WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

на правах рукописи

ТЕСЛИЦКИЙ ИЛЬЯ ВЛАДИМИРОВИЧ НЕВИНОВНОЕ ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА ПО ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОМУ ОСНОВАНИЮ В

УГОЛОВНОМ ПРАВЕ Диссертация На соискание ученой степени кандидата юридических наук

по специальности 12.00.08 («уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право») Научный руководитель – кандидат юридических наук доцент А.Г. Кибальник Ставрополь 2004 Содержание Введение Глава § 1. 1. Социально-юридическая природа психофиучета зиологического основания невиновного причинения вреда Нравственно-правовая обусловленность психофизиологических качеств в уголовном праве § 2. Юридическая природа невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию в уголовном праве России § 3. Невиновное причинение вреда в уголовном праве зарубежных стран Глава 2. Уголовно-правовые характеристики психофизиологического основания невиновного причинения вреда § 1. Понимание экстремальных условий и нервнопсихических перегрузок § 2. Проблемные вопросы роли невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию в уголовном праве России Заключение Список источников и литературы Введение Актуальность темы диссертационного исследования Последовательная интеграция различных областей человеческого знания друг в друга стоит среди знаковых феноменов новейшей истории. Одной из составляющих этого процесса является влияние на уголовное право психологии. Раскрытие смысла и содержания противоправного поведения, основных закономерностей, которые позволяют определить его в качестве такового, находится вне исключительной компетенции правовой теории. Она вынуждена брать соответствующие положения из психологии и психофизиологии, так как исходными для определения значимых в уголовно-правовом отношении мотиваций деяния, психофизиологических качеств лица, личных особенностей, психических состояний являются положения психологической науки и выделенной из неё науки психофизиологии. Четкое и последовательное понимание правоприменителем психологических категорий, является необходимым условием последовательной реализации принципа справедливости и предполагает решение ряда проблемных ситуаций на стыке теории уголовного права, общей и юридической психологии. Учет разнообразия возможных качеств людей, степени свободы их поведения необходим для обеспечения личностного подхода в рамках равного для всех масштаба правовой квалификации деяния. Нормы, институты, принципы и сам дух уголовного закона ориентируют правоприменителя на это. Анализируя произошедшее, сотрудник правоохранительного органа должен знать и учитывать закономерности и механизмы поведения, обусловленные особен ностями психической и психофизиологической деятельности человека в различных, в том числе и экстремальных ситуациях. Конституция Российской Федерации провозглашает Россию демократическим правовым государством и определяет человека, его права и свободы в качестве приоритетных ценностей. Права и свободы человека и гражданина могут быть не нарушены только тогда, когда все субъекты права строго следуют общеправовому интегративному принципу права России – принципу законности. Требование о соблюдении законности предъявляется не только к гражданам, учреждениям и организациям, но в первую очередь к органам правопорядка и правосудия. ко усвоены правоприменителями. Интересующая зиологическому нас проблема – проблема к правовой крайне Ворегламентации невиновного причинения вреда по психофиоснованию относится числу спорных и важных вопросов уголовного права России. прос о том, виновен или невиновен Именно поэтому особенно важно, чтобы те или иные нормы права были чет человек в совершении преступления крайне важен для него самого и для общества. По тому, какую правую оценку государство в лице его органов и их должностных лиц даст деянию, общество судит о справедливости законов, а лицо претерпевает или не претерпевает определенные лишения. Также вольно или невольно каждый осведомленный моделирует эту ситуацию на себя и корректирует свои установки, своё поведение сообразному тому, какими были правовые последствия известного ему деяния. Если большинство внутренне со гласно с решением государства, значит законодатель правильно отразил правовыми средствами реально существующий тип определенных жизненных ситуаций. Если же этого не происходит, то часть уважения общества к закону (в нашем случае уголовному закону) пропадает. Важность рассматриваемой нами проблемы несоизмеримо больше, так как в поле действия рассматриваемой нами правовой конструкции попадают и будут попадать множество людей. Рядовой правоприменитель, на наш взгляд, зачастую искаженно понимает положения ч.2 ст. 28 УК РФ.1 Отсутствие опубликованных в Бюллетене Верховного Суда решений той или иной инстанции, касающихся правильного применения ч. 2 ст. 28 УК РФ, показывает, что и высший судебный орган также не готов однозначно и последовательно разъяснить сложившееся положение. В комментариях к уголовному Кодексу РФ и учебниках по уголовному праву, как правило, даётся скупой пересказ содержания ч.2 ст.28 УК РФ. Спорность юридического понимания психофизиологического основания невиновного причинения вреда ливает актуальность и необходимость провести обуславнаучное исследование проблемы «Невиновное причинение вреда по психофизиологическому основанию в уголовном праве». Степень разработанности темы Не вызывает сомнение, что вопрос о том или ином виде невиновности граничит с вопросом о понимании вины, о понимании субъективной стороны преступления, о понимании субъективного вменения. В работе использован на Доказательством этому служит проведенный нами социологический опрос.

копленный наукой уголовного права в данном направлении потенциал. Эту проблематику либо отдельные ее аспекты рассматривали в своих работах Н.А. Беляев, Я.М. Брайнин, Н.В. Васильев, Г.В. Виттенберг, Б.С. Волков, Е.В. Ворошилин, Р.Р. Галиакбаров, А.А. Герцензон, Ф.Г. Гилязев, М.С. Гринберг, П.С. Дагель, Ю.А. Демидов, Н.И. Загородников, Г.А. Злобин, И.И. Карпец, В.А. Квашис, С.Г. Келина, А.Г. Кибальник, Г.А. Кригер, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, В.В. Лунеев, В.В. Мальцев, В.Г. Макашвили, Р.И. Михеев, А.В. Наумов, Б.С. Никифоров, А.А. Пионтковский, А.И. Рарог, О.Д. Ситковская, К.Ф. Тихонов, В.И. Ткаченко, И.М. Тяжкова, М.Д. Шаргородский, В.А. Якушин и другие. К сожалению, нет ни одного монографического исследования, специально посвященного этой проблеме. Между тем, интересы укрепления законности в стране, обеспечения прав и свобод граждан в условиях реформирования российского общества предопределяют необходимость углубленного и всестороннего исследования этой проблемы. Объект и предмет исследования Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения и интересы, возникающие при невиновном причинении вреда лицом, не способным предотвратить его в силу несоответствия психофизиологических качеств лица требованиям экстремальных условий и нервно-психическим перегрузкам. Предметом исследования стали объективные и субъективные признаки невиновного причинения вреда, определенные в ч. 2 ст. 28 УК РФ.

Нормативную основу исследования составили Конституция Российской Федерации 1993 года, Уголовный кодекс России 1996 года (в действующей редакции), уголовное законодательство России советского и досоветского периодов, ряд федеральных законов Российской Федерации (ФЗ РФ «О безопасности дорожного движения» от 15 ноября 1995 года), подзаконные акты, уголовное законодательство ряда зарубежных государств (США, Англии, Германии, Франции, права. Цели и задачи диссертационного исследования Цель разработка диссертационного уголовно-правового исследования значения детальная психофиучета Италии и других), документы международного зиологических качеств индивида, выработка комплексного, теоретически обоснованного подхода в понимании юридической сущности невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию, анализ потенциала данной нормы. Также в качестве цели выступает разработка инструментария, способного помочь ввести ч.2 ст. 28 УК РФ в реальное правоприменение, оценка качества данной нормы и выдвижение рекомендаций по её изменению. Достижение указанных целей реализовывалось посредством решения следующих задач: осуществление анализа нравственно-правовой необходимости учета психофизиологических качеств лица в уголовном праве;

определение понятия «психофизиологических качеств» в уголовном праве;

грузки»;

определение уголовно-правового содержания поня тий «экстремальные условия» и «нервно-психические перепроведение анализа высказанных в научной лите ратуре точек зрения по проблеме различия психофизиологических качеств отдельных лиц;

определение соотношения невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию с другими институтами уголовного права;

проведение сравнительного анализа института невиновного причинения вреда в уголовном праве России и зарубежных стран;

определение юридических критериев допустимости учета особенностей психофизиологических качеств лица в уголовном праве. Методология и методика исследования Методологической основой диссертации является современная доктрина уголовного права, основывающаяся на достижениях мировой цивилизации и концептуальных положениях отечественной науки уголовного права. В процессе исследования применялись общенаучные анализа, методы а познания: частнодиалектический, тельный, системного также научные методы: логический, логико-юридический, сравниисторический, метод системно-структурного анализа и другие, а также было проведено социологическое исследование. Применение вышеизложенных методов обеспечило выполнение требований комплексного подхода к диссертационному исследованию. Теоретическую основу исследования составила отечественная и зарубежная литература по уголовному праву, социологии и философии. Особое внимание было уделено изучению трудов по психофизиологии и психологии, что представляется достаточно ценным и необычным для уголовно-правового исследования. Кроме того, проанализировано уголовное законодательство ряда зарубежных стран по исследуемой проблеме. По предварительно разработанному опросному листу было проанкетировано 150 сотрудников правоохранительных органов и практикующих юристов. По предварительно разработанной рабочей программе изучено 50 уголовных дел и материалов следственной практики. Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что работа является первым монографическим исследованием специально посвященным проблеме невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию. В диссертации предпринята одна из первых попыток раскрыть место, роль и влияние на другие институты невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию. Новизна работы состоит в комплексной теоретической и прикладной разработке проблемы, включающей: 1) доказательство нравственной и правовой необходимости учёта психофизиологических качеств в уголовном праве;

2) определение понятия «психофизиологические качества» в уголовном праве;

3) определение юридической природы невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию;

4) юридический анализ критериев допустимости учета психофизиологических качеств в уголовном праве;

5) раскрытие значения категорий «экстремальные условия» и «нервно-психические перегрузки»;

6) предложенное автором определение невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию;

7) предложенное автором изменение уголовного законодательства вреда;

Основные положения, выносимые на защиту 1. Обоснование необходимости учета в уголовном разправе факта различия психофизиологических качеств лагающих в российском уголовном праве, о регламентации невиновного причинения ных людей. Принцип вины, являющийся одним из основопообусловливает бытие ч. 2 ст. 28 УК РФ. 2. Теоретическое определение «психофизиологических качеств» как уголовно-правовой категории. Психофизиологические качества – это определенные совокупности признаков, свойств, особенностей психической деятельности человека в рамках его физиологических процессов. То есть одно психофизиологическое качество – это совокупность признаков, свойств, особенностей психической деятельности человека в рамках того или иного физиологического процесса. 3. Теоретическое определение невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию как Невиновное причинение вреда по категории и института современного уголовного права России. психофизиологическому основанию - ситуация наличия реально причиненного вреда интересам, охраняемым уголовным законом, в отсутствии виновного к нему отношения. Отсутствие виновного к нему отношения обусловлено не дефектом интеллектуального или волевого момента, а вследствие невозможности предотвратить наступление общественно опасных последствий, возможность наступления которых лицом безусловно осознается. 4. Указано различие между невиновным причинением вреда, определенном в ч. 1 ст. 28 УК РФ, и невиновным причинением вреда, определенном в ч. 2 ст. 28 УК РФ. Законодатель в части первой определяет субъективно невиновное причинение вреда, а в части второй - объективно невиновное. 5. На основе анализа содержания категорий «экстремальные условия» с и «нервно-психические использованием перегрузки», проведенного широким психологических источников, доказано, что объем данных категорий слишком широк для их использования в уголовном праве, а это в свою очередь затрудняет правильное применение ч. 2 ст. 28 УК РФ. Как нами было выяснено, чрезвычайно большой спектр психических состояний может быть причислен к нервно-психическим перегрузкам и достаточно большой комплекс ситуаций может считаться экстремальными условиями. Употребление терминов «экстремальные условия» и «нервно-психические запутывает. 6. Обоснованы предложения по совершенствованию уголовного законодательства, а именно: заменить формуперегрузки» не вносит ясность в регламентацию невиновного причинения вреда, а наоборот, лировку «требованиям экстремальных условий или нервнопсихическим перегрузкам» на «требованиям ситуации» и указать в ч. 2 ст. 28 УК РФ на причину возникновения сложной (опасной) ситуации. Отсутствие указания на причину возникновения сложной (опасной) ситуации – недостаток уголовного закона. Множество неосторожных преступлений, совершенных с легкомыслием, сопровождается экстремальными условиями и нервно-психическими перегрузками. Отсутствие указания на причину позволяет лицам, виновным в преступлениях, совершенных по легкомыслию, ссылаться на положения ч. 2 ст. 28 УК РФ. 7. Предложено невиновное причинение вреда по психофизиологическому основанию именовать в доктрине – псиказус, так как употреблять термин «казус» для невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию не верно, так как есть существенные отличия между невиновным причинением вреда, определенном в ч 1. ст. 28 УК РФ, и невиновным причинением вреда, определенном в ч. 2 ст. 28 УК РФ. Термины «невиновное причинение вреда по психофизиологическому основанию» или «невиновное причинение вреда по психофизиологическому фактору» слишком громоздки и неудобны. Требуется нечто более простое и понятное, понятное даже человеку, не являющемуся специалистом в области уголовного права. С другой стороны, при выработке тех или иных новых понятий не нужно придумывать что-либо принципиально новое, так как необходимо, чтобы понятие было простым, понятным и легко связуемым со смежными понятиями. Исходя из данных посылок, нами был предложен термин «псиказус».

