WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ на правах рукописи ТЕСЛИЦКИЙ ИЛЬЯ ВЛАДИМИРОВИЧ НЕВИНОВНОЕ ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА ПО ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОМУ ОСНОВАНИЮ В ...»

-- [ Страница 2 ] --

Глава 2. Уголовно-правовые характеристики психофизиологического основания невиновного причинения вреда § 1. Понимание экстремальных условий и нервнопсихических перегрузок В проса параграфе втором главы первой мы касались вопонимания «экстремальных условий» и «нервно психических перегрузок». Представляется, что существует потребность подробнее остановиться на этом вопросе. Экстремальные условия и нервно-психические перегрузки - это критерии допустимости учета психофизиологических качеств лица. Без обнаружения наличия одного из этих двух критериев нет правовой возможности учитывать положения ч. 2 ст. 28 УК РФ при квалификации деяния, причинившего вред. Таким образом, смысловое содержание, вкладываемое в эти два критерия, должно быть последовательным и единообразным на всей территории страны, так как без этого не будет соблюдено требование Конституции РФ о равенстве людей перед законом и судом. Законодатель не счел важным в тексте уголовного закона указать, что же все-таки мы должны понимать под экстремальными условиями и нервно-психическими перегрузками. Верховный Суд Российской Федерации также уже на протяжении более чем шести лет не вносит ясности. Учебники по уголовному праву и комментарии УК РФ не решают проблему, так как в них описаны очень разнообразные подходы к пониманию данных категорий, а это не дает возможности составить стройное представление. Считаем целесообразным дать понимание экстремальных условий и нервнопсихических перегрузок в соответствии с их буквальным смысловым значением, а также в соответствии с психологической литературой. Если уголовное право заимствует ту или иную категорию из других наук, то, на наш взгляд, не должно коренным образом меняться смысловое значение этой категории. Во втором параграфе главы первой мы показали возможные последствия вольного понимания экстремальных условий и нервно-психических перегрузок. Определение как «требования в ч. 2 ст. 28 таких двух критериев, экстремальных условий» и «нервнопоказывает желание законодате психические перегрузки» ля учесть в первом случае объективно сложные, а во втором субъективно сложные ситуации. Но сразу же возникают закономерные вопросы. Где грань между ними? Можно ли вообще считать ту или иную ситуацию объективно экстренной для всех? Объективно экстренная ситуация перерастает в субъективно экстренную через очень небольшой промежуток времени, и непонятно, зачем разделять объективно и субъективно сложные ситуации. С другой стороны, вызывает серьезные опасения то, будет ли выделение объективно экстремальной ситуации обоснованным с точки зрения принципа субъективного вменения. Например, для абсолютного большинства людей скорость болидов во время гонок «Формула-1» и управление ими это экстремальные условия, но для гонщиков это повседневная работа, которая не является для них экстремальными условиями по определению. Человек не может постоянно изо дня в день действовать в экстремальных условиях, он либо на определенном этапе перестает функционировать, либо эти ус ловия для него становятся нормой, то есть индивид к ним адаптируется. На наш взгляд, выделение этих двух критериев сложной ситуации не нужно. Тем более, непонятно, зачем между ними поставлен разделительный союз «или»? Неужели не может быть нервно-психических перегрузок во время экстремальных условий? Представляется, что может и может в абсолютном большинстве случаев. Мы считаем, что употребление законодателем таких критериев невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию, как экстремальные условия и нервно-психические перегрузки, не правильно. Для обоснования этого тезиса выдвигаем следующие доводы. 1. Нельзя разграничить объективно сложные и субъективно сложные ситуации, потому что эти две качественные характеристики тесно связаны между собой. 2. Ненужно включать в текст одной нормы уголовного закона сразу два оценочных признака. Это мешает одинаковому пониманию закона и ведет к тому, что правоприменитель будет по своему усмотрению расценивать ситуации, имеющие признаки невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию. Экстремальные условия и нервно-психические перегрузки это бесспорно оценочные признаки. 3. Не нужно включать в уголовный закон категории, заимствованные из других наук, в понимании содержания которых нет единообразия и определенности в самой отраслевой науке. Нервно-психические перегрузки очень неоднозначная категория психологии, в которую вкладываются самые разные понятия. Как можно ожидать от рядового правоприменителя правильного употребления этой нормы, если даже отраслевые специалисты не пришли к согласию в понимании какого-либо из её элементов? Да, конечно, некоторые категории, содержащиеся в других нормах уголовного кодекса РФ, также достаточно противоречивы (аффект, невменяемость и прочие), но их появление разумно и обоснованно. Было, на наш взгляд, невозможно заменить данные определения чем-либо более тривиальным. Ситуация же с частью второй статьи 28 УК РФ - другая, употребление терминов «экстремальные условия» и «нервнопсихические перегрузки» не вносит ясность в регламентацию невиновного причинения вреда, а наоборот, запутывает. 4. Применение существующей сейчас нормы о невиновном причинении вреда по психофизиологическому основанию может привести к некоторым неблагоприятным последствиям, так как в ч. 2 ст. 28 УК РФ не указано на источник возникновения опасной ситуации, а также слишком размыты границы данной ситуации. Наше несогласие с существующим сейчас механизмом правового регулирования невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию (ч. 2 ст. 28 УК) не отменяет бытие данной нормы, поэтому мы сейчас исследуем понимание экстремальных условий и нервно-психических перегрузок. Во время этой деятельности постараемся доказать правильность доводов, выдвинутых нами для обоснования тезиса.

Рассмотрим сначала понимание «экстремальных условий». В соответствии с современными филологическими источниками условие - это: 1. Обстоятельство, от которого что-нибудь зависит. 2. Требование, предъявляемое одной из договаривающихся сторон. 3. Устное или письменное соглашение о чем-нибудь, договоренность. 4. Правила, установленные в какой-нибудь области жизни, деятельности. 5. Обстановка, в которой происходит что-нибудь. 6. Данное требование, из которого следует исходить.111 Представляется более подходящим для ч. 2 ст. 28 УК РФ понимание под условием обстановки, в которой чтонибудь происходит. После выяснения семантики слова «условие» необходимо выяснить значение прилагательного «экстремальный». Слово «экстремальный» произошло от латинского extremum. В буквальном переводе это слово означает «крайне». Поэтому под экстремальным условием с точки случае Есть зрения филологии понимается Это более какая-либо крайняя обстановка, в которой происходит что-нибудь (в нашем причинение несколько вреда). видов буквальное подробного понимание. понимания еще экстремальных условий, данных в литературе. А.И. Рарог определяет экстремальные условия как неожиданно возникшую или изменившуюся ситуацию, к которой лицо не готово, и по своим психофизиологическим качествам неспособ Ожегов С.И., Щведова Н.Ю. Указ. соч. С. 839.

но принять адекватное решение и найти способ предотвращения вредных последствий (например, в условиях аварии по причине конструктивных дефектов или заводского брака машины или механизма;

в обстановке стихийного бедствия или чрезвычайной ситуации;

в случае возникновения нештатной ситуации при выполнении работ водолазами, спелеологами, при занятии альпинизмом и т.д.)112. И.М. Тяжкова вообще понимает под экстремальными такие условия, которые «выходят за рамки обычных, либо такое усложнение обстановки, которое требует особого внимания и немедленного реагирования»113. По всей видимости, определения, данные А.И. Рарогом и И.М. Тяжковой, основываются на их правосознании, на их понимании положений ч. 2 ст. 28 УК РФ. Термин «экстремальные условия» применяется в психологии редко, непонятно, почему законодатель счел возможным употребить в рассматриваемой нами норме именно его. То буквальное лаконичное определение, которое дали мы, и определение указанных выше авторов однозначно показывает, что употребление законодателем категории «экстремальные условия» не слишком удачно, так как под формулировку «экстремальные условия» легко можно облачить самые разные жизненные ситуации. Если принять определения экстремальных условий, данные названными выше авторами, то нужно признать, что человек, испытывающий чувство голода и не могущий утолить его законными сред112 Рарог А.И. Указ. соч. С. 136 Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. Учение о преступлении /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. – С. 342.

ства, имеет право на кражу продуктов из любого места. Так как чувство голода и направленные на его утоление действия это, безусловно, психофизиологическое качество. Ситуация, когда нечего есть тебе, что очень часто встречается из-за невыплаты зарплаты, из-за несоответствия дохода прожиточному минимуму, безусловно экстремальная. Даже если ее нельзя признать экстремальной, ее можно признать ситуацией, в которой человек испытывает нервно-психические определяет и т.д. под перегрузки. Например, И.М. Тяжкова такие нервно-психическими у вменяемого лица перегрузками не будет особые состояния организма, как переутомление, стресс, Разве состояния стресса, если ему нечем кормить детей длительное время (например, 10 дней до зарплаты)? Тем более однозначна ситуация, когда близкий тебе человек пребывает в больнице и ему необходима дорогостоящая операция. Разве в такой ситуации можно совершить разбойное нападение на банк? Мы понимаем, что во всех указанных выше ситуациях никто не будет ванию. мальные квалифицировать случившееся как невиновное причинение вреда по психофизиологическому осноНо хотим показать, что если понимать экстреусловия и нервно-психические перегрузки так, как это следует из буквального смысла этих словосочетаний и так, как их понимают ученые, то можно квалифицировать подобные ситуации именно так. Уяснив условия», содержание словосочетания понятие «экстремальные проанализируем «нервно-психические перегрузки». Термин «нервно-психические перегрузки» заимствован уголовным правом из психологии, поэтому мы постараемся осветить именно, психологическое его содержание. Но в начале обратимся к тому, как понимаются нервно-психические перегрузки в учебной и монографической литературе по уголовному праву. В большинстве научных трудов, касающихся субъективной стороны преступления, и в большинстве учебников не дается понимание этого критерия. Только в некоторых из них это сделано. И.М. Тяжкова, например, понимает особое под нервноорганизма психическими перегрузками состояние человека, например, при переутомлении, стрессовом состоянии, вызванном полученным известием, острой реакции, подавляющей интеллект и волю, на поведение других лиц и т.д. Также она говорит, что особое нервнопсихическое состояние может возникнуть при осуществлении профессиональных функций, в быту и т.д.114 А.И. Рарог не дает понятия нервно-психических перегрузок, а ограничивается перечислением некоторых из них – «усталость, физическое и психическое перенапряжение в результате тяжелой физической работы, длительного непрерывного интеллектуального труда, например, при работе пилота самолета или машиниста электровоза во вторую смену подряд»115. Оба автора, и мы с ними согласны, определяют нервно-психические перегрузки как особое состояние организма человека, вызванное различными факторами. Необходимо определиться в содержании этого особого состояния и в факторах, которые определяют его в качестве 114 такового.

Мы согласны, что нервно-психическое Там же С. 342. Рарог А.И. Указ. соч. С. напряжение это именно состояние организма человека, а не психики, так как психика это одна из составляющих организма человека, которая, конечно же, пребывает в тех или иных особых состояниях. Состояние психики вызывает те или иные изменения в физиологическом состоянии организма человека, и наоборот, физиологическое состояние организма человека влияет на психику. Поэтому неправильно было бы их рассматривать в отдельности. Мы не в полной мере разделяем мнение И.М. Тяжковой, считающей, что под нервно-психическими перегрузками можно понимать состояние стресса. В настоящее время термин «стресс» используется для обозначения целого ряда разнообразных явлений: 1) сильное, неблагоприятное, отрицательно влияющее на организм воздействие;

2) сильная неблагоприятная для организма физиологическая или психологическая реакция на действие стрессора;

3) сильные, как благоприятные, так и неблагоприятные для организма реакции разного рода;

4) неспецифические черты (элементы) физиологических и психологических реакций организма при сильных, экстремальных на него воздействиях, вызывающих интенсивные проявления адаптационной активности;

5) неспецифические черты (элементы) физиологических и психологических реакций организма, возникающие при любых реакциях организма. Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю. Указ. соч. С. 98.

Если согласиться с позицией И.М. Тяжковой, то необходимо лица признать, например, что причинение вызванной вреда какимвследствие несоответствия психофизиологических качеств нервно-психической перегрузке, либо радостным событием, является невиновным. Для того чтобы подробно и обоснованно говорить о понимании нервно-психических перегрузок, необходимо определить, что понимается в психологии под психическим состоянием, что значит - особое психическое состояние (именно так определила нервно-психические перегрузки И.М. Тяжкова, и мы с ней в этом согласны). Согласно Н.Д. Левитову, «психическое состояние – это целостная характеристика психической деятельности и поведения за определенный период времени, показывающая своеобразие протекания психических процессов в зависимости от отражаемых предметов и явлений действительности, предшествующего состояния и психических свойств личности».117 А.О. Прохоров Психическое состояние – крайне сложное отмечает, что благодаря этой функции явление. Оно обладает выраженной регуляторной функцией. «достигается адаптационный эффект – приведение психологических особенностей субъекта в соответствие с требованиями предметно-профессиональной деятельности»118. Также он считает, что психическое состояние, интегрируя, связывая в пространственно-временной и информаци Левитов Н.Д. Психическое состояние беспокойства, тревоги // Вопросы психологии. – 1969. - №1. С. 56. 118 Прохоров А.О. Функциональные структуры психических состояний // Психологический журнал. – 1996. – Т. 17. №3 С. 12.

