WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи РЕЗЕНЬКОВА Ольга Владимировна ИЗУЧЕНИЕ ВЛИЯНИЯ ЭКСТРАКТА СОЛОДКИ ГОЛОЙ НА ПРОЦЕССЫ АДАПТАЦИИ ОРГАНИЗМА 03.00.13 – физиология ...»

-- [ Страница 2 ] --

У экспериментальных животных перечисленные признаки гипоксии отмечались при снижении давления до 0,49+0,02 атмосферы (6000 метров над уровнем моря). Адаптивный эффект изучаемого экстракта солодки голой в данном случае составил 20 %, т.е. примерно такой же, как и при выполнении однократной беговой нагрузки до отказа (см. раздел 3.2.1.). Полученные результаты являются дополнительным подтверждением, что солодка обладает адаптогенными свойствами. В частности, даже однократное введение экстракта повышает устойчивость организма к гипоксии. Представлялось интересным определить степень антигипоксического действия ЭС в условиях его курсового применения. Определение степени переносимости гипоксии у крыс при курсовом введении ЭС Формирование долговременной адаптации к гипоксии осуществлялось путем многократного пребывания в барокамере по схеме, описанной в разделе «Материалы и методы исследований». 28-дневная тренировка животных по разработанной схеме значительно повышала их устойчивость к гипоксии. Степень устойчивости животных, получавших ЭС в ходе тренировки, оказалась наиболее высокой. Если у крыс, тренированных без ЭС, признаки острой кислородной недостаточности появляются при снижении давления до 0,31±0,007 атм. (данная степень гипоксии на высоте 9000±116 метров над уровнем моря) (табл. 21, рис. 8), то у животных, получавших ЭС и подвергавшихся тренировке гипоксией, признаки острого кислородного голодания регистрировались при снижении давления до 0,18±0,005 атмосфер, что соответствовало высоте 11000±83 метров над уровнем моря (Р<0,001). Выраженность антигипоксических свойств ЭС наиболее высока у крыс, прошедших тренировку в барокамере при ежедневном получении с питьем ЭС: они выдерживали гипоксию при снижении давления в барокамере почти в 3 раза в сравнении с контролем, т.е. антигипоксический эффект у этих животных возрос на 67 %, если за 100 % принять показатели контроля. Таблица 21 Определение максимальной устойчивости крыс к гипоксии после 28-дневной тренировки в барокамере № п/п 1 2 3 4 5 Условия опыта Контроль Разовое введение ЭС Тренировка в барокамере Тренировка + ЭС Р2 28-дневное получение ЭС Р2 Р3 ПРИМЕЧАНИЕ: n 8 8 8 8 8 Давление, атм. 0,55±0,01 0,49±0,02 0,31±0,007 0,18±0,005 <0,001 0,43±0,006 Р1 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 Высота над уровнем моря, м 5000 6000 9000 11000 Р <0,001 <0,01 – достоверность отличий по сравнению с контролем;

Р2 – достоверность отличий по сравнению с тренированными крысами, Р3 – достоверность отличий по сравнению с животными, получившими ЭС однократно.

0,43*** солодка 0,18*** тренировка+ЭС 0,55 контроль 0,31*** тренировка 0,49*** разовое введение ЭС Рисунок 8. Определение максимальной устойчивости крыс к гипоксии после 28-дневной тренировки. *** - достоверность по сравнению с контролем Р<0,001.

Тренировка без введения ЭС повысила данный показатель на 43,6 %, а курсовое введение ЭС в обычных условиях (без тренировки в барокамере) – на 21,8 %. При этом разница в выраженности данного биологического эффекта ЭС при однократном (10,9 %) и курсовом его введении (21,8 %) составляет около 11 % относительно контроля при высоко достоверном значении Р (Р3<0,01). Очевидно, что в условиях сочетания воздействия тренировок в барокамере и получения ЭС в течение 28 дней степень его антигипоксических свойств возрастает. Последнее обстоятельство подкрепляет правомерность отнесения ЭС к классу адаптогенов, для которых, по данным многих других авторов, характерным является проявление своего биологического эффекта в условиях измененного функционального состояния организма (в нашем случае – многократное пребывание в барокамере) и значительно меньшую его выраженность в условиях относительного покоя или не существенных отклонений биологических констант. Таким образом, результаты исследования с длительным (4 недели) введением экстракта корня солодки позволяют заключить, что действующие вещества изучаемого фитопрепарата способствуют повышению устойчивости организма к дефициту кислорода. Несомненно, солодка обладает свойствами адаптогена. Но каков механизм ее действия в данном конкретном случае и какие системы являются точкой приложения ее БАВ? Мы полагали, что приблизиться к пониманию сути этого вопроса нам поможет исследование состава крови, ее основных биохимических показателей. Анализ крови так же, как и в эксперименте с мышечными нагрузками, осуществляли в начале тренировочного цикла, после его окончания и после воздействия на животных дозированным раздражителем, в качестве которого использовали пребывание животных в барокамере в течение 90 минут при давлении 0,61 атм. 3.4.1. Динамика изменений изучаемых показателей крови в период развития адаптации к гипоксии Общий Са. 28-дневная тренировка в барокамере и прием ЭС существенного влияния на базальный уровень Са в плазме животных не оказали. Во всех 4 группах концентрация Са находилась в пределах физиологической нормы для данного биологического вида. В конкретных цифрах величина общего Са колебалась от 2,14±0,05 ммоль/л, в 4 группе - до 2,20±0,05 ммоль/л в 3 группе (табл. 22 рис. 9). Воздействие дозированным раздражителем (90-минутное пребывание в барокамере) при давлении 0,61 атм. сопровождалось снижением концентрации общего Са. Наиболее значительное снижение отмечено в 1 группе (на 27,4 %), у животных 2 (тренировка) и 4 (ЭС) уровень снижения был одинаков по сравнению с исходным, на 21 %. И лишь у животных, получавших ЭС и проходивших тренировку в барокамере, концентрация Са практически не изменялась. Таблица 22 Динамика содержания общего Са в крови крыс после дозированного воздействия гипоксией № 1 2 3 4 Группы животных контрольная тренировка Р1 тренировка+солодка Р1 солодка Р n 10 10 10 Покой 2,16±0,08 2,19±0,09 >0,5 2,20±0,05 >0,5 2,14±0,05 >0, После воздействия гипоксией 1,57±0,06 1,73±0,09 >0,5 2,19±0,09 <0,001 1,69±0,07 >0, Р <0,001 <0,01 >0,5 <0, ПРИМЕЧАНИЕ: Р1 – достоверность отличий по сравнению с контролем, Р2 – достоверность отличий по сравнению с данными в покое.

2, ** *** 1, *** С а. м м о л ь /л.

0, 0 1 контроль тренировка тренировка+солодка солодка Рисунок 9. Динамика общего Са в крови крыс после дозированного воздействия гипоксией. ПРИМЕЧАНИЕ: 1 – покой;

2 – после воздействия гипоксией;

** - достоверность по сравнению с контролем Р<0,01;

*** - достоверность по сравнению с контролем Р<0,001. Приведенные данные укладываются в существующее представление о нормализующей, гомеостатической роли многих адаптогенов, к числу которых представляется правомерным отнести и изучаемый нами ЭС. Естественно, значимость нормализующего эффекта возрастает в условиях сдвигов показателей гомеостаза. По-видимому, этим объясняется отсутствие заметных изменений в содержании Са++ после воздействия гипоксией у крыс 3-ей опытной группы. Одним их механизмов такого эффекта ЭС в данном случае может быть его регулирующее влияние на секрецию щитовидной железой тирокальцитонина – единственного в организме кальцийпонижающего гормона. По данным Виру А.А. (1981), в тренированном организме, отличающемся функциональная высокой экономичностью щитовидной метаболических железы процессов, а активность понижается, следовательно, уровень Са++ может быть повышен даже в условиях покоя. Взаимодействие гормональных систем при действии стрессора (в нашем опыте – 90-мин.

пребывание в барокамере) включает и систему кальцийрегулирующих механизмов, которые, на наш взгляд, могут служить точкой приложения БАВ ЭС. Содержание 11-ОКС. 28-дневная тренировка гипоксией и прием экстракта корня солодки голой сам по себе не вызывал активации кортикостероидной функции коры надпочечников (табл. 23, рис. 10). Во всех 3-х группах крыс в условиях покоя концентрация 11-ОКС достоверно не отличалась от контроля (Р>0,1). 90-минутное пребывание в барокамере контрольных животных и животных, получавших ЭС, но не тренированных гипоксией, привело к достоверному повышению концентрации 11-ОКС (Р<0,001), которая наибольших величин достигла в контрольной группе (425±12,6 мкг%). Таблица 23 Концентрация 11-ОКС в плазме крови крыс после дозированного воздействия гипоксией № 1 2 3 4 Группы животных контрольная тренировка Р1 тренировка+солодка Р1 солодка Р1 n 10 10 10 10 Покой 187±7,3 180±8,4 >0,1 190±10,1 >0,1 186±11,2 >0,1 После воздействия Р2 гипоксией 425±12,6 <0,001 210±9,7 <0,02 <0,001 197±6,4 >0,1 <0,01 280±12,4 <0,001 <0, ПРИМЕЧАНИЕ: Р1 – достоверность отличий по сравнению с контролем;

Р2 – достоверность отличий по сравнению с исходными данными в покое.

500 450 400 350 *** *** ** 1 1 -О К С, м к г /л 250 200 150 100 50 контроль тренировка тренировка+солодка солодка Рисунок 10. Концентрация 11-ОКС в плазме крови крыс после дозированного воздействия гипоксией. ПРИМЕЧАНИЕ: 1 – покой;

2 – после воздействия гипоксией;

** - достоверность по сравнению с контролем Р<0,01;

- достоверность по сравнению с контролем Р<0,001 Однако, если у контрольных животных превышение исходного уровня *** составило 127 %, то у получавших ЭС – около 50 %. Степень активации коры надпочечников, судя по содержанию 11-ОКС, у крыс как 2-й (тренировка), так и 3-ей (тренировка+ЭС) групп была достоверно ниже, чем у крыс 1-ой (контроль) и 4-ой (ЭС) групп, но далеко не равнозначной: у предварительно тренированных, не получавших ЭС, концентрация 11-ОКС возросла почти на 17 % (Р<0,02), а у сочетавших тренировку с приемом ЭС – всего на 3,7 %, что достоверно не отличалось от исходного уровня (P>0,1). Следует отметить, что величина экскреции кортикостероидов не всегда коррелирует с силой действующего раздражителя. Иногда психическая реакция животного на раздражитель доминирует над воздействием самого раздражителя (Виру А.А., Кырге П.К., 1983). Отсутствие предварительной адаптации к воздействующему фактору может являться дополнительным стимулом к секреции кортикостероидов. Помимо этого, адаптация к гипоксии так же, как и адаптация к физическим нагрузкам, протекает на фоне активации коры надпочечников в соответствии с величиной воздействия внешнего раздражителя, что является одним из ключевых звеньев общего неспецифического адаптационного синдрома (Г. Селье). Таким образом, судя по состоянию периферического звена ГГАКС, можно заключить, что предварительная тренировка гипоксией, как и курсовое введение ЭС, способствуют развитию состояния неспецифически повышенной сопротивляемости (СНПС), которое в нашем эксперименте проявилось в виде повышенной устойчивости к дополнительному воздействию стрессором, что выразилось в снижении степени напряжения компенсаторно-защитных механизмов. Динамика содержания глюкозы. В состоянии относительного покоя уровень глюкозы в крови животных, получавших ЭС, был несколько ниже, чем в контроле (на грани достоверности). Таблица 24 Динамика содержания глюкозы в плазме крови крыс после дозированного воздействия гипоксией № п/п 1 2 3 4 контрольная тренировка Р1 тренировка+солодка Р1 солодка Р1 10 10 10 10 5,39±0,04 5,32±0,03 >0,5 5,24±0,06 >0,05 5,27±0,04 <0,05 Группы животных n Покой После воздействия гипоксией 4,10±0,05 7,15±0,17 <0,001 5,70±0,07 <0,001 7,15±0,08 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 Р ПРИМЕЧАНИЕ: Р1 – достоверность отличий по сравнению с контролем;

Р2 – достоверность отличий по сравнению с исходными данными и той же группы. Пребывание в барокамере сопровождалось понижением данного показателя у животных контрольной группы с 5,39±0,04 до 4,10±0,05 ммоль/л (Р<0,001). Крысы остальных трех опытных групп реагировали на пребывание в барокамере значительным высоко достоверным по сравнению с исходным уровнем возрастанием концентрации глюкозы.

*** 7 *** *** глю ко за, м м о л ь /л *** 4 0 1 контроль тренировка тренировка+солодка солодка Рисунок 11. Содержание глюкозы в крови крыс после дозированного воздействия гипоксией. ПРИМЕЧАНИЕ: 1 - покой;

2 - после воздействия гипоксией;

*** - достоверность по сравнению с контролем Р<0,001. Однако у животных 3-ей группы (тренировка+ЭС) степень выраженности этой реакции была существенно ниже и содержание глюкозы крови у них увеличилось менее чем на 9 %, тогда как у крыс 2-ой и 4-ой групп - на 34,4 % и 35,6 % соответственно. Эти данные в сочетании с результатами предыдущих экспериментов, где был показан потенциирующий эффект изучаемого ЭС в развитии СНПС, свидетельствуют в пользу участия действующих веществ ЭС в формировании к структурного следа, фактору, обеспечивающего стойкую адаптацию возмущающему воздействие которого перестает быть стрессирующим для организма. Эритроциты крови. Одним из антигипоксических компенсаторноприспособительных механизмов является возрастание кислородной емкости крови за счет увеличения содержания эритроцитов и гемоглобина в крови (табл. 25, рис. 12).

Таблица 25 Изменение содержания эритроцитов в крови крыс после дозированного воздействия гипоксией № Группы Животных 1 2 n Начало эксперим. Через 28 дней эксперимента Покой После воздействия гипоксией 5,00±0,09 5,64±0,11 6,72±0,11 7,63±0,23 <0,001 <0,001 8,09±0,09 10,39±0,38 <0,001 <0,001 Р контрольная 10 5,01 ±0,06 <0,001 тренировка 10 <0,001 5,01 ±0,06 Р1 3 тренировка+ 10 <0,001 5,01 ±0,06 солодка Р1 4 солодка 6,68±0,07 7,52±0,06 <0,001 10 5,01 ±0,06 Р1 <0,001 <0,001 ПРИМЕЧАНИЕ: Р1 – достоверность отличий по сравнению с контролем;

Р2 – достоверность отличий по сравнению с исходными данными.

*** *** *** *** эритроциты, м л н./м м.

0 1 контроль тренировка тренировка+ солодка солодка Рисунок 12.

Содержание эритроцитов в крови крыс после дозированного воздействия гипоксией;

ПРИМЕЧАНИЕ: 1 – покой;

2 – после воздействия гипоксией;

*** - достоверность по сравнению с контролем Р<0,001.

В наших исследованиях 28-дневная тренировка гипоксией сопровождалась значительным увеличением содержания эритроцитов у всех опытных крыс, но в наибольшей степени – в случае сочетания тренировки с курсовым введением ЭС. Так, если во 2 группе животных тренировка в барокамере повысила число эритроцитов до 6,72±0,11 млн/ мм3, т.е. на 34 %, то прием ЭС в тех же условиях способствовал повышению числа эритроцитов на 61,5 % до 8,09±0,09 млн/мм3. Прием ЭС нетренированными животными (4-я группа) также оказывал стимулирующий эффект на кроветворную функцию, в результате количество эритроцитов повысилась в той же степени, что и у тренированных без ЭС. 90-минутное воздействие гипоксией вызывало повышение содержания эритроцитов у крыс всех 4 групп, но в 3-ей группе (тренировка + ЭС) процент превышения исходного уровня (покой) был наиболее высоким (28 %). Анализируя приведенные данные, можно заключить, что антигипоксические свойства изучаемого фитосредства реализуются, прежде всего, в потенциировании механизмов, стимулирующих эритропоэз, и в участии БАВ ЭС в формировании структурного следа, составляющего основу долговременной адаптации. 3.5. Изучение гипогликемических свойств ЭС Солодка голая, обладая разносторонней биологической активностью и специфическими фармакологическими свойствами, свой адаптогенный эффект может проявлять и посредством воздействия на углеводный обмен. Роль углеводов как основного энергетического ресурса при мышечной деятельности, особенно в стрессовых ситуациях, общеизвестна и, согласно данным ряда авторов (Брехман И.И., 1968;

Дардымов И.М., 1976;

Саратиков А.С., 1976;

Сейфулла Р.Д., 1998 и др.), биологическая ценность адаптогенов во многом связана с их влиянием на энергетическое обеспечение функций организма. Но в отношении корня Солодки голой этот вопрос остается мало изученным (Шукюров Д.З., 1981). Влияние однократного введения ЭС на уровень глюкозы крови у крыс В целях определения гипогликемических свойств ЭС животным вводился его водный раствор в дозах от 5 до 300 мг/кг массы тела. Содержание глюкозы в крови определяли пятикратно, с интервалом в 30 мин, в течение 2,5 часов после внутрижелудочного введения ЭС. Результаты представлены в табл. 26. В соответствии с полученными данными пероральное введение ЭС сопровождалось понижением уровня глюкозы в крови животных. Таблица 26 Влияние экстракта Солодки голой на концентрацию глюкозы в крови крыс № Вводи мая доза мг/кг массы тела 5 P 10 P 25 P 50 P 150 P n Исходный уровень Содержание глюкозы, ммоль/л После введения экстракта через мин. 30 60 90 1 2 3 4 5 10 10 10 9 6,27±0,04 6,24±0,03 6,25±0,05 6,13±0,02 6,20±0,04 6,23±0, 300 Р 6,20±0,02 >0,5 5,63±0,04 <0,001 5,77±0,04 <0,001 5,55±0,03 <0,001 5,32±0,06 <0,001 5,12±0,02 <0, 6,16±0,06 >0,2 5,66±0,02 <0,001 5,66±0,04 <0,001 5,15±0,03 <0,001 4,51±0,05 <0,001 4,48±0,06 <0, 6,24±0,02 >0,5 6,10±0,07 >0,05 6,20±0,03 >0,5 6,12±0,04 >0,5 6,05 <0,05 6,10±0,03 <0, 6,25±0,04 >0,5 6,22±0,06 >0,5 6,21±0,07 >0,5 6,14±0,06 >0,5 6,24±0,03 >0,5 6,14±0,05 >0, 6,25±0,05 >0,5 6,25±0,04 >0,5 6,24±0,05 >0,5 6,14±0,07 >0,5 6,11±0,05 >0,5 6,21±0,04 >0, ПРИМЕЧАНИЕ: Р – достоверность отличий по сравнению с исходными данными.