Теоретическая и практическая значимость результатов диссертационного исследования Диссертационное исследование позволило сформулировать теоретические положения, направленные на совершенствование правовых основ деятельности и правильное применение нормы Уголовного закона о невиновном причинении вреда по психофизиологическому основанию. Познание механизма правового регулирования невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию позволяет обоснованно установить возможность (невозможность) привлечения лица к уголовной ответственности за фактически причиненный вред. Результаты исследования могут послужить для совершенствования уголовного законодательства и практики его применения. Теоретические положения, выводы и рекомендации могут быть использованы:

- в практической деятельности сотрудников правоохранительной системы;

- при проведении научных исследований проблем правовой регламентации невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию;

-в учебном процессе на по курсу «Уголовное факультетах право», высших преподаваемом Апробация юридических России;

учебных заведений результатов диссертационного исследо вания осуществлялась в следующих основных направлениях: 1. Основные положения диссертации сообщались автором на теоретических, научно-практических конференци ях и семинарах, проводимых в 2002-2004 гг. в Ставропольском государственном университете, Ставропольском филиале Краснодарского академии МВД РФ. 2. Положения и выводы по диссертации учитывались при разработке рабочих учебных программ для студентов очного и заочного обучения юридических вузов (Ставропольский государственный университет, Северо-Кавказский социальный институт) по дисциплине «Уголовное право» и внедрены в учебный процесс указанных вузов. Структура и объем диссертации определялись целями и задачами исследования.

Работа состоит из введения, двух глав (пяти параграфов), заключения, списка использованных при написании диссертации источников и литературы. В первой главе изучена нравственно-правовая обусловленность учета индивидуальности психофизиологических качеств лица в уголовном праве и как следствие этого - правильность и своевременность введения института невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию в законодательство России. Также была проанализирована юридическая природа невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию, показаны место и роль данного института в уголовном праве. Здесь же проведено исследование регламентации невиновного причинения вреда в уголовном законодательстве ряда зарубежных стран. Вторая глава посвящена выработке понимания экстремальных уголовном условий и нервно-психических перегрузок в праве, выработке рекомендаций по изменению законодательства, внесению предложения о лаконичном наименовании невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию, а также анализу некоторых спорных моментов современного российского уголовного права, связанных с психофизиологическими качествами лица. Диссертация оформлена в соответствии с требованиями ВАК России.

Глава § 1.

1.

Социально-юридическая природа психофиучета зиологического основания невиновного причинения вреда Нравственно-правовая обусловленность психофизиологических качеств в уголовном праве Мораль является одним из основных способов нормативной регуляции поведения человека и проявляется во всех сферах жизнедеятельности общества.2 Причем мораль намного более древний, чем право, инструмент регулирования общественных отношений. Мораль неоднородна, как неоднородно и само общество. Постоянно изменяющиеся нормы нравственности в своем развитии отражают историю становления общества, в которой одной из значимых вех является история развития уголовного права. В уголовном праве, как и во всякой другой нормативной системе, за основу берется реально существующий социальный или природный факт. В интересующей нас отрасли права это поступок, но содержащий некоторые признаки человеческий поступок, признаваемый законом преступным, и преступления, по тем или иным причинам не являющийся преступным.

Также уголовное право интересуют связанные с ними события. При этом, конструируя состав преступления, законодатель ограничивает ответственность человека, отбирая и лишь некоторые элементы реальной действительности, Обозначенная нами тема и рамки возможного объема одного параграфа диссертационного исследования являются причиной того, что мы не останавливаемся на вопросе разного смыслового содержания терминов «мораль» и «нравственность». Более подробно об этом см., например: Нерсесянц В.С. Юриспруденция. Введение в курс общей теории права и государства. – М.: НОРМА-ИНФРА., 2002. С. 51-52.

только их совокупность признается необходимой, достаточной и приемлемой для предъявления обвинения и последующего наказания. То есть уголовное право - это своеобразная теоретическая модель, выделяющая основные узловые черты того или иного безнравственного человеческого поступка, черты, достаточные для того, чтобы поступок можно было признать преступлением. Бесспорно, Да что эта модель далеко не во всем совершенна. Невозможно всю реальность выразить вербально в тексте закона. и законодатель не стремится к этому, наоборот, он старается сделать нормы уголовного права как можно более лаконичными. признаки вменяемостью, Поэтому иногда нас не удивляет, например, что субъекта преступления ограничены возрастом, особенностями профессионального или иного статуса, что из всех бесконечно разнообразных форм психического отношения лица к своему поступку в закон включены лишь пять (умысел прямой и косвенный, легкомыслие и небрежность и двойная форма вины), что ограничен перечень объектов посягательств, и, наконец, то, что основные узловые ценности общества, их защита и охрана втиснуты в сухую формулу «если…то…иначе…». По удачному выражению академика В.Н. Кудрявцева, «в итоге мы имеем исторически ещё не вполне сложившуюся, несколько расплывчатую систему законодательных рамок ответственности за опасные для общества поступки»3. Эти рамки пока не во всех своих параметрах четко определе Кудрявцев В.Н. Рецензия на монографию В.Б. Малинина «Причинная связь в уголовном праве»// Правоведение. – 2002., - №2. С. 254.

ны. Последнее, конечно же, касается и субъективного отношения лица к деянию и его последствиям. Задача науки уголовного права - уточнение этих рамок. Не вызывает сомнений, что эта деятельность будет бесконечной, так как, с одной стороны, нет пределов не являются стасовершенству, а с другой - общественные отношения и интересы, охраняемые уголовным правом, тичными. Но на этом пути необходимо всегда следовать тем канонам, чьё смысловое наполнение пронизывает всю сущность, весь дух права. В данном случае мы подразумеваем не конституционные принципы, а общечеловеческие моральные императивы. Вообще, мораль тесно связана с иными нормативными системами: правом, экономикой, политикой и т.д. Методы и способы решения многих проблем общества не только исходят из требований морали, но и применяют последние в качестве своих критериев добра, справедливости, объясняется честности, что свободы и гуманности. Это тем, нравственные критерии отражают «общественные потребности в наиболее универсальном ви де и имеют в виду не просто достижение некоторых особых целей, а разносторонние потребности общественной науки на данной ступени ее развития».4 Не вызывает сомнений, что нравственные предписания и предписания иных нормативных социальных систем могут совпадать, совпадать частично, не совпадать и даже противоречить друг другу. Философский энциклопедический словарь. М., 1983, С.810. 5 Подробнее этот вопрос рассмотрен О.Г.Дробницким. См.: Дробницкий О.Г. Понятие морали. М., 1974, С. 257-263;

Из всех систем нормативного регулирования особенно тесная связь наблюдается между моралью и правом. Эта тесная взаимосвязь и взаимодействие объясняется не только тем, что право и мораль являются системами нормативной регуляции поведения людей, но и тем, что у них во многом совпадают критерии оценки поступков, тем, что многие правовые предписания исходят в своей исторической действительности из предписаний и представлений нравственности. Между правом и моралью могут возникать расхождения, коллизии, например, в целях и методах. Специфическая характеристика права в том, что право - это единство морали и государственной воли. И должно всегда соблюдаться некое разумное соотношение между долей морали и долей государственной воли в праве. Власть всегда имеет тенденцию к неограниченности, выходу из-под контроля, она тяготится всякой внешней связанностью, зависимостью, а право, в котором есть нравственная составляющая, должно «обуздать» амбиции власти, «поставить ее на место», ввести в юридические рамки.6 При формулировании нормы права необходимо учитывать требования норм морали. Основные нормы морали формировались задолго до появления права в его современном понимании. Нормы морали изначально возникали и объяснялись разумной необходимостью. Например, запрет на половые связи между см, также Алексеев С.С. Право и наша жизнь. М., 1978, С.24-30. 6 Матузов Н.И. Курс лекций по теории государства и права. Саратов, 1993. – С. 166-170.

родственниками по прямой восходящей и несходящей линии объяснялся подмеченной еще в первобытное время ущербностью потомства, являющегося результатом подобных связей. Или, например, запрет на убийство члена своего племени объяснялся тем, что такое деяние уменьшает численность племени, отрицательно влияет на его способность к защите, нападению на другие племена и охоте. Эти нормы закреплялись силой большинства племени, симногие нормы перелой, имеющей лидера. В последующем ставали носить какой-либо приспособительный смысл и переходили в разряд моральных норм, которые не объяснялись, а просто существовали в форме – «этого делать нельзя». Первые государственные образования в какихлибо писаных актах закрепляли эти нормы, и они становились правом. Право уже обеспечивалось не силой большинства, а силой государства и его органов. Центральную роль в формировании христианство. европейской морали и права сыграло нормы, выдвинутые христианстМоральные вом, по сей день употребимы и значимы, так же эти нормы сыграли важную роль в истории права. Моральные нормы христианства были упорядочены и вербализированы, давалось их универсальное объяснение – грешность (несоответствие божьим заповедям). То есть не нужно уже было объяснять причину запрета, причина всего была в Боге. С одной стороны, это универсальное объяснение надолго остановило развитие права, морали и общества, а с другой – оно способствовало стабилизации общества, уяснению уже имеющихся моральных норм. В последующем с изменением общества менялось и право, и мораль. Право – носи тель ведущих социальных ценностей общества. Оно в определенной мере отражает отдельные моральные требования, как бы ставя их под свою защиту. Право изменяется, так как изменяется само общество, условия его существования. Мораль, как правило, быстрее, чем право, реагирует на эти изменения. Например, в среде людей, профессионально занимающихся электронно-вычислительными машинами, задолго до появления норм о компьютерных преступлениях было признано безнравственным посягать на чужие информационные ресурсы. Или другой пример. В российском обществе задолго до отмены нормы, запрещающей спекуляцию, спекуляция не считалась чем-либо аморальным. Иногда право предшествует и упреждает развитие морали, и мораль формируется под воздействием существующей правовой нормы. Для формирования и становления права очень важными явились те нравственно-правовые сентенции, которые были подмечены выдающимися исследователями вопросов соотношения морали и права. Определение права, данное В.С. Соловьевым, лаконично и метко, освещает одну из основных характеристик права – следование права нормам морали и нравственности: «Право есть принудительное требование реализации определенного минимального добра, или порядка, не допускающего известных проявлений зла»7. Мир философских, юридических идей неоднократно становился реальностью, с которой приходилось и приходится считаться. При доказательстве необходимости учета психофизиологических качеств лица в уголовном праве мы, Соловьев В.С. Оправдание добра. Нравственная философия //Соч. в 2-х томах. Т. 1. М., 1988. С. 450.

конечно же, будем использовать накопленный юриспруденцией инструментарий. Итак, мы должны решить следующие вопросы. Нужно ли учитывать в уголовном праве то, что психофизиологические качества разных людей существенно отличаются друг от друга?8 Обосновано ли введение положений ч. 2 ст.28 УК РФ с точки зрения Конституции РФ, с точки зрения принципов и норм международного права, являющихся составной частью правовой системы РФ? Обосновано ли с точки зрения нравственности введение ч.2 ст. 28 УК РФ? Подобная постановка вопроса объясняется тем, что далеко не всегда та или иная уголовно-правовая норма находится в русле Конституции РФ, принципов и норм международного права, а также морально-нравственных предписаний. Наглядной иллюстрацией уголовно-правовых принципов первой из приведенных выше как «принципа равенства ситуаций является определение в ст.4 УК РФ одного из граждан перед законом», что прямо противоречит статье 19 Конституции РФ и положениям Декларации о принципах международного права 1970 года.9 В соответствии с ч. 1 с. 19 Конституции РФ все равны перед законом и судом. Это положение означает, что данный принцип распространяется на граждан Российской государств и лиц без Федерации, граждан других Подобные примеры гражданства.

можно было бы продолжить, но это не является для нас Сразу же оговоримся, что случаи патологии находятся за пределами нашего исследования. 9 Подробнее см., Кибальник А.Г. Введение в международное уголовное право. – Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2001.- С.207.

самоцелью. Ситуации грубого расхождения норм уголовного права и требований нравственности также не являются редкостью в современном уголовном праве России. Причем, когда нормы уголовного права противоречат морали лиц, входящих в социальные группы с негативным отклоняющимся поведением (заключенные, члены организованных преступных групп и т.д.), это понятно и закономерно, так как закон в этом случае «учитывает более важные для государства функции и тем самым как бы обедняет человека, не обращая внимание на другие его качества…»10, но когда нормы права противоречат общепризнанным позициям морали, это вызывает недоумение. Примером подобной ситуации могут служить положения примечаний к статьям 308 и 316 УК РФ. В них сказано, что близкие родственники не могут нести уголовную ответственность за отказ от дачи показаний и за заранее не обещанное укрывательство тяжких преступлений. Понятие близкого родственника трактуется исходя из гражданско-правовых отношений и дублирует ст. 34 ныне не действующего УПК РСФСР. Такой механический перенос вряд ли можно признать оправданным, так как природа общественных отношений, регулируемых уголовным правом, отличается от той, которая регулируется гражданским правом. Положения примечаний к статьям 308 и 316 УК РФ решили проблему соответствия требованиям морали буквы уголовного закона только частично, так как ничего не сказано о зяте, снохе, родителях мужа и жены. Без особых сложностей можно смоделировать ситуацию, когда внук не обязан сообщать о преступлении, совершенном Хохряков Г.Ф. Парадоксы тюрьмы. М., 1991, С. 58.

бабушкой, а зять, проживаюший с ней под одной крышей, обязан заявить на бабушку его сына. А если предположить, что бабушка, получающая пенсию, является единственной, кто материально обеспечивает семью, то можно представить весь тот накал душевной борьбы, страстей, психологического напряжения и стресса у лица, находящегося между любовью к сыну и жене, уважением к теще и законом. Причем о том, что необходимо очертить круг близких в уголовном праве крайне тщательно неоднократно говорилось в литературе до принятия УК РФ.11 Таким образом, очевидно, что не будет неактуальным специальное доказательство соответствия положений ч.2 ст.28, вопервых, нравственности, а, во-вторых, Конституции РФ и общепризнанным принципам и нормам международного права. Конечно, нельзя утверждать, что поля аргументации этих тезисов будут совершенно различными, так как Конституция РФ и общепризнанные принципы и нормы международного права являются во многом своеобразным сгустком нравстНачать доказательство необходимости учета психофизиологических качеств с точки зрения нравственности нужно с уяснения содержания понятия «психофизиологические качества». Для того, чтобы уяснить смысл составного понятия необходимо определиться со значением его элементов. В современном русском языке категория «каче венности.