онно-энергетической системе координат особенности внешней среды (ситуации, предметной деятельности, социального окружения и т.п.), с одной стороны, и психические процессы и свойства, с другой, образует соответствующую функциональную структуру. В ней фиксируются инвариантные и динамические аспекты проявлений функциональных и психическими отношения. При состояний во взаимосвязи с системами более высокого порядка.119 Между психическими свойствами состояниями существуют множественные этом специфика психических состояний, их модальность и качество обуславливаются ведущими свойствами личности. А.О. Прохоров видит интегрирующую функцию психических состояний в том, что они способствуют устойчивой взаимосвязи психических процессов и психических свойств и формируют единство психического, образуя психологическую структуру: свойства – состояния – процессы.120 Таким образом, исходя из приведенных выше рассуждений отраслевых специалистов, базовой функцией психических состояний является интегрирующая функция, благодаря которой и происходит объединение психических процессов и свойств в целостную совокупность, образующую психологический строй личности в определенном временном интервале. Очевидно, что в зависимости от величины этого временного интервала можно выделять оперативные психические состояния (связанные с актуальным временем жизнедеятельности человека и длящиеся секунды-минуты), теку 119 См., там же С. 13-15. Там же С. 16-17.

щие психические состояния (часы-дни) и длительные психические состояния. Нас в разрезе анализа нервно-психической перегрузки как одного из критериев возможности невиновного причинения вреда, состояния - это определенного в ч. 2 ст. 28 УК РФ, состояния, которые значительное время деятельноинтересуют оперативные и текущие состояния. Длительные сопровождают жизнедеятельность человека. Человек к ним привыкает и должен при осуществлении своей сти (особенно сопряженной с опасностью) их учитывать, поэтому считаем, что наличие нервно-психических перегрузок, вызванных достаточно длительным неблагоприятным действием различных факторов, не является само по себе достаточным для существования нервно-психических перегрузок, как критерия возможности невиновного причинения вреда. Например, при длительной депрессии человек испытывает нервно-психическую перегрузку, в состоянии депрессии он садится за руль автомобиля и из-за недостаточной собранности становится инициатором какого-либо На криминального дорожно-транспортного происшествия.

наш взгляд, в этой ситуации не должна применяться ч. 2 ст. 28 УК РФ, так как человек осознавал, что он находится в подавленном состоянии, неправильно было бы его освобождать от ответственности в данном случае. В психологии редко использует термин, которым определила И.М. Тяжкова нервно-психические перегрузки, - «особое состояние». состояние». Более К употребителен термин «неравновесное относятся сонеравновесным состояниям стояния, связанные с повышением (тревога, восторг, ра дость) или понижением (грезы, подавленность, печаль, утомление) активности, характеризующиеся, соответственно, более высоким или низким уровнем активности относительно условного среднего уровня. Суть любого неравновесного состояния в том, что весь психологофизиологический механизм определенного индивида и изменения, происходящие в нем в неравновесных состояниях, направлены на адаптацию к Когда ситуации сильного отклонения проблема психических соот нормы, существующей в данное время. рассматривается стояний, то, несмотря на выделение большого их числа, необходимо подчеркнуть, что, строго говоря, они не имеют четких границ. Мы не можем сказать, что в данный момент наступило одно состояние, сменившее в одночасье другое. На наш взгляд, более правильной является точка зрения В. Блока. В соответствии с ней рядоченное множество, некий континуум внутри этого множества. Именно существует упосостояний, сопостоянных стояние человека можно представить как подвижную точку вследствие взаимопереходов одного состояния в другое мы сталкиваемся с их многозначностью и испытываем трудности при их описании, вербализации.121 Кроме того, проблемы в описании качества и содержания состояния связаны с таким явлением, как особенности динамики состояния в зависимости от уровня активации, которая обуславливает устойчивую работоспособность человека в зоне оптимального бодрствования. Выход за пределы этой зоны вызывает за кономерное снижение качества деятельности, вплоть до ее дезинтеграции. Особенно интересны для нас психические состояния, близкие к запредельным, выходящие за рамки оптимального уровня бодрствования. Несмотря на описанные сложности в четком выделении их видов, возможно на основе совокупности различных типических черт определить разновидности неравновесных психических состояний. В этой деятельности мы будем руководствоваться психологофизиологическим, а не каким-либо иным, набором знаний и понятий. Также мы рассмотрим, как, на наш взгляд, соотносятся выделяемые в психофизиологии психические состояния и «нервно-психические перегрузки», определенные в ч. 2 ст. 28 УК РФ. Выделим четыре вида неравновесного состояния, которые определенно имеют свои собственные специфические динамику и содержание, такие, как психическая напряженность, фрустрация, растерянность и аффект. Рассмотрим их подробнее. Проблема психической напряженности - одна из центральных и в психологии, и при изучении профессиональной деятельности оператора какого-либо механизма. Напомним, что большинство специалистов в области уголовного права видит одно из предназначений ч. 2 ст. 28 УК РФ в правовом регулировании ответственности операторов всевозможных машин при причинении ими вреда в различных Блок В. Уровни бодрствования и внимание / Экспериментальная психология;

/Под ред. П.Фресса и Ж.Пиаже – М., 1970. – Вып.3. С. 107.

ситуациях.122 И.М. Тяжкова также придерживается этой позиции, но употребляет синонимичный термин – «переутомление».123 Этот термин используется в психологии в меньшей степени, чем психическая напряженность, так как переутомление - это бытовое, обыденное понимание психической напряженности. Сам автор ч. 2 ст. 28 УК РФ Р.И. Михеев124 первоначально назвал предложенную им статью, в которой определялось невиновное основанию, причинение следующим вреда по психофизиологическому образом:

«Ответственность операторов технических систем и приравненных к ним лиц, выполняющих специальные виды деятельности в условиях лиц, научно-технической революции»125. механизмаПсихология также исследует особенности профессиональной деятельности управляющих какими-либо ми.126 Понятие «психическая напряженность» неоднозначно толкуется разными авторами: одни отождествляют психиче См., например,, Наумов А.В. Указ. соч. С. 226;

Рарог А.И Указ. соч. С. 136. 123 Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. Учение о преступлении. /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. – С. 342. 124 На его авторство указано - Наумов А.В. Указ. соч. С. 226. 125 Михеев Р.И. Уголовная ответственность лиц с психогенетическими особенностями и психогенетическими аномалиями: Учебное пособие. – Хабаровск., 1989. – С. 52. 126 Махнач А.В., Бушов Ю.В. Зависимость динамики эмоциональной напряженности от индивидуальных свойств личности // Вопросы психологии. – 1988. №6.;

Сергеюк Л.И., Захарова Л.Н. Психическая напряженность в моделируемых экстремальных условиях деятельности // Психологический журнал. – 1986. Т.7. -№6.;

Шеховцова Л.Ф. Влияние динамики энергитических затрат на успешность интеллектуальной деятельности в условиях эмоциональной напряженности // Психологический журнал. – 1987. - Т.8. №5.

скую напряженность со стрессом127, другие – с психическим напряжением128, третьи – с тревогой129. Здесь, очевидно, сказывается та сложность в определении сознания, которая вытекает из относительности границ в непрерывном Под континууме психическим состояний. и напряжением Следует будем разделить понимать понятия психического напряжения психической напряженности. состояние мобилизации, повышения устойчивости психических и двигательных функций в процессе выполнения деятельности. Поэтому нет необходимости рассматривать это состояние, как выходящее за рамки оптимального уровня бодрствования и функционирования, перегрузкам. и причислять его к нервнопсихичепсихическим Наоборот, состояние ского напряжения является наиболее предпочтительным при выполнении какой-либо сложной опасной деятельности. По мнению К.К. Платонова, изучавшего работу пилотов, выраженная отрицательная эмоциональная реакция, возникающая в необычной, новой или угрожающей ситуации, нередко несоизмеримая с опасностью, называется психической напряженностью. Это состояние может вызывать эмоциональномоторные, эмоционально-сенсорные и эмоциональноинтеллектуальные нарушения. Наенко Н.Н. Психическая напряженность. – М., 1976. С. 9. 128 Немчин Т.А. Состояние нервно-психического напряжения. Л., 1983. С. 43. 129 Спилберг Ч. Концептуальные и методологические проблемы исследования тревоги: Сб. Стресс и тревога в спорте. М., 1983. С. 12-13. 130 Платонов К.К., Гольдштейн Б.М. Основы авиационной психологии. – М., 1987. – С. 123.

Источниками профессиональной психической напря женности являются среда, стоящая перед работником задача, организационные факторы, личные свойства. Говоря о факторах, связанных с трудовыми задачами, следует упомянуть, что избежать напряженности можно тогда, когда отсутствует перегрузка. Раскрывая смысл ч. 2 ст. 28 УК РФ, многие авторы упоминали, что положение данной статьи должно действовать, когда по приказу начальника или по какой-либо другой причине водитель, пилот или оператор отрабатывают явно больше за какой-либо промежуток времени, чем это предусмотрено существующими нормативами, и именно вследствие усталости совершают роковую ошибку.131 Отметим, что данные ситуации очень неоднозначны и в каждом отдельном случае необходимо подробно устанавливать причину, по которой лицо продолжало работу сверх установленного времени. Кстати, в разрезе раскрытия психической напряженности будет уместным упомянуть, что в большинстве развитых стран существует отработанный механизм по контролю за графиком деятельности лиц, чья работа сопряжена с опасностью. Например, в США осуществляется жесткий контроль за временем работы водителя, в том числе, со стороны профсоюзной полиции.132 Ведущую роль в возникновении психической напряженности играют личностные свойства лица. Среди них такие, как экстраверсия и нейротизм, тревожность, лабильность, эгоцентризм, авторитаризм.

Наумов А.В. Указ. соч. С. 226. и др. Human Factors and Highway-Accident Causation: Some Theoretical Considerations. – AAP, 1981, №2, P. 45.

Существует значимая связь между возникновением психической напряженности и таким явлением как, «соответствие человека и среды». Человек представляет собой противоречивое единство – объективную личность и субъективную личность. Первый компонент – это действительные физические, ментальные и эмоциональные атрибуты личности, а второй – восприятие человеком самого себя и своих способностей. При этом, среда также состоит из двух компонентов: объективного и субъективного. Объективной средой является физическое и социальное окружение в том виде, в каком оно реально существует, а субъективной – окружение, каким его воспринимает человек. В связи с этим и возникает аспект соответствия между человеком и средой в виде: во-первых, противоречия между объективной и субъективной средой, что может являться неадекватным отражением среды;

во-вторых, противоречия между объективной и субъективной личностью, то есть неадекватность самооценки;

в-третьих, может наличествовать степень соответствия объективной среды потребностям человека и, наконец, в-четвертых, существует степень соответствия способностей личности требованиям работы. Чем больше у отдельного человека расхождений между указанными факторами и чем сильнее их выраженность, тем больше вероятность и глубина психической напряженности. Влияние психической напряженности на деятельность неоднозначно. Дезорганизация психической деятельности в результате психической напряженности может наступить сразу, однако может быть и отсроченной. То есть при на растании психической напряженности до определенного уровня деятельность будет выполняться успешно, но впоследствии, при дальнейшем росте психической напряженности, наступит дезорганизация деятельности. Это подтверждается исследованиями факторы, В.Л. Марищука133 Согласно этим исследованиям, вызывающие психическую напря женность, до определенного уровня стимулируют мобилизацию возможностей человека, его работоспособность, а затем наблюдается снижение показателей деятельности. Интересно исследование Т.А. Немчина. Он рассматривает состояние психического напряжения как некий диапазон, состоящий из трех, следующих друг за другом, этапов. При этом психическое напряжение первого уровня характеризуется мобилизующим влиянием на деятельность и субъективно переживается как комфортное состояние. Психическое напряжение второго уровня усиливает активацию, повышает продуктивность деятельности, в том числе и когнитивной, увеличивает готовность к действиям. Психическое напряжение третьего уровня связано с дезорганизацией деятельности, переживанием дискомфорта и т.п.134 Таким образом, влияние состояния психической напряженности на деятельность лица крайне неоднозначно. С одной стороны, умеренная психическая напряженность способствует активации всех резервов организма, с другой - чрезмерная Марищук В.Л. Об адекватных и неадекватных реакциях при стрессе: Сб. Психичекий стресс в спорте. –М., 1975. С. 46-48. 134 Немчин Т.А. Состояния нервно-психического напряжения. – Л., 1983. С. 47.

