WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«Ставропольский государственный университет На правах рукописи Рогожина Оксана Анатольевна ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ КОНСТИТУЦИОНАЛЬНОТИПОЛОГИЧЕСКОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ У ПОДРОСТКОВ, ВОСПИТЫВАЮЩИХСЯ БЕЗ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Е.Ф. Бажин с соавт., 1976) и предназначена для экспресс-диагностики в практической и исследовательской работе в области психологической психопрофилактики заболеваний, связанных с определенной спецификой условий жизни и некоторыми особенностями труда. Эта была неоднократно проверена в психологических исследованиях и оказалась удобной для обследования крупных контингентов с целью выявления “группы риска”, больных неврозами, психопатиями, а также здоровых лиц, работающих на полярных станциях. С помощью этих исследований было выявлено, что шкала психопатизации может служить не только для определения некоторых особенностей поведения испытуемых, но и для прогнозирования динамики состояния поведения в процессе лечения (Н.Б. Ласко, 1976). Средняя оценка по шкале невротизации для подростков с неврозами равнялась -20,9, а в группе здоровых +18,5. Средняя оценка по шкале психопатизации у испытуемых с психопатиями ровна 14,1, у здоровых -2,5. Наиболее тяжелые больные неврозами и психопатией дают отрицательные общие оценки как по одной, так и по другой шкале, причем большей оказывается та оценка, которая соответствует заболеванию, т.е. неврозу или психопатии. Личностный опросник Айзенка (EPI) Автор, начав с изучения литературы, связанной с описанием свойств личности в норме и патологии, пришел к выводу, что на протяжении многих лет большинство исследователей выделяли два основных свойства, определявших разнообразие типов личности, хотя называли их по-разному, неодинаково интерпретировали и акцентировали различные аспекты этих свойств. Это экстраверсия - интроверсия (автор подчеркивает поведенческие проявления этого свойства) и эмоционально - волевая стабильность нестабильность (или нейротизм). Эти свойства Айзенк находит в неявном виде в классификации темпераментов, идущей от Гиппократа и Галена, у Канта и Вундта, в типологии Юнга, а также в современных экспериментальных и клинических работах. Эти две основные переменные легли в основу его двухфакторной модели личности. В так называемом "круге Айзенка" представлена модель, показывающая "связь между классическими четырьмя темпераментами и результатами современных методов факторно - аналитического описания личности. Согласно Айзенку, переменные "экстраверсия - интроверсия" и "нестабильность - стабильность" ортогональны, т. е. независимы, и каждая представляет собой континуум между двумя полюсами крайне выраженного личностного свойства.

Поэтому в норме большинство испытуемых располагаются где - то между полюсами, ближе к центру, удаленность от которого будет свидетельствовать о степени отклонения от средней и выраженности соответствующих личностных свойств. В 1963 году Дж.Айзенком был разработан опросник- EPI. Он содержит 57 вопросов, из которых 24 работают по шкале экстраверсии - интроверсии, другие 24 по шкале эмоциональной нестабильности - стабильности, а остальные входят в контрольную шкалу лжи (искренности-неискренности). Для исключения возможности запоминания ранее данных ответов Айзенком было предложено два варианта данного опросника (А и В), что позволяет проводить повторное исследование после тех или иных экспериментальных процедур. Средняя оценка 12 ± 2 балла является гипотетически средней. Низкие баллы по шкале экстраверсии - интроверсии (0-10) означают интроверсию, высокие - экстраверсию (14-24). Нейротизм - это состояние, характеризующееся эмоциональной неустойчивостью, тревогой, низкой самооценкой, вегетативными расстройствами. Он представлен шкалой от 0 до 24 баллов. Г.Дж. Айзенк приводит средние данные в зависимости от пола, возраста, образования и профессии. Женщины имеют более высокие оценки по нейротизму и более низкие - по экстраверсии. Молодые испытуемые имеют более высокие оценки и по экстраверсии и по нейротизму. Природа интро - и экстраверсии усматривается во врожденных свойствах ЦНС, которые обеспечивают уравновешенность процессов возбуждения и торможения. Опросник для выявления и оценки невротического состояния. Опросник создан на основе клинических симптомов неврозов и состоит из 68 вопросов, расположенных в порядке убывания их информативности (К.К. Яхин, Б.М. Менделевич, 1978). Среди множества симптомов, характеризующих невротические состояния, выбраны болезненные признаки, встречающиеся с большей частотой среди лиц, страдающих неврозами. Для оценки каждого из признаков использовалась система из 5 градаций: всегда 1, часто - 2, иногда - 3, редко - 4, никогда - 5. Такая система оценок позволяет подходить к определению своего состояния испытуемым более дифференцированно, чем система "да- нет". Опросник имеет 6 шкал: тревоги, невротической депрессии, астении, истерического вегетативных реагирования, нарушений. обсессивно-фобических этих шкал нарушений, оценить Выделение позволяет качественное своеобразие невротической симптоматики, дает возможность определить среди множества симптомов ведущие и их сочетания. Методика определения уровня невротизации и психопатизации (УНП) В институте им. В.М. Бехтерева, на базе вариантов адаптированного теста MMPI, была создана дифференциально - диагностическая методика определения уровня невротизации и психопатизации (УНП) (Бехтерева, 1980;

Е.Ф. Бажин в соавт., 1976), предназначенная для экспресс-диагностики, практической и исследовательской работы в области психогигиены и психопрофилактики заболеваний, связанных с определенной спецификой условий жизни и некоторыми особенностями труда, в частности невротических состояний и психопатических декомпенсаций. Методика УНП содержит 80 утверждений из состава MMPI, статистически достоверно различающих сравниваемые группы испытуемых и норму, а также контрольные вопросы шкалы неискренности (лжи). При построении УНП использовался принцип теории распознавания образов, которая рассматривает задачу конструирования решающего правила для классификации наблюдений по заданной совокупности известных для каждого наблюдения признаков. Решающее правило представляет собой дискриминантную функцию, вычисляемую для конкретных значений признаков конкретного классифицируемого объекта. Полученное значение дискриминантной функции сравнивается с пороговыми значениями, на основании чего выносится заключение о принадлежности объектов к тому или иному классу. Диагностические коэффициенты вычислены отдельно для выборок мужчин и женщин. Отрицательная величина коэффициента свидетельствует в пользу патологии, а положительная - против. Итоговая оценка по каждой шкале (шкале невротизации и шкале психопатизации), представляющая собой алгебраическую сумму всех диагностических коэффициентов ответов конкретного испытуемого, также может быть отрицательной или положительной. Оценки, не выходящие за пределы ±10 по шкале невротизации и ±5 по шкале психопатизации, попадают в зону неопределенного диагноза. Если оценка выходит за эти пределы, то может быть принято соответствующее диагностическое решение. При этом, чем больше абсолютное значение итоговой оценки, тем дальше данный испытуемый находится от границ, разделяющих дифференциальную группу. Содержательный анализ шкал показал, что утверждения, входящие в шкалу невротизации содержат такие характерные проявления невротических состояний как быстрая утомляемость, нарушения сна, ипохондрическая фиксация на неприятных соматических ощущениях, снижение настроения, повышенная раздражительность, возбудимость, наличие страхов, тревоги, неуверенности в себе. Утверждения шкалы психопатизации охватывают лишь некоторые из черт, характерных для психопатических личностей равнодушие к принципам долга и морали, безразличие к мнению окружающих, повышенный конформизм, стремление выделиться среди окружающих, лицемерие, вспыльчивость, подозрительность, повышенное самолюбие и самоуверенность. По данным проведенного корреляционного анализа авторами методики были получены следующие данные: невротизация формируется под влиянием трех классов психических явлений - эмоционально-мотивационных особенностей личности, основной составляющей темперамента (нейротизм), и собственно психологического состояния человека (самочувствие, основной фон его переживаний). Уровень невротизации отражает как динамически изменяющиеся особенности человека (состояния), так и относительно более статичные (свойства личности). Невротизацию таким образом можно представить как вариативную личностную переменную. Типичный для конкретного человека уровень невротизации, обусловленный в основном его личностными изменений особенностями, ее уровня, и определяет вероятностный диапазон вызываемых различными психогенными, соматогенными и социогенными факторами. Шкала манифестной тревоги Тейлора (TAS). Шкала манифестной тревоги Тейлора (Tailor, 1953) определяет только одну черту – тревожность. 50 входящих в нее утверждений выведены из MMPI. TAS измеряет, насколько тревожен пациент в целом, и характеризуется способностью отражения ситуационных изменений тревоги. Патохарактерологический диагностический опросник (ПДО) Патохарактерологический диагностический опросник (ПДО) для подростков предназначен для определения в подростковом возрасте типов акцентуаций характеров и вариантов конституциональных психопатий, психопатических развитий и органических психопатий. Составленные фразы опросника отражают жизненное отношение к ряду актуальных проблем при разных типах характеров подросткового возраста. В число исследуемых проблем включалась оценка собственных витальных функций (самочувствие, настроение, сон, аппетит, сексульные влечения, отношение к окружающим, друзьям, незнакомым и пр.) и к некоторым таким категориям, как критика и поучения в свой адрес, правила и законы и т.д. Данная методика диагностики на основе самооценки испытуемого своих отношений наиболее объективна и надежна, чем исследования, в которых подростку предлагают отметить у себя те или иные черты характера. При работе с ПДО надежность метода повышается за счет двойной системы оценки отношений с положительной и отрицательной сторон, из которых испытуемому предлагается выбрать как подходящие, так и неподходящие. Диагностическое значение выборов для обследуемого остается неизвестным. С помощью ПДО могут быть диагностированы следующие типы психопатий и акцентуаций характера: гипертимный тип, циклоидный, лабильный, астено - невротический, сензитивный, психастенический, шизоидный, эпилептоидный, истероидный, неустойчивый, комформный, смешанные типы. При этом учитывалось, что практически не сочетаются гипертимность с лабильностью;

астено - невротический тип с сензитивностью, психастеничностью, шизоидностью и эпилептоидностью;

циклоидность со всеми типами кроме гипертимного и лабильного;

лабильность – с психастеничностью, шизоидностью, эпилептоидностью;

сензитивность – с эпилептоидностью, неустойчивостью;

психастеничность с эпилептоидностью, неустойчивостью;

психастеничность с эпилептоидностью, истероидностью, неустойчивостью. Промежуточные типы обусловлены эндогенными, преимущественно генетическими факторами, допускается возможность особенности развития в раннем детстве. К ним можно отнести лабильно - циклоидный, гипертимноконформный, а также сочетание лабильного типа с астено - невротическим и сензитивным, последних – друг с другом и с психастеническим. В ряду эндогенных закономерностей возможна трансформация гипертимного типа в циклоидный. Амальгамные типы – это смешанные типы, формирующиеся в течение жизни в результате напластывания черт одного типа на эндогенное ядро другого, влияния дисгармонического воспитания или хронически неблагоприятных условий: так, на гипертимное ядро могут наслаиваться черты неустойчивости. К лабильности может присоединяться истероидность и сензитивность. Неустойчмвость может наслаиваться на шизоидное, эпилептоидное, истероидное, лабильное ядро. Под влиянием асоциальной среды из конформного типа может сформироваться неустойчивый.

Эпилептоидные черты могут наслаиваться на конформное ядро в условиях жестких взаимоотношений. Дополнительные диагностические показатели по шкале объективной оценки. Для суждения о достоверности результатов использованы показатели диссимуляции “Д” и откровенности “Т”. Показатель диссимуляции предназначен выявить стремление подростков скрыть черты своего характера и особенности своих отношений. Показатель откровенности отражает тенденции открыто признавать неблагоприятные, нередко утаиваемые особенности отношений. О возможной диссимуляции черт характера можно судить, если показатель “Д” превышает показатель “Т” не менее, чем на 4 балла. Установление возможной диссимуляции снижает правильность диагностики типов и практически исключает объективную диагностику циклоидных и конформных типов, высокий показатель “Д” (6 и более баллов) наиболеесвойственен неустойчивому типу. Если показатель “Т” больше “Д”, то это указывает на высокую степень откровенности в самооценке. Чаще всего это встречается у представителей циклоидного и психастенического типов. Индекс “В” отражает возможность изменений характера вследствие резидульного поражения мозга. Указанием на органическую природу изменения характера служит величина этого индекса, равная 5 и более. Индекс “В” ниже 5 не исключает органического генеза, т.к. лишь в 45 % случаев органической психопатии индекс “В” больше или равняется 5. Наоборот, высокий индекс при отсутствии клинических признаков органического резидуума не превышает 10 %. Высокий индекс “В” достоверно часто встречается при эпилептоидном типе характера. Показатель отражения реакции эмансипации “Е”. Это реакция связана со стремлением высвободиться из-под контроля, опеки, надзора. Она может проявляться как в поведении, так и в высказываниях. В поведении эта реакция ярко выражена у представителей типа Г. Очень сильное выражение показателя “Е” (6 и более баллов) встречается при типах шизоидном и истероидном. Реакция эмансипации оценивается таким образом: 0 или 1 балл - слабое отражение, показатель “Е” 2-3 балла - умеренное;

4 и 5 баллов - выраженное;

6 и более баллов - очень сильное. Если показатель “Е” равен 4 и более баллов, то типы С и П не диагностируются независимо от числа баллов в их пользу. Этим типам не свойственна ни поведенческая, ни декларативная реакция эмансипации. Поэтому о противоречивости результатов свидетельствует сочетание высоких показателей по типам С и П с показателем “Е”, равным или более 4 баллов. Показатель психологической склонности к алкоголизации “V”(от vine вино ;

А.Е. Личко, В.В. Александров и др., 1977) дает возможность судить о таковой, если он равен +2 и выше, однако, “V” равный +6 и выше, свидетельствует о стремлении демонстрировать свою склонность к употреблению спиртного. Величина его, равная 0 или +1, означает неопределенный результат, отрицательная 86 величина подтверждает отсутствие психологической склонности к алкоголизации.

Авторы подчеркивают, что данная шкала диагностирует именно психологическую склонность к алкоголизации, а не констатирует злоупотребление алкоголем. Поэтому с ее помощью выявляются подростки не только те, которые употребляют спиртное, но и те, которые не имеют достаточно твердых антиалкогольных установок и в соответствующих условиях легко соскальзывают на этот путь. Этот показатель зависит как от типа акцентуации характера или психопатии, так и от ближайшего окружения подростка. Показатель психологической склонности к делинквентности - “d” (деликт - проступок, мелкое нарушение). Эта шкала предназначена для подростков мужского пола (А.А. Вдовиченко);

для девочек с делинквентным поведением аналогичная шкала разработана В.В. Егоровым. Однако этот показатель обследуемых мужского пола можно учитывать лишь при некоторых типах акцентуации. Указанием на возможную склонность к делинквентности служит при типах Г, Л - показатель в 2 балла и выше, а при типах Э, И - 4 балла и выше. При типе Ш часто встречаются высокие показатели независимо от склонности к делинквентности. при типе Н значение показателя обычно невелико. Следует отметить заметные различия в системе отношений между делинквентными подростками мужского и женского пола. Высота показателя предложенной оценки психологической склонности к делинквентности для подростков женского пола отражает насыщенность конфликтами системы отношений делинквентного подростка (В.В. Егоров, 1981). Показатель мужественности, женственности для подростков разработан сравнительно недавно (А.Е. Личко, Н.Я. Иванов, С.Д. Озерецковский, 1982). Суждение о преобладании черт мужественности - женственности делается на основании разности сумм баллов - m и f. Разность со знаком “+” свидетельствует о преобладании черт мужественности, со знаком “-” - черт женственности. Авторы подчеркивают, что шкала m - f предназначена вовсе не для оценки сексуальной склонности, а лишь для суждения о доминировании черт мужественности или женственности в общей системе личностных отношений, что сказывается на поведении в целом. По данным С.Д. Озерецковского, существенные отличия от нормы выявились по показателю m при сравнении отдельных типов психопатии и акцентуации. При гипертимном, эмоционально-лабильном, эпилептоидном и неустойчивых типах показатель m отчетливо свидетельствовал о преобладании черт мужественности. Это происходило за счет значительного по сравнению с нормой повышения показателя при гораздо меньшем увеличении показателя f. При шизоидном, сенситивном и истероидном типах у подростков мужского пола обнаружен существенный сдвиг в сравнении с нормой в сторону феминизации личностных отношений. Это особенно заметно, когда речь идет о шизоидной и сенситивной психопатии. Наоборот, при неустойчивой психопатии показатель m заметно выше, чем при акцентуации того же типа. Авторы подчеркивают, что при шизоидной психопатии и акцентуации и при сенситивной психопатии сдвиг в сторону феминимизации происходит за счет заметного повышения показателя f при неизменном или даже уменьшенном показателе m. Некоторая феминность истероидов наблюдениям. Шкала субъективной оценки служит для выявления того, каким свой характер видит сам подросток или каким (при диссимуляции) он хочет его показать. Шкала позволяет судить о правильности самооценки. Совпадение данной шкалы субъективной оценки с клинической оценкой типа, т.е. правильная самооценка зависит как от степени психопатизации, так и от типа характера. При психопатиях самооценка более неадекватна, чем при 88 и сенситивных юношей соответствует клиническим акцентуациях характера, за исключением неустойчивой и истероидной акцентуации, отмечалась отличающейся при сензитивном, самооценкой. гипертимном Адекватная и самооценка типах.

