WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА 4. ЖЕНЩИНЫ АЗЕРБАЙДЖАНА В ПЕРИОД ПРОСВЕЩЕНИЯ И РЕВОЛЮЦИЙ XIXXX ВВ.

План занятия Культурные предпосылки зарождения, развития просветительства, публицистики;

становление этнического самосознания, этапы его проявления.

Роль общеобразовательных школ, Закавказской Учительской Горийской семинарии, Петербургского, Казанского, европейских университетов в формировании азрбайджанских специалистов.

Роль просветителей, мыслителей, драматургов, литераторов – Бакиханова А.К., Махмудбекова Г., Ахундова М.Ф., Кочарли Ф., Ганиева С.М., Меликова-Зардаби Г., Мамедкулизаде Дж., Нариманова Н., Везирова Н в этом процессе.

Женское движение в России.

Заслуга нефтепромышленников, буржуазии в создании женских гимназий, школ.

Новые отношения в семье. Первые проявления феминизма.

Женщиныпросветительницы, женщиныблаготворительницы – эпоха выдающихся женщин.

Возрастание статуса социальной женской инициативы. Участие в общественнополитических движениях. Возрастание статуса женщины в политике и экономической жизни.

Азербайджанская Демократическая Республика и социальноправовой статус женщин.

После завоевания Северного Азербайджана Россией царское правительство столкнулось с необходимостью вовлечения этого края в российскую систему управления.

Для осуществления поставленной цели были изданы Своды законоуложений, связанные с военным, административным, экономическим и культурным устройством новой окраины Российской империи. Одной из важных проблем, вставшей перед царским правительством было введение в Северном Азербайджане новой системы образования, которая бы обеспечила подготовку чиновников, способствующих упрочнению политических и экономических позиций царизма в крае. Начальное образование и после завоевания Северного Азербайджана было сосредоточено в мектебахмоллахана, которые всецело находились в ведении мусульманского духовенства и способствовали развитию лишь узкорелигиозного мировоззрения. В мектебах обучались мальчики разных возрастов, без сословных ограничений. Эта система начального образования представляла минимум знаний, состоящих из изучения арабского, фарсидского языков, чтения Корана, без глубокого его осмысления. Согласно Положению о Закавказских училищах в 1829г. в Азербайджане стали открываться училища нового типа с более расширенной программой обучения, что способствовало большому прогрессу в области просвещения в крае.

В первой половине XIX в. в Азербайджане заметно возрождаются и развиваются традиционные отрасли научного познания, как история, философия, география, астрономия. АббасКулиАга Бакиханов (1794-1846), видный азербайджанский философ, дипломат, военный, поэт создает первый обобщающий труд по истории Азербайджана с древнейших времен до Туркменчайского договора «Гюлистани Ирам», использовав римские, греческие, византийские, грузинские источники, труды европейских, русских современных ему авторов. Именно этот труд, созданный в 1841 г. на персидском, а затем переведенный на русский язык, положил начало азербайджанской историографии, становлению исторической науки Азербайджана, содействовал зарождению национального самосознания азербайджанского народа. Крупным вкладом в космографическую литературу Северного Азербайджана в первой половине XIX в.

явились сочинения А.Бакиханова на персидском языке «Открытие диковин», «Тайны царства небесного», «Всеобщая география» (утерена), «Тайны вселенной». В тесной связи с наукой в первой половине XIX в. развивалась и философская мысль. Ответом на злобу дня явились сочинения А.Бакиханова «Воспитание нравствености», «Книга наставлений», «Существо веков», «Тайны царства небесного». А.Бакиханов является также автором ряда литературных произведений: «Лучи света», «Цветник Кудси», «Книга Аскера», «Обращение к населению Тебриза», стихотворные письма и рассказы, любовноромантические газели и пятистишья.

В обстановке растущего интерса к историческому познанию появляются и хроники по истории отдельных ханств Азербайджана: КеримАга Фатех Шекиханов «Сокращенная история Шекинского ханства (1829), МирзаАдыгезал бек «Карабагнаме» (1845), Мирза Джалал «Карабагнаме» (1847), Искендербек Гаджинского «Жизнеописания Фатали хана Кубинского» (I половина XIX в.), Мирза Ахмед Мирза Худаверди оглу, автор хроники Талышского ханства (1883), Шейх Ибрагим Насиха «История Гянджи».

Большую роль в развитии азербайджанских востоковедов сыграли СПетербургский и Казанский Университеты. В востоковедческих центрах СПетербурга вырос, стяжая себе славу крупного ученого Мирза Джафар Топчибашев (1790-1869).

Особенно большой вклад сделал в востоковедческую науку урожениц Дербенда Мухаммед Али Казымбек (1802-1870), ученый с мировым именем, автор многочисленных и фундаментальных трудов по Востоку.

В начале 30х г. XIXв. завершает описание своих путешествий по Ближнему и Среднему Востоку, Индостану, Аравии, Северной Африки известный географземлепроходец ЗейналАбдин Ширвани (1780-1838), автор замечательных сочинений: «Цветник странствований», «Сад странствований».

Первая половина XIX в. была ознаменована дальнейшим развитием азербайджанской литературы. Одним из наиболее выдающихся представителей сатирической поэзии Азербайджана был Касумбек Закир (1786-1857). Крупнейшими представителями реалистического направления в литературе были: Исмаилбек Куткашенский (1806-1861) автор повести «Рашидбек и Саадетханум», написанной на французском языке и опубликованный в 1835 г.;

просветительдемократ, общественный деятель Мирза Фатали Ахундов, основоположник азербайджанской драматургии;

Мирза Шафи Вазех, чьи стихи были опубликованы в 1846 г. в Европе (Германии) Ф.Боденштедтом.

Во второй половине XIX в. потребности развивающейся капиталистической экономики в квалифицированной рабочей силе и образованных специалистах вызывали некоторый рост числа общеобразовательных и профессиональных учебных заведений в Азербайджане, повышение их общеобразовательного уровня. Положение о начальных училищах 1867 г. явилось специальным уставом для учебных заведений Кавказа, Северного Азербайджана в частности. Курс царизма на унификацию системы народного образования в Азербайджане с 70х г. стал проводиться с большой твердостью.

Положением 31 мая 1872 г. все уездные училища Северного Азерабйджана постепенно были преобразованы в городские (платные) с шестилетним курсом обучения. Положение о начальных училищах 24 мая 1874 г. утвердило два вида школ низменного звена обучения: одноклассное с 3летним и двухклассное с 5летним курсом обучения. Впервые в Азербайджане возникают училища для сельского населения: первые из них общественные школы – Салахлинская, казенные Дагкесаманская, Джабраильская, Геокчайская.

В истории просвещения азербайджанского населения заметную роль сыграли русскотатарские училища, первое из которых было организовано в Баку молодыми педагогами Габиббеком Махмудбековым и СултанМеджид Ганиевым.

Во второй половине XIX в. в Азербайджане возникают первые средние учебные заведения. Базой для организации первой в Азербайджане гимназии в 1866г. явилось Бакинское высшее 4классное училище. Первым профессиональным учебным заведенем стал Бакинский мореходный класс, открытие которого в 1881 г. обусловливалась ростом каспийского коммерческого флота. Очевидный недостаток учебных заведениий, за бортом которых находились десятки тысяч детей школьного возраста, обуславливал создание различных по образовательному уровню и профилю частных школ. С распространением школ возникла необходость в библиотеках и читальнях. Первые библиотеки возникли в 1856 г. в Шамахе и Шуше, в1868 г. в Елизаветполе, в 90х. г. – в Кубе, Баку, Ленкорани. Важнейшую роль в культурной жизни Азербайджана сыграла первая русскоазербайджанская читальня, организованная в 1894г. в Баку Н.Наримановым при деятельном участии Г.Махмудбекова, М.Ганиева, А.Джафарзаде.