психическая напряженность приводит к сбоям в деятельности или к полному её прекращению. В комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации, подготовленном коллективом специалистов в области уголовного права юридического института МВД РФ, высказано следующее мнение: «Часть 2 ст. 28 УК РФ предусматривает разновидность невиновного причинения вреда. Речь идет о таких ситуациях, когда в силу чрезмерной физической перегрузки и нервного напряжения лицо, находясь в экстремальной ситуации, теряет контроль над своими действиями, что приводит порой к тяжким последствиям. Например, водителю грузовой автомашины, вернувшемуся из длительного рейса, не дают возможности отдохнуть, посылая в новую сложную поездку. В результате водитель попадает в аварию. Деяние в таких ситуациях подпадает под ч. 2 ст. 28 УК РФ. В такого рода ситуациях ответственность должны нести те должностные лица, которые отдают подобные распоряжения»135. Считаем данную точку зрения не совсем корректной. Несмотря на указание начальника о необходимости выполнения нового рейса без отдыха от предыдущего, у водителя грузовой машины оставалась та необходимая мера свободы, которая позволяла ему либо отказаться от следующей поездки без отдыха, либо во время этой поездки, почувствовав свою чрезмерно выраженную психическую напряженность, остановиться. Данная ситуация не может быть расценена как невиновное причинение вреда - и интеллектуальный, и волевой момен Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. – М.: «Проспект», 1997. – С.64.

ты присутствуют в психике данного водителя. Мы понимаем, что для аргументации позиции, изложенной в указанном выше комментарии к УК РФ, могут быть использованы следующие доводы. Водитель, отказавшись от поездки или не уложившись в отведенный ему срок, лишился бы работы, которая является для его семьи единственным источником пропитания, поэтому он находился в безвыходном положении и т.д. Мы не видим в подобной ситуации ни невиновного причинения вреда ни, тем более, какого-либо из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Крайней необходимости здесь нет, так как возможный вред жизни и здоровью человека не сопоставим с производственной необходимостью (напомним, что в приведенном примере ничего не говорится о каких-либо экстраординарных факторах, заставивших ехать). начальника и распорядится, психического а водителя поФизического принуждения здесь также нет. Физического - по понятным причинам, психического, потому что под ним понимается угроза физического или физиологического воздействия.136 Ни того, ни другого в данном случае нет. Обоснованного риска здесь также нет, так как при обоснованном риске лицо должно осознавать, что у него имеется возможность выбора варианта поведения с учетом вероятности причинения вреда охраняемым уголовным законам интересам, ванности риска необходимо наличие также для обосносоциально полезной цели – при этом само достижение полезной цели невозмож См., например, Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. Указ. соч. С. 132.

но без совершения рискованных действий.137 Здесь налицо отсутствие обоснованности риска, так как изводственная го необходимость» не цель - «прориска оправдывает жизнью и здоровьем посторонних людей. Нет здесь и такообстоятельства, исключающего преступность деяние, как исполнение приказа или распоряжения. Так как в ст. 42 УК РФ говорится только об умышленных деяниях. Считаем, что в подобных ситуациях налицо классическое легкомыслие со смягчающим наказание обстоятельством, таким, как совершение преступления в силу служебной или иной зависимости. То есть лицо (водитель) предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (любой вменяемый водитель осознает, чем чревато вождение автомобиля, тем более большегрузного, в состоянии чрезмерной психической напряженности), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало (расчет на стаж работы, выдержку, устойчивость нервной системы и т.д.) на предотвращение этих последствий. Нам непонятно, как мог авторский коллектив упомянутого выше комментария прийти к подобной квалификации содеянного водителем. Если следовать их логике, то можно прийти к следующим выводам. Например, водителю, оператору и т.д. подзаконными нормативными актами либо инструкциями положено отдыхать после смены 48 часов (зачастую именно это время определено). Начальник дал возможность отдохнуть не 48 а 40 часов. Значит, при наступлении какого-либо вреда в результате неосторожной дея См.: Козаев Н.Ш. Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния. - Ставрополь, тельности водителя (оператора), когда он ссылается на усталость из-за того, что не отдохнул отведенное ему время, должен нести ответственность начальник? Абсурдно, но если следовать логике авторов, то именно так должен квалифицировать данные ситуации правоприменитель. Для уголовного права в принципе безразлично, отдыхал человек 1 час или 40 часов, так как и то, и другое нарушение начальником требований подзаконных актов или инструкций. Мы согласны, что начальник должен нести ответственность в ситуации неосторожного причинение вреда своим подчиненным из-за нервно-психических перегрузок, но подчиненный также должен привлекаться к ответственности. Действия начальника (если это должностное лицо) можно расценить как превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), так как должностное лицо не вправе совершать действия, явно выходящие за пределы его полномочий. Несоблюдение правил, регулирующих правил, определенных в аспекты опасной деяразличных инструкциях, распоряжениях и т.д., тем более какие-либо тельности, это, безусловно, превышение должностных полномочий. Вред здоровью людей или причинение смерти существенное нарушение прав и законных интересов граждан. В современном уголовном законодательстве Российской Федерации соучастием в соответствии со ст. 32 УК РФ признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. В теории уголовного права давно ведется дискуссия о необхо2001. – С.52.

димости введения соучастия в неосторожных преступлениях.138 Авторы подобных концепций предлагают дополнить статью 32 УК РФ второй частью. Данная часть должна быть следующего содержания: «Если при совершении единого неосторожного преступления в нем взаимосвязано, взаимообусловлено участвовало несколько лиц, что повлекло создание угрозы или наступление единого для них преступного последствия, предусмотренного конкретной нормой Особенной части УК РФ, то совершенное должно быть определено как неосторожное вменяется Различная сопричинение. состав Каждому из сопричинителей преступления. полностью степень свершенного связана сопричинения лишь с дифференциацией и индивидуализацией ответственности и наказания»139. Представляется, что в случае существования данной нормы в примере, приведенном в комментарии, можно было бы начальника организации, отправившего водителя в рейс без отдыха, признать сопричинителем неосторожного преступления. Кстати, в английском и американском уголовном праве есть институт соучастия в неосторожных преступлениях. Так, в Англии «водитель, наехавший на пешехода и причинивший ему смерть, осуждается за неосторожное убийство, а лицо, сидевшее рядом с водителем и подстрекавшее его к быстрой езде, являвшей Тайбаков А. Сопричастность при неосторожной форме вины // Законность. – 2000. - №6. С. 62-63.;

Рарог А.И., Нерсесян В.А. Неосторожное сопричинение и его уголовно-правовое значение // Законодательство. – 1999. - № 12. С. 71-77.;

Нерсесян В.А. Уголовная ответственность сопричинителей вреда по неосторожности. – 1999. №10. С.44-45 и др. 139 Рарог А.И., Нерсесян В.А. Указ. соч. С. 76.

ся причиной происшествия, осуждается как соучастник неосторожного убийства»140. Или, например, если в штате Кентукки гонки по шоссе с участием двух гонщиков приводят к наезду на пешехода, то оба автомобилиста должны отвечать за неосторожное убийство.141 Но, к сожалению, действующий УК РФ не разрешил проблему неосторожного сопричинения. Поэтому действия начальника можно квалифицировать только как превышение должностных полномочий. Подобная же точка зрения изложена в комментарии к Уголовному кодексу под редакцией В.И. Радченко. Так о ч. 2 ст. 28 УК РФ он говорит: «Это относиться … к пилотам, вылетающим в рейс и не отдохнувшим от предыдущего, и к водителям большегрузных машин, вынужденных по тем или иным причинам не одни сутки проводить за рулем …»142. По нашему мнению, в подобных случаях имеет место не только изначальное предвидение водителем возможности наступления последствий, как результата своего утомления, но предвидение своей неспособности в силу этого справиться с ситуацией. В связи с этим Правила дорожного движения запрещают управлять транспортным средством в утомленном состоянии, угрожающем безопасности движения (п. 2.7). Следовательно, совершение автотранспортного происшествия, когда водитель в силу усталости не смог справиться с ситуацией, следует рассматривать не Крылова Н.Е., Серебрянникова А.В. Уголовное право зарубежных стран. М., 1997. С. 113. 141 Цит. по Рарог А.И., Нерсесян В.А. Указ. соч. С. 77. 142 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. В.И. Радченко, - С. 41.

как результат несоответствия психофизиологических условий и ка честв требованиям экстремальных нервно психическим перегрузкам, а как результат элементарного нарушения одного из пунктов Правил дорожного движения. Поэтому совершение автотранспортных происшествий в подобных случаях нельзя назвать невиновным вреда. Таким образом, как заканчивая одной из освещение психической нервнонапряженности разновидностей причинением психических перегрузок, необходимо отметить, что далеко не всегда при наличии психической напряженности можно говорить о наличии одного из обязательных критериев невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию. Если психическая напряженность существует в психике человека значительное время, то она не может быть критерием невиновного причинения вреда. Если нервно-психическое напряжение вызвано ской напряженности. Причем, на переоценкой наш взгляд, лицом своих способностей, то также нельзя говорить о психичеситуации добровольного совершения той или иной деятельности в состоянии психической напряженности и ситуации, когда эта деятельность происходит во исполнение приказа или распоряжения старшего по должности в целях «производственной необходимости» юридически схожи. Распоряжение начальника в отсутствии признаков какого-либо из обстоятельств, исключающих преступность, не является извинительным смягчающим моментально обстоятельством, обстоятельством. возникшей крайней а может являться что в только случаях Бесспорно, психической напряженно сти, которая является неожиданной и непредсказуемой для лица, можно говорить о наличии нервно-психических перегрузок как критерия невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию. Вместе с тем мы считаем, что, подробно осветив одно из особых состояний психики (множество авторов рассматривают нервнопсихические перегрузки как особые состояния психики), можно прийти к выводу, что употребление термина «нервно-психические перегрузки» не удачно, так как только одна из составляющих, входящих в объем категории «нервно-психические перегрузки», уже сама по себе сложна и неоднозначна. Умеренная психическая напряженность плодотворно и позитивно влияет на деятельность, крайняя, внезапно и непредсказуемо возникшая психическая напряженность, влияет резко отрицательно на осуществление деятельности вплоть до её полной дезорганизации, влияние средних значений психической напряженности на деятельность очень неоднородно и специфично. К состоянию психической напряженности близко примыкает состояние тревоги. Возникает оно при отражении вероятности наступления неприятных событий, изменений в привычной обстановке и деятельности. Очевидная экстремальная ситуация в связи с неопределенностью выхода из нее способна вызвать состояние тревоги и психической напряженности.143 щий процесс Ч. Спилбергер включает рассматривает такие тревогу как как эмоциональный процесс. Согласно его концепции, обтревоги компоненты, стресс - восприятие угрозы - состояние тревоги. Стресс он рассматривает как неблагоприятное внешнее воздействие, но не как психическое состояние. По мнению Ч. Спилбергера, в состоянии тревоги посредством когнитивных и поведенческих реакций минимизируется дискомфорт. При этом либо активизируются ресурсы с целью преодоления ситуации или избегания ее, а при невозможности происходит снижение значимости ситуации, что приводит к искаженному ее восприятию.144 Сходную позицию занимает Ю.Л. Ханин, который показал, что состояние тревоги позволяет субъекту в при выполнении сложной деятельности и, находиться «зоне оптимального функционирования» тем самым, достигать наивысших результатов.145 А.Б. Леонова считает, что тревога меньше всего направлена на сохранность структуры трудовой деятельности. Это противоречит приведенным выше данным и может быть, повидимому, справедливо в тех случаях, когда уровень тревоги либо слишком высок, либо занижен. Таким образом, состояние тревоги, хотя и сходно в определенной степени с состоянием оперативной психической напряженности, тем не менее выявляет специфическое содержание. Но специфичность этого содержания не настолько сильна, чтобы рассматривать отдельно состояние тревоги как особое психическое состояние.

Морган У.П., Эликсон К.А. Ситуативная тревога и результативность деятельности // Вопросы психологии. – 1993.- №3. – С. 157. 144 См.: Спилберг Ч. Указ. соч. - С. 13. 145 Цит по Леоновой А.Б. Психодиагностика функциональных состояний человека. – М., 1984. С. 57.

Приступим к рассмотрению такого особого психического состояния, как состояние фрустрации. Оно выделяется как особое большинством психологов. Состояние фрустрации характеризуется наличием стимулированной потребности, не нашедшей своего удовлетворения. Существует точка зрения, согласно которой фрустрация не имеет своего специфического содержания, что фрустрацию следует рассматривать как препятствие, блокировку тех или иных целей субъекта, а те феномены, которые мы наблюдаем как следствие этого, охватываются спецификой психической напряженности. Представляется, что фрустрация, тем не менее, отличается от других экстремальных состояний. Об этом свидетельствует множество исследований. Если рассмотреть причины возникновения фрустрации, то здесь необходимо выделить: во-первых, помехи, исключающие возможность достижения субъектом своих целей;

во-вторых, унижение, оскорбление при невозможности (реальной мотивам;

или всубъективной) действовать соответственно третьих, фиаско, неадекватность, разочарование в себе. Необходимым условием для возникновения фрустрации является сильная мотивированность к достижению цели. Несмотря на дезорганизацию психической деятельности, фрустрационное поведение не обязательно лишено целесообразности: внутри себя оно может содержать некоторую цель. Однако достижение этой цели лишено смысла относительно исходной цели или мотива данной ситуации. Субъективные переживания в состоянии фрустрации, как и при аффекте, прежде всего, связаны с эмоцией гнева. Гнев, при наличии «пускового раздражителя», является побудительным компонентом деятельности. Он вызывает сильное напряжение, повышение уверенности в себе, а также готовность к направленной на источник фрустрации агрессии. При этом гнев ускоряет агрессию, поскольку сила переживания гнева напрямую связана с величиной потребности в физическом действии. В состоянии фрустрации, помимо гнева, переживаются эмоции отвращения и презрения. Фрустрация протекании вызывает известную дезорганизацию Это выражается в в психических процессов.

