WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

1 СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

СМИРНОВА ЯНА БОРИСОВНА СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ИНСТИТУТА МИРОВЫХ СУДЕЙ В РОССИИ В СВЕТЕ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ 1864 ГОДА

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история правовых учений Диссертация На соискание учёной степени кандидата юридических наук

Научный консультант: Некрасов Евгений Ефимович, доктор юридических наук, профессор Ставрополь - 2003 2 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ПРЕДПОСЫЛКИ СТАНОВЛЕНИЯ И ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА МИРОВЫХ СУДЕЙ В РОССИИ. 1. Сущность и особенности судебной реформы в России 1864 года и её роль в становлении института мировых судей. 2. Институт мировых судей в России в дореформенный период: порядок организации, компетенции. 3. История института мировых судей в зарубежных странах: сравнительно-правовой анализ. ГЛАВА 2. ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНСТИТУТА МИРОВЫХ СУДЕЙ В ПЕРИОД С 1864 ПО 1917 ГОДЫ. 1. Создание законодательной базы института мировых судей и особенности ее применения. 2. Особенности организации института мировых судей в административно-территориальных образованиях Северного Кавказа. 3. Судебная контрреформа 80-х – 90-х годов XIX века и её влияние на институт мировых судей. 4. Воссоздание института мировых судей в России в современный период (1993 – 2003 г.) ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПРИЛОЖЕНИЕ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 70 118 135 148 171 176 13 34 ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы диссертационного исследования. Социальные, экономические и государственно-правовые преобразования, осуществляемые в условиях создания гражданского общества и правового государства, нацелены на дальнейшее совершенствование законодательства по охране и защите прав и свобод человека и гражданина, в соответствии с Конституцией Российской Федерации 1993 г.1 С этой гуманистической целью связано проведение современной реформы всей судебной системы, института мировых судей в частности. Россия имеет свой собственный исторический опыт судебных преобразований, основанных на судебной реформе 1864 года. Обращение к истории становления института мировых судей в свете судебной реформы XIX века необходимо в связи с тем, что эта тема применительно к имперскому периоду Российской истории не нашла достаточно полного отражения в историко-правовых исследованиях. Исследование данной проблемы необходимо для оптимизации современной судебной системы и повышения ее эффективности. Современное реформирование судебной системы России осуществляется на основе Концепции судебной реформы, принятой в 1991 году. В соответствии с ней были приняты законы: "О Конституционном суде Российской Федерации" 1994 г, «Об арбитражных судах в Российской Федерации» 1995 г., «О судебной системе Российской Федерации» 1996 г., «О военных судах в Российской Федерации» 1999 г., "О статусе судей в Российской Федерации" 1992 г., «О мировых судьях в Российской Федерации» 1998 г., «О прокуратуре Российской Федерации» 1995 г., «О судебной системе Российской Федерации» 1996 г., «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» 2002 г., «О третейских судах в Российской Федерации» 2002 г. В судоустройстве и судопроизводстве страны нашли свое место суд присяжных заседателей и Конституция Российской Федерации. Издательство «Элит», 2003 г. Ст. 2.

институт судебных приставов, а также возрожден институт мировых судей. При общей Верховном Суде и РФ были созданы судов, судебные департаменты, мер по обязанностью которых стало финансовое обеспечение деятельности судов юрисдикции мировых осуществление совершенствованию их материальной базы. Вместе с тем, сегодня все более возрастает системы, в необходимость том числе дальнейшего института совершенствования судей как судебной важнейшей мировых составляющей этой системы, направленной на защиту прав и свобод граждан. На решение этих задач нацеливает программа, разработанная по инициативе Президента РФ В.В. Путина, включающая комплекс мер по интенсификации судебной реформы. Всё это обусловливает обращение к опыту становления и развития института мировых судей в России в пореформенный период, изучение и использование его в современных условиях, что придает теоретическому анализу этих вопросов особую научную значимость. Указанными обстоятельствами и предопределен выбор темы настоящей диссертации. Степень юридических разработанности темы. Системообразующий характер исследуемой проблемы потребовал обращения к широкому спектру отраслей знаний, а также научным трудам в области истории, социологии, экономики. Историографию проблемы можно условно разделить на два основных этапа: вторая половина XIX — начало 20-х годов ХХ в., начало 90-х годов по настоящее время. Для первого этапа характерны работы современников судебной реформы: Г.А. Джаншиева, А.Ф. Кони, И.В. Гессена, М.А Филиппова и др. Они затронули подготовку и осуществление реформы в целом, обобщили появляющийся опыт по отдельным судам, критиковали реформы. недостатки В конце XIX – начале XX в. появляются первые научно – аналитические труды, посвященные деятельности института мировых судей. Исследования Железнякова В.А., Змирлова К.П., Исаченко В.Л., Коца Е.С. и др., характеризовали особенности системы института мировых судей на территории России, прокомментировали проблема практически не исследовалась. Главной особенностью историографии второго этапа стало то, что по прошествии почти 80 лет полного отсутствия в судебной системе мировых судей, одни исследователи их стали рассматривать как исключительно неэффективные органы судебной власти, другие – как важное звено в процессе восстановительного правосудия, способствующего укреплению гармонии, мира в обществе и государстве. Именно с этих точек зрения, обусловленных идеологическими требованиями к науке, был построен подход к изучению данного института. В 90-е годы появляются работы В.В. Дорошкова, В.В. Демидова, Л.Б. Алексеевой и др. в которых авторы, несмотря на некоторую односторонность в оценках исторических событий, смогли достаточно глубоко проанализировать состояние мирового судопроизводства в России во второй половине XIX — начале ХХ вв. При этом ими затрагивались вопросы судоустройства и судопроизводства административно-территориальных образований Северного Кавказа. В последние годы появился ряд новых работ, например, монографии А.Ф. Извариной «Мировые судьи России начала XXI века», М.В. Немытиной "Суд в России", в которых также находили отражение различные аспекты судебных преобразований второй половины XIX – XX вв. в России. Весомый вклад в данную проблематику внесли труды ученых-юристов Северо-Кавказского региона: Д.Ю. Шапсугова, Л.А. Воскобитовой, Ю.А. Ляхова, И.В. Зозуля и др. Так, в работе Д.Ю. Шапсугова «Местная власть в России: вопросы теории, истории нормативного регулирования», при законодательство, на основе которого осуществлялась деятельность судей. В советский период данная исследовании государственного управления и местного самоуправления на Северном Кавказе, дана оценка судебной реформы 1864 г. и её влияния на преобразования в судебной системе региона. Вместе с тем, специальных и обобщающих исследований института мировых судей, съездов мировых судей второй половины XIX – XX веков в современной юридической литературе до сих пор нет. Этот пробел не позволяет в должной мере использовать опыт дореволюционной России для совершенствования судебной реформы Российской Федерации. Объектом исследования является институт мировых судей, съезд мировых судей в России в целом, а также в административно – территориальных образованиях Северного Кавказа, возникших в результате принятия судебных уставов 1864 года. Предмет исследования составляют нормы закона, ведомственные и другие подзаконные правовые акты, регулирующие деятельность мировых судей и съездов мировых судей, их процессуальные действия, действующие на базе судебных уставов 1864 года. В предмет исследования включаются воззрения о судоустройстве данного периода общественных и государственных деятелей и правоведов. Хронологические рамки диссертационного исследования охватывают период российской истории второй половины XIX – XX веков и обусловлены следующими основными обстоятельствами:

- Институт мировых судей стал формироваться во второй половине XIX века как результат судебной реформы 1864 года. В советский период данный институт был упразднен в соответствии с коренными изменениями государственного устройства. - В результате судебной реформы новейшего периода институт мировых судей был возрожден на основе принципов демократического правового государства.

Таким образом, указанный период позволяет изучить институт мировых судей в России в его целостном виде - от становления, формирования заключаются в следующем: развития института реформаторские и половине XIX – XX вв., выявить проследить системы до его функционирования в современных условиях. Цели и задачи исследования мировых судей в России во второй особенности данного института, комплексно изучить исторический опыт создания и консервативные тенденции в политике царского правительства в отношении уставов 1864 года, сформировать на этой основе рекомендации и предложения по использованию положительного опыта того периода для совершенствования деятельности мировых судей в настоящий период. Для реализации этой цели поставлены следующие задачи: провести ретроспективный анализ политико-правовых взглядов, положенных в основу судебной реформы 1864 года, в части института мировых судей;

осуществить системно - аналитическое и сравнительно - историческое исследование основных этапов становления и развития мирового суда;

выявить особенности функционирования мировых судей в России и административно – территориальных образованиях Северного Кавказа;

изучить особенности законодательного регулирования деятельности мировых судей, съезда мировых судей в дореволюционной России;

охарактеризовать эволюцию законодательства об институте мировых судей в переходный период и разработать основы ее типологизации;

разработать предложения по использованию положительного опыта деятельности российского законодателя и государственных органов по организации судопроизводства мировых судей с целью совершенствования судебной системы в России. Методологической основой и методами разнообразные методы познания исследования явились процессов как общественных общенаучного, так и специально – юридического характера: системный, исторический, программно – целевой, структурно – функциональный, сравнительно – правовой, конкретно - исторический, социальный и др. Нормативно – правовой базой диссертационного исследования послужили законы и другие правовые акты (судебные уставы 1864, дополнения к ним), которые регламентировали создание, деятельность и компетенцию мировых судей, съезда мировых судей, мировых съездов, а также законодательство Российской Федерации, регулирующее отношения, рассмотренные в диссертации. В качестве дополнительных источников автором использовались материалы архивов, периодическая печать, где находила отражение данная проблематика. Научная новизна исследования. В диссертации было осуществлено одно из первых комплексных исследований мирового судоустройства в России во второй половине XIX – XX веков, показан процесс его становления, правового регулирования и практической деятельности. Автор доказывает, что легитимизация института мировых судей проходила во второй половине XIX века в России неодинаково. Впервые обстоятельно исследовано взаимодействие института мировых судей с органами государственной власти дореволюционной России, а также эволюция данного института под влиянием контрреформ, осуществляемых царизмом. Обоснована авторская концепция, состоящая в том, что институт мировых судей предполагает двойственную природу: с одной стороны отражает идеологию местного сообщества, с другой является звеном судебной системы. Исследованы причины и основные тенденции возрождения института мировых судей в современный период. Основные положении диссертационного исследования, выносимые на защиту: 1. На основе широкого круга исторических источников делается вывод о том, что дореформенная судебная система представляла собой совокупность сословных судебных установлений различной компетенции, а также административных органов, наделенных судебными функциями. Доказывается, что в российском обществе на всех этапах его развития существовал представлявший обычай собой "мирового вид разрешения конфликтов", самоуправления, общественного определявшийся историческими предпосылками, типом общественного хозяйства и культуры. В древнем догосударственном обществе данный способ разрешения конфликтов являлся одним из основных и продолжал функционировать длительный период в Древнерусском государстве, и Московской Руси во времена "народоправства", когда наиболее сильными были общинные институты. 2. Утверждается, что реформирование судебной системы в духе модернизации в XVIII веке подорвало основы мирового суда, но не уничтожило его совсем. Основные черты мирового рассмотрения конфликтов существовали в общинном и сословных судах. Самодержавие использовало принципы мирового суда в целях укрепления власти. 3. В рамках типологизации определяются общие черты на ранних стадиях развития института мировых судей и существенные различия в более поздний период. За основу типологизации берутся Европа и Англия. В Англии сложился уникальный континентальная опыт судебной деятельности. Главная роль в осуществлении судебной деятельности при разрешении споров и конфликтов принадлежала народным собраниям. Утверждается, что общественный "мировой" характер разрешения конфликтов являлся главной составляющей у многих народов. 4. В России второй половины XIX века сложились предпосылки создания новой судебной системы, но существование самодержавной власти и помещичьего землевладения не позволяли выделить суд в отдельную ветвь. Поэтому создание института мировых судей в пореформенный период основывалось на сословных принципах, что было закреплено в общих положениях о крестьянах, в то же время, новое законодательство отвергало сословный суд и провозглашало принцип равенства перед ним.

5. Внедрение системы мировых судов принесло наиболее радикальное новшество в судебное законодательство. Автором делается вывод о том, что уголовное процессуальное законодательство, касающееся мировых судей после реформы 1864 года, базировалось на Уставе уголовного судопроизводства. Гражданское процессуальное законодательство, после реформы 1864 года основывалось на Уставе гражданского судопроизводства, который также предусматривал для мировых судей особый порядок судопроизводства. Общие принципы судопроизводства распространялись и на деятельность мировых судей. 6. Особенности реформы института мировых судей в административно – территориальных образованиях Северного Кавказа были связаны с характером общественных отношений крестьян. Значительную часть населения на данной территории составляли горцы и казаки. У них существовал особый порядок мирового рассмотрения дел (горскими, народными, аульными, станичными) судами на основе норм обычного права соответствующего народа. 7. Обосновывается осуществляемых контрреформ антидемократический царским правительством, нормы уставов 20 характер с целью ноября контрреформ, сохранения 1864 года, и существующей формы власти в стране. Доказывается, что политика изменила более устанавливавших реакционный порядок расследования рассмотрения преступлений. 8. Серьезным нарушением принципов независимости и гласности суда стали меры, направленные на создание земских участковых начальников, которые соединили в своих руках функции административной и судебной власти. Изменение порядка избрания мировых судей окончательно укрепили принцип сословности в суде. 9. Возрождение института мировых судей в современной России явилось закономерным следствием демократизации общества на основе Конституции Он призван 1993 года, базирующейся на гуманистических ценностях. трансформировать основные принципы российского дореволюционного суда. Теоретическое значение исследования. В диссертации раскрыты предпосылки судебной реформы 1864 года, закономерности развития института мировых судей, позволяющие сделать вывод о том, что теоретические воззрения о мировом судопроизводстве общественных и государственных деятелей повлияли на гуманизацию судебной системы в целом, и мирового судопроизводства, в частности. Теоретические положения, относящиеся к пониманию правовой природы института мировых судей, содержащиеся в диссертационном исследовании, представляют научный интерес в изучении истории российской государственности. Результаты диссертационного исследования позволяют расширить знания об истории российского права в целом. Практическая значимость диссертации состоит в том, что собранный и обобщенный историко-правовой материал представляет интерес для законодателя при формировании и реализации судебной политики России на современном этапе. Также он может быть использован в учебном процессе при изучении истории отечественного государства и права, а также соответствующих разделов ряда других правовых дисциплин. Апробация результатов исследования получила выражение в опубликованных автором статьях и тезисах научного характера. Выводы и предложения доводились диссертантом до сведения научной общественности и практических работников и на межрегиональных семинарах и всероссийских ученых и конференциях и семинарах по проблемам истории права, а также на межкафедральных региональных вузовских практических работников (1999-2003 гг.). Результаты диссертационного исследования используются при проведении лекций, семинарских занятий в учебных заведениях Ставропольского края. Положения диссертационного исследования использовались при подготовке рабочих программ по ряду тем в учебных курсах по истории государства и права России. Структура диссертации определена характером и объемом научного исследования и включает в себя введение, две главы, объединяющие семь параграфов, заключение и список использованной литературы.

