилась вплоть до начала русско-турецкой войны 1877-1878 годов. С открытием театра военных действий и активизацией деятельности Общества возникла потребность в учреждении уездных местных комитетов Ставропольского местного управления. Подтверждением необходимости создания подобных органов является отчет о деятельности Ставропольского дамского комитета Общества попечения о больных и раненых воинах за 1877 год, в котором отмечено, что: «… дела существующего в Ставрополе местного управления Общества попечения о раненых и больных воинах, к сожалению, находятся в совершенном застое (к декабрю 1876 г. число его членов насчитывало всего лишь 37);

состоя исключительно из мужчин, то 277 ГАСК.Ф.62.Оп.1.Д.1.Л.8об. ГАСК.Ф.62.Оп.1.Д.73.Л.34.

178 есть людей обремененных службою и иными общественными заботами, “Местное Управление” не может своею деятельностью выполнить всю программу устава по собиранию мелких пожертвований вещами и деньгами, заготовлению санитарных принадлежностей и т.п. Ему необходима помощь, необходимо организовать Дамский Комитет, который бы служил подспорьем Местному Управлению».279 Этот призыв не остался без ответа, так как по прошествии двух недель в состав Дамского Комитате записалось 25 дам в звании действительных членов и 5 – в звании членов-соревнователей.280 Деятельность открытого в январе 1877 года Ставропольского дамского комитета Общества попечения о раненых и больных воинах была направлена как на увеличение средств Общества, так и на содействие местному управлению в образовании сестер милосердия и приобретении врачебно-госпитальных принадлежностей, необходимых для больных и раненых. Главное внимание дамского комитета было обращено на сбор материальных и вещевых пожертвований с населения губернии, поэтому, сумма членских взносов и единовременных пожертвований, поступивших в кассу спустя месяц со дня открытия его действий, составила всего лишь 388 рублей 53 копейки.281 Только после того, как об учреждении дамского комитета стало известно по всей губернии, число его членов и размеры пожертвований начали быстро увеличиваться. Так, спустя 4 месяца после своего основания, дамский комитет располагал капиталами на сумму 5038 рублей 33 копейки, а к началу 1878 года размеры его денежных средств увеличилось до 21002 рублей 38 копеек.282 Существенную статью образовавшегося капитала составили пожертвования, общая сумма которых приблизилась к 15.044 рублям. Отчет о деятельности Ставропольского Дамского Комитета Общества попечения о больных и раненых воинах за 1877 год. – Ставрополь, 1878. С. 4. 280 Там же, с. 5. 281 Там же, с. 11. 282 Там же, с. 12. 283 Там же.

179 Чувство солидарности, связующее народ и армию, прокатилось по всей губернии, но особенно полно и всеобъемлюще оно проявилось в селах Покойном и Благодарном (Новогригорьевского уезда). Общества этих селений не только выделили из своей среды значительное число жертвователей, приносивших пожертвования в Комитет из своих частных средств, но и передали единовременно из своих общественных сумм в распоряжение Комитета по 1000 рублей.284 Помощь больным и раненым воинам оказывало не только христианское население, но и кочевые инородцы губернии, среди которых выделялись калмыки и ногайцы. Так, от калмыков в кассу Комитета поступило 479 рублей, а от ногайцев – 3661 рубль 86 копеек.285 Эти факты интересны тем, что калмыки являлись язычниками, а ногайцы, по своему племенному происхождению и по религии состояли в родстве с турками и кочевали вблизи мусульманских поселений Терской области. Нельзя обойти вниманием и случаев проявления глубокого патриотизма в среде крестьянского населения. Так, государственными крестьянами села Петровского (Новогригорьевского уезда) Василием Кузенко и Иваном Степаненко была внесена единовременно положенная плата по званию члена вперед на 5 лет в размере 50 рублей.286 Кроме того, Василий Кузенко обязался ежемесячно вносить в кассу Комитета во время войны за себя и своих сыновей Ефрема и Лукьяна по 3 рубля.287 Общая стоимость материальных пожертвований, сделанных населением губернии в пользу Комитета, далеко превышала сумму денежных пособий. Необходимо отметить, что помощь, оказанная воинам путем такого рода пожертвований, являлась, несомненно, в высшей степени ценной. Население Ставропольской губернии оказало важную услугу русским Отчет о деятельности Ставропольского Дамского Комитета Общества попечения о больных и раненых воинах за 1877 год. – Ставрополь, 1878. С. 13. 285 Там же. 286 Там же, с. 14. 287 Там же.

