WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«Уральский государственный университет им. А. М. Горького На правах рукописи Рупасов Николай Юрьевич Интернет-технологии как социальный механизм взаимодействия субъектов образования в развитии ...»

-- [ Страница 2 ] --

равно как человек не перестает испытывать влияния общества, удалившись на сколько-то футов или миль от других людей. Книга или письмо могут создать более тесную связь между людьми, разделенными огромным расстоянием, чем та, что порой существует между живущими под одной крышей."1 Интернет предельно увеличивает возможности такого "дистанционного" влияния общества. Пользователи Сети не только свободны в выборе партнеров для общения, но могут также созда Дьюи Д. Демократия и образование. М., 2000. – С. 52.

вать новые каналы коммуникации: форумы, Usenet-конференции, доски объявлений, видеоконференции и т. д. На современном этапе развития научного знания разработано множество прикладных методик использования Интернета в образовательном процессе, большинство из которых уже нашли воплощение в практике. Собственно, число конкретных педагогических методик может исчисляться уже несколькими десятками. Однако задача обеспечения необходимого качества образования предполагает постановку вопроса об универсальных условиях и факторах, определяющих эффективность использования Интернета в образовательном процессе. Одна из универсальных схем анализа, в которой рассматриваются как педагогические, так и организационные аспекты сетевого образования, была впервые предложена еще в 1972 г. И. Илличем. По мнению этого исследователя, человек естественным образом стремится выбирать лучшие пути обучения, но важно определить, какие компоненты должны обязательно присутствовать в учебной среде, чтобы обучение проходило комфортно и эффективно. В своей концепции "учебной паутины" ("learning web") И. Иллич определил основные ресурсы и службы, необходимые для функционирования сетевого учебного сообщества: учебные ресурсы, то есть книги, справочники, программные средства, тесты, которые предоставляются цифровыми библиотеками, музеями или городскими медиатеками;

службы, поддерживающие обмен навыками и умениями, например, разделы сервера или портала, где каждый обучающийся может выступить в качестве наставника в той деятельности, в освоении которой он преуспел;

партнеры, с которыми можно было бы соревноваться, сотрудничать, спорить и говорить на одном языке;

эксперты, которые могут оценивать результаты учебной деятельности.1 Реализация этой концепции допустима на всех уровнях образовательной системы, но с соблюдением требования включенности всех элементов вирту Illich I. Deschooling society. Harmondsworth, 1971. – Р. 28.

альной учебной среды в образовательный процесс. Это, в свою очередь, подразумевает, что статус "партнера" достижим лишь при наличии определенного уровня компьютерной грамотности, статус "эксперта" предполагает соответствующую мотивацию преподавателя на использование Интернет в учебных курсах, а сам процесс возможен с развитием компьютерной и информационной инфраструктуры образовательного учреждения. Таким образом, важнейшим условием качественного использования интернет-технологий в подготовке высококвалифицированных специалистов является развитие всех названных уровней инфраструктуры учебного процесса с использованием Интернета. При этом можно отметить, что фактор ограниченности ресурсов, безусловно, оказывает влияние на этот процесс. Администрация каждого вуза определяет приоритеты его развития, затрачивая средства либо на создание собственных электронных библиотек, либо на открытие и техническую поддержку интернет-классов, либо на обучение и создание мотивации на работу в Сети студентов и преподавателей. Выбор их этих альтернатив может быть основан не только на учете финансовых возможностей, но и на анализе оперативной социологической информации, представляющей оценки студентами и преподавателями качества функционирования необходимых служб, а также собственной мотивированности и компьютерной грамотности. Однако даже полное соблюдение всех методических требований организации виртуального учебного сообщества еще не является гарантией успешности педагогической деятельности. В ряде случаев, результат работы такого рода «учебной сети» представляет собой новые оригинальные тексты, вступающие в противоречие с нормативами традиционных учебников, что отнюдь не способствует устойчивости научного знания. Точно так же, разнообразие доступных интернет-ресурсов подразумевает проблему эффективного отбора информации. Так, анализ современного учебного процесса невозможен без исследования такой распространенной среди студентов практики, как скачивание из Сети и представление на проверку и защиту без дополнительной переработки рефе ратов и курсовых работ. Традиционно в публикациях, посвященных проблемам информатизации высшей школы, эта "неудобная" для анализа ситуация игнорируется. В первую очередь, это связано с девиантным характером самой практики, именуемой не иначе как плагиат. Естественно, что обращение к ресурсам Интернета в подобных целях не только не допустимо с позиций стандартов университетского преподавания, но и справедливо трактуется рядом преподавателей как повод снизить студенту итоговую оценку, или принципиально не поставить зачет. Между тем, вряд ли обоснованно выделение неуспеваемости как единственной причины такого рода практик. И, тем более, совершенно неправомерны попытки интерпретировать этот процесс как незначимый и малозаметный. О востребованности этого вида интернет-услуг, бесплатно предоставляемых огромным множеством российских веб-сайтов, позволяет судить простейшая статистика запросов поисковых систем, доступная в любой момент времени на сайтах http://www.yandex.ru и http://www.rambler.ru. Не будет безосновательным и предположение, что весомая доля запросов к таким ресурсам приходится на слушателей региональных университетов, приходящих за рефератами, в том числе, и из учебных классов центров Интернет, открывавшихся совсем для других целей. На основании гипотез зарубежных исследователей о том, что "виртуальная коммуникация дестабилизирует распределение статусов и социальную структуру в целом", Г. С. Батыгин делает вывод о том, что в виртуальном пространстве "образование превращается в бесконечное путешествие по сайтам" с уменьшением роли других институционально закрепленных практик.1 Реферативный текст является адекватным результатом такого фрагментарного и хаотичного получения информации. Поэтому будет логичным рассмотрение этого процесса как развивающейся формы образовательной коммуникации, нару Батыгин Г. С. Социология интернет: наука и образование в виртуальном пространстве // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «Социология». – 2001. - №1. – С. 9.

шающей привычные стандарты взаимодействия, соответствующие статусам студента и преподавателя. С одной стороны, студент может руководствоваться различными мотивами при решении сдать на проверку скачанный из Сети реферат. В том числе таким способом он может обозначать свою идентификацию с другими, более значимыми, социальными статусами, свои социальные цели, либо же отношение к предмету или преподавателю. В то же время, далеко не каждый преподаватель допускает такую практику на своих курсах. Соответственно, результатом взаимодействия может стать как полный провал намерений студента, так и формирование гибкой структуры неформальных соглашений, которая допускает зачет чужих рефератов, не разрушая при этом сложившегося порядка аудиторного образовательного процесса. В этой ситуации вуз также оказывается перед достаточно сложным выбором. Формально, представление на зачет студентом чужих рефератов и курсовых работ недопустимо, и управление этим процессом не представляется возможным. Однако в процессе поиска чужих работ студенты проводят немало времени в Интернете, где, наряду с сайтами рефератов, существуют и другие образовательные информационные ресурсы. Зачастую для этого используется вузовская техника и каналы связи – посредством обычной процедуры доступа студента к компьютерным классам. Закономерно возникает вопрос о потенциальной управляемости, корректируемости поисковой активности учащихся, возможностях более эффективного включения их деятельности по поиску информации в Сети в образовательный процесс. С такой же очевидностью обнаруживаются и соответствующие проблемы, важнейшей из которых становится неподготовленность как студентов, так и преподавателей к эффективному диалогу в условиях повышения гибкости образовательного процесса и размывания жестких ролевых моделей поведения его участников. Еще сильнее это противоречие раскрывается, когда нормы интернеткоммуникации усваиваются студентом со значительным опережением, что дает ему возможность находить оплачиваемые возможности изготовления качественной "продукции" – от рефератов до дипломных работ и, потенциально, диссертационных текстов. В этом случае выявить чужое авторство более качественного текста гораздо сложнее, равно как и предъявить студенту основание снижения оценки в виде сданного его коллегой с параллельного потока реферата такого же содержания. Таким образом, модель "учебной паутины" оказывается востребованной и в исследовании студенческих практик "скачивания рефератов". Единственным плюсом такого рода ситуаций является сам факт обращения студентов, а зачастую и преподавателей, к работе в Сети, наличие уже потраченных "интернетчасов". Во всех остальных отношениях, негативных последствий у явления может быть гораздо больше: откровенная дискредитация стандартов учебного процесса, переключение преподавателей с педагогической деятельности на "подработочную" активность, наконец, зачастую, расход немалых финансовых средств, которые могли бы быть потрачены более эффективно. Ключ к разрешению проблемы, безусловно, находится в ориентации на внедрение в педагогические методики норм и правил сетевой коммуникации, которая могла бы строиться вокруг содержательных аспектов учебных курсов, в частности, при подготовке семинаров, лабораторных работ и т. д. Соответственно, эффективное использование Интернета для повышения качества подготавливаемых университетом специалистов зависит от успешного развития каждого из компонентов "учебной паутины" – технической инфраструктуры, информационных ресурсов, подготовленных и мотивированных на взаимодействие учеников и экспертов-преподавателей. Не менее важным представляется значение опыта "сетевого" взаимодействия для социальной мобильности будущих профессионалов, их готовности адаптироваться к требованиям современных организационных структур, которые становятся в информационном обществе все более гибкими. Однако адекватная оценка возможностей усиления того или иного компонента "учебной паутины" невозможна без социологической оценки текущего уровня использования Интернета в конкретном учебном заведении и эмпирического анализа ресурсов изменения ситуации. Вместе с тем представляется очевидным, что в условиях постоянного роста требований к образованию будущих специалистов – выпускников вузов их социальная мобильность оказывается напрямую зависимой от способности продолжать освоение теоретических знаний и практических навыков после завершения базовой университетской подготовки. В этом отношении наиболее востребованным оказываются различные проекции теории самообразования, которые, как было показано выше, направлены на изучение взаимодействия таких социальных функций университета как подготовка квалифицированных специалистов и воспроизводство социальной структуры. Анализ возможностей Интернета приобретает первостепенное значение в изучении роли базовой университетской подготовки в дальнейшем профессиональном и личностном образовании студента-выпускника. Как отмечают Г. Л. Смолян и К. Б. Шошников, "считается известным как научить профессии: сумма учебных курсов, практические и лабораторные работы, мотивационная подготовка, еще кое-что. Однако нет ни планов, ни схем интеллектуальной деятельности, ориентированной на индивидуальное усвоение."1 Все перечисленные выше возможности глобальной компьютерной сети – информационные, масс-медийные, коммуникативные и коммерческие, - в известной степени решают названную проблему. В этом аспекте становится возможным представление университетского образования как отдельной части огромной сферы самостоятельного, непрерывного, и обязательно "взрослого" образования. Важно отметить, что необходимость обращения к такому типу образования в ряде индивидуальных ситуаций молодых профессионалов, то есть, потенциальных университетских слушателей, ставится под сомнение, поскольку личность сама, Смолян Г. Л., Шошников К. Б. Феномен персональных ЭВМ: философско-методологический аспект // Вопросы философии. – 1986. - №6. – С. 54.

в конечном счете, может определять механизмы реализации своих образовательных потребностей. Наиболее часто такая точка зрения встречается в концепциях информационной культуры личности. Так, В. Минкина отмечает, что современный подход к формированию информационной культуры подразумевает не только подготовку специалистов-"читателей", но и активных интерпретаторов тестовых сообщений, создателей и распространителей нового знаний.1 Более того, по мнению этого автора, "в содержание информационной культуры должны входить умения задействовать неформальные каналы общения, находить учителей и консультантов"2. Представляется очевидным, что специалист такого уровня подготовки, получивший ее, например, в старших классах школы, что на сегодняшний день уже не редкость, или на младших курсах вуза, по сути, является полноценным оппонентом "официальной" образовательной позиции университета, а, следовательно, может сыграть деструктивную роль в отношении функции воспроизводства социальной структуры и обеспечения социальной мобильности. Именно эта группа людей зачастую обладает опережающими возможностями освоения новых информационных технологий, и использует их для "размывания" традиционных каналов и форм внутривузовской коммуникации. Бесспорен инновационный потенциал студентов и специалистов, обладающих высоким уровнем информационной культуры. Но положительная направленность инноваций, напротив, не представляется очевидной. В этом контексте точный и актуальный характер приобретает замечание А. В. Меренкова о "волновом" характере общественной реакции на процессы саморазвития личности. Автор отмечает, что, в частности, активное самовоспитание неизбежно приводит к потребности в целенаправленном "развитии других".3 Очевидно, что рано или поздно такая социально-психологическая установка начинает проМинкина В. Информационная культура и способность к рефлексии // Высшее образование в России. – 1995. №4. – С. 28. 2 Там же. – С. 32. 3 Меренков А. В. Личность: формирование потребности в нравственном развитии. Красноярск, 1985. – С. 136.

являться и в конкретном поведении индивида. Соответственно, эффект позитивных или негативных интернет-инноваций в сфере индивидуального образования также может быть многократно усилен настоятельной потребностью перенести стандарты собственной деятельности на образовательные практики своих коллег, учеников, друзей и т. д. Можно согласиться с точкой зрения А. А. Вербицкого, пишущего о том, что "успех компьютеризации зависит от педагогически и психологически обоснованной перестройки всего учебновоспитательного процесса"1. В актуальной же исторической ситуации, при осознании университетским менеджментом необходимости внедрения новых информационных технологий в образовательный процесс, контуры этих изменений не представляются более четкими. При этом, как было показано выше, важность названной социальной функции университета в последние годы отнюдь не уменьшилась. И, если возможность подготовки специалистов, умеющих быстро "добывать" нужные знания и, благодаря этому, успешно конкурировать за статусные позиции, также не вызывает сомнения, то открытым остается вопрос о роли Интернета в обеспечении еще более качественного уровне подготовки, позволяющего человеку успешно переживать тяжелые экономические кризисы, активно участвовать в общественной жизни и т д. Для его разрешения представляется операциональным применение качественных методов эмпирического социологического исследования, что позволит описать поведенческо-мотивационную структуру преподавателей и студентов в отношении важнейших интернет-практик, а значит, и выявить основные направления конструктивного взаимодействия этих субъектов образовательного процесса в реализации социальных функций университета. Более активно социологами изучаются практики работы в Сети для осуществления исследовательских проектов, к которым также можно отнести и написание различного уровня научных работ – диссертаций на соискание уче Вербицкий А. А. Активное обучение в высшей школе: контекстный подход. М., 1991. – С. 199.

