WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова Кафедра социальной и политической психологии

На правах рукописи

СЕМЕНОВ МИХАИЛ ЮРЬЕВИЧ Особенности отношения к деньгам людей с разным уровнем

личностной зрелости Специальность 19.00.05 "Социальная психология" Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Научный руководитель кандидат психологических наук, доцент Ерина С. И.

Ярославль - 2004 2 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение ………………………………………………………………….. 3 Глава 1. Проблемы монетарных отношений и личностной зрелости в современной психологии…………………………………….…………………. 12 1.1. Монетарные установки, потребности, мотивы, монетарная удовлетворенность ……………………………………………………………... 12 1.2. Развитие личности и уровни личностной зрелости ………………. 44 1.3. Параметры монетарных отношений личностно зрелых людей ….. 66 Глава 2. Программа исследования монетарных отношений ……..…… 81 2.1 Задачи и общая схема исследования …………………………...…… 81 2.2 Методы и параметры исследования ……………………………….... 86 2.3. Способы обработки и анализа данных …………………………….. 99 Глава 3. Особенности отношений к деньгам личностно зрелых людей ……………………………………………………………………………………. 103 3.1. Ценность денег в группах …………………………………………... 103 3.2. Потребность в деньгах и монетарная удовлетворенность ………... 107 3.3. Монетарные мотивы и направленность личности ……………….....118 3.4. Жизненные правила как социальные установки по отношению к деньгам …………………………………………………………………………… 131 3.5 Сравнительная характеристика отношения к деньгам у личностно зрелых и обычных людей ……………………………………………………….. 140 Выводы ……………………………………………………………………. 147 Заключение ………………………………………………………………... 150 Список литературы ……………………………………………………….. 152 Приложения ……………………………………………………………….. ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования определяется, с одной стороны, существенными изменениями, происходящими в экономике страны, и требованиями к высокой экономической эффективности граждан, а с другой необходимостью учитывать социально-психологические феномены отношения к деньгам, поскольку эти отношения во многом определяют экономическое поведение. Отношение к деньгам является важным компонентом экономического сознания групп и конкретных людей. От экономических представлений о всеобщей эквивалентности денег гуманитарные науки переходят к изучению специфических особенностей отношения людей к деньгам. В социальной психологии такими особенностями являются монетарные ценности, потребности, мотивы, социальные установки, а также экономическое мышление и экономические представления (Журавлев А.Л., Купрейченко А. Б., 2003;

Позняков В.П., 2004). Отношение граждан к деньгам существенная детерминанта экономического роста нации, и учитывается, например, Всемирным банком реконструкции и развития при выделении финансовой помощи развивающимся странам (Tang T. L.-P., Luk V. W.-M., Chiu R. K., 2000). Монетарные отношения являются серьезным фактором, воздействующим на психическое здоровье (Goldberg H., Lewis R.T., 1978;

Holmes J., 1998;

Furnham A., Okamura R., 1999) и на взаимоотношения между людьми (Маданес К., 1998;

Coleman J. W., 1992). Согласно современным концепциям постиндустриального общества (Иноземцев В.Л., 2000), преодоление экономических ограничений социума возможно не через трансформацию социальных структур, а вследствие духовной и интеллектуальной эволюции людей, личностного роста. Однако исследований взаимосвязи личностного роста и отношения к деньгам не проводилось. Исследования, проведенные В.В. Новиковым, С.И. Ериной и др. (Люди и деньги, 1999), показывают, что монетарное поведение зависит как от происходящих социальных изменений, так и от индивидуальнопсихологических особенностей людей. В психологических и педагогических работах выделяется проблема формирования "гармоничных отношений" к деньгам (Дейнека О.С., 2003;

Буренина С.Ю., 2000;

Фенько А.Б., 2004 и др.), ставится вопрос о процессах экономической социализации и задачах экономического воспитания. Поэтому рассматриваемая проблематика оказывается важной для каждой российской семьи, заинтересованной в воспитании экономически эффективного и личностно зрелого человека. Отношение к деньгам взаимосвязано с потребительским поведением и часто его определяет. Личностная зрелость как один из критериев типологизации потребителей широко используется за рубежом в маркетинге стилей жизни (Энджел Дж.Ф. и др., 2000), является одним из критериев социальной стратификации. Формирование в России с девяностых годов двадцатого века новых социально-экономических отношений ставит проблему адаптации к рынку зрелых людей, у которых экономическое сознание формировалось при социализме. Трансформация экономической среды, возникновение различных форм собственности, финансовое расслоение общества приводит к дифференциации экономического сознания и экономических отношений, в том числе к появлению различных социально-психологических типов людей по отношению к деньгам. Для одних деньги - цель жизни, для других - условие существования, и каждому типу отношений соответствует специфическое монетарное поведение (Хащенко В.А., 2003). Ряд отечественных и зарубежных психологов обращают внимание на то, что отношение к деньгам изменяется по мере развития личности и самоактуализации (Капустин А.А., 2001;

Poduska B., 1992). В результате анализа опубликованных за последние двадцать пять лет работ сведений об эмпирической проверке таких предположений не обнаружено. Мы считаем, что понимание сущности отношения людей к деньгам получит свое развитие за счет сравнительного анализа монетарных отношений у людей с разным уровнем личностной зрелости. Кроме того, необходимо уточнить понятия "монетарная потребность" и "монетарная удовлетворенность", соотнести понятия "монетарное" и "материальное".

Таким образом, мы считаем необходимым расширить существующее понимание природы, функций и свойств монетарных отношений, их места во взаимоотношении человека с окружающей средой. Цель работы: выявление и описание социально-психологических особенностей отношения к деньгам у людей с разным уровнем личностной зрелости. Цель конкретизируется в следующих задачах: 1. Осуществить теоретический анализ основных социальнопсихологических подходов в исследовании отношений к деньгам. 2. Уточнить понятия и определить теоретические основания для проведения зрелости. 3. Выделить социально-психологические характеристики и параметры отношения к деньгам, подобрать и апробировать методический комплекс для эмпирического отношений. 4. Описать существенные структурные, количественные и качественные особенности отношения к деньгам у людей с разным уровнем личностной зрелости. Гипотезы исследования: 1. Существуют разные социально-психологические типы отношений людей к деньгам. В основе типов монетарных отношений лежит такая характеристика, как личностная зрелость. Различия в типах монетарных отношений носят как количественный, так и качественный характер, проявляются в ценностях, потребностях и их удовлетворенности, социальных установках, связанных с деньгами, мотивах расходования денег. 2. Люди с разным уровнем личностной зрелости различаются по уровню ценности денег, силе монетарных потребностей и степени их удовлетворения. 3. В мотивах расходования денег у личностно зрелых людей в большей степени представлены мотивы самореализации, творчества, познания, саморазвития, альтруистической помощи другим людям. социально-психологического исследования денежных эмпирического социально-психологического исследования особенностей отношения к деньгам у людей с разным уровнем личностной 4. Социальные установки по отношению к деньгам у личностно зрелых людей имеют ряд особенностей: они более дифференцированы, подвижны, рациональны. Объект исследования: система социально-экономических отношений как одна из форм отношений между людьми. Исследуемая выборка состояла из двух групп людей в возрасте от 40 до 65 лет. Мы исходим из того, что в этом возрасте люди достигли хронологической зрелости, уже сложилось устойчивое отношение к деньгам, а также часть людей достигла личностной зрелости. Первая группа - обычные люди, вторая - личностно зрелые люди. Всего в исследовании приняло участие 307 человек. Предмет исследования: Структурные, качественные и количественные особенности отношения к деньгам людей с разным уровнем личностной зрелости. Методологической основой проведенного исследования являются общенаучные принципы психологии, в частности, принцип единства сознания и деятельности (Рубинштейн С.Л., 1989), концепция системной детерминации психических явлений (Ломов Б.Ф., 1984), принцип развития. Теоретической основой исследования стали базовые положения психологической концепции В.Н. Мясищева (1995) об отношении и диспозиционной концепции В.А. Ядова (Саморегуляция…, 1979) применительно к изучению психологических особенностей монетарных отношений, а также теории личностного развития (Маслоу А., 1999;

Анцыферова Л.И., 1999). Методы исследования. Для решения поставленных в исследовании задач использован экспериментальный план межгруппового сравнения (Готтсданкер Р., 1982). Группы эквивалентны по полу, возрасту, образованию и доходу. Применялись тесты, опросники и стандартизированное интервью. В основной диагностический комплекс вошли следующие методики: 1. Методики исследования личностной зрелости: 1) "Самоактуализационный тест" (Гозман Л.Я. и др., 1995);

2) авторская анкета для отбора испытуемых в экспериментальную группу личностно зрелых людей. 2. Методики исследования отношения к деньгам: 1) авторский вариант методики “Завершение предложения”;

2) методика "Ретроспективная анкета монетарных установок" - авторский вариант методики "Ретроспективная анкета установок" Н.А. Низовских 4) (1995);

3) авторская шкала денежной и удовлетворенности;

методика "Уровень соотношения "ценности" "доступности" Е.Б. Фанталовой (1992). Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивается методологической обоснованностью применяемых подходов и методов исследования, использованием взаимодополняющих методик, специальным отбором испытуемых и проверкой корректности выборки испытуемых, контролем процедуры эмпирического исследования, сравнительным анализом результатов. Научная новизна работы заключается в следующем: 1. Сформулирован новый подход к понятию “монетарные отношения”, в соответствии с которым они рассматриваются как компонент целостной системы отношений личности, отражающий ее индивидуальный, субъективнооценочный, избирательный подход к деньгам как объекту действительности и представляющий собой интериоризированный опыт обращения с деньгами и взаимодействия с другими людьми по поводу денег в специфической социокультурной ситуации. Монетарные отношения личности отличаются относительной устойчивостью и обобщенностью, характеризуют жизненную позицию человека относительно денег, содержат в себе систему более частных монетарных отношений. Монетарные отношения имеют трехкомпонентную структуру: когнитивный (монетарные представления), эмоциональный (оценка денег) и регуляторный или мотивационно-волевой компонент (монетарные ценности, мотивы, социальные установки, нормы поведения). 2. Получены эмпирические доказательства того, что у личностно зрелых людей существуют свои особенности в отношении к деньгам, которые носят как количественный, так и качественный характер, проявляются на уровне ценностей, потребностей и их удовлетворенности, социальных установок, связанных с деньгами, мотивах расходования денег. 3. Показана связь личностной зрелости и монетарных отношений. Можно утверждать, что именно связанные с личностным ростом изменения в направленности и ценностях как ведущих регуляторных образованиях явились причиной трансформации монетарных отношений. Существенные изменения в монетарных отношениях у личностно зрелых людей проявились на разных уровнях, что свидетельствует о системном характере этих изменений. 4. Апробированы новые и адаптированные психодиагностические методики, предназначенные для описания и оценки монетарных отношений: авторская анкета для отбора личностно зрелых людей на основе экспертной оценки, авторский вариант методики "Завершение предложения", авторский вариант "Ретроспективной анкеты монетарных установок", авторская шкала монетарной удовлетворенности. Теоретическая значимость определяется тем, что в работе был выработан новый подход в понимании монетарных отношений, базирующийся на психологической концепции В. Н. Мясищева об отношении, диспозиционной концепции В. А. Ядова и структуре экономического сознания, разработанной А. Л. Журавлевым, В.П. Позняковым. Этот подход показал свою правомерность и позволил расширить существующие в отечественной социальной психологии традиции понимания монетарных отношений с точки зрения социальной перцепции. Уточнено понятие "монетарная потребность", которая понимается как квазипотребность, рассматриваются выступающая как по отношению ко многим в другим которой потребностям в качестве средства удовлетворения. Монетарная потребность генерализованная квазипотребность, аккумулирован энергетический потенциал других потребностей. Такой подход позволяет объяснить феномены фетишизации денег, возникновения связанных с деньгами психических расстройств, низкой степени удовлетворения как диспозиция, монетарной потребности. Кроме того, предложено уточненное понятие "монетарной удовлетворенности", которая понимается выражающая положительное отношение к денежному достатку как фактору жизни, финансовым условиям жизни, сформировавшееся в результате неоднократно испытываемого удовольствия от получения денег и гарантированного, с точки зрения субъекта, получения их впредь. В работе обобщены и представлены основные элементы и параметры отношения к деньгам. Практическая значимость работы состоит в том, что полученные результаты легли в основу исследования механизмов формирования монетарных отношений. Выявленная специфика отношения к деньгам позволяет провести дифференциацию этих отношений на уровне ценностей, потребностей и их удовлетворенности, мотивов использования денег и социальных установок. Разработанный и апробированный в рамках нашего исследования психодиагностический инструментарий может применяться для диагностики и прогнозирования особенностей формирования отношения к деньгам. Особенности отношения к деньгам личностно зрелых людей могут стать основой для формирования социальных норм монетарных отношений, учитываться при изучении и педагогическом сопровождении экономической социализацией молодежи, в процессе адаптации молодежи к рынку. Обобщенные данные по особенностям отношения к деньгам у различных групп людей могут быть использованы для социального нормирования и социального планирования, для коррекции отношения к деньгам и прогнозирования поведения потребителей, при разработке новых психолого-дидактических форм обучения, в индивидуальном психологическом консультировании. Полученные результаты являются востребованными в деятельности финансовых организаций: банков, страховых и инвестиционных компаний, а также любыми предприятиями при изучении и управлении поведением потребителей. Положения, выносимые на защиту: 1. Существуют особенности в отношении к деньгам у людей, имеющих разный уровень личностной зрелости. Отличия в отношении к деньгам у людей, имеющих высокий уровень личностной зрелости, проявляются в специфической иерархии ценностей. Происходящие в человеке изменения, обусловленные личностным ростом, приводят к снижению ценности денег, повышается уровень монетарной удовлетворенности. 2. В мотивах расходования денег у людей, имеющих высокий уровень личностной зрелости, в большей степени представлены мотивы творчества, познания, саморазвития, альтруистической помощи другим людям. 3. У личностно зрелых людей формируется более рациональное и осознанное отношение к деньгам, преобладают установки на рациональное потребительское поведение.