180 воинам, предоставив многим из них в суровое осеннее и зимнее время теплую одежду и белье. После завершения русско-турецкой войны масштабы деятельности Ставропольского местного управления Российского Общества Красного Креста были значительно сокращены. Из года в год к концу XIX века уменьшалось число действительных членов управления. Так, если в 1891 году их было 60, в 1892 году 48, то уже к началу 1899 года их насчитывалось всего лишь 19.288 Такое положение дел, безусловно, отражалось и на капиталах местного управления. К концу XIX века все усилия управления были сосредоточены на оказании помощи населению в случаях стихийных бедствий, подготовке сестер милосердия и реабилитации увечных воинов. Согласно поставленным целям в 1891-1892 годах Ставропольским местным управлением по подписным листам было собрано 14712 рублей 43 копейки в пользу пострадавших от неурожая в 13 губерниях России, а в 1893 году на эти же нужды поступило 22846 рублей 8 копеек.289 В апреле 1898 года Ставропольским местным управлением было принято Постановление об организации уездных попечительств Российского Общества Красного Креста для оказания помощи пострадавшим от неурожая. Спустя время были учреждены волостные и сельские попечительства. К 1-му января 1901 года в кассу местного управления на помощь пострадавшему от неурожая населению как Ставропольской губернии, так и 9 губерний России поступило 761 рубль 89 копеек.290 Размеры капиталов, предназначенных для оказания пособий увечным воинам, к началу 1901 года составили 1122 рубля 37 копейки, а сумма самих пособий, - 60 рублей.291 Главное внимание Ставропольского местного управления в 1900 году было направлено на сбор пожертвований в помощь раненым и больным воинам русской армии на 288 ГАСК.Ф.62.Оп.1.Д.30.ЛЛ.14-17, 27а. Там же, Л.279. 290 ГАСК.Ф.62.Оп.1.Д.73.Л.35. 291 Там же, Л.34об.

181 Дальнем Востоке, доходы от которого составили 10036 рублей 59 копеек.292 Из всех же сумм, предназначенных для оказания помощи в общественных бедствиях (10.798 рублей 48 копеек), на рубеже веков было истрачено 837 рублей 35 копеек.293 Выполнением идентичных функций на территории Кубанской области занималось Кубанское местное управление Российского Общества Красного Креста, основанное в 1877 году. Помимо названного управления годом позже было учреждено Екатеринодарское Областное Попечительство о нуждающихся в пособии семействах русских воинов, оказывавшее различные виды помощи семьям призванных на военную службу во время русско-турецкой кампании. Средства Попечительства ко времени его открытия составили 112.557 рублей 79 копеек, из которых 100000 рублей294 было единовременно отпущено из войсковых сумм, 11.177 рублей 27 копеек получено из войскового штаба и 1380 рублей 52 копейки пожертвовано станичными обществами и частными лицами.295 Для более правильного распределения пособий, нуждавшиеся в них лица и семьи были разделены на четыре категории, с определением по каждой размера пособий. В соответствии с нормами пособий, определенных по категориям, к 1 мая 1878 года было израсходовано: на нужды семей убитых и умерших от ран – 24.975 рублей, раненым – 22.345 рублей, семей умерших от болезней – 11.135 рублей, выдано пособий лицам не по категориям – 2.385 рублей 94 копейки, семей убитых и раненых в делах с текинцами – 800 рублей, семей нижних чинов, погибших под обвалом снега на военно-грузинской дороге – 1680 рублей, издержано на канцелярские принадлежности, отправку телеграмм и на пересылку денег по почте – 15 рублей 87 копеек, а всего – 63.336 рублей 81 копейку.296 Выполнив 292 ГАСК.Ф.62.Оп.1.Д.73.Л.35. Там же. 294 ГАКК.Ф.454.Оп.7.Д.1420.Л.1. 295 Кубанские областные ведомости, часть неофициальная, 1881, № 25. С. 4. 296 Там же.

182 возложенные на него задачи, Екатеринодарское Областное Попечительство по окончании военных действий, согласно распоряжению Его Императорского Высочества Главнокомандующего Кавказской армией, в декабре 1880 года было упразднено. Из всех отделений находившихся в ведении Кубанского местного управления, в мирное время функционировали лишь Новороссийский местный комитет, основной задачей которого являлось увеличение средств Общества и Кубанская община сестер милосердия, практическая деятельность которой выражалась в подготовке опытных сестер милосердия командированных в Екатеринодарскую городскую и в войсковые больницы, а также в частные дома по приглашению. Ко дню открытия общины (7 июня 1894 года) в ее ряды были приняты: одна штатная сестра милосердия, получившая свидетельство на звание сестры от Керченского Местного Управления и пять испытуемых.297 К 1 января 1901 года их численность значительно увеличилась и составила 20 сестер милосердия. Если в первый год существования общины на ее содержание поступило 2844 рубля 25 копеек (2544 рубля от Местного Управления, 235 рублей за труды сестер по уходу за больными в частных домах и городской больнице, 65 рублей 25 копеек кружечного сбора), а израсходовано 2493 рубля 98 копеек, то в 1900 году в кассу общины поступило 3489 рублей, израсходовано 3068 рублей 30 копеек, а общая сумма капиталов составила 5910 рублей 57 копеек.298 Увеличение размеров приходо-расходных статей к началу XX века наблюдалось и для Кубанского и Владикавказского местных управлений, динамику роста которых можно проследить по данным нижеследующей таблицы: Краткий исторический очерк образования и развития кубанской общины сестер милосердия Российского Общества Красного Креста. – Екатеринодар, 1915. С. 5. 298 Там же, с.5,9. 299 Статистические сведения, приводимые в таблице помещены в: ГАСК.Ф.62.Оп.1.Д.39.ЛЛ.51об53об;

56,58./ Благотворительность в России. Том II. Часть II. – СПб, 1904. С. 1, 14.

Число членов Кубанское местное управление 1895 1900 442 Приход Кубанское местное управление 3950 р. 6945 р.