ной степени, журнальных публикаций, дипломных и курсовых работ. Также активность ученых в виртуальном пространстве может быть связана и с общением между коллегами, обменом актуальной новостной информацией между индивидами и организациями. Наконец, нельзя не отметить важность закрепления ориентации на исследовательскую деятельность в ходе университетского обучения, что и позволяет относить к исследователям не только профессиональных научных работников, но также студентов и аспирантов, ведущих научную работу в рамках учебного процесса. В целом оценки интенсивности использования Сети в исследовательской деятельности российских ученых весьма пессимистичны. Так, согласно данным Е. З. Мирской, Интернет используется исследователями преимущественно для переписки, при том, что получение новой информации непосредственно не связано с Сетью.1 По мнению Г. С. Батыгина, "объем использования Интернет в научном сообществе для получения именно научной информации, по сравнению с развлечениями и поиском более полезных сведений о товарах и услугах, можно определить как совершенно незначительный"2. Такого рода факты связываются Е. З. Мирской и Г. С. Батыгиным не столько с ограниченным доступом к Интернету в вузах России, сколько со спецификой самой информационно-библиографической культуры научного сообщества. Электронные публикации занимают на сегодняшний день не значимы в институциональной структуре науки, поскольку "в той мере, в какой Сеть открыта для всех, экспертный контроль, привычный для традиционных форм интеллектуальной социализации и признания вкладов, становится локальным и эпизодическим"3. Обеспечение необходимой внутренней экспертизы осуществляется традиционными "бумажными" изданиями, ведущие из которых воздерживаются от создания открытых полнотекстовых интернет-версий, противопоставляя себя электронным изданиям, зачастую направленным на разрушение Мирская Е.З., Шапошник С.Б. Компьютерные коммуникации в российской науке // Вестник Российской академии наук. - 1998. - № 3. – С. 18-25. 2 Батыгин Г. С. Цит. соч. – С. 8. 3 Там же. - С. 12.

нормативных дискурсивных техник. Одним из важнейших следствий низкого уровня доверия научного сообщества к интернет-публикациям является негативное отношение к обсуждаемым возможностям использования интернетссылок в библиографических списках кандидатских и докторских диссертаций. Однако существует и другой аспект применения интернет-ресурсов в научной работе. По мнению П. Г. Арефьева, "абсолютные показатели по соответствующим индикаторам свидетельствуют о том, что информационное наполнение Интернета материалами научного и образовательного содержания вряд ли можно считать удовлетворительным и отвечающим интересам пользователей".1 Таким образом, желание исследователя использовать Сеть в своей научной деятельности не гарантирует ему эффективного результата, независимо от наличия фильтров, выставляемых институциональным сообществом. Возможно, именно недостаточностью и не востребованностью информационных ресурсов Интернет обусловлены высокие показатели обращения российских исследователей к коммуникативным услугам Сети – электронной почте, форумам и интернет-конференциям. Эти услуги предоставляют ученым с любым академическим статусом массу возможностей: от получения информации о конференциях и грантовых конкурсах до опережающей рассылки электронных версий вышедших сборников и рецензий на них. В данном случае общение посредством Интернет не проблемно в той степени, в какой могут быть не проблемными для коммуникации признанные ранее традиционные средства – почтовая связь и телефон. Однако, вопрос о необходимости формирования на основе виртуальной коммуникации устойчивых исследовательских сообществ, в которых “тематические репертуары и "агенды"2 преподаваемых дисциплин формируются уже не статусными и институциональными критериями, а своего рода референтными группами, где действуют преимущественно внутренние стандарты идентифи Арефьев П. Г. Интеграция российского академического сообщества в глобальные коммуникации // Социологический журнал. – 2001. - №2. – С. 28. 2 В данном случае автор делает кальку с английского термина "agenda", т. е. "повестка дня".

кации и признания научного результата”1 остается открытым. Не изучена готовность к содержательному обмену информацией – как в среде академических исследователей, так и среди студентов и аспирантов. При попытке оптимизации практик работы с Интернетом в организации научно-исследовательского процесса также становится актуальной проблема выбора альтернатив развития. С одной стороны, - чрезвычайно важно в полном объеме использовать информационные ресурсы Интернета, тем более, что по возможностям хранения информации, с Сетью не может сравниться никакая другая информационная система. Но для повышения результативности этого процесса необходимы средства на технику и каналы доступа, а также необходимо дождаться изменений в отношении самих ученых к культуре электронных публикаций. С другой стороны, - исследователи более активно используют коммуникативные средства Интернета. Однако степень их полезности для научных сотрудников, аспирантов и студентов неизвестна. Итак, выбор стратегии перевода основной части образовательного процесса в виртуальное пространство, то есть, его "виртуализации" оказывается в значительной степени проблемным для регионального университета. Ситуация отнюдь не исчерпывается перечислением основных видов материальных и технических ресурсов, которыми располагают вузы. Даже при условии решения большей части финансовых проблем, с выводом образовательных программ в виртуальное пространство региональные российские университеты рискуют проиграть в качестве услуг ряду зарубежных и столичных вузов. Более того, опыт развития западных университетов показывает, что в процессе "интернетизации" высшего образования они, как правило, проигрывают в борьбе за статус "центров интеллектуального превосходства" бизнес-корпорациям и государственным учреждениям. Инновационные научные разработки, прогрессивные кадровые технологии начинают проектироваться и внедряться непосредственно в деловых организациях, в то время как университетское образование рассмат Батыгин Г. С. Цит. соч. – С. 11.

ривается как универсальная инфраструктура, необходимая для общественного развития, но неспособная задавать его стратегические приоритеты. Такая ситуация совершенно не приемлема для российских регионов, в которых университеты зачастую являются единственными центрами стратегических разработок и осмысления актуальных общественных проблем. Как было показано выше, этот тезис особенно актуален для сферы информационных технологий, в которой зачастую именно региональный университет вынужден брать на себя функцию развития информационной инфраструктуры города или региона. Однако стратегия частичного использования ресурсов и технологий Интернета в организации учебного и научно-исследовательского процессов также включает ряд альтернатив. Создание студентам и преподавателям необходимых технических условий работы еще не является гарантией эффективности педагогических и исследовательских результатов. Так, представляется обязательным определить, возможно ли использование Интернета в учебном процессе отдельных университетских специальностей или курсов с ориентацией на практические положения концепции "учебной паутины", предусматривающие все важнейшие факторы успешности такого "дополнения" к традиционному образованию. Точно так же, невозможно развивать практики использования Интернета в научной работе без оценки сложившегося отношения исследователей к информационным и коммуникативным возможностям Сети. Одним из важнейших условий успешной интеграции интернеттехнологий в деятельность регионального университета является своевременная организация и проведение эмпирических социологических исследований, позволяющих получить информацию об уровне использования Интернета студентами и преподавателями учебного заведения, а также о возможных и востребованных направлениях информатизации учебного и образовательного процесса. Эти исследования могут эффективно дополнить стратегический и финансовый государственный менеджмент в отношении сферы образования, уточняя механизмы оптимизации обучающих моделей, выявляя потребности развития и проблемные области вузов. Стоит отметить, что, несмотря на активное освоение вузами инновационных практик работы, в России число эмпирических исследований, посвященных проблемам "интернетизации" высшего образования невелико. В качестве примера можно рассмотреть работу А. В. Карпенко, в которой автор попытался обобщить соответствующие данные по северозападному региону страны.1 Однако в этом, как и в большинстве такого рода исследований, использовались лишь статистические показатели технической оснащенности вузов и не предполагалось проведение массового опроса студентов или преподавателей, позволяющего на основе социологического измерения получить более точную и полную информацию об использовании Интернета в университетах. Между тем, на основе рассмотренных теоретических положений можно сделать вывод о том, что интенсификация применения интернеттехнологий в образовательном процессе регионального вуза невозможна без корректировки программ и планов развития в соответствии с действительными, полученными на основе социологических опросов, показателями обращения студентов и преподавателей к интернет-практикам. Таким образом, теоретическое исследование позволило определить три уровня анализа практик использования Интернета в региональном университете. Согласно выдвинутым ранее методологическим предложениям, их структура соответствует основным направлениям влияния Сети на процессы институциональной и организационной трансформации – культурному, управленческому и содержательному. В первую очередь, допустимо предположение о появлении новой социальной роли регионального университета, состоящей в активном участии образовательного учреждения в проникновении интернет-технологий во все сферы жизни региона. Более того, активные связи вузов с государственными, деловыми и некоммерческими организациями, участие в разработке информационных Karpenko A. V. The Influence of Internet on the System of Higher Professional Education in Norh-west Russia// Changing Times and the Consequences for the Social Structures in the North. Helsingforce, 1999. - P. 55.

ресурсов региона, а также постоянно растущие требования к компьютерной грамотности выпускаемых специалистов являются предпосылкой для формирования устойчивых ожиданий воспроизводства этих образцов деятельности, а также соответствующую культурную кодификацию университета как "регионального центра" развития интернет-ресурсов. Управленческая проекция исследования процесса актуализации образовательных ресурсов "всемирной паутины" определяется аналитическим выделением двух основных стратегий интеграции вузов в виртуальное образовательное пространство. Так, первая из них, обозначенная как стратегия полной "виртуализации" образовательного процесса, направлена на выравнивание в статусе аудиторной и дистантной форм обучения и ориентации на уменьшение значения университетского городка как основного "места" пространственной организации внутривузовской коммуникации. Альтернативная стратегия предполагает поэтапное освоение новых информационных технологий с сохранением статуса традиционного аудиторного учебного процесса и эпизодическим использованием возможностей Сети, только в тех случаях, когда это обусловлено актуализацией новых типов педагогических или исследовательских задач. Для российского университета представляется предпочтительным выбор второй стратегии, что приводит к необходимости более детального анализа конкретных содержательных аспектов применения образовательных интернеттехнологий. В организации педагогического процесса может быть рассмотрен процесс укрепления таких компонентов "учебной сети", как информационные ресурсы по дисциплинам, компьютерная база университета, компьютерная грамотность и мотивация на использование новых информационных технологий студентов и преподавателей, в организации университетских научных разработок – развитие информационной и коммуникативной составляющих активности исследователей в Сети. Использование предложенной методологической схемы анализа позволило выделить важнейшую социологическую проблему, разрешение которой воз можно и в процессе проведения эмпирической части исследования, и в будущих теоретико-прикладных исследовательских проектах. В сфере социокультурных отношений формируется повышенная потребность в университете как региональном центре развития интернет-технологий, но на управленческом и непосредственно учебном уровнях деятельности для университета более перспективной оказывается "консервативная" позиция, направленная на поэтапную и комплексную интеграцию этих технологий в параллельные процессы модернизации высшей школы, связанные с сохранением качества образования, финансовой успешности вузов и т. д. Чем более активно в университете происходит освоение интернет-технологий, тем выше становится риск снижения эффективности аудиторного образовательного процесса, без возникновения качественных и общедоступных для всех студентов альтернатив дистанционного обучения. Соответственно, особое значение приобретает исследовательская ориентация не на изучение аспектов "удвоения" образовательных структур в связи с появлением новых форм коммуникации, а на поиск механизмов адаптации стандартов качественного университетского образования, в том числе, уже разработанных инновационных моделей сетевого обучения, к процессам применения интернет-технологий в традиционных формах обучения и исследования. Значительную роль в этой деятельности может сыграть эмпирическое исследование реальных практик освоения субъектами университетского образования информационных, коммуникативных, масс-медийных и коммерческих возможностей Интернета. Логичным будет выбор такой методики исследования, в которой будут учтены возможности дальнейшего теоретического обобщения результатов на трех названных уровнях анализа проблемной ситуации. Это обеспечит соблюдение принципа системности, заявленного при определении специфики социологического анализа сферы образования, а также позволит обнаружить новые проблемные области, которые могут быть интересны при более детальном анализе процессов информатизации российской системы высшего образования и российского общества в целом.

ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ СТРАТЕГИЙ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ИНТЕРНЕТ-ТЕХНОЛОГИЙ В РЕГИОНАЛЬНОМ УНИВЕРСИТЕТЕ 2.1. Особенности ориентаций и установок субъектов университетского образования на использование интернет-технологий в современных условиях Одной из важнейших проблем разработки стратегии развития образовательных интернет-технологий в региональном университетском образовании можно назвать недостаток социологической информации о структуре и содержании работы в Интернете основных субъектов образовательного процесса. Из официальной статистики в данном случае могут быть взяты лишь данные о загруженности классов публичного доступа в Сеть, а также принадлежащих вузам каналах связи. Но и эта информация оказывается неполной, поскольку возможности выхода в Интернет с домашних и рабочих компьютеров в принципе не поддаются учету. Соответственно, применение эмпирических методов социологического исследования является одной из важнейших технологий получения объективной информации в этой области образовательной и исследовательской деятельности. Таким образом, представляется возможным выделить такие направления эмпирического исследования как получение информации об объеме университетских интернет-практик, особенностях использования непосредственно учебных и исследовательских ресурсов «всемирной паутины», факторах, детерминирующих эти особенности для студентов и преподавателей, а также перспективах повышения эффективности использования интернет-технологий для различных групп университетских пользователей Сети. Отсутствие разработанных методик эмпирического исследования практик работы с Интернетом в классических региональных университетах послужило обоснованием выбора исследовательской стратегии кейс-стади в качестве основной при реализации выделен ных задач эмпирической части исследования. Объектом эмпирического исследования был выбран Удмуртский государственный университет, отвечающий всем необходимым требованиям, выделенным в теоретической части работы. Являясь классическим региональным университетом, УдГУ является важным центром развития интернет-технологий в Удмуртской республике: действует собственный Интернет-центр, ведется подготовка специалистов в сфере информационных технологий, в соответствии с нормативными документами вуз является Федеральной экспериментальной площадкой развития системы открытого образования. Таким образом, Удмуртский государственный университет можно рассматривать в качестве "пилотного" в осуществлении проекта эмпирического исследования практик работы студентов и преподавателей в сети Интернет. В то же время, удачная проверка методики на одном конкретном вузе позволяет выявить наиболее важные характеристики инструментария и выборки с тем, чтобы впоследствии обосновать его применимость к анализу всех региональных университетов России. В этом контексте репрезентативность и надежность полученного исследовательского результата может определяться эффективным сочетанием количественного и качественного подходов в организации прикладного социологического исследования. Именно этот принцип стал наиболее значимым при выборе конкретных методов. В итоге эмпирическое исследование практик использования ресурсов Интернета в Удмуртском государственном университете было реализовано методами массового опроса и глубинного интервью. Основной задачей массового опроса стало описание статистических закономерностей использования Сети в студенческой аудитории, а задачей глубинных интервью – поиск мотивационной структуры и "логики" работы наиболее активных пользователей Интернета среди студентов и преподавателей, и, как следствие, - обнаружение важнейших противоречий, возникающих во взаимодействии этих социальных групп.

Несмотря на более чем десятилетнюю историю развития Интернета в России одной из приоритетных проблем исследования интернет-аудитории продолжает оставаться изучение показателей ее активности, то есть того, какова частота сеансов связи пользователей, и как они могут быть типологизированы в зависимости от этих показателей. Важно подчеркнуть, что непосредственная интерпретация понятия «активность использования услуг Интернета», в различных исследовательских практиках осуществляется принципиально разными способами. Так, в практике зарубежных исследователей очень часто встречается типология пользователей по типу сетевой активности. В. Тэйлор, Г. Зу, Дж. Деккерс и С. Маршалл в исследовании пользователей Интернета в Австралии выделили три важнейших модели использования Сети – "развлечение", "обучение" и "работа" и соответствующие им типы пользователей.1 Основанием такого рода выбора является крайне высокая активность исследуемой аудитории, что делает деление посетителей "мировой паутины" практически бессмысленным. Более интересен вариант, предложенный Ф. Говардом, Л. Рэйни и С. Джонсом в статистическом анализе общеамериканской аудитории Сети. В основу типологии пользователей этих авторов были положены два критерия – частота сеансов подключения, а также общий стаж работы в Интернете. На этой основе предлагалось выделить четыре типа посетителей – "сетяне" (netizens), "утилитаристы", "экспериментаторы" и "вновь прибывшие", которые отличались между собой, в первую очередь, стажем и лишь затем – и весьма относительно – частотой сеансов.1 Очевидно, что такие направления типологизации неприемлемы для построения необходимой шкалы, поскольку статистически значимое расхождение в стаже актуально, прежде всего, для населения в целом, во всем возрастном диапазоне, а не для студенческой аудитории. Однако в качестве рабочего варианта была выбрана шкала, применявшаяся в наиболее крупном и известном исследовательском проекте страны «Интернет в России/Россия в Интернете», реализованном фондом «Общественное Taylor W., Zhu G., Dekkers J., Marshall S. Socio-Economic Factors Affecting Home Internet Usage Patterns in Central Queensland // Informing Science Journal. – 2003. – Vol. 6. – Р. 235.

мнение» в 2000 г.2 Согласно методике этой социологической службы, все пользователи Интернета были разделены на две основные категории – активные и пассивные. Внутри каждой из категорий также выделялись две дополнительные подгруппы – «верхние активные», «нижние активные», «верхние пассивные», «нижние пассивные». Критерием отнесения респондента к той или иной группе было использование Сети на протяжении определенного количества дней в течение последнего месяца перед датой опроса. Как показало пилотное исследование, студентам свойственна неравномерная активность потребления услуг Интернета, поэтому в итоговом инструментарии им было предложено обобщить данные за три последних месяца до даты опроса. По результатам проведенного массового опроса, 14% студентов пользовались услугами сети не менее 15 дней в месяц за последний квартал. Еще 11% выходили во "всемирную паутину" в среднем от 6 до 15 дней в месяц и 30% менее 6 дней в месяц. Таким образом, согласно выбранной методике оценки активности интернет-аудитории, четверть студентов УдГУ может быть отнесена к активным пользователям Сети. Еще 30% учащихся выходит в сеть значительно реже своих коллег, но все-таки пользуется услугами Интернета хотя бы несколько дней в месяц. Наконец, 40% студентов пользователями Интернета себя не считают. Как уже отмечалось во вводном разделе диссертационной работы, в целом по России интернет-аудитория крупных городов с населением от 100 тыс. чел. составляет чуть более 7%. Соответственно полученные показатели можно считать высокими, особенно с учетом "скрытых" пользователей, которые не потребляют услуги Сети в активном режиме, но тем не менее, имеют к ним доступ, которым при необходимости могут воспользоваться. Этот результат относительно предсказуем, поскольку как в Российской Федерации, так и за рубежом, высшее образование считается одним из социально-демографических признаков, отличающих социальную группу пользователей Интернета. Таким об1 Howard Ph., Rainie L., Jones S. Days and Nights on the Internet // The Internet in Everyday Life. N. Y., 2002. – Р. 60. Ослон А. А. Цит. соч. - разом, первичная гипотеза исследования может быть признана подтвержденной и допустим переход к детальному анализу студенческих практик работы с Интернетом. Около 70% активных потребителей услуг Сети в УдГУ составили женщины. Такое распределение соответствует параметрам выборочной совокупности, что говорит об отсутствии перекосов в доступе к Интернету по гендерному признаку в ту или иную сторону. Молодежная аудитория в более "концентрированном" виде отражает тенденцию активного освоения женщинами "виртуального пространства", что казалось социологам невозможным еще несколько лет назад. Тем не менее, множество результатов мониторинговых исследований показывает, что молодые женщины и дети являются теми социальными группами, в которых частота потребления услуг Интернета растет наиболее быстрыми темпами. Существенный дисбаланс в статистике работы Сети обнаруживается по двум другим параметрам " паспортички". Во-первых, среди студентов третьего и четвертого курсов процент активных пользователей существенно выше – по 41%. Точно так же, как 51% старшекурсников не пользуется услугами Интернета вообще. Второкурсники занимают лидирующее положение в группе "пассивных пользователей". Соответственно, можно делать вывод о прямой зависимости активности использования студентами Сети от этапа обучения в вузе. В то же время к старшим курсам повышаются шансы учащегося выйти из группы интернет-пользователей, вероятно, без усвоения необходимых практик и получения адекватной мотивации. Еще более жестко дифференцированы по уровню активности факультеты УдГУ. 45% "верхних активных пользователей" составляют студенты естественно-технической группы. Основную часть "нижних активных" образуют 54% "гуманитариев". Наконец, факультеты социального профиля лидируют в группе "верхних пассивных", составляя 45% от ее численности. Среди тех, кто не пользуется Интернетом, меньше всего студентов социальной группы – всего 12%, а больше всего – гуманитариев – 52%. Итак, такой параметр, как тип факультета, позволяет четко дифференцировать студентов по уровню активного потребления услуг Интернета. Самые активные пользователи Сети – студенты технических и естественных факультетов. Студенты социальных факультетов – экономисты, юристы, социологи, лидируют по такому показателю как "охват": среди них меньше всего тех, кто вообще не интересуется Интернетом. Однако эта группа предпочитает более умеренный режим потребления. Наконец, гуманитарные факультеты – исторический, филологический, иностранных языков, - характеризуются самым жестким разделением активных и пассивных пользователей с минимальной представленностью промежуточных вариантов. Описанная дифференциация вполне объяснима. Во-первых, - студенты технических специальностей чаще всего располагают большим количеством часов компьютерной практики в расписаниях, расширенными возможностями доступа к технике факультетов, кафедр, научных подразделений вуза. Вовторых, - объем информации, которую может найти в Сети технический специалист, это - и большой выбор тематических сайтов, и огромные массивы документации, и непосредственно файлы программ, модулей, библиотек и т. п. Игнорирование этого статистически подтвержденного знаниевого разделения зачастую может приводить к нежелательным результатам, когда, например, студенты-математики откровенно игнорируют преподавателей-консерваторов, не учитывающих неформальные нормы культуры программирования, складывающиеся в сетевых сообществах;

а студенты социальных специальностей, не найдя в Сети доступной качественной информации, обращаются к "скачиванию рефератов" или вообще покидают виртуальное пространство. Этот ход рассуждения подтверждают и данные о предпочтении студентами мест выхода в Интернет. Более 40% респондентов, в частности, отметили, что предпочитают выходить в Сеть с домашнего компьютера. И хотя этот пока затель уступает популярности университетских интернет-классов (60%), тенденция расширения индивидуальных, приватных возможностей для организации работы в Сети представляется очевидной. Наметившуюся тенденцию увеличения объема интернет-услуг, потребляемых на дому, подтверждает и статистика оплаты учащимися вуза услуг Сети. 35% опрошенных полностью оплачивают потребляемые услуги связи, необходимые для доступа к Интернету, еще 19% оплачивает их частично. Платный доступ к Сети с домашних компьютеров является значимой альтернативой работе в университетских компьютерных классах, многие студенты выбирают этот вариант и как дополнительный к основному бесплатному доступу. Женщины платят за Интернет несколько реже, чем мужчины. Услуги Интернета оплачивают 60% мужчин и только 40% женщин. Больше остальных платят за услуги Сети учащиеся четвертого курса – 45%. Однако, показательным является тот факт, что самыми активными потребителями платных услуг связи являются гуманитарии – 46%;

ненамного отстают от них студенты социальных факультетов – 37%. Студенты естественно-технической группы практически не ориентированы на полностью платную модель доступа, возможно, именно этим и объясняется высокая активность потребления услуг Интернета. Соответственно, разделение студентов в зависимости от учебы на том или ином факультете оказывается принципиально важным фактором, воздействие которого оказывается даже в большей степени значимым, чем влияние общей тенденции индивидуализации доступа к Сети, возникновение которой может быть связано с повышением уровня благосостояния населения, а также повышением доступности услуг провайдерских компаний. Также дифференциация по предметной области оказывается важной и при выборе конкретных видов интернет-услуг. В целом, наиболее популярной услугой Сети среди студентов является посещение веб-сайтов. Ей пользуются 86% посетителей Интернета. 60% опрошенных студентов регулярно используют электронную почту. Более сложные виды услуг, такие как интернет пейджинг, использование протокола ftp и участие в usenet-конференцях привлекают внимание не более 5% опрошенных. На основе анализа таблиц парных распределений можно построить социально-демографические портреты потребителей основных интернет-сервисов. Как уже говорилось выше, "всемирная паутина" - это наиболее актуальная услуга, к ней обращаются практически все студенты университета, имеющие доступ к Сети. Электронную переписку значительно чаще, нежели мужчины, ведут женщины, причем наиболее активны студентки гуманитарных факультетов. На их долю приходится порядка 40% всех пользователей этой услуги. Протоколом ftp и usenet-конференциями не пользуется практически никто, кроме студентов естественно-технической группы, как правило, мужчин. Интернет-пейджеры активнее других применяют студенты социальной группы, в равной степени мужчины и женщины, на них приходится 70% пользователей ICQ и подобных пейджинговых служб, 30% составляют "естественники". Таким образом, анализ первых вопросов анкеты показал, что доступ в Интернет и содержательное использование времени, проводимого в Сети, могут иметь разные детерминанты. При определении значения интернет-ресурсов в учебной и научной деятельности студентов важно не только правильно интерпретировать полученные линейные распределения, но и обратить внимание на взаимосвязи переменных, с тем, чтобы выделить основные группы потребностей студентов в услугах Интернета, построить социально-демографические портреты их реальных и потенциальных потребителей, а также объяснить причины выбора респондентами той или иной модели использования Сети в учебе и исследовании. Основные интернет-ресурсы, потенциально применимые в учебе и написании курсовых работ, на практике востребованы студентами следующим образом.