4. Личностно зрелые люди быстрее обучаются новым правилам поведения в экономически нестабильной среде, в ситуации финансовых затруднений чаще ориентированы на объективное и рациональное восприятие сложившейся ситуации и поиск решения проблемы. 5. Связанные с личностным ростом изменения в направленности и ценностях, как ведущих регуляционных образованиях, явились причиной трансформации монетарных отношений. Существенные изменения в монетарных отношениях у личностно зрелых людей проявились на разных уровнях, что свидетельствует о системном характере этих изменений. Апробация работы. Основные теоретические положения и результаты диссертационного исследования обсуждались на заседании кафедры политической и социальной психологии факультета психологии ЯрГУ, на заседании кафедры психологии труда и инженерной психологии факультета гуманитарного образования ОмГТУ, а также на V международном конгрессе "Социальная психология XXI века" (Ярославль, 2003), на международной научной конференции "Гендерные исследования и гендерное образование в высшей школе" (Иваново, 2002);

на VIII Всероссийской междисциплинарной конференции "Традиционные и инновационные процессы в образовании: стратегии личностного развития" (Томск, 2003);

на научной конференции "Современное общество", посвященной 25-летию Омского государственного университета (Омск, 1999), на межвузовской методической конференции СибАДИ "Проблемы и перспективы образования инновационного типа в современных условиях" (Омск, 2003). Внедрение результатов исследования происходило в деятельности образовательных и финансовых учреждений г. Омска. По результатам диссертационной работы разработан спецкурс для студентов Омского государственного технического университета. Отдельные выводы и рекомендации, сформулированные на основе исследования, внедрены в деятельность брокерской компании "Октан-брокер" и Центра активных методов обучения "Грант". Публикации. По материалам диссертационного исследования опубликовано 10 печатных работ общим объемом 34 страницы.

Структура и объем диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложений. Текст иллюстрирован таблицами и рисунками. Общий объем диссертационной работы 178 страниц машинописного текста. Библиографический список содержит 219 наименований, из них 34 - на иностранном языке. Во введении обосновывается актуальность темы, дается характеристика объекта, предмета, гипотез, целей и задач настоящего исследования, определяются практическая значимость и научная новизна работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту. В первой главе "Проблемы монетарных отношений и личностной зрелости понятия, в современной психологии" представлен обзор социальноосновные психологических исследований отношения к деньгам, уточнены основные описывающие монетарные отношения;

определены критерии личностной зрелости;

сформулированы особенности монетарных отношений у личностно зрелых людей;

определен предмет исследования, даны формулировки рабочих понятий. Во второй главе "Программа исследования монетарных отношений" представлено обоснование плана и процедуры эмпирического исследования, методов сбора данных и выборки, а также способов обработки и анализа данных. В третьей главе "Особенности отношения к деньгам у личностно зрелых людей" описываются результаты эмпирического исследования. В приложении приведены примеры методического материала, использованного в исследовании, отдельные таблицы с результатами.

Глава 1. Проблемы монетарных отношений и личностной зрелости в современной психологии 1.1. Монетарные установки, потребности, мотивы, монетарная удовлетворенность Деньги являются объектом познания многих общественных наук. Деньги — социальное явление, и существует множество аспектов их понимания и изучения. Например, в современных гуманитарных науках выделяют следующие аспекты изучения института денег: исторический: теории происхождения денег и эволюции форм денег, современные формы денег (Воронов Ю. П., 1990);

экономический: функции денег в системе экономических отношений, классическая политическая экономия: А. Смит (1962), Дж. Милль (Маркс К., 1955. Т. 42), Д. Рикардо (1955), критика "экономического человека";

социологический: деньги как социальный институт (Автономов В. С., 1993;

Zelizer V., 1994), социальнопсихологический: особенности отношения к деньгам (Люди и деньги, 1999;

Фенько А. Б., 2000 б;

Дейнека О.С., 2002) Родоначальником науки о деньгах можно считать Аристотеля. Он рассматривал деньги как средство обмена и как цель обмена. (Аристотель, 1997) К. Маркс выделял общинно-родовые и товарно-денежные типы социальных связей. Деньги он рассматривал как общественную связь, реализованную в форме отчуждения. (Маркс К., 1956) В "Философии денег" Г. Зиммеля деньги рассматриваются как особая форма культуры. (Зиммель Г., 1999) Однако в отличие от К. Маркса для Г. Зиммеля деньги – сила, не только обезличивающая, но и освобождающая. Разорвав свойственные традиционным укладам личные связи, деньги предоставили каждому индивиду свободу выбора условий хозяйственного обмена и партнеров для него. О влиянии религии на экономическую деятельность и влиянии протестантской этики на отношение к деньгам размышлял М. Вебер (цит. по Кравченко А. И., 1998). С общенаучной и методологической точек зрения механизм функционирования денег в обществе был проанализирован Т. Парсонсом (1965), П. Сорокиным (1991), Т. Вебленом (1984). Деньги — основное понятие в экономике и управлении, особенно в финансах, управлении персоналом и маркетинге. Но до 70-х годов 20 века отношение к деньгам слабо использовалось в маркетинге и в управлении, кроме сферы банковского дела, где отношение к деньгам изучено через стили жизни (Pugnet A., Coutin J. C., 1990). Наиболее распространенным является мнение об универсальности и эквивалентности денег как среди обывателей, так в научной среде. "Теоретизирования по поводу денег в сильной степени оказались под влиянием утилитаристской модели. Современная социология (а также экономика и многие другие науки — прим. автора) и поныне придерживается представления о деньгах как об абсолютно заменяемом, качественно нейтральном, бесконечно делимом и совершенно однородном средстве рыночного обмена". (Zelizer V., 1994, с. 88) Однако, науки, ориентированные на антропоцентрические исследования, опровергают эту точку зрения. Действительно, "… в психологических исследованиях опровергается представление о том, что психологически деньги воспринимаются как нечто единое, обобщенное, и напротив, утверждается, что деньги сопряжены с "множественной символизацией" (Lea S. E. G., Tarpy R., Webley P., 1987, с. 35). Если в западноевропейской и американской науке тема денег в психологии считается малоисследованной областью, то в отечественной психологической науке она лишь только затронута (Дейнека О.С., 2000). В советский период эту тему затрагивали в разделах промышленной и социальной психологии (Малахов С. В., 1990, 1991). Несомненной трудностью, связанной с изучением индивидуальных особенностей отношения к деньгам, является "закрытость" данной темы. Как отмечают исследователи, "крайне деликатными для того, чтобы их можно было обсуждать с интервьюером, участники опроса считают такие темы, как … размер и источник доходов (67,7 %), денежные накопления (73,2 %), супружескую измену (77,6 %) и сексуальные отношения (78,5 %)" (Мягков А. Ю., 2002, с. 111). На это обращает внимание и А. Б. Фенько (2004). Еще в 80-х годах прошлого века А. И. Китов в "Экономической психологии" обращал внимание на необходимость исследование взаимодействия в системе "человек-вещь". "В социальной ситуации при наиболее общем подходе можно различить три тесно взаимосвязанных типа сред: человеческую, духовную и вещную. Каждой из них свойственны свои характеристики" (Китов А. И., 1987, с. 188). И еще: "Психология пока занята по преимуществу потребностью в общении с людьми и частично духовными потребностями. Что касается внешней среды человека, то она не привлекает пока внимания исследователей" (Китов А. И., 1987, с. 187). Учитывая короткую историю разработки проблематики психологии денег, возникает вопрос о методологии такого рода исследований. Описание вещной среды в социально-психологических исследованиях должно базироваться на психологических системах описания, психологическом языке. Как отмечает профессор В. В. Новиков, "хотя специально психологической "теории" денег не существует, различные психологические парадигмы или традиции уже сравнительно давно использовались, если так можно выразиться, применительно к психологии денег. Среди них психаналитические теории, теория развития Пиаже, бихевиористская теория научения и методы и концепции социальной психологии …" (Люди и деньги, 1999, с. 17). За последние 15 лет в России опубликовано большое количество работ, в которых затрагиваются проблемы изучения отношения к деньгам, например, Абрамова С. Б., 2000;

Васильчук Ю. А., 1995;

Верховин В. И., 1993;

Лебедев А. Н., Боковиков А. К., 1995;

Соколинский, В. М., 1999;

Терюкова Т., 2000;

Фенько А. Б., 2000 а;

Шептун А. А., 1999;

Щедрина Е. В., 1991;

Юров А. В., 2000. Начинают формироваться научно-исследовательские центры. ИП РАН разрабатывает тематику социально-психологических изменений экономического сознания и самосознание личности и его составляющих под влиянием смены форм и отношений собственности (Журавлев А.Л., Позняков В.П., 1993;

Журавлев А.Л., Купрейченко А. Б., 2003;

Хащенко В.А., 2003). Отношение к деньгам рассматривается как один из эмпирически выделенных компонентов экономического сознания. В течение более 10 лет осуществляется мониторинг отношения к деньгам в среде предпринимателей (Дейнека О.С., 2003). Особо следует выделить серию работ психологов Ярославского государственного университета, выполненных под руководством профессора В. В. Новикова и направленных на комплексное изучение отношения к деньгам (Люди и деньги, 1999). На основе изучения особенностей этнического мышления, концепции социального мышления Е. Дрозд-Сенковска, модели индивидуального сознания АбульхановойСлавской К.А. предпринимаются попытки исследования личностного отноше ния к деньгам (Белицкая Г. Э., 2003), проводятся кросс-культурные исследования (Дейнека О.С., 2000). Кроме того, исследования по проблеме психологии денег в России представлены следующими направлениями: исследование денег в структуре ценностных ориентаций, так как предполагается, что существует единый механизм работы сознания личности как адаптационный, обеспечивающий процесс интеллектуального освоения социальной действительности (Суптеля А. В., Ерина С.И., 2002;

Дейнека О.С.,2002;

особенности Белицкая Г.Э., 2003);

социальнопсихологические фактора удовлетворенности неудовлетворенности экономическим положением (Угланова Е.А., 2003 а);

деньги как символический объект (Козлова Е.В., 2003;

Угланова Е.А., 2003 б), педагогические аспекты формирования монетарных отношений (Буренина С.Ю., 2000). Исследование отношения "человек-деньги" можно проводить с использованием различных категорий. Как замечает В. В. Новиков, "опредмечивание проблемы — это включение ее в контекст так или иначе трактуемого предмета психологии" (Люди и деньги, 1999). Деньги в психологическом исследовании можно рассматривать в рамках различных устоявшихся в психологии предметов исследования: как ценностная ориентация в соответствующей системе (терминальная или инструментальная ценность и прочие типологии) (Угланова Е. А., в кн. "Люди и деньги", 1999;

Белицкая Г.Э., 2003);

как инструмент в решении проблем, (Ерина С. И., в кн. "Люди и деньги", 1999);

деньги как объект с определенными, связанными с ним нормами обращения (Сачивко А. В., Ерина С. И., 2003);

социальные установки по отношению к деньгам (Журавлев А. Л., Купрейченко А. Б., 2003);

типологии монетарного поведения (Верховин В. И., 1993;

Журавлев А. Л., Купрейченко А. Б., 2003);

деньги как значение (Belk R., Wallendorf M., 1990;

Wernimont P.F., Fitzpatrick S., 1972;

Угланова Е. А., 2003 б);

социальные представления (Капустин А. А., 2001;

Zelizer V., 1994);

деньги как стимул в системе "стимул-реакция" (Прайор К., 1995, Капустин А. А., в кн. "Люди и деньги", 1999);

деньги как средство обмена в отношениях между людьми (Зиммель Г., 1999);

деньги как элемент деятельности: цель, средство, инструмент, результат (Walker M., 1995;

Верховин В. И., 1993);

потребность в деньгах (монетарная потребность) и денежный мотив (Wiseman T., 1974, Верховин В. И., 1993). Психология интересуется различными значениями денег, проявляющимися в установках к деньгам и в характеристиках, связанных с ними (культура, социальное положение, пол и т.п.). Основным понятием в данном аспекте выступает "отношение". Под отношением к деньгам О. С. Дейнека (2003) понимает осознанное и субъективно-избирательное представление о деньгах, проявляющееся в денежном поведении. Как экономико-психологический феномен, оно представлено познавательным, эмоциональным и мотивационно-волевыми компонентами, сопровождает социальный обмен и способно выполнять компенсаторно-терапевтическую функцию. Позиция А.Л. Журавлева и А. Б. Купрейченко согласуется с данным подходом: в качестве главной единицы анализа социально-психологических феноменов экономического сознания они принимают "отношение личности к различным экономическим объектам" (Журавлев А. Л., Купрейченко А. Б., 2003, с. 82). Авторы считают, что отношение личности к деньгам является компонентом экономического сознания. В монетарные отношения включены следующие аспекты: а) значимость денег для личности, то есть ценностный компонент;

б) эмоциональный компонент отношения личности к деньгам: мотивационный компонент отношения личности к деньгам: сила, интенсивность желания личности иметь деньги;

свойство личности, проявляющееся в обращении с деньгами: жадность — щедрость;

в) поведенческий компонент отношения к деньгам: оценка субъективной значимости того или иного действия с деньгами (получать, тратить, накапливать, отдавать в рост, просто иметь на руках), то есть наиболее предпочитаемые личностью операции с деньгами;

г) социальные представления личности о роли (модальности) денег в индивидуальной и общественной жизни;

д) социальные представления личности о функции денег в своей жизни: субъективная оценка выраженности жизненных целей личности, на достижение которых направляются денежные средства (Журавлев А. Л., Купрейченко А. Б., 2003).

