WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

РЕЗЕНЬКОВА Ольга Владимировна ИЗУЧЕНИЕ ВЛИЯНИЯ ЭКСТРАКТА СОЛОДКИ ГОЛОЙ НА ПРОЦЕССЫ АДАПТАЦИИ ОРГАНИЗМА 03.00.13 – физиология

ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Научный консультант: кандидат биологических наук, доцент Н.Г. Беляев Ставрополь - 2003 2 ОГЛАВЛЕНИЕ СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ………………………………………………………5 ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………………….6 1. КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ИЗУЧЕНИЯ АДАПТОГЕНОВ И ИХ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА (обзор литературы)…………………...11 1.1. Общая характеристика адаптогенов ……………………………………11 1.2. Механизмы действия адаптогенов ……………………………………..17 1.3. Возможности использования адаптогенов при выполнении физических нагрузок ……………………………………………………21 1.4. Солодка голая (биология, химия, некоторые особенности биологического действия) ……………………………………………..29 1.4.1. Химический состав корня Солодки голой …………………………..32 1.4.2. Биологическая ценность и фармакотерапевтическое действие химических ингредиентов корня Солодки голой …………………..35 2. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ …………………………….39 2.1. Общая характеристика экспериментального материала ……………...39 2.2. Приготовление экстракта на основе корней Солодки голой (в дальнейшем – ЭС) и методы его введения экспериментальным животным …………………………………………………………………40 2.3. Методика моделирования физической нагрузки для животных ……..41 2.4. Моделирование гипоксии ……………………………………………….43 2.5. Исследование биохимических показателей крови……………………..45 2.5.1. Определение содержания 11-ОКС в плазме крови……..……………45 2.5.2. Определение уровня глюкозы в крови ………………………. ……...46 2.5.3. Определение концентрации общего кальция ………………………..46 2.6. Исследование внутренних органов животных ………………………...47 2.7. Организация исследования на людях …………………………………..48 2.7.1. Исследование функционального состояния основных систем жизнеобеспечения……………………………………………………... 2.7.2. Исследование функционального состояния ЦНС……………………50 2.8. Методы статистической обработки результатов исследований.……...52 3. ИЗУЧЕНИЕ АДАПТОГЕННЫХ СВОЙСТВ ЭС В ЭКСПЕРИМЕНТЕ НА ЖИВОТНЫХ (анализ собственных результатов исследования) ……53 3.1. Определение оптимальной дозы ЭС для введения животным.………53 3.2. Влияние ЭС на адаптацию животных к мышечной деятельности …...55 3.2.1. Определение физической работоспособности животных при однократном введении ЭС ……………………………………………55 3.2.2. Определение физической работоспособности животных при курсовом введении ЭС ………………………………………………..57 3.2.3. Исследование мышечной массы животных в ходе тренировочного цикла ……………………………………………………………………59 3.3. Влияние ЭС на эндокринно-метаболические показатели адаптации к мышечной деятельности …………………………………………………64 3.3.1. Динамика концентрации общего кальция, глюкозы и 11-ОКС в ходе тренировочного цикла ………………………………………………...66 3.3.2. Изменения содержания эритроцитов и гемоглобина в крови ………76 3.4. Влияние ЭС на адаптацию животных к гипоксии …………………….82 - определение степени переносимости гипоксии у крыс при разовом введении ЭС ……………………………………………………………83 - определение степени переносимости гипоксии у крыс при курсовом введении ЭС ……………………………………………………………84 3.4.1. Динамика изменений изучаемых показателей крови в период развития адаптации к гипоксии ………………………………………87 3.5. Изучение гипогликемических свойств ЭС …………………………….94 - влияние однократного введения ЭС на уровень глюкозы крови у крыс …………………………………………………………………….95 - проявление гипогликемических свойств ЭС в условиях глюкозной нагрузки …………………………………………………... - влияние курсового введения ЭС на уровень глюкозы крови у крыс …………………………………………………………...99 3.6. Заключение (по итогам экспериментального исследования на животных) ……………………………………………………………….101 4. ИЗУЧЕНИЕ АДАПТОГЕННЫХ СВОЙСТВ ЭС В ИССЛЕДОВАНИЯХ НА ЮНОШАХ-ДОБРОВОЛЬЦАХ ………………………………………104 4.1.Влияние ЭС на развитие физических качеств (выносливость) ……..104 4.2. Влияние ЭС на развитие мышечной силы ……………………………115 4.3. Влияние ЭС на функциональное состояние ЦНС ……………………123 4.4. Изучение адаптогенных свойств ЭС в исследованиях на лицах с обычной двигательной активностью …………………………………126 - влияние ЭС на функциональное состояние основных систем жизнеобеспечения ……………………………………………………127 - влияние ЭС на функциональное состояние ЦНС ………………….130 ОБСУЖДЕНИЕ СОБСТВЕННЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ …136 ЗАКЛЮЧЕНИЕ ………………………………………………………………..150 ВЫВОДЫ ………………………………………………………………………152 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ …………………………………………………….. СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ БАВ – биологически активные вещества ГГАКС – гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальная система 11-ОКС – 11-оксикортикостероиды ЭС – экстракт корней Солодки голой, изучаемый автором фитопрепарат ГГК – гипоталамо-гипофизарный комплекс СНПС – состояние неспецифически повышенной сопротивляемости ЦНС – центральная нервная система ВНД – высшая нервная деятельность АД – артериальное давление ЖЕЛ – жизненная емкость легких ЧСС – частота сердечных сокращений СОЭ – скорость оседания эритроцитов Нb – гемоглобин МПК – максимальное потребление кислорода ОКГ – окружность грудной клетки КМС – кандидат в мастера спорта СД – систолическое давление ДД – диастолическое давление ВОЗ – Всемирная организация здравоохранения ВВЕДЕНИЕ Актуальность исследования. Резкое снижение адаптационных возможностей и функциональных резервов – реальность современного состояния организма человека, оказавшегося на рубеже ХХ-ХХI веков на грани выживания. Экологический прессинг, чрезмерно усложнившийся социум, психо-эмоциональные перегрузки по данным ВОЗ последних лет занимают лидирующие позиции в перечне факторов риска состояния здоровья. По утверждению специалистов в области валеологии, адаптологии, санологии (Агаджанян Н.А., 1995;

Баевский Р.М.,1996;

Брехман И.И., 1976), большинство людей планеты в настоящее время находятся в «третьем состоянии», известном еще со времен Галена: состояние на рубеже нормы и патологии, когда объективных проявлений нездоровья (болезни) нет, но любая форма деятельности, в том числе обычная, повседневная, протекает на фоне напряжения адаптационных механизмов. При этом на выполнение работы человек затрачивает неизмеримо больше сил и энергии, а работает далеко не с полной отдачей, ощущая себя не вполне здоровым, «не в форме». Из-за многочисленности людей, находящихся в таком состоянии, а также изза того, что само по себе неприятное, неопределенное самочувствие, как правило, длится годами, иногда – даже десятилетиями (Климова В.И., 1985), изучение закономерностей адаптационного процесса и поиск средств и способов повышения функциональных резервов организма лежат в русле приоритетных задач современных медико-биологических наук. К числу последних относятся физиология физических упражнений и спортивная медицина, объектом изучения и профессиональных интересов которых является организм спортсмена – человека, избравшего для себя спорт в качестве главной сферы деятельности, главной точки приложения сил, главного способа проявить свой творческий потенциал. В современной спортивной практике при постоянно возрастающих объемах и интенсивности тренировочных и соревновательных нагрузок как никогда остро стоит проблема поиска мягко действующих природных адаптогенов, способных повысить физические возможности организма атлета и обеспечить адекватный уровень его психонервной активности, при этом – не относящихся к категории допинговых средств. Проблема усугубляется тем, что избыточная востребовательность и широкое потребление таких давно известных и популярных адаптогенов как женьшень, элеутерококк, родиола розовая и других привели к истощению их природных ресурсов и появлению на рынке препаратов, получаемых из культивируемых растений, которые по своей биологической активности значительно уступают дикорастущим видам. В связи со сказанным создание новых фитокорректоров адаптационного процесса на основе природных средств с большими сырьевыми ресурсами является особо актуальным на сегодняшний день. Одним из таких средств может явиться Солодка голая, которая широко распространена в Средней Азии, на Кавказе, в степных регионах юга России. Данное растение на протяжении многих веков успешно используется в медицине (Муравьев И.А., 1976;

Степанова Э.Ф., Сампиева А.М., 1997). В настоящее время экстракт из корней Солодки голой активно изучается в разных аспектах в ряде научных коллективов, в том числе - Ставропольского региона (Губарева Л.И., 2001;

Джандарова Т.И., 2003;

Беляев Н.Г., 2001;

Лысенко Л.В., 2003;

Старокожко Л.Е., 2000;

Оболенцева Г.В. и соавт., 1999). Между тем, свойства Солодки как возможного адаптогена практически не исследованы, что и определило основное направление нашей работы. Цель исследования: изучение адаптогенных свойств ЭС и возможности его применения в практике спортивных тренировок, а также для повышения устойчивости организма к действию высотной гипоксии. Задачи исследования: 1. Изучить влияние ЭС на физическую работоспособность, развитие физических качеств выносливость и сила и определить его роль в развитии адаптации организма к мышечной деятельности.

2. Выявить антистрессорные и антигипоксические свойства организма в условиях применения ЭС при адаптации к высотной гипоксии. 3. Исследовать влияние ЭС на углеводный обмен как одного из главных звеньев энергообеспечения функциональной активности организма. 4. Установить влияние ЭС на дифференцирование и подвижность, а также соотношение возбудительных и тормозных процессов в нервной системе. Научная свойства новизна. В модельных опытах на животных и в исследованиях на юношах-добровольцах впервые установлены адаптогенные широко доступного растительного препарата, обладающего большими сырьевыми ресурсами, и определены его эффективные дозы введения. Определено, что пероральное употребление экстракта корня Солодки голой, повышает физическую работоспособность, оптимизирует функциональное состояние ЦНС как спортсменов, так и лиц с обычным двигательным режимом. Впервые показано, что прием ЭС в процессе адаптации к мышечным нагрузкам и гипоксии увеличивает количество эритроцитов и гемоглобина, а также обеспечивает оптимальное поддержание концентрации кальция, уровня кортикостероидов и глюкозы в крови. Теоретическая и практическая значимость исследования Результаты проведенного нами исследования углубляют и дополняют представления о биологической ценности растительного препарата, полученного на основе корней Солодки голой. При этом показано, что ЭС, наряду с влиянием на энергетические и пластические процессы, повышает функциональные совокупности, возможности полученный центральных материал регуляторных позволяет систем. В рекомендовать использование ЭС как природного адаптогена, повышающего физическую работоспособность и стимулирующего развитие таких физических качеств, как общая выносливость и сила. Также показана роль ЭС в формировании состояния неспецифической повышенной сопротивляемости организма воздействию неблагоприятных факторов окружающей среды (высотной гипоксии, экзогенной гипергликемии). Полученные данные позволяют рекомендовать экстракт Солодки голой к применению в период интенсификации тренировочного процесса, а также использовать г.Ставрополя. Результаты исследования нашли применение в учебном процессе на кафедре анатомии, физиологии и гигиены человека Ставропольского государственного университета. Они включены в курсы лекций по общей физиологии, а также по физиологическим основам физических упражнений и спортивной деятельности. Основные положения, выносимые на защиту 1. ЭС повышает физическую работоспособность, способствует развитию выносливости и увеличению мышечной силы, стимулирует адаптивные перестройки кардиореспираторной системы, существенно увеличивает количество эритроцитов и содержание гемоглобина в них. 2. Прием ЭС обеспечивает длительное поддержание рабочего гомеостаза уровня кортикостероидов, кальция и глюкозы в крови в течение тренировочного цикла в условиях гипоксии и при мышечных нагрузках. 3. ЭС увеличивает подвижность нервных процессов и оптимизирует соотношение процессов возбуждения и торможения в ЦНС. Апробация работы. Материалы диссертационной работы докладывались на внутривузовских научно-практических конференциях (Ставрополь, 1997-2003), региональных конференциях «Проблемы развития биологии на Северном Кавказе» (Ставрополь, 1997, 1999), XVIII съезде физиологического межрегиональной общества им. И.П. Павлова (Казань, 2001), научно-практической конференции «Проблемы указанный фитопрепарат в целях повышения общей резистентности и выносливости организма в училище олимпийского резерва физической культуры и спорта в высших учебных заведениях» (Ростов-на Дону, 2001), IV межрегиональной научно-практической конференции «Организационные и методические аспекты укрепления состояния здоровья студенческой молодежи Сибирского региона» (Иркутск, 2002), методика учебного процесса, физкультурно-оздоровительной VII межуниверситетской научно-методической конференции «Организация и работы» (Москва, 2002). Публикации. По теме диссертационного исследования опубликовано 9 работ. Структура и объем диссертации.

Работа состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, двух глав с изложением результатов, включающего результатов заключения, 190 исследования, выводов, и 25 обсуждения иностранных собственных указателя, источников. библиографического отечественных Диссертация изложена на 175 страницах машинописного текста, содержит 42 таблицы и 19 рисунков.

1.

КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ (обзор литературы) ОЧЕРК ИЗУЧЕНИЯ АДАПТОГЕНОВ И ИХ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА 1.1.

Общая характеристика адаптогенов препараты, ускоряющие и облегчающие Фармакологические адаптацию организма к различным факторам внешней среды, обозначаются как адаптогены. Адаптогенные средства - это, как правило, комплексные препараты, представляющие собой настои, экстракты, полученные из растений и животных и содержащие сложный набор биологически активных веществ. При этом в растительных препаратах они находятся в определенных сочетаниях, обеспечивающих выраженные регулирующие свойства. История применения адаптогенов насчитывает не одно тысячелетие. Издавна настойки, отвары из листьев и корней растений употребляли как средства, устраняющие усталость и повышающие работоспособность. Полагают, что пионерами в использовании адаптогенов различного рода не только для лечения, но и с целью повышения активности организма были врачеватели древнего Востока. Но теоретической основой учения об адаптогенах явилась сформулированная в 1954 г. Лазаревым Н.В. гипотеза о состоянии неспецифической повышенной сопротивляемости организма (Лазарев Н.В., 1958). Было замечено, что в результате повторных воздействий малыми дозами некоторых ядов на организм подопытных животных, как и при физической тренировке, повышается сопротивляемость организма у этих животных к самым разным повреждающим фактором. Подобный же эффект оказывало и введение в организм некоторых лекарственных веществ. Первым препаратом из лекарственных средств в этом плане был исследован экстракт, полученный на основе корня женьшеня (Фруентов Н.К., 1956, Брехман И.И. и соавт., 1954). Более поздние исследования, выполненные под руководством Брехмана И.И. (1968,1980), показали высокую эффективность препаратов из других, более доступных и распространенных, чем женьшень растений. Это, прежде всего, Элеутерококк колючий (Дардымов И.В., 1976, Брехман И.И., 1960), препараты из свободного Ягодника колючего, Аралии маньчжурской, Лимонника китайского, Родиолы розовой (Саратиков А.С., 1974, 1976;

Саратиков А.С., Краснов Е.А., 1987;

Машковский М.Д., 1997). Все они, наравне с женьшенем, нашли применение в различных областях практической медицины. Широкий диапазон возможного применения препаратов из перечисленных растений, главным образом, связан с их протекторным эффектом при воздействии на организм неблагоприятных факторов среды. Так, экстракт элеутерококка, настойки женьшеня уменьшают негативное влияние рентгеновского облучения, гипо- и гипертермии и ожоговой травмы (Агарнов Ф.Т., Намятный А.Н., 1962;

Алексеева С.Н., 1996;

Апрышко Г.Н., Нехорошев М.В., 1989;

Богачев Н.А. и соавт., 1982;

Брехман И.И., 1969;

Сафаров Х.М. и соавт., 1991). Была доказана возможность применения адаптогенов для повышения неспецифической резистентности организма при лечении и профилактике различных заболеваний (Брехман И.И., 1969), ослабления наркотического и токсического действия барбитуратов, эфира, хлоралгидрата, аминазина, этанола, стрихнина и общей токсичности химических веществ различной структуры (Богачев Н.А. и соавт., 1982;

Ковалев И.Г., Азизов Р.Г., 1986;

Соколов И.К., Каплан Е.Я., 1981;

Фруентов и соавт., 1986). Адаптогены могут выступать также в роли химических протекторов, снижая мутагенную активность циклофосфата, нитрозометилмочевины и N-нитрозоморфолина (Салихова Р.А. и соавт., 1997;

Сахарова Т.А. и соавт., 1985;

Умнова Н.В. и соавт., 1991).