шизоидном Амбивалентность самооценки (значительное число выборов в пользу какоголибо типа как в качестве подходящих, так и в качестве наиболее отвергаемых) встречались среди здоровых подростков (Н.Я. Иванов, 1981). Однако у больных вялотекущей шизофренией, при психопатиях и акцентуациях шизоидного типа амбивалентность регистрировалась достаточно чаще. При шизофрении амбивалентность самооценки характера встречалась даже тогда, когда ни в поведении, ни в высказываниях ее еще нельзя было отметить (О.А. Ахвердова, 1998). Шкала субъективной оценки позволяет также выделить черты достоверно отвергаемых типов. Использование метода, адекватно характеризующего самооценку подростка в различные моменты его жизнедеятельности, позволяет, с одной стороны, уточнить уровень неадекватности в саморегуляции поведения, отражая выраженность или склонность к делинквентному поведению, и с другой – объективизировать эффективность медико-психологических или педагогических воздействий на личность подростка и отметить, если она будет иметь место, степень дифференцированности в регуляции поведения. Известный способ диагностики самооценки подростка по субъективной шкале ПДО (А.Е. Личко, Н.Я. Иванов, 1976) имеет ограниченную область применения и обеспечивает представление об одном из аспектов самосознания – самооценке, но не характеризует самосознание в целом. Описанный способ изучения аспектов нарушения формирования самосознания у подростков при патохарактерологическом развитии, психопатиях путем сопоставления субъективной и объективной шкал ПДО между собой и по регистрируемому ведущему типу личности (В.Я. Седельников, 1982), также не обеспечивает высокой точности исследования и имеет ограниченную область применения. Повышение точности способа диагностики уровня адекватности самосознания у подростков, позволяющего определить возможность индивидуального воздействия на самосознание подростков для коррекции патологических и непатологических стереотипов поведения, достигается тем, что в зависимости от типа личности сопоставляются данные субъективной и объективной шкалы путем алгебраического вычитания в баллах результатов субъективной и объективной шкал (О.А. Ахвердова, 1998) Результаты субъективной шкалы, сопоставляясь с данными объективной шкалы, выгодно отличаются тем, что позволяют судить об уровне адекватности не только субъективной самооценки, но и самосознания в целом, поскольку в ПДО входят наборы многочисленных таблиц, регистрирующих отношение испытуемого к своему внутреннему миру, к внутреннему миру окружающих, к прошлому, будущему и т.п. Автор предлагает полученное количество баллов распределить по оси абсцисс в виде отрицательных и положительных значений. Адекватный уровень самосознания, оцениваемый в баллах, соответствует нулевому значению на оси абсцисс, т.е. чем ближе отрицательные и положительные значения алгебраической разности между баллами объективной и субъективной шкал располагаются к нулю, тем адекватнее уровень самосознания обследуемого подростка. При этом необходимо учесть, что положительные величины свидетельствуют о недооценке подростком тех или иных черт своего характера, независимо от ведущего типа личности или с учетом его. Отрицательные же величины свидетельствуют о переоценке тех или иных характерологических самосознания. 90 особенностей подростка в общей структуре Иначе определяется способность подростка к когнитивному и эмоциональному самосознанию различных составляющих образа «Я». Это осуществляется следующим образом: испытуемому предоставляется брошюра ПДО и регистрационный бланк. Вначале испытуемый в каждой предлагаемой таблице выбирает 1 – 3 ответа, наиболее подходящих для него, и номера ответов заносит в соответствующую графу. Раскодирование результатов субъективной шкалы производится по коду шкалы субъективной оценки, как для графы «наиболее подходящие ответы», так и для графы «наиболее неподходящие ответы». Результаты субъективной шкалы в виде баллов по каждому типу характера заносятся на специальные шкалы. В последней разделяют со знаком «+» отмечаемые у себя подростком черты характера, а со знаком «-» - отвергаемые им черты характера. После этого производится алгебраическое сложение баллов по каждому типу характера. Следующий, заключительный этап исследования представляет собой алгебраическое вычитание конечных баллов субъективной шкалы из общих баллов объективной шкалы. В тех случаях, когда конечная алгебраическая разность будет располагаться в диапазоне от – 2 до + 2 относительно нуля, диагностируется оптимальный уровень адекватности самосознания. Если алгебраическая разность баллов объективной и субъективной шкал располагается в пределах от – 2 до – 4 и от + 2 до + 4, то диагностируется умеренно выраженный уровень адекватности самосознания. Иные диапазоны означают низкий уровень адекватности. Предложенный способ является универсальным для подростков, имеет широкую область применения, позволяет прогнозировать и выявлять подростков с патологическим и социально-неприемлемым стереотипом поведения, с экзогенной и психогенной патологией. 2.2. Конституционально-ориентированная психологическая помощь воспитанникам учреждений интернатного типа Адекватная и своевременная диагностика конституционально типологической недостаточности высшей нервной деятельности и личности у детей и подростков, воспитывающихся без семьи, подразумевает оказание специализированной психологической конституционально-ориентированной психологического консультирования. Специализированная психологическая помощь основывалась на концепции сотрудничества в психологическом консультировании (К.Роджерс), помощи, основанной на приемах психокоррекции, психотерапии и адаптированной к случаям школьной дезадаптации принципах лечебной педагогики Н.Е.

О.Н. Усановой (1995);

(1995);

методе Поляковой реконструктивной психотерапии В.Н. Мясищева (1961) в модификации Н.Н. Ерошенко (2002), Э.М. Козловой (2003) и программу активной и пассивной арттерапии, разработанную Н.Н. Волосковой (2001) для подростков, имеющих аномальную личностную изменчивость органического происхождения, адаптированную к настоящему контингенту испытуемых. Предложенная О.Н. Усановой (1995) концепция сотрудничества в психологическом консультировании, разработана на основе теории К. Роджерса. В рамках излагаемой концепции сотрудничества в консультировании человек рассматривается как целостная, активная, относительно автономная личность, вступающая в коммуникативные отношения с окружающими, получающая возможность реализовать свои способности размышлять, переживать, действовать, вербализировать собственные действия и переживания, рефлексировать. Важной теоретической основой сотрудничества в консультировании является концепция действительности, представления о том, как субъект приходит к самоощущению и мировосприятию. По мнению О.Н. Усановой, действительность для человека является всегда субъективно сконструированной реальностью. Любая ситуация представляет собой конструкцию субъекта, который эту действительность отражает, то есть ситуация - это индивидуальная картина мира и самого себя. Это означает, что человек действует не столько на основании информации, которую он получает от окружающей среды, сколько на основании созданных им внутренних образов, представлений, идей о мире, о себе самом. Такое видение себя и мира как внутренняя основа управления человеком своими действиями возникает в общем, контексте актуальности, социальной и исторической обусловленности индивидуума. Рефлексивность субъекта обеспечивает ему возможность непосредственного отражения и реконструирования субъективной картины мира и самого себя посредством устного и письменного оформления в языке. Такая концепция действительности и субъективного ее отражения способствует организации процесса консультирования на всех его этапах. Важной составляющей анализируемой концепции выступает идея модели действия, которая строится человеком на основе его представлений о своем образе и об образе действительности. Действие личности рассматривается нами как событие или система событий, связанных определенным контекстом и имеющих субъективное значение. Этот контекст специфичен тем, что действия личности обуславливаются связью одновременно со многими системами (детский дом, школа, друзья и т.д.). В связи с этим модель действия на основе понимания человека как рефлексирующего субъекта в его системных отношениях не может представлять собой прямолинейной причинно-следственной связи. Скорее это циркулирующие процессы обратной связи между действующим лицом и участниками систем его взаимоотношений. Наиболее эффективны следующие структуры действий: Введение консультируемого в ситуацию. Описание проблемы и реконструкция внутреннего мира ощущений и мыслей. Смена ролей. Анализ и выделение главной проблемы. Выбор цели и принятие ее. Разработка путей достижения цели. Принятие решения. Подготовка к осуществлению решения. Психологическая поддержка консультируемого в процессе реализации решения. Эти действия эффективно можно осуществлять при соблюдении определенных условий. Для консультирования выбирается удобное время, не провоцирующее торопливость в работе. Психолог и клиент занимают удобное положение в комфортном помещении. Проводится точное распределение ролей (есть консультант и консультируемый). Задача консультанта - перевести консультируемого от изложения жалоб к планированию конкретных действий по решению проблемы. При работе с подростками - сиротами мы основывались на принципах лечебной педагогики, в связи с большой распространенностью нарушений школьной и социальной адаптации детей и подростков, воспитывающихся без семьи. Лечебная или медицинская педагогика - это оказываемое с лечебной целью воздействие на личность больного ребенка или подростка, в частности, страдающего нервно-психической патологией. Фактически любой школьный коллектив в настоящее время нуждается в специалистах по лечебной педагогике, психокорректорах (Н.Е. Полякова, 1995). Методы лечебной педагогики разнообразны и зависят не только от формы заболевания, но и от его стадии, степени выраженности психических нарушений, возраста больного и его микросоциальной среды. Задачами лечебной педагогики являются: коррекция поведения, нарушенного болезнью, психотравмирующей ситуацией или неправильным воспитанием: пробуждение отсутствующего или утраченного интереса к учебной работе;

ликвидация педагогической или социальной запущенности;

приобретение профессиональных ориентации. Успех лечебно - педагогической работы определяется объединением усилий, согласованностью действий медицинского персонала, психологов, педагогов, детей и подростков, на которых направлены эти усилия. навыков и решение вопросов профессиональной Выпадение хотя бы одного звена из этого комплекса снижает эффективность проводимой работы. Первая и главная задача педагога увидеть и осознать, что все дети разные и трудны они по - разному. Различаются они по следующим характеристикам: уровень активности, энергичность, регулярность различных биологических циклов (сон, бодрствование, голод, насыщение, динамика процессов выделения и т.д.). Дети различаются по способности к адаптации (т.е. тем, насколько легко меняется их поведение в ответ на изменившиеся обстоятельства окружающей среды) и по интенсивности своих эмоциональных реакций (например, обнаруживая свою радость громким смехом или спокойной улыбкой, а неудовольствие - криком или жалобой). В наиболее сложное положение попадает ребенок или подросток непризнанный в школьном коллективе, непринятый неформальной средой сверстников и лишенный поддержки семьи. К трудностям поведения присоединяются в разной степени выраженные нервно - психические расстройства в виде колебаний настроения, повышенной обидчивости, ранимости, плаксивость или повышенная 95 раздражительность с агрессивностью. Возникновение нарушений сна, аппетита, повышенной утомляемости, головной боли, расстройств желудочно-кишечных функций так называемой психосоматической симптоматики - указывает на глубину психопатологического состояния и необходимость обращения к психиатру. Лечебная педагогика помогает решить общие педагогические и общевоспитательные задачи по передаче детям и подросткам необходимых общеобразовательных навыков. Основным действующим фактором педагога является слово и в этом лечебно - педагогическое воздействие сходно с психотерапевтическим (Б.З. Драпкин, 1979). Особого педагогического группа внимания которые требует по значительная нервно по представительству детей, состоянию психического здоровья находятся на нижней границе нормы и обнаруживают признаки отклонений в психическом здоровье, дисгармоническое развитие. Они не больные, находятся в состоянии своеобразного неустойчивого равновесия. Своевременное лечебно - педагогическое воздействие способно предотвратить, нормализовать, а под час и полностью компенсировать отклонения в поведении ребенка. Одним из принципов лечебной педагогики является необходимость индивидуального полхода к каждому ребенку и подростку, учет его психологических особенностей, наиболее здоровых звеньев и свойств личности и использования их для организации лечебно - педагогического процесса. Важен также принцип соответствия. Нагрузки, особенно интеллектуальные, должны соответствовать физическим и психическим возможностям воспитанника. Начиная с требований, несколько отстающих от возможностей учащегося, педагог постепенно создает для ребенка ситуацию радости и гордости от преодоления трудностей. Вознаграждать детей следует за улучшение учебной деятельности, а не за абсолютные успехи в ней, необходимо поощрение за достижения в творческой деятельности (рисование, резьба по дереву и т.д.), в спорте, в различных школьных мероприятиях и т.д. Важно, чтобы все дети получали положительные эмоции и одобрение за то, чем они занимаются в школе. Постепенно у ученика возникает или восстанавливается положительное отношение к школе, интерес к учебе. Индивидуальная патогенетическая техника психокоррекции В.Н. Мясищева (1961) в модификации Н.Н. Ерошенко (2002), Э.М. Козловой (2003) Задачи патогенетической психотерапии отражают поэтапный характер психокоррекционного процесса от изучения личности пациента через осознание к изменению, т. е. к коррекции нарушенных отношений подростка и обусловленных ими неадекватных эмоциональных и поведенческих стереотипов, ведущих к нарушению полноценного функционирования личности (Г.Л. Исурина, Б.Д. Карвасарский и др., 1989). Конечные задачи патогенетической психотерапии подростков состоят в достижении изменений в трех сферах: когнитивной, эмоциональной и поведенческой. Индивидуальная психокоррекционная форма работы в большей степени акцентирует когнитивный аспект изменений (именно поэтому она и может быть отнесена к рациональной психотерапии). Благодаря этим особенностям работы центр тяжести индивидуальной психотерапии переносится на сферу интеллектуального осознания.