По определению В. Н. Мясищева (1960), отношение — компонент системы теоретических представлений личности, отражающий ее субъективнооценочный, сознательно избирательный подход к действительности и представляющий собой интериоризированный опыт существования в социальном окружении. "Изучая человека с позиции его отношений, мы устанавливаем его содержательные связи с окружающей действительностью… Отношение обязывает к рассмотрению их объектов… Психологические отношения человека в развернутом виде представляют целостную систему индивидуальных, избирательных, сознательных связей личности с различными сторонами объективной действительности" (Мясищев В. Н., 1995, с. 15-16). Отношение, согласно взглядам В. Н. Мясищева, является одной из сторон психической жизни, наряду с психическими процессами, состояниями и свойствами личности. Рассматривая отношение как целостное образование, В. Н. Мясищев выделяет в качестве его отдельных аспектов потребности и эмоциональное отношение. В качестве относительно самостоятельных образований, как особый вид отношений, автором выделяются интересы, оценки и убеждения. Мотивы — это "выражение отношения к объекту действия в виде желания, стремления, потребности" (Мясищев В. Н., 1995, с. 25). Структура отношения — это сложное сочетание моментов, формирующих отношение. Развивая подход В. Н. Мясищева, В. С. Мерлин (1986) рассматривает отношения как ядерное образование личности и выделяет 2 аспекта отношения: эмоционально-когнитивная сфера сознания, в которой переживаются и осознаются определенные стороны действительности, и мотивационно-волевая сторона сознания, побуждающая к активным действиям и поступкам. Отношения личности отличаются обобщенностью, характеризуют жизненную позицию человека, содержат в себе систему более частных мотивов. А. В. Петровский (1986) рассматривает категорию психологического отношения в контексте активности и направленности личности. Он выделяет мотивы, интересы, убеждения и мировоззрение, установки личности. У представленных авторов отношение связывается с системой человеческой мотивации и регуляции поведения. В. А. Ядов (Саморегуляция …, 1979) в качестве механизма регуляции поведения выделяет диспозиционную систему, в которую входят следующие элементы:

1. общая (доминирующая) направленность интересов личности;

2. система ценностных ориентаций на цели жизнедеятельности и средства их достижения;

3. система социальных установок;

4. система элементарных фиксированных установок. Направленности и системе ценностных ориентаций принадлежит решающая роль в регуляции поведения. Направленность интересов личности как компонент отношения может проявлять себя в доминирующих и устойчивых потребностях. В. А. Ядов (Саморегуляция…, 1979) отмечает, что границы между диспозиционными образованиями разной степени общности не столь определенные и резко очерченные. В частности, направленность интересов личности и ценностные ориентации образуют целостную подструктуру. Направленность интересов является своеобразной осью системы ценностных ориентаций личности. Рассматривая содержание понятия "ценностные ориентации" личности, можно утверждать, что это один из видов ценностных отношений, что оно означает предпочтение тех или иных значимых для субъекта объектов в достаточно широком контексте. Можно также говорить о ценностных ориентациях как об очень важном элементе личностной структуры, содержание которого определяет совокупность мотивов, интересов, потребностей личности, влияет на установки. Опираясь на представления А. Л. Журавлева и А. Б. Купрейченко (2003) о регуляторах экономического поведения, в качестве социально-психологических регуляторов монетарного поведения можно выделить следующие образования: социальные установки личности, монетарные нормы и интересы, монетарные ценности, монетарные притязания личности, мотивация (мотивы) различных форм монетарного поведения: потребительского (поведения покупателя), сберегающего, инвестиционного. Наряду с психологическими регуляторами монетарного поведения, возможны и различные непсихологические факторы, влияющие на монетарное поведение: социально-демографические, культурные и др. Обобщая различные подходы к раскрытию категории отношения в психологии, можно выделить следующие положения: – отношение - компонент системы теоретических представлений личности, – – – – – – отношение представляет собой интериоризированный опыт существования отношение содержит в себе субъективно-оценочный подход к действительотношение характеризуется избирательностью и направленностью, отношение обладает эмоционально-когнитивной и мотивационно-волевой отношение имеет определению структуру, в психологии выделяются различные виды отношений: мировоззрение, убе личности в социальном окружении, ности, стороной, ждения, интересы, потребности, мотивы, эмоциональное отношение, оценки, социальные установки, ценностные ориентации. Таким образом, монетарные отношения — компонент целостной системы отношений личности, отражающий ее индивидуальный, субъективнооценочный, избирательный подход к деньгам как объекту действительности и представляющий собой интериоризированный опыт обращения с деньгами и взаимодействия с другими людьми по поводу денег в специфической социокультурной ситуации. В монетарных отношениях, в свою очередь, можно выделить отдельные компоненты: когнитивный (монетарные представления), эмоциональный (оценки денег) и регуляторный (монетарные ценности, мотивы, социальные установки, нормы поведения). Монетарные отношения личности отличаются относительной устойчивостью и обобщенностью, характеризуют жизненную позицию человека относительно денег, содержат в себе систему более частных монетарных отношений, например, к одалживанию денег. Мы полагаем, что наиболее развернутой и, следовательно, приемлемой для целей эмпирического исследования монетарных отношений является диспозиционная концепция А. В. Ядова. В качестве иерархии потребностей В. А. Ядов использует подход Г. Г. Дилигенского, который выделяет потребности физического и социального существования (Саморегуляция…, 1979). Для целей нашего исследования более корректным будет использование иерархии потребностей, предложенной А. Маслоу (1997 б), что принципиально не меняет суть диспозиционного подхода В. А. Ядова.

В качестве отдельных уровней монетарных отношений будут рассматриваться монетарные ценности, монетарные мотивы, монетарные потребности, монетарные социальные установки. Система элементарных фиксированных установок, которые формируются на основе потребностей физического существования и в простейших ситуациях, в качестве низшего уровня отношения не будет рассматриваться в данной работе, поскольку рамки исследования предполагают социально-психологический уровень исследования. Хотя опыт изучения элементарных фиксированных установок по отношению к деньгам описан в исследовании А. А. Капустина (Люди и деньги, 1999). Рассмотрим выделенные уровни монетарных отношений. Как отмечает А. С. Шаров, ценностные феномены в качестве "энергетического" источника поведения в системе человеческой мотивации и регуляции поведение издавна привлекали внимание психологов. В психологии наиболее часто используются два понятия: ценности и ценностные ориентации (Шаров А. С., 1993). Очевидно и то, что ценность не тождественна расположенным понятиям, относящимся к сфере человеческого устремления. В работе А. Г. Здравомыслова (1986) дается краткое определение потребности как того, что человеку необходимо, интереса — того, что ему выгодно, а ценности — как должного. Возникновение понятия "ценностные ориентации" Б. Шледер связывает с именами У. Томаса и Ф. Знанецкого, которые выводили его из установок деятельности;

у Т. Парсонса ценностные ориентации стали составной частью его теории социального действия (Шледер Б., 1994). Б. Г. Ананьев рассматривает ценности и ценностные образования как базальные, “первичные” свойства личности, определяющие мотивы поведения и формирующие склонности и характер, С. Л. Рубинштейн ввел понятие динамической тенденции личности как проявление направленности и ценностных ориентаций (по Бубнова С. С., 1999). Классическим определением является предложенное Ф. Клакхоном понимание ценностей как аффективных или когнитивных символов, формализующих понятия и представления о желаемом, которые, в свою очередь, влияют на форму, средства и цели действия (по Шаров А. С., 1993). М. Рокич определяет ценность как устойчивое убеждение в том, что определенный способ поведения или конечная цель существования предпочти тельнее с личной или социальной точки зрения, чем противоположный или обратный им способ поведения, либо конечная цель существования. Человеческие ценности характеризуются следующими основными признаками: 1) общее число ценностей, являющихся достоянием человека, сравнительно невелико;

2) все люди обладают одними и теми же ценностями, хотя и в разной степени;

3) ценности организованы в системы;

4) истоки человеческих ценностей прослеживаются в культуре, обществе и его институтах и личности;

5) влияние ценностей прослеживается практически во всех социальных феноменах, заслуживающих изучения. М. Рокич различает два класса ценностей: терминальные и инструментальные. Терминальные ценности он определяет как убеждения в том, что какая-то конечная цель индивидуального существования с личной и общественной точек зрения заслуживает того, чтобы к ней стремиться;

инструментальные ценности — как убеждения в том, что определенный образ действий (например, честность, рационализм) с личной и общественной точек зрения является предпочтительным в любых ситуациях (цит. по Леонтьев Д. А., 1992). Система ценностных ориентаций обладает сложной структурой, компоненты которой прослеживаются в конкретных видах общественных отношений. “… ценностные ориентации, как и любую психологическую систему можно представить как многомерное динамическое пространство, каждое измерение которого соответствует определенному виду общественных отношений и имеет у каждой личности различные веса” (Ломов Б.Ф., 1984, с. 36). В целях построения теоретической модели структуры ценностных ориентаций выделяются уровни иерархии и определяются основания для определения каждого из них. Так, Н. А. Бердяев на “верхнем” уровне располагает три типа ценностей: духовные, социальные, материальные. Все остальные он рассматривает как конкретное проявление одного из этих трех типов (по Бубнова С. С., 1999). Собственные классификации ценностей предлагают С. С. Бубнова (1999), Е. Б. Фанталова (1992), Д. А. Леонтьев (1992). Несмотря на различные подходы к пониманию ценностных ориентаций, большинство исследователей признают, что особенности содержания и структуры ценностных ориентаций личности обуславливают ее направленность и определяют позицию человека по отношению к тем или иным явлениям действительности. Также единодушно мнение ученых о том, что ценностные ориента ции играют главную роль в регуляции социального поведения личности, включая диспозиции личности, ее установки, интересы, мотивы, влечения и, конечно, смысл бытия человека. Психологи, использующие в своих работах категорию "ценностные ориентации", соотносят ее, прежде всего, с такими понятиями как "аттитьюд", "установка", "мотив", "направленность", "отношение". В контексте нашей работы важно ответить на следующие вопросы: Могут ли деньги выступать ценностью? К какому типу или виду ценностей они относятся? Как уже отмечалось ранее, ценности являются одним из видов отношения человека к миру. В жизни индивида и общества ценности обеспечивают ориентацию в действительности. Они помогают различать верное и неверное, добро и зло, нужное и ненужное, уместное и неуместное. Индивид нуждается в них, чтобы организовать свою жизнь. Иногда человек посвящает свою жизнь, как, например, исследователь — ценности истины, а художник — ценности красоты. Но весьма часто индивид имеет множество ценностей, связанных между собой и подлежащих сравниванию. Деньги являются для большинства людей очень значимым, очень ценным объектом, ради них могут пойти на преступление, убить и предать. Поэтому, по крайней мере, для части людей, деньги являются одной из главных ценностей. В эмпирических исследованиях достаточно редко используют понятие "деньги" как обозначение определенной ценности, ценностной ориентации или потребности. Часто деньги заменяются такими категориями, как "материально обеспеченная жизнь (отсутствие материальных затруднений)" (Саморегуляция…, 1979), "материальная обеспеченность" (Зараковский Г. М., 2001), "обеспечить себе материальный комфорт", "зарабатывать на жизнь" (Савнюк Е. Е., Козлов В. В., 2002) и т.д. Результаты исследований денег как ценности можно найти в работах Е.А. Углановой (Люди и деньги, 1999), В.П. Горинкова (1996). Г. Э. Белицкая (2003) отмечает, что деньги встроены в индивидуальную систему ценностей отдельной личности. Л.Ю. Кибизова (2003) ставит вопрос о соотношении денег и духовности человека: деньги могут быть возможностью для проявления лучшего, что есть в человеке, с их помощью можно сострадать, воздавать должное, "любить ближнего своего". Однако погоня за деньгами ради эгоистических целей противоречит духовным ценностям (Мильман В.Э., 2003).

А.В. Суптеля и С.И. Ерина затрагивают проблему возможности достижения материального достатка и соблюдения моральных и социальных норм. (Суптеля А.В., Ерина С.И., 2002, с. 97-98) Особенностью отечественного менталитета можно считать то, что структуре ценностей российских предпринимателей, да и многих других, по-прежнему противопоставляются ориентация на материальный успех и, напротив, на социальное одобрение (Дейнека О.С., 2003). С. А. Цветков и Ж. А. Жилина (2003) отмечают, что мужчины придают деньгам повышенную ценность, у них больше склонность к риску с целью их приобретения. Отмечается также взаимосвязь ценностной структуры человека с характером материальной перспективы: "чем увереннее человек в улучшении своего материального положения, тем большее число ценностей становится для него исключительно важными. Также, с наличием убежденности в улучшении финансовой ситуации повышается ранг либеральных ценностей…" (Люди и деньги, 1999, с. 213). Однако собственно "…уровень дохода не влияет на иерархию ценностей" (Люди и деньги, 1999, с. 218). Согласно определению М. Рокича (см. ранее — прим. автора) деньги как ценность есть устойчивое убеждение в том, что с личной или социальной точки зрения наличие денег предпочтительнее, чем их отсутствие. Деньги могут быть терминальной ценностью: они могут выступать целью деятельности, а в особых случаях — и смыслом жизни, хотя по своей сути они ближе к инструментальным, т. к. являются средством для достижения других целей. Часто деньги соотносят с материальными ценностями, поскольку материальные блага проще всего получить за деньги. Однако они могут быть средством достижения также социальных и духовных целей: можно, например, освободить время и получить иные ресурсы для самореализации, с помощью денег и специалистов скорректировать свой имидж и укрепить пошатнувшуюся репутацию. С помощью денег легко получить материальные ценности. Переход денег в вещь происходит почти автоматически, без сложного поведения, поэтому именно деньги рассматривают как причину или источник материальных ценностей. Такая причинно-следственная связь трансформируется в сознании людей в отношение эквивалентности: деньги = материальные ценности, материальное благополучие. Возможно, было бы корректнее говорить о материальных ценностях без относительно денег, и о деньгах как инструментальной ценности с уче том направленности личности. Следовательно, деньги не вписываются в классификацию Н.А. Бердяева.. Е. А. Угланова относит к монетарным те ценности, реализация которых зависит от денег, например, здоровье, самоуважение, мудрость, безопасность, любовь и т. д. (Угланова Е. А., в кн. "Люди и деньги", 1999) Такой подход кажется нам спорным и с позиции здравого смысла, и с точки зрения операционального определения монетарных ценностей. Ресурсную и аксиологическую составляющую денег, возможно, следует рассматривать, используя разные парадигмы (см., например, Семенов М. Ю., 2001). Согласно классификации Е. Б. Фанталовой (1992) деньги можно отнести к категории "Ценности как отношения к жизненным проявлениям и объектам". Категория "Ценности как материальные и житейские блага" не включает в себя деньги по причине, обсуждавшейся выше. Таким образом, деньги благодаря своей высокой значимости в жизни человека можно рассматривать наравне с такими понятиями как здоровье, свобода, время и т. п. Этот уровень понятий позволяет рассмотреть деньги в качестве ценности. Деньги не только явление или предмет нашей жизни, они могут выступать определенной ценностью, встроены в индивидуальную систему ценностей отдельной личности. Следовательно, мы имеем достаточно оснований рассматривать понятие "деньги" в качестве ценности и использовать это понятие для изучения системы ценностных ориентаций личности. Деньги не относятся только к группе материальных ценностей, они могут быть средством достижения также социальных и духовных целей. В качестве рабочего примем следующее определение: деньги как ценность есть устойчивое убеждение в том, что с личной или социальной точки зрения наличие денег предпочтительнее, чем их отсутствие. Следующим проявлением отношения к деньгам является потребность в деньгах и денежные мотивы. Методологически достаточно определенное в психологии понятие "потребности" рассматривается многими авторами (Леонтьев А. Н., 1991;