Расход Кубанское местное управление 3173 р. 4074 р.

Общая сумма капиталов Кубанское местное управление 12204р. 37904р.

Владикавказское местное управление 42 Владикавказское местное управление 2701 р. 4669 р.

Владикавказское местное управление 1245 р. 1652 р.

Владикавказское местное управление 18658р. 39491р.

Особое внимание следует уделить Пятигорскому местному управлению Российского Общества Красного Креста, доходы и расходы которого на рубеже веков в несколько раз превысили суммы аналогичных статей вышеупомянутых управлений. Учрежденное в 1897 году, пятигорское управление оказывало помощь больным и временно нуждавшимся выдачей денежных пособий, а также брало на свое попечение и содержание раненых воинов, приезжавших лечиться в санаториях Пятигорска, Железноводска и Ессентуков. Капиталы управления к началу XX века составили 13.701 рубль, дома с постройками и усадебными местами – 86.683 рубля, доходы – 41.128 рублей (в том числе пожертвования – 6654 рубля и пособия от разных учреждений 27.250 рублей), расходы – 38.641 рубль (в том числе на покупку недвижимости 31.409 рублей и на выдачу пособий 35 рублей).300 Не меньший интерес представляет история развития местных управлений, комитетов и попечительств Российского Общества Красного Креста, функционировавших во второй половине XIX века на территории Области войска Донского. Население области, адекватно реагировав на события в политической жизни страны, а также на последствия стихийных бедствий, проявляло самое активное участие в деятельности Общества. Первоначальным подтверждением этого явилось обращение Его Высокопревосходительства Александра Карловича Баумгартена в ноябре 1876 года к Войсковому Наказному Атаману войска Донского Николаю Александровичу Краснокутскому, в котором было отмечено, что: «Со времени своего существования, Общество попечения о раненых и больных воинах, состоящее под Августейшим покровительством Государыни Благотворительность в России. Том II. Часть II. – СПб, 1904. С. 4.

184 Императрицы постепенно распространяло свою деятельность все более и более. Общая симпатия к этой деятельности растет с каждым днем, проявляясь в видах денежных и вещевых пожертвований, предложений разных лиц посвятить себя уходу за ранеными, оказать медицинскую помощь и т.п. Сочувствие такого проявления, когда текущие политические события вызвали столь необычайный порыв великодушия к нашим страждущим братьям на Балканском полуострове, остается только суметь воспользоваться народною готовностью жертвовать. До сих пор это достигалось в известной мере учреждением в разных городах Империи местных управлений, которые и облегчали возможность каждому желающему принести посильную помощь в способствовании популярности Общества. В последнее время, между прочим, стали поступать заявления о желании принять участие в добром деле в той или другой форме от лиц, принадлежащих к населению земли Войска Донского. Считая это обстоятельство несомненным доказательством того, что и там проникло сознание идеи, преследуемой Обществом, я позволяю себе обратиться к Вашему Превосходительству с покорнейшей просьбой принять на себя труд учреждения местного комитета Общества в Новочеркасске…».301 Спустя время в январе 1877 года Генерал-адъютантом Краснокутским Областному войска Донского Предводителю Дворянства было отдано распоряжение в котором говорилось: «На основании § 17 Устава общества попечения о раненых и больных воинах, разрешаю Вашему Превосходительству открыть действие местного общества попечения о раненых, так как число лиц, желающих быть действительными членами этого общества в настоящее время достигло до 86 человек, а членовсоревнователей до 68, то есть более того числа, при участии которого может быть образовано местное управление». 301 ГАРО.Ф.46.Оп.1.Д.1340.ЛЛ.1-2. Там же, Л. 4.

185 Значительное число местных комитетов в виде попечительств возникло в области в связи с началом русско-турецкой войны для оказания различных видов помощи семьям, призванных на военную службу. Примером может послужить «Миусское окружное попечительство для пособия нуждающимся семействам воинов», которое открылось 29 января 1878 года и было упразднено 11 января 1880 года. Несмотря утверждению на сравнительно наказного позднее атамана открытие, (всего 6 а также незначительное число членов, представленных предводителем дворянства к войскового человек), попечительство немедленно приступило как к сбору пожертвований, так и к распределению их между нуждающимися семьями солдат. Размеры пожертвований превзошли все ожидания и были настолько значительны в условиях падения курса рубля и взлета цен на продукты питания, что дали возможность оказать посильную помощь 84 семьям в виде единовременных пособий. С 1 февраля по 1 сентября пожертвований поступило в кассу попечительства на сумму 1.529 рублей 20 копеек.303 Эти деньги в большинстве случаев распределялись между семьями солдат Миусского округа. Перед выдачей пособия лицам, заявившим о своей нуждаемости в нем, члены попечительства по мере своих сил старались обследовать как семейное, так и имущественное положение вышеозначенных лиц. В тех местах, где проверка действительной нужды членами попечительства была невозможна, таковая осуществлялась через волостное и сельское правления. В последнем случае имели место и злоупотребления, избежать которых в условиях равнодушного отношения к деятельности попечительства со стороны части общественных деятелей, было невозможно. К сожалению, многим солдаткам Миусское попечительство, так же как и большинство других попечительств, вынуждено было отказывать в помощи в связи с недостатком материальных средств. Пособия преимущественно выдавались семьям, в которых имелось три, четыре или Донские областные ведомости. Часть неофиц., 1878, №77, 4 октября.