Возможности же ее в непосредственной коррекции эмоциональной и поведенческих сфер ограничены, однако эти сферы не исключены полностью из психокоррекционного процесса, а прорабатываются опосредованно, через изменение когнитивного компонента отношения. Непосредственная же работа с эмоциональными и поведенческими стереотипами ограничивается взаимоотношениями подросток - психолог. Индивидуальная психотерапия ориентирована биографически. Это обусловливает и особенности подбора в материала и его осознания: форма индивидуальная направлена на генетическое (историческое) осмысление. Именно поэтому в центре внимания индивидуальной психотерапии оказывается биографический материал. На основании анализа своей биографии подросток может: 1) осознать мотивы своего поведения, особенности своих отношений, эмоциональных и поведенческих реакций;

2) осознать неконструктивный характер ряда своих отношений, эмоциональных и поведенческих стереотипов;

3) осознать связь между различными психогенными факторами и особенностями отношений;

4) осознать меру своего участия и ответственности в возникновении конфликтных и психотравмирующих ситуаций;

5) осознать более глубокие причины своих переживаний и способы реагирования, коренящиеся в детстве, а также условия формирования своей системы отношений. Индивидуальная психотерапия имеет дело не столько с «живыми» эмоциями (кроме отношений подросток - клинический психолог), сколько с их «отражением», поэтому задачи в эмоциональной сфере в определенной степени также связаны с осознанием. В течении психокоррекционной работы подросток может: 1) получить эмоциональную поддержку от психолога, способствующую ослаблению защитных механизмов;

2) научиться понимать и вербализовывать свои чувства;

3) испытывать более искренние чувства к самому себе;

4) раскрыть свои проблемы с соответствующими им переживаниями (часто скрытыми от самого себя);

5) произвести эмоциональную коррекцию своих отношений, модифицировать способ переживаний, эмоционального реагирования. В ходе работы подросток может корригировать свои неадекватные реакции и формы поведения на основании достижений в познавательной сфере. Ведущим психокоррекционным 98 коррегирующим воздействием является метод перестройки отношений. Этот метод может быть назван глубокой психотерапией. Он дает возможность выяснить не только причины сложных отношений, известные подростку, но и те из них, связь которых с имеющимися у него дезадаптивными проявлениями ему не ясна, поэтому основная задача психокоррекционного воздействия, прежде всего, должна быть направлена на выяснение источников дезадаптивного состояния личности подростка. Психотерапия начинается, с беседы психолога с подростком, нацеленных на выяснение его жизненной истории, истории развития системы отношений, особенностей личности подростка, его отношений к окружающей действительности - к родным (если они есть), школе, товарищам, детскому дому и т. п. Во время бесед с подростком от внимания психолога не должно ускользать ни одно замечание подростка, ни одно сообщение его о, казалось бы, незначительном факте, реакция на него самого подростка. Такое детальное выяснение биографических данных помогает психологу путем сопоставления событий в жизни подростка с характером его реакции на них выяснять особенность сформировавшихся у него отношений, которыми и была обусловлена неправильная для переработка развития образом, внешних социальнопостепенно воздействий, послуживших дезадаптации толчком личности.

психологической раскрываются Таким особенности конституционально психотипологических механизмов, приводящих к дрейфу в сторону пограничной аномальной личности, что является источником возникновения дезадаптации (О.А. Ахвердова, 1998). Но одного понимания со стороны психолога этих изменений еще не является достаточным. Очень важно добиться понимания его самим подростком. Необходимо помочь подростку самому разобраться в причинах патогенных переживаний, возникших у него благодаря неправильно сложившимся отношениям, благодаря 99 конституционально психотипологической предиспозиции, которые, взаимодействуя между собой, усложняли, мешали разрешению встретившихся социально психологических трудностей. Важным условием успеха психотерапии является установление контакта психолога с подростком, а также необходимо выработать эмоциональное отношение подростка к процессу положительное психокоррекции.

При завоевании психологом расположения подростка благодаря правильному пониманию его переживаний растет авторитет психолога, доверие к нему и развивается все более активное участие самого подростка в совместном критическом разборе жизненных отношений и обстоятельств. С этого момента, когда подросток начинает понимать причины сложившейся системы отношений, он начинает все более раскрываться - сообщать о себе много новых существенных биографических данных, о которых раньше умалчивал из-за того, что считал их ненужными, не имеющими значения, либо это чувства неудобства, стыда, нежелания показать себя перед психологом в невыгодном для себя свете. В процессе использования патогенетической техники психокоррекции важно отметить определенную последовательность в формах поведения психолога. При первой встрече с подростком клинический психолог минимально активен, недирективен, способствует искреннему раскрытию эмоциональных переживаний подростка, созданию доверительного контакта. Затем, увеличивая свою активность, психолог приступает к выяснению «внутренней картины болезни», к вербализации подростком всех его представлений, связанных с пониманием болезни, ожиданий от лечения и перспектив психокоррекции. В процессе такого обсуждения в сознании подростка постепенно выстраивается определенная последовательность из различных звеньев новой концепции болезни: сложности отношений (симптоматика) - эмоциональные факторы или патогенные ситуации личностные позиции или отношения невротический конфликт потребности или мотивы. Параллельно проводится работа с воспитателями и педагогами интернатного учреждения, заинтересованными в процессе коррекции, в виде курса лекций и индивидуальных консультаций, с учетом культурного и интеллектуального уровня последних. Такая форма работы играет решающую роль в социально-психологической адаптации не только представителей психологической нормы - акцентуантов, но и представителей пограничной личностной изменчивости. Постепенно взаимоотношения с подростком углубляются, клинический психолог становится помощником в интенсивной работе подростка над его внутренним миром. На заключительном этапе психокоррекции клинический психолог вновь увеличивает свою активность и даже проявляется директивность, испытывая и закрепляя подростком новых способов переживания и поведения. Задачей психологической коррекции является выработка и овладение навыками оптимальной для индивида и эффективной для сохранения здоровья психической деятельности, способствующей личностному росту и адаптации человека в обществе. Психокоррекция в узком понимании термина основной своей задачей ставит купирование аномальных психотипологических, личностных переживаний и аномальных поведенческих реакций в ответ на длительное воздействие деструктивных социально - стрессовых информационных факторов, что в значительной мере способствует внутренней и внешней гармонизации личности подростка. Нами были адаптированы оригинальные психокоррекционные и психотерапевтические технологии, разработанные Н.Н. Волосковой (2001): для представителей группы (основной) подростки ВНД с и конституционально-типологической недостаточностью психотипологической недостаточностью личности (Н.Н. Волоскова, 2001, И.В. Боев, 2003) – патогенетическая (реконструктивная) психотерапия в сочетании с приемами пассивной, активной арттерапией и музыкотерапией;

для представителей 2 группы (сравнительной) – подростки, референтные с группой сверстников и детей младше и старше по возрасту, имеющие только проблемы в обучении, что подчеркивает вероятность лишь конституционально-типологической недостаточности ВНД (О.А. Минаева, 2003);

– приемы пассивной и активной арттерапии в сочетании с музыкотерапией;

Основой для разработки оригинальных психокоррекционных технологий послужило психотерапевтическое направление эмоциональнострессовой психотерапии и вышедшей из нее – пассивной и активной арттерапии («art» - искусство, «arttherapy” – терапия искусством, впервые этот термин был употреблен Hill, 1969) в сочетании с музыкотерапией. Эмоционально-стрессовую психотерапию следует рассматривать как всецело направленную к лечебной цели посредством аппелляции к духовным компонентам личности, пробуждая в ней насущную потребность самоусовершенствования, выработки у себя таких свойств и качеств, которые будут поднимать ее как в своих собственных глазах, так и во мнении окружающих (В.Е.Рожнов, 1985, с. 30). Обзор литературы по арттерапии свидетельствует о том, что это сборное понятие, включающее множество разнообразных форм и методов. Поэтому не существует общепризнанной классификации арттерапии. Очевидная необходимость использования в психотерапии и психокоррекции такого мощного эмоционального фактора, которым является искусство и творчество, неоспарима на сегодняшний день. В настоящее время утверждение «арттерапия – это продукт нашего века» – правомерно. Сегодня в арттерапию включаются и такие формы творчества, как видео-арт, инсталляция, перфоманс, компьютерное творчество, где визуальный канал коммуникации играет ведущую роль. Несмотря на достаточно большой фактический материал, арттерапия в теоретическом отношении находится на стадии эмпирических обобщений. Нет общепринятой теории, объясняющей целительное действие арттерапии, это связано со сложностью, многофакторностью относящихся к арттерапии предпосылок и сравнительно коротким сроком ее научного изучения. Показания к применению арттерапии очень широки и обусловлены ее действием: Социально - личностный уровень адаптации: в основе адаптирующего действия лежит неосознаваемая сила некоего созидательная, и гармонизирующая, творческого начала, интегрирующая эстетического заложенного в искусстве. Личностно ассоциативный уровень адаптации: облегчение, компенсация достигаются за счет не столько эстетического действия, сколько вследствие снижения напряжения, обусловленного отреагированием различных конфликтных, гнетущих переживаний и их сублимация. Физиологический уровень адаптации: учитывается физическое, физиологическое, координационно - кинетическое влияние пластического изобразительного творчества на организм и психику. Каждый из этих элементов допускает использование искусства и в экспрессивном творческом варианте, когда творят сами подростки, и в импрессивном, когда используется восприятие уже готовых произведений изобразительного творчества. В мировой литературе существуют различные взгляды на лечебный механизм арттерапии. На наш взгляд важны креативистические представления. Согласно взглядам А.П. Гольдштейна, творчество – это одно из средств преодоления страха, возникающего в связи с конфликтом, формирующимся у человека, поведением которого управляет стремление к реализации личности. Творческие люди лучше концентрируют свою энергию, свои силы для преодоления препятствий и решения внутренних и внешних конфликтов. По мнению А.Маслоу, основным источником человеческой деятельности является непрерывное стремление к самоактуализации и самовыражению, которое имеется, однако, только у здоровых людей. У невротиков эта потребность разрушена, отсутствует, и искусство может быть одним из способов восстановления. Творческий процесс снижает напряжение, ведущее к неврозу, и объективизирует внутренние конфликты. Физическое и физиологичекое влияние арттерапии заключается в том, что активное творчество способствует улучшению координации, восстановлению и более тонкому дифференцированию идеомоторных актов. Здесь непосредственное воздействие на организм оказывает и цвет, и линии, и формы. Работы де Фере открыли зависимость скорости кровообращения и силы мускульных сокращений от цвета и освещения. В странах каллиграфического письма (Китай, Япония и др.) с давних времен для лечения нервных потрясений применяются рисование иероглифов. В настоящее время выяснилось, что при этом человек полностью расслабляется и заметно снижается частота его пульса. В целом показания к арттерапии достаточно обширны, тем более что ее применение может «дозироваться» от относительно «поверхностной занятости» до углубленного анализа скрытых индивидуальных переживаний. Многоплановое воздействие искусства живописи и музыкотерапии позволяет применять его к пациентам разного 104 возраста в самых широких дигностических пределах. Арттерапию можно использовать как седативное средство при психомоторном возбуждении и агрессивных тенденциях;

она может выполнять функции отвлечения и занятости, способна при социальной дезадаптации облегчить контакт и помогать выявлять скрытые переживания. Она может также выполнять активизирующие и адаптивные функции, оказывать и расслабляющее действие: расслабление наступает после творческой активности при высвобождении энергии снявшегося напряжения. Противопоказания к арттерапии: состояния, не позволяющие подростку определенное время усидеть за рабочим столом, или когда подросток мешает другим. Это маниакальное возбуждение, расстройства сознания и тяжелые депрессивные расстройства с уходом в себя. В нашем исследовании мы использовали: Пассивную арттерапию в сочетании с музыкотерапией. Использование уже существующих произведений искусства путем их анализа и интерпретации пациентом. Активная арттерапия. Прием тактированного письма или каллиграфиотерапия. Активная арттерапия Тактированное письмо – каллиграфитерапия. Личность развивается как целое, и ни одна функция (ни речь, ни память, ни воля) не могут развиваться самостоятельно, и лишь в целях научного анализа нами абстрагируется та или иная сторона развития (Л.С. Выготский, 1934). Как показали наши наблюдения, воспитанники детского дома с органической недостаточностью мозга, имеют диспластичность общих движений, парциально нарушенную письменную речь (медленное чтение, письмо, ошибки в самостоятельной письменной речи, часто обусловленные несформированностью автоматического уровня письменных операций). Эти подростки обнаруживали затруднения формирования навыка письма еще в младших классах школы. Функциональный анализ высших психических функций, проведенный на примере анализа письма под диктовку у младших школьников, позволяет сказать, что у данного контингента обследуемых имеет место снижение переработки слуховой информации, кинестетической, организации зрительной и зрительно-пространственной, серийной движений, программирования и контроля, избирательной активации. При таком делении в один функциональный компонент входят близкие по органическому и функциональному генезу и топике операции, имеющие единый принцип работы – «фактор», по А.Р.Лурия. Учитывая сложную структуру и условия построения двигательного акта и особенности нарушений речевой и неречевой моторики у учащихся с трудностями формирования навыка письма, Н.Н. Волосковой (2001) разработаны приемы коррекционного воздействия, которые направлены на ритмизацию моторных процессов и автоматизацию графо-моторного компонента письма с помощью приема тактированного письма (1996). Теоретической основой послужили: уровневая теория организации движений Н.А.Бернштейна;

положение о тесной взаимосвязи тонкой дифференцированной моторики рук и артикуляторной моторике (М.М.Кольцова, В.И.Лубовский);

положение о сложном взаимодействии кинетической и кинестетической основы движений, реципрокной координации, роли кинестезий в управлении движениями (И.М.Сеченов, И.П.Павлов, А.Р.Лурия, А.В.Запорожец);

методика обучения письму по системе Д.Б.Эльконина. Эти коррекционные приемы предназначены прежде всего для учащихся первых классов в период формирования навыка письма, как профилактика нарушений письма (дисграфий), а также для учащихся вторых классов – как прием постепенного, пролонгированного перехода от написания отдельных слогов и слов к написанию фраз. Данные коррекционные приемы предназначены для индивидуальных и микрогрупповых занятий. Эти коррекционные приемы могут быть предложены и подросткам, испытывающим каллиграфические трудности написания, затруднения в скорости, темпе, ритме письма, а также используются для занятости во время рациональной психотерапии. Методика каллиграфитерапии Каллиграфитерапия – это поэтапное введение тактированного письма с постепенной и пролонгированной автоматизацией каллиграфических навыков. В нашем эксперименте использовалось ритмизированное письмо в сопровождении психокоррекции. Издавна в методе обучения детей письму и чистописанию применялся ритмический (тактический) прием (метод тактирования), т.е. письмо под счет. Обучение письму по системе Д.Б.Эльконина основано на приеме этого ритмизированного письма. Тактированное письмо позволяет добиваться четкости, плавности, ритмичности и ускоренного темпа. Данный ритмичной музыкой на завершающих этапах коррекционный прием предназначен для совершенствования графо моторного компонента письма у учащихся, имеющих особенности двигательной сферы. Н.Н. Волосковой (2001) разработана поэтапность обучения тактированному письму. Данный прием может применяться для совершенствования письменной речи. Коррекционная программа проводится в 3 этапа. Первый этап включает выполнение следующих упражнений: Обводка под счет заготовленных образцов рукописных букв через прозрачную кальку. 107 скорости письма у подростков с нарушениями Обводка под счет заготовленных образцов рукописных слогов через прозрачную кальку. Второй этап включает следующие упражнения: Обводка под счет заготовленных образцов рукописных слов через прозрачную кальку. Слова соединены в группы с одинаковой ритмической структурой и ударением: мак, рак, сок, мох: роза, ваза, Лиза, киса;

кошка, мошка, вилка, пилка;

кулак, пирог, носок, висок;

платок, крючок, значок, скачок;

пироги, сапоги, молоко, хорошо;

винтовка, картошка, задвижка, коврижка;