Достоверное снижение концентрации глюкозы нами зарегистрировано при введении ЭС, начиная с доз 10 и 25 мг/кг массы тела. Так, при введении фитопрепарата в дозе 10 мг/кг снижение концентрации глюкозы с 6,24±0,03 ммоль/л до 5,63±0,04 ммоль/л зарегистрировано уже через 30 минут, и эта величина сохранялась в течение следующих 30 мин;

в том случае, если вводимая доза составляла 25 мг/кг, уровень глюкозы снижался до 5,77±0,04 ммоль/л и 5,66±0,02 ммоль/л через 30 и 60 минут соответственно. В следующие сроки исследования (90, 120, 150 мин) уровень глюкозы не имел достоверных отличий от исходных величин (табл. 26). Получение животными высоких доз ЭС (150 и 300 мг/кг) приводило к более выраженному снижению концентрации глюкозы. Если дозы в 10 и 25 мг/кг понижали этот показатель на 9,8 % и 9,5 %, то в 150 и 300 мг/кг на 27 % и 28% соответственно. Тем не менее, продолжительность гипогликемического действия ЭС практически не зависела от его дозировки: к 90-й минуте содержание глюкозы возвращалось к исходному уровню, и лишь при дозе 300 мг/кг исходная величина концентрации глюкозы восстанавливалась к 120-й минуте. Следует отметить, что описанные колебания в ходе эксперимента показателей содержания глюкозы ни в одном случае не вышли за рамки физиологической нормы для данного вида животных. Столь слабый и непродолжительный гипогликемический эффект вполне объясним с учетом превентивного отнесения изучаемого фитопрепарата к классу адаптогенов, для большинства которых, по данным литературы, свойственно мягкое защитное, нормализующее действие, способствующее быстрому восстановлению нарушенных по той или иной причине биологических констант. С целью подтверждения данного суждения мы провели тест с глюкозной нагрузкой, широко применяемый как в научных целях, так и в медицинской практике.

Проявление гипогликемических свойств ЭС в условиях глюкозной нагрузки Тест проводился на 20 крысах, разделенных на 2 группы: 1 – контрольная, состояла из животных, которым внутрибрюшинно вводили 0,3 мг 10 % раствора глюкозы на 100 г массы тела;

крысы 2-ой, экспериментальной группы, за 30 мин до сахарной нагрузки получали ЭС в дозе 50 мг/кг. Из данных, представленных в табл. 27 рис. 13 следует, что введение глюкозы в контрольной группе сопровождалось повышением сахара в крови с 6,05±0,06 ммоль/л до 7,60±0,05 ммоль/л на 30 мин. после сахарной нагрузки (Р<0,001). Таблица 27 Гликемическая кривая после внутрибрюшного введения крысам 10 % раствора глюкозы № Глюкоза ммоль/л, через: Исход 30 мин. 60 мин. 90 мин. 120 мин. 150 мин. уровень Контроль- 10 6,05± 7,60± 7,04± 6,29± 4,99± 5,55± ная 0,05 0,07 0,09 0,07 0,10 0,06 Р1 <0,001 <0,001 <0,05 <0,001 <0,001 Экспериме 10 5,87± 7,23± 6,47± 5,57± 4,58± 6,15± нт. 0,07 0,02 0,04 0,06 0,06 0,08 Р1 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 <0,01 Р2 <0,05 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 Группы животных n ПРИМЕЧАНИЕ: Р1 – достоверность отличий по сравнению с исходным уровнем, Р2 – достоверность отличий по сравнению с контролем.

1 8 7 6 глюкоза, ммоль/л 5 4 3 2 1 0 0 30 м и н у ты контрольная групп а эксп ери м ен тальн ая груп п а Рисунок 13. Гликемическая кривая после внутрибрюшинного введения 10 % раствора глюкозы В дальнейшем концентрация глюкозы снижалась, достигая гипогликемических величин на 120 мин. Введение ЭС позволило установить более ярко выраженный сахаропонижающий эффект у экспериментальных животных уже через 30 мин после глюкозной нагрузки, когда уровень глюкозы в экспериментальной группе составил 7,23±0,02 ммоль/л при 7,60±0,05 ммоль/л в контрольной (Р<0,001). Более низкие величины глюкозы у этих крыс отмечены и через 60, 90 и 120 мин., во всех случаях различия были высоко достоверны (P<0,001). При этом на 120 мин значения этого показателя оказались ниже исходных величин у контрольных животных на 17,5 %, у опытных – на 22 %. На 150 мин. у контрольных крыс сохранялась гипогликемия, в то время как у получавших ЭС концентрация глюкозы практически вернулась к исходному уровню, на 4,7 % даже превысив его. Представленные данные показывают более благоприятную динамику восстановления уровня глюкозы до гомеостатических величин у крыс, получавших предварительно ЭС, что может быть обусловлено как потенциированием действия инсулина, так и наличием инсулиноподобных свойств БАВ ЭС. Влияние курсового введения ЭС на уровень глюкозы крови у крыс Как свидетельствуют данные литературы, адаптогены обладают выраженным кумулятивным свойством. Поэтому представляет интерес изучение отдаленных последствий приема ЭС. Немаловажно также изучение возможного эффекта блокирования сахарорегулирующих систем организма и снижения чувствительности клеток к инсулину при длительном введении ЭС по принципу обратной связи. С этой целью был поставлен эксперимент по изучению влияния курсового введения ЭС на углеводный обмен. В данном случае так же, как и в предыдущих хронических экспериментальных моделях, фитопрепарат добавлялся в питьевую воду. В результате было установлено (табл. 28, рис. 14), что введение ЭС в течение 48 суток не оказывает негативного влияния на сахарорегулирующие системы. Так, если содержание глюкозы в крови контрольных животных в состоянии покоя до начала эксперимента составляло 6,05±0,06 ммоль/л, а у опытных животных - 6,04±0,09 ммоль/л, то через 48 дней эксперимента 6,06±0,05 и 6,05±0,07 ммоль/л соответственно (Р>0,5).

8 * * ** * * *** *** *** *** *** глюкоза, ммоль/л 6 5 4 3 2 1 м инуты контроль эксперим ент Рисунок 14. Влияние 48-дневного введения экстракта корня солодки на содержание глюкозы в крови крыс (тест с глюкозной нагрузкой) Таблица 28 Влияние 48-дневного введения экстракта корня солодки голой на содержание глюкозы в крови крыс № 1 Группы животных Контрольная ммоль/л Р1 Экспериментальная ммоль/л Р1 Р2 ПРИМЕЧАНИЕ: Р1 – достоверность отличий по сравнению с исходными данными, Р2 – достоверность отличий по сравнению с контролем. >0,5 >0,5 <0,001 >0,5 >0,5 <0,001 >0,5 <0,001 <0,001 <0,001 >0,5 <0,001 n 10 Исходный уровень 6,05±0,06 Через 48 дней 6,06±0,05 Р1 >0,5 После глюкозной нагрузки через (мин.) 30 60 90 120 150 7,21±0,03 6,99±0,08 6,3±0,07 4,87±0,02 5,50±0,03 <0,001 10 6,04±0,09 6,05±0,07 >0,5 7,19±0,05 <0,001 6,21±0,10 <0,001 5,88±0,12 <0,001 4,80±0,03 <0,001 6,00±0, Согласно данным, представленным в таблице, длительный прием экстракта солодки не сопровождался снижением и функциональных резервов систем, регулирующих углеводный обмен. Гипогликемическая кривая после введения 10 раствора глюкозы не имела достоверных отличий от гипогликемической кривой контрольных животных. Но предварительное курсовое введение экстракта обеспечивало более быструю нормализацию концентрации глюкозы в крови животных: уже на 60-й мин. изучаемый показатель снизился, почти достигнув исходной величины, в течение следующего часа (на 90-й и 120-й мин) продолжалось его снижение, а к 150-й мин вновь установился исходный уровень глюкозы. У контрольных животных в конце эксперимента этот показатель все еще оставался достоверно ниже исходного. Следовательно, 48-дневное получение ЭС не снижает мощности инсулярного аппарата организма и не изменяет чувствительности клеточных мембран к инсулину и глюкозе. В целом, на основании анализа гипогликемических кривых при разовом и 48-дневном предварительном (до глюкозной нагрузки) получении крысами ЭС складывается впечатление о том, что под влиянием БАВ ЭС сахарорегулирующие резервы, о чем системы организма более приобретают повышенную динамика его лабильность, экономичность, а также возрастают их функциональные свидетельствует уровня благоприятная и восстановления нарушенного глюкозы достижение гомеостатических значений в более ранние сроки, чем у контрольных животных, не получавших ЭС.

*** Подведя итог исследованиям, выполненным в эксперименте на крысах, мы пришли к заключению о том, что изучаемый фитопрепарат – экстракт из корней Солодки голой (ЭС) - способствует формированию стойкой неспецифической адаптации и сопротивляемости организма вредоносным факторам, обладая рядом адаптогенных свойств, которые проявились в следующем.

• Будучи примененным в дозах от 5 до 50 мг/кг массы тела, как при его введении (внутрижелудочно через зонд), так и при разовом долговременном получении с питьевой водой (от 28 до 63 дней), препарат не проявляет сколько-нибудь токсических свойств, что позволяет отнести его к низкотоксичным веществам.

• Биологически активные компоненты ЭС повышают физическую работоспособность, что было установлено в опыте с моделированием беговых нагрузок и определением времени максимальной (предельной) продолжительности бега на тредбане. При этом однократный прием препарата обеспечил прибавку данного показателя на 22,6, а 63-дневное (на протяжении 9 недель тренировочного цикла) его получение – на 120 %.

• Повышение работоспособности и неспецифической резистентности у крыс, по нашим данным, обеспечивается:

- анаболизирующими свойствами ЭС, что выражается в активации пластических процессов в работающих мышцах, о чем мы судили по нарастанию массы сердца и икроножной мышцы;

- оптимизацией эндокринно-метаболических отношений, обусловленной ингредиентами ЭС, при формировании устойчивой адаптации к мышечной деятельности, что проявляется в повышении лабильности, экономичности и возрастании функциональных резервов сахаро- и кальцийрегулирующих систем, стимуляции эритропоэза;

- способностью компонентов ЭС повышать устойчивость организма к гипоксии – неизменной спутницей реакций напряжения любого происхождения, что реализуется, прежде механизмов, стимулирующих эритропоэз. всего, в потенциировании • Изучаемый фитопрепарат обладает кумулятивными свойствами, что обеспечивает значительное возрастание его биологического эффекта при длительном применении.

• Для ЭС, как и для других адаптогенов, исследованных рядом авторов (И.В.

Дардымов,1976;

И.И. Брехман,1968;

А.С.Саратиков, 1974), характерным является проявление своего биологического эффекта в условиях измененного функционального состояния организма, в то время как в условиях гомеостаза или несущественных отклонений биологических констант его влияние минимально.

• Достаточно широкий спектр представленных результатов свидетельствует о многокомпонентности изучаемого фитопрепарата и, следовательно, разнообразии механизмов, с помощью которых реализуется его мягкое нормализующее действие на функции организма, включая тенденцию к сдерживанию стрессорного напряжения.

• Очевидно, действующие вещества ЭС относятся к соединениям, способным регулировать интенсивность внутриклеточного метаболизма скелетных мышц в период их функциональной активности, оптимизируя условия как для выполнения самой работы, так и для пластических процессов в восстановительном периоде.

• Описанные выше особенности потенциирующего действия изучаемого ЭС на развитие стойкой неспецифической повышенной сопротивляемости (СНПС) свидетельствуют в пользу участия действующих веществ ЭС в формировании структурного следа, обеспечивающего стойкую адаптацию к возмущающему фактору, воздействие которого перестает быть стрессирующим для организма.

4.

ИЗУЧЕНИЕ АДАПТОГЕННЫХ СВОЙСТВ ЭС В ИССЛЕДОВАНИЯХ НА ЮНОШАХ-ДОБРОВОЛЬЦАХ 4.1. Влияние ЭС на развитие физических качеств (выносливость) Исследования проводились с участием 20 юношей 19-20 лет, являющихся студентами 3-го курса факультета физической культуры Ставропольского государственного университета. В предварительной беседе было получено добровольное согласие юношей на участие в эксперименте. На начальном этапе у обследуемых измеряли АД, ЧСС, ЖЕЛ, производили подсчет эритроцитов, лейкоцитов, определяли СОЭ, уровень Нb. Взятие крови и ее анализ производился в лаборатории диспансера здоровья г. Ставрополя. Используя степ-тест методом Добельна, определяли МПК. В зависимости от величины МПК юноши были разделены на две группы – контрольную и экспериментальную с таким расчетом, чтобы между группами не было достоверных различий по величинам МПК. Исходные показатели приведены в таблице 29. План тренировочных занятий по развитию общей выносливости был одинаков для обеих групп. Юноши экспериментальной группы под контролем экспериментатора ежедневно принимали водный раствор экстракта солодки из расчета 50 мг/кг массы тела, в контрольной группе принимали аналогичный объем плацебо. Для каждого студента, в зависимости от его массы тела, были сделаны развески на каждый день. Через 21 день производилось повторное обследование юношей. Уровень МПК Как следует из данных, представленных в таблице 29 и на рис. 15, абсолютная величина МПК в контрольной группе составила 3,43±0,03 л/мин., в пересчете на кг массы тела испытуемых - 47,88±1,60 мл/мин/кг.

Таблица 29 Показатели максимального потребления кислорода у юношей в процессе эксперимента № Группа обследуемых Контрольная Р2 Экспериментальная Р1 Р2 n Вес, кг Показатели МПК В начале эксперимента Через 21 день тренировок Л/мин Мл/мин/кг Л/мин Мл/мин/кг 3,43±0,03 47,88±1,60 3,54±0,08 49,70±1,40 >0,5 >0,5 3,56±0,06 47,95±1,70 3,81±0,11 53,02±1,83 >0,5 >0,5 >0,5 >0,5 >0,5 >0,1<0, 1 10 71,6±0,03 74,20±6,4 >0, ПРИМЕЧАНИЕ: Р1 – достоверность отличий по сравнению с контролем;

Р2 – достоверность отличий в группе по сравнению с данными на начало эксперимента.

3,9 3,8 3,7 3, М П К, л /м и н.

3,5 3,4 3,3 3, ко н тр оль в н ачале эксп ер и м ен та кон троль через 21 д ен ь эксп ер и м ен тальн ая гр уп п а в н ачале эксп ери м ен та эксп ер и м ен тальн ая гр уп п а через 2 1 ден ь Рисунок 15. Показатели МПК у юношей в начале и по окончании тренировочного цикла Учитывая, что в качестве испытуемых в данной серии наблюдений задействованы спортсмены, надо полагать, что к началу наших наблюдений их показатели МПК уже были возросшими в связи с систематическими занятиями спортом. В связи с этим обнаруженная на грани достоверности тенденция к повышению уровня МПК у испытуемых, получавших в ходе тренировочного цикла ЭС, на наш взгляд, можно расценить, как проявление потенциирующего действия изучаемого фитопрепарата на процессы, составляющие основу состояния тренированности, наиболее существенным показателем которого считается аэробная производительность организма, выражаемая величиной МПК. Чем выше показатель МПК, тем выше степень таких физических качеств, как скорость, выносливость и сила.

Показатели функционального состояния дыхательной и сердечнососудистой систем. В табл. 30, 31,32 представлены результаты определения ЖЕЛ, ЧСС и АД у лиц контрольной и экспериментальной групп в начале и по окончании 21-дневного тренировочного периода. Показатели ЖЕЛ. Как следует из результатов, представленных в табл. 30, у юношей контрольной группы ЖЕЛ к концу эксперимента возросла всего на 0,76 % исходной величины (Р>0,1). Высоко достоверное (Р<0,001) увеличение ЖЕЛ (на 6,4 % исходной величины) произошло у юношей, принимавших ЭС на протяжении 21 дня тренировок. Так, если до начала приема экстракта и выполнения тренировочного цикла ЖЕЛ составляла 5280±15,9 мл, то через 21 день она возросла до 5620±10,9 мл, т.е. на 6,4 %. Возрастание ЖЕЛ специалистами рассматривается ЭС как один из показателей диапазона развития и физической повышению выносливости. Приведенные данные показывают, что действующие вещества способствуют расширению дыхания способности к более полной мобилизации функциональных резервов организма.