Хабабуллин. М.Х. Ответственность за укрывательство преступлений и недоносительство по советскому уголовному праву. Казань, 1984. С. 78-81;

см, также Коган В.М. Социальный механизм уголовно-правового воздействия. М., 1983, С.92-93.

ство» означает, во-первых, «совокупность существенных предмет признаков, свойств, особенностей, отличающих или явление от других и придающих ему определенность» а, во-вторых, «то или иное свойство, признак, определяющий достоинство чего-нибудь»12. Для нашего исследования представляется более подходящим по смыслу первое из предложенных значений. Следовательно, качество – это совокупность признаков, свойств, особенностей, отличающих предмет или явление от других явлений той же родовой принадлежности. Но в ч. 2 ст. 28 УК РФ говориться не о «качестве», а о «качествах». Следовательно, законодатель имеет в виду то, что человеку присущи множество отдельных психофизиологических составляющих. То качеств, каждое из которых в свою очередь представляет собой совокупность определенных есть уголовно-правовое значение имеет несоответствие требованиям ситуации13 характеристики любого из элементов психофизиологического качества, задействованного в причинении вреда. Данный вывод представляется существенным, так как правоприменитель должен четко понимать, что каждое отдельное психофизиологическое качество состоит из ряда составляющих Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1988. С. 270. 13 Употребление термина «ситуация» мы объясняем тем, что и «экстремальные условия» и «нервно-психические перегрузки» по сути своей разновидность ситуации. Только в первом случае больший акцент делается на объективной сущности случившегося, а во втором - на субъективной, хотя понятно, что четкую грань здесь провести нельзя, так как перерастание объективно экстремальной ситуации в субъективно крайне тяжелую происходит, как правило, через очень небольшой промежуток времени.

и дефект любой из них является достаточным для того, чтобы признать причинение вреда непреступным. Подробно о составном характере психофизиологических качеств (на примере времени реакции) будет сказано позднее. Если с категорией «качество» ситуация более или менее ясна, то с категорией «психофизиологическое» намного сложнее. Прилагательное «психофизиологическое» происходит от существительного «психофизиология». Его значение не определено ни в общей справочной литературе, ни в юридической литературе, ни в учебной литературе по уголовному праву, ни в комментариях к уголовному кодексу РФ, хотя от того, какое смысловое наполнение будет вкладываться в это понятие правоприменителем, во многом зависит правильность или неправильность использования ч.2 ст.28 УК РФ14. За объяснением термина «психофизиология» необходимо обращаться к специальной литературе. Наиболее распространенным является понимание под психофизиологией «научной дисциплины, возникшей на стыке психологии и физиологии, предметом изучения которой являются физиологические основы психической деятельности и поведения человека»15. Более подробное определение мы осветить не решимся, так как оно спорно, а цель нашего исследования Проблемный характер значительной «психологизации» положений уголовного закона неоднократно отмечался в литературе, см., например, Ситковская О.Д Психология уголовной ответственности. М., 1998. С.26;

Ситковская О.Д. Аффект: криминально-психологическое исследование. М.: Юрлитинформ., 2001.- С. 4, 6, 7, 61. Но уж если специальные категории введены в текст уголовного закона, их необходимо изучать. 15 Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю. Введение в психофизиологию.- 2-е изд., испр. и доп. – М.: 2001. – С.3.

- отнюдь не погружение в узко научные споры.

Интересен сам способ раскрытия смысла данной категории. Значительную часть составляет не определение сущности этой научной дисциплины, а определение ее местоположения среди других. Это, по всей видимости, объясняется тем, что авторы хотели дать как можно более общее, «размытое» понятие, дабы избежать критики в свой адрес а также тем, что дать более детальное определение трудно. Исходя из истории возникновения психофизиологии, можно с большой степенью уверенности предположить, что это естественнонаучная ветвь психологии. На определенном этапе её развития стала ясна методологическая неверность подхода, строящегося на исследовании психических явлений без учета физиологических механизмов, действующих во время их протекания. В связи с этим потребовалось накопленный к тому времени (начало, середина 19 века) эмпирический и теоретический пласт знаний обособить в отдельную науку - «психофизиологию». Но это далеко не единственная наука, изучающая соотношение психического и физиологического. Почему законодатель использует как название именно этой науки для уголовновысшей исслеправовой дефиниции? Поясним, есть целый ряд наук таких, «физиологическая психология», «физиология нервной деятельности», «нейропсихология», которые имеют очень близкий к психофизиологии объект и метод дования. Необходимо определиться, в чем заключается специфика «психофизиологии», ее объекта, предмета и метода, специфика, предопределившая использование термина «психофизиологические» в уголовном праве.

Наиболее гия.

близка к психофизиологии «это отрасль нейропсихоло Нейропсихология психологической науки, сложившаяся на стыке нескольких дисциплин: психологии, медицины (нейрохирургии, неврологии), физиологии – и направленная на изучение мозговых механизмов высших психических функций в связи с локальными поражениями головного мозга»16. Это исторически первое значение, которое вкладывалось в предмет нейропсихологии. Но в последние десятилетия существенно расширился круг исследований нейропсихологии, например, появились такие направления, как «нейропсихология индивидуальных различий, возрастная нейропсихология»17, и т.д. Поэтому и объект исследования, и методы, используемые в этих науках (например, позитронно-эмиссионная томография, ядерно-магнитный резонанс и прочие), во многом сходны. Отличие этих двух наук в том, что нейропсихологию более интересуют конкретные механизмы химических и физических процессов, происходящих в мозге во время поступления той или иной информации, во время ее распознавания, оценки и принятия решений, а психофизиология наряду с этим изучает общие аспекты «соотношения психических и нервных процессов в конкретном организме (теле)»18. То есть законодатель не стал использовать название науки «нейропсихология» для уголовно-правовой дефиниции, потому что она специальнее, чем психофизиология, и более описывает биохимические и физические механизмы, проис16 Там же. С.6. Хрестоматия по нейропсихологии. – М.: МГУ, 1990. – С.16. 18 Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю. Указ. соч. С. 11.

ходящие в мозге, тогда как психофизиология изучает целостные формы психической деятельности и их физиологическую интерпретацию. Но в целом необходимо отметить, что нейропсихология полностью входит в психофизиологию, использование одних методов привело к «стиранию границ»19между ними. Также близка к психофизиологии физиологическая психология. Отличие между ними в том, что «предмет психофизиологии - сложное поведение, в контексте которого изучаются психология физиологические имеет более процессы. Физиологическая на конкретную направленность изучение частных физиологических механизмов»20. Отечественные ученые считают, что «в отличие от физиологической психологии, где предметом поведение исследования функций, человека»21. является предметом То есть изучение отдельных физиологических психофизиологии служит психофизиология изучает физиологию целостных форм психической деятельности, в психофизиологии сложные формы поведенческих характеристик сопоставляются с физиологическими процессами разной степени сложности. Теперь более понятно, почему о законодатель использует название именно этой науки для уголовно-правового регулирования. Последний вывод предмете изучения психофизиологии, строящийся на сопоставлении и анализе различных пониманий психофизиологии в разрезе её отношения со смежными 19 Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю. Указ. соч. С. 6. Хэссет Дж. Введение в психофизиологию. – М.: Мир, 1981. С. 12.

науками, также значим ввиду изложенного нами видения смысла уголовно-правовой категории «качества». Еще раз мы убеждаемся в том, что уголовно-правовое значение имеет несоответствие требованиям ситуации характеристики любого из элементов того или иного психофизиологического качества или нескольких качеств, задействованных в причинении вреда. Рассматривать соотношение психофизиологии и физиологии высшей нервной деятельности мы не будем, так как обособление этой части психофизиологии в отдельную отрасль знания обусловлено, в первую соображениями советской науочередь, идеологическими ки, желанием продемонстрировать зарубежным коллегам нетрадиционный инновационный подход к проблеме.22 Проанализировав содержание понятия «качество», на основе общей справочной литературы, и содержание понятия «психофизиология», на основе специальных источников, рассмотрев различие и сходство психофизиологии со смежными науками, мы сделаем попытку дать правильное уголовно-правовое понимание категории «психофизиологические качества». Психофизиологические качества – это определенные совокупности признаков, свойств, особенностей психической деятельности человека в рамках его физиологических процессов. То есть одно психофизиологиче Кочубей Б.И. Психофизиология личности (физиологические подходы к изучению активного субъекта). – М.: ВИНИТИ, 1990. С. 21. 22 Подобное видение изложено в трудах как отечественных, так и зарубежных исследователей, см, например, Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю. Указ. соч. С. 6-7.;

Posner M., Peterson S. The attention system of the human brain // Ann. Rev. Neurosci. 1990. V. 13. N 1. P. 27-29.

ское качество – это совокупность признаков, свойств, особенностей психической деятельности человека в рамках того или иного физиологического процесса. Именно на таком понимании психофизиологических качеств мы настаиваем. На наш взгляд, правильность точки зрения, предлагающей под психофизиологическими качествами понимать «уровень интеллектуального развития, волевые качества, физическое состояние, здоровье и т.д.»23 вызывает серьезные сомнения. Когда уголовное право заимствует то или иное понятие из другой отрасли знания, не должен коренным образом изменяться его смысл. Да, какие-то отдельные смысловые коррективы в заимствованную категорию вносятся, но не столь значимые, как в нашем примере. Конечно же, и уровень интеллектуального развития, и волевые качества, и физическое но в своей состояние, и, наконец, отнюдь не здоровье имеют отношение к характеристике психофизиологических качеств, совокупности равны им. Психофизиологические качества - это своеобразное преломление психической деятельности человека в физиологических процессах, происходящих в его организме. После внесения категориальной определенности можно вплотную преступить учета конкретно к доказательству нравственной качеств в необходимости строить как психофизиологических на примере оценке того или иного деяния. Доказательство можно покакого–либо одного кабезусловно имеющего значение психофизиологического Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. Учение о преступлении. Учебник для вузов. /Под ред. Н.Ф. Кузне чества, так и абстрактно для всех случаев, подчеркнув некий общий универсум, объединяющий все психофизиологические качества воедино. Представляется необходимым провести доказательство по обоим означенным выше путям. Одной из нравственных норм является принцип справедливости. Представляется, что введение невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию в уголовное право России - это стремление законодателя реализовать одну из составляющих данного нравственного принципа. разниться Ниже нами будет показано, насколько разных могут людей. психофизиологические качества Причем эта разница сильна не только между нормальными показателями психофизиологических качеств и патологией, но и в рамках нормы. Любой закон, и уголовный в частности, должен быть направлен на недопущение несправедливости. Если же не учитывать, что психофизиологические качества людей очень сильно различаются, то решение, вынесенное правоприменителем, может быть неправильным, несправедливым. Разочарование в справедливости закона даже одним законопослушным человеком недопустимо. Ниже нами приводятся ситуации, когда отсутствие учета или неправильный учет психофизиологических качеств может привести к осуждению невиновного человека. Мы считаем недопустимым сведение проблемы разности психофизиологических качеств лица к учету психофизиологических показателей «среднего» человека. Кто он этот «средний человек»? И что общего учет его показателей имеет с принципом субъективного вменения? Ещё В.Г. Белинский, возрацовой, И.М. Тяжковой. М.: Зерцало-М, 2002. – С.343.

жая против одинакового подхода к оценке поведения разных людей, отмечал: «Ничего нет несправедливее, как мерить чью-нибудь личность аршином другой личности, которая всегда или противоположна, или чем-нибудь разниться от неё»24. путь Да, безусловно путь правового государства, строго соблюдающего принцип только противоречив. Ч. 2 государства, виновной ответственности, труден и ст. 28 УК РФ - одна ном из составляющих этого пути. Да, применить её нормы крайне сложно (особенно в современсостоянии), но необходимо. В качестве примера рассмотрим такое психофизиологическое качество, как время реакции. На наш взгляд, оно одно из самых актуальных для правоприменительной практики. Часто при квалификации автотранспортных происшествий, случающихся в большом количестве в нашей стране25, необходимо учитывать время реакции. Так, «при расследовании наездов транспортного средства на пешехода, стоящие автомобили и различные неподвижные препятствия судебному автотехническому эксперту и следователю обязательно приходится решать вопрос о наличии или отсутствии возможности предотвращения происшествия, а прокурору и судье – убеждаться в правильности их решения»26. Наличие или отсутствие возможности предотвращения напрямую зависит от времени реакции водителя, которая является одним из компонентов остановочного пути.

Белинский В.Г. Избранные философские произведения. Т. 2 М., 1948. С. 47. 25 Например, в 2000 году зарегистрировано 157595 ДТП (Данные ГУ ГИБДД МВД России).

Вывод же о виновности или невиновности в происшедшем делается на основе математического сопоставления удаления от места происшествия транспортного средства в момент возможного обнаружения водителем опасности и остановочного пути при данной скорости. Как нами уже было отмечено ранее, любое психофизиологическое качество это некая сборная характеристика, объединяющая разные этапы, элементы особенностей психической деятельности лица в рамках его физиологических процессов. Так, время реакции состоит из следующих элементов:

- времени поступления сенсорной информации;

- времени опознания стимула;

- времени анализ стимула;

- времени выбора ответа;

- времени организации моторной части ответа. Значение любого из этих элементов может значиуменьшаться. На все эти элетельно увеличиваться или как:

- сложность задачи (сложность характеризуется количеством стимулов и количеством возможных альтернатив реакции на эти стимулы);

- четкость (качество) стимула;

- возраст;

- интеллектуальные способности лица;

- общее состояние центральной нервной системы;

менты в той или иной степени действуют такие факторы, Ермаков Ф. Определение времени реакции водителя на опасность // Российская юстиция. - № 9. – С. 72.

