WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«Уральский государственный университет им. А.М. Горького На правах рукописи Соколова Елена Павловна ПРЕССА И ПАРЛАМЕНТАРИЗМ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ Специальность 10.01.10 – журналистика ...»

-- [ Страница 2 ] --

Наибольшее число репрессий на В 1910 году начался новый подъем революционного движения. Оппозиционная печать к этому времени выработала новые пути и формы связи с массами. Власть, понимая, какое огромное влияние оказывает печать на общественное мнение, стремилась поставить ее под свой контроль. Был необходим единый закон о печати, который дал бы правительству более эффективные меры для борьбы с левой печатью. Министру внутренних дел Н. Маклакову было поручено разработать проект устава о печати, с целью «изыскания таких гарантий, которые ограждали бы государственный и общественный порядок…»2 от революционного движения. Из анализа развития отношений власти и прессы в 1905 – 1917 годах видно, что, провозгласив вводит ряд свободу печати, царское которые правительство не допускали одновременно законоположений, претворения этой свободы в жизнь. Но в то же время власть тогда ясно осознала необходимость изменения политики в области СМИ. В связи с провозглашением политических прав и свобод вырабатываются новые формы и методы деятельности верховной власти в отношении печати. Учреждение Государственной Думы привело к относительной демократизации информационной сферы, а это в свою очередь – к активизации оппозиционной прессы. Если до 1905 года официальная пресса выполняла официальноинформационные и управленческие функции, то после Манифеста от 17 октября 1905 года – агитационно-пропагандистские. Исполнительная радикальных идей, правительственной власть, серьезно печати. напуганная Это было ростом об влияния укреплении для в массах системы упрочения задумывается необходимо монархического режима, устоям которого, кстати, угрожала не только революционная пресса, но и выступавшие уже в качестве политической силы 1 Стенографический отчет Государственной Думы, 3 созыв, 5 сессия, II часть, СПб., 1912. – С. 310. РГИА, ф. 1276, оп. 20, г. 1913, д. 66, л. 26.

либеральные издания. Дело в том, что либеральная пресса активно пропагандировала на своих страницах западнические идеи, в частности, по вопросам народного представительства. Следовательно, у читателей таких изданий формировалось негативное мнение о российском правительстве, за которым стоял монарх. Но не только действия правительства подвергались жесткой критике журналистов либеральных изданий: новый политический институт – Государственная Дума, был объектом нападок за медлительность в принятии решений. Издания, отстаивавшие монархические взгляды, активно выступали против самой идеи парламентаризма. Положительно думскую деятельность освещали в основном только издания конституционнодемократической партии. В российском парламенте начала ХХ века проблемы, связанные со СМИ, к сожалению, обсуждались достаточно нерешительно. Например, депутаты II Государственной Думы не предприняли никаких мер, чтобы воздействовать на прессу, унижающую честь и достоинство народных избранников1. А вопрос о введении военной цензуры, фактически прекратившей активные разговоры о свободе прессы, на заседании Государственной Думы впервые был поднят только в 1915 году2. Остановимся на основных моментах «Временного положения о военной цензуре» от 20 июля 1914 года. Несмотря на то, что военная цензура объявлялась мерой исключительной объеме восстанавливалась и временной, количественное и цензура рода качественное состояние отечественной прессы серьезно изменилось. В полном предварительная «всякого произведений печати». В документе говорилось о том, что рассмотрению военной цензуры подлежат: «1) всякого рода произведения тиснения, эстампы, рисунки, фотографические снимки и т.п., предназначенные к выпуску в свет, 2) почтовые отправления и телеграммы и 3) тексты и конспекты речей и докладов, См.: Подсумкова А.А. Государственная Дума и периодическая печать России в начале ХХ века (взаимоотношения и взаимовлияние). Автореф…. канд. ист. наук. – М., 1996. – С.16 – 17. 2 Стенограф. Отчеты заседаний Гос. Думы. Четвертый созыв. Сессия IV, стб. 1014.

предположенных Антиреволюционная к произнесению направленность в этого публичных документа, собраниях»1. которая дала возможность превратить цензуру военную в цензуру политическую, видна в статье № 4 Положения. В ней дается перечень изданий, которые не подлежат действию военной цензуры. Это все правительственные издания, все издания академий, университетов и других высших правительственных учебных заведений, все издания на древних классических языках и переводы с этих языков, почтовые отправления и телеграммы как посылаемые, так и получаемые особами императорской фамилии, главнокомандующим или командующими представителями отдельными иностранных армиями, государств, всеми правительственными речи, доклады, учреждениями и должностными лицами, дипломатическими и консульскими публичные произносимые во исполнение долга службы или обязанностей звания. Естественно, что военные действия оказывают влияние на характер освещаемых журналистами событий. К примеру, согласно закону Российской Федерации «О противодействии Федеральному экстремистской деятельности», внесены изменения в статьи 4 и 16 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации». Так, в статье 4 говорится: «Не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для осуществления экстремистской деятельности, а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости»2. В течение сентября 2004 года Комитет по информационной политике Государственной Думы пытался определить пределы свободы слова. А председатель этого комитета В. Комиссаров, который является членом партии «Единая Россия», предложил внести в Закон о СМИ положение о полном запрете на распространение по телевидению информации о терактах, за Власть и пресса в России : К истории правового регулирования отношений: (1700 – 1917): Хрестоматия. – М.: Изд-во РАГС, 1999. – С. 204 – 205. 2 Батурин Ю.М., Федотов М.А., Энтин В.Л. Закон о СМИ на перекрестке веков и мнений. – М.: Издание союза журналистов России, 2004. – С. 51.

исключением официальных сведений. Его инициатива не была поддержана другими парламентариями1, которые всерьез обеспокоены ограничениями свободы прессы. Принятие 1 августа 1990 года долгожданного Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации» исследователи считают отправной точкой отсчета, говоря о генезисе современного законодательства о СМИ, который 27 декабря 1991 года сменил Закон РФ «О средствах массовой информации». Эти законы появились в результате авторского проекта Ю.М. Батурина, М.А. Федотова, В.Л. Энтина. Союзный закон называли документом, с одной стороны, демократического романтизма, с другой, – исполненным неминуемых компромиссов со сторонниками тоталитарных порядков. Российский закон – результат поиска оптимальных технологий правового регулирования организации и деятельности средств массовой информации. Российский закон, в отличие от союзного, обозначил свободу печати как естественное состояние прессы2. Разработанный журналистами и учеными во время драматических перемен, Закон «О средствах массовой информации» представляет собой аполитичную формулу правильного отношения между СМИ и государством. Идея закона заключается в том, чтобы свести к минимуму вовлечение государства, перейти к автономным поставщикам информации, у которых есть права в отношении государства, а не наоборот. Как воплощение западных традиций независимости, закон можно считать эмблемой демократизации — ее составной частью, наряду с новым флагом или новой национальной идентичностью, — а не средством осуществления или требования аспектов лояльности. Положения о цензуре в законе имеют такое значение и размах, что их трактовка заслуживает более пристального внимания, как пример применения законодательства в качестве локомотива реформ и одновременно в качестве символа власти. Первая глава закона о СМИ 1991 года предоставляет “средствам массовой информации” основные гарантии свободы от цензуры. В Шкель Т. СМИ пока не тронут: нет такого закона молчать о терактах // Российская газета. -2004. -23 сент. См.: Федотов М.А. Право массовой информации в Российской Федерации. – М.: Международные отношения, 2002. – 624 с.

1 ней, как, впрочем, и в законодательстве о СМИ всех переходных государств, важно было отчетливо провозгласить запрещение цензуры1. Однако обязательная постсоветская декларация сопровождается другой нормой закона, а именно тем, что конкретно исключается из-под действия этого антицензурного порыва. Закон о СМИ 1991 года, как и многие другие законы о СМИ, сложно и мучительно пытался вобрать в себя все аспекты независимости, однако он оказался недостаточно детализирован, чтобы обеспечить реальную независимость. В начале третьего этапа российского парламентаризма, а именно в 1992 – 1993 гг., каждая из ветвей государственной власти пыталась доказать свою преданность принципам свободы печати, тем самым стремясь привлечь на свою сторону средства массовой информации. А.Г. Рихтер отмечает, что в случае принятия парламентом закона или постановления о гарантиях свободы слова Б.Н. Ельцин тут же издавал указ о защите печати: «Законодательная власть учредила наблюдательные советы по обеспечению свободы слова, а Президент основал Федеральный информационный центр и Государственную инспекцию по защите свободы печати и массовой информации»2. Независимость прессы являлась любимой темой выступлений Б.Н. Ельцина с конца 1996 года до его отставки в конце 1999 года. Стараниями Б.Н. Ельцина главенствующая роль в области СМИ оказалась в руках исполнительной власти. Российским парламентом с 1991 по 1999 гг. был принят ряд общенациональных законов в области средств массовой информации. Кроме Закона «О средствах массовой информации» 1991 года, следует назвать Закон «О государственной тайне», принятый парламентом 21 июля 1993 года, Закон Статья 3 российского закона о СМИ определяет “цензуру” как: (1) предварительное согласование сообщений и материалов СМИ со стороны государственных или других органов власти и (2) наложение запрета на распространение сообщений и материалов. Кроме того, обнаруживая сохранившиеся с прошлых времен опасения, закон в ст. 25 стремится достаточно подробно гарантировать свободу распространять продукцию СМИ. В частности, ст. 25 запрещает государственным органам, объединениям и гражданам препятствовать процессу распространения информации. См.: Материалы центра «Право и средства массовой информации», 2000. http://www. medialaw.ru.

Цит. по: Средства массовой информации постсоветской России: Учебное пособие / Я.Н. Засурский, Е.Л. Вартанова, И.И. Засурский и др.;

Под ред. Я.Н. Засурского. – М.: Аспект Пресс, 2002. – С. 158.

«О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации» 1994 года, Закон «О связи» 1995 года, Закон «Об информации, информатизации и защите информации» 1995 года, Закон «О рекламе» 1995 года, Закон «Об экономической поддержке районных (городских) газет» 1995 года, Закон «О государственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания Российской Федерации» 1995 года, Закон «Об участии в международном информационном обмене» 1996 года и др. Государственная Дума 3 сентября 1997 года в первом чтении приняла законопроект «О праве на информацию». Представлен он был Президентом Российской Федерации. Этот законодательный акт гарантирует право свободно искать, получать и передавать информацию. Но в декабре 2000 года парламент пересмотрел и отклонил данный законопроект1. Е.П. Прохоров отмечает, что «характер информационной деятельности в стране породил серьезную, притом имеющую основания, критику бесшабашности (и даже антигосударственности») иных СМИ, и серьезную тревогу – также оправданную – за судьбы свободы, угрозы которой видятся в стремлении и действиях политических и экономических сил «приватизировать» свободу информации в свою пользу»2. Мы помним, как уже после принятия Закона о СМИ борьба властных элит привела сначала к запрету «правых», а затем «левых» изданий. Эти незаконные решения затем были отменены. Беспрецедентна и недавняя экономическая и политическая борьба вокруг НТВ, других общероссийских и региональных СМИ. Эта борьба воспринимается общественностью как действия «за» и «против» свободы журналистской деятельности. Существует мнение, что в современной России, несмотря на действие принятого в 1991 году Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», государственная политика строго не сформулирована. Так, главный редактор журнала «Журналист» Г. Мальцев, открывающий каждый номер своим «дневником», в первых номерах Средства массовой информации постсоветской России: Учебное пособие / Я.Н. Засурский, Е.Л. Вартанова, И.И. Засурский и др.;

Под ред. Я.Н. Засурского. – М.: Аспект Пресс, 2002. – С. 176. 2 Прохоров Е.П. Свобода СМИ и журналистской деятельности на демократических принципах: Учеб. пособие. – М.: Пульс, 2000. – С. 6-7.

за 2000 и 2001 годы постарался отметить болевые точки нашей журналистики. Среди них – свобода и гласность, доступ к информации, независимость и ответственность, права журналистов и отношения СМИ с аудиторией. В Закон о СМИ неоднократно вносились дополнения и изменения. Исследователи называют двадцать две поправки, внесенные в Закон о СМИ в период с 1991 по 2003 годы. По их мнению, эти поправки радикально ничего в законе не изменили, но относиться к таким действиям необходимо осторожно и системно. О необходимости реформирования Закона о СМИ речь идет более десяти лет. В середине 90-х годов ХХ века даже появился «Депутатский проект», в котором говорилось о том, что Закон о СМИ плохо вписывается в рыночные отношения, ряд его статей, якобы, не соответствуют статьям нового «Гражданского кодекса». Авторы проекта свое желание изменить закон обосновывали стремлением защитить независимость средств массовой информации и «привести в равновесие свободу СМИ и их ответственность за слово перед обществом». Но со временем этот проект стал менее либеральным. 14 января 1998 года Государственная Дума приняла его под названием «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации». Существует мнение, что «текст законопроекта высвечивал… сверхзадачу: создать нормативную базу для передела собственности в сфере массовой информации», а не избавить механизм свободы печати от лишних деталей1. В настоящее время прекращена работа над этим проектом. Но идея существенной реформы Закона о СМИ продолжает обсуждаться в обществе. Эта реформа необходима российской журналистике. Сегодня существует проект Закона о СМИ Союза журналистов России. Одна из его целей – привести Закон о СМИ, формулу свободы средств массовой информации в соответствие с Конституцией Российской Федерации и Гражданским кодексом. Авторы проекта предполагают ввести дополнительные См.: Батурин Ю.М., Федотов М.А., Энтин В.Л. Закон о СМИ: на перекрестке веков и мнений. – М.: Издание Союза журналистов России, 2004. – С. 66.

главы, посвященные государственным, муниципальным и общественным средствам массовой информации1. Проект, разработанный М.А. Федотовым и Ю.М. Батуриным, был внесен в Государственную Думу 4 июля 2002 года. Но Правительство Российской Федерации проект не поддержало. В это время существовал другой проект – ИКСМИ. Начало ему было положено общероссийской отраслевой конференцией «Индустрия СМИ: направления реформ», прошедшей в Москве 19-20 июня 2002 года (так называемая индустриальная конференция). На этой конференции выступил Президент России В.В. Путин, заявивший: «Сегодня многие положения закона о СМИ, других отраслевых актов вступают в противоречие с нормами гражданского, трудового, административного права». После конференции некоммерческое партнерство «Индустриальный комитет СМИ», включающее крупнейших собственников отечественных средств массовой информации, начало работу над новым проектом Закона о СМИ. О характере этого проекта говорит следующий факт: цензура не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом2. Сегодня нет официальной информации о судьбе данного проекта. Мы видим схожесть судеб российского парламентаризма и СМИ. Появление этих политических институтов в начале ХХ века было инициировано властью. Происходило это в сложных для нее условиях. Но как только власть окрепла, сконцентрировала силы для подавления первой русской революции, так либеральное отношение и к прессе, и парламенту закончилось. Формы взаимодействия власти с прессой со временем видоизменились. Говоря отмечает, что о СМИ конца ХХ века известный политолог А.И. Соловьев «информационное оружие успешно заменило собой административные ресурсы во всем политическом пространстве. Точнее сказать, не заменило, а преобразовало, поскольку медианаправление стало осевым в деятельности структур исполнительной власти.