Глава I. Предпосылки становления и история развития института мировых судей в России.

1. Сущность и особенности судебной реформы в России 1864 года и ее роль в становлении института мировых судей. Российские реформы второй половины XIX в. определили основное содержание всей внутренней политики государства. Поражение в Крымской войне 1853-1856 гг. потребовало от России проведения комплекса преобразований. Началась подготовка отмены крепостного права, реформы: местного самоуправления, образования, финансовая, судебная, военная, полицейская. Свободу от крепостной зависимости крестьянам, составлявшим 83 % населения страны, предоставил Манифест и Положение 19 февраля 1861 г.1 Крестьяне получали права свободных сельских обывателей, как личные, так и имущественные. Соответственно это означало, что они имели право вступать в брак без разрешения помещика, заключать сделки, принимать обязательства, обращаться в суд, быть свидетелями и поручителями, могли также приобретать в собственность движимое и недвижимое имущество, отчуждать его, передавать по наследству.2 Экономическая свобода для крестьян предполагалась как производная от личной свободы. И хотя в центре развития деревни продолжал оставаться не сам крестьянин, а «мир», община, предоставленная крестьянину правоспособность, вела к расслоению деревни и кризису общины, и в конечном итоге – к экономической свободе как основе равенства. Реформы местного самоуправления 1864 и 1870 г.г., обеспечили защиту отношений прав собственности и прав личности;

на их основе были Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости. ПСЗ. 2. Т. ХХХVI. № 36657. 2 Сборник узаконений и распоряжений правительства, относящихся к крепостническому общественному учреждению. Общее положение. Т. С. 35 – 38.

созданы органы земского (1864 г.) и городского (1870 г.) самоуправления, которые предоставили возможность решения вопросов хозяйственной и социальной жизни для сельских жителей. Данные меры были направлены на урегулирование социальной и экономической жизни в стране. Органы земского самоуправления становились связующим звеном между сельским обществом и государственным аппаратом. Это была попытка организовать разрешение хозяйственных задач на местном уровне посредством земских обществ. Они вовлекали крестьянство в экономических и социальных вопросов местного значения.1 Местное самоуправление, в процессе каждодневной жизни человека, разрешало в значительной степени такие проблемы, как снабжение продовольствием, организация сельского здравоохранения, просвещение, попечительство, благоустройство населенных пунктов и др. Правительство передало органам местного самоуправления часть своих полномочий, осознавая, что население, должно разрешать местные проблемы не на уровне государственной власти, а на уровне местного сообщества.2 Земские и городские российские учреждения имели общественную природу. Действуя в пределах четко очерченной в законодательстве компетенции, располагая собственными бюджетными средствами, органы местного самоуправления сгладили противоречия между обществом и государством, обеспечив более или менее стабильный общественный порядок. Особая роль в системе реформ отводилась правительством судебной реформе. Оно позаботилось о взаимосвязи крестьянской, земской, городской и судебной реформ в ходе их реализации. Так, крестьянская реформа гарантировала судебную защиту экономических и личных интересов населения;

судебная система формировалась с помощью земств (земства участвовали в выборах мировых судей, в составлении списков присяжных 1 решение Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2. Т. XXXIX. № 40457. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2. Т. ХХ. № 48498.

заседателей);

суды разрешали споры между органами местного самоуправления. Среди общих принципов деятельности органов местного самоуправления и новых судебных установлений выделялись такие принципы как: законность (противопоставлялась всевластию бюрократии);

выборность всей системы органов местного самоуправления (в судебной реформе она проявлялась в порядке формирования мировых судебных установлений и участия общественного элемента в суде);

гласность как форма контроля общества за органами местного самоуправления и юстиции;

независимость от администрации (ни одно должностное лицо, включая царя, не могло вмешиваться в решение судом уголовных и гражданских дел);

равенство (органы местного самоуправления были призваны решать вопросы в интересах всех сословий, судьи при рассмотрении споров должны были исходить из принципа равенства всех перед судом). В западных странах данные принципы вошли в практику революционным путем и нашли законодательное закрепление в Конституциях демократических государств (независимость судебной власти как проявление принципа разделения властей, презумпция невиновности, право обвиняемого на защиту, гласность и состязательность процесса, участие общественности в лице присяжных заседателей в отправлении правосудия), в России же они были провозглашены по инициативе правительства, и законодательно закреплены судебными уставами 1864 г. Принципы, которые в западных странах традиционно носят характер конституционных, в России впервые закреплялись в отраслевом законодательстве и касались только судебной сферы. «…В новом суде подозревали не только гарантию правильности решения гражданских и уголовных дел, но и могущественное орудие против произвола полиции, против посягательства администрации на личную свободу граждан, своего рода политический habeas corpus – исходную точку в недалеком будущем целого арсенала конституционных порядков»,1 - считал В. Фукс. Е.А. Скрипилев также отмечал «связь, существующую между Фукс В. Суд и полиция. В 2-х ч. М., 1889. Ч. 2. С. 2.

конституционализмом и новой судебной системой России. Отделение суда от администрации - также признак конституционализма, один из его атрибутов».1 Названные ученые одними из первых обратили внимание на конституционный характер реформ. Эта же мысль утверждается в работах и известного французского процессуалиста XIX в. Ф. Эли, который обратил внимание на тесную связь процессуальных принципов реформы 1864 года с принципами Конституции: «Процессуальные формы воспроизводят различные принципы конституции, они там берут дух и тенденции, они являются их необходимым последствием, они непрерывно изменяются, чтобы следовать конституции в своих изменениях. Гарантии обвиняемого увеличиваются или уменьшаются в соответствии с принципами управления последних…».2 Следовательно, можно сделать вывод о том, что 1864 г., на государственность в целом. Судебная реформа 1864 г. была самой демократичной среди преобразований 60-70-х гг. XIX в. в России. Однако, нельзя в то же время преувеличивать конституционные начала реформ в целом, и судебной в частности. Многие ученые-юристы, рассматривая правовую природу реформ, отмечали их половинчатость и сословный характер. С учетом того, что по юридическим критериям российское право относят к континентальной правовой системе романо-германского типа, это определяет кодифицированный характер этого права, структуру правовой нормы, принцип верховенства закона и однотипную иерархию источников права. Сходство российского права с континентальным правом проявляется и в построении судебной системы, в организации принципов существует и обратное воздействие: влияние начал судоустройства и судопроизводства, принятых в России в Скрипилев Е.А. «Императорская партия» в борьбе против конституции и конституционализма. // Государственный строй и политико-правовые идеи России второй половины XIX столетия. Воронеж, 1987. С. 85. 2 Цит. по: Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. М., 1957. Т.1. С.582.

судопроизводства.1 Сближению этих правовых систем способствовали систематизация и кодификация законов, осуществленная М.М. Сперанским в 1830 - 1839 гг., оформленная в виде Свода законов Российской империи. Рецепция западной модели правосудия проявлялась в следующем: система мировых судов, суды апелляционных инстанций, суды присяжных вместе с мощным корпусом адвокатуры создавались с учетом «самобытных особенностей российского общества».2 По этому поводу С.И. Зарудный говорил: “Цель судопроизводства состоит в учреждении судебных мест на таком основании, чтобы судебные решения пользовались общим доверием;

это доверие необходимо как основное условие общего в государстве спокойствия...”.3 Именно С. И. Зарудный сыграл важную роль в деле становления независимого и авторитетного правосудия в России, именно он досконально изучил и обобщил вековой опыт правосудия в передовых европейских государствах - Великобритании, Франции и Германии. Им были представлены материалы под названием “Дело о преобразовании судебной части России”, на основе которых тогдашним министром юстиции графом Паниным были составлены соответствующие проекты судебных уставов для императора Александра II (Указом императора Александра II Правительствующему сенату 20 ноября 1864 г. были утверждены: 1. Судебные установления;

2. Устав гражданского судопроизводства;

3. Устав уголовного судопроизводства;

4. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями).4 Судебная реформа 1864 г. заложила в основу правосудия принципы гласности, состязательности, презумпции невиновности и справедливости, что сделало судебную систему царской России более независимой от Государственные учреждения XVI-XVIII вв. // Под ред. Н.Б. Голиковой. М., 1991. С. 254. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1884. Т 1. С. 156. 3 Джаншиев Г. С.И. Зарудный и судебная реформа: Историко-биографический эскиз. М.,1889. С. 116-117. 4 Свод законов Российской империи. Т. 16. Ч. 1. Судебные уставы. СПб., 1892.

правительства. Перестали существовать особые суды для каждого сословия, впервые был провозглашен принцип отделения судебной власти от в России впервые была законодательной и административной, а именно, 29 сентября 1862 г. в «основных положениях судоустройства» законодательно зафиксирована идея разделения властей: «Власть судебная отделяется от исполнительной, административной и законодательной»;

1 введен принцип несменяемости судей. Преобразование судебного строя осуществлялось постепенно. Сначала были указаны основные недостатки судопроизводства по своду 1857 г., а затем определялись главные начала преобразования, в соответствии с которыми 29 сентября 1862 г. высочайше утверждались «Основные положения преобразования судебной части в России», вошедшие в полное собрание законов.2 В них говорилось о том, что власть судебная отделялась от административной, и по указу Александра II должна: «…водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных Наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе Нашем то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого, от высшего до низшего».3 Радикализм - крайней судебной реформы, российской как считает М.В. Немытина, не определялся рядом следующих факторов: отсталостью дореформенной юстиции, претерпевшей коренных изменений на протяжении долгого времени;

Судебные уставы с изложением рассуждений, на коих они основаны. Ч.3. Основные положения судоустройства. Ст. 1. 2 ПСЗ. Собр. 2-е. № 38761. 3 Цит. по: Субедные уставы 20 ноября 1864 года с изложением рассуждений, на коих они основаны. Ч.1. Уст. Гражд. Суд. СПб., 1867. С. XXXVIII.

необходимостью, с помощью демократизации судоустройства и судопроизводства, обеспечить экономическое развитие страны;

- победой либерального направления в правительстве в ходе подготовки судебных уставов 1864 г.;

- недооценкой роли суда в государственном механизме.1 Реформа 1864 г. обозначила направление правового развития России второй половины XIX – начала XX вв. Александр II и его окружение полагали, что введение построенного на демократических принципах суда не изменит существующей формы правления.2 Судебная реформа 1864 г. вобрала в себя теоретические доктрины о суде Монтескье, Бентама, Беккария, опыт судоустройства и судопроизводства в таких странах, как Франция, Италия, Германия, Бельгия, то есть «общечеловеческие начала» суда, воплощенные в законодательстве стран Европы некоторое время назад.3 Самодержавие сделало акцент именно на демократизацию судебной системы, гражданского и уголовного судопроизводства. Однако в стране продолжало действовать и дореформенное Уголовное уложение 1845 г., с изменениями и дополнениями. Гражданское уложение в России так и не было принято, хотя право такой проект и на разрабатывался. множестве Гражданское разрозненных материальное основывалось законодательных актах. Составители судебных уставов 1864 г. уделяли первоочередное внимание гражданско-процессуальным праве. нормам и способам защиты личных имущественных прав, а не их регламентации в гражданском материальном Немытина М.В. Суд в России вторая половина XIX – начало XX вв. Саратов, 1999. С. 49. Там же. 3 Коротких М.Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 г. в России. Воронеж, 1989. С. 98-99.

Идеологам судебных реформ приходилось определять приоритеты, выбирать то, что имеет первоочередное значение и может служить базой для проведения последующих преобразований. Поэтому в трудах ученых и практиков того периода была вскрыта правовая природа дореформенных принципов судоустройства, ими отмечалось, что множественность судебных инстанций (сословные суды, магистраты, ратуши, надворные суды и т.п.) с неопределенной подсудностью, с различным порядком судопроизводства затрудняла обращение в суд за защитой прав и законных интересов. Так, в дореформенном гражданском процессе действовали: общий, четыре главных, шестнадцать особенных порядков судопроизводства.1 Неопределенность процессуальных сроков, неограниченное число бумаг, подаваемых зачастую лишь с целью замедлить дело, неточность законов о судебных издержках порождали волокиту в судах и произвол со стороны судейских чиновников. Излишние строгие формальности в отношении внешней формы исковых прошений требовалось соблюдать при полном отсутствии правил об их внутреннем содержании.2 Данные органы государства выполняли одновременно административные и судебные функции. В сфере суда налицо было смешение полицейской и судебной власти. Уголовный процесс накануне реформы 1864 г. носил инквизиционный характер (за исключением применения пыток) в основе его лежала формальная оценка доказательств, сердцевиной которой являлось собственное признание обвиняемого;

сила доказательств была заранее определена законом, не зависела от их внутреннего содержания. Система доказательств не была разработана. В гражданском судопроизводстве использовался такой вид доказательств как присяга тяжущихся. За подачу апелляционной жалобы, признанной судом неправильной, взыскивались штрафы. В дореформенном суде стряпчие и ходатаи обладали правом представительства, причем на них не Судебные уставы 20 ноября 1864 года с изложением рассуждений, на коих они основаны. Ч.1. Уст. Угол. суд. СПб., 1867. С. VIII. 2 Немытина М.В. Суд в России вторая половина XIX – начало XX вв. Саратов, 1999. С. 52.