- уровень развития двигательных функций.27 Это основные показатели (корреляты) психофизиологического состояния лица, от которых зависит время реакции. Данные показатели влияют на различные элементы времени реакции. Сбой в работе любого из элементов приводит к тому, что конечный результат – время реакции значительно отличается от среднего. Было бы безнравственным и не правовым не учитывать это. Нравственный характер учета особенностей времени реакции не вызывает сомнения, так как при непринятии в расчет того, что время реакции разных людей различно, не будет обеспечиваться справедливость уголовного закона. Для демонстрации истинности последнего тезиса приведем следующий пример. Водитель едет по населенному пункту и не нарушает никаких Правил движения. Пешеход неожиданно вышел на проезжую часть, водитель, едущий со скоростью 60 км/ч по населенному пункту по участку дороги без ограничения скорости, наехал на него, причинив смерть. По расчетам доктора технических наук Ф. Ермакова, остановочный путь легкового автомобиля, едущего со скоростью 60 км/ч, на горизонтальном участке дороги с сухим асфальтобетонным покрытием 0,4 секунды равен при времени реакции водителя 36,73 метра;

при 0,8 секунды - 43, Бойко Е.И. Время реакции человека. –М.: Медицина,1964. –С. 26, 57;

Солонин Ю.Г. Возрастная динамика некоторых физиологических функций у жителей Севера // Физиология человека. –1998. –Т.24, №1. –С.100-101;

Зайцев А.В. Половозрастная динамика зрительно-моторных реакций. Компонентный анализ времени реакции. Дисс… канд. биол. наук. Екатеринбург., С.12.

метра;

при 1,2 секунды – 50,06 метра.28 Вот и численное выражение справедливости. От того, на каком расстоянии от автотранспортного средства появился пешеход и как будет рассчитываться время реакции, зависит, будет ли человек признан виновным или невиновным в совершении преступления. Например, если в рассмотренной нами ситуации расстояние до внезапно появившегося пешехода в момент его появления на проезжей части было 45 метров, а время реакции 1,2 секунды, то по букве закона и по существу этот человек невиновен, но большинство правоприментелей не смогут это выяснить, так как при времени реакции 1,2 секунды остановочный путь легкового автомобиля равен 50,06 метра. Причем подчеркнем, что 1,2 секунды - это значение, входящее в рамки нормы. Но правоприменитель в большинстве случаев использует для расчетов остановочного пути 0,8 секунды. Ответственность в данном случае возникает за нарушение водителем п. 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации. Этот пункт обязывает водителя при возникновении опасности, которую он в состоянии обнаружить, принять возможные меры к снижению скорости, вплоть до остановки транспортного средства. То есть водитель в данном случае обвиняется в деянии в форме бездействия (не снизил скорость или не остановился). Согласно введенным нами условиям, водитель изначально не нарушает Правила дорожного движения и эксплуатации транспорта. В определенный момент другим (или другими) участником движения в результате нарушения Правил создается ситуация, угрожаю Ермаков Ф. Указ. соч С. 72.

щая безопасности движения. Автотранспортное преступление становится возможным вследствие неадекватной реакции водителя на ситуацию при наличии безопасного варианта поведения. И осуждение невиновного, и неосуждение виновного нежелательно для достижения целей уголовно-правовой политики. Уголовно-правовая политика - часть общеправовой политики. Уголовно-правовая политика - это деятельность государства по созданию эффективного механизма правового регулирования, использованию юридических средств для достижения цели наиболее полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина, укрепления законности и правопорядка, формирования правовой государственности и высокой должна правовой строиться культуры на общества и личности. Она своеобразной «пирамиде» правовых актов. На её вершине - принципы и высшие нормы, которые фиксируются в Конституции. Затем пирамида идет вниз, «разрастаясь в бесконечность в виде последовательных, иерархически соподчиненных друг другу пластов - законов, потом различного рода и уровня подзаконных актов (указов, постановлений и пр.), судебной практики и прочих правоприменительных актов в центре и на местах»29. Результатом уголовно-правовой политики должна быть уверенность каждого члена общества, с одной стороны, в неприкосновенности его прав, свобод и законных интересов, их надежной охраны со стороны государства, с другой что ни один преступник не останется безнаказанным и в то же время ни один невиновный не будет привлечен к уголовной ответственности. Уголовно-правовая политика определяет задачи, стоящие перед уголовным правом, и большей частью воплощается в нем.30 Без учета психофизиологических качеств, особенностей конкретного человека и ситуации на практике до сих пор в абсолютном большинстве случаев используется среднее значение - 0,8 секунд31, так как это было принято до вступления в законную силу УК РФ 1996 года. Этот вывод подтверждается проведенным нами социологическим исследованием. Из 150 респондентов (следователи МВД, следователи прокуратуры, эксперты и судьи) на вопрос «Считаете ли вы правильным использование при расследовании дорожно-транспортных происшествий среднего показателя времени реакции, определенного в справочной литературе?» - утвердительно ответили на вопрос 130 человек. То есть, на наш взгляд, 86% респондентов не учитывают положения ч. 2 ст. 28 УК РФ. Получается, что судят не конкретного человека за конкретное деяние, а какую-то абстрактную «усредненную» личность. Вряд ли можно признать правильным такую практику, так как во множестве случаев это приводит к объективному вменению, что прямо Зорькин В.Д. Выступление за "круглым столом", посвященном десятилетию перестройки // Правовое государство в России: замысел и реальность. - М., 1995. - С. 28. 30 См.. например, Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2;

Мушинский В.О. Соотношение политики и права в регулировании социальных интересов // Сов. государство и право. - 1988. - № 2. - С. 8;

Малько А.В. Правовая жизнь // Общественные науки и современность. 1999. № 6. 31 Ермаков Ф. Указ. соч. С. 72.

запрещено ч. 2 ст. 5 УК РФ. Примечательно, что из 20 ответивших отрицательно только 14 смогли мотивировать свое мнение, оставшиеся же 6 говорили, что так считают, исходя из собственного правосознания. Так же крайне интересно, что из 14 отрицательно ответивших 10 человек вспомнили не о ч. 2 ст. 28 УК РФ, а о положении ч. 3 ст. 49 Конституции РФ. Соотношение рассматриваемого нами института с данной конституционной нормой будет рассмотрено позднее. При этом 0,4 и 1,2 секунды - это предельные пороги времени нормальной реакции как по мнению отечественных32, так и по мнению зарубежных33 исследователей. Но зачастую даже физически и психически здоровый человек может превысить максимальный порог времени реакции среднего человека. Превысить не в силу неосторожного отношения к деянию, а в силу объективных причин. Например, четкость стимула для водителя зависит и от реальных погодных условий, и от характеристик периферических отделов сенсорных систем. Доказано, что время реакции значительно увеличивается, когда стимул слабо отличается по цвету и яркости от фона34. По данным М. Моньера, Бойко Е.И. Время реакции человека. –М.: Медицина,1964. –С. 29. 33 Anderson M., Nettelbeck T., Barlow J. Reaction time measures of speed processign: Speed of response selection increases with age but speed of stimulus categorization does not // British J. of Developmental Psychology.- 1997.- V. 15. –P. 147. 34 Ендриховский С.Н., Шамшинова А.М., Соколов Е.Н., Нестерюк Л.И. Время сенсомоторной реакции в современных психофизических исследованиях // Сенсорные системы. – 1996. –Т.10, №2. –С.17.

время проведения информации из сетчатки в зрительную кору при слабых стимулах составляет в среднем 65 мс, при сильных же - 40 мс.35 Также имеет значение наличие маскировки36 (туман, темное время суток, темный цвет одежды пешехода, переходящего дорогу, машина, стоящая на дороге в темное время суток без аварийной сигнализации на дороге, и т.д.). На время реакции влияет возраст. До 20-30 лет время реакции постоянно уменьшается, после этого постепенно увеличивается.37 Неоднократно доказывалась связь между интеллектуальными способностями и скоростью реакции.38 Не вызывает сомнений, что количество предъявляемых стимулов39 (объектов на дороге, коли Данные по Бетелевой Т.Г. Онтогенез структурнофункциональной организации воспринимающей системы мозга // Структурно-функциональная организация развивающегося мозга. –Л.: Наука, 1990. –С.76. 36 Мямлин В.В. Опыт применения парадигмы Стернберга при изучении когнитивных зрительных функций у человека // Журнал высшей нервной деятельности. –1994. –Т.44, вып. 2. –С 214;

Рещикова Т.Н., Погребинский С.А., Мямлин В.В. Влияние маскировки у человека на решение зрительно-пространственной задачи // Вопросы психологии. – 1995, №4. С.78.;

Журнал высшей нервной деятельности. – 1988. –Т.38, вып.2. –С.220-221;

Sternberg S. The discovery of processing snages: extensions of Donders method // Acta Psychol. –1969. –V. 30. –P. 66-76. 37 Бернштейн Н.А. Физиология движений и активности. –М.: Наука, 1990. 38 Андрианов О.С. О теоретических аспектах онтогенеза мозга // Физиологич. Журн. СССР. –1987. –Т. 73, № 2.С.186-187;

Чуприкова Н.И. Время реакции и интеллект: почему они связаны // Вопросы психологии. –1995, №4. С.78. 39 Например, в среднем на 20-25 мс увеличивается время реакции при прибавлении стимула Зайцев А.В. Половозрастная динамика зрительно-моторных реакций. Компонентный анализ времени реакции. Дисс… канд. биол. наук., Екати чество полос, наличие всевозможных отвлекающих факторов) и количество возможных альтернатив действий40 (резко затормозить, объехать слева, объехать справа, возможная траектория объезда и т.д.) также влияют на время реакции. Временные параметры выбора и организации моторного действия (движения) очень противоречивы и изменчивы. Здесь играет роль общее физическое состояние, опыт в той или иной деятельности, наличие и прочность штампов (моделей) определенных действий. По данным исследований, время организации моторного действия «нормального человека» колеблется от 200 до 600 мс.41 Имеет значение наряду с факторами, уже освещенными нами, характер предшествующей деятельности, время суток, биоритмы водителя, время года и т.д. Мы изложили лишь некоторые характеристики, элементы, корреляты такого психофизиологического качества как время реакции. Все вышеизложенное обусловливает нравственную необходимость учета психофизиологических качеств в уголовном праве. Нами было показано, насколько велико число факторов, предопределяющих характеристики всего лишь одного психофизиологического качества. Причем сказать, что это ренбург., С. 13-14;

Те же выводы - Глезер В.Д. Зрение и мышление. –СПб.: Наука, 1993 С.145. 40 При прибавлении к количеству возможных решений еще одного время реакции увеличивается на 15-25мс Sternberg S. The discovery of processing snages: extensions of Donders method // Acta Psychol. –1969. –V. 30. –P. 69. 41 Айзенк Г.Ю. Интеллект: новый взгляд // Вопросы психологии. –1995. №1. – С.123;

Кстандов Э.А., Важнова Т.Н. Отражение принятия решения в корковой вызванной элек было бесполезно - нельзя, так как дорожно-транспортные преступления являются одним из флагманов российской преступности, и то, какую оценку будет давать им государство, является значимым для достижения целей уголовной политики. Учет особенностей психофизиологических качеств лиц, причинивших вред, на наш взгляд, достаточно значим для оценки дорожно-транспортных преступлений. В России ежегодно в результате автотранспортных происшествий погибает около 30000 человек и получают травмы 350000 человек. Потери рабочего времени - 500 млн. человеко-дней в год. Общий материальный ущерб составляет долю не менее 1,5 % национального дохода.42 Статистика свидетельствует, что автотранспортные преступления составляют 20-23 процента в общей структуре преступности. Только за период 1992-1996 гг. на улицах и дорогах страны погибли более 170 тыс. человек.43 В прошлом столетии было очень точно подмечено: «Учение о виновности и его большая или меньшая глубина есть как бы барометр уголовного права. Оно – лучший показатель его культурного уровня»44. Исходя из этой логики, считаем, что современное российское уголовное право отличается высоким культурным уровнем. Одной из составтрической активности человека // Журнал высшей нервной деятельности. –1976. –Т.26. вып.6. –С.1126. 42 Иванов Л.А., Мазукевич В.Б., Мельник В.В., Яковлев Я.М. Судебно-психологическая экспертиза при расследовании транспортного происшествия. – Саратов, 1993, С. 36. 43 См.: Дорожно-транспортные происшествия в России: Статистический сборник / Под общ. ред. Ю.М. Шелегельды. – М.: НИЦ ГАИ МВД РФ, 1997. 44 Фельдштейн Г.С. Природа умысла. М., 1898. С.2.

ляющих вышеизложенного вывода является регламентация психофизиологического основания невиновного причинения вреда. Мы не во всем согласны с тем, как это сделано, но считаем, что уже само законодательное закрепление идеи учета психофизиологических качеств в уголовном праве ценно. Тем более, что эту норму можно связать как с положениями Конституции Российской Федерации, так и с положениями общепризнанных принципов и норм международного права, являющихся составной частью правовой системы России. Не принятие в расчет различия психофизиологических качеств индивидов ведёт к объективному вменению. Не принятие в расчет особенностей психофизиологических качеств лица, которое причинило вред, повлекшее осуждение невиновного лица, ведет к нарушению права на свободу и личную неприкосновенность. Данное право определенно в ст. 22 Конституции Российской Федерации, которая базируется на положениях Всеобщей Декларации прав человека от 10 декабря 1948 года45, Декларации ООН и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Международном Пакте об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 года46, Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966года47, Европейской Конвенции о Сборник стандартов Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия: Официальное издание ООН. – Нью-Йорк, 1992. – С. 275-279. 46 Там же. – С. 280-288. 47 Там же. – С. 289-304.

защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г..48 Таким образом, обобщая вышесказанное, можно сделать вывод, что введение в уголовное право невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию соответствует нормам нравственности, Конституции РФ и общепризнанным принципам и нормам международного права. Как можно более тщательное разграничение виновных и невиновных деяний стоит среди знаковых тенденций современного уголовного права России.

Российская газета. - 1995, 5 апреля.