Добившись См.: Федотов М.А. Закон о средствах массовой информации. Редакция 2001 года. Инициативный авторский проект. – М.: Издание Союза журналистов России. 2000. – С. 24. 2 См.: Обсуждение проектов закона о СМИ – М.: Институт проблем информационного права, 2003;

www.mptr.ru.

решающего превосходства в медиапространстве и поставив под контроль основные инфопотоки, исполнительная власть обрела возможность целенаправленно регулировать политические процессы»1. Так, в целях усиления правительственного контроля за распространением информации и создания правовой базы для него в 2000 году Советом безопасности Российской Федерации была принята Доктрина информационной безопасности. Несмотря на то, что этот документ не имеет юридической силы, общие контуры эволюции государственной политики в области СМИ обозначены достаточно четко. Таким образом, и в конце ХХ века очевидны две волны, характерные для законодательства в сфере СМИ: принятие Закона о СМИ в 1991 году и его пересмотр в конце десятилетия. Так же, как и в начале ХХ века законодательство обсуждалось и проектировалось сначала журналистами, обществом. Потом этот процесс исполнительная власть брала в свои руки (в начале ХХ века – министр внутренних дел Н. Маклаков, а сейчас депутаты фракции «Единая Россия», а именно члены Комитета по информационной политике Государственной Думы). И это специфика процесса. Но принятие решений в сфере СМИ не должно происходить без журналистов, без общества. Президент России В.В. Путин не раз выступал в защиту журналистов, отмечая их роль в становлении демократии. Но из этих выступлений вырисовываются лишь контуры государственной политики в сфере СМИ. Опорной идеей этой политики должно быть информационное обеспечение демократии в условиях правового плюралистического общества, стремящееся занять важное место в информационной цивилизации ХХI века2. Подлинное информационное обеспечение демократии возможно только в условиях свободы слова, общенациональной поддержки журналистики, которая должна быть прописана в документах, фиксирующих государственную См.: Соловьев А.И. Политический дискурс медиакратий: проблемы информационной эпохи // Полис. – 2004. № 6. – С.124. 2 См.: Прохоров Е.П. Журналистика и демократия: Учебное пособие / Е.П. Прохоров. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Аспект Пресс, 2004. – С.319-331.

политику в сфере СМИ. Например, Е.П. Прохоров считает, что первым шагом к этому должно стать создание Национального Совета по СМИ, который не будет парламентским комитетом по информационной политике и связи, палатой по государственной информационной политике Политического консультационного совета при Президенте с неясным представительством и неопределенным статусом и функциями. Национальный Совет – это «высший системный разработчик государственной политики в сфере СМИ со строго сбалансированным составом представителей государственных институтов и институтов гражданского общества, на высоком уровне представляющий все социальные силы общества и пользующийся высшим доверием всех причастных к функционированию СМИ»1. То есть должна быть Федеральная целевая программа развития СМИ. Только тогда можно говорить о наличии в стране фундаментальной основы развития журналистики на подлинно демократических основах. Итак, важнейшим освещающих можно условием два сделать развития очень вывод, что В относительно деятельности Думы начала современной либеральное журналистов, ХХ века, парламентской законодательство о печати России как в начале, так и в конце ХХ века явилось прессы. деятельность Государственной важных для прослеживаются журналистики момента: с одной стороны, – заинтересованность депутатов Государственной Думы в гласности, документально точном освещении деятельности парламента, а с другой, – гражданская позиция самих журналистов. Мы говорим о журналистике как особом роде информационной деятельности, не предполагающей иного отношения к печатному слову. Следует помнить, что русские лучшие журналисты прошлого, по словам А.С. Пушкина, свое служение Отечеству видели в том, чтобы управлять общим мнением. Высокая нравственность, интенсивность поисков идеала, общественной гармонии были их отличительными чертами.

См.: Прохоров Е.П. Журналистика и демократия: Учебное пособие / Е.П. Прохоров. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Аспект Пресс, 2004. – С.319-331.

К переменам, происшедшим в нашей стране в начале ХХ века, российское общество было подготовлено почти вековой историей русской журналистики. В начале парламентского процесса мы видим пример духовного и политического плюрализма, который, к сожалению, активизации оппозиционной, прежде всего исчез в результате печати. большевистской, Возрождение этих традиций произойдет только в конце ХХ века. В начале ХХ века в системе российской прессы имелись очень большие отряды правительственной, партийной прессы. В конце же ХХ века власть, начавшая «перестройку», дополнила политический лексикон понятием «четвертая власть». Многие авторитетные политические деятели, журналисты поддержали деятельность власти, тем самым «вылив» на общество множество политической информации и создав почву для PR, политической рекламы и т.д.1 а сама журналистика, кажется, отступила под напором новых форм и видов манипуляционной деятельности. Современные партийные издания выступают не как журналистика, а как элемент PR-деятельности политических партий. О журналистике здесь речь идти не может. Основную нагрузку по информированию граждан о политической жизни страны, в том числе и о деятельности парламента, несут на себе официальная пресса («Российская газета», «Парламентская газета»), качественные общественно-политические издания («Известия», «Коммерсант», «Эксперт»), массовые общественно-политические издания («Аргументы и факты», «Комсомольская правда»). Для формирования гражданского общества в нашей стране необходима демократичная государственная политика в сфере СМИ, предполагающая, в том числе и поддержку частноиздательской практики. Только так можно сформировать здоровое информационное пространство, предполагающее движение двусторонних информационных потоков: от общества к власти и наоборот.

См.: Ермаков Ю.А. Манипуляция личностью: опыт, тенденции, перспективы. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та. – 1995. – 236 с.

Диссертант вслед за Ю.В. Чемякиным полагает, что «информационная политика государства призвана, прежде всего, способствовать формированию такой системы СМИ, которая в наибольшей степени отвечает интересам всего общества и в наименьшей мере служит средством удовлетворения чьих-либо частных интересов и амбиций»1. Но политический опыт России начала и конца ХХ века показывает, что пресса очень часто являлась как раз именно средством удовлетворения частных интересов – власти, политических партий и их лидеров и т.д. И в наши дни журналисты отмечают серьезную угрозу со стороны исполнительной власти существованию российской прессы как действующего института гражданского общества, что автору диссертации представляется принципиально важным для становления в нашей стране гражданского общества. Только объективная, непредвзятая информация, свойственная журналистской деятельности, способна сохранить баланс интересов в изменяющейся политической действительности. Заметно, что и к началу ХХI века национальная государственная политика в области СМИ четко не сформулирована. Если в информационной политике исполнительной власти наблюдается тенденция к установлению господства в медиапространстве, так как это позволяет контролировать политический процесс, то политика парламента в области СМИ как в начале, так и в конце ХХ века прослеживается слабо. поздно и неуверенно обращались к Так, на первом этапе информационного становления отечественного парламентаризма народные избранники слишком проблемам законодательства. В результате инициатива в информационной сфере так и осталась в руках исполнительной власти. При выстраивании вертикали власти пресса функционирует как фундамент, что не позволяет журналистике выполнять свои общественные функции. В конце ХХ века, несмотря на принятие российским парламентом с 1991 по 1999 гг. более 30 общенациональных законов в области средств массовой Чемякин Ю.В. Региональная пресса как организатор политического диалога (на материале печатных СМИ Свердловской и Челябинской областей). Дисс….канд. политич. наук. Екатеринбург. – 2003. – С. 53.

информации, в законодательстве о СМИ остаются серьезные пробелы. Конечно, принятые парламентом законодательные акты существенно повлияли на утверждение в общественном сознании ценностей свободы печати, но многие вопросы (например, доступ к правительственной информации) до сих пор не урегулированы. Главная причина такого положения заключается не только в слабой политической воле народных избранников, но и в игнорировании опыта выработки коллективных решений, в том числе и в области СМИ. Итак, мы выяснили, что судьбы парламентаризма и свободной прессы зависят от ряда необходимых условий, среди которых определенная политическая культура общества, продуманная государственная политика в области СМИ. Еще одним фактором, важнейшим для полноценного функционирования этих двух политических институтов, является прессы, сформированное с помощью печати общественное мнение о деятельности Государственной Думы. Оно напрямую определяется поведением тем, как журналисты отражают политическую картину страны. В связи с этим необходимо обратиться к анализу публикаций, отразивших основные проблемы политического процесса вообще и парламентаризма – в частности.

ГЛАВА 2.

ОТРАЖЕНИЕ ПРОБЛЕМ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА В РОССИЙСКОЙ ПРЕССЕ В современном мире журналистика является не только участником, т.е. субъектом, а в определенных случаях и объектом политического процесса. То обстоятельство, что журналистика в нашей стране на различных времени являлась объектом политического процесса, отрезках объясняется историческими особенностями отечественной прессы, которая 150 лет своего развития служила рупором власти, и в общественном сознании нередко воспринимается не как голос общества, а директива «сверху». Однако даже в жестких условиях моноидеологической системы отечественная журналистика была главным средством генерации демократических идей. Рамки диссертационного исследования, естественно, не дают возможности дать полную и исчерпывающую картину отражения проблем парламентаризма в журналистике начала и конца ХХ века, однако позволяют выделить основные, по мнению диссертанта, тематические блоки, прямо связанные с темой данной работы. Наиболее обсуждаемыми российской прессой темами как в начале, так и в конце ХХ века были: избирательная кампания, освещение рассматриваемых в парламенте проблем, формирование образа народных избранников. Основанием для выделения именно этих вопросов стало их наиболее частое упоминание в отечественных средствах массовой информации.

2.1 Избирательные кампании на страницах газет Судьба парламентаризма подготовлено Формирование к восприятию благоприятного зависит от того, как общество будет демократических общественного ценностей о и идей. мнения перспективах развития парламента, о народных избранниках во многом связано с тем, как пресса проанонсирует анализа предстоящие самые события. тиражные Богатый массовые материал для размышлений дает анализ газетных полос в начале и в конце ХХ века. Для взяты общественнополитические газеты начала ХХ века «Русское слово» и «Новое время», партийное издание «Речь», газета «Русские ведомости», т.е. серьезные общественно-политические органы периодики, ключевой темой которых в изучаемый период был парламентский процесс. Одним из общероссийских изданий начала ХХ века, наиболее объективно освещающим выборы, представляющим разные точки зрения на ту или иную партию, отдельного политика или общественного деятеля, была газета «Русское слово. Современники называли «Русское слово» «фабрикой новостей», отмечая, что газета была «первой по величине, живости и подписке»1. Фактическим редактором этой газеты долгие годы оставался «король фельетонов», театральный критик В. М. Дорошевич. Он сумел придать газете, владельцем которой был И.Д. Сытин, серьезный тон, осведомленность, абсолютную самостоятельность. Особый интерес для анализа представляет газета А.С. Суворина «Новое время», которая способствовала формированию политической культуры населения, создавала настроение в поддержку идей эволюционного развития России. Издатель стремился сделать газету «парламентом мнений». Читательская аудитория «Нового времени» включала представителей высших бюрократических кругов, мелкое чиновничество, поместное дворянство, городскую буржуазию, интеллигенцию умеренных взглядов, духовенство. В центре внимания издания часто находилась Государственная Дума. А.С. Суворин считал единственно России допустимым вариантом и политической народного модернизации сочетание самодержавия представительства. На этих же позициях стояла его газета, информативность См.: Махонина С.Я. История русской журналистики начала XX века. Учебное пособие / С.Я.Махонина –3-е изд. – М.: Флинта: Наука, 2004. – С. 96.

которой была высокой, прогнозы политических обозревателей точными.

являлись Газета «Речь» – легальный орган партии кадетов, привлекла внимание диссертанта потому, что Государственная Дума для этой политической организации и для их издания была путем к упрочению конституционного строя, следовательно, внимание со стороны этой газеты, как впрочем, и со стороны центрального органа партии «Союз 17 октября», к первому отечественному парламенту было постоянным. Только октябристы отражали думскую деятельность с позиций защитников неограниченной монархии. «Русские ведомости» были частным изданием, но выступали в русле правительственных органов печати, т.е. являлось официозом. Тем не менее, эта газета справедливо может считаться эталоном «большой» качественной газеты России начала ХХ века, стремившейся сохранить имидж беспартийной и независимой газеты. Для анализа избирательных кампаний конца ХХ века диссертант выбрал «Аргументы и факты», «Известия», так как в этих изданиях представлены различные точки зрения по рассматриваемому вопросу, а также достаточно интересна содержательная сторона материалов. Эти общероссийские газеты способны втягивать в информационный обмен все территориальные и социальные проблемы. части общества и отражать их социально-политические «Аргументы и факты» и «Известия» универсальны по информационно-тематической структуре. У выбранных для анализа изданий нет на организационном уровне связи с государственными институтами, а их идеологическая платформа основывается на принципе независимой прессы. Если еженедельник «Аргументы и факты» тяготеет к изданиям массовым, то «Известия» скорее отвечают характеристикам качественной прессы. Временные рамки анализа избирательных кампаний следующие: начало ХХ века – первая избирательная кампания. Конец ХХ века – последние две (выборы в Государственную Думу 1999 и 2003 гг.), так как, по мнению диссертанта, эти этапы наиболее интересно, полно и относительно объективно освещены анализируемой прессой. Для удобства исследования проблемы, связанной с выборами в Государственную Думу, следует в первую очередь проанализировать материалы российской прессы начала ХХ века. Наиболее активно первая избирательная кампания освещалась в общероссийских тиражных изданиях, таких, как газета «Русское слово», издававшаяся в Москве И.Д. Сытиным, и газета «Новое время» А.С. Суворина выходящая в Санкт-Петербурге. Эти общественно-политические издания являлись трибуной для формирования общественного мнения о той или иной политической партии, выдвигающей своих кандидатов в Государственную Думу, так как тема выборов была ведущей в российской прессе с декабря 1905 года по конец апреля 1906 года. Изданием, наиболее объективно освещающим выборы, представляющим разные точки зрения на ту или иную партию, отдельного политика или общественного деятеля, была газета «Русское слово». было реализовать при условии выбора Редакция «Русского слова» возлагала на Государственную Думу большие надежды, которые можно в парламент людей достойных и политически грамотных. Поэтому журналисты уделяли пристальное внимание будущим народным избранникам, испытывая определенные симпатии к представителям партии кадетов. Издание стояло на либеральных позициях, поэтому ожидало от нового органа российской власти, т.е. Государственной Думы, быстрого разрешения ключевых общественно-политических проблем. Так, 21 февраля 1906 года газета «Русское слово» на первой полосе представила читателям «Именной Высочайший указ Правительствующему Сенату», в котором признавалось необходимым «ныне назначить сроки производства выборов членов Государственной Думы»1. Выборы были назначены на 20 апреля 1906 года в Оренбургской и Киевской губерниях. Во всех остальных губерниях выборы должны были пройти 14 апреля 1906 года.

