WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Стрельцова Валентина Павловна КОНЦЕПЦИЯ «ПСИХОЛОГИИ ОТНОШЕНИЙ ЛИЧНОСТИ» В.Н. МЯСИЩЕВА И ЕЁ МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ, НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ПРАКТИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ Специальность

19.00.05 – социальная психология Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Научные руководители: доктор психологических наук, профессор НОВИКОВ Виктор Васильевич доктор психологических наук, профессор ГЛОТОЧКИН Алексей Данилович Ярославль 2002 СОДЕРЖАНИЕ Введение………………………………………………………………………... 3 Глава 1. Социально-психологические воззрения В.Н. Мясищева.......................................................................................... 8 Глава 2. Персонологические воззрения В.Н. Мясищева;

персонология – ветвь социальной психологии.................................................................. Глава 3. Социально-психологические аспекты трудовой деятельности по В.Н. Мясищеву.......................................................................................... Глава 4. Взгляды В.Н. Мясищева на делинквентность и перевоспитание правонарушителей в свете психологии отношений............................................................................................................. Глава 5. Концепция В.Н. Мясищева – теоретико-методологическая основа психологической коррекции и рефлексотерапии....................................................................................... Заключение и выводы...................................................................................... Библиографический список............................................................................. Приложение.............................................................................................…..... 22 70 101 104 ВВЕДЕНИЕ Кардинальные перемены в экономической, социально-политической и духовной сферах российского государства и общества вызвали смену основных приоритетов и в отечественной социальной психологии. Углубляются и уточняются подходы к изучению личности и социально-психологических процессов и явлений в разных социальных группах. В связи со сменой ориентиров в методологических основах психологии сегодня как никогда актуально вдумчивое обращение к отечественному социально-психологическому наследию, имеющему свои традиции прежде всего в историко-эволюционном понимании личности, её фило- и онтогенетического развития, в приоритетности исследований психологических основ воспитания, обучения, развития детей и подростков. В этой связи представляется актуальным глубокое изучение и систематизация социально-психологических персонологических воззрений выдающегося отечественного психолога и психиатра В.Н. Мясищева с учётом отмечаемой им самим тесной взаимосвязи психологии с медициной, педагогикой, управлением. Обращение к социально-психологическому наследию выдающихся отечественных психологов, в том числе В.Н. Мясищева (1893-1973), обусловлено острой востребованностью в современных условиях психологического воздействия на подрастающее поколение в целях его духовно-нравственного воспитания, профилактики дезадаптированности, психических болезней и отклоняющегося поведения. Тем более, что научное социальнопсихологическое наследие крупнейшего учёного оказалось сегодня почти забытым, невостребованным. Достаточно сказать, что даже в современной лечебной практике Психоневрологического института им. В.М. Бехтерева теоретически безупречная и практически плодотворная концепция В.Н. Мясищева не используется в полной мере. Вызывает недоумение и тот печальный факт, что в отечественных учебниках социальной психологии, рав но и в преподавании этого курса в высших учебных заведениях, отсутствует и соответствующая тематика, и имя учёного. Цель исследования: раскрытие места концепции «психологии отношений личности» в социальной психологии и её роли в разностороннем теоретическом и практическом человековедении. Объект исследования: социально-психологическая и персонологическая проблематика в трудах В.Н. Мясищева. Предмет: концепция «психологии отношений личности» В.Н. Мясищева, её значение для педагогической и медицинской практики. Гипотеза исследования. Концепция «психологии отношений личности» В.Н. Мясищева, базирующаяся на историко-эволюционном подходе к формированию личности при ведущей роли её деятельности, общения и отношений, является одной из методологических основ теоретического и практического решения ряда социально-психологических проблем. Исходя из цели и гипотезы исследования, в диссертации решались следующие задачи: – на основе анализа трудов В.Н. Мясищева систематизировать его социально-психологические и персонологические воззрения;

– раскрыть сформулированные В.Н. Мясищевым социальнопсихологические основы научной организации труда и трудового воспитания;

– раскрыть научные взгляды В.Н. Мясищева на делинквентность, её причины, а также условия и пути перевоспитания правонарушителей;

– обосновать концепцию основу В.Н. Мясищева исследования в качестве составляет теоретикоисторикометодологической основы психологической коррекции и рефлексотерапии. Методологическую рования личности эволюционный подход к исследованию онтогенетического развития и формиЛ.С. Выготского, конкретизированный А.Р. Лурией, С.Л. Рубинштейном, Б.Г. Ананьевым, К.К. Платоновым и др. в положениях:

– о единстве социального и биологического в человеке как личности при определяющем влиянии окружающей среды (социума);

– в концепции нервизма, разработанной в отечественной науке Н.И. Пироговым, С.П. Боткиным, И.М. Сеченовым, В.М. Бехтеревым и др.;

а также в концепциях: – Н.Е. Введенского о фазах парабиоза, закон относительной лабильности и ритмичности возбуждения в центральной нервной системе;

– А.А. Ухтомского о доминанте как констелляции центров;

– К.М. Быкова о кортико-висцеральных и висцеро-кортикальных связях;

– П.К. Анохина о внутренней архитектонике функциональных церебральных систем и активирующей роли ретикулярной формации;

– А.Р. Лурии о локализации высших психических функций;

– А.С. Макаренко о воспитании и перевоспитании личности в коллективе и в совместном труде;

– К.К. Платонова и А.Д. Глоточкина о структуре личности как программе её психодиагностики, формирования или коррекции [16;

93];

– В.В. Новикова о важности учёта особенностей социальнопсихологического климата конкретных групп, в которых «личность усваивает социальные влияния (через какую из систем её деятельности) … и каким образом, в каких конкретных группах она реализует свою социальную сущность (через какие конкретные виды совместной деятельности)» [91, С.132]. Методы исследования: системный анализ социально-психологических воззрений В.Н. Мясищева, а также ряд известных психодиагностических методик (ТАТ, шкала самооценки Ч.Д. Спилбергера-Ю.Л. Ханина, тест Люшера, комплекс нейропсихологических методик А.Р.Лурии). Научная новизна исследования состоит в раскрытии специфики социально-психологической и персонологической проблематики в трудах В.Н. Мясищева, в показе значения концепции отношений (личностных и межличностных) людей в широком социальном и профессиональном контексте. На защиту выносятся следующие положения: 1. Концепция «психологии отношений личности» В.Н. Мясищева представляет собой универсальную систему обобщений в плане историкоонтогенетической динамики личности, роли учебной, трудовой и др. деятельности и общения, а также в плане её формировании и детерминации психогенных нарушений. 2. Данная концепция является теоретико-методологическим основанием решения актуальных проблем социальной, медицинской, педагогической практики, что требует дальнейшей разработки и практического использования творческого наследия крупнейшего отечественного учёного. 3. Использование социально-психологических, персонологических детерминант трудовых процессов, раскрытых В.Н. Мясищевым, способствует формированию положительного, заинтересованного отношения личности к самой себе, к самопринятию, самореализации;

к своей трудовой (учебной, спортивной и т.п.) деятельности, к повышению эффективности труда, учения и досуга. Теоретическая значимость исследования заключается в развёрнутом представлении о концепции «психологии отношений личности» как теоретико-методологическом основании оптимизации современной практики образования, врачевания и управления, социально-психологических исследований. Практическая значимость исследования. Системное раскрытие и популяризация социально-психологических персонологических воззрений В.Н. Мясищева о биосоциопсихологической природе душевного мира человека – личности как и о его психогенных психических и соматических нарушениях дают возможность субъектам воздействия (руководителям, педагогам, родителям, врачам):

– существенно расширить знания и арсенал методов формирования адаптированной, здоровой личности;

– систематизировать и конкретизировать пути профилактики и преодоления отклоняющегося поведения человека. Внедрение теоретических взглядов и практических рекомендаций В.Н. Мясищева в работу современных врачей, психологов и педагогов позволит оптимизировать профилактику негативных психических состояний личности, психогенных нарушений, а также профилактику и преодоление девиантности и делинквентности. Апробация работы. Основное содержание работы

отражено в 62 авторских публикациях, в выступлениях на научных конференциях в Твери, Торжке, Новгороде, Ярославле, Владимире, Казани;

в лекциях на психологическом факультете Тверского государственного университета, во врачебной практике автора. Структура диссертации. Её текст состоит из введения, пяти глав, заключения и выводов, библиографического списка, включающего 141 наименование, приложения. Текст содержит 3 таблицы.

ГЛАВА 1 СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ В.Н. МЯСИЩЕВА Среди работ В.Н. Мясищева, в том числе и до сего времени не увидевших свет, находящихся в архивах, немало таких, в которых раскрывается социально-психологическая проблематика и которые по праву позволяют отнести автора к талантливым социальным психологам, сумевшим в первой половине XX века поставить и решить ряд насущных социально-психологических проблем в интересах личности и общества. Касаясь истории социальной психологии в одной из своих известных работ, автор напоминает: «Идеи социально-психологического характера высказывались учёными и философами ещё в древности, но общественная психология могла возникнуть только после возникновения науки об обществе» [25, С.185] и что в работах О. Конта, основателя социологии ещё не было даже упоминания о социальной психологии. Понятие социальной психологии введено в научный оборот западными социологами лишь в конце XIX – начале XX века. С этого времени в западных странах она развивается непрерывно. В России же, отмечает автор, понятие социальной психологии впервые появляется в работах В.М. Бехтерева и В.А. Вагнера, которые пытались анализировать социальное поведение и понятие «коллектив» с позиций рефлексологии. До конца 50-х годов XX в. «психология у нас числилась для многих как сомнительная наука», – писал В.Н. Мясищев в своей так и не увидевшей свет статье «Социальная психология и социальная педагогика» [79, Л.67], а «социальная психология у нас была отвергнута по мотивам психологизма в работах буржуазных авторов и смешения ими идеологии и психологии» [25, С.185]. С большой болью автор говорил о том, что психология, социология и социальная психология в нашей стране значительно отстали от других наук и что к началу 60-х годов непознанное в них во много раз превышает познан ное. Во многом это связано с тем, что социология серьёзно начала развиваться в России намного позже других стран, так как была «отменена» по идеологическим мотивам, как буржуазная лженаука. «Сейчас, – писал учёный в связи с хрущёвской оттепелью, – достаточно осознан тот факт, что... система социальных конкретных фактов законно объединяется социологией» [79, Л.6768]. Это осознание дало толчок и для развития социальной психологии, чётко выделившейся в отрасль психологии и сконцентрировавшей своё внимание на том, что в душевном мире человека как личности всё обусловлено не только биологическими, но и социальными факторами. В начале 60-х годов XX века вопросы социальной психологии стали обсуждаться на различных форумах, в это же время при Ленинградском университете была организована лаборатория социальной психологии. В.Н. Мясищев принимал самое деятельное участие во всём этом, понимая всю глубину пробела в развитии этой науки для социальноэкономического развития страны, образовательной и здравоохранительной практики. В эти же годы В.Н. Мясищев утверждал, что социальная психология должна исследовать следующие проблемы: – взаимодействия, общения и взаимоотношений в коллективе, человека с коллективом и межгрупповое общение;

– взаимовлияния личности и социальной группы (коллектива);

– изменений психической деятельности и личности под влиянием внутригрупповых факторов (что по существу является постановкой проблемы личностной адаптации и дезадаптации);

– структуры личности, соотношения её подструктур и компонентов и их социально-психологических характеристик;

– типических особенностей групп людей (этнических, культурноисторических, классовых и профессиональных), объединённых общими условиями;

– особенностей общения под воздействием нравов, обычаев, языка, культуры, идеологии, «характеров отдельных народов, национальностей и социальных групп» [25, С.185];

– особенностей психологии социальных общностей (кланов, народностей и др.);

– специфики межличностных и межгрупповых деструктивных конфликтов;

– социально-психологических факторов, формирующих или деформирующих личность, укрепляющих или разрушающих психическое здоровье человека;

– особенностей умонастроений и других психических состояний социальной группы, коллектива, общества, народа как феноменов групповой психологии;

– специфики социально-психологических процессов и явлений в малых социальных группах, их влияние на формирование нравственного характера;

– психологического взаимовлияния людей. К проблемам социальной психологии, по В.Н. Мясищеву, относятся и специфика социально-психологических процессов и явлений в малых социальных группах, их воздействие на формирование нравственного характера [78, С.281]: «Важнейшая социально-психологическая проблема воспитания нравственного характера заключается в формировании устойчивых, доминирующих, определяющих поступок нравственных отношений», а также особенности умонастроений малых и больших социальных групп, общества, народа в целом. Учёный ратовал за раскрытие особенностей групповых на строений, отмечая «большую степень их социальной детерминированности и несводимость к сумме индивидуальных настроений» [65, Л.17]. Как видим, главными и основными проблемами социальной психологии В.Н. Мясищев считал проблемы взаимодействия, общения, взаимоотношений и взаимовлияния людей и социальных групп. Наряду с проблемами В.Н. Мясищев раскрывал и задачи социальной психологии: – исследование поведения людей в их взаимодействии;

– выявление изменений в поведении и деятельности под влиянием группы (коллектива);

– раскрытие различных видов этих взаимодействий (например, влияние отдельного человека на коллектив и его место в коллективе);

– выяснение истории возникновения различных видов общения и взаимоотношений, их общественно-историческую обусловленность;

– условия оптимальности взаимодействий;

– выявление особенностей быта и нравов людей в связи с особенностями эпохи, в которой живёт человек;

– выявление типических особенностей групп людей, объединённых общими условиями;

– раскрытие психологического аспекта совместной деятельности, взаимодействия и общения в различных социальных группах (больших и малых), в том числе и на уровне этносов, национальностей и народов;

– раскрытие особенностей личности в связи с её общественным положением – выявление особенностей личности в целом в процессе её исторического развития. Наиболее пристальное внимание и свой исследовательский талант В.Н. Мясищев посвятил исследованию проблемы отношений.