Таблица 1. Частота использования интернет-ресурсов в учебной деятельности (%) часто время от никогда итого времени поиск информации по учебным 43,3 49,2 7,5 100 дисциплинам скачивание аудио, видео, 11,8 48,1 40,1 100 программ переписка по электронной почте 41,2 28,3 30,5 100 общение на форумах, 7,5 26,7 65,8 100 конференциях, в чатах подписка на рассылки новостей 9,1 14,4 76,5 100 Вероятно, что достаточно низкий рейтинг популярности – ни одна позиций не превысили показателя 50% по частоте - даже простейших форм работы с информацией в первую очередь может быть объяснен действием как объективных, так и субъективных факторов. В числе наиболее важных объективных причин низкой востребованности учебных ресурсов Интернета можно отметить недостаточность необходимой информации лекционных курсов, учебников, пособий, методических материалов. Соответственно, даже при наличии доступа к услугам связи, студент далеко не всегда может найти необходимый текстовый материал, тем более, что каталоги тематических интернет-ссылок, как правило, публикуются только в Сети и не сопровождают печатные версии учебников. Вместе с тем, субъективные предпочтения в выборе печатного или электронного источника для подготовки к занятиям, навыки работы с компьютером, а также наличие целевой ориентации на "замену" печатного учебника электронным также могут играть важную роль в действительных практиках студентов. Не вызывает удивления и низкая востребованность в учебе таких услуг, как скачивание файлов, подписка на новости и участие в форумах, которые по определению могут быть интересны только узким группам студентов. В частности, скачивание компьютерных программ часто требуется студентам математических специальностей, в то время как участие в тематических форумах, зачастую с возможностью последующей печатной публикации, представляет больший интерес для представителей гуманитарных факультетов. Это предположение также подтверждается и результатами соответствующих парных распределений. Данные опроса показывают, что в учебной деятельности возможности Сети используются значительно шире и интенсивнее, чем в подготовке курсовых работ. Единственным распространенным вариантом интернет-обеспечения научной деятельности можно назвать поиск информации на веб-сайтах. Таблица 2. Частота использования интернет-ресурсов в научно-исследовательской деятельности(%) итого часто время от никогда времени поиск информации по учебным 51,3 33,7 15,0 100 дисциплинам скачивание аудио, видео, 9,6 29,4 61,0 100 программ переписка по электронной почте 17,1 31,0 51,9 100 общение на форумах, 4,3 18,2 77,5 100 конференциях, в чатах подписка на рассылки новостей 5,9 16,6 77,5 100 Исследовательская деятельность студента, по определению, менее ограничена в выборе средств и способов организации собственной работы, чем учебная. Поэтому, при необходимости в короткие сроки найти необходимые материалы в учебных целях студенты чаще обращаются к возможностям Сети, в частности, пересылке файлов по электронной почте. В то время как аналогичные потребности во взаимодействии, например, с научным руководителем все еще реализуются традиционным способом. Таким образом, можно выделить два основных ограничения образовательной интернет-активности студентов – сложность использования той или иной услуги Интернета, а также включенность во взаимодействие большого числа участников. Пока процедура поиска информации является относительно простой и требует только индивидуальных знаний учащегося – частота ее ис пользования фиксируется, по меньшей мере, на среднем уровне. Как только получение образовательного результата требует более сложных форм участия, или взаимодействия с партнерами или преподавателями – снижается и интерес к работе во "всемирной паутине". Ограниченность студенческой аудитории в целевом использовании Интернета определяет фрагментарный, хаотический характер обращения к дополнительным возможностям этого средства коммуникации. Так, 42% опрошенных отмечают, что используют ссылки на интернет-источники в курсовых работах и рефератах. С учетом новизны этой практики, неопределенности ее статуса в научном сообществе, а также неоднозначного отношения к ней преподавателей, величину этого показателя можно признать высокой. В то же время, несколько более 6% студентов признают, что часто сдают готовые рефераты и курсовые, скачанные из Интернета, еще 41% заявляет, что делает это время от времени. Всего 18% респондентов ищут в Сети информацию о конференциях и конкурсах, и лишь 8% когда-либо делали покупки в электронных магазинах, связанные с учебой. Ограниченные возможности доступа в Сеть, вероятно, влияют и на частоту "скачиваний" рефератов. Высокий процент ответов по значению шкалы "время от времени" говорит о том, что студенты прекрасно осведомлены о такой практике, но рассматривают ее не как обязательный способ облегчить себе учебный процесс, но как одну из возможных альтернатив самостоятельной работе с реферативным текстом, которая может быть применена в случае необходимости. Значительно чаще других эту возможность используют гуманитарии – 63% студентов, студенты старших курсов скачивают рефераты в целом чаще, по сравнению со своими младшими коллегами. В качестве основного объяснительного механизма выбора такого рода практик можно выделить сформировавшийся у студентов стереотип «библиотечной работы», который, по сути, на протяжении всего времени существования отечественной образовательной системы являлся единственным образцом самостоятельной учебной активности. Сталкиваясь с новой, неосвоенной практикой работы в интернет-среде пользователь закономерным образом пытается применить уже хорошо знакомые и отработанные навыки поиска печатных текстов. Ситуация часто осложняется отсутствием в виртуальном информационном пространстве готовых к сотрудничеству консультантов и партнеров, или, по меньшей мере, неумением самого пользователя находить таких людей, в то время, как в библиотечных условиях взаимодействие с персоналом библиотеки может стать важным фактором освоения необходимых навыков работы. Противоречие между студенческим восприятием любой информационной среды как потенциальной «библиотеки» и существованием принципиально новой, массово неосвоенной, структуры интернет-услуг имеет еще один значимый аспект. Стремясь получить, в первую очередь, готовую учебную информацию в предельно простой форме, представители студенческой аудитории, как показывают данные опроса, не упускают возможности, при отсутствии качественных текстов, обратится к альтернативным информационным источникам – рефератам, нередактируемым статьям, изготовлению квалификационных работ разного уровня на заказ. Соответственно, можно говорить о том, что роль информационной функции Сети в сознании студента достаточно сильно завышена. Это приводит к тому, что пользователи не замечают альтернативных возможностей получения качественной информации из Сети, например, переписки с преподавателями или коллегами, или получения отсканированных материалов на заказ. Тенденция «библиотечности» практик работы с Интернетом проявляется и в оценках респондентами качественных характеристик сетевых образовательных ресурсов. Так, респондентам было предложено оценить ряд значимых характеристик образовательных интернет-ресурсов, таких как «новизна», «возможность найти в данный материал в библиотеке», «удобство чтения», «легкость поиска», «быстрота получения». Важно обратить внимание на достаточно высокий показатель заменимости интернет-публикаций традиционной печатной продукцией, доступной в библиотеках. Более трети студентов уверены в том, что без труда смогут найти информацию веб-сайтов на печатных носителях. Этот тезис подтверждают и соответствующие значения коэффициента корреляции Спирмена, позволяющие выявить устойчивые связи. Так, коэффициент корреляции между переменными "поиск информации по учебным дисциплинам" и "легкость поиска" равен -0,3. Учащиеся, чаще обращаются к поиску в Интернете, если считают его технически простой процедурой и наоборот. Характером оценок значимых характеристик интернет-ресурсов обусловлен и стиль их использования в подготовке студентов к зачетам и экзаменам. Таблица 3. Распределение основных материалов для подготовки к зачетам и экзаменам по видам носителей (%) не исполь- только на только в и на бумажзуют бумажных Интернете ных носитеносителях лях, и в Интернете итого лекции, конспекты учебники, словари, справочники специальная литература научные публикации, статьи рефераты, курсовые работы 5,9 8,6 14,4 17,6 18, 86,6 74,9 49,7 29,9 27, 1,6 7,0 21,4 36,9 34, 5,9 9,6 14,4 15,5 18, 100 100 100 100 В выборе наиболее важных материалов – конспектов и учебников респонденты предпочитают доверять традиционным печатным носителям. Если же возникает необходимость применения интернет-ресурсов, студенты стараются использовать их "в паре" с библиотечным источником. Напротив, при поиске специальной литературы, публикаций научной периодики, рефератов и курсовых работ, возможности Сети весьма востребованы. Итак, несмотря на то, что посещение сайтов является основным видом работы в Интернете для студентов УдГУ, в том числе, и в учебе, более грамотные и квалифицированные студенты чаще "коллег" бывают ориентированы на эту практику. Вместе с тем предпочтение отдается лишь материалам определенного типа, и зачастую - лишь при гарантии наличии копии публикации в библиотеке, на печатном носителе. Таким образом, анализ результатов опроса позволяет не только предполагать доминирование информационной функции Интернета над коммуникативной и масс-медийной на уровне статистики потребления конкретных интернетслуг, но и рассматривать этот факт как существенную характеристику информационной культуры современного студента университета. Текст в любой форме оказывается наиболее значимым продуктом работы в любой информационной среде, в то время как возможностям коммуникации, обмена знаниями уделяется гораздо меньшее внимание. Однако даже, несмотря на такого рода ограниченность практик "потребления информации", более широкие возможности "информационного обмена" студентами фактически игнорируются. Так, лишь около 20% студентов используют электронную почту для общения со студентами своего и других вузов, и лишь 5% опрошенных общаются по электронной почте с вузовскими преподавателями. С учетом того, что респондентам было предложено вспомнить все случаи общения, не обязательно связанные с учебой, приведенные цифры можно интерпретировать как совершенно незначительные. Можно предположить, что такая "ограниченность" студентов накладывает вполне определенный отпечаток на перспективы их более активной интеграции в "виртуальные сообщества", оставляя доступными лишь простейшие методы поиска веб-страниц. Соответственно, важнейшим практическим следствием этого противоречия оказывается еще принципиальное отсутствие в «библиотечном» восприятии Сети самих позиций «напарника» или «консультанта», независимо от того, традиционными или инновационными методами осуществляется коммуникация. В этом контексте особо важно выделить, с какими ресурсами, услугами Интернета, с решением каких проблем может быть связано расширение студенческих "виртуальных практик". Огромное значение респонденты придают роли Сети в профессиональной деятельности. 61% планирует применять Интернет в своей будущей работе, еще 20% - уже используют. Всего 4% студентов не видят места компьютеру, подключенному к "всемирной паутине" на своем рабочем месте. Среди тех, кто уже нашел применение информационным технологиям в профессии, преобладают мужчины, студенты естественных и технических факультетов. Наименее амбициозные планы у студентов социальной группы, которые либо твердо уверены в том, что Интернет им не пригодится, либо, что еще более распространено, занимают выжидательную позицию. Как показывает статистика, студенты, ориентированные на профессиональное использование Интернета более интегрированы и в учебные практики работы с Сетью, и в ее дополнительные возможности, такие как поиск информации о событиях научного сообщества и электронные покупки. Так 68% тех, кто уже использует Интернет в работе, активно собирает с помощью всемирной паутины сведения о конференциях и грантовых конкурсах. Как уже отмечалось выше, в общей аудитории доля таких студентов составляет лишь 18%. Таким образом, выявленное в теории противоречие между повышенными требованиями регионального рынка труда к уровню подготовки выпускников вуза и содержанием интернет-практик, в которых они совершенствуют свои навыки поиска информации, общения, веб-публикации находит подтверждение и в результатах эмпирического опроса. Действительно, профессионально активные студенты старших курсов более активно и содержательно используют Интернет в учебе. Однако вопрос о том, является ли получаемая через Сеть информация адекватной принципам университетского образования, или она в большей степени ориентирована на разрешение конкретных профессиональных задач, остается открытым.