Марченко Т. А., 1990 и др.). Дадим несколько определений потребности, исходя из целей нашего исследования. С. Л. Рубинштейн пишет: "Потребность — объективная необходимость субъекта (организма) в чем-то внешнем, обладающим предметным содержанием. Потребность выражается в желаниях, стремлениях, которые искажены по отношению к своему источнику" (Рубинштейн С. Л., 1989, с. 328). Н. Н. Михайлов обосновывает положение о том, что потребность – "… это состояние противоречия (осознаваемого или неосознаваемого, не суть важно) между имеющимся и желаемым, в частности между реально наличествующим и необходимым" (цит. по Марченко Т. А, 1990, с. 11). Исходя из представленных определений, можно говорить о потребности в деньгах. Потребность в деньгах — объективная необходимость субъекта в деньгах, она выражается в желании денег, в стремлении их получить. Учитывая обменную универсальность денег в процессе взаимодействия людей, можно утверждать, что человек как социальное существо испытывает нужду в деньгах, это обусловлено объективными условиями существования в современной социальной среде. Потребность в деньгах не является врожденной. "Высшие потребности человека (к которым можно отнести и потребность в деньгах — прим. автора) отражают … в первую очередь его связи с социальными общностями разных уровней, а также условия существования и развития самих социальных систем" (Психологический словарь, 1996, с. 202).. Понятие мотива тесным образом связано с понятием потребности. Д. А. Леонтьев полагает, что, "…осознавая цель своей активности субъективно как потребность, человек удовлетворяет потребность через достижение цели" (Леонтьев Д. А., 1999, с. 201). Потребности обнаруживаются в мотивах поведения (влечениях, желаниях, интересах) побуждающих человека к деятельности. Под мотивацией в психологии понимается "… совокупность факторов, энергетизирующих и направляющих поведение" (Современная психология, 1999, с. 346). Мотивы можно охарактеризовать как осознаваемые и бессознательные, ведущие и второстепенные. Выделяют и иерархию мотивов (Ильин Е. П., 2000). В отечественной психологии в качестве механизма возникновения мотива рассматривается "опредмечивание потребности". Развитие мотивационной сферы личности происходит в результате преобразующей деятельности, одним из таких механизмов является сдвиг мотива на цель (Леонтьев А. Н., 1977). В этом смысле денежный мотив может быть как опредмеченной денежной потребностью, так и опредмеченной иной потребностью. В современной психологической литературе энергетизирующая и направляющая способность денег упоминается достаточно часто. С деньгами часто связаны сильные эмоции. "Обида, возникающая на денежной почве, вероятно, самая важная из всех проблем, создающих отчуждение между родителем и ребенком, братом и сестрой" (Маданес К., Маданес К., 1998, с. 10). Для современного человека деньги таят в себе что-то мистическое, они способны пробуждать жадность, ревность, зависть и страх. Большинство людей верит, что многие из их повседневных проблем можно было бы разрешить, если бы у них было достаточно денег (Фенько А. Б., 2000 б). Однако следует заметить, что деньги — лишь посредник в обществе между человеком и предметами или явлениями, собственно удовлетворяющими потребности. "Особенность денег как мотива деятельности заключается в том, что специфической потребности, которой бы необходимым образом отвечал этот мотив, не существует, если не брать патологические случаи: формировании извращенной потребности в накоплении денег как таковых, в виде сокровища" (Леонтьев Д. А., 1999, с. 201). В случае денежных потребностей можно обратить внимание, что сами деньги не удовлетворяют реальные потребности человека, и в этом смысле являются вариантом квазипотребности. "Квазипотребности" появляются на основе потребностей, выступая по отношению к последним в качестве своего рода средства удовлетворения" (Современная психология, 1999, с. 351-352). Д. А. Леонтьев, анализируя работы Г. Олпорта, также указывает на возможность трансформации потребностей и мотивов (Леонтьев Д. А., 2002.). По мнению К. Левина, основным механизмом мотивации является уравновешивание локального напряжения, вызванного возникшей потребностью, в рамках и по отношению к более общей системе. "При возникновении напряжения в некоторой области поля (появление потребности) система стремится восстановить равновесие, распределив напряжение. Возможны два основных типа уравновешивания: через действие (исполнение) и посредством замещения другим действием или действием в идеальном плане" (Цит. по Современная психология, 1999, с. 350). У З. Фрейда это называется "феномен замещения". Возникновение потребностного напряжения ведет к возникновению неудовлетворенности, соответственно, двумя путями: когда потребность имеет "родной" способ удовлетворения, например "голод - еда", и когда потребность из другой сферы смещается в денежную сферу как замещенное действие, на пример "голод - деньги - еда)". Примером последнего может быть ситуация, когда человек приобретает дорогие вещи, чтобы получить социальное признание. Для него потребность в признании окружающих (социальная неудовлетворенность) смещается в сферу потребности в дорогих вещах (материальная неудовлетворенность), которая, в свою очередь, трансформируется в монетарную неудовлетворенность (Семенов М. Ю., 2000 б). Потребность в деньгах относится не только к материальным потребностям, но и к социальным, и к духовным, т.е. потребность в деньгах можно отнести к особому роду потребностей. Деньги выступают как средство решения проблем, стоящих перед человеком, и эти проблемы могут иметь социальных и духовный характер. В несколько ином ракурсе на этот феномен обращает внимание и С. И. Ерина: "Для большинства людей деньги являются чем-то необходимым для выживания (реализация материальных потребностей — прим. автора), отмечается их роль в предоставлении личной, политической и экономической свобод…" (Люди и деньги, 1999, с. 250). Х. Диттмар отмечает, что "в Великобритании рабочий класс ориентируется на собственность, служащую для облегчения повседневной жизни и заполнения досуга, а средний класс — на собственность, служащую символическим выражением статуса, личной истории и самовыражения" (Диттмар Х., 1997, с. 29). Эти примеры демонстрируют возможность денег удовлетворять социальные и духовные потребности. В свою очередь, потребность в деньгах может удовлетворяться в реальном (получение денег) и в идеальном плане (фантазии, связанные с деньгами). Согласно исследованиям О. С. Дейнеки, у бедных фантазии по поводу денег связаны с потреблением, а у богатых они связаны с воздействием на других людей (Дейнека О.С., 2000). Т. о., монетарная потребность является квазипотребностью, выступая по отношению ко многим другим потребностям в качестве средства удовлетворения. С помощью денег могут удовлетворяться материальные, социальные и духовные потребности. Денежный мотив также является реальным мотиватором поведения. Следовательно, к ним можно отнести основные характеристики, свойственные потребностям и мотивам. Монетарные потребности могут быть сильными и слабыми. Денежные потребности характеризуются объемом — необходимым для удовлетворения количеством денег.

Подчеркивая исторические корни монетарных мотивов, С. А. Цветков и Ж. А. Жилина (2003) отмечают, что в нашей стране было в основном развито сберегающее поведение, в русской культуре за века выработалось нерыночное отношение к деньгам — бережливость по отношению к заработанному, иногда превращающаяся в простое складирование денег "в чулок" на "черный" день. В. Э. Мильман (2003) считает, что основным фактором и критерием успеха стали деньги, поэтому в качестве основных ценностей жизни рассматривается то, что на них можно купить — ценности потребительские. Соответственно ведущая форма активности, к которой нужно стремиться, — потребление ценностей материальных и социальных. Субъект с доминирующей потребительной направленностью мотивационной сферы стремится проявлять себя и получать удовлетворение в потреблении — процесс присвоения, поглощения тех или иных средств или условий существования, среди которых: пища, воздух, комфортные условия обитания, предметы роскоши;

комфортное социальное окружение и проявления внимания, почтения, слава, власть. В принципе все эти потребительные ценности призваны выполнять функцию необходимых предпосылок для развивающей, производительной активности и социальной консолидации. Но, становясь доминирующими в мотивационной сфере, они фетишизируются, подчиняют себе ценности реального развития. С другой стороны, отказ от денег, снижение значимости материальных и монетарных потребностей может свидетельствовать о серьезных проблемах в жизни человека. "… среди лиц, не имеющих суицидальный риск, материальная потребность (зарабатывать на жизнь, обеспечить себе материальный комфорт — прим. автора) является важной, в то время как у людей с суицидальным поведение она стоит в ряду основных потребностей последней, уступая социальной и потребности в безопасности" (Савнюк Е. Е., Козлов В. В., 2002, с. 83). Наиболее гармоничные показатели денежного поведения из группы предпринимателей, согласно исследованиям О. С. Дейнеки (2003), демонстрируют представители среднего бизнеса. Для этой категории предпринимателей характерно выраженное отношение к деньгам как к средству, а не цели, мотив прибыли сочетается с мотивом самореализации и творчества (характерны траты на повышение профессиональной квалификации, получение дополнительного образования, личностное развитие).

У представителей крупного или сверхдоходного бизнеса, согласно результатам исследований О. С. Дейнеки (2003), обнаружилось, что самым весомым фактором оказался фактор "деньги-власть": возможность использования денег в качестве оружия для управления или устрашения других людей. Такие признаки, как ориентация на "покупку" дружбы и любви, зависть по поводу денег, чувство личной неудовлетворенности в случае переплаты за что-то, напряжение при вопросах о финансовом положении, оценки людей по деньгам, фантазии по поводу денег. Богатые люди чаще других решают проблемы с помощью денег. К тому же экономический статус обязывает соответствовать определенным нормам потребления. Чем больше испытуемые приписывают силу деньгам, тем больше их убеждение, что деньги могут все. Личностная деформация, связанная с властной функцией денег, свидетельствует о высоком уровне тревожности, напряженности. Она может приводить к искаженным суждениям о других людях и явлениях. Денежные акцентуации у обладателей крупных капиталов могут провоцировать неадекватные поступки в личной жизни, создавать тяжелую обстановку в семьях, негативно повлиять на бизнес. Деформации временных предпочтений проявляются в том, что люди не могут отказать себе в чем-то сейчас ради большей выгоды в будущем (Дейнека О.С., 2003). Таким образом, монетарная потребность — объективная необходимость субъекта в деньгах, которая выражается в желании денег, в стремлении их получить. Монетарная потребность является квазипотребностью, выступая по отношению ко многим другим потребностям в качестве средства удовлетворения. С помощью денег могут удовлетворяться материальные, социальные и духовные потребности. Монетарные потребности могут быть сильными и слабыми. Денежные потребности характеризуются объемом — необходимым для удовлетворения количеством денег. Понятие "потребности" тесно связано с понятием "удовлетворенности". Рассмотрим понятие "удовлетворенность в деньгах" как частный случай удовлетворенности (Семенов М. Ю., 2000 б). Что такое "удовлетворенность в деньгах"? Обычно к ней относят обеспеченность деньгами. Для большинства населения нашей страны обеспечение деньгами происходит посредством зарплаты, пенсии, пособий, финансовой помощи родственников и близких, одалживания, кредитов, накоплений. Кроме того, это удовлетворенность связывается со своим материальным положением, например, вещами (одежда или квартира), услугами (образование или туристические путевки). Большинство товаров и услуг современный человек получает за деньги. "По оценкам, в среднем через деньги осуществляется в современном мире 85 % удовлетворения потребностей человека в пище, на 90 % в одежде, на 80 % в жилье, на 60 (в США, в России этот процент почти 95) в транспортных услугах. Тотальная деньгизация и есть характерная черта нового этапа цивилизационного развития, в которое вступило человеческое общество в конце второго, начале третьего тысячелетия" (Жириновский В. В., Юровицкий В. М., 1998, с. 144). Возможно, поэтому в сознании людей материальная обеспеченность обычно связывается с деньгами (Журавлев А. Л., Поздняков В. П., 1993). В настоящее время активно обсуждаются вопросы оценки благосостояния. Существующие способы — объективный и субъективный — одинаково критикуются. Ученые по разному оценивают зависимость между субъективными и объективными оценками. Так, Т. Заславская (1996) считает, что это отношение имеет характер лишь тенденции прямой зависимости. С ней соглашается и Н. М. Давыдова (2003). Сопоставление объективных и субъективных показателей качества жизни рассматривается Г. М. Зараковским (2001), который также подчеркивает отсутствие однозначной связи между объективной и субъективной оценками материальной удовлетворенности. "Это вытекает из ряда данных, демонстрирующих расхождения между объективными и субъективными оценками различных сторон качества жизни. Так, К. Загурский приводит данные о связи между доходами населения и субъективной оценкой благосостояния. Значения коэффициента корреляции невелики: 0,19-0,33. Немецкий социолог Ф. Ронге, проведя обследование населения в Орловской области и Башкортостане, обнаружил значительное расхождение между субъективными оценками общего материального состояния и состояния удовлетворенности отдельных жизненных потребностей. Это связано, по видимому, с наличием таких неудовлетворенных потребностей населения, которые нельзя "уловить", используя обычно применяемые экономические показатели" (Зараковский Г. М., 2001, с. 57). Е. А. Угланова отмечает, что субъективное восприятие своего дохода имеет гораздо большее влияние на поведение человека в экономической сфере, чем его доход (Люди и деньги, 1999). Следовательно, однозначно принятого подхода к оценке благосостояния еще не выработано, и использование субъективных критериев оправдано, а иногда и предпочтительно. Именно отношение к деньгам является основным показателем материальной удовлетворенности/неудовлетворенности в работе К. Рубинштейн (Rubenstein C., 1981). У человека потребность тем сильнее, чем выше ценность объекта для человека и уровень его недоступности (Китов А. И., 1987). Однако ценность и доступность не являются полярными характеристиками мотивационно-личностной сферы. Они обладают системным свойством, те взаимозависимы, существуют как единое целое, недоступность объекта помогает понять человеку, насколько он для него ценен. "Народная мудрость "Что имеем — не храним, а, потерявши плачем" является прямым отражением этого момента" (Яранцев Р. И., 1997, с. 84). Ценность объекта, в свою очередь, приводит человека к размышлению о его доступности или недоступности. Как было показано в наших предыдущих работах, уровень удовлетворения финансовых потребностей является сложной функцией от следующих факторов: уровень монетарной удовлетворенности, уровень финансовой обеспеченности, уровень монетарных потребностей, возможности человека различать материальные и нематериальные потребности, направленность и интересы личности, прошлый опыт своей финансовой обеспеченности, субъективная оценка вероятности финансовой обеспеченности в будущем. Однако эти отношения достаточно сложные и неоднозначные. Подробный анализ представлен в работах автора (Семенов М. Ю., 2001;

2002). Монетарная удовлетворенность может рассматриваться как установка по аналогии с удовлетворенностью трудом, коллективом, семейной жизнью и т.п. (Анастази А., 1982;

Ядов В. А., 1987;

Ильин Е. П., 2000;

Ильясов Ф. Н., 1988). Соответственно и измерение финансовой удовлетворенности может осуществляться как измерение установок. В исследовании С. И. Ериной делается вывод о том, что "… отношение к деньгам супругов в семье влияет на характер их взаимоотношений. Удовлетворенность браком связана с удовлетворенностью своим материальным положением. При этом оценка удовлетворенности браком носит динамический характер, а именно: оценка идет в сравнении с материальным положением семьи в прошлом, настоящем и будущем. И здесь важной оказывается положительная динамика относительно исходного уровня семьи" (Люди и деньги, 1999, с. 255).