распространялся механизм ответственности, традиционно действующий внутри адвокатской корпорации. В связи с этим важным было то, что с принятием уставов 1864 г. изменилась вся система судоустройства и судопроизводства. Судебные уставы ввели стройную систему судебных органов с определяемой законом компетенцией. уезда, и Образовывались общих мировые суды для рассмотрения суды, малозначительных уголовных и гражданских дел, замыкавшиеся на уровне система судебных установлений (окружные охватившие территорию нескольких уездов, и судебные палаты, юрисдикция которых распространялась в пределах нескольких губерний). Высшей судебной инстанцией, объединившей систему мировых и общих судов, был Сенат. В России проекты создания института мировых судей появились уже в начале XIX века. Так, например, в проекте конституции декабриста Н.М. Муравьева предлагалось в качестве судов первой инстанции учредить «совестных судей», которые бы избирались на должность населением уезда. А судебный процесс у совестного судьи, согласно проекту, должен был проводиться гласно, открыто и по возможности устно.1 Научной основой для создания мирового суда послужили работы С.И. Зарудного, который впервые выдвинул вопрос об учреждении должности мирового судьи в России.2 Разобрав существующий порядок рассмотрения бесспорных дел полициею, и указав на его крупные недостатки, не устраненные известным указом 30 июня 1858 года «Об учреждении в Петербурге временной комиссии для разбора дел маловажных», Зарудный С.И. доказывает необходимость установления единоличной власти мирового судьи.

Ефремова Н.Н. Судоустройство в России в XVIII – первой половине XIX в. М., 1993. С.180. 2 Джаншиев Г. С.И. Зарудный и судебная реформа: Историко-биографический эскиз. М.,1889. С. 124.

Ход рассуждения и окончательные выводы и предположения автора сводятся к следующему: у нас, как и везде есть дела, которые требуют быстрого разрешения на месте. Но это не достигается установлением особых правил, по которым в отдаленных от суда местах все делается в один день. Оно достигается установлением судей на недалеком расстоянии от тяжущихся, специальных судей, которые только и занимаются этими делами. Теперь такие дела производятся в полиции и в суде. Суд получает дело, испорченное полицией. Отсюда и смешение властей, бесконечные споры, трата времени и денег. Изъять эти дела из ведомства полиции, предоставить их судам в настоящем их составе, значит обременить их выше человеческих сил, а тяжущихся лишить всякой возможности даже начинать дело, так как суд не суд, пишет Зарудный С.И., когда за малоценным иском в 40 рублей необходимо ехать за 100 верст;

суд не суд, когда требуется безотлагательное разбирательство, а чтобы добраться до суда надо ехать или идти пешком за 100 или 200 верст, и, прежде чем суд поедет на место или пошлет туда полицию, следует вызвать ответчика, а он скрывается и явится через год, когда время уйдет и возможность добиться правды исчезнет. Очевидно, что суд не мог открыть истины, так как это, по самому ходу вещей, сделалось невозможным.1 В основу судебной системы реформаторами были положены мировые и общие судебные органы. Местными судебными органами стали мировые судьи и съезды мировых судей. Мировые судьи избирались уездными земскими собраниями и городскими думами и действовали в специальных участках. Кандидат в мировые судьи должен был отвечать целому ряду требований (имел образование или стаж службы на определенных должностях, отвечал довольно высокому имущественному цензу и др.). Список кандидатов мировых судей предварительно санкционировался губернатором. Мировые судьи утверждались в должности Сенатом.

Джаншиев Г. С.И. Зарудный и судебная реформа: Историко-биографический эскиз. М.,1889. С. 127.

Мировым судьям были подсудны незначительные уголовные дела о преступлениях, за которые закон предусматривал такие наказания, как выговор, замечание, внушение, денежные взыскания не свыше 300 руб., арест до 3 месяцев и заключение в тюрьму на срок до 1 года. Мировым судьям были подсудны дела о неисполнении законов, распоряжений, требований, постановлений правительственных и полицейских властей, об оскорблении полицейских и других служащих административных и судебных органов: о нарушении благочиния во время богослужения.1 По гражданским делам мировым судьям были подсудны иски на сумму не свыше 500 руб. Дела в мировом суде возбуждались по жалобе частных лиц, инициативе полицией. Мировые судьи рассматривали дела единолично. Процесс был платным и публичным, допускалось участие поверенных. Мировые судьи округа (по судебной реформе 1864 г. создавались специальные судебные округа, которые не должны были территориально совпадать с губерниями) образовывали съезд мировых судей, являвшихся апелляционной инстанцией для участковых мировых судов (апелляционный порядок обжалования судебных приговоров) и предусматривал рассмотрение дела заново, по существу, с привлечением всех доказательств и вынесением решения.2 В число общих судебных органов входили окружные суды и специальные палаты. Окружные суды создавались в специальных судебных округах и состояли из назначаемых императором по представлению министра юстиции председателя и членов. Для замещения этих судебных должностей надо было отвечать целому ряду требований (иметь соот1 полицейских и других административных органов, по усмотрению самого мирового судьи. Предварительное расследование велось Свод законов Российской империи. Т. 16. Ч. 1.2. Судебные уставы. СПб., 1892. Там же. Т.16. Ч. 1. С. 131.

ветствующее образование, стаж работы, соответствовать классово политическим требованиям). Как правило, председателями и членами окружных судов были представители дворянского сословия. Окружной суд состоял из гражданского и уголовного отделений, а уголовное отделение состояло из двух частей — коронного суда и суда Присяжных заседателей. В заседаниях участвовало не менее трех коронных судей (председатель и два члена). Окружным судам были подсудны все (за некоторыми исключениями) уголовные дела, изъятые из ведомства мировых судов. Дела о преступлениях, за которые в законе были установлены наказания, соединенные с лишением или ограничением прав состояния (все уголовные и значительная часть исправительных наказаний по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных включали лишение или ограничение прав состояния (ст. 19, 34), рассматривались окружным судом с присяжными заседателями.1 Окружным судам были подсудны все иски, не подлежавшие рассмотрению в мировых судах (т.е. более 500 руб.). Для проведения предварительного следствия при окружных судах имелись судебные следователи, которые должны были действовать в тесном контакте с полицией. Судебный следователь мог поручить полиции производство дознания, сбор необходимых сведений.2 Кандидаты комиссиями, во в присяжные которых заседатели стоял отбирались специальными дворянства, и главе предводитель утверждались губернатором. Они должны были отвечать имущественному цензу (имущественный ценз был достаточно велик. Надо было владеть землей не менее 100 десятин или другим недвижимым имуществом стоимостью от 500 до 2 тыс. руб. или же получать жалованье либо доход от 200 до 500 руб. в год.), цензу оседлости и другим требованиям. Из крестьян в Свод законов Российской империи. Т. 16. Ч. 1,2. Судебные уставы. СПб., 1892. Смыкалин А. От реформ Екатерины II к судебной реформе 1864 года. // Российская юстиция. № 3. 2001. С. 41.

списки кандидатов в присяжные заседатели вносились только члены волостных судов, волостные старшины и сельские старосты. Закон специально оговаривал, что ни учителя народных школ, ни лица, находящиеся в услужении у частных лиц (т.е. рабочие и др.), в списки не вносятся.1 В соответствии с утвержденным губернатором общим списком присяжных заседателей составлялись годовой и месячный списки. Председатель окружного суда составлял сессионный список присяжных заседателей. Такой сложный подбор присяжных заседателей обеспечивал участие в суде благонамеренных и в основном состоятельных людей. Роль присяжных заседателей была довольно ограниченной: председатель суда должен был сформулировать и поставить перед ними вопрос о виновности подсудимого, а присяжные должны были ответить на вопросы коронного суда (т.е. вынести так называемый вердикт о виновности или невиновности подсудимого). Вопрос о наказании решался коронным судом. Приговор окружного суда с участием присяжных заседателей считался окончательным и мог быть обжалован (или опротестован прокурором) только в кассационном порядке. Закон подробно определял все стадии рассмотрения дел в окружном суде, права сторон (и их равенство в процессе), порядок ознакомления с доказательствами и их оценки (суд должен был оценивать доказательства свободно по внутреннем убеждению, основанному на обстоятельствах дела). Обвинение в суде поддерживал прокурор, защиту осуществлял или сам подсудимый, или защитник (присяжный или частный поверенный).2 В окружном суде в большей мере, нежели в других судебных местах России, соблюдались принципы введенного реформой процесса (несмотря на определенный подбор присяжных, окружные суды иногда принимали 1 Свод законов Российской империи. Т. 16. Ч.1,2. Судебные уставы. СПб., 1892. Свод законов Российской империи. Т. 16. Ч. 1,2. Судебные уставы. СПб., 1892.

решения, противоречившие официальной политике, например, оправдательный приговор по делу Веры Засулич). Следующей судебной инстанцией была судебная палата. Судебные палаты утверждались по одной на несколько губерний. Они состояли из двух департаментов - гражданского и уголовного. Председатели и члены судебных палат назначались императором по представлению министра юстиции.1 Судебные палаты были апелляционной инстанцией для окружных судов по делам, рассмотренным без присяжных заседателей, и первой инстанцией по наиболее важным делам, прежде всего по делам о государственных и должностных преступлениях, некоторых преступлениях против порядка управления. К ведению судебной палаты были отнесены и преступления против веры. Производство дознания по государственным преступлениям велось, как правило, жандармерией, предварительное следствие - одним из членов судебной палаты. При рассмотрении указанных дел судебной палатой в качестве первой инстанции к членам уголовного департамента, как правило, присоединялись губернатор, предводитель дворянства той губернии, где была учреждена палата, один из городских голов и один из волостных старшин, т.е. сословные представители (введение сословных представителей являлось существенным пережитком феодальносословной судебной системы). Над всеми судебными oрганами России стоял Сенат - орган, формируемый по указу императора.2 Сенат являлся верховным кассационным судом для всех судебных органов государства, но мог быть и судом первой инстанции по делам особой важности (например, но должностным преступлениям, совершенным высокопоставленными сановниками). В 1872 г. при Сенате было учреждено "Особое присутствие для суждения дел о государственных преступлениях и 1 Свод законов Российской империи. Т. 16. Ч. 1,2. Судебные уставы. СПб., 1892. Свод законов Российской империи. Т. 16. Ч. 1,2. Судебные уставы. СПб., 1892.

противозаконных сообществах",1 в состав которого кроме сенаторов вошли назначаемые императором сословные представители (предводитель дворянства, городской голова и волостной старшина – в 70-е годы в Особом присутствии Сената были проведены многие важные политические процессы (например, над народниками). Для рассмотрения дел о государственных преступлениях особой важности царским указом мог создаваться Верховный уголовный суд, который совета и состоял членов из председателей под департаментов Государственного Сената председательством председателя Государственного совета. Кроме местных и общих судов в России существовали духовные, коммерческие и военные суды со специальной подсудностью. Судебная реформа 1864 г. по-новому определила структуру и права прокуратуры. Прокуратура, возглавляемая генерал-прокурором, состояла при общих судебных органах и Сенате. На нее возлагались обязанности осуществления надзора за судом, следствием и местами заключения, участия в качестве стороны в процессе. Прокурорские должности замещались из лиц, отвечавших требованиям особой политической благонадежности. Н.В. Муравьев, оценивая деятельность пореформенной прокуратуры, писал: «…В новой прокуратуре вся деятельность и наблюдательная и исковая, ограничена делами только судебного ведомства».2 Судебной реформой впервые в России учреждались адвокатура (присяжные поверенные) - для защиты обвиняемых в суде по уголовным делам и представительства интересов сторон в гражданском процессе, а также нотариат - для оформления сделок, удостоверения деловых бумаг и так далее.

Смыкалин А. Централизация судебных органов в период сословно-представительной монархии. // Государство и право. № 11. 2001. С. 32. 2 Муравьев Н.В. Прокурорский надзор в его устройстве и деятельности. М., Т.1. 1889. С.433-435.

Судебная реформа не изменила положение волостного суда сословного суда для крестьян, находившегося под контролем местной администрации. Судебные уставы имели целью обеспечение полной независимости судей от каких бы то ни было посторонних влияний для того, чтобы решения судьи были справедливыми и беспристрастными. Судья-чиновник, зависимый от начальства, который мог лишиться места, если вынесенный им справедливый приговор не понравится начальству, не может быть хорошим судьей. В виду этого судебные уставы ввели так называемую «несменяемость» судей. Под несменяемостью понималось такое служебное положение судьи, когда он не мог быть уволен от занимаемой им должности иначе, как по решению суда (на основании предъявленного ему обвинения в преступлении).1 Такой судья имел полную возможность руководствоваться в своих решениях только внутренними убеждениями в их справедливости, а не боязнью получить отставку или надеждой на повышение. Судебные уставы рассеяли окутывавшую суд тайну, которая ранее делала недоступными все действия, происходящие в суде, не только для посторонних лиц, но и для самого подсудимого. Они сделали суд гласным, открытым, доступным для всякого. Тот суд, который создавался на основе уставов, не нуждался в тайне. Как известно, одним из недостатков дореформенного суда была волокита и канцелярская неразбериха, царившая там. Приблизив стороны к суду, новое законодательство устранило ненужную судебную волокиту, и сделало суд скорым. Судебные уставы поставили мировой суд на особенное место, предоставив населению близкое, доступное, и не связанное особыми Главное формальностями населения. рассмотрение споров правонарушений.

достоинство такого суда состояло в том, что он пользовался доверием Юридическая энциклопедия. М., 1997. С. 245.