Обводка под счет заготовленных образцов рукописных словосочетаний через прозрачную кальку. Третий этап включает следующие упражнения: Обводка под счет заготовленных образцов рукописных предложений через прозрачную кальку. Обводка под счет заготовленных образцов рукописных стихов. Обводка под счет заготовленных образцов рукописных текстов через прозрачную кальку. На основании разработанных положений составлена тетрадь для коррекции графо - моторных навыков, которая предназначена для учащихся начальных классов общеобразовательной школы. Речевой материал представлен в тетради по принципу возрастающей сложности: буквы, слоги, слова, словосочетания, предложения, стихи, микротексты. Подобранный таки образом материал позволяет работать с учетом индивидуальных особенностей школьника. Логопед может на этом речевом материале автоматизировать графический навык письма на материале только одной буквы, этой буквы в слоге, слове, предложении и т.д. Графическая система письменных букв в тетради построена на основе зрительных элементов с учетом динамики их двигательного воспроизведения при написании букв (Д.Б.Эльконин). Ритмизация процесса письма способствует совершенствованию темпа письма, автоматизации графического навыка письма, вырабатывает навык скорописи. Ритмизация навыка письма начинается с тактирования элементов букв, потом тактируются буквы, затем слоги, слова. Материал для написания слов подобран с учетом слоговой структуры и ритмического рисунка слова, что позволяет учащимся удерживать опреленный ритм в процессе прочтения и написания, создает определенное эмоциональное настроение. Предложения представляют собой материал, содержащий слова-омонимы. Это позволяет направить внимание учащихся на значение правильного ударения в словах. Стихи, предложенные для написания в тетради представляют собой рифмующиеся четверостишья. Микротексты представляют собой материал, способствующий работе над интонацией и логическим ударением. Техника работы с микротекстами и стихами. В начале текст прочитывается логопедом или психологом. Учащиеся определяют основное содержание и интонационную направленность текста. Затем микротекст читает учащийся. После этого приступает к тактированному письму данного текста. Коррекционная работа по совершенствованию графо - моторных навыков у учащихся с трудностями формирования навыка письма может быть совмещена с другими видами индивидуальной работы над речевыми расстройствами. Для этого из тетради для коррекции графо-моторных навыков письма выбирается материал, необходимый индивидуально для данного ребенка. Могут быть использованы следующие виды коррекционной работы: автоматизация поставленных звуков в устной речи и на письме;

работа над звуко - буквенным анализом слов;

уточнение или формирование обобщающих понятий и т.д. Психологу и логопеду следует творчески подходить к используемому материалу и самостоятельно подбирать его в зависимости оттого, что наиболее необходимо в данный момент учащемуся, с которым ведется психокоррекционная работа. Такого характера коррекционная работа как каллиграфитерапия может быть рекомендована эпилептоидным детям и подросткам. Включение в работу лучше в период дисфорийного и аффективного напряжения. При этом необходимо побуждать подростка выполнять задания неторопливо, без эмоций – это снимает аффективное напряжение и лишнюю напряженность. В процессе выполнения заданий по тетради необходимо подвести к выводу о том, что не нужно «заводиться», не нужно торопиться и т.п. Обсуждение выполненных заданий лучше начинать с положительных качеств этого подростка. Подчеркнуть, что такого плана работа у него получается неплохо. Для акселерированных подростков данная тренировочная тетрадь может стать специфическим невербальным методом арттерапии. В процессе выполнения заданий по тактированному письму, особенно тех частей заданий, которые содержат рифмованные задания, необходимо побуждать подростков к живому восприятию, стимулировать к запоминанию мельком увиденное, поощрять живое фантазирование, отвлекая от бесплодного мудрствования, самокопания и «словесной жвачки». Ретардантов подростков необходимо поощрять в процессе выполнения заданий по каллиграфии, внушая уверенность в собственных силах и возможностях. Работая с такими подростками, важна постоянная защита их «слабого места» – постоянное опасение по поводу возможного осуждения, насмешек, предубеждения, неприязни со стороны окружающих, особенно сверстников. Диссоциированных подростков необходимо строго регламинтировать, дисциплинировать и лучше проводить психокоррекционные занятия в микрогруппе с сильным лидером и социально позитивными установками. Истероидные подростки благодаря своей широкой неизбирательной общительности не представляют особых трудностей для первого контакта. Эгоцентричность истероидов облегчает первый контакт, если дать подростку почувствовать интерес к нему, как к личности. Контакт легче установить, чем сохранить. Они адекватно реагируют на доброжелательное отношение и искренний интерес к их проблемам. Разговор с ними надо вести в живом темпе, не задерживаться подолгу на одной теме, не боясь отвлечений. Однако необходимо помнить, что эти подростки всегда пытаются взять инициативу в свои руки, начать командовать, выдвигать условия. Поэтому следует опасаться утраты дистанции, фамильярности в отношениях. В психологе и логопеде истероидный подросток должен чувствовать независимую самостоятельную личность. Для истероидных и эпилептоидных подростков показаны приемы тактированного письма в сочетании с индивидуальной рациональной психотерапией, т.е. те приемы психокоррекции, которые помогают выйти на контакт с этим подростком, провести целенаправленную беседу. Подросткам с истероидной акцентуацией, имеющих речевые нарушения, все упражнения в тактированном письме и речевые упражнения в произношении идут на пользу. В отличие от акцентуантов у истероидов на упражнения в речи может появиться реакция оппозиции, либо на ряду с чертами истероидности отмечается эмоциональная лабильность, отдельные невротические симптомы. Демонстративное поведение, демонстративные аффективные реакции никогда не должны подкрепляться выполнением их требований и желаний. Иногда эти желания высказываются подростками открыто в процессе психокоррекции. Иногда же истероидные подростки ведут себя так, чтобы об этих желаниях «догадались». Подросток должен убедиться, что таким демонстративным поведением, таким путем он ничего не достигнет, а, наоборот, навлечет на себя только дополнительные неприятности и осложнения. Надо стремиться к тому, чтобы подросток сам увидел непривлекательную сторону своей претенциозной демонстративности в сочетании с маловыразительной дефектной речью. Но одновременно надо поощрять реальные достижения и способности. Для снижения уровня эгоцентризма Э.Г.Эйдемиллер, В.В.Юстицкий (1982) и А.Е.Личко (1983) рекомендовали рассказывать о других, т.е. говорить опосредованно. Особенно полезны для истероидных подростков невербальные приемы психокоррекции. Акцентуанты истеротимики, обладая обычно хорошей артистичностью, пластичностью, коррдинацией движений, пантомимикой и эмоциональностью, они оказываются на высоте и получают безболезненное для других удовлетворение собственного эгоцентризма. Истероидные подростки должны много трудиться над собой, чтобы завоевать роль первого выразителя, застрельщика, зачинщика и получить заслуженную оценку его реальных достижений и способностей. В процессе выполнения заданий и оценки своей работы подростка необходимо подтолкнуть к собственным выводам. В ненавязчивых беседах во время активной арттерапии (каллиграфиотерапии) подросток должен сам уяснить слабые стороны своего характера: непереносимость однообразного образа жизни, монотонного, требующего мелочной аккуратности труда, одиночества, лишения компании сверстников, а также невоздержанность своих реакций на проявления властвования со стороны. Циклоидные подростки требуют искреннего благожелательного и эмпатийного отношения психолога и логопеда. В процессе выполнения заданий желательно добиться эмоционального отреагирования с полным раскрытием переживаний. В дальнейших отношениях таким подросткам нужна постоянная эмоциональная поддержка, сопереживание. Удача психокоррекционного воздействия будет достигнута в том случае, если кто-либо из членов группы, с которой проводится психокоррекция, становится партнером для сопереживания. Самой тяжелой психической травмой для подростка этого типа оказывается эмоциональное отвержение со стороны эмоционально значимых лиц – родных, близких или друзей-сверстников, к которым возникла сильная привязанность. Шизоидные подростки. В процессе психокоррекционной работы с этими подростками, как правило, возникает психологический барьер, ответы подростка носят формальный характер. Шизоидные подростки не выносят, когда к ним «лезут в душу», при этом надо избегать излишней напористости. Отношение к различным проблемам приходится высказывать самому психологу, следя за реакцией подростка и незаметно провоцируя его на комментарии. Признаком преодоления психологического барьера – перехода от формального контакта к неформальному – служит момент, когда шизоидный подросток начинает говорить по своей инициативе, иногда на тему неожиданную и далекую от обсуждения. В этом случае останавливать его не следует. Необходимо умело постепенно направлять беседу в нужном направлении. Учитывая еше одно свойство шизоидной натуры – истощаемость в контакте, надо помнить о неожиданном крутом переходе к новой теме, чему способствует подобранный разнообразный материал тетради тактированного письма. Такие подростки остаются одинокими среди сверстников. Они лучше адаптируются в малой группе более взрослых школьников. Пассивная арттерапия в сочетании с музыкотерапией Для подростков с признаками конституционально-типологической недостаточности высшей нервной деятельности и личности очень важным и эффективным является воздействие пассивной арттерапии в сочетании с музыкотерапией. Пассивная существующих арттерапия произведений представляет искусства собой живописи использование путем уже и анализа интерпретации пациентом на фоне звучащей классической музыки, а иногда только рассматривания этих образцов искусства в сочетании с музыкотерапией. Образцы живописи скомпанованы в коррекционные программы на основе восьмицветного теста Люшера (1968) (по материалам Л.И.Лычагиной). Согласно функциональной психологии, разработанной Люшером, каждый цвет раскрывает определенные физиологические и психические состояния. Эти положения мы использовали в психокоррекционных программах для подростков, акцентуанов, для подростков, имеющих невротические реакции, неврозоподобные, церебрастенические и психопатоподобные состояния. Кроме того, образцы живописи, подобранные с учетом этого принципа подкреплялись музыкотерапией. Музыкотерапия имеет тысячелетнюю историю. Представляют интерес на сегодняшний день лечебные 114 рекомендации Kirecher (1684), устанавливающие закономерности использования различной по своему психофизиологическому воздействию музыки в зависимости от темперамента человека: «меланхолики любят серьезную, не прерывающуюся грустную гармонию. Сангвиники, благодаря легкой возбудимости кровяных паров, всегда привлекаются танцевальным стилем. К таким же гармоническим движениям стремятся и холерики, у которых танцы приводят к сильному вскипанию желчи. Флегматиков трогают тонкие женские голоса» (цит. по Л.С.Брусиловскому, 1985, с. 275). Музыка как средство «психического отвлечения» широко использовалась в психиатрических больницах отечественными учеными (П.П.Малиновский, И.М.Балинский, С.С.Корсаков, П.А.Чаруковский и др.). Специальные физиологические исследования выявили влияние музыки на различные системы человека: сердечно-сосудистую, дыхательную, моторную сферу, мышечный тонус (И.М.Догель, 1888, 1898;

Н.Р.Тарханова, 1983;

В.М.Бехтерев, 1916;

Weld, 1912;

Schoen, 1927;

Ellis, Brighous, 1952). Исследование эмоциональной значимости отдельных элементов музыки (ритма, тоннальности) показало их способность вызывать состояния, адекватные характеру раздражителя (Hevner, 1935, 1937;

Roberts, 1936). Минорные тональности обнаруживают «депрессивный эффект» (Hyde, Scalapino, 1918), быстрые пульсирующие ритмы действуют возбуждающе (А.Сохор, 1970) и вызывают отрицательные эмоции (Roberts, 1936), “мягкие” ритмы успокаивают, диссонансы – возбуждают, консонансы – успокаивают (Hevner, 1936). Положительные эмоции при музыкальном прослушивании, “художественное наслаждение”, по мнению Л.С.Выготского, не есть чистая рецепция, но требует высочайшей деятельности психики. Мучительные и неприятные аффекты при этом подвергаются некоторому разряду, уничтожению, превращению в противоположные, т.е. эстетическая реакция сводится к сложному превращению чувств (катарсису). Отсюда, искусство становится сильнейшим средством для наиболее целесообразных и важных разрядов нервной энергии. Шведская школа, будучи ориентирована на “глубинную психологию”, считает, что музыкотерапии должна отводится центральная роль в психотерапии, так как музыка, благодаря своим специфическим особенностям, в состоянии проникнуть в “глубинные слои личности” (Pontvik, 1948, 1955). Кора головного мозга непосредственно связана с рядом подкорковых образований (ретикулярная формация, гипоталамус и т.д.), которые оказывают восходящее неспецифическое активизирующее действие на кору голосного мозга (Magoun, П.К.Анохин, Е.Н.Каменева). В свете положений И.П.Павлова о взаимодействии коры головного мозга и подкорки механизм мощного воздействия музыки состоит в ее влиянии на подкорку, откуда передаются тонизирующие, активирующие влияния, являющиеся питательным источником корковой деятельности. Ряд авторов указывают на положительное воздействие музыки при различных депрессивных состояниях (Ruse, Jaedicke, Rollin). Использование музыкотерапии в групповой терапии больных депрессивными состояниями обнаружило способность улучшать настроение и оказывать тонизирующее влияние (Lucas, Ludwick). Однако в депрессивном состоянии больные не воспринимают веселую музыку, которая часто углубляет депрессию, актуализируя переживания и препятствуя таким образом восприятию веселого (Licht). По мнению Г.П.Шипулина (1966), минорная музыка способствует первоначальному установлению «музыкального контакта» с такими пациентами, и лишь после ряда сеансов отмечается более адекватная положительная реакция их на мажорную музыку. При депрессии показана музыка тихая, спокойная, при возбуждении – громкая, быстрого темпа. Для того чтобы музыка «контактировала» с пациентом, она должна, по мнению Eby (1943), соответствовать его эмоциональному состоянию: поэтому при маниакальном и депрессивном состоянях больные совершенно не поддаются впечатлениям, эмоционально противоположно окрашенным. Музыкально-оформленный тренинг пассивной арттерапии Для эпилептоидных подростков мы использовали художественную микропрограмму, включающую пастельные, синие и оттенки синего цвета. В программу вошли образцы живописи и графики Западной Европы, вобравшие в себя сочетание хрупкости, задумчивости с мечтательностью, лиричностью, благодушного ритмическую спокойствия гармонию и изящных, линий. текучих линий, в комфортных Включение психокоррекционную работу методик арттерапии в период дисфорийного и аффективного напряжения было особенно важным.. Даже невербальное рассматривание этих образцов под музыку Генделя (Пассакалия), И.С. Баха (Концерт № 1 для ф-но с оркестром ре-минор. Первая часть – меланхолический, индифферентный, расслабленный характер музыки), В.С. Калинникова (Первая симфония соль минор. Вторая часть – музыка спокойная, плавная, свободная, напевная, лиричная) снимало аффективное напряжение и лишнюю напряженность. Примерные образцы живописи: Роберт Кампен (Флемальский мастер) Мадонна с младенцем. Нидерланды. 1380 год. Фра Беато Анжелика де Фьезоле. Мадонна с младенцем, святым Домиником и Фомой Аквинским. Италия. 1387 год. Леонардо да Винчи. Мадонна с цветком (Мадонна Бенуа). Италия 1452 год. Рафаэль Санти. Мадонна Конестабиле. Италия. 1502 год. Джорджоне «Юдифь». Италия. 1504 год. И.К. Айвазовский. Россия. Среди волн. 1898 год. Черное море. 1881 год. Прибой у крымских берегов. 1892 год. Морской берег. 1840 год. Исаак Левитан. Россия. Лунная ночь. 1899 год. Ночь. Берег реки. Конец 1890-х. Морис Вламинк. Городок на берегу озера. Франция. 1907 год. Альбер Марке. Марина (Неаполь). Франция. 1909 год. Анри Матисс. Портрет жены художника. Франция. 1913 год. В процессе психокоррекционной работы с шизоидными подростками возник психологический барьер, негативистические моменты в общении с этими подростками купировались с помощью программы, содержащей образцы живописи, скульптуры и графики Западной Европы, насыщенные приглушенными оттенками желтого, красного, темно-зеленого цветов. Эти образцы мировой живописи несут в себе жизнеутверждающие черты, поэтичность, нежную прелесть цветущей красоты, насыщенность и глубину пылающего изнутри цвета, пронизывающий золотистый колорит, богатство внутренней жизни, огромную духовную силу. Учитывая истощаемость в контакте шизоидной натуры, программа составлена из образцов живописи с неожиданной сменой тематики картин и музыкального сопровождения композиций В.А. Моцарта. Например:

Микеланджело да Караваджо. Лютнист. (Италия. 1573 год). Жан-Антуан Гудон. Вольтер, сидящий в кресле. Франция. Скульптура. Мрамор. 1741 год. Жан-Огюст-Доминик Энгр. Портрет графа Н.Д. Гурьва. (Франция. 1780 год). Музыка настраивает на приятные воспоминания, представления, ассоциации). Примерные образцы живописи: Балтазар ван дер Аст. Натюрморт с фруктами. 1620-е гг. Клод Лоррен. Утро. Франция. 1666. Рембрант. Библейские эпизоды. Притчи о неразумном богаче. Берлин. 1627. Портрет Титуса за учением. Роттердам. 1655. Винсент Ван Гог. Арльские дамы (Воспоминание о саде в Эттене). Голландия. 1888 год. Хижины. 1890 год. Клод Оскар Моне. Стог сена в Живерни. Франция. 1886. Поле маков. Конец 1880-х гг. Поль Гоген. Таитянские пасторали. Франция. 1892 год. Женщина, держащая плод («Куда ты идешь?»). 1893. Поль Сезанн. Натюрморт с драппировкой. Франция. Около 1899. Гора св. Виктории. Около 1900. Пьер Боннар. Средиземное море. Франция. 1911 год. Андре Дерен. Роща. Франция. Около 1912. Анри Матисс. Ваза с ирисами. Франция. 1912 год. Пабло Пикассо. Женщина с веером (После бала). Франция. 1908 год. Выбор таких приемов психокоррекции часто помогает шизоидным подросткам найти излюбленное хобби, что является психологической защитой для этих подростков. Для истероидных и циклоидных подростков в периоды спада настроения, депрессивного состояния для показа использовались образцы природы в сопровождении музыки Ц.Франка (Пастораль ля мажор), мира птиц в сопровождении электронной музыки композитора А.Пуссера «Пение птиц», Дебюсси «Облака», водного мира в сопровождении произведений А. Жоливе, И.С.Баха (Концерт № 5 фа-минор для ф-но с оркестром. Вторая часть – музыкой задается ритм, четырехдольный размер способствует счету в размеренном расслабляет). Примерные образцы живописи: Якоб Изакс ван Рейсдал. Домик в роще. Голландия. 1646 год. Франсуа Буше. Пейзаж в окресностях Бове. Франция. Начало 1740-х гг. Исаак Левитан. Дуб. Россия. 1880 год. Заросший пруд. 1887 год. Весной в лесу. 1882 год. Каспар Давид Фридрих. На парусном корабле. Германия. Около 1818 – 1820г. Иван Айвазовский. Девятый вал. Россия. 1850 год. Побережье в Амальфи. 1841 год. Винсент Ван Гог. Куст. Голландия. 1889 год. Альфред Сислей. Городок Вильнев-ла-Гаренн на Сене. Франция. 1872 год. Теодор Руссо. Вид в окресностях Гранвиля. Франция. 1833 год. Каналетто (Антонио Канале). Прием французского посла в темпе. Спокойный, меланхолический характер музыки Венеции. 1740-е гг. Эти психокоррекционные программы выполняли и познавательную функцию. Дополнительные внепрограммные познания особенно необходимы подросткам – воспитанникам детских домов, имеющим резидуально - органическую недостаточность центральной нервной системы, и выявляющим 119 черты лабильности, отдельные невротические симптомы.

Эти интересные эксклюзивные материалы (Многообразие природы, Империя вод, Вечные ландшафты, Царство легенд) помогают таким подросткам в самоутверждении, воспитывают самоуважение, желание познать еще больше, гармонизируют личность в целом. Таким образом, психокоррекционные приемы пассивной и активной (каллиграфиотерапия) арттерапии в сочетании с музыкотерапией оказывает благотворное влияние как на подростков с акцентуациями характера, так и на представителей диапазона пограничной аномальной личности, гармонизируя личность в целом.

Глава 3. Результаты экспериментально-психологического исследования и психологической коррекции конституционально-типологической недостаточности и/или личности у подростков, воспитывающихся без семьи 3.1. Сравнительный эмпирический и экспериментально-психологический анализ подростков, воспитывающихся в детском доме 3.1.1. Анализ анамнестических данных обследованных «Анализ анамнестических данных обследованных 1-2 групп, полученных из карт развития ребенка» свидетельствует о неблагоприятной наследственности - в 95% случаев, в частности, алкоголизм родителей - у 39%, наркомания - у 32%;

нарушения поведения матерей отмечались в 47% случаев;

неудачные попытки прервать беременность, злоупотребление алкоголем, курение, сопровождающиеся высоким уровнем недонашиваемости беременности - у 37%;

патология родовой деятельности в 56% случаев. У 61% обследуемых подростков выявлялась патология внутриутробного периода в виде: токсикоза второй половины беременности у матерей в 14% случаев, тиреотоксикоза - в 14%, психотравмы - в 25%, черепно-мозговые травмы - в 16%, острые респираторные заболевания с высокой температурой - в 26%. Клинические признаки дизонтогенеза отмечались в 29% случаев, а выраженное органическое поражение мозга у новорожденных обнаружено в 43% случаев. При оценке семейного воспитания в бывших родительских семьях типичны безнадзорность и гипоопека (40%), деформированные семьи составили 69%, негармоничные - 74%, родители-алкоголики встречались в 39% случаев, родители с судимостью - в 18% случаев. Большинство семей, где дети лишены попечения родителей, характеризовались социальным неблагополучием в виде низкого материального уровня, неудовлетворительным питанием, 121 пьянством родителей, низким морально-нравственным уровнем, а также проживанием с психически больными родственниками. Таким образом, взаимосочетание неблагоприятных врожденных и наследственных биологических и микросоциальных факторов указывает на высокий риск становления и конституционально-типологической предиспозиции у недостаточности ВНД психотипологической подростков второй группы.

3.1.2.

Сравнительный многомерный психологический анализ аномальной личностной и поведенческой изменчивости подростков, воспитывающихся в детском доме Внутригрупповой психологический анализ подростков 2 группы выявил значительные в превышения с показателей по шкалам к психопатизации сочетании психологической склонностью делинквентности и выраженной реакцией эмансипации у 76% подростков, что указывает на формирование патологического стереотипа поведения по делинквентному - криминальному вариантам, характерным для подростков с конституционально - типологической недостаточностью ВНД. Проявления невротической тревожности наблюдались у 53% подростков, нарушениями которые в 82% сочетались случаев, с обсессивно-фобическими психотипологическую подчеркивая недостаточность. Невротические нарушения, вероятнее всего, требовали компенсации, которая наблюдалась в виде психологической склонности к алкоголизации у 64% подростков, свидетельствуя механизмов о слабости и конституциональных адаптации (рис. 1).

психологических компенсации Таким образом, подростки 2 группы, подвергающиеся длительному деструктивному воздействию в виде психической депривации, обнаруживают аномальные личностные психологические переживания с формированием патологического стереотипа поведения, сочетающиеся с конституционально-типологической подтверждает актуализацию недостаточностью конституциональных ВНД, что механизмов декомпенсации и дезадаптации с невысоким уровнем психологической толерантности по отношению к социально-стрессовым факторам.

90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% Н П ВН О-ФН А И НД Т Т В Е d Ф V М Э И 1 группа 2 группа Рис.1. Исходные психологические параметры в процентном выражении у подростков 1 группы (нормы-акцентуации с признаками конституционально-типологической недостаточности ВНД) и 2 группы (диапазон ПАЛ с признаками сочетанной конституциональнотипологической недостаточности ВНД и психотипологической предиспозиции личности) Условные обозначения: Н - шкала невротизации;

П - шкала психопатизации;

ВН - шкала вегетативной неустойчивости;

ОФН - шкала обсессивно-фобических нарушений;

А - астенизации;

И - истерии;

НД - невротической депрессии;

Т - Тейлор;

Т - ситуативной тревоги;

В - показатель возможной органической природы;

Е - реакция эмансипации;

V - психологическая склонность к алкоголизации;

D - к делинквентности;

Ф - феминизации;

М - маскулинизации;

ЭИ - экстраверсия - интроверсия. Внутригрупповой анализ сравнительной 1 группы подростков, представляющих диапазон психологической нормы-акцентуации, показал, что у большинства обследованных ярко выражены такие характеристики, как невротическая тревожность - у 53% подростков, обсессивнофобические нарушения - у 70,5%, астенические проявления - у 11% 124 и вегетативная нестабильность - у 23,5%, тревожность - у 47% и истерические проявления - у 29% подростков, указывая на личностную изменчивость по невротическому типу. Иначе, социальные факторы способствовали аномальной личностной изменчивости обследованных 1 группы. Однако достоверно в меньшем количестве случаев, чем у подростков 2 группы, отмечались признаки к делинквентности, в 47% -с чертами психопатизации – у 59% экстравертированности и подростков, сочетающиеся в 52% случаев с психологической склонностью маскулинности, в 41% - с реакциями эмансипации подростков. Учитывая частоту выраженности маскулинизации, можно предположить, что психопатический стереотип поведения, эмансипированность и склонность к делинквентности отражают конституционально - типологическую нейроэндокринную недостаточность, в отличие от конституционально типологической недостаточности ВНД подростков - сирот 2 группы. Следовательно, у подростков 1 группы диапазона психологической нормы - акцентуации наблюдается формирование аномальной личностной изменчивости по невротическому типу и поведенческой изменчивости, которые обусловлены преимущественно конституционально типологической нейроэндокринной недостаточностью. В то же время у подростков 2 группы обнаруживается сочетание психотипологической предиспозиции с конституционально - типологической недостаточностью ВНД, что обеспечивает низкий уровень конституциональных психологических механизмов защиты при воздействии депривационных социальных факторов. Анализ результатов экспериментально - психологического обследования в зависимости от принадлежности к психотипологической структуре личности показал, что у подростков, относящихся к эпилептоидному психотипу, отмечались достоверные изменения в виде повышения тревожных и субдепрессивных переживаний на фоне конституционально типологической недостаточности ВНД, сопровождаясь формированием признаков патологического стереотипа поведения, чего не наблюдалось у их сверстников психологической с эпилептоидной структурой личности диапазона нормы-акцентуации (1 группа). У подростков с циклоидной структурой психотипа отмечались достоверные изменения по шкалам обсессивно-фобических нарушений (75%), тревожности (50%) и невротической депрессии (75%). Если у испытуемых с циклоидной структурой возникают несвойственные для них обсессивно-фобические переживания, то это указывает на деструктивный характер личностной изменчивости. У представителей шизоидного психотипа преобладали изменения по иному взаимосочетанию шкал: обсессивно-фобические нарушения (25%), истерического реагирования (34%) и тревоги (66%), когда истерические личностные реакции в структуре шизоидного психотипа подчеркивают неблагоприятную изменчивость, свойственную диапазону ПАЛ. У подростков с истероидной структурой психотипа отмечались нарушения по следующим шкалам: невротическая депрессия (67%), обессивно-фобические нарушения (25%), невротизация (33%). Наличие обсессивно-фобических нарушений истерического психотипа, подтверждая также не характерно для нарастающую аномальную личностную и поведенческую изменчивость. Подростки 2 группы характеризовались недисциплинированностью, неуспеваемостью, лживостью, снижением морально-этических установок, озлобленностью по отношению к взрослым, что сочеталось со стеничностью, предприимчивостью в достижении своих целей и было сопряжено с получением удовольствий или развлечений при отсутствии нарушений адаптации в привычной среде. Микросоциум детского дома 126 у подростков обеих групп способствовал достоверному повышению уровню психопатизации, в особенности у представителей эпилептоидного (75%) и циклоидного (87,5%) психотипов, когда в 64% случаев формировались патологические варианты девиантного поведения от делинквентности с демонстративностью в виде уходов, побегов из детского дома в 35% случаев (1 группа) до агрессивно - садистического стереотипа во 2 группе. Таким образом, у подростков 2 группы наблюдается устойчивая тенденция к негативному конституционально - психотипологическому дрейфу от диапазона ПАЛ к диапазону психопатии, а у подростков 1 группы – от диапазона психологической нормы – акцентуации к диапазону пограничной аномальной личности в деструктивных микросоциальных условиях современного детского дома. Полученные результаты подтверждают усугубляющуюся нестабильность функционирования индивидуального барьера психической и психологической адаптации со снижением психологической толерантности к условиям социальной депривации, с дальнейшим срывом конституциональных механизмов защиты до степени декомпенсации и дезадаптации. Взаимосочетание высокой степени выраженности тревожности, обсессивно - фобических, астенических, субдепрессивных нарушений указывает на высокий риск развития по вектору «здоровье – болезнь», что обуславливает трансформацию психологических переживаний в психопатологические с развитием пограничных психических расстройств. Таким образом, изначальная сочетанная конституционально типологическая нейроэндокринная недостаточность и ВНД в сочетании с психотипологической предиспозицией, взаимодействуя с деструктивными социальными факторами в виде психической депривации, детерминируют на феноменологическом и экспериментально - психологическом уровнях аномальную личностную и поведенческую изменчивость подростков. Раздел 3.2. Анализ результатов эффективности психологической специализированной помощи подросткам, воспитывающимся без семьи Специализированная представляет психологическая комплексные на трехмесячная приемы помощь комбинированные, основанные психотерапии, в психокоррекции, психологическом концепции принципах сотрудничества лечебной консультировании, педагогики, патогенетической психотерапии, с использованием модифицированного варианта оригинальных психокоррекционных и психотерапевтических технологий для подростков с органической недостаточностью ВНД. Психокоррекционные программы для каждого психотипа личности разработаны на основе теста Люшера и включают музыкально оформленный тренинг активной и пассивной арттерапии с учетом индивидуальных проблем подростка. Для эпилептоидных подростков 2 группы мы использовали художественную микропрограмму, включающую пастельные, синие и оттенки синего цвета. В программу вошли образцы живописи и графики Западной Европы (пейзажи, портреты, напр.: «Мадонна с младенцем»), вобравшие в себя сочетание хрупкости, задумчивости с мечтательностью, лиричностью, ритмическую гармонию изящных, текучих линий и благодушного спокойствия. Включение в психокоррекционную работу методик арттерапии в период дисфоричного и аффективного напряжения было особенно важным. Невербальное восприятие перечисленных образцов на фоне музыкальных композиций Г.Ф.Генделя, И.С.Баха, В.С.Калинникова уменьшало тревожность, аффективное напряжение, нормализовывало эмоциональный фон настроения. В процессе психокоррекционной работы с шизоидными подростками диапазона ПАЛ часто возникает психологический барьер, препятствующий эмоционально теплым взаимоотношениям в диаде психолог – пациент, что купировалось с помощью программы, содержащей образцы живописи, скульптуры и графики Западной Европы, насыщенной приглушенными оттенками желтого, красного, темно - зеленого цветов. Образцы мировой живописи несли в себе жизнеутверждающие черты, поэтичность, нежную прелесть цветущей красоты, насыщенность и глубину пылающего изнутри цвета, пронизывающий золотистый колорит, богатство внутренней жизни, внутреннюю духовную силу. Учитывая сложность общения с подростками, имеющими шизоидную структуру личности, программа составлялась из образцов живописи с контрастной сменой тематики картин и музыкального сопровождения композиций В.А. Моцарта. Подобные приемы психокоррекции часто помогают подросткам с шизоидным психотипом подобрать адекватное хобби, что само по себе укрепляет психологические механизмы защиты у этих подростков. Для циклоидных и истероидных подростков 2 группы в периоды снижения настроения до уровня субдепрессии использовались преимущественно пейзажи в сопровождении музыкальных композиций Ц.Франка или животного мира в сопровождении электронной музыкальной импровизации композиторов А. Пуссера, К. Дебюсси, А. Жоливе, И.С.Баха, которые способствовали личности, восстановлению психологического эмоционального самоутверждения фона, и гармонизации самоуважения в процессе психокоррекционных занятий. Предлагаемые психокоррекционные программы расширяли эрудицию и познавательные способности. Применение психокоррекционных приемов пассивной и активной каллиграфиотерапии, как составляющей части арттерапии, в сочетании с музыкотерапией оказывало наиболее благотворное и гармонизирующее влияние на подростков 1 и 2 групп. После завершения трехмесячной программы активной и пассивной арттерапии было проведено повторное психологическое исследование с целью 129 активизации эффективности психокоррекционных воздействий. Сравнительная динамика подростков 1 и 2 групп (рис.2) в процессе психокоррекции показала существенные изменения в состоянии психологического и психического здоровья. Подростки с циклоидным психотипом диапазона психологической нормы – акцентуации с признаками конституционально-типологической недостаточности ВНД (1 группа) характеризовались редукцией психологических переживаний, личностного гипертрофированного реагирования с нивелировкой признаков девиантного поведения к 8-12 сеансу. Обращает внимание тот факт, что уменьшаются и исчезают в первую очередь проявления в виде дистимии, субдепрессивности (шкала Т) и психопатизации (шкала Р), экстра - интраверсии (шкала Э-И) и обсессивно - фобических переживаний (шкала ОФН). Перечисленные шкалы отражают личностные психологические и невротические переживания, возникающие у подростков в период напряжения функционирования индивидуального барьера психической и психологической адаптации. У подростков - сирот 2 группы диапазона ПАЛ с сочетанной конституционально типологической недостаточностью ВНД и психотипологической предиспозицией личности (рис.2), прежде всего, обращает внимание уменьшение проявлений нейротической конституциональной тревожности (шкала НТ), экстра -интраверсии (шкала Э-И), при сохранении и некотором увеличении ситуативной тревоги и общей невротизации (шкала Н), что отражает психологическое сопротивление представителей циклоидного психотипа диапазона ПАЛ перед следующим психокоррекционным этапом - осознанием аномальности собственной личностно-характерологической структуры (Боев И.В., Ахвердова О.А., Ерошенко Н.Н., 2002).