ошибках восприятия, и в том числе, преждевременном распознавании, переоценке угрозы извне. Отмечается также снижение умственной продуктивности, усиление тенденции к фантазированию. Если рассматривать влияние фрустрации на деятельность, то отмечается резкое увеличение уровня активации (вплоть до нервозности), эмоциональное возбуждение. Поведение носит выраженный агрессивный характер;

усиливается его импульсивность, снижается волевой контроль над ним (при наличии уверенности в себе, ощущении силы), что значительно повышает готовность к нападению или к двигательной активности. Данная точка зрения последовательно отстаивается рядом авторов.146 В целом выделяется несколько видов фрустрационного поведения. Это, прежде всего, бесцельное двигательное возбуждение;

во-вторых, агрессия и деструкция;

втретьих, апатия;

и, наконец, стереотипия и регрессия (примитивизация поведенческих реакций, соответствие их поведенческим реакциям более раннего уровня, снижение качества исполнения)147. Таким образом, в отличие от состояния психической напряженности, которую, как уже отмечалось, отождествляют с фрустрацией, собственно состояние фрустрации оказывает однозначно негативное влияние на сознание и психическую деятельность в целом. Состояние фрустрации с точки зрения психологии одна из разновидностей неравновесного (особого) психического состояния, которое в свою очередь является нервно-психической перегрузкой. То есть, исходя из буквального понимания и толкования ч. 2 ст. 28 УК РФ, состояние фрустрации может быть достаточным для наличия одного из критериев возможности невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию. Это в очередной раз показывает неудачность формулировки рассматриваемой нами нормы, так как состояние фрустрации, хотя и оказывает общее неблагоприятное воздействие ром, полностью блокирующим на психику, а через неё и интеллектуальный и волевой на деятельность лица, тем не менее не является фактомомент психики. Поэтому считать состояние фрустрации достаточным для возможности вынесения решения о невиновном причинении вреда было бы неправильным.

Изард К. Эмоции человека. – М.: МГУ, 1980. С-203219.;

Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций. М., 1979. С.86-103.;

147 См., Робер М.А., Тильман Ф. Психология индивида и группы. – М., 1988. – С. 76.

Рассматривая экстремальные состояния, нельзя не остановиться и на растерянности и выяснить, является ли она самостоятельным психическим состоянием или существует лишь в качестве компонента других особых состояний (аффекта, фрустрации, психической напряженности и т.д.). С точки зрения житейского понимания, растеряться – значит «недоумевать, как быть, что делать»148, «прийти в состояние растерянности, не знать, как поступить»149. То есть растерянность возникает при необходимости принятия решения либо реализации его, и при отсутствии знания того, каким образом это осуществить, т.е. при отсутствии требованиям программы действия иными (или ее несоответствия при отсутствии ситуации), словами, готовности действовать. Субъективно растерянность сопровождается отрицательными эмоциональными переживаниями (преимущественно астеническими). При этом волевой контроль над действиями и поведением может быть снижен либо утрачен вовсе. А.Д. Глоточкин и В.Ф. Пирожков противопоставляют растерянность аффектам, приближая ее к депрессивным состояниям.150 По мнению К.К. Платонова, растерянность является близким к напряженности состоянием и характеризуется первичными нарушениями восприятия, внимания и мышления и вторичностью (производностью) эмоционального компонента.151 Сходную позицию за Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. – М., 1882. – С. 76. 149 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. соч.С. 666. 150 Глоточкин А.Д., Пирожков В.Ф. Исправительно-трудовая психология. – М., 1974. – С. 108. 151 Платонов К.К., Гольдштейн Б.М. Указ. соч. С. 45.

нимают В.П.

Иванов с соавторами. М.Г.

Угрехелидзе рассматривает растерянность как расщепление психики на несколько установок, направленных на разные действия. Эти установки нейтрализуют друг друга и в результате человек проявляет пассивное поведение в ситуации, требующей активности, либо одна из установок начинает доминировать и человек действует в соответствии с ней, производя нередко ошибочные действия.153 Понятием, ляется близким по смыслу установке, явготов«готовность». В.Н. Пушкин рассматривал ность к экстренному действию (или бдительность) в качестве разновидности рабочей установки и выявил динамику бдительности в ходе выполнения монотонной работы.154 Подобная точка зрения встречается и у В.В. Суворовой155. М.И. Дьяченко с коллегами рассматривает готовность как активно-действенное состояние личности, отражающее содержание стоящей задачи и условия предстоящего ее выполнения. Оно выступает как регулятор целесообразного поведения и включает в себя такие компоненты, как моти Иванов В.П., Борисюк Н.В., Елисеева С.А., Сытник В.И. Вопросы психофизиологии человека на автомобильном транспорте/ Под ред. Афанасьева Л.Л. – М.: Высшая школа, 1973 – С. 56. 153 Угрехелидзе М.Г. Проблема неосторожной вины в уголовном праве. – Тбилиси, 1976. – С. 78. 154 Пушкин В.Н. Готовность к экстренному действию как разновидность рабочей установки: Сб. Вопросы профессиональной пригодности оператора персонала энергосистем. – М., 1966. С. 80. 155 Суворова В.В. Некоторые проблемы прогноза деятельности человека в экстремальных условиях // Вопросы психологии. – 1973. - №4. – С. 37.

вационный, ориентационный, операциональный, волевой и оценочный.156 Говоря о растерянности, следует рассмотреть такое понятие, предлагаемое А.Б. Леоновой и В.М. Медведевым, как «динамическое рассогласование». Оно было введено для классификации функциональных состояний по принципу адекватности ответной реакции человека требованиям выполняемой деятельности. Динамическое рассогласование характеризуется несоответствием ответа организма требованиям среды. Оно встречается также в тех случаях, когда требуемый ответ превышает актуальные психофизиологические возможности человека.157 Иными словами, можно сказать, что динамическое рассогласование - результат отсутствия адекватной готовности к действиям в конкретных условиях. Таким образом, можно говорить о том, что растерянность является самостоятельным феноменом и его можно определить как психическое состояние, характеризующееся стью, несоответствием снижением между готовностью субъекта к действию и требованиями конкретной ситуации, пассивноволевого одной контроля, из потерей гибкости нервноповедения, вплоть до полной его дезорганизации. Растерянность является разновидностей психических перегрузок, и поэтому, исходя из буквального понимания ч. 2 ст. 28 УК РФ может являться одним Дьяченко М.И., Кандыбович Л.А., Пономаренко В.А, Готовность к деятельности в напряженных ситуациях. Психологический аспект. – Минск, 1985. – С. 121. 157 Леонова А.Б., Медведева В.И. Функциональное состояния человека в трудовой деятельности. – М., 1981. С.78.

из критериев невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию. Это опять же таки в очередной раз показывает несовершенство рассматриваемой нами нормы. На наш взгляд, растерянность не должна признаваться одним из возможных оснований невиновного причинения вреда. Растерянность вызывается несоответствием психофизиологических качеств, несоответствием степени развития навыков требованиям ситуации. Но ссылка на подобное несоответствие не может быть извинительным обстоятельством. Так как при начале осуществления какой-либо деятельности вменяемый человек должен и может осознавать свои способности, и если он это делает неправильно, неадекватно, то это является легкомыслием. Если лицо стало осуществлять тельно скрыв свои деятельность, предваринедостатки, психофизиологические препятствующие выполнение того или иного рода деятельности и, как следствие, препятствующие получению того или иного документа о допуске к разрешению её выполнения, или препятствующие требующей заниманию соответствующей навыков и причинение вредолжности, специальных знаний, подготовки, то отсутствует невиновное да. Примером подобной ситуации является приобретение прав на управление автотранспортом в обход законной процедуры, то есть без знания Правил дорожного движения или в отсутствии навыков езды. Или же ситуация когда оператор того или иного производства при получении более высокого разряда скрывает дефект, препятствующий выполнению деятельности (например, дальтонизм). Поэтому ссылка водителя на то, что, увидев пешехода на зна чительном от себя расстоянии, он не смог затормозить из-за того, что он растерялся, впал в ступор и т.д., не может расцениваться как невиновное причинение вреда по психофизиологическому основанию. В Правилах дорожного движения в п. 10.1 определено, что при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до полной остановки транспортного средства. Поэтому с учетом данного правила водитель всегда должен пребывать в состоянии оперативной готовности принять меры к снижению скорости или к полной остановке. И ссылка на растерянность в подобной ситуации не может быть расценена достаточным сутствие состояния оперативной готовности, основана наш нием для вынесения вопроса о невиновности вреда. Отвзгляд, является признаком легкомыслия. Несколько иначе обстоит ситуация, когда дорожные условия неординарны и навыки, имеющиеся у водителя, хотя и являются нормальными, но не соответствуют возникшим условиям. Например, переднее колесо машины попадает в яму, и машину выбрасывает на встречную полосу, где водитель не может уйти от столкновения с встречной машиной. Так как даже если оба водителя не нарушали правила дорожного движения и их скорость вне населенного пункта км/ч, то их совместная скорость 90 180 км/ ч, что около 60 м/с. Понятно, что к такой ситуации водитель не может быть готов, и если расстояние между машинами в момент перехода одной из них на встречную полосу менее 60 метров, то столкновения не избежать. Не ставя перед собой цели приведения примера всех возможных разновидностей ситуации, в которых лицо может растеряться, отметим, что фактическое попадание растерянности в разряд нервно-психических перегрузок не соответствует принципу справедливости, определенному в ст. 6 УК РФ. Состояние растерянности - слишком неоднозначное особое психическое состояние, и его уголовно-правовая оценка может в корне различаться в зависимости от причин его возникновения (внешних и внутренних) и характера протекания. Говоря об аффекте, необходимо отметить, что существует значительная терминологическая путаница, связанная с этим понятием. Прежде всего, мы сталкиваемся с отождествлением понятий «эмоция» и «аффект». Так, Большой энциклопедический словарь определяет аффект как бурную, кратковременную эмоцию (например, гнев, ужас), возникающую, как правило, в ответ на сильный раздражитель.158 К сожалению, подобный подход можно найти и в работах психологов. Так, Ю. К. Стрелков, отождествляя аффект с эмоцией, игнорирует системный подход к изучению данного явления, рассматривает это состояние как «ответ не на всю ситуацию, а лишь на определенный содержащийся в ней раздражитель». При этом, аффект, по мнению автора, отличается «особой устойчивостью, биологической целесообразностью, врожденностью». Как считает Ю.К. Стрелков, «внешние проявления аффекта соответствуют достигнутому уровню культуры, которой принадлежит индивид». И в то же время - утверждает, что аффект страха вызывает проявления в диапазоне «от беспорядоч Большой энциклопедический словарь // БЭС. – 1-е изд. – М., 1991. – Т.1. – С. 90.

ных движений до ступора». Если исходить из данной концепции, то аффект, будучи «умеренным», может быть полезным, обеспечивать контроль и мобилизацию индивида.159 Психологический словарь описывает аффект как сильное и относительно кратковременное эмоциональное переживание, сопровождающееся резко выраженными двигательными и висцеральными проявлениями.160 Юридический словарь определяет аффект как кратковременное, резко выраженное стремительно развивающееся состояние человека, которое характеризуется сильным и глубоким переживанием, ярким внешним проявлением, сужением сознания и снижением контроля за своими действиями.161 Представляется, что данное определение в большей степени отражает специфику состояния. Возникает аффект в критических условиях при неспособности субъекта найти адекватный выход из опасных, чаще всего неожиданно возникающих ситуации;

в тех случаях, когда происходит внешнее блокирование целей, на достижение которых направлено действие субъекта. Обычно эта блокировка бывает преднамеренной (со стороны других лиц). При этом субъект может начать агрессивные действия даже в тех случаях, когда он не подвергся нападению, а только лишь на основании знания, что другой питает в отношении него враждебные намерения. Агрессии предшествует крайне резко выраженное и переживание интенсивности гнева.

При высоком напряжении протекания Стрелков Ю.К. Эмоции летчика как фактор безопасности полета: Тез. докл. науч. конф. «Психологические и эргономические вопросы безопасности деятельности». – Таллин, 1986. – С. 120. 160 См. Психологический словарь/ Под ред. Давыдова В.В. – М., Педагогика, 1983. С. 29. 161 Юридический словарь. – М., 1987. – С. 31.