Председателем данного суда, согласно судебным уставам, являлся единолично мировой судья. Мировой судья должен был быть посредником между сторонами, и, прежде всего, стремиться к примирению сторон. Он обязан был пользоваться большим доверием населения, должен был быть хорошо знаком с условиями местной жизни, с бытом и нравами окружающих его людей. Кроме того, он должен был обладать мудростью и образованием, так как судье приходилось применять законы, которые он обязан был знать. Для того, чтобы население относилось с доверием к мировым судьям, судебные уставы предполагали их выборность.1 Мировой судья являлся, таким образом, не чужым для населения чиновником, назначенным свыше, а «лучшим», наиболее честным и справедливым человеком, возведенным самим населением в высокое звание судьи. Выборы производились не всем населением непосредственно, а его представителями – земскими собраниями и городскими думами. Срок избрания мировых судей определялся – 3 года, по истечении которого судья мог быть избран снова, если он оправдал доверие своих избирателей.2 Мировые судьи должны были избираться из числа местных жителей, окончивших среднее учебное заведение, или прослуживших не менее 3 лет в должностях, при исполнении которых они могли приобрести нужные для судьи практические сведения. Судебные уставы появились в 1864 году, когда в России было не так много образованных людей. Среди людей с высшим образованием и даже только средним невозможно было найти нужного количества мировых судей. Поневоле приходилось понижать требования. По мнению Е.С. Коца, большая проблема состояла в том, что составители судебных уставов не сумели отрешиться от сословных помещичьих интересов. Они установили для избрания в мировые судьи кроме образовательного ценза еще и имущественный ценз. Установленный 1 Свод законов Российской империи. Т.16. Судебные уставы. СПб., 1892. С. 58 Свод законов Российской империи. Т.16. Судебные уставы. СПб., 1892. С. ими имущественный ценз был настолько высок, что делал должность мирового судьи доступной почти исключительно для одних помещиков. Впрочем, вводя имущественный ценз, составители судебных уставов не могли не понимать, что честность и порядочность выше богатства, и допустили одно отступление от общего правила: «при единогласных выборах мировым судьей может быть лицо, не обладающее ни образовательным, ни имущественным цензом».1 Данное правовое положение, на наш взгляд, являлось очень важным для понимания сути мирового суда. Здесь налицо тесная связь данного института с «миром», опора на его авторитет. Согласно судебным уставам 1864 года апелляционные жалобы на решения мировых судей рассматривались мировым съездом, состоящим из мировых судей округа. Председателем мирового съезда являлся один из мировых судей, входящих в состав съезда по выбору остальных. Кассационные жалобы на решения мирового съезда должны были подаваться в Сенат. Ко времени проведения судебной реформы 1864 года в России проживали различные народы со сложившимися правовыми традициями, с развитыми, хотя и непохожими друг на друга формами общественного управления. Правоотношения у многих народов основывались на обычном праве.2 В силу того, что вхождение разных территорий происходило в несколько этапов и растянулось на несколько столетий, было затруднено распространение российской юрисдикции в местные правовые системы. Особенно медленно и болезненно этот процесс проходил на Кавказе. Попытка использования обычного права горцев для урегулирования общественных отношений была предпринята ещё в XVIII веке. Так в Кабарде были созданы местные суды, разбиравшие дела местного населения на Коц Е.С. Местный суд и его реформа. / Под ред. А.А. Леонтьева. СПб.: Изд. Журн. «Земледелец», 1913., С. 19. 2 Свечникова Л.Г. Роль обычного права и норм мусульманского права в регулировании гражданско-правовых отношений народов Северного Кавказа в XIX в. // Право и политика. 2000. № 7. С. 116-122.

основе адатов и шариата. Было взято на вооружение указание Екатерины II, которое предписывало: «…ни единой силой оружия надлежит побеждать народы, в неприступных горах живущие, но паче правосудием и справедливостью нужно приобрести их к себе уверенность…».1 И вот, в 1818 г., генерал А.П. Ермолов, тогда осуществлявший руководство военными действиями и управление завоеванных областей, отдает распоряжение о сборе сведений по обычному праву кавказских народов. К середине XIX в. в Закавказском крае и Кавказской области было учреждено военно-народное управление, при котором со стороны российской администрации было организовано «наблюдение» за применением горского обычного права местными судами. Как раз этот факт свидетельствует об установлении соотношения российского государственного права с обычным правом горцев. Подобная система народных судов была создана в 1860 г. в Дагестане, которая в некоторых частях Кавказского края просуществовала до начала XX в., показав свою эффективность. А.С. Кондрашова, автор исследования военно-народного правосудия, выделяет такие институты местного рассмотрения преступлений и споров, как джамаат (община) и тохум (родовой союз). Эти институты представляли собой сплоченные организации. Решение главы тохума было безапелляционным. За неподчинение следовало самое жестокое из адатных наказаний – изгнание из тохума, т.е. отвержение (применительно к законам Российской империи это означало политическую смерть). Суд совершался всем тохумом. Его постановления основывались на адатах, и наказания по уголовным делам выносились в форме штрафов, которые шли на вознаграждение старшин и нужды всего населения. Свечникова Л.Г. Из опыта взаимодействия традиционных норм и государственного права. // Человек и право. М., 1999. С.128. 2 Кондрашова А.С. К проблеме соотношения обычноправовых норм и официального законодательства на примере правового развития Кавказа (вторая половина XIX в.). // Обычное право и правовой плюрализм. М., 1999. С. 206.

Выделяются и важные особенности судебного разбирательства у горцев. Например, иски предъявлялись, основанные не только на прямых уликах и доказательствах, но и на подозрениях. Такие иски рассматривались по гражданским делам, если против обвиняемого не было прямых улик;

а по уголовным – только по убийству, грабежу, ранению и воровству (остальные уголовные дела, особенно касающиеся нарушения женской чести, требовали прямых улик или свидетелей). В судебных доказательствах у горцев огромную роль играла присяга родственников за истца или ответчика. У горских племен не существовало разделения преступлений на уголовные и гражданские;

как и само понятие преступления расходилось с понятием, принятым по общим законам Империи. Преступлением у горцев считалась измена народу, отцеубийство, кровосмешение, нарушение супружеской верности женщинами, трусость, нарушение гостеприимства, воровство и нарушение личной неприкосновенности князей.1 Главная цель, которую ставила перед собой система военно-народного управления, являлось ограничение права родовой мести и особенно права всеобщего применения оружия. Приведенные факты из истории военно-народного управления не являются предметом нашего исследования, но свидетельствуют о таком правовом явлении как негосударственное мировое судопроизводство на основе обычного права. Данные традиционные институты приспосабливались официальной властью для управленческих целей. Таким образом, проведение преобразований явилось закономерным результатом развития российской государственности. В осуществлении судебных реформ отразилось противоречие, заключающееся в буржуазном их содержании и сословном их характере.

Кондрашова А.С. К проблеме соотношения обычно правовых норм и официального законодательства на примере правового развития Кавказа (вторая половина XIX в.). // Обычное право и правовой плюрализм. М., 1999. С. 208-209.

По итогам судебных реформ была создана вполне действенная система судебных установлений, а также прокуратура с новыми функциями, адвокатура, предварительное следствие, нотариат. Совершенно новым институтом для России стали мировые судьи. Особенностью их становления явилось то, что они порождены были сверху законодателем и, в то же время, впитали в себя давнюю христианскую идею справедливого суда, а также и российские традиции «мирового» рассмотрения конфликтов, восходящие ещё к земскому народоправству, когда на основе авторитета сообщества вершился праведный суд.

2. Институт мировых судей в России в дореформенный период: порядок организации, компетенции. В дореформенный период судебная система особенности. Восстановление нарушенного права, находилось в руках главы семьи или рода, господина или землевладельца. Частный способ восстановления нарушенного права руками потерпевшего или истца, т.е. месть в точном смысле (самоуправство), в догосударственный период не существовала: она входила в различные комбинации с родовой, общинной и государственной судебной властью. Судебная власть главы семьи или рода, естественно, переходила во власть судить «челядь», т. е. рабов и изгоев. Существование у славян владельческого суда в XI-XIV вв. не подлежит сомнению, отмечает М.Ф. Владимирский-Буданов, ссылаясь на договор новгородцев 1307 года «А холопа и половника не судити твоим судьям без господаря».1 Ян на Белоозере спрашивает о волхвах, чьи они смерды, перед тем как приступить к суду над ними. «Повесть о благочестивом рабе» рассказывает, что один господин приказал отсечь голову своему виновному отроку. Жалованные грамоты частным владельцам имений даются с вирами и продажами.2 Приведенные факты указывают на частное происхождение владельческого суда, так как население сел первоначально состояло из холопов и изгоев. Пожалование права суда какому либо конкретному лицу государственной властью не опровергает этого, ибо жалованными грамотами награждались села с таким же несвободным населением. Компетенция этого суда не имела в тот период никаких ограничений. Что касается права вотчинного суда в собственном смысле, т. е. суда Владимировский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С. 334. 2 Владимировский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С. 355-365.

России имела свои над свободным населением частных имений, то его нельзя столь же естественно выводить из под власти домовладыки. Источники первого периода молчат о таком суде. Думается, что он мог образоваться только путем делегирования со стороны государства, которое впоследствии было «менее щедро в Москве, чем в Литве», где право суда над крестьянами превратилось из привилегии в общий закон.1 Естественным образом возникает судебная власть общины как обязанность соседей помогать обиженному (призыв о помощи к соседям — крик — есть термин, которым обозначалось у некоторых народов исковое прошение— «Klage»). В эпоху Русской правды община осуждала уголовные иски;

представители ее, «добрые люди», решали иски, возникавшие из договоров;

они же и выборные чиновники общины (сотские и старосты) участвовали в княжеском суде. Стремление решать споры между общинами судебным процессом, а не войной, вызвало необходимость государственных органов судебной власти, и это было уже тогда прообразом местного суда. Государственными (земскими) органами являлись: 1) князь;

его судебная власть простиралась на всю землю и вне резиденции осуществлялась им лично, или через постоянных чиновников (посадников и тиунов), действующих постоянно от имени князя. Место суда — «княж двор» — не только резиденция князя, но и те дворы, где сидели в провинциях княжие чиновники;

2 2) бояре судили или отдельно, заменяя княжий суд, или постоянно вместе с князем;

3) вече обсуждало нарушение прав целой земли (т. е. дела о земской измене и других государственных преступлениях), но первоначально и всякие иски. Иноземные летописцы той эпохи считали, что вече есть не что иное, как собрание народа для суда и казни над Смыкалин А. Зарождение судебной системы Русского государства. // Российская юстиция. 2001. № 10. С. 31. 2 Российское законодательство X-XX в девяти томах. / Под ред. О.И. Чистякова. Законодательство Древней Руси. М.: Юрид. лит., 1984. Русская Правда. Ст 37. С.66.

преступниками. Е.Е. Некрасов выделяет в древний период суд, как объект управления наравне с войском и государственным хозяйством.1 Княжеские и вечевые органы суда действовали первоначально вместе;

инстанционного порядка не существовало. Но в Новгороде и Пскове (в XIV и XV вв.) отношение вечевых и княжеских органов суда определялось законом точнее. Здесь, по мере выделения судебной системы, между различными органами суда устанавливается законом прочное отношение. Появились две формы таких соотношений: одна - в новгородском судопроизводстве, другая - в псковском. Для более глубокого понимания соотношения «общинного права» и правовых прерогатив государства, видимо, полезно использовать методологию «горизонтальных» и «вертикальных» структур при характеристике закона и суда, применяемую американским исследователем Д. Кайзером и российским ученым А. Дворниченко. В соответствии с ней община – горизонтальная структура, государственная власть – вертикальная. В этом случае мы сможем проанализировать отделение княжеской судебной власти от власти общинной. Органические формы решения социальных конфликтов выражались в реализации родовых обычаев и общинных норм, где превалирует кровная месть. Затем появляются так называемые «композиции» - платежи в пользу пострадавшего или родственника. Усиление государственной власти, привело к санкции, уплачиваемой в пользу власти.2 Общая форма процесса уже с древнейших времен заключала в себе три стадии: 1) установление сторон, 2) производство суда и 3) исполнение решения. Но наряду с общей существовали и другие формы, в которых недоставало той или другой из указанных частей процесса.

Некрасов Е.Е. Государственная власть и местное самоуправление в России: опыт историко-правового исследования. М., 1999. С. 62. 2 Дворниченко А.Ю. Русские земли Великого княжества Литовского: Очерки истории общины, сословий, государственности (до начала XVI в.). СПБ., 1993. С.61-62.

Обе стороны именовались «истцами» было или «суперниками», в или «сутяжниками», что прямо зафиксировано Российском Законодательстве X-XX вв. в девяти томах, в Псковской судной грамоте2. Одинаковое наименование сторон указывало на отсутствие процессуальных преимуществ и для истца, и для ответчика, с некоторыми, впрочем, исключениями для исков уголовных.3 В Патерике Печерском рассказывается, что «Арефа (печерский монах, будучи обокраден) от многие скорби, еже о злате, хотя сам ся погубити, и тяжу велику вздвиже на неповинныя, много мучив без правды».4 Понятие о государстве как истце (в делах уголовных) еще не существовало;

следовательно, не было различия между уголовным и гражданским, состязательным и обвинительным процессом. Но уже с довольно ранних времен государство помогает частному истцу в преследовании обвиняемого,5 возлагая расследование преступлений на общины6 и, наконец, активно участвует в интересах сторон, воспрещая потерпевшему лицу освобождать преступника от наказания по мировой. Есть известия, что уже в XII в. государственная власть преследовала преступника даже тогда, когда частный истец отказывался от иска, и что причина этого явления состояла в том, что органы власти не хотели отказаться от предназначенного для них уголовного штрафа. Такая позиция власти по отношению к возможности правового регулирования конфликтов мирным путем показывает, что Российское законодательство X-XX в девяти томах. / Под ред. О.И. Чистякова. Законодательство Древней Руси. М.: Юрид. лит.,1984. Псковская судная грамота. Ст. 62. С.338. 2 Российское законодательство X-XX в девяти томах. / Под ред. О.И. Чистякова. Законодательство Древней Руси. М.: Юрид. лит.,1984. Псковская судная грамота. Ст. 62. С.338. 3 Там же. Русская Правда. Ст. 99. С.71. 4 Владимировский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С. 359-365. 5 Российское законодательство X-XX в девяти томах. / Под ред. О.И. Чистякова. Законодательство Древней Руси. М.: Юрид.лит.,1984. Новгородская судная грамота. Ст. 36. С.307. 6 Там же. Русская Правда. Ст. 80. С.70.

материальный интерес превыше личностных ценностей, и то, что приносит убытки государству, не может существовать, пусть даже оно гуманно, справедливо, человечно и правильно. Сторонами, по общему порядку, во всех делах являлись частные лица. Но под частными лицами в древнейшее время подразумевались не лица физические, истцами и ответчиками выступали семья, род и община: «на борьбу эту родственники обеих тяжущихся сторон приходят вооруженными и становятся;

тогда соперники вступают в бой...».1 Согласно Русской Правде первоначальная обязанность общины отвечать по искам об убийстве не подлежала сомнению;

из нее возникла круговая порука (при которой община является уже не только ответчиком, но и судьей по преступлениям).2 Кроме семьи, рода и общины, истцами и ответчиками являлись юридические лица в собственном смысле, обычно в полном составе своих членов — физических лиц. С постепенным выяснением понятия лица в частном праве определялась и деятельность физического лица как стороны в процессе. Впрочем, никаких условий процессуальной правоспособности физического лица памятники этой эпохи не дают. Из них можно извлечь только то, что эта правоспособность имела безграничные пределы: могли искать не только женщины, как замужние, так и вдовы, дети, но даже и рабы.3 Процессуальные отношения сторон устанавливались, по общему правилу, договором между ними. Содержание этого договора составляли следующие вопросы: предмет спора, судья, к которому следует идти за Владимировский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С.363. 2 Российское законодательство X-XX в девяти томах. / Под ред. О.И. Чистякова. Законодательство Древней Руси. М.: Юрид.лит.,1984. С.62. 3 Российское законодательство X-XX в девяти томах. / Под ред. О.И. Чистякова. Законодательство Древней Руси. М.: Юрид.лит.,1984. Новгородская судная грамота. Ст. 16,17. С.305-306.