100% 90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% В Е d V ВН ОФН А И НД НТ Н П Т Э И F М Акцентуанты до психокоррекции ПАЛ до психокоррекции Акцентуанты после психокоррекции ПАЛ после психокоррекции Рис. 2. Динамика личностных поведенческих и невротических аномалий у подростков с циклоидным психотипом 1 и 2 групп в процессе комплексной психокоррекции. Условные обозначения: Н - шкала невротизации;

П - шкала психопатизации;

ВН - шкала вегетативной неустойчивости;

ОФН - шкала обсессивно-фобических нарушений;

А - астенизации;

И - истерии;

НД - невротической депрессии;

Т - Тейлор;

Т - ситуативной тревоги;

В - показатель возможной органической природы;

Е - реакция эмансипации;

V - психологическая склонность к алкоголизации;

D - к делинквентности;

Ф - феминизации;

М - маскулинизации;

ЭИ - экстраверсия - интроверсия. По нашему мнению, при воздействии патогенетической (реконструктивной) психотерапии в сочетании с приемами пассивной, активной арттерапии и музыкотерапии позитивные изменения происходят преимущественно на бессознательном уровне. Об этом свидетельствует уменьшение проявлений реакций эмансипации (шкала Е), психологической склонности к алкоголизации (шкала V) на фоне усиления вегетативной неустойчивости (шкала ВН), подтверждая глубинную борьбу противоречий на уровне сознания и подсознания. В процессе психокоррекции конституционально-психотипологической недостаточности у воспитанников детских домов, относящихся к эпилептоидному психотипу 2 группы подростков, наблюдалась иная нивелировка психологических и личностных переживаний: к 10-12 сеансу сохранялась слабо выраженная ситуационная тревожность (шкала Т) и незначительный рост нейротической тревожности (шкала НТ);

уменьшалась и исчезала общая невротизация (шкала Н), психопатизация (шкала Р), экстраинтраверсия (шкала Э-И). Патогенетическая (реконструктивная) психотерапия в сочетании с приемами арттерапии и музыкотерапии не нивелировала признаки патологического стереотипа поведения (шкала Е, V, D) – реакции эмансипации, психологической склонности к делинквентности и употреблению алкоголя, столь свойственных эпилептоидам, у которых наблюдается негативный психотипологический дрейф в сторону диапазона психопатии. В то же время у представителей 1 группы (сравнительной) отмечаются положительные изменения в виде нормализации общего фона настроения (шкала НД), исчезновения ситуативной тревожности (шкалы Т и Тейлор), нивелировки невротизации (шкала Н) и вегетативной неустойчивости (шкала ВН), подтверждая повышение толерантности к деструктивным социальным факторам, восстановление и полноценное функционирование психологобиологического резерва личности (рис.3).

100% 90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% В Е d V ВН ОФН А И НД Т Н П НТ Э И F М Акцентуанты до психокоррекции ПАЛ до психокоррекции Акцентуанты после психокоррекции ПАЛ после психокоррекции Рис. 3. Динамика личностных поведенческих и невротических аномалий у подростков с эпилептоидным психотипом 1 и 2 групп в процессе комплексной психокоррекции. Условные обозначения: Н - шкала невротизации;

П - шкала психопатизации;

ВН - шкала вегетативной неустойчивости;

ОФН - шкала обсессивно-фобических нарушений;

А - астенизации;

И - истерии;

НД - невротической депрессии;

Т - Тейлор;

Т - ситуативной тревоги;

В - показатель возможной органической природы;

Е - реакция эмансипации;

V - психологическая склонность к алкоголизации;

D - к делинквентности;

Ф - феминизации;

М - маскулинизации;

ЭИ - экстраверсия - интроверсия. В процессе проведения специализированной психологической помощи у подростков шизоидного психотипа (рис.4) в обеих группах отмечается, в первую очередь, позитивная динамика вегетативных показателей в виде улучшения аппетита, сна, который стал более продолжительным и спокойным;

исчезновение дискомфортных нейровегетативных ощущений в различных органах и системах. 100% 90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0% В Е d V ВН ОФН А И НД НТ Н П Т Э И F НТ Акцентуанты до психокоррекции ПАЛ до психокоррекции Акцентуанты после психокоррекции ПАЛ после психокоррекции Рис. 4. Динамика личностных поведенческих и невротических аномалий у подростков с шизоидным психотипом 1 и 2 групп в процессе комплексной психокоррекции. Условные обозначения: Н - шкала невротизации;

П - шкала психопатизации;

ВН - шкала вегетативной неустойчивости;

ОФН - шкала обсессивно-фобических нарушений;

А - астенизации;

И - истерии;

НД - невротической депрессии;

Т - Тейлор;

Т - ситуативной тревоги;

В - показатель возможной органической природы;

Е - реакция эмансипации;

V - психологическая склонность к алкоголизации;

D - к делинквентности;

Ф - феминизации;

М - маскулинизации;

ЭИ - экстраверсия - интроверсия. У подростков - сирот 2 группы уменьшились проявления эмансипации (шкала Е), психологической склонности к делинквентности и алкоголизации (шкалы V, D), проявления невротической тревожности (НТ), подтверждая позитивные сдвиги в структуре патологического девиантного поведения. Сохраняющиеся неизменными показатели шкал психопатизации (шкала П), вегетативных нарушений и невротической депрессии (шкалы ВН, НД), указывают на сохраняющуюся нестабильность конституциональных психологических и личностных механизмов компенсации и адаптации воспитанников детских домов. У подростков - сирот 1 группы диапазона психологической нормы – акцентуации результатом психокоррекции явилась практически полная нивелировка обсессивно - фобического (шкала ОФН) и астенического (шкала А) комплексов на фоне значительного уменьшения вегетативных расстройств (шкала ВН);

поблекли признаки истерического реагирования (шкала И) и субдепрессивных переживаний (шкала НД), что указывает на полноценное восстановление конституциональных психологических механизмов защиты. В результате психокоррекции у подростков 2 группы с истероидным психотипом к 7-8 сеансу комплексной психокоррекции наблюдается значительное смягчение проявлений конституциональной тревожности (шкала НТ) и экстра - интраверсии (шкала Э-И), что подчеркивает восстановление индивидуального барьера психологической и психической адаптации у подростков – сирот при сохранении прежнего уровня истерического реагирования (шкала И). Последнее указывает на необходимость увеличения количества сеансов психокоррекции до 12-15. В 1 группе следует отметить позитивную динамику патологических проявлений поведенческого стереотипа под влиянием комплексной психокоррекции в виде ослабления проявлений реакции эмансипации (шкала Е) и нивелировки делинквентности (шкала D), психологической склонности к алкоголизации (шкала V), подтверждая повышение психологической толерантности к социальным стрессорам. Результаты динамики психологического и психического здоровья в процессе убеждают комплексной нас в специализированной редукции психологической аномальных помощи возможности личностных поведенческих и невротических расстройств у подростков, находящихся в условиях длительного воздействия деструктивных социальных факторов. Позитивную динамику психологического и психического здоровья, возвращающую подростков от диапазона психопатии до диапазона ПАЛ и далее до диапазона психологической нормы – акцентуации объективизировать с помощью комплекса возможно экспериментально психологических исследований. Модифицированный вариант психокоррекционной программы активной и пассивной арттерапии показал адекватность и эффективность ее применения в комплексе психокоррекционных воздействий на подростковсирот, имеющих признаки недостаточности, конституционально-типологической ВНД и/или личности в виде нейроэндокринной восстановления конституциональных психологических механизмов защиты, что является непременным и условием для стабилизации поведения, системы саморегуляции самоконтроля своего личностных психологических переживаний, восстановления межличностных отношений в микро - и макросоциуме.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ: Воспитанники детских домов, располагающиеся в диапазоне ПАЛ в конституционально континуальном пространстве, характеризуются сочетанной конституционально - типологической недостаточностью ВНД и психотипологической психологической предиспозицией – личности;

подростки отличаются диапазона наличием нормы акцентуации конституционально-типологической нейроэндокринной предиспозиции, что обуславливает необходимость осуществления специализированной психологической помощи, включающей консультативную психологическую помощь и психокоррекционную работу с психологами, клиническими психологами, логопедами, социальными педагогами, усилия которых во многом могут нивелировать конституциональную предиспозицию личности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Известно, что личность как интегральная индивидуальность целиком реагирует на социальные воздействия. Адекватность реакции личности на деструктивное воздействие социальных факторов зависит от степени выраженности конституционально типологической недостаточности высшей нервной деятельности и психотипологической предиспозиции личности. Дети, воспитывающиеся без семьи, испытывая разрушающее воздействие в виде психической депривации, обречены на глубокие вторичные нарушения психофизического и социального развития. Чаще всего эти дети и подростки испытывают целый комплекс факторов, внутреннего и внешнего воздействия, которые способствуют формированию личностной и поведенческой изменчивости в конституционально континуальном пространстве от психологической нормы - акцентуации до пограничной аномальной личности и далее до диапазона психопатии. Изначально «неполноценная биологическая почва» у подростков - сирот, взаимодействуя с деструктивными социально-стрессовыми факторами в виде психической депривации, детерминирует проявление конституциональных психологических механизмов декомпенсации и дезадаптации, выражающиеся на феноменологическом и экспериментально психологическом уровнях индивидуальной аномальной психотипологической изменчивостью. Сочетанная конституционально - типологическая недостаточность ВНД и психотипологическая предиспозиция личности у подростков, воспитывающихся психического без семьи, проявляется уровнем признаками тревожности, дизонтогенеза социальной развития, высоким дезадаптацией, деформациями эмоциональной сферы, личностными и поведенческими нарушениями, что позволяет рекомендовать специализированную психологическую помощь. Специализированная психологическая помощь, основанная на концепции сотрудничества в психологическом консультировании, принципах лечебной педагогики, а также методах патогенетической техники психокоррекции, включающая программу активной и пассивной арттерапии, разработанную Н.Н. Волосковой (2001) для подростков, имеющих аномальную личностную изменчивость органического происхождения и адаптированную к контингенту испытуемых помогла достигнуть позитивных личностных и поведенческих изменений у воспитанников детских домов.

ВЫВОДЫ: 1. Изначально «неполноценная биологическая почва» у подростковсирот, взаимодействуя с деструктивными социально-стрессовыми факторами в виде психической депривации, детерминирует механизмов личностной проявление и конституциональных психологическом изменчивостью. 2. Экспериментально психологическое пространстве на обследование диапазон воспитанников современных детских домов выявило их распределение в конституционально-континуальном типологической нейроэндокринной пограничной аномальной конституционально-типологической психологической нормы – акцентуации с признаками конституционально недостаточности, а также диапазон с признаками сочетанной ВНД и недостаточности личности психологических аномальной декомпенсации и дезадаптации, проявляющиеся на феноменологическом и экспериментально уровнях поведенческой психотипологической предиспозиции личности. 3. Подросткам диапазона пограничной аномальной личности с конституционально типологической недостаточностью ВНД и психотипологической предиспозицией личности свойственны: дизонтогенез психического развития (ретардации;

асинхронии);

низкая успеваемость в школе, проблемы речевой деятельности (дефекты звукопроизношения, нарушения устной и письменной речи, чтения, письма);

высокий уровень тревожности, невротизации и психопатизации;

социальная дезадаптация (наличие психологических проблем в сфере общения, травмирующий опыт, необъективная деформации оценка жизненных ситуаций;

трудности общения со эмоциональной сферы (незащищенность, одиночество, взрослыми, сверстниками как младше, так и старше по возрасту);

депрессия, страхи, тревожные состояния);

психастеничность). 140 личностные и поведенческие нарушения (конфликтность, гетеро - и аутоагрессивность, враждебность, 4. Разработаны варианты комплексной специализированной психологической помощи подросткам к сиротам, направленные на восстановление оптимизации помощь конституциональных механизмов психологической защиты в виде повышения толерантности 5. социальным деструктивным факторам, психологических механизмов компенсации и адаптации. Комплексная специализированная психологическая включает сочетание приемов психотерапии и психокоррекции в виде патогенетической активной и (личностно реконструктивной) музыкотерапии, психотерапии, которые в пассивной арттерапии, особенности адекватны конституционально - психотипологической эпилептоидной и циклоидной структурам личности и направлены на гармонизацию конституционально - типологической нейроэндокринной недостаточности девиантного и ВНД, и лежащим аномальных в основе патологического переживаний поведения личностных подростков - сирот. 6. Редукция аномальных личностных, поведенческих и невротических расстройств в процессе оказания комплексной специализированной психологической помощи обнаруживает определенные психологические закономерности, зависящие от психотипологической структуры личности и ее расположения в конституционально - континуальном пространстве личности. 7. Эффективность и адекватность разработанных вариантов комплексной специализированной психологической помощи аномальным личностным и поведенческим расстройствам у подростков - сирот может быть объективизирована с помощью стандартного набора личностных и клинических опросников, позволяющих провести многомерный психологический анализ, регистрирующий позитивный психотипологический дрейф от границ диапазона психопатии к диапазону пограничной аномальной личности и далее до диапазона психологической нормы – акцентуации.