К. Рубинштейн разделила людей на два типа: "материально удовлетворенных" и "материально неудовлетворенных", которые, согласно предложенной терминологии правильнее называть "монетарно (не)удовлетворенные". Первые управляют своими финансами, а вторые позволяют деньгам управлять их поведением. Неудовлетворенные чаще попытаются взять деньги в долг. В группе "материально неудовлетворенных" значительно выше частота эмоциональных расстройств и психосоматических заболеваний. К. Рубинштейн также изучала влияние половых различий на установки по отношению к деньгам. Оказалось, вопреки распространенному мнению, что мужчины и женщины придают одинаковое значение в своей жизни работе и финансам. Однако мужчины более уверены в себе в финансовых вопросах, чем женщины, больше удовлетворены своей финансовой ситуацией и оптимистичнее смотрят на свое будущее материальное положение. Мужчины реже, чем женщины, испытывают по поводу денег чувства беспомощности, депрессии, гнева, зависти, паники и стыда, и чаще – восхищения, счастья и любви (Rubenstein C., 1981). Эти данные подтверждаются результатами исследований С. И. Ериной (Люди и деньги, 1999). У россиян существует опосредованное осознание своего уровня обеспеченности через стратегию расходов, считает Г. Э. Белицкая (2003). Человек может принять как реальность необходимость экономить деньги, отсутствие денег для удовлетворения своих потребностей, но не может осознать свою бедность, принадлежность к классу неимущих, поскольку при социализме представления о принадлежности к такому классу отвергались на уровне массового сознания, соответственно, не были сформированы в индивидуальном сознании. Монетарная (денежная, финансовая) удовлетворенность есть диспозиция, выражающая положительное отношение к денежному достатку как фактору жизни, финансовым условиям жизни в результате неоднократно испытываемого удовольствия от получения денег и гарантированного, с точки зрения субъекта, получения этого удовольствия и впредь. Монетарная удовлетворенность — долгосрочная оценочная функция финансового обеспечения. Монетарная удовлетворенность является положительным оценочным отношением, а монетарная неудовлетворенность — отрицательным. Монетарная удовлетворение — это эмоциональное состояние, возникающее в следствие реализации мотива финансового обеспечения. Другое дело — удовлетворенность, понимаемая как отно шение к финансовому обеспечению, денежному достатку. Таким образом, монетарная удовлетворенность зависит от силы потребности в денежных средствах, определяемой личностными характеристиками, типа потребности (дефицита или роста), от величины соотношения желаемого и имеемого блага (Семенов М. Ю., 2000 б). В процессе формирования установок задействована потребностномотивационная сфера (Ильин Е. П., 2000). Связь социальной установки и потребности очевидна в связи с тем, что социальная установка — система, которая образуется в результате жизненного опыта человека, связана с иерархией потребности личности, с условиями, в которых человек действует и удовлетворяет эти потребности. Прежде чем рассмотреть современное состояние психологических исследований установок к деньгам, обратимся к общим вопросам теории социальных установок. Несмотря на обилие разных определений в зарубежной психологии, в частности в американской, намечается тенденция создания единой теории социальных установок. Зарубежная психологическая терминология содержит понятие "аттитьюда" как "состояние сознания индивида относительно некоторой социальной ценности" (Андреева Г. М., 1998, с. 292). Оно несколько различается с понятием "социальной установки" в отечественной традиции. Одним из самых распространенных в литературе определений, является определение, данное Г. Олпортом: "Социальную установку можно определить как состояние психофизиологической готовности, которое организовано на основе опыта, оказывающее динамическое и направляющее влияние на поведение индивида, осуществляемого по отношению предметов и явлений, связанных с объектом социальной установки" (по Чарквиани Д., 1980, с. 11). У. Мак-Гайр выделяет 4 признака социальной установки. Социальная установка представляет собой единство психического, т. е., феноменологического, и физиологического, она не является непосредственно наблюдаемой переменной, она промежуточная, скрытая переменная и описывается, исходя из поведения. Второй признак социальной установки — это "состояние готовности к поведению". Третьим признаком является структурность социальной установки. С одной стороны, речь идет об отдельной социальной установке и ее составных компонентах, которые имеют свои собственные признаки (отношение человека к объектам одного класса), с другой стороны, все установки определенным образом связаны и образуют некоторую совокупность. В связи с этим, нужно отметить, что В. А. Ядовым была выдвинута идея иерархического построения диспозиций, в котором определенное место отводится и социальной установке. И четвертым признаком социальной установки является то, что она сформирована "на основе опыта", а не врожденная (по Чарквиани Д., 1980). Кроме того, в социальной установке выделяют валентность (положительную, отрицательную и нейтральную). Отдельные компоненты социальной установки для человека могут быть относительно "периферийными" или "центральными" (по Чарквиани Д., 1980). Таким образом, аттитьюд — это тенденция, направленность, вербализуемая готовность оценки некого объекта или его символа. Аттитьюд направляет человека на те объекты, которые служат достижению его целей, дает упрощенные указания относительно способа поведения по отношению к конкретному объекту, освобождает субъекта от внутреннего напряжения и внутренних конфликтов. Отечественная традиция понимания термина "социальной установки", прежде всего, связана с именем Д. Н. Узнадзе. "Установка субъекта — это некоторое целостное состояние субъекта, момент динамической определенности его психической жизни, целостная направленность субъекта в определенную сторону на определенную активность" (Узнадзе Д. Н., 1966, с. 141). Необходимым и действительным условием возникновения установки является единство потребности и ситуации. Д. Н. Узнадзе раскрывает понятие "фиксированной установки", важного для данной исследовательской работы. В процессе социального взаимодействия у людей формируются и фиксируются разные социальные установки, именно они определяют социальное поведение людей. Д. Н. Узнадзе считает, что поведение человека часто определяется моральными, эстетическими и интеллектуальными потребностями. Во многих жизненных ситуациях индивид не поддается импульсивному поведению, это означает, что человек часто отказывается от удовлетворения витальных потребностей. Эти потребности "высокого" порядка, лежащие в основе социальной активности человека, они по своей природе вто ричные, приобретенные потребности. Д. Н. Узнадзе полагает, что эти потребности в человеке существуют в виде системы фиксированных установок. Именно они делают человека личностью, социальным существом (цит. по Чарквиани Д., 1980, с. 21). Исходя из данного понимания фиксации и активности установки, последнюю следует понимать как систему, которая образуется в результате жизненного опыта человека, связана с иерархией потребности личности и с условиями, в которых человек действует и удовлетворяет эти потребности (Джидарьян И. А., 2000, с. 40-48). Современные отечественные психологи выделяю разные аспекты социальных установок: А. Г. Асмолов (1979) описывает уровни установок;

В. И. Магун (1983) выделяет три вида аттитьюдных явлений. Много споров вызывает вопрос об осознаваемости социальной установки. В. Н. Мясищев затрагивает вопрос о том, в какой форме и как полно сможет произойти осознание установки, учитывая то, что "бессознательное в значительной части может быть осознано, т.е. перейти из бессознательного в сознание" (Мясищев В. Н., 1998, с. 109). Данный вопрос решается Ш. Надирашвили и В. А. Ядовым, несмотря на некоторые различия во взглядах этих авторов. Они согласны, что установки необходимо рассматривать иерархически. Ш. Надирашвили считает, что собственные социальные аттитюды человек большей частью осознает: так или иначе он знает о своих положительных или отрицательных отношениях к своей социальной группе, к деньгам, к родине, к другим национальностям, к традициями и т. п. Согласно В. А. Ядову, чем выше установка на иерархической ступени развития, тем выше роль познавательного компонента. Следовательно, установка становиться вполне осознаваемой (по Чарквиани Д., 1980). Формирование системы представлений и оценок происходит в подростковом возрасте. Несмотря на активный протест и сознательное отрицание подростками мнений и суждений родителей, бессознательно преемственность установок все же существует. Причем родители закладывают не только сами ценностные суждения, но и их ориентацию. Э. Берн (1992) выделяет родительские установления разрешающего и запрещающего типа. Одна и та же мысль, идея выражается в "правилах жизни" и через разрешение, и через запрещение. Например "не лгать" и "говорить правду, быть честной". А вот разрешающее суждение "делать добрые дела" и запрещающие "не делать зла" не равнозначно по зало женной в них ориентации: "не делать зла" не означает автоматически "делать доброе" (Низовских Н. А., 1995). В данном исследовании мы изучаем монетарные социальные установки. На основе приведенного выше анализа сформулируем рабочее понятие. Монетарные социальные установки — группа социальных установок, которая образуется в результате накопления опыта обращения с деньгами и взаимодействия с другими людьми по поводу денег, связана с иерархией потребности личности, с условиями, в которых человек действует и удовлетворяет монетарные потребности. Монетарные социальные установки не являются непосредственно наблюдаемыми переменными. Они промежуточные переменные между деньгами как объектом монетарных социальных установок и познавательными вербальными суждениями или вербальными суждениями о реальном поведении, связанном с деньгами. Монетарные социальные установки обладают следующими признаками: структурностью (включает в себя компоненты, обычно выделяют когнитивный, поведенческий и аффективной);

иерархичностью;

валентностью (характеризуется положительными, отрицательными, нейтральными знаками);

сформированностью на основе опыта в процессе активного взаимодействия человека с окружающей средой. Обзор зарубежных исследований монетарных установок сделан в работе А. Б. Фенько. "В целом, исследования установок по отношению к деньгам за последние 20 лет выявили их связь с демографическими (пол, возраст, социальный класс), национальными и личностными факторами" (Фенько А. Б., 2000 б). Относительно недавние эмпирические исследования посвящены установкам к деньгам, тревожности, связанной с кредитами и долгами, импульсивным покупкам (Chatterjee P., Farkas K.L., 1992;

Tokunaga H., 1993;

Davies E., Lea S.E.G., 1995;

Lea S.E.G., Webley P., Levine R. M., 1993;

Lea S.E.G., Webley P., Walker C. M., 1995). Кроме того, были проведены исследования в области социальных представлений (Roland-Levy C., 1996;

Verges P., 1992) и экономической социализации подростков (Диттмар Х., 1997). С. Ли и В. Лим (Lee S. H., Lim V. K. G., 2001) провели исследование взаимосвязи монетарных установок и отношения к труду.. В США и Великобритании в исследованиях социальных установок по отношению к деньгам широко используются следующие шкалы: "Шкала устано вок к деньгам" (The Money Attitude Scale) (Yamauchi K. T., Templer D. I., 1982), "Этическая шкала денег" (The Money Ethic Scale) (Tang T.L.P., 1992), "Денежная шкала убеждений и поведения" (The Money Belief and Behavior Scale) (Furnham A., 1984), "Шкала значимости денег" (The Money Importance Scale) (Mitchell T. R., Mickel A. E., 1999). Поскольку на установки к деньгам оказывают сильное влияние культурные различия, кросс-культурная валидизация измерительных шкал MAS и MES проходит с большим трудом. Опубликованы сведения о попытках кросс-культурной валидизации шкал на выборке в Китае, Франции, Таиланде и Сингапуре (Charles-Pauvers B., Urbain C., 1999), а также в России (Дейнека О.С., 2000). П. Вернимон и С. Фитцпатрик (Wernimont P. F., Fitzpatrick S., 1972) построили шкалу с семью факторами. Результаты исследований, опубликованные в психологической и психоаналитической литературе позволяют К. Ямаучи и Д. Темплеру (Yamauchi K. T., Templer D. I., 1982) выделить три параметра, на которых могут быть смоделированы установки к деньгам: власть, безопасность и накопление. После эмпирического исследования они рекомендуют шкалу с четырьмя факторами: престиж власти, накопление, недоверие и беспокойство. До настоящего времени эти шкалы были самой общей концептуальной и эмпирической моделью, и последующие работы базируются на ней (Furnham A., 1984;

Tang T.L.P., 1992, 1993;

Tokunaga H., 1993;

Lim V.K.G., Teo T.S.H., 1997). Согласно сведениям М. Линн, шкала А. Фарнхэма использовалась для изучения национальных различий в установках по отношению к деньгам в сорока трех странах (Lynn M., 1991). Результаты статистической обработки выявили шесть ортогональных факторов: зависимость, власть/использование, планирование, безопасность/консерватизм, неадекватность, усилие/способность. Согласно полученным данным, пожилые и богатые люди оказались больше озабочены своим будущим, чем молодежь и бедняки. Исследование зависимости между самооценкой и отношением к деньгам показало, что люди, склонные к импульсивным тратам (навязчивые покупатели), имеют более низкую самооценку, чем рациональные потребители. Для одержимых покупателей деньги обладают символической способностью повышать их самооценку. Навязчивые покупатели больше, чем обычные, склонны видеть в деньгах способ решения проблем и чаще рассматривают деньги как основание для сравнения. Они используют деньги для демонстрации статуса, власти и обычно говорят, что им не хватает средств (особенно по сравнению с их друзьям). Траты денег для них обычно сопряжены с внутренним конфликтом (Hanley A., Wilhelm M., 1992). Понятие "деньги" тесно связано с моральными нормами, причем это не связано с уровнем дохода (Люди и деньги, 1999, с. 91). Эти данные согласуются с результатами зарубежных ученых. К. Т. Ямаучи и Д. И. Темплер обнаружили, что установки по отношению к деньгам практически не зависят от доходов человека. Были выявлены различия между мужчинами и женщинами по фактору "планирование/откладывание на будущее", выяснилось, что женщины чаще используют деньги как орудие в борьбе за власть (Yamauchi K. T., Templer D. I., 1982). Х. Голдберг и Р. T. Левис определяют четыре главных значения, с помощью которых можно объяснять монетарное социальное поведение. Деньги обеспечивают безопасность, они, предполагается, уменьшают беспокойство. Это создает связь между эмоциональной и финансовой безопасностью. Деньги как власть, как средство доминировать, чтобы влиять и управлять людьми, это поощряет людей побеждать, независимо от цены. Деньги - средство преодолеть опасение не быть любимым. Люди используют деньги, чтобы избежать отталкивания других или социально привлекать. И последнее, деньги - средство исполнить желания и купить время (Goldberg H., Lewis R.T., 1978). Исследования А. Ханлея и М. Уильхельма позволили сделать вывод, что деньги отражают символическую способность увеличить чувство собственного достоинства человека (Hanley A., Wilhelm M., 1992). Деньги могут символизировать любовь, уважение, свободу, а могут на бессознательном уровне быть символом обмана, несчастья или смерти. Как показывает практическая работа, источником установок по отношению к деньгам может служить родительская семья человека, его личный опыт, а также опыт значимых для него людей (Резвова И. Е., 2003). K. O. Дойл подтверждает взаимосвязь между особенностями личности и отношением к деньгам (Doyle K.O., 1992). Исходя из этого, можно сделать вывод, что установка к деньгам является устойчивой. В психосемантическом исследовании с использованием частного семантического дифференциала, проведенном в Ярославле (Люди и деньги, 1999), за фиксировано множественное отношение к различным монетарным формам (рубли, доллары) и монетарным понятиям (деньги и идеальные деньги). Так, деньги характеризуются как злые, безнравственные, невидимые, а идеальные деньги — как чистые, надежные, добрые, легкие, нравственные, щедрые, уважаемые. Эти данные свидетельствуют с одной стороны, о сложной системной организации монетарных представлений, а с другой стороны, подтверждают эффективность использования категории социальной перцепции для описания отношения к деньгам. Исследование Г. Э. Белицкой (2003) позволяет сделать вывод, что в индивидуальном сознании россиян присутствуют три модальности личностного отношения к деньгам: 1) представления о своем материальном благополучии;