Русское слово. 1906. 21 февр.

Опыт первой избирательной кампании в российской империи сразу привлек внимание «Русского слова». Первые надежды были полны оптимизма: «…отныне…только мы сами будем виноваты, хорошие или плохие будут у нас законы, хорошо или плохо будет устроена наша жизнь, будет ли процветать и благоденствовать всем нам дорогая родина или придет в упадок»1, - говорилось в материале газеты И.Д. Сытина. Газета возлагала большие надежды на парламентариев: «Если попадут в Думу люди, не понимающие блага страны, или, еще хуже, намеренно приготовляющие ей гибель, погибнет святая Русь;

если же членами Думы явятся люди, радеющие о благе народном, – наша родина станет на такую высоту, какой еще никогда не достигала». Редакция выражала надежду на то, что призванные к участию в выборах граждане осознают великую ответственность «перед Богом, Царем, счастьем Родины, нашей совестью» 2. Призывая избирателя присоединиться к какой-нибудь партии, авторы материалов напоминали читателям, что «один в поле не воин». Эти призывы неоднократно встречаются на страницах «Русского слова» на протяжении всего 1906 года. отдельного Характерно, что сотрудники газеты считали единение может затеряться в массе других голосов. выборщиков необходимым условием силы избирателей, так как голос выборщика Примечательно и то, что в материалах этой газеты акцентируется внимание читателей на том, что благо страны зависит от позиции отдельного избирателя. «Русское слово» информировало общество о делегатах всех партий, но позитивные материалы журналистов были посвящены только партии народной свободы, т.е. кадетам, чью позицию разделял редактор. В постоянной рубрике «Московские вести» помещались статьи «К выборам в Думу». Всего диссертантом проанализировано 27 таких статей, опубликованных в период с 21 февраля по 20 апреля 1906 года. В них речь шла о политических партиях, их лидерах, результатах встречи с народом тех или иных политических 1 Русское слово.1906. 3 янв. Там же.

деятелей. Вниманию читателей были представлены материалы, подробно характеризующие программные установки политических партий, их шансы на предстоящих выборах: «несмотря на то, что мы еще только готовимся к первым выборам в Государственную Думу, мы насчитываем не меньшее количество партий, нежели страны, живущие партийной жизнью в течение многих десятилетий»1. Характерно то, что журналисты «Русского слова» во время избирательной кампании 1906 года добровольно взяли на себя функцию политического просветителя, знакомя читателей с программными установками некоторых партий, в том числе и кадетов. При явной симпатии этой партии, которая, как писала газета, «насчитывает в своей среде много талантливых общественных, литературных и научных работников, на ее стороне, несомненно, большинство передовых городских и земских деятелей, представляющих собой сплоченную силу», газета подчеркивала, что «сама программа партии представляет собой широкое поле для компромиссов избирателей, так как некоторые важные вопросы (о двухпалатной системе, избирательном праве женщин) не предрешены ею»2. Партия конституционных демократов, по мнению редакции газеты, одна из немногих российских партий, которая в 1906 году могла рассчитывать на успех Государственную Думу. При этом не исключался при выборах в союз партии конституционных демократов с кандидатами торгово-промышленной партии и «Союза 17-го октября», а также партиями правого толка. Журналисты были обеспокоены низкой активностью избирателей. Вину в этом «Русское слово» возлагало на политические партии: «Не достигши еще определенных политических форм, мы разбились на значительное количество партий, выделяющих из себя даже отдельные фракции». Действительно, из дробления партий произошло «дробление силы, которая могла бы действовать рука об руку при достижении политических целей»3. Характерно то, что «Русское слово» – Русское слово. 1906. 7 янв. Там же. 3 Там же.

1 частное издание, а ее журналисты были серьезно обеспокоены состоянием общественно-политической жизни страны, степенью информированности общества о предстоящих выборах. политической жизни страны. Интересна была позиция «Русского слова» по вопросу участия в выборной кампании всех слоев общества. Авторы материалов по проблемам выборов в Государственную Думу делали акцент на исторической значимости этого события. Некоторые статьи под рубрикой «Выборы в Думу» были адресованы тем общественным группам, которые не получили права участвовать в выборах. Но, по мнению журналистов, «отсюда не следует, что они лишены возможности содействовать развитию выборной кампании в том направлении, которое, по их мнению, является наиболее желательным»1. Автор отмечал, что эти граждане не имеют права подходить к избирательной урне, но имеют возможность воздействовать легальным путем на тех, кто имеет право голоса в избирательном собрании. Так, газета «Русское слово» фактически поддержала несправедливую позицию власти по отношению к своим гражданам. Вместо того чтобы обратиться к власти с требованием наделения правом голоса ущемленных социальных групп, «Русское слово» призывало каждого мыслящего человека, имеющего и не имеющего права участвовать в выборах, ежедневно давать себе отчет о том, как он проявляет свое участие в выборной кампании. Значительное внимание «Русское слово» уделяло проблеме избирательной агитации. Так, 21 марта (3 апреля) 1906 года в газете была опубликована статья «Выборы», из которой следует, что исторические выборы, как и следовало ожидать, характеризуются беспримерным абсентеизмом выборщиков. Автор, отмечая уродливую обстановку избирательной агитации, подчеркивает то, что «подавали голоса случайно, за случайных людей», «голосовали за тех или иных людей по соображениям, свободным от политической окраски». Редакция российских журналистов на победу на Для редакции «Русского слова» необходимо было показать важность выборов для Русское слово. 1906. 21 марта.

выборах партии «народной свободы» была неоднозначной. Кадетская газета «Речь» целый номер (№ 21 1906 года) посвятила победе партии на выборах, отметив: «На имя министра внутренних дел П.Н. Дурново ежедневно получают телеграммы губернаторов… в которых говорится о голосовании в губернских городах преимущественно за членов партии «народной свободы». «Русское слово» так прореагировало на данное выступление: «Мы стоим вне партии, но, конечно, не можем не сочувствовать успеху тех политических групп, которые стоят за широкие демократические реформы»1. «Русское слово», так же как и кадеты, не приветствовало насильственного пути решения проблем, возлагая большие надежды на общественно-политические и экономические преобразования. Журналисты издания И.Д. Сытина, выражая мнение большинства прогрессивно о выборах мыслящих членов российского общества, возлагали на Государственную Думу определенные надежды. Например, автор материалов в Государственную Думу Петр Оленин так высказал свое убеждение по поводу политического будущего страны: «…Россия не желает прозябать под конституционным балдахином. Мы слишком долго жили по классической формуле: снаружи – блеск и сила, внутри – гниль и разложение. Россия раз и навсегда разрывает все нити, связующие нас с этой формулой. Обновление должно быть не наружным, а полным внутренним обновлением»2. Понятно, почему журналисты так рьяно следили за ходом выборов и выступали против невежественности некоторых членов избирательных комиссий, поддерживая партию «народной свободы»: «Так сплошь и рядом люди опускали свою записку, волнуясь, со слезами. Другие крестились, шептали: «Помогай им Бог», «Умудри их господь отстоять народную свободу» и т.д.»3. Автор материала даже приводит пример с безногим мастероммедником, которого несли на руках опустить записку за «народную свободу».

Русское слово. 1906. 21 марта. Русское слово. 1906. 28 марта. 3 Русское слово. 1906. 29 марта.

1 Надо отдать должное «Русскому слову», в котором при явной симпатии к конституционно-демократической партии уделялось внимание и другим политическим силам. На страницах газеты развернулась полемика по поводу некоторых партийных изданий. В газете неоднократно публиковались материалы нравственного толка, критиковалась редакционная политика органов печати «Союза 17 октября»: «Сегодня мы имеем в руках доказательство, что органы Союза не брезгуют никакими средствами, даже открытая ложь их не стесняет.…Вот как «пишется» история партии «Союза 17 октября». Беззастенчивая ложь. Разве такие способы борьбы нужны партии? Эта фальшивая монета партии стыдит союз, а не возвеличивает»1. А газета «Московские ведомости», руководимая Грингмутом, «выдумывает на этот раз правдоподобно», защищая «произвол и насилие». А, как сказала в свое время Екатерина II идеями»2. Позиция «Русского слова» по отношению к «правым» представляется нам весьма интересной, так как после Манифеста от 17 октября 1905 года политическая ситуация в стране серьезно изменилась, а монархисты все еще не могли расстаться со своими архаичными убеждениями. Авторы многих материалов о деятельности «правых» приходят к выводу, что «в ряду наших политических партий партия «правых» занимает самое жалкое положение. Это не ирония. От души можно пожалеть людей, всем своим существованием тянущихся к старому строю, но поставленных в необходимость содействовать новому порядку государственного устройства вместе с ненавистными партиями прогрессистов»3. Газета называет правых неисправимыми монархистами, положение которых в России ужасное, ведь «в России введена Конституция». Но у правых якобы есть возможность проявить гражданское мужество и объявить Думе бойкот, так как «правые» – враги Думы, считающие, что «…раз нас зовут свыше, мы обязаны исполнить веление».

Русское слово. 1906. 29 марта. Русское слово. 1906. 23 марта. 3 Там же.

1 своему сыну Павлу Петровичу, «пушки не могут воевать с Автор материала считал, что Государственная Дума – это удар по самодержавным убеждениям «правых», которых душит злоба, «когда они, прикованные к тачке свободы, идут к урнам». Значит, считает автор, они будут мстить, прежде всего, прогрессивным партиям, «всему светлому и хорошему…всем человеческим добродетелям, истине, справедливости, добру. Но в бешенстве они не замечают, что их месть, как бревно, привязанное на дереве, будучи пущено в противников, не долетает до них и, возвращаясь к мстителям, больно ударяет их»1. Такая позиция «Русского слова» говорит о беспокойстве журналистов за судьбу предстоящих реформ и Государственной Думы, в которой собрались представители с противоположными политическими взглядами. В такой ситуации, по мнению редакции, думцам сложно будет прийти к выработке общих решений. И действительно, накануне выборов реакционные газеты (особенно преуспевали издания «Союза русских людей») довольно часто принижали в публикациях значение Государственной Думы для российского общества. Вот как они объясняли слово «гражданин», самое ненавистное для «правых» слово: «…гражданин – это человек жидовско-польского происхождения». «Прогрессисты», по мнению одного харьковского врача, входившего в «Союз русских людей», – это те, кто лезет вперед. Демократы – «демокрады», обкрадыватели домов. «Социал-демократы – общественные обкрадыватели. Республика значит: режь публику. Либералы – это почитатели языческого бога Либера – Бахуса;

они растерзывали животных и ели окровавленное мясо»2. «Правые» считали, что именно близорукий Либер-Бахус породил в России четырех дочерей и четырех сыновей: проституцию, конституцию, демократию и республику;

социалиста, революционера, анархиста и республиканца. А если бы не было «этих исчадий ада, священные основы – самодержавие, православие и народность – стояли бы по-прежнему незыблемо. Две вольные девицы, проституция и конституция, живут в роскошно-публичных палатах.

1 Русское слово. 1906. 23 марта. Русское слово. 1906. 21 марта.

Дом проституции так и называется публичным домом, а публичный дом конституции – парламентом»1. Таковы «публичные» объяснения смысла конституции харьковских «правых». Редакция «Русского слова» была возмущена тем, что «правые» смеются над тем учреждением, в которое идут, послушные велению свыше. Это есть цинизм высшей степени. И так могут поступать только враги родины, а не ее истинные сыны. Доставалось от «Русского слова» газете А.С. Суворина «Новое время». Оппозиционно настроенные современники называли газету «министерской», рупором правительства, неофициальным официозом2, застенком, в котором пытают русскую мысль и русскую жизнь. Журналисты «Русского слова» отмечали: «Новое время» со своим гнусным подголоском – «Русской землей» запели свою противную, полную человеконенавистничества песню. Не имея возможности бороться против идей, исповедуемых партией «народной свободы», печатная «шатия» старается забрызгать слюной личности, обвиняли в исповедующие идеи этой партии…»3. Газету «Новое время» отсутствии политической морали. Мы видим, что позиции двух ведущих массовых общественнополитических газет России начала ХХ века «Русское слово» и «Новое время» существенно отличаются друг от друга, давая читателю возможность получать разнообразные точки зрения по актуальным социально-политическим проблемам. Как известно, издатель «Нового времени» А.С. Суворин еще в начале 1905 года в рубрике «Маленькие письма» высказал взгляд на идею создания в России представительного органа власти: «Рядом с сильной властью, непременно сильной, которая не дала бы себя обмануть и провести, могут существовать такие учреждения, как Земский собор – как опора этой самой власти и ее свободный союзник, критик и работник для развития Русское слово. 1906. 21 марта. См.: Махонина С.Я. История русской журналистики начала XX века. Учебное пособие / С.Я.Махонина –3-е изд. – М.: Флинта: Наука, 2004. – С. 88. 3 Русское слово. 1906. 25 марта.

1 родины»1. А.С. Суворин верил в историческую преемственность «родных учреждений». Он считал, что одна критика существующего порядка приводит к революции, а «добрые граждане» хотят, «чтобы перед государем стояла вся страна, покорная его державной власти и готовая стоять на страже внутреннего законного порядка и упрочивать его до полной гармонии с характером русского народа и до красоты великолепного русского богатыря, сильного благородной и честной любовью к царю и Родине, сильного разумом и свободою духа»2. Мы видим, что А.С. Суворин придерживался по отношению к парламентаризму консервативно-охранительных установок, поэтому для него важно было подчеркнуть не идею участия каждого гражданина в выборах, как это делало «Русское слово», а побудить народных представителей и избирателей верой и правдой служить монарху. «Новое время», как и «Русское слово», пристально следило за деятельностью крупных политических партий того времени. Это объяснялось претензиями партий на власть. Но газета А.С. Суворина этому вопросу уделяло гораздо больше внимания, так как видела в деятельности оппозиционных политических партий явную угрозу существующему строю. Газета не оставляла без внимания программные документы партий, а так же их практическую деятельность. Внимание граждан к предвыборной кампании позволило газете высказать мысль о вхождении российского общества в публичную политическую жизнь.3 В ряде материалов, публикуемых в «Новом времени», говорится о явной угрозе социальному спокойствию со стороны политических партий, указывается на то, что «партийные интересы и личные самолюбия провоцируют лишь ненависть и злобу. Партии целесообразны и полезны в благоустроенных странах…России нужны просто люди – честные, разумные и энергичные, готовые всецело посвятить себя ей». Эта громадная и Новое время. 1905. 16 янв. Там же. 3 Новое время. 1907. 28 февр.