Литература 1. Абульханова - Славская К.А. Деятельность и психология личности. - М., 1980. 2. Абульханова - Славская К.А. О субъекте психической деятельности. - М., 1973, с. 21. 3. Авдеева Н.Н., Хаймовская Н.А. Зависимость типа привязанности ребенка ко взрослому от особенностей их взаимодействия (в семье и доме ребенка) // Психол. журн. - 1999. - № 1.- С. 39-48. 4. Адлер А.О. О нервическом характере. Изд. “Университетская книга”. Спб. - М., 1997, 382 с. 5. Аксарина Н.М., Ладыгина Н.Ф. Развитие речи у детей в яслях и домах ребенка // Педиатрия. - 1954., №3. - С. 10-16. 6. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. - М: Наука, 1977. 7. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. - Л.: изд-во МГУ, 1969. 8. Анохин П.К. Социальное и биологическое в природе человека // Соотношение биологического и социального в человеке. - М., 1975, с. 301. 9. Антропов Ю.Ф., Шевченко Ю.С. Психосоматические расстройства и патологические привычные действия у детей и подростков. - М., Изд-во Института психотерапии, 1999. - 304 с. 10. Анцыферова Л.И. Психологическое ученье о человеке: теория Б.Г. Ананьева, зарубежные концепции, актуальные проблемы // Психологический журнал. - 1980. - Т.1. - № 2. - С. 52 - 60. 11. Анцыферова Л.И. Способность личности к преодолению деформаций своего развития // Психологический журнал. - 1999. - Т.20. № 1. - С. 6 - 19. 12. Аршавский И.А. Основы возрастной периодизации. Возрастная физиология // Л.: Наука. 1975. с. 60. 13. Асмолов А.Г. Деятельность и установка. - М., 1979.

14. Асмолов А.Г. Историко-эволюционный подход к пониманию личности: проблемы и перспективы исследования // Вопросы психологии. - 1986. № 1. - С. 28 - 40. 15. Ахвердова с. 43. 16. Ахвердова О.А. Экспериментально-психологическая диагностика личностно-характерологического континуума подростков. // Монография. М., 1998. 154 с. 17. Ахвердова О.А., Боев И.В., Волоскова Н.Н. Личностные и поведенческие расстройства у детей и подростков с органической недостаточностью мозга. Учебное пособие. - Ставрополь, 2000. - 272 с. 18. Ахвердова О.А., Боев И.В., Коваленко А.П. Дифференциальная психология акцентуаций и конституциональных личностных радикалов у подростков: учебно-методическое пособие. - Ставрополь, 1997. - 50 с. 19. Баз Л.Л., Скобло Г.В. Искажение материнского поведения при послеродовых депрессиях: влияние раннего и актуального жизненного опыта женщины // Социальное и душевное здоровье ребенка и семьи: защита, помощь, возвращение в жизнь. Матер. Всерос. науч.- практ. конф. (Москва, 22-25 сентября 1998 г.). - М.,1998. - С.82-83. 20. Бардышевская М.К. Дети с недостатком эмоциональных привязанностей // Очерки о развитии детей, оставшихся без родительского попечения. М.: ТОО «Симс», 1995. 21. Бардышевская М.К. Особенности развития страхов у младенцев с недостаточностью поведения привязанности // Социальное и душевное здоровье ребенка и семьи: защита, помощь, возвращение в жизнь. Матер. Всерос. науч.- практ. конф. (Москва, 22-25 сентября 1998 г.). - М., 1998. С. 139-142. 22. Басилова Т.А. Основные этиопатогенетические факторы нарушении психического и соматического здоровья детей-сирот // Дети-сироты:

О.А.

Личностно-характерологический континуум современного подростка. Автореф. дисс. докт. психол. наук. - М., 1998. консультирование и диагностика развития / Под ред. Е.Л. Стребелевой. М.: Полиграфсервис., с. 35 - 48. 23. Батуев А.С. Начальные этапы биосоциальной адаптации ребенка // Психофизиологические основы социальной адаптации ребенка. - СПб, 1999. - С. 8-12. 24. Батуев А.С., Кощавцев А.Г., Соболева М. В. Зрительное предпочтение как проявление привязанности у детей первого года жизни // Вопр. психол. 1996.- №4.- С. 127-133. 25. Башина В.М. О синдроме раннего детского аутизма Каннера // Журн. невропатол. и психиатр. - 1974. - № 10.- С. 1538-1541. 26. Башина В.М. Ранняя детская шизофрения (статика и динамика). - М., Медицина, 1989. - 256 с. 27. Башина В.М., Симашкова Н.В. К особенностям коррекции расстройств у больных с ранним детским аутизмом // Альманах «Исцеление». М., 1993. С. 161-165. 28. Белоус В.В. Опыт экспериментальной психофизиологической характеристики некоторых типов темперамента // Типологические исследования по психологии личности. – Пятигорск, 1999, с. 35 - 59. 29. Беспризорные и безнадзорные лети. Итоги общероссийского социологического зондажа. М. Центр социологических исследований. МО РФ, 2002, 68 с. 30. Бобылева И.А. Семейный центр-форма патронатного воспитания // Патронатное воспитание в России на современном этапе / Сост. Иванова Н. П. М.: 2002, с. 52-60. 31. Боев И.В. Пограничная аномальная личность. Монография. - Ставрополь, 1999. 32. Боев И.В., Ахвердова О.А., Волоскова Н.Н. Клинико-психологические аспекты диагностики и профилактики отклоняющегося поведения у детей и подростков с органической недостаточностью мозга. Учебное пособие. – Ставрополь. 2001. - с. 380.

33. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. - М., Просвещение, 1968 - с. 174. 34. Бойко В. В., Оганян К М.. Копытенкова О. И. Социально защищенные и незащищенные семьи и изменяющейся России. - СПб.: Сударыня, 1999. 242 с. 35. Брутман В. И. К феноменологии психических расстройств, возникающих в процессе вынашивания нежеланной беременности // Социальное и душевное здоровье ребенка и семьи: защита, помощь, возвращение в жизнь. Матер. Всерос. науч.- практ. конф. (Москва, 22-25 сентября 1998 г.). - М., 1998. - С. 84-85. 36. Брутман В.И., Панкратова М.Г., Еникополов С.Н. Некоторые результаты обследования женщин, отказывающихся от своих новорожденных детей // Вопр. психол. - 1994. - № 5. - С. 31-37. 37. Брутман В.И., Радионова М.С. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности // Вопр. психол. - 1997. - № 6. - С. 38-48. 38. Брутман В.И., Северный А.А. Некоторые методические вопросы психиатрического изучения случаев отказов матерей от новорожденных // Сироты России: проблемы, надежды, будущее. Матер. Всерос. науч.практ. конф. - М., 1994. - С. 20-21. 39. Брутман В.И., Северный А.А. Некоторые современные тенденции социальной защиты детей-сирот и вопросы профилактики социального сиротства // Социальное и душевное здоровье ребенка и семьи: зашита, помощь, возвращение в жизнь.- М., 1998. 40. Буянов М.И. Вопросы депривации в детской психиатрии // Журн. невропатол. и психиатр. - 1970. - № 3. - С. 453 - 462. 41. Волоскова Н.Н. Аномальная личностная изменчивость органического происхождения. Монография. 2001. - с. 215. 42. Волоскова Н.Н. Интеллектуальная деятельность детей с речевой патологией. Учебно-методическое пособие под ред. проф. И.В. Боева. Ставрополь, 1999. - С. 120.

43. Волоскова Н.Н. Трудности формирования навыка письма у учащихся начальных классов. Дисс.... канд. пед. наук. - М., 1996. 44. Вострокнуток Н. В. Типология делинквентного поведения детей и подростков: социально-средовые, факторы риска эмоционально-личностные // Социальная и психопатологические дезадаптация:

нарушения поведения у детей и подростков. - М.: Грааль, 1996. 45. Вроно М. Ш., Башина В. М. Синдром Каннера и детская шизофрения // Журн. невропатол. и психиатр. - 1975. - № 9. - С. 1379-1383. 46. Выготский Л. С Диагностика развития и педагогическая клиника трудного детства // Собр. соч. Т. 5. - М.;

Педагогика, 1983. 47. Выготский Л. С. Младенческий возраст // Вопр. детск. психол. - СПб, Союз, 1997. - С. 40-111. 48. Выготский Л.С. Мышление и речь. - М., 1999. - С. 350. 49. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. М., изд-во АПН, 1960. - С. 92. 50. Выявление и устройство детей и подростков, оставшихся без попечения родителей, в 2001 г. Аналитическая справка // Вестник образования России, 2002, № 16, с. 8 - 17. 51. Галигузова Л. Н. Проблема социальной изоляции детей // Вопросы психологии, 1996, №3. с. 101 - 116. 52. Гальперин П.Я. Введение в психологию. - М., 1976. 53. Ганнушкин П.Б. Избранные труды по психиатрии. - М.: Медицина, 1964. - 291 с. 54. Гарбузов В.И., Захаров А.И., Исаев Д.Н. Неврозы у детей и их лечение. Л., Медицина, 1977. - 272 с. 55. Горьковая И.А. Проявление агрессивного поведения у делинквентных подростков // Дети и насилие. - Екатеринбург: Средне-Уральское книжное издательство, 1996.

56. Горьковая И.А. Медико - и социально-психологические корреляты устойчивого противоправного поведения подростков. Дисс.... док. психол. наук. - Сп-б, 1998. 57. Государственный доклад «О положении детей в Российской Федерации. 2001 год». - М.: «Синергия», 2001, 159 с. 58. Гречаный С. В. Нарушения предречевого поведения у младенцев в условиях полной материнской депривации. Автореф. дисс.... канд. мед. наук. - М., 1998. - 22с. 59. Гречаный С. В. Психическое развитие воспитанников домов ребенка, рожденных от матерей, страдающих наркозависимостью и алкоголизмом // Тез. докл. конф. «Мама - мой мир». - СПб, 20-24 ноября 2000г.- С. 115116. 60. Гречаный С. В., Хацкелъ С. Б. Патологические привычные действия у детей раннего возраста, воспитывающихся вне семьи // Тез. докл. конф. «Мама - мой мир». - СПб, 20-24 ноября 2000 г. - С. 100-102. 61. Губарева Л.И. Адаптационные системы организма в пре- и постнатальный периоды онтогенеза в условиях воздействия антропогенных факторов Среды. Дисс.... док. биол. наук. - Краснодар, 1999. 62. Гурьева В.А. Пролонгированные психогении у подростков и их влияние на формирующуюся личность // Социальная и клиническая психиатрия.М., № 2, 1994, с. 31 - 35. 63. Гурьева В.А., Гиндикин В.Я. Юношеские психопатии и алкоголизм. - М.: Медицина, 1980. - 272 с. 64. Гурьева В.А., Семке В.Я., Гиндикин В.Я. Психопатология подросткового возраста. Издательство Томского университета, 1994. 65. Дармодехин С.В. Безнадзорность детей в России // Педагогика, 2001, № 5, с. 3-9. 66. Дармодехин С. В. Семья и государство // Педагогика, 1999, № I. с. 3 - 9. 67. Дети-сироты: консультирование и диагностика развития / Под ред. Е. Л. Стребелсвой. - М.: Полиграфсервис, 1998. - 336с.

68. Дубровина И.В., Лисина М.Я. Особенности психического развития детей в семье и вне семьи // Возрастные особенности психического развития детей. - М., 1982. 69. Дубровина И.В., Рузская А.Г. Психическое развитие воспитанников детского дома. - М.: Просвещение, 1990. 70. Еникополов С.Н., Брутман В.И., Радионова М.С., Черников В.А. Некоторые психологические особенности женщин, отказывающихся от новорожденных // Сироты России: проблемы, надежды, будущее. Матер. Всерос. науч.- практ. конф. - М., 1994. - С, 23-24. 71. Ершова Т.И., Микиртумов Б.Е. Формирование биосоциальной системы «мать-дитя» и ее функционирование в раннем детстве // Обозрение психиатр, и мед. психол. - 1995. - № 1. - С. 55-63. 72. Журба Л.Т., Мастюкова Е.М. Нарушение психомоторного развития детей первого года жизни. - М., Медицина, 1981. - 272 с. 73. Залысина И.А., Смирнова Е.О. Некоторые особенности психического развития дошкольников, воспитывающихся вне семьи // Вопр. психол. 1985. - №4. - С. 31-37. 74. Зезина М. Р. Система социальной защиты детей-сирот в СССР / Педагогика, 2000, № 3, с. 58. 75. Инновационные процессы в региональной системе защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей: опыт, проблемы, перспектива / Под. ред. Гаврилина А. В. - Владимир: ИУУ, 2002.- 188с. 76. Иовчук Н. М. Депрессивные и маниакальные состояния у детей и подростков (по данным зарубежной литературы) // Журн. невропатол. и психиатр. - 1976. - № 6.- С. 922-934. 77. Иовчук Н.М., Северный А.А. Депрессия у детей и подростков. - М., Школа-пресс, 1999. - 80 с. 78. Иовчук Н., Морозова Е., Щербакова А. Психолого-медико-педагогическая поддержка детей-сирот, воспитывающихся в семьях // Народное образование, 2001, №7, с. 185 - 189.

79. Исаев Д.Н. Психосоматические расстройства у детей: руководство для врачей. - СПб, Питер, 2000. - 512с. 80. Исаев Д.Н., Микиртумов Б.Е., Богданова Е.И. Сексуальные проявления у детей - симптомы нервно-психических расстройств // Актуальные проблемы психоневрологии детского и подросткового возраста. - М., 1976.- С. 83. 81. Исаев Д.Н., Попов В.Н. Влияние госпитализма на психическое состояние детей, воспитывающихся в психоневрологических домах ребенка // Вопр. охр. мат. - 1991. - № 1. - С. 38-41. 82. Исаченкова М.П. Синдром сверхценных образований в подростковоюношеском возрасте. - Автореф. дисс…канд. мед. наук. - М., 1986. - 26 с. 83. Каган В.Е. Детский аутизм и психическое недоразвитие // Проблемы общего психического недоразвития. - Л., 1976. - С. 61- 67. 84. Калинина М.А., Козловская Г.В., Королева Т.Н. Депрессивные состояния в раннем возрасте // Журн. невропатол. и психиатр. - 1997. - № 8. - С. 8-12. 85. Карвасарский Б.Д. Неврозы. - М.: Медицина, 1990. - 567 с. 86. Кербиков О.В. Избранные труды. - М.: Медицина. - 1971. - 312 с. 87. Кириченко Е.И., Шевченко Ю.С., Бобылева Г.И. Психопатологическая структура реактивных депрессий у детей раннего возраста // Журн. невропатол. и психиатр. - 1986. - № 10. - С. 1555-1560. 88. Клемантович И. Современная семья: структура, специфика, воспитательные возможности //Воспитание школьников, 1998, № 4., с. 2-5. 89. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста. - М., Медицина, 1995. - 600 с. 90. Козловская Г.Б., Проселкова М.Е. Эмоциональные нарушения в условиях сиротства у детей раннего возраста // Сироты России: проблемы, надежды, будущее. Матер. Всерос. науч.- практ. конф. - М., 1994. - С. 55-57. 91. Козловская Г.В. Психические нарушения у детей раннего возраста: Автореф. дисс.... докт. мед. наук. - М., 1995.