состояния аффекта происходит унификация внутриличностных областей, их примитивизация, регрессия.162 Необходимо остановиться на одном моменте: оговорка относительно того, что аффект может возникнуть и при отсутствии собственно реальной угрозы со стороны другого лица, при из первоначальном существующего рассмотрении вступает То в противоречие с представлениями о причинах аффекта, вытекающими законодательства. есть подобный подход противоречит положению о том, что угроза человеку должна быть реальной. Однако представляется, что данное противоречие является внешним, поскольку возникает вопрос: «Кто, собственно говоря, определяет реальность угрозы, опасности?» Ответ может быть однозначным только субъект переживания. В частности, Роттер писал, что «если данные обстоятельства окружения воспринимаются человеком определенным образом, то для него эта ситуация будет именно такой, какой он ее воспринимает, независимо от того, насколько странным покажется его трактовка другим»163. В то же время подобное явление, когда происходит переоценка угрозы со стороны ситуации или конкретных лиц (а именно об этом и идет речь), может являться следствием аффективной дезорганизации психической деятельности человека (а именно субъективизации в восприятии и оценке ситуации, аффективной суженности сознания).

Подобное понимание аффекта см., например, Изард К. Эмоции человека. – М.: МГУ, 1980;

Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. – М., 1988;

Рейковский Я. Эксперименальная психология эмоций. – М., 1979. 163 См., Хьелл Л., Зиглер Д. Теория личности. – СПб.: Питер. – С. 415.

Как отмечает О. Д. Ситковская, при аффекте отсутствует достаточно ясное осознание целей действия, значительно снижается сознательный контроль над своими действиями и поведением в целом. Осознание ближайших, а не конечных целей деятельности приводит к нарушению целенаправленности поведения, утрате его гибкости и последовательности. Дезорганизация захватывает все высшие психические функции, а также все стороны поведения человека. Аффект сопровождается возбуждением, усилением стереотипной моторной активности, беспорядочностью действий. Аффективное состояние сопровождается ярким вегетативным сдвигом (изменение частоты дыхания, сердечной деятельности, пересыхание слизистых и вследствие этого изменение голоса, побледнение или покраснение кожных покровов, тремор конечностей и т.д.). Стадия «эмоционального взрыва» сменяется астеническими проявлениями, такими, как вялость, усталость, возможное снижение адекватности поведения.164 В тельства настоящее (в время возникла прямое тревожная, на мой взгляд, ситуация, когда изменение уголовного законодачастности, отождествление понятий «аффект» и «сильное душевное волнение» (ст. 107 УК РФ) приводит к неправомерному расширению понятия «аффект». (В данном случае мною не рассматриваются положительные стороны новой редакции статьи о преступлениях, совершенных в состоянии аффекта (сильного душевного волнения)). Так, Ф.С. Сафуанов предлагает включить в понятие «аффект» все эмоциональные реакции и состояния, которые существенным образом ограничивают способность обвиняемого при совершении преступления в полной мере созна Ситковская О.Д. Судебно-психологическая экспертиза аффекта: Методическое пособие. – М., 1983. С.23.

вать характер и значение своих действий и осуществлять их произвольный волевой контроль. К их числу автор относит «эмоциональное возбуждение, оказавшее существенное влияние на сознание и поведение», «эмоциональное напряжение, оказавшее существенное влияние на сознание и поведение»165. Однако и эмоциональное возбуждение, и эмоциональное напряжение являются по своей сути компонентами аффекта и, наверное, вряд ли целесообразно их выделение в качестве самостоятельных состояний. Другое дело, что автор, в частности, под эмоциональным напряжением подразумевает состояние психической напряженности (стресса), которое вызывает столь существенную дезорганизацию аффективной, психической что его деятельности, сопоставимую в с можно рассматривать качестве сильного душевного волнения (в психологическом плане). Но в то же время, как было показано выше, психическая напряженность не имеет однозначно отрицательного влияния на психическую деятельность. Кроме того, психическая напряженность, как и ряд других экстремальных состояний (фрустрация, растерянность), имеет свои специфические динамику и содержание, а потому не может отождествляться с аффектом, а лишь - сравниваться по степени дезорганизации, То есть в исходя научном и из конкретных обстояплане тельств. методологическом расширение понятия аффекта вряд ли может считаться правомерным и является в какой-то мере шагом назад, когда отождествлялись понятия «аффекта» и «эмоции». Представляется целесообразным подход М.М.

Коченова, согласно Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза аффекта в свете нового Уголовного кодекса Российской Федерации: проблемы и перспективы // Психологический журнал. – 1997. – Т.18. - № 2. – С. 50-57.

которому понятия «сильное душевное волнение» и «аффект» разводятся.166 При этом можно говорить что они в значительной степени перекрываются. Однако существует ряд психических состояний, которые при определенных обстоятельствах могут быть признаны сильным душевным волнением, несмотря на то, что не являются аффектом, в силу уровня дезорганизации психической деятельности. В то же время, наличие аффекта не всегда может быть признано основанием для отнесения его к сильному душевному волнению (особенно в тех случаях, когда аффектогенная ситуация была спровоцирована самим субъектом переживания аффекта). Если отвлечься от проблем, поднятых в данном разделе, необходимо признать, что, независимо от позиций различных авторов, аффект, который рассматривается в уголовном праве как проявление сильного душевного волнения, является, по сути, аффектом гнева. Но с точки зрения психологии помимо аффекта гнева существует еще множество других видов аффекта. Мы считаем, что состояние физиологического аффекта может быть причиной причинения вреда водителем, оператором и т.д., так как это состояние сопряжено с сужением сознания, следствием которого является неадекватный выбор программы действий в экстремальной ситуации. Но представляется, что это крайне редкая ситуация. Психическое состояние водителя в аварийной ситуации имеет иные содержание и динамику, нежели аффект со свойственными ему «эмоциональным взрывом», сужением сознания, стереотипной моторной активностью, явлениями «частичной амнезии». Если вред причинен в результате воздействия на психику человека аффекта и Коченов М.М. Теоретические основы судебнопсихологической экспертизы: Автореф. дис… доктора псих. – М., 1991. – С. 24-29.

последующей суженности сознания, то, на наш взгляд, деяние не может быть признано совершеным невиновно. Так как сознание только сужается, но полностью контроль за деятельностью не теряется. Также лицо, начиная ту или иную опасную деятельность, должно пребывать в таком состоянии оперативной готовности, чтобы исключить негативные последствия из-за возможного внезапно возникшего состояния аффекта. Исходя из презюмируемой вменяемости, любое лицо, осуществляющее опасную деятельность, должно осознавать возможные последствия осуществления этой деятельности в состоянии аффекта. Поэтому уже в начале осуществления той или иной опасной деятельности лицо должно иметь следующую установку: «Если я вдруг почувствую какое-либо крайнее психическое состояние, я должен прекратить осуществление деятельности». Как правило, прекращение деятельности не занимает времени более чем несколько секунд. Отсутствие подобной установки или игнорирование особого состояния своей психики, на наш взгляд, является признаком легкомыслия. Подводя итог, при сопоставлении рассмотренных выше состояний можно отметить следующее. Общим для них является то, что все пять перечисленных психических состояний способны в той или иной степени дезорганизовывать психическую деятельность человека. Однако, если аффект, будучи на одном полюсе, и растерянность - противоположном, однозначно дезорганизуют психическую деятельность (к ним примыкает фрустрация, занимающая промежуточное положение, поскольку вызывает как активное, так и При пассивное дезадаптивное степени поведение), то они влияние психической напряженности и тревоги неоднозначно. определенной выраженности обеспечивают надежное функционирование (нередко даже на более высоком уровне) оператора, водителя и так далее. Не исключено, что тревога (оптимального уровня), в основе которой лежит механизм, близкий к ориентировочному рефлексу, является закономерным этапом психической напряженности (в виде психического напряжения), играющим активирующую и мобилизующую роль в деятельности. Таким образом, подробное рассмотрение психологического содержания категории «нервно-психические перегрузки» и буквального содержания категории «экстремальные условия» показывает, что их использование в ч. 2 ст. 28 УК РФ не нужно и вредит целям и задачам уголовно-правовой политики. Так как, во-первых, объем этих категорий слишком широк, чтобы быть критериями возможности невиновного причинения вреда, во-вторых, использование столь пространных категорий в тексте уголовного закона препятствует его единообразному пониманию (нами показано все то множество психических состояний, которые могут быть признаны, исходя из буквального толкования закона нервно-психическими перегрузками, и множество ситуаций, которые могут быть признаны экстремальными условиями). Представляется возможным внести предложение о замене части законодательного регулирования невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию. Формулировку «в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий и нервно-психическим перегрузкам» заменить на «в силу несоответствия психофизиологических качеств требованиям ситуации». Положительные стороны такой замены будут в следующем. Решение психологических вопросов, касающихся невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию, будет находиться в ведении отраслевых специалистов (психологов, психофизиологов). Это будет способствовать более распространенному применению ч. 2 ст. 28 УК РФ, так как правоприменитель не будет сомневаться по поводу правильности или неправильности применения ч. 2 ст. 28 УК РФ. В случае усмотрения только некоторых признаков невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию правоприменитель будет ставить вопросы перед экспертами-психологами: достаточными для учета «Были ли требования ситуации психофизиологических качеств лица? Если да, то соответствовали ли психофизиологические качества лица требованиям ситуации?» Зашита в свою очередь будет проводить независимые экспертизы, что позволит избежать произвола. Ситуация, существующая сейчас, значительно хуже, так как правоприменитель в большинстве своем не понимает положения ч. 2 ст. 28 УК РФ, а если и понимает, то не знает, как их применить. Подобный подход вызовет необходимость разработки типовых рекомендаций по вопросу причисления требований тех или иных ситуаций к категории достаточных для оценки психофизиологических качеств лица, так как на практике будет затруднительно каждый раз в заключении эксперта подробно обосновывать это. Поэтому психологическая наука выработает первоначальные исходные, от которых должен «отталкиваться» эксперт. Например, если водитель сбивает пешехода, не нарушая Правил движения, то эта ситуация всегда должна влечь за собой оценку скорости реакции водителя. Снимется в правовой науке вопрос, что же все-таки считать экстремальными условиями, ми и что считать и как из нервно-психическими перегрузками. союз и Также снимется вопрос, о том, зачем между экстремальныусловиями такие одним нервно-психическими увеличение принципов нагрузки уголовного поставлен на «или». Наряду с позитивными, есть и негативные последствия, уж если экспертов специалистов психологов, и прочие. Но, на наш взгляд, права заявлен принцип вины, то государство должно последовательно его исполнять. Применение положений ч. 2 ст. 28 УК РФ и в существующей, и в предлагаемой редакции должно быть в первую очередь направлено на недопущение объективного вменения.

§ 2. Проблемные вопросы роли невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию в уголовном праве России Институт невиновного причинения вреда по психофизиологическому мертвым части основанию не должен быть В декоративным значительной необходимо институтом уголовного права.

дорожно-транспортных преступлений решать следующий вопрос. Могло ли лицо по своим психофизиологическим качествам предотвратить наступление последствий? И если не могло, то чем вызвана ситуация? На наш взгляд, еще одним недостатком ч. 2 ст. 28 УК РФ является то, что в ней специально не оговорена причина возникновения экстремальных условий и нервнопсихических перегрузок. Интеллектуальный момент преступного легкомыслия и невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию одинаков – предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия). Волевой момент преступного легкомыслия характеризуется тем, что лицо не только не желает наступления общественно опасных последствий, но надеется на их предотвращение и стремится к этому. Волевой момент невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию заключается в том, что лицо не может предотвратить эти последствия в силу несоответст Мы рассматриваем дорожно-транспортные преступления как пример невиновного причинения вреда по психофизиологическому фактору в абсолютном большинстве случаев, потому что эта группа преступлений распространена и положения ч. 2 ст. 28 УК РФ имеют принципиальное значение при квалификации множества преступлений из данной группы.

вия психофизиологических качеств требованиям экстре мальных условий или нервно-психическим перегрузкам. Не вызывает сомнения, что множество неосторожных преступлений, совершенных с легкомыслием, сопровождается экстремальными условиями и нервно-психическими перегрузками. Мы не видим правовых препятствий виновным в преступлениях, совершенных по легкомыслию, ссылаться на положения ч. 2 ст. 28 УК РФ. Например, водитель едет по обычной дороге вне населенно пункта со скоростью 180 км/ч. Если рассматривать ситуацию, смоделированную нами в первом параграфе главы первой, и сведения о том, что при увеличении скорости в три раза тормозной путь увеличивается в 9 раз168 (бесспорно, что приведенные ниже числа условны, они используются нами для демонстрации несовершенства нормы), то легко можно посчитать величину остановочного пути исправного легкового автомобиля по сухой асфальтированной дороге при времени реакции 0,8 секунды и означенной выше скорости. Она составит 390,6 метра. Пешеход вышел на дорогу на расстоянии 340 метров от автомобиля. На лицо следующее. Возможность наступления общественно опасных последствий своих действий лицо предвидело. Последствия здесь наступили в силу несоответствия психофизиологических условий качеств или лица требованиям экстремальных нервно психическим перегрузкам. Если бы его время реакции было равным 0,4 секунды, то остановочный путь был бы равен 340 метрам и не было бы никаких преступных последствий.