решением, и срок явки в суд. Впрочем, второй из этих трех предметов входил в договор лишь в древнейшее время;

на что в Русской Правде есть прямые указания: «Русский не должен звать латинянина на суд другого князя, кроме князя смоленского;

разве если сам захочет, то пусть идет» в позднейшее время на это есть лишь намеки: если стороны назначили срок явки к какому-либо судье и этот судья переменится, то это не освобождает их от обязанности явиться в срок к новому судье. Договор, мог так же служить и основанием разрешения спора. Особенные виды установления отношения (договора) сторон до суда составляли: а) свод, б) гонение следа. По мнению толкователей законодательства того периода свод состоял в отыскании истцом надлежащего ответчика посредством «заклича», свода в прямом смысле и присяги. Каждый, у кого пропала вещь, производил объявление на торгу — закличь.1 Закон предполагал, что объявленная заповедь должна стать известной для того рода или того «мира», в продолжение трех дней. Если истец находил свою вещь по истечении трех дней после заклича, то тот, у кого она была найдена, признавался ответчиком, который возвращал вещь, и уплачивал штраф — 3 гривны за обиду. Если же закличь еще не была сделана, или если собственник находил вещь в руках другого до истечения узаконенных трех дней после заклича, или, наконец, он находил ее не в своем городе (или «миру»), то начинался свод. Человек, у кого найдена вещь, отнюдь не признавался еще ответчиком: он мог законным путем приобрести ее от третьего лица, ему известного. Вот почему закон, оставляя вещь во владении купившего ее, обязывал его вместе с первоначальным хозяином идти к тому лицу, у кого первый приобрел ее. Если это третье лицо ссылалось также на законный способ приобретения вещи, то свод продолжался дальше всеми заинтересованными лицами. Участие первоначального собственника в этом иске подлежало Там же. Русская Правда. Ст. 27, 29. С. 64.

ограничениям: если свод происходил в одном городе, то собственник шел до конца свода, но если цепь заинтересованных переходила за пределы города в территорию, подчиненную городу, то истец шел только до третьего свода. Это делалось, очевидно, для того, чтобы не затрагивать интересов добросовестных владельцев. Тогда тот, до кого доходил 3-й свод в территории, должен вручить истцу деньгами цену, равную вещи, а сам уже вел свод дальше. Следующей стадией процесса являлся «след». Он начинался в том случае, если преступник не был застигнут на месте преступления, то есть начиналось разыскание следов. Судебное разбирательство в древности являлось состязанием сторон перед судьей. То, что мы сегодня называем судебными доказательствами, в то время было средствами сторон;

суд лишь регулировал и уравнивал эти средства. А средства эти, известные древнему процессу, были следующие: послухи, суды Божии и акты.1 Суды Божии собственно не могли быть поставлены в один разряд с прочими судебными доказательствами: суд Божий был судом совершенно отдельным от судов человеческих. Собственно показаниями послухов исчерпывались все обыкновенные средства суда;

от сторон зависело, апеллировать от суда человеческого к суду Бога или нет. Это говорит о глубоком понимании людьми того времени божественной связи процесса «правосудия» и Бога. Только Он мог осудить. Смертные же могли только способствовать послаблению и просить справедливого суда от Бога. Если все же обращались к суду Божьему, то его формы были: жребий, рота, ордалии и поле. Древнейший способ решения всяких сомнительных дел – жребий – уцелел и в практике и признавался законодательством, только не в процессе.

Владимировкий-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов на Дону, 1995. С. 365.

Вне процессуальное значение жребия в древнейшее время было велико и разнообразно. Им решался вопрос, кому приносить присягу. Слово «рота» не вполне соответствует нынешнему понятию присяга (термин, заимствованный из Польши): «рота», по древним толкователям, означает спор, битву. Она служила первоначальным источником, из которого развились впоследствии ордалии и судебные поединки. И только позже «рота» стала означать присягу в правоте. «Рота» становится вспомогательным средством при свидетельских показаниях и при судебном поединке. Ордалиями назывались испытания истины посредством разрушительных сил природы – огня и воды. Первое известие о них дает Пространная Русская Правда, а в договорах с немцами они упоминаются в последний раз. Судебный поединок (Поле) также являлся составной частью процесса. Поединки присуждались по искам, возникающим из преступлений. Существенное условие судебного поединка – равенство сторон, которое понималось преимущественно в смысле физического равенства. 1 К концу описываемой эпохи происходят изменения в судебном процессе. В суд необходимо было представлять письменные доказательства (акты) по большей части исков, возникающих из договоров, которые прежде решались послухами, и в тяжбах о недвижимом имуществе. Эти акты или неформальные — доски, или формальные — записи. Первые — домашние Святой Троицы. Первые не исключали акты, вторые - укрепленные. Укрепление во Пскове происходило через оставление копии в ларе решали дело безусловно. возможности ни свидетельских показаний, ни судов Божьих;

вторые Российское законодательство X-XX в девяти томах. / Под ред. О.И. Чистякова. Законодательство Древней Руси. М.: Юрид. лит., 1984. Псковская судная грамота. Ст. 27. С.334.

По появляются мере усложнения социально-экономических в той или отношений, иной мере новые судебные органы, которые санкционировались государством. В Московском государстве органы судебной власти были разделены на государственные, сословные и частные. В период укрепления и складывания государства еще продолжали действовать элементы дворцововотчинной системы центрального управления. Летописи того периода говорят о путях, которые ведали разнообразными направлениями хозяйственной деятельности и о путных боярах, возглавлявших пути. Пути ведали населением, которое жило на приписываемых к ним землях, не только в финансово-административном отношении, но и в судебном. Виды вотчинного суда соответствовали разрядам владельцев вотчин. А именно: а) дворцовый суд для суда над крестьянами дворцовых вотчин;

центральный орган его — Большой дворец в Москве: в селах и волости судили посольские и приказчики;

б) вотчинный суд монастырей и других церковных учреждений велся патриаршим дворцом в Москве, местными епископскими дворами в епархиях и монастырскими судебными властями, а в селах - тиунами и приказчиками, в) Суд светских владельцев: в больших вотчинах составлял также сложное учреждение, в которое входили «приказ» при особе боярина в Москве, главные приказчики для целого ряда вотчин одного боярина и «вотчинная съезжая изба», а также приказчики в отдельных вотчинах. Местные вотчинные судьи получали наказы, во всем сходные с наказами царских воевод;

в них круг власти определялся точно. Между этими органами вотчинного суда во всех разрядах его существовали инстанционные отношения (перенос дел по апелляции и по докладу). Пределы власти вотчинного суда ограничивались исками и приговорами по мелким уголовным делам. Как в судах государственных (провинциальных), так и в сословных и вотчинных суд производился при участии местного населения, а именно выборными представителями общин — сотских и старост, и судных мужей (до XVI в.) или целовальников (с XVI в.). Судные мужи — это «лучшие» или «добрые люди», представлявшие население не по выбору, а по своему положению в местном сообществе, в определенном смысле это было участие в суде самой общины.1 Именно такой порядок обеспечивал справедливость и правильность решения. С середины XVI в. институт судных мужей перешел в учреждение целовальников, т. е. лиц, специально выбранных для суда и целовавших крест;

число их в каждой волости и посаде не было определено законом. В вотчинно-церковных судах к составу судных мужей присоединялся местный священник;

в вотчинно-светских судах избирались населением крестьяне «добрые, разумные, правдивые»;

на них присылался барину «выбор за поповою рукою». В церковно-сословных судах судными мужами были поповские старосты и десятские священники.2 Следует, однако, иметь в виду, что существование судных мужей и целовальников не отстранило общины от суда. Известен случай, когда приказчик боярина Морозова жестоко пытал обвиняемую женщину, то за нее «миром вступилися» и клеветникобвинитель признался «при выборных, при целовальниках и при всем мире». Участие населения в суде было признано необходимым сначала по обычаю, потом по закону в местных грамотах «наместником и тиуном без добрых людей не судити суд» и судебниках.3 Роль судных мужей и целовальников определялась следующими чертами: они удостоверяли (при докладе), что суд действительно был и именно такой, как записано в судном списке, предотвращали взяточничество и пристрастие на суде, определяли меры средств пресечения обвиняемому уклоняться от суда, т. е. могли заменить арест порукой, и несомненно Памятники русского права. Выпуск – I-VIII. М., 1952-1961. С. 154. Российское законодательство X-XX в девяти томах. / Под ред. О.И. Чистякова. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. М.: Юрид.лит., 1985. Т.2.Стоглав. Гл. 68. С. 340-344. 3 Там же. Судебник 1497. Ст. 3. С.60.

участвовали в решении вопроса о праве как знатоки местного обычного права1 (важный нюанс для современного института мировых судей). При развитой системе кормления, складывались две инстанции: провинциальный суд наместников и волостей и центральный суд – бояр и Великого князя. Однако кормления уже не могли обеспечивать государственные функции на местах, вызвали протесты во всех социальных слоях населения. К 1549 году, параллельно с кормлениями, на основе специальных губных грамот появляются губные учреждения. Первые губные грамоты получило население Белоозерского и Каргапольского уездов в октябре 1539 года.2 В соответствии с грамотами на выборные губные органы возлагались задачи по суду и наказанию «лихих людей». Их обязанностью являлось сыск и наказание преступников. В каждом губном округе из дворян или детей боярских выбирался губной староста и утверждался в Разбойном приказе.3 Канцелярия (изба губного старосты) состояла из старост миров, десятских, туда же входили и целовальники. Кроме разбойных дел, в ведение губных органов попали дела об убийствах, заведование тюрьмами.4 Институт губных старост можно считать трансформированным местным судом, однако это может быть и спорным моментом, так как здесь в полной мере проявилась воля государства, хоть и преломляемая в территориях земскими органами. К рассматриваемой категории местных судебных органов относятся и земские «избы». Первую грамоту получили черносошные крестьяне Полесской волости Владимирского уезда. Согласно грамоте в городах и волостях избирались «излюбленные головы» (старосты), а также «лучшие люди» (целовальники или земские судьи). Следует отметить, что данные Алексеев Ю.Г. Псковская судная грамота и ее время. Л., 1980. С. 342. Акты социально-экономической истории Северо-Западной Руси конца XIV начала XVI вв. Т. III. М., 1964. № 22. С. 38-41. 3 Там же. 4 Развитие русского права в XV – первой половине XVII вв. М., 1986. С. 107.

органы осуществляли и другие административно-хозяйственные функции, наряду с судебными.1 В XVII в. можно различить три инстанции: суды провинциальные, приказы и боярскую думу. Впрочем, этот порядок не мог быть признан правильным;

многие приказы судили в качестве первой инстанции, например, земский приказ для гор. Москвы. С другой стороны, губные и земские власти, а также воеводы более важных и отдаленных городов получали право безапелляционного суда. Дела могли переходить из низших в высшие инстанции и по жалобе, что называлось «пересуд».2 Апелляция каждый раз являлась жалобой на умышленное «неправосудие» и имела вид суда с судьей, хотя закон знает уже и возможность добросовестного неправого решения. В XVIII в. суды характеризовались сложной формой. Петр I, к воинскому уставу 1716 г. приложил «краткое изображение процессов», заимствованное из западных источников;

здесь нашло себе место полное применение понятия следственного (инквизиционного) процесса;

процесс становится тайным и письменным (вместо судоговорения установлен двукратный обмен бумаг между сторонами. Важнейшим недостатком петровского «процесса» обычно считают введение им учения о формальном значении доказательств (т. е. заранее установленной оценке их законом, а не судьей). Но при исключительном господстве следственных начал в процессе это скорее достоинство, чем недостаток: ибо произвол, данный судье, был столь велик, что без ограничения судьи по его его теорией формальной силы доказательств самое понятие о суде утрачивалось бы: приговор является простым распоряжением усмотрению. Судебные Сахаров А.М. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. М., 1985. С. 153.;

Шуманов С.А. Губные и земские грамоты Московского государства. М., 1985. С. 110 – 113. 2 Российское законодательство X-XX в девяти томах. / Под ред. О.И. Чистякова. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. М.: Юрид.лит., 1985. Т.2. Судебник 1497. Ст. 64. С.62. 3 Смыкалин А. Формирование судебной системы в период абсолютизма. // Государство и право. 2001. №1. С 39.

доказательства, допущенные «процессами», были следующие:

а) Собственное признание;

б) Свидетельские показания;

в) В петровском процессе уцелел один из видов суда Божия, а именно очистительная присяга, к которой допускался обвиняемый в том случае, когда против него не было других достаточных улик;

впрочем, законодатель неодобрительно смотрел на присягу, предпочитая лучше оставить человека в подозрении. В числе лучших доказательств считались письменные (разумеется, в делах гражданских). Этот период истории характеризовался решительным склонением в сторону инквизиционного процесса, как узаконения, так и практики. Дух Петровских преобразований и развитие общественных отношений отвергали мировое судопроизводство. Поэтому была создана сложная система судов, имевшая своей целью отделиться от администрации. Далее и сама Екатерина II, предписав руководствоваться «формою суда», тем не менее тут же отменила устное судоговорение и ввела письменное производство (для судных комиссий, учреждаемых за счет обвиняемых). Замечательно, что и депутаты Екатерининской комиссии не одобряли состязательный процесс, как он установлен в «форме суда». Но это и неудивительно, ибо от состязательного процесса осталась, действительно, только форма, которая лишь усложняла и удлиняла процесс, между тем как самые дела решались по инквизиционному усмотрению судей. Распределение при Екатерине II гражданского и уголовного суда по двум палатам не привело к установлению двойственного процесса. «Форма суда» постепенно забывалась, существуя в законе до последнего времени.1 О суде при участии местного населения не могло быть и речи. Следовательно, в XVIII в. в России игнорировалась возможность приближения процесса судопроизводства к народу, более того, полностью исключалась. Система судоустройства России до 60-х годов XIX в. определялась положениями Учреждения о губерниях 1775 г. Суд не был отделен от Свод законов. Т.Х. Ч. II. С 1062 – 1125.