Экспериментально было установлено, что экстракты элеутерококка и женьшеня повышают выживаемость лабораторных животных при введении брюшнотифозного токсина и после заражения дизентерийными бактериями, увеличивают продолжительность жизни при аутоинтоксикациях (Богачев Н.А. и соавт., 1982;

Брехман И.И., 1969). Для препаратов из перечисленных растений установлена также обладают отчетливая умеренным, противоопухолевая но и антимитотическая активность (Антан И.С. и соавт., 1995;

Уткина М.В., 1994). Адаптогены устойчивым антигипоксическим действием. Обнаружено наличие антигипоксантной и антиоксидантной активности (Брехман И.И., 1969;

Дардымов И.В., 1976;

Кендыш И.Н., 1985). В целом адаптогены способны вызывать и поддерживать в организме нужную адаптивную реакцию, обеспечивать повышение резистентности в каждом конкретном случае. Подобная регулировать течение универсальность определяется стрессорной реакции. Стресс способностью протекторное действие адаптогенов проявляется в ослаблении выраженности или в отсутствии классической «триады Селье». Адаптогены из семейства женьшеневых, обладая устойчивой антистрессорной активностью, снижают смертность животных, уменьшают инволюцию тимуса и селезенки, интенсивность язвенных поражений слизистой желудка, предотвращают нарушения углеводного и липидного обменов (Давыдов В.В. и соавт., 1995;

Зориков С.П. Козлова Н.Б., и соавт., 1995), препятствуют также отрицательному 1985). Под и влиянием удлиняется адаптогенов стадия слабее выражен что воздействию стресса на функции иммунной системы (Баренбойм Г.М., катаболический синдром резистентности, обеспечивает высокий уровень пластической и энергетической функции органов, способствуя увеличению периода активной жизнедеятельности в условиях воздействия экстремальных факторов среды (Ли С.Е., 1981;

Хасина Э.И., 1981).

Особенности действия различных адаптогенов подробно изложены в монографиях Брехмана И.И. (1968, 1976), Дардымова И.В. (1976), Саратикова А.С. (1974), Саратикова А.С., Краснов Е.А. (1987), а также в многочисленных работах других авторов (Блохин Б.Н., 1966;

Кириллов О.И., 1966;

Русин В.Я., 1966, 1969;

Соколов И.К., Каплан Е.Я., 1981;

Яременко К.В., 1990;

Сейфулла Р.Д., Анкудинова И.Л., 1996;

Азизов А.П. и соавт., 1997;

Ramachandran U. et al., 1990;

Тran Т., 1990). Помимо аралиевых, к настоящему времени адаптогенная активность описана у десятков лекарственных веществ, препаратов и вытяжек. К таковым следует отнести экстракты из полисциаса, гинко билоба, родиолы Семёнова, лотоса орехоносного (Макарова В.Г., Рябков А.Н., 1996;

Михайлов;

И.Б., 1990;

Трилис Я.Г., 1996), околоплодника гречихи посевной (Ковалев В.Н., Кочкина И.А, 1991), экдистероиды из растений семейства гвоздичных (Куликов Е.П и соавт., 1997, Дармограй В.Н. и соавт., 1997), спирулина (Яковлева О.А., 1998);

животного происхождения: вытяжки из трепанга, мидий и дальневосточных голотурий (Апрышко Г.Н., Нехорошев М.В., 1989;

Добряков Ю.А., 1995);

синтетические агенты: биметил и этомерзол (Киричек Л.Т., Бобков Ю.Г., 1991), гутимин (Пастушенков Л.В., Лесиовская Е.Е., 1991) крезацин (Денисенко П.П., 1980), этимизол (Богословская С.И., 1986);

минерального происхождения: мумие, шиладжит, мареполимиэл, гуминат (Нуралиев Ю.Н, 1972;

Сотникова Е.П. и соавт.,1998;

Goel R. et al., 1990). Все указанные препараты и средства в той или иной сопротивляемость организма к действию степени повышают факторов неблагоприятных внешней среды, оказывают противоопухолевое и иммунномодулирующее действие, обладают мембранопротективной и антиоксидантной активностью. Однако, кроме высокой биологической активности, по мнению Лупандина А.Н. (1990), препараты, относимые к группе адаптогенов, должны соответствовать следующим требованиям:

1.

действия их должны быть неспецифичны и универсальны, т.е.

под их влиянием должна повышаться устойчивость (хотя бы качественно) к действию основных природных и техногенных экстремальных факторов;

2. и положительный эффект при их действии должен осуществляться регулирующих действия систем, экономизации при обменных смещении не за счет стимуляции каких либо процессов, а за счет оптимизации функций лимитирования 3. 4. оптимум процессов, защиты тканевых структур от истощения;

должен проявляться гомеостаза и быть минимальным при комфортных условиях;

повторные введения должны приводить к формированию структурного следа адаптации. Подобные позиции в отношении адаптогенов уже выдвигались раннее Брехманом И.И. (1969) и Дардымовым И.В. (1976). При этом они считали, что нормализующее действие адаптогенов должно проявляться не зависимо от направленности предшествующих патологических изменений и адаптогены должны обладать устойчивым эффектом в широком диапазоне доз. Перечисленным требованиям из известных адаптогенов в наибольшей степени отвечают препараты, получаемые на основе женьшеня, элеутерококка, заманихи, лимонника, аралии, родиолы розовой, левзеи (Лупандин А.В., 1990), а также пантокрин и дибазол (Машковский М.Ю., 1997). Из перечисленных растительных источников к настоящему времени создано огромное количество официальных и неофициальных адаптогенных препаратов, которые предлагаются в виде настоек, экстрактов, порошков, всевозможных мазей. Необходимо отметить, что ответственным и действующим началами у растений из семейства аралиевых, родиолы и левзеи являются тритерпеновые, стероидные и лигнановые гликозиды (Искандеров Г.Б., 1992;

Крупина Т.Е. и соавт., 1989;

Пастушенков Л.В. и соавт., 1991;

Попова Н.В. и соавт., 1997). Большинство адаптогенов являются суммарными вытяжками из сырья;

препараты действующих начал или отдельно взятые компоненты широкого применения в медицинской практике не найдены. Как правило, действие смеси веществ оказывается эффективнее индивидуальных соединений соавт., 1988). Многокомпонентность адаптантов определяет комплексность их действия, а также обеспечивает не только активацию ключевых звеньев адаптации, но и снижение отрицательных последствий такой активации (Баренбойм Г.М и соавт., 1986). Огромное количество исследований убедительно демонстрирует, что большинство адаптантов, обладая широким спектром действия, способны при этом дифференцировано оптимизировать отдельные звенья адаптивных реакций. В связи с этим Лупандиным А. В. (1990) было предложено выделить три группы адаптогенов: 1) с преимущественно нейротропным действием (лигнины лимонника, некоторые гликозиды из аралиевых, родиолы розовой);

2) с преимущественно антиоксидантным действием (многочисленные группы, включающие флавоноиды, ауроны, катехины, танины, а также адаптогены животного происхождения – пантокрин, ранторин);

3) смешанного действия (гликозиды аралиевых, золотого корня и др.). Вещества первой группы активизируют по преимуществу протекание срочной адаптации, второй – долговременной. Третья группа более универсальна по характеру вызываемых эффектов, однако, уступает адаптогенам с преимущественно нейротропным действием по способности оптимизировать срочную адаптацию. Такое разделение адаптогенов значительно упрощает их использование в различных областях медицины и спорта и позволяет получить из них смеси, оптимизирующие формирование долговременной адаптации в большей степени, чем применение отдельных компонентов этих смесей. (Брехман И.И., 1968;

Дардымов И.В., 1976;

Спрыгин В.Г. и 1.2. Механизмы действия адаптогенов В механизме потенциирующего действия адаптогенов можно выделить несколько ключевых звеньев. Прежде всего, это влияние на процессы энергетического обеспечения работающих структур. Полноценный углеводный обмен – необходимое условие для нормальной и повышенной устойчивости организма к действию различных повреждающих факторов. Не случайно закономерности существования биологических систем рассматриваются с позиций термодинамики. Наиболее общий закон биологии – закон Бауэра (1935): максимум эффекта внешней работы в ответ на полученную из внешней среды единицу энергии, т.е. чем выше коэффициент полезного действия работающей системы, тем более она адаптирована. Повышение устойчивости организма с помощью адаптогенов может быть обусловлено более экономным расходованием энергетических веществ. Так известно, что действие на организм достаточно сильного стрессора сопровождается рядом реакций, конечным итогом которых является запуск гликогенолиза и глюконеогенеза, т.е. переключение метаболизма на автономное обеспечение энергией функциональной активности организма. Переключение энергетического обмена на гликогенолиз и гликонеогенез при стрессе является положительной защитной реакцией. Для организма экономически более выгодным является процесс фосфорилирования глюкозы, но при неблагоприятных состояниях, таких как диабет, голодание, в результате недостатка инсулина и преобладания глюкокортикоидов в плазме крови образуется в-липопротеиновый ингибитор захвата (Bornstein J., 1953;

Дардымов И.В., 1976) и фосфорилирования глюкозы (Ильин В.С., Титова Г.В., 1965). Гликозиды женьшеня, элеутерококка и, по всей видимости, гликозиды других адаптогенов препятствуют образованию влипопротеинового ингибитора, тем самым создавая более выгодные условия для обмена углеводов (Саратиков А.С., 1974).

Дополнительным положительный подтверждением оказывают того, что адаптогены воздействия свой на эффект посредством энергетический метаболизм, является установленное инсулиноподобное действие для элеутерококка и его гликозидов (Бездетко Г.Н., 1986). Препараты элеутерококка, подобно инсулину, увеличивают проницаемость клеточных мембран для глюкозы и скорость ее фосфорилирования гексокиназой как в опытах in vitro, так и in vivo. При этом анаболический инсулиноподобный характер действия объясняет способность элеутерококка выполнять в организме защитную функцию при самых разнообразных повреждающих воздействиях. Повышение общей неспецифической резистентности организма под влиянием адаптогенов осуществляется при их воздействии на пластический обмен при формировании «структурного следа». Так, Дардымов И.В. (1976) считает, что гликозиды первоначально регулируют энергетический обмен, что уже косвенно отражается на скорости синтеза белков и нуклеиновых кислот. Не исключается и прямая активация некоторых биосинтетических процессов с помощью гликозидов. Подтверждением анаболического действия адаптогенов может служить установленный Брехманом И.И. (1980) и Дардымовым И.В. (1976) гонадотропный эффект, хотя авторы объясняют гонадотропное действие гликозидов женьшеня и элеутерококка регуляцией энергетического процессов. Более убедительным аргументом в пользу анаболического эффекта адаптогенов могут служить результаты экспериментальных исследований Саратикова А.С. (1976), отмечавшего увеличение числа и размеров митохондрий и рибосом под влиянием экстракта родиолы розовой. Проявление биологической активности адаптогенов не ограничивается их непосредственным участием в процессах метаболизма. Они способны обеспечения уже активированных биосинтетических оказывать моделирующий эффект и через нейрогуморальные системы регуляции. Несомненно, ЦНС является ключевым звеном в организации защитных действий организма. В частности, в опытах Розина М.А. (1963) не было обнаружено защитного действия женьшеня при отравлении сердца лягушки гиталином после разрушения у нее ЦНС. При сохранении же последней животные переносили большие дозы гиталина, если им предварительно вводили экстракт женьшеня. Удаление у крыс больших полушарий головного мозга, адреналэктомия за три дня до опыта или денервация мышцы лишали экстракт элеутерококка его регулирующего влияния на некоторые показатели обмена углеводов (Сальник Б.Ю., Капустина В.А., 1968). Однако следует учитывать тот факт, что большинство адаптогенов характеризуются очень мягким защитным свойством. Свое защитное действие они реализуют посредством нормализации нарушенных функций организма. Этим объясняется слабый эффект или полное его отсутствие от применения адаптогенов при таких грубых вмешательствах в организм, какими являются экстирпация коры головного мозга или денервация органа. Хотя ряд авторов (Дардымов И.В., Брехман И.И., 1969;

Дардымов И.В., 1976) отмечали, что перерезка спинного мозга не препятствует нормализующему влиянию элеутерококка, а лишь понижает эффект. Кастрация или адреналэктомия (на 2-й день после операции) незначительно препятствовали регулирующему влиянию суммы элеутерозидов. Следовательно, не всегда адаптогены вовлекают центральные регуляторные механизмы: эффект их более выражен при нормальном функциональном состоянии регуляторных систем. В ряде исследований были получены данные, указывающие на прямое влияние адаптогенов на медиаторные структуры мозга. Известно, что низкомолекулярные соединения, дикарбоновые аминокислоты, - аминомасляная кислота (ГАМК) играют существенную роль в приспособительных реакциях мозга. Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г., (1988) показали, что ГАМК-ергическая тормозная система обеспечивает стрессреализующих систем защиту нервных клеток от чрезмерного истощения и ограничивает потенциально опасное перевозбуждение системы и перекисного окисления липидов. Экстракт элеутерококка в норме не изменяет содержание ГАМК и в первые часы действия стрессирующего фактора обеспечивает меньшее увеличение уровня ГАМК (на 38,8%). В поздние часы стресса элеутерококк оказывает противоположное влияние: препятствует падению уровня ГАМК и способствует поддержанию ее содержания выше исходного уровня (Ковалев Г.В. и соавт., 1986). Аналогичные результаты получены Керимовым Е.А., Касумовым Г.Ю. (1998) при использовании экстракта солодки. Возможно, что адаптогены снижают напряжение общего стресссиндрома и устраняют стадию истощения не за счет ГАМК-ергических механизмов, а путем включения других звеньев в цепи защитноприспособительных ГАМК. Иными процессов организма, тем самым предупреждая возникновение уровня нейронежелательные, чрезмерные сдвиги на уровне аминокислот и, особенно, словами, явлений, адаптогены связанных с предотвращают дисбалансом отрицательных факторов. Влияние адаптогенов на функции организма аналогично гормональному, поэтому предварительное их введение или введение совместно с некоторыми гормонами, в частности, с гидрокортизоном, сопровождается суммированием положительного эффекта (Эккерт А.Г., 1967) и повышением устойчивости организма к тяжелому стрессу, даже в стадии истощения. организма, в частности, чрезмерную активацию гипофизарно-адреналовой медиаторных аминокислот, имеющих место при воздействии стрессирующих Таким образом, положительный эффект при применении адаптогенов реализуется за счет оптимизации и лимитирования функций регулирующих систем, экономизации обменных процессов, защиты тканевых структур от повреждения и нарушении метаболитами. Действие их, оптимальное при смещении гомеостаза под влиянием внешних воздействий, снижается в комфортных условиях и при увеличении интенсивности экстремального фактора до повреждения. Повторное их введение на фоне экстремального воздействия ускоряет и оптимизирует формирование итога долговременной адаптации - системного структурного следа. 1.3. Возможности использования адаптогенов при выполнении физических нагрузок Положительное влияние адаптогенов на энергетический и пластический обмен в тканях, их тонизирующее влияние на центральные регуляторные системы обеспечивают им потенциирующий эффект в процессе адаптации к мышечным нагрузкам. Поскольку объем и интенсивность тренировок постоянно возрастают, растает и потребность в расширении адаптивных возможностей организма. Прежде всего, это касается людей, для которых главной сферой деятельности, главной точкой приложения сил, главным способом проявить свой творческий потенциал является спорт. В связи с этим в практике спортивных тренировок резко возросло использование фармакологических препаратов, стимулирующих спортивные результаты занимающихся спортсменов. Из всего многообразия фармакологических средств адаптогены практически не имеют противопоказаний к применению в практике спортивных тренировок. Слободнюк М.И. и соавт. (1990) мотивируют преимущества использования растительных препаратов тем, что человек в процессе многовековой эволюции адаптировался к ним. Сформировались механизмы, обеспечивающие извлечение из них необходимых компонентов. Первые результаты возможности использования адаптогенов для стимуляции деятельности связаны с работами И.И. Брехмана 1951 г. по изучению жидкого экстракта женьшеня (Брехман И.И. и соавт., 1954). Большое количество исследований посвящено изучению биологической активности родиолы розовой (Саратиков А.С., 1974;

Саратиков А.С., Краснов Е.А., 1987), элеутерококка (Брехман И.И., 1960, 1968). Установлено, что препараты, полученные на основе данного растительного сырья, повышают выносливость как к статическим, так и динамическим нагрузкам. Потенциирующий эффект установлен также для заманихи, аралии маньчжурской (Брехман И.И., 1963). Положительное влияние адаптогенов на работоспособность животных установлено на различных моделях динамических и статических мышечных нагрузок (Абдурахманов Т.М. и соавт., 1995;

Гаджиева Р.М., 1995;