Сама по себе необходимость профессионального использования ресурсов Интернета не вызывает сомнений. Это связано как с требованиями рынка труда к конкретным специальностям, предполагающим наличие соответствующих навыков и умений, так и конкурентным характером этого рынка, в результате чего использование интернет-технологий может помочь индивиду или группе в ускоренном или более качественном разрешении профессиональных задач. Однако, для образовательного процесса университета эта ситуация характерна тем, что значительная часть студентов начинает трудовую деятельность задолго до получения диплома, что приводит к соответствующим изменениям в практиках работы с Интернетом: от уменьшения времени, выделяемого на учебу, сдачи на проверку готовых работ из Сети до заочного поступления в другой вуз, что также способствует уменьшению временных затрат на основном месте учебы. Наличие данных о высокой доле работающих студентов, эффективно использующих дополнительные образовательные возможности позволяет предположить существование образовательных мотиваций разного уровня. В некоторых ситуациях трудоустройство студента расценивается им как получение дополнительных возможностей собственного образования, в других случаях – получение постоянной или временной работы служит основанием снижения учебной активности, для чего активно используются многообразные ресурсы "всемирной паутины". Соответственно, можно предположить, что важным фактором использования профессиональных интернет-ресурсов в повышении эффективности индивидуального образовательного поведения является формирование студенческой мотивации на непрерывность получения знаний, а также наличие соответствующих норм, образцов деятельности, обеспечивающих массовое воспроизводство именно этого типа мотивации. Необходимость управленческих действий по формированию такого рода образцов наглядно иллюстрируется информацией о потребностях студентов в расширении набора потребляемых услуг Интернета. 73% опрошенных хотели бы получать из Сети больше учебной и научной информации, чем сейчас, и лишь 4% в принципе не нуждаются в услугах Интернета для учебы. 20% респондентов готовы при необходимости расширения своих возможностей доступа оплачивать услуги коммерческих провайдеров, 13% процентов предпочтут платные университетские классы, 5% отправятся в интернет-кафе, и еще 10% просто не представляют себе ситуацию, в которой они стали бы дополнительно оплачивать свою работу в Интернете. Среди "верхних активных" пользователей к коммерческим провайдерам предпочло бы обратиться уже 45% студентов, среди тех, кто уже использует Сеть в работе – 35%. Важно подчеркнуть, что выявленное по результатам эмпирического исследования противоречие между потребностью студентов в получении большего объема качественной электронной информации и невозможностью полностью реализовать эту потребность в рамках существующей в университете информационной культуры также подтверждает теоретический тезис о необходимости рассмотрения интернет-практики в единстве их содержательных, управленческих и культурных компонентов. Сложившаяся практическая ситуация вряд ли будет изменяться без изменения культурного кода Интернета как «учебной библиотеки», однако это изменение становится возможным только в контексте определенной управленческой логики. В то же время, спрос учащихся на расширение возможностей доступа в Интернет содержательно весьма дифференцирован и требует детального анализа. Точно также, различными могут быть и механизмы оплаты. Представляется важным обратить внимание на то, какие интернет-ресурсы университета студенты хотели бы развивать в первую очередь. По результатам опроса, 67% респондентов считают необходимым развивать электронные библиотеки, 48% - испытывают потребность в развитии каталогов образовательных сайтов, 27% – в университетских интернет-СМИ. Дополнительные возможности для общения, обмена файлами и издательской дея тельности в Сети оказались менее востребованными и набрали от 10% до 20% голосов респондентов. Нельзя не отметить, что первые места в рейтинге ресурсов, которые могут быть реализованы как за счет интернет-, так и интранет-технологий. То есть, при успешной организации внутренней локальной сети, администрации факультетов и институтов могут экономить общее время работы в Сети, предоставляя студентам адекватную функциональность внутренних ресурсов. Более всего электронные каталоги и библиотеки востребованы студентами социальных групп, до 45% этих учащихся хотело бы видеть эти ресурсы в числе приоритетных для развития. Естественники более всего нуждаются в файловых архивах, гуманитарии – в ресурсах для веб-паблишинга, университетских интернет-СМИ и также файловых архивах. Вместе с тем, общая направленность запросов студентов также позволяет говорить о том, что наиболее востребованными остаются информационные, а не коммуникативные ресурсы. Потребность в представлении в Сети университетских СМИ, скорее всего, связана с удобством этой формы получения информации, а не готовностью интерактивно участвовать в их содержательном наполнении. В целом, анализ статистических результатов массового опроса позволил выявить три основных внешних процесса, определяющих роль интернеттехнологий в развитии регионального университета. Во многом эти позиции пересекаются с выдвинутыми теоретическими предположениями. Во-первых, для УдГУ как для регионального университета характерен высокий уровень охвата услугами Интернета студенческой аудитории, в несколько раз превышающий общий уровень, характерный для городского населения. Вместе с тем, наибольшее количество пользователей сосредоточено именно в университетских интернет-классах, чем, в частности, обусловлено отличие такого рода ситуации от обстановки в столичных вузах, где ресурсная оснащенность пользователей, например, по возможностям работать в Сети с домашнего компьютера, существенно выше. Соответственно, можно говорить о том, что в университетских условиях в процесс освоения интернет-практик втягивается подавляющее большинство всех участников процесса, при том, что характер подготовки, мотивации, а также целей часто оказывается различным. С этим связан второй важнейший аспект освоения образовательных интернет-практик, связанный с доминированием в университете «библиотечной» информационной культуры, в рамках которой студент, в первую очередь, ориентирован на учебный текст и его воспроизводство как на конечный продукт собственной самостоятельной учебной деятельности. Противоречием между требованиями студентов к Интернету как разновидности «библиотеки» и принципиально другой природой этой информационной среды обусловлен не только ряд конкретных проблем, таких, например, как представление на проверку чужих реферативных и исследовательских работ. Это противоречие, на уровне теоретической интерпретации зафиксированное как приоритет информационной функции Сети над коммуникативной и масс-медийной, можно охарактеризовать как основное ограничение для расширения возможностей использования образовательных интернет-ресурсов в студенческой аудитории. Наконец, третьим определяющим развитие университетских интернетпрактик процессом, является активная «профессионализация» получаемых навыков работы в Сети. Соответственно, все большее число студентов оказывается способным работать с новой виртуальной информационной средой только как с инструментом решения конкретных задач, возникающих в порядке прохождения производственной практики, или одновременного с учебой освоения профессионального поля деятельности. В такого рода конфликте общеобразовательной и конкретно-профессиональной ориентаций освоения интернет-технологий также проявляется выявленное в теории противоречие между принципиальной открытостью информационной среды Интернета и стремлением ряда социальных агентов изменять, контролировать или полностью брать на себя реализацию отдельных социальных функций университета.

Также исследование выявило различия в моделях доступа в Интернет и потребления конкретных услуг Сети. Далеко не всегда, расширяя возможности доступа, студенты готовы расширить диапазон своих практик, освоение новых видов деятельности зачастую жестко связано с возможностями оплаты. Наиболее важным фактором дифференциации студентов по уровню доступа и потребления услуг является принадлежность к одному из трех выделенных типов факультетов. Гендерное неравенство в ряде случаев имеет место, но в целом, "студенческий" Интернет в такой же степени "мужской", как и "женский". Возраст и курс не оказывают большого влияния на активность учащихся в виртуальном пространстве. Это компенсируется фактором профессиональной деятельности: студенты, уже применяющие Интернет в работе, готовы более интенсивно использовать дополнительные образовательные возможности Сети. Интернет как форма досуга пока не распространен, и его освоение, как бы "завершающее" интериоризацию норм культуры виртуального общения, может быть связано с разрешением финансовых проблем пользователей. Таким образом, в Удмуртском государственном университете существует достаточно представительная студенческая аудитория, интересы и ресурсы которой можно эффективно использовать в развитии вуза как регионального центра информационных технологий. Но уже данные первого массового опроса показывают необходимость избирательного подхода к внедрению интернеттехнологий в образовательный процесс с ориентацией на актуальные потребности целевых групп;

учетом потенциальных проблем, как материальных, так и организационных, управленческих;

прогнозом социальных эффектов управленческих воздействий. Ряд механизмов такого рода обоснований и прогнозов представляется допустимым предложить по полученным результатам. В современной социологии аналитические рекомендации все чаще даются на основе концепции социальной инженерии, определяемой как "деятельность по проектированию, конструированию, созданию и изменению организационных структур и социальных институтов, а также комплекс прикладных ме тодов социологии и других социальных дисциплин, составляющих инструментарий такой деятельности".1 В общем виде методология социальной инженерии ориентирует исследователя на активное участие в социальных изменениях, рекомендуемых по результатам проведенных эмпирических "замеров" состояния объекта. Однако в ограниченных временных и организационных рамках дипломного проекта обращение к стандартам этого во многом перспективного подхода не представляется возможным. Во-первых, - в ходе исследования не могла быть проведена оценка целого ряда финансовых, управленческих параметров деятельности университета, доступ к которым имеет его администрация. Собственно, только администрация вправе принять решения о перераспределении ресурсов, приоритетной роли той или иной информационной технологии в развитии вуза. Наконец, анализ и прогноз с позиций аутсайдера не предполагают адекватной меры ответственности, что не допустимо в социально-инженерных мероприятиях. Более рациональным представляется диагностический подход – выдвижение, по итогам проведенных эмпирических исследований, ряда рекомендательных тезисов, содержащих указания на наиболее значимые проблемные места и возможные перспективы развития объекта изучения. Такого рода рекомендации основаны исключительно на анализе полученной социологической информации и не обязательны к исполнению. В данном случае, выбор диагностической позиции обусловлен еще и разведывательным характером исследования. Для детального социального проектирования и управления процессами информатизации вуза необходимо проведение еще ряда эмпирических исследований, уточняющих и расширяющих данные первого, "пробного" опроса. Вместе с тем на основе анализа ресурсов Интернета в реализации социальных функций университета можно выделить три основных направления для рекомендаций приоритетов развития образовательных интернет-технологий в Удмуртском государственном университете. Это – оптимизация использования Луков В. А. Социальное проектирование. М., 2000. – С. 17.

имеющихся сетевых ресурсов в учебной и исследовательской деятельности, интеграция Интернета в управленческие процессы, формирование стратегических менеджерских решений, а также повышение социокультурного статуса Сети в среде студентов и преподавателей, освоение ими новых культурных образов "электронной коммуникации". Разрешение этих задач соответствует трем социальным последствиям развития Сети, названным в разработанной социологической интерпретации теории информационного общества. В составе рекомендательных тезисов по каждому из направлений также целесообразно уточнить значение предлагаемых организационных мероприятий для реализации социальных функций университета, а также особенностей их внедрения в образовательные практики вузов. Тем самым будет достигнуто единство трех уровней теоретического анализа, представленных в теоретической части исследования. Также это будет способствовать максимально эффективному проведению интерпретации результатов массового опроса студенческой аудитории. Высокие показатели УдГУ по статистике доступа к услугам Сети позволяют рассчитывать на широкий спектр возможностей в применении интернеттехнологий в образовательном процессе. Более того, поскольку высшее образование традиционно является фактором, положительно влияющим на активность индивида в виртуальном пространстве, этот тезис, скорее всего, будет актуален для большинства вузов, предоставляющих своим студентам хотя бы минимальные возможности работы в Сети. При проектировании новых педагогических методик следует, однако, обратить внимание на принципиально разные модели поиска учащимися электронной информации, определяемые типом факультета и специальности, на которых обучается индивид. По результатам проведенного исследования, можно выделить две основных модели такого рода. "Естественно-техническая" предполагает максимальную активность потребления услуг Интернета, большой объем просматриваемой информации, высокий уровень специальных знаний, а также безоплатный или частично оплачиваемый тип доступа. "Социальная" мо дель, напротив, основана на избирательном просмотре ресурсов, повышенных требованиях к качеству сетевых материалов, относительно низкой частоте выхода в виртуальное пространство и, как правило, полной оплате большей части таких сеансов. Студенты гуманитарных факультетов обычно могут выбирать и первый, и второй тип активности, в зависимости от индивидуальных потребностей и ресурсов. Отчасти противоречия в стандартах работы в Сети представителей различных специальностей могут быть разрешены путем развития таких интернетресурсов, как электронные библиотеки и каталоги сайтов, которые могут быть разработаны, в частности, и на основе интранет-технологий. В формировании этих новых источников информации подбором литературы, консультациями могли бы принять активное участие и преподаватели. Как отмечает В. В. Годин, склонение к участию в принятии решений при разработке информационных систем специалистов, не одобряющих нововведения, является едва ли не единственным способом получения положительной оценки с их стороны. Многочисленные результаты исследований, приведенные этим автором, показывают, что финансовая мотивация в данном случае практически не значима, поскольку самую консервативную позицию обычно занимают низкооплачиваемые работники с большим стажем, в принципе не готовые к материальным поощрениям.1 В то же время, безусловно, для преподавателей, активно одобряющих нововведения, может быть разработана и система материального поощрения. При пользовании интранетом экономия средств может быть достигнута и за счет сокращения объемов трафика интернет-соединений, в то время как учащиеся смогут получать необходимую информацию, пользуясь локальной сетью, либо посещать уже отобранные грамотным администратором сайты, лидирующие в своей области по качеству контента. Подчеркнем, что такого рода деятельность особо актуальна для социальных факультетов, студенты которых чаще других заявляли о своей заинтересованности в ходе опроса. Естественно, Годин В. В., Корнеев И. К. Управление информационными ресурсами. М., 2000. – С. 147.

что в ряде случае для формирования текстовых массивов могут быть использованы и собственные наработки студентов. Нередки случаи, когда учащиеся самостоятельно сканируют целые учебники, специальную литературу, а после проведения экзаменов эти материалы "забываются", не доходя даже до "коллег" со следующего курса. Также нельзя не отметить, что значительная часть студентов активно пользуется возможностью ставить интернет-ссылки в курсовых работах, рефератах. Соответственно, эта возможность также должна быть учтена как при принятии решений о разработке собственных интранет-ресурсов, так и в педагогической деятельности преподавателей. В современных условиях выглядит анахронизмом ситуация, когда ссылка на качественную публикацию, размещенную на электронном носителе, отклоняется только по причине отсутствия указания на печатный аналог. Но нельзя забывать и о многочисленных сайтах"однодневках", информация которых вряд ли может занять достойное место в студенческих работах, чаще всего ее используют для имитации хорошего знания источников. Так или иначе, даже на начальном уровне исследовательской деятельности, доступном студентам, важна своевременная стандартизация норм работы с электронным текстом, в отношении защиты авторских прав, способов цитирования, предпочтительных вариантов их публикации, характеру контроля со стороны научного сообщества. Оперативная социологическая информация полностью подтверждает этот тезис. Реализация описанных принципов развития позволит увеличить роль Сети в выполнении задач подготовки квалифицированных специалистов и проведении прикладных и фундаментальных научных исследований, даже при низкой частоте использования дополнительных возможностей, таких как поиск информации о конференциях и конкурсах, покупки через Интернет. Однако эффективное развитие информационной базы вуза невозможно без учета управленческих аспектов, которые, как было показано выше, в первую очередь выражены в формировании новых видов услуг, а также - в изменении организационной структуры учреждения. Первая особенность, с учетом сложившихся обстоятельств, в которых перспективы выхода вуза на рынок виртуальных образовательных услуг весьма размыты, может быть связана с определением моделей оплаты услуг связи. Традиционно проблемы материально-технического оснащения вузов занимают важное место в анализе процессов информатизации высшего образования. Даже если университету, или отдельным факультетам удается оснастить компьютерной техникой достаточное количество классов открытого доступа, качество каналов связи, как правило, оставляет желать лучшего. Это подтверждают и ответы опрошенных студентов, поставивших проблемы скорости доступа на первое место. Более того, даже платное потребление услуг коммерческих провайдеров не гарантирует существенного улучшения ситуации. Одним из вариантов выхода из такой ситуации является открытие в университете платных классов доступа в Интернет, по аналогии с коммерческими интернет-кафе и клубами. Как показывают результаты опроса, около 15% всех респондентов, в том числе, тех, кто в данный момент вообще не имеет доступа в Сеть, готовы воспользоваться этой услугой с большей вероятностью, нежели подключиться к коммерческому провайдеру. На сегодняшний день важно учитывать и относительно низкую долю семей, в которых есть персональные компьютеры, что еще больше сужает перспективы полностью коммерциализированных видов доступа. Однако возможности платных интернет-классов также не безграничны. Большинство студентов предпочитает делать выбор в пользу оплаты услуг доступа к Сети для работы или для досуга. Учеба находится в этом списке на последнем месте. Соответственно, пока можно предложить использовать этот вариант в качестве экспериментального дополнения стандартных способов подключения вузовских аудиторий.