Стержневым понятием социальной психологии В.Н. Мясищев считал «отношение», рассматривая его в диалектической взаимосвязи с взаимодействием и общением людей. Отношениями учёный называл такую категорию человеческих свойств, которые проявляются осознанно, избирательно и различно, а порою даже противоположно, но обязательно устойчиво. В.Н. Мясищев полагал, что, изучая отношения, «надо учесть: а) отношение человека к людям, б) отношение его к себе и в) отношение к предметам внешнего мира. Категория отношения к людям является решающей и носит характер взаимоотношения» [82, С.10]. Отношения человека остаются потенциальнымии до тех пор, пока он не начинает действовать, и в этом действии, подвергаясь многочисленным социальным влияниям, личность изменяется. Отношения учёный рассматривает и как связующее звено в общении человека и группы (коллектива). Высшим уровнем отношения, уточнял учёный, является осознанное отношение. Он раскрывал взаимосвязь различных видов отношений, подчёркивая, что «отношение к труду неразрывно связано с отношением к лицу, группе лиц, коллективу…»;

отношения проявляются в совместной деятельности, взаимодействиях и общении [87, Л.8]. Общение, сочетающееся с производительным (учебным и т.п.) трудом, является даже источником общественного развития. Именно в общении наиболее ярко выражается активность и избирательность человека, его положительный или отрицательный характер. При этом активность следует понимать как интегральное проявление личности, связанное прежде всего с отношениями человека и зависящее от особенностей его высшей нервной деятельности, своеобразия его личности, уровня способностей, объёма и глубины знаний, наличия соответствующих привычек и навыков. Будучи общественно производственно-обусловленным («детерминированным»), «человек в каждом своём действии выступает как самостоятельный («свободный»), посколь ку каждое воздействие данного момента не определяет поступка, а, пробуждая опыт прошлого, неизбежно влечёт за собой определённый поступок человека» [37, С.4-5]. Наряду с понятиями «общение», «отношения» В.Н. Мясищев ввёл понятие «обращение» для конкретизации общения как общения вербального. Обращение играет значительную роль в организации [46, С.115] общения и отношения и может иметь форму положительной или отрицательной речевой коммуникации. Повторяемость определённого стиля обращения (мягкого или жёсткого, ободряющего или грубого и сухого и т.п.) формирует, по мнению учёного, соответственный психологический тип личности [46, С.115] с присущим ему комплексом характерологических признаков. Понятия общение, обращение и отношения для человека, считал учёный, практически неразделимы и относятся к общей и к социальной психологии. Учёный полагал, что между взаимодействием, общением и отношениями существует определённая взаимозависимость, но связь между ними не всегда постоянна, так как взаимодействие регламентируется отрегулированными социальными требованиями: дисциплиной, этикетом и т.п., что нередко блокирует или маскирует истинное отношение. Он приводил важные в социально-психологическом плане примеры самоотверженности, преданности, дружелюбия и противоположных им качеств, рассматривая их как особенности отношений;

говорил об общительности, замкнутости, откровенности, открытости или скрытности, считая их первично функциональными коммуникативными качествами, которые отражают положительное или отрицательное отношение к людям, доверие или недоверие к ним. «Если разработка проблемы общения без учёта отношений не может быть достаточной, то изучение общения и отношений без учёта обращений невозможно», – писал В.Н. Мясищев [46, С.115]. Любое обращение в генетическом плане, будь то мягкое или жёсткое, подавляющее или ободряющее, грубое или ласковое, формирует отношение и потребность в нём или боязнь отношений. Попустительство, потакательское отношение родителей или учителей к подрастающему поколению, недостаточная принципиальность коллектива также дезорганизуют отношения людей и снижают ответственность человека за свои поступки и действия. Большую роль в формировании личности, в сохранении её психического здоровья, в успешности её деятельности играют отношения: ученика к учителю, подчинённого к начальнику, исполнителя к руководителю, к тому, кто оценивает успехи и неудачи в труде, личностные качества, состояние здоровья. Именно в совместной деятельности, взаимодействии, общении и взаимоотношениях личность проявляется наиболее ярко. Личность формируется с раннего детства в общественных микро- и макроотношениях, в них проявляется во все периоды жизни. Отношения личности, по В.Н. Мясищеву, всегда включены во взаимоотношения людей, в которых она формируется в коллективе. Поэтому, по мнению учёного, особого внимания заслуживают проблемы взаимодействия, общения и взаимоотношений в микросоциуме – группе, коллективе. Именно здесь формируются особенности психологии работников, учеников и т.п. От них во многом зависит и уровень организации труда, и отношение к хозяйству и имуществу, и требовательность к себе и другим. Динамика личностных отношений в стадиях достижения социальной зрелости проявляется во взаимодействии как с детским, так и со взрослым коллективом, так как «отношения человека включены в отношения, существующие в коллективе» (выделено нами – В.С.) [37, С.7]. Поэтому и в семье, и в школе важно формировать нравственно зрелые взаимоотношения родителей с детьми, педагогов с учащимися и учащихся между собой, заботиться об адекватности социометрического статуса каждого ребёнка, подростка, о равноправности в товарищеских отношениях, о смене по зиций руководства и подчинения в коллективе сверстников. «Наоборот, – говорил В.Н. Мясищев, – изоляция, одиночество, жестокость и грубость, так же, как и чрезмерная снисходительность и преклонение окружающих, влекут за собой гипертрофию индивидуальности и недоразвитие общественно положительных черт личности. Чрезмерные требования могут привести за собой обезличенность, лицемерие или невротическое развитие» [82, Л.13]. В.Н. Мясищев часто приводил эпизоды из педагогического опыта А.С.Макаренко, получившего, как известно, мировой резонанс, в качестве примера глубокой связи отношения и взаимоотношения людей, которая может быть разрушающей или созидающей, взаимной или односторонней, встречающей противодействие или поддержку. Подчёркивая справедливость и значимость макаренковского принципа рассмотрения воспитательного трёхпланового процесса (педагог – коллектив – отдельный ученик), В.Н. Мясищев показывает возможные варианты взаимодействий между этими тремя компонентами. Так, у школьника может быть конфликт и с коллективом, и с учителем, который может сопровождаться расщеплённодвойственным отношением симпатии и вражды, уважения и неуважения, привязанности и безразличия и т.п. Педагог и коллектив в отношении к ученику могут обнаруживать два противоречивых компонента: положительное отношение к школьнику как субъекту-объекту перевоспитания, и отрицательное как к правонарушителю или дезорганизатору. Учителю (воспитателю, руководителю, родителю) чрезвычайно важно стараться создавать заинтересованность в любом производственном процессе (учебном, творческом, рабочем), повышать дисциплину и ответственность, то есть воспитывать такие социально-психологическое свойства, как сплочённость, организованность, ответственность, стремление к единству, тесные и дружественные взаимоотношения, доверие друг к другу, готовность придти на помощь.

Начальник, мастер, бригадир и каждый рабочий в общественно-трудовых группах представляют коллектив только тогда, когда каждый член станет своеобразной частью единого целого, когда каждый работник будет отражать лицо коллектива и сам отражаться в этом коллективе. Это психическое взаимодействие и взаимовлияние людей, по мнению учёного, является одной из основных проблем социальной психологии и имеет громадное значение для педагогического, административного руководства и лечебной практики. Это важно учитывать при изучении процессов управления, трудового и социального поведения, а также в генезе акцентуаций и патологии характера. Именно на основе единства социума (совокупность социальных условий) и личности учёный разрабатывал вопросы общей и социальной психологии, их взаимодействия, системы отношений субъекта-деятеля к объективной действительности, рассматривая отдельного человека как часть человеческого общества, коллектива. Здесь надо напомнить, что В.Н. Мясищев считал коллективом объединение людей, «у которых доминирующим регулятором поведения являются регуляторы и мотивы общественного поведения, при которых человек способен в ущерб своим интересам при необходимости отдать свои силы и труд для дела общественного характера» [28, Л.154]. Именно в коллективе формируется отношение человека к обществу, к его требованиям, коммуникативность. В.Н. Мясищев подчёркивал связь отношений и взаимоотношений, суть которых, однако, не одна и та же. Учёный приводил в пример отношение родителей к ребёнку, мужчины к женщине: «Любовь может быть взаимной, может быть односторонней, наконец, положительное отношение с одной стороны может встречать с другой стороны враждебное отношение» [78, С.277]. Человек может при отрицательном отношении к другому человеку, ситуации или явлению демонстрировать доброжелательность, смирение и даже уважение, налаживать добрые взаимоотношения, стараясь внешними средствами решить какую-либо свою проблему. Это может быть отнесено к лицемерию, приспособлению субъекта или может проявляться неосознанно, как стиль поведения, усвоенный в жизненном опыте. В.Н. Мясищев полагал, что первостепенное значение для общества и для личности имеют такие моральнопсихические черты человека, как доброжелательное отношение к обществу и людям, отношение солидарности и дружбы, преданности всему высокому, честному, лучшему в людях, сознание долга, коллективизм, гуманизм, – всё это «принципы общественные, идейные, моральные и психологические одновременно» [78, С.284]. Учёный полагал, что между отношением и взаимодействием существует определённая зависимость, но связь между ними не всегда постоянна, так как взаимодействие внешне регламентируется отрегулированными социальными требованиями: дисциплиной, социальными нормами поведения (этикетом и т.п.), что нередко блокирует или скрывает истинное отношение. Взаимодействия людей обусловлены их взаимоотношениями. Это максимально важно в процессе производственного взаимодействия, и изучение этой зависимости является одной из задач социальной психологии. Особого внимания заслуживают проблемы взаимодействий в трудовой бригаде, расстановке работников с учётом их психологических особенностей. В совместной деятельности, писал В.Н. Мясищев, важна правильная расстановка сил, при которой человек, как субъект деятельности, получает место, соответствующее его способностям, и может наиболее продуктивно проявить себя с наибольшей пользой для общества, раскрыть индивидуальные сущностные силы и быть «с наибольшей полнотой деятелем, творческим участником общественно-производственного процесса» [71, Л.4]. В вопросах производства внутреннее, психическое играет большую роль. Но человек находится в истории общественных отношений, и на производстве он субъект, выполняющий распоряжения руководителя. Идеи о психологических основах руководства людьми, высказанные В.Н. Мясищевым, имеют непреходящее значение. Руководство людьми – проблема, которую он относил и к социальной психологии, и к эргологии – разделу психологии труда. Управление трудовыми и социальными процессами зависит от осознания и учёта требований действительности, от понимания общественной необходимости этих требований и соотнесения их со своими потребностями и возможностями, от соотношения этих условий друг с другом. Руководителю важно знание уровня и содержания личности руководимого, характер его мотивов, побуждений и принципов. Поэтому в сфере управления процессами трудового и специального поведения социальная психология должна изучать роль ошибок в способах воздействия на человека. Современные вопросы теории управления, по мнению В.Н. Мясищева, имеют своим высшим уровнем проблемы управления отдельным человеком и человеческими коллективами. В процессе управления важно учитывать двусторонний взаимный характер отношений по типу «субъект-субъект», в системе отношений личности всегда доминирует её отношение к людям. Именно это является одним из главных понятий социальной психологии, с помощью которого она изучает производственный процесс и его результаты с психологической стороны. Важно, как человек использует свой индивидуальный опыт, что значимо для него, как он относится к задаче, насколько важен или интересен для него существующий факт, насколько привлекательны взаимоотношения с участниками текущего взаимодействия. Пристальное внимание учёный уделял такому виду общения, как межличностные конфликты, которые возникают на основе и объективных, и субъективных причин. «В человеке могут сталкиваться противоречивые тенденции долга и желания, влечения и невозможности его удовлетворить. Человек может испытывать ряд конфликтов служебных и семейных и т.п.» [42, Л.76].

У человека может возникнуть конфликт между желанием отдохнуть и сознанием необходимости продолжать работу (конфликт личного и общественного);

конфликт между неуважительным или презрительным отношением к руководителю и необходимостью подчиняться его распоряжениям, которые человек считает бессмысленными и т.д. Эти раздражители меняют общее состояние нервной системы, отрицательно отражаются на деятельности, являются источниками повышенной чувствительности к различным обстоятельствам жизни. Часто мотив корысти, личного пристрастия лежит в основе ряда решений, создавая болезнетворную атмосферу, перераздражая окружающих и нарушая состояние нервного здоровья. «Нездоровые отношения иногда выливаются в форму интриги, склоки, направленных чаще всего на то, чтобы устранить или смести с пути то или иное лицо для того, чтобы занять его место» [42, Л.90]. Источником внутреннего (а порой и межличностного конфликта) выступают индивидуалистические установки личности, противоречие между моральными требованиями и эгоистическими потребностями личности. С этим связана и частота так называемых конфликтов на личной почве: тщеславие, претенциозность, неумение считаться с другими, нежелание подчиняться общим интересам, идти на уступки (даже понимая, что не прав) – всё это создаёт благоприятную почву для развития конфликтных отношений с близкими, знакомыми и сотрудниками на производстве. Может иметь место, как полагает В.Н. Мясищев, «конфликт идейных мотивов, общественных принципов, которые оказываются более мощными двигателями поведения человека, чем конкретно личные отношения привязанности к родителям» или друзьям [71, Л.9]. В результате конфликта или спора, понемногу нарастая, часто возникает вражда, которая, ведёт к снижению или разрыву в общении: «Вражда, неприязнь, агрессивность – нарушение общественных и личных взаимосвязей… Но личная вражда и конфликты в области личных отношений представляют сферу психолого-педагогическую» [27, С.18-19]. Вместе с тем, у человека крайне трудно отделить личную сторону проблемы от общественной и то, что до поры до времени кажется сугубо личным, может привести к разрушительным последствиям или криминалистической катастрофе. Вражда всегда сопровождается антипатией, неприязнью и ненавистью. Всегда важно стараться понять, чем вызвана вражда, к кому она возникла и при каких обстоятельствах. В.Н. Мясищев считал, что «идеалом человеческих отношений является дружба, однако всегда «надо при этом иметь в виду и ещё одну психологическую особенность: между полюсами дружбы и вражды лежит пояс равнодушия» [27, С.14]. Поступки и решения человека определяются обычно не только его личным отношением, но и учётом того, как относятся близкие ему люди к тому человеку, с которым он взаимодействует. Например, мать против контактов своего ребёнка с кем-то из его друзей, а отец не согласен с матерью;