администрации и носил ярко выраженный сословный характер. Система судебных органов была крайне сложной. Судопроизводство в дореформенный период носило канцелярский характер, в нем продолжала применяться теория формальной оценки доказательств, не было равенства сторон, гласности, обвиняемый не имел права на защиту. Недостатки судебной системы и судопроизводства вызывали недовольство даже привилегированных сословий (не только буржуазии, но и дворянства, где волокита и бюрократизм принимали ужасающий характер. По свидетельству В.О.Ключевского, в 1842 г. министр юстиции представил императору отчет, в котором значилось, что в судебном производстве насчитывалось 33 млн. незаконченных дел). Такое положение требовало незамедлительного вмешательства и исправление ситуации. Таковы были судебные установления, созданные в эпоху обновления всей русской жизни. В них воплотились лучшие стремления лучших людей того времени. «Пол столетия, прошедшие с тех пор, не прибавили ни одного камня к возведенному ими зданию».1 Напротив, годы упадка, сменившие эпоху реформ, привели это здание почти к полному разрушению, так что судебные уставы в течение всего этого времени оставались заветной мечтой всякого, кому дороги были интересы правосудия.

Гессен И.В. Судебная реформа. СПб, 1905. С. 54.

3. История института мировых судей в зарубежных странах: сравнительно – правовой анализ. Возникновение государства сделало правосудие привилегией государства. В странах «азиатского типа производства», например, в Древнем Египте, от имени фараона и осуществлялось правосудие. Развитие суда также относится и к периоду официального закрепления норм писаного права. Об этом свидетельствуют Законы XII таблиц. В Древней Греции потребность людей в защите своей личности и собственности вызвала к жизни особые структурные единицы, названные судами басилея – племенного вождя, обладающего неограниченной властью над согражданами, их жизнью и имуществом. Процесс Сократа 399г. до н.э. проходил в присутствии ареопага и суда гелиастов,1 что уже более становится похожим на правосудие. В Древнем Риме правосудие охраняло принципы общественной жизни в форме защиты частных интересов (indicia privata – суд гражданский) и интересов публичных (indicia publica – суд уголовный). До времен Республики правосудие принадлежало царю. Затем оно перешло к консулам, а с 336 г. до н.э. судебная власть стала осуществляться преторами – республиканскими магистрами при вступлении в должность. Республиканский период поделил судебную власть между магистрами и народным собранием, которое заседало в составе центуриатной комиции. И тут дела, возбуждаемые преторами, народными трибунами и квесторами рассматривались публично. Впервые идея демократического правосудия получает выражение в суде центуриатных комиций в Риме, где вопросы оценивания фактических обстоятельств дела, вынесения окончательного решения в отношении Подробнее см.: Процесс Сократа. // Поттешер.Ф. Знаменитые судебные процессы. М., 1985.

предполагаемого виновного лица, наличие вины и ее степени, меры ответственности за содеянное - все решается самим народом. Инквизиционные канонического права. начала При правосудия характеризуют по делу эпоху зачастую Средневековья. Отправной точкой толкования событий были нормы сборе доказательств использовались физические пытки, позволявшие получить признание обвиняемого – решающего доказательства по делу. Все подобные процессы проходили тайно. И государство, и его органы обладали значительными привилегиями, процветали коррупция и подкуп среди государственных чиновников, не исключая и судей. В те времена нельзя было и помышлять о равном и справедливом для всех правосудии, ибо сама цивилизованность находилась на грани разложения, охватившего сферу, как права, так и нравственности.1 В Средневековье, где отсутствовали законы, сам судья был своеобразным творцом и толкователем законов и понятия справедливость. В те времена феодал-землевладелец обладал судебными и законодательными правами – «каждый барон есть хозяин в своем баронстве». С начала же XIII в. бальи и прево (в средневековой Франции - лица, назначаемые королем или сеньором для управления делами, в первую очередь, судопроизводством в пределах округов), парижский парламент стали отстранять от судебных полномочий, что стало началом дальнейшего единства в правовом регулировании. Местное судоустройство в зарубежных странах различно. Считается, что мировое рассмотрение конфликтов впервые появилось в Великобритании. Несмотря на значительное влияние римского права, в ходе нормандского завоевания, судебной привнесшее деятельности. опыт Это правового регулирования королевства иное франков, в Англии, тем не менее, сложился собственный уникальный опыт предопределило принципиально Un abus de la justice de l Ancien regime «Cahiers d histoire de la Revolution Francaise», N.-Y., 1997., Р.60-65.

социальное назначение суда в государстве, иные взаимоотношения суда с государственными органами и населением. Для раннего периода развития Британского королевства (VII — Х вв.) характерно аналогичного существование судебной частно-искового деятельности в типа судебной власти, ранних государствах Континентальной Европы. Главная роль в осуществлении судебной деятельности при разрешении споров, тяжб, обвинений в этот период принадлежала в Британии народным собраниям. Сход общины в селе, собрание представителей общин в сотне, собрание представителей сотен в графстве — все эти собрания имели право вершить суд. Безусловно, судебные функции были не единственными у народных собраний. На них решались и многие другие вопросы управления общинами, сотнями, графством. Но разрешение споров, рассмотрение обвинений, наказание виновных — все эти вопросы также являлись элементами управленческой деятельности, и пока еще не отделялись от нее.1 На собраниях общины под председательством старосты решались дела о мелких проступках, гражданские тяжбы, дела об обнаружении преступников или краденого имущества. В случае совершения более тяжких нарушений или возникновения споров между общинами дело становилось предметом рассмотрения в собрании сотни. Судебные собрания графств рассматривали уголовные и гражданские дела, а также жалобы на решения судов сотни. Первоначально все участники собраний выступали в качестве судей, но постепенно из участников собрания стали формироваться комиссии, куда включались 12 наиболее авторитетных участников собраний. Как правило, это были сотенные старшины или старейшины (тэны). Позже, с усилением королевской власти на места стали назначаться королевские чиновники, в обязанности которых, наряду с административными функциями, стали входить и обязанности участвовать в Воскобитова Л.А. Судебная власть: возникновение, развитие, типология. – Ставрополь, СКСИ. 2001. С. 62.

судебных собраниях и даже председательствовать в них. Так, представитель интересов короля — сотенный gerefa— контролировал и обеспечивал сбор судебных штрафов в пользу короля. На смену этой должности позже появилась должность шерифа. В его обязанности так же входили, прежде всего, управленческие функции: он управлял имениями короля, наблюдал за исполнением законов и собирал причитавшуюся королю 1/3 судебных штрафов. Наряду с этим он председательствовал в судебных собраниях графства.1 Эти суды разрешали споры на основании местных обычаев. Основными средствами доказывания были соприсяжники, которых могли выставлять как истец, так и ответчик. Если обвиняемый задерживался на месте преступления с поличным, допускалось упрощенное разбирательство без предъявления обвинения. Преступник считался уличенным, и оставалось только применить к нему наказание. Во всех иных случаях основанием рассмотрения дела судебным собранием было обвинение, которое предъявлял потерпевший, а в случае его гибели — его родственники. Если потерпевший предъявлял обвинение, требовалось, чтобы правильность этого обвинения была подтверждена под присягой несколькими общинниками. Обвиняемый, в свою очередь, мог принести очистительную присягу, которая также должна была подтверждаться несколькими соприсяжниками. Так же, как и в королевствах Континентальной Европы, в судебных собраниях Англии использовались ордалии. В качестве наказания чаще всего применялся выкуп (вергельд). Самым тяжким наказанием было «лишение мира», что по существу приводило к изгнанию осужденного из страны. Эта форма судебной деятельности стала разрушаться после нормандского завоевания (1066 год). Как отмечал Р. Давид, «после завоевания суды графств и суды сотен были постепенно заменены феодальной юрисдикцией нового Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. М., 1957. Т. 1. С. 295 — 296.

типа (суды баронов, мэнорские суды и т. п.), которые судили также на основе обычного права, сугубо локального характера. В сфере действия церковной юстиции, созданной после завоевания, применялось каноническое право, общее для всего христианства».1 После нормандского завоевания, наряду с местными феодальными судами, возникают и начинают активно развиваться королевские суды. Короли Англии рассматривали судебную деятельность как одну из своих прерогатив и последовательно расширяли компетенцию королевских судов, пока феодальные суды не были окончательно вытеснены к концу ХIII в.2 Р. Давид писал, что роль королевских судов была исключительной, и они не имели универсальной компетенции. «...Они должны были считаться с сеньорами, которые хотели быть хозяевами у себя дома и вовсе не выражали готовности подчиняться судебным вердиктам. Вмешательство королевской власти в дела сеньоров и их подданных казалось сеньорам невозможным и противоречащим естественному порядку вещей...».3 И только в конце средних веков королевские суды, по его мнению, стали единственным органом правосудия.4 Вместе с тем, факты, приводимые М. А. Чельцовым-Бебутовым, оценки, данные Р. Уолкером и другими исследователями, свидетельствуют о том, что одной из особенностей английского опыта судебной деятельности являлась все же королевская судебная прерогатива. Именно последняя не позволила феодальным судам Англии получить ту полноту власти, которую имели подобные «суды в королевствах Континентальной Европы в период расцвета феодальных отношений». Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1997. С. 221. 2 Уолкер Р., Английская судебная система. М., 1980. С. 26-27. 3 Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1997. С. 296. 4 Там же. С. 213. 5 Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. М., 1957. Т.1. С. 296.

Система королевских судов начала формироваться одновременно с формированием государства. Еще до нормандского завоевания при короле действовал королевский Совет, который среди прочих функций, выполнял и роль высшего судебного органа. Он рассматривал жалобы на решения судов графств, а также решал дела приближенных короля. После нормандского завоевания королевская судебная прерогатива получила реализацию одновременно в нескольких направлениях. Все судебные полномочия феодалов вплоть до XIV в. были результатом пожалований короля. Особенностью феодальных отношений в Англии было то, что земля считалась собственностью короля, а право пользования и владения ею жаловались им феодалам. Таким образом, все они являлись вассалами короля.1 Эти пожалования различались по объему прав феодала и, в том числе, по объему судебного иммунитета. Одни феодалы имели право разрешать только споры о земле, тогда как иные тяжбы и обвинения решались королевскими чиновниками или соответствующими собраниями. Другим давались феодалам разрешалось, широкие наряду с земельными в сфере спорами, судебной расследовать и разрешать дела о мелких проступках. И только некоторым неопределенно полномочия деятельности. В XI — XII вв. суды феодалов рассматривали тяжбы между феодалом и их вассалами и дела о нарушениях, совершенных зависимыми от них людьми. Судебные полномочия владельцев манора определялись еще и возлагаемыми на них полицейскими функциями. Они должны были, используя систему круговой поруки в сотнях и десятках, следить за тем, чтобы все население было распределено по десяткам. Десяток нес круговую ответственность за поведение общинника и уплачивал штрафы, если на их территории совершалось преступление, а преступник не был обнаружен. Но даже в этот период суды феодалов не могли рассматривать обвинения в тяжких преступлениях, за которые могла быть применена смертная казнь, и Уолкер Р., Английская судебная система. М., 1980. С. 271.

которые влекли конфискацию земли и всего имущества в пользу Короны. Эти дела рассматривались в суде графства под председательством шерифа.1 Феодалы упорно боролись за сохранение и расширение своих судебных полномочий. Как отмечает Р. Уолкер, эти полномочия «являлись важным источником доходов для землевладельцев и баронов, постоянно сопротивлявшихся попыткам урезать их юрисдикцию».2 Однако, несмотря на это сопротивление, в течение трех столетий постепенно, но неуклонно складывалось господство королевских судов над местными судами.3 Давая феодалам судебные полномочия, короли Англии одновременно с этим развивали систему королевских судов. Первоначально королевская судебная власть осуществлялась на местах шерифом. До нормандского завоевания шериф осуществлял как гражданскую юрисдикцию в графстве или суде графства, так и уголовную. Как отмечено выше, дела о тяжких преступлениях были в исключительной компетенции королевских судов. Король, кроме того, мог поручать шерифу рассмотрение отдельных дел, не связанных со спором о земле.4 Деятельность шерифа, особенно после нормандского завоевания, вызывала недовольство крупных землевладельцев, боровшихся за расширение своих судебных полномочий. В свою очередь, шерифы нередко давали повод к многочисленным петициям и жалобам. Р. Гнейст характеризует их как корыстолюбивых и своевольных чиновников, которые, пользуясь противоречиями между нормами англосаксонских и нормандских обычаев, нередко злоупотребляли своей властью и проявляли личные пристрастия5. Только в 1215 г. Великая Хартия Вольностей в ст. 24 установила, что «ни шериф, ни констебль, ни коронер, ни другие чиновники наши не должны разбирать дел, подсудных нашей короне». К середине ХIII в.в. компетенции Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. М., 1957. Т.1. С. 296. 2 Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980. С. 24. 3 Там же. С. 25-26. 4 Там же. С. 25. 5 Гнейст Р. История государственных учреждений Англии. М., 1885. С. 150.

шерифа из всех имевшихся ранее полномочий осталось только право рассматривать мелкие тяжбы с суммой иска не более 40 шиллингов. Несовершенство суда шерифа, очевидно, стало одной из причин введения должности разъездных судей. Они появляются уже во второй половине XI в. Как отмечает М. А. Чельцов-Бебутов, «в эту эпоху функции администрации и правосудия не различались», поэтому первоначально разъездные судьи выполняли в большей мере ревизионные функции. Деятельность разъездных судей имела очень важное значение как для укрепления и развития королевской судебной прерогативы, так и для формирования общего права.1 Разъездные судьи являлись судьями королевской курии. Приезжая на места, они выполняли поручение короля и действовали от его имени. Для соблюдения принципа суда равных в случае необходимости король мог присвоить разъездному судье рыцарское звание, чтобы он мог рассматривать тяжбы не только простолюдинов, но и лиц рыцарского сословия. Первоначально, как уже отмечалось, в компетенции разъездных судей преобладали ревизионные полномочия: они проверяли деятельность местных органов власти, в том числе и шерифов;

осуществляли ревизию финансовых полномочий, в том числе связанных со взиманием доходов, штрафов, конфискаций в пользу короля. Позже разъездные судьи стали проводить расследования по земельным спорам и рассматривать такие споры с привлечением местных жителей. В ХIII— XIV вв. в их компетенцию уже входило выполнение любых поручений короля в области управления, связанных со взиманием доходов в пользу короля;

рассмотрение всех местных дел, в которых была заинтересована корона, например дел о ростовщичестве, о выморочном имуществе и т. п. Они могли разрешать земельные споры. Им принадлежало право «очищения тюрем»: приезжая на Чельчов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. М., 1957. Т.1. С. 298.