1 сложная работа, по мнению «Нового времени», могла быть выполнена только при наличии двух условий – единения и спокойствия1. Считая выборы в Государственную Думу «конкурсным состязанием политических партий по принципу кто кого осилит», А.С. Суворин отмечал, что «в результате в Думу приходили случайные люди, изнервничавшиеся и издерганные, с исключительным желанием продолжать борьбу и со страстным желанием говорить, чтобы обратить на себя внимание». В связи с этим издатель утверждал, что «…выборы в Государственную Думу не должны ограничиваться выбором партий…необходимо выбирать отдельных известных лиц. К каждому выбираемому... должна быть приложена оценка его предшествующей деятельности и прочности его политических убеждений»2. Конечно, Суворин видел на месте избранного человека, любящего свою родину, с честными стремлениями и прочно сложившимися убеждениями. Консервативные партии и газету «Новое время» сближало не только отношение к основным гражданским правам, но и методы борьбы с революцией. Наибольшими симпатиями «Нового времени» пользовались политические идеи «Союза 17 октября»3. Определенный интерес для диссертанта представили материалы газеты «Речь», которая являлась главным и наиболее известным органом конституционно-демократической партии. Редактировал издание один из лидеров партии П.Н. Милюков. Интересно, что споры о партийном статусе газеты «Речь» продолжались на протяжении многих лет. Сама редакция открыто не называла свое издание ни официальным, ни главным, ни центральным органом партии кадетов. Журналисты газеты, признавая «Речь» органом партии и ее единомышленником, считали себя политически свободными людьми. Одной из целей редакционной политики «Речи» были выборы в Государственную Думу.

1 П.Н. Милюков полагал: «…Для нас укрепление Новое время. 1907. 15 янв. Новое время. 1907. 16 авг. 3 См.: Остапенко Л.А. газета А.С. Суворина «Новое время» в общественно-политической жизни России (1907– 1912 гг.). Дисс…канд. ист. наук. – Нижний Новгород. 2002. – С. 56.

привычек свободной политической жизни есть способ не продолжить революцию, а прекратить ее. Но прекратить революцию нельзя, борясь с ней старыми полицейскими средствами…»1. Сотрудники «Речи» считали необходимым участие партии кадетов на выборах, считая при этом газету не только средством агитации, но способом борьбы за честь. Этим объясняется пристальное внимание редакции к выборной тематике. Только в период со 2 марта по 13 апреля 1906 года в «Речи» было опубликовано 17 передовых статей, автором которых был сам П.Н. Милюков. Интересно проследить ряд публикаций газеты «Речь». Конечно, редакция не упустила возможности повысить авторитет партии кадетов, но и важным социально-политическим и экономическим вопросам редакция уделяла пристальное внимание. Так, 22 марта (4 апреля) 1906 года газета «Речь» сделала подсчет по 35-ти губерниям Российской империи и получила такие цифры: из 850 губернских выборщиков со съездов землевладельцев и городских съездов львиная доля приходится на партию кадетов – 36%. Затем – 22% давали центральные партии (12% – «Союз 17 октября», 5% – торговопромышленная партия, 5% – «умеренные»). Крайние правые составляли 20%. Газета сделала вывод, что шансов на успех больше всего у партии «народной свободы», но для этого ей необходима поддержка так называемых «прогрессистов»2. Газета «Русское слово» так прокомментировало этот подсчет «Речи»: «…Почему конституционно-демократическая партия пользуется таким успехом, понятно – она в своей программе широко и глубоко затрагивает и разрешает больные вопросы жизни», а голос «правых» не будет слышен «на празднике русской свободы»3. Анализируя причины победы партии кадетов на выборах в первую Государственную Думу (из 421 депутата 179 были кадетами), П.Н. Милюков отмечал важность «Речи» для граждан, которые, якобы, имели единственно Цит. по: Ахмадулин Е.В. Пресса политических партий России начала ХХ века: издания либералов. – Ростовна-Дону: Изд-во ОАО «Ростиздат», 2001. – С. 65. 2 Речь. 1906. 22 марта. 3 Русское слово. 1906. 22 марта.

доступную трибуну для выражения для выражения своего оппозиционного настроения. В то же время газета писала о необходимом соединительном звене между государем и народом1. Роспуск первой Государственной Думы «Речь» назвала «величайшей государственной ошибкой»2. «Речь» была органом либеральной интеллигенции, но сотрудники газеты постоянно стремились сделать ее доступной для народа. Это яркий пример тому, как издание может стремиться к расширению аудитории, не ограничивая себя только узко-партийными интересами. Достаточно активно освещала выборы в Государственную Думу газета «Русские ведомости», которая проповедовала умеренность и постепенность в государственном переустройстве. Осуждая революционный путь, историк П.Г. Виноградов писал, что если уж русской революции суждено развиваться, то к новому строю. Россия должна прийти «дорогой, близкой к тому пути, которым прошла Германия в 1848 году, но надо употребить все усилия, чтобы выйти на эту дорогу, а не на путь, избранный Францией в 1789 г.»3. С января по апрель 1906 года «Русские ведомости» часто выступают с критикой избирательного закона, но отвергают идею бойкота выборов: «при всей неполноте и неравенстве избирательного права, при всех политических и тактических недостатках избирательного закона не следует уклоняться от выборов, а, напротив… необходимо, чтобы все содействовали избранию в Думу людей достойных доверия»4. А уже в марте 1906 года газета писала «Можно с уверенностью сказать, что конституционные демократы проведут в Думу довольно значительное число своих сторонников»5. Газета считала необходимым, чтобы «все сомкнулись рядами под флагом кадетов»6. Позиция редакций в период первой избирательной кампании в начале ХХ века определялась не только в связи с декларированными идеями, которые газета держала в центре внимания. При наличии обратной связи с читательской Речь. 1906. 2 мая. Речь. 1906. 9 авг. 3 Русские ведомости. 1905. 5 авг. 4 Русские ведомости. 1906. 14 фев. 5 Русские ведомости. 1906. 21 марта. 6 Русские ведомости. 1906. 22 марта.

1 аудиторией, которая существовала в русской прессе с 60-х гг. XIX века, на нее серьезно влияли даже не опубликованные на страницах издания мнения. Автор диссертации обнаружил в Государственном архиве Российской Федерации письма читателей, изъятые жандармскими управлениями и охранными отделениями при обысках редакций журналов и газет накануне выборов 1906 года. Так, в письме неизвестного харьковского журналиста, высказано недовольство выборным процессом: «Приближается время выборов в Государственную Думу и «дикому» избирателю, до сих лет не примкнувшему к какой-либо политической партии, трудно выбрать ту или иную партийную программу». Автор письма говорит о необходимом «народном представительстве, основанном на общем избирательном праве»1. Еще одно конфискованное в апреле 1906 года анонимное письмо свидетельствует о настроениях журналистов: «Оказалось, что срок от 17 октября до 27 апреля настолько мал, что в течение него невозможно установить, чтоб в Государственную Думу выбирали русские граждане без различия пола, сословия, национальности и религии.… Но в то же время этот срок оказался достаточным для фабрикации несуразной системы выборов, опубликованной 11 декабря»2. Автор письма предложил «установить незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог воспринять силу без одобрения Государственной Думы». Он считал, что Манифест от 17 октября окончательно отменен. И далее: «Практика парламентаризма показала, что эти ограничения прав Нижней палаты не являются для нее существенными. И в практике русского парламентаризма могло бы обнаружиться то же самое, если бы, во-первых, срок сессий Государственной Думы не определялся бы монархом и если бы русское правительство не считало, что произвол любого чиновника имеет не меньшее значение, чем законы»3. А вот средств для ограничения чиновничьего произвола Государственной Думе не предоставлено, потому что «форма управления в России устанавливается «сезонная»…. Будет ГАРФ. Фонд 1167. Опись 1. Дело 4181. Л. 1. Там же. 3 Там же. Л. 2 – 5.

1 то сезон абсолютизма или сезон конституционной монархии.

Продолжительность каждого из сезонов зависит от монарха. Но час возмездия наступит»1. В других конфискованных материалах неизвестными авторами выдвигается проблема – за кого голосовать на выборах, чем одна партия отличается от другой: «Мы хотим знать: вокруг каких знамен идет борьба? И если ваше знамя развернуто смелым и свободным, если на нем мы увидим: «Хлеба, света и свободы», оно объединит всех… пусть под черное знамя собирается вся темная сила, мы их не должны бояться. Свету, господа, больше свету! Наша жизнь и без того была слишком бесцветной, чтобы теперь самим обесцвечивать ее»2. К сожалению, и в конце ХХ века избиратель столкнулся с отсутствие объективной информации о программных установках партии, ее социальной базе, деятельности ее членов. Среди конфискованных материалов диссертанту встретились черновики статей, в которых идет речь об ответственности журналистов перед обществом. Так, в одной из них под названием «В Новый поход «России» на Государственную Думу» критикуются газеты «Россия» и «Московские ведомости». Автор пишет, что в «России», что ни день, то новые перлы. И когда пошаливают нервы, «эту газету можно рекомендовать для легкого и забавного чтения, вместо того, чтобы тратить деньги на оперетту». А вот от «Московских ведомостей» «слишком уж пахнет кровью и всяческой мерзостью запустения. Читать их жутко и как-то неловко, точно скандальный уголовный роман или воспоминания сыщика-шпиона». А «Россия» «даже о смертной казни и о причинах еврейских погромов говорит так, что невольно расхохочешься». Автор обвиняет «Россию» в том, что она выступает против Думы, т.е. против «представителей народных»3. Этот факт, по мнению диссертанта, наводит на мысль о том, что материалы, призывающие к уважительному отношению к самой идее ГАРФ. Фонд 1167. Опись 1. Ед. хр. 4180. Л.1. Там же. Ед. хр. 3930. л. 7. 3 Там же.

1 парламентаризма, были не выгодны исполнительной власти, поэтому и оказались не на страницах газет, а в Министерстве внутренних дел. Правительство также не допускало критики изданий, являющихся его рупором. Таким образом, мы видим, что действия власти в отношении свободной прессы и парламента были похожими: опасные для власти материалы, несмотря на провозглашенную свободу слова, изымались, а первая и вторая Государственные Думы, не соответствующие политическим настроениям верховной власти, по воле монарха прекратили свою деятельность. Обнаруженные материалы позволяют еще раз уточнить позицию газеты по отношению к выборам в Государственную Думу, так как на выработку редакционной позиции важно мнение аудитории, связь с которой через письма читателей является наиболее оптимальной формой учета общественного мнения. Это чрезвычайно актуально для современной отечественной прессы, которая в большинстве своем не прислушивается к мнению граждан. Таким образом, разные типы изданий в начале ХХ века серьезное внимание уделяли ряду важных государственных проблем, среди которых ведущей были выборы в орган народного представительства. И в конце ХХ века проблема формирования парламента вновь стала одной из главных для российского общества, а соответственно и для прессы. ситуация в стране заставила доверяют ли своему избраннику, обратиться знают Новая политическая к следующим проблемам: ли о программных установках осмысленно ли граждане голосуют за конкретного кандидата в депутаты, партии, верят ли в то, что избирательная кампания завершится созданием парламента, члены которого будут готовы выработать общие решения. И вновь, так же, как и в начале ХХ века российская журналистика пытается ответить на эти вопросы. Но если в первой половине 90-х годов ХХ века журналистов интересовала проблема «Кто станет лидером перемен?», то к концу последнего десятилетия актуальным стал другой вопрос – что собой представляет национальный избиратель, и способен ли он сделать объективный выбор? Одним из способов получения ответов на данные вопросы являются данные социологических исследований, характеризующих тенденции формирования политических установок в массовом сознании. Так, на вопрос «Кого хотели бы вы поддержать в выводе России из кризиса?» - 56 % россиян выразили безусловную вербальную поддержку «сильной политической личности». Эта точка зрения преобладала в российских СМИ в течение предвыборной кампании. При этом отмечена тенденция снижения избирательной активности граждан к 1999 году. Так, с 1995 по 1998 гг. на 8,9% снизилось количество граждан, считающих, что участие в выборах – обязанность гражданина. Ряд опрошенных в конце 1998 года считали, что в выборах участвовать необязательно1. К началу ноября 1999 года окончательно определился состав участников парламентских выборов. Число объединений и блоков по сравнению с 1995 годом сократилось почти на треть, «а в общественном сознании реальные претенденты обозначены гораздо более рельефно, чем четыре года тому назад, и отделены от охотников попытать счастья в избирательной неразберихе – прямой результат действия нового законодательства», который «закрепил электоральные ниши за узнаваемыми партиями… на политической “ярмарке тщеславия” свободных мест нет»2. Журналисты общероссийских изданий сосредоточили пристальное внимание на влиянии нового избирательного законодательства на деятельность политических партий. Проведенный анализ материалов «Аргументов и фактов», «Комсомольской правды», за октябрь-ноябрь 1999 года позволил выяснить, какая политическая партия наиболее часто являлась объектом журналистских материалов. На первом месте по количеству негативных материалов оказалась КПРФ и ее лидер Г. Зюганов. Материалы прессы свидетельствуют об обеспокоенности журналистов «левением» российского общества. По мнению диссертанта, это явилось одним из самых беспочвенных мифов, появившихся в период выборов в Государственную Думу, так как результаты тех же Политические настроения россиян. Информационно-аналитический бюллетень: СОЦИОЛОГИЯ ВЛАСТИ. № 6. – М.: Изд-во РАГС, 1998. – С. 13. 2 Шейнис В. Перед последним стартом // Независимая газета. 1999. 16 ноября.

социологических опросов свидетельствовали о том, что численность населения, отождествляющая себя со сторонниками коммунистической идеологии, оставалась в пределах 16-19%. В конце 1998 года вероятность того, что в России в ближайшее время к власти могут прийти коммунисты, население оценивало не более, чем в 40%. Но СМИ удалось пусть незначительно, но снизить авторитет КПРФ и ее лидера Г. Зюганова в глазах общественности. Об этом свидетельствуют социологические исследования, согласно которым за шесть месяцев (с апреля по октябрь 1998 года) на 2,7% снизилось количество граждан, готовых проголосовать за Коммунистическую партию Российской Федерации, на 9% - за партию «Наш дом – Россия», а Народно-республиканская партия, лидером которой являлся А. Лебедь, наоборот увеличило количество симпатизирующих этой политической группе на 5,5% 1. Выводы исследователей есть прямое следствие пассивности российских СМИ в избирательной кампании 1999 года, которая превратились в настоящую информационную схватку. Исследователи даже полагают, что к тому времени технологические законы СМИ серьезно влияли на политический процесс в российском обществе. Речь идет о «медиатизации политики», т.е. таком процессе, при котором политическая жизнь перемещается в символическое пространство средств массовой информации. В этих условиях политическая борьба трансформируется в ряд информационных кампаний, сводящихся к нападкам на отдельных политиков, как правило, лидеров ведущих политических партий. В нашей стране в результате медиатизации политики произошло торжество компромата. Это один из примеров влияния СМИ на политический процесс2. Электоральные предпочтения тех или иных партий соотносятся с тенденциями изменения рейтинга доверия населения известным российским политикам.