один приятель выказывает враждебность, другой – зависть или ревность и т.д. В.Н. Мясищев утверждал, что дружба растёт постепенно, укрепляясь в процессе взаимодействия. Дружбу учёный считал общественно обусловленным отношением, первостепенным результатом общения, направленного на общую цель деятельности. «Для того, чтобы до конца понять её особенности и структуру, – говорил учёный, – необходимо видеть происхождение дружбы, процесс её образования, развития и закрепления» [27, С.18]. Самой крепкой основой дружбы он называл серьёзную совместную общественнопроизводственную деятельность и общие усилия для её успешности. Учёный ратовал за формирование товарищества, дружбы, считая её «величайшей социальной ценностью», которую необходимо воспитывать и оберегать. Разнообразие проявлений дружбы определяется разнообразием характеров: от требовательности в дружбе до уступчивости, от отданности ей до ревности. В.Н. Мясищев был убеждён, что возможна великая самоотверженная дружба не только отдельных людей, но и целых народов. Наряду с глубокой истинной дружбой часто возникают поверхностные взаимоотношения с ложной дружбой, исчезающей при небольших затруднениях во взаимодействии или при расставании. К ложной дружбе относятся и взаимоотношения «дружков» в криминальных группах, которые В.Н. Мясищев со своими сотрудниками изучал в социально-психологическом аспекте. Психологически обоснованные нравственно зрелые взаимоотношения в коллективе (в том числе в семье), определённым образом переживаясь личностью, формируют опыт её отношений, систему обращения и внешнюю форму общения и поведения. В противном случае (когда в коллективе берут верх нравственно незрелые отношения – групповщина, групповое давление и т.п.) поведение по отношению к ближайшему окружению, к отдельным людям, к группе в целом может быть неадекватным, конфликтным и будет сопровождаться соматическими висцеро-вегетативными реакциями или реактивными изменениями мозга и психики. Выявленные В.Н. Мясищевым закономерности взаимодействий, взаимовлияния, общения и отношений являются, по его мнению, одной из основных проблем социальной психологии и имеет громадное значение, как говорил учёный, для педагогического труда, административного руководства и лечебной практики.

ГЛАВА 2. ПЕРСОНОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ В.Н. МЯСИЩЕВА;

ПЕРСОНОЛОГИЯ – ВЕТВЬ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ В русле социально-психологической парадигмы В.Н. Мясищев разрабатывал и свою концепцию «психологии отношений личности», органически связывая её с раскрытием природы и структуры личности. При этом он опирался на теоретические постулаты своих выдающихся предшественников Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна и др., интегрируя и развивая их. С особой тщательностью В.Н. Мясищев относился к научному наследию Л.С. Выготского, обосновавшего социально-историческую детерминированность формирования человека как личности, вскрыв опосредованность возникновения и развития психических феноменов знаком, словом, и сформулировавшего фундаментальный закон развития высших психических функций в онто- и филогенезе: интериоризации, выступающей способом социогенеза личности, когда любая функция в культурном развитии «появляется на сцену дважды, в двух планах, сперва – социальном, потом – психологическом, сперва между людьми, как категория интерпсихическая, затем... как категория интрапсихическая» [15, С.197-198]. В.Н. Мясищев в своих исследованиях психологии личности руководствовался также одним из ведущих принципов отечественной психологической науки – принципом единства сознания, деятельности и общения, разработанным ности С.Л. Рубинштейном, ряда Б.Г. Ананьевым, мыслителей К.К. Платоновым, – И.М. Сеченова, А.И. Яроцкого, Б.Ф. Ломовым и др. Он активно использовал также в своей научной деятельконцепции отечественных С.П. Боткина, П.Ф. Лесгафта, А.Ф. Лазурского, А.А. Ухтомского, Н.Е. Введенского, В.М. Бехтерева. Учёный опирался также на оригинальные идеи крупнейшего нейропсихолога с мировым именем А.Р. Лурии – основателя концепции системной динамической локализации высших психических функций, объяснившего связь нейропсихологических синдромов с их нарушениями, раскрывшего естественнонаучные (мозговые) основы психики и сознания и утверждавшего, что источники поведения человека надо искать «в первую очередь во внешних условиях общественной жизни, в социально-исторических формах существования человека» [20, C.23]. Исходя из неразрывной взаимосвязи и взаимовлияния личности и социума, учёный в центр своих персонологических воззрений поставил психологию отношений личности. Он доказательно утверждал, что психические отношения являются внутренней стороной «…связи человека с действительностью, содержательно характеризующей личность как активного субъекта с его избирательным характером внутренних переживаний и внешних действий, направленных на различные стороны объективной действительности…» [68, С.101]. С позиций психологии отношений В.Н. Мясищев освещал все проблемы психической и предметно-практической деятельности, личностные проблемы, а также понятие личности, утверждая, что отношения включены в каждый психический акт. Отношениями пронизаны и психические процессы (внимание, память, мышление в величайшей степени зависят от интереса как вида отношений), и психические состояния, и психические образования. От отношений зависит даже биологически обусловленная подструктура личности – темперамент, который раскрывается в области наиболее значимых для человека отношений, именно тех, которые становятся свойствами характера. Со своеобразием избирательных, сознательных отношений к окружающему учёный связывал индивидуальность человека. В.Н. Мясищев выделял различные виды отношений личности и разработал их классификацию. В их ряду он различал потребности, интересы, эмоциональные отношения, оценочные отношения и убеждения.

Одним из основных видов отношений учёный считал потребности личности, рассматривая их не только в качестве избирательных связей между субъектом и объектом, но и как основной источник жизненной активности, направленной на преобразование действительности. При этом особое внимание он уделял потребности общения. Учёный подчёркивал, что на основе витальных потребностей уже на ранних этапах детства под воздействием культурно-исторического опыта, социализации, воспитания возникают потребности в совместной деятельности, в общении, в познании и т.д., которые ныне именуются социогенными. Специфическими видами отношений учёный считал интересы, оценочные этические отношения (на одном их полюсе глубокое уважение к человеку, на другом – презрение) и убеждения, а также установки как психические проявления динамического стереотипа. Эмоциональные отношения, писал В.Н. Мясищев, проявляются в эмоциях привязанности, симпатии или антипатии, дружбе или вражде, неприязни, что сопровождается «глубокими изменениями всей внутрисоматической динамики в связи со значимостью объекта, вызывающего у человека интенсивную эмоцию» [66, С.22]. Наряду с эмоциональными отношениями он выделял и познавательные отношения, в ряду которых стоит и познавательный интерес. Оценочные отношения формируются под влиянием социальнонравственных, этических, эстетических и других критериев поступков. Сформированность морально-этических оценок обусловливает критичность к себе и другим, требовательность человека к себе и другим, уважение в положительном случае и пренебрежение или презрение в противоположном. На основе оценочных отношений «возникают ещё более сложные отношения долга, обязанности, ответственности» и убеждения. Как отношения они формируются сочетанием системы требований со знанием действительности (в пер вую очередь социальной). С ними соотносятся и эмоциональные реакции, и активная (волевая) готовность бороться за их осуществление в жизни. Все виды отношений личности, их сочетания и варианты реализуются в общении, в реакциях и действиях человека, а также в его реактивных и психогенных нарушениях. Сложное сочетание видов отношений В.Н. Мясищев определял как структуру отношений;

в ней он особо выделял сознательные отношения человека к окружающему, к самому себе и к деятельности, считая их результатом социальных влияний, воспитания человека и признаком высшей степени развития личности. Учёный утверждал, что отношения действенны, они проявляются и в отдельных действиях, и в системе поступков при разных обстоятельствах и в течение длительного времени. В этой связи В.Н. Мясищев давал им нравственную характеристику: положительное отношение – это самоотверженное, серьёзное, глубокое, ответственное, принципиальное, требовательное, здоровое, сознательное и т.д.;

отрицательное – это безответственное, нетерпимое, своекорыстное, лицемерное, халатное, шкурническое и т.д. Отношение к людям учёный считал вершиной иерархической системы отношений. Введение в научный оборот понятия «отношение» как синтетической категории позволило В.Н. Мясищеву рассматривать личность в качестве «высшего интегрального понятия», которое «характеризуется, прежде всего, как система отношений человека к окружающей действительности» [57, С.34].Учёный считал, что именно в психологии отношений выражается подлинные содержание и динамика личности. Благодаря устойчивым отношениям и под влиянием меняющейся ситуации личность не всегда меняет свои позиции, нередко сохраняет их вопреки требованиям этой ситуации за счёт динамической перестройки и мобилизации внутренних ресурсов. Формирование устойчивых благородных социально-нравственных отношений он считал ведущей задачей субъектов воспитания.

Как известно, в 30-е годы проблема отношений человека выделилась в число первостепенных, но именно в работах В.Н. Мясищева она «получила наиболее широкое и многостороннее освещение» [99, С.263]. По мнению самого В.Н. Мясищева, насущной необходимостью того времени были поиски целостного и обобщающего подхода к исследованию человека и его взаимодействий с социальной средой. Автор большое внимание уделял исследованию взаимосвязей психических процессов, психических состояний, психических образований (в том числе и качеств характера) с отношениями личности. Качественная характеристика всех этих феноменов, полагал он, во многом определяется отношениями. «Мы давно занимаемся освещением проблем психической деятельности с позиций психологии отношений» [68, С.102]. Это принципиальное обобщение опиралось на экспериментальные данные, полученные в исследованиях А.А. Смирнова и А.С. Егорова [98]. Первый установил зависимость между отношением и памятью, прочность и многообразие которой зависят от степени активно-положительного (или, наоборот, безразличного) отношения к содержанию изучаемого [98]. Второй – на опыте занятий физкультурой в старших классах показал, что формирование волевых качеств связано с отношением учеников к этим занятиям [17]. А.Г. Ковалёв вместе с В.Н. Мясищевым, изучая проблемы воли и мотивации, выявили, что они также связаны с отношением к объекту действия и выступают субъективно как желание, стремление, потребность, сознание долга, необходимости [53]. Считая, что личность формируется в деятельности, общении и отношениях, В.Н. Мясищев явился первым крупным отечественным психологом, который чётко различал понятия «деятельность», «взаимодействие», «общение», «обращение» и «отношение». Отношение является существенной стержневой характеристикой содержания личности: «Отношение – сила, потенциал, определяющий степень интереса, степень выраженности эмоции, степень напряжения желания или потребности» [56, С.49].

Характеризуя состояние современной ему психологии, В.Н. Мясищев отмечал, что психические процессы исследованы достаточно подробно, а носитель их – личность – изучается недостаточно;

что деятельность исследуется в отрыве от деятеля, а процессы деятельности изучаются без субъекта – личности [24, С.6]. Будучи человеком необыкновенной порядочности, всем своим существом обращённым к людям, он раскрывал общественно-историческую природу и объективно-субъективную обусловленность личности. В.Н. Мясищев считал, что создавать персонологическую теорию и практику надо, исходя из понятия личности и её свойств, из закономерностей её развития, из её динамики, структуры и реализации её отношений и всех её возможностей в объективной деятельности. Придя к выводу, что личность – единое архисложное целое, и понимая неизбежность её изучения и по частям, и в целом, он считал такой подход продуктивным лишь при условии, если не упускать из вида, что элементы личности одновременно выражают целое, чему и соответствует понятие «отношения личности», или «психические отношения». Понимая психику, сознание, личность как «единство отражения и отношения», учёный считал, что в сознательной психической деятельности субъект выступает как относящийся, а объект – как отражающийся и «…каждый шаг нашей повседневной жизни, её радости и горести, её достижения и неудачи, даже её катастрофы неразрывно связаны с отношениями людей» [66, С.4]. Считая личность чрезвычайно сложным высшим интегральным психическим образованием, В.Н. Мясищев утверждал, что она характеризуется, прежде всего, системой отношений человека к окружающей действительности и к себе самой;

что человек является не только отвлечённо мыслящим субъектом, создающим орудия воздействия на мир, но сознательно относящимся к действительности [58, С.6].