места, судьи проверяли тюрьмы и решали вопрос об освобождении преступников, находившихся под арестом до суда, под поручительство.1 Таким образом, королевская судебная власть возникала и развивалась параллельно с местными судами, постепенно вытесняя их. Развитие королевской судебной прерогативы шло также по пути расширения подсудности дел королевской курии. Вначале королевским судьям были подсудны только тяжкие преступления (фелонии), к которым относились самые ранние и основные составы преступлений: тяжкое или простое убийство, изнасилование, ограбление, кража и некоторые другие. Все они предусматривали наказания в виде смертной казни или членовредительства и сопровождались конфискацией земли и всего имущества в пользу короны. Кроме этого королевские судьи рассматривали иные «тяжбы короны» — правонарушения, посягающие на «королевский мир». Эти нарушения были менее опасны, чем фелонии, и наказывались штрафом или конфискацией имущества. Количество и виды «тяжб короны» постоянно расширялись по мере укрепления королевской власти.2 Еще один путь расширения юрисдикции королевских судов был связан с введением практики пересмотра решения местных судов на основании королевского приказа. Первоначально все гражданские иски были в компетенции местных судов. Однако, если в местном суде отказывали в удовлетворении иска, истец мог обратиться к королю за защитой. К середине XII в. складывается практика вмешательства короля в дела, разрешенные в феодальных судах. Допуская, что в местном суде дело решено несправедливо (так называемая судебная фикция), король, а позже лорд-канцлер издавали «судебный приказ», позволявший обратиться с этим же иском в королевский суд, где дело рассматривалось заново на основании не местного обычая или Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. М., 1957. Т.1. С. 323. 2 Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980. С. 27.

права, а по нормам общего права. Постепенно эта практика привела к утрате феодальными судами гражданской юрисдикции.1 Разъездные судьи, являясь судьями королевской курии, представляли на местах высшие судебные органы. Прибывая на место (в город, в графство), они проводили судебные заседания (ассизы) по рассмотрению тяжб, ждавших очередной ассизы. Для рассмотрения текущих споров, исков, незначительных преступлений наряду с манориальными (мэнорскими) судами и судами ассизов создавались местные суды. К ХIV в. судебные полномочия были предоставлены «хранителям мира». Эта должность была также введена королем еще в ХII в. На нее назначались высшие аристократы. В их обязанности первоначально входило расследование некоторых преступлений и помощь шерифу. Но с ХIV в. хранители мира получили право не только расследовать, но и осуществлять суд над преступником. С 1344 г. эта должность была преобразована в должность мировых судей, основной функцией которых стало судебное разбирательство и осуждение всех нарушителей мира. Однако король не упускал своих судебных прерогатив. На должность мирового судьи аристократы назначались королем и выполняли ее до тех пор, «пока пользовались его расположением».2 К концу XIV в. сложилась практика сессионной работы мировых судей: они проводили четыре сессии в год, от чего получили название четвертных судов. Компетенция мировых судей постоянно расширялась: они рассматривали уголовные дела, в том числе даже дела о фелониях;

позже им стали подсудны многочисленные дела, связанные с трудовым законодательством.3 С середины XV в. они получили право рассматривать апелляции на приговоры сотенного суда под председательством шерифа.

Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980. С. 26. Чульцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. М., 1957. Т.1. С. 338. 3 Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980. С. 36.

Первоначально мировые суды заседали в коллегиальном составе: два мировых судьи и присяжные заседатели. В связи с тем, что судьями являлись жители графства, не имевшие юридического образования, в состав мировых судов позже стали включать еще двух юристов из числа жителей графства. В конце XV в. мировым судам было разрешено разбирать уголовные дела не только на четвертных сессиях, но и между ними, что привело к возникновению суммарной юрисдикции, когда дело рассматривалось без присяжных. С середины XVI в. на мировых судей была возложена обязанность проводить предварительное рассмотрение дел о преступлениях, преследуемых по обвинительному акту, то есть проводить своеобразную процедуру предания суду по делам, подлежащим рассмотрению судом присяжных. До настоящего времени сохраняется этот вид судебных органов, называемых теперь магистратскими. Таким истории органы образом, благодаря и неуклонно проводимой королевской органов, прерогативе на судебную деятельность, в Англии на протяжении всей ее формировалась создавались развивалась Англии система наряду с судебных независимых от местных органов власти и местной знати. Эти судебные королями существовавшими феодальными судами. Между королевскими и феодальными судами существовало определенное противостояние и борьба за усиление своего значения, проходившая с переменным успехом. Усиление королевской власти приводило к усилению роли королевских судов, ослабление королевской власти влекло усиление судебных полномочий баронов. Аналогичные процессы сопровождали государственное строительство и в феодальных государствах Континентальной Европы. Однако в государствах Континентальной Европы короли, добиваясь усиления своей власти и ее централизации, в качестве одного из средств борьбы с самовластием феодалов, использовали социальные законодательную нормы прерогативу. В законах круг определялись поведения, определялся правонарушений и меры ответственности за них. Судьи должны были изучать эти законы и руководствоваться ими. Таким образом, судебная деятельность в этих государствах становилась подзаконной, а у суда формировались задачи обеспечить исполнение законов и бороться с их нарушениями, то есть, по существу, помогать исполнительной власти, содействовать ей. В Англии одним из средств обеспечения централизации королевской власти явилась судебная прерогатива короля. Становление и развитие королевских судов, подчинение судей непосредственно королю, экстерриториальность разъездных судей позволили судам, действовавшим от имени, а иногда по прямому поручению короля, сохранить независимость от местных феодалов и органов власти на местах. Одновременно это не позволило феодальным судам получить, как в континентальных государствах, необходимую и беспредельную полноту власти даже над местным населением. Судебная власть оказалась дистанцированной от исполнительной власти и сферой ее деятельности стала не борьба с нарушением законов, а разрешение конфликтов. Позже, когда судебная власть королевских судей не только сформировалась и окрепла, но и получила собственный источник в форме общего права, она дистанцировала себя и от короля. На сегодняшний день качественный состав мировых судей представляет собой разно процентное соотношение консерваторов, лейбористов, — либералов, независимых или точно не имеющих возможность определить политический характер своих взглядов. Половой состав магистратов мужчин больше, чем женщин. Предпринимались попытки выровнять представление социальных слоев, но они не увенчались успехом. Среди мировых судей доминируют представители среднего класса. Мировые судьи из лиц, работающих в общественном производстве или на национализированных предприятиях, обычно получают дополнительно 48 оплачиваемых дней для выполнения судейских обязанностей. Многие крупные частные фирмы следуют данному положению. Закон о защите занятости 1978 г. установил, что работодатель должен предоставить лицам, занятым в качестве мировых судей, необходимое время для выполнения ими своих обязанностей. Особое внимание уделяется правовой подготовке мировых судей, поскольку они являются непрофессиональными судьями. Система их обучения действует с 1966 г. и включает две стадии. Первая - до того, как магистрат приступает к своим обязанностям. Она включает в себя ознакомление с обязанностями магистрата, деятельностью судов, ведением процесса, системой доказательств. Вторая стадия — после 6 месяцев пребывания магистрата в должности. С 1983 г. введены особые курсы для мировых судей, специализирующихся на рассмотрении брачно-семейных дел и дел несовершеннолетних. Очевидно, что краткий курс подготовки не позволяет познать все тонкости судопроизводства. Но в отношении магистратов такая задача и не ставится. Для оказания постоянной правовой помощи магистратам введена должность клерка. Клерк, назначаемый комитетом магистратского суда с утверждения лорда-канцлера, не только оказывает правовую помощь магистрату, но и вправе исполнять обязанности судьи. Предполагается, что клерк является профессиональным юристом и должен иметь не менее 5-летнего стажа работы в качестве барристера или солиситора,1 либо длительное время проработать помощником клерка. Однако исследования показывают, что только 25 % помощников клерков имели необходимый стаж работы в качестве барристера или солиситора, и, следовательно, непрофессионалам правовую помощь оказывают лица, чей профессиональный уровень также невысок. Мировые судьи оставляют должность по достижению 75-летнего возраста.

Опыт практического обучения. М., Изд. «Дело», 2001. С. 5.

Районные суды учреждены в 1975 г. Законом о районных судах и действуют на территории, именуемой районом юрисдикции нового районного суда (всего создано 56 районов).1 Судьями этих судов являются оплачиваемые магистраты, назначаемые местными органами, и (или) мировые непрофессиональные судьи, которые назначаются Государственным секретарем по представлению местных органов. Полномочия районного суда постепенно расширяются. Максимальный штраф, к которому районный суд может приговорить осужденного, увеличен с 50 ф. ст. до 2000 ф. ст. по Закону 1980 г. об уголовном правосудии. Максимальный срок лишения свободы, к которому могут приговорить районные суды,— 60 дней. Районный Оплачиваемый суд слушает дела в коллегиальном единолично. составе, если разбирательство осуществляется мировыми судьями-непрофессионалами. магистрат слушает дела Назначение оплачиваемых магистратов, сроки их пребывания в должности, а также оплата труда остаются полностью в ведении местных органов власти. Оплачиваемые магистраты могут быть назначены только из числа профессиональных юристов, которые не менее 5 лет практиковали в качестве адвокатов или солиситоров. Местная инициатива, однако, ограничивается тем, что всякое назначение оплачиваемого магистрата должно быть одобрено Государственным секретарем, так же как и размер оплаты его труда. В некоторых случаях государственный секретарь может дать распоряжение местному органу власти назначить какое-либо лицо, отвечающее указанным требованиям, на должность оплачиваемого магистрата. Мировые судьи-непрофессионалы назначаются от имени Короны. К ним не предъявляется требование иметь юридическое образование. Многие мировые судьи получают это назначение «по должности», из числа служащих местных органов власти. Они, однако, не допускаются к рассмотрению дел, где одной из сторон является местный орган власти, его комитет или должностное лицо. Равным образом солиситоры, являющиеся Districts courts act, 1975. L., 1975. Chap. 20.

мировыми судьями, не могут в качестве таковых вести дела в пределах своей территории. Схематично судебная система Великобритании выглядит следующим образом: ПАЛАТА ЛОРДОВ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД УГОЛОВНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ВЫСОКИЙ СУД ОТДЕЛЕНИЕ КОРОЛЕВСКО Й СКАМЬИ СУД КОРОНЫ СУДЫ МАГИСТРАТОВ СУДЫ ГРАФСТВ ОТДЕЛЕНИЕ ПО СЕМЕЙНЫМ ДЕЛАМ КАНЦЕЛЯРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Во Франции также действуют мировые судьи, которых называют консилиаторами (или примирителями). Они входят в общую судебную систему.

Кассационный суд Трибунал по конфликтам Государственный совет Апелляционные суды Апелляционные админист. трибуналы Суд ассизов Трибуналы по делам несовершеннолетних Административные трибуналы Торговые суды Суд большой инстанции Комиссии социального обеспечения Суд малой инстанции Советы прюдомов Трибуналы по вопросам аренды с/х земель Постоянные трибуналы вооруженных сил Морские торговые трибуналы До революции 1789 г. Франция имела суды, но не имела правосудия, по крайней мере, низшие слои общества не были гарантированы от несправедливости и произвола, которые учиняли над ними королевские бальи, сеньориальные суды, городские парламенты, частные советы (conseils de parties). Как отметил один из видных писателей того времени Луазо, «при феодализме не существовало ни прав, ни правосудия, ибо сила стояла выше разума и правды».1 Джон Локк и Шарль Монтескье, выступая резкими противниками суда инквизиции, представили новую концепцию правосудия как властной функции особого рода. Правосудие становится важнейшей функцией государства, которое делегируется особой категории лиц – магистрам (понятие «магистратура» со времен Французской революции 1789 г. стало собирательным понятием для обозначения должностных лиц судебного и прокурорского ведомства). Концепция Шарля Монтескье о самостоятельной и независимой судебной власти была подтверждена во многих декларациях буржуазных политических деятелей. На сегодняшний день, в мире практически не существует конституции, где бы судебная власть не характеризовалась в специально отведенной ей главе или разделе. Но качественными основными характеристиками правосудия еще Ш. Монтескье были выделены: народное начало, независимость от политики и профессионализм. Не сразу это было законодательно закреплено, а очень медленно и постепенно. Говоря о судебном корпусе, Ш. Монтескье писал: «Нужно, чтобы судьи были одного общественного положения с подсудимым, равным ему, чтобы ему не показалось, что он попал в руки людей, способных притеснять его».1 Более близким по своей сути Ш. Монтескье было правосудие, осуществляемое народом. Монтескье писал: «Но народ не юрист. Все судейские оговорки и средства к примирению сторон для него не годятся. Ему надо предъявить только один предмет, один факт и требовать от него лишь того, чтобы он решил, следует ли ему обвинить, оправдать или отложить приговор». И далее: «Судебную власть следует поручать не постоянно действующему сенату, а лицам, которые в известные времена Цит. по Щербан Н. Суды, магистратура и адвокатура во Франции. // Русский вестник. 1858. № 5. С. 202.

года по указанному законом способу привлекаются из народа для образования суда, продолжительность действия которого определяется требованиями необходимости. Таким образом, судебная власть, столь страшная для людей, не будет связана ни с известным положением, ни с известной профессией;

она станет, так сказать, невидимой и как бы несуществующей. Люди не имеют перед глазами постоянно судей и страшатся уже не судьи, а суда».2 Ш. Монтескье пытался отделить судей от политики и доказывал право сохранения за судом быть консервативной, уравнивающей силой, способной восстанавливать нарушенное право или попранную справедливость устами самого народа. Вопрос о профессионализме Ш. Монтескье рассматривал следующим образом: «Из трех ветвей власти, о которых мы говорили, судебная в известном смысле как бы совсем не власть. Это - более гарантия, чем политическая власть. Государство бодрствует за граждан: оно действует и они спокойны».3 И далее: « В государствах умеренных благополучие простого гражданина имеет высокую ценность;

здесь лишают гражданина имущества часто после долгого и внимательного обсуждения;

здесь у него отнимают жизнь только тогда, когда само общество восстает против него, оно предоставляет ему все возможные средства защищать себя. Если вы взглянете на судейские формальности с точки зрения тех затруднений, которые встречает в них гражданин, добивающийся возвращения своего добра или получения удовлетворения за нанесенную ему обиду, то вы, конечно, найдете, что их слишком много. Если вы взглянете на те отношения, в которых эти формальности стоят к свободе и безопасности 1 Монтескье Ш. О духе законов. СПб., 1990.С. 292. Монтескье Ш. О духе законов. СПб., 1900. С. 228. 3 Монтескье Ш. О духе законов. СПб., 1900. С. 160-161.