Таблица 30 Показатели ЖЕЛ у юношей в начале и по окончании тренировочного цикла № Группы обследованн ых 1 Контрольная группа Р2 2 Экспериментальная группа Р1 Р2 n 10 10 ЖЕЛ, мл В начале эксперимента 5290±16,7 5280±15,9 >0,5 Через 21 день 5330±15,2 >0,1 5620±10,9 <0,001 <0, Примечание: Р1 – достоверность отличий по сравнению с контролем;

Р2 – достоверность отличий по сравнению с данными на начало эксперимента. Пневмотахометрия. Существует прямая зависимость между ЖЕЛ и максимальным дыхательным объемом при мышечной работе. А чем больше сила дыхательных мышц, тем больше ЖЕЛ и, следовательно, тем больше возможная величина дыхательного объема. В нашем исследовании силу дыхательных мышц мы определяли с помощью пневмотахометра. Результаты представлены в табл. 31. Исходные величины силы мышц вдоха и выдоха значительных отличий между испытуемыми контрольной и экспериментальной групп не имели (Р1>0,5). По истечении 21 дня тренировочного цикла у юношей контрольной группы сила мышц вдоха увеличилась в среднем на 5 %, выдоха – почти на 7 % и составила 8,6±0,5 л/сек. и 7,8±0,47 л/сек. соответственно. Однако наметившееся улучшение результата не достигло статистически значимой разницы по сравнению с исходными величинами.

Таблица 31 Показатели пневмотахометрии у юношей в начале и конце тренировочного цикла № Группы обследованных 1 Контрольная группа Р2 2 Экспериментальная группа Р1 Р2 n 10 Пневмотахометрия, вдох/выдох, л/сек. В начале эксперимента Через 21 день 8,2±0,31 8,6±0,50 7,3±0,22 7,8±0,47 >0,5 >0,5 7,9±0,23 9,1±0,31 6,9±0,21 7,9±0,2 >0,5 >0,5 >0,5 >0,5 <0,01 <0, Примечание: Р1 – достоверность отличий по сравнению с контролем;

Р2 – достоверность отличий в группе по сравнению с данными на начало эксперимента. У лиц, принимавших ЭС показатели силы мышц вдоха возросли с 7,9±0,23 л/сек. до 9,1±0,31 л/сек., силы мышц выдоха с 6,9±0,21 л/сек. до 7,9±0,2 л/сек. (на 15 % и на 14,5 % соответственно, Р<0,01 и Р<0,002). Таким образом, приведенные данные свидетельствуют о потенциирующем действии ЭС на адаптивные перестройки дыхательного аппарата при мышечной деятельности. Согласно классической теории, величина МПК лимитируется системы кислород-транспортными возможностями сердечно-сосудистой (главным образом, сердца). Следовательно, общая выносливость организма определяется функциональными возможностями системы кровообращения. О состоянии гемодинамики мы судили по ее главным показателям: частоте сердечных сокращений (ЧСС) и величине артериального давления (АД).

Частота сердечных сокращений. Регистрация ЧСС в начале и по окончании эксперимента позволила установить ее снижение у спортсменов, как в контрольной, так и экспериментальной группах (таблица 32). Таблица 32 Показатели ЧСС у юношей в начале и по окончании тренировочного цикла № 1 2 Группы обследованных Контрольная группа Р2 Экспериментальная группа Р1 Р2 n 10 10 В начале эксперимента 68,2±6,3 70,1±5,4 >0,5 ЧСС, уд./мин. Через 21 день 61±3,2 >0,5 63±3,5 >0,5 >0, Примечание: Р1 – достоверность отличий по сравнению с контролем;

Р2 – достоверность отличий в группе по сравнению с данными на начало эксперимента. У юношей контрольной группы ЧСС за 21 день тренировок снизилась с 68,2±6,3 уд./мин до 61,0±3,2 уд./мин, но разница по сравнению с исходной величиной показателя не достигла достоверных значений. У юношей экспериментальной группы этот показатель за аналогичный промежуток времени уменьшился с 70,1±5,4 уд./мин до 63,0±3,5 уд./мин. В процентном отношении степень снижения ЧСС в обеих группах была одинакова (10,6 % и 10,1 % соответственно), и величины ЧСС достоверно не отличались от исходных. Тем не менее, прослеживалась явная тенденция к понижению этого важного гемодинамического показателя, обусловленная тренировочными нагрузками. Артериальное давление. Как следует из представленных в табл. 33 данных, АД в начале эксперимента в контрольной группе соответствовало 124,2±3,7/76,1±2,45 мм/рт.ст., в экспериментальной – 122,6±6,12/68,9±3,54 мм/рт.ст., т.е. межгрупповые различия показателей АД были минимальными (Р>0,1). Таблица 33 Показатели АД у юношей в начале и по окончании тренировочного цикла № Группы обследованных 1 Контрольная группа Р2 2 Экспериментальная группа Р1 Р2 n 10 АД сист./диаст., мм/рт.ст. В начале эксперимента Через 21 день 121±4,21 124,2±3,7 76,1±2,45 71,9±3,83 >0,5 >0,5 122,6±6,12 119±8,1 68,9±3,54 72,3±4,12 >0,5 >0,5 >0,5 >0,5 >0,5 >0, Примечание: Р1 – достоверность отличий по сравнению с контролем;

Р2 – достоверность отличий в группе по сравнению с данными на начало эксперимента. Через 21 день тренировок регистрировалось незначительное снижение систолического давления в обеих группах, но данные изменения АД не выходили за границы физиологической нормы и не достигали статистической значимости (Р>0,1). Описанная динамика АД является закономерной, т.к. в процессе становления тренированности этот показатель практически не изменяется. Более того, его существенные изменения, регистрируемые в условиях покоя, служат показателем ухудшения функционального состояния системы кровообращения.

Содержание форменных элементов и Нb в крови Содержание лейкоцитов. Как видно из табл. 34 и на рис. 16, содержание лейкоцитов в крови у студентов контрольной группы составляло в начале эксперимента 6,02±0,32 тыс./мм3. Через 21 день тренировок этот показатель возрос до 6,72±0,17 тыс./мм3, но достоверно не превысил исходное значение (Р<0,1 >0,05). В экспериментальной группе число лейкоцитов в начале эксперимента было на уровне 6,21±0,17 тыс./мм3. В конце тренировочного цикла содержание лейкоцитов в крови у юношей этой группы также возросло и достигло величины 6,69±0,2 тыс./мм3. Таким образом, содержание лейкоцитов в течение эксперимента у спортсменов обеих групп возрастало незначительно и к концу срока наблюдений не достигло достоверных различий с исходным показателем.

6, 6, 6, 6, 5, 5, контроль в начале эксперим ента эксперим ент в начале контроль через 21 день эксперим ент через 21 день Рис. 16. Содержание лейкоцитов в крови Таблица 34 Гематологические показатели крови в начале и по окончании тренировочного цикла № п/п 1 2 3 4 Изучаемый показатель Лейкоциты, тыс./мм3 Р1 Р2 Эритроциты,млн./мм3 Р1 Р2 СОЭ, мм/час Р1 Р2 Гемоглобин, г% Р1 Р2 n Группы обследуемых Контрольная группа Экспериментальная группа В начале Через 21 день В начале Через 21 день эксперимента эксперимента 6,72±0,17 6,21±0,17 6,69±0,20 6,02±0,32 >0,5 >0,5 >0,5 0,1> P<0,05 5,68±0,21 4,85±0,16 5,08±0,29 4,73±0,17 0,1>Р<0,05 >0,5 >0,5 <0,01 3,90±0,52 4,50±0,80 4,30±0,63 5,10±0,72 >0,5 >0,5 >0,5 >0,5 136,3±0,95 141,3±0,80 140,2±1,75 140,4±1,70 >0,1 0,1>Р<0,05 >0,5 <0, 10 10 10 ПРИМЕЧАНИЕ: Р1 – достоверность отличий по сравнению с контролем, Р2 – достоверность отличий по сравнению с данными на начало эксперимента.

Содержание эритроцитов. Уровень эритроцитов в крови юношей контрольной и экспериментальной групп в начале эксперимента соответствовал физиологической норме и составил 4,85±0,16 и 4,73±0,17 млн./мм3 соответственно (табл. 34, рис. 17). Выполнение нагрузок аэробного характера способствовало увеличению содержания эритроцитов в обеих группах. Но достоверное возрастание числа эритроцитов отмечено только в экспериментальной группе, где параллельно с тренировками на выносливость осуществлялся прием ЭС (Р<0,01).

6 5 4 3 2 1 * контроль контроль эксперим эксперим в начале эксперим ента через 21 день ентальная группа в начале экспери м ента ентальная группа через 21 день Рис. 17. Содержание эритроцита в крови;

* достоверность отличий по сравнению с контролем Р<0, Показатели СОЭ. У студентов контрольной группы СОЭ в начале эксперимента соответствовало 3,9±0,52 мм/ч. В конце эксперимента эта величина достоверно не изменилась – 4,5±0,8 мм/ч. Не выявлено достоверных различий этого показателя в начале и конце наблюдений и у испытаемых экспериментальной группы (см. табл. 34, рис. 18). Таким образом, в течение 21 дня тренировочного цикла СОЭ не претерпела существенных изменений у студентов обеих групп, хотя некоторая тенденция к возрастанию этого показателя прослеживается в обеих группах (на 15,4% в контроле и на 18,6% у получавших ЭС).

к о л -в о, м м /ч контроль в начале эксперим ента контроль через 21 день эксп ер и м ен тальн ая гр упп а в н ачале экспери м ен та эксп ер и м ен тальн ая гр упп а ч ер ез 2 1 д ен ь Рис. 18. Показатели СОЭ в крови Содержание гемоглобина. Как и следовало ожидать, возросшее число эритроцитов у студентов-спортсменов, принимавших ЭС, привело и к повышению содержания гемоглобина крови с 136,3±0,95 г% до 141,3±0,80 г% к концу тренировочного цикла.

142 141 140 *** к о л -в о, г% 138 137 136 135 134 контроль контроль эксперим эксперим в начале эксперим ента через 21 день ен тальн ая груп п а в н ачале эксп ери м ен та ен тальн ая груп п а через 21 ден ь Рисунок 19. Содержание гемоглобина в крови;

*** - достоверность отличий по сравнению с контролем Р<0, Несмотря на невысокую степень роста этого важного показателя (4% исходного) его отличие от исходного было высоко достоверным (Р<0,001). У лиц контрольной группы, выполнявших тот же объем физической нагрузки, но не получавших ЭС, содержание Нb крови к концу тренировок практически было равным исходному (см. табл. 34, рис. 19).

*** Анализ результатов последней серии наблюдений с участием студентов-спортсменов, проходивших специальный цикл тренировок с целью повышения такого физического качества, как выносливость, позволяет нам заключить, что сочетание тренировочных занятий с приемом ЭС оказывает положительное влияние на развитие выносливости. Увеличение количества эритроцитов и уровня Нb свидетельствует, что адаптогенный эффект от приема ЭС опосредуется усилением кроветворной функции. Урежение ЧСС отмечено в обеих группах, причем степень снижения ЧСС была примерно одинакова. Как известно, в физиологии спорта подобные изменения ЧСС расцениваются как показатель возросшей экономизации работы сердца, обусловленной нарастанием массы миокарда, усилением его сократительной функции и, как следствие, увеличением объема сердечного выброса. 4.2. Влияние ЭС на развитие мышечной силы Следующим этапом наших исследований явилось изучение влияния ЭС на развитие мышечной силы. Интенсивность прироста мышечной массы, и соответственно, силы во многом определяется наличием биологических веществ, способных активировать генный аппарат клеток. В организме человека наиболее сильным анаболическим действием обладают половые гормоны и гормон роста. Этим и объясняется довольно широкое использование в спорте группы стероидных соединений. Согласно существующим в литературе данным (A.H.Pagne,1975;

Ратнер А.Б., 2001), анаболические стероиды стали широко применяться в спорте в 50-е годы. В этот же период отмечен явный скачок спортивных результатов среди представителей силовых видов спорта. Но стероидные препараты обладают не только мощным анаболическим, но и андрогенным действием. Для ЭС нами было установлено стимулирующее влияние на секрецию тестостерона. При этом вес семенников не изменялся. Мы полагали, что использование данного фитопрепарата окажется эффективным при развитии такого физического качества, как сила, с минимальным риском андрогенного действия (Саратиков А.С., Краснов Е.А., 1987;

Сейфулла Р.Д., 1997). В целях определения влияния ЭС на развитие мышечной силы были проведены исследования с участием юношей 19-20 лет, занимающихся силовым троеборьем. Лица, задействованные в исследованиях, имели разряд от 2 до кандидата в мастера спорта (КМС). Учитывая данный факт, объем тренировочных нагрузок строго не регламентировался. Но группы составлялись с учетом уровня физической подготовленности спортсменов и результатов антропометрических измерений. В начале каждой недели производили контрольные антропометрические измерения и измерения силы по программе троеборья. Юноши в течение 21 дня вели дневник самонаблюдений, где они отмечали самочувствие, качество сна и работоспособность в течение дня. Результаты антропометрических измерений Масса тела, рост. Из представленных в таблице 35 данных следует, что в показателях роста и массы тела достоверных различий между группами нет (Р>0,5). Так, масса тела у юношей контрольной группы соответствовала Таблица 35 Сопоставительная характеристика антропометрических данных лиц, употреблявших и не употреблявших ЭС в течение трехнедельного тренировочного цикла Изучаемый показатель n Исходн. данные 76,50± 2,00 181,0± 4,50 100,3± 6,20 7 дней 76,60+ 2,80 181,3+ 2,03 100,5+ 1,05 Р2 >0,5 >0,5 >0,5 контрольная группа сроки наблюдений 14 дней 76,50+ 2,80 181,0+ 2,03 100,8+ 1,06 Р2 >0,5 >0,5 >0,5 21день 76,50+ 2,80 181,3+ 2,03 100,2+ 1,03 Р2 >0,5 >0,5 >0,5 Исходн. данные 77,00+ 2,10 178,6+ 2,40 100,9+ 2,10 7 дней Р2 76,60+2,90 >0,5 >0,5 178,3+2,01 >0,5 >0,5 >0,5 >0,5 >0,5 >0,5 экспериментальная группа сроки наблюдений 14 дней 77,96+ 2,91 >0,5 179,0+ 2,02 >0,5 101,2+ 1,10 >0,5 36,9+2,60 43,0+1,09 >0,5 57,0+2,85 >0,5 Р2 >0,5 >0,5 >0,5 >0,5 >0,5 >0,5 21день 76,90+ 2,92 >0,5 179,3+ 2,03 >0,5 102,3+ 1,20 >0,5 37,0+2,65 44,0+1,10 >0,5 58,0+2,90 >0,5 Р2 >0,5 >0,5 >0,5 >0,5 >0, Масса 10 тела, кг Р1 рост, см 10 Р1 ОКГ, см 10 Р1 Окруж. плеча Р1 Окруж бедра Р 100,8+ 1,09 >0,5 10 35,8±4,30 36,2+1,90 >0,5 36,3+1,90 >0,5 36,2+1,85 >0,5 36,9+2,40 36,4+2,75 37±5,20 37+1,91 >0,5 38,0+1,91 >0,5 35,0+1,75 >0,5 42,1+2,30 42,0+1,08 >0,5 10 55,8±2,50 56,5+2,80 >0,5 57,5+2,90 >0,5 57,2+2,90 >0,5 56,9+3,40 56,8+2,80 >0, ПРИМЕЧАНИЕ: Р1 - достоверность различий по сравнению с контрольной группой, Р2-достоверность различий по сравнению с исходными данными.