Горбунова Г.В. и соавт., 1985;

Дардымов И.В., 1976;

Саратиков А.С. и соавт., 1987 и др.). При этом увеличение физической экстрактов, работоспособности в частности животных из корней происходит женьшеня, под влиянием гликозидов. Ответственность гликозидов за биологическую активность убедительно продемонстрировано в работах Брехмана И.И. (1969), Дардымова И.В. (1976). Было выявлено, что биологическая активность свойственна не только гликозидам женьшеня, но и гликозидам, извлеченным из других адаптогенов (Дардымов И.В., 1976;

Саратиков А.С., Краснов Е.А., 1987). Степень активности внутри каждой группы гликозидов значительно варьирует в зависимости от количества сахара в боковой цепи молекулярной структуры (Брехман И.И., Дардымов И.В.;

1966, Дардымов И.В., 1976). Показано, что адаптогены не только увеличивают физическую работоспособность, но и препятствуют отрицательному воздействию предельных мышечных нагрузок на функции органов и нормализуют поведенческие реакции животных при физическом утомлении (Крендаль Ф.П. и соавт., 1981;

Саратиков А.С., Краснов Е.А., 1987). Помимо этого, адаптогены, полученные на основе растительного сырья, замедляют скорость изменения биохимических показателей крови при мышечных нагрузках и обеспечивают более раннее восстановление. Так, под их воздействием происходит нормализация уровня аммиака, активности катаболических процессов (Саратиков А.С., Краснов Е.А., 1987). Они нормализуют показатели внешнего дыхания, препятствуют существенному изменению параметров тканевого дыхания и функции митохондрий скелетных мышц (Саратиков А.С., Краснов Е.А., 1987). При проведении исследований с участием спортсменов также отмечены положительные результаты на фоне употребления адаптогенов. Так, установлено, что адаптогены способствуют более быстрому развитию состояния тренированности, предупреждают неблагоприятное воздействие интенсивных мышечных нагрузок на организм спортсменов (Коробков А.В., 1962;

Dowling Е.А., 1996). Оказывая малый стимулирующий эффект при выполнении работы скоростного и скоростно-силового характера, адаптогены, тем не менее, способствуют более быстрому восстановлению после тренировок и соревнований. В частности, отмечается более быстрое восстановление пульса, АД, улучшается самочувствие (Саратиков А.С., Краснов Е.А., 1987). Предварительный прием экстрактов таких адаптогенов, как элеутерококк, левзея, женьшень, родиола розовая, значительно улучшали ответную реакцию аппарата кровообращения на физическую нагрузку. При этом не наблюдалось побочных явлений: нарушения сна, ухудшения аппетита и т.д. Перечисленные препараты положительно влияют и на нормализацию гемодинамических показателей в восстановительном периоде. Повышается устойчивость к гипоксии, улучшается адаптация к гипоксемии и гиперкапнии (Саратиков А.С., Краснов Е.А., 1987).

Результативность при приеме адаптогенов значительно возрастает, если работа связана с проявлением такого физического качества, как общая выносливость. В данном случае стимулирующее действие отмечено как на фоне утомления, так и без него (Брехман И.И., 1957;

Саратиков А.С., Краснов Е.А., 1987;

Асано К. и соавт., 1986). Снижение степени выраженности утомления под влиянием адаптогенов сказывается на спортивных результатах. Спортсмены-биатлонисты, получавшие экстракт родиолы или элеутерококка, имели лучшие по сравнению с контрольной группой технические результаты на дистанции и статистически достоверно большее количество попаданий в мишень при стрельбе на рубежах. По мнению авторов (Саратиков А.С., Краснов Е.А., 1987), у них в результате менее выраженного утомления и лучшей сохранности координации после прохождения дистанции перед стрельбой руки были подвержены тремору в меньшей степени, чем у лиц контрольной группы. Влияние адаптогенов на обменные процессы как в период работы, так и после ее окончания является немаловажным фактором повышения тренированности, поскольку состояние энергетики мышечной ткани отражается на скорости процессов ресинтеза различных ферментативных белков, разрушенных в период интенсивного функционирования клеточных структур мышцы (Яковлев Н.Н, 1969;

Меерсон Ф.З., 1967;

Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г., 1988). Так, использование экстрактов женьшеня, элеутерококка в дозе 1,0 мг/кг или же суммы гликозидов из этих растений при двухчасовом плавании крыс сопровождалось пониженным расходом гликогена, креатин фосфата и АТФ мышц (Дардымов И.В., 1976). Концентрация лактата в мышцах под влиянием препаратов увеличилась в меньшей степени. Аналогичные результаты были получены Сальник Б.Ю. (1970). Экстракты женьшеня и элеутерококка, также как их гликозиды, препятствовали изменениям в содержании остаточного азота, аммиака и глютамина мышц (Дардымов И.В., 1971). Следовательно, препараты женьшеня и элеутерококка создают условия, при которых мышечная работа совершается с меньшей долей участия глюконеогенеза. Подобные результаты с использованием экстракта элеутерококка при физических нагрузках разной интенсивности получены и другими авторами (Сальник Б.Ю. и соавт., 1968;

Сальник Б.Ю., 1970;

Феоктистова Г.Е., 1966;

Саратиков А.С., 1966). Существенную активация липидного роль в повышении Об этом устойчивости свидетельствует животных к мышечной работе под влиянием элеутерококка, по-видимому, играет обмена. увеличение содержания общих липидов в печени при введении экстракта элеутерококка интактным крысам. Физическая нагрузка (плавание) на фоне элеутерококка совершается при повышенном содержании неэстерифицированных жирных кислот и фосфолипидов крови, увеличении йодного числа липидов печени, а также увеличении содержания в ней фосфолипидов (Дамбаева Э.А., Сальник В.Ю., 1966). Мобилизация липидов под влиянием экстракта элеутерококка наступает при нагрузках меньшей интенсивности, в контроле обычно наблюдается только у тренированных животных (Лешкевич Л.Г., 1961, 1962, 1964). Следующим звеном приложения адаптогенов при их использовании в спортивной практике является иммунная система спортсмена. Иммунодефицитные состояния у спортсменов и их профилактика являются весьма актуальной задачей. Спортсмены представляют собой группу риска в силу высокого травматизма, большей возможности к возникновению простудных заболеваний (Шубик В.М., Левин М.Я., 1985). Наиболее значительное снижение иммунитета отмечено у юных спортсменов (Шубик В.М., (Аронов Левин Г.Е., М.Я., 1985). А.И., У взрослых 1987) в спортсменов снижение и иммунореактивности отмечено при интенсивных физических нагрузках Иванова предсоревновательный соревновательный период.

При интенсивных физических нагрузках имеет место супрессия функционального состояния иммунной системы, выраженная угнетением гуморального и клеточного иммунитета (Абдурхманов Т.М., Сейфулла Р.Д., 1983;

Сейфулла Р.Д., Кондратьева И.И., 1986;

Эберт Л.Я. и соавт., 1993). Оказывая слабовыраженный эффект на иммунную систему в обычных условиях, адаптогены повышают ее мощность при иммуннодепрессии различной этиологии (Чубарев В.Н. и соавт., 1989;

Gao Q., Cyong J., Yamada Y., 1991). Так, профилактическое использование адаптогенов в период тренировок повышают иммуноустойчивость организма спортсменов (Русин В.Я., и соавт., 1981), стимулируют активность специфического и неспецифического иммунитета (Брехман И.И., 1968;

Давыдова О.Н. и соавт., 1986;

Рафальский В.В., Смычков В.Ф., 1994;

Смычков В.Ф., 1996;

Keranova B., Neychev C., Petkov V., 1990), нормализуют функцию лимфоцитов (Галактионова С.Г. и соавт., 1991;

Keranova B., Neychev C., Petkov V., 1990). Иммунномодулирующее действие адаптогенов, в частности элеутерококка и женьшеня, связано с их способностью увеличивать синтез лимфоцитов, гамма-интерферона, повышать активность макрофагов, естественных киллеров и ряда популяций Т- и В-лимфоцитов (Аржакова Л.И., 1996;

Баренбойм Г.М. и соавт., 1986;

Иристе А.А., 1992;

Стрелкова М.А. и соавт., 1996;

Liu J., et al., 1995;

Mitchell J., Rowe W., Meaney M., 1990). Немаловажное значение в повышении работоспособности играют антиоксидантные свойства адаптогенов. Как установлено в последнее время, образование свободных радикалов в неумеренных количествах может быть причиной снижения работоспособности спортсменов, специализирующихся в видах спорта с преимущественным проявлением выносливости (Быков Е.В. и соавт., 1996). Свободные радикалы в виде гидроперекисей ненасыщенных жирных кислот оказывают токсическое метаболизма действие и на биологические мембран мембраны, нарушая их функциональную лабильность. Это приводит к нарушению энергетического проницаемости работающих мышечных клеток. В конечном итоге это сопровождается снижением работоспособности (Борисова И.Г., Сейфулла Р.Д., Журавлев А.И., 1989;

Сейфулла Р.Д., Анкудинова И.А., 1996, Li Li Ji, 1996). Профилактическое применение адаптогенов угнетает перекисное окисление липидов и повышает активность антиоксидантной системы (Зимина Т.А., 1989;

Крендаль Ф.П. и соавт., 1981;

Леонова Е.В., Афанасьева Т.Н., 1989;

Сейфулла Р.Д. и соавт., 1997;

Deng H., Guan Y., Kwan C., 1990;

Li X., Chen J.-X., Sun J.-J.,1990). В частности, гликозиды элеутерококка защищают эритроциты от кислотного гемолиза (Сейфулла Р.Д., Анкудинова И.А., 1996), активизируют трансмембранный транспорт глюкозы и ее фосфорилирование гексокиназой, ускоряют мобилизацию липидов в качестве источников энергии (Азизов А.П., 1997;

Воскресенский О.Н., 1981;

Воскресенский О.Н. и соавт., 1986;

Азизов А.А. и соавт., 1998). Факторы, лимитирующие работоспособность спортсмена, могут быть самыми разнообразными, в частности это может быть угнетение центральной и периферической нервной системы, недостаточное функционирование эндокринной системы, ослабление функции дыхания или нарушения микроциркуляции и т.д. Зная первопричину нарушения, легче наметить пути фармакологической коррекции, а также управления работоспособностью спортсмена. Но в большинстве случаев определенный препарат может воздействовать лишь на определенную функцию, но он не в состоянии повлиять на комплекс изменений, лежащих в основе снижения работоспособности. В связи с этим наиболее целесообразным является создание комбинированных препаратов, которые способны корректировать комплексы факторов, лимитирующих работоспособность и восстановление. Продолжающиеся научные изыскания как раз и проводятся в этом направлении. Большинство современных фармакологических препаратов, предлагаемых в качестве корректоров физической работоспособности и восстановления, представляют собой комплекс биологически активных веществ, куда, наряду с адаптогенами растительного происхождения, включаются витамины, продукты пчеловодства, пищевые добавки, микроэлементы и т.д. В настоящее время наиболее часто в литературе встречается описание положительного потенциирующего действия таких комбинированных адаптогенов, как элтон, леветон, фитон, адаптон (Сейфулла Р.Ю., Анкудинова И.А., 1996, Сейфулла Р.Ю., 1998, Богданова Т.Б., Балданова И.Р., 2000, Азизов А.П. и соавт., 1998). Основная масса предлагаемых комбинированных адаптогенов создана отделом биологически активных веществ Всероссийского научно-исследовательского института физической культуры. Стимулирующий эффект комбинированных адаптогенов значительно выше. Так, если традиционные экстракты или настойки китайского лимонника, родиолы розовой, левзеи повышают работоспособность от 135 до 159%, то предложенные композиции комбинаций адаптогенов - до 213% (Азизов А.П., Сейфулла Р.Д., 1998). Составные компоненты комбинированных адаптогенов, используемые в спортивной практике, приведены в табл.1 Таблица 1 Составные компоненты комбинированных адаптогенов Ингредиенты Порошок корня левзеи Порошок родиолы розовой Порошок семян китайского лимонника Порошок элеутерококка Цветочная пыльца Прополис Токоферол Аскорбиновая кислота Элтон + + + + + Левитон + + + + + Фитотон + + + + + Адаптон + + + + + + В предыдущем разделе, анализируя возможные механизмы действия адаптогенов, мы отмечали, что они оказывают положительное влияние на организм человека и животных, регулируя энергетический и пластический обмен. Указанная способность адаптогенов играет немаловажное значение и в повышении спортивной работоспособности. Этот эффект обеспечивается не только их инсулиноподобным действием, но и способностью улучшать транспорт кислорода к мышцам и ЦНС, стимулировать эритропоэз. Последнее особенно важно, учитывая, что при выполнении почти всех видов физической деятельности имеет место гипоксия как в работающих мышцах, мозге, так и в других органах. Широкий спектр возможного использования адаптогенов как в спорте, так и в разных областях практической медицины содержит в себе фактор риска, который потенциально способен привести к значительному истощению природных запасов многих растительных видов как источников сырья. Этим обусловлено появление на рынке препаратов, приготовленных на основе культивируемых аналогов природных растений. Однако такие препараты значительно уступают по содержанию биологически активных веществ средствам, полученным на основе дикорастущих видов. В связи с этим поиск и изучение растений, обладающих свойствами адаптогенов и имеющих большие сырьевые ресурсы, представляются актуальными и однозначно перспективными для реалий сегодняшнего дня. На наш взгляд, одним из потенциальных источников для производства адаптогенов является солодка голая, сырьевые ресурсы которой во много раз превосходят наиболее известные и широко используемые виды растений. 1.4. Солодка голая (биология, химия, некоторые особенности биологического действия) Солодка (лакрица) относится к семейству бобовых. В мире насчитывается 13 видов солодки, причем наиболее распространены Glycyrrhiza glabra I. и Glycyrrhiza uralensis Fisch (Гаммерман Л.Ф., Гром И.И., 1967). Солодка голая (Glycyrrhiza glabra) – многолетнее травянистое растение с прямыми или маловетвистыми стеблями высотой от 0,5 до 1,5 м.

Солодка голая (солодка гладкая, солодка железистая, лакрица) – Glycyrrhiza glabra L. Сем. Бобовые — Fabaceae. А - надземная часть солодки;

Б – корень солодки голой.

Солодка распространена в степных и пустынных регионах Средней Азии, Казахстана, Кавказа, а также на юге Европейской части России. Растет по солонцеватым степям и берегам степных рек, озер и в канавах, вдоль дорог, на песках, образуя сплошные заросли. На полях и огородах солодка растет как сорняк. В горах поднимается до высоты 2000 м над уровнем моря.

В Ставропольском крае солодка голая распространена во всех районах (Ладынина Е.А., Морозова Р.С., 1992). Причем ставропольская солодка близка уральской и испанской, превосходя по компонентному составу другие сорта, распространенные в России, странах СНГ и мира (Круганова Е.А., 1966;

Кукенов М.К., 1992;

Муравьев И.А.,1951,1966, 1975;

Муравьев И.А. и соавт., 1992;

Литвиненко В.И., Оболенцева Т.В., 1964;

Литвиненко В.И., 1966). Для медицинских целей используют два вида сырья: неочищенные корни – Radix Glycyrrhizae naturalis – и корни, очищенные от пробки – Radix Glycyrrhizae mundata.