Несмотря на увеличение числа училищ нового типа, они не удовлетворяли растущую потребность в образовании и потому численность и роль мектебимоллахана оставались превосходящими в Азербайджане на протяжении XIX – начала XX вв.

Большую роль в развитиии просвещения в Азербайджане сыграли Закавказская Учительская Семинария в Гори, в частности ее Татарское (азербайджанское) отделение, открытое в 1879 г. благодаря усилиям просветителя Мирза Фатали Ахундова и Закавказского муфтия Суннитского Духовного Правления Мирза Гусейн Гаибзаде (Гаибов);

Иреванская Учительская Семинария, Иреванский пансион, Тифлисский Педагогический институт.

Важнейшим событием в духовной жизни Азербайджана во второй половине XIX в.

явилась периодическая пресса. Огромный труд в это дело вложил Гасанбек Меликов (Зардаби), редактор газеты «Экинчи» на азербайджанском языке издававшейся с 18751877 гг. (56 номеров). Газета вела неустанную борьбу за чистоту родного языка, ей принадлежала большая заслуга в создании языка азербайджанской национальной публицистики. В 1879 г. в Тифлисе стала выходить другая газета на азербайджанском языке «Зия».

Во второй половине XIX в. в Азербайджане продолжают развиваться исторические знания. В 80х гг. XIX в. Мир Мехсети Гашимзаде написал труд «Китаб–и тарихи Гарабаг» («Книга об истории Гарабаха»), в котором воспроизводит политическую историю этого ханства от образования до Туркменчайского мирного договора.

Небольшое, но весьма содержательное сочинение по истории Карабага написал в 1883 г. на русском языке Ахмедбек Джваншир (1828-1903). Историю Талышского ханства и г. Ленкорани составили Сеид-Али Казымбек оглы и МирзаАхмед Худаверди оглы (1792– 90х гг. XIX в.). Труд Сеид-Али Казимбек оглы под названием «Книга о драгоценностях Ленкорани» написана в 1869 г. на персидском языке.

На историю нашествий персидских шахов в Азербайджан за период от падения империи Чингизхана до завоеваня его Россией пролил свет БахманМирза Каджар (18081884). Отдельные вопросы истории Азербайджана и всего Ближнего Востока освещались в произведениях известных представителей азербайджанской культуры XIX в. Мирза Фатали Ахундова, Нариман Нариманова, Султан-Меджид Ганизаде, Габиб бек Махмудбекова.

Вопросами истории и теории литературы занимались также Гасанбек Меликов (Зардаби), Н.Нариманов, Фиридун Кочарли. Мирза Абдул-Гасан Везиров, Мирза Йусиф Карабаги, Мир Мовсум Навваб (1833-1918).

Демократические идеи возникли в произведениях просветителей Мирзы Фатали Ахундова, Сеид Азим Ширвани, Джалил Мамедкулизаде, Нариман Нариманова, НаджафБек Везирова. Сеид Азим Ширвани, известный в истории азербайджанской литературы как сильный сатирик и поэтпросветитель составил хрестоматию для детей младшего возраста, включив туда небольшие рассказы и басни, весьма простые по своему сюжету. Автором ряда прозаических произведений являлся С.М.Ганизаде (рассказ «Гордость учителей», повесть «Ожерелье невест»). Некоторые прозаические произведения принадлежали перу Мухаммед Таги Сидги. В конце XIX в. начинают свою литературную деятельность Джалил Маммедкулизаде, Нариман Нариманов, Наджаф– Бек Везиров, Абдурагимбек Ахвердов, чьи произведения способствовали дальнейшему развитию азербайджанской драматургии, основу которой заложили бесмертные комедии Мирзы Фатали Ахундова.

Крупным событием в духовной жизни Азербайджана во II половине XIX в. было возникновение национального театра. В крупных городахШуше, Нахичеване, Баку возникали любительские театральные труппы усилиями одаренных педагогов, просветителей, общественных деятелей.

10 (23) марта 1873 г. был показан первый театральный спектакль на азербайджанском языке в Баку. Очень крупным событием явилась постройка здания театра в Баку выдающимся меценатом, нефтепромышленником и просветителем Гаджи ЗейналАбдин Тагиевым. За короткое время конец XIX начало XX в. вырос ряд одаренных театральных деятелей, артистов: Гусейн Араблинский, Джахангир Зейналов.

Огромная роль в распространении идей просвещения, гуманизма, патриотизма принадлежала журналу «Молла Насреддин», издаваемому Джалилом Мамедкулизаде.

Особое развитие получила музыка: ашугская и искусство ханенде. Этому способствовали поэтические меджлисы в Шуше, Ордубаде, Шемахе, а также музыкальные вечера, устраиваемые этими обществами и азербайджанскими меценатами. Пиком возрождения азербайджанского музыкального искусства стали бесмертные оперы и музыкальные комедии выдающегося азербайджанского композитора, основоположника азербайджанского профессионального музыкального искусства Узеира Гаджибекова.

В условиях возрождающегося национального самосознания, когда прогрессивная часть азербайджанского общества стремилась помочь этому процессу и потому находила способ самовыражения в различных областях – просвещения, историографии, литературе, драматургии, прессе, музыке, очень важным становится вопрос о роли азербайджанской женщины в этих процессах. Чтобы точнее оценить, как изменялось отношение к женщине в Северном Азербаджане и какую роль в XIX начале XX вв. она играла в общественной жизни общества, следует обратиться к истории России с точки зрения рассматриваемого вопроса как истока процесса раскрепощения женщины, вообще, в Российской империи. Безусловно начало этого процесса было заложено просвещением, ибо именно образование дает возможность иметь достойный интеллект, который позволяет женщине встать на одну ступень в обществе с мужчиной. Потребность общества в женщинахпрофессионалах в искусстве, педагогике требовала реформ в женском образовании. И они были проведены при Екатерине II. Главную задачу в российской педагогике Екатерина II видела в воспитании в кратчайшие сроки «новой породы людей». Исполнители учебной реформы считали основой общественного воспитания заведения, куда дети должны были поступать с самого раннего возраста.

Именно Екатерина II, как писал историк Карамзин, основала Дом воспитания для благородных девиц, чтобы сделать их образцом женских достоинств. Этими планами были восхищены Вольтер, Грим, Дидро, но дворяне в целом остались к ним равнодушными. Воспитанницы поступали в «Общество» в шестилетнем возрасте и оставались там в течение 12 лет. Девушки, разделенные на четыре возрастные группы, изучали русский и несколько иностранных языков, закон Божий, арифметику, рисование, танцы и рукоделие, а также историю, географию, литературу, архитектуру и домоводство.

Главную задачу воспитания Бецкий, возглавивший общество, видел в изменении натуры от вредного к лучшему, но не путем ее переламывания. Телесные наказания были запрещены. Обращение с девушками должно было быть ласковым, гуманным и справедливым. «Общество благородных девиц» при Смольном монастыре было открыто в 1765 г., во главе его встала Долгорукова. В том же году при Смольном было учреждено и «Мещанское училище», куда на тех же условиях принимали девочек недворянских сословий. О судьбах последних заботы было даже больше: по окончании курса школьное начальство брало на себя заботу о их замужестве, императрица пожертвовала 100 тыс.

рублей, из которых девушкам выдавалось определенная сумма при вступлении в брак.