Правила дорожного движения Российской Федерации с комментариями и иллюстрациями. – М.: «Мартин», 2000. То есть существует пробел законодательства, позволяющий неосторожному преступнику ссылаться на ч. 2 ст. 28 УК РФ, и мы не видим правовых препятствий этому. Примечательно, что еще автор формулы невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию Р.И. Михеев не распространял её действие на те случаи, когда общественно опасные последствия возникли по вине самого лица, например, в случае сокрытия им своих психофизиологических недостатков, препятствующих выполнению данного рода деятельности или профессии, занятия обманным путем соответствующей ровольного должности, себя требующей в специальных знаний, навыков и подготовленности, а также в случае добпривидения определенное состояние вследствие принятия алкоголя, наркотических, психотропных или иных сильнодействующих веществ.169 Сходную позицию занимают и современные исследователи невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию.170 Считаем, что в тексте ч. 2 ст. 28 УК РФ должно быть специально оговорено, что в случае возникновения сложной ситуации по вине самого причинителя невиновного причинения вреда нет. Это можно сделать, указав на источник опасной ситуации. Учитывая предложенную нами в предыдущем параграфе замену формулировки «требованиям С. 21. 169 См.: Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. С. 81, 91. 170 Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. Учение о преступлении/ Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. – С. 343;

Наумов А.В. Указ. соч. С. 226;

Иванов В.Д., Мазуков С.Х. Субъективная сторона преступления. – Ростов-на-Дону: Булат, 1999. – С. 27.

экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам» на «требованиям выше, ситуации», и доводы, приведенные «Деяние признается его совершивможно внести предложения о формулировании ч. ст. 28 УК РФ в следующей редакции:

также совершенным невиновно, если лицо, шее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия) в условиях, созданных помимо его воли, но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических вильна сейчас. Таким образом, в область действия ч. 2 ст. 28 УК РФ должны попадать ситуации, признаваемые экспертами психологами сложными, в которых характеристики психофизиологических качеств лица оказались недостаточными для предотвращения последствий. Причем эти ситуации не могут быть созданы самим этим лицом. Большинство преступлений, связанных в с психофизиологическими бездействия (не качествами, не совершаются форме остановился, и однозначна, качеств чем требованиям ситуации». существующая Данная формулировка, на наш взгляд, более точна, праформулировка, прекратил, не заметил и т.д.). При наличии последствий невиновное причинение вреда будет при совокупности трех составляющих: 1. в Ситуация является экстремальными условиями, или ситуации лицо испытывает нервно-психические данной 2. роды.

перегрузки. Ситуация создана другими лицами или силами при 3.

Психофизиологические качества лица (их количеэкстремальных условий или нервно ственные или качественные показатели) не соответствуют требованиям психическим перегрузкам. В отсутствии любой из них невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию нет. При расследовании происшествий, в которых содержаться те или иные отдельные признаки невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию, необходимо их все обнаружить. Но необходимо учитывать, что из этого правила есть исключения. Исключения объясняются тем, что иногда нарушение тех или иных правил, которое якобы привело к созданию опасной ситуации самим лицом, на самом деле не является таковым. рактеристики Для квалификации ситуаций, когда хакачеств были достапсихофизиологических точными для предотвращения последствий или когда ситуация по оценке психологов не была сложной (исходя из действующего законодательства ситуация не была экстремальными условиями и не сопровождалась или когда лицо нервносамостояпсихическими перегрузками), тельно создало сложную ситуацию, необходимо обязательно выяснить, какое именно правило оно нарушило, и найти причинную связь между деянием и последствием. Отсутствие причинной связи влечет за собой отсутствие состава преступления. Примером подобной ситуации являются случаи, когда присутствует нарушение тех или иных правил, есть причинение определенного вреда в виду несоответствия психофизиологических качеств требованиям ситуации, но нет прямой причиной связи между нарушением правил и причинением вреда. Например, водитель, находясь в состоянии опьянения средней степени, едет по населенному пункту со скоростью 60 км/ч и совершает наезд на пешехода, появившегося на расстоянии 30 метров от машины. По результатом автотехнической экспертизы, выясняется, что время реакции было 0,8 секунды, то есть не выходило за рамки нормы. По результатам такой ситуации проведенного нами опроса, выяснилось, что 121 из 150 респондентов считают, что в лицо будет осуждено по ст. 264 УК РФ, и время его реакции в данном случае не имеет никакого значения. Водителю будет вменено нарушение правил дорожного движения, а именно: управление транспортным средством в состоянии опьянения (п. 2.7), повлекшее тот или иной вред здоровью человека или его смерть. Подобная сложившаяся сейчас практика (напомним, что нашими респондентами были сотрудники правоохранительных органов) представляется нам в корне неверной. Само себе вождение автомобиля в состоянии алкогольного или какоголибо иного опьянения не является преступным, поэтому и не должно автоматически быть преступным причинение вреда здоровью человека или смерти в состоянии алкогольного опьянения. Если водитель, находясь в состоянии опьянения, зная о снижении характеристики своих скоростных и моторных показателей, управляет машиной подчеркнуто аккуратно, без каких-то прочих нарушений правил дорожного движения, и в последующем в ходе расследования выясняется, что при возникновении опасной ситуации он действовал правильно, и что параметры его психофизиоло гических качеств не выходили за рамки нормальных, то это - невиновное причинение вреда. Вынесение решения о виновности только на основании наличия состояния опьянение – объективное вменение, которое исходя из буквы закона недопустимо. Ссылка на то, что, если бы водитель не был в состоянии опьянения, возможно время его реакции было бы 0,4 секунды, и тогда не было бы и последствий, на наш взгляд несостоятельны. Современная психофизиология утверждает, что время реакции - достаточно непостоянный показатель, зависящий от множества факторов, и нет никакой возможности определить ретроспективно его точное значение в конкретной ситуации. Как нами уже говорилось выше тели и отечественные, и зарубежные исследовасчитают, что нормальное время реакции находится между 0,4 и 1,2 секунд. Так как нет возможности точно определить время реакции в какой-либо уже произошедшей ситуации, то в расчетах должно учитываться наихудшее из нормальных время реакции - 1,2 секунды. Этот вывод мы делаем, исходя из положений ч. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации, гласящей, что неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. Нельзя средствами современной науки точно установить время реакции, то есть нельзя устранить сомнение, значит, должен в расчетах учитываться не средний а максимальный показатель времени реакции. Именно на такую квалификации нас вынуждает применение положений ч. ст. 49 Конституции РФ. Для нас интересны и ситуации другого порядка. Например, автомобиль движется вне населенного пункта со скоростью 180 км/ч. Пешеход в нарушении пункта 4.5 Правил дорожного движения выходит из-за стоящего транспортного средства или иного препятствия, ограничивающего обзорность, не убедившись в отсутствии приближающихся транспортных средств, на расстоянии 20 метров от машины. Водитель совершает наезд. совершении ния преступления, Виновен ли водитель в ст. 264 УК – предусмотренного разрешенной РФ? Деяние – нарушение п. 10.3 Правил дорожного движе(превышение максимальной скорости) есть. Общественно опасные последствия также присутствуют. Так будет ли рассмотренная причинная связь. Отсутствует выше ситуация преступименно уголовно-правовая лением? На наш взгляд, в подобных ситуациях отсутствует причинная связь. Налицо следующее – в отсутствии деяния (превышение скорости на 90 км/ч) последствий избежать бы не удалось, так как и на скорости 90 км/ч расстояние 20 метров явно не достаточно для остановки автомобиля, значит, причинная связь отсутствует. Если в рассматриваемой нами ситуации расстояние от пешехода в момент его выхода на проезжую часть до машины было бы 110 метров, то это было бы преступление, так как была бы прямая причинная связь между превышением скорости и наступившими последствиями. Если бы водитель ехал с положенной скоростью, то расстояние 110 метров при нормальном времени реакции было бы достаточным для остановки. Приходится констатировать, что квалификация деяния как преступного или непреступного при прочих равных условиях зависит от случайности – расстояния до пешехода. Впрочем, почти все неосторожные преступления содержат элемент случайности. Деяния, совершаемые неосторожными преступниками, повторяются множество раз и только некоторые из них приводят к преступным последствиям. Те люди, которые совершают эти некоторые деяния, и становятся преступниками. Справедливо это или нет – очень спорный вопрос. Наверное, когда лицо часто совершает те или иные нарушения, и в конце концов срабатывает теория вероятности - это справедливо. Когда же наоборот, например, человек, смотря на соседей в течение месяца, сбрасывающих весь строительный мусор, из окна, выбрасывает из такого же окна квартиры какой-либо предмет, причиняющий смерть человеку, проходящему внизу, - это несправедливо. Данное положение - одно из проявлений несовершенства и косности уголовного закона, которое, впрочем, преодолеть никогда не удастся, потому что закон, каким бы он ни был совершенным, это всего лишь слова. Сделанные выводы отнюдь не банальны, так как на практике в абсолютном большинстве случаев не учитывается то, что, в во-первых, состоянии психофизиологические опьянения не качества или лица могут ухудшиться ухудшиться незначительно, и поэтому состояние опьянения нельзя автоматически рассматривать в качестве причины причинения нарушение вреда, правил и необходимо тщательно анализировать не может поведение человека, причинившего вред, во-вторых, что наступление последствий сразу же автоматически, без детального анализа рассматриваться как причина и следствие.

Рассмотренные нами выше особенности установления времени реакции и их соотношение с конституционным принципом о сомнении являются предтечей еще одного примечательного момента. В психофизиологии есть такое понятие – «флуктуации внимания».171 Флуктуация внимания свойство психики любого человека давать сбой. Это широкое определение. Более частное понимание флуктуации внимания заключается в том, что среди некоторого коли чества однородных показателей характеристики того или иного психофизиологического качества всегда обнаруживаются резко отклоняющиеся показатели. Для времени реакции как одного из психофизиологических качеств характерно то, что среди прочих реакций, есть реакции, время которых превышает средние значения более чем в 2 раза. То есть нормальный, полностью вменяемый человек с нормальным временем реакции, находясь за рулем автомобиля, один раз из N количества раз реагирует на опасность не в промежутке от 0,4 секунды до 1,2 секунды, а от 1 до 3 секунд. Это происходит не из-за его недостаточно внимательного отношения, а из-за общей для всех людей специфики – флуктуации внимания. Флуктуация внимания - это не неосторожное отношение это один из законов психологии. Величина N зависит от очень многих факторов. Нельзя доказать, была ли в данный момент прошлого флуктуация внимания или ее не было. Значит, в принципе сомнение о том, была ли флуктуация внимания, повлекшая запоздалую реакцию, причиной дорожно-транспортного происше Лупандин В.И., Сурнина О.Е. Асимметрия распределения времени простой сенсомоторной реакции // Физиология ствия или его причиной было нарушение п. 10.1 Правил дорожного движения, неустранимо. Значит, руководствуясь ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, мы должны при уголовноправовых расчетах использовать не 0,8 секунды (как это делается сейчас 2,5 секунды? на практике), не 1,2 секунды (максидемальный нормальный показатель времени реакции), а 2 или Понимаем спорность вывода и поэтому лаем его в вопросительной форме. Еще большую уверенность в правильности нашего вывода вселяет изучение зарубежной практики. В США при расчетах остановочного пути транспортного средства, водитель которого вынужден остановиться для предотвращения возможных последствий нарушения Правил дорожного движения другими участниками, используется время реакции, равное 2.5 секунды для молодого возраста, а для пожилых оно составляет 3,5 секунды.172 В судебной и следственной практике России при экспертных расчетах технической возможности предотвращения автотранспортного происшествия путем торможения максимальное время реакции в экстраординарных случаях не может превышать 1,4 секунды.173 Почему американский водитель должен реагировать на опасность 2,5 секунды, а отечественный 0,8 и только в экстраординарных случаях 1,4 секунды? Может быть, в Российской Федерации значительно лучше качество автотранспортных средств или качеловека. – 1988. – Т. 14, №4. – С. 700-702. 172 По материалам журнала Traffic Safeti. – 1994. // Борьба с преступностью за рубежом, 1994. - №12. - C.51. 173 См.: Иларионов В.А. Экспертиза дорожно-транспортных происшествий. Приложение 3 «Дифференцированные значения времени реакции водителя (ВНИИСЭ), - М. Транспорт, 1989. – С. 244-249.

чество дорог и всего что с ними связано? В данной ситуации будет логичным следующий вывод: преимущественно ответственность должен нести именно тот, кто создал ситуацию, а не тот, кто должен выходить из ситуации, созданной другим. Напомним, что пешеход в соответствии с Правилами дорожного движения, выходя на дорогу, не должен создавать помех для движения транспортных средств, не должен переходить при наличии в зоне видимости перекрестка или пешеходного перехода дорогу не по ним, не должен выходить из-за стоящего транспортного средства или иного препятствия, не убедившись в отсутствии приближающихся транспортных средств, не должен, выйдя на проезжую часть, задерживаться или останавливаться и т.д. Неправильно всю ответственность возлагать на причинителя. Мы определились, что опасные ситуации могут возникать по вине лица, по вине других лиц, из-за действия других сил природы. Когда ситуация возникает по вине лиц, необходимо защитить правовыми средствами интересы непосредственного причинителя. Иначе, как отмечал Гульдиман, «второй неосторожный деятель рассматривается как «козел отпущения», на которого и сваливается всё бремя ответственности»174. По всей видимости, время реакции, учитываемое в ситуациях, когда водитель вынужден остановиться для предотвращения последствий нарушения Правил дорожного движения другими участниками, определенное в США – 2,5 секунды, как раз и направлено на то, чтобы не допустить перенесения бремя ответ Цит. по кн.: Церетели Т.В. Причинная связь в уголовном праве. – М., 1963. – С. 224.