2) представления о способах достижения материального благополучия;

3) субъективные переживания по поводу материального благополучия. Т. Танг (Tang, T.L.P., 1992, 1993) усовершенствовал шкалу денежной этики (MES), и обнаружил, что существуют несколько параметров или характеристик установок к деньгам. Среди этих характеристик, деньги как способ достижения положения в обществе и символом успеха. Деньги также "зарабатывали" уважение человека в обществе и давали ощущение свободы и власти человеку. Т. Танг обозначает эти три параметра денег как когнитивные компоненты установок людей к деньгам. Эти измерения установок к деньгам представляют значительный интерес, т. к. было выявлено, что они воздействуют на экономический рост страны. Например, Т. Танг и его коллеги (Tang T.L.P., Kim J.K., 1999) обнаружили, что китайцы определяют свой уровень достижений и свое социальное положение количеством денег. Т. Танг и его коллеги утверждают, что изза этой установки к деньгам китайцы более устремлены к достижениям. В результате, такая установка рассматривалась мощным стимулом к экономическому росту в Азии (Furnham A., Argyle M., 1998). Т. Танг и Дж. Ким полагают (Tang T. L. P., Kim J. K., 1999), что монетарные установки имеют три компонента: аффективный (добро, зло), когнитивный (связь денег с достижениями, уважением, свободой) и поведенческий. Использование этого инструмента позволило проверить многие гипотезы. Анализируя зарубежные исследования, А. Б. Фенько отмечает, что люди с высокими доходами склонны видеть связь денег и достижений, тогда как молодежь чаще рас сматривает деньги как зло. Испытуемые, имеющие более низкий уровень денежных притязаний, продемонстрировали большую удовлетворенность жизнью и меньший уровень стресса. Была установлена значимая корреляция между внутренним удовлетворением от работы и мнением о том, что деньги — это символ свободы и власти (Фенько А. Б., 2000 б). Изучая национальные различия в установках к деньгам в более чем 43 странах, M. Линн (Lynn M., 1991) обнаружил, что люди в более богатых странах придавали меньше ценности деньгам. П. Вернимонт и С. Фитцпатрик (Wernimont P., Fitzpatrick S., 1972) нашли, что статус занятости людей, пол и социально-экономический уровень влияли на установки к деньгам. Они показали, что работающие рассматривают деньги намного более положительно — как желательные, важные и полезные. С другой стороны, безработный воспринимал деньги как напряженные, беспокоящие и несчастные. M. Линн обнаружил, что люди интенсивней работают, когда им предлагают соответствующие финансовые стимулы. Однако, были национальные различия в степени ценности денег. Люди в различных странах отличались по степени важности, которую они прилдают деньгам и степени, до которой они будут работать напряженней, чтобы получить награду (Lynn M., 1991). В. Лим и Т. Тео провели исследование динамики монетарных установок, изучив денежные установки до и после финансового кризиса в Юго-Восточной Азии на примере Таиланда и Сингапура. Установки к деньгам были оценены по сокращенной версии шкалы установок к деньгам, разработанной исследователями (Lim V.K.G., Teo T.S.H., 1997). Опросник оценивал следующие параметры: способность денег давать ощущение достижения, способность денег давать ощущение уважения, привычку к экономии и способность людей к управлению своими финансами, озабоченность мыслями о деньгах. В результате были получены любопытные результаты. Так тайцы, которые были более поражены финансовым кризисом, более гордились своими финансовыми победами и позволяли всем своим друзьям знать об этом. Люди, лишеные прежнего достатка, имели тенденцию прикладывать больше усилий в получение денег или фантазировали о них, и щеголяли своими доходами. Результаты данного исследования также показывают, что люди больше копят и более осторожны в использовании денег во времена финансовых трудностей. И это понятно, поскольку воз можности и ресурсы становятся все более и более недостаточными, большинство людей не желает делиться с другими. В исследовании установок к деньгам у служащих и их склонности к демонстрации организационного единства, Т. Танг и Дж. Ким (Tang T.L.P., Kim J. K., 1999) обнаружили, что люди, склонные к тщательному составлению собственного бюджета, так же как и те, кто полагал, что деньги — не зло, с большей вероятностью демонстрировали альтруистическое поведение. Кроме того, поскольку деньги приравнены к их самоценности, люди, которые не были способны зарабатывать так много денег, как они делали ранее, но все же имеющие необходимость поддерживать чувство собственного достоинства, находили внешние причины их неспособности зарабатывать, как прежде. Зависимость семейных монетарных отношений от уровня самоактуализации в концептуальном плане рассматривается в работе В. Подуска (Poduska B., 1992). В целом, можно сказать, что весь спектр исследований выявляет следующее: поведение и установки по отношению к деньгам не являются чем-то обособленным, изолированным, а составляют неотъемлемую часть всей совокупности общественных отношений личности. Таким образом, можно сформулировать следующие промежуточные выводы: 1. В психологии сложились определенные традиции теоретического осмысления и эмпирического изучения монетарных потребностей, мотивов, монетарной удовлетворенности, социальных установок по отношению к деньгам. 2. В результате обзора литературы и теоретического анализа проблемы был выявлен недостаточный уровень разработанности темы монетарных отношений как в теоретическом плане (не изучены механизмы формирования монетарных отношений, их динамика, обусловленная внутренними факторами), так и в отношении эмпирических социально-психологических исследований. Использование нового подхода в понимании монетарных отношений (психологическая концепция В. Н. Мясищева об отношении, диспозиционная концепция В. А. Ядова, структура экономического сознания, предложенная А. Л. Журавлевым) позволит дополнить и расширить существующие в отечественной социальной психологии традиции понимания монетарных отношений с точки зрения социальной перцепции. 3. Деньги как ценность есть устойчивое убеждение в том, что с личной или социальной точки зрения наличие денег предпочтительнее, чем их отсутствие. Деньги не относятся только к группе материальных ценностей, они могут быть средством достижения также социальных и духовных целей. 4. Монетарная потребность — объективная необходимость субъекта в деньгах, она выражается в желании денег, в стремлении их получить. Монетарная потребность является квазипотребностью, выступая по отношению ко многим другим потребностям в качестве средства удовлетворения. С помощью денег могут удовлетворяться материальные, социальные и духовные потребности. Монетарные потребности могут быть сильными и слабыми. Денежные потребности характеризуются объемом — необходимым для удовлетворения количеством денег. 5. Монетарная удовлетворенность есть диспозиция, выражающая положительное отношение к денежному достатку как фактору жизни, финансовым условиям жизни в результате неоднократно испытываемого удовольствия от получения денег и гарантированного, сточки зрения субъекта, получения этого удовольствия и впредь. Монетарная удовлетворенность — долгосрочная оценочная функция финансового обеспечения. Монетарная удовлетворенность зависит от силы потребности в денежных средствах, определяемой личностными характеристиками, типа потребности (дефицита или роста), от величины соотношения желаемого и имеемого блага. 6. Монетарные социальные установки — группа социальных установок, которая образуется в результате накопления опыта обращения с деньгами и взаимодействия с другими людьми по поводу денег, связана с иерархией потребности личности, с условиями, в которых человек действует и удовлетворяет монетарные потребности. Монетарные социальные установки не являются непосредственно наблюдаемыми переменными. Они промежуточные переменные между деньгами как объектом монетарных социальных установок и познавательными вербальными суждениями или вербальными суждениями о реальном поведении, связанном с деньгами. Монетарные социальные установки обладают следующими признаками: структурностью (включает в себя компоненты, обычно выделяют когнитивный, поведенческий и аффективной);

иерархичностью;

валентностью (характеризуется положительными, отрицательными, нейтральными знаками);

сформированностью на основе опыта в процессе активного взаимодействия человека с окружающей средой. 7. Анализ опубликованных результатов исследований показал, что часто происходит смешение понятий "монетарный" и "материальный". Акцентируется внимание на том, что следует различать материальные и монетарные ценности, потребности, мотивы. С помощью денег могут удовлетворяться как материальные, так социальные и духовные потребности и мотивы. Следовательно, понятия "материальный" и "монетарный" не являются соподчиненными. 8. Гармоничными можно считать отношение к деньгам как к средству, а не цели. Мотив зарабатывания и накопления денег должен сочетаться с мотивами самореализации и творчества. Ориентация на "покупку" социального статуса, зависть по поводу денег, чувство личной неудовлетворенности в случае переплаты за что-то, напряжение при вопросах о финансовом положении, фетешизация денег, оценка людей по деньгам, фантазии по поводу денег можно считать личностной деформацией. 9. Монетарное поведение и его эпифеномены больше зависят от собственно индивидуально-психологических особенностей людей, чем от происходящих социальных изменений.

1.2. Развитие личности и уровни личностной зрелости В разделе 1.2. представлен обзор концепций личностного роста как вектора развития личности. Проблема взаимосвязи материального, внешнего и духовного, внутреннего богатства волновала людей на протяжении всей истории. Развитие личности выступает как одна из основных ценностей нашего времени. Поэтому изучение того, как решили для себя эту проблему материального и духовного наиболее личностно развитые, зрелые люди, может послужить важным аргументом в споре "идеалистов" и "материалистов". Ряд отечественных и зарубежных психологов обращают внимание на то, что отношение к деньгам изменяется по мере развития личности и самоактуализации (Капустин А.А. в кн. "Люди и деньги", 1999;

Poduska B., 1992). В результате проведенного анализа публикаций за последние 25 лет сведений об эмпирической проверке этих предположений не обнаружено. Потому научное понимание сущности отношения людей к деньгам невозможно без сравнительного анализа монетарных отношений на разных уровнях развития личности. Личность наряду с характером являются основными психическими системами регуляции отношений индивида к среде и к самому себе. Личность определяется как наивысший уровень интеграции психической регуляции индивидуальной деятельности. Становление зрелости человека – процесс многосторонний, и, следовательно, гетерохронный (Ананьев Б.Г., 1968). Можно выделить различные стороны зрелости человека: "хронологическая зрелость – в 16 лет человек считается зрелым, т.к. получает паспорт, а с ним и определенные права и обязанности;

физиологическая зрелость – ее человек достигает в постпубертатный период;

выделяют также социальную, интеллектуальную, профессиональную зрелость, зрелость как субъекта общения и т.д. И наиболее важный аспект – это личностная зрелость" (Моргун В.Ф., Ткачева Н.Ю., 1981, с. 109). Работы психологов, посвященные проблемам личностной зрелости, можно условно разделить на несколько направлений: – изучения соотношения хронологической и личностной зрелости, – описание личностно зрелых людей, – формулировка механизмов личностной зрелости, – определение уровней личностной зрелости. Общие возрастные границы зрелости определяются возрастными рамками и отражают как специфические проявления, так и критерии зрелости человека. Психологи пытаются обнаружить взаимосвязь между хронологической и личностной зрелостью. Я. И. Гилинский (1971) как основание периодизации использует этапы социализации человека. 3 этап — социальная зрелость — главная стадия человеческой жизни, считает автор. Она охватывает период активной трудовой деятельности и общения. На отдельные возрастные периоды этой стадии приходятся годы расцвета в различных областях творческой деятельности. С. Е. Пиняева и Н. В. Андреев (1998) отмечают взаимосвязь личностного и профессионального онтогенеза в период зрелости. Этот период характеризуются продолжением развития и формирования личностных качеств и наибольшей активностью в плане профессиональной деятельности. К 40 годам устанавливается самооценка личности, в которой отражены результаты жизненного пути как целого, жизни, как решаемой задачи. Происходит стабилизация основных психических структур, ценностных ориентаций, уровень притязаний сопровождается повышением стабильности и внутренней последовательности образа “Я”, происходит творческое развитие себя как личности средствами профессии. К этому времени накоплены материальные средства и социальные связи, человек является лидером в определенных видах деятельности, имеет статус на работе и в семье. Возрастает индивидуализация личностного развития, социальная ответственность за мир и реалистичность самооценки. К 50 годам человек приобретает новое равновесие – привязанность к семье. Это пик наиболее общих социальных достижений, появляются ученики. К 60 годам снижаются профессиональные притязания. Т.о., авторы связывают зрелость с определенными достижениями в профессиональной сфере, с установлением межличностных отношений и семьей и определяют возрастную границу от 40 до 60 лет. В. Ф. Моргун и Н. Ю. Ткачева (1981) дают следующее определение: зрелая личность – самовоспитывающаяся система, осуществившая переход от объекта воспитания к субъекту воспитания, осознающая себя целостностью, включенной в систему общества, в систему деятельности. Движущей силой развития личности является противоречие между исходным и желаемым. По мере становления личности происходит трансформация: индивид из объекта формирования и воспитания превращается в сознательное и саморегулируемое существо, т. е., становится зрелой личностью. Зрелая личность в ходе своего развития все более самостоятельно выбирает или изменяет, совершенствует и свою ведущую деятельность, и социальную ситуацию своего развития и, благодаря этому – самое себя. В. Ф. Моргун и Н. Ю. Ткачева предлагают рассматривать зрелость в периоде от 40 до 55 лет. В периодизации индивидуального развития, предложенной В. В. Бунак (Гомезо М.В. и др., 1999), выделяются 2 возрастных периода, относящихся к зрелости: средняя взрослость (40-50 лет) и пожилой возраст (от 51 года). В западной психологии также наблюдается стремление к периодизации жизни и соотнесении ее с личностным развитием человека. Классификация Эрика Эриксона выделяет 8 стадий развития, каждая из которых заканчивается кризисом, от разрешения которого зависит течение дальнейшей жизни человека. При успешном прохождении кризиса человек становится сильнее, более зрелым, а при невозможности позитивно решить задачу, которую перед нами ставит жизнь — возникает дезадаптация. Собственно зрелостью Э. Эриксон обозначает период от 26 до 64 лет (Хьел Л., Зиглер Д., 1997). Таким образом, возрастные рамки зрелости можно определит примерно от 40 до 65 лет. Человек достигает личностной зрелости в процессе личностного роста. Понятие личностной зрелости в психологии предполагает выделение двух основных аспектов: зрелость как этап жизни и зрелость как уровень развития. Эти аспекты определенным образом взаимосвязаны. Мы остановимся на втором аспекте: зрелость как уровень развития, а возраст — 40-65 лет — будет вспомогательным критерием. Методологическая основа различных психологических теорий задает ракурс рассмотрения проблемы личностной зрелости. Понимание личности как социального явления лежит в основе почти всех работ отечественной психологической школы. Б. Г. Ананьев (1968) определяет личность как общественного индивида. Субъект, считает он, характеризуется совокупностью деятельностей и мерой их продуктивности, а личность — совокупностью общественных отношений (экономических, политических, нравственных и т.д.) определяющих положение человека в обществе. Т.е., личность не является только субъектом. Становление свойств личности протекает неравномерно, гетерохронно, соответственно последовательности усвоения социальных ролей и смены позиций ребенка в обществе. Необходимым внутренним условием становления человека как личности является относительно высокий уровень нервно-психического развития. Б. Г. Ананьев выделяет различные уровни зрелости. Так, зрелость человека как индивида (соматическая и половая) определяется биологическими критериями. Интеллектуальная или умственная зрелость имеет свои критерии, которые являются историческими, т.к. явление умственной зрелости связано с определенным объемом и уровнем знаний, свойственных данной системе образования в данную эпоху. В еще большей мере историческими являются феномены гражданственной зрелости, с наступлением которой человек становится юридически дееспособным лицом, субъектом гражданских прав, политическим деятелем и т.д. Трудовая зрелость — это полный объем трудоспособности, критерии ее определения связаны с учетом состояний физического и умственного развития. Наступление зрелости человека как индивида (физическая зрелость), личности (гражданская зрелость), субъекта познания (умственная зрелость) и трудовая зрелость во времени не совпадают. Образование индивидуальности и обусловленное ею единое направление развития индивида, личности и субъекта в общей структуре человека стабилизируют эту структуру и являются важными факторами высокой жизнеспособности и долголетия. Историческая личность обретает социальное бессмертие. Как мы видим, для Ананьева Б. Г. зрелая личность — это личность общественно активная. "Пока человек функционирует как личность, он участвует в политической жизни страны, интересуется культурой, окружающими его людьми и стремиться быть среди людей и гуще событий" (Ананьев Б. Г., 1968, с. 110). П. Я. Гальперин (1998) считает, что определение степени зрелости личности устанавливается по оценке ее действий в системе отношений, существующих в данном обществе;