См.: Политические настроения россиян. Информационно-аналитический бюллетень: СОЦИОЛОГИЯ ВЛАСТИ. № 6. – М.: Изд-во РАГС, 1998. – С. 35. 2 Засурский И.И. Реконструкция России. Масс-медиа и политика в 90-е годы. – М.: Изд-во МГУ, 2001. – С. 102.

Уже в марте 2000 года «Аргументы и факты», подводя итоги парламентских выборов, ликовали, так как выборы в Государственную Думу показали: за коммунистов проголосовали всего 20% избирателей, 80% отдали предпочтение «Единству», Союзу правых сил, движению «Отечество – вся Россия», Либерально-демократической партии и «Яблоку». Большинство россиян проголосовали за демократов! («АиФ». 2000. 22 марта). По мнению диссертанта, пока пресса более или менее отражала информацию о деятельности политических партий (или, по крайней мере, стремилась к этому. Е.С.), в российский парламент входили различные политические силы. С возникновением определенного информационного вакуума, о чем свидетельствует обращение в Конституционный Суд Российской Федерации лидеров КПРФ после последней избирательной кампании в Государственную Думу, партия проигрывает на выборах. Вот так сыграла пресса на национальном менталитете. Следовательно, судьба каждой политической партии зависит от внимания или невнимания СМИ, что и учли политтехнологи, приводя к власти «Единую Россию». Избирательная кампания в Государственную Думу 2003 года заставила журналистов серьезно задуматься о будущем отечественного парламентаризма. Наиболее часто и всесторонне данный вопрос поднимается в еженедельнике «Аргументы и факты» и газете «Известия». Из анализа 17 газетных материалов еженедельника «Аргументы и факты», посвященных выборам в Государственную Думу 2003 года, следует: во-первых, журналисты называли результаты выборов «вполне ожидаемыми», кандидатов в депутаты Государственной Думы лояльными президенту. Так, в статье А. Угланова «Выборы: осмысленные и беспощадные» («АиФ. 2003. № 49) автор говорит об «оккупированности» высших федеральных органов президентской властью. Но такой расклад может привести не к самым лучшим последствиям: «…все проблемы, назревающие в стране «повиснут» на президенте и «Единой России», и в следующей Думе могут возникнуть национал-популистские партии. Во-вторых, комментарии журналистов были сведены к следующему:

новый российский парламент более чем на две трети будет лоялен президенту: «Кроме коммунистов, остальные победители фактически присягнут ему в верности». Таким образом, обществу дана установка на то, что выработать общее решение депутатам нынешней Государственной Думы будет проще, чем ее предшественнице, но о независимости парламентариев от первого лица государства придется забыть. Редакция газеты «Известия» сосредоточила внимание на особенностях национального избирателя, называя тех, кто находится между правыми и левыми партиями «электоральным болотом» («Известия», 1 ноября 2004 года). Видна обеспокоенность журналистов этой газеты тем, что масса избирателей, не имеющих ясных политических симпатий, является главной опорой «партии власти», активно использующей административный ресурс. Однако молчание газеты в период активного использования PR-технологий свидетельствует об определенной «сдаче позиции» журналистики перед политтехнологиями. Материалы прессы начале нового тысячелетия, свидетельствуют о том, что избирательные предполагали повторяющиеся поведенческие кампании, проводимые в нашей стране в последнее десятилетие ХХ века и стереотипы как со стороны кандидатов в парламент, так и со стороны избирателей. Разговор идет о привычных моделях поведения избирателя, сводимых к трем вариантам: проголосовать за данную кандидатуру законодателя, против нее или не принять участия в процедуре голосования. Логично поставить вопрос: если журналисты предполагали такой результат, то почему они не выбрали активную позицию? Кандидаты во власть активно прибегают к услугам профессиональных имиджмейкеров, PR-технологов, лишая общество возможности получать объективную информацию о кандидатах в высший законодательный орган власти. Если в начале ХХ века избиратель мог получить из партийной и частной прессы необходимую информацию о кандидатах, политических партиях, то в конце ХХ века средства массовой информации фактически превратились в коммуникационные каналы, представляющие избирателям кандидата, который до автоматизма выработал в себе необходимые навыки общения с аудиторией. Таким образом, в обществе сформировался определенный стереотип поведения: голосовать должны избиратели, политики – избираться, дело олигархов финансировать избирательную кампанию, а СМИ и PR- структурам – манипулировать общественным сознанием. Итог этому – высокий уровень абсентеизма. Выборы 2003 года отчетливо продемонстрировали негативную динамику в этой области. Граждане, не проявляющие интереса к выборам, мало интересуются тем, что происходит в парламенте, какие решения вырабатывают парламентарии, насколько эти решения продуманы и грамотно разработаны.

2.2 Пресса о государственных проблемах, обсуждаемых в Государственной Думе Поднимаемые современными журналистами проблемы не являются новыми для российского общества. Еще в начале ХХ века общественность волновали национальные вопросы, противостояние Государственной Думы и правительства, самостоятельность парламента, его способность конструктивно взаимодействовать с прессой, а прессе объективно отражать происходящее в парламенте. И от того, как решались эти вопросы, зависела судьба России. Сегодня эти проблемы вновь актуальны. Национальный вопрос в связи с особенностями формирования многоэтнического состава населения России всегда находился в центре внимания власти и прессы. С началом деятельности парламента обсуждение национальных проблем приобретает особый характер, так как в это время намечается определенный пересмотр политических прав по отношению к национальным окраинам. Позиция парламентариев, постоянно выносивших на повестку дня национальный вопрос, приводила к принятию позитивных решений, следовательно, и к определенному сглаживанию конфликтных ситуаций, характерных для многонационального государства. Рассмотрение обозначенных проблем не случайно начато с национального вопроса. Как показал исторический опыт (например, развал СССР), без решения этой задачи возникает серьезная угроза целостности государства. Достаточно напомнить, что в конце ХХ века, в связи с событиями в Чечне, журналисты предприняли попытку самим выяснить причины данного конфликта. В конце ХХ века среди парламентариев высказывались предложения решить национальный вопрос не с помощью компромиссных действий, а путем применения силы, как политической, так и военной. Такое положение не только не соответствует принципам демократического государства, но и не позволяет сосредоточить внимание общества на остальных важных социально-политических и экономических задачах. Остановимся на этом подробнее. Серия публикаций еженедельника «Аргументы и факты» посвящена национальному вопросу. С. Кургинян («АиФ», № 28, июль 1994 года), проанализировавший программные документы политических партий России, отмечает: «Нередко люди путают нацию с народом. Когда хотят сказать о простых людях как о «неэлите», тогда говорят «народ», и, наоборот, желая уйти от социальных разграничений, произносят «нация». Автор пишет об особенностях российского национализма, который, по мнению автора, русские люди выберут, но «многосемейная община народов – вот идеал русского опыта». Активное рассмотрение национальных проблем началось с 1993 года. Главная тема – нестабильность на Кавказе. Журналисты пытались выяснить предпосылки грузино-абхазского конфликта, определить его возможные последствия. Например, статья А. Угланова «Разваливается Россия» («АиФ, № 2, 1993 год) четко обозначила контуры развала страны: Чечня, Карелия, Татарстан. Еженедельник «Аргументы и факты», как и ряд других изданий в период так называемой первой чеченской кампании, занял оппозиционную позицию по отношению к действиям власти. Государственная власть, по мнению журналистов, продолжает игнорировать события на Кавказе, только журналисты пытаются разобраться в причинах конфликта и его возможных последствиях, при этом призывая правительство к разумным решениям. Депутаты Государственной Думы, в отличие от прессы, поддержали силовое решение проблемы на Кавказе. Так, «Аргументы и факты (№ 30, 1994 год) опубликовали интервью с депутатом Государственной Думы Б.Федоровым, назвавшим Чечню провинцией, в которой необходимо подавить мятеж в течение трех дней. В каждый номере еженедельника «Аргументы и факты» в период с 1993 по 1996 опубликованы материалы (статьи, заметки, репортажи), напрямую связанные с конфликтом на Кавказе. Журналисты предупреждают общество и власть о том, что Россия стоит «на пороге длительной… Кавказской войны». Еженедельник пытался дать объективную оценку происходящему конфликту. В течение 1994 года на суд читателей были вынесены интервью с Д. Дудаевым, Р. Хасбулатовым. В газете даже появилась постоянная рубрика «Горячая точка», публиковались письма читателей по поводу Чеченской кампании. Письма на имя Б. Ельцина в течение 1996 года неоднократно публиковались «Комсомольской правдой». В ответном послании Президента России людям, написавшим ему письма (было 15050 писем) с просьбами остановить кровопролитие в Чечне («Комсомольская правда», 30 марта, 1996 года), говорится о том, что «… каждая строчка в списках убитых и раненых – это моя неутихающая боль», но в то же время Б.Ельцин четко заявил, что «…чеченская проблема не имеет простых и скорых решений». До начала 1997 года в «Комсомольской правде» преобладали публикации, критикующие Президента и его команду. С 2000 года «агрессия» журналистов направлена на боевиков. Например, интервью С. Ларина с воевавшим офицером «Гуманность к бандитам советую испытать в бою под их пулями»: «В Чечне нужна американская тактика. Заваливать боевиков напалмом» («Комсомольская правда», 22 марта, 2000 года). Таким образом, к концу 90-х годов ХХ века «чеченская тема» вновь преобладает в российской прессе, которая уже не осуждает силовые действия власти. Журналисты не говорят о независимости Ичкерии, чеченцев в основном называют «бандитами», «боевиками». Так, депутат Государственной Думы Г. Явлинский заявил: «Мы не только имеем право, но и обязаны перед своим народом преследовать бандитов и террористов». К примеру, «В Чечне решается судьба России» («АиФ, № 6, 2000 г.), где говорится о том, что сохранение Чечни и есть наша национальная идея. Мы обратили внимание на тот факт, что журналисты на решение «чеченского вопроса» возлагают надежды уже не на депутатов Государственной Думы, как было до 2000 года, а на Президента РФ: «…Путин прав уже только потому, что он продолжает сегодня методично «додавливать» чеченскую проблему. Можно предъявить кучу претензий к тому, как это делается. Можно критиковать и спорить. Но это не должно Путина останавливать. Главное – чтобы он добил, доделал, додавил… нам все же пора учиться подходить к демократическим ценностям прагматично… Национальная идея рождается как общенациональная проблема». О возможной роли российских парламентариев в решении этого вопроса не говорится. В публикациях российских журналистов много крови, фотографий зверски убитых людей, при этом акцентируется внимание на том, что «Чеченская республика – часть России… сегодня она тяжело больна. Но мы в состоянии навести порядок в собственном доме… наведение порядка на Кавказе не означает укрепление демократии, восстановление законности и суверенных прав личности. Это не борьба с исламом, а борьба с экстремизмом» («АиФ», № 49, 1999 год). Особо остро национальный вопрос встает в российской прессе в период очередных выборов в Государственную Думу. Так, в статье «Народы пришли в «Русь» («АиФ», № 48, ноябрь 2003 г.) один из лидеров «Руси» В. Бурков заявляет: «Не может в нашей стране хорошо жить ни один другой народ, национальность, если не будут хорошо жить русские». Как и в начале ХХ века, к примеру, газетой «Новое время», «русская идея» вновь поднимается российской прессой. Но если в начале ХХ века журналисты в основном осторожно комментировали национальные вопросы, то в конце века мы видим противоположное поведение прессы. Журналисты указывают на «исламский след». В целом, по мнению диссертанта, для материалов российской прессы конца ХХ века, выбранной для анализа, характерны две основные особенности освещения национального вопроса: во-первых, стихийный, или, скорее всего, искусно спровоцированный подъем русского национализма, как защитная реакция на угрозу распада страны и оскорбления национального достоинства;

во-вторых, стремление не только обозначить образ врага, но и предложить конкретные действия по борьбе с ним. Российские журналисты, так же, как и парламентарии, достаточно смутно представляют сущность действительного развития национальных отношений. Стоит отметить, что и в начале ХХ века журналисты были серьезно обеспокоены актуализацией национальных проблем, причины которых исходят из государственной политики российского самодержавия. Подавление царскими властями национальных движений в России способствовало их радикализации. А усиление этих тенденций, наоборот, побуждало власти, в свою очередь, усиливать репрессивные действия. В результате национальный вопрос стал одним из дестабилизирующих факторов в Российской империи начала ХХ века. Российская пресса не могла остаться в стороне от рассмотрения причин данной проблемы. Обеспокоенность царизма в связи с самыми первыми, мирными и ограниченными по целям, проявлениями национального самосознания народов России была обоснованной, ибо эти проявления потенциально угрожали сохранению империи. Но грубое подавление национальных движений давало обратный результат. Поражение России в войне с Японией, разрушившее миф о военном могуществе царизма, а затем первая российская революция породили быстрый подъем национальных движений, охвативший практически все народы страны как на западе, так и в Закавказье, Средней Азии и Сибири. Общими требованиями были уравнение народностей в правах, обучение на родном языке, свобода вероисповедания. Для многих народов стал актуальным вопрос о земле. В Финляндии и Польше широкое распространение получил лозунг территориальной автономии, за которым стояло стремление к полной государственной независимости. Этот лозунг пользовался поддержкой в среде украинской интеллигенции и в определенных грузинских кругах. Наибольшего успеха добилось национальное движение в Финляндии, поэтому монарх был вынужден создать в там сейм, избираемый всеобщим голосованием. На выборах 1907 года и (после разгона первого сейма) 1908 года самой сильной фракцией в этом органе народного представительства оказались социал-демократы, самоопределение. теоретически поддерживающие право наций на Власти, стремившейся продолжать курс на русификацию, гораздо труднее было пойти на уступки в Польше. Дважды на протяжении 1905-1906 гг. правящие круги рассматривали так называемый еврейский вопрос. Комитет министров даже отмечал, что с государственной точки зрения правильным было бы полное уравнение евреев в правах с остальным населением Российской империи. Но из-за антисемитизма в определенных кругах все ограничилось предложением произвести подробную разработку истории еврейского законодательства. В Департаменте общих дел Министерства внутренних дел была подготовлена записка, доказывающая, что именно правительство своей политикой само обособило евреев от остального населения и теперь, когда евреям предоставлено право участвовать в выборах в Государственную Думу. Совет министров предусмотрел лишь частичную отмену антиеврейского законодательства, сохранив оседлость и процентную норму при поступлении в учебные заведения, и сам же подсказал царю путь дальнейшего спускания дела на тормозах, предложив передать его на усмотрение Государственной Думы. В августе 1905 года джадимисты из Поволжья, Закавказья и Степного края создали Мусульманский союз, потребовавший уравнения своих народов во всех политических, гражданских и религиозных правах. А состоявшийся 1906 г. в Нижнем Новгороде съезд мусульман заговорили казахи. Таким образом, и на западе, исключая Финляндию, и на востоке страны назрели проблемы, вынудившие правительство пойти на незначительные уступки. В Государственную Думу были внесены соответствующие законопроекты. В частности, вопросы о языке преподавания, вероисповедное законодательство. Но эти законопроекты пролежали в Думе без движения до 1912 года, а затем были отправлены назад в Министерство просвещения. Причина возвращения – якобы их поспешное изготовление. в выдвинул план культурно конфессиональной автономии. О желании иметь собственного муфтия Значительнее были уступки правительства на Кавказе, где требовалось остановить начавшуюся гражданскую войну. Николаем II даже был рассмотрен проект, согласно которому предполагалось еще до работы II Думы издать указ о прекращении зависимых отношений с целью доказать народам Кавказа, что они многим обязаны императору, а не своим представителям в парламенте. Утвердить проект царю помешал протест черносотенцев. В общеимперской политике к 1910 году взяли верх великодержавнонационалистические тенденции. Царское правительство стремилось ликвидировать финляндскую автономию, а государь даже в 1910 году предложил рассмотреть вопрос о пользе существования парламента в Финляндии. Действия правительства поддерживались широкой кампанией правых в прессе и в Государственной Думе. До Первой мировой войны в Государственной Думе активно обсуждались вопросы, касающиеся Финляндии, Польши, Кавказа. Так, правые хотели, чтобы инициатива внесения конкретных законов по Финляндии была предоставлена только Государственной Думе. В этом случае шовинисты получали возможность давления на власть. Правительство это не устраивало. И в результате право осталось за царем. Он же предусматривал различные меры укрепления в Финляндии центральной государственной власти. Поэтому национальные проблемы относительно Финляндии так и не были решены, несмотря на частое обсуждение их в Государственной Думе. Парламентарии не смогли изменить положение населения Финляндии. Только пришедшие к власти в октябре 1917 года большевики дадут этой стране независимость. Избирательный закон 1907 года полностью лишил представительства в Государственной Думе населения Казахстана и Средней Азии. С точки зрения власти, депутаты от этих территорий показали себя в предыдущих двух Думах недостаточно подготовленными для участия в законодательной работе. К национальным вопросам пресса достаточно активно обращалась в течение деятельности первых двух Государственных Дум. Одни журналисты пытались показать важность решения национальных проблем для политической стабильности в государстве, другие – стремились защитить великодержавные интересы исполнительной власти и монарха. Таким образом, мы видим, что, во-первых, царизм не собирался отказываться от ущемления прав нерусских народов империи;