граждан, то вы нередко найдете, что их слишком мало, и увидите, что все эти затруднения, издержки, проволочки и ошибки правосудия составляют ту цену, которой каждый гражданин оплачивает свою свободу».1 Следовательно, профессионализм, выражающийся в обязанности судебной власти точного и неукоснительного применения буквы и духа закона в условиях строжайшего соблюдения процессуальных форм;

народное начало и независимость от политики, определенные Ш. Монтескье, устанавливают в правосудии принцип единства формы и содержания. Это и сегодня является краеугольным камнем судейской деятельности (содержание материального права и соблюдение процессуальной формы). С самого начала в организации судебной системы наметилась весьма демократическая линия: декрет от 16 августа 1790 г. «Об организации судов», изданный в развитие закона от 24 марта 1790 года, создавал для судебного разрешения исков на незначительные суммы институт мировых судей – juges de paix, которые рассматривали дела с участием прюдомовассессоров, избираемых из числа наиболее почетных граждан. Более крупные иски рассматривались окружным судом (tribunal d’ arrondissement) в составе 5 судей, избираемых населением. Избрание мировых судей осуществлялось через коллегию выборщиков, в которую включались только так называемые активные граждане, уплачивающие прямой налог в сумме не менее трехдневной заработной платы. Неимущие и малоимущие слои населения от выборов отстранялись. Наполеон I высоко оценивал функции правосудия в обществе;

однако судебную власть он превратил в придаток своей авторитарной системы. Ж. Бартелеми писал, что Наполеон заботился об укреплении только двух ветвей власти – законодательной и административной. Он считал выборность судей дурным принципом, ибо она лишь способствовала разложению судебной Монтескье Ш. О духе законов. СПб., 1900. С. 170.

власти. Он не хотел обеих крайностей: ни судей, наследующих судейские посты по традиции, ни судей, которых бы выбирала сама клиентура. По его мнению, независимость судебного корпуса можно было лучше всего обеспечить назначением судей высшей властью, т.е. правительством, на неограниченный срок по принципу несменяемости. Это начало и было положено в основу новой судебной организации, учреждаемой по закону от 2 вантоза VIII года Республики. Согласно закону, судебная иерархия состояла из мировых судей в числе 2000 на всю страну. Затем были образованы трибуналы малой инстанции в каждом из округов в количестве 420 на всю страну, а затем формировались апелляционные суды в количестве одного на каждые 3-4 департамента. Судебная организация, простая по форме и удобная для граждан, пережила создателя и с наибольшими изменениями сохранилась до 1958 г.1 В округах действовали гражданские трибуналы, по одному на каждый округ, созданные законом от 27 вантоза VIII года Республики;

в каждом кантоне действовал мировой судья. Наиболее важной новеллой в отношении ускорения судопроизводства во Франции следует считать декрет № 78-381 от 20 марта 1978 г. об учреждении согласительных комиссий с правом осуществлять полюбовное разрешение гражданских споров при посредничестве граждан, добровольно изъявляющих свое согласие участвовать в рассмотрении некоторых категорий дел, когда они касаются прав и интересов частных лиц, пользование которыми зависит от свободного усмотрения сторон. Такие комиссии созданы во Франции на кантональном и межкантональном уровне и включают в свой состав наиболее авторитетных, компетентных и юридически грамотных граждан. Ныне возникают такие институты, как посредники в области Ордонансом от 23 декабря 1958 г. «О судебной организации» мировые судьи упразднялись, а суды низшего звена стали подразделяться на две категории – малой и большой инстанции. Согласно ст. 66 Конституции 1958 г. гарантом независимости судебной власти стал Президент Республики.

третейского примирения конфликтов в рамках предприятий, достижения обоюдного согласия между врачом и пациентом и т. д. Однако по многим гражданским делам такие процедуры исключаются законодателем специально по мотивам возможного нарушения прав граждан на защиту. Ограничения распространяются на иски в отношении нечестной конкуренции, торговли продуктами или промышленными товарами. Судья по гражданским делам ныне призывается не только к тому, чтобы изрекать право и разрешать спор между частными лицами. Более чем когда-либо, он вынуждается к тому, чтобы, учитывая конкретные реалии, подходить к делу и с позиций целесообразности, и с позиций социальной справедливости и, таким образом, индивидуализировано оценивать и применять тексты нормативных положений, их воздействие на те или иные социальные группы.1 Нельзя не согласиться с этим суждением авторитетных французских ученых Ж. Венсена и С. Гэншара. Различные судьи (по делам несовершеннолетних, по делам опеки) играют важную роль в налаживании социального взаимодействия, так же как и арбитры, действующие в рамках предприятий и коллективов. Первое и наиболее активное звено в системе судов общей юрисдикции, рассматривающих основную массу гражданских и уголовных дел, - это так называемые трибуналы малой и большой инстанции. Они имеют в своем составе и гражданские, и уголовные структурные подразделения и рассматривают основную массу судебных дел. Суд (трибунал) малой инстанции заменил институт мировых судей. Он по своей природе отличен от этого института и представляет нечто вроде ответвления трибунала большой инстанции;

компетенции обоих трибуналов достаточно тесно соприкасаются. Уголовное подразделение суда малой инстанции именуется полицейским трибуналом. Местонахождение, территориальная подсудность и численность трибуналов малой инстанции устанавливаются декретом Vincent G. Guinchard S. Procedure civile P. 1987, p.6.

Государственного Совета. Трибунал существует, по крайней мере, в каждом округе апелляционного суда и располагается в его главном городе. В ряде округов действуют несколько трибуналов малой инстанции. Судьи трибунала малой инстанции назначаются на трехлетний срок из числа судей трибунала большой инстанции, в ведении которого находится этот суд. Дела, как правило, рассматривает единоличный судья. Трибунал малой инстанции в первой, и последней инстанции решает дела, сумма иска которых не превышает 13 тыс. франков. Только в качестве первой инстанции он вправе выступать по гражданским делам, если сумма иска не превышает 20 тыс. франков. В первом случае решение трибунала может быть пересмотрено только в порядке кассации, во втором – возможна апелляция. Трибунал малой инстанции, действующий как полицейский трибунал, призван рассматривать наименее серьезные уголовно-наказуемые деяния – нарушения, под которыми подразумеваются деяния, караемые по закону тюремным заключением на срок до 2 месяцев или штрафом в размере до 6 тыс. франков. Полицейский трибунал состоит из судьи трибунала малой инстанции, рассматривающего все дела единолично. Большое место в компетенции трибунала малой инстанции занимает рассмотрение дел по спорам относительно родительских прав, об управлении имуществом и опеке над несовершеннолетними, об охране прав лиц, временно ограниченных в дееспособности, и о надзоре за выплатой пособий по социальному обеспечению. На этот же трибунал возложено рассмотрение дел об опеке над детьми, отцы которых погибли на войне. Трибуналы малой инстанции осуществляют некоторые судебные примирительные полномочия;

судья лично участвует в примирении сторон. Слушание дела при этом всегда закрытое. Таким образом, в Великобритании и во Франции институт мировых судей приближен более к местному самоуправлению, нежели собственно к судебной власти. Причем принципы, приемы и способы осуществления правосудия уважаемыми гражданами соответствующей местности двояки по своей природе: базируются на государственном воздействии на основе, в первую очередь, норм морали, нравственности, целесообразности, а затем – правовых нормах. Исследование принципов и способов правосудия в этих странах позволяет выделить осуществления определенные закономерности в становлении института мировых судей или судебных органов их заменяющих. О них нами сказано выше. Однако следует отметить, что системы мирового судоустройства, возникшие в этих странах, стали прототипами и для многих других стран Европы и Америки. Определенные схожие черты возникновения, развития, и становления мирового рассмотрения конфликтов мы можем увидеть и в российской истории. Прежде всего, это опора суда на местное сообщество. Именно делегирование судебных полномочий со стороны граждан, проживающих в данной местности, будь то «мир» или село, являются источником его легитимности. Глава II. Законодательные основы деятельности института мировых судей в период с 1864 по 1917 годы. 1. Создание законодательной базы института мировых судей и особенности ее применения. В нормативных актах XIX века, составивших сущность судебных преобразований, большое место уделялось регулированию правового положения института мировых судей. Гессен И.В., Джаншиев Г., Змирлов К.П., Кони А.Ф., подробно изучившие институт мировых судей, определили его назначение.1 Их труды позволили выстроить методологическую Гессен И.В. Судебная реформа. СПб., 1905;

Джаншиев Г. Страница из истории судебной реформы. Д.Н. Замятин. М., 1883;

он же. С.И. Зарудный и судебная реформа: историкобиографический эскиз. М., 1889;

Змирлов К.П. Учреждение судебных установлений, измененное и дополненное законом о преобразовании местного суда. СПб., Изд. «Право»: 1913;

Кони А.Ф. Отцы и дети судебной реформы. 1864-1914. М., 1914.

парадигму современного исследования этого явления российской правовой истории. Мировое судопроизводство распространялось на лиц всех сословий и на все дела, как гражданские, так и уголовные. Мировой судья осуществлял правосудие единолично;

Съезды мировых судей, Окружные Суды, Судебные палаты и Сенат – установления коллегиальные,1 чье ведомство ограничивалось особыми участками и округами. Все перечисленные судебные установления рассматривали дела по существу. Мировые судьи избирались всеми сословиями и утверждались правительством. Они осуществляли правосудие по уездам и городам. Уезд, с находящимися в нем городами, составлял мировой округ, который разделялся на мировые участки, число которых определялось особым распоряжением. В каждом мировом участке находился Участковый мировой судья. В мировом округе, кроме Участковых, каждого мирового округа состояли также почетные мировые судьи. Собрание как Почетных, так и Участковых мировых судей составляло высшую мировую инстанцию, именовавшуюся Съездом мировых судей, где председательствовал один из мировых судей, избранный из их числа. Должности мирового судьи присваивались: особый знак его звания и особая печать. В соответствии с законом мировым судьей могли быть избраны те местные жители, которые: 1) достигали 25-летнего возраста;

2) получали образование в высших или средних учебных заведениях, или выдерживали соответствовавшее ему испытание, или же прослужили не менее 3 лет в должностях, где могли приобрести практические сведения в производстве судебных дел;

В.А. Железняков. Настольная книга для мировых судей. Издание 3, исправленное и дополненное. СПб., 1869. С. 1.

3) если они сами, или их родители, или жены владели, хотя бы в разных местах или пространством земли, вдвое большее, чем определенное для непосредственного участия в избрании Гласных в Уездные Земские Собрания, или другим недвижимым имуществом, ценой не ниже 15 тысяч рублей, а в городах - недвижимостью, оцененной для взимания налога;

в столицах – не менее 6 тысяч, в прочих городах – не менее 3 тысяч. Право быть избранным в мировые судьи по недвижимому имуществу родителей предоставлялось неотделенным сыновьям тогда, когда на долю каждого из них могла причитаться его часть.1 Мировыми судьями не могли быть: 1) состоявшие под следствием или судом, за преступления или проступки, либо подвергавшиеся по судебным приговорам за противоправные деяния, заключению в тюрьме, или иному более строгому наказанию, а также те, которые, будучи судимы за преступления или проступки, влекущие за собой такие наказания, не оправдывались судебными приговорами;

2) исключенные со службы по суду, или из духовного ведомства за пороки, или же из среды, обществ и дворянских собраний по приговорам сословий, к которым они принадлежали. Священнослужители и церковные причетники не могли принимать на себя звание ни Почетных, ни Участковых мировых судей. Это было связано с тем, что данные категории лиц не были мирскими людьми, а мировой судья должен был быть приближен к народу, жить его интересами. Выборы судей проходили на Уездных Земских Собраниях, на очередных заседаниях при наличии не менее 12 Гласных, либо в Губернском Земском собрании. Список лиц, имевших право быть избранными в мировые судьи, составлялся за 3 месяца до выборов, по каждому мировому округу отдельно, Уездным Предводителем Дворянства, по соглашению с Городским Головой и местными мировыми судьями. В данный список вносились:

Исаченко В.Л. Мировой суд. Практический комментарий на первую книгу Устава гражданского судопроизводства. СПб., 1913. Ст. 29 – 35.

- все состоявшие в должности Почетных и Участковых мировых судей;

- все прочие лица, числившиеся по уезду и имевшие право на занятие должности мирового судьи.1 Удостоверение в том, что внесенный в список, владел недвижимым имуществом в размере, определенном ст. 19 и 20 Учреждением судебных установлений, производилось порядком, установленным относительно земских учреждений. Составленный список сообщался Губернатору и публиковался, для общего сведения, в губернских ведомостях, за 2 месяца до выборов. Губернатор сообщал свои замечания Уездному Земскому Собранию о лицах, внесенных в список не по общим правилам. Собранию же подавались перед началом выборов жалобы и заявления на неправильное внесение в список, или на сделанные в нем пропуски, а также заявления лиц, внесенных в список, но не пожелавших быть избранными в мировые судьи. Земское Собрание, прежде всего, разрешало высказать жалобы и заявления, поступившие к нему замечания. После этого, Председатель объявлял Собранию о числе Участковых мировых судей, которые должны избираться на последующие 3 года. Затем читался список лиц, имевших право на занятие должности мирового судьи (ст. 27), и собрание приступало к выборам по этому списку. Избранными в должности мирового судьи считались те, которые получали большинство голосов. Закон содержал очень важное положение, по которому Земское Собрание своим постановлением, единогласным решением Гласных, предоставляло звание Мирового Судьи и лицам, которые не соответствовали требованию закона, но приобрели общественное деятельностью. После выборов, мировые судьи: 1) распределяли между Участковыми мировыми судьями участковые участки;

доверие и уважение своими заслугами и полезной Учреждение судебных установлений. СПб., 1869. С. 6.

2) избирали из среды себе Председателя Мирового Съезда;

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.