Таким образом, из множества дефиниций отношения личности, сформулированных В.Н. Мясищевым, ясно вырисовывается центральная в его концепции: отношения «в специальном психологическом смысле представляют собой сознательную, активную, избирательную, целостную, основанную на индивидуальном общественно обусловленном опыте систему временных связей человека как личности-субъекта со всей действительностью или с её отдельными сторонами» [66, C.18]. Сознательное отношение к окружающему и к самому себе В.Н. Мясищев считал признаком высшего уровня развития личности. Говоря о сознательном отношении, учёный имел в виду существование такого отношения, при котором человек отдаёт себе ясный отчёт в объективных основаниях и субъективных мотивах своих действий, в своих обязанностях и ответственности, во всём поведении в целом. Учёный видел сознательность, вырастающую из прошлого и ориентирующуюся на будущее, результатом социальных влияний, воспитания человека [33, С.414]. Сознательное отношение, по определению В.Н. Мясищева, представляет собой высший уровень отношения к действительности, и в самом осознании этого отношения существует ряд ступеней, проходимых человеком в процессе развития: 1. «Первоначальный период возрастающей, проявляющейся в разных областях и интегрирующейся избирательности можно назвать предотношением, то есть ещё не сформировавшимся сознательным отношением при наличии явной избирательности» [53, С.119]. 2. До определённого момента ребёнок не является сознательным, то есть сознательно относящимся существом. По мере овладения речью избирательные отношения малыша становятся выраженнее и отчётливее, и среди них яснее всего, как подчёркивал В.Н. Мясищев, выступают отношения к родителям, к другим детям, к воспитателям и играм. Некоторые свойства отношений – самостоятельность, инициативность, добросовестность, общительность – в дошкольном возрасте проявляются уже как черты характера. Особенности отношений на данном этапе «характеризуются ситуативной мобильностью, легко меняются контрастно под влиянием преходящего эмоционального состояния. Отношения тесно слиты с поступком и реакцией. Они выражаются в поступке. Характер и уровень развития отношений определяются в этом возрасте прежде всего взрослыми (родителями, воспитателями)» [53, С.120]. 3. Анализируя отношения в школьном возрасте, В.Н. Мясищев связывал сознательность учащихся с учебной деятельностью и считал, что структура отношений определяется требованиями объективной необходимости, а управление своими действиями поднимается на новую ступень, поскольку в многообразии взаимодействий появляется новый момент – внесемейные обязанности и обязательный учебный труд [53, С.120]. 4. В старшем школьном возрасте формируются принципиальные отношения, убеждения, идеалы, проявляющиеся в поведении [53, С.120]. Избирательность отношений, с точки зрения В.Н. Мясищева, зависит от содержания предмета и от значимости его для относящегося лица, поскольку на важное или значимое человек реагирует, а на неважное, безразличное не реагирует. Учёный говорил и о том, что, «реализуясь в единичных реакциях, отношения не исчерпываются ими, а предполагают их систему и повторность в связи с тем объектом, с которым они связаны» [64, С.58];

о том, что отношения человека связаны не только с настоящим или прошлым, но имеют перспективный характер, основанный на знании объективных закономерностей и на предвидении будущего. Умение же разумно пользоваться подобным прогнозом, естественно, даёт определённые возможности для психокоррекции. Со своеобразием избирательных сознательных отношений к окружающему учёный связывал и индивидуальность в действиях, поступках, переживаниях человека.

В.Н. Мясищев разработал классификацию отношений. Он раскрыл различные виды отношений, что определяется «многосторонней возможной реакцией человека и многосторонностью объектов» [52, С.18]. Различие отношений проявляется в положительности или отрицательности активных реакций человека. Основные виды отношения, согласно В.Н. Мясищеву, имеют корни в филогенетическом и историческом прошлом человека и представляют собой: – потребности, как конативную тенденцию овладения, то есть своеобразную связь между субъектом и объектом, имеющую «определённую нейродинамическую структуру»;

– отношения с недифференцированным характером на ранних стадиях развития;

– эмоциональное отношение, то есть несознаваемые отношения высокоорганизованных животных;

привязанность, любовь, симпатию или антипатию, вражду, неприязнь и т.д. – у человека;

– особые виды отношений – интересы, оценки и убеждения, подчас определяющие глубинные взаимоотношения, переживания и поведение человека;

– этическое отношение, имеющее в крайних вариантах на одном полюсе глубокое уважение к человеку, на другом – презрение;

– опосредованное отношение, когда ожидается определённый результат деятельности в системе целей личности;

– непосредственное отношение, то есть отношение к процессу, цели и обстановке деятельности;

– отношение как динамический стереотип (или установку), полностью определяемую прошлым опытом, но не отождествляемую с сознательным отношением [61, С.144-147].

Все эти виды отношений, их сочетания и многочисленные варианты реализуются в общении, в реакциях и действиях человека, а также в акцентуациях характера, в реактивных психогенных нарушениях, в психосоматических заболеваниях, в неврозах;

в его успешности или неудачливости. Сложное сочетание видов отношений В.Н.Мясищев определял как структуру отношений, в которой особо выделял потребности, эмоциональное отношение, интересы, оценочные отношения и убеждения [53, С.114]. Одним из основных видов отношений учёный считал потребности как конативную тенденцию овладения. К тому же в них «… наиболее активно проявляются импульсы человека в преобразующей деятельности» [81, С.6]. Потребности являются основным источником жизненной активности личности. Конституирующими компонентами понятия потребности являются: а) субъект, испытывающий потребность, б) объект потребности, в) своеобразная связь между субъектом и объектом, имеющая определённую функциональную нейродинамическую структуру, проявляющуюся в переживании тяготения к объекту и в активной устремлённости к овладению им [53, С.113]. Вместе с тем потребности представляют собой избирательную связь человека с различными сторонами действительности. Они потенциальны, то есть выявляются при действии объекта и при известном состоянии субъекта. К тому же они выступают признаком дифференциации личностей. «Огромное разнообразие могущих доминировать тенденций от пищевого и сексуального влечения до потребности в труде представляет существенные основания для дифференциации личностей и характеров…Соотношение приобретённых и врождённых потребностей является поэтому важным показателем личности и характера» [63, С.16]. Автор подчёркивал, что потребности бывают врождёнными и приобретёнными. Говоря о потребности в познании, В.Н. Мясищев называл её первоисточником ориентировочный рефлекс, отмечая, что по мере формирования позна вательного опыта интерес и потребность в познании обычно не угасают, а нарастают, превращаясь по сути в склонность к познавательной деятельности, жажду познания у человека. В свою очередь развитие потребности в деятельности проходит путь от влечения и наслаждения, от элементарных сенсомоторных актов к сложнейшей идейно-содержательной деятельности, тому синтезу активной потребности в деятельности с осознанием своего общественного долга, который характеризует уже призвание. В этом обобщении учёного конкретизируется сплав в личности биологического, социального и социально-психологического. В потребности общения В.Н. Мясищев раскрыл наличие переходов от конкретно-личного и эмоционального отношения – тяготения к совместному пребыванию с определёнными лицами к принципиальным отношениям – потребности действовать в интересах коллектива и к слиянию своих интересов с его требованиями. Потребность эта может иметь различную степень осознания и различные уровни: – для низшего свойственно неясное тяготение, когда не осознаются предмет и мотив;

– высшему уровню соответствует отчёт в объекте потребности, в её мотивах и источниках, а также высшая саморегуляция – владение потребностью и всей системой вытекающих из неё поступков;

высший уровень потребностей – это развитая потребность;

по В.Н. Мясищеву, это полностью осознанная потребность, отражающая тяготение к предмету потребности и внутреннее побуждение, направляющее возможности человека к обладанию предметом или владению действием. Одним из видов отношений В.Н. Мясищев считает эмоциональное отношение, которое проявляется в эмоциях привязанности, симпатии, любви или в антипатии, неприязни, вражде;

эмоциональные реакции, эмоциональные состояния и эмоциональные отношения. «Целостность в эмоции выражается единством множественных способов проявления отношения организма к внешнему объекту и глубокими изменениями всей внутрисоматической динамики в связи со значимостью объекта, вызывающего у человека интенсивную эмоцию» [66, С.22]. Без эмоции, утверждал он, не будет отношения, будет то, что называется безразличием и равнодушием, индифферентностью. Следуя разделению И.П. Павловым чувств и эмоций на физиологической основе (соответственно кора головного мозга и подкорковая область), В.Н. Мясищев считал, что нельзя высшие чувства – интеллектуальные, эстетические, моральные – называть эмоциями. Наряду с эмоциональными отношениями учёный различал и более сложные – идейные, этические (нравственные) и эстетические [36, С.307]. В.Н. Мясищев давал характеристику отношениям положительную или отрицательную. Положительное отношение – это самоотверженное, творческое, серьёзное, глубокое, требовательное, ответственное, принципиальное, здоровое, сознательное, цельное и т.д.;

отрицательное – это недопустимое, безответственное, нетерпимое, своекорыстное, шкурническое, внешнее, показное, лицемерное, халатное и т.д. [64, С.61-62]. Отношения действенны, они проявляются как в отдельных действиях и реакциях, так и в системе поступков при разных обстоятельствах и иногда в течение длительного времени. Положительное отношение может быть выраженным в большей или меньшей степени – от расположения до увлечения и преклонения, может быть обоснованным и объективным, субъективным, пристрастным или слепым, оно может быть устойчивым или неустойчивым и т.д. В.Н. Мясищев утверждал: если в ранней стадии развития человека, отношения конкретно-эмоциональны и ситуативны, то взрослый, нормально развитой человек, несмотря на своё состояние и настроение, не меняет принципиального отношения, хотя и у взрослых людей степень оптимистического или пессимистического отношения, дружелюбия, враждебности и т.п. может нередко колебаться в связи с колебанием настроения. В становлении нравственного сознания и нравственных чувств личности, обусловленных требованиями окружающей среды, знанием образцов, сопоставлением своих действий и поступков с образцами и оценкой референтных лиц, происходит, как утверждал В.Н. Мясищев, образование оценочных отношений, формирующихся под влиянием этических, эстетических и других критериев поступков и переживаний человека. На уровне сознательной деятельности, отмечал учёный, совершается переход отношений во вторую сигнальную систему, что сопровождается качественным изменением непосредственной, эмоциональной оценки, превращением её в сознательную [66, C.22]. Согласно В.Н. Мясищеву, «в оценках, генетически тесно связанных с эмоциями, отношение выступает как сложное психическое образование, в котором неразрывно сливается отражение объективного предмета и общественных объективных критериев оценки с оценочным отношением и эмоциональной реакцией самого субъекта» [66, С.23]. Сформированность этических оценок и связанной с ними критичности к себе и другим обусловливает в свою очередь возникновение требовательности, или требовательного отношения, к окружающим и к самому себе, откуда вытекает и особый вид этического отношения к другому человеку – уважение в положительном случае и пренебрежение или презрение в противоположном. Такие психические образования, как «обязанности» «долженствование», «ответственность», связаны с этическими (нравственными) и эстетическими критериями. Они «определяются принимаемыми и усваиваемыми извне общественными требованиями, превращающимися во внутренние требования к себе и окружающему, с образованием ответственности или ответственного отношения к общественным требованиям и своим обязанностям» [66, С.23]. На основе оценочных отношений «возникают ещё более сложные моральные «отношения долга» [66, С.23]. Сочетание системы требований со знанием действительности (в первую очередь общественной), по мнению учёного, формирует убеждения человека, выражающие его представления о том, какова реальная действительность и какой она должна быть. С убеждениями соотносятся эмоциональные реакции и активная (волевая) готовность бороться за осуществление сложившихся убеждений в жизни [53, С.115]. В.Н. Мясищев был глубоко уверен в том, что личность и её отношения испытываются и проявляются в самые критические моменты жизни. Анализируя примеры героического поведения людей в военное и мирное время, учёный делал вывод о том, что «…особенности психики героев… с психологической неизбежностью вытекают из их в высоком смысле личного и в то же время самоотверженного отношения, из их сознательной преданности… родине…обществу и своему делу» [59, С.34]. Героизм возможен при ответственном отношении к своим обязанностям, общему делу, которое формируется требованиями родителей, учителей и становится основой долга, совести. И такие черты характера, как принципиальность, добросовестность, решительность, смелость являются, по убеждению В.Н. Мясищева, выражением и следствием отношения к задаче, предмету деятельности. Наряду с эмоциональными отношениями В.Н. Мясищев выделял и познавательные отношения, в ряду которых состоит и интерес, как особый вид активного отношения. Интерес В.Н. Мясищев определял «как активно положительное отношение к познавательному объекту и как потребность к интеллектуальному овладению» [63, С.14]. В понятии интереса, как во всяком отношении, по мнению учёного, «содержатся все функциональные компоненты психической деятельности, но в интересе доминирует познавательная эмоция, связанная с потребностью интеллектуального овладения, и волевое усилие связано с преодолением интеллектуальной трудности задачи» [63, С.13]. Интерес как тенденция познавательного отражения вместе с тем совпадает с по требностью знания от примитивного любопытства до научного познания. Наличие интереса учёный видел, в частности, условием увеличения яркости эмоционального отношения к деятельности и соответственно её результативности. Также и память, представляющая след прошлого опыта, по его мнению, в величайшей степени зависит от интереса. Исходя из единства личности и социума, В.Н. Мясищев считал, что в системе отношений человека «имеется иерархия господствующих и подчинённых отношений» и в ней всегда «определяющую роль играют отношения между людьми» [57, С.36]. Он ратовал за исследование личности с учётом особой значимости иерархии в системе её отношений, где доминирующими и определяющими являются отношения к людям, в целом обусловленные структурой общества, и отношения к деятельности, которые влияют на всю структуру отношений в целом. Он неоднократно подчёркивал, что практическое взаимодействие с людьми требует умения считаться с личностью другого человека и умения учитывать её особенности. Он полагал необходимым «видеть коллектив и личность в их единстве», понимая под единством коллектива «связи, взаимодействия и взаимоотношения членов коллектива» [53, С.124]. Исследуя некоторые особенности отношений человека, проявляющиеся в общении и взаимодействии с другими людьми, В.Н.Мясищев подчёркивал их конкретность, реальность и нравственную содержательность. Он, в частности, замечал: «…Чуткость – это не просто тонкая восприимчивость, а восприимчивость в отношении к человеку, его трудностям и страданиям. Она основана на выраженно положительном отношении к человеку. То же можно сказать об отзывчивости» [78, С.281]. Придавая большое значение общественно-исторической обусловленности личности, проявляющейся в преобладании у неё общественных или лич ных интересов, учёный раскрыл несколько возможных планов характеристики личности [57, С.36]. В.Н. Мясищев является одним из первых отечественных психологов, который близко подошёл к раскрытию структуры личности, выделяя в ней четыре плана. Первый план – доминирующие отношения, с которыми связаны вопросы о том, для чего живёт данный человек, что для него является смыслом жизни: руководят ли им социальный идеал блага других людей или цели личного преуспеяния, или человек вообще не ставит перед собой отдалённых целей и задач [57, C.36]. Ко второй группе свойств учёный относил психический уровень человека – уровень его желаний и достижений, определив которые, можно узнать, каковы возможности человека и чего он достиг, какой след оставил в жизни общества. «Сюда же относятся и такие ещё мало изученные свойства, как сложность, тонкость, дифференцированность личности» [57, С.37]. Внешние и внутренние реакции человека, определяемые избирательной направленностью его отношений, В.Н. Мясищев называл «полюсами внешней социальности и внутренней отзывчивости личности к другим людям и требованиям коллектива», а уровень развития и избирательность отношений – содержанием личности [57, С.36-38]. Третьим существенным компонентом характеристики личности учёный считал динамику её реакций (или темперамент), которая проявляется во всех сторонах личности. Четвёртым компонентом характеристики личности учёный считал взаимосвязь основных компонентов, называя эту взаимосвязь общей структурой личности и подчёркивая её значение. В.Н. Мясищев усматривал в четвёртом компоненте характер личности, качествами которого являются пропорциональность, гармоничность, цельность личности, её ширину и глубину, её функциональный профиль, а также волевые и моральные качества, такие как «устойчивость, настойчивость, выдержка, самообладание, отзывчивость, внимание к человеку, принципиальность, честность и противоположные им отрицательные качества» [57, С.39]. Учёный считал, что в характере, «как в едином узле, связываются доминирующие отношения человека с уровнем его развития в целом, в отдельных сторонах и динамике темперамента» [57, С.39]. Единство структуры личности, соотношение в ней идеального и материального, социального и индивидуального В.Н. Мясищев настоятельно рекомендовал рассматривать в связи с её историческим развитием, в ходе которого у человека вырабатываются способы действия, благоприятствующие развитию сознательных психических свойств, когда индивидуальное постепенно, в борьбе со своими недостатками становится социальным [57, C39]. Учитывая взгляд В.Н. Мясищева на отношение к людям как на вершину иерархической системы отношений, можно обоснованно объяснять причину катастрофического снижения уровня нравственного сознания и нравственных чувств и примитивизации человечества в целом, которое отрывается от своей эволюционно-исторически обусловленной общественной сущности и отдаётся во власть бурно насаждаемых сегодня культов индивидуализма, эгоизма, цинизма. Важным считал В.Н. Мясищев и отношение человека к деятельности. Сознательно преобразуя действительность, действуя, сообразуясь со своим внутренним отношением, личность в то же время развивает свои способности. В.Н. Мясищев свои теоретические обобщения стремился внедрять в практику, сделать их доступными для педагогов, врачей и т.д. Так, подчёркивая значимость самовоспитания в индивидуальном развитии основными моментами здесь учёный считал: «1) выделение себя из окружающего, образование «Я» и «не-Я», расчленение «Я» в предметной действительности;