186 пять детей младшего возраста. Так, например, в списке семей воинов Мечетинской станицы, наиболее нуждавшихся и требовавших безотлагательной помощи, верхнюю строчку возглавляла многодетная семья казака Василия Лащева, у которого было пятеро детей в возрасте от 9 месяцев до 10 лет.304 Содержание такого числа детей нередко являлось непосильной задачей для жен солдат, призванных на военную службу. А в Миусском округе, поставлявшем больше всего воинов и в то же время являвшемся самым бедным во всей области, в связи с хроническими неурожаями, положение бедных солдаток было ужасающим. Купить хлеб было не за что, заработать денег не представлялось возможности, а занять или выпросить в виде милостыни было не у кого. Надеяться на помощь окружного земства было бесполезно, так как последнее с большим трудом изыскивало средства для удовлетворения собственных потребностей. В случае отказа в оказании помощи со стороны областного земства приходилось прибегать к услугам частных одинаково На благотворителей. отразился поприще как на Но местные источники земледельцев, плодотворной частной так и благотворительности были весьма скудными, так как неурожай 1878 года благосостоянии более землевладельцев. благотворительности была деятельность «Усть-Медведицкого окружного попечительства для пособия нуждающимся семействам воинов», открывшегося 24 ноября 1877 года. В числе средств, поступивших в кассу попечительства находились: 1) деньги, присланные из областного попечительства в размере 300 рублей серебром, 2)средства, выделенные тем же областным попечительством, в пособие исключительно семьям казаков, находившихся в действующей армии, в размере 80 рублей, 3) деньги, собранные членами попечительства М. М. Жеребцовым 195 рублей 75 копеек, А. М. Жеребцовым 154 рубля 25 копеек и П. Д. Горбачевым 24 рубля, 4) средства, полученные при содействии ГАРО.Ф.55.Оп.1.Д.871.Л.8об.

187 областного попечительства, для пособия семьям, пострадавшим в результате военных действий, в сумме 200 рублей. Всего в кассу попечительства к 24 ноября 1878 года поступило 1951 рубль 86 копеек. Кроме того, областная войска Донского земская управа ассигновала в распоряжение УстьМедведицкой окружной управы 558 рублей.305 Данная сумма предназначалась для пособия семьям воинов этого округа и должна была быть истрачена по соглашению с местным попечительством. В течение года (с 24 ноября 1877 года по 24 ноября 1878 года) попечительством было удовлетворено 292 семьи, в помощь которым было выделено 1.088 рублей.306 К концу 1878 года не было ни одной просьбы о назначении пособия, которую бы не выполнило окружное попечительство. Следует отметить, что подобных просьб в это время поступало не так уж много. С одной стороны, это объяснялось тем, что некоторые Донские полки к концу года вернулись с полевой службы, в связи с чем семьи казаков, служивших в этих полках, не считали себя в праве подавать прошения о пособии. С другой стороны, в среде местного населения бытовало мнение, что с прекращением войны перестало функционировать и попечительство. Значительная часть населения округа вообще не имела никакого представления о существовавшем учреждении. В этом отчасти были повинны члены попечительства, так как большинство из них проживало в Усть-Медведицкой станице и непосредственного участия в выявлении степени нуждаемости лиц, просивших о помощи, и в самой раздаче пособий не принимало. В связи с тем, что местные попечительства не получили повсеместного распространения, пособия пересылались через окружную земскую управу в станичные и волостные правления, которые в свою очередь, должны были раздавать деньги по назначению и представлять в попечительства расписки получателей. Необходимо отметить, что данные 305 Донские областные ведомости. Часть неофиц., 1878, № 95, 6 декабря. Там же.

188 требования часто не выполнялись. Так, например, после того как 23 февраля 1878 года в Березовское станичное правление через Усть-Медведицкую окружную земскую управу были отосланы деньги в размере 66 рублей серебром для раздачи 21 семье воинов Березовской станицы,307 Березовское станичное правление обязывалось безотлагательно представить в окружное попечительство уведомление о получении денег, а также расписки получателей пособий. Несмотря на неоднократные напоминания окружной управы и просьбы попечительства о соблюдении вышеназванных требований, от Березовского станичного правления никаких сведений не поступило. Подобные случаи игнорирования поручений попечительства со стороны станичных Но никакие правлений препоны, являлись камнем преткновения в осуществлении успешной деятельности окружного попечительства. встающие перед окружными попечительствами, не могли омрачить их благих намерений. Как ни малы были средства, которыми располагали попечительства, помощь оказываемую ими нельзя было назвать ничтожной и безадресной. В большинстве случаев управления попечительств расходовали свои финансовые средства с крайней осторожностью и осмотрительностью, оказывая помощь в получении пособий только истинно нуждающимся. Несравненно большими полномочиями и обязанностями обладало Донское Окружное Управление Российского Общества Красного Креста, преобразованное в конце 1894 года из новочеркасского местного управления. В его задачи входило оказание врачебной и других видов помощи больным и раненым воинам и их семьям, а также оказание помощи выдачей денежных пособий и снабжение одеждой и пищей всех пострадавших от стихийных и общественных бедствий. В ведении управления состояла Новочеркасская община сестер милосердия, в которой осуществляли подготовку сестер милосердия для ухода за больными в разных больницах и частных домах, а Донские областные ведомости. Часть неофиц., 1878, № 95, 6 декабря.