в них человек включается и оценивается согласно показателям того, насколько успешно он овладевает предназначенной ему дея тельностью. Соответствие этим требованиям означает и определенное усвоение норм и форм общественного сознания, без которого личность немыслима. К.А. Альбуханова-Славская (1991) делает акцент на активности как способе формирования и реализации личности. Активность представляет собой личностный уровень, способ и качество удовлетворения высших ценностных потребностей личности, которая ищет, создает и преобразует условия их удовлетворения в соответствии с позицией личности, ее ценностями и предъявляемыми к ней требованиями. Активность — это и способ выражения потребностей личности, в котором уже интегрируются представления личности о своих способностях и возможностях. Активность выступает как способ соотнесения себя с другими людьми, определения своей позиции и тем самым самоопределения. В. А. Петровский (1996) также поднимал проблему критериев развития личности. Он считал, что в центре внимания исследователей должны быть не сами по себе особенности общего психического развития, не сознание и даже не самосознание, а характер включенности психических процессов, состояний, свойств индивидуальности в контекст реализуемых ею отношений и связей. В. А. Петровский разделяет понятия индивида, субъекта и личности. Личность индивида — такое специфическое качество, как его связи с другими индивидами, с социальной общностью, к которой он принадлежит. Его подход к пониманию личности строится на гипотезе о наличии у индивида потребности быть личностью. Способность быть личностью — это способность к осуществлению акта персонализации. Персонализация — это полагание своего бытия в других людях, иначе говоря, это те значимые изменения, которые индивид произвел своей деятельностью и общением в других. Каждому из моментов акта персонализации соответствует особый процесс: адаптация — присвоение социальных норм и ценностей, становление социально-типического;

индивидуализация — открытие и утверждение своего "Я", выявление своих склонностей и возможностей, особенностей характера;

интеграция — изменение жизнедеятельности других людей, осуществление "вкладов" и их принятие окружающими, и тем самым утверждение своего инобытия в других людях, становление всеобщего. Проблема зрелой личности поднималась зарубежными психологами в рамках гуманистической психологии, когнитивной психологии и психоанализа.

В большинстве работ зрелая личность понимается как некий идеальный человек. Это состояние психологического здоровья, развитие своих природных способностей в полной мере, продуктивность и творчество. З. Фрейд определял личностную зрелость по двум показателям: стремлению человека работать, создавая нечто полезное и ценное, и стремлению любить другого человека ради него самого (Годфруа Ж., 1992). К. Г. Юнг называет движение человека к зрелости процессом индивидуации, т.е. человек приближается к себе, осознает свою изначальную и полную сущность, что означает, что он будет жить соразмерно ей (человек становится самим собою). Идеал взрослого — это определенная, способная к сопротивлению и наделенная силою душевная целостность. Достичь уровня личности означает максимально развернуть целостность индивидуальной сущности. Развитие личности означает верность собственному закону, человек должен выбрать сознательно и с осознанным моральным решением собственный путь, который представляется наилучшим, а не идентифицироваться бессознательно с массой (Юнг К.Г., 1996). О личностном здоровье пишет Эрих Фромм (1998), выделяя два направления развития личности, или, как он их называет, синдрома. Синдром распада – это состояние крайней регрессии. У личности, достигшей оптимальной зрелости, выделяются биофилия (любовь живого), любовь к ближнему, к чужому, к природе, стремление к независимости и свободе. Человек достигнет своей полной зрелости, считает Э. Фромм, когда он полностью освободиться как от индивидного, так и от общественного нарциссизма (сознание того, что моя группа – лучшая). Тогда человек мог бы переживать себя как гражданин мира, гордился бы человечеством и его успехами, испытывал бы гордость за то, что он человек. Э. Фромм (1998) склоняется к тому, что человек должен преодолеть чувство обособленности своего бытия и приобрести чувство согласия, единения с миром. Альфред Адлер (1995) в индивидуальной психологии большое внимание уделяет социализации. Он считает правильным и справедливым то, что полезно для общества. Каждое отступление от социального стандарта есть нарушение права, приводящее к конфликту с объективными законами и объективными потребностями существующей жизни. Это заставляет индивида, совершающего подобный поступок, почувствовать ощущение собственной никчемности. А.

Адлер (1995) выделяет 4 типа людей, один из которых назван социально полезным – это воплощение зрелости человека, в нем соединены высокая степень социального интереса и высокий уровень активности. Являясь социально ориентированным, такой человек проявляет истинную заботу о других и заинтересован в общении с ними. Он воспринимает 3 основные жизненные задачи — работу, дружбу и любовь — как социальные проблемы и осознает, что решение этих задач требует сотрудничества, личного мужества и готовности вносить свой вклад в благоденствие других. Социальный интерес — показатель психического здоровья, считает А. Адлер (1995). Р. Бернс (Бернс Р., 1986) считает, что положительная "Я-концепция" способствует развитию и становлению полноценной личности. Положительная "Яконцепция" определяется: твердой убежденностью в импонировании другим людям;

уверенностью в способности к какому-либо виду деятельности;

чувством значимости. Понимание сущности личностной зрелости неразрывно связано с процессами развития личности. Л. И. Божович (2001) определяет личность как человека, достигшего определенного уровня психического развития. Этот уровень характеризуется тем, что в процессе самопознания человек начинает воспринимать и переживать самого себя как единое целое, отличное от других людей и выражающееся в понятии "Я". Развитие личности — высшая цель и высший уровень психического развития растущего человека. Главная цель развития личности — возможно более полная самореализация человеком самого себя, своих способностей и возможностей, возможно более полное самовыражение и самораскрытие. Но это невозможно без взаимодействия с другими людьми, невозможно в изоляции и путем противопоставления себя другим. Т. о., основными психологическими качествами, лежащими в основе всесторонне развитой гармонической личности, являются: активность, стремление к реализации себя, сознательное принятие идеалов общества, превращение их в глубоко личные для данного человека ценности, убеждения, потребность принести благо другим. Каждый человек стремиться найти социально приемлемую и лично для него оптимальную меру соотношения следующих качеств своей личности, которые являются условием сформированности человека как целостной личности, способности человека стать полноценным и полезным членом общества: ответственность и чувство внутренней свободы, чувство собственного достоинства (самоуважение) и уважение другого человека, честность и совестливость, готовность и стремление к социально необходимому труду, критичность и убежденность, наличие твердых идеалов, доброта и строгость, инициатива и дисциплина, желание и умение понимать других, требовательность к себе и к другим, воля, способность размышлять, готовность действовать, смелость, готовность идти на риск и осторожность. Д. И. Фельдштейн (1989) считает, что личность – онтогенетическое приобретение человека, результат сложного процесса его социального развития. Развитие – не просто увеличение, рост, но и качественное преобразование, отличающееся рядом закономерностей. Самореализация – осуществление человека как личности – заключается в развертывании оптимальной способности воспроизводства способностей человеческого рода, развитии этих способностей, потребности выходить за существующие пределы. Растущий человек становится личностью в той мере, в какой у него формируются социальные качества, определяющие его как члена определенного общества, сознательного, общественно ответственного субъекта. Развитие личности представляет собой прогрессивно направленный, социально обусловленный процесс развертывания человеческой сущности, где становление социальной зрелости выступает как интегральная линия онтогенеза (Фельдшейн Д. И., 1989). И. С. Кон (1984) определял критерии нормального, оптимального развития человека. Зрелая личность – личность, которая активно владеет своим окружением, обладает устойчивым единством личностных черт и ценностных ориентаций, и способна правильно воспринимать мир и себя. Личность всегда представляет собой устойчивую структуру и одновременно, текучий незавершенный процесс. Зрелость же ассоциируется с ясностью, спокойствием, определенностью. Зрелость же наступает тогда, когда человек осознает, что будущее – это то, что ты сам создаешь своей сегодняшней деятельностью. Самоопределение продолжается всю жизнь. Таким образом, зрелость выступает как некая определенность по отношению к неоформленности юношеского порыва. В. В. Столин (1983) считает, что по уровню самопринятия можно судить о степени развитости личности, т.к. люди с одними и теми же личностными чер тами оказывают глубоко различное по характеру эмоционально-ценностного отношения к себе, которое проявляется, прежде всего, в форме отношения к другому, олицетворяющему "Я-черты". Форма самопринятия соответствующая наиболее развитой личности предполагает отношение к себе с симпатией и уважением, такое же отношение наблюдается и к другому человеку и ожидается взаимная симпатия и уважения от него. М. А. Осташева (1990) занималась подростковым возрастом, изучая развитие ответственности как главного критерия зрелости личности. Она считает, что переход от ответственности-необходимости к ответственности-потребности является главным критерием зрелости личности. Личностная зрелость в студенческом возрасте проявляется в переходе от управления деятельности внешними стимулами к внутренним мотивам самоуправления (Дьяченко М.И., Кандыбович Л.А., 1981). Гуманиcтическая психология рассматривает развитие человека как личности в связи с понятием самоактуализации. "Самоактуализация — это стремление человека вырасти до своей максимальной высоты, раскрыв в человеке то, что он имеет потенциально от природы" (Маслоу А., 1997 б, с. 43). Исходное клиническое определение самоактуализиpованной личности, на базе которого А. Маслоу с коллегами выделяли самоактуализированных людей, состояло из позитивного и негативного критериев. В качестве негативного критерия они избрали отсутствие неврозов, психозов, психопатических черт характера, а также выраженных невротических или психопатических тенденций. В качестве позитивного критерия А. Маслоу с коллегами приняли наличие признаков самоактуализации. Самоактуализирующиеся люди приравниваются А. Маслоу к более зрелым, более человечным. А. Маслоу приводит развернутое описание самоактуализирующейся личности в сравнении с обычным человеком. Среди прочих характеристик мы выделили те, что имеют значение для нашей темы: "1) высшая степень восприятия реальности;

2) более развитая способность принимать себя, других и мир в целом такими, какими они есть на самом деле;

3) повышенная спонтанность;

4) более развитая способность сосредоточиваться на проблеме;

5) более выраженная отстраненность и явное стремление к уединению;

6) более выраженная автономность и противостояние приобщению к какой-то одной культуре;

7) Большая свежесть восприятия и богатство эмоциональных ре акций;

8) более частые прорывы на пик переживания;

9) более сильное отождествление себя со всем родом человеческим;

10) "улучшения" в межличностных отношениях;

11) Более демократичная структура характера;

12) высокие творческие способности;

13) определенные изменения в системе ценностей" (Маслоу А., 1997 б, с. 50-51). В некоторых работах добавляется понятие "повышенная синергия": степень межличностной кооперации и гармонии в обществе. Синергия обозначает объединенное действие или "кооперацию". Она означает также объединенное действие, в котором общий результат больше, чем был бы у всех элементов, если бы они действовали по отдельности. А. Маслоу также писал о синергии в индивидуумах. Отождествление с другими способствует высокой индивидуальной синергии. Если успех других является источником подлинного удовлетворения для индивидуума, то помощь предлагается свободно и великодушно. Синергия может также существовать внутри индивидуума как единство между мыслью и действием. Принуждение себя к действию указывает на определенный конфликт мотивов, в идеале человек делает то, что ему следует делать (Маслоу А., 1999). Гордон Олпорт, как и другие авторы, приравнивает зрелость и личностное здоровье. В целом поведение зрелого человека отличается автономностью, оно мотивированно осознанными процессами, а поведение незрелого человека направляется неосознанными мотивами, проистекающими из переживаний детства. Г. Олпорт выделяет ряд черт характеризующих зрелого человека: 1) он имеет широкие границы "Я", он может посмотреть на себя со стороны, он активно участвует в трудовых, семейных и социальных отношениях, имеет хобби, интересуется политическими и религиозными вопросами и всем, что он считает значимым для себя;

2) он способен к теплым, сердечным социальным отношениям, что проявляется в 2 видах: дружеская интимность (способность выказывать глубокую любовь к семье и друзьям, не запятнанную собственическими чувствами и ревностью) и сочувствие (терпимость к различиям между собой и другими, что позволяет человеку демонстрировать глубокое уважение к людям и признание их позиции);