Это общество историк Карамзин называл «прекрасным цветником». Первый выпуск смолянок – так стали называть воспитанниц, состоялся в 1773 г. В первые десятилетия XIX в. в России появляется новый женский образ. Этим девушкам были свойственны тонкий романтизм чувств и мыслей. Эти поколения девушек воспитывались в гуманистических традициях XVIII в. Они читали Вольтера, Руссо, Гете, но одновременно им внушались чисто христианские идеи любви, верности, жертвенности и страдания ради нравственного долга женщины перед мужем и семьей. Таков образ пушкинской Татьяны Лариной, которую Федор Достоевский назвал национальнохудожественным типом.

Жены декабристов оказали колоссальное воздействие на формирование русского женского характера, акцентировав в нем ноты героизма и бескорыстного самопожертвования. Достоевский писал, что «именно эти женщины, ради высочайшего нравственного долга, пожертвовавшие всем, благословили нас в новый путь».

Признание образованным русским обществом подвига этих женщин дало толчок к зарождению внутри него новой идеи – эмансипации. Господствовавшим идеалом женщины в обществе было представление о ней как о верной подруге мужчины, матери и воспитательнице детей.

Вопрос о женском образовании, так же как и женский вопрос в целом, привлек к себе внимание российского общества в 50-60 гг. XIX в. – накануне и вскоре после отмены крепостного права. Это было связано, с одной стороны, с распространением в России либеральных идей о равноправии и общественной пользе и, с другой стороны, с изменениями в социальном положении значительной части дворянства после реформы.

Известно, что отмена крепостного права привела к разорению многих дворянских имений, обитатели которых остались без средств к существованию. И если мужчинадворянин мог решить эту проблему, поступив на службу, то для женщин возможности самостоятельного заработка были крайне ограничены. Получение женщинами специального образования с конца XIX в. становится насущной общественной задачей. И женское движение за эмансипацию в XIX в. имеет основной целью борьбу за высшее образование. Толчком к широкому обсуждению этого вопроса послужил Съезд естествоиспытателей, состоявшийся в 1869 г. и письмо к съезду госпожи Е.И.Конроди о необходимости высшего образования для женщин и содействия в осуществлении этой идеи. Затем было составлено коллективное письмо за подписью 400 лиц, которое вручили министру просвещения графу Толстому. Осенью 1869 г. в СанктПетербурге были открыты вечерние публичные курсы для лиц обоего пола, где читали лекции профессора университета Бекетов, Бутлеров, Менделеев и другие. Одними из первых студенток были Н.Косини, А.Блюмер. М.Богданова, Н.Суслова, М.Бокова. Отношение к ним педагогического состава было различным: от откровенно враждебного до сочувствующего, в целом преобладавшего. Студенты же отнеслись к появлению студенток подружески.

Пионером постановки вопроса о важности изменений в системе женского образования был выдающийся русский хирург и педагог Н.И.Пирогов. В 1865 г. в журнале «Морской сборник» им была опубликована статья, где подчеркивалась необходимость коренных изменений в системе женского образования, поскольку именно женщина является первым воспитателем человека, и она должна быть образованна, чтобы с успехом выполнить эту общственную функцию.

В конце 1850х гг. в российском обществе уже широко обсуждался вопрос о доступе женщин к университетскому образованию – важнейшей предпосылке включения женщин в научную деятельность. В 1859 г. для женщин, стремящихся к систематическим занятиям наукой, открыл двери Петербургский университет. Сотни женщин в качестве вольнослушательниц появились также в аудиториях Киевского и Харьковского университетов. Одной из распространенных форм обучения тогда стали так называемые «летучие университеты» на частных квартирах: там читались бесплатные лекции ведущими профессорами.

В 1861 г. в связи с пересмотром университетского устава Министерство народного просвещения поставило на обсуждение вопрос об официальном «допущении» женщин к слушанию курса в университете и о предоставлении им права подвергаться испытанию на ученые степени. Большинство университетов поддержало эти предложения. Против выступили лишь Московский и Дерптский университеты, аргументируя свой протест тем, что совместное слушание лекций студентов обоего пола окажет вредное воздействие на успешный ход занятий молодых людей. Однако в 1863 г. право женщин посещать лекции в университетах было отменено, и к 1864 г. женщин в них не осталось. Так власти отплатили студентамшестидесятницам за их участие в студенческих волнениях, за протест против неравенства и угнетения женщин. Эти и последующие аналогичные сообытия послужили поводом для будущего председателя Совет министров России С.Ю.Витте заявить, что совместное обучение способно революционировать высшую школу, так как «женщины являются носителями и вдохновительницами разрушительных идей».

Умеренная, разумно реформистская идея равноправия супругов была, пожалуй, ярче всего выражена в работах Писарева и Чернышевского. Они рассматривали женщину во всем равной мужчине: она и товарищ по работе, и друг, и мать, и воспитательница детей. В XIX в. немало девушек, желавших учиться, но не имевших согласия родителей, вступали в фиктивный брак, что, безусловно, было мерой отчаянной. В основе такого брака, как правило, лежало желание, освободившись от родительской опеки, свободно заниматься просвещением или наукой. Против заключения фиктивных браков резко выступали выдающиеся русские писатели Н.Лесков, Ф.Достоевский и Л.Толстой. Не признавала и активно боролась против фиктивных браков Русская Православная церковь. В обществе XIX в. проблемы семьи и брака стали предметом самых острых дискуссий, именно они прокладывали пути «освобождения» женщин. Очень характерно, что идея эмансипации сначала дискутировалась мужчинами, разделившимися на ее сторонников и противников, а сами женщины в подобных спорах участия практически не принимали. Следовательно, само женское движение в России к этому времни еще не было идеологически оформленным и не имело ни общей платфоры, ни программы действий. Основной направленностью женской борьбы было приобретение возможности трудиться наравне с мужчинами, что обеспечило бы женщинам материальную независимость и право на получение высшего образования.

Против доступа женщин к высшему образованию и занятиям наукой выступали не только политические деятели, но также и мужчиныученые, правда уже по другим соображениям. Многие мужчины, особенно в ученых кругах, писал А.Бебель, выступают против университетского образования женщин потому, что они боятся принижения науки, престиж которой должен будто бы пострадать, если женщины получают возможность посвятить себя научным занятиям. Они видят в научных занятиях особую привилегию, которая должна быть доступна лишь избранникам мужского пола.

В противовес активной позиции передовой части русской интеллигенции, отстаивавшей права женщин на образование, государственная политика носила активно дискриминационный характер. Пример с выдающимся ученым Сеченовым решительным сторонником равноправия женщин – явление нетипичное для социальной ситуации второй половины XIX в. в России. Доминирующей в то время тенденцией оставалась тотальная дискриминация женщин в сфере государственого высшего образования и науки.

Одним из реальных следствий этой политики российских властей явилась эмиграция женщин в западноевропейские страны в целях получения высшего образования и приобщения к научным занятиям. Уезжали обучаться, прежде всего, в университеты таких стран, как Швейцария, Франция, Германия. Во второй половине XIX в. Швейцария оказалась первой из европейских стран, в которой женщины обучались в высших учебных заведениях наравне с мужчинами. А.Е.Иванов, ведущий исследователь социального положения и эмиграционных ориентаций студентов того периода, отмечает, что с 60х гг. политехникум и университет в Цюрихе стали центрами притяжения российской молодежи, разными обстоятельствами отбитой от высшего образования на родине. В ту пору это были, в основном, женщины.