во-вторых, депутаты Государственной Думы не способны были в свободной дискуссии выработать общее решение по национальному вопросу;

в-третьих – третья и четвертая Государственные Думы фактически устранились от обсуждения актуального для страны национального вопроса, отдав право принимать решения исполнительной власти. К примеру, когда в феврале 1916 года группа депутатов Государственной Думы внесла законодательное предположение об отмене вероисповедных и национальных ограничений, все министры высказались против такой отмены. Российская пресса конца ХХ века, в отличие от парламентариев, не только не устранилась от регулярного обсуждения национального вопроса, но и уделила ему достаточно много внимания. Журналисты ведущих массовых общественно-политических изданий, освещающие заседания парламента, по телефону передавали в редакции свежую информацию. Фактически в каждом номере «Русского слова» за 1910 год имеются материалы различных жанров по национальным проблемам: репортажи, статьи, заметки, корреспонденции. Это свидетельствует о повышенном внимании парламентариев к данной проблеме. В анализируемой газете только за 1910 год опубликовано 228 материалов, в которых речь шла о национальных отношениях в стране. В Государственной Думе неоднократно разворачивались дискуссии по национальному вопросу. Например, в «Русском слове» от 14 февраля 1910 года был дан подробный отчет о заседании Государственной Думы 13 февраля того же года, на котором от обсуждения вопросов, связанных с формированием бюджета, думцы внезапно перешли к национальному вопросу. Заседание открыл представитель национальной фракции Л.В. Половцев, он начал свою речь выражением восторга по поводу бюджета на 1910 год. Потом он перешел к политической декларации, жалуясь на «невнимание бюджета к национальным вопросам, а также на пренебрежение к интересам господствующей национальности». Половцев обвинил октябристов «в угодничестве перед инородцами». Он недоумевал: «Дума решила вчера вопрос об обложении городских недвижимостей в польских губерниях в ущерб коренным русским областям. Вообще нам, националистам, приходится теперь бороться не с правительством, которое отказалось от прежнего фаворитизма в отношении к окраинам, а с господствующим думским большинством, которое заражено антинациональными тенденциями». Председательствующий в зале В.М. Волконский стал делать замечания залу за неприличное поведение, а не господину Половцеву, провозгласившему себя открыто националистом. Несмотря на то, что Половцева перебили свистом и шумом, российские газеты донесли до читателей это выступление депутата1. Серьезное беспокойство журналистов вызывали националистические позиции парламентариев. Так, «Русское слово» от 21 февраля 1910 года опубликовало репортаж из Государственной Думы, где 20 февраля 1910 года развернулась дискуссия по национальному вопросу. Член Государственной Думы князь Н.Н. Львов, обращаясь к исполнительной власти, заявил о том, что «задача правительства – поднять национальное самосознание русского народа»2. При этом оратор сожалел, что «вместо национального чувства у нас поднимается националистическая ненависть», виноваты же в этом не министры, а сами депутаты – «безответственные ставленники партийных организаций». При этих словах его перебил В.М. Пуришкевич, воскликнув с места: «Боже, какое красноречие!». Львов продолжил: «Правительство никогда не будет иметь в Думе большинства, которое отдаст ему свои силы и нравственные авторитеты». По его мнению, Государственная Дума может утратить внутреннюю моральную связь с многонациональным народом, 1 См.: Русское слово. 1910. 14 февр. Русское слово. 1910. 21 февр.

потерять завоеванный авторитет парламента в обществе: «Мы вновь идем к тому кошмару, который погубит будущее России»1. Если судить по характеру освещения национальных вопросов, то взгляд на эту проблему в российской прессе был разнообразным. В отличие от «Русского слова», осторожно подходившего к национальному вопросу, ряд других тиражных газет говорил о необходимости восстановления в России господства русской нации. Так, газета А.С. Суворина «Новое время» настойчиво проводила мысль о насущной необходимости укрепления русского национального самосознания, основанного не только на вере в царя и православии, но и на этничности. Официальная и официозная пресса одну из главных причин ослабления русской нации видела в «инородческом засилье». Например, в многочисленных публикациях «Нового времени» за 1907 – 1912 гг. по так называемому еврейскому вопросу прослеживается мысль о том, что революционные идеи в обществе активно распространяются представителями этого народа. Примечательно то, что часть российской интеллигенции отвергала подобную прессу, предпочитая наиболее объективные издания, среди которых лидировало «Русское слово». Предостережения журналистов «Русского слова» оказались пророческими: неосторожное обращение с национальными проблемами как со стороны депутатов Государственной Думы, так и со стороны прессы серьезные обещанием традиции. Ряд российских изданий, среди которых газета «Новое время», поддерживали консерваторов в решении национального вопроса. Так, в «Новом времени» от 22 мая 1912 года И. Энгельгардт в статье «Националисты внутригосударственные проблемы. Революционные (как правительственной, так и революционной) спровоцировало в начале ХХ века партии решить национальный вопрос привлекали в свои ряды новых членов, «охранительная» пресса стремилась сохранить великодержавные Русское слово. 1910. 21 февр.

и прогрессисты» отметил то, что ряд политических партий пытается «ловить в свои сети беспартийных и заниматься провокацией национальной идеи»1. И особенно активно это делается накануне выборов в Государственную Думу. Но националистические настроения видны в самом «Новом времени». Например, эта газета от 18 февраля 1907 г., проанализировав итоги выборов во вторую Государственную Думу и адресовав правительству вопрос: «Почему революционеры в Думе, а не в тюрьме?» в одном из материалов делает странный на наш взгляд вывод: «Парламент есть власть. Власть должна быть национальной. Парламент должен быть русским». Главным идеологом русского национализма, как отмечает Л.А. Остапенко2, был политический обозреватель М.О. Меньшиков. Его идеи были близки партиям правого толка, представители которых заседали в Государственной Думе. Главную причину и те, и другие видели в ослаблении русской нации и утере своих позиций. Названия публикаций «Нового времени» говорят о многом: «Чье государство Россия?», «Еврейское нашествие», «Почти иностранное ведомство», «Коленопреклоненная Россия» и др. Материалы газеты нередко носили провокационный характер и укрепляли позиции русских националистов. И в конце ХХ века в массовых общественно-политических изданиях прослеживается идея укрепления русской нации, порой провоцируемая властью (вспомним лозунг «мочить террористов…»), что неоднозначно оценивается мировым сообществом. Среди других важных вопросов, обсуждаемых российской прессой как в начале, так и в конце ХХ века, является проблема формирования общественного мнения. Этот вопрос серьезно волновал российских журналистов, так как он напрямую связан со свободой прессы. Остановимся на этом подробнее, так как невольно намечается параллель с современным состоянием проблемы.

Новое время. 1912. 22 мая. Остапенко Л.А. Газета А.С. Суворина «Новое время» в общественно-политической жизни России (1907-1912). Автореф… канд. ист. наук. – Н. Новгород, 2002. – С. 155.

1 В начале ХХ века российские журналисты пытались выяснить значение общественного мнения для судьбы парламента. Например, «Русское слово» в феврале 1910 года опубликовало цикл статей под названием «Общественное мнение». По представлению их автора, только свободная пресса может быть выразительницей общественного мнения, которое в России «безмолвно, но не бессильно», потому что «оно и безмолвное сильно говорить»1. Журналист подчеркнул, что скандалы позорят Государственную Думу и об этом пресса молчать не может, поэтому «только слепые, только жмурящиеся от страха могут уныло говорить, что у нас нет общественного мнения»2. «Русское слово» внимательно следило за выступлениями думцев по поводу свободы слова, отмечая при этом важность ее сохранения. На первом этапе становления российского парламентаризма журналистов волновали проблемы формирования общественного мнения, главным выразителем которого является свободная пресса. Если официальная и официозная пресса говорила о разгуле свободы слова, особенно в Государственной Думе, то «Русское слово» призывало к парламентской этике как необходимому условию принятия общих решений. Редакция «Гражданина», наоборот, видела в свободе слова угрозу существующему режиму: «Просмотрите печать наших левых партий… и вы снова увидите тот же стереотип глупости. Заведомая ложь, чисто мошеннический прием искусственной подтасовки фактов, передергивание мыслей, извращения их и, статья за статьей, для одной все цели: обмануть, подстрекнуть, возбудить к бунтарству… возведение преступников в героев и обвинение властей за противодействие такому героизму и свободе подстрекательства ко злу. Вот общий шаблон печати левых. Разница только в изложении…»3. Таким образом, демократизация информационной сферы зашла дальше, чем ожидало правительство, но не так далеко, как этого хотела оппозиция. В Русское слово. 1910. 4 февр. Там же. 3 Гражданин. – СПб., 1907.-.№ 4. – С. 3.

1 результате – гражданское неповиновение, напугавшее власть и заставившее ее вновь обратиться к проблеме слова. Государственная Дума придала новый импульс развитию печати. Дума стала центром обсуждения проблем, связанных с положением печати. Предание гласности ее заседаний высветили многие проблемы российской действительности, о которых ранее молчали. Информация, невыгодная верховной власти, становилась известной благодаря запросам депутатов и их освещения в прессе. Только за 70 дней работы первой Думы с трибуны прозвучало около 30 таких запросов, активно обсуждаемых российской прессой1. Кроме постоянные газетных бюллетени публикаций вниманием Думы. общества пользовались в них Государственной Практически публиковались стенографические отчеты о заседаниях органа народного представительства. Интерес со стороны общества к ним был настолько велик, что насторожил агента царской охранки2, постоянно передававшего в Министерство внутренних дел информацию об обсуждаемых в Государственной Думе проблемах. Отношение журналистов к происходящему в Государственной Думе к 1910 году серьезно изменилось в худшую сторону. Так, в материалах того же «Русского слова» только за 1910 год мы встретили 112 репортажей из Государственной Думы (кстати, достаточно оперативно переданных корреспондентами по телефону), в которых действия депутатов по обсуждению и принятию решений по бюджету, положению мировых судей, аграрным и иным вопросам преподносятся с негативной окраской. К примеру: «Депутаты готовились сегодня к горячему бою, а может быть, даже к скандалу… Правые готовились к новым выходкам против адвокатуры и евреев» («Русское слово», 2 февраля 1910 года).

1 Смирнов А.Ф. Государственная дума Российской империи. 1906-1917. М., 1998. – С. 236. См.: Донесения Л.К.Куманина из Министерского павильона Государственной думы, декабрь 1911–февраль 1917 года // Вопросы истории. – 1999. – № 11-12. – С. 3-12.

Журналист А. Сергеев в течение многих лет являлся одним из постоянных авторов репортажей из Государственной Думы. Уже через четыре года наблюдений за парламентариями он высказал мысль, что российское общество склонно к политическим мечтаниям и не имеет интереса к реальной политике, а значит, якобы, такое общество не способно на политические компромиссы, «оно не понимало, что беды России – его беды, что провал России – его провал, и оно только злорадно смотрело на то, как распоряжаются в России ее хозяева»1. И он делает интересный вывод, который, по мнению диссертанта, актуален и сегодня: «Если бы общество увидело, что от его работы, от работы Государственной Думы что-то изменяется в политической жизни, оно бы поняло, что лучше практическая синица, чем политический журавль». «Такая вот национальная черта». Говоря о проблеме отношений Государственной Думы и правительства, следует отметить, что российская пресса постоянно следила за этим процессом. К примеру, «Новое время» чаще других изданий отмечало, что наличие парламента не противоречит монархии, именно деятельность Государственной Думы свидетельствует о вступлении страны на конституционный путь развития. Тем не менее, редакция этой газеты осуждала оппозиционность I и II Государственных Дум. Причину противостояния правительства и парламента официальная и официозная пресса видела в том, что Государственная Дума появилась во время революционного движения, следовательно, депутаты впитали в себя радикальные, вредные для власти идеи. «Русское слово» занимало при этом иную позицию, предоставляя читателям право судить о Государственной Думе и правительстве. Тем не менее, нападки думцев на правительство заставили министров серьезно задуматься о том, как охладить накал страстей. Предлагались традиционные приемы борьбы власти с оппозиционной прессой. Но в то время они уже устарели, так как действовал первый парламент. Поэтому оставался один выход – роспуск I Государственной Думы. И до 20 февраля 1907 года Русское слово. 1910. 19 февр.