Корни заготавливают осенью до наступления морозов или ранней весной. Несмотря на большие запасы сырья, необходимо чередовать места заготовок и возобновлять их через 6–8 лет, в течение которых заросли полностью восстанавливаются. Солодковый корень – одно из древнейших лекарственных средств. Так, у Феофаста (4 в. до н.э.) в книге «Исследование о растениях» солодка упоминается как «скифская трава», «понтийская трава», сладкий корень. Из всех видов солодки чаще всего используется солодка голая:ее корень содержит наибольшее количество фармакологически активных компонентов (Варлаков М.Н., 1973;

Гаммерман Л.Ф., 1941, 1966). Солодка как лекарственное средство использовалась в Древнем Китае (Гром И.И., Шупинская М.Д., 1968;

Ибрагимов Ф.И., Ибрагимова В.С., 1960;

Капкаев Р.А., 1968), в медицине Древнего Египта и Бирмы (Гаммерман Л.Ф. и соавт., 1967;

Sticher О., Soldati F., 1978). Огромное признание лакричник имел в Древней Индии (Ибрагимов Ф.И., Ибрагимова В.С., 1960), в тибетской медицине (Гусева А.П., 1961;

Муравьев И.А. и соавт., 1992;

Kata М. et al., 1976). В Европу Солодка проникла из арабской медицины в XII в., и с тех пор она входит во все фармакопеи. В современной медицине препараты корня Солодки также нашли широкое применение. 1.4.1. Химический состав корня Солодки голой За последние сто лет из солодки выделен целый ряд комплексов биологически активных веществ, а также сотни индивидуальных природных соединений, отнесенных к различным химическим классам веществ с разнообразными фармакотерапевтическими свойствами. В общей сложности объем биологически активных веществ, которые удается выделить из корня солодки, составляет более 40 % от общей массы сырья (Муравьев И.А. и соавт., 1976;

Оболенцева Г.В. и соавт., 1999). Основными биологически активными компонентами являются тритерпеновые соединения, флавоноиды, стероиды, жиры, углеводы, белки, относящиеся к различным группам органических соединений, а также (Таблица 2). Таблица 2 Основные биологически активные вещества Солодки голой Наименование вещества Экстрактивные вещества Тритерпениоды Углеводы (глюкоза, сахароза, клетчатка, крахмал) Флавоноиды Стероиды Аскорбиновая кислота Эфирные масла Аспарагин Смолистые Жиры и жироподобные вещества Белки Камеди Горечь не растворимая (в воде) Зола (общая) Наиболее выраженную фармакологическую Содержание (%) 22,8-44,1 7,3-23,6 18,2-34,0 3,0-4,0 1,5-2,0 1,1-3,1 1,5-2,0 1,0-4,0 1,7-4,1 0,2-4,7 6,2-10,1 1,5-6,5 1,8-4,0 4,9-9,7 активность из минеральные соли и микроэлементы содержащихся в корне солодки компонентов проявляют тритерпеновые и флавоноидные соединения. К настоящему времени выделено и описано в научной литературе свыше 50 тритерпеноидов и более 200 индивидуальных фенольных соединений. Наибольший интерес из тритерпеновых соединений представляют глицирризиновые кислоты в виде смеси аммонийных, калиевых и кальциевых солей и глицирретоновая кислота, имеющая сходство со структурой глюкокортикоидных гормонов (Загута Н.Ф., Бойцов Е.Н., 1998;

Кирьялов Н.П., Наугольная Т.Н., 1964). Корни и корневища солодки голой являются основным сырьем, из которого в 1843 году стали получать глицирризиновую, а с 1907 года - глицирретоновую кислоту.

Тритерпеноиды отличаются низкой токсичностью: так, глицирам (моноаммониевая соль ГК) в дозе 10-250 мг/кг массы тела не вызывает эмбриотоксического, тератогенного и мутагенного действия (Литвиненко В.И., 1966;

Литвиненко В.И. и соавт., 1966), а ЛД50 для глицирризиновых кислот колеблется от 800 до 6500 мг/кг. Флавоноиды получили свое название от латинского «flavum» желтый, поскольку первые выделенные из растений флавоноиды имели желтую окраску. В корнях и корневищах солодки флавоноиды были обнаружены в 1934 г. японскими исследователями Шипода и Уэда (Каттаев Н.И., Никонов Г.П., 1974;

Литвиненко В.И., Надеждина Т.П., 1972). С тех пор из корня солодки выделено 27 флавоноидных соединений, которые относятся к флавононам, халконам, ауронам (Муравьев И.А., Пономарев В.Д., 1960;

Литвиненко В.И., Оболенцева Г.В., 1964). Качественный состав флавоноидов во всех известных промышленных видах солодки имеет много общего и отличается только количественным соотношением отдельных компонентов. В солодке присутствуют монозиды, сапонинсодержащие фракции, жирные кислоты, дубильные вещества, цирризиновая горечь, эфирное масло, аскорбиновая кислота, аспарагин. Разнообразие биологически активных соединений, входящих в состав корня солодки, определяет уникальную терапевтическую ценность и широкий спектр фармакологически важных эффектов ее препаратов для организма человека. При этом разделение биологически активных веществ на отдельные фракции и индивидуальные соединения позволяет исследователям более четко и дифференцированно устанавливать степень их ответственности за отдельные виды фармакотерапевтического действия. Из других биологически активных веществ и комплексов солодки заслуживают внимания углеводы (простые сахара, пектины, полисахариды), некоторые аминокислоты, основания и липиды.

1.4.2. Биологическая ценность и фармакотерапевтическое действие химических ингредиентов корня Солодки голой Наиболее полная систематизация сведений по биологической ценности выделенных из солодки биологически активных веществ и комплексов, а также полученных на их основе препаратов представлена в работе Оболенцевой Г.В. и соавт. (1999). Несомненно, фармакологическую ценность солодки во многом определяет ее противовоспалительная и противоязвенная активность, обеспечиваемая сапонинами (Никитина С.С., 1966) и флавоноидами (Berger R. and Holler H., 1957;

Chawla A.S., 1987). Многие из выделенных индивидуальных флавононовых и халконовых соединений обладают противоязвенной и спазмолитической активностью, по силе приближающейся к папаверину (Литвиненко В.И., Оболенцева Г.В., 1964;

Хаджай Я.И. и соавт.,1966;

Тихонова Ю.В. и соавт., 1976). Некоторые производные глицирризиновых кислот проявляют свойства антагонистов Н1-гистаминовых рецепторов, в связи с чем оказываются эффективными при лечении экземы, крапивницы, аллергических дерматозов и дерматитов, бронхиальной астмы (Вичканова С.А., Рубинчик М.А., 1978). Необходимо отметить, что в отечественной литературе представлены более обширные данные о целебных свойствах солодки. В частности, описана динамика заживления ожоговых и гнойных ран кожи под влиянием экстракта корня солодки в эксперименте (Каримов Ш.М.,Кадыров М.С. 1988). Получены положительные результаты от применения препаратов солодки при лечении аллергических дерматозов (Муравьев И.А. и соавт., 1983;

Чеботарев В.В. 1985;

Степанова Э.Ф.,Сампиев А.М. 1997), в том числе с помощью мазей: с глицеринином (Азизов А.С. и соавт., 1998). Вместе с тем, имеются сведения об инфицировании ран кожи при использовании экстракта корня солодки (Кадыров М.К. 1989), описан случай контактного дерматита, вызванного солодкой (Нугманова М.Л., Калитина, Н.Ф., 1979). Возможны и другие побочные последствия при приеме экстрактов солодки. Так, еще в 1948 году Реверс Ф.Е., применяя экстракт солодки для лечения больных с язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки, впервые обнаружил задержку мочеиспускания, протекавшую на фоне уменьшения содержания в организме ионов калия и увеличения ионов натрия. При этом автором регистрировалось повышение артериального давления (Revers F.E., 1956), что свидетельствовало о наличии у солодки дезоксикортикостероноподобных свойств. В дальнейшем был установлен механизм действия препаратов солодки, который заключался в их способности усиливать влияние эндогенных гормонов коры надпочечников на обмен воды и солей (Carlat L.T., 1959). Минералокортикоидное действие солодки сходно с синдромом избытка минералокортикоидных гормонов. Это явление получило название «псевдоальдостеронизм». По всей видимости, этим исчерпываются побочные последствия от приема солодки, поэтому использование солодки как лекарственного сырья насчитывает тысячелетия. Для сегодняшнего дня одним из важных компонентов солодки является наличие противоопухолевой активности (Tаkizawa К., 1985;

Okamoto Н. et al., 1983), в связи с чем ее рекомендуют использовать в качестве профилактического средства в отношении некоторых опухолей человека (Kitagawa К. et al., 1984). Противоопухолевая активность установлена как для подземной, так и надземной частей солодки. Так, выделяемый из надземной части солодки кемпферол предложен в качестве антимутагенного средства для предупреждения мутаций, вызываемых употреблением в пищу продуктов, содержащих циклические амины. Глабрен, ликвиритин и глаброзид используются для лечения меланизации кожи. Повышают ценность корня солодки и его иммуномодулирующие свойства. Глицирризиновые кислоты и их производные стимулируют выработку антител в культуре лимфоцитов человека, усиливают фагоцитоз макрофагов, повышают активность лизоцима и титр антител, что делает возможным их использование в качестве стимуляторов неспецифического иммунитета (Толстиков Г.А. и соавт., 1991;

Ishid N., Sympos R., 1983). Солодка голая оказывает и противовирусное действие, включая ретровирусы, вирусы гриппа и гепатита. Подобная активность установлена для глицирризиновых кислот и их производных (Толстиков Г.А. и соавт., 1991;

Плясунова О.В. и соавт., 1992). Глицирризиновая кислота и ее производные обладают и анти-СПИД-овым действием (Плясунова О.В. и соавт., 1992). Связано это со способностью сапонинов солодки усиливать образование интерферона в плазме крови (Inhid N., Sympos, 1983), а в случае герпеса – ингибировать активность протеинкиназы вируса (Толстиков Г.А. и соавт., 1991). Отхаркивающее и откашливающее действие экстракта солодки по силе не уступает кодеину (Муравьев И.А. и соавт., 1992) и успешно используется при лечении туберкулеза легких (Муравьев И.А. и соавт., 1992). Таким образом, солодка в целом, суммарные очищенные препараты, а также индивидуальные вещества и молекулярные комплексы на их основе проявляют различные значимости не виды фармакологического действия, по силе и известным фитопрепаратам, и давно уступающие используются в различных областях практической медицины. Используют ее и в составе нескольких десятков многокомпонентных препаратов, таких как: мочегонные, потогонные, отхаркивающие, болезнеутоляющие, ранозаживляющие, антисептические, антиаллергические, тонизирующие, для лечения болезней легких и дыхательных путей, желудка, почек и других органов (Старокожко Л.Е., 2000). Солодка среди лекарственных растений в настоящее время вышла на первое место по числу предлагаемых и используемых лечебных препаратов (Быков В.А. и соавт., 1966;

Оболенцева Г.В. и соавт., 1999;

Старокожко Л.Е., 2000). На основе корня солодки получены средства для инъекций, мази, шампуни, зубные пасты (Гаммерман Л.Ф., 1966;

Гаммерман Л.Ф., Гром И.И., 1967;

Муравьев И.А., 1951, 1966). Из представленного материала следует, что солодковый корень является поистине кладом целебных веществ, способствующих как при внутреннем, так и при наружном применении излечению от самых разнообразных недугов. Поэтому вполне закономерен интерес, проявляемый к солодке не только в России и в странах ближнего зарубежья, но и во Франции, Японии, Великобритании и США. Но, несмотря на столь длительное использование солодки в различных областях медицины, ее возможные свойства как адаптогена не изучались. Это и послужило отправной точкой для проведения наших исследований, результаты которых изложены в последующих главах.

2. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В настоящей главе диссертации излагаются методы проведения экспериментальных исследований и исследований с участием добровольцев. Все исследования и проводились в лаборатории кафедры анатомии, физиологии университета. 2.1. Общая характеристика экспериментального материала Опыты проведены на белых крысах линии Вистар. В эксперименте использовано 430 животных. Методы исследования и характеристика экспериментального материала гигиены человека Ставропольского государственного Эксперимент на животных (n=430) 1. Определение степени токсичности ЭС - уровень кальция, 11-ОКС, глюкозы контроль (n=10) - продолжительность бега на тредбане однократно ЭС 5,10,25,50,150, 300 мг/кг (по 10 крыс) 2. Влияние ЭС на физическую работоспособность контроль (n=40) - предельная продолжительность бега - масса сердца и икроножной мышцы тренировка - уровень кальция, 11-ОКС, глюкозы в крови (n=40) - масса надпочечников тренировка+ЭС - содержание эритроцитов и гемоглобина в крови (n=40) 3. Влияние ЭС на устойчивость к гипоксии - предельная продолжительность бега контроль (n=40) - масса тела тренировка - масса сердца и икроножной мышцы (n=40) - уровень кальция, 11-ОКС, глюкозы в крови тренировка+ЭС - масса надпочечников (n=40) - содержание эритроцитов и гемоглобина в крови ЭС (n=40) 4. Изучение гипогликемических свойств ЭС ЭС 5,10, 25, 150, 300 - уровень глюкозы в крови через 30, 60, 90, 120 и 150 мин после введения ЭС мг/кг (по 10 крыс) контроль (n=10) ЭС 50 мг/кг (n=10) однократно ЭС 50 мг/кг (n=10) в течение 48 дней 2.2. Приготовление экстракта на основе корней Солодки голой и методы его введения экспериментальным животным Способ приготовления (Клипуновский В.И., 1970): первый раз в течение 48 часов с пятикратным количеством воды, содержащей 2,5 части раствора аммиака на 100 частей корня, второй раз – в течение 24 часов троекратным количеством воды с добавлением 1,5 частей раствора аммиака на сто частей корня. Оба извлечения смешивают, прибавляют жидкость, полученную после отжима корня, оставляют на 12 часов в прохладном месте. Затем кипятят в течение трех часов. К прокипяченной жидкости добавляют 5 % раствор каолина, растертого с водой в кашицу, перемешивают и отстаивают в прохладном месте в течение 3 суток. Осветленную жидкость сливают с осадка и фильтруют. Фильтрат сгущают в вакуумном аппарате. Получается густой экстракт бурого цвета, слабого своеобразного запаха и приторно сладкого вкуса. Содержание глицирризиновой кислоты в экстракте не менее 20 %. Метод введения экстракта Солодки голой животным Ключевым разделом нашей работы являлось изучение возможных адаптогенных свойств экстракта, полученного на основе корней Солодки голой. При этом определялись потенциирующие свойства экстракта при однократном и курсовом его введении. Животные получали водный раствор экстракта солодки Per os. Объем вводимого экстракта определялся условиями эксперимента и колебался от 10 до 300 мг/кг массы тела животных.

При однократном введении экстракт растворяли в 3 мл воды и через зонд вводили крысе в желудок. Животным объем воды. В том случае, если животные должны были получать экстракт на протяжении нескольких недель, он добавлялся в питьевую воду. При этом поилка с обычной водой из клетки изымалась, соответственно животное контрольной группы вводили аналогичный вынуждено было пить воду с растворенным в ней экстрактом (принудительное питье). Предварительно было установлено, что крыса весом 200 г. за сутки выпивает до 35 мл жидкости. В клетках содержалось по 6 животных, соответственно в поилку наливалось по 210 мл воды, где предварительно был растворен необходимый объем экстракта. В клетках с контрольными животными в поилки также наливали по 210 мл воды, т.е. питьевой режим животных всех групп был одинаков. 2.3. Методика моделирования физической нагрузки для животных Для определения фармакологической ценности вещества часто используют физическую нагрузку. Наиболее часто оценивается предельная длительность выполнения нагрузки на фоне предварительного введения фармакологического препарата. Мы в своих исследованиях параллельно также изучали влияние препарата на биохимические изменения в крови при выполнении стандартной нагрузки. Для моделирования физической нагрузки использовали тредбан, позволяющий не только задавать нагрузку определенной интенсивности, но и изменять ее в процессе эксперимента, что не достигается при использовании плавательной пробы или лазанья по канату. Существует несколько вариантов тредбанов, основными частями которого является движущаяся с переменной скоростью лента и приспособление для электростимуляций. Основные конструкции тредбанов приведены в работах Рыловой М.П. (1964). Мы в своих исследованиях использовали тредбан конструкции Алексеева В.В. и Безъязычного В.Н. (1969). В используемой нами конструкции тредбана длина движущейся дорожки для крыс составляла 60 см, что лишало возможности животных пассивно возвращаться к стимуляторной решетке, которая находится под напряжением, от которой начинается бег. В наших исследованиях интенсивность нагрузки определялась скоростью движения ленты. Угол наклона ленты оставался неизменным и составлял 10 градусов. Подобный угол наклона, согласно данным Бобкова Ю.Г.и соавт. (1984), является наиболее оптимальным для моделирования мышечной нагрузки на мелких лабораторных животных. Схема проведения эксперимента была следующая: животным с предварительно выработанным рефлексом бега по движущейся ленте за 30 мин. до выполнения нагрузки перорально вводили водный раствор экстракта солодки. Физическая работоспособность определялась путем выполнения предельной нагрузки (при скорости движения ленты 20 м/мин. и 30 м/мин). Предельной нагрузкой считался «бег до отказа», показателем отказа являлась неспособность животного продолжать бег против движущейся ленты, несмотря на электростимуляцию. Методика тренировки животных Для формирования устойчивой адаптации к мышечным нагрузкам использовался бег на тредбане по схеме тренировочных микроциклов, разработанной Похоленчуком Ю.П. (1970). Таблица 3 Схема тренировки крыс микроциклами в течение 9 недель (в минутах) Недели 1 2 3 4 5 6 Понедельник 1 7 3 3 3 3 Вторник 2 8 13 13 13 13 Среда 3 9 13 27 3 27 Четверг 4 10 3 27 13 27 Пятница 5 11 27 3 3 3 Суббота 6 12 13 13 13 13 ПРИМЕЧАНИЕ: 1-4 недели – скорость Дни недели 9 неделя – скорость бега 20 м/мин. В соответствии с данной методикой выделяют следующие этапы тренировки: I – подготовительный этап (1-4 недели), разгрузочный цикл (5-6 7 8 9 27 27 3 13 13 4 27 27 5 3 3 5 27 27 5 3 27 6 бега 20 м/мин., 5-6 неделя – скорость бега 20 м/мин., 7-8 недели – скорость бега 30 м/мин., недели), период интенсивной нагрузки (6-8 недели), активный отдых (9 неделя). 2.4. Моделирование гипоксии Гипоксия, как известно, является сопутствующим фактором физической нагрузки или воздействия любых неблагоприятных условий среды. Регулирующее влияние адаптогенов на метаболические процессы может быть реализовано с помощью их антигипоксических свойств, в частности, посредством стимулирования эритропоэза. С целью выявления способности экстракта Солодки голой влиять на кроветворную функцию проведена серия экспериментов с моделированием состояния гипоксии у опытных животных. Гипоксию вызывали путем помещения крыс в барокамеру для мелких лабораторных животных. Предварительно определяли устойчивость крыс к гипоксии при разовом введении изучаемого экстракта. По степени устойчивости к дефициту кислорода крыс можно разделить на 3 группы – с низкой, средней и высокой устойчивостью. При этом процентное соотношение животных с разной степенью устойчивости мало зависит от линии их породы (Бобков Ю.Г.и соавт., 1984). Проведя предварительное тестирование, мы исключили из эксперимента животных с низкой и высокой устойчивостью к гипоксии, а на оставшихся изучали возможное потенциирующее действие экстракта солодки на развитие устойчивой адаптации к дефициту кислорода. Формирование устойчивой адаптации к гипоксии осуществлялось по разработанной нами схеме (Таблица 4). В соответствии с этой схемой первоначальное нахождение животных в барокамере не превышало 10 минут при давлении 0,89 атмосфер. К моменту окончания эксперимента животные находились в барокамере 90 минут, при давлении 0,43 атмосферы.