§2. вреда по Юридическая природа невиновного основанию в причинения уголовном психофизиологическому праве России Законодательное введение в уголовное право того или иного института зачастую не означает, что данный институт был должным образом воспринят правоприменителем, так как последний всегда любую новую или относительно новую конструкцию пытается облачить в свои прошлые правовые знания. Проведенное нами анкетирование наглядно демонстрирует истинность этого тезиса. 55 из 150 опрошенных нами сотрудников правоохранительных органов затруднились пояснить значение положений ч. 2 ст. 28 УК РФ, 36 сделали это неверно или искаженно (мы отнюдь не хотели получить глубокое доктринальное понимание, нет, правильным мы считали указание, что это одна по из разновидностей невиновного качествам причинения вреда, определяющая отсутствие вины при наличии неспособности психофизиологическим устранить последствия), и только 59 из числа опрошенных респондентов дали верное объяснение смысла ч. 2 ст. 28 УК РФ. В этом параграфе мы попытаемся выработать понимание невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию в соответствии с действующим законодательством и определить его юридическую природу. Советская доктрина уголовного права исходила из того, что основным признаком преступления является его общественная опасность. Этот признак заключается в См., например: Дурманов Н.Д. Понятие преступления. М., 1948. С.135-137;

Кузнецова Н.Ф. Преступление и пре способности предусмотренного уголовным законом деяния причинять вред или создавать угрозу причинения вреда охраняемым уголовным законом объектам или интересам. То есть общественная опасность - это материальный признак преступного деяния, раскрывающий его социальную сущность. Причем этот материальный признак, согласно существовавшей и существующей поныне доктрине, является основным, а формальный признак (уголовная ответственность) объявляется производным от него.50 Существует позиция, определяющая общественную опасность в качестве универсальной категории уголовного права.51 Данное направление научной мысли, по всей видимости, и стало предтечей высказанной идеи о том, что можно объединить в одну группу такие правовые явления, как невиновное причинение вреда (особенно интересно для нас), обстоятельства, исключающие преступность деяния, ответственности, малозначительность деяния, основания освобождения от уголовной причинение вреда невменяемым лицом, согласие потерпевшего, истечение сроков давности уголовного преследования и давности приговора, добровольный отказ от преступления, специальные основания освоступность. М., 1969. С.60-75. Курс советского уголовного права: В 6-ти томах. Т.2. Преступление /Под ред. А.А.Пионковского, П.С.Ромашина, В.М.Чхикавидзе. - М., 1970;

Советское уголовное право: Общая часть / Под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф.Кузнецовой, Ю.М.Ткачевского. М.,1988.-с.44-50. 50 Советское уголовное право: Общая часть/ Под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф.Кузнецовой, Ю.М.Ткачевского. М.,1988.С.44-46.

бождения от уголовной ответственности, предусмотренные нормами Особенной части УК и т.д.52 Авторы данной концепции считают, что общим знаменателем, объединяющим столь разные правовые явления, является отсутствие общественной опасности как необходимого признака преступления. На наш взгляд, подобное утверждение справедливо только чих. стское тетным для малозначительности правильности деяния в силу мнения прямого может авторичто если указания ч.2 ст.14 УК РФ, но и в коем случае для проАргументация направление, и нашего строиться в двух направлениях. Первое сугубо позитивипредставляющееся заключается наиболее в том, малооспоримым, признать выдвинутую концепцию об общности правовой природы всех этих юридических явлений верной, то сразу же возникает справедливый вопрос, почему все они расположены в разных разделах и главах уголовного кодекса РФ? Почему законодатель не собрал их воедино? На отсутствие общественной опасности как признака преступления указывает лишь положение ч.2 ст.14 УК РФ. То есть законодатель умышленно определил данное положение обособленно, дабы показать, что отсутствие общественной опасности как необходимого признака преступления при наличии формальных признаков какого-либо деяния, имеющее место при См. например: Ляпунов Ю.И. Общественная опасность деяний как универсальная категория советского уголовного права. М., 1989. 52 Такую позицию относительно большей части перечисленных правовых институтов занимали: Аликперов Х.Д. Виды норм уголовного законодательства, допускающих компромисс в борьбе с преступностью- Баку, 1992.- С. 5-18;

малозначительности, экстраординарный и единичный случай в уголовном праве РФ. Значит, во всех остальных случаях нельзя говорить об отсутствии общественной опасности в содеянном. Второе направление аргументации сводится к следующему: идея о том, что в перечисленных выше ситуациях применения различных институтов права отсутствует общественная опасность, противоречит не только букве закона, но и здравому смыслу. ниям дорожно-транспортной лицам в состоянии Разве наезд на пешехода причинение вреда или из-за несоответствия времени реакции водителя требоваситуации, крайней третьим необходимости убийство, совершенное невменяемым лицом, не общественно опасны? На наш взгляд, и жизнь, и здоровье лица при причинении ему вреда невменяемым лицом, и интересы третьих лиц при крайней необходимости, и жизнь и здоровье пострадавшего ввиду несоответствия психофизиологических условий качеств или причинителя требованиям экстремальных продолжают нервно-физическим перегрузкам находиться под охраной права, а причинение им вреда является общественно опасным. Правовая природа указанных выше юридических явлений настолько разнится, что их объединение в одну группу кажется нам необоснованным. Это неоднократно указывалось в литературе. Например, мысль о том, что нельзя говорить об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, как о правовых явлениях, исключающих общественную опасность, была высказана Слуцкий И.И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. - Л., 1956. – С.11-12.

и классиками, и современными исследователями.53 В связи с вышесказанным необходимо сделать вывод, что правовая природа правовой невиновного природы причинения вреда отличается от обстоятельств, исключающих преступ ность деяния, от правовой природы причинения вреда невменяемым лицом и прочих. Нельзя их объединять в одну группу, так как основание выбрано неправильно, и вообще нет возможности их объединить. Все описанные выше правовые явления не могут быть объединены, так как имеют различную юридическую природу, что доказывается анализом и сравнением их содержательной сущности и расположением в различных главах уголовного кодекса. Также косвенно подтверждают правильность этого вывода положения уголовно-процессуального законодательства, предусматривающее отдельно такие основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования, как такового, как «отсутствие события преступления» и «отсутствие состава преступления».54 То есть сам законодатель этим положением указывает, что существуют случаи в уголовном праве, когда то или иное деяние не является преступным в виду отсутствия какого-либо из признаков преступления, и существуют случаи наличия всех признаков преступления, но отсутствия кого-либо из обязательных элементов состава преступления. При отсутствии какого-либо из См, например, Трайнин А.Н. Состав преступления по советскому уголовному праву. – М., 1951. – С. 341-343;

Блинников В.А. Юридическая природа обстоятельств, исключающих преступность. – Ставрополь, 2000.- С 9-10, 17. 54 П.п. 1,2 ч.1 ст.24;

п. 2 ч.1 ст. 27 УПК РФ 2001 года //Российская газета. – 2001. - 23 декабря.

признаков преступления нет необходимости в поиске состава преступления. Представляется, что при невиновном причинении вреда отсутствует событие преступления, так как отсутствует виновное отношение лица к содеянному и его последствиям, а это является, в силу положений ч. 1 ст. 14 УК РФ, обязательным признаком любого преступления. Противники нашей точки зрения могут привести следующее доказательство того, что при невиновном причинении вреда отсутствует именно состав преступления. Регламентация невиновного причинения вреда дается в главе 5 УК РФ, называющейся «вина», а не в главе 3 УК РФ. Вина является одним из признаков субъективной стороны преступления.55 Субъективная сторона – элемент состава преступления. Значит, невиновное причинение вреда - это ситуация наличия преступления при отсутствии одного из необходимых признаков состава преступления (вины). Сторонники данной позиции в своих рассуждениях не учитывают, что вина, хотя и является признаком субъективной стороны, но в силу ее особой важности для правового государства она возведена в ранг принципа уголовного права и в один из обязательных признаков любого преступления.

Подобная точка зрения наиболее распространена в доктрине, см., например, Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. – М.: БЕК, 1996. С. 203;

Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. Практический курс уголовного права России. – Ставрополь: Ставропольсервисшкола,. 2001. С.42;

Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. С.63.

Поэтому мы считаем, невиновным причинением вреда ситуацию наличия реально причиненного вреда интересам, охраняемым уголовным законом, нему отношения. в отсутствии виновного к То есть отсутствие преступности обу словлено отсутствием виновности. Это - юридическое понимание невиновного причинения вреда. Мы не разделяем мнение И.М. Тяжковой, утверждающей, что «невиновное причинение вреда всегда рассматривалось как основание освобождения от уголовной ответственности»56. Считаем не совсем верным смешивать криминологические и уголовно-правовые понятия. Законодатель четко определил в главе 11 УК РФ пять видов освобождения от уголовной ответственности. Во всех этих случаях от уголовной ответственности лицо может быть освобождено только тогда, когда оно совершит деяние, содержащее состав преступления. Только когда совершенно деяние, содержащее все признаки состава преступления, можно говорить о возможности в том или ином случае применить одно из оснований освобождения от уголовной ответственности. Х.Д. Аликперов точно заметил по этому поводу, что «под нормами уголовного законодательства, допускающими компромисс, следует понимать нормы, в которых лицу, совершившему преступление, гарантируется освобождение от уголовной ответственности или смягчение наказания в обмен на совершение таким лицом поступков, определенных в законе и обеспечивающих реализацию основных Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. Учение о преступлении. Учебник для вузов /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: Зерцало-М, 2002. – С. 340.

задач уголовно-правовой борьбы с преступностью»57. Именно как своеобразный компромисс можно расценивать освобождение лица от уголовной ответственности. В новейшей учебной литературе под основанием освобождения лица от уголовной ответственности понимается «отказ правоприменителя от мер уголовно-правового воздействия в отношении лица, совершившего преступление»58, как мы видим, исходя из этого определения, невиновное причинение вреда не является основанием освобождения от ответственности. Ещё А.П. Чучаев в 1966 году утверждал: «Уголовно-правовые и уголовно-процессуальные нормы об освобождении от ответственности и наказания могут применяться только в случаях, когда действия обвиняемого являются вообще преступными и уголовно наказуемыми»59. При невиновном причинении вреда нет преступления как такового, потому что нет вины, поэтому и вызывает обоснованное сомнение позиция И.М. Тяжковой. Кстати, для доказательства своей позиции она использует метод, заключающийся в доказательстве отсутствия состава преступления при невиновном причинении вреда. На наш взгляд, мы достаточно полно показали некоторую некорректность такого подхода. Необходимо отметить, что учение о невиновном причинении ставя вреда достаточно цель детально провести разрабатывалось полный в уголовно-правовой литературе и в досоветский период. Не перед собой исторический Аликперов Х.Д. Преступность и компромисс. Баку, 1992. С. 65. 58 Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. Указ. соч. С. 166. 59 Цит. по Наумов А.В. Указ. соч. С. 440.

очерк, отметим лишь уже более или менее оформившиеся законодательные положения о невиновном причинении вреда. В Уложении о наказаниях 1845 г. в ст.7 указывалось, что «зло, сделанное случайно, не только без намерения, но и без всякой со стороны учинившего оное неосторожности, не почиталось виной»60. То есть случайно причиненное зло не влекло ответственности. Интересным фактом является то, что только при случайном убийстве и не при каких более видах убийства на причинившего смерть могло быть наложено церковное покаяние. Уголовное Уложение 1903 г. в ст. 42 определяло, что не вменяется в вину преступное деяние, которое учинивший не мог предвидеть или предотвратить.61 Возвращаясь к современности, нельзя не заметить, что содержание и юридическая природа двух видов невиновного причинения вреда, определенных в части первой и второй, несколько различна. Если в ч. 1 ст. 28 УК РФ определена такая разновидность невиновного причинения вреда, которая в теории получила название «казус», то для невиновного причинения вреда в силу несоответствия психофизиологических качеств лица требованиям экстремальных условий или нервно-психических перегрузкам еще не придумано лаконичного названия. По сути дела законодатель в части первой определяет субъективно невинов Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года // Российское законодательство Х-ХХ веков. – Т.6. / Под. ред. О.И. Чистякова. – М., 1994. – С. 174. 61 Уголовное уложение 1903 года // Российское законодательство Х-ХХ вв. – Т. 9. / Под. ред. О.И. Чистякова. – М., 1994. - С. 284.

ное причинение вреда, а в части второй - объективно невиновное. Обоснуем нашу позицию. В соответствии с ч.1 ст. 28 УК РФ деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Использование разделительных союзов «либо» и «или» позволяет, исходя из буквального толкования уголовного закона, с высокой степенью уверенности выделять четыре варианта невиновного причинения вреда, предусмотренного ч. 1 ст. 28 УК РФ: 1)лицо не осознавало не могло ствий;

2)лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было, хотя и могло их предвидеть;

3)лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не могло, хотя и должно было их предвидеть;

4)лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было и не могло их предвидеть. Выделение подобных вариантов обусловлено логической конструкцией ч. 1 ст. 28 Уголовного кодекса. Понимая спорность нашей позиции, приведем ее логическое дои по обстоятельствам дела осознавать общественную опасность своих дей казательство. Наполним некоторые символы следующим содержанием: А – осознавать общественную опасность своего деяние;

В – предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий;

С – мочь предвидеть общественно опасные последствия;

Д - долженствовать предвидеть общественно опасные последствия. Тогда логическая конструкция ч. 1 ст. 28 УК РФ будет таковой – (не-Ане-С) (не-В(не-Дне-С)). Путем последующей трансформации данной логической конструкции мы получаем четыре возможных варианта невиновного причинения вреда (случая, казуса), предусмотренных ч. 1 ст.28 УК РФ. Как мы видим, во всех четырех случаях выделяется субъективная характеристика содеянного. «Осознавать», «предвидеть», «мочь» и «долженствовать» - это всё субъективные характеристики мыслительной деятельности. Названные субъективные характеристики могут обладать объективными свойствами, но они ни в коей мере не становятся при этом объективными характеристиками. Например, то или иное лицо должно что-либо предвидеть в силу профессионального статуса, в силу презюмируемой вменяемости и т.д., это объективное свойство рактеристики мыслительной субъективной ха(Презумпция деятельности.