92. Козловская Г.В., Баженова О.В. Микропсихиатрия и возможности коррекции психических расстройств в младенчестве // Журн. невропатол. и психиатр. - 1995. - № 5. - С. 48-52. 93. Козловская Г.В., Горюнова А.В. Нервно-психическая дезинтеграция в раннем онтогенезе детей из группы высокого риска по эндогенным психическим заболеваниям // Журн. невропатол. и психиатр. - 1986. № 10. - С. 1534-1538. 94. Козловская Г.В., Скобло Г.В. Состояние психического здоровья детей раннего возраста (клинико-эпидемиологическое исследование) // Журн. невропатол. и психиатр. - 1989. - № 8. - С. 1455-1451. 95. Колоскова М.В. Психическое развитие младенцев с повышенным риском заболевания шизофренией: Автореф. дисс.... канд. мед. наук. - М., 1989. 96. Колупаев Г.П., Лакосина Н.Д. на О закономерности формирования “почве” // психогенных нарушений экзогенно-органической Психогенные (реактивные) заболевания на измененной “почве”. Воронеж, 1982. - С. 169 - 171. 97.Комплексное сопровождение и коррекция развития детей-сирот: социально-эмоциональные проблемы / Под науч. ред. Л.М. Шипицыной и Е.И. Казаковой. - СПб.: ИСПиП, 2000.108 с. 98.Кон И.С. Социология личности. - М., 1967. 99. Конвенция о правах ребенка и законодательство Российской Федерации: Справочник. - 2-е изд., доп. и перераб. - М.: Государственный НИИ семьи и воспитании, 2001. 100.Концепция предупреждения социального сиротства и развития общеобразовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей / Под ред. Л. М. Шипицыной. - СПб.: ИСПиП, 2000, 54 с. 101.Коробейников И.А., Слуцкий В.М. О некоторых особенностях формирования интеллекта детей в условиях психической депривации / Дефектология, 1990, №3, с. 12-16.

102.Кощавцев А.Г. Психосоматические (функциональные) нарушения пищевого поведения у детей первого года жизни: Автореф. дисс.... канд. мед. наук. - СПб., 1996. - 22с. 103.Кощавцев А.Г. Расстройства сна и привязанности у детей второго полугодия жизни и их связь с факторами риска во время беременности // 5-я Международная конференция «Ребенок в современном мире: права ребенка». Тез. - СПб, 1998. - С. 37-40. 104.Красницкая Г. С. Усыновление: вопросы и ответы (специалистам органов опеки и попечительства). - М., 1997. 105.Краснушкин Е.К. Избранные труды. - М: Медгиз, 1960. - 608 с. 106.Куган Б.А. Социально-трудовая адаптация группы социального риска. Курган-Челябинск, 1995. 107.Кудеринов Т.К. Возрастная динамика юношеских психопатий. – Автореф.дисс…канд. мед. наук. - М., 1986. - 22 с. 108.Кулаков В.С. Органические психопатии в период пубертатного криза и их отграничение от непатологических девиаций личности. - Автореф. Дисс…канд. мед.наук. - М. 1977. - 18 с. 109.Лазурский А.Ф. Очерк науки о характере. - 3-е изд. Пг., 1917. 110.Лангмайер И., Матейчик 3. Психическая депривация в детском возрасте. - Прага: Авиценум, 1994, с. 268 - 276. 111.Лебединская К.С., Никольская О.С. Диагностика раннего детского аутизма: начальные проявления. - М., Просвещение, 1991. - 96 с. 112.Лебединский В.В. Искаженное психическое развитие // Детский аутизм. Хрестоматия. - СПб, 1997.- С. 55-76. 113.Левитов Н.Д. Вопросы психологии характера. - 2-е изд. М., 1956. 114.Лейтес Н.С. К проблеме сензитивных периодов психического развития человека // Принцип развития в психологии. - М.: Наука, 1978. 115.Лейтес Н.С. Опыт психологической характеристики темпераментов // Типологические особенности высшей нервной деятельности человека. М., 1956.

116.Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М., 1975. - С. 123. 117.Леонтьев А.Н. Избранные психологические соч. Т. 2. - М., Педагогика, 1983. 118.Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. - М., 1981. - С. 417. 119.Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. - Л.: Медицина, 1977. – 208 с. 120.Личко А.Е. Типы акцентуаций характера и психопатий у подростков. М., 1999. - С. 405. 121.Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека. - М., 1969. 122.Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. - М., 1973. 123.Лурия А.Р. Речь и мышление. - М., 1973. - С. 22. 124.Лурия А.Р. Язык и сознание. Ростов-на-Дону, 1998. - с 413. 125.Максименко М.Ю., Ковязина М.С. Пособие для практических занятий по нейропсихологической диагностике. - М., 1998. 126.Мастюкова Е.М. Основные формы двигательных, речевых и интеллектуальных нарушений у детей с анте- и перенатальным поражением мозга // Дефектология. 1977. № 5. - С. 33 - 38. 127.Матвиенко В. И. О мерах по ликвидации безнадзорности и беспризорности детей / Стенограмма заседания Гос. думы от 3. 04. 02 / Официальные документы в образовании, 2002, № 13, с. 6 - 40. 128.Международная 1994. - 303 с. 129.Мейер Л. Ф. Госпитализм детей грудного возраста. - М., 1914.- С. 11-14. 130.Мерлин В.С. Роль темперамента в эмоциональной реакции на оценку // Вопр. психологии, 1955, № 6. 131.Мещерякова С.Ю. Особенности аффективно-личностных отношений со взрослыми у детей первого года жизни, воспитывающихся в домах ребенка // Психологические основы формирования личности в условиях общественного воспитания. - Тез. докл. конф. - М.,1979. - С. 123-126.

классификация болезней 10-го пересмотра.

Классификация психических и поведенческих расстройств. - СПб, Адис, 132.Микадзе 133.Микадзе Ю.В. Ю.В.

Методологические принципы анализа нарушений поведения // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология, 1991, 2. Нейропсихологический анализ формирования психических функций у детей // 1 Международная конференция памяти А.Р.Лурия. Сб. докладов под ред. Е.Д. Хомской и Т.В. Ахутиной. - М., 1998. 134.Микиртумов дестабилизации Б.Е., Анисимова Т.И. О // возможных 5-я причинах детской привязанности Международная конференция «Ребенок в современном мире». Тез. - СПб, 1998. - С. 32-34. 135.Минкова Э.А. Особенности личности ребенка, воспитывающегося вне семьи // Очерки. О развитии детей, оставшихся без родительского попечения. - М.: ТОО «Симс», 1995. 136.Мнухин С.С. О невро- и психопатических изменениях личности на почве тяжелого алиментарного истощения у детей // Журн. невропатол. и психиатр. - 1947. - № 6.- С. 75-77. 137.Мнухин С.С., Зеленецкая А.Е., Исаев Д.Н. О синдроме раннего инфантильного аутизма или синдроме Каннера // Журн. невропатол. и психиатр. - 1967. - №10.- С. 1501-1506. 138.Мнухин С.С., Богданова Е.И., Герасимова Э.В. О «периодических» психозах у детей и подростков // Вопросы психиатрии и невропатологии. - Л., 1965. Вып. 11. С. 231 - 237. 139.Москаленко В.Д. Наркомания и материнство. Сообщение 1. Неонатальный наркотический абстинентный синдром // Вопр. наркол. 1991. - № 1. - С. 39 - 41. 140.Москаленко В. Д. Развитие детей, перенесших антенатально воздействие наркотиков // Вопр. нар-кол. - 1991. - № 3. - С. 42 - 44. 141.Мухамедрахимов Р.Ж. Формы взаимодействия матери и младенца // Вопр. психол. - 1994. - № 6. - С. 16-25. 142.Мухина В.С. Дети детских домов и школ-интернатов о себе (ретроспективная рефлексия, обращенность в настоящее и будущее) // Лишенные родительского попечительства: Хрестоматия / Ред. сост. В. С. Мухина. М.: Просвещение, 1991. 143.Мясищев В.Н. Личность и неврозы. - Л.: Медицина, 1960. - 425 с. 144.Мясищев В.Н. Проблема психологического типа в свете учения И.П. Павлова // Учен. записки. ЛГУ, 1954, № 185. 145.Небылицын В.Д. Исследование взаимосвязи между чувствительностью и силой нервной системы // Типологические особенности высшей нервной деятельности человека. М., 1959, т. 2. 146.Нечаева А.М. Охрана детей-сирот в России (История и современность). М.: Дом, 1994. 147.Норакидзе В.Г. Типы характеров и фиксированная установка. Тбилиси. 1966. 148.Общение и речь: развитие речи у детей в общении со взрослыми / Под ред. М. И. Лисиной. - М., 1985. - С. 153. 149.Олиференко Л.Я., Шульга Т.И., Дементьева И.Ф. Критерии и показатели отнесения детей к категории нуждающихся в государственной помощи и поддержке. Методические рекомендации специалистам. - М.: 2002, 84 с. 150.Осипенко Т.Н. Психоневрологическое развитие дошкольников. - М., Медицина, 1996. - С. 159-160. 151.Ослон с. 39 -52. 152.Ослон В.Н., Холмогорова А.Б. Замещающая профессиональная семья как одна из моделей решения проблемы сиротства в России // Вопросы психологии, 2001, № 3, с. 79-90. 153.Павлов И.П. Полн. собр. соч., т. 3, кн. вторая, с 69. 154.Палей И.М., Пшеничников В.В. Учение И.П. Павлова о типах высшей нервной деятельности и проблема темперамента // Вопр. психологии, 1955, № 5. В.Н., Холмогорова А.Б. Психологическое сопровождение замещающей профессиональной семьи // Вопросы психологии, 2001, №4, 155.Петрусенко О.В., Бобылева И.А., Зотова Н.А., Сусцева Т.В. Лакинский детский дом // Патронатное воспитание в России на современном этапе / Сост. Иванова Н. П. - М., 2002, с. 60 - 68. 156.Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., “Просвещение”. 1969. 157.Пивень Б.Н. Сочетанные формы психической патологии. Новосибирск: “Наука”. Сибирское предприятие РАН. 1998. С. 78. 158.Платонов К.К. Теория и методы // В кн.: “Личность и труд”. М., “Мысль”, 1965. 159.Плоткин М.М. Социально-педагогическая помощь детям из неблагополучных семей//Педагогика, 2000, № 1, с. 47-51. 160.Попеску-Невяну П.Г. Опыт исследования типовых особенностей высшей нервной деятельности человека // Учен. зап. ЛГУ, 1954, № 185. 161.Преодоление Байбородовой трудностей Л.В. социализации Ярославль: детей-сирот / Под ред. Ярославский государственный педагогический университет им. К. Д. Ушинского, 1997. - 196 с. 162.Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Дети без семьи. - М.: Педагогика, 1990. 163.Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Исследование психического развития младших с. 223. 164.Прихожан А. М., Толстых Н. Н. Особенности психического развития младших дошкольников, воспитывающихся вне семьи // Вопр. психол. 1982. - №2. - С. 80-86. 165.Проселкова М.Е. Формирование психопатологической структуры симптоматики у детей в депривационных условиях // Социальное и душевное здоровье ребенка и семьи: защита, помощь, возвращение в жизнь. Матер. Всерос. науч.- практ. конф. (Москва, 22-25 сентября 1998 г.). - М., 1998. - С. 100-101. школьников, воспитывающихся в закрытом детском учреждении // Лишенные родительского попечительства. - М., 1991, 166.Проселкова М.Е., Козловская Г.Б., Башина Б.М.

Особенности психического развития детей-сирот раннего возраста // Журн. невропатол. и психиатр. - 1995. - № 5. - С. 52-58. 167.Психическое развитие воспитанников детского дома / Под ред. И.В. Дубровиной, А.Г. Рузской. - М., Педагогика, 1990.- С. 5-11. 168.Психическое развитие детей-сирот (по результатам психологического мониторинга) / Под ред. Л.М. Шипицыной. - СПб., 1996. 169.Пластинина Т.А. Ребенок должен жить в семье // Патронатное воспитание в России на современном этапе / Сост. Иванова Н.П. - М., 2002, с. 68-73. 170.Развитие личности в условиях психической депривации / Под ред. И.В. Дубровиной. - М., 1991, с. 159. 171.Райс Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. - СПб, Москва - Харьков - Минск, 2000. 172.Расчетина С.А.

Защита прав ребенка на жизнь как историческая проблема / Дети улицы. Часть III. Сборник материалов. - СПб.: 2001, с. 4 12. 173.Реан А.А., Дандарова Ж.К., Прокофьева В.А. Социальное сиротство в современной России. Аналитический доклад. - М., 2002. 174.Родители - в ответе за воспитание детей. Учебно-методическое пособие / Под общ.ред. Шипицыной Л.М. - СПб.: ИСПиП, 2002. 175.Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М., 1957. 176.Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - СПб: Питер, 2000. 177.Симпсон Т.Н. Шизофрения раннего детского возраста. - М.: Медгиз, 1948. - 134 с. 178.Скобло Г.Б., Баз Л.Л. Дети от матерей с послеродовыми депрессиями: нарушения психического здоровья на первом году жизни // Социальное и душевное здоровье ребенка и семьи: защита, помощь, возвращение в жизнь. Матер. Всерос. науч.- практ. конф. (Москва, 22-25 сентября 1998 г.). - М., 1998.- С. 101-102.

179.Смирнова Е.О. Теория привязанности: концепция и эксперимент // Вопр. психол. - 1995. - № 3. - С. 134-150. 180.Смирнова Е.О., Радева Р. Развитие теории привязанности (по материалам работ П. Криттенден) // Вопр. психол. - 1999. - № 1. - С. 105-117. 181.Солоед К.В. Психическое развитие младенцев в условиях материнской депривации: Автореф. дисс.... канд. мед. наук. - М., 1997. 182.Справочник директора образовательного учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей / Под общ. ред. Семья Г.В. М.: Полиграфсервис, 2001. - 480с. 183.Сухарева Г.Е. Шизоидные психопатии в детском возрасте // Вопр. педол. и детск. психоневрол. - М., 1925. - Вып. 2. - С. 157. 184.Теплов Б.М. Проблемы индивидуальных различий. М., 1961. 185.Терновская М.Ф. Детский дом № 19 ЦАО города Москвы как уполномоченная служба органов опеки и попечительства // Патронатное воспитание в России на современном этапе / сост. Иванова Н.П. - М., 2002, с. 9-16. 186.Терновская М.Ф., Дзугаева А.3., Иванова Н.П., Лопатина В.И. Новая модель организации работы органов местного самоуправления по опеке и попечительству над детьми (сборник материалов) - М.: Квадрум, 2000. 136 с. 187.Усанова О.Н. Дети с проблемами психического развития. - М., 1995. - С. 146 - 154. 188.Ушаков Г.К. Пограничные нервно - психические расстройства. - М., 1987. 189.Фрухш Э.Л. Некоторая специфика развития детей в условиях дома ребенка // Психологические основы формирования личности в условиях общественного воспитания. Тез. докл. конф. - М., 1979. - С. 115-116. 190.Хомская Е.Д. Нейропсихология. - М., 1987. - С. 185 - 200. 191.Чепурных Е. Е. Значение патронатного воспитания как формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи граждан // Патронатное воспитание в России на современном этапе. / Сост. Н. П. Иванова. - М., ЦХС, 2002, с. 2 - 5. 192.Чепурных Е.Е., Бухман Е.В., Володина И.Н. и др. Новая модель организации работы органов местного самоуправления по опеке и попечительству над детьми. / Под науч. ред. Н.П. Ивановой. - СПб.: «Образование и Культура», 2001. - 120 с. 193.Чечет В. Альтернатива социальному сиротству// Народное образование, 2001, №9, с. 105-108. 194.Шевченко Ю.С. Патологические привычные действия у детей и подростков и принципы их терапии с позиций концепции психического дизонтогенеза // Социальная и клиническая психиатрия. - 1992., Т. 2.№1.- с. 11-21. 195.Шипицына Л.М. Старое и новое: социальная защита в России. - СПб.: ИСПиП,1997.- 43с. 196.Шипицына Л.М., Иванов Е.С., Виноградова А.Д. и др. Развитие личности ребенка в условиях материнской депривации. - СПб, 1997. - С. 24-25. 197.Щелованов Н.М. О воспитании в домах младенцев // Вопр. мат. и младенч. - 1938. - № 3. - С. 15-22. 198.Щереги Ф.Э., Арефьев А.Л., Вострокнутов Н.В. и др. Девиации подростков и молодежи: алкоголизация, наркотизация, проституция. - М., 2001.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.