2) формирование избирательных устойчивых реакций на окружающее, которые постепенно поднимаются до уровня сознательных отношений;

3) возникновение и развитие инициативности в деятельности, как осуществление самостоятельных и перспективных «волевых» действий, преодолевающих непосредственные побуждения и препятствия сперва во внешней, а потом и во внутренней действительности, являющихся основой внутренней личностной организации переживаний, поведения» [59, С.30]. В.Н. Мясищев считал, что именно психология отношений с её иерархическим и деятельностным подходами выражает подлинную динамику личности, которая меняет позиции под влиянием меняющейся ситуации, сохраняет их вопреки изменению требований этой ситуации, или обеспечивает внешнюю неизменность за счёт динамической перестройки и мобилизации внутренних ресурсов. Считая отношения силой, потенциалом, определяющим степень интереса, степень выраженности эмоции, степень напряжения желания или потребности, В.Н. Мясищев усматривал в них движущую силу личности. Моральная борьба, столкновение моральных и неморальных побуждений, результат этого столкновения обуславливаются уровнем действенности нравственных отношений, их доминированием. Формирование устойчивых, доминирующих благородных социально-нравственных отношений В.Н. Мясищев полагал ведущей задачей педагогов, психологов, медиков. Таким образом, концепция «психологии отношений личности» В.Н. Мясищева, отражая насущную и сегодня тенденцию, является действенным «инструментом» и для диагностики анализа особенностей личности, и для повышения эффективности воспитания, формирования нравственных отношений в социальной группе (коллективе), а также для диагностики психических аномалий и патологий с целью успешной психологической коррекции девиантной и делинквентной личности, психотерапии психогенных заболеваний.

Отличительной особенностью концепции «психологии отношений» В.Н. Мясищева является её несводимость к умозрительной теории: она основана на богатейшем эмпирическом материале и прекрасно применима в ведущих областях «человековедения», прежде всего – в социальной психологии, медицине и педагогике. Итак, концепция «психологии отношений личности» В.Н. Мясищева является теоретико-методологической основой социально-психологических исследований, а также действенным инструментом диагностики личности в норме и при психических аномалиях в целях оптимизации её формирования, успешной психокоррекции делинквентной и больной личности. С учётом психологии отношений личности правомерно сделать вывод о персонологии как ветви социальной психологии.

ГЛАВА 3 СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО В.Н. МЯСИЩЕВУ Трудовая деятельность, по мнению В.Н. Мясищева, может и должна быть предметом исследования социальной психологией, так как человек, трудясь, имеет дело не только с механизмами, но и с определённой задачей совместной деятельности, с сотрудниками – членами коллектива, что труд необходимо рассматривать как социальное действо, как творческое преобразование действительности, как «высшую сознательную и целесообразную деятельность, в которой человек выступает как инициативный деятель, как субъект», т.е. как личность. В свой деятельности рабочий (служащий, учащийся) непременно взаимодействует с окружающими людьми, при этом ему надо учитывать и адаптироваться к динамичной системе отношений, оставаясь им адекватным. Социальная психология позволяет изучить личностные отношения и взаимоотношения в коллективе, взаимовлияния коллектива и личности, пути формирования оптимального нравственно-психологического климата, направленности работников на достижение лучших трудовых результатов, на взаимопомощь и чувство локтя, когда общее коллективное дело становится важным для человека и стимулирует его к творческому исполнению своих обязанностей. В.Н. Мясищев утверждал, что не только социальная психология, но и «…психология и физиология должны представлять науки не об абстрактном и бездеятельном человеке, а о человеке прежде всего в основной и характерной для него деятельности – в труде» [51, С.13]. Исследование человека в труде в норме и патологии важно производить в его реактивно-динамических изменениях и возможностях, то есть в деятельном состоянии. Нельзя не учитывать и эмоциональное состояние субъекта (т.е. личности), особенно его этические и эстетические эмоции, проявление которых в физиологическом плане «основывается на образовании динамической системы тесной временной связи интенсивного коркового возбуждения с возбуждением подкорковой области» [38, С.10]. Именно корковое возбуждение проявляется как высшие эмоции человека, т.е. эмоции личности и «вовлекает специфически человеческие компоненты нервной деятельности, включает и питает, а иногда и направляет речь, мышление и действия человека и создаёт благодаря силе возбуждения тесные, прочные доминирующие связи» [там же]. Рассматривая отношение человека к труду в качестве личностной категории, учёный характеризует его в зависимости или от активно-положительной направленности личности на достижение высоких результатов, от позитивного интереса или же от тщеславия и других утилитарно-эгоистических мотивов. Один человек видит в труде источник материального благополучия и собственной значимости в глазах окружающих людей;

другой имеет высокое общественное сознание и принципиальное отношение к труду. У первого – ведущими являются мотивы личной выгоды и эгоистического самоутверждения;

у второго – эгоистические мотивы уходят на второй план, а принципиальные установки обусловливают максимальную трудовую отдачу и высокую производительность. Поэтому, рекомендует учёный руководителям, надо непременно учитывать «социальную ситуацию и социальную динамику взаимоотношений между людьми в процессе работы и между человеком и его работой в системе человеческих целей» [35, С.12]. Большое значение с позиций социальной психологии учёный придавал психическим состояниям личности в трудовой деятельности. В анализе трудовой деятельности большая роль отведена В.Н. Мясищевым разграничению понятий утомления, насыщения и пресыщения – негативных психических состояний личности, разработанных в своё время К.Левиным, который раскрыл динамику утомления и насыщения, их особенности в связи с особенностями личности и её общим состоянием в текущий момент. Вместе с тем В.Н. Мясищев отметил, что ценность работ К.Левина не означает их абсолютной приемлемости, так как эти исследования проводились на добровольцах в игровой деятельности, их результаты не могут быть полностью перенесены на реальную трудовую деятельность, ибо только в ней сознание объективной общественной значимости труда определяет отношение и к работе, и к коллективу, к членам своей бригады и предприятию в целом. Смена состояний: бодрости – утомлением, подъёма – пассивностью, увлечения – насыщением снижает и значимость цели деятельности, и объём, и качество работы. Эти естественные колебания, по мнению В.Н. Мясищева, необходимо учитывать в процессе научной организации труда в целях снижения уровня отрицательных влияний на трудовой процесс и сохранения как силового фонда организма, так и душевного потенциала личности. Негативное эмоциональное отношение к конкретной работе в текущий момент может вызвать специфический личностный конфликт между желанием отдохнуть или бросить работу и сознанием необходимости продолжать её, несмотря на усталость [35, С.12-13]. Вместе с тем, на высоком уровне психического развития этот конфликт легко преодолевается самой личностью. В этой связи В.Н. Мясищев писал: «Целесообразное действие человека выражено не только в системе средств работы, но и в системе управления его динамическими ресурсами, расходование которых у человека, в отличие от животных, регулируется не непосредственным импульсом внутреннего влечения или внешнего стимула, но мотивами сознательного отношения;

при этом чем более высокие требования предъявляет человеку поставленная задача, чем больше, следовательно, расстояние между целью и наличным уровнем средств её достижения, – тем больше требуемая мобилизация и тем больше прилагается усилия» [35, С.13]. Там, где автоматический уровень напряжения или автоматический тип действия ока зываются недостаточными, возникает усилие, которое всегда связано с более высоким уровнем деятельности и требовательности к себе или со стороны объективной необходимости. «Объективная трудность и объективный результат может измерять только объективную затрату энергии, но не те индивидуальные трудности, не то личное напряжение, которого потребовал процесс деятельности. Усилие же может быть определено только через соотношение внешнего объективного результата с индивидуальными возможностями» [45, С.123]. В основу адекватного понимания процессов трудовой деятельности, по В.Н. Мясищеву, должны быть положены понятия личности и отношений, а не только моторные и другие психические функции: восприятие, память, внимание… Только на основе учёта отношения человека к работе, на основе его мотивов и стиля работы, сознавания её значения, отношения к самому себе, требований к себе и к результату работы могут быть поняты запоминание или забывание, внимание или рассеянность, напряжённое усилие или его отсутствие, состояние аффекта или безразличия. Существенными факторами, определяющими содержание и динамику трудового процесса, являются осознание цели и значения работы (осознанность отношения) и конкретное отношение, возникающее в самом трудовом процессе. К примеру, при одинаковом мастерстве двух педагогов по одному и тому же предмету может быть разная успешность у школьников из-за различного отношения к этим преподавателям, а стало быть и к предмету. Отсутствие заинтересованности в работе, так же как и отсутствие интереса к производственному процессу, по мнению учёного, резко снижают активность работников и общую производительность труда [74, С.150-151]. Поэтому важнейшей задачей психологии, педагогики, управления в трудовом и педагогическом процессе В.Н. Мясищев считал изучение формирования отношения к производственной или учебной деятельности, к труду и производственному коллективу. Залогом и условием успешности любого труда являются, по В.Н. Мясищеву, интерес, увлечение и любовь исполнителя к той или иной его форме. Учёный говорил, что на каждом этапе жизни мы имеем дело с единством механизма нервно-психической деятельности, которая приспосабливается к предъявляемым социальной средой требованиям и к требованиям работы в соответствии с поставленной задачей и отношением к ней человека. Именно чувство ответственности, осознание необходимости какой-либо деятельности побуждает человека работать и завершать начатое. Без такой мотивации, без учёта отношений рабочего к своему труду и окружающим людям эргологические исследования и новации, по мнению В.Н. Мясищева, могут остаться пожеланиями авторов. Потребность в труде, учёный считал, одной из основных жизненно важных потребностей, которую необходимо настойчиво и целенаправленно воспитывать, подчёркивая их неразрывность со склонностями. В то же время потребности и склонности связаны со способностями. В склонности выявляется положительное избирательное отношение, которое становится увлечением определённой деятельностью, если эта деятельность доставляет радость и удовольствие. При этом утомление и насыщение в деятельности обратно пропорциональны не только степени выраженности склонности, но и позитивному отношению, которые лежат в основе всякой целесообразной деятельности. В.Н. Мясищев говорил, что в психологической структуре деятельности всегда имеется эмоциональный, чувственный компонент. «Это эмоциональное удовлетворение деятельностью связывает её с потребностями» [49, С.9]. По В.Н. Мясищеву, чрезвычайно важным «революционным» моментом в процессе труда является творческая радость, вызываемая достижением;

учёный считал творческую радость психическим обогащением и движущим мо ментом развития. При наличии способности и склонности к определённому виду деятельности, сочетающихся с настойчивостью трудового усилия, у человека проявляется талант как синтез взаимоусиливающих свойств личности. Такое же значение имеет и потребность в коллективе, которая формирует требовательность к себе, самоконтроль и уважение к окружающим людям, поэтому столь важно воспитание такой потребности. Высшие процессы нервно-психической деятельности человека и его творческое воображение мобилизуются потребностями, что позволяет личности достигать высшей формы потребности в деятельности, которую у человека представляет труд, то есть производительная, общественно полезная деятельность, или деятельность, творчески преобразующая. Потребность в творчески преобразующей деятельности, может обнаруживаться у ребёнка с раннего возраста. По мнению В.Н. Мясищева, именно в деятельности и в личности «мы имеем единство отражения человеком действительности и его отношения к ней… Высокие показатели деятельности, являющиеся основой понятия способности, есть результат истории развития личности, в частности её воспитания» [80, С.3-4]. Трудолюбие учёный рассматривал как склонность к труду, считая, что истинная ценность трудолюбия человека раскрывается только тогда, когда плоды самоотверженного трудолюбия идут на службу общему делу, а не используются кем-либо в своекорыстных целях. Если ставить вопрос о склонности и способности в конкретном плане, то, по В.Н. Мясищеву, способность к труду и будет называться трудоспособностью, а не склонностью;