ственности на второго неосторожного причинителя. Хотя, как нами уже говорилось, американские психологи согласны, что нормальное время реакции находиться в рамках 0,4-1,2 секунды. То есть таким образом делается некоторое снисхождение к лицу, вынужденному принимать то или иное решение, к лицу, поставленному перед фактом наличия опасной ситуации, требующей немедленного решения. Считаем возможным заимствование этого опыта современной российской изменений, стным наукой либо для выработки либо законодательных экспертамдорожноизменений с рекомендаций расследованием психологам, автотехническим экспертам и прочим должнолицам, связанным транспортных происшествий. Данное предложение мы обосновываем, во-первых, флуктуацией внимания и её соотношениям с положениями ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, вовторых, тем, что подобные изменения, изменения, которые должны получить широкую огласку в средствах массовой информации, будут способствовать развитию дисциплины среди участников дорожного движения. Нарушитель должен знать, что причинителя не осудят, если его время реакции будет укладываться в 2,5 секунды. Нарушитель не будет рассчитывать на превосходную скоростную реакцию водителя, а будет перед каждым своим опрометчивым действием вспоминать, что 2,5 секунды это большой для движущейся машины промежуток времени. Да, понятно, что 1,2 секунды в большинстве случаев более чем достаточно для принятия решения. Водитель примет его, как можно раньше и сделает все возможное, чтобы избежать аварии как по моральным, так и по материальным мотивам, поэтому счи таем, что подобное нововведение приведет не к росту, а к снижению числа аварий. В литературе высказано предложение о дополнении общей части УК РФ нормой, регламентирующей назначение наказания за совершение неосторожного преступления в экстремальных условиях, следующего содержания: Статья 65-1. Назначение наказания при совершении преступления в экстремальной обстановке Наказание за совершение преступления, ставшего результатом фактической ошибки в экстремальных условиях, порождающих состояние эмоционального напряжения, но не исключающих виновность лица в соответствии с ч. 2 ст. 28 настоящего Кодекса, не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части, если данная обстановка не была создана противоправными действиями виновного.175 Подобное изменение, на наш взгляд, является излишним: российское размер уголовное лишения право и без за этой нормы достаточно мягко относится к неосторожному преступнику. Максимальный свободы неосторожные преступления и так не велик, также существует целый ряд менее строгих наказаний, которые зачастую применяются в виду положения, закрепленного в ч. 1 ст. 60 УК РФ, гласящего, что более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается Грибков А.В. Уголовная ответственность за совершение автотранспортных преступлений в условиях провоцирующих ситуаций. – Дис... канд. юрид. наук. – М., 1998. – С. 12.

только в том случае, если менее строгий вид наказания не может обеспечить достижение целей наказания. ния, совершенные по неосторожности, в Отбывание лишения свободы лицами, осужденными за преступлеколонияхпоселениях, где достаточно либеральный режим содержания, также свидетельствует о мягкости наказания неосторожных преступников. Существующая в российском уголовном праве система обстоятельств, смягчающих наказание, и положение ч. 2 ст. 61, позволяющее при назначении наказания учитывать в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные законом, способствует уменьшению тяжести наказания за совершение неосторожных преступлений в экстремальных условиях Всё и в условиях нервнопсихических изменений в перегрузок. вышесказанное Уголовный позволяет России сделать вывод об излишнем характере внесения подобных законодательство. закон дает достаточное пространство для индивидуализации наказания в подобных случаях. Одной из задач науки уголовного права является выработка понятий для обозначения тех или иных правовых явлений, так как текст УК РФ зачастую не дает их и содержит сложные конструкции, требующие лапидарного вербального выражения. Основой целью предложения использования тех или иных коротких определений является удобство в практическом использовании какой-либо нормы права и удобство использования положений данной нормы в научных диспутах. Понятно, что словосочетания «невиновное причинение вреда по психофизиологическому основанию» или «психофизиологическое основание невиновного причинения вреда» слишком громоздки и неудобны. Требу ется нечто более простое и понятное, понятное даже человеку, не являющемуся специалистом в области уголовного права. Традиционная для отечественного уголовного права разновидность невиновного причинения вреда, определенная в ч. 1 ст. 28 УК РФ, когда лицо не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий или не могло и по обстоятельствам дела не должно было их предвидеть, называется «случай» или «казус». В соответствии с современными филологическими источниками случай - это, во-первых, «то, что произошло, случилось, происшествие», во-вторых, «подходящее время, обстоятельство», в-третьих, «то же, что случайность»176. Как видно, только последнее из возможных значений слова «случай» подходит к положениям ч. 1 ст. 28 УК РФ. Казус – это «сложный, запутанный случай»177. То есть также употребление слова «казус» имеет некоторый некорректный характер. Но, тем не менее, эти два определения прочно вошли в науку и нет необходимости в их замене. Называть невиновное причинение вреда по психофизиологическому основанию также, как и обычное невиновное причинение вреда, случаем или казусом, неправильно. В параграфе втором главы первой мы показали, что невиновное причинение вреда, определенное в ч. 2 ст. 28 УК РФ значительно отличается от невиновного при Ожегов С. И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М.: Азбуковник, 1998. – С. 732.

чинения вреда, определенного в ч. 1 ст. 28 УК РФ. С другой стороны, при выработке тех или иных новых понятий не нужно придумывать что-либо принципиально новое, так как необходимо, чтобы понятие было простым, понятным и легко связуемым со смежными понятиями. Как нами уже говорилось выше особенностью невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию является то, что невиновность обусловлена не отсутствием интеллектуального и волевого момента (волевой момент как раз таки присутствует), качеств лица а несоответствием перегрузкам. учет психофизиологических условий или То есть определяющей качеств требованиям экстремальных нервно-психическим ния вреда является особенностью данной разновидности невиновного причинепсихофизиологических лица. Предлагаем невиновное причинение вреда по психофизиологическому основанию называть «псиказус». То есть психофизиологический казус – случай, произошедший в силу несоответствия психофизиологических качеств требованиям ситуации.

Там же. С. 259.

Заключение. В заключении работы необходимо изложить основные выводы и результаты. 1. Учет различия психофизиологических качеств отдельных лиц в уголовном праве России соответствует нормам морали и нравственности, а также находится в русле положений Конституции РФ и общепризнанных принципов и норм международного права. Ч. 2 с. 28 УК РФ занимает важное место в чреде норм, обеспечивающих соблюдение принципа вины, и недопущение объективного вменения в современном уголовном праве России. 2. Психофизиологические качества – это определенные совокупности признаков, свойств, особенностей психической деятельности человека в рамках его физиологических процессов. Психофизиологические качества отдельных лиц, даже не выходя за рамки нормальных, могут существенно расчет отличаться друг от друга, что объясняется ведет к влиянием на них самых различных факторов. Не принятие в различия психофизиологических качеств объективному вменению. 3. Невиновным причинением вреда мы считаем ситуацию наличия реально причиненного вреда интересам, охраняемым уголовным законом, му отношения. в отсутствии виновного к неТо есть отсутствие преступности обуслов лено отсутствием виновности. Попытки объединения невиновного причинения вреда с обстоятельствами, исключающими преступность деяния, с малозначительностью деяния, с невменяемостью, с освобождением от уголовной ответственности беспочвенны и недостаточно обоснованы.

4. Невиновное причинение вреда по психофизиологическому основанию представляет собой один из двух видов невиновного причинения вреда. Невиновное причинение вреда, определенное в ч. 1 ст. 28 УК РФ - субъективно невиновное причинение вреда, невиновное причинение вреда по психофизиологическому основанию – объективно невиновное причинение вреда. 5. Законодательство большинства зарубежных стран не содержит института невиновного причинения вреда. Не преступность деяния в отсутствии вины носит само собой разумеющийся характер. Сами зарубежные исследователи уголовного права своих стран отмечают проблемные аспекты отсутствия законодательного регулирования невиновного причинения вреда. Во всех развитых государствах определен принцип вины, только в зависимости от вида правовой системы сделано это либо в законодательстве, либо в прецедентных решениях различных судебных инстанций. 6. Использование в тексте уголовного закона таких категорий, как «требования экстремальных условий» и «нервно-психические перегрузки» не удачно, так как это слишком широкие категории, в понимании которых нет согласия в психологии. Сложно добиться от правоприменителя единообразного понимания столь неоднозначных категорий. Применение на практике существующих сейчас положений ч. 2 ст. 28 УК РФ породит множество проблем и разночтений. 7. Необходимо указать в тексте ч. 2 ст. 28 УК РФ на источник опасности, так как в противном случае отсутствуют правовые препятствия к ссылке лиц, совершив ших преступления по легкомыслию, на ч. 2 ст. 28 УК РФ и последующему их уходу от ответственности. В связи с этим и, учитывая положения предыдущего вывода, предлагаем ч. 2 ст. 28 УК РФ изменить. Ч. 2 с. 28 УК РФ должна быть сформулирована следующим образом: «Деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия) в условиях, созданных иными людьми или силами природы, но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям ситуации». 8. Учитывая необходимым положения ч. 2 ст. 28 УК РФ, считаем внимание уделять обнаружению пристальное причинной связи между деянием и последствиями в неосторожных преступлениях. Учитывать не наилучший из возможных нормальных показателей, а наихудший нормальный показатель. 9. Считаем возможным невиновное причинение вреда по психофизиологическому основанию называть «псиказус».

Список источников и литературы Источники 1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года. 2. Уголовный кодекс Российской Федерации // Собрание Законодательства Российской Федерации. – 1996. - №25. – Ст. 2954 (в действующей редакции). 3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 года // Российская газета. – 2001, 23 декабря. 4. Примерный Уголовный кодекс (США). – М., 1969. 5. Уголовный кодекс ФРГ. 2-е изд. – М., 2000. 6. Новый уголовный кодекс Франции. – М., 1993. 7. Уголовный кодекс Италии. – М., 1991. 8. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года // Российское законодательство Х-ХХ веков. – Т.6. / Под. ред. О.И. Чистякова. – М., 1994. – С. 174. 9. Уголовное уложение 1903 года // Российское законодательство Х-ХХ вв. – Т. 9. / Под. ред. О.И. Чистякова. – М., 1994. - С. 284 10. Сборник стандартов Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия: Официальное здание ООН. – Нью-Йрк, 1992.

Литература 1. Айзенк Г.Ю. Интеллект: новый взгляд // Вопросы психологии. –1995. №1.

2. Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2;

3. Алексеев С.С. Право и наша жизнь. М., 1978. 4. Аликперов Х.Д. Виды норм уголовного законодательства, допускающих компромисс в борьбе с преступностью - Баку, 1992. 5. Аликперов Х.Д. Преступность и компромисс. Баку, 1992. 6. Андрианов О.С. О теоретических аспектах онтогенеза мозга // Физиологич. Журн. СССР. –1987. –Т. 73, № 2. 7. Белинский В.Г. Избранные философские произведения. Т. 2 М., 1948. 8. Бернштейн Н.А. Физиология движений и ативности. –М.: Наука, 1990. 9. Бетелева Т.Г. Онтогенез структурно-функциональной организации воспринимающей системы мозга // Структурнофункциональная организация развивающегося мозга. –Л.: Наука, 1990. 10. Блинников В.А. Юридическая природа обстоятельств, исключающих преступность. – Ставрополь, 2000. 11. Блок В. Уровни бодрствования и внимание // Экспериментальная психология;

под ред. П.Фресса и Ж.Пиаже – М., 1970. – Вып.3. 12. Бойко Е.И. Время реакции человека. –М.: Медицина,1964. 13. Большой энциклопедический словарь // БЭС. – 1-е изд. – М., 1991. – Т.1. 14. Гегель Г. Философия права. М., 1990. С. 57-58. 15. Гехфенбаум Г.М. Крайняя необходимость в уголовном праве. – Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2002. 16. Глезер В.Д. Зрение и мышление. –СПб.: Наука, 1993.