Таблица 4 Схема формирования устойчивой адаптации крыс к гипоксии Дни недели 1 Понедельник 10/0,89 Вторник 15/0,82 Среда 20/0,82 Четверг 20/0,82 Пятница 20/0,75 Суббота 10/0,75 ПРИМЕЧАНИЕ: числитель Недели 2 3 4 20/0,75 75/0,61 70/0,50 25/0,68 50/0,54 75/0,43 30/0,68 55/0,54 80/0,43 35/0,68 60/0,54 85/0,43 40/0,61 65/0,50 90/0,43 20/0,61 40/0,50 80/0,43 – время нахождения в барокамере (в минутах);

знаменатель – давление (в атмосферах). Зависимость атмосферного давления (Р) от высоты (h) определяли барометрической формулой (Г.А. Зисман, 1965): Ph=Pol-Mgh/KT, где Ph – давление на высоте, Pol – давление на поверхности Земли, М – масса молекулы, g- ускорение свободного падения, К – постоянная Больммана. Ниже приведены результаты давления на различной высоте. Н Р 0 1 500 1000 1500 0,84 2000 0,79 2500 0,74 3000 0,70 5000 0,55 6000 0,49 7000 0,43 Дж К-1, 0,94 0, Значения констант взяты из таблицы: g=9,8 м/с2, К=1,38х10-23 Т=293/t 20 0С, М=4,8х10-26 кг.

По указанной выше схеме устойчивость к гипоксии формировалась у животных 2-х групп (контрольная и 1-я экспериментальная). Животные, составившие 3-ю группу, в течение всего эксперимента получали экстракт корня солодки, но действию гипоксии не подвергались. Экстракт вводился из расчета 50 мг сухого вещества на 1 кг массы тела.

2.5. Исследование биохимических показателей крови 2.5.1. Определение содержания 11-ОКС в плазме крови Достаточно чутким индикатором степени напряжения адаптационных механизмов является содержание 11-оксикортикостероидов в плазме крови – гормонов коры надпочечников, т.е. периферического звена гипоталамогипофизарно-адренокортикальной системы (ГГАКС). Именно ГГАКС, по современным представлениям, является главной адаптивной системой организма, а глюкокортикоиды еще Г. Селье были названы основными адаптивными гормонами. В нашем исследовании о динамике адаптационного процесса мы судили по уровню 11-ОКС в плазме крови, отражающему степень гормоносинтетической активности коры надпочечных желез. Среди методов определения концентрации кортикостероидов находит и в биологических флюориметрии. жидкостях Благодаря широкое высокой применение метод простоте чувствительности исследования он позволяет использовать сравнительно небольшие объемы плазмы. Суммарное количество 11-оксикортикостероидов мы определяли флюориметрическим методом по Панкову Ю.А. и Усватовой И.Я. (1976). Принцип метода. или Флюориметрическое умеренно разбавленной определение серной 11-ОКС с основывается на способности кортикостероидов вступать в реакцию с концентрированной кислотой образованием флюоресцирующих продуктов. Свечение максимально при возбуждении светом с длиной волны 470 нм. Свечение кортикостероидов развивается долго и становится интенсивным через 1-1,5 часа. Для флюориметрического определения концентрации 11-ОКС в плазме мы пользовались флюориметром.

2.5.2. Определение уровня глюкозы в крови Определение содержания глюкозы производилось фотометрическим методом, предложенным Frank и Kirberger (1950). Принцип метода. Кровь вносится в изотонический раствор, содержащий смесь кристаллической сернокислой меди и сернокислого натрия. Белки осаждаются вольфрамово-кислым натрием и отделяются центрифугированием. К центрифугату прибавляют медный реактив, окисляющий глюкозу. Образующаяся при этом закись меди вступает в соединение с добавленным затем мышьяково-молибденовым реактивом. Последний, восстанавливаясь, дает цветовую окраску. Фотометрию проводят при красном светофильтре. Метод дает возможность определить «истинную» глюкозу, т. е. глюкозу без примесей редуцирующих веществ, большая часть которых содержится в эритроцитах. Медь, входящая в состав изотонического раствора, препятствует гликолизу. Тест с глюкозной нагрузкой Тест с глюкозной нагрузкой является информативным показателем функционального состояния инсулярного аппарата. Принцип теста заключается в следующем: животным вводится 10 % раствор глюкозы, из расчета 0,3 мг на 100 г массы тела. Через 30, 60, 90, 120, 150 минут осуществляется забор крови, у крыс - из хвостовой вены. С этой целью ножницами отсекали кончик хвоста до появления крови. Первая капля крови убиралась ватным тампоном, вторая бралась для химического анализа. Во избежание болевого стресса и получения искаженных результатов, забор крови осуществлялся под легким эфирным наркозом. 2.5.3. Определение концентрации общего кальция Многообразие кальцийзависимых процессов в органах и тканях наводит на мысль о том, что механизмы, обеспечивающие проявление метаболической и функциональной активности любой клетки как бы «подстроены» под ионы кальция. С этих позиций представлялось интересным проследить динамику содержания кальция в крови в ходе формирования адаптации у крыс, получавших и не получавших экстракт солодки. Наиболее широко применяемым методом является комплексонометрическое определение Са в сыворотке крови. В большинстве случаев метод сводится к прямому титрованию разведенной сыворотки комплексоновым раствором, при подходящей реакции (рН) и индикаторе (Колб В.Г., Камышников В.С., 1976). Мы пользовались методом титрования (гелатометрия) в модификации Селочника Н.Л. и соавт. (1978). Принцип метода. Метод основан на способности ионов Са вступать в комплексные соединения с этилендиаминтетрауксусной кислотой (ЭДТА) и мурексидом. При этом ЭДТА, являясь более сильным комплексоном, способна расщепить комплекс Са с мурексидом. Последний как комплексонометрический индикатор изменяет при этом окраску. Титрование Са ЭДТА в присутствии мурексида специфично при Рн – 12,0. Фотометрию производили светофильтре. 2.6. Исследование внутренних органов животных Перед взятием внутренних органов определялась общая масса тела животных. Затем животные помещались в специальную камеру для усыпления с помощью эфира. После усыпления у животных производили тотальный забор крови. У обескровленных крыс производили рассечение грудной и брюшной полости, открывая доступ к внутренним органам. Первоначально извлекались органы из грудной клетки (сердце), а затем органы брюшной полости (надпочечники, гонады). Взятые органы взвешивались на торсионных весах. на фотоэлектроколориметре ФЭК-60 при красном 2.7. Организация исследования на людях Адаптогенные свойства экстракта корней солодки голой изучались как в эксперименте на животных, так и в исследованиях на добровольцах. В частности, определялось влияние изучаемого экстракта на развитие физических качеств (сила, выносливость), состояние ЦНС. Характеристика обследованного контингента и используемых тестов приводится ниже. Характеристика обследованных лиц и используемых методик обследования В эксперименте участвовали юноши - студенты Ставропольского государственного университета в возрасте от 18 до 21 года, при их добровольном согласии. Характеристика контингента и методы исследования Исследование на добровольцах 1. Влияние ЭС на выносливость (исследование на спортсменах) контроль (n=10) - МПК - ЖЕЛ ЭС 50 мг/кг (n=10) - АД - ЧСС - пневмотахометрия - содержания эритроцитов, лейкоцитов, гемоглобина в крови, СОЭ 2. Влияние ЭС на развитие мышечной силы (исследование на спортсменах) контроль (n=10) - антропометрические измерения (масса тела, рост, ОГК, окружность плеча, окружность бедра) ЭС 50 мг/кг (n=10) -становая тяга -жим штанги -приседания 3. Влияние ЭС на функциональное состояние ЦНС (исследование на спортсменах и неспортсменах) - тест «Движущийся объект» контроль спортсмены - тест «Цветовые раздражители» (n=10) ЭС 50 мг/кг спортсмены (n=10) контроль неспортсмены (n=10) ЭС 5, 50 мг/кг неспортсмены (n=20) Наблюдение за состоянием испытуемых и взятие крови для анализа осуществлялось врачом на базе 1 городской поликлиники и диспансера здоровья г. Ставрополя. Помимо этого каждый испытуемый вел дневник самонаблюдений, где он ежедневно отмечал самочувствие, уровень общей работоспособности, качество сна. 2.7.1. Исследование функционального состояния основных систем жизнеобеспечения О функциональном состоянии сердечно-сосудистой системы и системы крови судили по уровню основных гемодинамических показателей (АД, ЧСС), содержанию форменных элементов и гемоглобина (Нв) в крови, реакции оседания эритроцитов (СОЭ), которые определялись с помощью общепринятых методик. При исследовании функции внешнего дыхания определяли ЖЕЛ, максимальную объемную скорость (мощность) выдоха (МОС выд) и вдоха (МОС вдох). В первом случае использовали водный спирометр, во втором – пневмотахометр. Методики определения перечисленных показателей приведены в многочисленных пособиях и руководствах по врачебному контролю и тестированию спортсменов, в связи с чем мы опускаем их детальное описание. Определение максимального потребления кислорода (МПК) Наиболее распространен косвенный метод определения МПК (Гуминский А.А., Леонтьева Н.Н., Тупицина Л.П., 1984). С этой целью применяли метод «степ-теста» (восхождение на ступеньку высотой 50 см для взрослых), время восхождения - 5 минут, частота - 20 циклов в минуту. Непосредственно после прекращения работы в течение 10 сек. подсчитывалась ЧСС и приводилась к минуте. Зная массу тела испытуемого, высоту ступеньки и количество восхождений, рассчитывали мощность выполненной работы по формуле:

N = Р. h. n. K, где N – мощность работы, Р – масса тела испытуемого, h – высота ступеньки, n – количество циклов восхождения, K – коэффициент, учитывающий величину работы при спуске со скамейки (К = 1,5). Рассчитав мощность работы, зная ЧСС, установленную после выполненной работы, производили расчет МПК по формуле Добельна: N f – 60. K, где N – мощность работы, f – ЧСС, K – возрастной коэффициент, который для взрослого человека равен 0,853. Затем рассчитывают относительную величину МПК по формуле: МПК/кг = МПК, мл/м Р, кг Сравнивая полученные результаты с, где Р – масса тела, кг оценочной таблицы, МПК = 1,29.

данными определяют уровень физической работоспособности и делают вывод об адаптивных возможностях организма человека. Оценка физической работоспособности мужчин по показателям МПК/кг Возраст 16-19 19-28 МПК, мл/мин./кг 42,0 45,0 47,0 29,4 38,2 47,0 Оценка Низкая Удовлетворительная Высокая 2.7.2. Исследование функционального состояния ЦНС Повышение резистентности организма при использовании многих адаптогенов связано с их влиянием на ЦНС. Обладая широким диапазоном нейротропного возбуждения и действия, усиливая в силу и они подвижность оказывают процессов сложное и торможения ЦНС, разностороннее влияние на нейрохимические процессы, протекающие в мозге в ходе формирования адаптивных реакций. В целях выявления возможного психостимулирующего действия ЭС нами проведены исследования на добровольцах с использованием соответствующих тестов, характеристика которых приводится ниже. Исследование функционального состояние ЦНС у спортсменов и лиц с низкой двигательной активностью Временем сенсомоторной реакции называют промежуток времени между началом действия того или иного «пускового» сигнала, отмечаемого каким-либо объективным способом и объективно регистрируемым началом заранее условленного ответного движения. Существует два способа изменения времени сенсомоторной реакции: I – реакция осуществляется по принципу «заранее оговоренный стимул – определенный вид «ответа» (проба «время простой сенсомоторной реакции» - ВПСР), II – заранее оговаривается необходимость избирательного реагирования на разные стимулы, отличные по форме, цвету, размеру, подвижности и др. (проба «время сложной сенсомоторной реакции – ВССР). В нашем исследовании для оценки функционального состояния ЦНС испытуемых мы использовали методику «Цветовые раздражители» и методику «Движущийся объект» программы «Здоровье» диагностического микропроцессорного прибора «мир – 05». Оба теста позволяют определить не только время зрительно-моторной реакции (ВЗМР), характеризующее скорость протекания процессов возбуждения и торможения в ЦНС, но и подвижность и уравновешенность нервных процессов, способность к дифференцировочному торможению и точность выполняемой работы. Критерии оценки функционального состояния ЦНС по длительности ВЗМР (миллисекунды) Оч.плохо < 400 Плохо 350-399 Удовлетв. 300-349 Хорошо 250-299 Оч.хорошо 200-249 Отлично < Количество ошибок (тесты «Цветовые раздражители» и «Движущийся объект») Оч.плохо <6 Плохо 4-5 Удовлеств. 3 Хорошо 2 Оч.хорошо 1 Отлично Критерии оценки по тесту «Движущийся объект» (количество попаданий) Оч.плохо 0-3 Плохо 4-6 Удовлетв. 7-8 Хорошо 9-11 Оч.хорошо 12-15 Отлично > 2.8. Методы статистической обработки результатов исследований Цифровой материал, полученный в ходе исследования, подвергался вариационно-статистической обработке в соответствии с принципами, изложенными в руководстве Лакина Г.Ф. (1990). Для создания одновременного статистического отчета, содержащего информацию о центральной тенденции и изменчивости входных данных, использовали описательную статистику Microsoft Excel на базе компьютера IBM PENTIUM. Вариационные ряды, полученные в эксперименте, характеризовались по следующим показателям: 1) средняя арифметическая величина (М);

2) квадратичное отклонение ();

3) ошибка средней арифметической величины или средняя квадратичная ошибка (m). Различие считалось статистически достоверным, начиная со значений Р<0,05. В этом случае правильность вывода о существовании различий величин может быть подтверждена в 95 % случаев и более.