оценка трудоспособности и выносливости особенно важна в медицине не только при определённых заболеваниях, но и при профилактических мероприятиях и определении профпригодности. У честолюбивых и тщеславных людей, утверждал учёный, отношение к деятельности определяется похвалой и признанием, а не интересом к самому делу, и тогда мотив признания формирует ту склонность, которая не соответ ствует реальным возможностям человека. При этом за примером он обращался к биографиям выдающихся деятелей, прилагавших беззаветные усилия к делу своей жизни, и доказывал, что трудовые усилия являются важнейшим условием творчества и становления таланта. Серьёзное и ответственное отношение человека к работе рассматривается В.Н. Мясищевым как основа трудолюбия и как сформированная склонность к труду, которая позволяет ему преодолевать усталость и утомление при монотонной работе, использовать усилие для продолжения своей деятельности и не бросать её при неудачах. У волевого и заинтересованного человека всегда высокая работоспособность, которая даёт ему возможность выполнять больший объём работы. Это важно учитывать в процессе воспитания, руководства, а также в различных исследованиях. Проблему работоспособности учёный связывал не только с физическим здоровьем, но и с положительным отношением к деятельности, содержанием работы. Учёный выделял ряд существенных условий высокой работоспособности всякого человека: сознательную установку, наличие навыков и устойчивости состояний. При исходно отрицательном отношении, при отсутствии интереса к труду человек работает по типу негативно (вынужденно) подчинённого отношения и может отказываться от работы, подчас с бурной аффективной реакцией (чаще всего, например, у истериков). Отношение к работе, по В.Н. Мясищеву, определяется: – осознанием личностной и общественной значимости, а, следовательно и необходимости работы;

– непосредственным интересом к самому процессу труда;

– отношением к руководителю (педагогу);

– общим состоянием работающего (учащегося), то есть его склонностью к деятельности и его активностью [72, C.173];

– обстановкой работы (под которой В.Н. Мясищев понимал прежде всего характер межличностных отношений, социально-психологический климат коллектива в целом и т.д.);

– установкой на труд, что оказывает регулирующее влияние на личность ибо «в процессе работы, как в фокусе, выражается личность со всеми её особенностями, в том числе и патологическими» [72, С.178]. Организуя труд (в том числе и учебный), важно учитывать психические состояния личности и управлять ими. Говоря о чередовании труда и отдыха, как способа снятия утомления, В.Н. Мясищев советует «при организации отдыха, учитывая первостепенное значение его занимательности и культурного содержания» не «пренебрегать вопросами нервно-психической гигиены в смысле режима отдыха» [40, С.8]. Учёный выделял разные уровни отношения к труду: 1) уровень отношения к труду может быть высоким, развитым, дифференцированным, может осознаваться как общественная необходимость и вызывать к себе принципиальное, сознательное отношение;

2) уровень может быть ступенью ниже и иметь только конкретно-личный или непосредственно эмоциональный характер;

3) может быть также узкое утилитарно-эгоистическое отношение к труду – как его целевая сторона, или же отношение к труду как процессу может носить развлеченческий характер;

4) трудовые установки могут быть ещё меньше развиты и подчинены перепадам аффективного состояния человека: в хорошем настроении – работает, в плохом – бросает работу [34, С.7]. Трудовой процесс может нарушаться из-за: 1) отсутствия трудовой установки и желания работать, или наличия негативной установки;

2) несформированности умения работать, отсутствия навыков и знаний по работе;

3) повышенной сложности задачи, требующей более высокого психического развития;

4) недостаточности нервно-психических и психофизиологических возможностей человека для выполнения заданной работы.

В.Н. Мясищев считал, что отношение к задаче работы связывается прежде всего с уровнем притязания, который представляет собой «те качественноколичественные показатели, которым должна удовлетворять по мнению исследуемого лица его производительность» [72, С.175]. Учёный рассматривает здесь два момента, характеризующих уровень сознательного отношения к труду и эго- или социоцентрическую направленность личности: субъективно личную сторону притязания, которая «тесно связана с самооценкой, чувством неполноценности и тенденцией самоутверждения» и объективнопринципиальную сторону притязания, связанную «с сознанием значимости работы, с чувством общественной ответственности, с требовательностью к себе, основанной на сознании долга» [72, С.175]. Динамика же уровня притязания существенно зависит от успеха и неуспеха. Уровень притязания отражает и интерес, и сознание необходимости, которые могут перекрывать даже слабость и истощаемость астеника. По отношению к определённым заданиям «хотя бы небольшой успех и признание часто оказываются тем более субъективно значимы, чем меньше достижения в других областях» [49, С.10]. В работах, относящихся к началу 70-х годов, В.Н. Мясищев высказывал мысли о развитии теории научно обоснованного управления – кибернетике, которая способна обеспечить человеку усиление средств воздействия, обогащение и уточнение средств восприятия и ускоренную обработку материалов опыта, а также о бионике, которой придавал большое значение как теории приложения кибернетики к живому. Учёный говорил, что проблема управления поведением и переживаниями человека решается с древних времён, что наиболее активно этой проблемой занимаются педагогика, административное управление и семейное руководство: «Сейчас мы всё ближе подходим к вопросам антропокибернетики и в этой системе существенную теоретическую и практическую роль играет психотерапия как система методов руководства и управления человеком» [39, С.15]. Как видим, психотерапия рассматривается В.Н. Мясищевым более широко, чем это традиционно принято понимать: и как врачевание, и как управление поведением человека. Вместе с тем, определение характеристик, отличающих человека от животных и мёртвой материи, в плане кибернетики, предстоит ещё исследовать. При этом В.Н. Мясищев был глубоко убеждён, что без учёта сознательности человека, его убеждений и самостоятельности теория управления в отношении человека не должна применяться. В годы творчества В.Н. Мясищева в связи с комплексной механизацией и широким внедрением автоматики значительно изменился характер труда, нарастали требования к уровню образованности рабочего, всё больше стиралась грань между умственным и физическим трудом: «Труд, с одной стороны, облегчается, с другой, – он становится не только производительнее, но в ряде случаев и напряжённее» [48, С.17]. Полная автоматизация на первый взгляд как бы исключает напряжение, но оно обязательно возникает из-за монотонного характера работы, увеличения шумовых и других помех, что, по мнению В.Н. Мясищева, делает необходимыми определённые мероприятия по охране труда, организации отдыха и профилактического наблюдения за здоровьем работников, а также общественно-педагогическую работу по предотвращению нарушений людских взаимоотношений, трений и конфликтов. Производственная деятельность в горячих цехах, цехах с интенсивным шумом, с конвейерами и полуавтоматизированной работой, естественно, требует сложных профессионально-технических знаний и навыков, а также психогигиенически обоснованного отбора рабочих [40, С.6]. В.Н. Мясищев подчёркивал, что для создания оптимальных условий труда необходимо учитывать весь комплекс сложных, а иногда и запутанных условий и требований, что делает обязательным серьёзное комплексное изучение трудовых процессов и взаимодействий трудящегося с окружающей его действительностью с социально-психологической, функционально психологической, психофизиологической, нейропсихологической и других позиций. Учёный утверждал, что вопрос об общей нагрузке физического и умственного труда тоже требует внимательного функциональнопсихологического и социально-психологического исследования и основанной на этом дифференцировки не только на производстве, но и в учебных заведениях от первых классов школы до вузов, где динамика деятельности и её новизна максимально выражены. Различные нарушения взаимоотношений людей в семейно-бытовых, учебных и производственных условиях являются обстоятельствами, играющими значительную роль в патогенезе невротических отклонений, которые, как правило, снижают производительность любого труда. В связи с этим В.Н. Мясищев писал: «Гигиенисты уделяли достаточно внимания ряду внешних условий труда и быта в их влиянии на нервно-психическое здоровье, однако важнейшему фактору – конкретным взаимоотношениям людей, не было уделено достаточно внимания, и их роль в плане гигиенических мероприятий оказалась совсем не освещённой» [84, С.67]. Большую заботу В.Н. Мясищев проявлял о судьбе подрастающего поколения, его воспитании, в том числе трудовом, доказывая, что «школьные интересы существенно отражаются на формировании выбора профессии. Недостатком работы школы до последнего времени являлось то, что она формировала интересы в рамках подготовки в вуз и не воспитывала интересы к производственным профессиям» [37, С.8]. Он считал и кружковую, и домашнюю работу важным условием воспитания профессиональных интересов. Касаясь психогенной природы заболеваний, В.Н. Мясищев заострял внимание лимый не только [73, на трудностях Наличие личного, но и общественноили производственного характера, создающих подчас для больного плохо преодобарьер С.69]. постепенной деградации «…постпроцессуального «дефекта» требует не только профессионального трудового приспособления на сниженном, или снижающемся уровне, но и работы по адаптации больного, по коррекции его отношений к окружающему, прежде всего к людям (на производстве и в семье)» [70, С.36]. По отношению к детям и подросткам очень важной задачей В.Н. Мясищев считал трудовое воспитание. Важно, чтобы посильный труд для них был обязателен, он должен зависеть не только от желания, а определяться общественными требованиями. Учёный подчёркивал вместе с тем, что «задача общественно-трудового воспитания заключается в синтезе желания и обязанности в труде, в объединении необходимости и свободы труда… задача воспитания – сделать требуемую деятельность предметом потребности» [63, С.19]. Научить человека «жить для того, чтобы трудиться», значит, воспитать одного из лучших людей в стране, так как наиболее полное выражение и удовлетворение личность находит в трудовой самоотверженности, отдавая все свои силы обществу. «При этом осуществляется единство субъективного и объективного, индивидуального и социального» [59, С.35]. Потребность в труде, сознательное отношение к трудовому процессу, к окружающей действительности и людям во многом определяют душевное и физическое здоровье человека, его работоспособность и производительность.

ГЛАВА 4 ВЗГЛЯДЫ В.Н. МЯСИЩЕВА НА ДЕЛИНКВЕНТНОСТЬ И ПЕРЕВОСПИТАНИЕ ПРАВОНАРУШИТЕЛЕЙ В СВЕТЕ ПСИХОЛОГИИ ОТНОШЕНИЙ В.Н. Мясищева-исследователя всегда интересовал феномен отклоняющегося поведения, его объективные и субъективные, личностные причины, а также пути перевоспитания лиц, нарушающих юридические и нравственные нормы. Учёный считал, что «в плане криминальном особенно важны отношения человека к праву и нравственности, а также его отношения к людям и к труду, его потребности и интересы» [62, Л.58]. Ещё в 20-е годы В.Н. Мясищев, работая с «трудными», запущенными, беспризорными детьми, отразил свой подход к этой проблеме в нескольких научных социально-психологических статьях и в докладе на 1-ом Всероссийском съезде по борьбе с детской беспризорностью (1921 г.). В последующие годы он неоднократно поднимал вопрос о создании специальных научнопрактических учреждений для глубинного изучения генеза правонарушений, но, как правило, его хлопоты в этой области оставались безуспешными. В начале 1930-х годов, будучи заведующим лабораторией исключительного детства, В.Н. Мясищев организовал группу профилактики «трудного детства» при Ленинградском педагогическом институте и продолжил работу по исследованию нормальной и анормальной личности;

учёный вёл курсы для начальников отрядов исправительно-трудовых колоний Ленинградской области на базе Педагогического института им. Герцена, где преподавали также ленинградские психологи, педагоги и юристы. На курсах ставилась и решалась задача повышения уровня юридических, психологических и педагогических знаний воспитателей и руководителей, раскрывались общие закономерности психического развития и формирования личности, причины отклонения пове дения от юридических и нравственных норм, что имело большое значение для развития, для «перевоспитания как возвращения к нормам социального поведения и правосознания» [31, Л.148]. Особое внимание учёный обращал на несовместимость высоких технических достижений «с фактами преступлений» [28, Л.155] и на то, что поведение человека нередко расходится с экономическими и производственнотехническими достижениями, с темпом поступательного движения технического прогресса. В.Н. Мясищев исследовал факторы, формирующие психологию преступника. «В формировании личности правонарушителя в прошлом важную роль играют следующие моменты: нужда, взаимоотношения в семье, моральноправовое и общественно-трудовое воспитание, криминальные привычки и связи, огрубение, озлобление, пессимизм и цинизм правонарушителя, алкоголизм разной степени тяжести, нервно-психические нарушения и неустойчивость. Разное соотношение этих условий различно сказывается не только в характере преступлений, но и в задачах и перспективах работы с заключёнными» [62, Л.59]. Учёный считал, что одним из условий преступного акта является несформированность позитивных нравственных и правовых отношений или их распад под влиянием социальной или болезненной деградации. «Каждый этиологический момент преступления выступает в различном соотношении с ему содействующими и противодействующими» отношениями» [67, Л.8]. Деструктивные взаимоотношения с людьми с раннего детства создают большие трудности и в подростковом возрасте, и у взрослых людей, так как, по представлениям учёного, вызывают озлобленность, грубость, недисциплинированность и пр. Всё это не дефекты мозгового механизма, а в большинстве случаев результат тяжёлого антипедагогического социального опыта, искажающего их моральный облик. Эти представления учёного лежат в основе его подхода к проблемам преступности и личности преступника, которые исследовались им в течение ряда лет совместно с юристами, психологами и педагогами-воспитателями в колониях. Наше понимание «преступлений и преступников заключается в синтезе общественно исторических и индивидуально исторических причин преступления, то есть в признании того, что преступниками люди не рождаются, в противовес Ламброзо и неоламброзианству, а формируются люди в преступников неудачами, бедствиями, печальным положением, неблагоприятно сложившейся жизнью при дефектах общественного строя» [28, Л.154]. Вместе с тем именно В.Н. Мясищев ввёл понятие «криминальная извращённая личность». Она не имеет общественно-нравственных и правовых регуляторов поведения, что и приводит к конфликту с общественными требованиям и моральными и правовыми нормами, принятыми в обществе. Нередко такие лица объединяются в криминальные группы, которые неправомерно считать коллективами в силу их антиобщественной сущности, антисоциальных целей деятельности и поведения, несмотря на их «завидную» сплочённость, организованность и дисциплину. Делинквентное поведение В.Н. Мясищев связывал с нервно-психическим нездоровьем и личности, и общества: «Под социальным нездоровьем мы понимаем, – говорил он, – не преступность как выраженную социальную болезнь, а стоящие на границе с преступностью и легко завершающиеся преступными действиями такие изъяны личности, как лень и паразитизм, лицемерие и лживость, эгоизм и карьеризм, подлость и развратность и другие» [44, Л.1]. Эти и подобные им отрицательные черты формируются нравственноущербными взаимоотношениями в семье и в школе, педагогической запущенностью. Уже с раннего возраста в таких случаях формируется нравственно недоразвитый подросток, практически уродуется его личность и он становит ся преступником. Учёный тесно увязывал преступность с трудновоспитуемостью, что на современном языке называется девиантностью и делинквентностью, считая их двумя ступенями одного и того же процесса. Делинквентности, считал В.Н. Мясищев, чрезвычайно способствует нравственная недоразвитость, глубокая деформация личности болезнью или уродующей историей социального развития. Она усугубляется влиянием специфических субкультур различных более или менее устойчивых криминальных и полукриминальных групп подростков и взрослых. Перспективы искоренения преступности учёный усматривал в её профилактике, а «…профилактика преступности есть успешная борьба с трудновоспитуемостью» [85, Л.40]. Своей успешной коррекционной и воспитательной практикой с правонарушителями он демонстрировал важность формирования позитивных взаимоотношений в семье и других общностях, особенностей воспитания дома, в школе и на производстве, а также важность особенностей самой личности, её отношения к правовым и морально-этическим нормам. «Сюда относится уровень умственного и профессионального развития, отношение к труду и к людям (недоверие, озлобление, огрубление), отношение к своему преступлению (признание, непризнание, раскаяние), к понесённому наказанию (считает справедливым, несправедливым, чрезмерным);