189 также во время эпидемий. Число сестер милосердия входивших в состав Новочеркасской общины к началу XX века составило 27, доходы – 4.419 рублей (в том числе пожертвований 94 рубля, пособий от Управления Российского Общества Красного Креста 1000 рублей, оплаты за труды сестер 1.692 рубля), расходы – 4.419 рублей.308 Оценить масштабы деятельности Донского Окружного Управления Российского Общества Красного Креста представляется возможным в сравнении с идентичной работой Кавказского Окружного Управления. Данные 1895 нижеследующей Число членов таблицы позволяют судить Запасной капитал на нужды военного времени о степени эффективности каждого из названных окружных управлений: Расходные суммы Капитал для оказания пособий увечным воинам Приход Донское окружное управление Кавказское окружное управление Расход 1.185 р. 6.857 р.

48 1.607 р. 9.783 р.

26.383 р. 225.056 р.

3.312 р. 17.416 р.

Согласно сведениям, помещенным в таблице, можно заключить, что размеры капиталов и число членов Кавказского окружного управления к 1895 году в несколько раз превышали аналогичные статьи Донского окружного управления, что является основанием для утверждения об обладании семьям. Компенсировать неспособность Донского окружного управления по осуществлению более эффективной деятельности как в сфере преумножения денежных средств Российского Общества Красного Креста, так и в оказании Кавказским управлением потенциальной возможностью оказывать более значительную помощь нуждавшимся в ней воинам и их 308 Благотворительность в России. Том II. Часть I. – СПб, 1904. С. 2. Сведения, помещенные в таблице извлечены из: ГАСК.Ф.62.Оп.1.Д.39.ЛЛ.42-43;

45об-46об.

190 различных видов помощи, пострадавшим во время общественных и стихийных бедствий, были призваны местные управления и комитеты, функционировавшие в Области войска Донского к началу XX века. Подтверждением данного вывода служат статистические сведения, представленные в приложении 5:310 Учитывая весомый вклад местных органов Красного Креста в дело оказания различных видов помощи как больным и раненым воинам и их семьям, так и пострадавшим в результате общественных и стихийных бедствий, следует указать на ряд изъянов, присущих их деятельности. Так, в циркуляре Главного Управления Российского Общества Красного Креста управлениям и комитетам Общества от 6 октября 1889 года подписанном председателем Главного Управления Общества Генерал-адъютантом фонКауфманом, было отмечено: «Следя по отчетам местных учреждений Общества за деятельностью их по оказанию пособий увечным воинам на местах их жительства, Главное Управление заметило, что многими учреждениями выдаются пособия одним и тем же лицам, разъезжающим из города в город и обращающимся к местным органам Красного Креста с просьбами о пособии, другими словами, сделавшим из этого род промысла. Имея в виду, что Уставом Общества на его местные учреждения возлагается попечительство об увечных воинах, проживающих в районе их ведения (причем имелось в виду, что местные органы имеют возможность точно выяснить положение просителей, живущих в той местности, где действует данное учреждение, а также степень их нужды и право на получение пособия), выдача пособий лицам, бывающим в этой местности лишь проездом, выходит из круга деятельности данного органа Общества и может допускаться лишь в исключительных случаях крайней нужды и доказанной необходимости неотложной помощи, и если по времени возможно то по Данные, помещенные в таблице, извлечены из: Отчет о деятельности Донского окружного управления Российского Общества Красного Креста за 1900 год. – Новочеркасск, 1901. / ГАРО.Ф.353.Оп.1.Д.529. ЛЛ.125-128;

131-134;

165-166;

198. / Благотворительность в России. Том II. Часть I. – СПб, 1904. С. 2;

6-8;

14;

18.

предварительному сношению 191 с Главным Управлением, где сосредоточиваются все сведения о получивших в разных учреждениях Общества пособия. В тех же видах было бы желательно, чтобы в отчетах местных учреждений Общества всегда обозначались фамилии лиц, которые получали от него в отчетном году пособия (авт., что не всегда имело место)».311 К числу факторов, оказавших негативное влияние на деятельность Российского Общества Красного Креста, относилось и резкое колебание ежегодной численности действительных членов местных органов Общества. Данное заключение вытекает из циркуляра Главного Управления Общества его управлениям и комитетам от 17 февраля 1890 года, в котором говорится: «Из отчетов некоторых управлений Общества, а также подведомственных им комитетов, усматривается уменьшение из года в год наличности действительных членов Общества, вносящих в кассы Общества Красного Креста определенные уставом членские взносы. Встречаются даже, к сожалению, такие учреждения Общества, где членские взносы совершенно прекращаются и учреждения существуют лишь номинально. Объяснять такое обстоятельство охлаждением местного населения к делу Красного Креста в виду мирного времени и ослабления в этот период деятельности Общества нет оснований, ибо указанные уставом задачи Красного Креста в мирное время настолько обширны, что для выполнения их требуется немало сил и средств, были бы лишь желающие жертвовать своим временем и средствами на благое дело Красного Креста. Лучшим подтверждением этого является пример многих из учреждений Общества, где круг лиц, работающих для целей Красного Креста с каждым годом растет и помощь санитарного персонала, организация собственных санитарных учреждений, участие в оказании помощи населению в общественных бедствиях, - развиваются с каждым годом. Основываясь но этом, Главное Управление считает своим долгом пригласить те местные органы, где деятельность ослабела настолько, ГАСК.Ф.62.Оп.1.Д.17.Л.229.