Не менее перспективным направлением представляется поддержка студенческих практик использования Интернета в профессиональной деятельности студентов. Как показало проведенное исследование, эта группа учащихся более активно использует дополнительные образовательные возможности Сети, лояльнее относится к высокой оплате услуг связи. Очевидно, что мотивирование таких студентов на активное использование интернет-ресурсов в учебе и исследовательской деятельности, создание стимулирующих учебных ситуаций для расширения их профессиональных возможностей может создать положительные примеры внедрения информационных технологий в образовательный процесс без его тотальной "виртуализации". Например, Интернет как вспомогательная технология активно применяется в студенческих кадровых конкурсах, проводимых на основе методологии организационно-деятельностных игр, разработанной известным советским философом Г. П. Щедровицким.1 Образовательные программы этого типа, несмотря на активную поисковую работу игроков в Сети, никак нельзя назвать дистанционными, напротив, они ориентированы на постоянное персонифицированное взаимодействие субъектов образовательного процесса. Еще одно важное направление поддержки работающих студентов, также соответствующее реализации управленческой функции Интернета, это - формирование новых организационных структур, ответственных за развитие информационных технологий. Опыт российских регионов показывает, что успех применения информационных технологий в университетском образовании зачастую зависит от вхождения вуза на рынок информационных товаров и услуг. Создание собственных команд программистов, веб-студий, аналитических подразделений создает возможности расширенной практики для молодых специалистов, а при компетентном менеджменте приносит вузу финансовую прибыль и статус регионального лидера в сфере информатизации.

См.,напр., Щедровицкий Г. П. К анализу топики организационно-деятельностных игр. Пущино, 1986.

Наконец, в качестве последнего приоритета развития интернет технологий в региональном университете можно назвать усиление социокультурного статуса Сети, выраженное, в ситуации Удмуртского государственного университета, в приобщении студентов к нормам электронной коммуникации. Действительно, именно коммуникация превращает человека из пассивного потребителя услуг связи в активного пользователя нового информационного пространства. Коммуникация связывает воедино все другие виртуальные практики, позволяет обмениваться опытом и получать признание достигнутых индивидуальных результатов от широкого научного сообщества, именно она является основой функционирования полноценных "учебных сетей". В то же время, на сегодняшний день коммуникативная функция Интернета реализуется студентами минимально. Даже электронная почта по частоте применения не составляет конкуренцию "всемирной паутине". Форумы и конференции, группы новостей, столь распространенные в зарубежном университетском сообществе, а также интернет-пейджинг, практически не востребованы. Однако расходы времени и сетевого трафика на эти ресурсы гораздо менее значительны, нежели те, что уходят на поиск информации веб-сайтов. Таким образом, принципиальным становится не вопрос технического переоснащения, а формирования соответствующей мотивации студентов и преподавателей, создания в вузе культуры "интернет-общения". Во многом разрешению этой задачи могут способствовать коммуникации масс-медийного типа, то есть создание и поддержка в интернете университетских веб-сайтов. Эта деятельность интересна студентам, часть аудитории готова оказывать ей всестороннюю поддержку, а большое внимание, которое учащиеся уделяют интернет-СМИ, как центральным, так и локальным, иллюстрируется соответствующей статистикой опроса. Таким образом, в условиях отсутствия большого числа эмпирических исследований практик использования Интернета, тем более, с результатами, закрепленными в научной литературе, наиболее рациональным для разрешения задач диссертационного исследования представляется выбор стратегии кейсстади с комбинированием количественных и качественных методов прикладной социологии. Информация, полученная в ходе проведения кейс-стади практик использования ресурсов Интернета в Удмуртском государственном университете оказывается значимой в двух основных аспектах: как содержательное дополнение и уточнение теоретических схем, предложенных в первой части работы, а также как методическая разработка, положения которой могут быть использованы в более широких межвузовских, межрегиональных и федеральных исследованиях процессов информатизации университетского образовательного пространства. Высоким уровнем достижимости респондентов, характерным для группового анкетирования студенческой аудитории, обусловлено разрешение актуальной проблемы доступности социальной группы пользователей Интернета при формировании репрезентативных случайных выборок. Стоит еще раз подчеркнуть, что неразрешенность этой проблемы, особенно на уровне академических исследовательских проектов, является одним из главных препятствий для приращения конкретного социологического знания о таком объекте как сеть Интернет. В ситуации же проведенного исследования удалось перейти к анализу других, не менее важных особенностей эмпирического изучения индивидуальных практик работы в Сети. В результате, была получена информация о высокой востребованности Интернета как инструмента поддержки образовательной деятельности студентов Удмуртского государственного университета. Этот вывод приобретает стратегическое значение при заявленной в начале работы методологической ориентации на применимость полученной научной информации в управленческих практиках вузовской администрации. Научное подтверждение активности использования ресурсов Сети в работе университета позволяет рассматривать региональный университет как социальную среду в которой возможна и необходима разработка и реализация целевой политики в области информатизации университетского образования. Естественно, что в случае низкой пользовательской активности студентов речь пришлось бы вести скорее о техникоэкономическом плане подключения основной аудитории к ресурсам Сети, а тематика содержательного их использования была бы как минимум отложена. Полученные данные позволяют декларировать необходимость перехода от доминантной проблемы доступа студентов и преподавателей в Интернет к обсуждению оптимизации технологий работы в Сети, мотивации на эффективное и рациональное использование ее ресурсов, планов по созданию качественных электронных библиотек и коммуникативных сетей. Представляется важным отметить, что качественное улучшение в этом направлении станет возможным при более активном использовании субъектами университетского образования коммуникативной и масс-медийной функций Интернета, в то время как на сегодняшний день наиболее востребованной является его информационная функция. Естественно, с расширением электронного общения и работ по созданию и поддержке веб-сайтов, более востребованной окажется и коммерческая функция, которая в частности, может быть представлена более активной покупкой учебной литературы через Сеть, а также освоения студентами и преподавателями технологий электронных платежей. Разработка механизмов, которые должны обеспечить этот переход, и анализ основных противоречий, ему препятствующих, и стала основной задачей второй части кейс-стади, представленной серией глубинных интервью.

2.2. Механизмы оптимизации использования интернеттехнологий во взаимодействии субъектов университетского образования Рамочное обозначение основных направлений развития интернеттехнологий в отдельной организации или отрасли в целом неизбежно подразумевает анализ экономических, мотивационных, личностных факторов, влияющих на уровень освоения этих технологий участниками организации. Наиболее важным в этом отношении является выяснение факторов и условий, которые определяют эффективность интернет-взаимодействия основных субъектов образовательного процесса. Полученной количественной информации недостаточно для полного понимания возможных механизмов мотивации студентов и преподавателей на более активное использование возможностей образовательного виртуального пространства. Разрешение этой задачи становится возможным с использованием качественных методов социологического исследования, позволяющих понять логику работы в Сети участников интервью, выяснить глубинную структуру их проблем и потребностей и затем адаптировать полученные результаты для составления второго цикла рекомендаций, направленного, в первую очередь, на сглаживание эффектов "человеческого фактора" в освоении новых информационных технологий. Главным критерием отбора информантов стала возможность их отнесения к группе "верхних активных пользователей" Интернета. Можно предположить, что именно эти люди являются активными носителями, а в какой-то мере и создателями, норм и стандартов работы в Интернете. Более того, как таковой опыт этой категории людей позволяет им рассуждать о проблемах и перспективах интернет-практик с рациональных, содержательных позиций. Это в значительной степени устраняет эффект влияния стереотипизированных рассуждений об Интернете, которые часто воспроизводят индивиды, сами не являющиеся активными пользователями Сети. Более того, если масштаб использования ресурсов Интернета в Удмуртском университете в ближайшие годы будет расти, то, вполне возможно, что нынешние представители активной аудитории станут референтами, на поведение и практики которых будут ориентироваться их коллеги, освоившие интернет-технологии с большим временным лагом. В соответствии с выделенной проблематикой инструментарий глубинных интервью со студентами и преподавателями был разбит на три основных блока, в первом их которых исследовались основные аспекты подключения, частоты работы в Сети, оплаты доступа, во второй части - анализировались учебно педагогические и исследовательские практики работы информантов в Интернете, в третьей - обсуждались наиболее важные проблемы, с которыми сталкивается информант при использовании услуг Сети, а также его видение собственных возможностей расширения, оптимизации образовательных интернетпрактик. Названный порядок тем представляется возможным использовать и в интерпретации результатов проведенных интервью. Так, к числу наиболее значимых результатов первого блока можно отнести высказанный всеми без исключения информантами тезис о том, что существует некий минимальный, "базовый" набор услуг Интернета, от частого или даже ежедневного использования которого они не готовы отказаться в принципе, независимо от уровня оплаты, технических трудностей и других обстоятельств. Естественно, что содержание этого "набора" индивидуально для каждого информанта. Различна и мотивация его использования: для части отвечавших явно важнее были "удобство" и "комфорт" работы с информацией, другая группа пользователей акцентировала внимание на профессиональной или учебной необходимости работы в Сети. Но, так или иначе, сам факт таких высказываний говорит о необратимости изменений, произошедших в технике работы с информацией среди студентов и преподавателей, активно освоивших Интернет, а также о значительном финансовом "запасе прочности", который эта группа пока не использует, но который, без всякого сомнения, существует. Модели оплаты услуг, как среди студентов, так и среди преподавателей, отличаются повышенной гибкостью. Если есть возможность использования безоплатного доступа, она, как правило, реализуется. Отсутствие такого рода мест выхода в Сеть также не является критичным, и в этом случае информанты готовы платить за некоторый минимальный набор услуг. Несколько жестче сформированы стандарты оплаты у тех, кто ассоциирует свою работу в Сети с понятиями "удобство" и "комфорт". Эта группа предпочитает оплачивать те услуги, которые ей "удобно" потреблять в комфортной обстановке собственной квартиры или рабочего кабинета. В первую очередь, это относится к таким сер висам как: электронная почта, участие в рассылках и дискуссионных листах, чтение новостей, оперативный поиск небольших объемов информации. Если же речь заходит о дополнительных услугах, например, скачивании больших массивов отсканированных текстов, работе в электронных библиотеках, создании веб-сайтов, то в ход идут все доступные возможности, с уделением меньшего внимания комфортности рабочего места. Также гибкой является и структура мест доступа в Интернет. Помимо собственной квартиры и университета, важной возможностью работы в Сети является дополнительная занятость студентов и преподавателей в государственных и коммерческих организациях, которая становится все более распространенным явлением. По словам одного из респондентов, имеющего большой стаж работы во "всемирной паутине", "за последние пять лет возможности доступа выросли очень существенно, и проблемы связи сейчас уже практически не значимы. Было бы желание, а выйти в Интернет сейчас не проблема" (женщина, 25 лет). Этот тезис наглядно подтверждает тот факт, что примерно две трети опрошенных стараются по возможности работать с Интернетом и во "внештатных ситуациях" – при технических проблемах, в отпуске, в командировках, по крайней мере, на уровне просмотра и ответов на электронную почту. Интересен также вопрос о соотношении факультетского и общеуниверситетского уровней использования Сети. Если в отношении физического места доступа разница между использованием аудиторий Интернет-центра или факультетских классов (рабочих мест) не столь принципиальна, то для содержания сетевой активности студентов и преподавателей это различие оказывается весьма важным. В первую очередь, это можно связать с тем, что, как таковой, характер поисковых запросов во многом определяется предметной областью университетской дисциплины. Так, студенты юридического факультета отметили, что для них принципиальна возможность доступа к текстам недавно принятых нормативно-правовых актов, который "может корректно организовать только факультетская администрация" (мужчина, 20 лет). Значимым оказывает ся также наличие на факультете или кафедре внутренних ресурсов – каталогов, библиотек, методичек – обобщающих опыт работы студентов, аспирантов и преподавателей в Сети. Соответственно, одним из важных факторов успешной работы в Интернете является то, насколько пользователь оказывается "вооруженным" адекватным методическим материалом, позволяющим оптимизировать поисковую работу и коммуникацию. Очевидно, что этот тезис касается не общих навыков работы на компьютере и в Интернете, которые, по словам информантов, беспроблемно осваиваются самостоятельно, либо на уроках информатики, - а именно специфики поиска информации, определяемой предметной областью (мужчина, 19 лет). Безусловно, потребность в такого рода материалах и обмене опытом существует, в равной степени, и у студентов, и у преподавателей. Таким образом, важнейшее свойство интернет-практик субъектов образовательного процесса в Удмуртском государственном университете, которое не было выявлено в ходе массового опроса – это их адаптивность и гибкость. В деятельности университетского потребителя услуг Сети вполне успешно сочетаются различные варианты выбора оплаты, мест и частоты доступа, а выбор как таковой производится либо на основе индивидуальных предпочтений, либо исходя из конкретных обстоятельств. Но, в то же время, абсолютно все информанты определили минимальный набор услуг, от которого они не хотели бы отказываться ни при каких обстоятельствах. Собственно, именно этой целевой ориентацией и определяется свойство адаптивности: столкнувшись с трудностями, респонденты готовы искать и анализировать все доступные возможности, чтобы разрешить свои проблемы. Статистическое распределение по двум названным типам потребления можно интерпретировать не как глубинное различие между работой "гуманитариев" и "технических специалистов" в Интернете, а как индикатор существующей диспозиции в доступе этих специалистов к рабочим местам и их личных предпочтений.