76,50±2,00 кг, экспериментальной – 77,00±2,10 кг, рост - 181,0±4,5 см и 178,6±2,4 см соответственно. Не отмечено межгрупповых различий и в последующие 3 измерения (через 7,14 и 21 день). Результаты измерений по окончании эксперимента оказались следующими: масса тела в контрольной группе – 76,5±2,80 кг, в экспериментальной группе – 76,9±2,92 кг;

рост – 181,3±2,03 см и 179,3±2,03 см соответственно. Окружность грудной клетки, плеча и бедра. Результаты указанных антропометрических измерений также не выявили достоверных межгрупповых различий (табл. 35). На протяжении всего эксперимента колебания окружности грудной клетки, бедра и плеча были незначительны у испытуемых обеих групп. Т.е. как тренировка, так и прием ЭС не оказали существенного влияния на основные соматометрические показатели. По всей видимости, основным объяснением подобной стабильности изучаемых антропометрических показателей является недостаточно продолжительный срок наблюдений (21 день), тем более, что к началу исследований испытуемые уже имели определенную степень физической подготовки, обладая спортивными разрядами от второго до кандидата в мастера спорта. Результаты измерений мышечной силы Становая тяга. Данный показатель в контрольной группе на начало эксперимента соответствовал 170,0±8,1 кг и на протяжении 21 дня тренировок практически не изменился (табл. 36). Прослеживалось даже незначительное ухудшение результата. К концу эксперимента среднегрупповой результат равнялся 169,0±7,5 кг. В группе лиц, принимавших ЭС, отмечен достоверный прирост силы, определяемой в данном виде троеборья. Если в начале эксперимента показатели были такие же, так и в контрольной группе, то по Таблица 36 Сопоставительная характеристика мышечной силы лиц, употреблявших и не употреблявших ЭС в течение трехнедельного тренировочного цикла Изуча емый показа тель исходные n контрольная группа сроки наблюдений 7 дней Р2 14 дней Р2 21день Р 170,1+7,60 >0,5 170,0+7,60 >0,5 169,0+7, исходные данные 7 дней >0, Экспериментальная группа сроки наблюдений Р2 14 дней >0, данные 170,0±8, Р 21день < 0, Р >0, Стан. тяга, кг Р1 Жим, 10 кг штанга Р1 Присе 10 дания Р >0,5 170,0+6, 171,8+7,81 >0,5 185,0+7, >0,5 187,0+8, 100,5±9, 100,8+9,61 >0, 100,8+9,60 >0,5 100,9+9, >0,5 102,0+14, 108,1+15,3 >0,5 113,3+14,0 >0,5 >0, >0,5 115,0+15,0 < 0,05 >0,5 143,0+16,1 < 0, >0, 125,0±13, 129,0+13,2 >0, 130,2+13,9 >0,5 136,6+14, >0,5 127,0+16, 140,0+15,9 >0,5 143,0+16,1 >0,5 >0, >0, ПРИМЕЧАНИЕ: n = 10;

Р1– достоверность различий по сравнению с контрольной группой;

Р2 – достоверность различий по сравнению с исходными данными.

истечении 21 дня тренировок результат возрос на 10 %. Причем достоверный прирост силы был отмечен на 14 день эксперимента. Жим штанги в контрольной группе был равен 100,5±9,52 кг, в экспериментальной – 102,0±14,2 кг, т.е. исходные результаты между группами достоверно не отличались (табл. 36). В последующие 7, 14 и 21 день эксперимента результаты контрольной группы были 100,8±9,61, 100,8±9,60 и 100,9±9,62 соответственно, т.е. изменений практически не происходило (Р>0,5). У юношей, принимавших ЭС, прирост результата в жиме штанги был существенным и к 21 дню наблюдения составил 12,7 % по сравнению с исходным. Результаты в приседании были аналогичными (табл. 36). Если в контрольной группе прирост составил 8,8 %, то в группе лиц, принимавших ЭС – 12,6 %. В целом превышение результатов в силовых упражнениях троеборья у спортсменов, принимавших ЭС, по сравнению с лицами контрольной группы составило 4 % (приседания), 10 % (тяговая сила), 12,7 % (жим штанги). Поскольку индивидуальный разброс изучаемых показателей был очень большим, выявленные различия не достигали статистически значимых величин. Тем не менее, учитывая однонаправленность, последовательность и систематичность ЭС. описываемых фактов, правомерно говорить о потенциировании тренировочного эффекта действующими компонентами *** Для получения целостной картины, отражающей влияние ЭС на все исследованные показатели у спортсменов контрольной (тренировка) и экспериментальной (тренировка+ЭС) групп, мы свели в табл. 37 разницу в сравнении с исходными (начало эксперимента) данными, выраженную в процентах.

Таблица 37 Разница величин изучаемых показателей в сравнении с исходными, выраженная в процентах (период наблюдения – 21 день) Контроль, n=10 Эксперимент, n=10 МПК, +3,8% +10,6% Р >0,5 0,1>Р>0,05 ЖЕЛ +0,76% +6,4% Р >0,1 <0,001 Сила мышц вдоха +4,5% +15,2% выдоха +6,9% +14,5% Р >0,5 <0,01 ЧСС - 10,6% - 10,1% Р >0,2 >0,2 АД - 3,6% - 3,0% -5,5% +4,9% Р >0,5 >0,5 Лейкоциты +11,6% +7,7% Р >0,1 0,1>Р<0,05 Эритроциты +4,7% +20% Р >0,5 <0,01 Гемоглобин +0,1% +3,7% Р >0,5 <0,001 СОЭ +15,4% +18,6% Р >0,5 >0,5 Становая тяга 0 +10% Р >0,5 <0,05 Жим, штанга 0 +12,7% Р >0,5 <0,05 Приседания +8,8% +12,6% Р >0,5 <0,05 Примечание: «+» - выше исходного уровня;

«-» - ниже исходного Показатели уровня;

Р – достоверность различий в сравнении с исходной величиной. Суммируя приведенные в таблице данные, можно утверждать, что, несмотря на непродолжительный срок применения ЭС (21 день), прослеживается его явный адаптогенный эффект. Это выражается в достоверном (в отличие от испытуемых контрольной группы) повышении аэробной производительности организма, на что указывает заметный (на 10,6%), хотя и из-за большого разброса индивидуальных данных на грани достоверного, рост МПК – наиболее существенного показателя состояния тренированности, лимитирующего такие физические качества, как скорость, выносливость, сила. Величина МПК определяется не только ЧСС, но и ударным (систолическим) объемом крови, артериовенозной разницей в содержании кислорода, что дает основание расценивать МПК в качестве интегрального показателя состояния кардиореспираторной системы. По нашим данным, уже 21-дневное получение ЭС в сочетании с тренировками повышает функциональные возможности сердечно-сосудистой и дыхательной систем, способствует возрастанию кислородной емкости крови, что и обусловливает почти трехкратное (см.табл. 37) превышение величины МПК в сравнении с испытуемыми, выполнявшими такой же объем тренировочных нагрузок, но не принимавшими ЭС. При этом, судя по субъективной оценке (отсутствие каких-либо жалоб на самочувствие со стороны участников эксперимента) и объективным данным (обследование по программе диспансера здоровья), изучаемый фитопрепарат не вызывает каких-либо негативных последствий. При анализе дневников самоконтроля было установлено, что большинство юношей экспериментальной группы отмечали повышение общей работоспособности в течение дня и хорошее настроение. Трое испытуемых в начале эксперимента жаловались на плохой сон. Через 7 дней употребления ЭС, согласно субъективной оценке испытуемых, качество сна значительно улучшилось. Возможно, ЭС оказывает влияние и на организацию биоритмических функций организма. Подтверждением отсутствия негативных последствий приема ЭС спортсменами могут служить результаты измерения АД юношей. В течение всего эксперимента АД не выходило за рамки физиологической нормы для данной возрастной группы. Не отмечено изменений в динамике АД и в группе лиц в период тренировок по развитию выносливости. Повышение АД при длительном употреблении ЭС могло явиться одним из побочных эффектов для данного препарата. Еще в 1848 году Ф.Е. Реверс, применяя экстракт корня Солодки для лечения язвенной болезни двенадцатиперстной кишки, впервые обнаружил задержку мочеиспускания у больных, протекавшую на фоне уменьшения содержания в организме ионов калия и увеличения ионов натрия, а также отмечалось повышение АД, что автор объяснил наличием действующих веществ у ЭС дезоксикортикостероноподобных свойств. Этим объясняется обязательный контроль АД на всем протяжении нашего исследования. Однако каких-либо более или менее значимых изменений АД, как и других побочных эффектов, в ходе наблюдений выявлено не было, что указывает на правильный подбор дозы фитопрепарата, достаточной для проявления биологического эффекта, но не вызывающей каких-либо негативных последствий. Поскольку ведущее место среди системных механизмов, обеспечивающих приспособительную деятельность организма, принадлежит ЦНС, мы сочли целесообразным провести также серию наблюдений, посвященных изучению влияния ЭС на функциональное состояние ЦНС. Результаты представлены в нижеследующем разделе нашей работы. 4.3. Влияние ЭС на функциональное состояние ЦНС Одним из объективных критериев, используемых в современной психофизиологии для оценки функциональных состояний ЦНС и организма в целом, являются временные характеристики сенсорно-двигательных реакций, исследование которых широко применяется в связи с потребностями теоретической и практической медицины, физиологии ЦНС и ВНД, наук о физическом воспитании и спорте. Полученные в ходе исследования данные представлены в таблице 38. Испытуемые контрольной и экспериментальной групп в течение 21 дня находились в обычном режиме их повседневной спортивной деятельности, но лица экспериментальной группы ежедневно с питьем принимали ЭС в дозе из расчета 50 мг/кг массы тела. Как следует из представленных в табл. 38 данных, у обследованных спортсменов практически все изученные параметры ВЗМР находятся в рамках критериев оценки «хорошо-очень хорошо». Достоверное улучшение показателей у лиц, принимавших ЭС, отмечено в отношении длительности ВЗМР, которое сократилось с 251,4±8,7 до 220,5±7,9 мсек (Р<0,01), что свидетельствует о повышении скорости распространения возбуждения в функциональной системе. Число опережений нажатия кнопки в тесте «Движущийся объект» уменьшилось почти на 50 %, что указывает на ограничение необходимых процесса, что иррадиации для и стабилизацию внимания достоверном возбудительного и повышения снижении процесса, точности количества концентрации в выполняемой работы, а также на преодоление инертности тормозного выразилось запаздывающих реакций в тесте «движущийся объект». Число попаданий отражает сбалансированность и уравновешенность процессов возбуждения и торможения, и у всех обследованных как контрольной, так и экспериментальной групп, этот показатель довольно низок: на уровне критерия оценки «плохо», хотя у принимавших ЭС на 21-й день наблюдения отмечено некоторое улучшение (на 8%), но оно не достигло статистически значимой величины. Трактовка описанных результатов затруднена, прежде всего в связи с тем, что время сенсомоторной реакции и различные ее характеристики по современным представлениям являются свойств универсальным нервной системы, показателем чем, поиндивидуально-типологических видимому, объясняется большой разброс и вариабельность индивидуальных параметров изучаемых показателей и, как следствие, отсутствие достоверных значений межгрупповых различий.

Таблица 38. Исследование функционального состояния центральной нервной системы (психометрическое тестирование) Используемые тесты n Обследуемые группы Контрольная Экспериментальная Исход. через 21 Исход. через 21 данные день данные день 245,2+7,4 >0,5 251,4+8,7 220,5+7,9 <0,01 >0,5 <0,05 оч.хорошо хорошо оч.хорошо 2,3+0,15 >0,5 хорошо 3,7+0,78 >0,5 плохо 1,8+0,51 >0,2 >0,5 хорошо 4,0+0,60 >0,5 >0,2 плохо Время зрительно10 моторной реакции, мсек. 249,2+10,1 Р1 Р2 оч.хорошо Цветовой раздражитель, 10 колич.ошибок 1,9+0,37 Р1 Р2 хорошо Движущ.объект, 10 колич. попаданий 4,5+0,54 Р1 Р2 плохо Движ.объект, колич. 10 опережений 3,25+0,24 Р1 Р2 Движущ.объект, 10 колич. запаздываний 1,7+0,10 Р1 Р2 Движущ.объект, 10 кол. пропусков 0,7+0,22 Р1 Р2 оч.хорошо 1,6+0,52 >0,5 хорошо 3,6+0,76 >0,1 плохо 2,59+0,32 >0,1 1,9+0,13 >0,1 0,6+0,12 >0, 3,24+0,63 1,7+0,1 <0,05 >0,1 <0,02 2,0+0,15 >0,1 1,2+0,34 1,4+0,1 <0,01 <0, 0,9+0,21 >0,5 >0,2 >0,2 оч.хорошо оч.хорошо оч.хорошо Примечание: Р1 - достоверность отличий по сравнению с данными на начало эксперимента;

Р2 - достоверность отличий по сравнению с данными контрольной группы.

Тем не менее, высокий оценочный ранг большинства изученных параметров ВЗМР у всех обследованных («хорошо-очень хорошо») указывает на достаточно высокие функциональные возможности ЦНС у лиц, систематически занимающихся в спортивных секциях, к числу которых относятся и юноши, участвовавшие в нашем эксперименте. Отмеченные в нашем исследовании низкие параметры точности выполняемой работы («плохо»), судя по числу попаданий в тесте «Движущийся объект», повидимому, отражают преобладание возбудительного процесса, что может быть связано с индивидуально-типологическими спортсменов. Позитивное свойствами влияние ВНД обследованных нами изучаемого фитопрепарата на функциональное состояние ЦНС в нашем исследовании проявило себя в повышении скорости распространения возбуждения, а также в оптимизации отношений таких характеристик нервной системы, как подвижность – инертность нервных процессов, что является важным условием для концентрации внимания и повышения точности выполняемой работы. 4.4. Изучение адаптогенных свойств ЭС в исследованиях на лицах с обычной двигательной активностью Результаты, полученные в исследованиях, выполненных с участием спортсменов, демонстрируют положительное влияние ЭС на формирование основных физических качеств и тонус нервной системы. Но организм спортсмена по своим функциональным особенностям значительно отличается от организма лиц, не занимающихся спортом. Прежде всего, это связано с большими суммарными энерготратами спортсменов и большей потребностью в нутриентах необходимый и биологически активных веществах, этого, обеспечивающих уровень метаболизма. Помимо многолетние занятия спортом, когда системы организма регулярно работают в условиях «рабочего гомеостаза», значительно повышают ферментативную мощность печени и буферную емкость крови (Яковлев Н.Н., 1965). Соответственно возрастают защитные возможности организма, а побочный эффект от приема различных химических компонентов менее выражен. В связи с этим мы посчитали целесообразным проведение аналогичных исследований на лицах, не занимающихся спортом, с обычной суммарной двигательной активностью. Влияние ЭС на функциональное состояние основных систем жизнеобеспечения В данной серии опытов, наряду с дозой 50 мг/кг массы тела, исследовали особенности биологического действия ЭС в дозе 5 мг/кг массы тела. Соответственно, участники эксперимента были разделены на 3 группы – контрольную, 1 и 2 экспериментальную. Юноши, составившие экспериментальные группы, получали водный раствор экстракта солодки в дозах 5 мг/кг и 50 мг/кг соответственно. В данном случае в исследованиях были задействованы юноши 18-20 лет (студенты ГФ и БХФ) при их добровольном согласии. В этом разделе исследования мы ограничились изучением АД, подсчетом лейкоцитов, определением СОЭ и уровня гемоглобина крови. Взятие крови и ее анализ осуществлялся в лаборатории поликлиники № 1 г. Ставрополя. Анализ крови производился в начале, а также через 10 и 21 день эксперимента. Наряду с этим, так же, как и в исследованиях с участием спортсменов, изучали влияние ЭС на состояние нервной системы, используя для этого диагностический микропроцессорный прибор «Мир – 05». Артериальное давление. Согласно данным, представленным в табл. 39, межгрупповых различий в величинах АД как в начале эксперимента, так и на протяжении 21 дня наблюдений не зарегистрировано. Отмеченное на 10-й день достоверное понижение диастолического давления (ДД) у студентов контрольной группы не имеет информативной значимости и не выходит за рамки допустимых колебаний этого показателя. Заметным, судя по данным из табл. 39, представляется лишь стабильное, без существенных колебаний, удержание как СД, так и ДД у испытуемых, получавших ЭС в дозе 5 мг/кг. Таблица 39 Изучение влияние ЭС на АД у лиц с обычной двигательной активностью Группы n обследуемых Контроль 10 Начало Через 10 Р2 Через 21 Р2 эксперимент дней день а 114,29±2,77/ 126,67±8,82/ >0,1 117,0±2,77/ >0,1 73,57±2,61 63,33±3,33 <0,02 69,00±3,79 >0,1 114,29±2,77/ 116,83±4,81/ >0,1 115,50±8,57/ >0,1 70,00±2,44 71,50±3,30 >0,1 69,17±2,17 >0,1 >0,1 >0,1 >0,1 >0,1 >0,1 >0,1 115,00±3,65/ 124,6±4,84/ >0,1 118,44±7,82/ >0,1 69,17±2,71 73,6±2,60 >0,1 65,78±4,57 >0,1 >0,1 >0,1 >0,1 >0,1 >0,1 >0,1 Р1 – достоверность отличий по сравнению с контролем, Р 1-ая 10 эксперим. группа Р1 2-ая 10 эксперим. группа Р1 ПРИМЕЧАНИЕ:

– достоверность отличий по сравнению с началом эксперимента, 1-ая экспериментальная группа – доза 5 мг/кг массы тела, 2-ая экспериментальная группа – доза 50 мг/кг массы тела. Содержание лейкоцитов. Как следует из данных табл. 40, в начале эксперимента количество лейкоцитов в крови у студентов контрольной группы соответствовало 4,12±0,52 тыс/мм3 в 1-ой экспериментальной – 5,81±0,89 тыс/мм3, во 2-ой экспериментальной – 5,38±0,44 тыс/мм3. По истечении 21 дня наблюдений отмечено лишь незначительное повышение числа лейкоцитов в контроле и у лиц 2-ой экспериментальной группы. Учитывая тот факт, что процент повышения числа лейкоцитов в обоих случаях был примерно одинаков (10,9% и 11,1% соответственно), мы не связываем это с приемом ЭС, не находя в данном (тем более – не достоверном) факте какой-либо информативной значимости. Таблица 40 Содержание гемоглобина, лейкоцитов и СОЭ у юношей, принимавших экстракт корня солодки голой Усло вия опыта Контроль 1-ая группа Гемоглобин Исход Через ные 21 день данные 137,0± 4,40 144,0± 3,17 >0,1 145,0± 4,33 >0,1 138,0± 3,58 148,0± 2,84 <0,05 147,0± 0,44 <0, Р >0,1 >0, Лейкоциты, тыс/мм3 До нач. Через 21 Р1 экспери день мента 4,12± 0,52 5,81± 0,89 >0,1 5,38± 0,44 <0,05 4,57± 0,37 5,93± 0,50 <0,02 5,98± 0,44 <0,02 >0,1 >0, СОЭ До нач. Чере экспер з 21 имента день 3,00± 0,45 3,00± 0,45 >0,1 4,25± 0,56 <0,05 3,00± 0,20 3,30± 0,25 >0,1 4,50± 0,66 <0, Р >0,1 >0, Р 2-ая группа >0, >0, >0, Р2 ПРИМЕЧАНИЕ: n=10 в каждой группе, Р1 – достоверность отличий по сравнению с исходными данными, Р2 – достоверность отличий по сравнению с контролем, 1 экспериментальная группа – доза 5 мг/кг массы тела, 2 экспериментальная группа – доза 50 мг/кг массы тела. Гемоглобин. Повышение содержания гемоглобина крови в группах, принимавших ЭС, также было несущественным (табл. 40). Так, в 1-ой группе оно составило всего 2 %, во 2-ой группе – 1,4 % (различия не достоверны). Показатели СОЭ. Не выявлено существенных отличий между группами и при определении такого показателя крови, как СОЭ (табл. 40). У лиц контрольной группы СОЭ осталась на прежнем уровне, у юношей, принимавших ЭС, незначительно возросла, что, в силу недостоверности различий, не имеет информативной значимости. Суммируя данные этого фрагмента исследования, можно заключить, что действующие вещества ЭС, примененного как в дозе 5 мг/кг, так и в дозе 50 мг/кг массы тела, практически не проявляют свой биологический эффект в условиях гомеостаза, когда отсутствуют какие-либо изменения функционального состояния организма. Такой вывод был ожидаем, так как в предыдущих разделах работы нами неоднократно было показано, что изучаемый фитопрепарат проявляет свое заметное и выраженное влияние на фоне измененного функционального состояния организма, вызванного мышечными нагрузками или другими внешними воздействиями (гипоксией, гипергликемией). При этом влияние ЭС на измененные функции организма характеризовалось как нормализующее, оптимизирующее, выравнивающее, и в целом – потенциирующее адаптационные перестройки физиологических функций организма. Влияние ЭС на функциональное состояние ЦНС Результаты исследования временных характеристик ВЗМР с использованием тестов «Цветовые раздражители» и «Движущийся объект» сведены в табл. 41. На начало эксперимента наибольшая длительность ВЗМР отмечалась у юношей 2-ой экспериментальной группы, хотя у всех обследованных, судя по шкале оценочных критериев, этот параметр, характеризующий скорость распространения возбуждения, был в пределах оценок «хорошо – очень хорошо». К концу 21-дневного наблюдения достоверное улучшение результата, что выразилось в укорочении ВЗМР в среднем на 15 %, определялось как в контроле, так и у лиц 1-ой экспериментальной группы (доза ЭС – 5 мг/кг). Очевидно, что это не было связано с получением ЭС, а явилось результатом тренирующего эффекта от повторных исследований. В литературе имеются многочисленные сведения, что при повторных тестированиях ВЗМР не только укорачивается, но и стабилизируется, т.е. становится менее подверженным разного рода колебаниям (Озеров В.П., 1989). Особенно заметно укорочение ВЗМР в первые дни упражнений. При этом простая сенсомоторная реакция поддается влиянию упражнений в меньшей степени, чем реакция дифференцирования. Объяснение этому факту основывается на принципах координационной деятельности ЦНС:

всякий новый раздражитель вызывает вначале иррадиацию возбудительного процесса по нейронным сетям коры головного мозга, которая по мере повторения воздействия сужается как в пространстве, так и во времени, т.е. растет скорость распространения возбуждения, иррадиацию постепенно сменяет фаза концентрации возбудительного очага в участке мозга, обеспечивающем ответное действие. Судя по количеству ошибок, допущенных испытуемыми в тесте «Цветовые раздражители», высоко достоверное улучшение результата, указывающее на повышение точности выполняемой работы, произошло уже к 10-му дню эксперимента у испытуемых 1-ой экспериментальной группы (доза ЭС – 5 мг/кг), тогда как у всех остальных наблюдалось увеличение числа допускаемых ошибок от оценки «хорошо» на начало эксперимента до «удовл.» к 21-му дню наблюдения. Так как в основе тестирующего задания лежит определение способности четкого различения цветовых раздражителей, предполагающего дифференцированное ответное действие, можно говорить об оптимизации реакции дифференцирования под влиянием ЭС, примененном в минимальной дозе. Десятикратное повышение дозы ЭС (50 мг/кг, 2-ая экспериментальная группа) привело к увеличению числа допущенных ошибок на конец срока исследования более чем в 5 раз. Число опережений и запаздываний ответной манипуляции (нажатие на кнопку в тесте «Движущийся объект») отражает соотношение таких свойств нервной системы, как подвижность – инертность. Следует сказать, что существенных различий в степени этих свойств ЦНС между контролем и лицами, получавшими ЭС в дозе 5 мг/кг, не выявлено. У испытуемых этих двух групп прослеживалась положительная динамика этих параметров в сторону снижения числа опережений (стабилизация возбуждения и концентрация внимания) и запаздываний (преодоление инертности по мере формирования двигательного навыка под влиянием повторных воздействий).

Таблица 41 Влияние ЭС на показатели ЦНС Показатели нач. эксп. Контроль через 10 дней 298,00± 2,32 <0,001 2,33± 0,33 >0,1 6,33 ±2,40 >0,1 0,17± 0,17 0 >0,1 2,74± 0,34 2,22± 0,54 >0,1 1,71± 0,18 1,34± 0,09 0,1>Р<0,05 Через 21 день 207,75± 2,85 <0,01 2,75± 0,85 >0,1 4,33± 1,67 >0,1 6,83± 4,17 >0,1 1,27± 0,41 <0,02 0,87± 0,23 <0,01 2,44± 0,15 <0,002 2,44± 0,15 >0,1 0,17± 0,17 >0,1 нач. эксп. 250,33 ± 6,77 2,14± 0,60 3,00± 0,26 Р1 >0,1 Солодка, доза 5 мг/кг через 10 Р1 дней 243,29± 5,18 >0,1 0,71± 0,29 <0,01 4,71± 0,84 0,1>Р<0,05 0,14± 0,14 >0,1 1,91± 0,27 >0,1 1,47± 0,30 <0,01 >0,1 >0,1 >0,1 <0,01 через 21 день 212,40± 8,32 <0,01 1,8± 1,11 >0,1 4,0± 1,13 >0,1 3,5± 3,30 >0,1 1,57± 0,47 0,1>Р< 0,05 0,82± 0,30 <0,02 >0,1 2,41± 0,46 >0,1 >0,1 0,75± 0,53 >0,1 Р1 >0,1 нач. эксп. 272,57 ± 15,15 0,63± 0,18 3,5± 1,0 Солодка, доза 50 мг/кг через Р1 через 21 10 день дней 256,56± >0,1 252,90± <0,01 5,52 10,93 >0,1 >0,1 <0,05 0,90± <0,02 3,25± 0,35 1,31 >0,1 0,1>Р<0,05 Р1 >0,1 5,10± 0,72 >0,1 0,10± 0,10 >0,1 2,31± 0,31 >0,1 >0,1 1,82± 0,33 >0,1 1,46± 0,13 >0,1 >0,1 >0,1 >0,1 >0,1 4,33± 0,97 >0,1 0,13± 0,13 >0,1 1,65± 0,35 >0,1 1,78± 0,87 >0,1 >0,1 >0,1 <0,05 Р1 <0, ВЗМР Р2 Цветов. раздраж. ошиб. Р2 Движущ. объект попад. Р2 Движущ. объект, пропуски Р2 Движущ. объект, реакция опер. Р2 Движущ. объект реакция запазд. Р 244,75± 9,73 2,14± 0,60 3,14± 0, >0, <0, >0, >0, >0, >0, >0, >0, ПРИМЕЧАНИЕ: n = 10 в каждой группе, Р1 – достоверность различий по сравнению с контролем, P2 – достоверность различий по сравнению с началом эксперимента.

Изменения изучаемых параметров у лиц 2-ой экспериментальной группы (доза ЭС – 50 мг/кг) имели такую же направленность, но количественно уступали таковым, выявленным у испытуемых контрольной и 1-ой экспериментальной (доза ЭС – 5 мг/кг) групп, а тест на дифференцированную реакцию показал ухудшение результата к концу эксперимента. Таким образом, анализ представленных данных показал способность действующих веществ ЭС, примененного в минимальной (5 мг/кг) дозе, к повышению тонуса ЦНС, улучшению дифференцировок, оптимизации отношения таких свойств, как подвижность – инертность нервных процессов.

*** Суммируя результаты исследования динамики психометрических показателей, отражающих функциональное состояние ЦНС(табл. 42), выполненного на юношах-добровольцах правомерно заключить, что 21дневный прием ЭС спортсменами в дозе 50 мг/кг привел к однозначно позитивным сдвигам всех изучаемых параметров, что указывает на оптимизацию взаимодействия процессов возбуждения и торможения, повышение тонуса ЦНС, концентрации внимания и точности выполняемой работы, а у студентов- неспортсменов такая доза ЭС (50 мг/кг) уже к 10-му дню приема вызывала разнонаправленные изменения свойств ЦНС: на 46 % возросла точность выполняемой работы (по числу попаданий нажатия на кнопку в нужный момент), но на 50 % увеличилось число ошибок на дифференцировку, при этом почти вдвое (на 87 %) сократилось количество пропусков наблюдаемого объекта.

Таблица 42 Динамика психометрических показателей в течение 21 дня у спортсменов (студенты ФФК) и студентов ГФ и БХФ, не занимающихся спортом, выраженная в процентах к исходной величине Группы испытуемых Контроль (n=10) Эксперим., ЭС –50 мг/кг (n=10) ВЗМР - 1,6% - 12,4% Кол-во ошибок на дифференцировку - 16% - 21,7% Спортсмены Кол-во Кол-во попаданий пропусков - 20% - 14% + 8% - 25% Число опережений - 20% - 47,5% Число запаздываний + 11,8% - 30% Контроль +22% - 19% - 22% (n=10) - 15% - 54% - 49% 1 эксперим., - 3% - 22% - 40% ЭС –5 мг/кг - 15% - 36% - 66% (n=10) 2 эксперим., - 7,4% + 50% + 46% - 87% - 4% - 20% ЭС –50 мг/кг - 6% + 415% + 24% - 83% - 32% - 2% (n=10) ПРИМЕЧАНИЕ: «+» - превышение исходного уровня;

«-» - ниже исходного уровня;

в числителе – на 10-й день, в знаменателе – на 21-й день наблюдений.

Не занимающиеся спортом + 8,8% +102% 0 +28,5% + 38% +400% - 67% + 60% - 18% - 16% + 33% + 200% Можно предположить, что действующие вещества ЭС в большей степени влияют на количественные показатели состояния ЦНС, что выражается в повышении точности выполняемой работы, и в меньшей – на процессы дифференцирования и пластичности, судя по возросшему количеству ошибок на дифференцировку и более низкому, по сравнению с контролем, влиянию на соотношение таких свойств нервной системы, как подвижность – инертность, на что указывают менее выраженные и неоднозначные изменения под влиянием ЭС числа опережающих и запаздывающих реакций (см. табл. 42). В другой экспериментальной группе студентов-неспорстменов, получавших ЭС в дозе 5 мг/кг, отмечались достаточно заметные позитивные сдвиги практически всех изучаемых параметров, свидетельствующие об уравновешивании возбудительного и тормозного процессов в ЦНС и улучшении количественных состояния. и качественных в характеристик ее функционального Очевидно, условиях относительного физиологического покоя, вне развития активных приспособительных реакций, эффект воздействия ЭС может быть достигнут и при минимальной его дозировке (5 мг/кг). Однако, следует подчеркнуть относительный характер выдвигаемых трактовок и оценок в силу высокой степени значимости индивидуально-типологических свойств нервной системы, универсальным показателем которых, по современным представлениям, как раз и являются временные характеристики сенсомоторных реакций. Тем не менее, на наш взгляд, приведенные данные позволяют говорить о выявленной нами тенденции к оптимизации функционального состояния ЦНС под влиянием ЭС, что в совокупности с описанными ранее результатами, указывающими на повышение функциональных возможностей кардиореспираторной системы, аэробной производительности организма, физических качеств выносливости и силы, является объективным фактом, подтверждающим наличие адаптогенных свойств у изучаемого фитопрепарата.

ОБСУЖДЕНИЕ СОБСТВЕННЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ Результаты, полученные как в эксперименте на животных, так и в исследованиях на добровольцах-юношах с различной суммарной двигательной активностью, позволяют нам утверждать, что экстракт корня Солодки (ЭС) обладает свойствами, присущими адаптогенам. Одним из общепризнанных свойств известных адаптогенов (женьшень, элеутерококк, родиола розовая и др.) является повышение физической работоспособности (Брехман И.И., 1968;

Дардымов И.В., 1976;

Саратиков А.С., Краснов Е.А., 1987;

Сейфулла Р.Д., 1997;

Пивоварова А.С. и соавт., 2003). В наших исследованиях уже однократное введение ЭС в дозе 50 мг/кг массы тела взрослым крысам-самцам повышало их работоспособность на 17,5 % при скорости бега 20 м/мин. и на 22,6 % - при скорости 30 м/мин. При этом существенного прироста работоспособности животных при увеличении дозы вводимого экстракта отмечено не было. Из сравнения потенциирующего эффекта ЭС с результатами однократного использования таких широко известных адаптогенов, как женьшень, элеутерококк, родиола розовая (Брехман И.И., 1968;

Дардымов И.В., 1976;

Саратиков А.С., Краснов Е.А., 1987) следует, что изучаемый фитопрепарат уступает им по силе своего воздействия. В то же время курсовое использование данного растительного препарата способствовало значительно большему приросту результатов. В частности, тренировка животных в течение 9 недель по специальной схеме с включением в их повседневный пищевой на 120 рацион %. У ЭС обеспечивала увеличение группы, работоспособности животных контрольной тренировавшихся по аналогичной схеме, но не получавших ЭС, прирост работоспособности составил в среднем 63,5 %. Проведенные исследования позволяют выделить ряд звеньев в цепи адаптивных реакций, посредством которых солодка оказывает свой потенциирующий эффект. В первую очередь следует отметить повышение аэробной производительности организма, судя по величине МПК – интегрального показателя состояния кардиореспираторной системы. По нашим данным, уже 21-дневное получение ЭС в сочетании с тренировками привело к увеличению МПК у спортсменов на 10,6 % исходного уровня, в то время как у лиц, выполнявших тот же объем тренировочных нагрузок, но не принимавших ЭС, показатель возрос лишь на 3,8 %. Рост МПК определяется не только ЧСС, но и ударным (систолическим) объемом крови, а также артерио-венозной разницей в содержании кислорода. В опытах на крысах при регистрации массы сердца и икроножной мышцы были получены данные, свидетельствующие в пользу анаболизирующего действия ЭС. Так, если у контрольных животных за 4 недели эксперимента масса указанных органов возросла на 6,4 % и 3,8 % соответственно, у тренирующихся – на 12,4 % и 17,9 %, то выполнение тренировочных нагрузок в сочетании с ежедневным приемом ЭС обеспечило прирост массы сердца на 20,1 %, икроножной мышцы – на 33,3 %. Следует думать, во-первых, о потенциирующем действии ЭС на активацию синтеза мышечных белков, которая при мышечной деятельности происходит в соответствии с описанной Ф.З. Меерсоном (1976) закономерностью в соотношении функции органа и генетического аппарата его клеток и в конечном счете приводит к нарастанию мышечной массы. Во-вторых, допустимо полагать, что подобный эффект мог иметь место и у испытуемых спортсменов, что привело к усилению сердечных сокращений и увеличению систолического объема крови. Кроме того, у спортсменов, ежедневно принимавших ЭС на протяжении 3 недель тренировок, было выявлено достоверное увеличение ЖЕЛ, а также силы дыхательных мышц, что специалистами рассматривается как один из показателей развития физического качества выносливости, т.к., обеспечивая повышение артерио-венозной разницы О2, увеличивает МПК (Виру А.А., 1981;

Меерсон Ф.З., 1978;