Следует отметить, что трудности с получением женщинами высшего образования существовали не только в России, но и в других странах. Например, в Германии женщины получили право обучаться в университетах лишь с 1890 г. Серьезным препятствием на пути увеличения представительства женщин в вузах Германии являлись неограниченные права преподавателей университетов в подборе студенческого контингента. В ряде университетов Германии присутствие женщинстуденток на лекциях зависило от согласия профессорамужчины. Только во времена Веймарской республики (1919 г.) право женщин на высшее образование и профессиональную деятельность было закреплено в конституции Германии. Первыми немецкими женщинамипрофессорами были М.Врангель и М.Вертинг, получившие звание профессора в 1923 г. и долгие годы остававшиеся единственными обладательницами этого почетного научного звания. Любопытный факт:

согласно тогдашнему законодательству, женщинапрофессор в Германии не имела права на замужество. Лишь для профессора Врангель, обладавшей всемирной известностью, правительство земли БаденВюртенберг сделало исключение. В Цюрихском университете в 1871 г. обучалось уже 17 российских женщин;

в 1872 г. – 104 при общей численности «русских» 182 чел. (всего в университете состояло 462 чел.) К 1873 г. в университете и политехникуме Цирюха сконцентрировалось 300 чел. студентов из России, в том числе 103 женщины. И в последующие годы численность женщин среди российских студентов оставалась довольно весомой и варьировала в зависимости от дисциплинарной ориентации факультета.

Распределение российских студентов и студенток по факультетам университетов Берна и Цюриха в 1906/1907 учебном году (Вестник воспитания, Москва, 1907, Декабрь. с.

70):

Универс Факультеты итет Медицинский Физикоматематичес Юридический Историкофилолог кий ический Всего В т.ч. Всего В т.ч. Всего В т.ч. Всего В т.ч.

«русских женщи «русских женщин «русских» женщин «русск женщин » н » их» Бернски 376 329 224 71 14 й (87,5% (31,7%) (14,2%) ) Цюрихск 225 137 125 30 (24%) 49 9 28 ий (61%) (18,4%) (46,4%) Итого 601 466 349 101 63 11 28 (77,5% (29%) (17,5%) (46,4%) ) Согласно этим данным, из всего контингента студентовроссиян удельный вес россиянок варьировал в широком диапазоне: от 14,2 на юридическом до 87,5% на медицинском факультетах Бернского университета. Условия приема российских студенток в высшие учебные заведения Швейцарии, в сравнении с другими странами, были наиболее либеральными. «От российских абитуриенток требовались аттестат зрелости и свидетельство о сдаче экзаменов по латинскому языку по программе полного курса мужской классической гимназии (8 классов). Не только в Швейцарии, но и во Франции уступки в пользу женского высшего образования были сделаны раньше, чем в России. В начале 1870х гг. во французских университетах появились студенткимедички, в 1880е гг. женщины обучались уже на всех факультетах. Как и любому иностранноподданному, абитуриенту из России поступить во французский университет можно было только имея французский же аттестат зрелости, дающий звание «бакалавр».

Получали таковой, сдав платные экзамены на словесном или естественном факультетах одного из университетов Франции.

Российские женщины только с аттестатом зрелости (7 гимназических классов) могли рассчитывать на льготу – освобождение от экзаменационной повинности, но только с санкции французского Министерства народного просвещения. «Русские» традиционно стремились в университеты Парижа, Нанси, Монпелье. В самой для них желанной – Сорбонне – Парижском Университете в 1911 г. состояло 1,6 тыс. студентов и студенток из России, что составило почти половину иностранцев, учившихся здесь и 20% всего студенческого контингента (8тыс. чел.) этого достославного учебного заведения. О масштабности и динамичности «образовательной миграции» россиянок в Парижский университет можно судить по таким данным.

Учреждение в 1900 г. диплома, дающего право преподавать французский язык, вызвало приток русских студенток на филологический факультет Сорбонны: в 1906 г. из 300 иностранных студентов факультета 200 составляли русские. За какиенибудь 20 лет (с 1890 по 1910 гг.) число обучавшихся в Сорбонне русских женщин увеличилось в 17 раз.

Русские студентки в Сорбонне на рубеже XIX и XX вв. были прекрасно подготовлены, их не пугали самые сложные формы преподавания. Они поражали окружающих своим усердием, готовностью преодолеть любые трудности для приобретения знаний. Их энтузиазм был вознагражден почетными дипломами Сорбонны.

Только в 1902 г. среди лучших дипломаток Сорбонны были названы фамилии русских студенток Ешевской, Окуловой, Измалковой.

Некоторые из русских соискательниц научных знаний оставили заметный вклад в науке. В начале XX в. защитили докторские диссертации в Сорбонне сразу несколько русских женщин. В 1907 г. обратила на себя внимание диссертация О.Крамарской о творчестве А.С.Грибоедова. Несколько позднее получила докторский диплом БилевичСтанкевич за диссертацию «Интерес к китайскому искусству во Франции во времена Людовика XIV». В 1909 г. в Сорбонне защитила диссертацию дочь известного русского ботаника И.П.Бородина, впоследствии жена французского историка Ф.ЛотаМирра Бородина. Ее диссертация, посвященная творчеству французского средневекового поэта Кретьена де Труа, получила оценку как «очень достойная» высшая степень похвалы для работ подобного рода.

Однако далеко не все русские женщины, даже получившие докторскую степень в престижных зарубежных университетах, могли без помех продолжать свою научнопреподавательскую карьеру на Родине. Нередко они должны были повторно, теперь уже в России, подтвердить свое право на занятия научной работой. При том, что не всегда это право им предоставлялось властями. Ярким примером такой нелегкой участи является драматическая судьба Софьи Васильевны Ковалевской, выдающегося российского математика. Обнаружив незаурядные математические способности, она вместе с мужем В.О.Ковалевским вынуждена была в 1869 г. выехать за рубеж, чтобы получить полноценное высшее образование. Преодолев там немалые бюрократические препоны, она два года обучалась в Гейдельбергском университете, а затем еще четыре года брала частные уроки у выдающегося ученого, профессора математики Берлинского университета (где также существовал запрет на обучение женщин).

В 1874 г. Геттингенский университет заочно присудил С.В.Ковалевской степень доктора философии с высшей похвалой (Summer cum laudae), причем она была освобождена от обязательных экзаменов, что иногда допускалось в случае очень хорошей работы. Софья Кавалевсакя, получившая блестящее математическое образование в престижных европейских университетах, не могла найти применения своим знаниям на родине: в те годы женщина в России могла лишь преподавать арифметику в младших классах женских гимназий, что для Ковалевской не представляло интереса. Она была вынуждена переехать в Берлин.

В начале 1881 г., по возвращению в Россию, она «с головой ушла» в математические занятия и была полна интереса к новой захватившей ее задаче о преломлении света в кристаллах. Весной 1881 г. она вновь переехала в Берлин, поскольку социальная обстановка в России была отнюдь не благоприятной для научных занятий, продвижение в которых на данном этапе было особо значимо для Ковалевской С.

После возвращения на родину С.Ковалевская приняла активное участие в работе VII съезда русских естествоиспытателей и врачей, выступила с докладом «О преломлении света в кристаллах». В период съезда Софья Васильевна познакомилась с математиком, будущим основоположником теории авиации Н.Е.Жуковским, на которого произвела самое благоприятное впечатление. Н.Е.Жуковский впоследствии вспоминал об их живой беседе и о многообразии интересов Ковалевской.

В 1883 г. С.Ковалевская получила приглашение от профессора МиттагЛеффлера (ученика К.Вейерштрасса) принять должность приватдоцента в Стокгольском университете. Ввиду отсутствия какойлибо перспективы на родине С.Ковалевская согласилась ехать в Швецию. В начале МиттагЛеффлер предложил Софье Васильевне прочитать бесплатно спецкурс. По завершении этого курса С.Ковалевская была избрана профессором Высшей школы на пять лет, с твердым окладом.