3) он демонстрирует эмоциональную неозабоченность и самопринятие, т.е. имеет положительное представление о себе и терпимо относится к своим недостаткам, умеет справляться со своими отрицательными эмоциями, считаясь с тем как они влияют на окружающих;

4) реалистичное восприятие и притязания – психически здоровый человек видит вещи такими как они есть, не искажая факты в угоду своим фантазиям и потребностям, стремится к достижению реалистичных целей;

5) он способен к самопознанию и чувству юмора, который помогает принять свои отрицательные стороны;

6) цельная жизненная философия – наличие доминирующих ценностных ориентаций, которые придают смысл всему, что человек делает (Хьел Л., Зиглер Д., 1997). По К. Роджерсу, важнейший мотив жизни человека – это актуализировать, то есть сохранить и развить себя, максимально выявить лучшие качества своей личности, заложенные в ней от рождения. Другие, более частные мотивы, например голод, жажда, мотив достижения, можно считать одним из видов мотива стремления к актуализации (Реан А.А., 2000). Для Карла Роджерса (1994) идеалом человека является личность здоровая, зрелая, продуктивная. Самоактуализация – это актуализация "Я", это стремление индивида развиваться в направлении все большей сложности, самодостаточности, зрелости и компетентности. Такой человек движется к полному знанию себя и своего внутреннего опыта, он доверяет себе. Он открыт этому опыту, т.е. может воспринимать его без защитных реакций, не боится, что осознание собственных чувств, ощущений и мыслей скажется на самоуважении. А потому не искажает его, чтобы он соответствовал застывшим представлениям о себе. Этот опыт правдиво выражается вербальными и невербальными средствами коммуникации, т.е. такой человек не лицемерит. Эти люди подвижны, хорошо приспосабливаются к меняющимся условиям жизни, терпимы к другим людям, они доверяют своему организму и в качестве важного источника информации используют свои чувства и мысли, а не советы других людей, являясь членами своего общества, культуры, они не конформны и не являются их пленниками. Такие люди свободны в выборе своего жизненного пути, при всех ограничениях перед ними всегда есть выбор, они ответственны за последствия своего выбора. Психическая зрелость у К. Роджерса связана с творчеством. Самоактуализируясь, люди становятся более творческими. У них появляется больше качеств нормального здорового человека, исчезают невротические реакции, он становится более действенным, ощущает большую собственную ценность. У него сильно изменяется восприятие себя, он более реально оценивает себя, более уверен в себе, лучше владеет собой, лучше понимает себя, более открыт опыту. Такой человек начинает лучше понимать и принимать других людей, видит их более похожими на себя. Подобные изменения происходят и в поведении. На него меньше действует стресс и он быстрее приходит в себя после стресса, он более адаптивен, способен творчески подойти к решению ситуации. Другое направление, очевидное в процессе становления человека, относится к источнику выборов его решений или оценочных суждений. Индивид все чаще начинает чувствовать, что локус лежит внутри него. Все меньше он ищет одобрения или неодобрения его решений, меньше следует стандартам, по которым надо жить. Он осознает, что выбор – это его личное дело, что его жизнь зависит только от него самого. Он идет прочь от "я должен", от соответствия ожиданиям, от угождения другим людям. Он начинает сам управлять своей жизнью и поведением. Т.е. это движение от того, что ему навязали, к тому, что ему дано от природы и к тому, чем человек хочет быть сам. В результате – более полнокровная жизнь (Роджерс К., 1994). Виктор Франкл (1990) выделяет базовое понятие, которое движет жизнью человека — это стремление к смыслу жизни. Человек во всем ищет смысл, т.к. осуществляя смысл, человек реализует сам себя. Смысл жизни и идеал, к которому стремиться человек – это реализация ценностей и ответственность за них. Ответственность соотносится с 2 вещами: со смыслом, за осуществление которого мы ответственны, и с тем, перед кем мы несем эту ответственность. Быть ответственным, значит быть селективным, избирательным. В служении делу или любви человек осуществляет сам себя. И чем больше человек отдает себя делу или другому человеку, тем в большей степени он является человеком и тем в большей степени он является самим собою. Т.о. человек может реализовать себя в той мере, в какой он забывает про себя. Э. Шостром проводил эмпирические исследования самоактуализированных людей. Он сравнил группы людей, признанные клиницистами как самоактуализирующиеся и несамоактуализирующиеся, и определил, что в процессе психотерапии происходят значительные изменения в уровне самоактуализации. "Группы, прошедшие подготовку (консультанты) или имевшие опыт групп встреч, в целом продемонстрировали более высокие показатели личностной зрелости, нежели беспорядочно выбранные взрослые, а смешанные группы в целом набирали более низкие баллы" (Теории личности …, 2003, с. 558) Отме чается, что показатели самоактуализации повышаются в результате терапевтических вмешательств, изучения гештальт-терапии на постоянной основе, участия в тренингах нейролингивистического программирования, медитации, изучении литературы по психологической самопомощи, физических упражнений. Однако возрастание баллов обнаруживается не всегда (Теории личности …, 2003). Идеи гуманистической психологии о самоактуализации как одной из форм личностного роста и личностной зрелости достаточно широко реализуются в исследованиях отечественных психологов. Можно выделить несколько основных направлений: философское и психологическое осмысление феномена самоактуализации (Клочко В. Е., Галажинский Э. В., 1999;

Остроушко М. А., 1999;

Шамолин Р. В., 2000);

изучение взаимосвязи факторов личностного развития, куда входит и самоактуализация, исследование факторов, влияющих на самоактуализацию (Леонтьев Д. А., 1999;

Коростылева Л. А., Кравченко Н. Е., 1997);

раскрытие механизмов самоактуализации (Галажинский Э. В., 2002;

Коростылева Л. А., 2000;

Пономарев А.Я., 1983;

Петровский В. А., 1996);

исследование особенностей самоактуализации в различных видах профессиональной деятельности: женщин-военнослужащих (Гаах Н. А., 2001), спортсменов (Прохорова М. В., 2000), сотрудников силовых структур (Филимонова С. И., Гостева С. Р., 2002). Здесь особо следует выделить большое количество работ, посвященных самоактуализации педагогов (Горяев В. Г., 1999;

Лапик В. В., 2002;

Ларина Е. А., 2001;

Золотухина И. В., 1999;

Коростылева Л. А. и др., 1996;

Полкунова О. И., 1997), в том числе и работников дошкольных образовательных учреждений (Зеленская О.В., 2003);

использование в педагогических исследованиях оценки самоактуализации как показателя эффективности педагогического воздействия (Бурая Л. В., 2002;

Никитина Е. А., 2002;

Васильев Ю. П., 2000;

Санникова А. И., Калинина О. Л., 2001;

Квитков М. Г., 2000;

Тимофеева Н. В., 1999;

Голубчикова М. Г., 2003) Изменение уровня самоактуализации (как правило, увеличение уровня) выступает показателем позитивных изменений в личности. Д. А. Леонтьев выделяет три уровня анализа проблемы самореализации личности. На психологическом уровне "… анализируются личностные качества и конкретные внешние условия, позволяющие данной личности продуктивно самореализоваться. Здесь исследуется мотивационная основа самореализации, обратное влияние объективной и субъективной эффективности самореализации на личность и деятельность субъекта, поднимая тем самым проблемы самооценки, уровня притязаний, психологического возраста и т. п." (по Клочко В.Е., Галажинский Э.В., 1999, с. 23). В работах отечественных психологов, наряду с содержательным анализом, проводится и методологический анализ подходов к рассматриваемой проблематике. Все чаще отечественные психологи используют понятие самореализация как процесс формирования и механизм личностной зрелости, по содержанию очень близкое к понятию самоактуализация, но имеющее акцент на завершенности, наличие некоторого плана. Понятия "самореализация" предлагается Л. А. Коростылевой, которая понимает под нею "осуществление возможностей развития "Я" посредством собственных усилий, сотворчества, содеятельности с другими людьми (ближним и дальним окружением), социумом и миром в целом" (Психологические проблемы …, 1998, с. 4). В нем акцентируется аспект совместности, надындивидуальный характер процесса самореализации. В.Е. Клочко и Э.В. Галажинский отмечают, что "…самореализация есть ничто иное, как переход возможности в действительность, что, таким образом, самореализация есть форма, в которой человек обеспечивает собственное развитие, что саморазвитие есть основание устойчивости человека как сложной, но целостной самоорганизующейся психологической системы". В своей работе авторы утверждают, что "…возможности могут быть источником активности, что этот источник в психоисторическом процессе выходит на первое место, оттесняя витальные потребности (потребности жизнеобеспечения) на второй план, что с этим источником активности связана сущность человека, его самость, миссия и предназначение" (Клочко В.Е., Галажинский Э.В., 1999, с. 4). Авторы выделяют несколько групп факторов, определяющих индивидуальную самореализацию: 1) социальные факторы;

2) внешние, объективные факторы, условия, в которых и через которые осуществляется индивидуальная самореализация;

3) внутренние, личностные особенности, возможности личности, которая собственно и реализует себя в актах самореализации;

4) психологические новообразования деятельности, которые порождаются в индивидуальной самореализа ции, участвуя в регуляции и детерминации процесса самореализации, если понимать самореализацию как деятельность, мотивом которой и является самореализация. Д. А. Леонтьев понимает творческую самореализацию, стремление к ней как одну из ведущих движущих сил развитой личности, побуждающих и направляющих ее деятельность. Поэтому он связывает проблему самореализации с вопросами о происхождении, сущности и характере творческих сил человека. "Эта проблема нашла свое концентрированное выражение в четырех вопросах, сформулированных Кантом. Что я могу знать? Что я должен делать? На что я смею надеяться? Что такое человек?" (Леонтьев Д. А., 1997, с.156). Самореализация каждой конкретной личности оказывается звеном всеобщего процесса обмена сущностными силами между индивидами. При этом самореализоваться сможет тот, кто развил в себе сущностные силы до такого уровня, что они стали в чем-то превосходить исторически накопленные родовые способности человечества, и способными обогатить эти родовые способности. Поэтому потребность быть личностью необходимо рассматривать в тесной взаимосвязи со способностью быть личностью. Таким образом, действительно возникает критерий различения психологических теорий самоактуализации и развиваемым Д. А. Леонтьевым пониманием самореализации человека как опредмечивания его сущностных сил, "мотивом которого выступает стремление продолжить свое бытие как личности в других людях, транслируя свою индивидуальность через созидаемые произведения, а также через непосредственно производимые изменения в других людях (деяния)" (Леонтьев Д. А., 1997, с.167). От описания развития личности психологи переходят к объяснению механизмов, обеспечивающих это развитие. Ядром личности, считает Д. И. Фельдшейн (1989), является потребностно-мотивационная сфера. Развитие личности предполагает формирование иерархической мотивационно-потребностной сферы, где доминируют высшие духовные потребности. Одним из механизмов развития личности является идентификация — уподобление одного индивида другому — это механизм присвоения личностью богатств духовной культуры, активно перерабатываемых ею в соответствии с индивидуальными особенностями, сформировавшимися ценностными установка ми. Идентификация обеспечивает овладение социальными нормами, установками, общезначимыми ценностями. (Попова Л.В., Дьяконов Г.В., 1988). Б. С. Братусь (1980) считает, что критериями нормального развития личности должны быть не перечисление достоинств личности развитой в полной мере, равно как и не констатация отсутствия каких-либо психопатологических симптомов, а указание общих принципов типичного хода развития, возникающих здесь основных противоречий и особенностей их преодоления. Один из общих механизмов развития личности – закономерно возникающее в ходе движения деятельности противоречие между двумя ее основными сторонами: мотивационно-смысловой и познавательной, операционно- технической, т. е. между "хочу", но "не могу". Тогда человек либо совершенствует операционнотехническую сторону и достигает соответствия между ней и мотивом, либо отказывается от цели, т.е. изменяет смысловую ориентацию в том направлении, в каком будет возможно развитие личности. Кризисы развития во взрослом возрасте — это как раз возникновение этого противоречия, несоответствия между наличными возможностями, областью знаний и умений и системой смысловых связей с миром. В результате удачного разрешения противоречия, человек выходит из кризиса более сильным, умелым и т. д. Развитие личности в зрелости прежде всего связано с развитием представлений о себе, совершенствованием образа "Я", считает Г. Л. Исурина (1999). Такие аспекты самореализации как удовлетворенность собой, высокая оценка себя, непосредственно связанны с тем, насколько хорошо человек знает себя. Развитие личности А. А. Меграбян (1978) напрямую связывает с развитием нравственного сознания. Он также приводит классификацию мотивации поведения личности, основанную на морально-этических принципах. Низшим уровнем является инфантильно-гедонистический уровень, характерный для ребенка, когда он еще не может контролировать себя и не видит последствий своих поступков, и потому желает делать только то, что ему приятно. А наивысшим уровнем мотивации личности являются альтруистические, коллективистские установки, когда личность делает добро другим и наслаждается этим, не задумываясь зачем она что-то делает для других и что получит взамен. На важность морального развития в становлении зрелой личности обращает внимание Л. Колберг, которым разрабатывался когнитивно-генетический подход к моральному развитию, выдвинутый Ж. Пиаже. По мнению Л. Колберга, моральное сознание развивается в ходе активного, творческого взаимодействия индивида с социальной средой. Этому способствует возможность к принятию различных ролей, которая предоставляется в коллективном принятии решений в семье, малой группе, в труде и политике — широких институтах общества (по Хелькама К., 1987). Нравственная сила и масштаб личности определяются в первую очередь ее чувством ответственности, причем не только за себя, но и за других. Зрелой личности соответствует автономная мораль — ориентация на устойчивую внутреннюю систему принципов. При этом соблюдение норм морали обеспечивается совестью. А при наивысшей степени ее развития моральные ценности выводятся из более общих философских постулатов, но этой стадии достигают очень немногие люди (Кон И.С., 1967). Таким образом, мы видим, что большое число работ, посвященных личностному развитию и личностной зрелости, условно придерживаются двух выделенных тенденций: социальной обусловленности становление зрелой личности и раскрытию внутренних потенциалов. Д. А. Леонтьев предлагает диалектическое разрешение проблемы взаимоотношения природного и культурного, индивидуального и социального в развитии личности через понимание изменения характера этих отношений в процессе онтогенеза (Леонтьев Д. А., 2001). Итак, в современной отечественной и зарубежной психологической литературе, посвященной личностному росту и личностной зрелости, можно выделить ряд общих моментов: 1) личностная зрелость рассматривается как этап развития человека - личностного роста;

2) личностный рост определяется как прогрессивное, качественно положительное изменение в личности;

3) личностный рост соответствует реализации сущностных сил человека;

4) уровень личностной зрелости непосредственно детерминирован развитием личности;

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.