Гораздо чаще различия потребностей в ресурсах Интернета между преподавателями гуманитарных и технических специальностей проявлялись в ответах на вопросы второй части интервью, направленной на определение возможностей Сети в учебно-педагогической и исследовательской работе. Так, гуманитарии наибольшее внимание уделяют поиску монографических и журнальных публикаций, интересуясь как новыми изданиями, так и "классическими", которые трудно найти в местных библиотеках. Для преподавателей естественно-научных дисциплин, и, в первую очередь, - математики, физики и информатики, - едва ли не более важным, чем тексты, оказывается методический блок информации, связанный с разработкой учебных задач, лабораторных и контрольных работ. Как отметил один из преподавателей, научная и учебная литература представлена в университетской библиотеке "относительно неплохо", но вот набор задач в ней достаточно стандартен, а соответственно, с каждым годом все меньше подходит для проверки знаний (мужчина, 32 года). Кроме того, разработка проверочных методик предполагает и постоянное ознакомление с опытом коллег, что принципиально неосуществимо при работе исключительно с учебниками. Однако большинство преподавателей отметило, что ни учебники, ни монографии, ни, тем более, методические разработки не представлены Сети в той мере, в какой это необходимо. Готовность части информантов оплачивать получение такой информации также, по их словам, пока не востребована. В целом, принято разделять учебный процесс на две основные составляющие – это аудиторное взаимодействие и внеаудиторная работа с информацией студентов и преподавателей. По словам информантов, технологии Интернета пока очень редко рассматриваются как полноценная замена аудиторным занятиям и семинарам, а сама идея "почти не у кого не вызывает энтузиазма". Несколько преподавателей отметили, что имеют собственные веб-страницы, на которых выкладывают программы курсов, статьи, часть лекционного материала, собственные расписания, но делают это исключительно "из интереса", а со ответственно, "как правило, бессистемно" (мужчина, 26 лет;

мужчина, 27 лет). В логике студентов, интернет-поддержка проведения лекционных курсов также пока не является предметом первой необходимости. Если преподаватель интересен и компетентен, то у студентов возникает естественное желание послушать его "вживую": задать дополнительные вопросы, записаться к нему на консультацию и т. д. Тексты же лекций по обязательным к зачету, но "неинтересным" дисциплинам всегда можно найти в различных формах и выбор бумажного или электронного типа носителя не является здесь принципиальным. В то же время, роль ресурсов Интернета в подготовке преподавателями материалов курса, а также внеаудиторной работы студентов оценивается информантами как постоянно возрастающая. Для многих из них, в первую очередь, студентов и молодых преподавателей, работа с электронной книгой зачастую более удобна, нежели с бумажной, поскольку электронный текст уже содержит механизмы, облегчающие цитирование, а, следовательно, - составление текстов рефератов, докладов, лекций и подобных материалов. Собственно, для активных пользователей Сети традиционная библиотека и Интернет существуют как равноправные места подготовки к лекциям, что само по себе можно охарактеризовать как значимый сдвиг в их образовательной деятельности. Естественно, что проблема недостатка качественной информации остается для опрошенных чрезвычайно актуальной, и об основных ее особенностях респонденты рассказали в проблемно-проективном блоке беседы. Однако, обсуждение роли ресурсов Интернета в педагогическом процессе невозможно без анализа существующих мнений о практике скачивания из Сети и сдачи на проверку чужих рефератов и курсовых работ. Позиции информантов по этому вопросу были достаточно однозначны;

кроме того, участники интервью не испытывали затруднений в рассказах о собственном опыте и принципах, что говорит о все большей публичности темы "рефератов". Большинство студентов отметило, что преподаватели заранее предупреждают их о тех возможностях, которые предоставляет Интернет, а также о возможных санкциях за об наружение недобросовестного поведения учащегося. Очень часто этот комментарий, особенно на таких факультетах как юридический и экономический, преподаватели дополняют списком "надежных" сайтов, на которых студенты при желании могут получить дополнительный материал по курсу и в дальнейшем использовать его на семинарах. Большинство преподавателей открыто говорит о своей способности отличить чужой текст от авторского и полностью уверены в применимости этого навыка в работе с любой аудиторией – студенческой, аспирантской, школьной, если такой элемент занятости присутствует. Таким образом, можно говорить о том, что практика "скачивания рефератов" постепенно перестает быть специфической особенностью в работе с Интернетом и становится частью тех формализованных механизмов уклонения от учебного контроля, которые всегда использовались неуспевающими студентами, но не относятся непосредственно к образовательному процессу. Если такого рода работы и пропускаются преподавателями, то исключительно в качестве практики "двойных стандартов", что является больше проблемой личной этики преподавателя, а не его компетентности, или доступности таких ресурсов в Интернете. Более проблемными выглядят возможности платного выполнения разного рода квалификационных работ с приемом заказа через Сеть. Вопросы в этом направлении вызвали у ряда информантов некоторое напряжение, и, в любом случае, содержательные ответы на них не были получены. Соответственно, можно предположить, что информационные ресурсы стали играть менее значимую роль для недобросовестных студентов и преподавателей, но увеличилось число коммуникативных и коммерческих возможностей, которые используются, может быть, менее активно, но постоянно. Именно активное использование интернет-коммуникации является главным отличием актуальной практики использования Интернета в научноисследовательской деятельности, как студентов, так и преподавателей. Если технологии поиска информации, а также структура информационных ресурсов Сети практически одинаковы, как в педагогической, так и научной работе, то основные механизмы электронной коммуникации при взаимодействии с научными руководителями, консультантами, коллегами оказываются востребованными в полной мере. Так, один из участников интервью отметил, что в последние дни перед защитой диссертации общение по электронной почте с научным руководителем стало единственным доступным способом оперативной подготовки к процедуре обсуждения доклада (мужчина, 32 года). По мнению другого информанта, возможности контактов через Интернет существенно повышают качество взаимодействия преподавателя и студента при работе над курсовыми и дипломными проектами (женщина, 40 лет). Во-первых, это связано с тем, что с помощью электронной почты или интернет-пейджера научный руководитель потенциально может пообщаться с большим количеством студентов, чем в аудитории. Во-вторых, появляется возможность "обсуждения текста в режиме online", когда обмен мнениями становится более оперативным, например, по несколько сообщений в день, и часто сопровождается быстрой корректировкой текста. Естественно, что такое взаимодействие повышает качество научной работы студента, при условии добросовестного отношения к процессу обоих взаимодействующих субъектов. Многие опрошенные студенты отметили, что такого рода потребность в электронной переписке у них существует, но не удовлетворяется. Важно подчеркнуть, что в представлениях активных пользователей Интернета такая "закрытость" преподавателя носит однозначно негативный характер и, как правило, ведет к дальнейшему уменьшению контактов с ним. Таким образом, коммуникация не смещается непосредственно в Сеть, но электронное общение становится важным и удобным дополнением к межличностному, персонифицированному взаимодействию. Этот тезис подтверждает и анализ ответов преподавателей. Большинство из них сообщило о том, что более половины их постоянных собеседников в Сети – это люди, с которыми они знакомы лично, либо жи вущие в одном городе – коллеги из других организаций, других подразделений вуза, сотрудники той же кафедры и т. д. Интересен также тот факт, что опрошенные студенты и преподаватели не считают себя более активными пользователями Сети, чем их коллеги, хотя изначально были отобраны для интервью именно по этому критерию. Причины таких оценок, безусловно, заслуживают отдельного исследования. Но, в любом случае, очевидно, что восприятие интернет-технологий становится все более "обыденным", а информанты, соответственно, не склонны выделять себя на общем фоне, так же, как если бы был задан аналогичный вопрос о частоте просмотра телепередач. Однако информанты выделяют две наиболее активные группы интернетпользователей среди преподавателей. Первая – это молодые преподаватели или аспиранты. Вторая представлена наиболее высокостатусными преподавателями, как правило, с докторской степенью и профессорским или доцентским званием. Первая группа осваивала навыки работы в Сети уже в процессе школьного или вузовского обучения, что сделало эту технологию более доступной и "дружественной". Представители второй группы мотивированы на освоение Интернета необходимостью поддержания академических контактов, а также большими возможностями в получении грантов, участии в федеральных и международных исследовательских проектах. Итак, анализ ответов второго блока глубинных интервью показал, что информационные потребности в педагогической и исследовательской работе имеют как сходное содержание, так и практически одинаковые механизмы реализации, представленные соответствующей структурой сайтов и ресурсами поисковых систем. Более значимой становится коммуникационная функция Сети, от активности использования которой во многом зависит эффективность общения студентов и преподавателей, а также преподавателей между собой по научно-исследовательской тематике. Потребность в таком общении на сегодняшний день востребована далеко не всеми участниками интервью, что говорит о воз можности интенсификации качественного взаимодействия субъектов образовательной системы именно в этом направлении. Именно на поиск возможностей более интенсивного и качественного использования разнообразных ресурсов Интернета, как студентами, так и преподавателями УдГУ, были направлены вопросы проблемно-проективного блока глубинных интервью. Так, значительное место в них, как по объему, так и по содержанию ответов, заняли высказывания информантов о собственных проблемах, возникающих при работе в Сети. По оценке большинства опрошенных, их нынешняя практика использования услуг Интернета "является, по большому счету, беспроблемной". Найдены наиболее удобные варианты подключения, есть домашний или рабочий компьютер в свободном доступе, выделен, если это необходимо, индивидуальный бюджет оплаты услуг, на должном уровне освоены навыки работы с браузером, электронной почтой, другими программами. Во многих отношениях активные университетские пользователи Сети, если не окончательно, то временно, сняли для себя наиболее насущные материальные и технические проблемы. Соответственно, более актуальными стали такие проблемы, которые, по словам одного из информантов, "больше зависят от внешних факторов или других людей, чем от меня самого" (мужчина, 30 лет). Такие затруднения возникают во всех четырех важнейших направлениях использования Интернета – информационном, коммуникативном, масс-медийном и коммерческом. Первое место по частоте упоминания, как среди студентов, так и среди преподавателей, является проблема недостатка или полного отсутствия в Сети качественного контента, то есть необходимой в подготовке учебных курсов или авторских публикаций информации – учебников, монографий, статей, докладов и т. д. Критерии "качественного контента" вариативны и меняются в зависимости от запросов конкретных пользователей. Иногда участникам интервью бывает нужна дополнительная информация специализированных сайтов, которая отсутствует в печатном виде. В других случаях, напротив, требуются электрон ные версии "бумажных" публикаций с постраничной разбивкой и полной библиографической информацией. Ресурсы существующих российских и зарубежных электронных библиотек на данный момент мало удовлетворяют тех студентов и преподавателей, которые пробовали обращаться к их услугам, а возможности сканирования печатных материалов на заказ, предоставляемые, в частности, сервисными центрами ИНИОН и Российской государственной библиотеки, достаточно дороги, относительно медленны в исполнении и не могут служить основанием для систематической работы с литературой. Близка по содержанию к описанной ситуации проблема самостоятельности студентов в работе с информацией Интернета. Опрошенные учащиеся университета хотели бы получать большую консультационную поддержку преподавателей и видят в них потенциальных экспертов, которые могли бы просеивать, фильтровать информационные ресурсы, оставляя наиболее важные ссылки, копии и т. д. В ряде случаев, эта потребность информантов сформирована негативным опытом поиска материалов в Сети и, соответственно, желанием минимизировать потери времени в будущем. Главное затруднение респондентов в интернет-коммуникации состоит в отсутствии нужных людей в "он-лайн" или в их нежелании вступать в переписку. Так или иначе, респонденты часто не в силах повлиять на эту ситуацию и вынуждены общаться только с теми коллегами и партнерами, которые самостоятельно проявляют активность. Разумеется, это является показателем того, что нормы сетевого общения еще недостаточно представлены в университетской среде, и возможность их распространения будет зависеть от механизмов "офф-лайнового" мотивирования индивидов, избегающих общения через Интернет. Некоторые из опрошенных преподавателей отметили, что более масштабное освоение коллегами интернет-коммуникации станет возможным только по мере того, как они осознают возможности информационного пространства в профессиональной конкуренции – разработке качественных курсов, быст рого и качественного повышения академической квалификации, получения подрядов и грантов на выполнение крупных исследовательских проектов и т. д. В той же мере "внешними" оказываются и проблемы, с которыми информанты столкнулись при освоении масс-медийных и коммерческих возможностей Сети. Самостоятельные попытки создать собственный веб-сайт или совершить покупки учебной и научной литературы, как правило, оказываются успешными и удовлетворяют пользователей. Однако такие механизмы, как доступное программное обеспечение для веб-публикаций или системы электронных платежей, по мнению преподавателей, которые пользуются этими услугами чаще, нежели студенты, далеки от совершенства и во многом являются препятствием для более активного потребления услуг Интернета. Эта логика подтверждается также ответами на вопрос о том, какими услугами и возможностями Сети информанты стали бы пользоваться дополнительно в условной ситуации неограниченного времени доступа. Большинство студентов не мыслит своего будущего рабочего места без подключения к Интернету и соответственно готово приложить усилия в использовании "всемирной паутины" для профессионального совершенствования и переписки с коллегами и деловыми партнерами. Для преподавателей более важен развлекательный аспект деятельности, они предпочли бы уделить появившееся время на неформальное общение, просмотр фильмов, посещение сайтов о досуге, туризме, спорте, культуре. В целом, информанты хотели бы работать с Интернетом максимально интенсивно используя все богатство его возможностей для учебы, профессиональной деятельности и эффективной организации досуга. Однако практически ни один из опрошенных не назвал образовательные или научные ресурсы Сети в числе тех, которые они хотели бы потреблять больше, чем сейчас. Кажущееся расхождение с результатами массового опроса, в котором позиция потребности в более активном использовании Интернета получила весьма представительную долю в общем распределении ответов, может быть вполне объяснимо. Понимая, что пределов профессиональному и личностному развитию не существует, студенты и преподаватели, с одной стороны, постоянно представляют себе новые возможности виртуального образовательного пространства, которые могли бы быть для них интересны. Но, сталкиваясь с описанной выше ситуацией, когда актуализация этих возможностей зависит от ряда внешних факторов, от деятельности людей или социальных групп, на которые участники интервью повлиять не в силах, они, будучи реалистами, отдают предпочтение тем услугам, которые не только интересны, но уже доступны для потребления. В результате, наиболее важными в контексте всего интервью оказались вопросы, которые были призваны охарактеризовать видение студентами и преподавателями идеальных возможностей взаимодействия друг с другом посредством использования различных ресурсов Интернета. По сути, выработка единой позиции, снимающей основные противоречия в отношениях этих групп, является важным шагом на пути к разработке социальных механизмов и технологий вовлечения в виртуальное информационное пространство новых участников, и соответственно, расширения диапазона образовательных интернетпрактик в региональном университете. В завершающей части интервью его участникам было предложено рассуждать в свободной форме о том, изменится ли взаимодействие преподавателя и студента в контексте тех возможностей, которые предоставляет сеть Интернет. Значительная часть опрошенных студентов выразила обеспокоенность тем, что вузовское образование становится все более формализованным, все больше их коллег и знакомых приходит в вуз только за тем, "чтобы получить диплом, и только". Вместе с тем, как заметил один из студентов, "потребность в получении качественных знаний никто не отменял, и если есть возможность сделать это непосредственно по месту учебы, то почему бы ей не воспользоваться?" (мужчина, 20 лет). Естественно, что продуктивные взаимоотношения с преподавателем как в рамках лекционных часов, так и вне аудитории играют наиболее важную роль при таком отношении к собственному образованию. Интернет в данном случае является эффективной технологией ускорения и упрощения коммуникации, а также доступа к новым знаниям на основе этого общения. Во многом эту точку зрения разделяют и преподаватели. "Если мы имеем в виду разработку действительно сильных и конкурентоспособных курсов," – рассуждает преподаватель, - "то Интернет – это действительно серьезный ресурс, который может использоваться для этого" (женщина, 25 лет). Преподаватель в данном случае выступает в качестве эксперта, который осуществляет отбор необходимой информации, ее классификацию и представление в наиболее удобной и корректной форме. Основная потребность в этом случае сводится к тому, чтобы такая экспертно-консультационная деятельность была востребована студентами, а содержательное насыщение интернет-ресурсов позволяло проводить эту работу действительно качественно. В рамках этого рассуждения информантам задавался дополнительный вопрос о роли Интернета как средства самообразования. Как показывает анализ ответов, в повседневной логике участников интервью само понятие "самообразование" имеет два значения – позитивное и негативное. "Негативное" самообразование предполагает избегание традиционных образовательных практик, их замену самостоятельной деятельностью по освоению учебных дисциплин за счет случайных, несистематизированных источников. "Позитивное", напротив, рассматривается информантами как получение дополнительных по отношению к общей дисциплинарной "базе" знаний, владение которыми выгодно отличает их от коллег. Если в первом случае субъект самообразования всячески стремится избежать контроля, то во втором – помощь и контроль со стороны экспертов, а также обмен опытом с коллегами являются важным условием качественного усвоения нужной информации. Таким образом, ожидаемые противоречия между группами преподавателями и студентами по поводу возможностей ресурсов Интернета в образовании в ситуации Удмуртского государственного университета являются, скорее, про тиворечиями между двумя распространенными "стилями" обучения. Стремление "вынести" образовательный процесс за пределы университета, равно как и ориентация на успешность и эффективность именно классического университетского образования может в равной степени разделяться как отдельными студентами, так и отдельными преподавателями. Попытки учащихся отойти от традиционных образовательных стандартов, заменив их самостоятельной работой, в первую очередь актуализируют информационную функцию Интернета, которая используется по мере обнаружения любых отвечающих запросам материалов, независимо от их качества. Примерно такая же ситуация возникает и при скачивании или заказе квалификационных работ через Сеть: коммуникация, безусловно, существует, но сама по себе не несет образовательного содержания. Получение дополнительных, более сложных знаний, напротив, предполагает более пропорциональное вовлечение информационной, коммуникативной, масс-медийной и коммерческой функций Интернета. Зачастую передаче такого знания от преподавателя к студенту предшествуют сложные технологические цепочки электронного общения, проходя через которые информация трансформируется и с высокой вероятностью попадает к учащемуся в более удобной и доступной форме. Разумеется, что сама по себе установка на повышение качества собственных образовательных курсов, консультаций по исследовательской деятельности студентов не связана напрямую с практиками использования Интернета. Квалифицированные преподаватели могут избегать новых информационных технологий, а их место зачастую успевают занять менее подготовленные и менее добросовестные коллеги. Это же утверждение справедливо и для студенческой аудитории. Однако тезис об амбивалентной образовательной перспективе Сети, получивший содержательное раскрытие в ходе проведенных глубинных интервью, подразумевает необходимость обобщения основных результатов качественного блока исследования и разработку на их основе рекомендаций по опти мизации интернет-взаимодействия студентов и преподавателей в региональном университете. Одним из наиболее важных результатов является открытие гибкости моделей подключения, оплаты и используемых сервисов Сети в университетской аудитории. Определившись с базовым набором услуг, который "жизненно необходим" для них в постоянной работе, активные пользователи Интернета демонстрируют готовность постоянно изменять собственные практики деятельности в виртуальном пространстве в зависимости от существующих возможностей, а также актуальных потребностей, которые, к примеру, на протяжении учебного года могут быть принципиально разными. Выявление этого факта позволяет говорить о том, что в вузовской среде уже действует достаточно большое число студентов и преподавателей, для которых материально-технические проблемы доступа в Сеть если и не сняты окончательно, то, по меньшей мере, не являются приоритетными. Вопрос о том, необходимо ли прилагать постоянные усилия для того, чтобы постоянно увеличивать долю этих людей, например, до 50-70% в общей численности штата учебного заведения, либо уже существующего количества активных посетителей "всемирной паутины" достаточно для того, чтобы использовать результаты их сетевой деятельности для повышения качества учебного и исследовательского процессов, по сути, не только остается открытым, но и не обсуждается в экспертных кругах как возможная дилемма. Между тем, при определенной мотивации студент, скачавший ценную информацию с сайта, или преподаватель, по переписке открывший новую возможность академического туризма, могут поделиться этими "открытиями" со своими коллегами. Социальные механизмы такого взаимодействия в перспективе могут стать главным предметом социологических исследований процесса информатизации университетского образования, что автоматически отодвигает на второй план требование поголовного оснащения компьютерами, Интернетом, собственными вебсайтами и системами управления контентом всей вузовской аудитории, которое очень часто бывает озвучено во многих федеральных и региональных образовательных проектах. Более точная интерпретация этого тезиса может быть дана в контексте проблемы "цифрового неравенства" (digital divide), что определяет содержание второго вывода проведенного исследования. Одним из первых эту проблему озвучило и концептуализировало американское правительство, опубликовав в 1995 г. доклад под названием "Кризис Интернета" (Falling Through the Net). В этом документе цифровое неравенство определялось как превосходство одной социальной группы надо другой в доступе к информационным технологиям, формирующееся за счет определенного демографического признака – географии, пола, возраста, расы, национальности, дохода и т. д. Это определение сразу же было взято на вооружение многими субъектами социальной, национальной и образовательной политики – от ЮНЕСКО до министерства образования России – и положено в основу ряда целевых программ, направленных на обеспечение равных прав доступа к компьютерам и Интернету для тех или иных социальных групп. Однако динамика развития мировых телекоммуникационных сетей оказывает огромное влияние и на активность использования информационных технологий. По мнению современных исследователей этого феномена, в последние годы разница в доступе и уровне владения Интернетом по таким основаниям как пол, возраст, раса, территория в значительной степени нивелируется. Однако проблема цифрового неравенства не только не исчезает, но и приобретает другое, во многом более сложное, содержание. Как пишет Л. Дж. Сервон, "принципиальное неравенство остается между теми индивидами, кто применяет свои ресурсы, образование и конкретные навыки для получения личной выгоды от использования информационных технологий и между теми, кто не делает этого."1 Точно так же, и неравенство между университетскими пользователями Сети более корректно определять не по количественным характеристи Servon L. J. Bridging the Digital Divide. N. Y., 2002. – Р. 4.