3. ИЗУЧЕНИЕ АДАПТОГЕННЫХ СВОЙСТВ ЭС В ЭКСПЕРИМЕНТЕ НА ЖИВОТНЫХ (анализ собственных результатов исследования) Используя, на наш взгляд, достаточно широкий спектр адекватных поставленным в работе задачами методов (всего было применено более 20 методик исследования), мы получили обширный фактический материал, который представлен в нижеследующих разделах данной главы. 3.1. Определение оптимальной дозы ЭС для введения животным В практике научных исследований фармакологической ценности различных препаратов, в том числе полученных и на основе растительного сырья, используют различные методы моделирования неблагоприятных факторов окружающей среды. Довольно распространен метод иммобилизации животных, действия гипоксии, высоких или низких температур, а также физических нагрузок. При этом оценивается предельная устойчивость организма к действию внешнего фактора на фоне как однократного введения изучаемого препарата, так и при курсовом его использовании. Мы в своей работе использовали методики моделирования мышечных нагрузок и гипоксии. Но предварительно провели исследования по определению величины приемлемой дозы экстракта для введения. С этой целью животным перорально через зонд вводили ЭС в дозах от 10 до 300 мг/кг массы тела, затем через 30, 60 и 90 мин производили забор крови для анализа. В крови определяли содержание 11-ОКС, Са и глюкозы. Контрольным животным вводили по 3 мл воды, т.к. в указанном объеме растворяли сухой ЭС, перорально вводимый животным экспериментальной группы. Проводимый анализ крови позволил установить, что введение ЭС в больших дозах вызывает ответ, схожий со стрессреакцией. Так, через 30 мин после введения фитопрепарата в объеме от 100 до 300 мг/кг массы тела было отмечено достоверное увеличение содержания общего Са и 11-ОКС (табл. 5,6). Таблица 5 Динамика содержания 11-ОКС в крови крыс на фоне введения экстракта солодки (мкг%) Условия опыта n 0 Исходные 10 180±6,7 величины 30 минут 10 210±7,4 P <0,001 60 минут 10 200±8,3 Р <0,02 90 минут 10 186±5,4 Р >0,5 10 180±6,7 200±5,8 <0,02 195±4,2 <0,05 180±7,7 >0,5 Вводимая доза вещества мг/кг 25 50 100 180±6,7 180±6,7 180±6,7 205±7,4 <0,02 200±7,1 <0,001 190±6,9 >0,5 218±9,7 <0,001 205±5,8 <0,001 187±6,4 >0,5 270±7,5 <0,001 250±4,8 <0,001 210±9,1 <0,001 150 180±6,7 290±8,4 <0,001 254±8,4 <0,001 208±3,9 <0,001 300 180±6,7 310±8,4 <0,001 309±7,6 <0,001 290±8,1 <0, ПРИМЕЧАНИЕ: Р – достоверность отличий по сравнению с исходными величинами. Таблица 6 Динамика концентрации общего кальция в крови крыс на фоне введения экстракта солодки (ммоль/л) Условия Опыта Исх. величины 30 мин. Р 60 мин. Р 90 мин. Р n 10 10 10 10 0 2,16± 0,06 2,20± 0,08 >0,5 2,14± 0,03 >0,5 2,15± 0,04 >0,5 Вводимая доза вещества мг/кг 10 2,16± 0,06 2,18± 0,09 >0,5 2,19± 0,07 >0,5 2,19± 0,05 >0,5 25 2,16± 0,06 2,20± 0,06 >0,5 2,19± 0,07 >0,5 2,18± 0,05 >0,5 50 2,16± 0,06 2,22± 0,05 >0,2 2,20± 0,07 >0,5 2,18± 0,04 >0,5 100 2,16± 0,06 2,31± 0,04 <0,05 2,30± 0,08 <0,05 2,21± 0,05 >0,5 150 2,16± 0,06 2,42± 0,05 <0,01 2,38± 0,07 <0,02 2,20± 0,06 >0,5 300 2,16± 0,06 2,50± 0,04 <0,001 2,41± 0,06 <0,001 2,32± 0,03 <0, ПРИМЕЧАНИЕ: Р – достоверность отличий по сравнению с исходными данными.

Подобные сдвига гомеостаза указанных компонентов крови отмечаются на начальном этапе срессреакции организма (Селье Г., 1961;

Виру А.А., 1977;

Лиманский Н.Н., 1981). Концентрация глюкозы в крови большинства животных данной серии оказалась сниженной. Столь парадоксальная картина для начального этапа стресс-реакции могла быть обусловлена возможным инсулиноподобным эффектом ЭС. Таким образом, полученные данные свидетельствуют о том, что однократное введение экстракта солодки в дозах от 100 до 300 мг/кг инициирует реакции, свойственные I стадии стресса (стадия тревоги, по Селье Г.). 3.2. Влияние ЭС на адаптацию животных к мышечной деятельности В научных исследованиях по выявлению фармакологической ценности веществ довольно распространен метод с использованием физических нагрузок (Бобков Ю.Г. и соавт., 1984). При этом оценивается как предельная длительность выполнения нагрузки на фоне однократного введения изучаемого препарата, так и влияние курсового использования препарата на формирование устойчивой адаптации к мышечной деятельности. В соответствии с этим изучался потенциирующий эффект экстракта корня солодки при разовом и курсовом его введении. 3.2.1. Определение физической работоспособности животных при однократном введении ЭС На первом этапе данной серии экспериментов определялась максимальная продолжительность бега животных после однократного введения экстракта. Водный раствор экстракта солодки вводили животным перорально в дозе от 10 до 300 мг/кг массы тела за 30 мин. до выполнения нагрузки (табл. 7).

Таблица 7 Предельная продолжительность бега крыс после разового введения экстракта солодки голой (М±m) № п/п Группы животных n Вводимая доза мг/кг Скорость движения ленты 20м/мин. Продолжительность бега в часах 8,0±0,42 8,2±0,25 >0,5 8,5±0,49 >0,5 9,4±0,64 >0,1 9,6±0,51 <0,02 9,5±0,32 <0,01 9,5±0,45 <0,02 % 30 м/мин. Продолжительность бега в часах 3,1±0,20 3,1±0,45 >0,5 3,2±0,37 >0,5 3,8±0,23 <0,05 3,9±0,53 >0,2 3,9±0,33 <0,05 3,7±0,29 >0,1 % прибавки 3,2 22,6 25,8 25,8 19, 1 2 3 4 5 6 Контроль Опыт P Опыт P Опыт P Опыт P Опыт P Опыт P 10 10 10 10 10 10 0 10 25 50 100 150 2,5 6,2 17,5 20,0 18,7 18, ПРИМЕЧАНИЕ: Р – достоверность отличий по сравнению с контролем.

6,82*** тренировка+солодка 3, контроль 5,07*** тренировка Рис. 1. Предельная продолжительность бега крыс на тредбане *** - достоверность по сравнению с контролем Р<0,001.

Согласно данным, представленным в таблице, животные контрольной группы способны были выполнять бег в течение 8,0±0,42 часа при скорости движения ленты 20 м/мин и 3,1±0,2 часа при скорости 30 м/мин. Предварительное введение экстракта повышало предельную продолжительность бега в первом и втором случаях. Наиболее существенная прибавка в продолжительности бега в наших исследованиях отмечена у животных 4-й группы (доза - 50 мг/кг). Дальнейшее увеличение объема вводимого экстракта существенно не отражалось на величине прибавки длительности бега. Так, если при дозе препарата 50 мг/кг прибавка в продолжительности бега составляла 17,5 % и 22,6 %, то увеличение дозы в 2 и 3 раза сопровождалось улучшением результатов менее, чем на 4 %. Эти данные в совокупности с результатами предыдущей серии, где определялись параметры токсичности, послужили основой для определения наиболее приемлемой и эффективной дозы приготовленного нами экстракта корней Солодки голой для проведения дальнейших исследований с целью определения его адаптогенных свойств. Эта доза составляет 50 мг/кг массы тела животного. 3.2.2. Определение физической работоспособности животных при курсовом введении ЭС В данной серии использовалась доза 50 мг/кг массы тела. Как уже отмечалось, эта доза препарата оказалась более оптимальной для проведения хронического эксперимента. Животные получали экстракт на фоне систематически проводимых мышечных нагрузок, которые моделировались в соответствии с методикой, предложенной Похоленчуком Ю.П. (1970). Повторное определение максимальной продолжительности бега через 9 недель эксперимента позволило установить, что экстракт корня солодки в период тренировочного цикла оказывал положительный эффект на работоспособность животных.

Так, если предельная продолжительность бега в группе тренированных животных, находящихся на обычном режиме питания, возросла на 63,5 %, то у крыс, получавших вместе с питьем экстракт корня солодки, - на 120 %. Как следует из представленных в табл. 8 данных наибольший эффект повышения работоспособности, судя по продолжительности бега, наблюдался при сочетании тренировки с приемом ЭС. При этом элементарный расчет показывает, что доля участия в достижении такого эффекта примерно одинакова у тренировочного процесса без ЭС и биологического действия ЭС (120 % - 63,5 %=56,5 %) в этих условиях. В то же время, если обратиться к результатам определения локомоторной активности крыс после разового введения ЭС в той же дозе (50 мг/кг), то процент прибавки предельной продолжительности бега составил 22,6 % (табл. 8), т.е. в 2,5 раза меньше, чем при курсовом введении ЭС (56,5 %). Таблица 8 Предельная продолжительность бега крыс на тредбане в условиях сочетания тренировки с приемом ЭС в дозе 50 мг/кг массы тела Максимальная продолжительность % прибавки бега, часы Контроль 10 3,10±0,20 Тренировка 5,07±0,31 10 Р1 63,5 <0,001 Тренировка +ЭС 6,82±0,54 10 Р1 120 <0,001 34,5 Р2 <0,02 Примечания: Р1 - достоверность отличий по сравнению с контролем, Р2 достоверность отличий по сравнению с данными тренированных Таким образом, результаты данной серии опытов показали постепенно нарастающий эффект повышения физической работоспособности крыс при длительном (9 недель) введении изучаемого фитопрепарата, что совпадает с данными литературы в отношении ряда других адаптогенов и указывает на животных. Условия опыта n наличие кумулятивных свойств у БАВ ЭС (Брехман И.И., 1968, 1976;

Дардымов И.В., 1976;

Саратиков А.С., 1974). 3.2.3. Исследование мышечной массы животных в ходе тренировочного цикла В целях прояснения возможных механизмов действия изучаемого экстракта анализировали динамику роста массы тела, а также массы сердца и икроножной мышцы, поскольку изменения этих показателей косвенно указывают на эффективность пластических процессов в организме и могут служить интегральным показателем адаптации к мышечным нагрузкам. Регистрацию массы тела животных производили через каждые 2 недели тренировочного цикла. Как следует из данных, представленных в таблице 9, увеличение массы тела было отмечено во всех 4 группах животных, что объясняется продолжающимся ростом и развитием животных. Отсутствию достоверных различий (P>0,5) в течение первых двух недель тренировки между контрольной группой и группами опытных животных, осуществлявших бег на тредбане, допустимо дать различные объяснения. Во-первых, это может быть связано с тем, что на ранних этапах тренировки происходит интенсивное снижение массы жировой ткани и незначительное нарастание мышечной. В конечном итоге результирующая этих величин и определяет общую массу тела. Есть основания полагать, что при отсутствии достоверных различий в общей массе тела животных, масса мышечной ткани крыс, осуществлявших бег на тредбане, увеличилась. Невысокий темп прироста массы тела животных в ходе тренировочного цикла (2-я группа) можно объяснить также адаптационными перестройками физиологических функций и регуляторных механизмов, что неизменно связано с дополнительными энергетическими затратами.

Таблица 9 Динамика массы тела животных в течение 9 недель эксперимента № груп пы 1 2 3 Условия опыта Контроль Контроль+ Тренировка Р1 Тренировка + Солодка Р1 Р2 Cолодка P1 P2 Исходная 150,0±3,2 151,2±3,4 >0,5 149,1±2,5 >0,5 >0,5 152,3±4,1 >0,5 >0,5 Через 2 недели 163,0±4,1 162,8±5,1 >0,5 168,3±4,3 <0,001 >0,5 >0,5 167,0±5,4 >0,5 >0,5 <0,05 Р3 <0,02 >0,1 Масса тела животных, г Через 4 Р3 Через 6 недели недель 170,2±2,8 <0,001 186,4±2,9 178,3±3,6 <0,001 200,1±4,2 >0,1 180,1±5,3 >0,1 >0,5 180,9±3,9 <0,05 >0,5 <0,001 <0,01 198,3±2,7 <0,01 >0,5 190,6±3,3 >0,5 >0,1 <0,001 207,3±4,1 >0,1 >0,5 205,4±3,9 >0,1 >0,5 <0,001 Р3 <0,001 <0,001 Через 9 недель 195,1±5,3 209,6±5,0 >0,1 Р3 <0,001 <0, <0, <0, <0, ПРИМЕЧАНИЕ: n = 8;

Р1 – достоверность отличий по сравнению с контролем;

Р2 - достоверность отличий по сравнению с данными 2 группы;

Р3 – достоверность отличий по сравнению с исходными данными.

* *** * *** * * * * * ** * * *** *** *** *** *** *** *** *** м асса, гр.

0 1 2 3 4 контроль интактны е тренировка+ солодка контроль+ тренировка солодка Рисунок 1. Динамика увеличения массы тела животных в течение 9 недель тренировочного цикла 1 – исходная величина;

2 – через 2 недели;

3 – через 4 недели;

4 – через 6 недель;

5 – через 9 недель;

Р<0,05, ** * - достоверность по сравнению с контролем *** - достоверность по сравнению с контролем Р<0,01, достоверность по сравнению с контролем Р<0,001. Включение экстракта солодки дополнительно к тренировочным нагрузкам (3-я группа) видимых изменений в динамике массы тела животных не вызывало. К моменту окончания тренировочного цикла превосходство в массе тела по сравнению как с контролем, так и с животными 2-й группы, выполнявшими беговые нагрузки, не наблюдалось. Еще более медленным темпом характеризовался прирост массы тела животных, получавших только экстракт солодки и не участвовавших в тренировочном процессе (4-я группа). Таким образом, анализ динамики прироста массы тела в течение 9недельного тренировочного цикла у контрольных и опытных крыс не выявил существенных выполнявшими различий беговые данного нагрузки показателя на фоне между животными, получения ежедневного изучаемого фитопрепарата, и не получавшими его.

Исследование изменений массы сердца и икроножной мышцы крыс в ходе тренировочного цикла Результаты данного фрагмента нашего исследования представлены в табл. 10 и на рис. 2,3. При регистрации массы сердца и массы икроножной мышцы анаболизирующее действие солодки было явным. Так, если через 4 недели эксперимента у контрольных животных прирост массы данных органов составил 6,4 % и 3,8 % соответственно, у тренированных животных 12,4 % и 17,9 %, то выполнение тренировочных нагрузок в условиях получения фитопрепарата обеспечило увеличение массы сердца на 20,1 %, а массы икроножной мышцы на 33,3 % (P<0,05 и P<0,001 соответственно). К моменту окончания 9-го тренировочного цикла указанные различия стали еще более выраженными. Получение крысами солодки в условиях обычного двигательного режима практически не оказывало влияния на прирост мышечной массы, т.к. обнаруженный незначительный привес изучаемых органов (сердца – на 9-10 %, икроножной мышцы – на 6-11 %) объясняется продолжающимися процессами роста и развития животных.

800 600 400 200 0 контроль 1 тренировка 2 3 солодка * *** ** *** тренировка+_солодка Рисунок 2. Динамика изменения массы сердца крыс в течение 9 недель тренировочного цикла 1 – исходный уровень, 2 – через 4 недели тренировки, 3 – через 9 недель тренировки, * - достоверность по сравнению с контролем Р<0,05, ** достоверность по сравнению с контролем Р<0,01, *** - достоверность по сравнению с контролем Р<0,001.

Таблица 10 Динамика изменений массы сердца и икроножной мышцы крыс в течение 9 недель тренировочного цикла № п/п 1 2 3 Условия опыта Контроль Тренировка P1 Тренировка+ Солодка Р1 Р2 Солодка P1 P2 n Исходная 8 624,1±37,5 8 624,1±37, Масса сердца, мг Через 4 Р3 Через 9 недели недель 664,0±39,5 >0,5 668,2±29, 702,3±14,5 >0,5 <0,05 715,0±18, Р >0,5 <0, Масса икроножной мышцы, гр. Исход- Через 4 Р3 Через 9 ная недели недель 0,78±0,04 0,78±0,04 0,81±0,05 0,92±0,06 >0,1 >0,5 <0,05 0,86±0,06 0,98±0,07 >0, Р >0,5 <0, 8 624,1±37,5 749,4±15,3 <0,02 <0,02 680,7±23,1 >0,5 >0,5 <0,002 760,0±21,0 <0,01 >0,5 <0,002 0,78±0,04 1,04±0,03 <0,001 <0,05 0,83±0,04 >0,5 >0,5 <0,001 1,18±0,04 <0,001 <0,02 0,87±0,05 >0,5 >0,5 <0, 8 624,1±37, >0, 687±17,3 >0,5 >0, >0, 0,78±0, >0, >0, ПРИМЕЧАНИЕ: Р1 - достоверность отличий по сравнению с контролем;

Р2 -достоверность отличий по сравнению с данными 2 группы;

Р3 - достоверность отличий по сравнению с исходными данными Таким образом, тренирующий эффект в отношении двух видов мышечной ткани – сердечной и скелетной - оказался более значительным при сочетании мышечных нагрузок с введением экстракта корня солодки. Следует думать о потенциирующем действии изучаемого фитопрепарата на активацию синтеза мышечных белков, которая при мышечной деятельности происходит в соответствии с описанной Меерсоном Ф.З. (1976) закономерностью в соотношении функции органа и генетического аппарата его клеток и в конечном итоге приводит к нарастанию мышечной массы.