вменяемости действует в России в силу её закрепления в Международном стандарте ООН в области защиты прав человека, а именно в ст. 16 Международного Пакта о гражданских и политических правах человека 1966 г..62 Следуя конституционному предписанию о приоритете норм международного права над национальным правом, можно утверждать, что положение о презумпции вменяемости действует в российской правовой системе, несмотря на ее отсутствие в уголовном законодательстве.63) Или другая ситуация: лицо что-либо может (поднять руку, повернуть голову, сфокусировать зрение и прочее) опять же ввиду презюмируемой вменяемости, это объективное свойство субъективной характеристики. То есть в части первой рассмотрены субъективные характеристики. Анализ положений том, что данная ч. 1 ст. 28 УК РФ говорит о невиновного причинения разновидность вреда может быть в преступлениях как с формальным, так и с материальным составом. На возможность невиновного причинения вреда применительно к преступлениям с формальным составом указывает следующая формулировка «не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия)». Подобного рода «случаем» («казусом») является, например, сохранение наркотических средств в каком-либо Сборник стандартов Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия: Официальное издание ООН. – Нью-Йорк, 1992. – С. 289-304. 63 Более подробно об этом см. Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. Указ. соч. С.60;

Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г., Шибков О.Н. Принципы и нормы международного права предмете без осведомленности об этом и с отсутствием оснований догадываться о содержимом данного предмета. Применительно к преступлениям с материальным составом случай заключается в том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Мы не будем рассматривать примеры подобной ситуации, так как они в достаточной мере продемонстрированы в судебной практике и литературе. Отметим лишь, что пример данной разновидности невиновного причинения вреда совершенно верно приводил в своих трудах еще Н.С. Таганцев: «Если кто-либо, идя осторожно с фонарем на сеновал, споткнулся так, что свечка выпала из фонаря и зажгла сено, то мы будем считать происшедший пожар случайным, независимо от того, шел ли с фонарем кучер за сеном или вор для кражи»64. Отсутствие обоих или любого из свойств волевого момента является достаточным для признания вреда невиновно причиненным. Как нам известно, вина это «психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию, в котором проявляется антисоциальная, асоциальная либо недостаточно выраженная социальная установка этого лица относительно важнейших ценностей об как источники уголовного права. – Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2000. – С. 39-40. 64 Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. Т. 1. М.: Наука, 1994. С. 226.

щества»65. Казус же, в отличие от вины, - это не психическое отношение лица к содеянному, а особое психическое состояние лица, действующего (бездействующего) в той или иной ситуации без какого-либо психического отношения. В литературе высказывалось мнение, что случай является особой формой психического отношения лица к своим деяниям и наступившим от них результатам.66 Некоторые ученые даже в учебной литературе высказывают мнение, что невиновное причинение вреда «представляет собой самостоятельный вид психического отношения к общественно опасным последствиям»67. Представляется, что изложенная нами позиция более соответствует юридической природе невиновного причинения вреда. В ч. 2 ст. 28 УК РФ регламентируется другой вид невиновного причинения вреда, имеющий иное содержание: «Деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам». Повторяя использованный нами ранее метод, можно выделить три разновидности Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. А.И. Рарога. – М.: Юристъ, 2001. С. 149. 66 Кириченко В.Ф. Значение ошибки по советскому уголовному праву. М., 1952. С. 78. 67 Российское уголовное право. Общая часть. М.: Спарк, 1997. С. 151.

невиновного основанию:

причинения вреда по психофизиологическому 1)лицо хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий;

2) лицо хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств нервно-психическим перегрузкам;

3) лицо хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств и требованиям экстремальных условий, и нервно-психическим перегрузкам. Во всех трех случаях говорится о неких объективно существующих психофизиологических качествах отдельного лица, которые безусловно не соответствуют Как нами уже объективно отмечено, сложившимся требованиям экстремальных условий или нервно-психическим купности перегрузкам.68 свойств, психофизиологические качества – это определенные совопризнаков, особенностей психической деятельности человека в рамках его физиологических процессов, а одно психофизиологическое качество – это со вокупность признаков, свойств, особенностей психической деятельности человека в рамках того или иного физиологического процесса. Так же нами, на примере времени реакции, было показано, что отдельно взятое психофизиологическое качество имеет вполне реальные объективные характеристики. Следовательно, в ч. 2 ст. 28 УК РФ определено объективно невиновное законам причинение психологии, вреда. Любое психофизиологическое качество и его характеристика подчиняется объективным физиологии, подчиняется физики, химии и т.д. Мало того что оно этим законам, его содержание как количественное, так и качественное обнаруживается и при необходимости вычисляется также, исходя из означенных выше законов. По ч. 2 ст. 28 УК РФ причинение вреда признается невиновным не из-за дефектов интеллектуального или волевого момента, а вследствие объективной невозможности предотвратить наступление общественно опасных последствий, возможность наступления которых лицом безусловно осознаётся (мы говорим о безусловном осознании возможности, исходя из буквального понимания текста ч. 2 ст. 28 УК РФ). Определяющим критерием невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию является объективный критерий, критерий характерный только для данного правового явления - обязательное наличие экстремальных условий или нервно-психических перегрузок. Без экстремальных условий или нервно-психических перегрузок особенности психофизиологических качеств лица в кон Вопросы правильности формулировки закона сейчас не стоят перед нами. Идет анализ буквального содержания кретной ситуации не имеют по сути дела никакого значения. (Мы рассматриваем регламентирование деятельности вменяемого лица). И экстремальные условия, и нервнопсихические перегрузки должны быть реальными и объективными. Именно это позволяет говорить нам: «Невиновное причинение вреда по психофизиологическому основанию это объективно невиновное причинение вреда». Существенные различия характера невиновного причинения вреда, определенного в ч. 1 ст. 28 УК РФ, от невиновного причинения вреда, определенного в ч. 2 ст. 28 УК РФ были впервые отмечены в литературе до нашего исследования. Например, А.В. Наумов говорит, что «часть 2 ст. 28 УК РФ предусматривает особую разновидность невиновного причинения вреда»69. А А.И. Рарог вообще утверждает, что «отказавшись от постановки вопроса о способности или неспособности субъекта осознавать общественную опасность своих действий, законодатель невольно перевел проблему из субъективной плоскости в объективную»70. Эти уважаемые авторы точно подметили характер проблемы, надеемся, что нам удалось более подробно обосновать специфику невиновного причинения вреда, регламентированного в ч. 2 ст. 28 УК РФ. В первом параграфе мы говорили о том, что случаи патологии находятся за рамками нашего исследования. Это бесспорно так, но считаем необходимым определиться, как уголовного закона. 69 Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. – М.: Издательство БЕК, 1996. С. 225. 70 Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. 2002. С.135.

юридически соотносятся положения ч. 2 ст. 28 УК РФ и такие институты уголовного права, как невменяемость и ограниченная вменяемость. Данный вопрос представляется важным в связи с тем, что в ходе проведения обязательной по данной категории дел судебно-психологической пороки интеллектуального экспертизы71 могут выявиться или волевого момента психики. Не составляет труда смоделировать ситуацию, когда причинение вреда произведено в силу несоответствия психофизиологических качеств лица требованиям экстремальных условий и нервно-психическим перегрузкам, но это несоответствие вызвано не сложившейся обстановкой (то есть несоответствием количественной и качественной характеристики, находящейся в рамках нормы, психофизиологического качества требованиям данной ситуации), а дефектом какого-либо из элементов психофизиологического качества, задействованного в причинении вреда, либо дефектом самого психофизиологического качества. Причем дефектом, позволяющим говорить о наличии биологического (медицинского) критерия невменяемости. Например, человек едет на личном автотранспорте во время тяжелого инфекционного заболевания, на его почве у него начинаются галлюцинаторные явления, приводящие к неадекватной оценке опасности дорожной ситуации, расстояния до пешехода и т.д., и впоследствии к причинению смерти прохожему. Бесспорно, что причинение вреда произошло ввиду несоответствия психофизиологических качеств требованиям ситуации. Но это несоответствие вы Обязательность ее проведения указана – см., Рарог А.И. Указ. соч. С. 136.

звано не тем, что расстояние до пешехода было меньше, чем расстояние, достаточное для тормозного пути с учетом времени реакции данного человека, а тем, что сознание неправильно приняло и обработало информацию, поступающую от органов зрения. В такой ситуации должна быть использована норма о невменяемости, так как вопрос о вменяемости лица, совершившего то или иное деяние юридически всегда предшествует вопросу о виновности. В ст. 21 УК РФ говорится, что «не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики». То есть если при проведении судебнопсихологической экспертизы специалистом устанавливается медицинский критерий, и на его основании правоприменитель обнаруживает юридический критерий, то нет необходимости учитывать положения ч. 2 ст. 28 УК РФ. Несколько иная ситуация обнаруживается при установлении ограниченной вменяемости. Ограниченная вменяемость - это новелла уголовного законодательства. Согласно ст. 22 УК РФ «вменяемое лицо, которое в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, подлежит уголовной ответственности за совершенное преступление». Если лицо, начиная заниматься той или иной опасной деятельностью, понимало, что оно в силу своего состояния не может в полной мере осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, то налицо ситуация лицо ограниченной подлежит при вменяемости. Ограниченно а вменяемое уголовной ответственности, наказания.

его психическое расстройство в силу ч. 2 ст. 22 УК РФ учитывается судом назначении Содержательное отличие ограниченной вменяемости от невменяемости заключается в том, что в невменяемом состоянии по сути сознания как целостной структуры нет, при ограниченной же вменяемости сознание сужено. Поэтому если по заключению экспертизы лицо признано ограниченно вменяемым, то необходимо устанавливать характеристики его психофизиологических качеств для выяснения того, является ли лицо виновным в наступлении тех или иных последствий. Если по результатам расследования выясняется, что вред не смогло бы предотвратить и абсолютно вменяемое лицо (например, пешеход вышел на проезжую часть из-за чего-либо, ограничивающего обзорность, на расстоянии 10 метров от машины, управляемой ограниченно вменяемым, движущейся со скорость 90 км/ч по участку дороги, не содержащему каких-либо ограничений), то ответственность ограниченно вменяемого лица исключается на основании положений ч. 2 ст. 28 УК РФ. В начале данного параграфа мы некоторое внимание уделили вопросу неправильности объединения в одну группу таких разных правовых явлений, как невиновное причинение вреда и обстоятельства, исключающие преступность. Это, безусловно, так, и мы постарались обосновать свою позицию. Вместе с тем, отмечая безусловную разность их юридической природы, нельзя пройти мимо некоего родства одного из обстоятельств, причинения исключающих по преступность, и невиновного вреда психофизиологическому основанию. Мы имеем в виду крайнюю необходимость. Латинское крылатое выражение «necessitas legem non habet»72 стало некоторой предтечей появившегося впоследствии в римском праве юридического правила «guod non est licitum in lege, necessitas facit licitum», означавшего - что не дозволяется законом, то дозволяется необходимостью.73 Не ставя цель - подробное раскрытие понимания крайней необходимости в уголовном праве - остановимся только на некоторых интересных для нас ее аспектах. На наш взгляд, выражение «необходимость не имеет закона», послужившее отправным пунктом в формировании института крайней необходимости в римском праве, которое впоследствии оказало значительное влияние на правовые системы европейских стран, имеет отношение не только к крайней необходимости, но и к невиновному причинению вреда по психофизиологическому понимать двояко. основанию. Необходимость можно Во-первых, существует необходимость делать или не делать (в случае существующей обязанности) что-то, чтобы не допустить еще большего, худшего вреда, необходимость выбора из «двух зол». Во-вторых, нельзя отрицать наличие другой необходимости – необходимости, с которой развивается какая-либо ситуация. Она 72 Необходимость не имеет закона. Подобное видение происхождения института крайней необходимости в римском праве нами взято из Гехфенбаум Г.М. Крайняя необходимость в уголовном праве. – Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2002. С. 5.

подчиняется законам физики, химии, психологии, физиологии, но не подчиняется интеллекту и воле. Безусловно, эта необходимость есть и может быть либо внешней – законы физики, химии и т.д., которым подчиняется всё на земле (если машина будет продолжать двигаться по заданной траектории к точке А, то она непременно пересечется со стоящим в точке А пешеходом), либо внутренней – законы физиологии, психологии, которым подчиняется деятельность человека (например, ни при каких условиях, за исключением случайного совпадения обстоятельств, время реакции человека не может быть меньше 0,2 секунды74). Также в свете рассматриваемого вопроса значим тот факт, что состояние какой-либо жажды, грозящей жизни, (будь то жажда воды, пищи или сна) исторически всегда рассматривалось как ситуация крайней необходимости, с появлением же ч. 2 ст. 28 в современном уголовном законодательстве возникают некоторые сомнения в правильности такой позиции. Еще в Каролине по исследованиям Г.М. Гехфенбаума можно встретить указание на то, что «кража из голодной нужды» - это крайняя необходимость.75 Исследователем дореволюционного российского права Н.С. Таганцевым среди прочих условий крайней необходимости, в организме создающих опасность, признавалось следующее условие – «физиологические (биологические) процессы самого деятеля (так, например, обстоит дело при «краже Proverbio A. M., Minniti A., Zani A. Electrophysiological evedence of global vs. Local visual information // Cogn. Drain Research. – 1998. V. 6 – P. 321-334. 75 Гехфенбаум Г.М. Указ. соч. С. 7.