Мохан Р. и соавт., 2001). Но основная доля участия в увеличении артерио-венозной разницы О2,, а следовательно и МПК, по нашим данным, принадлежит возрастанию под влиянием ЭС кислородной емкости крови. Как в эксперименте на животных, так и в исследованиях на юношах-спортсменах были получены данные, свидетельствующие о стимуляции эритропоэза действующими веществами ЭС и закономерном приросте содержания Нb. При этом наиболее высокие концентрации Нb как у опытных крыс, так и у испытуемых спортсменов были отмечены в условиях сочетания тренировочных нагрузок с приемом ЭС, т.е. биологический эффект ЭС проявляется на фоне измененного мышечными функционального состояния организма, обусловленного нагрузками. У животных, получавших ЭС, но не выполнявших нагрузок, отмечалась лишь слабая тенденция к повышению количества эритроцитов и Нb, различия как с контролем, так и с исходными величинами были не достоверны. Аналогичная картина наблюдалась и у юношей-неспортсменов, не подвергавшихся тренировочным нагрузкам: по истечении 21 дня наблюдений, в течение которых они получали индивидуальную дозу ЭС из расчета 50 мг/кг, достоверных или хотя бы заметных отличий от исходных величин не было выявлено ни в отношении содержания форменных элементов, ни в отношении концентрации Нb. Дополнительные исследования на крысах по изучению процентных отношений объема крови и массы тела, форменных элементов и общего объема крови позволили нам исключить роль фактора рабочей гемоконцентрации, наблюдаемой при интенсивной мышечной деятельности, особенно – в ее начале. Необходимо отметить более низкий процент прироста содержания эритроцитов (20 %) и Нb (3,7 %) у испытуемых юношей-спорстменов по сравнению с аналогичной величиной, установленной у опытных крыс (45,8 % и 9,5 % соответственно). Мы склонны объяснить это разными сроками наблюдений и, следовательно, разной продолжительностью введения ЭС: у спортсменов – 3 недели тренировочного цикла, у животных – 9 недель. Кроме того, задействованные в эксперименте спортсмены уже имели до его начала определенный уровень тренированности, а мышечные нагрузки, как известно, сами по себе способны стимулировать кроветворную функцию. На этом фоне существенный прирост числа эритроцитов (20 %) и Нb (3,7 %) мы расценивали как дополнительное свидетельство в пользу способности ЭС стимулировать гемопоэз как адаптогенного свойства, биологический смысл которого заключается в повышении кислородной емкости крови как необходимого условия для адекватного энергообеспечения работающих мышц и повышения их аэробной производительности. Как было показано выше, в условиях гомеостаза или несущественных колебаний биологических констант изучаемое средство не эффективно. Суммируя реализуются приведенные данные, свойства логически изучаемого можно проследить и взаимосвязь в комплексе механизмов, посредством участия в которых адаптогенные фитопрепарата достигается усиление и ускорение тренировочного эффекта: стимуляция эритропоэза и повышение кислородной емкости крови;

активация синтеза мышечных белков, в том числе – сердца и, по-видимому, скелетных мышц, что приводит к увеличению ударного объема крови и ЖЕЛ;

увеличение артерио-венозной разницы О2;

в результате возрастание объема МПК – наиболее существенного МПК, показателя состояния тренированности, определяется системы лимитирующего развитие такого физического качества, как выносливость. Величина согласно классической теории, кислород-транспортными возможностями сердечно-сосудистой (главным образом, сердца). Следовательно, общая выносливость организма во многом зависит от функциональных возможностей системы крови и кровообращения (Коц Я.М., 1986;

Дембо А.Г., 1988). В нашем исследовании на юношах-спортсменах удалось показать, что биологически активные компоненты ЭС способствуют повышению эффективности тренировочных занятий по развитию физической выносливости (величина МПК почти втрое превысила этот показатель у спортсменов, тренировавшихся по той же программе, но не получавших ЭС), а также мышечной силы. Так, в силовых упражнениях троеборья у спортсменов, принимавших ЭС, превышение результатов в сравнении с не принимавшими фитопрепарат составило примерно 4 % - приседания, 10 % становая тяга, 12,7% - жим, штанга. В силу большой вариабельности индивидуальных показателей, что вполне естественно в спортивной практике, выявленные различия порой не достигали статистически значимых величин или находились на грани достоверности (0,1>Р>0,05). Тем не менее, учитывая тот факт, что в эксперименте участвовали подготовленные спортсмены, имевшие спортивные разряды от второго до кандидата в мастера спорта, показанные проценты прироста результатов уже через 21 день наблюдений тогда, как в спортивной практике дополнительный прирост у спортсмена на 1 % считается хорошим показателем, дают право говорить о потенциировании тренировочного эффекта действующими веществами ЭС. Следует отметить, что прирост мышечной силы и физической выносливости у спортсменов был отмечен нами и в случае включения ингредиентов ЭС в состав массажного крема (Беляев Н.Г. и соавт., 2001). Многие авторы рассматривают антигипоксические свойства в качестве важнейшего показателя адаптационной ценности растительного препарата (Брехман И.И., 1968;

Дардымов И.В., 1976;

Саратиков А.С., 1974). Гипоксия это тот фактор, который присутствует не только при мышечной деятельности или пребывании в условиях среднегорья и высокогорья, но и при действии многих других стрессов. Поэтому нормализация кислородного обеспечения органов и тканей является наиболее перспективным направлением фармакологической коррекции развития адаптационного процесса. Результаты наших опытов на крысах показали, что уже однократное введение ЭС способно повысить устойчивость животных к дефициту кислорода. Если у контрольных крыс признаки острой гипоксии отмечались при давлении в барокамере 0,55±0,01 атм., что соответствует высоте 5000 м над уровнем моря, то в у получавших барокамере ЭС аналогичное состояние включение привело к регистрировалось при моделировании высоты 6000 м над уровнем моря. 28дневная тренировка инициировала механизмов, что антигипоксических приспособительных повышению устойчивости к гипоксии как у контрольных животных, так и у ежедневно получавших ЭС в дозе из расчета 50 мг/кг массы тела. Однако, если у животных контрольной группы признаки острой гипоксии регистрировались при моделировании высоты 9000 м над уровнем моря, то у животных, получавших ЭС, такое состояние развивалось при снижении давления в барокамере до 0,18±0,005 атм., что соответствует высоте 11000 м над уровнем моря. Элементарный расчет полученных в этой серии опытов данных демонстрирует наличие адаптогенных свойств у изучаемого препарата. Так, антигипоксический эффект у животных, прошедших тренировку по специальной схеме в барокамере в течение 28 дней при ежедневном получении с питьем ЭС, возрос на 6 % в сравнении с контролем. Тренировка без получения ЭС привела к повышению устойчивости к гипоксии на 43,6 %, а курсовое получение ЭС в обычных условиях (без тренировки в барокамере) – на 21,8 %. Очевидно, что в условиях сочетанного воздействия тренировки и получения ЭС степень его антигипоксических свойств возрастает, что подкрепляет правомерность отнесения ЭС к классу адаптогенов, максимально реализующих свои свойства в ходе развития адаптационного процесса при нарушениях гомеостаза (Брехман И.И., 1968;

Дардымов И.В., 1976;

Саратиков А.С., 1974). Как и следовало ожидать, в условиях гипоксии включается система компенсаторно-приспособительных механизмов, направленных на повышение кислородной емкости крови, и прежде всего – за счет стимуляции эритропоэтической функции. Как и в опытах с изучением влияния ЭС на физическую работоспособность, при экспериментальном моделировании гипоксии нами было установлено, что 28-дневная тренировка в барокамере в сочетании с получением ЭС обеспечила наиболее высокие цифры повышения числа эритроцитов после дозированного воздействия гипоксией (на 28 %). При этом только тренировка в барокамере или только получение ЭС сопровождались вдвое меньшим ростом этого показателя после дозированной гипоксической нагрузки (13,5 % и 12,5 %, соответственно), что было на уровне аналогичной реакции контрольных (интактных) животных (12,8 %). Отличительной чертой формирования адаптации к гипоксии является более ранняя активация кроветворения. В период адаптации к мышечным нагрузкам, по нашим данным, достоверные отличия в приросте эритроцитов между контрольной и экспериментальной группами были зарегистрированы только через 6 недель, а в случае использования барокамеры - через 4 недели эксперимента. Большинство известных адаптогенов свой потенциирующий эффект реализуют посредством воздействия на энергетический обмен в работающих органах. Рядом авторов отмечается определенная универсальность в действии адаптогенов (Брехман И.И., 1957;

Саратиков А.С., Краснов Е.А., 1987). В зависимости от функционального состояния организма они могут проявлять как гипергликемические, так и гипогликемические свойства. В условиях физиологического покоя их действие подобно инсулину. При стрессе они вначале усиливают процессы гликолиза, способствуя повышению уровня глюкозы в крови, тем самым, улучшая энергетическое снабжение работающих структур (Саратиков А.С., Краснов Е.А., 1987), а в последующем создают условия для более экономного расходования углеводов за счет мобилизации жиров.

В наших исследованиях на крысах достоверное понижение уровня глюкозы в крови отмечалось уже через 30 мин после однократного введения ЭС, начиная с доз 10 и 25 мг/кг массы тела. В то же время предварительное введение ЭС при проведении теста с глюкозной нагрузкой способствовало менее выраженной гипергликемии и более раннему восстановлению нарушенной биологической константы. В том случае, если ЭС вводился перед выполнением дозированной нагрузки, наблюдалось длительное сохранение высокой концентрации глюкозы в крови. Возможно, изучаемый фитопрепарат так же, как и адаптогены из семейства женьшеневых, способствует более экономичному расходованию углеводов за счет большего использования липидов. На основании анализа гликемических кривых при разовом и 48-дневном предварительном (до глюкозной нагрузки) получении крысами ЭС можно предположить, что под влиянием его биологически активных ингредиентов сахарорегулирующие системы организма приобретают повышенную лабильность, экономичность, возрастают их функциональные резервы, о чем свидетельствует более благоприятная динамика восстановления нарушенного уровня глюкозы и достижение его гомеостатических значений в более ранние сроки, чем у контрольных животных. Тем самым определяется особая биологическая ценность адаптогенов, к числу которых, по нашим данным, можно отнести и Солодку голую. Влияние действующих веществ ЭС на формирование приспособительных реакций может осуществляться на уровне центральных систем гормональной регуляции функций. В развитии долговременной адаптации большую роль играет ГГАКС и, в частности, ее периферическое звено - кора надпочечников. В процессе тренировочных нагрузок происходит значительное активирование ее функций, о чем свидетельствует повышение концентрации 11-ОКС в плазме животных;

при этом более высокие величины данного показателя нами отмечены у животных, не получавших ЭС, то есть БАВ ЭС способны нивелировать степень адаптивного напряжения. Возрастание функциональных возможностей железы, как известно, связано со структурными приспособительными перестройками. Адаптивная гиперплазия и гипертрофия надпочечников является давно установленным фактом (Виру А.А., Кырге П.К., 1983). В нашем опыте гипертрофия надпочечников была более выражена также у животных, не принимавших ЭС. Причем данные различия отмечены уже через 4 недели тренировочного цикла, но наиболее выраженными оказались к концу цикла интенсивных мышечных нагрузок. Указанные напряжения. факты дают основания о считать, что действующие гипертрофии компоненты ЭС обладают способностью к сдерживанию стрессорного Аналогичные данные предупреждении надпочечников при стрессе и препятствующем атрофии этих желез в стадии истощения влиянии элеутерококка Брехман И.И. (1957, 1968) расценивает как повышение адаптивных возможностей желез, обусловленное этим адаптогеном. Следует подчеркнуть, что адаптация к физическим нагрузкам, как и адаптация к гипоксии, протекает на фоне активации синтеза и секреции кортикостероидов в соответствии с величиной воздействующего стрессора, что является одним из ключевых звеньев общего неспецифического адаптационного синдрома (Селье Г., 1961). По нашим данным, судя по состоянию периферического звена ГГАКС, предварительная тренировка крыс беговыми нагрузками, как и гипоксией, снижают степень выраженности кортикальной реакции в ответ на воздействие дополнительного стресса. По Виру А.А. (1977), для состояния тренированности характерно то, что ответная реакция на дополнительный раздражитель перестает быть генерализованной и приобретает специфическое соответствие с выполненной нагрузкой. Примечательным является тот факт, что предварительное курсовое введение ЭС также повышает устойчивость организма к воздействию стрессора, что в нашем эксперименте выразилось в снижении гормонального ответа коры надпочечников, степень которого вполне сопоставима с результатами, полученными на тренированных животных в аналогичных условиях. Как известно, глюкокортикоиды при стрессе индуцируют переключение пластических процессов на энергетические, усиливают синтез гликогена в печени (гликонеогенез) и секрецию глюкозы в кровь, но при этом тормозят утилизацию глюкозы в мышцах и жировой ткани. В связи с этим уровень глюкозы в крови и концентрация 11-ОКС – сопряженные величины. В частности, в нашем исследовании с моделированием гипоксии в барокамере было показано, что наименьшая степень ответной гипергликемии после дополнительного воздействия была у крыс, которые проходили тренировку гипоксией в сочетании с приемом ЭС (всего на 9 % выше исходного уровня глюкозы). Выраженность этой реакции у крыс, тренировавшихся без ЭС, а также у получавших ЭС, но не подвергавшихся тренировке, была почти в 4 раза выше (34,4 % и 35,6 % соответственно). Эти данные в сочетании с приведенными выше по изучению влияния ЭС на гормональную активность коры надпочечников в условиях мышечных и гипоксических нагрузок мы расцениваем как свидетельство в пользу участия действующих структурного возмущающему именно это и веществ следа, изучаемого фитопрепарата стойкую которого при в формировании адаптацию перестает к быть обеспечивающего воздействие основу фактору, стрессирующим для организма. С позиций современных представлений составляет формировании состояния неспецифической повышенной сопротивляемости (СНПС) организма. Исходя из современных представлений о роли универсальных мессенджеров (посредников), к которым принадлежит и кальций, в трансдукции гормональных сигналов в биологический эффект, а также учитывая важность кальция в протекании всех, в том числе – внутриклеточных процессов, способность к поддержанию его гомеостаза рассматривается как один из критериев адаптивных возможностей организма (Цыбизов Г.Г., 1979). В наших исследованиях предварительная тренировка животных значительно повысила их адаптивные возможности, а прием экстракта усиливал этот эффект. Так, если выполнение 90-минутного бега контрольными животными сопровождалось снижением уровня общего Са с 2,16±,03 до 1,46±,05 ммоль/л, то у тренированных животных отмечалась лишь тенденция к снижению Са, а у крыс, получавших ЭС в период тренировочного цикла, сохранялась высокая концентрация Са и после окончания 90-минутного бега. При включении солодки в пищевой рацион животных, находящихся на обычном двигательном режиме, у них также возрастала способность противостоять развитию гиперкальциемии при выполнении беговой нагрузки. Аналогичные результаты, указывающие на участие ЭС в длительном поддержании рабочего гомеостаза Са, нами были получены и в серии опытов с моделированием гипоксии. Приведенные в этом разделе данные укладываются в существующее представление о нормализующей, гомеостатической роли многих адаптогенов, к числу которых представляется правомерным отнести и изучаемый нами ЭС. Естественно, значимость нормализующего действия фитопрепарата возрастает в условиях сдвигов показателей гомеостаза. Этим, на наш взгляд, объясняется протекание тренировочных мышечных нагрузок у животных, принимавших ЭС, на фоне менее выраженной гиперкальциемии, а также отсутствие заметных изменений в содержании Са в крови после воздействия гипоксией у крыс, прошедших тренировочный цикл в барокамере в сочетании с приемом ЭС. Одним из механизмов такого влияния ЭС может быть участие его БАВ в регуляции секреции тирокальцитонина – единственного кальцийпонижающего гормона. По данным Виру А.А. (1981), в тренированном организме, отличающемся высокой экономичностью метаболических относительно процессов, даже функциональная в условиях активность В связи С-клеток с этим щитовидной железы понижается, а следовательно, уровень Са может быть повышен покоя. взаимодействие гормональных систем при стрессе включает и систему кальцийрегулирующих механизмов, которые, на наш взгляд, могут служить точками приложения («мишенями») для БАВ ЭС. Ряд авторов приводят подтверждающий из материал в пользу анаболического действия адаптогенов семейства женьшеневых (Баренбойм Г.М. и совт, 1986;

Гаджиева Р.М. и соавт., 1995;

Cho S. еt al, 1995;

Liu Н., Liu С.-Т., 1990). Наряду с этим высказываются сомнения в отношении наличия подобных свойств у растительных препаратов (Дардымов И.В., 1976;

Кузьмицкий Б.Б. и соавт., 1990;

Курмуков А.Г., Ермишина О.А., 1991;

Семейкина А.В. и соавт., 1991). При этом анаболический эффект объясняется лишь улучшением энергетического обеспечения как работающих тканей, так и половых желез. Несомненно, курсовое применение адаптогенов, усиливая энергетическое обеспечение работающих мышц, в период восстановления ускоряет процессы ресинтеза различных ферментативных и структурных белков, разрушенных в ходе интенсивного функционирования клеточных структур мышц. Именно в периоде восстановления в клетках происходит наиболее выраженная активация генетического аппарата, способствующая синтезу белков, которые обеспечивают формирование адаптации организма к физическим нагрузкам (Яковлев Н.Н., 1965;

Меерсон Ф.З., 1967;

Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г., 1988). В опытах на крысах мы получили ряд фактов, косвенно указывающих на наличие анаболического действия ЭС, с чем мы связываем активацию пластических процессов в работающих мышцах, выразившуюся в нарастании массы сердца и икроножной мышцы у животных, получавших ЭС. Наряду с этим, не следует исключать и способность ингредиентов ЭС нормализовать процессы метаболизма, нарушенного явными или скрытыми причинами, нарушенные в нашем исследовании, и предъявляемым с обычной мышечными, двигательной гипоксическими и глюкозными нагрузками. Следует сказать, что в дневниках самонаблюдений спортсмены юноши активностью, участвовавшие в нашем эксперименте и принимавшие ЭС, отмечали нормализацию и улучшение не только аппетита, но и сна, общего тонуса и настроения, что указывает на возможные пути благоприятного воздействия изучаемого растительного препарата, опосредуемые оптимизацией центральных механизмов нервной регуляции функций. При исследовании функционального состояния ЦНС у юношейдобровольцев, студентов ФФК СГУ, систематически занимающихся спортом, и неспортсменов, студентов ГФ и БХФ СГУ, находящихся в обычных условиях повседневности, со значительно более низкой суммарной двигательной активностью, мы использовали психометрические методики, широко применяемые в современной психофизиологии, а также в связи с потребностями теоретической и практической медицины, физиологии ЦНС и ВНД, наук о физическом воспитании и спорте. Общепризнанным и достаточно объективным критерием оценки состояний ЦНС являются временные характеристики сенсомоторных реакций. Нами было проведено тестирование испытуемых с помощью методик «Цветовые раздражители» и «Движущийся объект» программы «Здоровье» диагностического микропроцессорного прибора «Мир-05» (ход исследования описан в главе 2). Оба теста позволяют определить не только время зрительно-моторной реакции (ВЗМР), характеризующее скорость протекания нервных процессов в ЦНС, но и оценить такие их свойства, как инертность – подвижность, уравновешенность, выполняемой работы. Суммируя полученные результаты (табл. 47), мы пришли к выводу, что изучаемый ЭС, как и большинство известных адаптогенов, способствует способность к дифференцировкам, точность уравновешиванию возбудительного и тормозного процессов в ЦНС, улучшению количественных и качественных характеристик ее функционального состояния. Так, у испытуемых спорстменов 21-дневный прием ЭС в дозе 50 мг/кг массы тела привел к однозначно позитивным сдвигам всех изучаемых параметров, отражающим повышение тонуса ЦНС, способности к концентрации внимания, точности выполняемой работы. У юношей-неспортсменов, в условиях преобладания относительного физиологического покоя, вне развития активных приспособительных реакций, почти равнозначный эффект от воздействия ЭС достигался и при уменьшении его дозы в 10 раз (5 мг/кг массы тела). Следует подчеркнуть, однако, относительный характер выдвигаемых трактовок и оценок состояний ЦНС в силу высокой степени значимости индивидуально-типологических свойств нервной системы, универсальным показателем которых, по современным представлениям, как раз и являются временные характеристики сенсомоторных реакций. Тем не менее, по нашему убеждению, приведенные результаты изучения влияния ЭС на функциональное состояние ЦНС в совокупности с описанными выше данными, показавшими повышение функциональных возможностей кардиореспиратерной системы, аэробной производительности организма, физических качеств выносливости и мышечной силы, а также способность ЭС к нивелированию защитно-приспособительных механизмов при развитии стресс-реакций за счет выявленных антигипоксических свойств, участие в кальций- и сахаропротекторных механизмах, являются объективными фактами, составляющими вескую аргументацию в пользу наличия широкого спектра адаптогенных свойств у изучаемого препарата – эктракта Солодки голой.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Результаты, полученные как в эксперименте на животных, так и в исследованиях двигательной на юношах-добровольцах с различной что ЭС суммарной стимулирует активностью свидетельствуют, формирование приспособительных реакций к факторам окружающей среды. Подтверждением является повышение физической работоспособности, устойчивости гипоксии и более высокие результаты при формировании физических качеств - общей выносливости и силы. В наших исследованиях уже однократное введение ЭС в дозе 50 мг/кг массы тела взрослым крысам-самцам повышало их работоспособность на 17,5% при скорости бега 20 м/мин. и на 22,5% – при скорости бега 30 м/мин. В то же время курсовое использование данного растительного препарата способствовало приросту результатов на 120%. Близкие данные получены при использовании такой экспериментальной модели, как гипоксия. В данном случае, однократное введение ЭС обеспечило повышение устойчивости к гипоксии на 20%, а курсовое – на 72%. При этом наибольший положительный эффект отмечается при длительном применении ЭС. Суммируя приведенные данные логически можно проследить взаимосвязь в комплексе механизмов, посредством участия в которых реализуются адаптогенные свойства изучаемого фитопрепарата, а также достигается усиление и ускорение тренировочного эффекта. Прежде всего это влияние ЭС на функции кроветворения. Прием ЭС способствовал увеличению количества эритроцитов и гемоглобина как в эксперименте с беговыми нагрузками, так и при моделировании гипоксии. Дополнительным подтверждением служит увеличение МПК у спортсменов, принимавших ЭС. Наряду с этим, данные, полученные в эксперименте на крысах при регистрации массы сердца и икроножной мышцы, а также результаты на спортсменах, тренирующихся по программе силового троеборья, свидетельствуют в пользу анаболизирующего действия ЭС.

Нельзя отрицать и возможное влияние ЭС на энергетический обмен в работающих органах. Понижение уровня глюкозы в крови отмечалось уже при однократном введении ЭС, а предварительное его введение, при проведении теста с глюкозной нагрузкой, способствовало менее выраженной гипергликемии и более раннему восстановлению нарушенной биологической константы. Влияние систем действующих функций. У и веществ лиц, и ЭС на формирование ЭС, отмечается в ЦНС, и приспособительных реакций осуществляется на уровне ЦНС и гормональных регуляции получавших уравновешивание улучшение возбудительных тормозных качественных процессов количественных характеристик функционального состояния. На гормональные системы ЭС оказывает нормализующее гомеостатическое действие. В итоге снижается степень выраженности кортикальной реакции, гипокальциемии в ответ на воздействие дополнительного фактора. Полученные результаты при их сопоставлении с имеющимися в литературе данными в отношении широко известных адаптогенов и механизмов реализации их адаптивных свойств позволяют нам отнести экстракт Солодки голой к классу адаптогенов растительного происхождения и рекомендовать его к использованию как в спортивной практике, так и с целью повышения состояния неспецифической повышенной резистентности организма или как тонизирующее средство для лиц с обычным режимом двигательной активности.

ВЫВОДЫ 1. Экстракт Солодки голой проявляет выраженные адаптогенные свойства, что подтверждается повышением максимальной продолжительности бега на 120% и устойчивостью к гипоксии на 72% в модельных экспериментах. 2. Активизируя адаптивные перестройки в мышечной ткани, кардиореспираторной системе и увеличивая количество эритроцитов и уровня гемоглобина, экстракт Солодки способствует повышению общей выносливости, о чем свидетельствует повышение МПК у лиц, принимавших экстракт Солодки в процессе тренировок. 3. Выявлено влияние действующих веществ экстракта Солодки на уровень сахара в крови животных. В условиях физиологического покоя уже через 30 мин после применения экстракта Солодки отмечено снижение количества глюкозы на 11,5 %, а предварительное его введение при проведении теста с глюкозной нагрузкой способствовало менее выраженной гипергликемии (9 %). 4. Действие экстракта Солодки на формирование приспособительных реакций осуществляется на уровне гормональных систем регуляции функций. Оказывая нормализующее гомеостатическое действие, ЭС снижает выраженность кортикальной реакции и гипокальциемии в ответ на воздействие дополнительного стресса. 5. Свои адаптогенные свойства экстракт Солодки реализует посредством оптимизации функционального состояния центральной нервной системы, способствуя уравновешиванию возбудительных и тормозных процессов, улучшению количественных и качественных ее характеристик. 6. Экстракт Солодки обладает анаболизирующим действием. В пользу данного действия изучаемого фитопрепарата свидетельствует прирост массы сердца и икроножной мышцы животных и улучшение результатов у лиц, тренирующихся по программе силового троеборья.

7. В комплексном исследовании выявлена способность экстракта Солодки стимулировать развитие физических качеств и повышать устойчивость организма к гипоксии, что позволяет рекомендовать данный растительный препарат к применению в практике спортивных тренировок.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Абдурахманов Т.М., Омаров Ш.М., Агаева Э.Н. Гаджиева Р.М. Сочетанное использование // адаптогенов для повышения как основа работоспособности Фундаментальные исследования создания лекарственных средств: Тезисы докл. 1 Съезда Российского научного общества фармакологов. - Волгоград, 1995. - С.4. 2. Абдурахманов Т.М., Сейфулла Р.Д. Исследование иммунной системы и факторов неспецифической защиты у легкоатлетов-бегунов на 5000 и 10000 87. 3. Агаджанян Н.А. Познай себя, человек! – М., 1995. – 204 с. 4. Агарнов Ф.Т., Намятный А.Н. Материалы к изысканию средств, повышающих тепловую устойчивость организма, и изучению механизма их действия. Сообщение 3 // Организм человека и животного в условиях высокой температуры внешней среды. - Донецк, 1962. - С. 149-157. 5. Азизов А.П. Влияние элеутерококка, элтона, левзеи и леветона на систему свертывания крови при физической нагрузке у спортсменов // Экперим. и клин. фармакология. - М., 1997. - №5.- С. 58-60. 6. Азизов А.П. О механизме действия адаптогенов и комплексных препаратов на систему свертывания крови спортсменов // Вестник спортивной медицины. - М., 1997. - №2. - С.8. 7. Азизов А.П., Сейфулла Р.Д., Чубарова А.В. Влияние настойки левзеи и леветона на гуморальный иммунитет спортсменов // Эксперим. и клин. фармакология. - М.,1997. - №6. - С. 47-48. 8. Азизов А.П., Сейфулла Р.Д. и др. Влияние антиоксидантов элтона и леветона на физическую работоспособность спортсменов // Экспер. и клинич. фармакология, 1998. - Т.61. - №1. - С. 60-62. м // Гуморально-гормональная регуляция энергетического метаболизма в спорте. Тезисы Всесоюзной научн.конф. – М., 1983. - С.

9. Алексеев В.В., Безъязычный мелких В.И.

Методика (Материалы определения к макро работоспособности животных:

микроскопической анатомии) // Сб. науч. тр. Харьковского гос. пед. инта. – 1979 - Вып. 88. - С. 31-33. 10. Алексеева С.Н. Влияние адаптогенов на иммунную и кроветворную системы в условиях рационального и цитостатического воздействия: Автореф. Дисс. … канд. - Новосибирск, 1996. - 16 с. 11. Антан И.С., Слепян Л.И., Минина С.А. и др. Разработка метода количественного спектрофотометрического определения основных действующих веществ в препаратах селективного штамма женьшеня // ХФЖ. - 1995. - №6.- С. 57-61. 12. Апрышко Г.Н., Нехорошев М.В. Противоопухолевые препараты из морских организмов // Фармакология и фармация: обзорная информация М., 1989. - В.2. - 60 с. 13. Аржакова Л.И. Влияние адаптогенов на функциональную активность клеток иммунной и кроветворной систем при холодовом воздействии: Автореф. дисс. … канд. - Новосибирск, 1996. - 18 с. 14. Аронов Г.Е., Иванова Н.И. Иммунологическая реактивность при различных режимах физических нагрузок.- Киев: Здоровье, 1987. - 84 с. 15. Асано К., Такахаси Т., Куго Х., Кукояма М. Влияние элеутерококка на мышечную работоспособность людей // Новые данные об элеутерококке: Матер. Междун. Симпозиума по элеутерококку. - Владимир, 1986. - С. 166-170. 16. Баевский Р.М., Берсенева А.П., Максимов А.Л. Валеология и проблема самоконтроля здоровья в экологии человека: Учебно-методическое пособие. - Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 1996. - Ч.1. - 55 с. 17. Баренбойм Г.М., Козлова Н.Б. Применение экстракта элеутерококка для повышения биологической устойчивости человека при воздействии различных неблагоприятных факторов окружающей среды // Элеутерококк: стратегия применения и новые данные фундаментальных исследований. - М., 1985. - С. 7-20. 18. Баренбойм Г.М., Маленков А.Г. Биологически активные вещества. Новые принципы поиска. - М., 1986 - 362 с. 19. Баренбойм Г.М., Стерлина А.Г., Бебякова Н.В. и др. Исследование фармакокенетики и механизма действия гликозидов элеутерококка. УШ. Исследование активации естественных киллеров экстрактом элеутерококка // ХФЖ. - 1986. - №8. - С. 914-917. 20. Бауэр Э.С. Теоретическая биология. – М.,-Л.: Изд-во ВИЭМ, 1935. - 206 с. 21. Бездетко Г.Н. Роль циклических нуклеотидов в реализации адаптогенного эффекта элеутерококка колючего // Материалы 2 Международного симпозиума по элеутерококку «Новые данные об элеутерококке».Владивосток, 1986. - С. 31-33. 22. Беляев Н.Г., Батурин В.А., Ермолова Л.С., Беляева Н.Н., Кузьменко О.В. Влияние массажного крема с экстрактом солодки на работоспособность спортсменов // Материалы тезисов докладов VIII съезда физиол. Общества им. Павлова. - Казань, 2001.- С. 56-57. 23. Блохин Б.Н. Влияние экстрактов корней и листьев элеутерококка на работоспособность человека при статических и динамических нагрузках. // В сб. «Элеутерококк и другие адаптогены из дальневосточных растений». Владивосток, 1966.- Вып. 7.- 191 с. 24. Бобков Ю.Г., Виноградов В.М., Катков В.Ф., Лосев С.С., Смирнов А.В. Фармакологическая коррекция утомления. - М.:Медицина, 1984. - 208 с. 25. Богачев Н.А., Кваченкова Т.Г., Ковалева Е.Л. м др. Фармакологическое изучение соединений различной химической структуры, повышающих неспецифическую активность организма // Физиологически активные вещества – медицине: Тез.докл. V Всесоюз. съезда фармакологов. Ереван, 1982. - С. 46.

26. Богданова Т.Б., Болданова И.Р. Влияние сочетанного применения тонизирующего и гепатопротекторного фитосборов на физическую работоспособность спортсменов // Теория и практика физической культуры. М., 2000. - №7. - С. 49-51. 27. Богословская реакций 42 с. 28. Борисова И.Г., Сейфулла Р.Д., Журавлев А.И. Действие антиоксидантов на физическую работоспособность и перекисное окисление липидов в организме // Фармакология и токсикология, 1989. - №4. - С. 89-92. 29. Брехман И.И., Грушвицкий И.В., Гутникова З.И. Женьшень как лекарственное растение. - М.: Госкультпросветиздат, 1954. 30. Брехман И.И. Женьшень. - Л.:Наука, 1957. - 186 с. 31. Брехман И.И. Корень элеутерококка – новое стимулирующее и тонизирующее средство. - Л.: Наука, 1960.- 98 с. 32. Брехман И.И. Сравнительные данные по фармакологическому действию корней женьшеня, элеутерококка, заманихи и аралии маньчжурской // Материалы к изучению женьшеня и других лекарственных растений Дальнего Востока. - Владивосток, 1963. - Вып.5. - С. 219. 33. Брехман И.И. Элеутерококк. - Л., Наука, 1968. 34. Брехман И.И. Адаптогены средства растительного повышения происхождения – и фармакологические М., 1969.- С. 9-26. 35. Брехман И.И. Человек и биологически активные вещества. – Л.: Наука, 1976. - 111 с. 36. Брехман И.И. Человек и биологически активные вещества. - Л.: Наука, 1980. - 120 с. работоспособности С.И. Фармакологическая производными коррекция диаминов адаптационных имидазоли организма пиразолдикарбоновых кислот: Автореф. дисс… докт. - Ленинград, 1986. сопротивляемости организма // Фармакология двигательной активности. 37. Брехман И.И., Дардымов И.В.

Стимулирующее действие индивидуальных гликозидов элеутерококка // Материалы III конференции ЦНИЛ Томского мед.ун-та. - Томск, 1966. - Вып. 3. - С. 91. 38. Быков В.А. Запесочная Г.Г. Куркин В.А. и др. Родиола розовая (Rhodiola roseal): традиционные и биотехнологические (Обзор): аспекты получения лекарственных средств Химико-фармацевтическая энциклопедия. - Т.33. - №1, 1966. - С. 28-39. 39. Варлаков М.Н. Список растений восточного Забайкалья, применяемых в тибетской медицине // Избр. труды. - М., 1973. - Т.2. - С. 147. 40. Виру А.А. Функции корня надпочечников при мышечной деятельности. М.: Медицина, 1977. - 176 с. 41. Виру А.А. Гормональные механизмы адаптации и тренировки. - Л.: Наука, 1981. - 150 с. 42. Виру А.А., Кырге П.К. Гормоны и спортивная работоспособность. - М.: ФиС, 1983. - 158 с. 43. Вичканова С.А., Рубинчик М.А. Солодковый корень.- М.: Медицина, 1978. - С. 11-13. 44. Воскресенский О.Н., Девяткина Г.А., Гуменюк Н.А. и др. Влияние элеутерококка и женьшеня на развитие свободно-радикальной патологии // Новые данные об элеутерококке. - Владивосток, 1986. - С. 101-104. 45. Гаджиева физическую Р.М. Сравнительное исследование фармакологического животных и действия препаратов левзей, продуктов пчеловодства и их комплексов на работоспособность экспериментальных человека. Автореф. дисс. … канд. - М., 1995. - 20 с. 46. Галактионова С.Г., Николайчик В.В., Юрин В.М. и др. Исследование протекторов, моделирующих повреждающее действие пептидов группы «средних молекул» на клетки крови // ХФЖ. - 1991. - № 11. - С. 8-10. 47. Гаммерман А.Ф. Обзор лекарственных растений восточной медицины. Канд… д.ф.н. - Л., 1941. - 345 с.