192 что постепенно сокращается ниже даже требуемого уставом круга лиц, принимающих участие хотя бы лишь членскими взносами в деле Красного Креста, обратить большее внимание на ознакомление местного общества с задачами Красного Креста и на привлечение сочувствующих им к выполнению той или другой из них».312 Данный призыв имел актуальный характер и для рассматриваемых регионов Юга России. Так, например, в обращении председателя Российского Общества Красного Креста к Его Высокопреосвященству Афанасию, Архиепископу Донскому и Новочеркасскому от 28 марта 1895 года, было отмечено, что: «Кружечный сбор в помощь Обществу Красного Креста ежегодно уменьшаясь, достиг ныне крайнего предела (в 1894 году против 1882 года сбор этот упал слишком на половину). Такое оскудение притока кружечного церковного сбора на дело христианского милосердия, каким воистину представляется близкая сердцу Государыни Императрицы, Августейшей Покровительницы Общества Красного Креста, деятельность его, осмеливает меня обратиться к Вашему Высокопреосвященству с просьбою о споспешествовании приливу пожертвований на столь сродную православной церкви деятельность, какая неустанно передается в жизнь органами Общества Красного Креста. На такое дело рука христианина да не оскудеет и призыв к тому со стороны пастырей церкви, как то рекомендовано было отношениями Святейшего Синода от 4-23 марта 1876 года, может много помочь Обществу Красного Креста в исполнении его святой задачи, за правильным развитием которой с особою заботливостью угодно наблюдать самой Государыне Императрице. Я твердо уверен, что Ваше Высокопреосвященство с особым сочувствием откликнется на настоящий обращаемый к Вам от Общества Красного Креста призыв, приглашением служителей церкви Вашей епархии озаботиться возможно частым обнесением кружек для сбора в пользу Красного Креста пожертвований, знакомя с деятельностью сего Общества свою паству и приглашая ее к ГАСК.Ф.62.Оп.1.Д.17.Л.235.

материальной поддержке этой 193 заслуживающей сочувствия всякого христианина человеколюбивой деятельности Общества».313 Обнесение кружек для сбора пожертвований в пользу Общества Красного Креста, в свою очередь, зачастую имело негативные последствия. Доказательством этого является обращение Товарища Министра Внутренних Дел, Статс-Секретаря Князя Лобанова-Ростовского к Войсковому Наказному Атаману войска Донского Н. А. Краснокутскому от 3 сентября 1877 года, в котором упомянуто о том, что: «В последнее время было обнаружено несколько случаев злоупотребления при производстве в разносимые кружки сбора в пользу Общества «Красного Креста». Для предупреждения этих злоупотреблений, Главное Управление Общества признало необходимым вновь подтвердить, что сбор по свидетельствам в тарелки и в разносимые кружки не должен производиться;

допускается же сбор только в кружки, прикрепленные в известных местах и разносимые в церквах под наблюдением причтов».314 Вслед за этим уведомлением последовало распоряжение производства администрации. Осуществление деятельности по оказанию специализированной медицинской помощи и призрению больных и инвалидов во второй половине XIX века проводилось не только органами Российского Общества Красного Креста. Аналогичные функции были возложены и на созданное в 1881 году Попечительство о слепых, первоначально названное «Мариинским», а в 1888 году по воле Государя Императора переименованное в «Попечительство Императрицы Марии Александровны о слепых». Поводом к открытию Попечительства послужили последствия русско-турецкой войны. В ходе работы Главного Попечительства для пособия нуждающимся семействам воинов, открытом в 1877 году по воле Ее 313 Н.

А.

Краснокутского сбора о со пресечении стороны всех попыток местной неустановленного органов Донские епархиальные ведомости, отдел официальный, 1895, № 11, 1 июня. ГАРО.Ф.46.Оп.1.Д.1340.Л.10.

194 Величества в Санкт-Петербурге, выяснилось, что среди раненых находилось весьма значительное число (до 1500)315 молодых солдат, совершенно здоровых, но ослепших во время военных действий. Это обстоятельство обратило на себя особое внимание Императрицы, которая распорядилась приказать Главному Попечительству изыскать средства для облегчения участи этих несчастных слепцов. С этой целью Попечительство сочло нужным оказать помощь тем из означенных нижних чинов, которые не ослепли окончательно, командировав в местности, которые заключали в себе наибольшее число потерявших на войне зрение, опытных окулистов. Совсем же ослепшим воинам Попечительство выдавало денежные пособия из своих сумм, приняв на себя обязанности по содействию в назначении полагавшихся им по закону единовременных и постоянных денежных пособий. Кроме того, было учреждено два убежища – одно в Санкт-Петербурге, а другое в Киеве, для обучения ослепших нижних чинов, в возрасте до 35-ти лет, доступным для них ремеслами. Все эти виды помощи оказывались исключительно слепым военного звания. Между тем в Главное Попечительство начало обращаться за помощью значительное число слепых других состояний, которым Главное Попечительство не имело ни права, ни возможности оказывать помощь средствами, определенными исключительно на призрение воинов. В условиях выяснившейся необходимости организации постоянной помощи для всех проживавших в России слепых, в среде членов Попечительства, выполнившего большую часть возложенных на него обязательств, возникла мысль о целесообразности преобразования Главного Попечительства в Попечительство для призрения слепых вообще, с передачей ему и оставшихся неизрасходованными сумм.