правительство принимает определенные меры, направленные на усиление контроля за печатью. И когда начала свою работу II Государственная Дума, оппозиция вновь обрушила на правительство волну негодования. Это противостояние нашло моментальное отражение в российской прессе. Только в «Русском слове» с 21 февраля по 21 мая 1907 года мы насчитали более 20 материалов, в которых отражено противостояние Думы и правительства. Для частной российской прессы начала ХХ века характерным было стремление понять, готово ли общество, а особенно его представители в Государственной Думе, к компромиссу, способны ли думцы выработать общее решение? И в наши дни уже сами журналисты задают вопрос: почему же слово «депутат» стало бранным? Смогут ли депутаты, потерявшие доверие общества, принести пользу своим избирателям? Ответ очевиден: и в начале и в конце ХХ века идея парламентаризма тяжело утверждается в общественном сознании. Таким образом, опыт российской прессы начала ХХ века по освещению обсуждаемых в парламенте проблем, не только интересен, но и весьма поучителен для современной отечественной журналистики. Российская пресса конца ХХ века в подходах по освещению парламентской национальные деятельности, отношения, к сожалению, очень напоминает и дореволюционную. Проблемы, обсуждаемы в российской прессе, затрагивают противостояние законодательных исполнительных органов власти, поиск национальной идеи. Так, в статье «Подали голодному камень» («Правда» 26 декабря 2002 года) журналист В. Никифорова заявляет: «Президентская рать взбудоражила Россию, чтобы еще раз обмануть миллионы людей». В «президентскую рать» автор статьи включила и депутатов Государственной Думы. Из статьи следует, что все беды в стране из-за нерадивых депутатов, которые стремятся в парламент с одной целью – удовлетворить собственные властные амбиции. Возможно, этот факт говорит о политической недальновидности журналиста, который не разбирается в вопросе разделения власти в стране.

«Для чего прячут 240 млрд. рублей?» - под таким названием вышла статья в «Аргументах и фактах» (№ 52, декабрь 2003 г.), в ней журналист заявляет: «…за год бюджет страны получил дополнительную сумму от налоговых поступлений в 240 млрд. руб. Их судьба неизвестна.… Пока тормошить правительство некому, – одни боятся, другие сами участвуют в его политике». А «разоблачили» правительство члены Государственной Думы РФ, среди которых председатель бюджетного комитета А. Жуков. Налицо противостояние Государственной Думы и правительства. В конце ХХ века отечественная пресса активно обсуждала плюсы и минусы Закона «О средствах массовой информации». Среди главных проблем – свобода слова, т.е. степень свободы журналистской деятельности. Рассмотрим для примера частоту обращения профессионального журнала «Журналист» к проблеме свободы слова. Таблица 2 Год Материалы, посвященные свободе слова (количество и номера) 1990 1991 1993 1994 1995 1996 1998 1999 8 (№№ 1, 4, 6, 8, 9, 10, 11, 12) 2 (№№ 10,12) 1 (№1) 4 (№№ 1, 2, 4, 6) 3 (№№ 3, 4, 11) 2 (№№ 2, 4) 8 (№№ 1, 5, 7, 8, 9-10, 11-12) 5 (№№ 5-6, 10,11,12) Данные таблицы свидетельствует о возросшем внимании к проблеме свободы слова до принятия российского закона «О СМИ» и накануне очередных парламентских выборов 1999 года. К примеру, авторы материалов отмечают: «Дистанция от первых робких шагов свободы слова до нынешней замены цензуры откровенной «баксурой» оказались короче, чем могли предположить самые заядлые скептики. Ну-с, и что же теперь делать? Есть два пути:

ужесточать законы и насаждать, поощрять всеми способами профессионально-этическое саморегулирование внутри журналистского цеха»1. Г. Мальцев отмечает, что «…пресса может ускорить процесс гражданского пробуждения. Ее естественная роль быть «цепным псом», следить за властью. Да, независимых изданий становится все меньше, да, у газет разные хозяева, да, с телеэкрана звучат диаметрально противоположные суждения об одном и том же… Кому верить?»2. Журналисты бьют тревогу, по поводу того, что сегодня в одном газетном номере можно встретить противоположные по идейной направленности публикации, остающиеся без редакционной оценки, при этом многие печатные СМИ подчеркивают, что «мнение авторов может не совпадать с мнением редакции». В результате теряется «лицо» издания, его позиция а, следовательно, и доверие читателя3. Журналист («АиФ», № 19, май 2003 года) задает секретарю Союза журналистов России М. Федотову вопрос: «Не будет ли урезана свобода слова, ограничены права журналистов?». М. Федотов отвечает: «Новый закон нужен.… Но в нем есть несколько опасных подводных камней. Его можно применять по-разному. В пользу демократии – при «хорошем президенте» и либеральном министре печати». М. Федотов считает, что проекту не хватает представления о социальной ответственности СМИ перед аудиторией. Взаимоотношения прессы с властью – «горячая» и «вечная» тема для российских журналистов, особенно в периоды реформ. Так, В. Костиков в статье «Пресса и власть: кто кого перекусает?» («АиФ», № 9, февраль 2002 года) констатирует, что «все устали от противостояния власти и журналистского сообщества. Мы хотим понять: нужны ли свободные СМИ власти». Сегодня все СМи единодушны – самая большая опасность заключается в стремлении власти монополизировать средства массовой информации.

Вайнонен Н. свобода слова? ФИК вам! // Журналист. 1998. № 5. – С. 10. Мальцев Г. Где вы, гаранты гласности? // Журналист. 1999. № 5-6. - С. 1. 3 Стровский Д. «Чужая» тема // Журналист. 1998. № 9-10. - С. 28.

1 «Нет уж сил вводить цензуру» - под таким знаковым заглавием 12 февраля 2004 года в газете «Известия» появилась статья, в которой говорится о проведенной в феврале 2002 года в Москве конференции «Власть прессы или пресс власти». Журналист отмечает, что пресса и власть вновь попытались договориться «раз и навсегда». Но при этом вновь общались на разных языках. Еще одна «вечная» проблема – «самостоятельность» Государственной Думы. Журналисты отмечают отсутствие у депутатов политической воли. Так, в статье «Вертикаль власти» («АиФ», № 38 сентябрь 2004 год) речь идет о централизации власти в нашей стране. Корреспонденты еженедельника «Аргументы и факты» А. Угланов и В. Цепляев прогнозируют, что с 2007 г. «Дума станет столичной тусовкой, оторванной от народа. По крайней мере, до тех пор, пока в России не вызреют нормальные партии». Авторы считают, что за последние пять лет в России была уничтожена системная оппозиция. «Яблоко», СПС, КПРФ «либо почти распались, либо на глазах хиреют». Они называют Государственную Думу «партийно-марионеточной», Совет Федерации – «безгласным». В статье «Ожирение власти» («АиФ», № 25, июнь 2004 года) В. Костиков пишет об акции протеста против социальной политики, в которой приняли участие 1,5 млн. человек в 300 городах России: «Такого Россия давно не видала. По свидетельству очевидцев, в правительстве и в Госдуме не знали, как реагировать. Разучились. В отсутствии оппозиции власть быстро покрылась жирком и буквально на глазах теряет связь с народом». А в заключение он заявляет: «Похоже, наступает новый этап взаимоотношений между властью, бизнесом и рабочими. Главным становится экономическая борьба за свои права. И она может быть очень острой. Так что людям, привыкшим к комфортной должности «слуг народа», стоит призадуматься. Тем более, что выборы уже не за горами». Таким образом, поднимаемые российской прессой проблемы, не являются новыми для российского общества. Еще в начале ХХ века волновали общественность национальные проблемы, противостояние Государственной Думы и правительства, самостоятельность парламента, его способность конструктивно взаимодействовать с прессой, а прессе объективно отражать происходящее в парламенте. И от того, как решались эти вопросы, зависела судьба России. Сегодня эти проблемы вновь актуальны. Российская государственные властной пресса в конце очень ХХ часто века, раскрывая свой основные гнев на что проблемы, Из обрушивает парламентариев, невольно, а порой и осознанно, становясь фундаментом вертикали. проанализированных не видят материалов видно, большинство журналистов перспективы решения проблем, обсуждаемых в Государственной Думе, что приводит к снижению их информационной и общественной активности. Безусловно, очень важная для журналистики проблема – обеспечение доступа к информации. Только при ее наличии в обществе можно требовать от журналистов объективной оценки освещения проблем парламентаризма, многопартийности. Сами парламентарии очень часто обрушивают гнев на журналистов, обвиняя их в отсутствии объективности. Но всегда ли журналист имеет возможность получить сведения о том, что происходит в Государственной Думе? Доступа к информации не было в начале ХХ века, нет и сейчас. В итоге на вопрос: «Что разрушило новые формы государственности в начале ХХ века и что рушит сейчас?» мы рискуем получить однозначный ответ – пресса. Автор полагает, что для российской журналистики как в начале, так и в конце ХХ века было важно получить ответы на вопросы: готово ли общество, а особенно его представители в Государственной Думе, к компромиссу, способны ли думцы выработать общее решение, смогут ли депутаты, не имеющие доверия, принести пользу своим избирателям?

2.3 Дума и думцы в зеркале журналистики Анализируя деятельность российского парламента, нельзя оставить без внимания качественные характеристики ее лидеров, нашедшие отражение на страницах газет. Психологические особенности думцев, стиль их поведения имеют ключевое значение, так как в конечном итоге именно люди влияют на принятие решений. Ясно, что каждый парламентский деятель обладает специфическими чертами характера, особыми методами воздействия на аудиторию, в том числе и парламентскую, нестандартными способами достижения поставленных целей. Информация из Государственной Думы занимает одно из лидирующих мест на страницах газет, журналов, выпусках телевизионных новостей. «Спрос на оперативную информацию диктуется и общей напряженной ситуацией в стране. То и дело возникают острые политические стрессы, втягивающие в свою орбиту значительные массы людей. Нужно знать, когда и какие решения приняты, какие отменены – это влияет на поступки, действия и поведение людей. Кто у власти, кто отстранен… Резко меняется экономическая ситуация. Информация в этой области бывает жизненно важной для миллионов людей. Ведь необходимо учитывать многие постоянно меняющиеся факторы, изменение цен, пенсий, зарплаты, курса рубля, уровня инфляции, правовых норм и т.д.…»1. Отношение общества к происходящим в стране преобразованиям во многом зависит от сформированного прессой образа народного избранника. Бывший спикер Государственной Думы Геннадий Селезнев отмечает, что «журналисты, к сожалению, слишком стараются вытягивать информационные факты, но мало кто пытается показать кропотливую работу над законопроектами. У нас люди об этом ничего не знают…»2.

Система средств массовой информации в России / Под ред. Я.Н. Засурского. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1984. – С. 25-26. 2 Селезнев Г.Н. Образ парламента создают дела… и пресса / Российская Федерация. – 1995. - № 8. – С. 17.

Пресса как в начале, так и в конце ХХ века беспокоилась об образе депутатов. Практически с первых дней существования парламента в нашей стране на страницах прессы появились материалы, позволяющие читателям сформировать представление о думцах. Но эта проблема – не из первоочередных: российским журналистам было гораздо важнее было понять – смогут ли в свободной дискуссии депутаты выработать общее решение. В декабре 1905 года был объявлен закон о выборах в I Государственную Думу, определявший права граждан и порядок выборов. 24 апреля 1906 года начались ее заседания. В тот же день из парламента по телефону была передана информация в ведущие российские газеты, в которой шла речь о спорах по основным вопросам. Из характеристики журналиста в то время читатель мог создать образ народного избранника, так как материалы отличались объективностью, а вольные комментарии отсутствовали. 26 апреля 1906 года депутаты Государственной Думы и члены Государственного Совета были приглашены на торжественный прием в Зимний дворец, где с тронной речью к ним обратился Николай II. Журналисты свидетельствовали о резком контрасте между «блестящей толпой придворных» и «людьми весьма демократического вида». Перводумцы были пока еще «народными избранниками», а не парламентариями. Все, начиная с внешнего вида, выдавало неоднородность состава Государственной Думы первого созыва. Но вскоре и крестьянские депутаты оденутся в европейские костюмы. Внешний вид народных избранников был одной из главных тем первых думских репортажей. Депутаты-крестьяне объединились в так называемую трудовую группу и требовали ликвидации помещичьего землевладения и национализации земли. Партии в этот период развернули пропагандистскую работу в связи с деятельностью Думы. Центральный комитет кадетов создал особое бюро по обслуживанию нужд провинциальной печати. Им было создано партийное издательство «Народное право» и ряд других, выпускавших брошюры и листовки. Кадеты имели газеты «Народная свобода – Думский листок» и «Думский листок». Печаталась масса брошюр и листовок тиражом до 500000 экземпляров. Во всех газетах затрагивалась деятельность Государственной Думы, а в большинстве из них появились рубрики, в которых освещалась деятельность парламента, публиковались речи депутатов, то есть были предприняты меры по созданию парламентской журналистики. Партии, получившие с помощью прессы большинство в первом российском парламенте, безусловно, стремились к дальнейшей поддержке общества. В адрес первого российского парламента лились множественные упреки. Уже в первые дни деятельности I Государственной Думы газета «Дело народа» возмущалась: «Дума тратит целый драгоценный день на формальность доклада об избрании председателя и еще день – на избрание бюро.… Ах, господа, господа! Авторитет отпущен вам на веру, в кредит, авансом. Его нужно заслужить… Его можно потерять, если Дума изойдет речами самовлюбленного кадетского либерализма»1. В «Русском вестнике» неизвестный автор подчеркнул, что Государственная Дума сразу приобрела черты узкопартийного органа. Но в то же время автор материала выражает надежду на то, что орган народного представительства изменится к лучшему: «не имея традиций, вчерашнего дня, чуждая всякого компаса национальных задач, партийная по составу», она должна противостоять разгулу анархии в стране, но как она это сделает, «… возникнув из революционных волн?». Автор был убежден, что Государственная Дума в нашей стране переживет много преобразований «прежде, чем станет устоем порядка истинной свободы и законности в стране и голосом национального разума»2. Первая и вторая Государственные Думы были досрочно распущены царем. Среди причин – противостояние с правительством. Поэтому одной из главных тем российской прессы в 1906 – 1907 гг. был образ депутатовоппозиционеров. Среди героев журналистских материалов преобладали 1 Русский вестник. – СПб., 1906. – № 6. – С. 609. Там же.