17. Глоточкин А.Д., Пирожков В.Ф. Исправительнотрудовая психология. – М., 1974. 18. Гобсс Т. Левиафан… М., 1936. 19. Гревнова И.А. Вина как принцип уголовного права Российской Федерации. – дисс. на соис. уч. ст. канд. наук.,- Саратов., 2001. 20. Грибков А.В. Уголовная ответственность за совершение автотранспортных преступлений в условиях провоцирующих ситуаций. – дисс. на соис. уч. ст. канд. юрид. наук. – М., 1998. 21. Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1956. 22. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. – М., 1882. 23. Дорожно-транспортные происшествия в России: Статистический сборник / Под общ. Ред. Ю.М. Шелегельды. – М.: НИЦ ГАИ МВД РФ, 1997. 24. Дробницкий О.Г. Понятие морали. М., 1974. 25. Дурманов Н.Д. Понятие преступления. М., 1948. 26. Дьяченко М.И., Кандыбович Л.А., Пономаренко В.А, Готовность к деятельности в напряженных ситуациях. Психологический аспект. – Минск, 1985. 27. Ендриховский С.Н., Шамшинова А.М., Соколов Е.Н., Нестерюк Л.И. Время сенсомоторной реакции в современных психофизических исследованиях // Сенсорные системы. –1996. –Т.10, №2. 28. Ермаков Ф. Определение времени реакции водителя на опасность // Российская юстиция. - № 9. 29. Журнал высшей нервной деятельности. –1988. –Т.38, вып.2.

30. Зайцев А.В. Половозрастная динамика зрительномоторных реакций. Компонентный анализ времени реакции. дисс. на соиск. ученой степени канд. биол. наук. 31. Зорькин В.Д. Выступление на "круглом столе", посвященном десятилетию перестройки // Правовое государство в России: замысел и реальность. - М., 1995. 32. Иванов В.Д., Мазуков С.Х. Субъективная сторона преступления. – Ростов-на-Дону.: «Булат», 1999. 33. Иванов В.П., Борисюк Н.В., Елисеева С.А., Сытник В.И. Вопросы психофизиологии человека на автомобильном транспорте;

под ред. Афанасьева Л.Л. – М.: Высшая школа, 1973. 34. Иванов Л.А., Мазукевич В.Б., Мельник В.В., Яковлев Я.М. Судебно-психологическая экспертиза при расследовании транспортного происшествия. – Саратов, 1993. 35. Изард К. Эмоции человека. – М.: МГУ, 1980. 36. Изард К. Эмоции человека. – М.: МГУ, 1980;

37. Иларионов В.А. Экспертиза дорожно-транспортных происшествий. Приложение 3 «Дифференцированные значения времени реакции водителя (ВНИИСЭ), - М. Транспорт, 1989. 38. Кант И. Основы метафизики нравственности. Критика практического разума. Метафизика нравов. СПб., 1995. 39. Кибальник А.Г. Введение в международное уголовное право. – Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2001. 40. Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. Практический курс уголовного права России. – Ставрополь: Ставропольсервисшкола,. 2001.

41. Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г., Шибков О.Н. Принципы и нормы международного права как источники уголовного права. – Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2000. 42. Кириченко В.Ф. Значение ошибки по советскому уголовному праву. М., 1952. 43. Коган В.М. Социальны механизм уголовно-правового воздействия. М., 1983. 44. Козаев Н.Ш. Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния. - Ставрополь, 2001. 45. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. – М.: «Проспект», 1997. – С.64. 46. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. В.И. Радченко. 47. Коченов М.М. Теоретические основы судебнопсихологической экспертизы:

Автореферат диссерации на соискание ученой степени доктора психологических наук. – М., 1991. 48. Кочубей Б.И. Психофизиология личности (физиологические подходы к изучению активного субъекта). – М., ВИНИТИ, 1990. С. 21. 49. Крылова Н.Е., Серебрянникова А.В. Уголовное право зарубежных стран. М., 1997. 50. Кстандов Э.А., Важнова Т.Н. Отражение принятия решения в корковой вызванной электрической активности человека // Журнал высшей нервной деятельности. – 1976. –Т.26. вып.6.

51. Кудрявцев В.Н. Рецензия на монографию В.Б. Малинина «Причинная связь в уголовном праве»// – 2002., - №2. 52. Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психологопсихиатрическая экспертиза. – М., 1988;

53. Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. М., 1969. 54. Кузнецова Н.Ф., Вельцель Л. Уголовное право ФРГ. М., 1980. 55. Курс советского уголовного права. В 6-ти томах. Т.2. Преступление /Под ред. А.А.Пионковского, П.С.Ромашина, В.М.Чхикавидзе. - М., 1970. 56. Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. Учение о преступлении. Учебник для вузов. Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: «Зерцало-М», 2002. 57. Левитов Н.Д. Психическое состояние беспокойства, тревоги // Вопросы психологии. – 1969. - №1. 58. Леонова А.Б. Психодиагностика функциональных состояний человека. – М., 1984. 59. Леонова А.Б., Медведева В.И. Функциональное состояния человека в трудовой деятельности. – М., 1981. 60. Лупандин В.И., Сурнина О.Е. Асимметрия гия человека. – 1988. – Т. 14, №4. 61. Ляпунов Ю.И. Общественная опасность деяний как универсальная категория советского уголовного права. М., 1989. 62. Лясс Н.В. Проблемы вины и уголовной ответственности в современных буржуазных теориях. – Л., 1977. распределения времени простой сенсомоторной реакции // ФизиолоПравоведение.

63. Малинин В.Б. Причинная связь в уголовном праве. – СПб., 2000. 64. Малько А.В. Правовая жизнь // Общественные науки и современность. 1999. № 6. 65. Марищук В.Л. Об адекватных и неадекватных реакциях при стрессе: Сб. Психичекий стресс в спорте. –М., 1975. 66. Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю. Введение в психофизиологию.- 2-е изд., испр. и доп. – М.: 2001. 67. Материалисты Древней Греции. М., 1955. 68. Матузов Н.И. Курс лекций по теории государства и права. Саратов, 1993. 69. Махнач А.В., Бушов Ю.В. Зависимость динамики эмоциональной напряженности от индивидуальных свойств личности // Вопросы психологии. – 1988. №6. 70. Михеев Р.И. Уголовная ответственность лиц с психогенетическими особенностями и психогенетическими аномалиями: Учебное пособие. – Хабаровск., 1989. 71. Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955. 72. Морган У.П., Эликсон К.А. Ситуативная тревога и результативность деятельности // Вопросы психологии. – 1993.- №3. 73. Мушинский В.О. Соотношение политики и права в регулировании социальных интересов // Сов. государство и право. 1988. № 2. 74. Мямлин В.В. Опыт применения парадигмы Стернберга при изучении когнитивных зрительных функций у человека // Журнал высшей нервной деятельности. –1994. – Т.44, вып. 2.

75. Наенко Н.Н. Психическая напряженность. – М., 1976. 76. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. – М.: БЕК, 1996. 77. Немчин Т.А. Состояние нервно-психического напряжения. Л., 1983. 78. Немчин Т.А. Состояния нервно-психического напряжения. – Л., 1983. 79. Нерсесян В.А. Уголовная ответственность сопричинителей веда по неосторожности. – 1999. - №10. 80. Нерсесянц В.С. Сократ. М., теории 2002. 82. Ожегов С. И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М.: Азбуковник, 1998. 83. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1988. 84. Пионтковский А.А. Вопросы Общей части уголовного права в практике судебно-следственных органов. – М., 1954. 85. Платонов К.К., Гольдштейн Б.М. Основы авиационной психологии. – М., 1987. 86. По материалам журнала Traffic Safeti. – 1994. // Борьба с преступностью за рубежом, 1994. - №12. 87. Правила дорожного движения Российской Федерации с комментариями и иллюстрациями. – М.: «Мартин», 2000. - С. 21. права и государства. 1977. – М.: НОРМА-ИНФРА., 81. Нерсесянц В.С. Юриспруденция. Введение в курс общей 88. Прохоров А.О. функциональные структуры психических состояний // Психологический журнал. – 1996. – Т. 17. №3. 89. Психологический словарь: под ред. Давыдова В.В. – М., Педагогика, 1983. 90. Пушкин В.Н. Готовность к экстренному действию как разновидность рабочей установки: Сб. Вопросы профессиональной пригодности оператора персонала энергосистем. – М., 1966. 2002. С.135. 91. Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. 92. Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам.- СПб.: «Юридический центр Пресс», 2002. С. 52-78;

93. Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. – СПб.: «Юридический центр Пресс», 2002. 94. Рарог А.И. Субъективная сторона и квалификация преступления. – М., 2001. 95. Рарог А.И., Нерсесян В.А. Неосторожное сопричинение и его уголовно-правовое значение. // Законодательство. – 1999. - № 12. 96. Рейковский Я. Эксперименальная психология эмоций. – М., 1979. 97. Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций. М., 1979. 98. Рещикова Т.Н., Погребинский С.А., Мямлин В.В. Влияние маскировки у человека на решение зрительно пространственной задачи // 1995, №4.

Вопросы психологии. – 99. Робер М.А., Тильман Ф. Психология индивида и группы. – М., 1988. 100. Российское уголовное право. Общая часть. М.: Спарк, 1997. 101. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза аффекта в свете нового Уголовного кодекса Российской Федерации: проблемы и перспективы // Психологический журнал. – 1997. – Т.18. - № 2. 102. Сергеюк Л.И., Захарова Л.Н. Психическая напряженность в моделируемых экстремальных условиях деятельности // Психологический журнал. – 1986. Т.7. -№6. 103. Ситковская О.Д Психология уголовной ответственности. М., 1998. 104. Ситковская О.Д. Аффект: криминально-психологическое исследование. М.: Юрлитинформ., 2001. 105. Ситковская О.Д. Судебно-психологическая экспертиза аффекта. Методическое пособие. – М., 1983. 106. Слуцкий И.И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. - Л., 1956. 107. Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского. М.,1988. 108. Соловьев В.С. Оправдание добра. Нравственная философия //Соч. в 2-х томах. Т. 1. М., 1988. 109. Солонин Ю.Г. Возрастная динамика некоторых физиологических функций у жителей Севера // Физиология человека. –1998. –Т.24, №1.

110. Спилберг Ч. Концептуальные и методологические проблемы исследования тревоги: Сб. Стресс и тревога в спорте. М., 1983. 111. Стрелков Ю.К. Эмоции летчика как фактор безопасности полета: Тез. докл. науч. конф. «Психологические и эргономические вопросы безопасности деятельности». – Таллин, 1986. 112. Суворова В.В. Некоторые проблемы прогноза деятельности человека в экстремальных условиях // Вопросы психологии. – 1973. - №4. 113. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. Т. 1. М.: Наука, 1994. 114. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 1. – Тула, 2001. 115. Тайбаков А. Сопричастность при неосторожной форме вины. // Законность. – 2000. - №6. 116. Трайнин А.Н. Состав преступления по советскому уголовному праву. – М., 1951. 117. Уголовное право зарубежных государств. М., 1972. Вып. 2. 118. Уголовное право зарубежных государств. Общая часть // Под ред.И.Д. Козочкина. – М.: Институт международного права и экономики имени А.С. Грибоедова, 2001. 119. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. А.И. Рарога. – М.: Юристъ, 2001. 120. Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. М., 1987. 121. Угрехелидзе М.Г. Проблема неосторожной вины в уголовном праве. – Тбилиси, 1976.

122. Фельдштейн Г.С. Природа умысла. М., 1898. 123. Философский энциклопедический словарь. М., 1983, С.810. 124. Хабабуллин. М.Х. Ответственность за укрывательство преступлений и недоносительство по советскому уголовному праву. Казань, 1984. 125. Хохряков Г.Ф. Парадоксы тюрьмы. М., 1991. 126. Хрестоматия по нейропсихологии. – М.: МГУ, 1990. 127. Хьелл Л., Зиглер Д. Теория личности. – СПб.: Питер.1992. 128. Хэссет Дж. Введение в психофизиологию. – М.: Мир, 1981. 129. Церетели Т.В. Причинная связь в уголовном праве. – М., 1963. 130. Цицерон. Диалоги. М., 1966. 131. Чуприкова Н.И. Время реакции и интеллект: почему они связаны // Вопросы психологии. –1995, №4. 132. Шеховцова Л.Ф. Влияние динамики энергитических затрат на успешность интеллектуальной деятельности в условиях эмоциональной напряженности // Психологический журнал. – 1987. - Т.8. №5. 133. Юридический словарь. – М., 1987. 134. Якушин В.А. Проблемы субъективного вменения в уголовном праве. Диссертация а соискание уч. ст. д-ра. наук. – М.,1998. 135. Anderson M., Nettelbeck T., Barlow J. Reaction time measures of speed processign: Speed of response selection increases with age but speed of stimulus categorization does not // British J. of Developmental Psychology.- 1997.- V. 15. 136. Bassionni M. Cherif. Substantive criminal law. – Springfield, 1978. P. 183-184;

Thomas Ch. W. and Bishop D.M. Criminal law. Understanding basic principles. Sage publications, 1987. 137. Human Factors and Highway-Accident Causation: Some Theoretical Considerations. – AAP, 1981, №2. 138. Posner M., Peterson S. The attention system of the human brain // Ann. Rev. Neurosci. 1990. V. 13. N 1. 139. Proverbio A. M., Minniti A., Zani A. Electrophysiological evedence of global vs. Local visual information // Cogn. Drain Research. – 1998. V. 6. 140. Robinson P. Criminal law. N.Y., 1997. 141. Smith J.S. Criminal Law. Cases and Materials. 142. Sternberg S. The discovery of processing snages: extensions of Donders method // Acta Psychol. –1969. –V. 30. 143. Sternberg S. The discovery of processing snages: extensions of Donders method // Acta Psychol. –1969. –V. 30.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.