съестных припасов для спасения от голодной смерти»)76. Причем, по мысли этого исследователя, такие физиологические процессы «сохраняют характер психической нужды»77. В советское время состояние голода и угроза смерти вследствие последнего неоднократно признавались судами основаниями возникновения права на крайнюю необходимость.78 В современном уголовном праве физиологические и патологические процессы, протекающие в организме человека (состояние голода и угроза смерти из-за него к ним относятся), также признаются основанием возникновения состояния крайней необходимости.79 Позволим не согласиться с этим. В названном труде А.А. Пионтковского обозначена одна из ситуаций возникновения крайней необходимости из-за чувства голода. А. и Я., заблудившись который в тундре, оказались без без и продуктов и были вынуждены вскрыть склад геологоразведывательной партии, находился охраны, изъять часть продуктов, чтобы не умереть с голоду. Традиционно подобные ситуации рассматриваются как крайняя необходимость. У нас есть сомнения в правильности такого подхода. Ситуация, описанная в данном примере, может быть расценена как экстремальные условия. Например, А.И. Рарог определяет экстремальные условия как неожиданно возникшую или изменившуюся ситуацию, к кото Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 1. – Тула, 2001. С.440-441. 77 Там же. С. 440. 78 Пионтковский А.А. Вопросы Общей части уголовного права в практике судебно-следственных органов. – М., 1954. С. 187. 79 См., например, Гехфенбаум Г.М. Указ. соч. С. 67.

рой лицо не готово и по своим психофизиологическим качествам неспособно принять адекватное решение и найти способ предотвращения вредных последствий.80 И.М. Тяжкова вообще понимает под экстремальными такие условия, которые «выходят за рамки обычных, либо такое усложнение обстановки, которое требует особого внимания и немедленного реагирования»81. И одна, и другая формулировка позволяет ситуацию, описанную в нашем примере, признать экстремальными условиями. Тем более наша ситуация может быть признана ситуацией, сопровождающейся нервнопсихическими перегрузками. И.М. Тяжкова понимает под нервно-психическими перегрузками особое состояние организма человека, например, при переутомлении, стрессовом состоянии, вызванном полученным известием, острой реакции, подавляющей интеллект и волю, на поведение других лиц и т.д.82 А.И. Рарог не дает понятия нервнопсихических перегрузок, а ограничивается перечислением некоторых из них – «усталость, физическое и психическое перенапряжение в результате тяжелой физической работы, длительного непрерывного интеллектуального труда, например, при работе пилота самолета или машиниста электровоза во вторую смену подряд»83. Как мы видим, ситуация, приведенная А.А. Пионтковским, безусловно сопровождается нервно-психическими перегрузками. Чувство голода это психофизиологическое качество. Человек вынужден 80 Рарог А.И. Указ. соч. С. 136 Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. Учение о преступлении/ Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. – С. 342. 82 Там же С. 342.

что-либо предпринять для утоления одной из своих потребностей. Потребность – это своеобразная форма связи организма с внешним миром, основной источник активности организма. Именно потребности, являясь внутренними сущностными силами организма, побуждают его к разным формам активности, необходимым для сохранения и развития индивида в целом. Потребность в пище является одной из биологических потребностей (наряду с потребностью в воде, сне, кислороде, определенной температуре и т.д.). Биологические потребности бесспорно занимают первое место среди прочих (социальных и идеальных). В своих первичных биологических формах потребность выступает как нужда, испытываемая организмом в чем-то, находящемся во внешней среде, и необходимом для его жизнедеятельности. Биологические потребности обусловлены необходимостью поддерживать постоянство внутренней среды организма. По мысли П.К. Анохина, побуждаемая ими активность всегда «направлена на достижение оптимального уровня функционирования основных жизненных процессов, на достижение полезного приспособительного результата»84. Эта активность возобновляется при отклонении параметров внутренней среды от оптимального уровня и прекращается при его достижении. Чувство голода - это одна из биологических потребностей. Энергетический баланс у людей поддерживается при условии соответствия поступления энергии ее расходу на мышечную работу, химические процессы (рост и Рарог А.И. Указ. соч. С. восстановление тканей) и потерю тепла. Отсутствие пищи вызывает чувство голода, которое инициирует поведение, направленное ры, на поиск пищи. Если количество глюкозы становится меньше 0,8 г/л, то срабатывают хеморецептонаходящиеся в печени и на стенках сосудов, это дает сигнал организму к поиску пищи. В случае длительного неудовлетворения этой потребности наступает смерть. Мы с достаточной полнотой показали, что в описанную ситуацию можно расценить и экстремальными условиями, и нервно-психическими перегрузками, также мы показали, что чувство голода (потребности в пище) и действия, направленные на его утоление, это безусловно психофизиологическое качество. Ситуация является экстремальными условиями – да. Ситуация влечет нервно-психические перегрузки – да. Чувство голода и все, что с ним связаноэто психофизиологическое качество – да. Напомним, что в прошлом параграфе мы определили психологическое качество как совокупность признаков, свойств, в особенностей того или психической деятельности человека рамках иного физиологического процесса. Мы не видим причин, по которым нужно в подобных ситуациях применять институт крайней необходимости, а не институт невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию. Употребление института крайней необходимости излишне, так как есть более специальная норма. В рассмотренной нами ситуации изменение квалификации не влечет каких-либо фактически существенных изменений. При квалификации по Цит. по Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю. Указ. Соч. 119.

С добных деяний как крайней необходимости отсутствует противоправность, при квалификации как невиновного причинения вреда по психофизиологическим основаниям отсутствует виновность. И в том и в другом случае квалификации деяние, совершенное этими людьми, не является преступлением. Сложнее обстоит дело в других случаях. Допустим, человек по каким-либо причинам лишается работы и длительное время не может найти другую (достаточно распространенная ситуация). С целью прокормить себя, после длительного отсутствия пищи он решает совершить кражу чего-либо съестного в магазине или в каком-нибудь другом месте. Что мешает его деятельность расценить как невиновное причинение вреда по психофизиологическому основанию? Тем более, что законодатель определил в качестве условий допустимости причинения вреда оценочные признаки. Ведь нигде не разъяснено, какие условия считать экстремальными, а какие нервно-психические перегрузки считать достаточными для возможности невиновного причинения вреда. А может быть, когда доход меньше прожиточного минимума, это и есть экстремальная ситуация? Или же, может быть, это ситуация нервно-психических перегрузок (ведь на самом деле человек испытывает постоянный стресс, вызванный незнанием того, как прокормить себя)? Мы, конечно же, задавая эти риторические вопросы, понимаем, что нельзя подобным образом расценивать данные деяния, иначе это породит хаос в государстве. Также подобная квалификация будет означать нарушение целого ряда конституционных и уголовно-правовых принципов. Но мы считаем, что оценочные признаки, содержащие ся в ч. 2 ст. 28 Уголовного кодекса РФ, вносят некоторую дисгармонию в квалификацию подобных деяний. Возможные меры для исправления этой ситуации мы подробнее обсудим и предложим во второй главе нашего диссертационного исследования. В заключении установления и освещения юридической природы невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию необходимо, как нам представляется, подвести некий промежуточный итог. По меткому замечанию А.В. Наумова, правило, «в соответствии с которым лицо, осуществляющее деятельность, связанную с экстремальными условиями и нервно-психическими перегрузками, может быть признано виновным только в случае, если его субъективные качества соответствовали объективным требованиям ситуации и лицо осознавало общественно опасный характер своих действий (бездействия), предвидело их общественно опасные последствия либо не предвидело, но могло по своим субъективно-личностным качествам их предвидеть и предотвратить» «развивает принцип субъективного вменения»85(более подробно об этом принципе в §3 главы 1). По всей видимости, именно для развития принципа субъективного вменения Р.И. Михеевым была разработана конструкция невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию, первоначально вошедшая в ч. 2 ст. 3 Теоретической модели Уголовного кодекса, оза Наумов А. В. Указ. соч. С. 226.

главленную «Отсутствие вины (случай)»86, а впоследствии включенная в Уголовный кодекс Российской Федерации. Можно дискутировать о значимости второй части статьи 28 Уголовного кодекса Российской Федерации в современном законодательстве. Мы привели в параграфе первом некоторые доказательства необходимости учета психофизиологических качеств лица в уголовном праве и, как следствие, - необходимости введения невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию. С другой стороны нельзя не заметить, что сделано это было не так тщательно и точно, как это необходимо. Мы показали некоторые спорные вопросы ч. 2 ст. 28, во второй главе мы продолжим эту деятельность. Бесспорно одно – если норма уже есть, значит, её надо изучать, применять и стараться вносить обоснованные предложения по её корректировке. Этому и посвящено наше исследование. Считаем необходимым при его проведении уделить внимание тому, как урегулировано невиновное причинение вреда в уголовном праве зарубежных стран.

Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. М., 1987. С. 81.

§3 Невиновное причинение вреда в уголовном праве зарубежных стран Присутствие в названии формулировки «невиновное причинение вреда», а не «невиновное причинение вреда по психофизиологическому основанию» обусловлено тем, что в уголовном праве множества зарубежных стран отсутствует разделение невиновного причинения вреда на виды. Поэтому возможное более правильное оглавление «невиновное причинение вреда по психофизиологическому основанию в уголовном праве зарубежных стран» слишком бы значительно сузило рамки нашего исследования. Мы были бы вынуждены проанализировать уголовное законодательство только нескольких стран, проводящих подобную градацию, а наша задача шире. Также в законодательстве некоторых стран есть институты, подобные институту невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию, но они имеют отличную от отечественной правовую природу. Традиционно выделяются две основные правовые системы в современных развитых странах: континентального и общего права. Мы рассмотрим, как урегулировано невиновное причинение вреда в уголовном праве государств, являющихся основными представителями данных правовых систем, на примере Англии, США, Германии, Франции, Италии и некоторых других стран. Для понимания механизма, способа раскрытия невиновного причинения вреда в уголовном праве зарубежных стран необходимо определиться с тем, что в этих странах понимают под виной, соблюдается или нет в них принцип субъективного вменения.

Уголовное законодательство большинства современных стран строго придерживается этого принципа. ния понимается «основополагающее начало, В отечественной доктрине под принципом субъективного вменезакрепляющее основные философские, нравственно-этические, социальноправовые положения, в соответствии с которыми правовая доктрина и законодательство формируются и строятся таким образом, что юридическая оценка совершаемых лицом деяний и применение правовых мер воздействия за него допускает лишь тогда, когда имеющие правовое значение обстоятельства деяния охватывались сознанием лица, его совершившего, и были предусмотрены законом»87. Однако в некоторых случаях, в том числе и в высоко развитых странах, закон допускает объективное вменение. Мы имеем в виду существующий в Англии и в США институт «строгой ответственности», когда вопрос о доказывании вины «может вообще не возникать»88. Например, такая «строгая ответственность» в Англии установлена за «нарушение правил торговли, за фальсификацию продуктов питания»89. Для привлечения к уголовной ответственности по данным составам достаточно установить факт совершения правонарушения. Вина лица, совершившего правонарушение, как бы подразумевается. Американскому уголовному законодательству также не чужд институт строгой ответственности.

Якушин В.А. Проблемы субъективного вменения в уголовном праве. Дисс… д-ра. юрид.наук. – М.,1998. С. 24. 88 Уголовное право зарубежных государств. Общая часть // Под ред.И.Д. Козочкина. – М.: Институт международного права и экономики имени А.С. Грибоедова, 2001. С. 136. 89 Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. – М.: Издательство БЕК, 1996. С. 516.

Даже Примерный уголовный кодекс США в ст. 2.0590 предусматривает возможность включения в законодательство таких деяний. Законодательство штатов, которое должно ориентироваться на упомянутый выше законодательный акт, включает нормы о строгой ответственности непосредственно в букву закона (например, § 2901.21 УК Огайо, § 15.10 УК Нью-Йорка и др.). Во французском уголовном законодательстве также существуют черты объективного вменения. Так, ему известен вид «ответственности за нарушения, для наступления которой достаточно констатации самого факта совершения деяния»91. В странах общего права, как в США, так и в Англии, нет общего понятия состава преступления. Поэтому достаточно трудно говорить о понимании субъективной стороны преступления (в привычной для нас форме) в этих законодательствах. Вместо состава преступления в доктрине этих правовых систем говориться о двух элементах преступления – «actus reus» и «mens rea». Первый элемент -материальный (объективный), второй – психический (субъективный). Один из принципов английского уголовного права гласит: «Лицо не может быть осуждено за преступление, если обвинение безо всяких сомнений не сможет доказать существование этих двух элементов, являющихся непримененными атрибутами преступления»92. В уголовном законодательстве США это требование закреплено в 90 См.: Примерный уголовный кодекс (США). – М., 1969. Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. Учение о преступлении. Учебник для вузов/ Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: Зерцало-М, 2002. – С. 578.

Примерном уголовном кодексе, а также в законодательстве ряда штатов.93 Например, §20 УК Калифорнии гласит: «В любом преступлении или публичном уголовном правонарушении должно быть единство и взаимодействие деяния и намерения или преступной небрежности». Можно предположить, что эти положения базируются на латинском выражении «Actus non facit reus nisi mens sit rea», означающем, что не может быть уголовной ответственности без единения аналог сии. Но следует, виновной воли и виновного действия. Второй элемент преступления «mens rea»94 - это, по сути дела, понятия вины в современном уголовном праве Роспроводить так как строгую слишком параллель, сильно безусловно, не отличаются правовые системы наших стран. (Справедливости ради, необходимо отметить дискуссионный характер понимания вины и в уголовном праве России).95 Понимание «mens rea» разными исследователями различно. Так, например, Хэлсбери утверждает, что это «заслуживающее, с юридической точки зре Уголовное право зарубежных государств. Общая часть // Под ред.И.Д. Козочкина. С.23 93 Более подробно сморите Лясс Н.В. Проблемы вины и уголовной ответственности в современных буржуазных теориях. – Л., 1977. С.98. 94 Дословный перевод –«виновный дух». 95 Его дискуссионность была показана в следующих работах: Наумов А. В. Указ. соч. С. 203-207;

Рарог А.И. Субъективная сторона и квалификация преступления. – М., 2001. С. 6-25;

Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам.- СПб.: «Юридический центр Пресс», 2002. С. 52-78;

Якушин В.А. Указ. работа С.139 - 161.