В 1889 г. Софья Ковалевская получила от Парижской академии наук престижную премию Бордена за работу «Задача о вращении твердого тела вокруг неподвижной точки». Это была труднейшая задача механики, над которой работали раньше Эйлер и Лагранж. С.Ковалевская внесла существенные дополнения к результатам, полученным до нее этими первоклассными математиками, и сделала свое имя известным всему культурному миру – о ней писали в газетах и журналах. Стараниями академика П.Л.Чебышева и его коллег Ковалевская была избрана почетным членомкорреспондентом Академии наук. С.В.Ковалевская была очень обрадована этому званию, хотя оно не давало ей возможности вернуться в Россию. Она умерла в 1891 г. так и не признанная до конца в России в качестве ученого.

Проводя итог вышеизложенному, следует отметить, что процессы, связанные с эмансипацией женщины в России и Европе не могли не найти своего отражения и в Северном Азербайджане, который являлся окраиной Российской империи и был втянут в капиталистическую систему развития.

Во второй половине XIX в. в Северном Азербайджане появляются имена ярких личностей, женщин, которые оставили свой след в истории страны, ее культуре. Среди них следует отметит Хуршуд Бану Натаван, дочь Карабахского хана, известную поэтессу XIX в. Она родилась в Карабахе в 1830 г., являлась основательницей литературных обществ «МеджлисиФарамушан» (1870) и «Меджлиси Унс» (1872) в Шуше. Она была известна своим поэтическим и художественным талантами, а также покровительством талантливым ашугам, ханенде, музыкантам, своей благотворительностью. Во время своей поездки в Азербайджан Александр Дюма встретился в Баку с Хуршуд Бану Натаван и ее мужем генералом Хасай–беком Уцмиевым и был поражен эрудиции и культуре этой мусульманской женщины. В память Натаван подарила французскому писателю кисет, вышитый бисером. Впечатления об этой встречи А.Дюма отразил в своем произведении «Кавказ», вышедшем в Париже в 1859г. в трех томах на французском языке и в 1861г. на русском языке. Ею были созданы произведения художественного рукоделия и рисунки.

Своими лирическими стихами в XIXв. прославились еще две азербайджанские поэтессы: в Нахичеване Гончабеим, а в Шуше – Фатмаханум Камине (1840-1898) Начиная с конца XIX в. в Северном Азербайджане бурное развитие общественнополитических отношений порождает для женщин Азербайджана более широкие возможности и перспективы для реализации себя в обществе.

В Северном Азербайджане в конце XIX в. паралельно с мужским стало развиваться женское среднее образование. В 1874 г. была открыта первая в Азербайджане женская гимназия, с 1883 г. получившая название Мариинской. В Бакинской губерни к концу XIX в. насчитывалось 245 мектбов, в которых занималось учащихся, в том числе 64 девочек. В то же время в Елизаветпольской губерни мектебов охватывали 4384 учащихся, в том числе 145 девочек. Конец XIX начало XX вв.

были временем, когда щедрая благотворительность была своего рода неписанным законом для состоятельных людей. Об этом свидетельствует широкое развитие института почетного попечительства, во всех бакинских училищах, гимназиях и прогимназиях существовали попечительские советы, состоящие из наиболее видных представителей городского купечества и дворянства. Их солидные пожертвования составляли зачастую основу бюджета учебных заведений дореволюционного Баку.

Широкая и многосторонняя благотвортельная деятельность крупнейшего промышленника и мецената Гаджи ЗейналАбдина Тагиева хорошо известна. Будучи почетным попечителем Бакинского строительнотехнического и Бакинского коммерческого училищ, Бакинской Маринской женской гимназии, Г.З.Тагиев открыл первое русскомусульманское педагогическое училище, получившее название Бакинского Александрийского, которое было венцом его деятельности в области просвещения. Решение женского вопроса Г.З.

Тагиев считал необходиым условием для нормального функционирования общества, ускорения общественного прогресса. Г.З.Тагиев придавал просвещению приоритетное значение, считая его основным звеном в решении женского вопроса. Мысль о необходиости создания специальной школы для азербайджанских девочек возникла у Тагиева Г.З. еще в 90е г. XIX в. Так, в письме к известному общественному деятелю М.А.Шахтахтинскому от 4 мая 1896 г. Г.З.Тагиев писал: «Чтобы вывести мусульманскую женщину из той замкнутой жизни, в которую она теперь поставлена, представляется единственный путь – только школа и школа, но школу эту надо так умело создать и обставить, чтобы мусульмане отнеслись к ней сочуственно и с полной доверчивостью посылали туда своих дочерей».

Уже из этого отрывка видно, что открытие подобной школы было для того времени актуально и необычайно трудным делом. И только тагиевские целеустремленность и упорство, помноженные на его мудрость и огромный авторитет среди бакинцев, а также на его средства могли довести этот замысел до конца. При этом Г.З.Тагиеву пришлось преодолевать как скрытое нежелание местных властей, так и отчаянное сопротивление ортодаксальных кругов городского общества. Все это заставило Гаджи Зейналабдина пойти на ряд дипломатических маневров.

Так, в письме к смотрителю Кавказского Учебного Округа К.П.Яновскому 24 апреля 1896 г. Тагиев «посвящает открытие школы восшествию на престол Николая II: «.. я порешился ознаменовать делом благотворительности предстоящее коронование Их Императорских Величеств именно утверждением в Баку русскомусуьманской школы на мой счет и средства». Одновремено Г.З. Тагиев пообещал присвоить будущей школе имя государыни императрицы Александры Федоровны «Александринская». Этот дипломатический шаг возымел свое действие: вскоре было получено «высочайшее соизволение» на открытие первого училища для девочек–азербайджанок.

Что же касается второго препятствия, то тут пришлось труднее, ибо предстояло преодолеть возражения определенной части духовенства, усматривавшей в открытии женской школы для мусульманок попрание норм шариата. Как вспоминал впоследствии известный азербайджанский артист Сидги Рухулла Ахундов, поначалу Г.З.Тагиеву удалось заручиться поддержкой губернского казия Мир Магомед Керима и Ахунда Мир Абутараба, а также нескольких мулл. Для того, чтобы убедить наиболеее несговорчивых, Г.З.Тагиев отправил моллу Мирзу Мамед оглы в «дипломатический вояж» по городам Медина, Хорасан и Багдад, где тот, встретившись с крупнейшими общепризнанными муджтахидами (шиитскими духовными лидерами), сумел получить от них письменные разрешения на открытие школы для девочекмусульманок. По возвращению Мирза Мамед оглы Г.З.Тагиев вручил каждому из противников своей школы в Баку письмо самого муджтахида, которому тот больше всего поклонялся. Это и решило исход дела в пользу талантливого просветителямецената. В 1896 г., после всех переговоров, Бакинская Городская Управа передала в Государственный банк пожертвования Г.З.Тагиева на содержание создаваемого им училища 150 тыс. рублей золотом (из них 125 тыс. в виде ассигнаций помещены неприкосновенным капиталом в банк). В течение 1896-1901 гг. шло строительство училища на одной из центральных улиц Баку, ныне здание Рукописного Фонда, которое обошлось стоимостью в 183 тыс.рублей. 16 мая 1898 г. был утвержден Устав Бакинского имени Императрицы Александры Федоровны женского русскомусульманского педагогического училища. Оно представляло собой закрытое учебновоспитательное заведение с допущением приходящих учениц, подведомственное Кавказскому Учебному Округу. Девочек принимали на учебу с 7 лет сроком на 4 года. При этом воспитание основывалось на традициях и обычаях мусульманской семьи.