1,4 1,2 1 0, *** *** * * м асса, гр.

0,6 0,4 0,2 1 2 контроль интактны е тренировка+солодка тренировка солодка Рисунок 3. Динамика изменения массы икроножной мышцы крыс в течение 9 недель тренировочного цикла 1 – исходный уровень, 2 – через 4 недели эксперимента, 3 – через 9 недель эксперимента. 3.3. Влияние ЭС на эндокринно-метаболические показатели адаптации к мышечной деятельности Для оценки степени адаптации к мышечной деятельности и влияния на эти процессы изучаемого экстракта важен не только учет суммарного объема выполненной мышечной работы, но и какой ценой выполнена эта работа, т.е. необходимо установление степени напряжения основных адаптивных систем.

В частности, первостепенное значение имеет изучение особенностей энергетического обмена, гормонального гомеостаза, обмена кальция, а также динамики состава крови в ходе формирования адаптации к физическим нагрузкам. В данном разделе работы представлены результаты определения концентрации 11-ОКС, глюкозы, общего Са, содержания форменных элементов и гемоглобина в крови опытных животных. Выбор именно этих компонентов крови определяется той важной ролью, которую они выполняют в процессе адаптации организма к мышечной деятельности. Биохимический анализ крови осуществлялся достаточно хорошо на различных этапах в тренировочного цикла, а также после выполнения дозированных нагрузок. Дозированные подготовленности. 1. 2. 3. нагрузки При этом широко используются практической медицине и спорте в целях определения уровня физической адаптированный организм обнаруживает три основные физиологические особенности: быстрая, но менее выраженная, чем у нетренированных, активация функций организма в начале действия раздражителя;

рациональное использование энергетических ресурсов организма;

более раннее восстановление гомеостатических показателей после выполнения нагрузки. В наших исследованиях дозированная мышечная нагрузка для животных всех четырех групп заключалась в беге на тредбане в течение 1,5 часа со скоростью 20 м/мин. Выбор столь продолжительной нагрузки определялся высокой работоспособностью крыс. Как уже отмечалось, максимальная продолжительность бега для крыс в нашем исследовании составляла более 8 часов при скорости движения ленты 20 м/мин. и боле 3-х часов при скорости 30 м/мин. Тренировка животных бегом значительно повысила их работоспособность. Ниже представлены результаты анализов изучаемых показателей.

3.3.1. Динамика концентрации общего кальция, глюкозы и 11-ОКС в ходе тренировочного цикла Содержание общего Са. Как показали полученные нами данные (табл. 11), концентрация общего Са в плазме крови животных зависела от объема тренировочных нагрузок. Таблица 11 Динамика содержания общего Са в плазме крови крыс в течение 9 недель тренировочного цикла, ммоль/л № Условия опыта На начало эксперимента 8 2,16± 0,06 8 2,17± 0,03 >0,5 8 2,15± 0,01 >0,5 >0,5 8 2,16± 0,03 >0,5 >0,5 n Через 4 недели 2,17± 0,03 2,24± 0,02 <0,05 2,21± 0,03 >0,5 >0,2 2,19± 0,04 >0,5 >0,5 Р3 Через 8 недель Р3 Через 9 недель 2,15± 0,06 2,20± 0,01 >0,5 2,42± 0,08 >0,5 >0,5 2,21± 0,06 >0,1 >0,5 Р3 После мышеч нагруз ки 1,46± 0,05 2,16± 0,04 <0,001 2,42± 0,06 <0,001 <0,001 1,63± 0,04 >0,5 >0,5 Р Контроль Трени2 ровка Р1 3 Тренировка + солодка Р1 Р2 Солод4 ка P1 P >0,5 <0,05 <0, 2,18± 0,09 2,91± 0,11 <0,001 2,40± 0,08 <0,05 <0,002 2,20± 0,19 >0,5 <0, >0,5 <0,001 <0, >0,5 >0,5 <0, <0,001 >0,5 <0, >0, >0, >0, <0, ПРИМЕЧАНИЕ: Р1 – достоверность отличий по сравнению с контролем;

Р2 достоверность отличий по сравнению с данными 2 группы;

Р3 – достоверность отличий по сравнению с исходными данными. Тренировочные нагрузки у животных, принимавших ЭС, протекали на фоне менее выраженной гиперкальциемии: в конце подготовительного этапа концентрация Са достоверно не отличалась от исходной, а после интенсивных нагрузок возросла до 2,4±0,08 ммоль/л, т.е. прирост составил в среднем 0,25 ммоль/л, тогда как у тренирующихся животных без введения ЭС был в 3 раза выше (0,74 ммоль/л). В то же время у последних после недельного активного отдыха уровень Са практически вернулся к исходному, а у крыс, получавших ЭС, тенденции к его снижению обнаружено не было. Включение ЭС в пищевой рацион животных, не подвергавшихся тренировке (4-я группа), существенных отклонений от исходного уровня общего Са не вызывало. Сопоставление приведенных данных показывает, что повышение концентрации Са обусловлено, прежде всего, самой физической нагрузкой, что совпадает с мнением и других исследователей (Држевецкая И.А., Лиманский Н.Н., 1978;

Цыбизов;

Г.Г. 1979).

3 2,5 2 1,5 1 0,5 *** ** ** *** *** *** *** 1 контроль 2 тренировка 5 солодка тренировка+солодка Рисунок 4. Содержание общего Са в крови крыс в течение 9 недель тренировки 1- исходные данные, 2 – через 4 недели тренировочного цикла, 3 – через 8 недель, 4 – через 9 недель, 5 – после дозированной мышечной нагрузки, достоверность по сравнению с контролем Р<0,05, Р<0,001. Выполнение дозированной мышечной нагрузки животными контрольной группы сопровождалось снижением содержания общего Са с 2,16±0,03 до 1,46±0,05 ммоль/л (Р1<0,001). У тренированных животных такая же нагрузка гипокальциемии не вызывала, а в крови крыс, получавших экстракт и осуществлявших аналогичный бег, концентрация общего Са оказалась на уровне, достигнутом к концу тренировочного цикла – 2,42±0,06 ммоль/л.

** * - достоверность по сравнению с контролем Р<0,01, *** - достоверность по сравнению с контролем В группе животных, получавших экстракт солодки, но не выполнявших тренировочных нагрузок на тредбане (4-я группа), также отмечалось снижение концентрации общего Са после 1,5-часового бега почти столь же значительное, как и у контрольных животных (до 1,63±0,04 ммоль/л, в контроле – до 1,46±0,05 при Р<0,001 в обеих группах). Учитывая важность Са в протекании практически всех физиологических процессов, способность к поддержанию его гомеостаза предложено рассматривать как один из критериев адаптивных возможностей организма (Цыбизов Г.Г., 1979). Из полученных данных следует, что проведение тренировочных нагрузок с одновременным употреблением ЭС повысило адаптивные возможности организма, о чем свидетельствует его способность к длительному поддержанию рабочего гомеостаза Са. Выявленные нами различия в динамике содержания общего Са в крови крыс 2-ой (тренировка) и 3-ей (тренировка+ЭС) экспериментальных групп в ходе восьминедельной тренировки и последующей недели восстановительного периода в сочетании с установленным в предыдущей серии увеличением физической работоспособности, судя по прибавке предельной продолжительности бега по окончании тренировочного цикла, которая у крыс 3-ей группы была вдвое больше, чем во 2-ой группе (120 % и 63,5% соответственно), указывают на сопряженный характер взаимодействия ионов Са и БАВ ЭС. Очевидно, действующие вещества ЭС относятся к соединениям, способным регулировать интенсивность внутриклеточного метаболизма скелетных мышц в период их функциональной активности, оптимизируя условия как для выполнения самой работы, так и для пластических процессов в воспитательном периоде. В реализации подобного эффекта, несомненно, участвуют ионы Са, которые, по современным представлениям, включены практически во все ключевые процессы клетки в роли универсального мессенджера.

Выявление конкретных механизмов функционального взаимодействия Са и БАВ ЭС, как и точек их приложения в работающей мышце, – дело будущего. Результаты нашего исследования лишь показали более раннее наступление устойчивого состояния метаболических процессов в работающих мышцах у крыс 3-ей группы (тренировка+ЭС) и сохранение его в условиях, приводящих контрольных животных (1-я группа) и не получавших ЭС (2-я группа) к утомлению и отказу от дальнейшего выполнения нагрузки. На наш взгляд, это может быть одним из ключевых звеньев адаптационных перестроек в скелетных мышцах при формировании устойчивой адаптации к нагрузкам. Концентрация 11-ОКС. Как известно, гормоны ГГАКС играют немаловажную роль в развитии долговременной адаптации организма к мышечной деятельности (А.А. Виру, П.К. Кырге,1983;

Кассиль Г.Н. и соавт., 1978). Определение концентрации 11-ОКС дает возможность судить об активности ее периферического звена – коры надпочечников. Результаты приведены в таблице 12. У тренирующихся без ЭС животных и у животных, сочетающих мышечную нагрузку с приемом ЭС (2 и 3 группы), к концу подготовительного этапа наблюдалось умеренное активирование ГГАКС, что выразилось в увеличении уровня 11-ОКС в плазме крови в среднем на 27%, хотя различия оказались недостоверными. Повышение уровня 11-ОКС – необходимое тренирующихся условие для и формирования их готовности адаптивных к механизмов более животных выполнению значительных физических нагрузок (А.А. Виру, 1977, 1981;

Л.К. Караулова, 1976;

Г.Н. Кассиль и соавт., 1978).

Таблица 12 Динамика концентрации 11-ОКС в плазме крови крыс в течение 9 недель тренировочного цикла, мкг% № 1 2 3 Условия опыта Контроль Тренировка Р1 Тренировка + Солодка Р1 Р2 Солодка Р1 Р2 n 8 8 8 На начало эксперимен та 187,1±7,3 193,3±15,6 >0,5 176,0±21,1 >0,5 >0,5 200,1±18,3 >0,5 >0,5 Через 4 недели 180,0±12,1 220,1±17,0 >0,5 224,3±19,2 >0,5 >0,5 218,0±21,0 >0,2 >0,5 Р3 >0,5 >0,5 >0,5 Через 8 недель 185,3±15,2 260,0±12,6 250,0±15,6 <0,05 >0,5 220,0±18,3 >0,5 >0,5 Р3 >0,5 <0,002 <0,01 Через 9 недель 192,0±25,1 252,3±19,3 >0,5 230,2±12,4 >0,2 >0,5 216±10,1 >0,5 >0,5 Р3 >0,5 <0,05 <0,01 После мышечной нагрузки 354,0±21,1 263,3±15,3 <0,001 253,1±9,1 <0,001 >0,5 300,3±21,0 >0,1 >0,1 Р3 <0,001 <0,01 <0, >0, >0, >0, <0, ПРИМЕЧАНИЕ: Р1 – достоверность отличий по сравнению с контролем;

Р2 - достоверность отличий по сравнению с данными 2 группы;

Р3 – достоверность отличий по сравнению с исходными данными.

400 300 200 100 0 1 2 тренировка 3 4 *** ** ** ** *** *** ***** 5 солодка контроль тренировка+солодка Рисунок 5. Концентрация 11-ОКС в крови крыс в течение 9 недель тренировки. 1- исходные данные, 2 – через 4 недели тренировочного цикла, 3 – через 8 недель, 4 – через 9 недель, 5 – после дозированной мышечной нагрузки, достоверность по сравнению с контролем Р<0,05, Р<0,001. В дальнейшем, в ходе цикла интенсивных нагрузок, концентрация 11ОКС возросла в среднем на 35-40 % у животных как 2-ой (тренировка), так и 3-ей (тренировка+ЭС) По экспериментальных различия групп в (Р<0,002 цикла, и Р<0,02 не соответственно);

наблюдалось. межгруппового завершении приросте 11-ОКС ** * - достоверность по сравнению с контролем Р<0,01, *** - достоверность по сравнению с контролем тренировочного включающего последнюю – 9-ую неделю активного отдыха, у крыс обеих групп концентрация 11-ОКС незначительно понизилась, оставаясь на уровне, достоверно превышающем исходный (Р<0,05 и Р<0,01). После дозированной физической нагрузки (1,5-часовой бег на тредбане) статистически значимый прирост величины данного показателя был отмечен у животных 1-й и 4-й групп, не подвергавшихся тренировке. У тренированных крыс 2-ой и 3-ей групп дозированная мышечная нагрузка не вызывала дальнейшего, достоверного по сравнению с уровнем, достигнутым к концу тренировочного цикла, роста концентрации 11-ОКС. При этом прослеживается определенная зависимость между уровнем физической подготовленности и величиной ответной реакции коры надпочечников на предъявляемый раздражитель. В частности, развитие тренированности ведет к уменьшению выраженности кортикальной реакции. Тренированность обеспечивает активацию систем в соответствии с силой раздражителя, т.е. ответная реакция перестает быть генерализованной и приобретает специфическое соответствие с выполненной нагрузкой (Виру А.А., 1977). Таким образом, результаты данной серии опытов не показали скольконибудь заметного влияния ЭС на ГГАКС. Однако, с учетом того, что содержание гормона в периферической крови есть результат двух процессов – его биосинтеза и секреции, – полученные в этой серии данные не могут расцениваться однозначно. Массы надпочечников. Основой к увеличению функциональных возможностей эндокринных органов служат структурные приспособительные перестройки. Наиболее общим выражением подобных перестроек является увеличение массы железы (Виру А.А., Кырге П.К., 1983). При этом увеличение массы железы сочетается у крыс с повышением содержания ДНК в ней, что указывает на прирост количества клеток. Согласно данным Рябова В.П. (1972), увеличение массы надпочечников происходит и в пересчете на каждую клетку. Следовательно, увеличение массы надпочечников является результатом как гиперплазии, так и гипертрофии. Увеличение массы надпочечников отмечено и в нашем опыте (табл. 13).

Таблица 13 Динамика массы надпочечников крыс в течение 9 недель тренировочного цикла (М±m) № 1 2 3 4 Условия n Исходная, Через 4 Р Через 9 Р опыта мг недели недель Контроль 8 7,93±0,42 8,03±0,32 >0,1 8,05±0,39 >0,1 Тренировка 8 7,93±0,42 8,77±0,13 <0,05 13,05±0,50 <0,001 Тренировка+ 8 7,93±0,42 8,43±0,15 >0,1 12,03±0,48 <0,001 солодка Солодка 8 7,93±0,42 7,87±0,13 >0,1 7,58±0,38 >0,1 ПРИМЕЧАНИЕ: Р - достоверность отличий по сравнению с исходными Так, уже через 4 недели выполнения беговых нагрузок масса надпочечников у тренирующихся животных, не получавших ЭС, возросла с 7,93±0,42 мг до 8,77±0,13 мг, а к моменту окончания тренировочного цикла до 13,05±0,50 мг (Р<0,001). У получавших ЭС крыс нарастание массы железы было несколько ниже. Но к концу цикла тренировки она почти сравнялась с показателем у животных 2-ой группы и с высокой достоверностью отличалась от исходной величины (Р<0,001). Полученные данные согласуются с результатами предыдущей серии (определение 11-ОКС) и свидетельствуют об отсутствии статистически значимого влияния действующих веществ ЭС на адаптивное увеличение массы надпочечников. Это может свидетельствовать о тенденции к сдерживанию стрессорного напряжения при физических при нагрузках, стрессе и обнаруживаемой у животных, получавших ЭС. Аналогичные данные о предупреждении гипертрофии надпочечников препятствующем атрофии этих желез в стадии истощения о влиянии элеутерококка Брехман И.И. (1957, 1968) расценивает как повышение адаптивных возможностей желез, обусловленное этим адаптогеном. Однако отсутствие достоверности в наших расчетах не позволяет нам прийти к такому заключению.

данными.