Краткий очерк десятилетней деятельности Попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых, 1881-1891 гг. – СПб, 1893. С. 4.

195 Основные направления деятельности Мариинского Попечительства для призрения слепых были Высочайше утверждены Государем Императором Александром II 13 февраля 1881 года, а 2-го апреля того же года Попечительство удостоилось быть принятым под Августейшее покровительство Государыни Императрицы Марии Фёдоровны. Первоначально Попечительство состояло в ведомстве Министерства Внутренних Дел, а 10 марта 1883 года по Высочайшему повелению оно со всеми своими учреждениями было переведено в ведомство учреждений Императрицы Марии. В круг деятельности Мариинского Попечительства входили все способы оказания помощи слепым, не исключая и мер предупреждения слепоты. Первостепенное значение отводилось обучению слепых доступным для них ремеслам и занятиям, чтобы они могли существовать без посторонней помощи и работать по возможности самостоятельно. К моменту учреждения Попечительства в его кассу было перечислено 216.981 рубль 48 копеек,316 оставшихся неизрасходованными Главным Попечительством. К числу источников доходов Попечительства были отнесены такие как: 1) ежегодные и пожизненные членские взносы, 2) частные пожертвования, 3) плата за содержание состоятельных слепых в заведениях Попечительства, 4) выручка от продажи изделий слепых, находившихся в учебных заведениях, 5) субсидии от Правительства или общественных учреждений и 6) доходы с концертов, публичных чтений и т.п. С первого же года образования Попечительства сборы в пользу слепых по всей Российской Империи привели к блестящим результатам. Так, в течение десятилетия в кассу Попечительства о слепых со всей страны поступило 1.265.375 рублей 61 копейка.317 Размеры сборов по Ставропольской губернии, Терской и Кубанской областям за тот же период в совокупности составили 17.274 рубля 44 копейки, а по Области войска Краткий очерк десятилетней деятельности Попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых, 1881-1891 гг. – СПб, 1893. С. 6. 317 Там же, с.9.

196 Донского – 15.009 рублей 30 копеек.318 К 1-му января 1892 года в кассе Попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых состояло: 1) общий неприкосновенный капитал Попечительства 263.800 рублей 2) неприкосновенный капитал, Высочайше пожертвованный на содержание Александро-Мариинского училища слепых 1.105.200 рублей 3) запасный капитал Попечительства 202.100 рублей 4) Запасные средства АлександроМариинского училища слепых, образовавшиеся из остатков от процентов с неприкосновенного капитала 56.000 рублей 5) Пенсионный фонд 6.300 рублей 6) Вспомогательный фонд Александро-Мариинского училища, для вспомоществования окончившим его ученикам 70.000 рублей 7) вспомогательный фонд губернских училищ слепых 41.700 рублей 8) наличные текущие суммы 25.878 рублей 24 копейки, а всего 1.770.978 рублей 24 копейки.319 Общая же сумма капиталов Попечительства, с учетом сумм, хранящихся на местах в отделениях и у уполномоченных Попечительства к 1892 году составила около 2 миллионов рублей,320 не считая недвижимых имуществ. Попечительством спустя десять лет с момента его основания было открыто 14 училищ, в которых к 1892 году воспитывалось до 400 детей, 2 убежища для взрослых слепых, 2 приюта для престарелых слепых и одна глазная лечебница.321 Кроме того, им была учреждена библиотека печатных книг для чтения слепых, велась статистика о проживавших в России слепых, содержались стипендиаты в других учреждениях для слепых, выдавались по мере возможности денежные пособия слепым, наиболее в них нуждавшимся, а также предпринимались меры по предупреждению слепоты. Больше всего обращали на себя внимание летучие отряды Попечительства, отправляемые в отдаленные местности для подачи хирургической помощи страдавшим глазными болезнями. Вместо семи Краткий очерк десятилетней деятельности Попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых, 1881-1891 гг. – СПб, 1893. С. 9. 319 Там же, с. 7. 320 Там же. 321 Там же, с. 2.