Г.З.Тагиевым была тщательно изучена тогдашняя система образования, структура наиболее известных учебных заведений и проработана с учетом специфики Востока. Был образован Попечительский совет училища. Его возглавили Г.З.Тагиев и его супруга Сонаханум Тагиева (Араблинская), согласно Уставу училища, это должность передавалась по наследству. В Попечительный совет вошли также Бакинский Городской Голова Л.Л.Быч, бакинский губернский казий Мир МагомедКерим МирДжафарзаде, начальница одной из женских и директор одной из мужских гимназий Баку, двое почетных мусульман города, Гасанбек Меликов (Зардаби), Наджаф–бек Везиров, АлиМарданбек Топчибашев.

Директором училища Г.З.Тагиевым была определена жена Гасанбек Меликова (Зардаби) – Ханифаханум Меликова. Тагиев через столичные газеты обращается ко всем учительницаммусульманкам с призывом помочь первой мусульманской женской школе.

Следует указать имена видных женщинпросветительниц, которым Тагиевская школа предоставила возможность реализовать свои потенциальные, интеллектуальные возможности в обществе: Рахиляхану Терегулова (Гаджибабабекова), Дибирова Айшад, Марьямханум Суликевич, Аделяханум Шахтахтинская, Гюль Бахарханум Ахриева, Марьямханум Гембицкая, Шафигаханум Эфендизаде, Минаханум Асланова, Гевхарханум Газиева, Набатханум Нариманова, Шахрабаныханум Шабанова, Сакинаханум Ахундзаде (1865-1927) первая женщина драматург, писательница. Что касается программы обучения, то в нее входили азербайджанская и русская словесность (языки, литература), арифметика, история, география, естествознание, чистописание, уроки пения, музыки, этики, основы анатомии и медицины и отдельным предметом был шариат.

9 октября 1901 г. состоялось торжественное открытие Александрийского русскомусульманского женского училища. Это был день появления первой на Востоке светской школы для девочекмусульманок. Школьный пансион, расчитанный на 20 учениц, в день открытия принял 35 бесплатных пансионерок, 15 приходящих воспитанниц со скромной платой в 100 рублей в год. Девочки принимались со всего Закавказья, Северного Кавказа. Открытие женской школы Тагиева Г.З. в Баку было встречено широкой общественностью народа, азербайджанской интеллигенцией с большим воодушевлением. Известный адвокат, позднее министр иностранных дел АДР Али Мардан бек Топчибашев во время открытия училища отмечал: «будущий историк отметит это событие как начало эпохи возрождения мусульманской женщины, этого прекрасного создания, на котором, как и у всех народов, зиждется домашний очаг…».

Видный журналист Ахмедбек Агаев отмечал: «Отныне мусульманки получат возможность проливать в семью живительные лучи просвещения … Они вложат в грядущее поколение те благородные задатки любви к прогрессу, к ближнему, к добрым людям и порывам, без которых всякое общество осуждено на гибель». В послании казанских мусульман Г.З.Тагиеву говорилось: «Это первая школа, где рядом с соблюдением всех правил шариата мусульманка будет знакомиться с западной цивилизацией;

в этом храме образования встретятся различные слои мусульманского населения и проникнутся общечеловеческими чувствами братства и любви».

Тагиевское училище просуществовало до 1918 г. и создала целую плеяду образованных, интеллектуальных личностей. Уже в 1906 г. аналогичная школа открылась в Тифлисе, позднее Иглимаханум Алиева и Мединаханум Гиясбейли открыли свои школы в Балаханы и Казахе;

женские школы появились в Кубе, Ленкорани, Дербенте, Нахичевани, Эривани.

За выдающиеся заслуги в развитии просвещения Император Николай II 25января 1907 г. пожаловал Тагиеву Г.З. чин Действительного Статского Советника. Но следует отметить, что рядом с ним была его жена Сонаханум, которая поддерживала Тагиева Г.З.

во всех его благотворительных начинаниях, в служении своему народу. Сонаханум (Софья) Тагиева (Араблинская), дочь генерала родилась в 1881 г. в Дербенте.

Б.Араблинский стремился дать хорошее светское образование своим детям. Его дочери Нурджахан и Сона по окончании начального учебного заведения в Дербенте продолжили обучение в Баку в заведении «Святой Нины». Нурджахан стала женой старшего сына Г.З.Тагиева, а Сона ханум женой Г.З.Тагиева в 1896 г. В течении многих лет она была бессменным членом Попечительского совета Александринского женского русскомусульманского педагогического училища, а также попечительствовала над Бакинским учебным заведением «Святой Нины». В газетных публикациях тех лет, особенно в «Каспии» часто встречалось упоминание об участии Соныханум в благотворительных вечеринках, обедах, акциях милосердия и помощи сиротам, больным, раненым воинам. После смерти Г.З.Тагиева Сонаханум вместе с семьей осталась без средств к существованию, подвергалась преследованию, гонениям, потеряла рассудок, просила милостыню на улицах Баку. В 1938 г. Сонаханум Тагиева, женщина, олицетворявшая блеск и величие капиталистического Баку, была найдена мертвой на одной из городских улиц. Такую судьбу уготовила советская власть одной из влиятельных женщин Азербайджана начала XX в.

Как указывалось выше, директором своего училища Г.З.Тагиев избрал Ханифуханум Меликову (Зардаби) (1856-1929), жену видного азербайджанского общественного деятеля Гасанбека Меликова (Зардаби). Ханифаханум, получив образование в Тифлиской женской школе «Святой Нины», вместе с мужем Г.Зардаби активно участвовала в издании первой азербайджанской газеты «Экинчи». В 1880 г. она открыла школу в своем доме, была одной из создательниц женского отделения общества «Ниджат» в Баку. В 19011905 гг. Ханифаханум была директором Тагиевского училища, позднее – заведующей Бакинского русскотатарского училища, педагогом в Бакинкой советской школе.

Среди азербайджанских женщинпросветительниц следует упомянуть Гевхар Гаибову (1885-1944) – педагога Бакинской и Тифлисской женских школ;

Фатьму Гаджинскую – первую женщину педагога в г.Нахичеван;

Хуршуд Везирову (1868-1913) – педагога, жену известного азербайджанского драматурга Наджафбека Везирова;

Бадисаба Кочарли – жена Фируддинбека Кочарли (1881-1954) – педагога Бакинской женской семинарии (1921-1924), директора педагогического техникума в Закаталах (1925 1929) и детдома в Шеки (1930-1954 гг.). Бадисаба Кочарли была награждена орденом «Знак Почета»».

Вторая половина XIX начало XX вв. создали условия для реализации своих потенциальных возможностей женщин Азербайджана. Хотя процент соотношения участия женщин в бурном развитии зарождающихся капиталистических отношений, развитии просвещения, здравохранения по сравнению с мужчинами был несоразмеримо мал, роль, которую суждено было сыграть женщинам Азербайджана, интеллигенткам, просветительницам, представительницам светских аристократических кругов Баку, Дербента была достаточна велика и значима. Области культурного развития, в которых они могли проявляться в большей мере в период XIX начало XX вв. были просветительство, как было показано выше, и благотворительство. О деятельности отдельных благотворительных женских обществ следует отметить отдельно.

Известное в XIX в. в Закавказье благотворительное общество «Святая Нина» открыло в Азербайджане одноименное женское учебное заведение, которое у нас было первым. Центр «Святой Нины» находился в Тифлисе, но в Шемахе, Баку, Гяндже и Эриване действовали его отделения. Общество существовало за счет подношений знати, членских взносов, платы за обучение с богатых девиц и сборов с культурных меропрятий.

Члены общества собирались сроком на три года. Очень активное участие в работе «Святой Нины» принимали азербайджанские женщины.