кам доступности для индивида интернет-сеансов, а тому, насколько функциональными эти сеансы оказываются для индивидуального и группового образования. Соответственно, выявление важности этого различия на основе информации эмпирического исследования демонстрирует необходимость концентрации менеджерских усилий именно в сокращении неравенства между уровнем компетентности и активности работы в Сети различных групп студентов и преподавателей. Наконец, третий вывод исследования состоит в необходимости утверждения "экспертно-центричной" модели в качестве основного направления "интернетизации" университетской образовательной среды. Высказанная участниками интервью потребность в получении качественного, персонифицированного образования, в котором общению с преподавателем отводится главная роль, предполагает освоение преподавательским составом функций "экспертов" по работе с Интернетом. В числе главных функций такого рода необходимо отметить поиск и фильтрацию дополнительной информации по учебным курсам, передачу студентам норм активной, научно-ориентированной интернеткоммуникации, более оперативное и качественное научное руководство с помощью электронной почты, обмен опытом с коллегами, в том числе, и посредством освоения механизма веб-публикаций. Учащиеся в этой модели взаимоотношений получают больше времени непосредственно на учебную и исследовательскую активность и менее озабочены поиском доступных рабочих компьютерных мест или совершенствованием собственных навыков работы в Сети, например, более точным формулированием запросов к поисковым системам. Естественно, что роль преподавателей в развитии таких востребованных студентами услуг как электронные библиотеки и университетские (факультетские, кафедральные) веб-сайты также трудно переоценить. Логично предположить, что наиболее одаренных студентов не удовлетворит "минимальный набор" услуг, предлагаемых преподавателями, и они, при необходимости, станут искать расширенные возможности доступа к ресурсам "всемирной паутины". Но значительная часть учащихся, в обозначенных границах деятельности, получает возможность пользоваться информационными технологиями, сокращая технические затраты на доступ, оплату и обучение более сложным навыкам поиска информации и общения в Интернете. Приоритетная роль преподавателей в процессе информатизации университета не является абсолютизированной. Вполне возможно, что через 30-50 лет электронная коммуникация станет для обучающихся основным способом взаимодействия, в то время как "бумажные" технологии будут рассматриваться как артефактные. В этом случае, безусловно, произойдет перераспределение образовательных ролей. Но пока, согласно данным глубинных интервью, традиционная и электронная коммуникация вполне успешно сосуществуют в региональном университете, либо конкурируя, либо взаимодействуя друг с другом, более оправданным выглядит не прогностический, а управленческий подход в рамках которого необходимо предложение рекомендаций по более активному вовлечению преподавателей в освоение образовательных интернет-технологий. Методологический анализ основных направлений воздействия Интернета на социальные институты и организации позволил выявить наиболее важные из них: изменение непосредственного содержания социальных практик, трансформация управленческих технологий и формирование новых культурных кодов. Именно этот подход можно использовать при разработке стратегии перехода регионального университета к "экпертно-центричной" модели использования Интернета. Так, важнейшим условием содержательного развития виртуального образовательного пространства является активизация электронной коммуникации студентов и преподавателей. Более предпочтительной является научная направленность этих контактов, которая представлена, в частности, дистанционным консультированием студентов при выполнении исследовательских проектов, а также обменом комментариями, ссылками, рабочими материалами между преподавателями. Вовлечение в эти контакты все большего числа участников в перспективе способствует не только усвоению ими норм быстрой и качественной академической коммуникации, но и росту "оборота" в Интернете качественных научных и образовательных текстов, которые, даже если и не проходят процесс веб-публикации, то по меньшей мере, становятся доступными по многоадресной рассылке. Логично предположить, что расширение названных коммуникативных, равно как и информационных возможностей, напрямую связано с доступностью университетских мест выхода в Интернет в первую очередь для преподавателей. Предложение в порядке принятия ежегодных бюджетов увеличивать финансирование интернет-центров и компьютерных классов выглядит слишком очевидным для оформления его в качестве отдельной рекомендации. Однако управленческие возможности университетской администрации в этом направлении не являются исчерпанными. В первую очередь, представляется возможным квотирование мест в факультетских и общеуниверситетских интернет-классах для преподавателей. В механизме этого квотирования можно было бы заранее заложить индикаторы результативности работы в Сети, такие как количество интернет-ссылок в учебных программах и публикациях, общая статистика посещения сайтов, активность электронной переписки по академическим доменным именам. Также представляется допустимым достижение договоренности вузовской администрации с коммерческими фирмами по открытию льготных кредитных линий для университетских сотрудников по покупке компьютерной техники, подключению к Интернету по выделенной линии. Такого рода мероприятия вряд ли будут способствовать массовому освоению Интернета всей преподавательской аудиторией, но, вполне возможно, вовлекут в виртуальное образовательное пространство еще 5-10% активных пользователей, что, по эффекту распространения ими знаний и информации, будет в целом более эффективным, нежели попытка "равноправной" доставки интернет-услуг всем вузовским сотрудникам и студентам.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.