отношение к жизни (оптимизм или пессимизм, безнадёжность, скептицизм, цинизм и т.п.);

удовлетворение порочных склонностей (разврат, азарт, наркотики и т.п.)» [67, Л.20]. Нравственно зрелая личность с первых лет жизни формируется как социальный субъект, поведение которого может соответствовать, а может и не соответствовать общественно-нравственным требованиям. Согласно данным В.Н.Мясищева и Х.И.Ханкина, около 83% преступлений подростков совершались в группах. Попадая в криминальную среду, подросток зачастую не может вести себя независимо;

он вынужден подчиняться требованиям и правилам той малой группы, к которой принадлежит. Особая коммуникативность подростков является одним из факторов быстрого формирования подростковых групп, в том числе и криминальной направленности. Авторы установили среди подростков колоний «пять типов малых групп» на основе отношения их к требованиям режима: – с активным положительным отношением;

– с пассивным положительным отношением;

– с открытой отрицательной направленностью;

– со скрытым отрицательным отношением;

– с неустойчивым отношением и поведением [89, С.47-48]. Было выявлено, что не все негативно направленные группы состоят только лишь из злостных правонарушителей. В них могут входить и такие личности, которые могли бы и не нарушать режим и дисциплину, но оказались не в силах сопротивляться групповому воздействию, особенно тогда, когда группу возглавляет опытный и расчётливый правонарушитель. В.Н. Мясищев писал о необходимости знания условий «формирования таких малых криминальных групп для профилактической борьбы с педагогически отрицательным, антисоциальным поведением подростков и для их перевоспитания достаточно не осознана, а организация изучения этого вопроса ещё далеко недостаточна по сравнению с отрицательной ролью этих групп» [90, Л.109]. Роль малых групп в правонарушениях он рассматривал в контексте общих социальных условий, без учёта которых нельзя понять и объяснить как преступное поведение подростка, так и особенности, и роль малой группы. Исследователи отмечали определённую фазность в динамике включения подростка в малую группу: начальный период, укрепление психологических связей с другими членами группы и полное слияние с неофициальной малой группой.

«На первой фазе у подростка наблюдаются сильные эмоциональные переживания: страх, раскаяние, боязнь потерять расположение друзей, колебания и попытки вернуться к положительному», но при более длительном общении с группой у него соответственно меняются форма отношения к окружающему и форма поведения [90, Л.114]. Во второй фазе «группа цементируется», у подростка закрепляется положительное отношение к группе в целом, определяются отношения к каждому члену и формируются психологические связи с другими подростками, усиливается зависимость от группы, происходит отрыв от положительных нравственных требований и принципов. Возникает острая и мучительная борьба между новым (стремлением удержать подростка в своей среде) и прежним окружением (стремлением сохранить его в системе прежних социальных требований). Начинаются конфликты и в семье, и в школе, и на производстве. На этих фазах большое значение имеет организованное, сильное влияние школьного коллектива, который может полноценно противопоставить влиянию «улицы» интересную классную и внеклассную работу, дать подростку возможность делом доказать свою успешность, способности и дружбу, почувствовать к себе уважительное отношение не только сверстников, но и преподавателей, справедливых и доброжелательных, уместно требовательных и внимательных к переживаниям подростка. Тогда сознание принадлежности к школе сдерживает антисоциальное поведение. В.Н.Мясищев и Х.И.Ханкин настораживают субъектов образования, что ранний отрыв от школы делает подростка безоружным перед воздействием криминальных групп. Третья фаза характеризуется тесными психологическими связями с членами группы, принятием групповых правил жизни и их взглядов;

происходит полный разрыв отношений с прежним микроокружением, несмотря на не ути хающее, но подавленное стремление вернуться к старому, «хорошему» [90, Л.114-116]. Авторы раскрыли ряд специфических особенностей криминальных групп: – формирование их по месту жительства и на производстве, что помогает им часто общаться между собой и передавать криминальный опыт;

– отгороженность группы «отщепенцев» с изолированным стилем жизни от социально-полноценного коллектива;

– большой процент многочисленных групп с нечёткими границами их состава с одним общим лидером;

– круговую поруку и власть вожака;

– большую степень конформности членов группы [90, Л.119-120]. В.Н. Мясищев ратовал за более обоснованную с позиций науки работу с правонарушителями, именно за социально-психологическую работу в колониях. Он рекомендовал осуществлять работу с заключёнными на основе изучения закономерностей функционирования и формирования малых групп, особенностей личности и взаимоотношений заключённых и роли каждого из них в отряде. Учёный подметил большую разницу между преступлениями взрослых и подростков: групповой характер преступлений чаще свойственен несовершеннолетним, у взрослых преступное взаимодействие более продуманно. «У взрослых группа с самого начала может выступать как специально преступная, в то время как у несовершеннолетних она является в первую очередь способом и формой удовлетворения потребностей общения и дружбы», – подчёркивал В.Н. Мясищев [90, Л.112]. Такая группа становится особенно привлекательной для подростка потому, что в ней он может наиболее полно себя проявить и удовлетворить притязания на заметное место и т.п. Она может стать и преступной, если возглавится инициативным антисоциальным лидером. Подросток, примыкая к уже сформированной криминальной группе, старается удержаться в ней и завоевать желаемый социометрический статус и среди равных, и в глазах «авторитетов», подчиняясь требованиям и правилам этой группы. Включению подростка в такую группу часто способствует неблагополучная семья, которая практически «выталкивает» его на улицу. Учёный не ограничился раскрытием закономерностей взаимоотношений в специфических условиях и, основываясь на этих закономерностях, находил оптимальные условия и пути перевоспитания подростков-правонарушителей. Он утверждал, что успех перевоспитания подростков-правонарушителей зависит и от объективных условий, и от мастерства воспитателя, и от личности осуждённого, и от его отношения к своему преступлению, от наличия мотива надежды вернуться в нормальную жизнь. В.Н. Мясищев говорил о важности формирования позитивно направленных малых групп в исправительнотрудовых колониях. Лишь тогда можно надеяться на более прочную установку на исправление осуждённого, на повышение производительности труда и ресоциализацию поведения [90, Л.127]. Перевоспитанию осуждённых подростков наиболее эффективно способствует система справедливых требований, она позволяет оптимизировать их отношения, приближая их к коллективистическим и ускорять процесс перевоспитания. «Большой путь перевоспитания от члена шайки до члена коллектива имеет ряд ступеней, от неорганизованной группы через производственную организованную, общественно организованную группу к группе, где отчётливо выражена черта коллективизма», – писал В.Н. Мясищев [28, Л.161]. Перевоспитание каждого заключённого должно строиться на разработке мероприятий общего и индивидуального характера сообразно особенности преступления и личности правонарушителя. При этом важно учитывать роль ситуации до преступления, фазу преступления, фазу при отбывании наказания и фазу возвращения к свободной жизни. Успешность перевоспитания учёный основывал: «А) на привитии трудовых навыков, если их нет, Б) на восстановлении общественного поведения и положительного отношения к людям, на основе работы коллектива, В) на привязанности, доверии и уважении к начальнику отряда, при условии которых только и возможно благоприятное влияние, Г) на восстановлении или формировании идейных отношений к праву, морали, коллективу, труду» [62, Л.59]. В.Н.Мясищев и Х.И.Ханкин рекомендовали субъектам перевоспитания ряд приёмов в работе с малыми группами: – оказание помощи несовершеннолетним в выборе друзей;

– включение в группу нового подростка, способного изменить направленность деятельности группы (метод так называемых «прививок»);

– прикрепление осуждённого к подростку положительной направленности из другой группы;

– перевод негативно направленного лидера в другую группу, где он заведомо не будет занимать лидирующую позицию;

– организация воздействия группового мнения коллектива. В.Н. Мясищев классифицировал преступления на основе психологических, личностных признаков и в соответствии с этим рекомендовал подбирать адекватные меры перевоспитания: – преступления случайные, где отсутствуют преступное намерение или потребность (неосторожность, небрежность, доверчивость);

воспитательную задачу при этом он видел в том, чтобы человек понял, что он должен нести ответственность за своё легкомыслие и неосторожность;

вместе с тем, такому заключённому необходима поддержка начальника отряда в виде одобрения, выражения доверия и уверенности, что он справится с испытанием [67, Л.7];

– преступления под влиянием нужды, когда человек недостаточно морально-юридически устойчив, поддаётся соблазну лёгкого разрешения своих трудностей через преступление;

задачей перевоспитания в таких случаях яв ляется формирование сознательного и ответственного отношения к моральной и юридической стороне жизни и контроля поведения [67, Л.8];

– преступления на фоне низкого общественно-психического развития, особенно при наличии дурного примера, соблазна или совращения;

мерами перевоспитания могут быть строгий режим, настойчивое требование выполнения трудовых обязанностей, общественный контроль за поступками, поощрение идейного поведения [67, Л.10];

– преступления, связанные с умственным недоразвитием;

к сожалению, повторные воспитательные меры в исправительном и профилактическом плане в данной ситуации бывают недостаточными [67, Л.11];

– преступления, связанные с алкоголизмом;

воспитательной мерой может быть любовь и связь с морально устойчивым человеком, удачный брак [67, Л.12];

– преступления из хулиганских побуждений;

в перевоспитательной работе нужно сформировать в личности необходимые нравственно-правовые отношения и обеспечить ей возможность освобождения от влияния той ситуации, которая толкнула её на путь хулиганских действий [67, Л.13];

– аффективные преступления;

при перевоспитательной работе в подобных случаях необходимо постепенно включать в общественно полезную работу, пробуждать интерес к идейно положительным сторонам жизни, дружески учить преодолевать трудности, критически оценивать свои поступки [67, Л.16];

– преступления в виде расчётливого и осторожного мошенничества, спекуляции, подлогов, обсчётов и подделки;

задача перевоспитания в этих случаях неимоверно трудна, так как переломить отношение к преступным действиям практически не удаётся;

психологическая коррекция должна быть направлена на убеждение, что преступникам всё равно не избежать карающей руки закона;

необходимо также организовать в колонии коллективный контроль за их поведением [67, Л.17]. Важно также «…сочетать требовательность со справедливостью;

проявлять отзывчивость, но не мягкотелость, твёрдость, но не деревянность, настойчивость, но не формализм» – считал В.Н. Мясищев, подчёркивая необходимость высокой общей и специальной политической, педагогической, юридической и психологической подготовки персонала колоний [67, Л.21]. В своих публикациях В.Н.Мясищев и Х.И.Ханкин считают мерой педагогического успеха рост числа устойчиво положительных групп, рост производительности труда и ресоциализацию поведения осуждённых;