Еще в 50е г. XIX в. образованные по тем временам азербайджанки, работающие в Шемахинском отделении общества – Фатма–ханум Асадбей, Хадиджаханум Ахвердиева, Гевхар Ага (дочь генераллейтенанта Ибрагим хана Талышинского), Папы – Бике Куткашенская, Гюрюханум (жена полковника Сулейман хана), Балаханум Хандамирова стали инициаторами просветительского движения среди мусульманок. Позднее число азрбайджанских женщин в этом обществе увеличилось до 17 человек в 1865г. Среди членов этого общества следует отметить Чимназханум Бакиханову, Бегимханум Амирбекову, Ханум Мамедову, Аннуханум Мехмандарову, Шарабаныханум Агабекову.

Созданное в Иревани дамское общество «Святая Рипсиме» в 1850 г. открыло школу для девочек. На счету этого общества немало благотворительных акций. Поначалу из 63 членов общества всего 7 были азербайджанки, но уже в 1865 г. в деятельности «Святой Рипсиме» активное участие принимали 42 азербайджанки. Это были жены государственных мужей, военачальников, беков, аристократов. Эти знатные и образованные дамы примкнули к благотворительному движению из горячего желания помочь женщинемусульманке, приобщить их к богатой, национальной, русской и западноевропейской культуре. Они давали своим детям образование в самых лучших заведениях России, Европы и тем самым способствовали в последствии открытию школы и просвещали бы свой народ.

Идея создания в Тифлисе Кавказского благотворительного общества женщинмусульманок возникла по инициативе Софииханум Шахтахтинской и Гамидыханум ДжаванширМамедкулизаде (1873-1955), супруги выдающегося азербайджанскго писателя, издателя журнала «Молла Насреддин» Джалила Мамедкулзаде. В состав этого общества вошли 45 женщин. В 1910 г. был принят устав, согласно которому руководили всеми делами общества Гевхарханум Каджар (председатель), Нигяр–ханум Шихлинская, Месмеханум Талышинская, Салтенетханум Ахмедова. Весть о деятетельности общества разнеслась по всему Кавказу. Особую славу снискали ему благотворительные спектакли, вокруг которых собирались женщины.

Первое женское благотворительное общество в Баку было создано 26 октября 1908 г. под председательством Ханифыханум Меликовой (Зардаби). Поначалу оно существовало как одно из отделений Бакинского Мусульманского просветительского общества «Ниждат» («Спасение»). В 1914 г. на базе этого общества было образовано Бакинское Дамское благотворительное общество из самых уважаемых дам дореволюционного Баку, которое возглавляла Лизаханум Мухтарова, жена видного бакинского предпринимателя Муртуза Мухтарова. Потомственная осетинская дворянка Лизаханум Мухтарова (Туганова) родилась и выросла во Владикавказе. Ее родители – полковник Аслан бек Туганов и Пашаханум Дударова принадлежали к самым почитаемым аристократическим родам. Листая ежегодные справочники «Баку», календари «Бакинский спутник», можно часто встретить имя Лизыханум. Вместе с докторами Бахрамбеком Ахундовым, Л.Л.Гоциридзе, Еленой Мартыновой (жена бакинского градоначальника) Лизаханум Мухтарова входила в правление Бакинского отдела Кавказского общества борьбы с туберкулезом. Она была одним из активных членов благотворительного общества «Детская больница», организованого в 1913 г. помогала в создании специальной детской лечебницы в Баку. Еще более обширной была ее просветительская и воспитательная деятельность. Не имея своих детей, она организовала в своем роскошном дворце своего рода пансион, где обучались и воспитывались девочки из бедных семей, сироты. Лизаханум Мухтарова, входившая в правление акционерного общества «Муртуз Мухтаров», была связана с Бакинским Мусульманским просветительским обществом «Ниждат». Бакинское Дамское благотворительное общество, возглавляемое ею, оказывало содействие бедным девочкаммусульманкам в получении образования, вело большую просветительскую работу, устраивало многочисленные благотворительные собрания, так называемые «Дни белой ромашки», обеды, сборы от которых шли на нужды малоимущих бедных детей, сирот. Сохранились исторические документы с планом участка земли площадью в (1 десятину 2200 кв. сажень около 2,5 гектара) в поселка Гала, который подарил Дамскому Мусульманскому Благотворительному обществу Муртуза Мухтаров. Здесь были возведены два сиротских дома. Этому обществу не суждено было осуществить все свои начинания до конца. В апреле 1920 г. Муртуза Мухтаров, не вытерпев хамства красноармейцев, покончил с собой. Во дворце Мухтаровых разместился один из опорных пунктов XI Красной армии.

Лизуханум поселили в подвале ее собственного дома. Как рассказывала Сараханум Ашурбейли, ей вместе с матерью Исметханум удавалось навещать Лизуханум Мухтарову.

Пребывание в Баку установилось для нее опасным и она переехала в Стамбул, где проживала до 1956 г. Так закончилась судьба одной из первых леди старого Баку.

В деятельности Бакинского Дамского Мусульманского благотворительного общества принимали также участие представительницы высшего света Баку – Исметханум Ашурбекова, Периханум Топчибашева, Фатьмаханум Тамбиева, Сураяханум Кулибекова, Сараханум Везирова. Тамараханум Ахундова, Султанханум Ахундова, Хадиджаханум Алибекова;

лучшие преподавательницы женского училища Г.З. Тагиева – Гевхарханум Газиева, Рахиляханум Гаджибабабекова, Марьямханум Сулькевич.

Говоря о бакинских гранддомах, нельзя обойти вниманием Исметханум Ашурбекову – Султанову, жену известного промышленника, мецената и дворянина Балабека Ашурбекова. Исмет–ханум, дочь шемахинского купцаторговца антиквариатом, коврами Ага Полада Султанова, родилась в 1885 г. в Шемахе, воспитание получила в Тифлисе. Переехав в 1904 г. с мужем Балабеком Ашурбековым в Баку, она сблизилась с Сонойханум Тагиевой, Лизойханум Мухтаровой. Исметханум оказывала большую помощь Г.З.Тагиеву, Сонеханум в организации благотворительных вечеров, в проведении которых участвовали еще совсем маленькие тогда дочери Исметханум. Как вспоминала дочь Ашурбековых известный азербайджанский историк Сараханум Ашурбейли, в Исметханум сочетались восточные и европейские начала. При великолепном знании персидского языка, поэзии она прекрасно изъяснялась на немецком и французском языках. Ее отличали изысканный вкус, прекрасные светские манеры. При богатом гардеробе, она предпочтение отдавала традиционным национальным костюмам, особенно карабахским нарядам, о чем свидетельствовали многие домашние ее фотографии. Дальнейшая ее судьба после 1920 г. сложилась весьма трагично:

экспроприация, беззакония, эмиграция, а после возвращение в Баку в 1925 г. арест и гибель мужа, гонения на дочерей. Она скончалась в Баку в 1954 г.