Глюкоза крови. Основным источником энергии для работающих систем при мышечной деятельности являются углеводы, а гипогликемия так же, как и гипокальциемия и низкий уровень стероидных гормонов, значительно снижает интенсивность их сокращения мышц. В связи с этим нами определялся уровень глюкозы у экспериментальных животных. Как следует из представленных данных (табл.16), в процессе тренировочного цикла содержание глюкозы изменилось. По окончании подготовительного цикла концентрация глюкозы у животных, находящихся на обычном пищевом рационе, достоверно повысилась. Таблица 16 Динамика содержания глюкозы в плазме крови крыс в течение 9 недель тренировочного цикла, ммоль/л № Условия опыта На начало эксперимента 8 5,40± 0,07 8 5,60± 0,20 >0,5 8 5,40± 0,17 >0,5 8 5,70± 0,21 >0,5 >0,5 n Через 4 недели 5,70± 0,09 6,10± 0,10 <0,02 5,70± 0,22 >0,1 >0,1 5,40± 0,19 >0,1 <0,01 Р3 Через 8 недель Р3 Через 9 недель Р3 После мышеч ной нагруз ки 4,70± 0,06 6,80± 0,18 <0,001 7,05± 0,14 <0,001 >0,2 5,10± 0,14 >0,1 <0,001 Р Контроль 2 Тренировка Р1 3 Тренировка + Солодка Р1 Р2 4 Солодка Р1 Р >0,5 <0,05 >0, 5,60± 0,08 5,16± 0,20 <0,05 5,50± 0,33 >0,5 >0,5 5,35± 0,29 >0,5 >0, <0,05 >0,5 >0, 5,50± 0,10 6,40± 0,24 <0,02 5,80± 0,30 >0,5 <0,05 5,30± 0,21 >0,5 <0, >0,5 <0,02 >0, <0,001 <0,001 <0, >0, >0, >0, <0, ПРИМЕЧАНИЕ: Р1 – достоверность отличий по сравнению с контролем;

Р2 достоверность отличий по сравнению с тренированными животными;

Р3 – достоверность отличий по сравнению с исходными данными.

Период интенсивных мышечных нагрузок привел к снижению этого показателя до уровня ниже исходного с последующим его существенным повышением в цикле активного отдыха (5,16±0,20 ммоль/л и 6,4±0,24 ммоль/л, Р<0,05 и Р<0,02 соответственно). У животных, на протяжении 9 недель тренировочного цикла получавших солодку, отмечалась та же тенденция динамики концентрации глюкозы, но пики ее повышения и понижения были менее выражены и не достигали достоверных значений. В 4 группе на протяжении 9 недель наблюдения статистически значимых изменений в концентрации глюкозы не отмечено. Выполнение дозированной мышечной нагрузки сопровождалось снижением содержания глюкозы в крови крыс контрольной (Р<0,001) и 4 (Р<0,05) групп животных. Во 2 и 3 группах животных отмечалась противоположная картина: концентрация глюкозы по окончании мышечной нагрузки существенно возросла, в наибольшей степени (до 30 % исходного) – у крыс, ежедневно в ходе тренировки получавших ЭС (9 недель). Однако различия в уровне глюкозы между крысами 2-ой и 3-ей групп не достигали статистически значимых значений. Приведенные данные свидетельствуют в пользу гипогликемического действия ингредиентов ЭС. О противодиабетических свойствах широко известных адаптогенов (женьшеня, элеутерококка) в литературе имеются ссылки на исследования других авторов (Брехман И.И., 1957). При этом было показано, что гликозиды женьшеня, например, практически не влияют на нормальный сахарный фон, но препятствуют адреналиновой гипергликемии. Однако, Дардымов И.В. (1972) в опытах на крысах получал снижение сахара крови как у интактных животных, так и в условиях гипергликемии различного происхождения. С этих позиций полученные нами данные созвучны с мнением о том, что адаптогены растительного происхождения оказывают случае минимальный возникающей эффект (или не оказывают Возможные вовсе) на гомеостатический уровень глюкозы крови, но способны его нормализовать в гипергликемии. адаптогенов в нашем и механизмы обусловлены ускорением звеном, гипогликемического работающими гексокиназной эффекта как – могут случае) самым быть и/или активацией в их присутствии захвата глюкозы тканями (в том числе мышцами, реакции ключевым медленным лимитирующим гликолиз в скелетной мышце. К числу адаптогенов с таким характером влияния на углеводный обмен может относиться, судя по полученным в эксперименте данным, и изучаемый нами ЭС. Однако исследование конкретных механизмов его действия выходит за рамки поставленных в работе целей и задач и планируется в будущем. 3.3.2. Изменение содержания эритроцитов и гемоглобина в крови Для понимания механизмов адаптации к мышечной деятельности и влияния на эти процессы фитопрепаратов немаловажное значение имеют результаты определения содержания эритроцитов и гемоглобина крови, количественные Эритроциты изменения крови. которых Высокая в ходе тренировочного емкость цикла крови, приводятся ниже (табл. 17,18, рис. 6,7). кислородная обеспечиваемая эритроцитами, является одним из обязательных факторов адаптации к работе в зоне умеренной мощности. Как следует из результатов, представленных в табл.17 и рис.7, тренировка животных сопровождалась повышением количества эритроцитов. Незначительное возрастание их числа зарегистрировано уже через 2 недели тренировок, но достоверное (на 17 % по сравнению с исходным) увеличение количества эритроцитов в крови животных, находившихся на обычном пищевом рационе и выполнявших беговые нагрузки, было отмечено через 8 недель тренировок и сохранялось до окончания эксперимента. Таблица 17 Влияние потребления экстракта корня солодки на количество эритроцитов в крови крыс в течение 9 недель тренировочного цикла, млн/ мм № Сроки Условия опыта анали- Конт- ТрениР1 ТрениР1 Р2 Соло за роль Ровка ровка+ дка крови ЭС n 10 10 10 10 1 Нач. 5,9± 5,8± >0,5 5,9± >0,5 >0,5 5,9 экспер. 0,32 0,42 0,30 0,41 2 Через 2 6,9± <0,05 >0,5 6,9± 5,9± 6,6± >0,1 недели 0,44 0,38 0,4 0,31 Р3 >0,5 >0,5 <0,05 <0,05 5,8± 3 Через 4 6,7± >0,5 7,3± <0,01 >0,1 6,4± 0,50 0,35 недели 0,31 0,05 >0,5 >0,5 <0,01 <0,05 Р3 5,8± >0,1 4 Через 6 6,9± 8,8± <0,001 <0,01 6,3± 0,47 0,42 недель 0,43 0,43 >0,5 >0,05 <0,001 <0,05 Р3 5,9± 5 Через 8 6,8± <0,02 8,6± <0,001 <0,002 6,5± 0,38 0,15 0,48 0,53 недель >0,5 <0,05 <0,001 <0,05 Р3 6 Через 9 5,9± 7,5± <0,05 8,6± <0,001 >0,1 6,8± недель 0,4 0,46 0,44 0,34 Р3 >0,5 <0,02 <000,1 <0,05 ПРИМЕЧАНИЕ: Р1 - достоверность отличий по сравнению с Р1 Р >0,5 <0,05 <0,05 <0,05 <0,05 <0,05 >0,5 >0,5 >0,5 >0,5 >0, контролем;

Р2 - достоверность отличий по сравнению с тренированными животными;

Р3 - достоверность отличий по сравнению с исходными данными. В том случае, если в период систематических мышечных нагрузок животные ежедневно получали ЭС, отмечалась более интенсивная стимуляция кроветворных функций организма. В данной группе крыс количество эритроцитов с 5,9±0,30 млн/мм3 (на начало эксперимента) возросло до 7,3±0,31 млн/мм3 уже через 4 недели тренировок (Р<0,01). Через 8 недель тренировочного цикла число эритроцитов соответствовало 8,6±0,48 млн/мм3, что на 46 % превысило исходную величину.

10 8 6 4 2 контроль тренировка тренировка + солодка солодка * * * ** *** *** ** ** исходный уровень 6 недель эксперимента 2 недели эксперимента 9 недель эксперимента 4 недели эксперимента Рис. 6. Влияние ЭС на количество эритроцитов в крови крыс * - достоверность по сравнению с контролем Р<0,05, ** - достоверность по сравнению с контролем Р<0,01, *** - достоверность по сравнению с контролем Р<0,001. В крови животных, принимавших ЭС, но не выполнявших нагрузок, отмечалась лишь слабая тенденция к повышению числа эритроцитов, но ни в один срок анализа крови достоверных различий как с исходной величиной, так и с контролем не выявлено. Приведенные данные показывают, что стимуляция эритропоэза действующими веществами ЭС в наибольшей степени проявляется при мышечной деятельности, т.е. на измененном функциональном фоне. В условиях гомеостаза изучаемый фитопрепарат практически не оказывает влияния на эритропоэтическую функцию. Гемоглобин крови. Содержание гемоглобина (Нb) отражает характер изменений количества эритроцитов у разных групп опытных крыс. Как следует из представленных в таблице 18 и на рис.7 данных, наиболее высоки концентрации Нb у животных, сочетающих прием ЭС с тренировками, а в случае приема экстракта без выполнения беговых нагрузок наблюдается лишь незначительное возрастание данного показателя, величина которого достигает грани достоверности (Р<0,1 >0,05) лишь к концу эксперимента.

Таблица 18 Влияние потребления экстракта корня солодки на содержание гемоглобина в крови крыс в течение 9 недель тренировочного цикла № Сроки анализ а крови n 1 Начало экспер. 2 Через 2 недели Контроль Тренировка Р1 Условия опыта ТрениР1 Р2 ровка + ЭС Солодка Р1 Р 16,9± 0,41 16,8± 0,45 >0,1 16,9± 0,61 >0,1 16,7± 0,30 >0,1 16,7± 0,58 >0,1 16,7± 0,53 >0, 16,5± 0,31 16,9± 0,32 >0,1 17,3± 0,70 >0,1 17,5± 0,34 <0,05 17,6± 0,28 <0,02 17,7± 0,43 <0,05 >0,5 >0, 16,8± 0,29 17,7± 0,61 >0,1 17,9± 0,40 <0,02 18,1± 0,53 <0,05 18,2± 0,66 <0,05 18,4± 0,23 <0,001 >0,5 >0,1 >0,5 >0, 16,3± 0,40 17,1± 0,28 >0,1 17,5± 0,21 <0,02 17,2± 0,34 >0,1 17,2± 0,35 >0,1<0,05 17,3± 0,29 >0,1 >0,5 >0,5 >0,5 >0, Р 3 Через 4 недели >0, >0, >0, >0, >0, Р 4 Через 6 недель >0, <0, >0, >0, >0, Р 5 Через 8 недель >0, >0, >0, >0, >0, Р 6 Через 9 недель >0, <0, >0, >0, >0, Р ПРИМЕЧАНИЕ: n = 8;

Р1 - достоверность отличий по сравнению с контролем;

Р - достоверность отличий по сравнению с тренированными животными;

Р3 достоверность отличий по сравнению с исходными данными.

19 18,5 18 17,5 17 16,5 16 15,5 15 контроль тренировка тренировка + солодка солодка ** ** ** *** * исходные данные 4 недели эксперимента 9 недель эксперимента 2 недели эксперимента 6 недель эксперимента Рисунок 7. Динамика содержания гемоглобина, * - достоверность по сравнению с контролем Р<0, Объемные соотношения составных частей крови и массы тела Процентное содержание эритроцитов при интенсивной мышечной деятельности, особенно в начале выполнения нагрузки, может увеличиться за счет рабочей гемоконцентрации, обусловленной быстрым перемещением плазмы крови из сосудов в межклеточные (внесосудистые) пространства, что приводит к повышению гематокрита, т.е. возрастанию числа форменных элементов в единице объема крови. Этот называемый в физиологии ложный или рабочий эритроцитоз в дальнейшем нивелируется с помощью комплекса процессов, обеспечивающих усиление абсорбции жидкости в сосудистое русло. С целью прояснения происхождения повышения числа эритроцитов у крыс, выполнявших беговые нагрузки по схеме тренировочного цикла, мы исследовали процентные соотношения объемов составных частей крови и массы тела животных. Увеличение количества эритроцитов является обязательной адаптивной реакцией организма на продолжительные мышечные нагрузки. Но при этом важным остается сохранение прежних реологических свойств крови или даже их улучшение. В том случае, если значительно возрастает объем форменных элементов без существенного изменения общего объема крови, увеличивается и вязкость крови, что является дополнительной нагрузкой на сердечную мышцу. Следовательно, компенсаторное увеличение кислородной емкости крови теряет свою значимость. В целях выяснения возможных механизмов повышения числа эритроцитов в крови животных, получавших ЭС, определяли % объема крови от массы тела животных и % форменных элементов в крови. Результаты данных измерений представлены в табл. 19.

Таблица 19 Изучение влияния экстракта солодки на объемные соотношения составных частей крови Условия эксперимента Контроль (начало эксперимента) тренировка (9 недель тренировки) Р1 Тренировка+солодка (9 недель тренировки) Р1 Р2 Солодка (9 недель тренировки) Р1 Р2 n 10 10 10 % объема крови от массы тела 3,40±0,09 4,21±0,13 <0,001 4,24±0,15 <0,001 >0,5 3,89±0,05 <0,001 >0,5 % форменных элементов от общего объема крови 47,40±1,60 56,35±1,08 <0,001 57,30±0,59 <0,001 >0,5 48,00±1,01 >0,1 <0, ПРИМЕЧАНИЕ: Р1 – достоверность различий по сравнению с контролем;

Р2 – достоверность отличий по сравнению с тренированными животными. Согласно полученным данным, % объема крови от массы тела контрольных животных составил 3,40±0,09 %, а % форменных элементов в крови 47,40±1,60 %. Адаптация к мышечным нагрузкам сопровождалась изменением процентных соотношений как общего объема крови и массы тела, так и % содержания в ней эритроцитов. У крыс как II (тренировка), так и III (тренировка+солодка) экспериментальных групп возрастание изучаемых показателей по сравнению с исходными величинами было высоко достоверным при отсутствии статистически значимых межгрупповых различий. При этом отмечались почти равные величины прироста отношений как объема крови к массе тела, так и объема, занимаемого форменными элементами, к общему объему крови у животных обеих групп (24-25 % и 19-21 % соответственно).

При обычном двигательном режиме включение экстракта солодки в пищевой рацион животных (IV группа) также способствовало умеренному увеличению общего объема крови, но практически не влияло на величину гематокрита. Таким образом, результаты данного фрагмента исследования подтверждают вывод о потенциирующем влиянии ЭС на стимуляцию эритропоэза при мышечной деятельности, к которому мы пришли на основании анализа динамики содержания эритроцитов и Нb крови в ходе тренировочного цикла. Если исключить прямое влияние ЭС на эритропоэз, которое в настоящее время не доказано, то наблюдаемый эффект может быть опосредован установленным нами повышением под влиянием ЭС секреторной функции семенников. Андрогены, как известно, способны усиливать действие эритропоэтинов, стимулирующих дифференцировку и ускоряющих размножение предшественников эритроцитов в костном мозгу. 3.4. Влияние ЭС на адаптацию животных к гипоксии Гипоксия – частый сопутствующий фактор при стрессе и независимо от ее генеза вызывает ряд общих изменений. Прежде всего, это снижение АТФ, КФ, глюкозы, гликогена, фосфолипидов, возрастание лактата и изменение является активности наиболее ферментов, обеспечивающих направлением поддержание энергетического статуса организма. Поэтому нормализация этих процессов перспективным фармакологической коррекции адаптации и одним из показателей адаптогенной ценности растительного препарата. Изучение антигипоксических свойств солодки осуществлялось по схеме, применяемой при изучении адаптации к мышечным нагрузкам, т.е. первоначально при однократном, затем при курсовом введении ЭС. При моделировании гипоксии использовали барокамеру для лабораторных животных, методика эксперимента описана в соответствующем разделе диссертации. По степени устойчивости к гипоксии крыс можно разделить на три группы: с низкой, средней и высокой устойчивостью. При этом процентное соотношение животных с разной степенью устойчивости мало зависит от их генетической линии (Бобков Ю.Г. и соавт, 1984). Определение степени переносимости гипоксии у крыс при разовом введении ЭС Первоначально эксперимент был поставлен на 2-х группах животных – контрольная и экспериментальная. Животным экспериментальной группы в желудок через зонд однократно вводили ЭС в соответствующем массе тела объеме за 30 минут до помещения в барокамеру. Давление в барокамере в течение каждых последующих 10 минут снижалось на 0,15 атмосферы. Об антигипоксических свойствах ЭС судили по степени устойчивости животных к действию гипоксии. Согласно полученным данным (табл. 20), у контрольных животных острая гипоксия развивалась при снижении давления до 0,55+0,01 атмосферы, что соответствовало подъему на 5000 метров над уровнем моря. Признаками острой гипоксии служило резкое учащение дыхания, синюшность (цианоз) конечностей и ушных раковин, появление судорог и потеря сознания. Таблица 20 Определение устойчивости крыс к действию острой гипоксии № Группы животных n Развитие острой Высота над уровнем п/п гипоксии (давл., атм.) моря, м 1 Контроль 8 5000 0,55±0,01 2 Экспериментальные 8 6000 0,49±0,02 Р <0,001 <0,001 ПРИМЕЧАНИЕ: Р – достоверность различий между группами.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.