крестьяне, заявлявшие: «Довольно, нам нужны не пастыри, а вожди… с ними мы найдем дорогу и к свету и к правде, найдем дорогу и к собственной земле»1. Оппозиция встретила роспуск первой Государственной Думы новым витком антиправительственной пропаганды, которая стала распространяться и в армии. Это свидетельствует о том, что в общественном сознании к тому времени была достаточно закреплена идея о необходимости существования в России органа народного представительства. В ответ на это газета Союза русского народа «Русское знамя» «всех неоднократно козней злодеев выступала против и оппозиционной пропаганды, анархистов революционеров, посягнувших на Веру Православную, целостность и единство России, восставших на Царя и Закон!». Газета «Русское знамя» выступала против таких социалистических органов, как «Новая жизнь», «Начало», «Сын Отечества» и других. Верные правительству издания объясняли солдатам, что в армии нет ни левых, ни правых, ведь она живет для государства, а не для себя. Солдатам Отечества эти издания предоставляли материалы, разъяснявшие злободневные вопросы: «Можно ли обойтись без крупного землевладения?», «Что есть Государственная Дума?», «Зачем нужны выборы в Государственную Думу?» и т.д. Российская пресса по-разному рассматривала и оценивала деятельность депутатов Государственной Думы. Характерно негативное отношение к народным избранникам, которое преобладало не только в революционной, но и в официальной прессе. Например, В.И. Ленин писал в газете «Пролетарий» о том, что «газеты полны известиями, слухами догадками о близком разгоне Думы». А «Русское знамя» опубликовало статью «Чего еще ждать?». В ней читателям был задан вопрос: «…Может ли работать такая Дума и можно ли работать с такой думой?» – слово «Дума» при этом преднамеренно писалось с маленькой буквы. В том же «Русском знамени» встречаются материалы с названием «Шатание и бездействие власти» и др. Интересно, что такие Бережной А.Ф. К истории отечественной журналистики (конец XIX – начало XX в.): учебное и методическое пособие. – СПб.: Изд-во С.-Петербургского Университета. 1998. – С.41–42.

публикации «Русского знамени» сочетались с письмами-откликами о будто бы готовящемся покушении на императора. На депутатов Государственной Думы печатались острые эпиграммы. Особенно доставалось депутатам от оппозиционных партий и участников революционного движения. Манифест царя о роспуске Думы был опубликован в спецвыпуске «Русского знамени». Приветствуя «сие великое и радостное событие», редактор газеты А.И. Дубровин приветствовал: Слава Богу Великому! Слава Царю самодержавному! Слава народу русскому!1 Центральный орган кадетов газета «Речь» была весьма сдержанной, сообщая читателям о роспуске Думы. После рекламных объявлений поместили царский манифест, извещающий о прекращении деятельности представительного органа власти. А в последующих номерах этого издания мы видим подробный анализ нового избирательного закона. Интересно, что при этом внимание акцентировалось на больших ограничениях для одних групп граждан и расширении избирательных прав для других. Количество негативных высказываний в адрес Государственной Думы существенно увеличилось с 1912 по 1917 гг. Понятия «парламентаризм», «Государственная Дума» после прихода к власти большевиков надолго исчезнут из политического лексикона как положительные явления дореволюционной жизни страны. Таким образом, если суммировать мнения газет, то складывается следующий образ парламентария начала ХХ века: политически активный человек, не готовый идти на компромисс в решении важных государственных проблем, стремящийся защититься от общественных нападок, в том числе и через прессу.

Бережной А.Ф. К истории отечественной журналистики (конец XIX – начало XX в.): учебное и методическое пособие. – СПб.: Изд-во С.-Петербургского Университета. 1998. – С.41–42.

В конце ХХ века создание образа депутата Государственной Думы вновь стало актуальным для российского общества. Автор проанализировал материалы российской прессы (для анализа были выбраны «АиФ», «Комсомольская правда», «Известия», «Российская газета», «Парламентская газета» за период с 1993 по 1999 гг.) и получил следующую картину: из 420 проанализированных материалов, посвященных депутатам Государственной Думы, 327 имеют негативную окраску. У российских журналистов, по мнению диссертанта, к 1997 году сложилось мнение, что депутаты парламента не способны противостоять правительству и выработать общие решения по важнейшим вопросам государственной жизни. Что же касается практики последнего российского парламента, то единодушно мнение, что тон задает фракция «Единой России», а журналисты ограничились, как правило, общей констатацией фактов, определенностью событий, что явно не способствует авторитету народных избранников. Российские журналисты с первых дней существования парламента высказали к нему негативное отношение. Многозначные газетные заголовки свидетельствуют о том, что среди российских журналистов еще до начала работы парламента раздавались мнения о том, что общие решения по важнейшим вопросам государственной жизни депутаты выработать не смогут, например: «В новый парламент рвутся люди, не брезгующие подкупом избирателей» («Известия», 5 ноября 1993 года), «Депутат Астафьев предал своих избирателей» («Известия», 17 апр.1993 года), «Всматривайтесь в глаза тех, кого выбираете» («Аргументы и факты», декабрь 1995 года), «Интриги на фоне крови» («Известия», 20 окт. 1996 года), «Так во что же обходятся нам власти?» («Известия», 20 дек. 1994 года), «Мы выбираем, нас выбирают. Как это часто не совпадает» («Российская газета», 10 июля 1993 года), «Что подумали о Думе?» («Российская газета», 10 марта 1994 года), и т.п. Анализ заголовков свидетельствует о характере постоянных проблем. Большинство публикаций такого плана относится к 1993–1995 годам. Так в газете «Комсомольская правда» за 23 января 1993 года в рубрике «Угадай-ка» читателям предложили несколько загадок с названием «Кто ты будешь такой?», где на вопрос «Кто позорит Россию перед всем миром?» следовал ответ – «Депутаты России». Газета с этим материалов вышла тиражом 3 796 878 экземпляров. В еженедельнике «Аргументы и факты» в рубрике «Выборы –95» мы встретили только за ноябрь - декабрь 1995 года 11 материалов, в которых негативно оцениваются действия депутатов Государственной Думы. В списке наиболее критикуемых думцев лидировали Г. Зюганов и Г. Явлинский. Для примера можно привести мнение одного из журналистов «Российской газеты», который предостерегает от рецидивов прошлого, в частности от реставрации коммунизма. Чувствуется, что автор напуган итогами прошедших выборов в Государственную Думу. Причину этого автор публикации видел не только в том, что демократы не придают должного значения парламенту, но и в реакции общества на трудности реформ. Интересным и достаточно актуальным представляется мнение газеты о том, что в целях сохранения российского парламентаризма нельзя допустить вновь потери диалога власти с народом и с прессой. Российская пресса как в начале, так и в конце формирует общественную неприязнь к депутатскому корпусу. Это подтверждают и следующие материалы. Так, еженедельник «Аргументы и факты» (№ 3, январь 2000 года) предложил читателям характеристику членов Государственной Думы. Авторы материала «Новую Думу осеменяют в Кремле» Т. Нетреба и К. Сергеев, давая оценку руководителям депутатских фракций нижней палаты парламента, удивляясь временному присутствию на месте спикера Егора Лигачева, отметили, что «само слово «дума» было для политбюро ЦК КПСС ругательным. Не значит ли это, что коммунизм окончательно признал свое поражение в России? Похоже, так оно и есть». Далее авторы, характеризуя состав Думы, приходят к выводу, что «при такой структуре правительству будет легче «управлять» поведением Думы. Правда, одновременно возникает большая многовариантность решений, следовательно, – большая непредсказуемость решений парламента». Те же «Аргументы и факты», но уже № 6 за 2000 год в статье «Депутатство как способ обогащения» отметили некоторые отличительные черты народных избранников, такие, как жадность, меркантильность, мелочность, вечное стремление обогатиться за счет избирателей. Журналисты с удовольствием публикуют данные о депутатах, на которых заведены уголовные дела (автор одного из материалов на это тему А. Сивкова заявила, что в Государственной Думе второго созыва на депутатов в свое время было заведено более 50 уголовных дел. Из анализа материалов еженедельника «Аргументы и факты» следует, что журналисты этого издания в течение избирательной кампании 1999 года уделяли основное внимание созданию образа будущего депутата Государственной Думы. В 50 рассмотренных номерах данного издания за 1999 год опубликовано 98 материалов, затрагивающих парламентские проблемы. Из них 73 материала различных жанров (74,5%) были посвящены выборам в Государственную Думу. Из них 39 публикаций (53,4%) негативного характера. К примеру, в статье К. Сергеева «Наши думцы скоро угодят в милицейский компьютер» («АиФ». 1999. № 1) автор называет депутатов нервными людьми, которым опасно доверять оружие даже для самообороны. В интервью известный политик заявил, что у него из кабинета после Жириновского Р. Репова с Б. Немцовым с названием «… Как у негра в НДР» («АиФ. 1999. № 5) визита В. «исчезла пепельница, которую Тэтчер подарила». А в материале «Выборы в России бессмысленные и беспощадные» вообще говорится о том, что «выборы безнадежны», так как победившая партия при всем желании не сможет сформировать правительство» («АиФ». 1999. № 9). Часто газеты прибегают к такому приему: используется высказывание известного политика о Государственной Думе, с комментарием журналистов. Так, еженедельник «Аргументы и факты» (№№1-2, №4 за 2000 год) сообщил мнение В.В. Путина о том, что в руководстве страны слишком мало женщин. «АиФ» прокомментировал эти слова так:: «В чем разница между публичной политикой и публичным домом? В публичной политике слишком мало женщин». А. Митрофанов: «Центризбирком знает о наших доходах больше, чем наши жены». Комментарий: «Вы сами подсказали эффективный способ борьбы с левыми доходами: переженить вас, политиков, на членах Центризбиркома». Депутат, как Л. Слиска: «Когда может я увидела, как раскручивается а может «Единство», я поняла, что буду не простым депутатом». Комментарий: предложение, быть простым, – сложноподчиненным. В. Жириновский: «Они (остальные партии и движения) слабеют, хиреют, и все теряют, а мы – охирели». С. Говорухин: «Он наоборот». Комментарий: «Что наоборот – это под вопросом. Потому что, сдается нам, вы давно уже сами (Путин. – Ред.) развязал без разрешения парламента... жесткую, братоубийственную и кровавую войну в Чечне». Комментарий: «Иное дело, если бы жестокую, братоубийственную и кровавую войну он развязал с разрешения парламента. Тогда бы она мигом превратилась в благородную, справедливую и бескровную». Г. Явлинский: «У Думы медвежье лицо». Комментарий: «А у вас, судя по вашему поспешному бегству из той самой Думы, - медвежья болезнь». С. Говорухин: «Нас на заседании Думы чуть не изнасиловали. Мы едва убежали». Комментарий: «Вы убежали, Явлинский убежал, Примаков убежал... а работать кто будет? Путин?». В газете «Известия» 12 сентября 2001 года был опубликован отчет корреспондента М. Виноградова «Материал для скульптора». Описываемая журналистом дискуссия политологов и политтехнологов была посвящена парламентариям: «Для начала распылялись в комплиментах: мол, Госдума превратилась в серьезный институт власти и хорошо ли, худо ли выполняет задачи, свойственные современному парламенту... опасения, которые высказывались по поводу профессионализма Думы два года назад, не оправдались... Одним словом, в парламенте происходят «отрадные процессы». В то же время политологи якобы отметили «сжатие допущенного минимального уровня развития парламентаризма», при этом один из участников заявил, что «если скульптор не встречает сопротивления материала, то есть соблазн мять его дальше». А Глеб Павловский посетовал на «дефицит политического креатива».

Участники дискуссии пришли к выводу, что Государственная Дума не ассоциируется у граждан с конструктивной созидательной работой. Вину в этом политологи возложили на самих депутатов. Журналисты поддержали политолога. Например, «Комсомольская правда» от 24 апреля 2002 года опубликовала статью О. Герасименко «Депутаты Госдумы увлеклись сексом». Речь в ней идет об инициативе депутатов Г. Райкова, В. Булавинова и Д. Рогозина внести некоторые поправки в действующий Уголовный кодекс: установить уголовную ответственность за мужеложство. Автор статьи, приведя высказывания депутатов по вопросу отношения к сексуальным меньшинствам, в недоумении заявляет: «Признаться, впечатления от подобных инициатив – а все ли в порядке с головой у наших законодателей? Я, конечно, не врач (как, к слову, и все авторы сексуальных поправок), так что не могу судить о размерах ущерба, наносимого «здоровью нации» гомосексуалистами... Но разве все эти многолетние болячки общества можно вылечить, пересажав за решетку всех нетрадиционалистов? Наивно». Автор полагает, что данная инициатива депутатов есть очередной пиаровский шаг с их стороны. А у читателя формируется мнение, что в Государственной Думе работают дилетанты. О том, что многие депутаты безоговорочно поддерживают все предложения Президента, свидетельствует статья корреспондента Я. Серовой «Дума пошла камуфляжными пятнами», опубликованная в «Новой газете» 27 сентября 2004 года. Лид – «Депутаты захотели попасть в историю. Вслед за президентом». При этом автор статьи отмечает вполне позитивные действия парламента, к примеру: «Дума расширит полномочия силовиков», «уточнит понятие «агрессия», «подкорректирует закон о СМИ», вернет к жизни народные дружины, ужесточит уголовную ответственность за терроризм, введет уголовную ответственность подсобникам террористов и т.д. Беспрекословная поддержка парламентариев предложений Президента и министров отрицательно сказывается на репутации законодательного органа власти. Об этом свидетельствуют данные института «Общественная экспертиза»1, анализ которых показал, что по степени «законопроходимости» субъекты законотворчества делятся на пять категорий: 1. Президент: проходимость – 100%: закон проходит практически без обсуждения. 2. 3. 4. 5. Правительство: проходимость высокая. «Свои» депутаты и Суды: проходимость хорошая. Члены Совета Федерации: проходимость средняя. «Чужие» депутаты, депутаты прошлой Государственной Думы, Законодательные Собрания Субъектов Российской Федерации: проходимость низкая, установка на блокирование проектов. На основе анализа можно сделать вывод: в нашей стране сегодня существует реальная угроза многопартийности. Это подтверждает интервью с заместителем руководителя Администрации Президента России В. Сурковым, опубликованное в октябре 2004 года в «Комсомольской правде». Интервьюируемый назвал врагами тех, кто не разделяет политику Кремля. Среди них «Яблоко», «Комитет-2008», лимоновцы и коммунисты. Мы считаем, что такая позиция не способствует формированию гражданского общества в России. Интересна и реакция российских журналистов, по-разному прокомментировавших это интервью. Так, «Газета. ru» заявила: «Оппозиция не обязана нравиться власти, а представители власти не обязаны любить оппозицию.… Если в России не будет оппозиции, ее ждет судьба СССР». Реакция российских СМИ говорит об определенной гражданской позиции журналистов как общероссийских, так и местных изданий, не позволивших воспринять термин «враг народа» по отношению к оппозиции. Это еще раз подчеркивает возможности СМИ в формировании гражданского общества с плюрализмом мнений и возможностью их подтверждения. Многопартийность – это необходимое условие парламентаризма. Идея партийного плюрализма в начале, конце ХХ века и сегодня многопартийности достаточно обсуждаема российскими СМИ. Государственная Дума включает в См.: Проект «Власть Общество. СМИ. http: // www.freepress.ru/project/ projects002.shtml себя представителей различных политических партий.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.