вместе с тем, «решающей мерой успеха является безрецидивный катамнез» [90, Л.127]. В этом случае важна забота субъектов воспитания и местных социальных служб о послеколонийской судьбе отбывшего наказание. В.Н.Мясищев говорил о необходимости профилактики отклонений в поведении, вызванных психическими заболеваниями: «Ребёнок-невротик – это в будущем чаще всего неуспевающий ученик, это не справляющийся с производством работник, это не строитель, а балласт» [44, Л.3]. Профилактика преступности требует больших совместных усилий медицинских, педагогических, социальных учреждений, средств массовой информации. Учёный неоднократно говорил и писал докладные Правительству о необходимости создания специализированных медико-психолого-педагогических учреждений и подготовки специальных кадров для работы с трудновоспитуемыми детьми и подростками, начиная с дошкольного возраста. В.Н. Мясищев предупреждал, что «нервность детского возраста, неизлеченная, закрепляется, у взрослых становится свойствами невротической личности, значительно умножает число взрослых, страдающих неврозами или предрасположенных к ним» [41, Л.6]. При всей важности пренатальных и постнатальных условий, которые могут затруднять и осложнять психофизическое развитие ребёнка, главными факторами его становления как личности являются, по В.Н.Мясищеву, семейные отношения. Взрослые (в том числе родители) обычно, говорил он, фиксированы на различных физических вредностях и явно недооценивают психические вредности и психические патогенные условия жизни, которые действуют и на психику, и на соматику. Психотравмирующее воздействие семьи с конфликтными взаимоотношениями безусловно создаёт трудновоспитуемого, девиантного или невротичного ребёнка. Негативные факторы, способствующие отклонениям в поведении подростков, имеются не только в семье, но и в государстве: негативное, бюрократическое отношение, малая забота о детстве порождают беспризорность, бродяжничество, преступность и массовое сиротство. Эффективность перевоспитания личности учёный напрямую связывал с организацией её позитивных взаимоотношений. Он говорил, что чем больше среда требует от человека инициативного действия и поощряет его инициативу, тем полнее человек реализует возможности своего развития. В.Н.Мясищев был убеждён в плодотворности идеи необходимости начинать воспитание ребёнка с младенческого возраста. «Было бы ошибкой думать, что дело идёт только об опрятности, о навыках и тому подобное. Дело идёт также и о нравственном воспитании, может быть, осторожнее сказать о тех предпосылках нравственного воспитания, на которых позднее надстраивается идейно-нравственное воспитание» [88, Л.5-6]. Человек с самого раннего детства испытывает привязанность к окружающим людям. Она определяет привлекательность даже требовательного общения ребёнка с окружающими и совместную деятельность с ними. «Эти требования, накапливаясь в опыте ребёнка, обобщаясь и усваиваясь им, становятся нравственными отношениями, внутренними нормами, директивами его поведения. Конкретно личное вначале отношение вырастает в принципиальное» [88, Л.7]. Считая труд для общества высшим долгом человека, В.Н.Мясищев придавал исключительное зна чение трудовому воспитанию и перевоспитанию. Он настоятельно рекомендовал воспитывать потребность в трудовой деятельности и у воспитуемых, и у воспитателей, связывая эту потребность с коллективизмом и чувством солидарности. «Родители как и воспитатели должны быть сами воспитаны и способны перевоспитывать себя» [88, Л.10]. В этой связи учёный ратовал за подготовку родителей к воспитательной работе, за формирование у них самих сознательного положительного отношения к труду, за связь воспитания в труде и в коллективе. Многообразие взаимоотношений и влияний в детском и подростковом возрасте, образующее различные свойства личности с их плюсами и минусами, не должно заслонять направленности деятельности воспитателей «на воспитание трудолюбия, коллективизма, идейности» [88, Л.12]. Физическая и умственная закалка в коллективном труде, считал учёный, «самое лучшее и безошибочное средство формирования здоровой личности» [76, С.32]. Перед учителями и воспитателями ИТК стоят, считал учёный, неимоверно трудные задачи исправить уже сформированные и закреплённые жизненным опытом патологические элементы системы установок личности по отношению к труду этих детей. К проблемам перевоспитания относятся и формирование характера, и формирование нравственно-позитивного отношения к людям, товарищества, взаимовыручки, взаимной заботы, уважения и т.п. «Тонкую и сложную проблему нравственной психологии, – отмечал В.Н. Мясищев, – представляет так называемая совесть, то есть этическая линия поведения и реакция на свои поступки» [30, Л.41]. Высокую нравственность, совестливость В.Н.Мясищев связывал с убеждениями человека, его убеждённостью в высокой личностной и общественной значимости нравственного поведения. Учёный говорил об убеждённости, как об отношении, а не как о словесной декларации. Высоконравственный человек относится к труду как к первой жизненной необходи мости и источнику радостного удовлетворения, а к человеку – как к величайшей ценности. В этой связи В.Н.Мясищев усматривал одну их важных задач воспитателей в том, чтобы довести до заключённого, что даже случайное преступление не снимает с него ответственности за неосторожность, легкомысленное отношение к своим действиям и является виной правонарушителя, за которую он должен отвечать. Воспитание трудолюбия, перевоспитание тех, кто пренебрегает трудом, отклоняется от нравственных и правовых норм в своём поведении, тем эффективнее, чем авторитетнее для них субъекты воспитания – родители, воспитатели, учителя. В свою очередь авторитетность зависит от глубокого знания и учёта индивидуально-психологических особенностей воспитанников, их взглядов, интересов, идеалов, настроений. В перевоспитании, как и в воспитании, считал учёный, не бывает мелочей. Поэтому воспитанникам важно прививать этику как внутреннюю детерминанту поведения, так и этикет как его нравственно здоровое, социально одобряемое проявление. В.Н.Мясищев обращал внимание воспитателей на важность различения двух видов отклонений от этого правила. Первое – чрезмерное внимание к этикету, которое является притворством: «В этих случаях тем более строго придерживаются правил приличия, этикета, чем внутренне развращённее, циничнее и опустошённее в своём внутреннем содержании носитель этой приличной формы» [83, Л.1-2]. Второе – пренебрежение к форме и презрение к ней, когда напоказ и без разбора демонстрируется амикошонство (французское выражение amie cochon), то есть свинское выражение дружбы ко всем, как максимальная степень лицемерия и вульгарности: «Лицемерие здесь прикидывается внешним простодушием, прикрываясь простецкой наивностью, а за наигранной формой скрывается лукавый, бездушный и жестокий расчёт» [83, Л.2]. Перевоспитание, как и воспитание, эффективно при соблюдении «…единства и последовательности требований, единства эмоционально-оценочных отношений к поступку воспитанника со стороны воспитывающих его лиц» [78, С.281-282]. Перевоспитание «трудных» детей и подростков требует сочетания медицинской, педагогической и психологической работы с установкой на общественно-полезную активность, на бодрое настроение, на достижение высоких результатов. «Необходимо, – говорил В.Н.Мясищев, – включение их в социально благополучную среду, приискание им хороших товарищей, индивидуальное шефство, устранение «соблазнов» [29, С.51]. Важен и положительный эмоциональный тон учреждения с доброжелательно-требовательной системой отношения врача, воспитателя или родителя к воспитаннику, внимание к его личности при обязательном постоянном тактичном контроле за выполнением каждого задания. В перевоспитании особое значение учёный придавал воздействию через коллектив, считая его субъектом воспитания, при этом взаимоотношения положительного содержания способствуют перевоспитанию, нравственно ущербные взаимоотношения не перевоспитывают, а напротив, усугубляют положение. Подчёркивая непреходящую значимость психологических основ перевоспитания, В.Н.Мясищев писал: «…известно, что преступление есть социальный и социально обусловленный факт, что знание и учёт психологии преступника необходим, хотя, разумеется, ошибкой было бы всё сводить к психологизму в общественно-политических и общественно-экономических вопросах. Однако юристы должны чётко понимать, что учёт психики и личности преступника не является биологизмом, потому что психика человека и личность человека – понятия социально-психологические…» [50, С.171]. Ещё в 30-е годы XX века для профилактики трудновоспитуемости В.Н.Мясищев предлагал развёрнутую программу действий от создания постов охраны детства в школе до бригад по индивидуальной работе с детьми, программу с обработкой общественного мнения и созданием общественного актива, который будет заниматься «трудными» детьми, втягивать их в общественную и внешкольную работу, патронировать неблагополучные семьи. Необходимо привлекать и родителей к работе таких постов, несмотря на их занятость и малую заинтересованность. Учёный говорил, что надо «…ясно представлять то положение, что пост является единой организационной формой работы на определённом участке работы по линии профилактики трудновоспитуемости, и под углом зрения этих основных задач надо подходить к содержанию его работы» (выделено В.Н.Мясищевым) [43, С.107]. Задачи дисциплины тесно связаны с задачами профилактики трудновоспитуемости. Эффективность борьбы за сознательную дисциплину только тогда будет достаточной, когда она станет делом всей школы, начиная от администрации и кончая техническим персоналом. Необходимо так организовать внешкольный досуг учащихся, чтобы противопоставить его интересность и увлекательность для безнадзорных школьников дезорганизующему влиянию улицы. Специфичностью поста в школах и классах для умственно отсталых и трудновоспитуемых является, по представлениям В.Н.Мясищева, необходимость более углублённой работы патронажно-обследовательской и индивидуальной бригад. Одной из главных задач субъектов управления перевоспитанием учёный считал усиление государственного и общественного внимания к укреплению семьи, к созданию благоприятных условий для нервно-психического здоровья взрослых и детей, включая экономический, культурный и гигиенический уровни жизни;

ликвидацию жилищной нужды, борьбу за сохранение воздушных и водных бассейнов, дальнейшее сокращение рабочего дня, улучшение общественного питания, воспитание в массах общественно-педагогического отношения к детям и подросткам, более активную разработку вопросов нерв но-психической гигиены, улучшение качества воспитательно образовательной работы, особенно повышение квалификации воспитателей в вопросах воспитания в семье, половой гигиены, дальнейшую работу по повышению педагогического уровня семьи и т.п.

ГЛАВА 5. КОНЦЕПЦИЯ В.Н. МЯСИЩЕВА – ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ И РЕФЛЕКСОТЕРАПИИ В последние десятилетия в связи с известными негативными процессами, сопутствующими кардинальным социально-экономическим преобразованиям, всё большее внимание научной общественности привлекает нарастание делинквентности, особенно в среде подрастающего поколения. Значительное место среди личностных причин отклоняющегося поведения занимают: сниженный уровень интеллектуального и в целом психического развития детей и подростков;

негативные (пограничные) психические состояния личности: психическая напряжённость, переутомление, тревожность, фрустрация, состояние одиночества, агрессивное состояние личности и др.;

различные невротические нарушения, классические неврозы, соматоформные расстройства;

психосоматические нарушения, приводящие к частичной потере работоспособности и истощению нервной системы;

хронический алкоголизм II-III стадий, а также шизофренические нарушения, в том числе с олигофреноподобными дефектами. Среди обращающихся за помощью пациентов в научно-психологическую лабораторию медико-психологической коррекции и реабилитации под руководством В.П.Стрельцовой и В.Д.Столбуна выявились лица: – носители негативных психических состояний (преморбидные);

– с невротическими нарушениями (тревожно-фобическими, ипохондрическими, астено-невротическими), классическими неврозами, соматоформными расстройствами;

– с психосоматическими нарушениями, приведшими к частичной потере работоспособности и истощению нервной системы;

– страдающие хроническим алкоголизмом II-III стадий;

– с детской и юношеской злокачественной шизофренией, в частности с олигофреноподобным дефектом. Поэтому в лаборатории была разработана психокоррекционная и рефлексотерапевтическая программа воздействий на этих лиц, сочетающихся с системой воспитательных мер. Эта программа была реализована в различные сроки и различными по длительности, частоте, количеству и сочетанию зон рефлексотерапевтическими воздействиями. Реализация программы осуществлялась группой медицинских психологов в течение 14 лет на базе ряда лечебно-профилактических и образовательных учреждений гг. Москвы, Ленинграда, Душанбе, Дмитрова, Ступино, Красногорска. В этой связи данное исследование правомерно назвать пролонгированным формирующим экспериментом. Программа экспериментального психокоррекционного и рефлексотерапевтического воздействия разработана на основе положений В.Н. Мясищева, П.К. Анохина, А.Р. Лурии, А.С. Макаренко и др. Особое теоретикометодологическое значение для деятельности лаборатории имела концепция «психологии отношений личности» В.Н. Мясищева, в частности, его научное обобщение о динамическом единстве процессов внешней и внутренней деятельности, отражающее отношения человека к внешней среде, в основе которых лежит корковый условно-рефлекторный механизм при ведущей роли второй сигнальной системы, благодаря которой человек обобщает вновь приобретаемый опыт и создаёт основу сознательного отношения к себе и к окружающему. Концепция «психологии отношений личности» – это по существу ключ к правильному пониманию процесса формирования высшей нервной деятельности человека в норме и патологии, а следовательно, и к возникновению и развитию болезненных нарушений.

Эта концепция позволяет рассматривать личностные деформации (неадекватные личностные реакции) и психогенные психические и соматические нарушения в трёх основных планах: биопсихологическом, нейрофизиологическом и социально-психологическом, отражающих физиологический, функционально-психологический и социально-психологический пласты личности. В биопсихологическом плане выявлялись особенности темперамента и других биологически обусловленных свойств человека (половых, возрастных, конституциональных). В нейрофизиологическом плане проводилась индикация и регистрация функций динамических церебральных систем, обуславливающих болезненные соматические изменения, то есть динамику психофизиологических и других показателей: моторных, анализаторных, сосудистых, кожно-электрических, электроэнцефалографических, биохимических изменений, которые дают материал для постановки дифференциального диагноза. В социально-психологическом плане диагностировались особенности личности, её цели, мотивы, вся система ценностных ориентаций и самоопределение. Психогенные психические нарушения, по В.Н. Мясищеву, характеризуются тем, что под воздействием психотравмирующих обстоятельств нарушаются прежде всего отношения личности в единстве их эмоциональноволевого и интеллектуально значимого содержания. Исследования сотрудниками нашей лаборатории психогенных психических нарушений опирались на комплексный синтетический и аналитический подходы к проблеме с использованием рассматриваемой концепции. Выявилось, что патогенез психогенных нарушений необходимо рассматривать с учётом роли высших патогенных механизмов и их связи с материальным субстратом, чётко прописанной П.К.Анохиным в его публикациях о динамической и системной локализации. Изменение тонуса корковых звеньев динамических церебральных систем приводит к изменению психических феноменов, вплоть до соответствующих патологических нарушений в рамках психогенных.

Психологическую коррекцию и рефлексотерапию сотрудники лаборатории основывали на трёх принципах патогенеза любого нарушения: а) принцип единства среды и организма;

б) принцип единства структуры и функции, иначе конструкции и динамики;

в) принцип единства анализа и синтеза, а также на следующих планах характеристики личности: доминирующие отношения, уровень психического развития человека, динамика реакций личности (темперамент), общая структура личности [57, С.36-37]. Учитывалось также положение В.Н.Мясищева, согласно которому субъективные отношения человека ко всем сторонам действительности, к самому себе и своим болезненным переживаниям формируются под воздействием социума;

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.