Достойными своих родителей стали дочери Ашурбековых, одной из которых является Сараханум Ашурбейли (19062001), крупный историк и востоковед, женщина с необычайно удивительной судьбой, неиссякаемой силы воли, силы духа. Она представляла собой живую энциклопедию всех исторческих событий, происходивших в Азербайджане в течение XX в., была современницей исключительных личностей, начиная с Г.З.Тагиева и до наших дней. Сараханум получила самое лучшее для того времени образование престижный женский колледж имени Святой Жанны д`Арк в Стамбуле (1925 г.) В дальнейшем она закончила восточный факультет Бакинского Государственного Университета (1930г.) и со временем стала квалифицированным специалистом по истории Востока и Азербайджана, в частности;

в 1941 г. она окончила АПИ, факультет иностранных языков. Говорящая и пишущая на трех европейских (английский, французский, немецкий) и на трех восточных (арабский, персидский, турецкий) языках, Сараханум именно за знания этих языков много лет преследовалась органами госбезопасности по подозрению в шпионаже в пользу государствносителей этих языков. Кроме обширных знаний в области истории народов Ближнего и Среднего Востока, Сараханум обладала даром художника и музыканта, что помогло ей в тяжелые годы преследований получать средства к существованию. Сараханум работала художником, декоратором в драмтеатре, учителем в школе, 15 лет преподавала иностранные языки в Консерватории, куда ее пригласил ее бывший педагог Узеир Гаджибеков. Она продавала свои рисунки и картины, во время одной из выставок ее картина «Гейгель» была куплена делегацией из Мексики и сейчас находится в Мексиканском музеи. В 1946 г. Сараханум была избрана членом Союза художников Азербайджана. Сараханум Ашурбейли является автором ценнейших исследований по истории Баку, государства Ширваншахов, множества прекрасных статей по истории, культуре, искусству. Она была участницей многих научных конференций. В 1966 г.

Сараханум Ашурбейли получила звание доктора исторических наук, позднее звание «Заслуженного деятеля науки», лауреата «Государственной премии». Несмотря на все превратности судьбы: преследования, гибель отца, репрессия мужа, гибель брата во время II Мировой войны в Венгрии, Сара ханум Ашурбейли всю жизнь была высоким патриотом Азерабайджана. Весь свой высокий интеллект она стремилась использовать на благо азербайджанского народа, его истории, культуры. Сараханум Ашурбейли представляла собой новый образ азербайджанской женщины XX в, трех его эпох:

дореволюционного, советского и постсоветского.

Револиция 1917 г. в России принесла с собой коренные изменения всех устоев общественнополитических, экономических, культурных отношений в Российской империи.

Эти перемены не могли миновать Северный Азербайджан, являвшегося частью этой огромной империи, и в результате в 1918 г. здесь была провозглашена Азербайджанская Демократическая Республика. Среди прочих свобод, прав, предоставленных Конституцией Республики были права азербайджанской женщины, она провозглашалась равноправным гражданином страны, а следовательно, получала возможность в активном участии жизни нового общества. Дальнейшее развитие получили просвещение, благотворительство, в которых роль женщин Азербайджана значительно возросла.

Бурные революционные события в Азербайджане вывели азербайджанскую женщину и в сферу политики. Появляется новый тип женщинреволюционерок: Айна Султанова, Джейран Байрамова.

Существование АДР было недолгим. Пришедшая на смену его советская система власти в 1920 г., основанная на принципах насилия, уравниловки, смела многие моральные и этические ценности в азербайджанском обществе, достигнутые к этому времени. Лучшие представители интеллигенции, аристократии с их высочайшим интеллектуальным потенциалом и патриотизмом, и мужчины и женщины, оказались лишними в обществе, их объявляли «врагами народа», подвергали гонениям и унижениям. Те, кто сумел выжить в этих условиях, либо эмигрировали, либо приобщались к новой системе норм и морали.

Таким образом в XIX – начале XX вв. в Северном Азербайджане зарождается женское движение, появляется тип «новых женщин», новая плеяда женщин – просветитеьниц.

Основным фактором, способствующим этому процессу, является пробуждение этнического национального самосознания, которое прошло в своем развитии путь от панисламизма к панктюркизму и, наконец, к азербайджанизму.

Политика колониального гнета и руссификация, проводимая Россией в Северном Азербайджане, а также режим колониального гнета, реализуемый Россией и Англией в Южном Азербайджане, привели к пробуждению и становлению этнического самосознания, начальной стадией которого было профессиональное сознание.

С завоеванием Северного Азербайджана Россией азербайджанский народ впервые оказался в составе государства с другой конфессией, с совершенно чуждым этносом, в государстве, где политика национального гнета и национальной дискриминации была возведена в ранг государственной политики. Это политика вела к кординальным внутриструктурным изменениям в этническом самосознании, усиливало чувство самоутверждения и самовыражения.

В поисках путей выхода из колониального гнета зарождается идея единения исламского мира, создания исламской империи, которая сумела бы противостоять колониальному христианскому гнету. Так зарождается панисламизм. Но очень скоро выявляется нереальность, утопичность этой концепии, на смену которой приходит идея становления этнического азербайджанского самосознания, в начале общетюркского, а затем собственно этнического самосознания. Пробуждение, зарождение этих концепций происходит среди просвещенной части мусульманского населения, представители которых получили либо мусульманское, либо светское образование в Тифлисе, Москве, СПетербурге, Казани, в европейских странах.

В конце XIX – начале XX вв. шел общий процесс становления национального самосознания, как в России, так и европейских странах, что, конечно же, влияло на мировоззрение азербайджанской молодежи, обучавщейся за рубежом. Именно они являлись носителями этих идей. Это целая плеяда выдающихся азербайджанских мыслителей, литераторов, просветителей: А.К.Бакиханов, М.Ф.Ахундов, Г.Зардаби, С.А.Ширвани. А.Гусейнзаде, Ф.Кочарли, М.Э.Расулзаде и другие. Особая роль принадлежала прессе.

В общественополитическую жизнь азербайджанского общества женщин вовлекали и приобщали азербайджанские мужчины. Так, в случае с Гамидойханум ДжаванширМамедкулизаде, когда ее отец Ахмедбек Джаваншир завещает ей открыть в родовом селе школу;

Г.З.Тагиев отдает своих дочерей учиться в им открытую первую мусульманскую женскую школу, а дочь Саруханум отправляет учиться в Петербург, в Смольный институт благородных девиц. Женщин в общественную жизнь азербайджанского общества вовлекали и мужья как например, Ханифуханум Меликову, Джейран Байрамову, Гамидуханум Джаваншир.

Социальноправовой статус женщин Азербайджана предусматривался еще в начале XX в., что, видимо, объясняется определенными традициями мусульманского общества, мусульманской семьи, местом и значением женщин в них.

Но несомненно одно, что в период, когда общество было в опасности, будьто угроза завоевания, будьто пробуждение этнического самосознания, в этот период женщины Азербайджана активно подключались в общественную жизнь, но видимо с поощрения мужчин и традиций в исламе.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Ахундов Фуад. Женская школа Тагиева // см. газ. «Вышка», 5 октября 2. Ахундов Фуад. Как это было … // см. газ. «Вышка», 31 августа 3. Ахундов Фуад. Первые леди старого Баку // см. газ. «Вышка», 7 марта 4. Ахундов Фуад. Это святое – «благотворити» //см. газ. «Бакинский рабочий» № (22420), 31 мая 5. Ахундов Фуад. Юбилейное издание Дома Романовых об азербайджанцах // см. газ.

«Баку», 5 сентября 1991г.

6. Бакиханов АббасКулиАга. Гюлистани Ирам Под ред. Буниятова З.М. Баку, 7. Бебель А. Женщина и социализм. Москва, 8. Буниятов Зия. Живите долго, дорогая Сара ханум! // см. газ. KHAZAR VIEW, 1 february 9. Гаджиев АдильГерей. Миллионер Тагиев Гаджи Зейналабдин. Махачкала, 10. Гянджали Сабир. Души прекрасные порывы // см. газ. «Вышка», 23 сентября 11. Дюма А. Кавказ. Тбилиси, 1988, с. 12. Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX начале XX вв. Москва, 13. История Азербайджана с древнейших времен до начала XX в. под ред. И.Алиева.

Баку, 14. Мамедова Фарида. Штрихи к портрету Сары ханум // см. KHAZAR VIEW, 1 february 15. Шнырова О.В. Проблема женского образования в российской общественной мысли 60х г. XIX в. Женщины в отечественной науке и образовании. Иванова, 1997, с.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.