48. Гаммерман Л.Ф. Применение солодки в медицине народов Востока и вопросы изучения и использования солодки в СССР. - М.,-Л.: Наука, 1966. 49. Гаммерман Л.Ф., Гром И.И. Целебные растения. - М., 1967. 50. Горбунова Г.В., Камаев С.И. Динамика изменения основных сократительных белков миокарда и скелетной мышцы под действием пантокрина // Рукопись деп. В ВИНИТИ 11.10.85, № 7197-В. 51. Гром И.И., Шупинская М.Д. Дары природы. - М.: Медгиз, 1968. -С.57-59. 52. Губарева Л.И. Экологический стресс. Монография. - СПб: Издательство «Лань», Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2001. - 448 с. 53. Гуминский А.А., Леонтьева Н.Н., Маринова К.В. Руководство к лабораторным занятиям по общей физиологии. - М.: Просвещение, 1990. С. 216-221. 54. Гусева А.П. Применение в тибетской медицине забайкальских растений // Вопросы фармакогнозии, 1961. - №12. - С.365. 55. Давыдова О.Н., Крендаль Ф.П., Майдыков А.А. и др. Влияние элеутерококка и настойки культуры биомассы женьшеня на иммкнорезистентность 136. 56. Дамбаева Э.А., Сальник Б.Ю. Влияние экстрактов элеутерококка при дозированной физической нагрузке // Стимуляторы центральной нервной системы. - Томск, 1966. - Вып. 1. - С. 51. 57. Дардымов И.В. Влияние препаратов женьшеня и элеутерококка на обмен веществ при физической нагрузке. // Синтез белка и резистентность клеток. - Л., 1971, № 14.- С. 76. 58. Дардымов И.В. О механизме действия препаратов элеутерококка // Лекарственные растения Дальнего Востока. - Владивосток, 1972. - Вып. 11. - С.42. организма (экспериментально-клиническое исследование) // Актуал. пробл. Соврем. Фармации. - М., 1986. - С. 135 59. Дардымов И.В. Женьшень, элеутерококк (К механизму биологического действия). - М., 1976. - 184 с. 60. Дардымов И.В., Брехман И.И. Влияние актиномицина Д на регуляцию обмена углеводов, вызванную гликозидами элеутерококка у адреналэктомированных крыс // Материалы итоговой научной сессии ВНИИ ФК. - М., 1969. 61. Дармограй В.Н., Петров В.К., Ухов Ю.И., Сысыкин А.А. Медикобиологические и фармацевтические аспекты практического применения растительных экдистероидов // Состояние и перспективы современного лекарствоведения. - Ярославль, 1997. - С. 129-131. 62. Дембо А.Г. Врачебный контроль в спорте. - М.: Медицина, 1988. - 288 с. 63. Денисенко П.П. Повышение работоспособности фармакологическими средствами медиаторного и немедиаторного действия в обычных и экстремальные условиях // Фармакологическая регуляция физической и психической работоспособности. - М., 1980. - С. 5. 64. Добряков Ю.А. Стресс – протекторная активность экстрактов из морских гидробионтов // Фундаментальные исследования как основа создания лекарственных средств: Тезисы докл. 1 съезда Российского научного общества фармакологов. - Волгоград, 1995.- С. 145. 65. Држевецкая И.А., Лиманский Н.Н. Тирокальцитониновая активность и уровень кальция в плазме при мышечной деятельности // Физиол. Журн. СССР. - 1978. - Т. 66. - №10. - С. 1498-1500. 66. Загута Н.Ф., Бойцов Е.Н. Применение активированных жидкостей для экстракции солодкового корня // Материал симпозиума по изучению и использованию солодки в народном хозяйстве. - Ашхабад, 1998. - С.133134. 67. Зимина Т.А. Влияние n-тирозола на окислительный метаболизм сукцината и процессы перекисного окисления липидов в митохондриях мозга крыс при стрессе: Автореф. дисс. … канд. - Томск, 1989. - 21 с.

68. Ибрагимов Ф.И., Ибрагимова В.С. Основные лекарственные средства китайской медицины. - М.: Медицина, 1960. - С.148-150. 69. Ильин В.С., Титова Г.В. Гормон – ферментный комплекс инсулингликозида // Биохимия.- М., 1965. - №6. - С. 1251-1253. 70. Иристе А.А. Иммунофармакологические и биохимические свойства биотехнологических препаратов женьшеня: Автореф. дисс. … канд. Минск, 1992. - 22 с. 71. Искандеров Г.Б. Иследование продуктов метаболизма суммы аралозидов // Фармация. - 1992. - №2. - С. 49-50. 72. Кадыров М.К. Современые вопросы краевой дерматологии и венерологии. - Ашхабад, 1989. - С. 84-87. 73. Капкаев Р.А. Результаты клинического испытания глицирретиновой кислоты, калиевой соли глицирризиновой кислоты при некоторых заболеваниях кожи // Журнал Узбекистана, 1968. - №7. - С.20-22. 74. Караулова Л.К. Влияние тренировки микроциклами на реакцию гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной системы взрослых крыс на физическую нагрузку // Тезисы докладов. - Ставрополь, 1976. - С. 25-30. 75. Каримов Ш.М., Кадыров М.К. Стимуляция регенеративных процессов кожи экстрактом солодкового корня // Материалы симпозиума по изучению и использованию солодки в народном хозяйстве. - Ашхабад, 1988. - С. 123-124. 76. Кассиль Г.Н., Вайсфельд И.Л., Матлина Э.Ш. и др. Гуморальногормональные механизмы регуляции функций при спортивной деятельности. - М.: Наука, 1978. - 304 с. 77. Каттаев Н.И., Никонов Г.П. Флавоноиды //Химия соединений, 1974. - №1. - С. 93-94. 78. Кендыш И.Н. Регуляция углеводного обмена. - М., 1985. - 272 с. 79. Керимов С.А., Касумов Г.Ю. Влияние экстракта солодкового корня и паров тетрахлорэтилена на уровень некоторых медиаторов аминокислотного строения мозга молодых животных // Эксперим. и клинич. фармакол., 1998. - Т. 61. - №3. - С. 54-56. 80. Кириллов О.И. Опыт фармакологической регуляции стресса. Владивосток, 1966. - 106 с. 81. Киричек Л.Т., Бобков Ю.Г. Действие бемитила на состояние систем саморегуляции при кратковременной иммобилизации // Фармакол. И токсикол. - 1991. - №6. - С. 42-44. 82. Кирьялов Н.П., Наугольная Т.Н. О новой тритерпеновой оксикетокислото-ураленовой – из солодки уральской // Журн. орган. химии, 1964. - №34. - С.8. 83. Климова В.И. Человек и его здоровье. - М.: Знание, 1985. - 192 с. 84. Клипуновский В.И. Изучение методов очистки извлечений, получаемых при производстве суммарных препаратов солодки. Автореф. дисс... канд. - Ставрополь, 1970. - 23 с. 85. Ковалев В.Н., Кочкина И.А. Фенольные соединения околоплодника гречихи посевной // Фармац. журн. - 1991. - №3. - С. 72-74. 86. Ковалев Г.В., Азизов Р.Г. и др. Влияние экстракта элеутерококка на механизмы срочной и долговременной адаптации организма // Новые данные об элеутерококке. - Владивосток, 1986. - С. 23-30. 87. Колб В.Г., Камышников В.С. Клиническая биохимия. - Минск, 1976. – 208 с. 88. Коробков А.В. О сочетанном влиянии на организм животного мышечной работы и фармакологических средств // Матер.симпоз. по элеутерококку и женьшеню. - Владивосток, 1962. - С.13-15. 89. Крендаль Ф.П., Левина Л.В., Чубарев В.Н. и др. Фармакологическое исследование адаптогенного (резистогенного) действия настойки из биомассы культуры ткани корня женьшеня // Новые данные об элеутерококке и других адаптогенах. - Владивосток, 1981. - С. 123-130.

90. Крендаль Ф.П., Левина Л.В.

Изучение корреляции между антигипоксическим и антиоксидантным действием в ряду некоторых фитоадаптогенов // Фармакол. коррекция гипокс. состояний: Матер. II Всесоюзн. конф. - Гродно, 1991. - С. 431-432. 91. Крупина Т.С., Зара В.И., Жучкова Л.Д. Биохимические особенности аралиевых // Химия минерального и растительного сырья Дальнего Востока. - Хабаровск, 1989. - С. 70-83. 92. Кузьмицкий Б.Б., Голубева М.Б., Конопля Н.А. и др. Новые возможности изыскания иммуномодуляторов среди соединений стероидной природы // Фармакол. и токсикол. - 1990. - №3. - С. 20-22. 93. Куликов Е.П., Дармограй В.Н., Гущин С.Г. К вопросу применения экдистероидсодержащих растений в онкологии в качестве репаративного средства // Состояние и перспективы современного лекарствоведения. Ярославль, 1997. - С. 162-163. 94. Курмуков А.Г., Ермишина О.А. Влияние экдистерона на экспериментальные аритмии, изменение гемодинамики и сократимости миокарда, вызванные окклюзией коронарной артерии // Фармакол. и токсикол. – 1991. - №1. - С. 27-29. 95. Ладынина Е.А., Морозова Р.С. Лекарственные растения в медицине и в быту. - Ставрополь, 1992. - 352 с. 96. Лазарев Н.В. Общее и специфическое в действии фармакологических средств // Фармакол. и токсикол. – 1958. - №3. - С. 81-86. 97. Лакин Г.Ф. Биометрия. - М., 1990.- 352 с. 98. Леонова Е.В., Афанасьева Т.Н. Влияние элеутерококка на процессы перекисного окисления липидов в тканях крыс при нарушениях регионарного кровообращения // Нарушение механизмов регуляции и их коррекция: Тез. Докл. 1V Всес. Съезд патофизиол. - Кишинев, 1989. - С. 915.

99. Лешкевич Л.Г.

Влияние мышечной деятельности тренированных животных на содержание некоторых тел в мышцах, печени и крови // Укр. Биохим.журн. - 1961. - №4. - С. 864. 100. Лешкевич Л.Г. Динамика содержания кетоновых тел в мышцах печени и крови в период отдыха после мышечной деятельности // Укр. Биохим.журн. – 1962. - №4. - С. 543. 101. Лешкевич Л.Г. Влияние мышечной деятельности и экспериментальной тренировки на содержание и йодное число липидов в такнях крыс // Укр. Биохим.журн. – 1964. - №5. - С. 726. 102. Ли С.Е. Влияние элеутерококка на субмикроскопические изменения гепатоцитов крыс в условиях гипокинезии // Новые данные об элеутерококке и других адаптогенах. - Владивосток, 1981. - С. 31-33. 103. Лиманский Н.Н. Взаимодейтсвие кальцитонина и гормонов гипаталамогипофизарно-адренокортикальной системы при мышечной деятельности: Автореф. дисс. - М., 1981. - 16 с. 104. Литвиненко В.И. Химические исследования промышленных видов солодки // Вопр. изуч. и использования солодки в СССР, 1966.- С. 145153. 105. Литвиненко В.И., Максютина Н.П., Колесников Д.Г. Химическое исследование промышленных видов солодки // Вопросы изучения и использования солодки в СССР.- М..,-Л.: Наука, 1966. - С.145-152. 106. Литвиненко В.И., Надеждина Т.П. Флавоноиды надземной части солодки голой // Раст.ресурсы. - 1972. - №1. - С.35. 107. Литвиненко В.И., Оболенцева Т.В. Химическое и фармакологическое исследование флавоноидов солодки голой и солодки уральской //Мед.пром-ть СССР. - 1964. - №10. -С.20-23. 108. Лупандин А.В. Применение адаптогенов в спортивной практике // Всес. конф. по спортивной медицине. - М., 1990. - С. 56-61.

109. Лысенко Л.В.

Комбинированные методы специализированной психологической помощи подросткам, проживающим в экологически неблагоприятной среде. Автореф. дисс... канд. - Ставрополь, 2003. - 22 с. 110. Макарова В.Г., Рябков А.Н. Экпериментально-фармакологическая оценка препарата из биомассы культуры ткани полисциаса папоротниколистного // III Российский национальный конгресс «Человек и лекарство»: Тез. докл. - М., 1996. - С. 34. 111. Машковский М.Д. Лекарственные растения. - М., 1997. - Т.1. - 616 с. 112. Меерсон Ф.З. Пластическое обеспечение функции организма. - М., 1967. - 318 с. 113. Меерсон Ф.З. Адаптация сердца к физическим нагрузкам. - М., 1976. – 201 с. 114. Меерсон Ф.З. Адаптация, деадаптация и недостаточность сердца.- М., 1978. 115. Меерсон Ф.З, Пшенникова М.Г. Адаптация к стрессорным ситуациям и физическим нагрузкам. - М.: Медицина, 1988. - С. 36-54. 116. Михайлов И.Б. Эндогенные дигиталисоподобные вещества и сердечные гликозиды: факты и гипотезы // Фармакол. и токсикол. - 1990. - №5. - С. 75-78. 117. Мохан Р., Глессон М., Гринхафф П.Л. Биохимия мышечной деятельности. Киев: Олимпийская литература, 2001. - 295 с. 118. Муравьев И.А. Солодковый корень Ставропольского края, перспективы его применения // Мед. Промыш. СССР. - 1951. - №5. - С. 20-23. 119. Муравьев И.А. Основные направления и результаты работы Пятигорского фарм. ин-та в области изучения солодки СССР (1943-1963) // Вопросы изуч. и иссл. солодки в СССР. - 1966. - С.18-112. 120. Муравьев И.А. Экстракция вальцеванием корней солодки голой // Фармация. - 1975. - Т.24. - №6. - С. 20-22.

121. Муравьев И.А., Марьясис Е.Д., Красова Т.Г., Чеботарев В.В., Старокожко Л.Е. Новые аспекты использования препаратов солодки в медицине // Актуальные проблемы фармацевтической науки и практики. Тез. докл. 1 съезда фармацевтов Туркмении. - Ашхабад, 1976. - С. 141-151. 122. Муравьев И.А., Марьясис Е.Д., Красова Т.Г., Чеботарев В.В., Старокожко Л.Е. и др. О кортикоподобном действии линиментов, приготовленных на основе некоторых препаратов корня солодки голой // Фармокол. и токсикол. - 1983. - № 1. - С. 59-62. 123. Муравьев И.А., Пономарев В.Д. Современное состояние исследования глицирризиновой и глицирретиновой кислот и их производных // Вопросы изучения и использования солодки в СССР. - М.,-Л.: Наука, 1960. - С. 15-18. 124. Муравьев И.А., Старокожко Л.Е., Колесникова О.П. и др. Изучение иммуномодулирующих 42. 125. Никитина С.С. Некоторые данные о механизме противовоспалительного эффекта глицирризиновой и глицирретиновой кислот, выделенных из солодки гладкой // Фармакол. и токсикол. - 1966. - №7. - С. 67-70. 126. Нугманова М.Л., Калитина Н.Ф. Случай контактного дерматита, вызванного солодкой //Вестник дерматологии и венерологии. - М.: Медицина, 1979. - № 11. - С. 62-64. 127. Нуралиев Ю.Н. Фармакология мумие: Автореф.дисс…докт. - М., 1972. 42 с. 128. Оболенцева Г.В., Литвиненко В.И., Аммосов А.С. и др. Фармакологические и терапевтические свойства препарата солодки (обзор) // Хим.- фарм. журнал. - 1999. - №8. - С.24-31. 129. Панков Ю.А., Усватова И.Я. Определение 11-оксикортикостероидов в плазме крови по их флюоресценции в серноспиртовом реактиве // свойств препаратов глицирама и густого экстракта солодкового корня // Хим.-фарм. журн. - 1992. - №9-10. - С. 39 Клиническая биохимия / Колб В.Г., Камышников В.С. - Минск, 1976. - С. 242-244 130. Пастушенков Л.В., Лесиовская Е.Е. Растения – антигипоксанты. - Спб., 1991. - 96 с. 131. Пивоварова комбинаций А.С., Лесновская Е.Е. Исследование растений взаимодействия тонизирующего препаратов лекарственных действия // Растительные ресурсы. - 2003. - Т. 39. - №1. -С. 94-101. 132. Плясунова О.А., Егорычева И.П., Федюк Н.В., Покровский А.Г., Балтина Л.А., Муринов Ю.И., Толстиков Г.А. Изучение анти-ВИЧ-активности bглицирризиновой кислоты // Вопросы вирусологии. - М.: Медицина, 1992. - №5. - С. 235-237. 133. Попова Н.В., Литвиненко В.И., Дегтярева И.Л. Левзея сафраловидная – источник получения биологически активных веществ // Состояние и перспективы современного лекарствоведения: Мат. Научно-практ. конф. Ярославль, 1997. - С. 77. 134. Похоленчук Ю.П. Функциональное состояние коры надпочечников в ближайшем и отдаленном восстановительном периоде. Автореф. дис. Киев, 1970. - 18 с. 135. Ратнер А.Б. МОК и борьба с допингом в спорте на современном этапе // Теория и практика физической культуры. – М., 2001. - №7.- С. 9-12. 136. Рафальский В.В., Смычков В.Ф. Влияние препаратов плюща колхидского и элеутерококка на состояние перитониальных макрофагов при недостаточности системы мононуклеарных фагоцитов // Актуальные вопросы экспериментальной и клинической фармакологии: Сб. научн. трудов. - Смоленск, 1994. - С. 110-111. 137. Розин М.А. резистентное действие женьшеня, дибазола и прозерина // К изучению женьшеня и других лекарственных растений Дальнего Востока».- Владивосток, 1963, вып. 5.- С.123.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.