ния, порицания психическое состояние»96. П. Робинсон пишет, что обычно «mens rea» определяется как виновное психическое состояние деятеля во время осуществления им поведения, составляющего посягательство.97 Р. Кросс и Ф. Джонс дают этому понятию другое толкование: «Это любое психическое состояние, которое прямо или косвенно указано в определении того преступления, которое вменяется в вину»98. Н.А. Голованова считает mens rea техническим термином, употребляемым всякий раз, когда необходимо указать на душевное состояние, прямо или косвенно выраженное в определенном преступлении.99 В уголовном законодательстве Англии и США нет определения вины и её форм. В каждом конкретном преступлении природа этих категорий своя. Обобщения судебной практики и теоретических исследований, проведенных по проблеме психического отношения лица к совершенному, позволяет выделить типичные формы mens rea и для уголовного права Англии, и для США. Но это находится за рамками нашего исследования. Так как в законодательстве этих государств нет последовательного учения о субъективной стороне преступления, то, конечно же, в них нет и регламентации невиновного причинения вреда. Да, есть постулат, что без mens rea actus reus не является пре Цит. по Гревнова И.А. Вина как принцип уголовного права Российской Федерации. – Дисс… канд. юрид. наук.,Саратов., 2001. С.60. 97 Robinson P. Criminal law. N.Y., 1997. P.141. 98 Уголовное право зарубежных государств. М., 1972. Вып. 2. С. 111. 99 Уголовное право зарубежных государств. Общая часть // Под ред.И.Д. Козочкина. С. 28.

ступлением, но он часто нарушается в законодательстве и в судебных решениях. Например, наряду с уже упомянутым нами институте строгой ответственности, в американской уголовно-правой доктрине и судебной практике есть точка зрения, что в преступлениях общей вины лицо презюмируется, имевшим требуемую форму вины, исходя из факта совершения противоправного деяния. Форма общей вины – неосторожность, и она основана на отклонении от разумного стандарта поведения, ожидаемого от лица. Для обоснования данной позиции часто рассуждение идет следующим образом: совершая действие, человек желает на наступления его естественных и вероятных последствий, поэтому бремя доказывания отсутствия вины лежит обвиняемом.100 Это противоречит не только декларируемому в Примерном уголовном кодексе принципу ответственности только при наличии mens rea, но и презумпции невиновности, закрепленной в ч.2 ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., гласящей, что «каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону». Таким образом, в заключении необходимо отметить наряду с прочими сложностями в понимании субъективной стороны преступления в странах общего права отсутствие законодательной регламентации такого института, как невиновное причинение вреда. Отечественными исследователями высказано мнение, что отBassionni M. Cherif. Substantive criminal law. – Springfield, 1978. P. 183-184;

Thomas Ch. W. and Bishop D.M. Criminal law. Understanding basic principles. Sage publications, 1987. P. 51-52.

сутствие специальной нормы о невиновном причинении вреда вызвано тем, что ненаказуемость случайного причинения вреда считается «само собой разумеющейся»101. Не будем вступать в полемику, но отметим лишь то, что сами теоретики уголовного права Англии и США говорят о сложности квалификации случайных ситуаций и о сложности их отграничения от неосторожных форм вины.102 Для стран континентального права характерна несколько иная ситуация. Действующий УК Франции также не содержит общего определения вины и регламентации невиновного причинения вреда. В доктринальных источниках уголовного права конструкция вины строится на основе понятия общей (или минимальной) вины, которая характеризует любое преступное деяние. Общая вина – «это «минимум» психологического признака, без которого вообще не может быть преступного деяния. Она состоит в простом волевом моменте: поскольку любое деяние вменяемого лица при отсутствии форс-мажорных обстоятельств (непреодолимой силы) является волевым актом, постольку в самом деянии, как таковом, содержится не только материальный, но уже и моральный элемент»103. В специальном постановлении Кассационного Суда Франции от 13 декабря 1956 г. закреплено положение о том, что «любое преступное деяние, даже неумышленное, предполагает, что его исполнитель действовал с умом и желанием». Этот «минимум» псиКурс уголовного права. Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М. – С. 344. 102 Robinson P. Criminal law. N.Y., 1997. P.146;

Smith J.S. Criminal Law. Cases and Materials. P. 57.

хологического признака в «чистом» виде присутствует в нарушениях, где речь идет о презюмируемой вине. В других случаях требуется более развитый психологический признак, и он может состоять в умышленной или неумышленной вине. И в данной ситуации вина в уголовном праве Франции - это не что иное, как психическое отношение лица к совершаемому деянию и его последствиям, то есть вина в ее традиционном для российского уголовного права понимании. Уголовно-правовое регулирование умышленной и неосторожной формы вины в целом концептуально близко к отечественному и лежит в рамках субъективного вменения. Иная ситуация с презюмируемой виной (виной в нарушениях). Согласно УПК Франции, любое полицейское нарушение, даже тура, совершенное избирающая в состоянии рецидива, может стать предметом упрощенного производства (ст. 524), Прокурапроцедуру упрощенного производства, передает судье полицейского трибунала уголовное досье. Судья принимает решение по делу без судебного разбирательства путем вынесения уголовного приказа, в котором выражается либо оправдание, либо осуждение с назначением штрафа. По французскому законодательству судья полицейского трибунала, рассматривающий дело о нарушении, не только не обязан доказывать специальную вину лица (умысел или неосторожность), но и не обязан даже мотивировать свое решение (ст. 526 УПК Франции). Для привлечения к ответственности за полицейское нарушение достаточно общей вины. Лицо считается виновным в силу Уголовное право зарубежных государств. Общая часть /Под ред. И.Д. Козочкина. С. 298.

самого факта совершения нарушения и может быть освобождено от ответственности только в случае, если докажет, что действовало под воздействием непреодолимой силы, либо если существовали такие обстоятельства, как невменяемость или недостижение возраста уголовной ответственности. В подобных случаях французские юристы говорят о презюмируемой вине. По их мнению, само деяние дает основание предполагать вину лица. Презюмируемая вина часто называется «нарушительной», поскольку она представляет собой психологический признак, характерный для большинства нарушений. Подобная позиция законодателя в нашем понимании это классическое объективное вменение. По всей видимости, такой подход демонстрирует нежелание законодателя тратить время судей на разбор малозначимых дел (напомним, что во французской трехчленной системе деления преступных деяний понятием «нарушения» охватываются наименее общественно опасные из них) и время полицейских на сбор доказательств, а также доверие по отношению к этим двум категориям служащих со стороны государства и общества. Более последовательно немецкое законодательство. Исходя из буквального толкования положений § 12 УК ФРГ, преступное деяние - это противоправное, виновное и находящееся под угрозой наказания деяние.104 В уголовном праве Германии вина понимается как «упречность соответствующего составу поведения»105. По мнению Федерального Конституционного Суда Германии, наказание без вины яв Уголовный кодекс ФРГ. 2-е изд. – М., 2000.

лялось бы противоречием принципам правового государства.106 Необходимо отметить на завидную последовательность нормативно-правовых актов в этом вопросе. Четко определены умысел и неосторожность. Хотя в законодательстве нет понятия невиновного причинения вреда, но все-таки понятие «невиновно» используется в некоторых статьях УК ФРГ. Например, в § 17 УК ФРГ определено, что деяние, содержащее состав закона, только тогда не является противоправным, когда у лица отсутствует понимание того, что оно действует противоправно, если оно не могло избежать этой ошибки. Ошибка в запрете (ошибка в отношении того, что лицо действует противоправно), как правило, влечет за собой признание невиновности лица. Ошибка же в факте (фактических обстоятельствах) расценивается как совершение деяния по неосторожности. В ч. 1 § 35 УК ФРГ одна из разновидностей крайней необходимости известной германскому уголовному праву определена так: «Кто совершает противоправное деяние в условиях наличной, иначе непредотвратимой опасности для жизни, здоровья или свободы, чтобы отвратить опасность от себя, от родственников или от близких, действует невиновно». Кстати, это положение германского законодательства значимо выглядит в свете рассмотренной нами определенной родственности крайней необходимости и невиновного причинения вреда по психофизиологическому основанию. Также интересно положение доктрины о том, что «действие Кузнецова Н.Ф., Вельцель Л. Уголовное право ФРГ. М., 1980. 106 Цит. по Уголовное право зарубежных государств. Общая часть /Под ред.И.Д. Козочкина. С. 379.

должно быть осознанным, то есть не являются деянием в уголовно-правовом По смысле слова рефлекторные праву действия или телодвижения…»107. итальянскому уголовному субъективным элементом преступления является вина, то есть психическое отношение лица к своему действию (бездействию) и вредному результату. Статья 42 УК Италии гласит: «Никто не может быть наказан за действие или бездействие, предусмотренное законом как уголовное правонарушение, если оно не совершено осознанно и по своей воле» дефиниции как четко прослеживается так и интеллектуального, волевого. В данной наличия что форм необходимость критерия, традиционно для отечественного уголовного права. В ст. 43 УК Италии содержится определение существующих вины. Их всего 3: умысел, неосторожность и претеринциальность. И если с умыслом и неосторожностью ситуация понятна, циальным определения умыслом похожи на российское Деяние и в целом следуют принципу субъективного вменения, то с претеринситуация сложнее. признается претеренциальным, когда действие или бездействие порождает вредный результат более тяжкий, чем тот, который желал субъект. Нельзя не заметить, что эта конструкция очень похожа на преступление, совершенное с двойной формой вины, предусмотренной ст. 27 УК РФ. Отличие в том, что в УК Италии нет указания на то, что отношение субъекта к более тяжким последствиям должно быть неосторожным.

107 То есть претеринциальная форма вины это Там же С. 385. Уголовный кодекс Италии. – М., 1991.

своеобразное соединение умысла и объективного вменения. Это противоречит ст. 42 УК Италии. Конституционный суд Италии в постановлении №1085/88 дал разъяснение существующей ситуации: «Поскольку требования ч. 1 ст. 27 Конституции должно соблюдаться и уголовная ответственность должна быть только персональной, необходимо, чтобы все и каждый из элементов, составляющих совокупность инкриминируемого деяния, были субъективно связаны с деятелем (т.е. были охвачены умыслом или неосторожностью) и, кроме того, необходимо, чтобы все и каждый из вышеупомянутых элементов были вменены тому же деятелю и соответственно субъективно порицаемы». Таким образом, Конституционный суд занял однозначную позицию, позволяющую говорить о том, что объективное вменение невозможно в Италии. В уголовном законодательстве этой страны существуют нормы, определяющие обстоятельства, при которых деяние, мым. Нам формально особенно содержащее интересна признаки норма, преступления, описанного в законе, не является преступным и наказуепредусматривающая такое обстоятельство, как действие непредвиденного случая и непреодолимой силы. В соответствии со ст. 45 УК Италии, от уголовной ответственности освобождается лицо, которое совершило деяние из-за непредвиденного случая или непреодолимой силы, поскольку в его действиях не было вины. В итальянском уголовном праве под непредвиденным случаем понимается «исключительное обстоятельство, наступившее настолько случайно, что лицо не могло его предвидеть и устранить при соблюдении всех правил осторожности и внимательности»109. Именно непредвиденный случай обуславливает совершение деяния, причинившего вред. В ситуации, когда вред наступает из-за неосмотрительности или неаккуратности лица, имеет место неосторожность. Особенно необходимо обратить внимание на то, что деяние, совершенное в результате наступления непредвиденного случая, должно выражаться в законных действиях. Деяние, совершенное с нарушением закона, не может быть оправдано непредвиденным случаем. Под непреодолимой силой, также являющейся обстоятельством, освобождающим от уголовной ответственности, понимаются «события природного характера или действия людей, которые невозможно избежать, даже если бы они были предвидены»110. Правовая природа невиновного причинения вреда понимается сающихся не так, как в УК РФ, но с содержательной случайных ситуаций. Разделение точки зрения нельзя не заметить близость положений, карегламентаций статьи 28 УК РФ на две части объясняется тем, что в части первой предусмотрена ситуация субъективно невиновного причинения вреда, а во второй части речь идет о невозможности предотвращения вредных последствий ввиду объективных обстоятельств (психофизиологическое качество – это, безусловно, объективная характеристика психики). В итальянском законе подобная ситуация. Непредвиденный случай, исходя из его понимания как исключительного обстоятельства, наступившего настолько случайно, что лицо не могло его предвидеть и устранить при соблю Цит. по Уголовное право зарубежных государств. Общая часть /Под ред.И.Д. Козочкина. С. 530-531.

дении всех правил предосторожности и внимательности это - субъективно невиновное причинение вреда. Непреодолимая сила – это ситуация объективно невиновного причинения вреда. Таким образом, можем несмотря говорить, регулирует причинения на что отсутствие в итальянском уголовном праве категории «невиновное причинение вреда», мы законодатель ситуанаших достаточно последовательно невиновного подобные вреда в ции, и в целом, несмотря на разную правовую природу, в регулировании странах много общего. Уголовному законодательству Китайской Народной Республики одному из немногих известен институт невиновного причинения вреда. Он сформулирован в ст. 17: «Деяния, которые объективно хотя и привели к вредным последствиям, но не являются следствием умышленной и неосторожной вины, а вызваны непреодолимой силой или невозможностью их предвидеть, не признаются преступными». Определение невиновного причинения вреда, данное в уголовном кодексе Российской Федерации, УК в общем идентично соответствующим положениям Узбекистана (ст. 24) и УК Кыргызстана (ст. 25). В целом необходимо отметить, что в законодательстве большинства развитых понятия вообще нет, или стран отсутствует буквальная невиновное причинение вреда вменерегламентация невиновного причинения вреда. Или данного урегулировано косвенно (запретом объективного Там же. С.531.

ния), или оно урегулировано в рамках одного из обстоятельств, исключающих уголовную ответственность.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.