197 отрядов, посланных в 1893 году в виде опыта, Попечительство в 1894 году снарядило их уже 21, в 1895 году – 24, в 1896 году – 21, в 1897 году – 33, за четыре года оказана помощь 150016 человек и произведено 38867 глазных операций.322 К 1899 году Попечительство состояло из 27 отделений и комитетов323 и существовало на средства, собираемые им по всей России. Одним из главных источников его доходов служил церковно-кружечный сбор, производимый в неделю о слепом, в городских и монастырских церквах. В 1896 году этот сбор дал 91.704 рублей, кроме того в том же году было получено дохода с капиталов 105.534 рубля, членских взносов (от 5258 членов) 24929 рублей, пожертвований 104.923 рубля, от продажи изделий 17.388 рублей, всего 426.553 рубля, израсходовано 387.733 рубля, в результате чего капиталы Попечительства и его отделений к 1-му января 1897 года составили 2.697.556 рублей.324 Учреждений для помощи слепым с такой всеобъемлюющей программой действий как программа Попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых, нигде в мире к тому времени не существовало. Обучение и воспитание слепых во всех иностранных государствах лежало на обязанности государства, провинций или городских и сельских учреждений, частные же общества являлись вспомогательными и содействующими Правительству органами по вопросам, При не этом рассматриваемым деятельность всех правительственными учреждениями.

заграничных обществ никогда не распространялась на территорию всего государства, а ограничивалась лишь известной местностью и нередко даже одним учебным заведением. Единственным исключением в этом отношении являлось образованное в Париже Общество под названием: «Association Valentin Hauy», которое распространяло свою деятельность на всю Францию. Но и во Франции обязанность о воспитании и обучении слепых возлагалась 322 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. 48. – СПб, 1899. С. 550. Там же. 324 Там же.

198 на Правительство. В сферу деятельности французского Общества входило выполнение лишь тех функций, которые не были включены в круг обязанностей правительственных учреждений, да и то только в отношении тех слепых, которые были способны к обучению каким-либо ремеслам, почти не касаясь благотворительной стороны дела, включавшей в себя призрение неспособных к труду слепых, пользовавшихся во Франции общими благотворительными учреждениями. Российское же Попечительство о слепых имело право открывать свои отделения и учреждения как для призрения, так и для обучения и воспитания слепых на территории всей Империи. Призрение слепых в пределах всего Кавказского края, которых к 1891 году насчитывалось около 10000 человек,325 осуществляло, учрежденное 6 ноября 1889 года, Кавказское Отделение являвшееся частью Попечительства Императрицы Марии Александровны и состоявшее под Августейшим покровительством Ее Императорского высочества Государыни Императрицы. Деятельность Кавказского Отделения распространялась на отдельные части края при посредничестве особых уполномоченных, избираемых Советом Отделения для каждой губернии или области. В состав Кавказского Отделения Попечительства входили лица обоих полов всех состояний и вероисповеданий, желающие содействовать его целям денежными взносами или личным трудом. Члены Отделения разделялись на: а) членов-учредителей, к которым принадлежали все лица, подписавшие протокол об учреждении в городе Тифлисе Кавказского Отделения почетных Попечительства членов, которые Императрицы своею Марии Александровны;

либо б) деятельностью денежными пожертвованиями оказывали Отделению особое содействие в достижении преследуемых им целей;

в) членов-соревнователей, вносивших в кассу Отделения не менее пяти рублей ежегодно, или единовременно не менее ста Второй отчет состоящего под Августейшим покровительством Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Кавказского Отделения Попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых за 1891 год. – Тифлис, 1892. С. 3.

рублей 199 и г) членов-сотрудников, учавствовавших личным трудом в делах и занятиях Отделения. Членами Кавказского Отделения могли быть также как общественные, так и частные учреждения. Главное внимание Отделения было сосредоточено на обучении слепых детей и на предоставлении бесплатного лечения, содержания и выдаче лекарств всем без исключения, страдающим глазными болезнями. С этой целью в 1891 году в Тифлисе была открыта лечебница для слепых, в 1893 году – училище для обучения детей с дефектами зрения, а в 1899 году – глазное отделение при Екатеринодарской войсковой больнице, в которой на рубеже веков воспользовалось лечением 10.965 человек327 обоих полов. Средства Кавказского Отделения состояли из: а) пожертвований, собираемых посредством подписки, кружек и т.п.;

б) членских взносов;

в) сборов с концертов, спектаклей, публичных чтений;

г) субсидий от Правительства, Совета Попечительства и других общественных учреждений;

д) платы, вносимой состоятельными родителями и родственниками за содержание слепых в открытых Отделением учреждениях и е) стипендий, учреждаемых в означенных заведениях обществами и частными лицами. Судить о степени вклада Кавказского Отделения Попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых в дело оказания различных видов помощи слепым, представляется возможным, проанализировав в приложении 6 табличные размеры статей приходо-расходной деятельности Отделения в течение его десятилетнего периода существования:328 Согласно сведениям таблицы можно заключить, что местное население принимало активное участие в деятельности Попечительства на Кавказе, а местные уполномоченные оказывали энергичное содействие делу преумножения капиталов Отделения, размеры которых за десятилетие Кубанский календарь на 1899 год. Издание Кубанского областного статистического комитета. Под ред. А.С. Собриевского. Приложение: «Кубанский сборник». Том V. – Екатеринодар, 1899. С. 161. 327 Благотворительность в России. Том II. Часть II. – СПб, 1904. С. 17. 328 Сведения, помещенные в таблице, извлечены из: Второй отчет состоящего под Августейшим покровительством Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Кавказского Отделения Попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых за 1891 год. – Тифлис, 1892. С. 48-49. / Двенадцатый отчет Кавказского отделения Попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых за 1901 г. – Тифлис, 1902. С. 58-59.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.